В армии бригада – Бригада — Википедия

Бригада — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Знак командного пункта бригады на военных топографических картах принятый в СССР/России.
Красный цвет — формирования своих войск.
Синий цвет — формирования войск противника
Примерные сокращения:
45 исбр — 45-я инженерно-сапёрная бригада
116 тбр — 116-я танковая бригада Условный знак «Бригада», стандарт НАТО

Брига́да (фр. brigade — отряд, команда) — формирование, наименьшее тактическое соединение в вооружённых силах многих государств.

По боевому составу занимает промежуточное положение между полком и дивизией[1]. Встречается практически во всех видах вооружённых сил, родах войск и специальных войск. Включается в состав более крупного соединения или объединения. В некоторых случаях бригада бывает отдельной[2].

ru.wikipedia.org

От дивизий до бригад и обратно » Военное обозрение

В 2009 году в ходе реформирования российской армии главные идеологи реформ сообщили военнослужащим, да и всем гражданам страны о том, что военная доктрина претерпела серьёзные изменения, и что армия нуждается в существенных внутренних перестроениях. В это же время была определена главная угроза для России, по противодействию которой якобы не нужно вести широкомасштабных боевых действий, а можно ограничиваться решениями локальных боевых задач. Мол, большой агрессии извне в отношении России ждать уже не стоит, а вот вылазок бородачей с гранатомётами и «калашами» — ожидать нужно.

По причине метаморфоз военной доктрины было решено перейти на использование бригад, практически полностью отказавшись от такого понятия как дивизия. Основной довод в пользу перехода на бригадный состав армии выглядел следующим образом: бригада имеет меньший штат и, стало быть, может оказаться лучше организованной, нежели дивизия. Это должно было придать всей российской армии большую мобильность и гибкость, что отвечало новым вызовам с точки зрения безопасности.

Однако после того как дивизии в срочном порядке стали урезаться и ужиматься, выяснилось, что у бригадного варианта формирования есть свои существенные недостатки. Одним из таких минусов можно считать то, что добиваться полноценного взаимодействия отдельных составляющих одной и той же бригады получалось не всегда. Если учитывать, что бригада задумывалась как некая средняя линия между полком и дивизией, которая должна была вобрать в себя всё лучшее с обеих стороны: мощь дивизии и мобильность полка, то результат такой задумки оказался явно смазанным. Многочисленные учения, в которых принимали участие обновлённые воинские формирования, показали, что бригады не впитали в себя дивизионную мощь и вместе с тем не сумели аккумулировать полковую слаженность и мобильность. Получилось, что бригады в организационном плане застряли между полком и дивизией, не реализовав всего того положительного, чего от них, собственно, и хотели.

Ещё одним несомненным минусом бригад можно называть то, что они в отличие от тех же дивизий если и были вынуждены принимать участие в боевых (учебно-боевых) действиях, то в полном составе. Вырисовывалась ситуация, при которой бригада, состоящая из пары полков, нескольких отдельных батальонов, в том числе батальона (роты) материально-технического обеспечения, для выполнения боевых задач снималась с места дислокации, оставляя это самое место фактически пустым и абсолютно незащищенным. В дивизионном варианте для ведения активных боевых действий всегда наличествовала особая группа военнослужащих, которая и определялась для решения военно-практических задач по противодействию нападающей стороне. Эта группа могла быть больше, могла быть меньше в зависимости от условий и масштабов боевых действий. В любом случае тыл оставался прикрытым. В случае же с бригадой для укрепления тыла нужно использовать либо другую бригаду (а это нонсенс), либо каким-то образом вычленять из неё отдельные подразделения, что уже само по себе является противоречием использования бригады как единого и мобильного целого.

Дополнительной головной боли добавляло (добавляет) ещё и то, что гипотетически вероятное военное противостояние не всегда может укладываться в рамки локального противодействия, где было бы уместно использовать бригаду. Ведь на том же Дальнем Востоке нельзя исключать вероятности столкновения армии России с армиями соседей (при всём уважении к Китаю, Японии и прочим государствами региона). Если, не дай бог, такое военное столкновение произойдёт, то вряд ли стоит питать иллюзии, что оно ограничится некой ограниченной по площади (совсем небольшой) территорией… В истории страны было достаточное число примеров того, как даже самый, казалось бы, незначительный приграничный конфликт, выливался в масштабное военное противостояние. И именно в случае масштабных противостояний бригады вряд ли стоит считать эффективными.

Несмотря на это, на бригадную систему перешли все сегменты Вооруженных сил РФ за исключением РВСН и Воздушно-десантных войск. Вместе с тем на столь масштабный переход на бригадный принцип формирования Вооруженных сил не решились ни в одной из крупных военных держав. В частности, армии США, Германии, Китая и других стран используют бригады лишь как дополнения к существующим дивизиям, которые и составляют армейскую основу. При этом в США бригады вообще являются частями дивизий в подавляющем большинстве случаев. Получается, что лишь Россия из числа стран с существенной военной мощью делает ставку исключительно на бригады и учитывает вариант военных конфликтов лишь на уровне локальных стычек. Потенциальные противники не сбрасывают со счетов и сценарий полномасштабной войны с применением основательных соединений.

Многочисленные военные эксперты, которые стали всё чаще затрагивать вопрос нецелесообразности почти 100%-ного перевода ВС РФ на бригадный вариант, похоже, были услышаны новыми руководителями Министерства обороны. Несмотря на то, что не так давно президент Путин заявил о почти завершившейся реформе и о том, что пора отказаться от «шараханий» из стороны в сторону, появилась информация, что уже в ближайшее время в России могут быть воссозданы сразу несколько дивизий, который потеряли этот статус около 3-4 лет назад. В частности, появилась информация, что уже меньше чем через пару месяцев, а именно на Параде Победы (9 мая 2013 года) по Красной площади пройдут бойцы Таманской и Кантемировской дивизий. Именно дивизий, так как этот статус будет возвращён прославленным воинским формированием московского региона вместе с красными стягами, которыми дивизии были в своё время награждены за военные подвиги солдат и офицеров.

Помимо восстановления Таманской и Кантемировской дивизий Министерство обороны планирует приступить к созданию сразу нескольких дивизий на Дальнем Востоке, что косвенно подтверждает ту озабоченность, которой делились военные эксперты в плане необходимости прикрывать дальние рубежи России. Не исключено, что дивизия может снова возродиться в Таджикистане – на базе 201-й военной базы РФ. Ведь в этом регионе после вывода натовского контингента из Афганистана может разразиться очередной масштабный вооружённый конфликт, который, не ровен час, способен распространиться на всю Центральную Азию.

Но если Министерство обороны решило снова обратиться к дивизионному варианту комплектования армии, то что же будет с созданными бригадами? На этот вопрос пока нет однозначного ответа, но, вероятнее всего, бригады оставят в качестве основных боевых единиц там, где их использование действительно более эффективно, чем использование дивизий. К регионам, где бригады могут остаться в нынешнем варианте, можно отнести, к примеру, Северный Кавказ. Использовать здесь крупные дивизии для проведения контртеррористических операций просто бессмысленно. В этом округе нужны мобильные группы, которые могли бы бороться с бандформированиями с максимальной эффективностью.

Получается, что руководство Минобороны пересматривает военную доктрину, указывая на то, что локальные войны для России, безусловно, опасны, но нужно страховаться и на случай более существенной внешней агрессии. Уповать на то, что у нас нет крупных врагов — наивно, как наивно и считать, что если большие враги и есть, то провоцировать Россию на вооружённый конфликт они не станут. Разумное восстановление дивизий – хорошая страховка.

topwar.ru

Европа роет окопы, чтобы остановить 19 российских бригад

Если США самоустраняться, Европе придется самой заботиться о своей обороне. Шведское издание Aftonbladet рассчитало, как смогут вооружённые силы стран Европы противостоять России.

Во главе с США военная мощь НАТО заметно превосходит ВС России. Но в ходе предвыборной кампании президент США Дональд Трамп поставил под сомнение правило Североатлантического альянса о коллективной самообороне и дал понять, что только те страны, которые тратят на оборону достаточно средств, могут рассчитывать на помощь Америки. Правда, в других контекстах он выражал «решительную поддержку» НАТО, но неуверенность распространилась по Европе, замечает издание.

По оценкам шведского Института тотальной обороны, РФ в состоянии «вести одновременно две наступательные операции, используя силы в 150 тысяч человек, разделенных на 14 бригад по каждому направлению». Если все силы будут сконцентрированы для одного нападения, то в нем могут участвовать до 19 бригад. «Но мы не уверены, что у них продумана логистика и есть транспортные ресурсы для того, чтобы провести такую крупную операцию, — отмечает

аналитик по вопросам безопасности Института тотальной обороны Фредрик Вестерлунд.

Некоторые издания — например, сайт Globalfirepower — подсчитали общее количество танков в России — 15 398 единиц, то есть в 77 раз больше, чем у Франции. Однако никто не знает, в каком состоянии все эти богатства. Многие боевые машины и орудия 25 лет простояли, накрытые разве что брезентом, пишет Aftonbladet. В итоге наиболее реальное число боевых машин в активной эксплуатации шведские аналитики оценили в 2 950 единиц.

Что касается оборонных возможностей Европы, то по мнению опрошенных изданием экспертов, ВС трех европейских «локомотивов» — Франции, Великобритании и Германии — находятся в плохом состоянии. К 2020 году у Великобритании будет одна легкая воздушно-десантная бригада и одна механизированная дивизия (три бригады) с бронетранспортерами и танками, но в ближайшие месяцы только одна из них могла бы вступить в бой. У Франции самая сильная армия в Европе, состоящая из двух дивизий, в каждой из которых по три бригады, однако французы заняты борьбой с терроризмом и выполнением миссий на Ближнем Востоке и Африке. А у немцев и вовсе не хватает запчастей, некоторое оборудование просто-напросто не работает.

— У Исландии ничего нет, Люксембург пошлет свои соболезнования, Бельгия отправит пачку шоколада. Чехи, словаки, венгры… возможно, помогут чисто символически. Может, по батальону от страны, — говорит другой аналитик по вопросам безопасности в Институте тотальной обороны Роберт Дальшё

.

По его мнению, самый важный игрок с европейской стороны — Польша, руководство которой уделяет внимание ВС и с политической точки зрения настроено использовать армию. Всего по самым оптимистичным подсчетам получается 18 европейских бригад, отмечает Aftonbladet. Но чтобы их собрать, нужно минимум три недели, поэтому если «прибалты не затянут боевые действия», то придется уже проводить операцию не по обороне, а по возвращению территории.

Таким образом, резюмирует издание, Россия могла бы успеть захватить Прибалтику до того, как туда подоспеет подкрепление, а затем защищать завоеванное с помощью ядерного оружия. «Если США скажут: „Мы не участвуем», каков шанс, что Франция или Великобритания захотят пойти на национальное самоубийство ради Прибалтики?» — задается вопросом Роберт Дальшё.

Если вывести за скобки любимую мантру европейцев о том, что Россия вдруг должна напасть на Прибалтику, то насколько статья в шведском издании действительно отражает расклад сил в случае столкновения России и Европы?

— Без конкретного указания я с трудом понимаю, какие два направления и 19 российских бригад имеет в виду шведское издание, — отмечает заместитель директора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин. — Потом — из их расчетов абсолютно неясно, задействует ли Россия территорию Белоруссии при наступлении или нет. А ведь совсем не факт, что территория этой страны будет использована в случае реального конфликта — в силу политики ее руководства.

Скажем, то, что раньше было Ленинградским военным округом (ЛенВО), в северо-западной части нынешнего Западного военного округа (ЗВО) включает всего две мотострелковые бригады, воздушно-десантную дивизию и бригаду спецназа. В Калининградской области таких бригад две — мотострелковая и морской пехоты. Поэтому неизвестно, какие 19 бригад имеет в виду Aftonbladet. Впрочем, если Россия вдруг всерьез задумает ударить по Прибалтике, правда, непонятно — зачем, то она, видимо, сконцентрирует силы на этом направлении. То есть начнется подгон сил и средств из бывшего Московского (МВО) и нынешнего Центрального (ЦВО) военных округов. Ничего не мешает подвести силы из Восточного военного округа (ВВО). Но, повторю, из чего исходят шведы — неясно, нужна методика их подсчетов, если, конечно, она вообще есть.

— Интересно, сколько вообще бригад в составе российских ВС насчитали шведы, производя такие «арифметические подсчеты» …

— Дело в том, что точное количество бригад в составе Сухопутных войск ВС РФ по состоянию на «сейчас» определить крайне сложно. При этом опять-таки — есть ракетные и артиллерийские бригады, бригады спецназа, активно идет процесс восстановления дивизий, в составе которых бригады исчезают и снова становятся полками. На начало 2010 года в СВ насчитывалось всего 85 бригад, в том числе и так называемые «свернутые».

Некоторое время назад главнокомандующий СВ генерал-полковник Владимир Чиркин заявлял, что в ВС РФ до 2020 года будет сформировано еще 26 бригад без увеличения численности армии — разведывательных бригад (по одной в каждой армии), бригад армейской авиации (10 в армиях и 4 в военных округах), а также две зенитные ракетные бригады. И тогда он говорил, что в настоящее время в Вооруженных силах РФ насчитывается чуть менее 100 бригад, а к 2020 году их будет около 125.

— Насколько реалистичны данные шведов в оценке численности танкового парка ВС РФ?

— Меня всегда умиляют западные расчеты количества вооружений и военной техники с точностью до одного танка. Откуда они вообще берут эти цифры? На самом деле тут с точностью до сотни трудно подсчитать…

Что касается «беспокойства» шведов о том, что у России «нет организации, которая занималась бы мобилизационной подготовкой» — включением запасов советской военной техники в «расчет мощи вооруженных сил», то это — откровенная ерунда. Если уж шведы считают с такой точностью, то было бы хорошо, если бы они имеющиеся у нас танки по типам расписали, а в России такими расчетами с благодарностью бы пользовались…

— Шведские эксперты, говоря о состоянии ВС стран Европы, по сути, утверждают, что при военном конфликте они в состоянии отправить на войну один-три батальона.

— С этим я соглашусь. Английские, французские, немецкие и др. дивизии и бригады подсчитать в принципе можно, но на мой взгляд, в этом нет особого смысла в силу того, что они после окончания холодной войны сами активно разоружались. В итоге — боеспособность европейских армий, за исключением отдельных подразделений, не выдерживает никакой критики. Я затрудняюсь сказать, какую из натовских армий можно на 100% считать сильнейшей, если не брать во внимание турок и не учитывать ядерное оружие. Но вообще по боеспособности среди всех европейских армий, очевидно, самая сильная — это польская.

— Aftonbladet как раз пишет, что поляки в состоянии собрать на «войну за Прибалтику» четыре или пять бригад, и их ВС находятся в сравнительно лучшем состоянии.

— Польская армия действительно выделяется среди европейских армий, в том числе и по мотивированности. Правда, есть еще греческая армия, но я как-то слабо представляю греков, воюющих с нами за Прибалтику или Германию. Если и представить вдруг нашу агрессию, то единственным серьезным противником для российской армии будет польская, правда, непонятно, будет использоваться белорусская территория, так как это в данном случае принципиально. С другой стороны, даже без нее «пробить» Прибалтику — не проблема. Но в таком случае все может запросто перерасти в ядерную войну, ведь баланс будет разрушен…

— Шведы упоминают ядерное оружие, видимо, имея в виду тактическое (ТЯО), которое Россия якобы будет вынуждена использовать для обороны захваченных территорий…

— При описанном сценарии уже не мы будем защищать захваченную Прибалтику с помощью ядерного оружия, это уже Запад будет защищать Францию с помощью его. Понятно, что деление оружия на оборонительное и наступательное абсолютно искусственно, поскольку оборонительным вооружением могут быть только средства ПВО. Но тактическое ядерное оружие плохо еще и тем, что его применение в определенной степени — это стрельба по самому себе: из-за слишком малого расстояния и независимо от того, обороняешь территорию или атакуешь, ты рискуешь попасть под последствия применения собственного ТЯО.

Но сравнивать нас с Великобританией и Францией даже в плане обычных вооружений бессмысленно — мы их превосходим в разы. Поэтому тезис о том, что мы будем защищать от них захваченную Прибалтику, только увеличивает градус абсурда текста обсуждаемой шведской статьи.

— Цифра в 150 тысяч человек, которые по шведским расчетам должна выставить российская сторона для наступления на Прибалтику, мягко говоря, вызывает сомнения, — отмечает научный сотрудник Центра анализа стратегий и технологий, главный редактор журнала «Экспорт вооружений» Андрей Фролов. — У нас общая численность Сухопутных войск составляет менее 300 тысяч человек. Учитывая это, для 150-тысячного наступления РФ надо собирать войска от Камчатки до Калининграда, что, мне кажется, маловероятно.

Кроме того, операция операции рознь. Скажем, в боевых действиях в Сирии участвует межвидовая группировка, которая по численности примерно равносильна бригаде, но при этом российские военные практически не участвуют в боевых действиях «на земле». Вряд ли пехота будет играть значительную роль и в случае конфликта в Европе: стороны сразу начнут обмениваться ударами тактических ракет и авиационными атаками. Конечно, пехота и бронетанковые подразделения будут участвовать в боевых действиях, но без авиационного «зонтика» куда-то наступать не имеет смысла.

Что касается шведского «анализа» численности танкового парка российской армии и в целом боеспособности ВС стран Европы, то он не выдерживает никакой критики. Это просто набор упрощенных утверждений.

Во-первых, сравнивать численность всей бронетехники в РФ с французским парком, а не НАТО, имеет смысл только в одном случае — если статья имеет цель что-то пролоббировать.

Во-вторых, непонятно как они считают численность бронетехники. Хотя цифра в три тысячи более-менее правдива: у нас в активной эксплуатации в войсках находятся около тысячи модернизированных Т-72Б3, несколько сотен Т-80 разных видов, 300−400 единиц Т-90 и разные модификации Т-72 в разной степени исправности. С учетом стран Восточной Европы у Запада примерно такое количество танков.

В-третьих, боеспособность европейских стран по сравнению со временем холодной войны, конечно, упала, но в составе, например, СВ Великобритании явно не одна воздушно-десантная бригада и механизированная дивизия. Одна дивизия в Йорке, другая в Булфорде, плюс отдельные бригады гуркхов, разведывательная и т. д. Кроме того, шведы не учитывают Силы специальных операций, которые у Великобритании и Франции довольно мощные.

В-четвертых, про некоторые страны шведы вообще забыли, а например, у Румынии не такая уж и слабая армия.

В общем, шведские «зарисовки» на тему вторжения РФ в Прибалтику не выдерживают никакой критики. Тем не менее, материал органично вписывается в рамки информационной кампании против Москвы, а заодно, видимо, преследует цель пролоббировать увеличение военного бюджета Швеции. Но, наверное, там понимают, что если вдруг подобный конфликт и случится, то через два часа все завершится применением ядерного оружия (американское ТЯО никто не собирается выводить из Европы) и подсчет бригад и батальонов на этом можно будет завершить.

interpolit.ru

Чем дивизия отличается от бригады

Дивизия, полк, рота, бригада, батальон – все эти обозначения подразделений являются чем-то неизведанным для людей, далеких от военной службы. Чтобы описать их основные особенности, потребуется немало времени. Поговорим об отличии дивизии от бригады, ведь эти воинские формирования имеют немало общих черт.

Определение

Дивизия – тактическое или оперативно-тактическое соединение в различных родах войск и видах вооруженных сил мира, состоящее из частей, подразделений и штаба.

Бригада – тактическое войсковое формирование во всех родах войск и видах вооруженных сил, являющееся промежуточным звеном между дивизией и полком.

к содержанию ↑

Сравнение

В некоторых государствах бригада, наравне с полком, относится к разряду основных тактических формирований. Служит неким промежуточным звеном между полком и дивизией. Обладает схожей с полком структурой, но при этом насчитывает большее число батальонов и прочих подразделений. Вполне может включать в себя два полка, а также вспомогательные роты и батальоны. Количество человек в бригаде варьируется от двух до восьми тысяч, а ее командиром, так же как и в полку, является полковник.

Дивизия – более крупное воинское формирование, состоящее из штаба, подразделений и частей. В нее входит большое количество полков, дивизионов, батальонов, рот и взводов. Численность дивизии составляет в среднем от двенадцати до двадцати четырех тысяч человек, а ее командир носит звание генерал-майора.

Упрощенная организационная структура и меньший штат делает бригаду значительно более гибким соединением, нежели дивизия. Однако структура тылового и боевого обеспечения, в отличие от бригады, продублирована в дивизии, что дает последней преимущество в надежности функционирования подразделений в условиях боя. Логично, что содержание дивизий, отличающихся более сложным штатом, подразумевает под собой гораздо большие вложения, нежели содержание бригадных структур. Именно это стало причиной отказа ВС России от дивизий и перехода на более мобильную и гибкую бригадную структуру. Исключение составляют лишь Ракетные войска стратегического назначения и Воздушно-десантные войска. В государствах НАТО дивизии по-прежнему остаются одним из основных типов воинских формирований.

к содержанию ↑

Выводы TheDifference.ru

  1. Бригада служит промежуточным звеном между полком и дивизией.
  2. Дивизия является более крупным воинским формированием, ее численность в среднем составляет от двенадцати до двадцати четырех тысяч человек. Личный состав бригады насчитывает от двух до восьми тысяч человек.
  3. Командир дивизии носит звание генерал-майора, командир бригады – полковника.
  4. Бригада считается значительно более гибким и мобильным соединением, нежели дивизия.
  5. Дивизия обладает преимуществом в надежности функционирования подразделений в условиях боя.
  6. Содержание дивизий подразумевает под собой гораздо большие вложения, нежели содержание бригадных структур.
  7. На сегодняшний день ВС России (в отличие от стран НАТО) отказались от дивизий, исключением стали лишь Ракетные войска стратегического назначения и Воздушно-десантные войска.

thedifference.ru

Сухопутная армия в XXI веке: равнение на Россию

Вооруженная сила всегда была гордостью и главной силой России. Новое тысячелетие ставит перед армией новые задачи, для решения которых.

Авиация может нанести удары и даже перетереть противника в порошок, Военно-морской флот может поразить тысячи объектов в глубине территории противника, но большинство войн в том или ином виде оканчивается вторжением сухопутных (ВДВ, морская пехота) войск на вражескую территорию и нанесение противнику поражения в бою. Так было в Грузии в войне 08.08.08, так было в обе иракские кампании, так было в Ливии, так было и в Сирии.
Роль сухопутных войск крайне важна, и, не смотря на то, что удары с воздуха смотрятся эффектно, крылатые ракеты стартуют красиво, основное огневое поражение в современной войне наносится артиллерийским огнем. Фиксация результатов войны происходит «рядовым пехотным Ваней», который пишет на Рейхстаге свои слова и водружает на нем знамя Победы.

Министр обороны России генерал армии Сергей Шойгу совершил рабочую поездку в войска Западного военного округа

Управление войсками

Большинство российской сухопутной армии (тут и далее я сюда буду включать войска ВДВ и морскую пехоту) входят в состав четырех военных округов и одного оперативного командования, созданного в 2014 году: Южный ВО, Западный ВО, Центральный ВО, Восточный ВО, оперативное командование «Север». Каждый округ это зона ответственности, это свой вероятный противник, свои задачи.

Южный ВО

Самым боевым в российской армии были части нынешнего Южного ВО, а именно 58 армии, которая переняла на себя славные традиции и дух российской кавказской армии 18-20 веков. Именно войска этой армии прошли две Чечни и пятидневную войну. Они всегда готовы отразить или нанести удар. А регион Закавказья и Ближнего Востока как раз находится в зоне ответственности ЮВО. Как передовые редуты, здесь вынесены три военные базы: в г. Гюмри (Армения), г. Цхинвал (Ю. Осетия) и г. Гудаута (Абхазия).

Крым является отдельным передовым рубежом, который позволяет полностью контролировать оперативную обстановку в районе Причерноморья и тем самым активно влиять на политику стран региона. Округ очень важный. Именно поэтому в нем, несмотря на небольшие размеры, на сегодня сосредоточено более четверти всей сухопутной военной силы России. Роль округа и дальше будет расти по мере нарастания напряженности в районе Ближнего Востока и Средиземного моря входящего в зону его ответственности. Все «сирийские» военные российские объекты, оперативно подчиняются именно руководству Южного ВО.

Вероятный противник: ВС Турции и других стран южного крыла НАТО и ВС Украины и Грузии (на сегодня увы именно так). В качестве противовеса им имеются ВС Новороссии, ВС, Приднестровья, ВС Южной Осетии и ВС Абхазии.

Западный ВО

Прикрывает Западную границу и район города Москвы. С учетом малочисленности войск вероятного противника в Прибалтике и с учетом союзной Белоруссии части прикрытия на западном направлении составляют всего четыре-пять танковых и пехотных бригад. Но именно в районе Москвы сосредоточен основной стратегический резерв Верховного главнокомандующего: три из пяти дивизий ВДВ, бригада спецназа ВДВ и две «придворные» дивизии: Кантемировская и Таманская и объявлено о формировании еще двух дивизий. Уже принято решение о сведении войск округа в две армии: первую танковую и двадцатую общевойсковую.
Вероятный противник: европейские страны НАТО и части ВС США, расквартированные на европейском ТВД.

Восточный ВО

Второй по численности боевых подразделений округ ВС России (около 20 бригад). Его зона ответственности Забайкалье и Дальний Восток. Главные задачи прикрытие границы в зоне ответственности и защита тихоокеанского побережья России.

Вероятный противник: Тихоокеанский флот США, Корпус Морской Пехоты США, ВС Японии.

Центральный ВО

Прикрытие южной границы Сибири, Урала. Очень большая площадь, и длина границы не позволяет организовать полное прикрытие ее наличными силами округа (до 15 бригад). Именно поэтому большую роль в надежности защиты этих рубежей играют союзные Казахстан и Китай и ведется целенаправленная работа по воссозданию союза со Среднеазиатскими республиками бывшего СССР. Таджикистан с российской 201 — базой (фактически бригадой) уже 25 лет служит передовым форпостом обороны России от проникновения исламского радикализма в Среднюю Азию. Его роль трудно переоценить.

В зону ответственности Центрального ВО входит и территория Афганистана, сорок лет уже беспокойного и проблемного.

На сегодня основной противник, это террористические организации Азии, коих США расплодили в огромном количестве, а потому части округа служат своеобразным резервом для усиления остальных округов. Этому способствует налаживание отношений с Ираном, Китаем и Пакистаном. Именно эти задачи отрабатываются на многих последних учениях по развертыванию частей округа в других регионах страны.

Оперативное командование «Север»

Самое молодое командование, созданное в 2014 году с целью централизации управления по обороне северных рубежей Российской Федерации. Именно север становится для России важным регионом не только в военном плане, но и экономическом. Более того, в перспективе двадцати лет ожидается здесь только наращивание угроз жизненным и экономическим интересам России.

Чем так важны для России эти рубежи. Именно через северный полюс «традиционно» пролегают пути большей части американских ядерных боеголовок в случае удара. В последние 25 лет в единой системе ПВО России образовались огромные прорехи (хотя следует признать, что они были и во времена СССР, просто стали шире). Сквозь них враг может неожиданно нанести удар, который пока отразить сложно. Именно поэтому в первую очередь на островах Ледовитого океана и на «большой земле» восстанавливаются старые советские базы, на которых будут располагаться части ПВО и пункты контроля воздушной обстановки. В ближайшее время их планируется оснастить современными ЗРК С-500, которые совместно с авиацией (стратегические перехватчики МиГ-31) должны закрыть «северную дыру». И все они нуждаются в прикрытии флота и пехотных частей. Кстати, по уже озвученным планам для авиации в приполярном регионе планируется восстановить 13 аэродромов.

Сухопутная составляющая войск командования «Север» до 3-4 арктических бригад. Две из них уже созданы.
Организационно-штатная структура сухопутных войск РФ

Российская мотопехота и танковые части за последнее десятилетие переживает третью реорганизацию. Правильнее сказать, что все эти годы она живет в эпоху постоянных перемен. И эти перемены пока не пошли ей в прок.

Дело в том, что российское военное руководство никак не может определиться с концепцией применения мотопехотных подразделений, что отображается на ее возможностях решать те или иные задачи.

В войсках одновременно находятся бригады нескольких «типов», которые существенно отличаются по составу и возможностям, а также создаются дивизии нового строя. В общем, реформа за реформой.

В чем собственно проблема. Россия в 2000-х годах начала переходить на бригады «нового типа». Переходили со своими тараканами в голове, а потому «блин вышел комом». Структура подчиненности российской армии на 2010 год была такой: округ, армия, бригада. А потому рассудив «здраво» (по советским лекалам), что негоже армейскому командованию заниматься ремонтов бронетранспортеров и танков, передали большую часть тылового обеспечение бывших дивизий во вновь формируемые бригады. Тем самым уменьшив огневую мощь старых подразделений, относительно увеличили численность не боевого элемента. Бригада первой волны реформ имела в своем составе:

Около 4300 человек ЛС. Из них собственно пехота и танковые части составляли 2000 человек, еще 900 человек составляли артиллерийские части и подразделения ПВО. Остальное «тылы».

Когда во время учений 2010 года выяснились проблемы бригад «нового строя» (перенасыщение тыловыми частями), руководство МО РФ начало переформировывать их в бригады «супер нового строя». Главную проблему они видели не в нахождении значительной части обслуживающего персонала в составе бригады, а в том, что они недогружены боевыми подразделениями. В результате получили так называемые тяжелые бригады тип «А» и тип «Б». Реформа свелась к усилению состава артиллерии (благо промышленность выдавала оружия много и качественного) и численности танков.

В танковый батальон была добавлена еще одна рота, а мотострелковый батальон был усилен добавочными огневыми средствами. Отличие тип «А» от тип «Б», состояли лишь в том, что у первого были в составе три мотострелковых и один танковый батальон, а у второго два мотострелковых и два танковых батальона. Бригада добавила в свой состав от 200 до 500 человек и практически превратилась в мотострелковую дивизию, у которой на то же количество танков (почти три советских танковых батальона) было всего два батальона пехоты (с разведбатом три). Вот сравнительная таблица механизированной бригады США и бригады тип «Б»:

Механизированная бригада США:
Численность ЛС — 3773 чел.
Танки – 57 шт.
БМП – 133 шт.
БТР и КШМ на гусеничной тяге – 98 шт.
ББМ колесные – 6 шт.
САУ – 16 шт.
Самоходные минометы – 18 шт.
Автомобили – 218 шт.

Механизированная бригада России тип «Б»:
Численность ЛС — 4500 чел.
Танки – 84 шт.
БМП – 142 шт.
БТР и КШМ на гусеничной тяге – 118 шт.
ББМ колесные – 3 шт.
САУ – 54 шт.
РСЗО – 6 шт.
Самоходные ЗРК и ЗАРК – 26 шт.
Автомобили – 412 шт.

Как видим, перекос в сторону насыщения огневыми средствами просто колоссален. Три самоходных артиллерийских дивизиона на бригаду! Из них два тяжелых. Это сразу увеличило необходимость армейских систем ПВО, что потянуло за собой ворох сопутствующих проблем. Но зато тыловикам было кого обеспечивать. Бригада стала большой, мощной, но потеряла мобильность.

Кстати, невольно напрашиваются сравнения с украинской армией тех же времен. Украина еще в начале 2000-х полностью скопировала себе американскую схему: корпус-бригада-батальон. В 2012 году как раз Украина переходила от построения механизированных бригад, налогов российских типа «Б» на тип «А»: 2 мсб плюс 2 тб, на 3 мсб плюс 1 тб. При этом она имела два артиллерийских дивизиона САУ (один 2С3 «Акация», один 2С1 «Гвоздика»). С учетом характеристик систем, фактически огневая мощь артиллерийской группы российской «суперновой» бригады была выше в два раза. Но ни до, ни после украинская бригада не превышала по численности 3 500 человек.

Естественно учения 2012 года показали всю неповоротливость нового образования. Артиллерийская группа, в следствии своей избыточности, частично простаивала. Задачи бригады, которые она выполняла в наступлении и обороне, можно было решать с намного меньшим числом огневых средств поддержки.

Армия нового типа

Выводы были сделаны и с начала 2013 года российская мотопехота начала третий процесс преобразования. В чем-то они напоминают американские, потому как вызваны общими проблемами и перевооружением на новые системы вооружений, но, тем не менее, имеют и некоторые принципиальные различия.

Структуре частей будущего будет формально возвращен дивизионно-полковая структура. Но не стоит считать нынешние дивизии полным эквивалентом дивизиям СВ СССР. Несмотря на то, что штатный состав их практически идентичным, техника нового поколения позволяет им решать гораздо более широкий круг задач и на более широком участке фронте.

Информации об этом в сети пока немного, но ее состав вычислить уже можно. Новые дивизии, которые формируются на базе прежних бригад. Первые две Кантемировская и Таманская переведены на дивизионный штат (кадрированный) уже несколько лет назад. Полки в их составе будут соответствовать американским «модульным» бригадам (облегченным от значительной части артиллерии и МТО), а средства усиления дивизии (артиллерийские и зенитно-ракетный полки) «модульным» средствам усиления в составе СВ США. На этом аналогии оканчиваются. Дивизии РФ будут иметь постоянный состав и фактически будут выполнять функции автономной оперативно-тактической единицы армии, способной вести как самостоятельные боевые действия, так и во взаимодействии с другими частями армии (округа).

Вероятнее всего, мотострелковая дивизия будет состоять из трех мотострелковых полков, одного танкового полка (все трехбатальонного состава) и артиллерийского полка из трех-четырех артиллерийских дивизионов: двух дивизионов САУ «Мста-С» (в последствии 2С35 «Коалиция-СВ»), дивизиона РСЗО БМ021 «Град» и дивизиона ПТО смешанного состава. Возможно, противотанковая артиллерия будет передана в мотострелковые полки (кроме одно-двух самоходных батарей ПТУРС) и тогда артиллерийский полк будет состоять из трех дивизионов огневого усиления. Также в состав дивизии будет входить зенитно-ракетный полк и части МТО.

Численность ЛС дивизии будет составлять около 10 тысяч человек из которых около 6 тысяч будут составлять линейные части (танковые и мотопехотные), до трех тысяч части усиления (артиллерийские и зенитные) и около одной тысячи части МТО.

Танковая дивизия будет иметь три танковых полка и один мотострелковый полк и немного иной состав частей МТО.
Последние войны показали, что формат войн изменился. Уже ушли в прошлое фронты и сплошные боевые порядки. Развитие систем наблюдения и контроля, а также увеличение дальности и точности средств поражения, сделали их ненужными. Сегодня война идет за удержание ключевых точек и коммуникаций, между которыми работают ДРГ противоборствующих сторон. А потому резко увеличилось значение сил специальных операций и разведывательных подразделений. Фактически они выполняют роль связывания воедино узлов обороны. Они также становятся важнейшим участником наступательных операций, выполняя роль не только разведки, но и наведения огневых средств.

Война на Донбассе показала это со всей очевидностью. И «донецкая кампания» и «сирийская» послужили полигоном и внесли свои коррективы в новый облик российской сухопутной силы.
Итак, уже две дивизии созданы и объявлено о формировании еще трех.

В г. Ростов на Дону (Ростовская область) мотострелковая дивизия на базе 33-ей мотострелковой бригады:
В г. Ельня (Смоленская область) 144-я гвардейская мотострелковая дивизия. В 2014 году было объявлено о формировании здесь мотострелковой бригады, в начале 2016 года заявлено о полном воссоздании 144-ой дивизии.
В г. Богучар (Воронежская область) разворачивается 10-я гвардейская танковая дивизия на базе недавно воссозданной 1-ой танковой бригады.

Конфликт на Украине привел к воссозданию западного (фронта), который на первом этапе, не считая частей ВДВ, будет состоять из двух армий: 1-ой танковой и 20 общевойсковой.

В состав 1-ой танковой (фактически второй эшелон) входят одна танковая (Кантемировская) и одна мотострелковая дивизия (Таманская), а также 6-я танковая бригада и 27-я Севастопольская мотострелковая бригада.

В состав 20-ой армии (прикрытия) будут входить: 10-я танковая и 144-я мотострелковая дивизии и 9-я мотострелковая бригада.

Источник: http://fapnews.ru/253913-suhoputnaya-armiya-v-xxi-veke-ravnenie-na-rossiyu/

chervonec-001.livejournal.com

Бригада Википедия

Знак командного пункта бригады на военных топографических картах принятый в СССР/России.
Красный цвет — формирования своих войск.
Синий цвет — формирования войск противника
Примерные сокращения:
45 исбр — 45-я инженерно-сапёрная бригада
116 тбр — 116-я танковая бригада Условный знак «Бригада», стандарт НАТО

Брига́да (фр. brigade — отряд, команда) — формирование, наименьшее тактическое соединение в вооружённых силах многих государств.

По боевому составу занимает промежуточное положение между полком и дивизией[1]. Встречается практически во всех видах вооружённых сил, родах войск и специальных войск. Включается в состав более крупного соединения или объединения. В некоторых случаях бригада бывает отдельной[2].

ru-wiki.ru

Отдельная бригада Википедия

Знак командного пункта бригады на военных топографических картах принятый в СССР/России.
Красный цвет — формирования своих войск.
Синий цвет — формирования войск противника
Примерные сокращения:
45 исбр — 45-я инженерно-сапёрная бригада
116 тбр — 116-я танковая бригада Условный знак «Бригада», стандарт НАТО

Брига́да (фр. brigade — отряд, команда) — формирование, наименьшее тактическое соединение в вооружённых силах многих государств.

По боевому составу занимает промежуточное положение между полком и дивизией[1]. Встречается практически во всех видах вооружённых сил, родах войск и специальных войск. Включается в состав более крупного соединения или объединения. В некоторых случаях бригада бывает отдельной[2].

ru-wiki.ru