Юридические ценности универсальные и отраслевые – Государство и право как ценности. Их органическая связь.(ТГП Морозовой)

Юридические ценности — МегаЛекции

Еще одним подвидом социальных ценно­стей гуманизма являются юридические ценности. Главные среди них – свобода как право, справедливость, законность (легитимность) и правопорядок, правовая защищенность, законопослушание и справедливый суд.

Перечисленные ценности можно разбить на три группы. Первые являются специфическими выражениями ценностей общего характера, например, свобода и справедливость, законопослушание. Свобода универсальна по спектру существования, а справедливость относится не только к юридическим отношениям, но и к моральным и даже экологическим. Законопослушание также может принимать и неюридические формы, скажем, соблюдение правил игры. В этом смысле законопослушание можно рассматривать как вид обязательности, порядочности и принципиальности. Законопослушный человек – это человек долга и чести.

Вторые связаны с сущностью и содержанием законов, нормирующих разные области отношений человека и общества. К этому роду ценностей можно отнести феномены законности, легитимности, кодифицированное в законах право, конституцию и весь свод законов государства.

Третьи олицетворяют институциализированные, т.е. существующие в виде социальных институтов, юридические ценности: суд, правоохранительные органы, пенитенциарные учреждения и т.д.

Впрочем, граница между всеми этими ценностями и группами ценностей условна, они в основном бытуют в интегративном, нераздельном виде.

Со стороны личности юридические ценности вырастают из таких ее нейтральных и позитивных свойств и достоинств, как свобода, ответственность, долг, обязательность, справедливость, терпимость и сотрудничество. Кроме того, юридические ценности строятся на базе человеческих потребностей – в безопас­ности, гарантированности и защите социальных и всех иных жизнепроявлений.

Общая особенность правовых ценностей состоит в том, что они конституируются в обществе на основе диалога, компромисса, согласия и (в идеале) кодифицируются решениями свободно избранных законодательных институтов

: парламентов, федеральных собраний и т.д. Разумеется, правовые ценности в той или иной мере бывают представлены и в государствах, не имеющих подобных институтов (или создающих их в качестве декораций, на деле послушных проводников воли власти), но это лишь говорит о том, что с требованиями компромисса и естественного человеческого согласия вынуждена считаться, хоть в минимальной степени, даже тираническая власть. Правовые ценности предстают в качестве легитимных барьеров на пути антигуманных ка­честв и стремлений индивида, а также действий, угрожающих человеку со стороны государства или иных социальных структур.



Специфика юридических ценностей состоит в том, что они су­ществуют не в форме добровольно принимаемых человеком обязательств и норм поведения, а в форме закона, несоблюдение которого влечет за собой ограничение прав или свобод, либо наказание в форме возмещения ущерба, конфискации имущества и т.д.

Иногда наказания могут быть условными, либо выражаться в форме об­щественного порицания.

Юридические ценности – несомненное благо, выражение (идущей от индивида и пере­даваемой социуму) гуманности и справедливости со стороны общества в отношении всех его граждан – как, скажем, в отношении потерпевшего от чьих-то преступных действий, так и в отношении преступника.

Это благо существует далеко не только в «благообразной» форме (вспомним тюрьмы, трудовые и исправительные лагеря и т.д.). И, тем не менее, юридические ценности вырастают из потребностей человека и общества ограничить (силой закона) зло и античеловечность человека, так же как и власть общества над личностью.

Свобода проявляется в праве как институциализация требований справедливости, моральной и мировоззренческой автономии личности. Она ущербна, если не существует сво­бодного волеизъявления людей через представительные законодатель­ные органы. Законодательство очерчивает границы сво­боды в социуме, создавая сферу, которая получает в нем статус права, защищен­ного законом. Тем самым определенный спектр свободы становится юридиче­ски (социально) гарантированным.

Ответственность как черта гуманной личности в праве объективируется, т.е. получает в нем социальную, внешнюю по отношению к человеку форму бытия, становится обязан­ностью не только индивида, но и общества следовать закону. Это важ­но подчеркнуть, поскольку приоритет, верховенство закона, ответст­венность перед ним позволяют персональной ответственности (индивида перед обществом в лице власти) трансформиро­ваться в социальную, в которой человек и общество признаются равноправными и равно ответственными сторонами.

Таким же обра­зом в праве в форме закона социализируются такие человеческие ка­чества и ценности, как долг, справедливость, терпимость и сотрудничество. Последние две необходимы для самого установления юриди­ческих ценностей, поскольку они составляют общие условия выработки закона, всегда являющегося особой формой общественного договора, результатом компромиссов, самоограничений, воли к согласию и т.д.

Центральной юридической ценностью является ценность права. Право предстает здесь как всеобщее право, вытекающее из всеобщего

духа законов. В числе прочего, это означает, что перед законом все равны и его действие, подобно закону природы, в принципе, распространяется на всех и каждого. В этом смысле право – это всеобщее благо.

Его требования и покровительство распространяются на всех людей, независимо от пола, возраста, партийной, этнической или религиозной принадлежности.

Юридические ценности требуют глубокого обдумывания, осмысления. Быть законопослушным значит быть социально доброде­тельным, хотя это далеко не исчерпывающая форма реализации добра. Ошибочно считать, что быть законопослушным легко, поскольку законодательная система четко определяет права и обязанности каждого, а всякий приличный человек и так понимает, что не должен притеснять ближнего, воровать, убивать и т.п. К сожалению, закон не может ограничиться лишь самоочевидными требованиями справедливости. Даже хорошее знание законов не гарантиру­ет легкости поведения и полной ориентированности человека в сфере его личных и общественных прав и обязанностей. Гуманистическое со­знание стремится сочетать знание гуманистических ценностей: законов, прав, обязанностей и т.д., – с выработкой правосознания, окрашенного человечностью, ее качествами и ценностями.

Формальность и абстрактность права, возможность разрыва между его духом и буквой, как и необходимость существования таких частных установлений, которые нелегко различимы простым нравственным чувством, легко могут вести как к злоупотреблению законом, так и к не­вольным, неосознанным правонарушениям. Когда мы говорим: «От сумы да от тюрьмы не зарекайся», – то мы, в частности, имеем в виду, во-первых, нашу внутреннюю негарантированность от того, что никакое стечение внутренних состояний и внешних обстоятельств не может привести к тому, что мы переступим черту закона. Существует категория неумышленных и латентных право­нарушений.

Во-вторых, сама черта, отделяющая законность от право­нарушения, далеко не всегда и не каждому очевидна. В жизни на нее трудно указать пальцем, она не выражена физически, материально, как, ска­жем, разметка на автодороге, и потому ее так легко бывает пересечь.

Относительная автономность права по отношению к нравственности нередко порождает соблазн нарушить закон тогда, когда человек глу­боко уверен в своей правоте или оценивает свой проступок как незначительный, фактически не наносящий никому вреда. Так что законы могут сознательно нарушать не только, как мы говорим, закоренелые преступники, но и «нормальные» граждане.

Если наша со­весть всегда с нами и всегда готова дать нравственную оценку нашему поступку, то суды и правоохранительные органы не сопровождают нас 24 часа в сутки и, к счастью, не ведут за нами слежку. Однако это не значит, что допустимо нарушить закон, если да­же мы вполне уверены, что это правонарушение останется никем и никогда не обнаруженным. Совершая такое действие, мы сами нарушаем то, что Кант называл нашим «внутренним законо­дательством». Мы наносим ущерб себе уже потому, что нарушаем связь между правосознанием как человеческой ценностью и всей остальной областью нашей внутренней гуманности.

Нарушения в одной сфере ценностей отзываются во всех других и подрывают нашу гуманность как таковую. Кроме то­го, всякое нарушение закона ведет к размыванию и без того довольно неопределенного чувства границы между законным и незаконным, ле­гальным и преступным (разумеется, если речь не идет о базовых ценностях). Пренебрежение законом может возрастать вместе с ослаблением чувства ответственности и долга. В иных случаях закон может вызывать наш внутренний протест, оцениваться нами как несправед­ливый. Однако наше право оспаривать справедливость закона мы должны реализовывать законным образом.

Позиция гуманизма в отношении юридических реальностей до­статочно проста.

Гуманизм рассматривает свободно и демократически приня­тые законы как один из видов гуманистических ценностей, которым должно следовать и которые должны уважаться каждым членом общества, всеми его социальными институтами и обществом в целом.

Вместе с тем гуманизм предлагает конкретные программы совершенствования законов, системы правосудия и охраны обществен­ного правопорядка. В программу гуманизации правовых отношений входит оказание филантро­пической – нравственной, юридической, психологической и всякой иной гуманитарной – помощи находящимся под следствием или в трудовых колониях.

Гуманизм – важный компонент право­вого воспитания граждан, защиты их прав и свобод, особенно если они нарушаются государством, в том числе и органами правосудия и пра­вопорядка.

К области правовых ценностей относится деятельность правозащитных организаций, осуществляющих добровольный и бескорыстный общественный контроль за соблюдением государством законов, правомерности и справедливости их применения, особенно в части уважения и соблюдения государством прав и свобод гражданина и общества. Защита прав человека составляет лишь один из компонентов правовой защищенности как ценности. Но он придает правовой защищенности необходимую ей полноту. Правозащитная деятельность важна и потому, что как социальный процесс, в который вовлечены наиболее сознательные и активные граждане, она менее всего подвержена искажениям и извращениям. Ведь ее участниками и творцами являются рядовые члены гражданского общества, т.е. общества свободных, добропорядочных и честных людей.

 


Рекомендуемые страницы:


Воспользуйтесь поиском по сайту:

megalektsii.ru

Государство и право как ценности. Их органическая связь.(ТГП Морозовой)

Государство и право представляют собой наиболее важные общие правовые ценности. Они являются необходимыми формами организации общественной жизни, призванными обеспечить и в большинстве случаев обеспечивающие, хотя бы в минимальной мере, высшие универсальные ценности — справедливость, равенство, свободу, общее благо, порядок, безопасность, или некоторые из них.

В юридической науке проблему ценности права детально разработал проф. С,С. Алексеев. Он обосновал тезис о том, что право — это не только необходимость, но и социальное благо,социальная ценность. Оно обладает рядом высокозначимых свойств — общеобязательностью,нормативностью, высокой обеспеченностью и другими свойствами, раскрывающими его социальную силу.

По мнению С.С. Алексеева, право обладает:

 социальной ценностью;

 инструментальной ценностью;

 собственной ценностью.

Социальная ценность права заключается в трех моментах:

а) право обладает возможностью обеспечивать устойчивый порядок в общественных

отношениях. Оно позволяет добиться такого порядка в жизни общества, который действует по всей стране, постоянно, неизменно, непрерывно во времени;

б) право благодаря своим свойствам позволяет достигнуть определенности, точности в самом содержании общественных отношений. И здесь главная роль принадлежит формальной определенности права. Благодаря этому свойству права правовое регулирование общественных отношений имеет четкие границы, позволяет отделить правомерные поведение и действия от произвола и своеволия;

в) право позволяет достичь гарантированного результата, что обеспечивается опорой права на государственное принуждение и делает право высокообеспеченным.

Инструментальная ценность означает, что право:

а) представляет собой мощный регулятивный инструмент и выступает средством решения

разнообразных задач, может использоваться как инструмент разными субъектами: государством,церковью, общественными объединениями, гражданами и др. Однако на первом месте стоит,конечно, государство, поскольку реализуется, охраняется с помощью государства;



б) является опосредствующим звеном при реализации товаро-рыночных институтов, институтов управления, демократии, морали, культуры, выступает средством их воплощения в жизнь;

в) устанавливает систему типовых масштабов поведения и действий. Благодаря этому право выступает главным инструментом обеспечения организованности общественной жизни.

Инструментальная ценность права раскрывает его служебную роль в обеспечении

функционирования других социальных институтов — государства, социального управления, морали и др.

Собственная ценность права состоит в том, что право представляет собой глубинный элемент цивилизации, культуры, который вбирает в себя важнейшие социальные ценности общества.Кроме того, право выражает важнейшие общечеловеческие ценности — свободу, справедливость и равенство людей. противостоит произволу, очерчивает строгие рамки для поступков и действий.Приоритет права, правовых начал в организации общества, в деятельности государственной власти выражает в жизни торжество высокой нравственности, справедливости, необходимой организованности в единстве и свидетельствует о высокой общей и правовой культуре общества и его членов.

В настоящее время сложились два основных подхода к трактовке сущности(ценности) любого государства.

Первый подход (так называемый классовый) состоит в том, что сущность государства определяетсякак выражение интересов и воли экономически господствующего класса и навязывание воли этого класса всему обществу. Данный подход присущ марксистскому пониманию государства, которое рассматривается как классовая организация тех, кто стоит у власти, и осуществляет организованное насилие в отношении других классов общества. Следовательно, государство трактуется как аппарат насилия, принуждения, подавления, а его сущность составляет диктатура (господство) экономически господствующего класса.

Второй подход исходит из общесоциальной сущности государства, его назначения служить обществу. Соответственно сущность государства видится в его способности объединять все общество, разрешать возникающие противоречия и конфликты, выступать средством достижения социального согласия и компромисса.

26. Социальное государство (СГ)

В развитии собственно идей СГ можно выделить две основные тенденции. В англо-американском варианте разрабатывалась модель регулирующего Г, которая была сформулирована В. Вильсоном в книге «Конституционное Г» (1902). По В. Вильсону, регулирующее Г минимизирует антагонизм между богатством и бедностью, ограждая человека от гибельной конкуренции, сглаживая социальную биполярность. Вторая тенденция в развитии идей СГ относится к континентальной Европе. Здесь Г как политический институт всегда выступало более активным фактором общественной жизни, чем это было в США и Великобритании. Ж.Ж. Руссо одним из первых подверг критике разрыв между Г и гражданским обществом, высказал идею их гармонизации. Наиболее последовательно евроконтинентальное понимание этой проблемы было выражено в концепции правового Г, которая в XX в. пролонгировалась в теорию и практику социально-правового Г.

Концепция правового Г базируется на просветительских и либеральных идеях XVIII вв., особенно социальной философии И. Канта, теориях Р. Иеринга, Г. Елинека, М. Вебера. Эти и другие мыслители фокусируют внимание на проблемах баланса между свободой, справедливостью, равенством и эффективностью ограничения государственного вмешательства и сохранения его стимулирующей, контролирующей роли в развитии национальных и социальных процессов. В современной зарубежной науке теории «справедливости как честности» Дж. Роулса, «социальной солидарности» Л. Дюги, воззрения К. Дженкинса исходят из необходимости выравнивания социального положения людей средствами, которые принимаются сознательно и добровольно в результате общего согласия, договора- Дж. Роулс рассматривает общество как кооперацию всеобщей и взаимной связанности индивидов, стимулирующую их личное участие в общем деле. «Чувство жалости к человеческому страданию» Л. Дюги считал одним из «наиболее прекрасных достояний цивилизованного человека XX века» и ратовал за гуманизацию политики.

В российской дореволюционной мысли идеи естественного права, правового Г интенсивно развивались Б. Чичериным, П. Новгородцевым, Б. Кистяковским, С. Котляревским, В. Гессеном, Л. Петражицким и другими исследователями. В системе взглядов Б. Чичерина теория политики выступала как самостоятельная, автономная область исследования, разработка которой должна служить осуществлению государственных целей, реформированию политической системы на основе научно выверенной программы.

П. Новгородцев наиболее близко подошел к идее СГ, предлагая утверждение минимума социальных прав, гарантированных Г и обеспечивающих человеку достойное существование. Во главу угла ставилась идея материального обеспечения свободы.

В новейшее время, примерно в 60-х гг. XX в., в ведущих странах Запада возникли собственно СГ. Их необходимой материальной предпосылкой явился высокий уровень экономического развития, позволяющий обеспечить прожиточный минимум каждому нуждающемуся, иметь достаточно средств для социальной защиты человека.

Конституционное закрепление термин «СГ» впервые получил в ст. 28 (абз. 1) Конституции ФРГ 1949 г. в отношении субъектов федерации — земель. Существенные элементы самого понятия перечислены в ст. 20 этой Конституции. В Конституции указывается, что ФРГ является социальным правовым государством.

Принцип СГв той или иной форме закрепляют конституции многих современных Г, например Франции, Италии, Португалии, Греции, Испании,Швеции, Дании, Турции, Нидерландов, Японии. На Западе идея СГ связана с идеей «Г всеобщего благоденствия», которая базируется на либеральном учении современного английского экономиста Д. Кейнса. В соответствии с концепцией Г всеобщего благоденствия любое Г среди общих дел должно уделять большое внимание социальной защитенаселения, с тем чтобы сводить к минимуму социальные различия между группами и слоями населения и создавать возможности для

достойногоуровня жизни.

Немецкий историк Г. Риттер классифицировал СГ на три типа:первый тип — так называемое позитивное Г,в котором социальное обеспечение основано на индивидуализме и защите корпоративных интересов. Здесь Г контролируетсоциальную обеспеченность граждан, а его социальная политика служит целям такого контроля;второй тип — собственно СГ,которое проводит политику обеспечения занятости населения и гарантирования со стороны государства минимального прожиточного уровня жизни и равенства шансов на успех;третий тип — Г благоденствия,где устанавливается равенство всех в социальном отношении, т.е. социальная политика Г для всех одинакова. В таком Г должны уменьшаться различия в заработной плате, гарантируется полная занятость населения, трудящиеся играют доминирующую роль в социальной политике.

Среди наиболее важных признаковСГ можно назвать:

1) высокий уровень экономического развития страны, что позволяет перераспределять доходы населения, не ущемляя серьезно собственников;

2) социально ориентированную структуру экономики, что выражается в многообразии форм собственности;

3) формирование гражданского общества, в руках которого государство служит инструментом проведения социально ориентированной политики;

4) разработку Г разнообразных социальных программ и определение первоочередности их реализации;

5) утверждение таких целей государства, которые обеспечивают каждому: а) достойные условия жизни; б) социальную защищенность; в) равные стартовые условия для самореализации личности;

6) развитое социальное законодательство;

7) социальную ответственность Г по отношению к своим гражданам и ответственность членов общества по отношению друг к другу и ко всему сообществу граждан в целом, т.е. обязанность содействовать социальному обеспечению, ответственность за коллективную взаимопомощь, исполнение обязанностей, вытекающих из права собственности, и др., что позволит государству выполнять свои социальные задачи.

27. Юридические ценности (универсальные, частные, отраслевые).Мартышин с.57-58

Применительно к государственно-правовым явлениям инструментальные ценности можно назвать правовыми или юридическими. Между ними существует иерархия.

Государство и право представляют собой наиболее важные общие правовые ценности. Они являются необходимыми формами организации общественной жизни, призванными обеспечить хотя бы в минимальной мере, высшие универсальные ценности — справедливость, равенство, свободу, общее благо, порядок, безопасность, или некоторые из них.

Есть и частные, специальные правовые ценности, охватывающие какие-то аспекты, стороны этих сложных явлений.

Кельзен полагал, что всякая «правовая норма конституицирует специфическую ценность». По своему данное утверждение верно. Норма устанавливает правило поведения, рассматриваемое как благо, должное. Однако представляется более оправданным относить к разряду ценностей не каждую правовую норму, а только те из них, которые устанавливают принципы, выходящие за рамки данной нормы.

К такого рода ценностям относятся равноправие, права человека, демократизм, законность, презумпция невиновности в правосудии и т. п. Они являются правовым преломлением таких универсальных ценностей, как свобода, равенство и т. п., их юридической формой.

Итак, теория государства и права оперирует категорией «ценность» в трех смыслах:

1)универсальные ценности мировоззренческого и этического характера

2)государство и право как ценности

3)более частные правовые ценности.

Право и справедливость

(Мартышин с.52-56)

Джон Ролс, амер. либерал, чья книга «Справедливость» заслужила признание в качестве одного из лучших исследований проблемы справедливости последних десятилетий, пишет, что справедливость — «первая добродетель общественных институтов». Ее можно рассматривать и как идеальную цель общественных отношений, в том числе государственно-правовых, и как критерий оценки.

По отношению к агенту действия, справедливость выступает как руководящий принцип поведения. Как подчеркивает Уолкер, этот принцип должен действовать «вопреки таким широко применяемым принципам, как удобство, целесообразность, выгода, преимущество». Это предполагает отказ от вульгарно-утилитаристского культа полезности и отождествления ее со справедливостью. Альтруизм интересов в обществе защите подлежит более высокий с нравственной точки зрения интерес. Справедливость проявляется в других ценностях, она устанавливает иерархию и отношение между ними. Конкретное преломление тех или иных ценностей подлежит проверке на предмет справедливости.

Категория «справедливость» впервые подвергалась обстоятельному разбору в «Большой этике» и «Никомаховой этике», а также «Политике» Аристотеля. Обращает на себя внимание широта и многоплановость этого понятия. Оно выражается посредством разных, хотя и близких терминов — «справедливое», «справедливость», «правосудность», «правосудие» и т. п. Для Аристотеля справедливость — это и личная добродетель, и объективно существующее и всеми признаваемое правило, обеспечивающее справедливое распределение благ.

А. выделяет разные виды справедливости применительно к формам общественных отношений. Он говорит о «домашнем справедливом», имея в виду отношения между отцом и детьми, хозяином и слугой, о «справедливом» в отношениях между мужем и женой и «гражданской справедливости», которую он называет также «государственным справедливым».

В центре внимания Аристотеля- «гражданское справедливое», на котором держится общественная жизнь.

Гражданская или государственная справедливость призвана распределять на разумных основаниях блага и тяготы жизни в рамках единого государственного объединения. Возможность «уделять себе большую долю безусловных благ и меньшую — безусловных зол» А. объявляет неправосудностью, т. е. несправедливостью.

Справедливость — это пропорция, мера распределения общественных благ.Выделяют два ее свойства. С одной стороны, она представляет собой середину между излишеством и нехваткой, между многим и малым. С другой стороны, справедливость отождествляется с равенством, а несправедливость с неравенством. Однако принцип равенства преломляется по-разному. При обмене и возмещении вреда равенство является полным, буквальным, фактическим. Это уравнивающая справедливость. Но и «пропорционально равное тоже будет справедливым», хотя это и предполагает фактическое неравенство. Право, по А., «есть нечто соотносительное», «правосудие — это пропорциональность, а неправосудие — это непропорциональность». «Распределительное право… должно учитывать известное достоинство». Такова распределяющая справедливость. Определив пропорциональное равенство как ее специфику, А. отмечает, что «достоинством» не все называют одно и то же.

В «Политике» А. выделяет еще одно важное свойство государственной справедливости — общее благо. «Государственным благом, — пишет Аристотель, — является справедливость, т. е. то, что служит общей пользе», «равномерно правильное имеет в виду выгоду для всего государства и общее благо всех граждан».

stydopedia.ru

4. Юридические ценности

 

4. Юридические ценности

Еще одним подвидом социальных, точнее социо-личных, ценностей гуманизма являются юридические ценности. Главные среди них, на мой взгляд, — законность и правопорядок, правовая защищенность, законопослушность и справедливый суд. Со стороны личности юридические ценности вырастают из таких ее нейтральных и позитивных качеств, как свобода, ответственность, долг, обязательность, справедливость, терпимость и кооперативность. Кроме того, юридические ценности строятся на базе человеческих потребностей в определенной безопасности, гарантированности и защите социальных и внешних жизнепроявлений человека. Правовые ценности конституируются обществом и предстают в качестве легитимных барьеров на пути антигуманных качеств и стремлений индивида, а также антиперсоналистических или других угрожающих действий со стороны общества или его структур в отношении человека и самого общества.

Специфика юридических ценностей состоит в том, что они существуют не в форме добровольно принимаемых человеком [227] обязательств и норм поведения, а в форме закона, несоблюдение которого влечет за собой ограничение прав или свобод, либо наказание в форме возмещения ущерба, конфискации имущества и т.д., хотя некоторые наказания могут быть условными, либо выражаются в форме общественного порицания.

Юридические ценности — несомненное благо, выражение (сначала персоналистической, идущей от индивида и передаваемой социуму) гуманности и справедливости со стороны общества как в отношении потерпевшего, так и в отношении преступника. Однако это благо, как правило, существует далеко не в «благообразной» форме (тюрьмы, трудовые и исправительные лагеря и т.д.). И тем не менее юридические ценности вырастают из потребностей человека и общества силой закона ограничить зло и античеловечность человека, так же как и власть общества над личностью.

Свобода проявляется в праве как воля к установлению социальной справедливости и как свободное волеизъявление людей через представительные законодательные органы. Кроме того, законодательство очерчивает границы свободы в социуме, сфере, которая получает в нем статус права, защищенного законом, т.е. определенный спектр свободы становится юридически (социально) защищенным. Ответственность как черта гуманной личности в праве объективируется, т.е. получает в нем социальную, внешнюю по отношению к человеку форму бытия, становится обязанностью не только индивида, но и общества следовать закону. Это важно подчеркнуть, поскольку приоритет, верховенство закона, ответственность перед ним позволяют личной ответственности трансформироваться в социальную, в которой человек и общество уравниваются, признаются равноправными и одинаково ответственными. Таким же образом в праве в форме закона социализируются такие человеческие качества и ценности, как долг, справедливость, терпимость и кооперативность. Последние две необходимы для самого установления юридических ценностей, поскольку составляют общие условия выработки закона, всегда являющегося особой формой общественного договора, результатом компромиссов, самоограничений, воли к согласию и т.д.

Юридические ценности требуют глубокого обдумывания, осмысления. Быть законопослушным, уважать и следовать закону, значит быть социально добродетельным, хотя это далеко не исчерпывающая форма реализации добра. Ошибочно считать, что быть законопослушным легко, поскольку есть законодательная система. Даже хорошее знание законов не гарантирует легкости поведения и полной ориентированности человека в сфере его личных и общественных прав и обязанностей. Гуманистическое сознание стремится сочетать знание гуманистических ценностей: законов, прав, обязанностей и т.д. с выработкой правосознания, окрашенного [228] человечностью, ее качествами и ценностями. Формальность права, его особая, абстрактная форма бытия в обществе легко могут вести как к злоупотреблению или неправильному применению закона, так и к невольным, неосознанным правонарушениям. Когда мы говорим: «От сумы да от тюрьмы не зарекайся», — мы, в частности, имеем в виду, во-первых, нашу внутреннюю не гарантированность от того, что никакое стечение внутренних состояний и внешних обстоятельств не может привести к тому, что мы переступим черту закона и вступим в область беззакония. Существует категория неумышленных и латентных правонарушений. Во-вторых, сама черта, отделяющая законность от правонарушения далеко не всегда очевидна для нас. В жизни на нее трудно указать пальцем, она не выражена физически, материально, как, скажем, разметка на автодороге, и потому ее так легко бывает пересечь. Относительная автономность права по отношению к нравственности нередко порождает соблазн нарушить закон тогда, когда человек глубоко уверен в безнаказанности содеянного. Это относится не только, как мы говорим, к закоренелым преступникам, но и к «нормальным» гражданам, особенно если речь идет о мелких хищениях, нарушениях, подпадающих под гражданское законодательство и т.д.

Если наша совесть всегда с нами и всегда готова дать оценку нашему поступку в сфере нравственного поведения, то суды и правоохранительные органы не сопровождают нас 24 часа в сутки и, к счастью, не ведут за нами слежку. Однако это не значит, что допустимо нарушить закон, если даже мы абсолютно уверены, что это правонарушение окажется никем и никогда не обнаруженным. Дело в том, что совершая такое действие, мы сами нарушаем то, что Кант называл нашим «внутренним законодательством». Мы наносим ущерб себе уже потому, что нарушаем связь между правосознанием как человеческой ценностью и всей остальной областью гуманности. Нарушения в одной сфере ценностей отзываются во всех других и подрывают нашу гуманность как таковую. Кроме того, всякое нарушение закона ведет к ослаблению и без того довольно неопределенного чувства границы между законным и незаконным, легальным и преступным. Желание нарушить закон может возрастать вместе с ослаблением чувства ответственности и долга. Закон может вызывать наш внутренний протест и оцениваться нами как несправедливый. Однако наше право оспаривать справедливость закона мы должны реализовывать законным образом.

Позиция гуманизма в отношении юридических реальностей достаточно проста. Он рассматривает свободно и демократически принятые законы как один из видов гуманистических ценностей, которым должно следовать и которые должны уважаться каждым членом [229]общества, всеми его социальными институтами и обществом в целом Вместе с тем гуманисты предлагают конкретные программы гуманизации юридических законов, системы правосудия и охраны общественного правопорядка. Задачей гуманистов является оказание филантропической помощи заключенным и правонарушителям, участие в правовом воспитании граждан, защиту их прав и свобод, особенно если они нарушаются государством, в том числе и органами правосудия и правопорядка.

www.humanism.ru

Государство и право как ценности. Их органическая связь.(ТГП Морозовой)

Государство и право представляют собой наиболее важные общие правовые ценности. Они являются необходимыми формами организации общественной жизни, призванными обеспечить и в большинстве случаев обеспечивающие, хотя бы в минимальной мере, высшие универсальные ценности — справедливость, равенство, свободу, общее благо, порядок, безопасность, или некоторые из них.

В юридической науке проблему ценности права детально разработал проф. С,С. Алексеев. Он обосновал тезис о том, что право — это не только необходимость, но и социальное благо,социальная ценность. Оно обладает рядом высокозначимых свойств — общеобязательностью,нормативностью, высокой обеспеченностью и другими свойствами, раскрывающими его социальную силу.

По мнению С.С. Алексеева, право обладает:

 социальной ценностью;

 инструментальной ценностью;

 собственной ценностью.

Социальная ценность права заключается в трех моментах:

а) право обладает возможностью обеспечивать устойчивый порядок в общественных

отношениях. Оно позволяет добиться такого порядка в жизни общества, который действует по всей стране, постоянно, неизменно, непрерывно во времени;

б) право благодаря своим свойствам позволяет достигнуть определенности, точности в самом содержании общественных отношений. И здесь главная роль принадлежит формальной определенности права. Благодаря этому свойству права правовое регулирование общественных отношений имеет четкие границы, позволяет отделить правомерные поведение и действия от произвола и своеволия;

в) право позволяет достичь гарантированного результата, что обеспечивается опорой права на государственное принуждение и делает право высокообеспеченным.

Инструментальная ценность означает, что право:

а) представляет собой мощный регулятивный инструмент и выступает средством решения

разнообразных задач, может использоваться как инструмент разными субъектами: государством,церковью, общественными объединениями, гражданами и др. Однако на первом месте стоит,конечно, государство, поскольку реализуется, охраняется с помощью государства;

б) является опосредствующим звеном при реализации товаро-рыночных институтов, институтов управления, демократии, морали, культуры, выступает средством их воплощения в жизнь;

в) устанавливает систему типовых масштабов поведения и действий. Благодаря этому право выступает главным инструментом обеспечения организованности общественной жизни.

Инструментальная ценность права раскрывает его служебную роль в обеспечении

функционирования других социальных институтов — государства, социального управления, морали и др.

Собственная ценность права состоит в том, что право представляет собой глубинный элемент цивилизации, культуры, который вбирает в себя важнейшие социальные ценности общества.Кроме того, право выражает важнейшие общечеловеческие ценности — свободу, справедливость и равенство людей. противостоит произволу, очерчивает строгие рамки для поступков и действий.Приоритет права, правовых начал в организации общества, в деятельности государственной власти выражает в жизни торжество высокой нравственности, справедливости, необходимой организованности в единстве и свидетельствует о высокой общей и правовой культуре общества и его членов.

В настоящее время сложились два основных подхода к трактовке сущности(ценности) любого государства.

Первый подход (так называемый классовый) состоит в том, что сущность государства определяетсякак выражение интересов и воли экономически господствующего класса и навязывание воли этого класса всему обществу. Данный подход присущ марксистскому пониманию государства, которое рассматривается как классовая организация тех, кто стоит у власти, и осуществляет организованное насилие в отношении других классов общества. Следовательно, государство трактуется как аппарат насилия, принуждения, подавления, а его сущность составляет диктатура (господство) экономически господствующего класса.

Второй подход исходит из общесоциальной сущности государства, его назначения служить обществу. Соответственно сущность государства видится в его способности объединять все общество, разрешать возникающие противоречия и конфликты, выступать средством достижения социального согласия и компромисса.

26. Социальное государство (СГ)

В развитии собственно идей СГ можно выделить две основные тенденции. В англо-американском варианте разрабатывалась модель регулирующего Г, которая была сформулирована В. Вильсоном в книге «Конституционное Г» (1902). По В. Вильсону, регулирующее Г минимизирует антагонизм между богатством и бедностью, ограждая человека от гибельной конкуренции, сглаживая социальную биполярность. Вторая тенденция в развитии идей СГ относится к континентальной Европе. Здесь Г как политический институт всегда выступало более активным фактором общественной жизни, чем это было в США и Великобритании. Ж.Ж. Руссо одним из первых подверг критике разрыв между Г и гражданским обществом, высказал идею их гармонизации. Наиболее последовательно евроконтинентальное понимание этой проблемы было выражено в концепции правового Г, которая в XX в. пролонгировалась в теорию и практику социально-правового Г.

Концепция правового Г базируется на просветительских и либеральных идеях XVIII вв., особенно социальной философии И. Канта, теориях Р. Иеринга, Г. Елинека, М. Вебера. Эти и другие мыслители фокусируют внимание на проблемах баланса между свободой, справедливостью, равенством и эффективностью ограничения государственного вмешательства и сохранения его стимулирующей, контролирующей роли в развитии национальных и социальных процессов. В современной зарубежной науке теории «справедливости как честности» Дж. Роулса, «социальной солидарности» Л. Дюги, воззрения К. Дженкинса исходят из необходимости выравнивания социального положения людей средствами, которые принимаются сознательно и добровольно в результате общего согласия, договора- Дж. Роулс рассматривает общество как кооперацию всеобщей и взаимной связанности индивидов, стимулирующую их личное участие в общем деле. «Чувство жалости к человеческому страданию» Л. Дюги считал одним из «наиболее прекрасных достояний цивилизованного человека XX века» и ратовал за гуманизацию политики.

В российской дореволюционной мысли идеи естественного права, правового Г интенсивно развивались Б. Чичериным, П. Новгородцевым, Б. Кистяковским, С. Котляревским, В. Гессеном, Л. Петражицким и другими исследователями. В системе взглядов Б. Чичерина теория политики выступала как самостоятельная, автономная область исследования, разработка которой должна служить осуществлению государственных целей, реформированию политической системы на основе научно выверенной программы.

П. Новгородцев наиболее близко подошел к идее СГ, предлагая утверждение минимума социальных прав, гарантированных Г и обеспечивающих человеку достойное существование. Во главу угла ставилась идея материального обеспечения свободы.

В новейшее время, примерно в 60-х гг. XX в., в ведущих странах Запада возникли собственно СГ. Их необходимой материальной предпосылкой явился высокий уровень экономического развития, позволяющий обеспечить прожиточный минимум каждому нуждающемуся, иметь достаточно средств для социальной защиты человека.

Конституционное закрепление термин «СГ» впервые получил в ст. 28 (абз. 1) Конституции ФРГ 1949 г. в отношении субъектов федерации — земель. Существенные элементы самого понятия перечислены в ст. 20 этой Конституции. В Конституции указывается, что ФРГ является социальным правовым государством.

Принцип СГв той или иной форме закрепляют конституции многих современных Г, например Франции, Италии, Португалии, Греции, Испании,Швеции, Дании, Турции, Нидерландов, Японии. На Западе идея СГ связана с идеей «Г всеобщего благоденствия», которая базируется на либеральном учении современного английского экономиста Д. Кейнса. В соответствии с концепцией Г всеобщего благоденствия любое Г среди общих дел должно уделять большое внимание социальной защитенаселения, с тем чтобы сводить к минимуму социальные различия между группами и слоями населения и создавать возможности для

достойногоуровня жизни.

Немецкий историк Г. Риттер классифицировал СГ на три типа:первый тип — так называемое позитивное Г,в котором социальное обеспечение основано на индивидуализме и защите корпоративных интересов. Здесь Г контролируетсоциальную обеспеченность граждан, а его социальная политика служит целям такого контроля;второй тип — собственно СГ,которое проводит политику обеспечения занятости населения и гарантирования со стороны государства минимального прожиточного уровня жизни и равенства шансов на успех;третий тип — Г благоденствия,где устанавливается равенство всех в социальном отношении, т.е. социальная политика Г для всех одинакова. В таком Г должны уменьшаться различия в заработной плате, гарантируется полная занятость населения, трудящиеся играют доминирующую роль в социальной политике.

Среди наиболее важных признаковСГ можно назвать:

1) высокий уровень экономического развития страны, что позволяет перераспределять доходы населения, не ущемляя серьезно собственников;

2) социально ориентированную структуру экономики, что выражается в многообразии форм собственности;

3) формирование гражданского общества, в руках которого государство служит инструментом проведения социально ориентированной политики;

4) разработку Г разнообразных социальных программ и определение первоочередности их реализации;

5) утверждение таких целей государства, которые обеспечивают каждому: а) достойные условия жизни; б) социальную защищенность; в) равные стартовые условия для самореализации личности;

6) развитое социальное законодательство;

7) социальную ответственность Г по отношению к своим гражданам и ответственность членов общества по отношению друг к другу и ко всему сообществу граждан в целом, т.е. обязанность содействовать социальному обеспечению, ответственность за коллективную взаимопомощь, исполнение обязанностей, вытекающих из права собственности, и др., что позволит государству выполнять свои социальные задачи.

27. Юридические ценности (универсальные, частные, отраслевые).Мартышин с.57-58

Применительно к государственно-правовым явлениям инструментальные ценности можно назвать правовыми или юридическими. Между ними существует иерархия.

Государство и право представляют собой наиболее важные общие правовые ценности. Они являются необходимыми формами организации общественной жизни, призванными обеспечить хотя бы в минимальной мере, высшие универсальные ценности — справедливость, равенство, свободу, общее благо, порядок, безопасность, или некоторые из них.

Есть и частные, специальные правовые ценности, охватывающие какие-то аспекты, стороны этих сложных явлений.

Кельзен полагал, что всякая «правовая норма конституицирует специфическую ценность». По своему данное утверждение верно. Норма устанавливает правило поведения, рассматриваемое как благо, должное. Однако представляется более оправданным относить к разряду ценностей не каждую правовую норму, а только те из них, которые устанавливают принципы, выходящие за рамки данной нормы.

К такого рода ценностям относятся равноправие, права человека, демократизм, законность, презумпция невиновности в правосудии и т. п. Они являются правовым преломлением таких универсальных ценностей, как свобода, равенство и т. п., их юридической формой.

Итак, теория государства и права оперирует категорией «ценность» в трех смыслах:

1)универсальные ценности мировоззренческого и этического характера

2)государство и право как ценности

3)более частные правовые ценности.

Право и справедливость

(Мартышин с.52-56)

Джон Ролс, амер. либерал, чья книга «Справедливость» заслужила признание в качестве одного из лучших исследований проблемы справедливости последних десятилетий, пишет, что справедливость — «первая добродетель общественных институтов». Ее можно рассматривать и как идеальную цель общественных отношений, в том числе государственно-правовых, и как критерий оценки.

По отношению к агенту действия, справедливость выступает как руководящий принцип поведения. Как подчеркивает Уолкер, этот принцип должен действовать «вопреки таким широко применяемым принципам, как удобство, целесообразность, выгода, преимущество». Это предполагает отказ от вульгарно-утилитаристского культа полезности и отождествления ее со справедливостью. Альтруизм интересов в обществе защите подлежит более высокий с нравственной точки зрения интерес. Справедливость проявляется в других ценностях, она устанавливает иерархию и отношение между ними. Конкретное преломление тех или иных ценностей подлежит проверке на предмет справедливости.

Категория «справедливость» впервые подвергалась обстоятельному разбору в «Большой этике» и «Никомаховой этике», а также «Политике» Аристотеля. Обращает на себя внимание широта и многоплановость этого понятия. Оно выражается посредством разных, хотя и близких терминов — «справедливое», «справедливость», «правосудность», «правосудие» и т. п. Для Аристотеля справедливость — это и личная добродетель, и объективно существующее и всеми признаваемое правило, обеспечивающее справедливое распределение благ.

А. выделяет разные виды справедливости применительно к формам общественных отношений. Он говорит о «домашнем справедливом», имея в виду отношения между отцом и детьми, хозяином и слугой, о «справедливом» в отношениях между мужем и женой и «гражданской справедливости», которую он называет также «государственным справедливым».

В центре внимания Аристотеля- «гражданское справедливое», на котором держится общественная жизнь.

Гражданская или государственная справедливость призвана распределять на разумных основаниях блага и тяготы жизни в рамках единого государственного объединения. Возможность «уделять себе большую долю безусловных благ и меньшую — безусловных зол» А. объявляет неправосудностью, т. е. несправедливостью.

Справедливость — это пропорция, мера распределения общественных благ.Выделяют два ее свойства. С одной стороны, она представляет собой середину между излишеством и нехваткой, между многим и малым. С другой стороны, справедливость отождествляется с равенством, а несправедливость с неравенством. Однако принцип равенства преломляется по-разному. При обмене и возмещении вреда равенство является полным, буквальным, фактическим. Это уравнивающая справедливость. Но и «пропорционально равное тоже будет справедливым», хотя это и предполагает фактическое неравенство. Право, по А., «есть нечто соотносительное», «правосудие — это пропорциональность, а неправосудие — это непропорциональность». «Распределительное право… должно учитывать известное достоинство». Такова распределяющая справедливость. Определив пропорциональное равенство как ее специфику, А. отмечает, что «достоинством» не все называют одно и то же.

В «Политике» А. выделяет еще одно важное свойство государственной справедливости — общее благо. «Государственным благом, — пишет Аристотель, — является справедливость, т. е. то, что служит общей пользе», «равномерно правильное имеет в виду выгоду для всего государства и общее благо всех граждан».




infopedia.su

Понятие и виды ценностей. Их универсальный характер.

ТОП 10:

(МАРТЫШИН)

Ценностям и называют все то, что вызывает к себе положительное отношение, рассматривается как благо, добро, польза, и др. Они представляют собой цели, к которым люди стремятся и связаны с удовлетворением потребностей людей.

Ценности пронизывают все стороны жизни человека и об­щества. Выражая предпочтения и ориентацию, интересы отдель­ных лиц, групп и слоев общества, они связаны с познаватель­ной, творческой и практической деятельностью, опосредован­ной новыми решениями. Среди них есть утилитарные, практические и материальные ценности. Их называют также «предметными ценностями». В качестве таковых выступает все многообразие предметов человеческой деятельности, общест­венных отношений. Любые товар, услуга представляют собой «предметную ценность». Исследованием ценностей такого рода заняты экономисты, товароведы, потребители.

Есть ценности эмоциональные, плотские и платонические, изучаемые физиологией и психологией. И есть ценности отвлеченные, идеаль­ные, не связанные со стремлением обладать или пользоваться каким-либо конкретным объектом. И они неоднородны. Можно говорить о ценностях научных (предмет науковедения), эстетических (предмет эстетики) и этических или моральных, изучаемых этикой и философией.

«Идеальные ценности в противоположность предметным на­зывают «субъектными ценностями», имея в виду, что они пред­ставляют собой не реальные, внешние по отношению к челове­ку объекты, а заключены в его внутреннем мире, сознании. Это «ориентиры деятельности человека», «способы и критерии, на основе которых производятся сами процедуры оценивания» яв­лений.

Субъектные ценности — это не сами по себе реальные предметы, явления или действия, а те «свойства, благодаря которым они заслуживают уважения или становятся объектом жела­ния». Эти свойства воспринимаются как благо не в конкрет­ном, а в абстрактном, идеальном смысле. Если N влюбился в Z, потому что она красива, Z представляет собой предметную ценность, а субъектная ценность — красота.

Субъектные ценности изучаются аксиологией, особой нау­кой о ценностях, которая может рассматриваться также как со­ставная часть философии и этики. Субъектные ценности прояв­ляются во всех общественных явлениях. Многие из них имеют непосредственное отношение к государству и праву. Они пред­ставляют собой одну из основ ТГП.

Ценности предстают или подаются как безусловные, высшие принципы, а потому для их обоснования трудно прибегать к рациональным аргументам. Есть убежденные сторонники и противники равенства. Каждый из них способен привести много фактов и рассуждений в защиту своей позиции, но ни та, ни другая позиция не может быть доказана с точностью и безус­ловностью математической теоремы.

Именно недоказуемостью и связью с интересами объясняет­ся отсутствие единодушия по вопросу о ценностях среди гражданина, социальных групп, слоев общества. Несовпадение представ­лений о ценностях становится особенно очевидным при сопоставлении разных периодов истории.

Тем не менее, хотя ценности не могут быть безусловно доказанными, по удачному выражению известного американского тео­ретика права Джона Финниса, они могут быть подкреплены как данными наблюдений, так и диалектическими аргумента­ми. Ценности порождаются историческим опытом и одним из важных доказательств их убедительности служит общественное признание.

 

Об универсальном характере ценностей

В правовой литературе ставится вопрос: являются ли ценности, лежащие в основе права, государства и изучающих их наук, сугубо юридическими (правовыми) или моральными и тем са­мим универсальными, поскольку мораль распространяется не только на юридические отношения, но и на все другие сферы общественной жизни?

Академик В.С. Нерсесянц и В.А. Четвернин настойчиво проводят мысль, что в праве и государстве не применяются всеобщие ценности философско-этического порядка, а, наобо­рот, создаются собственные ценности, которые затем признаются и применяются в разных областях жизни. «Справедли­вость, — пишет В.С. Нерсесяцц, — категория и характеристика правовая, а не внеправовая (не моральная, нравственная, религиозная и т.д.). Более того, только право и справедливо». Тот же принцип применяется В.С. Нерсесянцем и к таким ценно­стям, как равенство и свобода, которая распространяется на всю область общественных и личных отношений, в том числе, разумеется, и на право. Спра­ведливость — это критерий оценки отношения к праву. Ее можно было бы характеризовать также как принцип – идеал права. Но следует иметь в виду, что как принцип, идеал или критерий оценки справедливость отнюдь не исчерпывается правом, не сводится к нему и не поглощается им, а выходит да­леко за его пределы. То же относится и к таким критериям оценки права, как ясность, точность, непротиворечивость. Все это — неюридические категории, но ТГП широко ими пользуется, как и многими другими понятиями логики, морали, философии, других наук.

По словам известного болгарского правоведа Н. Неновски «ценностный подход к праву, в конечном счете, выводит нас за строгие очертания самого права», «оценка правовых институтов и права, в конце концов, делается с помощью неправовых кри­териев».

 




infopedia.su

Базовые ценности современного права (Лановая Г.М.)

Все статьи Базовые ценности современного права (Лановая Г.М.)

Проблема ценностей является чрезвычайно актуальной для правовой теории. Из «периферийной», каковой она была в науке советского периода, названная проблема превратилась в одну из наиболее активно обсуждаемых. Сегодня, в условиях интенсивного развития правовой аксиологии, горячие споры вызывают вопросы, связанные с природой правовых ценностей, их соотношением с моральными ценностями, местом в структуре правового сознания, характером связи с действующим правом, правовой практикой, правопорядком. В числе дискуссионных оказывается и вопрос о том, какие ценности в современном праве являются основополагающими.
Многие исследователи полагают, что высшей ценностью в современном праве являются человек, его права и свободы <1>. Другие считают, что такой ценностью для права является справедливость <2>. Третьей основополагающей ценностью современного права называют свободу <3>. Высказываются и иные мнения по рассматриваемому вопросу <4>.
———————————
<1> Медведицкова Л.В. Права и свободы человека и гражданина как высшая ценность общества и государства // Актуальные проблемы философии и социологии права. Волгоград: Волгоградская академия МВД России, 2005. С. 25; Шарнина Л.А. Человек, его права и свободы как высшая ценность // Конституционное и муниципальное право. 2009. N 11. С. 23.
<2> Михайлов С.В. Иерархия правовых ценностей // Современные гуманитарные исследования. 2010. N 3. С. 139 — 140; Денисова Л.В. Справедливость как базовая ценность права // Онтология и аксиология права. Омск: Изд-во Омской академии МВД России, 2003. С. 44 — 45.
<3> Мороз Е.Н. Правовые нормы и ценности как элементы правовой системы // Сибирский юридический вестник. 2011. N 4. С. 21 — 22; Пронин А.А. Права человека: аспекты проблемы. Екатеринбург: Изд-во РГППУ, 2006. С. 83.
<4> Мишина И.Д. Нравственные ценности в праве: автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Екатеринбург, 1999. С. 9; Власова О.В. Достоинство человека как нравственно-правовая ценность: автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Саратов, 2011. С. 14 — 15.

Не пытаясь выявить возможные причины множественности подходов к решению проблемы основополагающих ценностей современного права, отметим, что, по нашему мнению, попытки обнаружить универсальную базовую для современного права ценность вряд ли могут быть успешными. И это связано отнюдь не с тем, что ценности в праве, как полагают отдельные исследователи <5>, не иерархичны, имеют равную значимость. Напротив, иерархичность ценностей в праве подтверждается уже самой возможностью различения терминальных и инструментальных ценностей, как тех, к которым стоит стремиться как к конечным целям существования, так и тех, ценность которых определяется тем, что они выступают предпочтительным со всех точек зрения средством достижения терминальных ценностей.
———————————
<5> Сидорова Е.В. Миф о правовых ценностях // История государства и права. 2012. N 11. С. 26.

Современные теоретические интерпретации ценностного строя права, как правило, формируются в условиях отвлечения от таких свойств, которые характеризуют систему правовых ценностей в ее реальном действии, в качестве обнаруживаемой в конкретных правозначимых ситуациях <6>. Справедливо признавая обусловленность ценностного строя права культурными и историческими условиями, теоретики, к сожалению, не всегда обращают внимание на то, что ценностный выбор, помимо культурно-исторического контекста, определяется еще и особенностями ситуации, в которой он делается, и в зависимости от условий, в которых выбор осуществляется, приоритет может отдаваться разным ценностям.
———————————
<6> Бабенко А.Н. Правовые ценности и освоение их личностью: автореф. дисс. … д-ра юрид. наук. М., 2002; Михайлов С.В. Правовые ценности: теоретико-правовой аспект: автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Волгоград, 2011; Пшидаток В.Е. Трансформация правосознания и правовых ценностей в условиях становления демократии и гражданского общества в современной России: автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Ростов-на-Дону, 2007 и др.

Представляется, что невозможность обнаружить универсальную базовую для современного права ценность связана прежде всего с качественной неоднородностью самого права, с многообразием его типов, различающихся по механизмам действия и находящих свое оформление в базовых отраслях современного права <7>. Справедливость высказанного суждения подтверждается тем, что собственная иерархия ценностей фактически выстраивается в рамках любой из базовых отраслей современного права. Имеется целый ряд работ, посвященных ценностям конституционного, гражданского, административного права и других отраслей <8>, и очевидно, что в каждом случае сама постановка вопроса о ценностях в контексте той или иной отрасли априори означает признание того, что он имеет специфическое решение, отличное от того, как решается проблема ценностей в качестве общетеоретической.
———————————
<7> См. подробнее: Лановая Г.М. Проблема типологизации современного права. М.: Граница, 2012. С. 47 — 113.
<8> Ройзман Г.Б. Ценности в конституционном праве Российской Федерации: автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Челябинск, 2012; Мишутина Э.И. Аксиологические аспекты в гражданском процессуальном праве: автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Саратов, 2012; Штатина М.А. Целеполагание и ценностные ориентации в административном праве // Актуальные проблемы публичного права в России и за рубежом: Материалы Всероссийской научно-практической конференции. М.: РУДН, 2011 и др.

Существует по крайней мере пять основных типов права, находящих свое выражение в базовых отраслях современного права.
Частное право является по природе правом координирующего типа, его действие обеспечивает согласование усилий, направленных на реализацию существующих у субъектов права потребностей.
Уголовное право является правом компенсирующего типа. Его действие предполагает, с одной стороны, возмездие за созданные субъектом для других препятствия в реализации правомерных притязаний, с другой стороны — условную компенсацию нереализованных интересов лиц, пострадавших от совершения преступления.
В сфере административного регулирования обнаруживается действие права двух типов: во-первых, права управленческого типа, действием которого обеспечивается упорядочение деятельности государственного аппарата; во-вторых, права организующего типа, связанного с целенаправленно осуществляемым государством властно-волевым упорядочением, направленным на само общество.
О конституционном праве можно говорить как о праве адаптирующего типа, обеспечивающем такое ограничение властных субъектов в их функционировании, которым гарантируется или, по крайней мере, обеспечивается сохранение возможности реализации негосударственными субъектами своих собственных притязаний.
В праве каждого из названных типов обнаруживается своя базовая ценность.
Базовой ценностью для права координирующего типа является собственность. При этом речь идет не только о собственности в ее узком понимании как о том, что ассоциируется с возможностью владения, пользования и распоряжения какими-либо материальными благами, но и о собственности в широком смысле — как об обладании чем бы то ни было (имуществом, властью, авторитетом и т.д.), как о возможности неограниченного и безраздельного, по своему усмотрению, фактического пользования находящимся в распоряжении человека.
Следует подчеркнуть, что для права координирующего типа значимым является не просто формальное признание права собственности, а именно защищенность собственности в качестве основы отношений. Обладание собственностью придает лицу индивидуальность, а также делает его в глазах других субъектов правосубъектным. Именно в силу индивидуальности и правосубъектности для собственника оказывается возможным, действуя по собственной воле, в своих интересах и ответственно, договариваться с другими субъектами, брать на себя обязательства, их реализовывать, а также искать восстановления или компенсации своего права в случае его нарушения. Принимая во внимание изложенное, можно утверждать, что именно признание собственности высшей ценностью оказывается необходимым условием воспроизводства и действия права координирующего типа. Если базовой, основополагающей признается какая-либо иная ценность, что выражается в признании возможности ограничения собственности во имя ее обеспечения, гарантирования, в таком случае право названного типа объективно лишается возможности функционировать так, как заложено в нем по природе.
Базовый характер ценности собственности предопределяет высокую ценность в праве координирующего типа свободы договора, равноправия, честности, ответственности.
В праве компенсирующего типа базовой ценностью является справедливость. Собственно, именно признание справедливости высшей ценностью и обусловливает возникновение потребности в компенсации преступления как сознательно совершенной несправедливости, предопределяет то, что справедливость возмездия, по точному замечанию Г.В.Ф. Гегеля, оказывается «в абсолютной связи с преступлением» <9>.
———————————
<9> Гегель Г.В.Ф. Политические произведения. М.: Наука, 1978. С. 313.

Справедливость понимается как соответствие реально существующих между субъектами права отношений общепризнанным представлениям о правовой норме. При этом справедливое — это не столько соответствующее формально закрепленному правилу, сколько отвечающее самому духу права, представлениям о должном.
Будучи ценностью сама по себе, справедливость оказывается еще более значимой постольку, поскольку рассматривается в качестве условия гармонии (защищенности от проявлений субъективной воли, вносящих момент дезорганизации, не позволяющих достигнуть или нарушающих возникающий в результате действия права порядок) и безопасности (как состояния защищенности прав и свобод личности от проявлений «злой воли», препятствующих их осуществлению).
Помимо справедливости, гармонии и безопасности, высокую значимость в праве компенсирующего типа приобретают такие ценности, как соразмерность (эквивалентность) воздаяния и свобода выбора, не обеспечив реализацию которых невозможно достигнуть справедливости.
Для права организующего типа базовой ценностью является защищенность. При этом, с одной стороны, речь идет о защищенности обеспечиваемых правом интересов, с другой стороны — о защищенности правомерной активности, за счет которой достигается реализация этих интересов.
Ценность защищенности в праве организующего типа определяется тем, что исходной предпосылкой его развертывания неизменно выступает необходимость обеспечения конкретных интересов за счет ограничения возможностей реализации отдельными правовыми субъектами присущих им личных потребностей. При этом во всех случаях потребность в воспроизводстве данного права связана с наличием антагонистических противоречий, характеризующихся неготовностью участников отношений к компромиссу, взаимному удовлетворению притязаний, которая делает невозможным в данной ситуации функционирование права координирующего типа и предопределяет необходимость осуществления властного организующего воздействия. В этих условиях высшая ценность защищенности обеспечиваемых правовыми средствами интересов и тех усилий, которые обеспечивают их реализацию, оказывается очевидной.
В современных условиях ценность защищенности в административном праве, направленном на упорядочение общественных отношений, увеличивается в силу того, что именно нацеленность на осуществление защиты значимых для общества интересов оказывается необходимым условием и базовой предпосылкой легитимации данного права. Когда это право обеспечивает защищенность, тогда оно воспринимается в качестве отвечающего интересам общества, и как следствие его признают и ему подчиняются как авторитетному.
Наряду с защищенностью большую значимость в праве организующего типа приобретают безопасность, авторитетность, сила, лояльность, законопослушность, общее благо.
Базовой ценностью для права управленческого типа является продуктивность. Это определяется тем, что право названного типа стремится прежде всего к обеспечению максимальной эффективности государственного аппарата, деятельность которого оно организует и регулирует. Собственно, именно способность выступать действенным инструментом решения управленческих задач и является главным основанием признания ценности этого права.
Базовый характер для права управленческого типа ценности продуктивности одновременно предопределяет высокую значимость для него ценностей конструктивности, законопослушности, дисциплины, организованности, рациональности, благонадежности, компетентности.
В праве адаптирующего типа базовой ценностью является достоинство. Это определяется тем, что ограничение государственной власти правом изначально возможно только в том обществе, где каждый человек обладает достоинством. Достоинство выступает, с одной стороны, условием ответственности и активности человека, а значит, и его гражданственности, с другой стороны — взаимного уважения, без которого общество утрачивает те отличительные признаки гражданского, которые связаны со спецификой характерных для него способов и форм взаимодействия.
Традиционно исследователями подчеркивается тот факт, что достоинство предполагает не только уважение человеческой личности, но и осознание собственной ценности и значимости <10>. И действительно, лишь тогда, когда достоинство оказывается не только социальной характеристикой человека, но и нравственной, реальностью становится сопротивление попыткам посягательства на то, что самим человеком рассматривается как неотъемлемо ему принадлежащее, и из идейных установок в фактически осуществляемые на практике принципы превращаются неприкосновенность собственности, свобода предпринимательства, политический плюрализм, свобода мнения, равенство перед законом и судом и т.д.
———————————
<10> Костюк В.Д. Нематериальные блага, защита чести, достоинства и деловой репутации. М.: Лекс-Книга, 2002. С. 309; Паладьев М.А. Социально-философские и этические основания права человека на честь и достоинство // Юридический аналитический журнал. 2004. N 2 — 3. С. 121.

Вместе с тем, для того чтобы перечисленные принципы осуществлялись не только в отношениях между людьми, но и в отношениях между человеком и государством, одного лишь осознания человеком собственной ценности и значимости оказывается недостаточно. Для этого необходимо, чтобы достоинство стало ценностью не только в социальном и нравственном, но и в правовом смысле.
В качестве базовой ценности для права адаптирующего типа достоинство неразрывно связано с такими ценностями, как гражданственность, политическая активность, суверенность.
В заключение полагаем необходимым отметить, что право ценно постольку, поскольку обеспечивает реализацию и защиту наиболее значимых для человека ценностей. Зная, каковы эти ценности, можно обнаружить и направления, и средства оптимизации регулирования, значимые для каждой отдельно взятой отрасли права, а следовательно, открыть новые, дополнительные возможности повышения эффективности действия права.

Литература

1. Бабенко А.Н. Правовые ценности и освоение их личностью: автореф. дисс. … д-ра юрид. наук. М., 2002.
2. Власова О.В. Достоинство человека как нравственно-правовая ценность: автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Саратов, 2011.
3. Гегель Г.В.Ф. Политические произведения. М.: Наука, 1978.
4. Денисова Л.В. Справедливость как базовая ценность права // Онтология и аксиология права. Омск: Изд-во Омской академии МВД России, 2003.
5. Лановая Г.М. Проблема типологизации современного права. М.: Граница, 2012.
6. Медведицкова Л.В. Права и свободы человека и гражданина как высшая ценность общества и государства // Актуальные проблемы философии и социологии права. Волгоград: Волгоградская академия МВД России, 2005.
7. Михайлов С.В. Иерархия правовых ценностей // Современные гуманитарные исследования. 2010. N 3.
8. Михайлов С.В. Правовые ценности: теоретико-правовой аспект: автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Волгоград, 2011.
9. Мишина И.Д. Нравственные ценности в праве: автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Екатеринбург, 1999.
10. Мишутина Э.И. Аксиологические аспекты в гражданском процессуальном праве: автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Саратов, 2012.
11. Мороз Е.Н. Правовые нормы и ценности как элементы правовой системы // Сибирский юридический вестник. 2011. N 4.
12. Пронин А.А. Права человека: аспекты проблемы. Екатеринбург: Изд-во РГППУ, 2006.
13. Пшидаток В.Е. Трансформация правосознания и правовых ценностей в условиях становления демократии и гражданского общества в современной России: автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Ростов-на-Дону, 2007.
14. Ройзман Г.Б. Ценности в конституционном праве Российской Федерации: автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Челябинск, 2012.
15. Сидорова Е.В. Миф о правовых ценностях // История государства и права. 2012. N 11. С. 24 — 26.
16. Шарнина Л.А. Человек, его права и свободы как высшая ценность // Конституционное и муниципальное право. 2009. N 11. С. 23.
17. Штатина М.А. Целеполагание и ценностные ориентации в административном праве // Актуальные проблемы публичного права в России и за рубежом. Материалы Всероссийской научно-практической конференции. М.: РУДН, 2011.

xn—-7sbbaj7auwnffhk.xn--p1ai

Правовые ценности: понятие и виды.

Количество просмотров публикации Правовые ценности: понятие и виды. — 3121

Правовые ценности — это конкретные социально-правовые явления, правовые средства и механизмы. К ним относятся˸

‣‣‣ конкретное выражение собственной ценности права в практической жизни людей — безопасность человека в конфликтных ситуациях, определенность и гарантированность прав, обеспечение истины; правды при решении юридических вопросов;

‣‣‣ фундаментальные прирожденные права человека, основополагающие демократические правовые принципы;

‣‣‣ особые правовые средства и юридические механизмы (все то, что называется юридическим инструментарием), обеспечивающие ценность права, гарантированность прав, институты, выражающие оптимальное соотношение нормативного и индивидуального регулирования, и т. д.

Особый пласт правовых ценностей относится к частному праву. Цивильные институты собственности, сделок, разнообразных договорных обязательств — все эти и аналогичные институты обеспечивают высокий правовой статус автономной личности, приоритетную юридическую значимость индивидуальной воли.

Все более и более раскрываются ныне правовые ценности прецедентного права, выражающие оптимальное приспособление правовых принципов к жизненным ситуациям. Проблема определения категории ʼʼправовая ценностьʼʼ на современном этапе развития российского общества является, без сомнения, весьма значимой, поскольку без её должного исследования правовой аксиологии невозможно оптимизировать механизм правового регулирования, так как правовые ценности упорядочивают правовую действительность, вносят в её осмысление оценочные моменты, отражают иные по сравнению с юридической наукой аспекты правовой действительности. Правовые ценности соотносятся с истинои̌, с представлением об идеале в праве, желаемом и нормативном. Правовые ценности придают смысл правовой жизни. Проблема ценностей проявила себя в науке в 60–80-е гг. XIX в. как ʼʼаксиологияʼʼ, пережив расцвет своего развития в качестве самостоятельной культурно-философской дисциплины в первой трети XX в. Долгое время правовая аксиология, равно как и категория ʼʼправовые ценностиʼʼ, оставалась за гранью предмета российской юридической науки, что было обусловлено, во-первых, отношением к теории ценностей как к лженауке – продукту идеалистических спекуляций, а, во-вторых, спецификой советской идеологии, в соответствии с которой все ценности; в т.ч. и правовые, установлены официальным мировоззрением. Как подчеркивает В.П. Пономарева, ʼʼв советское время в юриспруденции специально о правовых ценностях не говорилось, так как существовал набор хрестоматийных ценностей социалистического общества, сформулированных в моральном кодексе строителей коммунизма. В постсоветский период ситуация кардинально измениласьʼʼ. В соответствии с п. 1 ст. 13 Конституции в России ʼʼпризнается идеологическое многообразиеʼʼ, а значит в настоящее время в России официальная идеология отсутствует, и соответственно в современных условиях поиска наиболее рациональных путей реформирования национальной правовой системы с особой остротой встает вопрос об исследовании различных аспектов правовой аксиологии, в частности определение категории ʼʼправовая ценностьʼʼ. На наш взгляд, наиболее точное определение ценности дает Н.И. Лапин, который говорит о том, что ʼʼценности – обобщенные представления людей о целях и нормах своего поведения, воплощающие исторический опыт и концентрированно выражающие смысл культуры отдельного этноса и всего человечестваʼʼ. Единого подхода к определению категории ʼʼправовая ценностьʼʼ нет в силу того, что это понятие многогранно. На сегодняшний день разные авторы под правовыми ценностями понимают следующее. М.С. Балаянц определяет правовые ценности как ʼʼпереживаемые людьми и определяемые культурой формы позитивного отношения к правовой системе общества, которые обуславливают выбор поведения соответствующий этой системе, юридическую оценку событий, и являющиеся принципами регенерации правовой жизниʼʼ. Далее М.С. Балаянц определяет правовые ценности как ʼʼпринципы регенерации правовой жизни, переживаемые людьми и определяемые культурой формы позитивного отношения к правовой системе общества, которые через сложный механизм мотивации обусловливают правомерность поведения, общие правовые оценки явлений правовой жизни общества и человекаʼʼ. С.С. Алексеев под правовыми ценностями понимает ʼʼконкретные социально-правовые явления, правовые средства и механизмы. К ним относятся˸ конкретное выражение собственной ценности права в практической жизни людей – безопасность человека в конфликтных ситуациях, определенность и гарантированность прав, обеспечение истины, правды при решении юридических вопросов; фундаментальные прирожденные права человека, основополагающие демократические правовые принципы; особые правовые средства и юридические механизмы (все то, что называется юридическим инструментарием), обеспечивающие ценность права, гарантированность прав, институты, выражающие оптимальное соотношение нормативного и индивидуального регулирования, и т. д.ʼʼ. А.Н. Бабенко определяет правовые ценности как ʼʼпродукт естественно-исторического процесса и предпосылка вхождения личности в сферу права. Посредством освоения ценностей права человек приобретает черты субъекта права, осознает свои права, свободы и обязанности, такое освоение происходит в форме диалогаʼʼ. С.Г. Дробязко и B.C. Козлов понимают под правовыми ценностями ʼʼдостижения непрерывно развивающейся юридической науки как предпосылки формирования на базе познанных принципов права, устойчивого прогрессивного правосознания, объективно необходимого правотворческого процесса, правового законодательства, форм ᴇᴦο выражения, систематизации и реализации в соответствии с устоями законности и правопорядкаʼʼ. На сегодняшний день имеется необходимость постижения личностью правовых ценностей, так как Россия вступила на новый путь развития, так называемый постмодернистский, сутью которого является органическое соединение правовых и культурных ценностей, авторитарности и демократии, идеологизации и деидеологизации. Поэтому понимание, осознание, уважение, формирование новых правовых ценностей ведет к осознанию важности права, пониманию ᴇᴦο роли в общественных отношениях. Ценностные свойства права и достижений юридической культуры позволяют утверждать в обществе идеалы гуманизма, свободы, равенства, справедливости, всего того, что может обеспечить эффективность социального регулирования, закрепления и ᴇᴦο движение к современному гражданскому обществу. Поэтому, на наш взгляд, правовые ценности – это, во-первых, прежде всего достижения непрерывно развивающейся юридической науки как предпосылки формирования на базе познанных принципов права, устойчивого прогрессивного правосознания, объективно необходимого правотворческого процесса, правового законодательства, форм ᴇᴦο выражения, систематизации и реализации в соответствии с устоями законности и правопорядка и, во-вторых, конкретные социально-правовые явления, правовые средства и механизмы. К ним относятся˸ конкретное выражение собственной ценности права в практической жизни людей – безопасность человека в конфликтных ситуациях, определенность и гарантированность прав, обеспечение истины, правды при решении юридических вопросов; фундаментальные, прирожденные права человека, основополагающие демократические правовые принципы; особые правовые средства и юридические механизмы (все то, что называется юридическим инструментарием), обеспечивающие ценность права, гарантированность прав, институты, выражающие оптимальное соотношение нормативного и индивидуального регулирования, и т. д. Сами правовые ценности составляют элемент системы социально-политического (государственного) управления обществом. Правовые ценности обладают четко выраженным предписывающим характером. Они формально закреплены и охраняются государством и ᴇᴦο органами. Аксиология права выделяет три основные формы бытия ценностей˸

referatwork.ru