Создателями цивилизационного подхода были – Концепция исторического развития в наследии русских и европейских основателей цивилизационного подхода

Лекция — Цивилизационный подход — История

Критически оценивая эволюционизм, позитивизм, марксизм, следует обратить внимание на теорию локальных цивилизаций, которая представляет собой культурно-историческую интерпретацию истории. Теория локальных цивилизаций возникла как реакция на попытки унифицировать многообразную человеческую историю. Данная теория, не признавая единых критериев исторического прогресса, характеризует историю человечества как многообразный, многовариантный процесс, совокупность историй различных локальных цивилизаций, у каждой из которых свои законы и свое направление развития. Она восходит своими корнями к теории циклического развития Гераклита, Платона, Аристотеля, которые выделяли периоды развития, стагнации и упадка общественных систем.

В основу разработки цивилизационного подхода была положена теория циклов, разработанная О. Шпенглером и А. Дж. Тойнби[7]. Освальд Шпенглер в книге «Закат Европы» раскрыл своеобразие западноевропейской цивилизации, представляя ее, как и другие цивилизации, отгороженной от мира. Огромный вклад в разработку теории локальных цивилизаций внес английский историкАртур Тойнби. Сначала в его теории насчитывалось 100 цивилизаций, затем, в результате укрупнения критериев число цивилизаций как типов общества сократилось до 21.

Цивилизация выделяется по большому количеству критериев: географическим, природным, религиозным, экономическим и другим разнообразным факторам. Из-за трудностей с многочисленными критериями цивилизации, большого разброса в количестве выделенных цивилизаций историки, придерживающиеся данной методологии, обратились к понятиютип цивилизации. Русский ученый (ботаник по профессии, история и политика были его увлечениями)Николай Яковлевич Данилевский представил историю человечества как историю отдельных, не связанных друг с другом13 культурно-исторических типов, среди которых и славянский культурно-исторический тип[8]. В учебной литературе обычно выделяются следующие типы цивилизаций: природные общества, восточный и западный типы цивилизации.

Цивилизационный подход, учитывающий влияние на исторический процесс самых разнообразных факторов, позволяет более адекватно реконструировать историю; включить в процесс исторического познания самую высокую ценность – человека; преодолеть европоцентризм, то есть не выдавать европейские критерии прогресса за универсальные.

Однако в рамках цивилизационного подхода не выработан еще четкий категориальный аппарат, отрицается понятие «цивилизованная страна» в привычном, обыденном смысле слова, отсутствуют единые критерии цивилизации и из-за «атомизации» человеческой истории затруднено выделение общих закономерностей исторического развития.

Представленными выше теориями не исчерпываются методологические учения. И в настоящее время продолжается поиск новых путей познания исторического прошлого, определения содержания исторической науки и методов исторического исследования.

www.ronl.ru

Цивилизационный подход: интерпретация или дезинформация?

Цивилизационный подход: интерпретация или дезинформация?

На вопрос о сути цивилизационного подхода каждый второй школьный учитель и каждый третий обыватель, знакомый с этим подходом, отзовется о нем крайне негативно. Среди характеристик наверняка будут присутствовать отсутствие точного определения термина «цивилизация», не разработанность представлений о внутренней структуре и этапах развития этого исторического феномена, «заумность» и насыщенность терминологией, не ясной никому кроме адептов этого учения… Не в последнюю очередь будет обращено внимание на крайнюю идеологическую предвзятость многих современных адептов цивилизационного подхода, в полном противоречии с неотделимым от понятия «цивилизации» идеалом многополярного мира выступающих с позиций либерального глобализма. Современные «последователи» цивилизационного подхода умудряются причислять себя к таковым, отвергая основные положения наследия его основателей. Критикуют автора термина «европейничанье» Данилевского и автора «Заката Европы» Шпенглера за констатацию кризиса западной цивилизации и отсутствие в трудах апологетов самостоятельных исторических типов поддержки идеи «общечеловеческой цивилизации»! Отсюда единственным «подлинным творцом» цивилизационного подхода оказывается Тойнби, которому правда достается за «мракобесие» (английский историк считал религию главной составляющей цивилизации).

Между тем, если обратиться к трудам основателей цивилизационного подхода — К.Н. Леонтьева, Н.Я. Данилевского, О.А. Шпенглера и А.Д. Тойнби без какой бы то ни было идеологической предвзятости, то мы найдем в них и определение понятия «цивилизации», и четкое представление о том, из чего она состоит, как развивается, поймем, чем, на их взгляд, ценен многоукладный мир, состоящий из цивилизаций, разнящихся своей инаковостью. При определенной склонности, например, Шпенглера к сложному смыслообразованию, мы не найдем ни в его трудах, ни в трудах других основателей цивилизационного подхода никакой особой «заумности», или, по крайней мере, чего-то такого, в чем нельзя было бы разобраться при некотором усилии. В любом случае мы не найдем в них (может быть за исключением позднего Тойнби) и того «вдалбливания» собственного мировоззрения, которое характеризует работы современных авторов. Гении не навязчивы…

Возникает вопрос, откуда же возникло такое несоответствие между трудами основателей цивилизационного подхода и современным представлением о них? Это является следствием интерпретаций трудов Леонтьева, Данилевского, Шпенглера и Тойнби современными исследователями, которые имеют как объективные, так и субъективные причины. Если к последним относится неуемное стремление попасть в модный «mainstream», и даже исповедуя цивилизационный подход, доказать свою принадлежность к «единому цивилизованному человечеству», то объективной причиной подобного положения вещей является определенный системный кризис самой методологии научного знания.

Ныне трактовка понятия «цивилизационный подход» (и, соответственно, подбор трудов по нему) весьма широка: в современной историографии в представителей цивилизационного подхода вдруг «превратились» хорошо знакомые авторы (В. О. Ключевский, Е. Л. Чаадаев и Н. Г. Чернышевский), доселе не относимые к данному направлению, и напротив, те, кто действительно относится к этому направлению (как, например, Н. Я. Данилевский), зачастую не соотносятся с понятием «цивилизационный подход».

Дело здесь в том, что многие исследователи просто не задаются вопросом — по каким признакам можно включать (или не включать) того или иного автора в состав той или иной научной школы, и, закономерным образом, создают совершенно искусственные классификации, основанные на одном-двух малозначительных, лежащих на поверхности, признаках. Два почти хрестоматийных примера это так называемые «циклизм» (исследователи буквально «заставляют» представителей самых разных цивилизаций, традиций и взглядов быть «предшественниками» и «родоначальниками» цивилизационного подхода на основании такого тривиального признака, как упоминание о некой системе исторического развития, напоминающей схему «рождение — расцвет — распад») и «органицизм» (представление об исторической реальности, которое подразумевает весьма широкий спектр исследовательских методов — от простого уподобления цивилизации и организма, до пантеистического представления о цивилизации как живом организме), представители которых чуть ли не априори позиционируются в качестве цивилизационщиков.

Характернейшей особенностью современных работ, претендующих на представление цивилизационного подхода, либо рассматривающих актуальные для него исторические феномены, можно назвать лингвистический парадокс: происходит соположение не только наследий разных мыслителей, но и самих исторических явлений не на основе совокупности их признаков (форма + содержание и т.д.), а на основе синонимичности терминов, не взирая на антонимичность конкретного термина и вкладываемого в него смысла… Так, один автор объединяет либерально-прогресистский взгляд на историю с цивилизационным подходом на основании такого тривиального факта, что представители обоих направлений употребляют термин «цивилизация» (хотя и вкладывают в него совершенно разный смысл!), а другой принимает за концепцию «Третьего Рима» взгляды лишь тех исследователей, которые либо пользовались очень важным для цивилизационного подхода словосочетанием (или раздельным употреблением в одном смысловом контексте) «Третий Рим», либо обращали внимание не только на преемство России по отношению к Византии, но и на ее преемство по отношению к Риму. То, что при единстве словоупотребления и/или исторической локализации своих интересов, рассматриваемые мыслители вкладывали в понятие «Третьего Рима» зачастую совершенно разный смысл (и наоборот, не употреблявшие этого словосочетания предшественники и последователи старца Филофея, — пусть даже не знакомые с его наследием, — были приверженцами именно филофеевой историософии), интересует таких авторов в гораздо меньшей степени, чем вышеназванный подход в рамках искусственной систематизации!

Вслед за игнорированием необходимости рассмотрения самого вопроса о признаках, которые позволяют включать мыслителей в школы, а исторические факты в явления и явления в закономерности, налицо раздробленность восприятия наследия тех мыслителей, на которых уже пал выбор (и самого предмета их исследования). И здесь речь идет не столько о том, что восприятие целокупного научного достоинства Леонтьева или Шпенглера представляется возможным лишь в ходе употребления междисциплинарного метода (необходимо использование, как минимум, данных истории, религиоведения, искусствоведения и философии), сколько о том, что абсолютизация какой-либо одной стороны цивилизационной жизни (чаще всего государственной: политической, социальной, экономической) — это общее место в историографии. Наблюдается фрагментарность методологического подхода: даже когда историк уходит от гиперболизации роли социально-экономических отношений, он приходит к аналогичному вырыванию из цивилизационного контекста какой-то другой его составляющей. Так, некоторые исследователи, уйдя от истмата, и справедливо полагая, что религия характеризует общество, тем не менее обращаются в другую крайность, преувеличивая ее роль вплоть до классификации цивилизаций именно по религиозному признаку.

Раздробление предмета исследования происходит не только при выборе специальности исследования, но и при выборе хронологических рамок: для восприятия цивилизационного подхода необходим уход от описания эволюционности взглядов рассматриваемых авторов, и их рассмотрение в оформленном, законченном виде (скажем, для Леонтьева это 1871–1891 гг.). Действительно, на уровне исследования взглядов одного только представителя цивилизационного подхода рассмотрение его взглядов вне их эволюции, «в застывшем виде», можно назвать «неисторичным», но при постановке на порядок более широкой цели изыскания (такой как характеристика фундаментальных положений цивилизационного подхода), исследователь, по необходимости, должен абстрагироваться от вопроса эволюции их воззрений.

Таким образом, в современной историографии значительная часть составляющих мировоззрения Леонтьева, Данилевского, Шпенглера и Тойнби, в той или иной мере, освещена историками, богословами, философами, культурологами, социологами, литературоведами, религиоведами, политологами, публицистами. Однако, если смотреть не по отдельным направлениям (значительные достижения в леонтеоведении и историографии Данилевского, интересные явления в шпенглероведении и отечественной тойнбиане), а на цивилизационный подход как целостное явление, то ситуация представляется совсем по-иному и весьма печально.

Можно говорить о том, что в нынешней России не только отсутствует сколь ни будь консолидированное научное направление, которое может именоваться «цивилизационным подходом» (как представляли его себе Леонтьев, Данилевский, Шпенглер и Тойнби), — но зачастую нет и четкого представления о сущности идей основателей этого подхода. Их наследие весьма часто противопоставляется — в основном по «партийному», «идейному», а то и «классовому» признаку.

Поэтому, при всей многочисленности монографий, диссертаций и статей, посвященных цивилизациям, выделяется гораздо меньшее число работ, действительно продолжающих традицию цивилизационного подхода. Остается весьма актуальной проблема выявления основных проблем в восприятии цивилизационного подхода современной наукой и российским обществом и нахождения путей для решения этих проблем, — с целью снятия с данной темы налета предвзятости, и включения подлинного наследия основателей данного подхода в научный оборот и общественное мировосприятие.


© Все права защищены http://www.portal-slovo.ru

portal-slovo.ru

Цивилизационный подход к изучению истории: основы

Цивилизационный подход к изучению истории: основы

Цивилизационный подход к изучению истории: основы

Всем моим читателям и друзьям сайта пламенный привет! В самых топовых олимпиадах по истории в последнее время стали включать различные научные исторические теории. Такое давно уже наблюдаю по обществознанию, по истории это только набирает силу.

Поэтому сегодня рассмотрим цивилизационный подход к изучению истории. Его я сам применял еще в вузе при написании курсовых и диплома. Подход очень интересен сам по себе. В общем, если хотите проходить все олимпиады по истории на отлично, то информацию, которую приведу ниже, надо серьезно понять и усвоить.

Что такое подход в истории?

“Подход”, “теория познания”, “методология” — это все суть одно и тоже. Да, многие коллеги скажут, что я тут все упрощаю — и это правда. Мне важно донести основы до вас, а копнуть глубже каждый сам уже сможет.

Представьте себе, что вы смотрите сквозь замочную скважину на что-то интересное. Это может быть старый престарый дом, в котором живут странные люди, или просто вы смотрите, можно ли туда забраться.

Все, что вы видите, ограничено замочной скважиной, ее пределами, границами. Так вот эта “замочная скважина” и есть исторический подход, теория познания или методология. Она позволяет ученым анализировать события прошлого, выделяя в них те или иные закономерности.

По сути, подход — это теория, которая глобально объясняет, почему происходили те или иные события? Почему исторический процесс пошел именно по этому пути, а не по другому?

Основные принципы цивилизационного подхода

Цивилизационный подход к изучению истории активно стал применяться в прошлом, 20 веке. Да он, собственно тогда и появился в полной мере. Хотя истоки, понятно, восходят к Античности — к Гесиоду с его регрессивным развитием или к Аристотелю.

Одним из первых основателей научного цивилизационного подхода по праву считают немецкого историка и философа Освальда Шпенглера. Также его тезисы были сформулированы в трудах английского ученого Арнольда Тойнби и затем американского исследователя Самюэля Хантингтона. О чем писали все эти люди?

История развивается нелинейно и не одинаково. Главным является понятием цивилизации. Цивилизация — это группа стран и народов, связанных общей культурой и историей. Более детально читайте эту мою статью.

Цивилизаций было множество: античная объединяла в себе древний Рим и древнюю Грецию; западно-европейская; арабская, сино-буддийская (Китай, Индия, Япония, Корея), православная, англо-американская.

Любая цивилизация проходит несколько стадий своего развития: рождение, рост, расцвет и упадок. Причем новая цивилизация обычно развивается не на пустом месте, а вбирает в себя достижения предшествующей. Так западноевропейская цивилизация усвоила римские достижения: римское право, латынь, христианство, систему земельных отношений (колонат), римскую культуру.

Православная цивилизация, центром которой всегда была Россия, строила свое существования преимущественно на византийской культуре. И так далее.

Каждая цивилизация уникальна. Нет “плохой” и “хорошей” страны, народа, этноса. У каждого такого образования есть своя уникальная культура, которая сформировалась под влиянием уникальных природных условий, в которых данный народ или этнос сформировался.

Эти идеи а в дальнейшем были развиты английскими учеными и американскими антропологами. Повод к этому был очень серьезный — Вторая мировая война. Вернее Тихоокеанская война, как период или часть этой глобальной войны.

Дело было в том, что США вступили в войну с Японией — крайне непонятной страной. Японцы не сдавались в плен, убивали себя, жестоко обращались с военнопленными и вообще уничтожали себя ради уничтожения вражеской техники. Как воевать с таким врагом, которого не понимаешь? Ведь первое правило войны: понять, как думает твой противник.

И вот американский антрополог Рут Бенедикт, не владея японским, проживая в США смогла изучить и выделить архетипы японской культуры, которая оказывает на японцев крайне серьезное влияние и по сей день. Впервые была дана методология, которая бы объясняла по сути любую культуру. А также давала инструментарий для понимания этой культуры.

Вы должны понять, что я тут просто не смогу воспроизвести все нюансы и тонкости. Моя задача, чтобы вы поняли, что такое цивилизационный подход.

Так вот рассматривая историю, прошлое как набор цивилизаций, можно выделить те или иные культурные элементы, которые влияли на людей в прошлом. Тогда быть может мы и сможем понять, почему происходили те или иные события. Это реально крутая методология, от осознания возможностей которой дыбом встают волосы даже там, где они не растут 🙂

Разумеется, как и всякий подход, он имеет ряд изъянов. Главным из них является вопрос о единых критериях выделения цивилизаций. А их просто не существует. Нет у них четких границ. Однако методология работает в ряде исследований — и этого вполне достаточно.

Надеюсь, вы хоть что-нибудь поняли из прочитанного. Задавайте вопросы в комментах, если будут вопросы. А вопросы — всегда выдают думающего человека.

Мы детально разбираем все теории познания на наших курсах подготовки, когда проводим вебинары по подготовке к олимпиадам. Так что, если хотите побеждать на олимпиадах по истории, и сдать ЕГЭ на действительно высокие баллы, добро пожаловать к нам, на наши курсы.

Также делитесь этой статьей с друзьями в социальных сетях: вам все равно, а мне приятно!

ege59.ru

Сущность цивилизационного подхода к истории

Методологии формационного подхода в современной исторической науке в какой-то мере противостоит методология цивилизационного подхода. Цивилизационный подход в объяснении исторического процесса начал складываться еще в XVIII в. Однако свое наиболее полное развитие он получил лишь в конце XIX-XX вв. В российской исторической науке его сторонниками были Н. Я. Данилевский, К. Н. Леонтьев, П. А. Сорокин.

Основной структурной единицей исторического процесса, с точки зрения этого подхода, является цивилизация. Термин «цивилизация» происходит от лат. слова «civil» — городской, гражданский, государственный. Первоначально термином «цивилизация» обозначали определенный уровень развития общества, наступающий в жизни народов после эпохи дикости и варварства. «Civil» противопоставлялось «silvaticus» — дикий, лесной, грубый. Отличительными признаками цивилизации, с точки зрения этой интерпретации, является появление городов, письменности, социального расслоения общества, государственности.

В более широком плане под цивилизацией чаще всего понимают высокий уровень развития культуры общества. Так, в эпоху Просвещения в Европе цивилизация связывалась с совершенствованием нравов, законов, искусства, науки, философии. Существуют в этом контексте и противоположные точки зрения, при которых цивилизация истолковывается как конечный момент в развитии культуры того или иного общества, означающий его «закат», или упадок (О. Шпенглер).

Однако для цивилизационного подхода к историческому процессу более существенное значение имеет понимание цивилизации как целостной общественной системы, включающей в себя различные элементы (религию, культуру, экономическую, политическую и социальную организацию и т.д.), которые согласованы друг с другом и тесно взаимосвязаны. Каждый элемент этой системы несет на себе печать своеобразия той или иной цивилизации. Это своеобразие весьма устойчиво. И хотя под влиянием определенных внешних и внутренних воздействий в цивилизации происходят определенные изменения, их некая основа, их внутреннее ядро остается неизменным. Такой подход к цивилизации зафиксирован в теории культурно-исторических типов цивилизации Н. Я. Данилевского, А. Тойнби, О. Шпенглера и др. Культурно-исторические типы — это исторически сложившиеся общности, которые занимают определенную территорию и имеют свои характерные только для них особенности культурного и социального развития. Н. Я. Данилевский насчитывает 13 типов или «самобытных цивилизаций», А. Тойнби — 6 типов, О. Шпенглер — 8 типов.

Цивилизационный подход имеет ряд сильных сторон:

1) его принципы применимы к истории любой страны или группы стран. Этот подход ориентирован на познание истории общества, с учетом специфики стран и регионов. Отсюда проистекает универсальность данной методологии;

2) ориентация на учет специфики предполагает представление об истории как многолинейном, многовариантном процессе;

3) цивилизационный подход не отвергает, а, напротив, предполагает целостность, единство человеческой истории. Цивилизации как целостные системы сопоставимы друг с другом. Это позволяет широко использовать сравнительно-исторический метод исследования. В результате такого подхода история страны, народа, региона, рассматривается не сама по себе, а в сравнении с историей других стран, народов, регионов, цивилизаций. Это дает возможность глубже понять исторические процессы, зафиксировать их особенности;

4) выделение определенных критериев развития цивилизации позволяет историкам оценить уровень достижений тех или иных стран, народов и регионов, их вклад в развитие мировой цивилизации;

5) цивилизационный подход отводит подобающую роль в историческом процессе человеческому духовно-нравственному и интеллектуальному факторам. В этом подходе важное значение для характеристики и оценки цивилизации имеют религия, культура, менталитет.

Слабость же методологии цивилизационного подхода состоит в аморфности критериев выделения типов цивилизации. Это выделение сторонниками данного подхода осуществляется по набору признаков, которые, с одной стороны, должны носить достаточно общий характер, а с другой, позволяли бы обозначить специфические особенности, характерные для многих обществ. В теории культурно-исторических типов Н. Я. Данилевского цивилизации различаются своеобразным сочетанием четырех основополагающих элементов: религиозного, культурного, политического и общественно-экономического. В одних цивилизациях давлеет экономическое начало, в других — политическое, а третьих — религиозное, в четвертых — культурное. Только в России, по мысли Данилевского, осуществляется гармоническое сочетание всех этих элементов.

Теория культурно-исторических типов Н. Я. Данилевского в какой-то мере предполагает применение принципа детерминизма в виде доминирования, определяющей роли каких-то элементов системы цивилизации. Однако характер этого доминирования носит трудно уловимый характер.

Еще большие трудности при анализе и оценке типов цивилизации возникают перед исследователем, когда главным элементом того или иного типа цивилизации рассматривается тип ментальности, менталитет. Ментальность, менталитет (от фр. mentalite — мышление, психология) — это некий общий духовный настрой людей той или иной страны или региона, фундаментальные устойчивые структуры сознания, совокупность социально- психологических установок и верований личности и общества. Эти установки определяют мировосприятие человека, характер ценностей и идеалов, образуют субъективный мир личности. Руководствуясь этими установками, человек действует во всех сферах своей жизнедеятельности — творит историю. Интеллектуальные и духовно-нравственные структуры человека, несомненно, играют важнейшую роль в истории, но их индикаторы плохо уловимы, расплывчаты.

Есть еще ряд претензий к цивилизационному подходу, связанному с интерпретацией движущих сил исторического процесса, направления и смысла исторического развития.

Все это вместе взятое позволяет нам сделать вывод, что оба подхода — формационный и цивилизационный — дают возможность рассмотреть исторический процесс под разными углами зрения. Каждый из этих подходов имеют сильные и слабые стороны, но если постараться избежать крайностей каждого из них, а взять лучшее, что имеется в той или иной методологии, то историческая наука только выиграет.

Истоки первых цивилизаций уходят в период существования раннеземледельческих обществ. Благодаря строительству грандиозных по тем временам ирригационных сооружений, резко повысилась производительность сельского хозяйства.

В обществах, вступивших на путь цивилизации, ремесло отделилось от сельского хозяйства. Появились города — особый тип поселений, в которых жители, по крайней мере, частично, были освобождены от сельского хозяйства. Начали возводиться монументальные сооружения: храмы, усыпальницы, пирамиды и т.д., имеющие непосредственно хозяйственное назначение.

Началась социальное расслоение общества. В нем появились разные социальные группы, отличающиеся друг от друга по профессиональным признакам, по социальному статусу, по материальному положению, по объему прав и привилегий. Сформировались государства — системы органов организации и управления жизнедеятельностью общества, защиты социальных интересов одних групп и подавления других.

Была создана письменность, благодаря которой люди могли зафиксировать в материальной форме достижения своей культуры: идеи, верования, традиции, законы и передать их потомству.



biofile.ru

Цивилизационный подход к историческому процессу

Понятие «цивилизация» было выдвинуто в середине XVIII века в рамках французского Просвещения. Просветители называли «цивилизованным» общество, устроенное на началах разума и справедливости. Такое понимание было в значительной степени направлено против критиковавшегося ими «неразумного» феодального общества с господствовавшей в нем клерикальной идеологией.

В целом в XVIII – XIX веках в европейской мысли утвердилось четыре основных подхода к трактовке цивилизации – 1) цивилизация как конечная стадия прогрессивного развития человечества; 2) цивилизация как определенный этап прогрессивного развития человечества; 3) этноисторическая концепция цивилизации; 4) локально-исторический подход к пониманию цивилизации.

Идея цивилизации как конечной стадии прогрессивного развития человечества была выдвинута еще в античности историками Геродотом и Тацитом. Пытаясь объяснить наблюдаемые общие черты в культуре различных народов, они выделили три стадии развития хозяйства – охота и собирательство, скотоводство и земледелие – и в соответствии с этим три стадии развития общества в целом – дикость, варварство и цивилизацию. Цивилизация понималась как преодоление первобытного состояния, переход к государственной организации общества, начало целенаправленной, организованной социальной жизни.

В середине XIX века в Европе возникла наука о народах мира – этнология, – первым подходом в рамках которой являлся эволюционизм. Его сторонники, и  прежде всего, Э.Тэйлор и Л.Морган, заимствовали разработанную в античности концепцию и подкрепили ее солидным этнографическим материалом  о  хозяйстве,  культуре,  социальной  организации  разных  народов. Ф.Энгельс, опиравшийся на идеи Л.Моргана, тоже являлся сторонником этой трактовки цивилизации.

Концепция цивилизации как определенного этапа прогрессивного развития близка первой концепции целым рядом идей – стадиальности истории, наличия универсальных законов исторического развития, верой в общественный прогресс, трактовкой национальных историй как частных случаев проявления универсальных закономерностей. Мировая история рассматривалась

как прогрессивный процесс перехода из одного состояния в другое, более совершенное. Разные народы быстрее или медленнее движутся по одной линии прогресса, а  поскольку именно европейские народы являются воплощением

прогресса, то их путь как бы задает направление общественного развития в целом. Возник европоцентризм, абсолютизировавший европейский путь развития как универсальный.

В связи с этим появились концепции «исторических» и «неисторических» народов Ф.Ратцеля, закон «трех стадий развития нравственности» (семья, гражданское общество, государство) Г.Гегеля, концепция «трех стадий эволюции

мышления» (теологической, метафизической, позитивной) О.Конта, концепция общественно-экономических формаций К.Маркса. В XX столетии к этому ряду отчасти примыкают концепция «стадий экономического роста» У.Ростоу и концепция постиндустриального общества (Д.Белл, А.Тоффлер и другие).

Вместе с тем, накопленный богатый этнографический материал свидетельствовал об огромном разнообразии культур и традиций в неевропейском мире, что дало основание выдвинуть этноисторическую концепцию цивилизаций. Французский историк Ф.Гизо пытался устранить противоречие между культурно-историческим многообразием народов и идеей прогресса. Он полагал, что, с одной стороны, существуют культурные особенности народов, а, с

другой стороны, имеет место цивилизация как прогресс человеческого рода в целом. С более радикальным воззрением выступил Т.Жуффруа, считавший, что у каждого народа – своя цивилизация. В XX веке сходные идеи сформулировал Л.Гумилев.

Локально-исторический подход к цивилизации зародился во второй половине XIX века. В его рамках цивилизации рассматриваются как качественно различные, уникальные, исторические, социокультурные образования, обладающие пространственно-временными границами. Такой подход содержится в концепции культурно-исторических типов Н.Я.Данилевского, концепции локальных   культур   О.Шпенглера   и   концепции   локальных   цивилизаций

А.Тойнби, с именем которого в современных социальных науках, прежде всего, и связан этот подход. П.Сорокин развил концепцию культурных суперсистем как интегрированных «причинно-смысловых», ценностных социальных образований. Необходимо ознакомиться с содержанием этих концепций и критикой П.Сорокиным концепции А.Тойнби и концепций его предшественников –

Н.Я.Данилевского и О.Шпенглера.

В целом можно выделить ряд принципиальных различий между локально-исторической концепцией цивилизации и стадиальным подходом. Вопервых,  стадиальный  подход  акцентирует  внимание  на  единстве  всемирноисторического процесса, локально-исторический – подчеркивает многообразие истории. Во-вторых, стадиальный подход признает единство человечества, локально-истори-ческий – отрицает (прежде всего, это характерно для взглядов Н.Я.Данилевского и О.Шпенглера, в меньшей мере – для А.Тойнби). В-третьих,

в отличие от стадиального подхода, в локально-историческом время рассматривается как циклическое по типу круговорота. В-четвертых, стадиальный подход тесно связан с идеей европоцентризма, локально-исторический содержит идею

полицентризма, гетерогенности, разнообразия путей развития. В-пятых, стадиальный подход опирается на идею общественного прогресса, в локальноисторическом подходе прогресс или отрицается вообще (О.Шпенглер), или рассматривается как относительный.

В XX веке локально-исторический подход получил дальнейшее развитие.

Во-первых, это сделали историки школы «Анналов» – М.Блок, Л.Февр,

Ф.Бродель, Ж.Дюби, Ж.Ле Гофф. Согласно М.Блоку, цивилизация представляет собой длительную фазу развития, конкретную историческую реальность, комплекс политических, социальных структур, экономических  отношений, верований, взаимосвязанных и взаимозависимых «проявлений духа». По мнению Л.Февра, цивилизация есть равнодействующая материальных и духовных, интеллектуальных и религиозных сил, воздействующих в данный отрезок времени, в данной стране на сознание людей. По Ф.Броделю, цивилизация – это историческая реальность, существующая во «времени длительной протяженности».

Школа «Анналов», исключая Ф.Броделя, сосредоточила внимание на исследовании западноевропейской цивилизации эпохи Средних веков. Она рассматривается как хронотоп, локальная социокультурная система. Ее специфика раскрывается в рамках исследования менталитета и системы ценностей, часть которых функционирует на уровне менталитета, а также ценностей, разделяемых всеми членами данного общества, и ценностей, свойственных представителям различных социальных групп. Люди в истории, их смысложизненные ценности, социально и исторически обусловленное сознание выступают главным объектом исследования (историческая антропология как исследовательская стратегия). В целом концепция школы «Анналов» противоположна идее противопоставления культуры и цивилизации О.Шпенглером: у «анналистов» культура является главной характеристикой, определяющей специфику локальной цивилизации.

М.Блок и А.Тойнби были едины в том, что при исследовании смены цивилизаций необходимо исследовать и внутренние, и внешние факторы этого процесса. У А.Тойнби эта идея воплощается в понятиях внутреннего и внешнего пролетариата, а процесс разрушения цивилизации связывается, прежде всего,

с военно-политическими процессами. М.Блок главным фактором считает изменения социокультурного комплекса цивилизации, который определяет ее облик. Кроме того, М.Блок и Л.Февр не разделяли концепцию «вызовов» и «ответов», которые А.Тойнби рассматривал в качестве движущих сил развития цивилизации.

Однако  историки-«анналисты»  сузили  историческую  перспективу,  поскольку сосредоточили своё внимание на специфике только одной цивилизации. Специфика цивилизации Средневековья в Западной Европе была бы показана отчётливее при её сопоставлении с другими цивилизациями на уровне менталитета и системы ценностей. Принцип локальности в варианте школы

«Анналов»   блокировал   также   разработку   проблемы   логики   всемирноисторического процесса. Между тем концепция А.Тойнби создает возможности для такого исследования путем широкого сравнительного исследования локальных цивилизаций.

Отчасти близкое «Анналам» исследование предпринял Н.Элиас. Он проследил трансформацию психологических структур, привычек и манер людей западноевропейского общества, начиная с эпохи Средневековья и вплоть до

нашего времени, показав связь этой трансформации с социальными и политическими изменениями, влияние этих процессов на становление форм поведения,  считающихся  ныне  «цивилизованными»  и  «культурными».  В  целом

Н.Элиас рассматривал «процесс цивилизации» как рост рационального самоконтроля человека.

Во-вторых, возможность сравнительного изучения цивилизаций была реализована целым рядом представителей локально-исторического подхода к

цивилизации. У.Макнил, Ш.Айзенштадт, В.Каволис, Э.Шилз, Д.Хорд, М.Мелко и другие исследовали основания различных цивилизаций, их специфические социокультурные «коды», пространственную организацию в рамках

модели «ядро – периферия», процессы динамики цивилизаций, в том числе их территориальную экспансию, проблемы модернизации цивилизаций в контексте преемственности с традицией, взаимодействие цивилизаций во времени и

пространстве.

В целом в трудах историков школы «Анналов» и вышеупомянутых сторонников цивилизационного подхода, цивилизация рассматривается как сеть отношений между элементами и сферами социокультурной системы, ее центром и периферией. Такой подход приводит к необходимости выяснения и функций различных компонентов системы, и характера их взаимосвязи. Эти

взаимосвязи могут рассматриваться как имеющие разную природу – экономическую, политическую, культурную, но так или иначе они создают определенную структуру общения и обмена, преодолевающую разобщенность индивидов, местную замкнутость.

Цивилизация в этой связи предстает одновременно как устроение общества на основе определенных принципов и как транснациональное, трансграничное образование, которое скрепляется воедино сверхлокальными, универсальными для данной цивилизации ценностями. Именно система ценностей в настоящее время рассматривается как главный фактор, определяющий специфику конкретной локальной цивилизации. На этом же основании происходит выделение Запада и Востока как специфических цивилизационных типов.

Завершить рассмотрение этой темы необходимо самостоятельными выводами о специфике цивилизационного подхода к истории, в особенности, в его локально-исторической версии, сопоставить основные принципы концепции локальных цивилизаций с основными принципами формационного подхода, в особенности, в оценке роли материальных и духовных факторов в развитии общества.

Список литературы

Учебная литература

1994.

Ерасов Б.С. Социальная культурология: Учебное пособие: В 2 ч. – М.,

Сравнительное изучение цивилизаций: Хрестоматия: Учебное пособие. –

М., 1998.

Тексты

Айзенштадт Ш.Н. «Осевая эпоха»: возникновение трансцендентных видений и подъем духовных сословий  // Ориентация – поиск: Восток в теориях и гипотезах: Сб.ст. – М., 1992.

Айзенштадт Ш.Н. Посюсторонний трансцендентализм и структурирование мира: «Религия Китая» М.Вебера и образ китайской истории и цивилизации

// Восток. – 1992. – № 1.

Айзенштадт Ш. Революция и преобразование обществ. Сравнительное изучение цивилизаций. – М., 1999.

Блок М. Апология истории, или Ремесло историка. – М., 1986.

Блок М. Короли-чудотворцы. – М., 1998.

Гизо Ф. История цивилизации в Европе. – СПб., 1864. Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера Земли. – М., 2001. Данилевский Н.Я. Россия и Европа. – М., 1992.

Дюби Ж. Европа в Средние века. – Смоленск, 1994.

Дюби Ж. Время соборов: искусство и общество. – М., 2002.

Ито Ш. Схема для сравнительного исследования цивилизаций // Время мира. Альманах. Вып.2. – Новосибирск, 2001.

Ле Гофф Ж. Другое Средневековье: Время, труд и культура Запада. – Екатеринбург, 2002.

Ле Гофф Ж. Цивилизация Средневекового Запада. – М., 1992.

Макнил В. Меняющийся образ всемирной истории // Время мира. Альманах. Вып.2. – Новосибирск, 2001.

Макнил В. Цивилизация, цивилизации и мировая система // Цивилизации:

Сб. ст. Вып.2. – М.,1993.

Мелко М. Природа цивилизаций // Время мира. Альманах. Вып.2. – Новосибирск, 2001.

Сорокин П.А. Человек. Цивилизация. Общество. – М., 1992.

Тойнби А. Постижение истории. – М., 1991.

Тойнби А. Цивилизация перед судом истории. – М., 1996.

Тэйлор Э. Первобытная культура. – М., 1939.

Уэскотт Р. Исчисление цивилизаций // Время мира. Альманах. Вып.2. –

Новосибирск, 2001.

Февр Л. Бои за историю. – М., 1991.

Ходжсон М. Условия исторического сравнения эпох и регионов: пределы обоснованности условий // Время мира. Альманах. Вып.2. – Новосибирск, 2001.

Холл Д. Государства и общества: «европейское чудо» в сравнительной

перспективе // Цивилизации: Сб. ст. Вып.1. – М., 1992.

Хорд Д. Древо цивилизаций //  Время мира. Альманах. Вып.2. – Новосибирск, 2001.

Шпенглер О. Закат Европы. – М., 1998.

Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства

// Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. – Т.21.

Элиас Н. О процессе цивилизации. В 2 т. – СПб., 2001.

Дополнительная литература

Вертгейм Ю.Б. Социально-пространственная структура: основные понятия и способы анализа // Макродинамика: Закономерности геополитических, социальных и культурных изменений. – Новосибирск, 2002.

Бентли Дж. Образы всемирной истории в научных исследованиях XX века // Время мира. Альманах. Вып.1. – Новосибирск, 2001.

Гуревич А.Я. Исторический синтез и «Школа «Анналов»». – М., 1993.

Ерасов Б.С. Цивилизации: универсалии и самобытность. – М., 2002.

Ионов И.Н. Теория цивилизаций от античности до конца XIX века. –

СПБ., 2002.

Ионов И.Н. Теория цивилизаций: этапы становления и развития // Новая и новейшая история. – 1994. – № 4-5.

Филиппов С.И. Цивилизации как геокультурные регионы: опыт типологии // Макродинамика: Закономерности геополитических, социальных и культурных изменений. – Новосибирск, 2002.

Материал взят из книги Спецглавы философии (Царев Р.Ю.)

studik.net

Формационный и цивилизационный подходы к периодизации истории

Замечание 1

Историко-культурная, общественно-политическая и социально экономическая мысль в течение долгого периода пыталась проследить свой путь в прошлом и осмыслить дорогу в будущее. Осмысление этого опыта необходимо. В конце XX века усилилась мировая кризисная ситуация в социально-политической сфере, особенно в макрорегионах, расположенных на границе цивилизаций (Югославия, Кавказ, Индия, Пакистан и т.д.). Такие обстоятельства не могут не стимулировать исследования подходов к историческому развитию в контексте влияния на международные отношения с учетом его генетики, формирования нового порядка цивилизаций на пересечении тысячелетий.

Формационный подход к периодизации истории. К. Маркс и марксисская теория

Подход к анализу цивилизаций опирался на фундаментальные концепции, созданные учредителями социологии — Э. Дюркгейм, М. Вебером, в определенной степени К. Марксом.

Как известно, теория формаций в наиболее общем виде была оформлена К. Марксом как обобщение исторического опыта стран Европы. В то же время им разрабатывалась идея полилинийности, наличии различных путей развития человечества. Анализируя формы, которые предшествовали капиталистическому производству, он рассматривал как параллельные азиатский, античный и германский способы производства, выделяя общества восточного и западного типов. На взгляд К.Маркса, капитализма предшествуют три формы:

  • азиатская,
  • античная,
  • германская.

Каждая из них представляет собой самостоятельную форму перехода к государственности.

Ф.Энгельс в работе «Анти-Дюринг» писал о двух путях становления государства — восточный и западный. В советской историографии доминировал формационный редукционизм — вульгаризированном официальная интерпретация марксизма. Все стороны развития человеческого общества рассматривались в формационных характеристиках, то есть анализе средства производства, соотношение базиса и надстройки.

Под базисом понимал средство производства. Надстройка — это политика, религия, искусство, мораль. Они рассматривались как вторичные по надстройки. Критики этого тезиса обращали внимание на то, что изменения в надстройке происходят раньше, чем в базисе. В частности, ренессанс предшествует развитию капиталистических отношений, Просвещение — Великой французской революции.

Сначала была выдвинута теория научного социализма, а затем началось ее воплощение в жизнь. Формационному подходу были присущи монолинейность, универсальная модель истории человечества, фатализм, слишком упрощенный подход. Это, в частности, нашло отражение в схеме пяти общественно-экономических формаций. Поэтому его нельзя считать приемлемым как универсальный метод анализа исторического процесса. На это обращали внимание даже некоторые представители советской исторической науки. В частности, еще в 1925-1931 гг. Состоялась дискуссия по азиатскому способу производства, которая восстанавливается в годы оттепели, в 60-х гг. ХХ в. Характерно, что в этих дискуссиях участвовали прежде всего востоковеды.

Материалистический подход к исследованию цивилизаций делает акцент на исследовании экономики, материального производства, способов хозяйствования и отношениях, ими порождаемых. Это не означает игнорирования роли духовного фактора. Но он связывается с типом технологии или социальности. Наиболее признанными представителями этого направления являются М. Вебер, К. Маркс, французская школа Анналов (М. Блок, Л.Февром, Ф.Бродель), мир-системная теория (И.Валлерстайн, Д. Уилкинсон).

В рамках данного подхода цивилизация рассматривается как определенная ступень в развитии общества и культуры и тем самым она противопоставлена дикарству и варварству. Главные признаки цивилизации:

  • частная собственность и деньги,
  • развитие земледелия,
  • торговля,
  • города,
  • классовое общество,
  • государство,
  • религия,
  • письменность.

Замечание 2

Таким образом, цивилизация становится одной из характеристик классового общества.

Материалистический подход в исследованиях неомарксистов

Материалистический подход к исследованию цивилизаций был представлен французской школой Анналов, которая сформировалась вокруг журнала «Анналы экономической и социальной истории», основанного в 1929 г.. М. Блок и Л.Февром. Высокими достижениями являются труды Ф.Броделя, в частности «Средиземноморья и современный мир в эпоху Филиппа II», «Материальная цивилизация, экономика и капитализм, XV-XVIII вв.», где дано описание региональной экономики как сети отношений, высказанный взгляд о том, что материальная основа, экономическая история определяет развитие обществ. Ф.Бродель считает, что отношения людей в процессе производства определяются ее экономической и социальной историей.

Цивилизация определяется как целостная историческая система, которая образуется из совокупности взаимодействия социальной, экономической, политической и культурно-психологической подсистем. Она является взаимосвязью ряда факторов, которые создают крупномасштабную взаимодействие различных элементов. Социальная (биосоциальное) подсистема объединяет все, что имеет отношение к существованию людей, средства жизни, воспроизводству населения. Экономическая подсистема включает производство, обмен, регулирования экономики, технику, систему коммуникаций. Культурно-психологическая подсистема включает все проявления духовной жизни — ценности, нормы, знаково-коммуникационные системы, которые обеспечивают взаимодействия людей.

Главное внимание Ф.Бродель уделяет материальной деятельности людей, анализирует ее через технологическую сторону. Он не видел цикличности в динамике цивилизаций; вводил категорию «большая продолжительность» — длительное историческое время, в течение которого существует цивилизация и сохраняется накопленный опыт.

С точки зрения Вебера, хозяйственная этика мировых религий формирует социально-политический мир современных цивилизаций. На стыке неомарксизму и школы Анналов возникла школа мир-системного анализа, создателем которой стал американский ученый И.Уоллерстайн, автор труда «Современная мировая система» (1980). Становление этого направления происходит в 60 гг. ХХ в., Параллельно с возникновением глобалистики и осознанием глобальных проблем и процессов взаимозависимости различных стран и народов.К. Маркс и А. Тойнби с разных позиций подходили к интерпретации сущности мировой истории. немецкий мыслитель в координатах материалистической философии рассматривал общественные процессы с экономической точки зрения.

Цивилизационный подход к периодизации истории

В рамках цивилизационного подхода понимания исторического развития человечества и истории международных отношений предполагает сочетание нескольких парадигм, которые дополняют друг друга. Это стадийность, полилинийнисть, полицикличнисть и цивилизационная уникальность развития человечества. Моделирование исторического движения общества и развития взаимоотношений между его составляющими представляет собой попытки построения человеческим сознанием отвлеченных моделей развития человечества в пространстве и времени.

Замечание 3

В России одним из основателей цивилизационного подхода к историческому процессу стал российский ученый, историк, биолог, социолог Н.Я.Данилевський, автор книги «Россия и Европа», который считал, что главные субъекты исторического процесса — не государства или нации, а культурно-религиозные сообщества (культурно-исторические типы) и подчеркивал принципиальные цивилизационные различия России и Европы.

Главная задача внешней политики России — развитие «славянского культурно-исторического типа». Позже этот принцип — зона влияния одной цивилизации — приобретает название «большого пространства». Эти принципы развивали К.Н.Леонтьев, О.Шпенглер, П.Н.Савицький, Л.Н.Гумилев, А. Тойнби.

Двумя основными метафизическими пространственными моделями исторического времени является циклическая и линейная. Линейная парадигма стала ведущей в религиях, пришедшие к представлению о сознательной действие божьей воли, которая направляет движение человечества к определенной цели — зороастризм, индуизм и др. Земледельческим племенам была более характерна циклическая модель, для скотоводческих — линейная.

Циклический тип (циклическая временная ритмика) характерно для цивилизаций восточного типа развития. Время вращается по кругу, хотя насыщенный определенными событиями.

Линейный тип (линейная временная ритмика) является развитием по пути прогресса. Западная цивилизация первой усвоила этот путь развития. Линейность политического времени предоставила возможности Запада быстро развивать свой потенциал. В то же время дискуссионным является вопрос о его преимуществах. Линейность становится возможной благодаря инструментальному отношению к миру. Запад смог набрать высокие темпы развития во всех сферах культуры, которые приближаются к материального производства. Но в ценностной сфере Запад опирается на простой идеал «общества, которое потребляет». Отсюда симптомы линейного времени — моральная усталость, экологический кризис, когда цивилизация не способна выдержать набранные темпы развития.

Цикличность представляет собой наиболее естественный временной ритм. Циклический характер наблюдается во многих процессах исторического развития социальных систем. Цикличность свойственна любой которой пространственной динамике. Как правило, она содержит в себе эволюционную составляющую (развитие по спирали).

Концепция циклического развития в процессе коэволюции природы и общества разрабатывалась на протяжении ХХ — начала XXI века. Цивилизация как региональная, определенная в пространстве и времени самодостаточная и автономная система выступает оптимальной единицей осмысления исторического процесса. Во всех цивилизационных теориях роль государства так или иначе ограничивается или признается вторичной, зависящей от цивилизационной динамики. Основное внимание смещается от государств на более крупные структуры и процессы в масштабах цивилизаций.

Такой подход имеет определенные аргументы в свою пользу:

  1. Во-первых, цивилизации существуют долго, являются динамическими, эволюционируют, адаптируются, являются наиболее устойчивыми из всех человеческих ассоциаций. Как отмечает российский исследователь Е.Азроянц в работе «Глобализация: катастрофа или путь развития», геополитическая ось национальных государств накладывается на возникшее еще раньше более обширное поле культур. А.Боземен приходит к выводу, что «международная история подтверждает тезис относительно того, что политические системы является недолговременными средствами для достижения цели на поверхности цивилизаций и судьба каждого сообщества, объединенного лингвистически и духовно, зависит в конечном от выживания определенных фундаментальных идей , вокруг которых объединялись множество поколений и которые, таким образом, символизируют преемственность общества «;
  2. Цивилизационный суперэтнических мировоззрение базируются на чувстве общности, а не только на принадлежности к единому государству, зачастую даже не на совместных религиозных верованьях.

Выводы

Таким образом, первый этап развития теории цивилизаций охватывает период со второй половины ХVIII по первую половину XIX века и был временем формирования и развития прежде всего линейно-стадиальных теорий в различных их вариантах.

Современные цивилизационные школы отличает широкая палитра концепций и идей, что является свидетельством того, что теория цивилизаций находится в состоянии активного развития и творческого поиска.

spravochnick.ru

2. Цивилизационный подход к истории. Философия: конспект лекций

2. Цивилизационный подход к истории

Еще одной концепцией, претендующей на всеобщий охват социальных явлений и процессов, является цивилизационный подход к истории человечества. Суть этой концепции в самой общей форме заключается в том, что человеческая история представляет собой не что иное, как совокупность не связанных друг с другом человеческих цивилизаций. У нее немало приверженцев, среди которых такие известные имена, как О. Шпенглер (1880–1936), А. Тойнби (1889–1975).

У истоков этой концепции, впрочем, как и предыдущей, был русский мыслитель Н. Я.Данилевский (1822–1885). В опубликованном в 1869 г. сочинении «Россия и Европа. Взгляд на культурные и политические отношения славянского мира к германо-романскому», кстати, еще не оцененном в полной мере, он высказал новый, оригинальный взгляд на историю человечества. По мнению Данилевского, естественная система истории заключается в различении культурно-исторических типов развития, имевших место в прошлом. Именно совокупность этих типов, кстати, не всегда наследующих друг друга, и составляет историю человечества. В хронологическом порядке выделяются следующие культурно-исторические типы: «I) египетский, 2) китайский, 3) ассирийско-вавилоно-финикийский, халдейский, или древнесемитический, 4) индийский, 5) иранский, 6) еврейский, 7) греческий, 8) римский, 9) ново-семитический, или аравийский и 10) германо-романский, или европейский. К ним можно, пожалуй, причислить еще два американских типа: мексиканский и перуанский, погибшие насильственною смертью и не успевшие совершить своего развития».[28] Именно народы этих культурно-исторических типов совместно делали историю человечества. Каждый из них развивался самостоятельно, собственным путем в соответствии с особенностями своей духовной природы и спецификой внешних условий жизни. Указанные типы следует разделить на две группы – в первую входят те, которые имели в своей истории определенную преемственность, что в будущем и предопределило их выдающуюся роль в истории человечества. Таковыми преемственными типами были: египетский, ассирийско-вавилоно-финикийский, греческий, римский, еврейский и германо-романский, или европейский. Ко второй группе следует отнести китайскую и индийскую цивилизации, которые существовали и развивались совершенно уединенно. Именно по этой причине они существенно отличаются по темпам и качеству развития от европейской.

Для развития культурно-исторических типов, или цивилизаций должны соблюдаться определенные условия, которые, правда, Данилевский называет законами исторического развития. К ним он относит: 1) наличие одного или нескольких языков, при помощи которых племя или семейство народов могли бы общаться друг с другом; 2) политическая независимость, создающая условия для свободного и естественного развития; 3) самобытность каждого культурно-исторического типа, которая вырабатывается при большем или меньшем влиянии чуждых, ему предшествовавших или современных цивилизаций; 4) цивилизация, свойственная каждому культурно-историческому типу, тогда только достигает полноты, разнообразия и богатства, когда разнообразны этнографические элементы, его составляющие, – когда они, не будучи поглощены одним политическим целым, пользуясь независимостью, составляют федерацию, или политическую систему государств; 5) ход развития культурно-исторических типов всего ближе уподобляется тем многолетним одноплодным растениям, у которых период роста бывает неопределенно продолжителен, но период цветения и плодоношения – относительно короток и истощает раз навсегда их жизненную силу.

В последующем цивилизационный подход наполнялся новым содержанием, но его основы, сформулированные Данилевским, по существу, оставались неизменными. У Шпенглера это представлено в виде множества независимых друг от друга культур, лежащих в основе государственных образований, и их детерминирующих. Единой мировой культуры нет и не может быть. Всего немецкий философ насчитывает 8 культур: египетская, индийская, вавилонская, китайская, аполлоновская (греко-римская), магическая (византийско-арабская), фаустовская (западно-европейская) и культура майя. На подходе формирующаяся русско-сибирская культура. Возраст каждой культуры зависит от ее внутреннего жизненного цикла и охватывает приблизительно тысячу лет. Завершая свой цикл, культура умирает и переходит в состояние цивилизации. Принципиальное отличие культуры от цивилизации заключается в том, что последняя выступает синонимом бездушного интеллекта, мертвой «протяженности», в то время, как первая – это жизнь, творческая деятельность и развитие.

У Тойнби цивилизационный подход проявляется в осмыслении общественно-исторического развития человечества в духе круговорота локальных цивилизаций. Следуя своим предшественникам, Тойнби отрицает существование единой истории человечества и признает лишь отдельные, не связанные между собой замкнутые цивилизации. Вначале он насчитал 21 цивилизацию, а затем ограничил их число до 13 без учета второстепенных, которые не состоялись или не получили должного развития. Все существовавшие и существующие цивилизации по своим количественным и ценностным параметрам по существу, эквивалентны и равноценны. Каждая из них проходит один и тот же цикл развития – возникновение, рост, надлом и разложение, в результате чего она гибнет. Идентичными, по своей сущности, являются социальные и другие процессы, происходящие в каждой из цивилизации, что позволяет сформулировать некоторые эмпирические законы общественного развития, на основании которых можно познавать и даже прогнозировать его ход. Так, по мнению Тойнби, движущей силой общественного развития выступает «творческое меньшинство», или «думающая элита», которая с учетом складывающихся в обществе условий принимает соответствующие решения и заставляет силой убеждения и авторитета или же насилием выполнять их остальную часть населения, являющегося, по своей сути, инертным и неспособным к творческой оригинальной деятельности. Развитие и расцвет цивилизации напрямую зависит от способности «творческого меньшинства» служить своеобразным образцом для инертного большинства и своим интеллектуальным, духовным и административным авторитетом увлекать его за собой. Если «элита» оказывается не в состоянии решить оптимальным образом очередную социально-экономическую проблему, поставленную ходом исторического развития, она из «творческого меньшинства» превращается в господствующее меньшинство, которое проводит свои решения не путем убеждений, а силой. Такая ситуация ведет к ослаблению основ цивилизации, а в последующем к ее гибели. В двадцатом столетии, по Тойнби, сохранилось всего пять основных цивилизаций – китайская, индийская, исламская, русская и западная.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

fil.wikireading.ru