Россия в процессах глобализации – Сущность глобализации, её основные черты — Место России в процессах глобализации

Содержание

Россия и процессы глобализации

Вся история России представляет непрерывное чередование циклов поддержки глобализации и изоляционизма. Средняя продолжительность цикла поддержки составляет 50 лет. Первый из таких циклов начался в начале 18 века с приходом к власти Петра I и закончился с его смертью. Второй начался в последней трети 18 века (Екатерина II) и закончился после победы России в войне 1812 года. Третий цикл ограничен периодом с 60-х г.г. 19 века до 1917 года. В настоящее время Россия переживает четвертый цикл поддержки глобализации, который формально начался в 1991 году. Как мы видим, существует вполне просматриваемая закономерность в распределении циклов поддержки – начинаясь в последней трети каждого столетия, цикл продолжается от 40 до 60 лет и заканчивается в первые два десятилетия следующего века.

Будущее России напрямую зависит от того, насколько и как наша страна сможет принять участие в ключевом глобализационном процессе, ведущем к образованию единой планетарной цивилизации. Следует ожидать, что нынешний – четвертый – цикл поддержки продлится до 2015 – 2025 г.г. Это и есть тот критический срок, который отведен России для самоопределения и выбора ею пути развития.

Единственной формой глобализации, которую Россия целенаправленно культивировала на протяжении всей своей истории, являлась территориальная глобализация. Государственная централизация и освоение новых территорий шли рука об руку вплоть до 1991 года. Также успешно шло и строительство межгосударственных союзов с участием России – от Священного союза, чьим фактическим вдохновителем являлся Александр I, до СЭВ и Организации Варшавского Договора. При этом следует отметить, что практически все такие союзы носили непоследовательный и противоречивый характер из-за отсутствия объективных предпосылок для объединения. Идеи славянского братства не могли преодолеть существующие разногласия между балканскими народами, а социалистическая идеология не изменила традиционную ориентацию стран Центральной Европы на своих западных соседей.

Наибольшую сложность для России всегда представлял информационно-коммуникационный аспект глобализации. Огромные неосвоенные территории вызвали к жизни проблему доведения управляющих команд в регионы в приемлемые сроки. Способы, которыми российская государственность пыталась решить данную задачу, – строительство транспортных магистралей и расширение бюрократического аппарата на местах – не смогли устранить главное препятствие. Любая информация устаревала быстрее, чем успевала дойти до исполнителей. Обратный процесс сбора информации о положении дел на местах и доведение ее до Центра занимал не меньшее время, еще больше усугубляя общую ситуацию. Вплоть до настоящего времени Россия не делает ничего для исправления положения дел в данной области. Более того, после 1991 года политические процессы фактически привели страну к полной автономности регионов, что не просто загрязняет коммуникационные каналы, но практически полностью их рассекает, делая невозможным информационный обмен.

На фоне глобальных рынков российская экономическая жизнь каждый день демонстрирует нам политику “разделяй и властвуй”. В стране нет ни одной компании, которая уже сегодня может претендовать на статус сверхкорпорации. Такие гиганты как Газпром или РАО ЕЭС России являются не столько экономическими субъектами, сколько инструментами для политических игр глобальных группировок. У этих компаний нет ни собственной политики, ни собственной глобальной стратегии. Попытки российских олигархов заменить собой традиционное государство есть не более чем надувание щек, но никак не следование процессу появления субъектов негосударственного типа (сверхкорпораций).

Общий вывод, который можно сделать по итогам анализа сегодняшнего состояния нашей страны, звучит следующим образом – Россия как историческая общность и государство объективно участвует в процессах глобализации, но субъективно не готова к этому, что не позволяет ей занять достойное место среди лидеров.

Главным препятствием на пути нашей страны в число лидеров глобализации следует считать неконструктивную позицию Мирового правительства, то есть фактор субъективный. Выдвинув теорию “золотого миллиарда”, Мировое правительство искусственно ограничило число людей и стран, которые имеют право на участие в глобализационных процессах на лидирующих ролях. Россия, по мнению многих идеологов “Нового Мирового Порядка”, не должна входить в число таких лидеров и рассматривается исключительно как источник сырьевых ресурсов. Некоторые российские граждане, состоящие в неформальных организациях, допускаются в процесс на правах надсмотрщиков за процессами добычи полезных ископаемых.

studfiles.net

Россия в условиях глобализации

English

Краткое описание документа Россия в условиях глобализации

Россия и процессы глобализации. Стратегия глобализационного лидерства для России. Место России в условиях глобализации.

Россия в условиях глобализации

Доклад

Белгород

2003 г.

На рубеже ХХ и ХХI веков мировая экономика стала глобальной. Плотные торговые, инвестиционные и информационные потоки создают универсальное экономическое поле, а действующие в нем производственные корпорации и финансовые институты стирают национальные границы и устанавливают единые правила игры. Страны, отгородившиеся от глобальной экономики, отброшены на обочину мирового развития.

На современном этапе происходят глубокие изменения во всей системе международных отношений. Существенной их чертой становится глобализация.

Глобализация — по Р.Робертсону — процесс всевозрастающего воздействия на социальную действительность отдельных стран различных факторов международного значения: экономических и политических связей, культурного и информационного обмена и т.п. Обществоведы по разному трактуют суть этого явления.

Концепция глобализации — теория, согласно которой эволюция финансовых рынков и учреждений приводит к такому состоянию, когда географические границы не могут ограничивать проведение сделок или другие действия. Обычно термин «глобализация» относится к растущему международному характеру деятельности банков и других институтов.

Основные предпосылки глобализации — дерегулирование финансовых рынков и связанной с ними деятельности;

— технологический прогресс, позволяющий осуществлять в мировом масштабе (а) мониторинг финансовых рынков, (б) проведение финансовых операций, (в) анализ ситуации и (г) анализ возможных рисков;

— растущая институционализация финансовых рынков.

Экономическая глобализация — тенденция к образованию всемирной инвестиционной среды и интеграция национальных рынков капиталов.

Согласие преобладающей точке зрения, ни одно действие, ни один процесс в обществе (экономическое, политическое, юридическое, социальное и т.д.) нельзя рассматривать ограниченно только как таковое. Взаимосвязь, взаимозависимость отдельных акций и процессов усиливаются, необходимы учет и оценка обратного эффекта, всех последствий как в близких, так и в более отдаленных сферах. Это означает, что коммерческая трансакция в области мирохозяйственных связей неизбежно затрагивает внутреннюю экономику, производство, социальные отношения, демографию, экологию, политику и т.п. При этом степень такого охвата различна, как не одинаков и обратный эффект. Из такого подхода вытекает, что простая и даже комплексная, но лишь экономическая оценка данной трансакции недостаточна. Необходим учет ее последствий хотя бы в названных сферах.

Тогда решение о трансакции потребует корректировки, и возможно, окажется нецелесообразным. Несколько иная, ограничительная трактовка глобализации, которая кажется пока более или менее приемлемой, рассматривает взаимовлияния и обратные эффекты только в пределах определенной сферы, в данном случае экономики, хотя обязательна во всех ее секторах (внутренняя, внешняя, НИОКР, внедрение, производство, обращение, потребление). Понятно, что процесс глобализации даже в таком понимании, а тем более в широком, вносит новые серьезные моменты в международной экономической интеграции, в оценку ее роли и места в современном мире. Глобализация и в узком смысле понятия — это не однозначный процесс. В мирохозяйственных связях, проявляется, в постепенном втягивании в эту сферу отдельных их видов: внешней торговли, движения капиталов, перемещения трудовых ресурсов и других факторов производства, производственного, научного, технико-технологического,  инжинирингового и информационного сотрудничества.

Международная экономическая интеграция означает продвижение всех этих блоков, их более тесное переплетение в международных масштабах. В то же время интеграция приобретает основополагающее значение по отношению к другим сферам. Масштабное, устойчивое и постоянное международное деловое сотрудничество предопределяет заинтересованное, взаимовыгодное, открытое человеческое общение, усиливает необходимость преодоления национальной замкнутости и эгоизма. Создаются дополнительные предпосылки прозрачности государственных границ, особенно в части формально-бюрократических и фискальных процедур. Настоятельной потребностью становится формирование единого экономического, правового, информационного пространства для свободной и эффективной предпринимательской деятельности всех субъектов хозяйствования. Тем самым  имеются  все  основания  утверждать,  что международная экономическая интеграция вполне вписывается в процесс глобализации, составляя его важное ядро.

Экономическое взаимодействие России и развивающихся стран полностью подчинено глобальным закономерностям, а по своему характеру и наполнению принципиально не отличается от отношений с наиболее развитыми мировыми центрами. Здесь нет ничего удивительного, так как экономическая структура российских партнеров из развивающихся стран сама представляет собой продукт глобализации. В этом смысле российскими контрагентами являются национальные экономики, вписанные в глобальный контекст и развивающиеся в рамках глобальных императивов. При этом в 90-е годы и российская экономика находится под определяющим влиянием глобализации. Последняя фактически и сформировала экономическую и даже социальную структуру постсоветской России. В ближайшие десятилетия доминирующее воздействие глобализации на Россию будет лишь усиливаться.

Начало XXI в. Россия встречает как средняя по масштабам народного хозяйства страна, которая к тому же серьезно перегружена внешней задолженностью и безнадежно отсталыми и стремительно деградирующими основными производственными фондами. Эти реалии и предопределяют характер и структуру экономического взаимодействия России с развивающимися странами, многие из которых, напротив, переживают хозяйственный подъем. Рассмотрим это взаимодействие через призму торговых, инвестиционных и долговых потоков.

Россия и процессы глобализации

Вся история России представляет непрерывное чередование циклов поддержки глобализации и изоляционизма. Средняя продолжительность цикла поддержки составляет 50 лет. Первый из таких циклов начался в начале 18 века с приходом к власти Петра I и закончился с его смертью. Второй начался в последней трети 18 века (Екатерина II) и закончился после победы России в войне 1812 года. Третий цикл ограничен периодом с 60-х г.г. 19 века до 1917 года. В настоящее время Россия переживает четвертый цикл поддержки глобализации, который формально начался в 1991 году. Как мы видим, существует вполне просматриваемая закономерность в распределении циклов поддержки – начинаясь в последней трети каждого столетия, цикл продолжается от 40 до 60 лет и заканчивается в первые два десятилетия следующего века.

Будущее России напрямую зависит от того, насколько и как наша страна сможет принять участие в ключевом глобализационном процессе, ведущем к образованию единой планетарной цивилизации. Следует ожидать, что нынешний – четвертый – цикл поддержки продлится до 2015 – 2025 г.г. Это и есть тот критический срок, который отведен России для самоопределения и выбора ею пути развития.

Единственной формой глобализации, которую Россия целенаправленно культивировала на протяжении всей своей истории, являлась территориальная глобализация. Государственная централизация и освоение новых территорий шли рука об руку вплоть до 1991 года. Также успешно шло и строительство межгосударственных союзов с участием России – от Священного союза, чьим фактическим вдохновителем являлся Александр I, до СЭВ и Организации Варшавского Договора. При этом следует отметить, что практически все такие союзы носили непоследовательный и противоречивый характер из-за отсутствия объективных предпосылок для объединения. Идеи славянского братства не могли преодолеть существующие разногласия между балканскими народами, а социалистическая идеология не изменила традиционную ориентацию стран Центральной Европы на своих западных соседей.

Наибольшую сложность для России всегда представлял информационно-коммуникационный аспект глобализации. Огромные неосвоенные территории вызвали к жизни проблему доведения управляющих команд в регионы в приемлемые сроки. Способы, которыми российская государственность пыталась решить данную задачу, – строительство транспортных магистралей и расширение бюрократического аппарата на местах – не смогли устранить главное препятствие. Любая информация устаревала быстрее, чем успевала дойти до исполнителей. Обратный процесс сбора информации о положении дел на местах и доведение ее до Центра занимал не меньшее время, еще больше усугубляя общую ситуацию. Вплоть до настоящего времени Россия не делает ничего для исправления положения дел в данной области. Более того, после 1991 года политические процессы фактически привели страну к полной автономности регионов, что не просто загрязняет коммуникационные каналы, но практически полностью их рассекает, делая невозможным информационный обмен.

На фоне глобальных рынков российская экономическая жизнь каждый день демонстрирует нам политику “разделяй и властвуй”. В стране нет ни одной компании, которая уже сегодня может претендовать на статус сверхкорпорации. Такие гиганты как газпром или РАО ЕЭС России являются не столько экономическими субъектами, сколько инструментами для политических игр глобальных группировок. У этих компаний нет ни собственной политики, ни собственной глобальной стратегии. Попытки российских олигархов заменить собой традиционное государство есть не более чем надувание щек, но никак не следование процессу появления субъектов негосударственного типа (сверхкорпораций).

Общий вывод, который можно сделать по итогам анализа сегодняшнего состояния нашей страны, звучит следующим образом – Россия как историческая общность и государство объективно участвует в процессах глобализации, но субъективно не готова к этому, что не позволяет ей занять достойное место среди лидеров.

Главным препятствием на пути нашей страны в число лидеров глобализации следует считать неконструктивную позицию Мирового правительства, то есть фактор субъективный. Выдвинув теорию “золотого миллиарда”, Мировое правительство искусственно ограничило число людей и стран, которые имеют право на участие в глобализационных процессах на лидирующих ролях. Россия, по мнению многих идеологов “Нового Мирового Порядка”, не должна входить в число таких лидеров и рассматривается исключительно как источник сырьевых ресурсов. Некоторые российские граждане, состоящие в неформальных организациях, допускаются в процесс на правах надсмотрщиков за процессами добычи полезных ископаемых.

Стратегия глобализационного лидерства для России

Глобализация — процесс стремительного формирования единого общемирового финансово-информационного пространства на базе новых, преимущественно компьютерных технологий. В этом ее отличие от интеграции, высшей стадией которой она является: интеграция была и в ледниковый период, глобализация началась в 90-х годах этого века, 10 лет назад. У России есть три варианта дальнейшего развития:

1. Если попытаться в очередной раз идти вне глобализационных процессов современности, то в ближайшие 25 лет наша страна перестанет существовать как государство, народ, культурная общность. Вместе с Россией прекратит существование и ее элита.

2. Если Россия будет просто следовать глобализационным процессам, то существует высокий риск оказаться в качестве сырьевого элемента “Нового Мирового Порядка”. В этом случае часть российской элиты найдет свое место под солнцем в качестве надсмотрщиков, нанятых лидерами глобализации.

3. Третья возможность заключается в том, чтобы Россия стала одним из лидеров “нового мирового порядка”, обеспечив своему народу и своей элите достойное место в дальнейшей истории человечества. Как говорится, если нельзя бороться с движением, следует его возглавить. Такая постановка вопроса должна стать идеологией развития россии.

Для реализации данной стратегии России необходимо предпринять беспрецедентные усилия по всем направлениям. Наиболее сложным и болезненным является вопрос о территориальной глобализации и месте в ней России. Вся совокупность проблем территориальной глобализации сводится, в принципе, к вопросу о том, в какую континентальную территориальную структуру должна войти страна на этапе, переходном к единой сверхцивилизации. Ответ на этот вопрос зависит от многих факторов и должен определяться путем глубокой научной проработки. При этом уже сегодня становится очевидным, что роль и место России в любом из территориальных объединений будет зависеть от состояния 4 “критичных” ресурсов – “ментальной” сферы, демографической ситуации, степени глобализации управления и “силового” блока. Чем выше качество каждого из этих ресурсов, тем весомее и значительнее будет место нашей страны в глобальных блоках. Следовательно, стратегия развития России в 21 веке должна предусматривать одновременное развитие всех указанных элементов.

Место России в условиях глобализации

1. Обособление во всех странах групп людей, работающих с «информационными технологиями», в «информационное сообщество», неизбежно ведет к постепенной концентрацией этого сообщества (в силу материальных, — в том числе потому, что интеллект, хотя и выживает, не воспроизводится в бедности и опасности, — и интеллектуальных факторов) в наиболее развитых странах.

Это создает технологический разрыв, в первую очередь между развитыми и развивающимися странами. Главный барьер — образование и благосостояние: необразованный не сможет использовать технологии, даже если ему их продадут, а бедное общество не удержит достаточное количество образованных людей. Это создает объективный технологический разрыв между развитыми и развивающимися странами, которую нельзя преодолеть в современных условиях.

2. Распространение информационных технологий и глобализация качественно изменили сотрудничество между развитыми и развивающимися странами: созидательное освоение вторых первыми при помощи прямых инвестиций уступает место разрушительному освоению при помощи изъятия финансовых и интеллектуальных ресурсов. Именно осмысление реалий и последствий этого перехода породило понятие «конченых стран», безвозвратно утративших не только важнейшие — интеллектуальные — ресурсы развития, но и способность их производить.

 3. Массовый выброс «закрывающих» технологий на мировые рынки и их почти неизбежное внедрение вызовет резкое сжатие всей индустрии, что приведет к катастрофическим последствиям для большинства стран. Выиграют лишь страны, находящиеся либо на пост- (как США и, возможно, Великобрита-ния), либо на доиндустриальной ступени развития, — в них не произойдет массовых сокращений производства, и они получат дополнительные шансы за счет резкого ослабления индустрального мира. В числе выигравших окажется и вполне индустриальная Россия, — прежде всего как владелец и основной продавец «закрывающих» технологий. Россия сможет удержать процесс распространения «закрывающих» технологий под своим контролем, сможет извлечь из него глобальную, стратегическую выгоду.

4. Следует понимать, что без использования потенциала «закрывающих» технологий Россия практически не имеет приемлемых долгосрочных перспектив. Плохой климат (хозяйственная деятельность ведется в России в самых холодных условиях в мире) обусловливает издержки производства, значительно большие (вследствие намного больших энергоемкости производства и калорийности питания), чем в остальных странах мира.

Не исправимое в краткосрочном периоде плохое качество управления (вызванное как психологическими причинами, так и тем, что российское государство исторически сформировалось для передела собственности и было способно стимулировать развитие только по недоразумению) оказывает дополнительное воздействие на завышение издержек.

В результате из-за относительно больших издержек производства концентрация на любом относительно простом производстве является для России исторически безнадежной, способной привести исключительно к банкротству. Россия в ее сегодняшнем и завтрашнем состоянии гарантированно не способна к развитию технологий; она может лишь использовать технологическое наследство Советского Союза, сконцентрированное и доработанное коммерческими структурами. Роль государства сужается в этих условиях до простой защиты от внеэкономических воздействий, что вполне соответствует даже его сегодняшним возможностям.

geum.ru

Вопрос 67. Глобализация и место России в этом процессе

На наш взгляд выбранная тема в настоящее время является актуальной, так как весь мир все активнее участвует в процессе глобализации. Необходимо, чтобы молодежь, которая вскоре станет – новой культурной, экономической, политической, научной, технической элитой, знала о важнейших процессах происходящих в том мире, где им предстоит жить, и была небезразличной к будущему нашей страны и всего мира в целом.  Представления о глобализации возникли в первую очередь в связи с пониманием нарастания всеобщей взаимосвязанности мира: международная кооперация в производственной сфере, в разработке и внедрении научно-технических достижений, интенсификация деятельности на морских пространствах, в воздухе и космосе, влияние отдельных стран на экологию огромных регионов мира. Эти и другие процессы требуют постоянного международного сотрудничества и формирование единой стратегии управления. Сложные проблемы породило формирование единой информационной среды. Понимание общей картины этого процесса приводит к пониманию того, что формируется единый мир, единая социальная система человечества, происходит переход от биполярного мира к монополярному миру, что характеризуется термином глобализация.  Глобализацию необходимо рассматривать в нескольких взаимосвязанных аспектах, основными из которых являются:  1. «Ментальная», или культурно-идеологическая, глобализация. Это имеющий длительную историю комплексный процесс, затрагивающий традиции, религию, культуру и идеологию. Процесс религиозной глобализации начался с появления первых монотеистических религий, и в настоящее время мир «поделен» между 6 религиозными системами, контролирующими: власть (христианство и иудаизм), финансы (иудаизм и ислам), трудовые ресурсы (индуизм и конфуцианство), «мента льную» сферу (ислам и буддизм). Другим важным аспектом «ментальной» глобализации является непрерывный процесс унификации культурных предпочтений человечества. Начиная с итальянского Ренессанса культурная глобализация прошла через «французское», «английское» и «американское» влияния с расширяющимся географическим ареалом.  2. Территориальная глобализация — процесс укрупнения государственных и надгосударственных образований. Наряду с экономикой государственное строительство и формирование военно-политических союзов в максимальной степени демонстрируют миру сущность глобализации. Концентрация финансовых, трудовых и иных ресурсов в ограниченном городском пространстве — урбанизация — также может служить прекрасным примером территориальной глобализации.  3. Экономическая глобализация представляет собой совокупность двух процессов: а) глобализации рынков (капитала, трудовых ресурсов, товаров и услуг) и б) глобализации экономических форм, под которой понимается укрупнение организационных структур экономики — от средневековых цеховых организаций до глобальных сверхкорпораций.  4. Информационно-коммуникационная глобализация в настоящее время является наиболее показательным из интеграционных процессов и включает в себя: развитие коммуникационных возможностей и использование космического пространства для передачи информации; появление и быстрый рост глобальных информационных сетей; компьютеризацию многих процессов жизнедеятельности человечества.  5. Этническая глобализация состоит из двух основных процессов: а) рост общей численности населения планеты и б) взаимная ассимиляция различных этнических групп.  6. Ключевым фактором, влияющим на современные глобализационные процессы, является деятельность Мирового правительства. Эта надгосударственная структура вполне эффективно исполняет роль штаба «Нового мирового порядка». Однако в своей работе эта организация ориентируется на интересы малочисленной элиты (“господ”). Идея “мирового царства” помимо ”господ” подразумевает лишь необходимую группу “прислуги”, которую всегда можно усмирить и не опасаться как крупной силы “давления снизу”.  Социальная сущность глобализации состоит в том, что это по выражению А. Зиновьева “ самая грандиозная спланированная и постоянно планируемая в деталях и управляемая в основных аспектах война западного мира не просто за мировое господство, а за овладение эволюционным процессом человечества и управление им в своих интересах”. Ясно, что глобализация — закономерное, даже неизбежное следствие мирового прогресса.  Между тем беспристрастное осмысление истории убеждает, что любое приобретение ведет к утрате — притом к равноценной.  И сегодня целый ряд хорошо информированных экспертов — в их числе даже небезызвестный Джорж Сорос — предупреждают, что глобализация чревата тяжкими и даже тяжелейшими последствиями для экономики. В высшей степени показательно следующее. Поскольку одним из основных «инструментов» глобализации является доллар, большинство стран Западной Европы решило противопоставить ему свою общую валюту, что явно представляет собой существеннейший «антиглобализационный» акт.  Исходя из этого факта, многие утверждают, что глобализацию экономики осуществляют США, стремясь тем самым к полному диктату над миром, хотя постоянный рост не обеспеченной товарами долларовой массы вполне может привести к крушению этой валюты, что для США крайне нежелательно.  Более правдоподобно мнение, что глобальные финансовые операции – дело рук транснационального капитала, который не связан с интересами одной страны (хотя большинство «транснационалов» являются гражданами США). Этот капитал сегодня способен мгновенно перемещаться в любую страну, где есть возможность получить сверхприбыль, и столь же мгновенно уходить из нее, разрушая ее экономику.  Это не значит, что глобализация экономики не несет в себе ничего позитивного: нарастающая глобализация экономики проявляется не только в росте международной торговли, опережающей рост Валового внутреннего продукта (ВВП) всех стран, но и в увеличении масштабов и темпов перемещения капиталов. Создание сети международного производства на основе прямых заграничных инвестиций открыло возможности для быстрого размещения мощностей по выпуску стандартизованной продукции в различных регионах мира. Вслед за упрочением между странами мира торговых и промышленных связей стал быстро формироваться мировой финансовый рынок, который превратился в средство мобилизации свободных мировых денежных ресурсов и их инвестирования в различные производственные и финансовые объекты. Много недостатков можно приписать свободному движению капитала.  Наше будущее существование будет все в большей и большей степени глобализироваться на всех уровнях: экономики в целом (производства, торговли, финансовой сферы) и, естественно, образования, так как образование по своему назначению призвано готовить кадры менеджеров, способных управлять быстро изменяющейся средой. Проанализируем основные тенденции в международном высшем образовании. Первая из них – это тенденция к трансформации, то есть к постоянному изменению и обновлению самих систем образования, без чего невозможно их развитие и адаптация к изменяющимся условиям окружающей жизни. Вторая тенденция к глобализации проявляется в том, что происходит свободный обмен профессорами, аспирантами и студентами.  В современных условиях в высшем образовании должны учитываться потребности глобальной экономики. При этом основной задачей, стоящей перед вузами, является, подготовка следующего поколения специалистов к управлению не просто изменившимся миром, а изменениями, происходящими в этом мире, или изменениями в будущем. Новое явление в глобализации экономики – бурное развитие системы Интернет. Эта система олицетворяет собой ту революцию в области информатики, которая способна радикально изменить облик мирового экономического развития.  Феномен глобализации сегодня охватывает уже не только экономику, сферу предпринимательской деятельности, но и политическую и социальную сферы.  Фактором, все более мощно регулирующим социально-трудовые отношения в современном мире, представляет собой процесс формирования системы международного разделения труда, мировой инфраструктуры, мировой валютной системы, международной миграции рабочей силы, бурный рост мировой торговли и потоков иностранных инвестиций, стремительные технологические изменения.  Негативные последствия глобализации поддерживают устойчивый интерес к использованию в социально-экономической деятельности и социально-трудовых отношениях политики трудового протекционизма — защиты национальных рынков труда. Трудовой протекционизм — это всегда синтез и следствие политического, экономического, технологического, финансового и товарного протекционизмов. В набор их методов входят, к примеру, такие известные регуляторы, как квотирование и лицензирование импорта, выбор путей технологического развития, целенаправленная «трудовая» экспертиза международных технологических и экономических проектов, регулирование валютных курсов и т.д., которые, в конечном счете, направлены на защиту рабочих мест на национальном рынке труда.  1. Финансовая и инвестиционная ситуация в России Глобализация финансовых рынков подчиняет своему влиянию даже те страны, которые слабо связаны с ними в силу отставания от лидеров в своем развитии. Это напрямую относится и к России. Наиболее значительная связь России с мировыми финансовыми рынками выражается в ее огромном внешнем долге, во многом унаследованном от Советского Союза.  Многие западные кредиторы отказываются финансировать проекты в России, т.е. не вкладывают деньги в сектор реальной экономики, из-за высоких страновых рисков.  Российскими экономистами уделяется мало внимания процессу глобализации. Это объясняется историческими и экономическими причинами. Приобщению России к глобализации воспрепятствовали долгие годы социалистической ориентации в России, экологические трудности, связанные с переходом от командной экономики к рыночной.  Период относительной стабилизации в экономике России до финансового кризиса 17 августа 1998 года не был использован для инвестирования в реальный сектор экономики. Анализ же процесса глобализации показывает, что Россия должна производить товары высокого качества сначала для внутреннего рынка, затем для регионального рынка, т.е. стран СНГ, а затем переходить на глобализацию. 

Глобализация способствует: 1) увеличению объемов — продаж и прибылей; 2) защите рынков от конкурентов; 3) увеличению прибылей; 4) снижению затрат на научные исследования и разработку новых продуктов для новых рынков.  В настоящее время ни одна глобальная компания не достигла идеальной модели глобализации. Но процесс глобализации продолжается, и российские компании стараются как можно ближе подойти к идеальной модели.  2. Социальные, научные и образовательные аспекты процесса глобализации в России Россия в нарождающейся глобальной экономике занимает весьма специфическое место. Страна участвует вместе с наиболее развитыми государствами в освоении космоса. Российская культура продолжает вносить большой и достойный вклад в развитие мировой цивилизации. Российская наука сохраняет немалый потенциал. Вместе с тем по степени освоения рыночных принципов хозяйственной жизни Россия находится еще в начале пути. Многие социально-экономические проблемы нам приходится решать во время движения к рыночной экономике и демократическому обществу.  Нерешенной остается во многом проблема самоидентификации для нашего народа (понимания того, что собой представляет наш народ и наше общество) после распада Советского Союза.  У российского народа сохранилась тяга к знаниям, к культуре, способность к творческому мышлению, которая в ряде случаев проявляется в успешном предпринимательстве.  В последние годы появилось немало достижений в науке мирового уровня. Однако их было бы несравненно больше, если бы ставка на «человеческий капитал» была стратегической установкой.  При ставке на человеческий капитал, на наукоемкие технологии, разумеется, не следует забывать и о природно-ресурсном потенциале России, который является едва ли не самым впечатляющим в мире. Собственно, природно-ресурсный потенциал и человеческий капитал – это две опоры, два основных элемента для обеспечения прорыва России в число наиболее развитых государств в течение ближайших 30-40 лет.  3. Место России в мировом процессе глобализации Каково же место России в этом новом постиндустриальном мире? Конечно, не в стане стран золотого миллиарда. Но она стоит на развилке, и её будущее зависит от тех политических шагов, которые будет делать нынешняя власть. Россия переживает смутное время, т.е. состояние безвременья, отсутствие общих взглядов на происходящее, а нация переживает состояние апатии и безнадёжности.  Переход России из смутного времени в состояние стабильного развития возможен только при появлении объединяющих идей. Очень важно, чтобы эти идеи не носили утопического характера, отражали современные реалии и были бы результатом тщательной научной проработки, основанным на анализе серии сценариев развития России в контексте мирового развития.  Россия является мостом, связывающим Атлантический, Тихоокеанский регионы и север Канады. Возможны два типа ориентиров, определяющих характер строительства этого моста, а, следовательно, и сценариев развития: а) «Мост» обеспечивает связь между двумя берегами и ориентирован на потребности «берегов». б) «Мост» служит средством организации территории и позволяет использовать ресурсы и технологии «берегов» для форсирования модернизации страны.  Разумеется, второй вариант предпочтительнее. Однако он требует неизмеримо больших капиталовложений, в то время как первый может быть реализован в основном за счёт иностранных инвестиций, поскольку в нём заинтересовано множество корпораций.  Россия может и должна стать первым государством, где будет реализована политика интеграции мировых религий. Данный шаг позволит на качественно новом уровне строить отношения с исламским миром.  При решении следующих задач в области демографической политики следует четко понимать цель — достижение таких темпов прироста населения, чтобы Россия в ХХI веке снова вышла на 3-е место в мире по численности населения после Китая и Индии. Для этого, по моему мнению необходимы следующие меры: а) оздоровление населения, в том числе снижение количества лиц, потребляющих алкоголь и наркотики; б) повышение рождаемости коренного населения России, особенно в семьях с высокими доходами; в) содействие процессам этнической ассимиляции в форме поощрения межнациональных браков и программ переселения этнических групп; г) ограничение выезда квалифицированных специалистов и лиц детородного возраста на постоянное место жительства за рубеж.  Отдельной задачей является привлечение иностранных трудовых ресурсов для освоения восточных регионов России в сочетании с привлечением инвестиционных капиталов.  Одной из основных задач глобализации управления является формирование российских сверхкорпораций — топливно-энергетической, золото-алмазной, аэрокосмической, военно-промышленной и др.  Наиболее оптимальным вариантом внешнеполитической доктрины является следующая стратегия: Россия не входит ни в один из территориальных блоков в качестве участника, но является критическим фактором поддержки для лидера каждого блока. Политика России должна предусматривать ориентацию на тесное сотрудничество с Германией в Европе, Японией — в Тихоокеанской зоне и Ираном — в исламском мире. «Дальневосточный» аспект внешней политики России целесообразно пересмотреть в пользу Японии, с которой у нас нет экономических или этнических противоречий.  Когда говорилось о необходимости исправления ситуации вокруг позиции Мирового правительства, имелось в виду следующее: Российская элита должна войти в Мировое правительство и его структуры в целях существенной корректировки целей и способов глобализации. Для реализации указанной задачи необходимо заполнять российскими кадрами как можно больше международных организаций на уровне исполнительных органов (аппаратов), а не только представительных структур.  Россия и народ России будут иметь свое будущее и этим обеспечат будущее человечества, если стратегия развития и действий России и ее народа будет основана на научной теории современного мира. Россия имеет все, чтобы выполнить свою историческую миссию. 

Вопрос 68. Внешняя политика России на современном этапе. Что касается международной обстановки, то, с одной стороны, следует иметь в виду, что США и НАТО не заинтересованы в окончательном низведении России до второразрядного государства, а с другой — отдавать себе ясный отчет в объективном усилении их внешне политических позиций. Если сюда добавить резкое падение экономического уровня в нашей стране, внутренние межэтнические конфликты и противоречия, приближение НАТО к границам России, наличие непредсказуемого мусульманского мира на юге, то станут понятны сложности и трудности внешнеполитической деятельности в новых условиях. Большие проблемы безопасности России вызваны также положением на востоке страны, где находятся огромные территории с малочисленным населением, а также на границе с Китаем, в котором количество населения приходит во все большее противоречие с его территориальной недостаточностью. В последнее время усилился дисбаланс территории, природных богатств и населения России. Возникшее несоответствие может породить и уже порождает многочисленные претензии к России со стороны других стран. Качественные изменения геополитической и военно-стратегической ситуации в мире требуют радикального и комплексного переосмысления всей внешнеполитической линии, основанной на биполярном балансе. Сложившееся несоответствие в геополитической и демографической области требует восстановления равновесия, в том числе и путем внешнеполитической деятельности. Важнейшие проблемы внешней политики России в современных условиях должны решаться путем не только активизации внешнеполитической деятельности, но и успешного решения экономических и социальных проблем внутри страны. Сегодня даже мощная армия не может компенсировать внутреннюю слабость государства. Надежная безопасность обеспечивается все больше и больше не столько армией, сколько развитием эффективной экономики, прочностью социальных и политических структур. В связи с этим необходимо, как никогда, обратить внимание на упорядочение экономики и достижение высоких показателей в ее развитии, а это в свою очередь придаст новый импульс внешнеполитической деятельности, повышению авторитета России на международной арене. Вместе с тем необходимо добиваться преодоления в стране межнациональных конфликтов и укрепления внутренней прочности государства. Если эти задачи не будут решены, то Россию могут ждать новые, еще более тяжелые и даже трагические последствия.

Почти все XX столетие прошло под знаком противоборства двух общественных систем — капитализма и социализма. В результате драматических событий конца 80-х — начала 90-х годов двухполюсный мир распался. Он все больше стал превращаться в многополюсный. В отличие от биполярности, где существовал значительный отрыв ряда государств мира от всех остальных, для многополюсности или многополярности характерна примерная сопоставимость возможностей одновременно нескольких государств мира. В многополярном мире одной стране труднее обеспечить свое мировое господство. В таких условиях особую роль приобретает сбалансированность интересов различных народов и государств. Роль важного гаранта «сбалансированного мира» могла бы сыграть в таких условиях Россия, расположенная на евразийском пространстве. При проведении внешней политики следует учитывать опасность как союза с Западом против так называемого «исламско-конфуцианского блока» или Китая, так и союза с Востоком против Запада. Необходим поиск компромиссных решений на пути сплочения мирового сообщества и обеспечения самостоятельности России в мировой политике.

studfiles.net

33.Место России в современном мире. Роль России в процессах глобализации.

России, начавшей в минувшем десятилетии продвижение по пути включения в мировое хозяйство, естественно, приходится в полной мере сталкиваться со всеми проявлениями (как положительными, так и отрицательными) глобализации.

Основными векторами внешнеэкономической политики России в последние годы были либерализация экспортно-импортных и валютных операций, тесное сотрудничество с международными экономическими организациями, преимущественная ориентация экономических связей на создающиеся интеграционные сообщества, прежде всего на Европейский союз.

В конце 1980-х — начале 1990-х гг. в России была ликвидирована монополия государства на внешнюю торговлю и валютные операции, осуществлен демонтаж системы жесткого директивного управления внешнеэкономическими связями, сняты многочисленные прежде административные ограничения на участие во внешнеэкономической деятельности. Россия начала взаимодействовать с международными экономическими институтами, играющими важную роль в многостороннем регулировании международных потоков товаров, услуг и капиталов — Международным валютным фондом, Международным банком реконструкции и развития, Европейским банком реконструкции и развития, Всемирной торговой организацией и др. Однако стартовые условия для интегрирования России в глобальную экономику крайне неблагоприятны.

Ход интеграции экономики России в мировое хозяйство выявил ограниченность возможностей приспособления к мировым тенденциям еще не вышедшего из кризиса национального хозяйства страны. И дело не только в том, что за 1990-е гг. объем производства сократился вдвое, упал жизненный уровень, ухудшилась эффективность экономики, снизилась относительная конкурентоспособность продукции, которая и в Советском Союзе была невысокой. Сегодня Россия после семи десятилетий самоизоляции и противостояния мировому капитализму вынуждена врастать не просто в мировое рыночное пространство, а в сложную геоэкономическую систему. И в этой системе Россия все еще остается в значительной мере аутсайдером. Сложившаяся структура внешнеэкономических связей не создает основы для долговременной экономической кооперации, которую было бы непросто разорвать. Крайне низок объем западных инвестиций в российскую экономику, и следовательно, у иностранных инвесторов нет долгосрочной заинтересованности в экономической и политической стабильности в России. Олигархи России не вписываются (за немногим исключением) в высшую экономическую элиту мира, у которой нет доверия ни к нашим предпринимателям, ни к правительству.

Сопоставление динамики и структуры отечественной внешней торговли товарами и услугами с данными по мировой торговле и экспорту наглядно показывает, что по своей структуре внешнеторговый оборот России кардинальным образом отличается от международного экономического обмена. В мировой торговле значительный удельный вec приходится на готовую продукцию и услуги, в которых воплощены достижения научно-технического прогресса. В структуре российского экспорта преобладают базовые товары и простейшие виды услуг, в импорте заметное место занимают товары и услуги, связанные с удовлетворением потребительского спроса.

Будучи отягощенной значительным внешним долгом Россия умудряется при этом финансировать другие страны через утечку капитала, составляющую, по некоторым оценкам, 10% годового ВВП.

Преобладание в экспорте топливно-сырьевых товаров — не результат того, что у нас есть какие-то конкурентные преимущества по сравнению с производителями сырья в других странах. Издержки добычи, а главное — транспортная составляющая в издержках, зачастую выше среднемировых. Тем не менее экспорт сырья пока остается более эффективным, чем экспорт обработанной продукции. Изменить такую ситуацию без громадных вложений в перерабатывающие отрасли невозможно. Поэтому Россия еще долго будет зависеть от экспорта сырья. Однако в случае, если экономический рост в России продолжится, возможности для экспорта сырья сократятся, а потребности в импорте, в частности технологий, увеличатся. Тупиковый характер нынешней структуры российского экспорта не оставляет другого пути, кроме как форсировать диверсификацию экспорта, искать новые, в том числе технологические, ниши на мировом рынке.

Задача нашей страны в новом веке — преодолеть деформации, сложившиеся в ее внешнеэкономических связях, найти свое место в глобальной экономике, используя для этого сильные стороны собственного экономического, научно-технического и интеллектуального потенциала. Ключевую роль в решении этой долговременной задачи призвано сыграть отечественное предпринимательство: на мировых рынках, как известно, конкурируют не столько страны, сколько конкретные фирмы и корпорации.

Именно от деятельности отечественного бизнеса в первую очередь будут зависеть успех или неудача технического перевооружения промышленности, освоения прогрессивных технологий, внедрения современного опыта управления. Точно так же и обновление внешнеэкономической специализации и укрепление позиций России на внешних рынках в конечном счете будут связаны со способностью отечественных деловых кругов выбирать оптимальную стратегию развития своей фирмы, совершенствовать маркетинг, усиливать тесное взаимодействие с клиентами, мобилизуя такие необходимые в условиях конкуренции факторы, как капитал, ресурсы, квалифицированный персонал, информация и др. При этом вряд ли будет оправданным пытаться сверху навязать бизнесу какие-то приоритеты будущей международной специализации российской экономики.

Чтобы в ходе дальнейшей интеграции России в мировое хозяйство были бы должным образом защищены интересы отечественного бизнеса, стране необходима устойчивая и эффективная политическая власть. Это подтверждается и мировым опытом. Успешные и продолжительные периоды развития всегда происходили в государствах с сильными правительствами, будь то послевоенная Германия или Япония, Южная Корея, Малайзия или Китай.

На нынешнем этапе развития России, видимо, не обойтись без усиления защиты отечественного производителя и потребителя. Это нужно для того, чтобы помочь встать на ноги потенциально способным выдерживать конкуренцию предприятиям, секторам и отраслям экономики. Речь, конечно, никоим образом не может идти о возведении государством непреодолимых тарифных и нетарифных барьеров на пути проникновения иностранных товаров, услуг и капитала на российский рынок. В этом случае неизбежны консервация технической отсталости и высокой ресурсоемкости отечественного производства, сохранение непригодных в рыночных условиях форм управления и организации хозяйственной деятельности. Защитные меры, естественно, не должны препятствовать выбраковке неэффективных производств, полной либо частичной замене импортом отдельных видов отечественной продукции и услуг.

Включение в систему мирохозяйственных связей в условиях глобализации сопряжено для нашей страны с необходимостью решать широкий комплекс экономических, правовых и организационных проблем, что требует постоянного анализа последствий реализации курса России на открытие экономики и корректировки путей ее адаптации к глобальной системе мирохозяйственных связей.

studfiles.net

Россия и процессы глобализации

Вся история России представляет непрерывное чередование циклов поддержки глобализации и изоляционизма. Средняя продолжительность цикла поддержки составляет 50 лет. Первый из таких циклов начался в начале 18 века с приходом к власти Петра I и закончился с его смертью. Второй начался в последней трети 18 века (Екатерина II) и закончился после победы России в войне 1812 года. Третий цикл ограничен периодом с 60-х г.г. 19 века до 1917 года. В настоящее время Россия переживает четвертый цикл поддержки глобализации, который формально начался в 1991 году. Как мы видим, существует вполне просматриваемая закономерность в распределении циклов поддержки – начинаясь в последней трети каждого столетия, цикл продолжается от 40 до 60 лет и заканчивается в первые два десятилетия следующего века.

Будущее России напрямую зависит от того, насколько и как наша страна сможет принять участие в ключевом глобализационном процессе, ведущем к образованию единой планетарной цивилизации. Следует ожидать, что нынешний – четвертый – цикл поддержки продлится до 2015 – 2025 г.г. Это и есть тот критический срок, который отведен России для самоопределения и выбора ею пути развития.

Единственной формой глобализации, которую Россия целенаправленно культивировала на протяжении всей своей истории, являлась территориальная глобализация. Государственная централизация и освоение новых территорий шли рука об руку вплоть до 1991 года. Также успешно шло и строительство межгосударственных союзов с участием России – от Священного союза, чьим фактическим вдохновителем являлся Александр I, до СЭВ и Организации Варшавского Договора. При этом следует отметить, что практически все такие союзы носили непоследовательный и противоречивый характер из-за отсутствия объективных предпосылок для объединения. Идеи славянского братства не могли преодолеть существующие разногласия между балканскими народами, а социалистическая идеология не изменила традиционную ориентацию стран Центральной Европы на своих западных соседей.

Наибольшую сложность для России всегда представлял информационно-коммуникационный аспект глобализации. Огромные неосвоенные территории вызвали к жизни проблему доведения управляющих команд в регионы в приемлемые сроки. Способы, которыми российская государственность пыталась решить данную задачу, – строительство транспортных магистралей и расширение бюрократического аппарата на местах – не смогли устранить главное препятствие. Любая информация устаревала быстрее, чем успевала дойти до исполнителей. Обратный процесс сбора информации о положении дел на местах и доведение ее до Центра занимал не меньшее время, еще больше усугубляя общую ситуацию. Вплоть до настоящего времени Россия не делает ничего для исправления положения дел в данной области. Более того, после 1991 года политические процессы фактически привели страну к полной автономности регионов, что не просто загрязняет коммуникационные каналы, но практически полностью их рассекает, делая невозможным информационный обмен.

На фоне глобальных рынков российская экономическая жизнь каждый день демонстрирует нам политику “разделяй и властвуй”. В стране нет ни одной компании, которая уже сегодня может претендовать на статус сверхкорпорации. Такие гиганты как Газпром или РАО ЕЭС России являются не столько экономическими субъектами, сколько инструментами для политических игр глобальных группировок. У этих компаний нет ни собственной политики, ни собственной глобальной стратегии. Попытки российских олигархов заменить собой традиционное государство есть не более чем надувание щек, но никак не следование процессу появления субъектов негосударственного типа (сверхкорпораций).

Общий вывод, который можно сделать по итогам анализа сегодняшнего состояния нашей страны, звучит следующим образом – Россия как историческая общность и государство объективно участвует в процессах глобализации, но субъективно не готова к этому, что не позволяет ей занять достойное место среди лидеров.

Главным препятствием на пути нашей страны в число лидеров глобализации следует считать неконструктивную позицию Мирового правительства, то есть фактор субъективный. Выдвинув теорию “золотого миллиарда”, Мировое правительство искусственно ограничило число людей и стран, которые имеют право на участие в глобализационных процессах на лидирующих ролях. Россия, по мнению многих идеологов “Нового Мирового Порядка”, не должна входить в число таких лидеров и рассматривается исключительно как источник сырьевых ресурсов. Некоторые российские граждане, состоящие в неформальных организациях, допускаются в процесс на правах надсмотрщиков за процессами добычи полезных ископаемых.

studfiles.net

Место и роль России в процессах глобализации. » МИР и Политика

Владимир Соловьев, известный религиозный философ, в свое время заявлял, что видит историческую миссию России в восстановлении на земле верного образа божественной Троицы. В этой формуле, при переводе ее на светский язык, заключается не только констатация самобытности России, но, главное, признание воплощаемого в ее истории высшего замысла. 

Философом акцентировался синтез противоположностей – космополитизма и национальной идентичности России, славянофилов и западников. Эта тема не исчерпана и в современности. И собственно входит в предмет нашего рассмотрения.

Русским эквивалентом латинизма «глобализм» выступает понятие «вселенскость». Если глобализм вызывает у значительной части общества резкое отторжение, то к вселенскости отношение исключительно позитивное. Но смысл обеих дефиниций заключается в одном и том же – обретаемом человечеством единстве мира. О вселенскости, как национальной парадигме развития России, рассуждал в своей «Пушкинской речи» Ф.М. Достоевский. Но вряд ли при этом кто-либо может поставить под сомнение русскую ценностную ориентированность творчества писателя.

Таким образом, еще в позапрошлом веке мыслители отмечали двойственность исторического бытия России в процессах мировой глобализации. Для нее констатировалось, с одной стороны, невозможность, хотя бы в силу размеров, самоизолироваться от глобализационных коммуникаций, а, с другой – неприемлемость существующего монополярного формата глобального миростроительства. Проблема исторического самоопределения России в условиях глобализационных трендов актуальна и сегодня. Этот вопрос и составляет содержание нашего исследования: выявления места, исторически занимаемого Россией, в системе мировых координат глобализации.

Ценностная неоднородность глобализационных процессов

Прежде всего необходимо разобраться с сущностью самого феномена глобализации. Отношение к ней по-прежнему продуцируется на уровне идеомифов. С одной стороны, в массовое сознание активно внедряется идеомиф о «свободном мире», демонстрация лояльности к которому преподносится как условие обретения материального благополучия (вхождения в круг респектабельных цивилизованных стран).

На другом полюсе – инфернализация глобализационного процесса, утверждающая, что он не несет для человечества ничего, кроме порабощения под ярмом «золотого миллиарда». Антиглобалисты – упрощенцы, борясь с глобализацией, смешивают две ее разнородные составляющие – экспансионную и коммуникационную. Отвергая американский мондиализм, они зачастую отрицают вместе с ним и весь накопленный человечеством потенциал коммуникационного взаимодействия. Нужна отчетливая дифференциация смешанных под одним термином явлений

Коммуникационная глобализация

По существу речь идет о двух разных глобализационных парадигмах. Процесс глобализации, как формирование единого коммуникационного пространства, зародился задолго до формирования современной цивилизации Запада.

Первой в истории глобализационной волной явилась неолитическая революция. Возникнув однажды в неком локальном этническом очаге, производящий тип хозяйствования (земледелие и скотоводство) с поразительной быстротой распространился по всему миру. Теория «культурного диффузионизма», а по существу – первичной глобализации, является в настоящее время признанной объяснительной моделью универсальной логики развития древнего мира6.

Современное западное постиндустриальное сообщество выступает уже несколько последних столетий основным носителем инновационных технологий. Именно Запад являлся генератором мировой научно-технической мысли. Но так было далеко не всегда.

В античную эпоху греческие (подразумевай – европейские) мыслители обучались высшей мудрости у жрецов Египта. Передовая для своего времени китайская мысль определила последующий ход развития мира изобретением бумаги, пороха, компаса, корабельного руля, часового механизма.

Имплементация наук в малопросвещенную до того жизнь средневековой Европы была осуществлена благодаря контактам с арабскими халифатами. Именно от арабов к европейцам пришли алгебра, химия, оптика, астрономия. Открытие Америки, как известно, привело к трансформации агрокультурного облика европейского континента. Роль России в данной модели глобализации также не исчерпывалась лишь заимствованиями. В бытность Российской империи и Советского Союза она выступала одним из важнейших субъектов глобального экспорта культурных образцов, идей и изобретений.

Роль интеллектуального лидера в мире может в очередной раз поменяться. Уже наметились надломы в поддержании Западом лидерского бремени. Инновационный прорыв Японии явился первым симптомом геополитической модификации глобализационых конфигураций. Восток в лице активно развивающихся национальных экономик различных регионов Азии стремительно наступает, все более сокращая отставание по основным экономическим показателям от золотомиллиардной когорты Запада. Если так дело пойдет и дальше, направленность мировых коммуникаций может принять принципиально иные очертания.

Попытки самоизолирования от глобализационных трендов также хорошо известны. Именно таким образом Япония выбрала в 30-е гг. XVII в. положение «закрытой страны». На практике это обернулось длительным застоем в развитии. В итоге расконсервация Японии для иностранцев, сопровождавшаяся подписанием неравноправных договоров, была осуществлена силовым способом. Изоляция, задержав лишь на время глобализационный процесс, обернулась для Японии, ввиду усугубившегося за изоляционный период ее технического отставания, более тяжелыми

формами проявления глобализации9. По сходному сценарию происходило консолидированное «открытие» западными странами экономики Китая.

Экспансионная глобализация

Совсем иное функциональное значение имеет экспансионная глобализация. Она представляет собой фактически агрессию одной цивилизации против других. Пути экспансии не ограничиваются военным вторжением. Известны варианты демографического и информационно-пропагандистского экспансионизма. «Торговая цивилизация» Запада исторически избрала для своего распространения сферу экономики. Декларируемый принцип свободной торговли выступал в большой степени средством для решения задач цивилизационной экспансии.

Впрочем, «свободный западный мир» не чуждается и вооруженного цивилизаторства. Насаждение демократии в Ираке – пример прямой военной агрессии со стороны цивилизации Запада. Да и возникновение «белой Америки» было исторически связано с этноцидом коренного индейского населения.

Характерно, что классик цивилизационного анализа А. Д. Тойнби при рассмотрении дихотомии Россия – Запад приписывал роль агрессора именно западной цивилизации. «Хроники вековой борьбы между двумя ветвями христианства, – писал британский историк, – пожалуй, действительно отражают, что русские оказывались жертвами агрессии, а люди Запада – агрессорами значительно чаще, чем наоборот. Русские навлекли на себя враждебное отношение Запада из-за своей упрямой приверженности чуждой цивилизации…». Не случайно святой преподобный князь Александр Невский, оценивая масштабы угроз, идущих от Запада и Востока, считал более опасной для Руси экспансию крестоносцев. Нанесшая существенный демографический урон татаро-монгольская экспансия не затрагивала цивилизационных основ бытия русского народа. Православная Церковь даже получила от золотоордынских ханов некоторые преференции. Другое дело – экспансия Запада. Оказавшись под крестоносцами, Русь как специфический цивилизационный организм, скорее всего, перестала бы существовать.

Исторические воплощения концепта мировой империи

Имеются все основания утверждать об исторической целенаправленности и управляемости глобализационного экспансионизма Запада. Наличие этого проекта прослеживается в исторической череде стратигем глобальной экспансии. Основу ее составляет периодически модифицируемый, но постоянный в своей основе концепт строительства мировой империи.

Идеологически позиционировалась как мировая империя римская государственность. Одним из раннехристианских проектов политической глобализации явилось, в частности, сочинение «О Граде Божьем» Августина. Выдвигался концепт глобальной новоримской христианской империи.

Известным мотивом средневековья являлись пророчества Даниила о последовательной смене пяти мировых империй. Соответственно, теория о перемещенном Риме примеривалась не только Русью. Задолго до возникновения русского государства монах Адсо использовал это учение в качестве идеологического обоснования возрождения Римской империи Карлом Великим.

Государство, традиционно именуемое Византией, в действительности называлось Римской империей. Именно это название пытаются всячески завуалировать адепты западноцентризма. Римская империя, согласно христианской историософии, будет мировым царством. Запад ревновал к «империи Ромеев», сам примеряя на себя облачение мировой державы.

Священная Римская империя германской нации просуществовала, как известно, до начала XIX в. и была упразднена лишь Наполеоном I.

Последующая глобализационная экспансия Запада реализовывала, по сути, прежнюю парадигму построения мировой Римской империи. Наиболее близко к своему планетарному воплощению идея Священной римской империи приобрела в XVI веке в период правления Карла V.

В постреформационные времена идея мировой империи Запада реализовывалась уже через секулярную парадигму. Произошло своеобразное возвращение к идеологии древнеримского нерелигиозного экспансионизма. Исторически было предложено две версии мирового имперостроительства. В одном случае субъектом экспансионного глобализма выступала континентальная Европа, в другом – атлантистский (англо-саксонский) мир. Европейско-континенталистская версия оказалась исторически прерывна. В практике экспансии она была представлена вспышками военной агрессии периодов Наполеона и Гитлера. Провозглашая себя императором, Наполеон выдвигал модернизированный просветительской идеологией проект европоцентристской мировой империи.

Фашизм же, казалось бы, окончательно сорвал маску с западного экспансионизма, указав, что цель его сводится к тривиальной формуле мирового господства. Отсюда – стремление Запада всячески дистанцироваться от гитлеровского проекта, обосновать его генетическую чужеродность.

Вторая версия проекта мировой империи в новое время никогда не прерывалась и была последовательной политической линией вначале Лондона, а затем Вашингтона. Мировая Британская империя, а вовсе не Россия, как считают многие, являлась в период своего могущества крупнейшим государством планеты. Соединенные Штаты Америки фактически унаследовали ее геополитические функции, стиль политики, имперские амбиции. Показательно, что распад Британской империи точно совпал с выдвижением на авансцену мировой геополитики США. Мнения о том, что де – факто Британская империя в новой модифицированной конфигурации по-прежнему существует, придерживаются сегодня многие мыслители, такие, например, как Линдон Ларуш.

А что же Россия? Всякий раз западный экспансионный проект сталкивался при своей практической реализации с непреодолимым препятствием. Этим препятствием устойчиво оказывалась Россия и ее исторические предшественники.

Так, римская экспансия фактически провалилась при выходе в зону протославянской эйкумены. Начавшееся в степях Евразии переселение народов уничтожило западно-римскую государственность. На Востоке же сложился иной тип империи, представлявший собой идейную альтернативу традиционному римскому империализму.

В дальнейшем именно Византия являлась в течение многих столетий главным сдерживателем латинского экспансионизма. Россия как православный преемник Византии самим фактом своего существования служит указанием западному миру на нелигитимность неоимперской экспансии.

Русское средневековое государство сыграло исторически решающую роль в отражении католической экспансии на Восток. От Александра Невского до Дмитрия Пожарского борьба с латинством, представленным различными геополитическими субъектами, являлась основным вызовом русской национальной истории. Русская колонизация Сибири и Дальнего Востока явилась своеобразной альтернативой мировым колониальным захватам со стороны европейцев. Нет нужды в доказательстве определяющей роли России в расстройстве близких, казалось бы, к реализации проектов мирового господства в 1812 и 1941 гг. Даже проигранная формально Крымская война имела колоссальное значение в обеспечении провала глобальных экспансионистских планов Наполеона III. Безусловно, Российская империя могла воевать и с Германией, и с Японией, но главным ее геополитическим противником, несмотря на конфигурации различных коалиций, признается Великобритания. Фактор России не дал фактически состояться мировой британской гегемонии. В дальнейшем в период «холодной войны» ту же роль сдерживателя западного экспансионизма, на этот раз американского, взял на себя СССР. В этом отношении распад Советского Союза и слабость постсоветской России сделали мир беззащитным перед экспансионной глобализацией Запада.

Россия в глобальной архитектуре центр периферийного миростроительства

Попытаемся определить место, занимаемое Россией в раскладе мировых геополитических сил. Отвечая на этот вопрос, мы вступаем в полемику с Иммануилом Валлерстайном. Исходя из тезиса об инерционности мир-системной центро-периферийной иерархии, американский мыслитель исторически закрепляет за Россией статус страны, относящейся к зоне мировой полупериферии. Даже СССР являлся, по его мнению, полупериферийным государством.

Полученные в специальных процедурах экспертной оценки данные по геополитической мощи государств в различные исторические эпохи дают основания не согласиться с валлерстайновским подходом. Применительно к 1977 г., например, следует, что СССР обладал даже более весомым геополитическим потенциалом, чем Соединенные Штаты. Во всяком случае, вопреки валлерстайновской оценке, можно с уверенностью констатировать, что мир на тот конкретный период был биполярен.

Как количественно выглядит на сегодня дифференциация мира по оси: страны центра и страны периферии? Такое сопоставление может быть наглядно проиллюстрировано на примересопоставления двух «семерок» – «большой семерки золотого миллиарда» (США, Канада, Япония, Германия, Франция, Великобритания, Италия) и «семерки больших полупериферийных государств» (Россия, Китай, Индия, Бразилия, Мексика, Индонезия, Пакистан). Первая группа, за исключением Японии, представляет единую цивилизацию западного мира, вторая – различные цивилизационные ареалы. Преобладая по численности населения, полупериферийная семерка значительно отстает по всем основным критериям материального благосостояния. Налицо факт цивилизационного расслоения.

Россия – единственная страна «большой полупериферийной семерки», имеющая ряд показателей (например, потребление электроэнергии на душу населения, грамотность населения и т.д.), характерных для стран и первой золотомиллиардной когорты. Такая двойственность связана вовсе не с успехами постреволюционного (1991 г) развития, а, скорее, наоборот, с тем фактом, что еще не все утрачено из наследия СССР. Россия в виде СССР входила в число государств первой категории развитости, но была вытеснена из нее геополитическими конкурентами в 90-е годы.

Таким образом, даже сегодня Россия обладает рядом показателей, отличающих ее от стран полупериферийной зоны. Она самим фактом своего существования, своей истории разрушает стройную валлерстайновскую модель западно-центричной мир-системы. Россия никогда не относилась ни к когорте «золотого миллиарда», ни к перечню периферийных стран (при различной статусной иерархии периферийности).

Из этого специфического на мировом фоне положения следует вывод об особой цивилизационной миссии России, связанной с выдвижением многополярной парадигмы нового миростроительства.

Россия как объективное препятствие экспансионной глобализации

Итак, Россия исторически являлась главным препятствием на пути мировой глобализационной экспансии. Именно в ее способности удерживать мир от западной универсализации заключается антагонистическое противоречие с Западом. «Европе, – писал в свое время И.А. Ильин, – не нужна правда о России, ей нужна удобная о ней неправда. Европейцам нужна дурная Россия: варварская, чтобы «цивилизовать ее по-своему»; угрожающая своими размерами, чтобы ее можно было расчленить; реакционная – чтобы оправдать для нее революцию и требовать для нее республики; религиозно – разлагающаяся – чтобы вломиться в нее с пропагандой реформации или католицизма; хозяйственно-несостоятельная – чтобы претендовать на ее сырье или, по крайней мере, на выгодные торговые договоры и концессии». Все сказанное русским философом об отношении к России Европы может быть применено и к Западу в целом.

Чем же утратившая, казалось бы, статус сверхдержавы современная Россия мешает сегодня адептам экспансионного глобализма? Попытаемся увидеть эти «препятствия в спектре параметров цивилизационного существования.

Экономический аспект

Российская мир-экономика в силу имеющейся ресурсной базы и сохраняющихся с советского времени инфраструктур представляет собой потенциально самодостаточную систему. Россия – единственная страна мира, принципиально способная сегодня к оптимально-автаркийному существованию. Международная изоляция, судя по опыту первых послереволюционных десятилетий, не является действенным средством борьбы против России. Напротив, крупнейшие за ее историюэкономические прорывы происходили при оптимизации степени открытости. И напротив, сегодняшняя безудержная открытость поставила Россию на грань экономического коллапса. Россия, таким образом, способна экономически оставаться вне рамок системы «нового мирового порядка». Соответственно с этой возможностью она может стать альтернативным полюсом мировой экономики.

Социальный аспект

России единственной удалось исторически соединить коллективистскую ценностную парадигму с парадигмой модерна. Принципы построения общины экстраполировались в ней на организацию всего социума. Посредством российского социальногоэксперимента дезавуирован тезис об универсальности западного пути индивидуализации общественного бытия. Россия исторически декларировала противоестественность системы капиталистической эксплуатации человека человеком. Имея перед собой вызов российской утопии, Запад был вынужден реализовывать у себя программу построения социального государства. При этом отдельные вершины утверждаемого в России социального эксперимента оказались для Запада недостижимы. Отсюда установка западного проекта на снятие российской претензии к несовершенству социальности Запада.

Политический аспект

Российский опыт построения государственности опровергает глобалистское утверждение об универсализме модели либеральной демократии. Речь, причем, идет не о возможности построения иной политической системы. Примеры такого построения не ограничиваются российским историческим опытом. Дело в другом. Россия доказала модернизационную эффективность государства, организованного на отличной от западной политической модели функциональной основе. Российская государственность, в силу объективных причин, выстраивалась не снизу, как на Западе, а сверху. Не общество учреждало в ней государственную власть, а государственная власть организовывала общественные институты. Проекция, идущая сверху, позволяла установить мост между государством и сферами высшего идеального начала, одухотворяя всю государственность. Система, выстраиваемая снизу, являясь сугубо материальным феноменом, такого рода связи была лишена. Отсюда патологическое неприятие на Западе «российской автократии». Отсюда определение «русского царя» как главного сдерживателя мирового прогресса. Отсюда же появление русофобских по содержанию либеральных клише в отношении современного государственного режима России.

Национальный аспект

Россия создала исторически уникальный тип национально-интегративной государственности. Русский колониализм, в отличие от западного, имел скорее коммуникационный, чем экспансионный характер. Принципиально отвергалась положенная в основу экспансии Запада практика колониального этноцида. Россия продемонстрировала возможность сочетания многоцветия этнических идентичностей и политического единства. Русский путь политэтничной консолидации дезавуирует принцип космополитизма современной глобализации. Положенному в основу западной модели национального государства принципу моноэтнизма гражданской нации Россия противопоставляла альтерглобалистскую симфоническую систему. Вокруг системообразующего славянского ядра государствообразующего народа выстраивалось многообразие земель и этносов. Россия самим фактом своего существования провергает тезис о предопределенности тренда унификации национальных культур.

Вроде бы Западный проект подразумевает, с одной стороны, дезинтеграцию национальных государств под лозунгом права наций на самоопределение. Но с другой стороны, доведя суверенизацию до стадии атомизированного расщепления, он инициирует процесс космополитического унифицированного всечеловечества. Опыт российского интегративного полиэтнизма выступает прямым препятствием на пути реализации указанного проекта.

Религиозный аспект

Еще более диссонирует с западной практикой монистического миростроительства российский опыт интегративного религиозного сосуществования. Россия – единственная страна, в которой на уровне этноидентификаторов представлены ведущие религии – христианство, ислам, иудаизм, буддизм. Представление об имманентной конфликтогенной природе религиозного диалога российским опытом опровергается. Западный проект секулярной унификации становится для народов мира в этой постановке вопроса проигрышным.

Идеологический аспект

Россия – единственная страна в мире, исторически оказавшаяся способной к выдвижению альтернативной по отношению к западному проекту глобализационной идеологии. Некоторое время чаша весов в глобальном противоборстве склонялась в сторону российского коммунистического проекта. Других идеологических конкурентов, способных работать в категориях планетарного миростроительства, у западного проекта не имелось. Все иные государственные идеологемы формировались в лучшем случае на уровне национально-религиозных амбиций. Сейчас от России ожидается новое слово – «послание миру». Если не вы, то кто же? – задают вопрос многие противники глобализационной унификации в различных уголках планеты. Способность России генерировать альтернативный проект осознается и на Западе, а потому предотвращение такого рода генерации составляет одну из приоритетных задач программы западнического глобализма.

Военный аспект

Россия – единственная страна в мире, сумевшая не единожды дать вооруженный отпор западной экспансии. Страх перед русским нашествием – реальное психологическое состояние западного обывателя. Его оборотной стороной являетсяфеномен русофобии. Наличие значительного арсенала ядерного оружия является сдерживателем западного планетарного экспансионизма. Россия сегодня единственная страна, которая все еще способна физически уничтожить западную цивилизацию. При ликвидации российского ядерного арсенала Запад ничто бы уже не сдерживало в установлении прямого диктата над всем человечеством.

Наука, образование, высокие технологии

Россия – единственная страна не западного ареала, которая по своим инфраструктурными кадровым возможностям потенциально самодостаточна. Она все еще способна самостоятельно формировать целостный цикл высоких технологий. Для сравнения, ни Китай, ни Индия, ни Бразилия за отсутствием соответствующей инфраструктурной базы такого рода возможностью пока не обладают. Правда, Россия ее стремительно утрачивает. С началом модернизации только российская наука и образование оказались способны конкурировать с западной научно-образовательной системой. Приоритет в освоении космоса явился основным индикаторомих глобальной конкурентоспособности. Поэтому только Россия (при условии изменения современной линии) потенциально может стать технологическим конкурентом Запада.

Возможности России в реализации полного технологического цикла определяются потенциальной кадровой обеспеченностью на каждой из соответствующих стадий – ученые, инженеры-конструкторы, квалифицированные рабочие. Наличие обеспеченного системой техникумов и ПТУ высокопрофессиональных рабочих кадров является уникальным и по мировым меркам неоцененным в должной мере российским ресурсом. Но наука и образование в России пребывают сейчас в состоянии деградации, хотя имеющийся инерционный потенциал позволяют им еще какое-то время служить сдерживателем западного проекта в соответствующих сферах.

Геополитический аспект

Особое положение России как потенциального препятствия западному проекту определяется уже самим фактом ее территориального размаха. С крупнейшим в мире государством по меньшей мере нельзя не считаться. Глобализационный проект не будет выглядеть завершенным, если вне рамок его воплощения будет оставаться 1/7 часть сухопутного пространства. Геополитически Россия не просто континентальная держава, а квинтэссенция континентализма. И в этом смысле уже самим фактом своего существования она противостоит атлантистскому вектору сил. Дихотомия принципов «континентализма» и «атлантизма», «колосса суши» и «колосса моря», «теллурократии» и «талассократии» определяют статус России как антипода США, а соответственно и всего западного проекта. Именно соотносящееся с Россией евразийское пространство характеризуется в геополитике как «ось мира». Лежащие в будуарной зоне Rimland Китай, Индия, Исламский мир, Европа предстают в мировой геополитической конфигурации лишь зоной атлантистско-евразийского (читай – американско-российского) соперничества.

Этический аспект

Один из характерных цивилизационных признаков Запада заключается в его

внутренней этической расщепленности. Христианские императивы представляли для западного человека некий идеал, столь же ценностно номинированный, сколь и реально недостижимый. Поэтому повседневное бытие определяется на Западе в большей степени этосферой гедонизма. Для других культурных традиций такого рода расщепленность этики была не характерна. В отличие от Запада, Россия утверждала мысль, что организация общественной жизни на основании христианских императивов возможна. Выведенные за рамки этосферы христианства иные культуры не выступали для западного мира таким же раздражителем как Россия. Русская же этологическая утопия – это прямой упрек гедонистскому Западу в его бездуховности. Формула России – «иное возможно» – дезавуировала этические основания глобалистской универсализации. Апеллируя к духовным основаниям бытия, она создает определенный ценностный барьер на пути реализации западного проекта.

Ресурсный аспект

Россия обладает мощнейшим в мире ресурсным потенциалом. Эти ресурсы не ограничиваются полезными ископаемыми. Актуализируется значение и других компонентов ресурсообеспечения – запасов пресной воды, экологически чистых зон, незаселенных территорий. Ресурсно Россия даже сильнее совокупно рассматриваемого Запада. Европейская часть западной цивилизации на сегодняшний день энергетически зависима от Российской Федерации. Бесспорно, сама по себе ставка на сырье, ввиду возможности диверсификации сырьевых потоков и технологических смен укладов, стратегически бесперспективна. Однако при сочетании с высокими технологиями и инновационной политикой российские ресурсы могут оказаться в итоге решающим фактором глобального геополитического противостояния. Глобальное потепление, подтопление европейских, американских территорий по – новому заставляют их смотреть на российские территории. Поэтому при сохранении в руках российского государства существующего у РФ ресурсного потенциала риски реализации западного проекта существенно повышаются.

Исторический аспект

Великое историческое прошлое России не позволяет интерпретировать развитие Запада как универсальную ось мировой истории. Именно Россия не единожды брала на себя вселенские задачи. Будь то освоение космоса, или спасение человечества от глобальной агрессии. Именно Россия исторически воспрепятствовала предшествующим волнам мировой западной экспансии. Этого ей на Западе, по-видимому, никогда не простят.

Чтобы реализовать проект экспансионной глобализации, препятствие в лице России должно быть устранено. В перспективе либо не будет России, либо не будет проекта мировой империи. Борьба здесь идет в глобальном плане.

Символика удерживающей миссии России

2 марта 1917 г. в день отречения Николая II от престола произошло обретение чудотворной иконы Пресвятой Богородицы «Державной», на которой Божья Матерь изображалась с атрибутами царской власти . Православная экзегетика истолковывает явленный образ как указание на переход миссии удержания мира от тотального распространения зла от христианского государства к самой Царице Небесной.

Так и Россия… Как видим, исторически она несет миссию «удерживающей державы», реализуя ее с разной степенью успешности и при вариациях истолкования самого концепта. Не случайно, именно от России ожидает сегодня мир нового слова по изменению существующей глобализационной парадигмы.

В образной форме этот призыв, который мы ощущаем и слышим, звучит как «Россия – спаси и сохрани». И он совсем не означает изоляции от Запада или поиска нового глобального врага. Нет, речь для России идет о самоуважении и понимании собственного пути в историческом и мировом пространстве.

mir-politika.ru

3. Роль и место России в процессах мировой глобализации

3.1 Пути развития России в глобализирующемся мире

Поскольку оставаться вне процессов глобализации сейчас не может ни одна страна, возникает вопрос и о месте России в этом процессе. В настоящее время, читая о путях развития России в глобализирующемся мире, нередко сталкиваешься с терминами, которые были в ходу еще в XIX веке, -«западники» и «славянофилы». «Западники» связывают будущее России с ценностями цивилизованного капитализма и западной демократией. «Славянофилы», которых сейчас называют, скорее, государственниками, выступают за особый «русский стиль», «русскую национальную идею», развитие страны на основе русской национальной самобытности. В соответствии с этим варианты вхождения России в мировую экономику можно разделить на две группы — «западническую» и «славянофильскую». Предполагается, что первую группу можно разделить на две подгруппы — при условии равнения России на США или Европу.

1. Глобализация «по-американски». Переход мира к глобальной экономике связывают с повсеместным утверждением принципов ультралиберализации и свободы рыночных отношений. Отмена всяких национальных ограничений в международной торговле, на ввоз и вывоз капиталов, даже самого понятия суверенитета — вот тот путь, который ведет мир к процветанию и всеобщей благодати.

В настоящее время очевидна тенденция США к усилению своей роли при полном финансовом и силовом доминировании. Бывший советник президента США по национальным вопросам Збигнев Бжезинский в книге «Великая шахматная доска. Господство Америки и его геостратегические императивы» пишет: «Долгосрочная задача состоит в следующем: каким образом оказать поддержку демократическим преобразованиям в России и ее экономическому восстановлению и в то же время не допустить возрождения вновь евразийской империи, которая способна помешать американской геостратегической цели». Однако Америка не может мириться не только с благополучием России, но и Европы. Осознав, что может настать день, когда влиять на Европу станет невозможно, США сделали ставку на Средний Восток и контролируемый ими саудовский «нефтяной кран». «От него Германия и Япония будут зависеть еще десятилетия, если им только не удастся использовать сибирские резервы», — так писал итальянский журнал «Трента Джорни».

Потому среди обвинений, звучащих в адрес глобализации «по-американски», одно из главных — это то, что она ведет к превращению всего человечества (и России в частности) в вассалов США, в составные части всемирной империи «Pax Americana». Существует мнение, что понятие глобализации есть не что иное, как специальная разработка фиксации доминирования США на мировой арене.

2. Европейство. Еще при составлении Концепции развития России до 2010 года, определении дальнейшего направления реформ и перспектив развития страны очень много говорили о том, что Россия примет за основу вариант германской социальной рыночной экономики со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Много говорилось о том, что европейская ориентация безальтернативна, особенно если иметь в виду возрождение в стране в полном объеме жизненных принципов и норм, по которым живет весь цивилизованный мир. Это вполне определенный «джентльменский набор»: социально ориентированная экономика, плюралистическая демократия, подразумевающая выборность и разделение ветвей власти, свобода прессы и интегрированность в мировую экономику.

Однако весьма часто звучат высказывания, что копирование западной либеральной модели не проходит в качестве национальной идеи и не имеет ни смысла, ни перспектив. За интеграцию с ЕС в 2001-м году высказывались 24 % людей, тогда как тезис: «Россия — особая страна, и западный образ жизни ей чужд» поддержали более 70 % опрошенных.

3. Евразийство. В качестве альтернативы, «исходя из истории и географии России, лежащей на стыке Европы и Азии, ей нужно идти особым российским путем». Спасти от американизации, точнее, от превращения в третьестепенную развивающуюся страну, жизнь в которой состоит лишь из преклонения перед американским ширпотребом и ненависти к нему, нас могут лишь наша культура и наша экономика.

Евразийство — это попытка создать концепцию управления континентом на основании того, что «неподвижная платформа» (т. е. Россия, которую называют «узлом евразийства») является центром влияния на остальные страны континента в силу своего географического положения. Первоначально идея ключевой роли России появляется у Хэлфорда Джорджа Макиндера в работе 1904 года «Географическая ось истории».

Мы особенные — вот квинтэссенция философии евразийства. Очень мощной в развитии российского общества и становлении ее государственности оказалась азиатская тенденция. Многие нынешние наши «государственники» считают, будто только эта тенденция и обусловливает специфику российской модели развития. Один из лидеров нынешних евразистов, Дугин, говорит, что с приходом к власти Путина получили развитие их идеи: «Сближение с Белоруссией, экономический союз со Средней Азией, противостояние Западу…» Соответственно, признание «евразийскости» России диктует и ее геополитический путь — он не в фарватере США и Западной Европы.

Критику этой стратегии можно выразить словами Вацлава Гавела, остроумно заметившего, что «третий путь ведет в третий мир».

studfiles.net