Предмет гк – Статья 1225 ГК РФ. Охраняемые результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации

Содержание

Понятие «предмет» в Гражданском Кодексе Российской Федерации

Если в большинстве случаев вопрос о том, что означает слово «предмет» в тексте Гражданского кодекса РФ (в дальнейшем — ГК РФ, Кодекс), не вызывает сомнений, то положения нескольких его статей порождают разночтения. К ним относятся, в частности, правила о предмете договора (одни под ним понимают вещи, другие — действия), о предмете исполнения (и самой допустимости такого понятия) в определении новации и ряд других. В связи с этим необходимо установить, есть ли какая-то закономерность в употреблении термина «предмет» (и тогда для его толкования во всех случаях можно использовать одно и то же значение), или же он используется случайным образом, и в спорных случаях нужно специально выяснять, о чем идет речь. Актуальность задачи настоящего исследования возрастает еще и потому, что слово «предмет» употребляется в ГК РФ ровно 100 раз.

При толковании следует исходить из того, что употребленное в законе слово имеет одинаковый смысл во всем его тексте, пока не доказано иное. Поэтому, говорим ли мы о предмете договора, предмете обязательства или предмете сделки, речь должна идти об одном и том же предмете. Кроме того, хотя ГК РФ является единым актом, принимался он по частям, а значит, необходимо последовательно рассматривать каждую из них. Причем словоупотребление в предыдущих частях может использоваться для толкования последующих, но не наоборот. В противном случае получилось бы, что Кодекс не только вводит новые нормы, но и меняет существо уже действующих институтов. Нет оснований приписывать законодателю такое намерение, ведь он всегда может внести изменения прямо в соответствующую статью.

Третье правило, которое следует соблюдать, заключается в приоритете буквального толкования перед прочими видами интерпретации. Только в случае, когда понять значение слова или предложения из текста самого Кодекса невозможно, можно использовать другие приемы, в частности доктринальное толкование.

Часть 1 ГК РФ

ПРЕДМЕТ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА

ГК РФ упоминает о предмете в смысле деятельности («предмет деятельности») применительно к юридическим лицам (пункт 2 статьи 52 ГК РФ — в параграфе, посвященном основным положениям о юридических лицах; пункт 3 статьи 73 ГК РФ — применительно к товариществам; пункт 1 статьи 113 ГК РФ — в отношении унитарных предприятий; пункт 5 статьи 121 ГК РФ — касательно предмета деятельности ассоциаций и союзов; пункт 1 статьи 297 ГК РФ — при определении пределов хозяйственного ведения). Таким образом, термин «предмет» употребляется здесь в значении «сфера, направление». Предмет деятельности есть сфера деятельности, направление деятельности.

«ПРЕДМЕТ» КАК ОБЪЕКТ ВЕЩНЫХ ПРАВ

Когда в ГК РФ идет речь о вещных правах, слово «предмет» употребляется дважды, причем в значении «телесная вещь». Так, статья 233 Кодекса, регулирующая отношения по поводу клада, называет кладом ценные предметы. Пункт 2 статьи 256 ГК РФ говорит о том, что предметы роскоши являются собственностью того супруга, который ими пользовался.

ПРЕДМЕТ СДЕЛКИ

В статье 178 ГК РФ, которая посвящена недействительности сделок, заключенных под влиянием заблуждения, указано на то, что существенным признается заблуждение стороны относительно «природы сделки либо тождества или таких качеств ее предмета, которые существенно снижают возможность его использования по назначению». Очевидно, что здесь значение слова «предмет» изменилось. Во-первых, речь идет о предмете уже не деятельности, а сделки. Во-вторых, один предмет может быть тождественным другому или иметь такие качества, которые существенно снижают возможность его использования по назначению.

Упомянутыми качествами, безусловно, обладают вещи. Они являются объектами гражданских прав, что отсылает нас к статье 128 ГК РФ и заставляет задуматься: а какие еще объекты могут быть предметами сделок?

Ими могут быть иные виды имущества, информация и результаты интеллектуальной деятельности, если они облечены в объективную форму. Все они объективно существуют и долгое время сохраняют свою сущность, обладая только им присущими характеристиками, указывающими на возможность их практического употребления. Поэтому они могут обладать и такими качествами, которые делают их непригодными для использования, например чрезмерной дороговизной. Например, неизвестность источника информации лишает ее достоверности.

Требуемыми качествами предмета сделки не обладают работы, услуги и нематериальные блага. Применительно к последним нельзя говорить об «использовании их по назначению», ибо они неотделимы от личности и не могут использоваться сами по себе. Использование же по отношению к личности означало бы покушение на ее неприкосновенность, что противоречит принципам современного права.

Работы и услуги не обладают тождеством, ибо всегда различаются либо по времени исполнения, либо по личности исполнителя. Кроме того, сами работы и услуги как деятельность не могут быть «использованы по назначению». Использовать можно только результат выполнения работ или оказания услуг. Неслучайно предметом договора строительного подряда признана не деятельность подрядчика, а объект строительства (статья 741 ГК РФ). Об использовании предмета договора строительного подряда говорит и статья 726 Кодекса, устанавливая обязанность подрядчика сообщить информацию, относящуюся к этому предмету.

Таким образом, предметом сделки согласно статье 178 ГК РФ может быть имущество, информация и результаты интеллектуальной деятельности, имеющие объективную форму. Сказанное подтверждается и пунктом 2 статьи 31 Закона РФ от 09.07.93 № 5351-1 «Об авторском праве и смежных правах», который гласит, что предметом авторского договора не могут быть права на произведения, не известные к моменту его заключения. Пункт 5 той же статьи запрещает передавать права на произведения, которые автор создаст в будущем. Следовательно, предметом авторского договора выступает право на использование существующего произведения.

В первой части ГК РФ предмет сделки упомянут еще по меньшей мере дважды. Согласно пункту 1 статьи 432 Кодекса условие о предмете договора отнесено к существенным. Поскольку договор — двусторонняя сделка, определения предметов договора должны в существенной части совпадать.

В статье 178 ГК РФ термин «предмет» употреблен в значении объекта гражданских прав, за исключением работ, услуг, нематериальных благ. Следовательно, и в пункте 3 статьи 429 Кодекса, согласно которому предварительный договор должен позволять установить предмет основного договора, указанный термин имеет то же значение.

ПРЕДМЕТ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА

Предмет обязательства, предмет залога

Понятие «предмет обязательства» в части первой ГК РФ употреблено всего дважды. В соответствии с пунктом 2 статьи 398 ГК РФ предметом обязательства передачи индивидуально-определенной вещи является эта вещь. Пункт 1 статьи 322 Кодекса гласит, что неделимость предмета обязательства служит основанием для признания его солидарным. Нет оснований предполагать в данном случае другое, по сравнению с пунктом 2 статьи 398 ГК РФ, значение слова «предмет». Сказанное подтверждает и частный случай такой солидарной множественности, содержащийся, правда, уже в части второй Кодекса: согласно пункту 1 статьи 707 ГК РФ при неделимости предмета обязательства два и более лица на стороне подрядчика признаются солидарными должниками и кредиторами.

ГК РФ многократно упоминает о предмете залога. Для того чтобы правильно понять это словосочетание, нужно иметь в виду, что термин «залог» в данном случае употреблен в значении «отношения», а не «сделки». Подобный вывод с легкостью может быть выведен из пункта 3 статьи 334 ГК РФ, согласно которому «залог возникает в силу договора» или «на основании закона при наступлении указанных в нем обстоятельств». Значит, договор выступает лишь как основание возникновения правоотношения, которое в дальнейшем и именуется «залогом». И хотя вопрос о вещной или обязательственной природе залога до сих пор относится к числу наиболее спорных, следует присоединиться к точке зрения тех авторов, которые считают право залога обязательственным. Соответственно, термин «предмет залога» означает предмет залогового обязательства.

Что же может быть предметом залогового обязательства? Согласно пункту 1 статьи 336 ГК РФ им может быть «всякое имущество, в том числе вещи и имущественные права (требования), за исключением имущества, изъятого из оборота, требований, неразрывно связанных с личностью кредитора, в частности требований об алиментах, о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, и иных прав, уступка которых другому лицу запрещена законом». Таким образом, мы получили первое значение понятия «предмет обязательства» — им может быть имущество. Исключение из этого понятия некоторых имущественных прав объясняется тем, что они не могут быть предметами обязательства, поскольку их уступка не допускается, ибо обязательство — отношение по перемещению материальных благ.

Многие статьи ГК РФ, посвященные залогу, употребляют термин «предмет залога» именно в значении имущества. Например, в пункте 1 статьи 342 Кодекса говорится об имуществе, которое становится предметом последующего залога. В пункте 1 статьи 339 указано на то, что предмет залога является существенным условием договора залога. В пункте 1 статьи 349 идет речь об обращении взыскания на предмет залога, что в равной мере применимо и к вещам, и к правам требования. Об обращении взыскания на предмет залога упоминает и пункт 2 статьи 351 ГК РФ. Согласно пункту 4 статьи 350 залогодержатель имеет право оставить предмет залога за собой при объявлении повторных торгов несостоявшимися. Наконец, пункт 2 статьи 353 ГК РФ посвящен переходу предмета залога в порядке правопреемства, что допустимо в отношении и вещи, и права требования. Здесь же упоминается и о неделимости предмета залога.

Как известно, вещи — один из наиболее распространенных видов имущества, поэтому нет ничего удивительного в том, что закон часто называет предметом залога именно их. Так, пункт 2 статьи 338 ГК РФ содержит правило об оставлении предмета залога под замком и печатью залогодержателя или о наложении на него знаков, свидетельствующих о залоге. Ясно, что обозначить знаками или поместить под замок можно только телесное имущество. Точно так же в пункте 3 названной статьи идет речь о передаче предмета залога третьему лицу, что возможно только в отношении вещи. Пункт 1 статьи 340 Кодекса прямо называет предметом залога вещь, устанавливая в диспозитивной форме, что залог распространяется на ее принадлежности. В пункте 2 статьи 344 говорится о случайной гибели предмета залога, что касается только вещей. С этим правилом соотносится и статья 345, имеющая название «Замена и восстановление предмета залога», которая также применяется только к вещам. Статья 346 ГК РФ регламентирует пользование и распоряж ение предметом залога, имея в виду вещи. В статье 347 содержится правило о защите прав на предмет залога, которое отсылает нас к нормам о защите вещных прав, предметом которых выступают вещи. В пункте 7 статьи 350 упоминается о праве третьего лица погасить долг, если последнее может утратить право на предмет залога (право на право невозможно). В пункте 1 статьи 351 Кодекса идет речь о выбытии предмета залога из владения залогодателя, а в статье 354 — о принудительном изъятии имущества, являющегося предметом залога. Наконец, в пункте 2 статьи 357 ГК РФ (залог товаров в обороте) предметом залога названы товары до тех пор, пока они не перешли в собственность другого лица.

Итак, «предмет залога» нужно понимать как «предмет залогового обязательства», причем им может быть любое имущество, в том числе вещи. Кодекс употребляет этот термин в обоих значениях.

Предмет в определении новации

С этих позиций теперь можно подойти к решению вопроса о значении термина «предмет» в определении новации. Как известно, пункт 1 статьи 414 ГК РФ гласит: «Обязательство прекращается соглашением сторон о замене первоначального обязательства, существовавшего между ними, другим обязательством между теми же лицами, предусматривающим иной предмет или способ исполнения (новация)».

Возможны два толкования выделенных слов. Первое звучит так: «другим обязательством, предусматривающим другой предмет исполнения или способ исполнения». При этом термин «предмет» относится к слову «исполнение». Второй вариант: «другим обязательством, предусматривающим другой способ исполнения или предмет». В этом случае «предмет» согласуется уже с «обязательством». Какое толкование правильно? Скорее всего, последнее.

Недостатком первого толкования является введение нового, неизвестного закону термина «предмет исполнения», в то время как при втором используется уже существующий — «предмет обязательства». Следствием этого недостатка выступает и другой: при первой интерпретации невозможно дать буквальное толкование указанной нормы. Что такое «предмет исполнения»? Поскольку в законе подобное понятие более не используется, необходимо прибегнуть к доктринальному толкованию. Однако и оно не приведет к однозначному решению, поскольку ученые так и не выработали единого взгляда на предмет исполнения. В итоге понятие новации оказывается совершенно неясным.

Второе толкование, напротив, дает четкий ответ на поставленный вопрос: новацией будет замена предмета обязательства, в роли которого выступает вещь или иное имущество. Установив буквальное значение комментируемой нормы, можно перейти к оценке ее целесообразности. И здесь уже уместен вывод о том, что законодательное определение новации неудачно, ибо противоречит историческим традициям и взглядам на существо упомянутого института. Представляется, что в связи с этим необходимо обсудить вопрос о возможностях расширительного толкования данной нормы, чтобы распространить ее действие на те случаи, в которых практика видит новацию.

Особняком стоит пункт 2 статьи 448 ГК РФ, в котором идет речь о предмете торгов. Им может быть право на заключение договора (см. также пункт 5 упомянутой статьи).

ВЫВОДЫ

С 1 января 1995 г. (вступление в силу части первой ГК РФ) и до 1 марта 1996 г. (вступление в силу части второй ГК РФ) Кодекс употреблял понятие «предмет» в двух различных значениях.

Во-первых, в сочетании «предмет деятельности» и применительно к юридическим лицам предмет обозначал «направление», так что само словосочетание указывает на сферу деятельности юридического лица.

Во-вторых, говоря о сделках, вещных и обязательственных правах, «предмет» указывал либо только на вещи, либо на имущество вообще, либо также на информацию и результаты интеллектуальной деятельности, имеющие объективную форму. Именно в последнем смысле употребляются термины «предмет договора» и «предмет обязательства».

Часть вторая ГК РФ

ПРЕДМЕТ ДОГОВОРА

Часть вторая ГК РФ постоянно употребляет словосочетание «предмет договора», и в подавляющем большинстве случаев под ним понимаются либо вещи, либо иное имущество. Обратимся сначала к относительно бесспорным ситуациям.

В частности, в статье 554 Кодекса, озаглавленной «Определение предмета договора купли-продажи недвижимости», говорится именно о недвижимом имуществе, то есть о вещи. В статье 666 ГК РФ идет речь о том, что предметом договора финансовой аренды служит любая непотребляемая вещь. Статья 668 и пункт 1 статьи 670 ГК РФ для обозначения предмета договора лизинга используют термин «имущество», однако в соответствии со статьей 666 этот термин обозначает непотребляемую вещь, поэтому и здесь предметом договора оказывается вещь.

Трижды употребляется словосочетание «предмет договора» в нормах, посвященных договору подряда. Согласно статье 726 ГК РФ «подрядчик обязан передать заказчику… информацию, касающуюся… использования предмета договора подряда». Из всех объектов гражданских прав к подряду могут иметь отношение лишь вещи, ведь работа должна иметь объективный результат. На то, что предметом договора подряда является результат работ, а последний обязательно имеет материальную форму, указывает В. Л. Хромов. Сказанное подтверждается и тем, что согласно статье 741 ГК РФ предметом договора строительного подряда является объект строительства, а им может быть либо уже существующая недвижимость, либо та, которую еще только предстоит создать. Значит, предметом договора опять-таки признается вещь, хотя и будущая. Нет оснований иначе понимать термин «предмет договора» и в пункте 2 статьи 757 ГК РФ, которая разрешает подрядчику отказаться устранять недостатки, за которые он не несет ответственности (даже если такая обя занность предусмотрена в договоре), при условии что недостатки не относятся к предмету договора.

Применительно к договору на выполнение НИОКР словосочетание «предмет договора» несет значение: «информация». Так, статья 771 ГК РФ озаглавлена: «Конфиденциальность сведений, составляющих предмет договора». В пункте 1 этой статьи использован аналогичный оборот: «стороны обязаны обеспечить конфиденциальность сведений, касающихся предмета договора, хода его исполнения и полученных результатов». Поскольку сведения, относящиеся к полученным результатам и ходу выполнения работ, не составляют его предмета, логичен вывод о том, что предмет договора на выполнение НИОКР составляет только задание заказчика — ведь лишь эта информация существует до начала исполнения. Поэтому нельзя согласиться с авторами, считающими предметом этого договора разработку нового изделия или научные исследования. Такой подход противоречит буквальному толкованию Кодекса.

В пункте 2 статьи 572 Кодекса упоминается о «предмете дарения». Не столь очевидно, что здесь идет речь о дарении как о договоре, поэтому приведем указанный пункт полностью: «Обещание безвозмездно передать кому-либо вещь или имущественное право либо освободить кого-либо от имущественной обязанности (обещание дарения) признается договором дарения и связывает обещавшего, если обещание сделано в надлежащей форме (пункт 2 статьи 574 ГК РФ) и содержит ясно выраженное намерение совершить в будущем безвозмездную передачу вещи или права конкретному лицу либо освободить его от имущественной обязанности.

Обещание подарить все свое имущество или часть всего своего имущества без указания на конкретный предмет дарения в виде вещи, права или освобождения от обязанности ничтожно».

Итак, обещание дарения является договором (часть 1 ГК РФ) и должно указывать на предмет дарения. Однако это означает, что «предмет дарения» употребляется в смысле «предмет консенсуального договора дарения». Как ясно из текста статьи, под ним понимается вещь, право или освобождение от обязанности. Значит, и здесь предмет договора обозначает имущество. Соответствующее имущество должно быть указано в доверенности на совершение дарения (пункт 5 статьи 576 ГК РФ).

Пункт 2 статьи 807 Кодекса обозначает словами «предмет договора займа» иностранную валюту и валютные ценности, которые передаются в долг. Они могут быть вещами (если это наличная валюта и номинированные в ней ценные бумаги, а также драгоценные металлы и камни) или правами требования.

Предмет уступки денежного требования

В главе, посвященной финансированию под уступку денежного требования, несколько раз говорится о денежном требовании, которое является предметом уступки. Например, часть вторая пункта 1 статьи 826 ГК РФ гласит: «Денежное требование, являющееся предметом уступки, должно быть определено в договоре… таким образом, который позволяет идентифицировать существующее требование в момент заключения договора, а будущее требование — не позднее чем в момент его возникновения». В таком же контексте используется слово «предмет» и в пункте 2 статьи 824, части первой пункта 1 статьи 826, пунктах 1 и 3 статьи 827 ГК РФ. Не вполне понятно, в каком значении употреблено здесь слово «уступка», ибо под ней можно понимать и договор, и само обязательство, из этого договора возникающее. В соответствии с пунктом 1 статьи 824 Кодекса договор факторинга может являться и реальным, и консенсуальным, поэтому точного ответа дать нельзя. Представляется, что уступка может обозначать и то, и другое. Следовательно, при фа кторинге предметом договора (и предметом обязательства) является имущественное право (денежное требование).

Лишь пункт 2 статьи 826 ГК РФ не вполне точно говорит о денежных средствах, являющихся предметом уступки: «При уступке будущего денежного требования оно считается перешедшим… после того, как возникло само право на получение с должника денежных средств, которые являются предметом уступки требования». Очевидно, что здесь речь идет не о плате за полученное требование, а о самом требовании, поэтому правильнее было бы вместо слов «которые являются» использовать «право требования которых является». В связи со сказанным ясно, что данная норма не нарушает правила о том, что «предмет» в факторинге означает «право требовать уплаты денег».

В нормах ГК РФ, посвященных хранению товаров, изделий, слово «предмет» используется в значении «вещь, товар» дважды. Так, пункт 4 статьи 912 Кодекса говорит о товаре, который является предметом залога по двойному складскому свидетельству, а статья 926 — о хранении вещей, составляющих предмет спора. В аналогичном значении этот термин используется и при нормировании договора комиссии: согласно пункту 2 статьи 990 предметом комиссии выступают товары, а статья 996 имеет название «Вещи, являющиеся предметом комиссии».

В ИТОГЕ, НЕСМОТРЯ НА НЕКОТОРЫЕ ТЕРМИНОЛОГИЧЕСКИЕ НЕТОЧНОСТИ, ТЕРМИН «ПРЕДМЕТ ДОГОВОРА» УПОТРЕБЛЯЕТСЯ В ТОМ ЖЕ СМЫСЛЕ, ЧТО И В ПЕРВОЙ ЧАСТИ КОДЕКСА. ОН ОБОЗНАЧАЕТ ВЕЩЬ, ИНОЕ ИМУЩЕСТВО ИЛИ ИНФОРМАЦИЮ.

ПРЕДМЕТ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА

О предмете обязательства часть вторая Гражданского кодекса РФ упоминает всего трижды. Первый раз — в части первой статьи 665 ГК РФ, где речь идет о предмете финансовой аренды.

Указанная норма гласит: «По договору финансовой аренды (договору лизинга) арендодатель обязуется приобрести в собственность указанное арендатором имущество у определенного им продавца и предоставить арендатору это имущество за плату во временное владение и пользование для предпринимательских целей. Арендодатель в этом случае не несет ответственности за выбор предмета аренды и продавца». Поскольку в следующей статье, на которую уже было обращено внимание ранее, говорится о предмете договора финансовой аренды, можно сделать вывод, что в разбираемой норме под «арендой» имеется в виду не договор лизинга, а само обязательственное отношение. Итак, предметом обязательства, возникающего из договора лизинга, прямо названа вещь.

Два других примера относятся к нормам о подряде. Согласно пункту 1 статьи 707 ГК РФ, о котором также уже шла речь, при неделимости предмета обязательства два лица и более, являющиеся подрядчиками, признаются солидарными должниками и кредиторами. В пункте 2 той же статьи закреплено положение о том, что при делимости предмета они выступают долевыми должниками и кредиторами. Делимость и неделимость представляют собой свойства вещей (о неделимости вещи см. статью 133 ГК РФ), а потому под предметом обязательства здесь также нужно понимать именно вещь.

Следовательно, предметом обязательства в части второй Кодекса является вещь, что полностью соответствует терминологии части первой ГК РФ.

СПОРНЫЕ СЛУЧАИ

Предмет публичного конкурса

Рассмотрим три случая, которые являются наиболее сложными для толкования.

Статья 1060 ГК РФ, посвященная конкурсу, гласит: «Если предмет публичного конкурса составляет создание произведения науки, литературы или искусства и условиями конкурса не предусмотрено иное, лицо, объявившее публичный конкурс, приобретает преимущественное право на заключение с автором произведения, удостоенного обусловленной награды, договора об использовании произведения с выплатой ему за это соответствующего вознаграждения».

Прежде чем сделать вывод о том, что же в цитируемой статье понимается под словом «предмет», нужно определиться со значением словосочетания «публичный конкурс» и решить, идет ли речь о предмете обязательства или иного правоотношения, о предмете сделки или о каком-либо ином предмете.

Согласно пункту 1 статьи 1057 ГК РФ «лицо, объявившее публично о выплате денежного вознаграждения или выдаче иной награды (о выплате награды) за лучшее выполнение работы или достижение иных результатов (публичный конкурс), должно выплатить (выдать) обусловленную награду тому, кто в соответствии с условиями проведения конкурса признан его победителем». Представляется, что из этой нормы можно заключить, что публичным конкурсом является само обещание уплатить вознаграждение (сделка). Однако такой подход противоречит тексту Кодекса.

Например, в пункте 4 статьи 1057 ГК РФ упоминается объявление о публичном конкурсе, из чего следует, что конкурс отличается от объявления о нем. Именно объявление должно определять «существо задания, критерии и порядок оценки результатов работы или иных достижений, место, срок и порядок их представления, размер и форму награды, а также порядок и сроки объявления результатов конкурса». Значит, именно объявление публичного конкурса является односторонней сделкой, к чему склоняется и большинство исследователей.

Сказанное подтверждается и тем, что согласно пункту 2 статьи 1057 ГК РФ «публичный конкурс должен быть направлен на достижение каких-либо общественно полезных целей». Очевидно, что само объявление конкурса, которое содержит обещание выплатить награду, направлено на иные цели: получение результатов работ, из которых можно будет выбрать лучший. Данная же норма имеет в виду иное: общественно полезный характер должен носить тот результат, который представляется на конкурс и к достижению которого будут стремиться участники в процессе соревнования. Таким образом, конкурс следует отличать от объявления о нем, а потому сам конкурс нельзя считать сделкой.

Как отмечают многие авторы, слово «конкурс» означает соревнование, из чего следует, что конкурс — это деятельность, процесс. В литературе господствует мнение о том, что развитие конкурсных отношений проходит несколько этапов. Первый связан с объявлением конкурса, второй — с представлением результатов работ, которые обусловлены конкурсным заданием, третий — с оценкой представленных результатов и объявлением победителя и, наконец, последний — с выплатой конкурсного вознаграждения.

При этом обязательственное правоотношение возникает только после объявления победителя конкурса. Однако с возникновением такого обязательства собственно конкурс уже заканчивается: соревнования больше нет, есть победитель, который вправе претендовать на вознаграждение. Значит, конкурс может существовать только до объявления победителя.

В то же время необходимо определить, когда же соревнование начинается? Вряд ли правильно связывать его начало с объявлением о конкурсе. Обосновать это можно следующим образом. В пункте 3 статьи 1057 ГК РФ сказано: «Публичный конкурс может быть открытым, когда предложение организатора конкурса принять в нем участие обращено ко всем желающим путем объявления в печати или иных средствах массовой информации, либо закрытым, когда предложение принять участие в конкурсе направляется определенному кругу лиц по выбору организатора конкурса». Следовательно, объявление о конкурсе содержит лишь предложение принять в нем участие, участником же станет лишь тот, кто соответствующее предложение принял.

Сделанный вывод подтверждается и статьей 1061 ГК РФ, согласно которой «лицо, объявившее публичный конкурс, обязано возвратить участникам конкурса работы, не удостоенные награды, если иное не предусмотрено объявлением о конкурсе и не вытекает из характера выполненной работы». Отсюда также следует, что участниками конкурса признаются лишь те, кто представил указанный в объявлении о конкурсе результат. Значит, все, кто не принял сделанное предложение (неважно, знали они о конкурсе или нет, начали выполнять работу или нет), не могут считаться участниками конкурса.

Но если участниками конкурса становятся лишь с представлением обусловленного результата, то и сам конкурс начинается тогда же. Соревнование возможно только между теми, кто представил результат. Кроме того, сам процесс создания произведений или выполнения другой обусловленной работы правом вообще не регулируется, а потому конкурс как правовой институт не может включать в себя деятельность по созда нию требуемых результатов. Между представившими обусловленный результат и организатором конкурса возникают правоотношения, в рамках которых организатор обязан оценить указанные работы и определить победителя. Поэтому конкурсом следует считать совокупность тех отношений, которые возникают между организатором конкурса и его участниками.

Таким образом, когда речь идет о предмете конкурса, под ним понимается предмет совокупности относительных правоотношений. Предмет для данных правоотношений должен быть единым, а подобным качеством обладает только тот результат, который должны представить участники. Иначе говоря, предмет конкурса — это задание, которое должны выполнить соискатели. Сказанное подтверждается сопоставлением пунктов 1 и 4 статьи 1057 ГК РФ.

Согласно пункту 1 статьи 1057 Кодекса «лицо, объявившее публично о выплате денежного вознаграждения или выдаче иной награды (о выплате награды) за лучшее выполнение работы или достижение иных результатов (публичный конкурс), должно выплатить (выдать) обусловленную награду тому, кто в соответствии с условиями проведения конкурса признан его победителем». Отсюда вытекает, что награда выдается за достижение результата, а не за процесс его достижения.

В пункте 4 статьи 1057 ГК РФ говорится о том, что объявление о конкурсе должно содержать указание на существо задания. Значит, объявление должно указывать на результат, который требуется от участников. Именно его и имеет в виду статья 1060 Кодекса, когда упоминает о том, что предметом конкурса является создание произведения. Поскольку предмет конкурса — это его результат, то им может быть снова либо вещь, либо информация, либо результаты интеллектуальной деятельности.

Поэтому «предмет конкурса» имеет такое же значение, как и «предмет обязательства», хотя конкурс представляет собой совокупность неимущественных отношений, а не обязательство. Разница заключается только в том, что предметом конкурса всегда является будущий объект прав, а не настоящий. Однако это отличие не носит принципиального характера, ведь и в обязательстве предметом нередко выступает будущая вещь, например при подряде на строительство нового здания.

Предмет агентского договора

Второй спорный случай содержится в статье 1007 ГК РФ, согласно которой «агентским договором может быть предусмотрено обязательство принципала не заключать аналогичных агентских договоров с другими агентами, действующими на определенной в договоре территории, либо воздерживаться от осуществления на этой территории самостоятельной деятельности, аналогичной деятельности, составляющей предмет агентского договора». Таким образом, деятельность прямо названа предметом договора, что явно противоречит предыдущим указаниям Кодекса по вопросу о предмете.

Задумаемся, однако, о том, что имеет в виду выделенный оборот и каково значение слова «предмет» в данном случае? Как известно, «по агентскому договору одна сторона (агент) обязуется за вознаграждение совершать по поручению другой стороны (принципала) юридические и иные действия от своего имени, но за счет принципала либо от имени и за счет принципала» (пункт 1 статьи 1005 ГК РФ). Поскольку агент обязуется «совершать» юридические и фактические действия, а не «совершить» их, то речь идет не о единичных действиях, а о каком-то периоде времени, когда эти действия совершаются регулярно. Таким образом, деятельность составляет само существо агентского договора и состоит в совершении юридических и фактических действий для принципала.

Что имеет в виду Кодекс, говоря об «аналогичной» деятельности? Ответ напрашивается сам собой: речь идет о том же круге действий, что и в данном договоре. Отсюда следует, что когда закон упоминает «аналогичную деятельность, составляющую предмет договора», то под ней подразумеваются возможные юридические и фактические действия. В этом же значении слово «предмет» использовалось применительно к юридическим лицам, правда, там закон был точнее и говорил о «предмете деятельности». Значит, разбираемый оборот можно переформулировать так: «аналогичной той , которую должен осуществлять агент по данному агентскому договору».

Однако отмеченная неточность не меняет существа дела: агентский договор не регулирует порядок осуществления действий агентом, он лишь указывает на их круг. О том же самом говорит и пункт 2 статьи 1005 ГК РФ: «Агентским договором может быть предусмотрено обязательство агента не заключать с другими принципалами аналогичных агентских договоров, которые должны исполняться на территории, полностью или частично совпадающей с территорией, указанной в договоре». Выделенный оборот имеет тот же самый смысл, что и разобранный выше.

Предмет договора возмездного оказания услуг

Наконец, статья 783 ГК РФ упоминает о возможности применять к договору возмездного оказания услуг правила о подряде, если это не противоречит нормам об услугах и «особенностям предмета договора возмездного оказания услуг». Представляется, что данная статья не дает оснований для вывода о том, что во всяком договоре об оказании услуг должен быть предмет, и потому им следует признать сами услуги. Предмет договора возмездного оказания услуг имеет то же значение, что и в остальных моментах толкования «предмета» в Кодексе. Речь должна идти прежде всего о вещах — и можно представить себе немало услуг, применительно к которым вещи имеют столь существенное значение для сторон, что будут упомянуты в договоре. Например, в договоре на оказание медицинских услуг стороны могут указать, на каком оборудовании должны производиться процедуры.

Значит, и те случаи, в которых слово «предмет» на первый взгляд имеет иной смысл, чем в тексте большинства статей, не колеблют общего правила. Поэтому можно сделать вывод о том, что «предмет» — не случайное понятие, которое используется законодателем бессистемно, а юридический термин, который имеет свое собственное значение. Отсюда оправданна и критика редакции отдельных статей Кодекса, где обсуждаемый термин используется неточно.

Часть третья ГК РФ

Часть третья ГК РФ при употреблении термина «предмет» далеко не так последовательна, как две предыдущие. В русле намеченного подхода остается статья 1060 ГК РФ, в которой говорится о предметах домашней обстановки и обихода, входящих в состав наследства. Очевидно, что здесь под «предметами» понимаются вещи, что полностью соответствует подходу двух первых частей кодекса.

Статья 1216 ГК РФ, разрешая вопросы о праве, подлежащем применению к уступке права требования, упоминает в пункте 2 о «требовании, являющемся предметом уступки». И это положение не отступает от правила, которое сформулировано на основании анализа первых двух частей Кодекса. Ведь «требование» обозначает «право требования», а последнее является частью имущества. Употребление термина «предмет» в значении «имущество» уже встречалось, а в главе, посвященной доверительному управлению, и право требования неоднократно называлось предметом уступки.

И здесь мы вынуждены обратиться к положениям, которые неумолимо разрушают довольно стройную картину. Речь идет о трех нормах, которые закреплены, соответственно, в пункте 5 статьи 1117, пункте 2 статьи 1137 и пункте 2 статьи 1139 ГК РФ.

Предмет завещательного отказа или завещательного возложения

Первая норма, в частности, содержит такой оборот: «В случае, когда предметом завещательного отказа было выполнение определенной работы для недостойного отказополучателя или оказание ему определенной услуги, последний обязан возместить наследнику, исполнившему завещательный отказ, стоимость выполненной для недостойного отказополучателя работы или оказанной ему услуги». Таким образом, предметом прямо названо выполнение работы или оказание услуги, то есть процесс, деятельность, а не результат.

Аналогично и в пункте 2 статьи 1137 ГК РФ сказано: «Предметом завещательного отказа может быть передача отказополучателю в собственность, во владение на ином вещном праве или в пользование вещи, входящей в состав наследства, передача отказополучателю входящего в состав наследства имущественного права, приобретение для отказополучателя и передача ему иного имущества, выполнение для него определенной работы или оказание ему определенной услуги либо осуществление в пользу отказополучателя периодических платежей и тому подобное». Наконец, пункт 2 статьи 1139 указывает на то, что предметом завещательного возложения являются действия имущественного характера.

Как следует отнестись к такому словоупотреблению? Резко отрицательно! Во-первых, потому, что оно противоречит использованию термина «предмет» даже непосредственно в третьей части (см. выше). Во-вторых, оно резко расходится с двумя первыми частями Кодекса, которые довольно последовательны. В-третьих, и завещательное возложение, и завещательный отказ — сделки, а потому оказывается, что деятельность является предметом сделки (то есть действия).

В итоге перед нами два подхода к понятию «предмет», которые используются в одном и том же Гражданском кодексе РФ. Какой из них заслуживает предпочтения? Очевидно, тот, который понимает под предметом материальное (нематериальное) благо.

Во-первых, потому, что ему следует большинство норм Кодекса.

Во-вторых, потому, что он последовательно используется в первых двух частях ГК РФ, а также в третьей (частично).

В-третьих, потому, что указание на то, что предметом сделки (действия) является деятельность, внутренне противоречиво.

Наконец, потому, что представление о предмете как об имуществе, информации или результатах интеллектуальной деятельности соответствует философскому определению предмета.

Г. С. ВАСИЛЬЕВ, аспирант кафедры гражданского права юридического факультета Санкт-Петербургского государственного университета

Дорогие читатели, если вы увидели ошибку или опечатку, помогите нам ее исправить! Для этого выделите ошибку и
нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter». Мы узнаем о неточности и исправим её.

ppt.ru

Понятие «предмет» в Гражданском кодексе / Публикации Balfort / Сайт Антона Иванова

Общие вопросы гражданского права, Новости 2003

Если в большинстве случаев вопрос о том, что означает слово «предмет» в тексте Гражданского кодекса РФ (в дальнейшем — ГК) не вызывает сомнений, то несколько статей порождают споры. К ним относятся, в частности, правила о предмете договора (одни под ним понимают вещи, другие — действия), о предмете исполнения (и самой допустимости такого понятия) в определении новации и ряд других. В связи с этим необходимо установить, есть ли какая-то закономерность в употреблении термина «предмет» (и тогда для его толкования во всех случаях можно использовать одно и то же значение) или же он используется случайным образом и в спорных случаях нужно специально выяснять, о чем идет речь. Актуальность задачи настоящего исследования возрастает еще и потому, что слово «предмет» употребляется в ГК ровно 100 раз.

При толковании следует исходить из того, что употреблённое в законе слово имеет одинаковый смысл во всём его тексте, пока не доказано иное. Поэтому, говорим ли мы о предмете договора, предмете обязательства или предмете сделки, речь должна идти об одном и том же предмете.

Кроме того, хотя ГК является единым актом, принимался он по частям, а значит, необходимо последовательно рассматривать каждую из них. Причем словоупотребление в предыдущих частях может использоваться для толкования последующих, но не наоборот. В противном случае получилось бы, что кодекс не только вводит новые нормы, но и меняет существо уже действующих институтов. Нет оснований приписывать законодателю такое намерение, ведь он всегда может внести изменения прямо в соответствующую статью.

Третье правило, которое следует соблюдать, заключается в приоритете буквального толкования перед прочими видами интерпретации. Только в случае, когда понять значение слова или предложения из текста самого Кодекса невозможно, можно использовать другие приёмы, в частности, доктринальное толкование.

Часть первая ГК

Предмет деятельности юридического лица

ГК упоминает о предмете в смысле деятельности («предмет деятельности») применительно к юридическим лицам (п. 2 ст. 52 ГК — в параграфе, посвященном основным положениями о юридических лицах; п. 3 ст. 73 ГК — применительно к товариществам, п. 1 ст. 113 ГК — в отношении унитарных предприятий; п. 5 ст. 121 ГК — касательно предмета деятельности ассоциаций и союзов; п. 1 ст. 297 ГК — при определении пределов хозяйственного ведения). Таким образом, термин «предмет» употребляется здесь в значении «сфера, направление». Предмет деятельности есть сфера деятельности, направление деятельности.

«Предмет» как объект вещных прав

Когда в ГК идёт речь о вещных правах, слово «предмет» употребляется дважды, причем в значении «телесная вещь». Так, ст. 233 ГК, регулирующая отношения по поводу клада, называет им ценные предметы. П. 2 ст. 256 ГК говорит о том, что предметы роскоши являются собственностью того супруга, который ими пользовался.

Предмет сделки

В ст. 178 ГК, которая посвящена недействительности сделок, заключённых под влиянием заблуждения, указано на то, что существенным признаётся заблуждение стороны относительно «природы сделки либо тождества или таких качеств её предмета, которые существенно снижают возможность его использования по назначению». Очевидно, что здесь значение слова «предмет» изменилось. Во-первых, речь идёт о предмете уже не деятельности, а сделки. Во-вторых, один предмет может быть тождественным другому или иметь такие качества, которые существенно снижают возможность его использования по назначению.

Упомянутыми качествами, безусловно, обладают вещи. Они являются объектами гражданских прав, что отсылает нас к ст. 128 ГК и заставляет задуматься: а по поводу каких еще объектов могут заключаться сделки? Ими могут быть иные виды имущества, информация и результаты интеллектуальной деятельности, если они облечены в объективную форму. Все они объективно существуют и долгое время сохраняют свою сущность, обладая только им присущими характеристиками, которые указывают на возможность их практического употребления. Поэтому они могут обладать и такими качествами, которые делают их непригодными для использования, например, чрезмерной дороговизной. Неизвестность источника информации лишает её достоверности.

Требуемыми качествами предмета сделки не обладают работы, услуги и нематериальные блага. Применительно к последним нельзя говорить об «использовании их по назначению», ибо они неотделимы от личности и не могут использоваться сами по себе. Использование же личности означало бы покушение на ее неприкосновенность, что противоречит принципам современного права. Работы и услуги не обладают тождеством, ибо всегда различаются либо по времени исполнения, либо по личности исполнителя. Кроме того, сами работы и услуги как деятельность не могут быть «использованы по назначению». Использовать можно только результат выполнения работ или оказания услуг. Неслучайно предметом договора строительного подряда признана не деятельность подрядчика, а объект строительства (ст. 741 ГК). Об использовании предмета договора строительного подряда говорит и ст. 726 ГК, устанавливая обязанность подрядчика сообщить информацию, относящуюся к этому предмету.

Таким образом, предметом сделки в соответствии со ст. 178 ГК может быть имущество, информация и результаты интеллектуальной деятельности, имеющие объективную форму. Сказанное подтверждается и п. 2 ст. 31 Закона Р Ф «Об авторских и смежных правах», который гласит, что предметом авторского договора не могут быть права на произведения, не известные к моменту его заключения. П. 5 той же статьи запрещает передавать права на произведения, которые автор создаст в будущем. Следовательно, предметом авторского договора выступает право на использование существующего произведения.

В первой части ГК предмет сделки упомянут ещё по меньшей мере дважды. Согласно п. 1 ст. 432 ГК условие о предмете договора отнесено к существенным. Поскольку договор — двусторонняя сделка, определения их предметов должны в существенной части совпадать. В ст. 178 ГК термин «предмет» употреблён в значении объекта гражданских прав, за исключением работ, услуг, нематериальных благ. Следовательно, и в п. 3 ст. 429 ГК, согласно которому предварительный договор должен позволять установить предмет основного договора, указанный термин имеет то же значение.

Предмет обязательства

Понятие «предмет обязательства» в первой части ГК употреблено всего дважды. В соответствии с п. 2 ст. 398 ГК предметом обязательства передать индивидуально-определённую вещь является эта вещь. П. 1 ст. 322 ГК гласит, что неделимость предмета обязательства служит основанием для признания его солидарным. Оснований предполагать другое, по сравнению с п. 2 ст. 398 ГК, значение слова «предмет» здесь нет. Сказанное подтверждает и частный случай такой солидарной множественности, содержащийся, правда, уже во второй части Кодекса: согласно п. 1 ст. 707 ГК при неделимости предмета обязательства два и более лица на стороне подрядчика признаются солидарными должниками и кредиторами.

ГК многократно упоминает о предмете залога. Для того чтобы правильно понять это словосочетание, нужно иметь в виду, что термин «залог» в данном случае употреблён в значении «отношения», а не «сделки». Подобный вывод с легкостью может быть выведен из п. 3 ст. 334 ГК, согласно которому «залог возникает в силу договора» или «на основании закона при наступлении указанных в нём обстоятельств». Значит, договор выступает лишь как основание возникновения правоотношения, которое в дальнейшем и именуется «залогом». И хотя вопрос о вещной или обязательственной природе залога до сих пор относится к числу наиболее спорных, следует присоединиться к точке зрения тех авторов, которые считают право залога обязательственным. Соответственно термин «предмет залога» означает предмет залогового обязательства.

Что же может быть предметом залогового обязательства? Согласно п. 1 ст. 336 ГК им может быть «всякое имущество, в том числе вещи и имущественные права (требования), за исключением имущества, изъятого из оборота, требований, неразрывно связанных с личностью кредитора, в частности требований об алиментах, о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, и иных прав, уступка которых другому лицу запрещена законом». Таким образом, мы получили первое значение понятия «предмет обязательства» — им может быть имущество. Исключение из этого понятия некоторых имущественных прав объясняется тем, что они не могут быть предметами обязательства, поскольку их уступка не допускается, ибо обязательство — отношение по перемещению материальных благ.

Многие статьи ГК, посвящённые залогу, употребляют термин «предмет залога» именно в значении имущества. Например, в п. 1 ст. 342 ГК говорится об имуществе, которое становится предметом последующего залога. В п. 1 ст. 339 ГК указано на то, что предмет залога является существенным условием договора залога. В п. 1 ст. 349 ГК идет речь об обращении взыскания на предмет залога, что в равной мере применимо и к вещам, и к правам требования. Об обращении взыскания на предмет залога упоминает и п. 2 ст. 351 ГК. Согласно п. 4 ст. 350 ГК залогодержатель имеет право оставить предмет залога за собой при объявлении повторных торгов несостоявшимися. Наконец, п. 2 ст. 353 ГК посвящен переходу предмета залога в порядке правопреемства, что допустимо в отношении и вещи, и права требования. Здесь же упоминается и о неделимости предмета залога.

Как известно, вещи — один из наиболее распространенных видов имущества, поэтому нет ничего удивительного в том, что закон часто называет предметом залога именно их. Так, п. 2 ст. 338 ГК содержит правило об оставлении предмета залога под замком и печатью залогодержателя или о наложении на него знаков, свидетельствующих о залоге. Ясно, что наложить знаки или поместить под замок можно только телесное имущество. Точно так же в п. 3 названной статьи идет речь о передаче предмета залога третьему лицу, что возможно только в отношении вещи. П. 1 ст. 340 ГК прямо называет предметом залога вещь, устанавливая в диспозитивной форме, что залог распространяется на её принадлежности. В п. 2 ст. 344 ГК говорится о случайной гибели предмета залога, что касается только вещей. С этим правилом соотносится и ст. 345 ГК, имеющая название «Замена и восстановление предмета залога», которая также применяется только к вещам. Ст. 346 ГК регламентирует пользование и распоряжение предметом залога, имея в виду вещи. В ст. 347 ГК содержится правило о защите прав на предмет залога, которое отсылает нас к нормам о защите вещных прав, предметом которых выступают вещи. В п. 7 ст. 350 ГК упоминается о праве третьего лица погасить долг, если последнее может утратить права на предмет залога (право на право невозможно). В п. 1 ст. 351 ГК идет речь о выбытии предмета залога из владения залогодателя, а в ст. 354 ГК — о принудительном изъятии имущества, являющегося предметом залога. Наконец, в п. 2 ст. 357 ГК (залог товаров в обороте) предметом залога названы товары, до тех пор пока они не перешли в собственность другого лица.

Итак, «предмет залога» нужно понимать как «предмет залогового обязательства», причем им может быть любое имущество, в том числе вещи. Кодекс употребляет этот термин в обоих значениях.

С этих позиций теперь можно подойти к решению вопроса о значении термина «предмет» в определении новации. Как известно, п. 1 ст. 414 ГК гласит: «Обязательство прекращается соглашением сторон о замене первоначального обязательства, существовавшего между ними, другим обязательством между теми же лицами, предусматривающим иной предмет или способ исполнения (новация)». Возможны два толкования выделенных слов. Первый звучит так: «… другим обязательством, предусматривающим другой предмет исполнения или способ исполнения». Здесь «предмет» относится к слову «исполнение». Второй вариант следующий: «…другим обязательством, предусматривающим другой способ исполнения или предмет». Здесь «предмет» относится уже к «обязательству». Какое толкование правильно? Скорее всего, последнее.

Недостатками первого толкования является введение нового, неизвестного закону термина «предмет исполнения», в то время как при втором используется уже существующий — «предмет обязательства». Следствием этого недостатка выступает и другой: при первой интерпретации невозможно дать буквальное толкование указанной нормы. Что такое «предмет исполнения»? Поскольку в законе подобное понятие более не используется, необходимо прибегнуть к доктринальному толкованию. Однако и оно не приведёт к однозначному решению, поскольку учёные так и не выработали единого взгляда на предмет исполнения. В итоге понятие новации оказывается совершенно неясным.

Второе толкование, напротив, даёт чёткий ответ на поставленный вопрос: новацией будет замена предмета обязательства, в роли которого выступает вещь или иное имущество. Установив буквальное значение комментируемой нормы, можно перейти к оценке её целесообразности. И уже здесь уместен вывод о том, что законодательное определение новации неудачно, ибо противоречит историческим традициям и взглядам на существо упомянутого института. В связи с этим необходимо обсудить вопрос о возможностях расширительного толкования данной нормы с тем, чтобы подвести под неё те случаи, в которых практика видит новацию.

Особняком стоит п. 2 ст. 448 ГК, в котором идет речь о предмете торгов. Им может быть право на заключение договора (см. также п. 5 упомянутой статьи).

Выводы

С 1 января 1995 г. (вступление в силу первой части ГК) и до 1 марта 1996 г. (вступление в силу второй части ГК) Кодекс употреблял понятие «предмет» в двух различных значениях. Во-первых, в сочетании «предмет деятельности» и применительно к юридическим лицам предмет обозначал «направление», так что само словосочетание указывает на сферу деятельности юридического лица. Во-вторых, говоря о сделках, вещных и обязательственных правах, «предмет» указывал либо только на вещи, либо на имущество вообще, либо также на информацию и результаты интеллектуальной деятельности, имеющие объективную форму. Именно в последнем смысле употребляются термины «предмет договора» и «предмет обязательства».

Часть вторая

Предмет договора

Вторая часть ГК постоянно употребляет словосочетание «предмет договора» и в подавляющем большинстве случаев под ним понимаются либо вещи, либо иное имущество. Обратимся сначала к относительно бесспорным ситуациям.

В частности, в ст. 554 ГК, озаглавленной «Определение предмета договора купли-продажи недвижимости», говорится именно о недвижимом имуществе, т. е. о вещи. В ст. 666 ГК идет речь о том, что предметом договора финансовой аренды служит любая непотребляемая вещь. Ст. 668 и п. 1 ст. 670 ГК для обозначения предмета договора лизинга используют термин «имущество», однако в соответствии со ст. 666 это слово обозначает непотребляемую вещь, поэтому и здесь предметом договора оказывается вещь.

Трижды употребляется словосочетание «предмет договора» в нормах, посвящённых подряду. Согласно ст. 726 ГК «подрядчик обязан передать заказчику… информацию, касающуюся… использования предмета договора подряда…». Из всех объектов гражданских прав к подряду могут иметь отношение лишь вещи, ведь работа должна иметь объективный результат [1]. Сказанное подтверждается и тем, что согласно ст. 741 ГК предметом договора строительного подряда является объект строительства, а им может быть либо уже существующая недвижимость, либо та, которую ещё только предстоит создать. Значит, предметом договора опять-таки признаётся вещь, хотя и будущая. Нет оснований иначе понимать термин «предмет договора» и в п. 2 ст. 757 ГК, которая разрешает подрядчику отказаться устранять недостатки, за которые он не несёт ответственности, даже если такая обязанность предусмотрена в договоре, при условии что недостатки не относятся к предмету договора.

Применительно к договору на выполнение НИОКР словосочетание «предмет договора» имеет значение «информация». Так, ст. 771 ГК озаглавлена: «Конфиденциальность сведений, составляющих предмет договора». В п. 1 этой статьи использован аналогичный оборот: «…стороны обязаны обеспечить конфиденциальность сведений, касающихся предмета договора, хода его исполнения и полученных результатов». Поскольку сведения, относящиеся к полученным результатам и ходу выполнения работ, не составляют его предмета, логичен вывод о том, что предмет договора на выполнение НИОКР составляет только задание заказчика — ведь лишь эта информация существует до начала исполнения [2].

В п. 2 ст. 572 ГК упоминается о «предмете дарения». Не столь очевидно, что здесь идёт речь о дарении как о договоре, поэтому приведём указанный пункт полностью: «Обещание безвозмездно передать кому-либо вещь или имущественное право либо освободить кого-либо от имущественной обязанности (обещание дарения) признается договором дарения и связывает обещавшего, если обещание сделано в надлежащей форме (пункт 2 статьи 574 ГК) и содержит ясно выраженное намерение совершить в будущем безвозмездную передачу вещи или права конкретному лицу либо освободить его от имущественной обязанности.

Обещание подарить все свое имущество или часть всего своего имущества без указания на конкретный предмет дарения в виде вещи, права или освобождения от обязанности ничтожно».

Итак, обещание дарения является договором (ч. 1) и должно указывать на предмет дарения. Однако это означает, что «предмет дарения» употребляется в смысле «предмет консенсуального договора дарения». Как ясно из текста статьи, под ним понимается вещь, право или освобождение от обязанности. Значит и здесь предмет договора обозначает имущество. Соответствующее имущество должно быть указано в доверенности на совершение дарения (п. 5 ст. 576 ГК).

П. 2 ст. 807 ГК обозначает словами «предмет договора займа» иностранную валюту и валютные ценности, которые передаются в долг. Они могут быть вещами (если это наличная валюта и номинированные в ней ценные бумаги, а также драгоценные металлы и камни) или правами требования [3].

В главе, посвящённой финансированию под уступку денежного требования, несколько раз говорится о денежном требовании, которое является предметом уступки. Например, ч. 2 п. 1 ст. 826 ГК гласит: «Денежное требование, являющееся предметом уступки, должно быть определено в договоре… таким образом, который позволяет идентифицировать существующее требование в момент заключения договора, а будущее требование — не позднее чем в момент его возникновения». В таком же контексте используется слово «предмет» и в п. 2 ст. 824, ч. 1 п. 1 ст. 826, п. 1 и п. 3 ст. 827 ГК. Не вполне понятно, в каком значении употреблено здесь слово «уступка», ибо под ней можно понимать и договор, и само обязательство, из этого договора возникающее. В соответствии с п. 1 ст. 824 ГК договор факторинга может являться и реальным, и консенсуальным, поэтому точного ответа дать нельзя. Представляется, что уступка может обозначать и то, и другое. Следовательно, при факторинге предметом договора (и предметом обязательства) является имущественное право (денежное требование).

Лишь п. 2 ст. 826 ГК не вполне точно говорит о денежных средствах, являющихся предметом уступки: «При уступке будущего денежного требования оно считается перешедшим… после того, как возникло само право на получение с должника денежных средств, которые являются предметом уступки требования…». Очевидно, что здесь речь идёт не о плате за полученное требование, а о самом требовании, поэтому правильнее было бы вместо слова «которые являются» использовать оборот «право требования которых является». В связи со сказанным ясно, что данная норма не колеблет правила о том, что «предмет» в факторинге означает «право требовать уплаты денег».

В нормах ГК о хранении слово «предмет» используется в значении «вещь, товар» дважды. Так, п. 4 ст. 912 ГК говорит о товаре, который является предметом залога по двойному складскому свидетельству, а ст. 926 — о хранении вещей, составляющих предмет спора. В аналогичном значении этот термин используется и при нормировании договора комиссии: согласно п. 2 ст. 990 ГК предметом комиссии выступают товары, а ст. 996 имеет название «Вещи, являющиеся предметом комиссии».

В итоге, несмотря на некоторые терминологические неточности, термин «предмет договора» употребляется в том же смысле, что и в первой части Кодекса. Он обозначает вещь, иное имущество или информацию.

Предмет обязательства

О предмете обязательства вторая часть ГК упоминает всего трижды. Первый раз — в ч. 1 ст. 665 ГК, где речь идет о предмете финансовой аренды. Указанная норма гласит: «По договору финансовой аренды (договору лизинга) арендодатель обязуется приобрести в собственность указанное арендатором имущество у определенного им продавца и предоставить арендатору это имущество за плату во временное владение и пользование для предпринимательских целей. Арендодатель в этом случае не несет ответственности за выбор предмета аренды и продавца». Поскольку в следующей статье, на которую уже было обращено внимание ранее, говорится о предмете договора финансовой аренды, можно сделать вывод, что в разбираемой норме под «арендой» имеется в виду не договор лизинга, а само обязательственное отношение. Итак, предметом обязательства, возникающего из договора лизинга, прямо названа вещь.

Два других примера относятся к нормам о подряде. Согласно п. 1 ст. 707 ГК, о котором также уже шла речь, при неделимости предмета обязательства два и более лица, являющиеся подрядчиками, признаются солидарными должниками и кредиторами. В п. 2 той же статьи закреплено положение о том, что при делимости предмета они выступают долевыми должниками и кредиторами. Делимость и неделимость представляют собой свойства вещей (о неделимости вещи см. ст. 133 ГК), а потому под предметом обязательства здесь также нужно понимать именно вещь.

Следовательно, предметом обязательства в части второй ГК является вещь, что полностью соответствует терминологии части первой кодекса.

Спорные случаи

Рассмотрим три случая, которые наиболее сложны для толковании.

Ст. 1060 ГК, посвящённая конкурсу, гласит: «Если предмет публичного конкурса составляет создание произведения науки, литературы или искусства и условиями конкурса не предусмотрено иное, лицо, объявившее публичный конкурс, приобретает преимущественное право на заключение с автором произведения, удостоенного обусловленной награды, договора об использовании произведения с выплатой ему за это соответствующего вознаграждения».

Прежде чем сделать вывод о том, что же в цитируемой статье понимается под словом «предмет», нужно определиться со значением слова «публичный конкурс» и решить, идёт ли речь о предмете обязательства или иного правоотношения, о предмете сделки или о каком-либо ином предмете.

Согласно п. 1 ст. 1057 ГК «лицо, объявившее публично о выплате денежного вознаграждения или выдаче иной награды (о выплате награды) за лучшее выполнение работы или достижение иных результатов (публичный конкурс), должно выплатить (выдать) обусловленную награду тому, кто в соответствии с условиями проведения конкурса признан его победителем». Из этой нормы можно, как будто, заключить, что публичным конкурсом является само обещание уплатить вознаграждение (сделка). Однако такой подход противоречит тексту кодекса.

Например, в п. 4 ст. 1057 ГК упоминается объявление о публичном конкурсе, из чего следует, что «конкурс» отличается от объявления о нём. Именно объявление должно определять «существо задания, критерии и порядок оценки результатов работы или иных достижений, место, срок и порядок их представления, размер и форму награды, а также порядок и сроки объявления результатов конкурса». Значит, именно объявление публичного конкурса является односторонней сделкой, к чему склоняется и большинство исследователей.

Сказанное подтверждается и тем, что согласно п. 2 ст. 1057 ГК «публичный конкурс должен быть направлен на достижение каких-либо общественно полезных целей». Очевидно, что само объявление конкурса, которое содержит обещание выплатить награду, направлено на иные цели: получение результатов работ, из которых можно будет выбрать лучший. Данная же норма имеет в виду иное: общественно-полезный характер должен носить тот результат, который представляется на конкурс и к достижению которого будут стремиться участники в процессе соревнования. Таким образом, конкурс следует отличать от объявления о нём, а потому сам конкурс нельзя считать сделкой.

Как отмечают многие авторы, слово «конкурс» означает соревнование, из чего следует, что конкурс — это деятельность, процесс. В литературе господствует мнение о том, что развитие конкурсных отношений проходит несколько этапов. Первый связан с объявлением конкурса, второй — с представлением результатов работ, которые обусловлены конкурсным заданием, третий — с оценкой представленных результатов и объявлением победителя и, наконец, последний — с выплатой конкурсного вознаграждения.

При этом обязательственное правоотношение возникает только после объявления победителя конкурса. Однако с возникновением такого обязательства собственно конкурс уже заканчивается: соревнования больше нет, есть победитель, который вправе претендовать на вознаграждение. Значит, конкурс может существовать только до объявления победителя.

В то же время необходимо определить, когда же соревнование начинается? Вряд ли правильно связывать его начало с объявлением о конкурсе. Обосновать это можно следующим образом. В п. 3 ст. 1057 ГК сказано: «Публичный конкурс может быть открытым, когда предложение организатора конкурса принять в нем участие обращено ко всем желающим путем объявления в печати или иных средствах массовой информации, либо закрытым, когда предложение принять участие в конкурсе направляется определенному кругу лиц по выбору организатора конкурса». Следовательно, объявление о конкурсе содержит лишь предложение принять в нем участие, участником же станет лишь тот, кто соответствующее предложение принял.

Сделанный вывод подтверждается и ст. 1061 ГК, согласно которой «лицо, объявившее публичный конкурс, обязано возвратить участникам конкурса работы, не удостоенные награды, если иное не предусмотрено объявлением о конкурсе и не вытекает из характера выполненной работы». Отсюда также следует, что участниками конкурса признаются лишь те, кто представил указанный в объявлении о конкурсе результат. Значит, все, кто не принял сделанное предложение (неважно, знали они о конкурсе или нет, начали выполнять работу или нет), не могут считаться участниками конкурса.

Но если участниками конкурса становятся лишь с представлением обусловленного результата, то и сам конкурс начинается тогда же. Соревнование возможно только между теми, кто представил результат. Кроме того, сам процесс создания произведений или выполнения другой обусловленной работы правом вообще не регулируется, а потому конкурс, как правовой институт, не может включать в себя деятельность по созданию требуемых результатов. Между представившими обусловленный результат и организатором конкурса возникают правоотношения, в рамках которых организатор обязан оценить указанные работы и определить победителя. Поэтому конкурсом следует считать совокупность тех отношений, которые возникают между организатором конкурса и его участниками.

Таким образом, когда речь идёт о предмете конкурса, под ним понимается предмет совокупности относительных правоотношений, Предмет должен быть для них единым, а подобным качеством обладает только тот результат, который должны представить участники. Иначе говоря, предмет конкурса — это задание, которое должны выполнить соискатели. Сказанное подтверждается сопоставлением п. 1 и 4 ст. 1057 ГК.

Согласно п. 1 ст. 1057 ГК «лицо, объявившее публично о выплате денежного вознаграждения или выдаче иной награды (о выплате награды) за лучшее выполнение работы или достижение иных результатов (публичный конкурс), должно выплатить (выдать) обусловленную награду тому, кто в соответствии с условиями проведения конкурса признан его победителем». Отсюда вытекает, что награда выдаётся за достижение результата, а не за процесс его достижения.

В п. 4 ст. 1057 ГК говорится о том, что объявление о конкурсе должно содержать указание на существо задания. Значит, объявление должно указывать на результат, который требуется от участников. Именно его и имеет в виду ст. 1060 ГК, когда упоминает о том, что предметом конкурса является создание произведения. Поскольку предмет конкурса — это его результат, то им может быть снова либо вещь, либо информация, либо результаты интеллектуальной деятельности.

Поэтому «предмет конкурса» имеет такое же значение, как и предмет обязательства, хотя конкурс представляет собой совокупность неимущественных отношений, а не обязательство. Разница заключается только в том, что предметом конкурса всегда является будущий объект прав, а не настоящий. Однако это отличие не носит принципиального характера, ведь и в обязательстве предметом нередко выступает будущая вещь, например, при подряде на строительство нового здания.

Второй спорный случай содержится в ст. 1007 ГК, согласно которой «агентским договором может быть предусмотрено обязательство принципала не заключать аналогичных агентских договоров с другими агентами, действующими на определенной в договоре территории, либо воздерживаться от осуществления на этой территории самостоятельной деятельности, аналогичной деятельности, составляющей предмет агентского договора». Таким образом, деятельность прямо названа предметом договора, что явно противоречит предыдущим указаниям Кодекса по вопросу о предмете.

Задумаемся, однако, о том, что имеет в виду выделенный оборот и каково значение слова «предмет» в данном случае? Как известно, «по агентскому договору одна сторона (агент) обязуется за вознаграждение совершать по поручению другой стороны (принципала) юридические и иные действия от своего имени, но за счет принципала либо от имени и за счет принципала» (п. 1 ст. 1005 ГК). Поскольку агент обязуется «совершать» юридические и фактические действия, а не «совершить» их, то речь идёт не о единичных действиях, а о каком-то периоде времени, когда эти действия совершаются регулярно. Таким образом, деятельность составляет само существо агентского договора и состоит в совершении юридических и фактических действий для принципала.

Что имеет в виду Кодекс, говоря об «аналогичной» деятельности? Ответ напрашивается сам собой: речь идёт о том же круге действий, что и в данном договоре. Отсюда следует, что когда закон упоминает «аналогичную деятельность, составляющую предмет договора», то под ней подразумеваются возможные юридические и фактические действия. В этом же значении слово «предмет» использовалось применительно к юридическим лицам, правда, там закон был точнее и говорил о «предмете деятельности». Значит, разбираемый оборот можно переформулировать так: «аналогичной той [деятельности], которую должен осуществлять агент по данному агентскому договору».

Однако отмеченная неточность не меняется существа дела: агентский договор не регулирует порядок осуществления действий агентом, он лишь указывает на их круг. О том же самом говорит и п. 2 ст. 1005 ГК: «Агентским договором может быть предусмотрено обязательство агента не заключать с другими принципалами аналогичных агентских договоров, которые должны исполняться на территории, полностью или частично совпадающей с территорией, указанной в договоре». Выделенный оборот имеет тот же самый смысл, что и разобранный выше,

Наконец, ст. 783 ГК упоминает о возможности применять к договору возмездного оказания услуг правила о подряде, если это не противоречит нормам об услугах и «особенностям предмета договора возмездного оказания услуг». Представляется, что данная статья не даёт оснований для вывода о том, что во всяком договоре об оказании услуг должен быть предмет, и потому им следует признать сами услуги. Предмет договора возмездного оказания услуг имеет то же значение, что и в остальном Кодексе. Речь должна идти, прежде всего, о вещах — и можно представить себе немало услуг, применительно к которым вещи имеют столь существенное значение для сторон, что будут упомянуты в договоре. Например, в договоре на оказание медицинских услуг стороны могут указать, на каком оборудовании должны производиться процедуры.

Значит, и те случаи, в которых слово «предмет», на первый взгляд, имеет иной смысл, чем в тексте большинства статей, не колеблют общего правила. Поэтому можно сделать вывод о том, что «предмет» — не случайное понятие, которое используется законодателем бессистемно, а юридический термин, который имеет своё собственное значение. Отсюда оправданна и критика редакции отдельных статей Кодекса, где обсуждаемый термин используется неточно.

Часть третья

Третья часть ГК при употреблении термина «предмет» далеко не так последовательна, как две предыдущие части. В русле намеченного подхода остаётся ст. 1060 ГК, в которой говорится о предметах домашней обстановки и обихода, входящих в состав наследства. Очевидно, что здесь под «предметами» понимаются вещи, что полностью соответствует подходу двух первых частей кодекса. Ст. 1216 ГК, разрешая вопросы о праве, подлежащем применению к уступке права требования, упоминает в п. 2 о «требовании, являющемся предметом уступки». И это положение не отступает от правила, которое сформулировано на основании анализа первых двух частей Кодекса. Ведь «требование» обозначает «право требования», а последнее является частью имущества. Употребление термина «предмет» в значении «имущество» уже встречалось, а в главе, посвящённой доверительному управлению, и право требования неоднократно называлось предметом уступки.

И здесь мы вынуждены обратиться к положениям, которые неумолимо разрушают довольно стройную картину. Речь идёт о трёх нормах, которые закреплены соответственно в п. 5 ст. 1117, п. 2 ст. 1137 и п. 2 ст. 1139 ГК.

Первая норма, в частности, содержит такой оборот: «В случае, когда предметом завещательного отказа было выполнение определенной работы для недостойного отказополучателя или оказание ему определенной услуги, последний обязан возместить наследнику, исполнившему завещательный отказ, стоимость выполненной для недостойного отказополучателя работы или оказанной ему услуги». Таким образом, предметом прямо названо выполнение работы или оказание услуги, т. е. процесс, деятельность, а не результат. Аналогично и в п. 2 ст. 1137 ГК сказано: «Предметом завещательного отказа может быть передача отказополучателю в собственность, во владение на ином вещном праве или в пользование вещи, входящей в состав наследства, передача отказополучателю входящего в состав наследства имущественного права, приобретение для отказополучателя и передача ему иного имущества, выполнение для него определенной работы или оказание ему определенной услуги либо осуществление в пользу отказополучателя периодических платежей и тому подобное». Наконец, п. 2 ст. 1139 указывает на то, что предметом завещательного возложения являются действия имущественного характера.

Как следует отнестись к такому словоупотреблению? Резко отрицательно! Во-первых, потому, что оно противоречит использованию термина «предмет» даже в самой третьей части (см. выше). Во-вторых, оно резко расходится с двумя первыми частями Кодекса, которые довольно последовательны. В-третьих, и завещательное возложение, и завещательный отказ — сделки, а потому оказывается, что деятельность является предметом сделки (т.е. действия).

В итоге перед нами два подхода к понятию «предмет», которые используются в одном и том же Кодексе. Какой из них заслуживает предпочтения? Очевидно, тот, который понимает под предметом материальное (нематериальное) благо. Во-первых, потому, что ему следует большинство норм Кодекса. Во-вторых, потому, что он последовательно используется в первых двух частях ГК, а также в третьей (частично). В-третьих, потому, что указание на то, что предметом сделки (действия) является деятельность, внутренне противоречиво. Наконец, потому, что представление о предмете как об имуществе, информации или результатах интеллектуальной деятельности соответствует философскому определению предмета.


Примечания

  1. На то, что предметом договора подряда является результат работ, а последний обязательно имеет материальную форму, указывает В. Л. Хромов (см.: Комментарий к части второй ГК / Под ред. Т. Е. Абовой и А. Ю. Кабалкина. М.: Юрайт, 2002. С. 379).
  2. Поэтому нельзя согласится с авторами, которые считают предметом этого договора разработку нового изделия или научные исследования (см. Комментарий к части второй ГК / Под ред. Т. Е. Абовой и А. Ю. Кабалкина. М.: Юрайт, 2002. С. 436; автор мнения — В.А. Рассудовский). Такой подход противоречит буквальному толкованию кодекса.
  3. В стороне оставлен спорный вопрос о природе безналичных денег и бездокументарных ценных бумаг.

antonivanov.ru

Ст. 336 ГК РФ с Комментариями 2017-2018 года (новая редакция с последними изменениями)

1. Предметом залога может быть всякое имущество, в том числе вещи и имущественные права, за исключением имущества, на которое не допускается обращение взыскания, требований, неразрывно связанных с личностью кредитора, в частности требований об алиментах, о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, и иных прав, уступка которых другому лицу запрещена законом.

Залог отдельных видов имущества может быть ограничен или запрещен законом.

2. Договором залога или в отношении залога, возникающего на основании закона, законом может быть предусмотрен залог имущества, которое залогодатель приобретет в будущем.

3. На полученные в результате использования заложенного имущества плоды, продукцию и доходы залог распространяется в случаях, предусмотренных законом или договором.

4. При заключении договора залога залогодатель обязан предупредить в письменной форме залогодержателя о всех известных ему к моменту заключения договора правах третьих лиц на предмет залога (вещных правах, правах, возникающих из договоров аренды, ссуды и т.п.). В случае неисполнения залогодателем этой обязанности залогодержатель вправе потребовать досрочного исполнения обеспеченного залогом обязательства или изменения условий договора залога, если иное не предусмотрено законом или договором.

Комментарий к Ст. 336 ГК РФ

1. Чаще всего в залог передаются вещи — предметы материального мира, которые могут быть в обладании человека и служат удовлетворению его потребностей .

———————————
См. об этом (с указанием законов, предусматривающих изъятие соответствующих вещей из оборота): Объекты гражданских прав: Постатейный комментарий к главам 6, 7 и 8 Гражданского кодекса Российской Федерации / Под ред. П.В. Крашенинникова. М.: Статут, 2009. С. 12 — 14.

2. Не могут передаваться в залог вещи, изъятые из оборота. К их числу относятся, в частности, химическое оружие, некоторые пестициды, агрохимикаты, наркотические средства, психотропные вещества и т.д.

3. Вещи, ограниченно оборотоспособные , имеют неодинаковый правовой режим.

———————————
См. об этом: Там же. С. 22 — 23.


При залоге таких вещей важно соблюсти требования соответствующих норм права. Если, например, вещь не может находиться во владении залогодержателя, значит, ее следует оставить у залогодателя. При обращении взыскания на данную вещь она будет продана с публичных торгов с соблюдением законодательства, ограничивающего оборотоспособность данной вещи.

4. Спорным является вопрос о допустимости использования денег в качестве предмета залога. Причем различные мнения высказываются и о возможности залога наличных и безналичных денег (или прав по договорам банковского счета и вклада). Как представляется, с точки зрения законодательства и теории гражданского права залог денег возможен. Однако судебная практика исходит из того, что «предмет залога не может быть определен как «денежные средства, находящиеся на банковском счете» .

———————————
Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 15 января 1998 г. N 26 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о залоге» (п. 3).

Допустимость залога иностранной валюты сомнений не вызывает.

Залог ценных бумаг допускается на общих основаниях. Но квалифицируется законодательством не как залог вещей, а как залог имущественного права, удостоверенного ценной бумагой (см. п. 4 ст. 338 ГК) .

———————————
См. об этом: Маковская А.А. Залог денег и ценных бумаг. М.: Статут, 2000.

5. В Гражданском кодексе РФ норм о залоге прав немного. В Законе о залоге залогу прав посвящен разд. 4 (ст. ст. 54 — 58).

В основном залог прав подчинен общим правилам о залоге. Однако данному виду залога присущи и свои особенности.

Предметом залога могут быть только имущественные права, т.е. права на конкретные материальные блага. Способность их быть предметом залога обусловлена передаваемостью. Так, право требовать возврата долга кредитор может передавать третьему лицу.

Если право непередаваемо, то его нельзя заложить именно в связи с непередаваемостью. Оно неотделимо от субъекта (его невозможно отнять), не имеет стоимостной оценки. Поэтому при неисполнении должником обязательства на это право невозможно обратить взыскание. Не могут быть предметом залога личные неимущественные права (право на личную неприкосновенность, право гражданина на избрание места жительства, право на неприкосновенность жилища и т.п.) и личные неимущественные права на объекты творческой деятельности (право авторства, право на имя и т.п.).

Среди имущественных прав, могущих быть предметом залога, в комментируемой статье выделяется право аренды. В Законе о залоге указывается, что в залог могут передаваться и другие права (требования), вытекающие из обязательств, и иные имущественные права. Залогодатель является носителем права, передаваемого в залог (данное субъективное право принадлежит залогодателю) (п. 1 ст. 54 Закона).

О залоге арендатором арендных прав общее правило сформулировано в п. 2 ст. 615 ГК РФ: залог допускается с согласия арендодателя, если иное не установлено законом или иными правовыми актами. Так, в соответствии с п. 2 ст. 631 ГК РФ залог арендных прав по договору проката не допускается.

Предметом залога могут быть и права арендодателя. Так, покупатель может заложить принадлежащее ему право получать арендную плату от какого-то третьего лица, которому сдано в аренду имущество, принадлежащее покупателю. В случае неисполнения покупателем обязанности по уплате покупной цены продавец может получить удовлетворение за счет суммы арендной платы.

Право с определенным сроком действия может быть предметом залога только до истечения срока его действия.

При залоге прав, если иное не предусмотрено договором, залогодатель обязан совершать действия, которые необходимы для обеспечения действительности заложенного права, не совершать уступки права, а также действий, влекущих прекращение заложенного права или уменьшение его стоимости, принимать меры, необходимые для защиты заложенного права от посягательств со стороны третьих лиц, сообщать залогодержателю сведения об изменениях, произошедших в заложенном праве, о его нарушениях третьими лицами и о притязаниях третьих лиц на это право. Залогодержатель может вступать в качестве третьего лица в дело, в котором рассматривается иск о заложенном праве, самостоятельно принимать меры, необходимые для защиты заложенного права (ст. ст. 56, 57 Закона о залоге).

В юридической литературе иногда указывается, что надежнее всего обеспечивать обязательства залогом права собственности и т.п. Заключение таких договоров недопустимо. Как сказано в комментируемой статье, в залог можно отдавать имущественные права (требования). В Законе о залоге дается более обширный перечень прав, могущих быть предметом залога (права владения и пользования, в том числе права арендатора, другие права (требования), вытекающие из обязательств, и иные имущественные права (п. 1 ст. 54)). Столь широкий перечень дан, конечно, ошибочно. Данная норма сегодня не может считаться действующей, поскольку она противоречит п. 1 комментируемой статьи. В залог можно передать лишь право, существующее в рамках относительного правоотношения. Прежде всего имеются в виду обязательственные права. Впрочем, это следует и из Закона о залоге, ст. 55 которого предписывает: в договоре о залоге прав должно быть указано лицо, являющееся должником залогодателя; залогодатель обязан уведомить своего должника о состоявшемся залоге прав. Таким образом, чрезвычайно широко очертив предмет залога прав в ст. 54, Закон о залоге, определяя существенные условия соответствующего договора, в ст. 55 говорит лишь об обязательстве. В ГК РФ исправлена ошибка, допущенная при конструировании ст. 54 Закона о залоге.

Иногда в залог может передаваться право, существующее не в обязательственном, а в ином относительном правоотношении (например, залог доли в праве общей собственности). Вещное право передать в залог невозможно.

stgkrf.ru

Ст. 336 ГК РФ. Предмет залога

1. Предметом залога может быть всякое имущество, в том числе вещи и имущественные права, за исключением имущества, на которое не допускается обращение взыскания, требований, неразрывно связанных с личностью кредитора, в частности требований об алиментах, о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, и иных прав, уступка которых другому лицу запрещена законом.

Залог отдельных видов имущества может быть ограничен или запрещен законом.

2. Договором залога или в отношении залога, возникающего на основании закона, законом может быть предусмотрен залог имущества, которое залогодатель приобретет в будущем.

3. На полученные в результате использования заложенного имущества плоды, продукцию и доходы залог распространяется в случаях, предусмотренных законом или договором.

4. При заключении договора залога залогодатель обязан предупредить в письменной форме залогодержателя о всех известных ему к моменту заключения договора правах третьих лиц на предмет залога (вещных правах, правах, возникающих из договоров аренды, ссуды и т.п.). В случае неисполнения залогодателем этой обязанности залогодержатель вправе потребовать досрочного исполнения обеспеченного залогом обязательства или изменения условий договора залога, если иное не предусмотрено законом или договором.

1. Статья предусматривает возможность заложить любое имущество и имущественные права, за исключением вещей, изъятых из оборота. Изъятыми из оборота являются объекты, которые не могут свободно отчуждаться или переходить в собственность от одного лица к другому. Объекты, изъятые из оборота, должны быть указаны в законе (см. п. 2 ст. 129 ГК и коммент. к нему).

Так, не допускаются купля-продажа, залог и совершение других сделок, которые влекут или могут повлечь в будущем отчуждение участков лесного фонда, а также участков лесов, не входящих в лесной фонд (см. ст. 12 Лесного кодекса), земельных участков (п. 2 ст. 267 ГК). Не могут быть предметом залога изделия, содержащие золото и серебро и не относящиеся к ювелирным и другим бытовым изделиям, а также полуфабрикаты, содержащие золото и серебро и используемые для изготовления изделий (см. п. 25 Положения о совершении сделок с драгоценными металлами на территории Российской Федерации, утв. Постановлением Правительства РФ от 30 июня 1994 г. N 756 // СЗ РФ. 1994. N 11. Ст. 1291).

Не подлежат залогу внесенные в Государственный свод особо ценные объекты, являющиеся исключительной федеральной собственностью, поскольку изменение формы собственности данных объектов либо их перепрофилирование не допускается (см. п. 6 Положения об особо ценных объектах культурного наследия народов Российской Федерации, утв. Указом Президента РФ от 30 ноября 1992 г. N 1487 // Ведомости РФ. 1992. N 49. Ст. 2936).

Не допускается передача в залог «золотой акции», которая находится в государственной собственности и дает представителю ее владельца право наложения вето на решения общего собрания акционеров (см. Указ Президента РФ от 16 ноября 1992 г. N 1392 «О мерах по реализации промышленной политики при приватизации государственных предприятий» // Ведомости РФ. 1992. N 47. Ст. 2722).

Кроме объектов, изъятых из оборота, не подлежит залогу имущество, на которое не допускается обращение взыскания. Так, ГПК устанавливает Перечень имущества граждан, на которое не может быть обращено взыскание по исполнительным документам.

2. Право залога распространяется и на имущество, которое может стать собственностью залогодателя в будущем (см. п. 6 ст. 340 ГК и коммент. к нему). Следовательно, можно получить в банке ссуду на выкуп квартиры под залог этой квартиры, которая станет собственностью залогодателя только после ее выкупа.

3. Имущество, находящееся в общей совместной собственности, может быть сдано в залог лишь с согласия всех собственников. Залог доли в общей долевой собственности не требует согласия остальных собственников (см. п. 2 ст. 246 ГК и коммент. к нему). Имущество, находящееся в общей долевой собственности, может быть самостоятельным предметом залога при условии выделения его в натуре. При этом остается в силе правило, предусмотренное гражданским законодательством, о том, что в случае реализации своей доли одним собственником другие сохраняют право преимущественного приобретения этой доли на равных условиях с другими покупателями.

4. Предметом залога могут быть ценные бумаги. Залог ордерных векселей осуществляется путем совершения передаточной надписи — индоссамента. В этом случае в основном обязательстве, обеспеченном залогом ордерного векселя, должны быть указаны: векселедатель, сумма векселя, другие реквизиты, позволяющие идентифицировать заполненный вексель. Именной вексель и другие ценные бумаги могут быть заложены в соответствии с условиями договора залога. Бездокументарные ценные бумаги — также подлежат залогу. В этом случае запись о залоге бездокументарных ценных бумаг осуществляет депозитарий с помощью средств электронно-вычислительной техники.

5. Предметом залога могут быть денежные средства, поскольку действующее законодательство не содержит запрета на залог данного вида имущества (см. подробнее: Брагинский М.И. Обязательство и способы их обеспечения: неустойка, залог, поручительство, банковская гарантия. Комментарий к новому ГК РФ. М., 1995. С. 55). Авторы учебника «Гражданское право», подготовленного Санкт-Петербургским университетом, также отмечают, что «нет запрета и для залога денег» (с. 511). Денежные средства как самостоятельный предмет залога называет ГК Республики Казахстан (п. 4 ст. 301). Однако Президиум ВАС РФ в Постановлении от 2 июля 1996 г. N 7965/95 указал, что денежные средства не могут быть предметом залога ввиду невозможности их реализации (Вестник ВАС РФ. 1996. N 10. С. 68).

Данный вывод не согласуется с положениями комментируемой статьи, ограничивающей предмет залога не по принципу возможности реализации заложенного имущества, а изъятия его из оборота.

6. Могут быть заложены валютные ценности. Предметом залога валютных средств, находящихся на счетах в уполномоченных банках, являются имущественные права.

7. Имущественные права (права требования) могут выступать в качестве предмета залога. Можно заложить право аренды здания, сооружения, оборудования, иного имущества. Право с определенным сроком действия может быть заложено лишь до истечения срока его действия. В тех случаях, когда объектом залога являются денежные средства, находящиеся на счете в банке, предметом залога будет право требования. В договоре о залоге прав, которые не имеют денежной оценки, стоимость предмета залога определяется по соглашению сторон. Не подлежат залогу права неимущественного характера. К примеру, нельзя заложить право автора на имя. Не может быть предметом залога право, носящее личный характер и не подлежащее отчуждению: право на получение алиментов, пенсии, на возмещение вреда, причиненного здоровью и др.

rulaws.ru

Ст. 129 ГК РФ с Комментариями 2017-2018 года (новая редакция с последними изменениями)

1. Объекты гражданских прав могут свободно отчуждаться или переходить от одного лица к другому в порядке универсального правопреемства (наследование, реорганизация юридического лица) либо иным способом, если они не ограничены в обороте.

2. Законом или в установленном законом порядке могут быть введены ограничения оборотоспособности объектов гражданских прав, в частности могут быть предусмотрены виды объектов гражданских прав, которые могут принадлежать лишь определенным участникам оборота либо совершение сделок с которыми допускается по специальному разрешению.

3. Земля и другие природные ресурсы могут отчуждаться или переходить от одного лица к другому иными способами в той мере, в какой их оборот допускается законами о земле и других природных ресурсах.

4. Результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (статья 1225) не могут отчуждаться или иными способами переходить от одного лица к другому. Однако права на такие результаты и средства, а также материальные носители, в которых выражены соответствующие результаты или средства, могут отчуждаться или иными способами переходить от одного лица к другому в случаях и в порядке, которые установлены настоящим Кодексом.

Комментарий к Ст. 129 ГК РФ

1. На основании ч. 1 ст. 8 Конституции РФ в Российской Федерации гарантируются единство экономического пространства, свободное перемещение товаров, услуг и финансовых средств, поддержка конкуренции, свобода экономической деятельности. В развитие данного положения в п. 3 ст. 1 ГК РФ указывается на то, что товары, услуги и финансовые средства свободно перемещаются на всей территории Российской Федерации. Ограничения перемещения товаров и услуг могут вводиться в соответствии с федеральным законом, если это необходимо для обеспечения безопасности, защиты жизни и здоровья людей, охраны природы и культурных ценностей.

В комментируемой статье под оборотоспособностью объектов гражданских прав понимается возможность (допустимость, способность) их перехода от одного субъекта к другому в результате отчуждения (по договору купли-продажи, дарения, мены и пр.), или в порядке универсального правопреемства (наследование, реорганизация юридического лица), или иным способом.

Как представляется, оборот объектов гражданских прав есть частный случай перемещения материальных благ. Поэтому конституционное положение о свободном перемещении товаров, услуг и финансовых средств распространяется и на действия, опосредующие оборот объектов гражданских прав. Это — с одной стороны. А с другой — изъятие каких-либо объектов гражданских прав из оборота либо их ограничение в обороте может быть обусловлено спецификой соответствующих объектов (не в связи с тем, что это необходимо для обеспечения безопасности, защиты жизни и здоровья людей, охраны природы и культурных ценностей) (см., например, п. 4 ст. 129 ГК и комментарий к данной статье).

2. По общему правилу объекты гражданских прав полностью оборотоспособны, т.е. могут переходить «из рук в руки» без каких-либо ограничений. Исключения из этого правила могут быть двоякого рода.

Во-первых, нахождение некоторых объектов в обороте не допускается (они изъяты из оборота). Они не могут быть предметом договора купли-продажи, мены, аренды и пр.

Во-вторых, существуют объекты, которые: а) могут принадлежать лишь определенным субъектам; б) могут переходить от одного лица к другому по специальному разрешению (объекты, ограниченно оборотоспособные).

Установление таких исключений из общего правила осуществляется для обеспечения безопасности, защиты жизни и здоровья людей, охраны природы и культурных ценностей.

3. Объекты, изъятые из оборота, должны быть прямо указаны в законе (абз. 1 п. 2 комментируемой статьи). Здесь необходимо вспомнить, что в Гражданском кодексе под законами разумеются только федеральные законы (п. 2 ст. 3 ГК). Законами субъектов Российской Федерации изъятие объектов из оборота недопустимо.

Единого перечня объектов, изъятых из оборота, не существует. Соответствующие запреты включаются в федеральные законы, призванные регулировать ту или иную совокупность общественных отношений. Так, в силу ст. 5 Федерального закона от 2 мая 1997 г. N 76-ФЗ «Об уничтожении химического оружия» химическое оружие, объекты по хранению химического оружия и объекты по уничтожению химического оружия являются объектами, изъятыми из хозяйственного оборота, находятся в исключительном ведении Российской Федерации и в федеральной собственности, управление которой осуществляется Правительством РФ в установленном порядке.

———————————
Собрание законодательства РФ. 1997. N 18. Ст. 2105.

Федеральным законом от 19 июля 1997 г. N 109-ФЗ «О безопасном обращении с пестицидами и агрохимикатами» запрещен оборот пестицидов и агрохимикатов, которые не внесены в Государственный каталог пестицидов и агрохимикатов, разрешенных к применению на территории Российской Федерации (ст. 3).

———————————
Собрание законодательства РФ. 1997. N 29. Ст. 3510.

Федеральным законом от 13 декабря 1996 г. N 150-ФЗ «Об оружии» установлен запрет на оборот в качестве гражданского и служебного оружия таких объектов, как огнестрельное оружие, имитирующие его иные предметы, кистени, кастеты, сурикены, бумеранги и другие специально приспособленные для использования в качестве оружия предметы ударно-дробящего и метательного действия (за исключением спортивных снарядов), патроны с пулями бронебойного, зажигательного, разрывного или трассирующего действия и т.д. (ст. 6).


Достаточно своеобразны правила об исключении из оборота и ограничении оборота определенных объектов, установленные Федеральным законом от 8 января 1998 г. N 3-ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах» (ст. 2). Им предусматривается существование Перечня наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации. В зависимости от применяемых государством мер контроля за оборотом этих объектов данный Перечень подразделяется на IV списка.

———————————
Собрание законодательства РФ. 1998. N 2. Ст. 219.

В Список I включены наркотические средства и психотропные вещества, оборот которых в Российской Федерации запрещен (гашиш (анаша, смола каннабиса), героин, кокаиновый куст, маковая соломка, морфин метилбромид и т.д.).

В Списке II перечисляются наркотические средства и психотропные вещества, оборот которых в Российской Федерации ограничен и в отношении которых устанавливаются меры контроля в соответствии с законодательством Российской Федерации и международными договорами (кодеин, кокаин, морфин, барбамил и т.д.).

Список III содержит перечень психотропных веществ, оборот которых ограничен и в отношении которых допускается исключение некоторых мер контроля (бутобарбитал, ниметазепам, пемолин и т.д.).

Наконец, в Списке IV указываются прекурсоры, оборот которых ограничен и в отношении которых устанавливаются меры контроля (ацетон, эфедрин и др.).

Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации (объединяющий четыре названных списка), утверждается Правительством РФ .

———————————
В настоящее время действует Перечень, утвержденный Постановлением Правительства РФ от 30 июня 1998 г. N 681 (в ред. Постановлений Правительства РФ от 6 февраля 2004 г. N 51, от 17 ноября 2004 г. N 648, от 8 июля 2006 г. N 421, от 4 июля 2007 г. N 427) // Собрание законодательства РФ. 1998. N 27. Ст. 3198; 2004. N 8. Ст. 663; N 47. Ст. 466; 2006. N 29. Ст. 3253; 2007. N 28. Ст. 3439.

Иногда принимаются законы, имеющие единственной целью запретить оборот какого-либо объекта. Так, Федеральным законом от 22 марта 2003 г. N 34-ФЗ «О запрете производства и оборота этилированного автомобильного бензина в Российской Федерации» установлено следующее: «В целях предотвращения вредного воздействия на здоровье человека и окружающую среду производство и оборот этилированного автомобильного бензина в Российской Федерации запрещаются с 1 июля 2003 года».

———————————
Собрание законодательства РФ. 2003. N 12. Ст. 1058.

4. В отношении ограниченно оборотоспособных объектов соответствующие указания содержатся в федеральных законах и иных правовых актах. Так, уже упоминались наркотические средства, психотропные вещества и их прекурсоры, оборот которых ограничен (Списки II — IV). В Законе об уничтожении химического оружия установлено, что отходы, образующиеся в процессе уничтожения химического оружия, являются объектами, ограниченно оборотоспособными, и могут передаваться Правительством РФ организациям независимо от организационно-правовых форм в целях вовлечения указанных отходов в хозяйственный оборот (ст. 5).

Музейные предметы и музейные коллекции, включенные в состав Музейного фонда Российской Федерации, могут отчуждаться или переходить от одного лица к другому в порядке универсального правопреемства либо иным способом только по специальному разрешению федерального органа исполнительной власти, на который возложено государственное регулирование в области культуры (Федеральный закон от 26 мая 1996 г. N 54-ФЗ «О Музейном фонде Российской Федерации и музеях в Российской Федерации» (ст. 12).

———————————
Собрание законодательства РФ. 1996. N 22. Ст. 2591.

Оборот пестицидов ограниченного использования, которые имеют устанавливающуюся в результате регистрационных испытаний пестицидов и агрохимикатов повышенную вероятность негативного воздействия на здоровье людей и окружающую природную среду, осуществляется на основании специального разрешения (Закон о безопасном обращении с пестицидами и агрохимикатами, ст. 3).

Ограниченными в обороте являются такие объекты, как иностранная валюта и валютные ценности (см. п. 2 ст. 140 и ст. 141 ГК и комментарий к ним).

5. Значение земли и других природных ресурсов для жизни людей, для самого существования человечества трудно переоценить. Поэтому во все времена повышенное внимание уделялось (и уделяется сейчас) контролю за оборотом таких объектов. В этой сфере устанавливаются различного рода запрещения и ограничения, обусловленные стремлением обеспечить рациональное использование природных ресурсов.

Земельным кодексом Российской Федерации (ст. 27) определяется перечень земельных участков, изъятых из оборота. К ним, в частности, отнесены земельные участки, занятые находящимися в федеральной собственности государственными природными заповедниками и национальными парками (за некоторыми исключениями, установленными ст. 95 ЗК), зданиями, строениями и сооружениями, в которых размещены военные суды, объектами организаций федеральной службы безопасности, воинскими и гражданскими захоронениями, объектами учреждений и органов Федеральной службы исполнения наказаний и др.

Ограничиваются в обороте находящиеся в государственной или муниципальной собственности земельные участки из состава земель лесного фонда, предоставленные для обеспечения обороны и безопасности, оборонной промышленности, таможенных нужд, нужд связи, расположенные под объектами гидротехнических сооружений, загрязненные опасными отходами, радиоактивными веществами, подвергшиеся биогенному загрязнению, иные подвергшиеся деградации земли и т.д.

Оборот земель сельскохозяйственного назначения регулируется Федеральным законом от 24 июля 2002 г. N 101-ФЗ «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» . Здесь также установлены различные ограничения. Так, иностранные граждане, иностранные юридические лица, лица без гражданства, а также юридические лица, в уставном (складочном) капитале которых доля иностранных граждан, иностранных юридических лиц, лиц без гражданства составляет более 50%, могут обладать земельными участками из земель сельскохозяйственного назначения только на праве аренды (ст. 3). Этим Законом установлена обязанность лица произвести отчуждение земельного участка из земель сельскохозяйственного назначения или доли в праве общей собственности на земельный участок из земель сельскохозяйственного назначения, которые не могут ему принадлежать на праве собственности (ст. 5). Законом предусматривается, что при продаже земельного участка из земель сельскохозяйственного назначения субъект Российской Федерации или в случаях, установленных законом субъекта Федерации, муниципальное образование имеет преимущественное право покупки такого земельного участка по цене, за которую он продается, за исключением случаев продажи с публичных торгов (ст. 8). Названный Закон устанавливает, что земельные участки из земель сельскохозяйственного назначения, находящиеся в государственной или муниципальной собственности, могут передаваться гражданам и юридическим лицам только на торгах (конкурсах, аукционах), и указывает исключение из этого общего правила (ст. 10).

———————————
Собрание законодательства РФ. 2002. N 30. Ст. 3018.

В соответствии с Законом РФ от 21 февраля 1992 г. N 2395-1 «О недрах» участки недр не могут быть предметом купли, продажи, дарения, наследования, вклада, залога или отчуждаться в иной форме. Права пользования недрами могут отчуждаться или переходить от одного лица к другому в той мере, в какой их оборот допускается федеральными законами.

———————————
Собрание законодательства РФ. 1995. N 10. Ст. 823.

Добытые из недр полезные ископаемые и иные ресурсы по условиям лицензии могут находиться в федеральной государственной собственности, собственности субъектов Российской Федерации, муниципальной, частной и в иных формах собственности (ст. 1.2).

Лесным кодексом РФ установлено, что лесные участки в составе земель лесного фонда находятся в федеральной собственности; формы собственности на лесные участки в составе земельных участков иных категорий определяются в соответствии с земельным законодательством (ст. 8).

———————————
Собрание законодательства РФ. 2006. N 50. Ст. 5278.

В Водном кодексе РФ указываются принципы, на которых основывается водное законодательство и изданные в соответствии с ним нормативные правовые акты. В том числе установлены такие принципы, как приоритет охраны водных объектов перед их использованием; использование водных объектов не должно оказывать негативное воздействие на окружающую среду; сохранение особо охраняемых водных объектов, ограничение или запрет использования которых устанавливается федеральными законами; приоритет использования водных объектов для целей питьевого и хозяйственно-бытового водоснабжения перед иными целями их использования; предоставление их в пользование для иных целей допускается только при наличии достаточных водных ресурсов и др.

———————————
Собрание законодательства РФ. 2006. N 23. Ст. 2381.

Федеральным законом от 24 апреля 1995 г. N 52-ФЗ «О животном мире» предусмотрено, что животный мир в пределах территории Российской Федерации является государственной собственностью. При этом под животным миром понимается совокупность живых организмов всех видов диких животных, постоянно или временно населяющих территорию Российской Федерации и находящихся в состоянии естественной свободы, а также относящихся к природным ресурсам континентального шельфа и исключительной экономической зоны Российской Федерации.

———————————
Собрание законодательства РФ. 1995. N 17. Ст. 1462.

Конкретизируя п. 3 комментируемой статьи, этот Закон устанавливает, что к объектам животного мира нормы гражданского права, касающиеся имущества, в том числе продажи, залога и других сделок, применяются постольку, поскольку это допускается настоящим Федеральным законом. Законом предусматривается лицензирование деятельности в сфере использования объектов животного мира.

При этом различаются:

— долгосрочная лицензия — специальное разрешение на осуществление хозяйственной и иной деятельности, связанной с использованием и охраной объектов животного мира;

— именная разовая лицензия — специальное разрешение на однократное использование определенных объектов животного мира с указанием места и срока его действия, а также количества допустимых к использованию объектов животного мира;

— распорядительная лицензия — специальное разрешение, предоставляющее право определенным в нем лицам в установленном порядке распоряжаться объектами животного мира.

6. Результатами интеллектуальной деятельности и приравненными к ним средствами индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий, о которых говорится в п. 4 комментируемой статьи, являются произведения науки, литературы и искусства, программы для ЭВМ, базы данных, изобретения, фирменные наименования, товарные знаки и знаки обслуживания, коммерческие обозначения и другие объекты, перечисленные в ст. 1225 ГК РФ.

На результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации признаются интеллектуальные права, которые включают:

— исключительное право, являющееся имущественным;

— личные неимущественные права и иные права (право доступа, право следования и др.) в случаях, предусмотренных ГК РФ (ст. 1226).

Автором результата интеллектуальной деятельности признается гражданин, творческим трудом которого создан такой результат. Автору результата интеллектуальной деятельности принадлежит право авторства, а в случаях, предусмотренных ГК РФ, право на имя и иные личные неимущественные права. Эти права неотчуждаемы и непередаваемы. Отказ от них ничтожен (п. п. 1, 2 ст. 1228 ГК).

Иное дело исключительные права. Гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладатель), вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом. Правообладатель может распорядиться исключительным правом (если иное не предусмотрено ГК РФ, в том числе путем его отчуждения по договору другому лицу (договор об отчуждении исключительного права) либо предоставления другому лицу права использования соответствующих результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации в установленных договором пределах (лицензионный договор) (ст. ст. 1229, 1233 — 1238 ГК). В случаях, предусмотренных ГК РФ, суд может по требованию заинтересованного лица принять решение о предоставлении этому лицу на указанных в решении суда условиях права использования результата интеллектуальной деятельности, исключительное право на который принадлежит другому лицу (ст. 1239 ГК).

Переход исключительного права без заключения договора с правообладателем допускается в случаях и по основаниям, которые установлены законом, в том числе в порядке универсального правопреемства (наследование, реорганизация юридического лица) и при обращении взыскания на имущество правообладателя (ст. 1241 ГК).

Интеллектуальные права не зависят от права собственности на материальный носитель (вещь), в котором выражены соответствующий результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации. Переход права собственности на вещь не влечет переход или предоставление интеллектуальных прав на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации, выраженные в этой вещи (ст. 1227 ГК). Исключение составляет правило, установленное в п. 2 ст. 1291 ГК РФ, которое гласит: при отчуждении оригинала произведения его собственником, обладающим исключительным правом на произведение, но не являющимся автором произведения, исключительное право на произведение переходит к приобретателю оригинала произведения, если договором не предусмотрено иное.

stgkrf.ru

Статья 209 ГК РФ: «Содержание права собственности»

Норма 209 ГК РФ раскрывает суть права собственности. В частности, она устанавливает, что законный хозяин имущества может владеть, пользоваться и распоряжаться им.

Юридические возможности

Норма 209 ГК РФ указывает, что хозяин имущества может по собственному усмотрению осуществлять в отношении материальных ценностей, принадлежащих ему, любые действия, которые не противоречат установленным законным и иным правовым актам. При этом они также не должны нарушать права и интересы других лиц. По ст. 209 ГК РФ собственник может, в числе прочего, отчуждать имущество другим субъектам, предоставлять им возможность распоряжаться и пользоваться материальными ценностями, отдавать их в залог, обременять иными способами.

Пункты 3 и 4

Распоряжение, пользование и владение земельными и прочими природными ресурсами в той степени, в какой их оборот допустим по закону, производятся собственником свободно. При этом действия субъекта не должны причинять вред окружающей среде и нарушать интересы иных лиц. Хозяин материальных ценностей вправе передавать их в доверительное управление. При этом право собственности остается за ним. Доверительный управляющий, в свою очередь, обязан осуществлять надлежащие действия в интересах законного хозяина либо третьего лица, указанного им.

Статья 209 ГК РФ: комментарий

Право собственности играет ключевую роль среди всех юридических возможностей имущественного характера. К ним, в частности, относят сервитуты, хозяйственное ведение, оперативное управление и проч. Вещное право отличается рядом признаков. С одной стороны, они позволяют рассматривать их в качестве единой системы, а с другой – отличать от иных категорий. В первую очередь в качестве объекта выступает вещь. Она является предметом материального мира, который может находиться в обладании человека и служить удовлетворению его нужд.

Существование имущественных прав означает формирование отношения субъекта к вещи, которой он владеет. Когда говорят о собственности, указывают принадлежность объекта: «моё» или «чужое». Интерес обладателя права удовлетворяется через совершение собственных действий. В частности, собственник использует предмет по своему усмотрению. При этом у других лиц возникает обязанность не препятствовать субъекту в реализации его права. Этот признак позволяет четко отделить имущественные отношения от обязательственных. В последнем случае интерес удовлетворяется через действия обязанного. Вещное право считается абсолютным.

Особенности собственности

Категория, которую разъясняет статья 209 ГК РФ, в экономическом смысле представляет собой исторически сложившийся институт. В рамках развивающихся общественных отношений происходит присвоение материальных благ. В объективном смысле право собственности выступает в качестве системы норм. Ими регламентируются указанные выше общественные отношения. В субъективном смысле собственностью является мера допустимого поведения, обеспеченная законом, по распоряжению, пользованию и владению материальными ценностями. На это и указывает статья 209 ГК РФ.

Владение

Приводя к норме 209 ГК РФ комментарий, нельзя не разъяснить структурные элементы права собственности. В качестве первого выступает владение. Оно, как и остальные компоненты, упоминается в части первой. Ст. 209 ГК РФ рассматривает обладателя имущества в широком смысле. Право владения выступает в качестве обеспеченной законом возможности иметь вещь у себя в физическом смысле. Владеет предметом тот, кто его держит в руках, а также тот, в чьем хозяйстве он находится. При этом вещь должна быть доступна для технического, физического и иного воздействия. По норме 209 ГК РФ объектом владения могут выступать и земельные участки, недра, строения и прочие объекты, которые держать в руках в прямом смысле нельзя.

Особенности принадлежности права

По норме 209 ГК РФ владеть объектом может не только непосредственный собственник. Законный хозяин материальных ценностей может передать их на хранение, в аренду, в залог и так далее. Соответственно, у принимающего субъекта возникает право владения. Между тем право собственности при передаче вещи в таких случаях не утрачивается у законного хозяина. Он продолжает им оставаться. Право владения несобственника имеет производный характер. При этом субъект, принявший вещь, может не иметь возможности пользоваться ею (например, при залоге или хранении), либо ее условия определяются законным хозяином. Как правило, отсутствует и право распоряжения.

Пользование

Оно представляет собой возможность извлекать из объекта полезные свойства. Формы пользования будут зависеть от естественных характеристик вещи. В данном случае целесообразно в комментарии ст. 209 ГК РФ включить ссылки на другие нормы законодательства. Пользование вещью может осуществляться по назначению либо другим способом. Первое, в частности, закрепляют ст. 209, 288 ГК РФ. Рассматриваемые нормы разъясняют общий порядок реализации права собственности. Ст. 288 ГК содержит описание распоряжения, пользования и владения жилым помещением. В части первой этой нормы указано, в частности, что данные действия совершаются собственником в соответствии с назначением объекта. Вместе с этим у законного хозяина есть определенные обязанности. По нормам 209, 210 ГК РФ собственник, осуществляя владение, пользование и распоряжение жилым объектом, несет бремя по его содержанию, если другое не вытекает из закона либо договора.

Распоряжение

Оно предполагает возможность определять правовую судьбу вещи. Право распоряжения реализуется посредством совершения актов, направленных на достижение конкретных юридических последствий. Собственник, в частности, может продать, подарить, передать в аренду принадлежащее ему имущество. В некоторых случаях субъект, принимающий вещь, получает также и право распоряжаться ею. К примеру, наниматель при определенных обстоятельствах может сдать объект, полученный по арендному соглашению, в субаренду. Право распоряжения, однако, ограничено.

Особенности нормативных предписаний

В основном законе установлено, что никого нельзя лишить его имущества, кроме как по судебному решению. Нормами, между тем, допускается принудительное отчуждение объектов для госнужд. При этом законному хозяину должно быть предоставлено предварительно равноценное возмещение. Гражданское законодательство базируется на признании неприкосновенности частной собственности. При установлении основания возникновения имущественного права положения дают характеристику его содержанию (норма 209 ГК РФ), определяют категории субъектов и проч. Гражданским законодательством не допускается произвольное вмешательство в частные дела. Это, в числе прочего, означает невозможность затрагивать право собственности при отсутствии соответствующих оснований.

Защита субъекта

Законодательство предусматривает способы восстановления нарушенных прав. В частности, речь о судебной защите. Любой субъект, чье право собственника было нарушено, может обратиться в уполномоченную инстанцию с иском. Ущемление интересов может быть прямым либо косвенным. При нарушении непосредственно права собственности в суд направляется вещно-правовой иск. В других случаях подается обязательственно-правовое требование.

Специфика действий собственника

Пунктом вторым нормы 209 ГК РФ установлена возможность законного хозяина совершать любые сделки. При этом во избежание всевластия субъектов установлено ограничение. Действие собственника должно соответствовать законодательным предписаниям и не нарушать интересов иных лиц. Для предотвращения конфликтных ситуаций законодатель гарантирует реальность правомочий субъекта и неприкосновенность его имущества. При этом он устанавливает пределы и ограничения прав собственности. Эти границы имеют различную природу.

Пределы права

Они установлены в законодательстве. В частности, нормами запрещены действия, которые осуществляются для нанесения ущерба другим лицам, а также любые формы злоупотребления правом. Собственник может осуществлять действия, соответствующие закону и не ущемляющие интересов иных субъектов. Например, по ст. 260 хозяин участка может подарить, продать, сдать его в аренду/залог постольку, поскольку земли, в состав которых включен надел, не изъяты из оборота или не ограничены в нем.

Ограничения

Эти рамки права собственности носят субъективный характер. Они устанавливаются в зависимости от воли лиц либо судебных органов, основанной на законодательных положениях. Границы права допустимы, если стороны отношений устанавливают соответствующие ограничения по соглашению. К примеру, при подписании ипотечного договора участники сделки предусматривают, что залогодатель не может распоряжаться имуществом.

Право собственности на природные ресурсы

Ему уделяется внимание в пункте 3. В целом в отношении природных ресурсов действуют общие правила распоряжения, владения и пользования. Вместе с воспроизведением уже установленного порядка норма указывает на возможность реализации правомочий в той степени, в которой она допускается законодательством. Кроме этого, запрещается причинение ущерба природе при владении, распоряжении или пользовании.

Доверительное управление

Оно регулируется гл. 53 ГК. Доверительное управление является способом реализации права распоряжения собственником. Положения рассматриваемой нормы конкретизированы в ст. 1012 ГК (пункт первый). В соответствии с ней один участник отношений передает другому объект на конкретный срок в доверительное управление. При этом принимающая сторона берет на себя обязанности совершать надлежащие действия в интересах и в пользу собственника либо лица, указанного им.

fb.ru

Ст. 455 ГК РФ с Комментариями 2017-2018 года (новая редакция с последними изменениями)

1. Товаром по договору купли-продажи могут быть любые вещи с соблюдением правил, предусмотренных статьей 129 настоящего Кодекса.

2. Договор может быть заключен на куплю-продажу товара, имеющегося в наличии у продавца в момент заключения договора, а также товара, который будет создан или приобретен продавцом в будущем, если иное не установлено законом или не вытекает из характера товара.

3. Условие договора купли-продажи о товаре считается согласованным, если договор позволяет определить наименование и количество товара.

Комментарий к Ст. 455 ГК РФ

1. Как указано в п. 1 комментируемой статьи, предметом договора купли-продажи может быть любая вещь. При этом не имеет значения, является ли она индивидуально-определенной или определяемой родовыми признаками, потребляемой или непотребляемой, делимой или неделимой и т.д. (в отличие от некоторых иных договоров, предметами которых могут быть только вещи, определяемые родовыми признаками (например, заем (ст. 807)), непотребляемые вещи (например, аренда (ст. 607 ГК)) и др.).

Естественно, что при заключении договора купли-продажи должны соблюдаться установленные гражданским законодательством нормы об оборотоспособности вещей.

Наиболее общие правила об оборотоспособности вещей сформулированы в ст. 129 ГК РФ (к которой и сделана отсылка в комментируемой статье), но правила этой статьи «не работают» сами по себе. В ней содержатся отсылки к другим законам, а при более внимательном рассмотрении законодательства обнаруживается, что и иными правовыми актами также могут вводиться нормы, регламентирующие оборотоспособность вещей. Таким образом, при применении комментируемой статьи необходимо учитывать как правила ст. 129 ГК РФ, так и других законов и иных правовых актов. Вместе с тем требуется исходить из того, что в принципе полностью оборотоспособны все вещи, т.е. все они могут быть предметами договоров купли-продажи. Исключения из этого правила могут быть двоякого рода.

Во-первых, не могут быть предметами купли-продажи вещи, изъятые из гражданского оборота.

Во-вторых, существуют объекты, которые могут принадлежать лишь определенным субъектам, а также объекты, которые могут переходить от одного лица к другому только по специальному разрешению (ограниченно оборотоспособные).

Если предметом договора купли-продажи является вещь ограниченно оборотоспособная, то должны соблюдаться соответствующие правила.

Во всех случаях, когда речь идет о продаже земли или других природных ресурсов, необходимо учитывать нормы об оборотоспособности соответствующих объектов, содержащиеся в законодательстве о земле и других природных ресурсах . См. также п. п. 3, 8, 9, 11 комментария к ст. 454 ГК РФ.

———————————
Более подробно об оборотоспособности вещей см.: Комментарий к Гражданскому кодексу РФ, части первой. С. 481 — 486.

2. В п. 2 рассматриваемой статьи предусмотрено, что предметом договора купли-продажи может быть как вещь, имеющаяся у продавца, так и та, которая появится у него в будущем, поскольку иное не установлено законом и не вытекает из характера товара.

При анализе этой нормы, конечно, наибольшие затруднения возникают при уяснении того, в каких случаях предметом договора может быть вещь, которая появится у продавца в будущем (далее — будущая вещь).

Как представляется, при рассмотрении этого вопроса нужно исходить из следующего.


По общему правилу нет никаких препятствий для заключения договора купли-продажи будущих вещей (и это отражено в комментируемой статье). Более того, иногда договор может быть заключен только по поводу будущих вещей (например, энергоснабжение). Нередко существо регулируемых гражданским правом отношений предопределяет, что договоры заключаются преимущественно по поводу передачи будущих вещей. И закон учитывает это. Так, в силу ст. 506 ГК РФ поставщик-продавец обязуется передать покупателю производимые или закупаемые им товары. В большинстве случаев продажа товаров по образцам (ст. 497 ГК) предполагает продажу будущего товара. Вообще, заключение договоров купли-продажи будущих товаров весьма распространенное явление.

Как представляется, сам по себе факт отсутствия товара (прав на него) у продавца на момент заключения договора купли-продажи не может являться основанием для признания договора незаключенным или недействительным (в данном случае неуместно вдаваться в обсуждение вопроса о соотношении понятий незаключенность договора и его недействительность). В том числе и тогда, когда он (товар) у него (продавца) не может появиться в принципе. Другое дело, что в каждом конкретном случае указанный факт (отсутствие товара у продавца) в совокупности с другими обстоятельствами (в том числе, возможно, зависящими от покупателя) может привести к недействительности сделки. Например, как сделки, совершенной под влиянием обмана. Сделка должна быть квалифицирована как мнимая (а значит, ничтожная) при ее совершении продавцом и покупателем лишь для вида. Сделка будет притворной, если, заключая договор купли-продажи будущей вещи, стороны имели в виду легализацию передачи денежной суммы «продавцу», не предполагая передачу (будущей) вещи «покупателю».

Если в момент заключения договора продавец не обладает товаром (правами на него) и объективно не может получить его (права на него) в будущем, о чем известно покупателю, то, очевидно, условие о предмете не считается согласованным. Предмета нет и быть не может. Следовательно, нет и договора, он не заключен.

С точки зрения, житейской в ряде случаев продажа будущей вещи может вызвать недоумение. Например, гражданин заключает договор купли-продажи вещи, которую он предполагает получить по наследству. На самом деле неизвестно, появится ли у такого лица право собственности на вещь, обозначенную в качестве предмета договора купли-продажи (вещь может погибнуть, она может быть завещана другому лицу, наследник может быть лишен наследства или отстранен от наследования, наследодатель может произвести отчуждение вещи и, следовательно, она не войдет в состав наследственной массы и т.д.).

Однако исходя из норм права нет никаких препятствий для заключения такого договора. И закон не предусматривает оснований для признания его недействительным.

Если договор купли-продажи будущей вещи не исполняется продавцом по той причине, что у него не появилось права на проданную вещь (и может быть, оно не могло появиться), то покупатель вправе отказаться от договора (п. 1 ст. 463 ГК) и, кроме того, привлечь продавца к ответственности (взыскание убытков, неустойки и т.д.).

3. Итак, по общему правилу допустима продажа будущих вещей. Иное может быть установлено законом или вытекать из характера товара (п. 2 комментируемой статьи).

Слова «установлено законом» не следует понимать буквально. Вряд ли можно обнаружить в законе указание на то, что недопустима продажа той или иной вещи, которая будет создана или приобретена продавцом в будущем. Нет и запретов на продажу будущих вещей при наличии определенных условий и т.п. Из закона может вытекать, что в том или ином случае запрещается (ограничивается) продажа будущих вещей.

Так, широкое распространение имеет строительство объектов недвижимости с привлечением денежных средств граждан и юридических лиц (так называемое долевое строительство). Соответствующие отношения оформлялись по-разному. В том числе нередко заключались договоры купли-продажи объектов в строящихся домах, с тем что покупатель получит объект по окончании строительства, т.е. в качестве предмета договора обозначалась будущая вещь. В связи с принятием Федерального закона от 30 декабря 2004 г. N 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» . Заключение таких договоров купли-продажи не допускается. В соответствующих случаях должны заключаться договоры участия в долевом строительстве по правилам, установленным названным законом (хотя по правовой природе это договоры купли-продажи будущих вещей).

———————————
Собрание законодательства РФ. 2005. N 1 (ч. 1). Ст. 40.

Как представляется, не может быть предметом договора купли-продажи жилое помещение (жилой дом, квартира, часть жилого дома или квартиры), не принадлежащее продавцу или вообще несуществующее на момент заключения договора. (Недопустим также договор купли-продажи жилого помещения как будущей вещи.) Дело в том, что в силу п. 2 ст. 558 ГК РФ договор купли-продажи жилого помещения подлежит государственной регистрации и считается заключенным с момента такой регистрации. Если лица договорились о купле-продаже жилого помещения как будущей вещи, то зарегистрировать такой договор невозможно. В случае когда жилое помещение еще не создано, на него не возникло право собственности, поскольку оно возникает с момента государственной регистрации (ст. 219 ГК). В Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним (далее — Реестр) нет данных о таком объекте. Соответственно, некуда вносить запись о регистрации договора купли-продажи. Значит, нет и договора (он не заключен). Если объект существует и продавец предполагает его приобрести, с тем чтобы затем передать его покупателю, то договор купли-продажи (будущей вещи) нельзя зарегистрировать потому, что жилое помещение принадлежит третьему лицу (что и отражено в Реестре).

Из сказанного, в частности, следует, что вопросы юридической техники тоже существенны. Изредка случается, что сама реализация субъективного права становится невозможной в связи с наличием неких препятствий юридико-технического свойства (хотя в принципе такого быть не должно). В данном же случае дело не только в юридической технике. В пользу изложенной позиции и соображения концептуального характера. Государственная регистрация прав на недвижимое имущество есть элемент особого правового режима, установленного законодательством для недвижимых вещей. Она имеет отнюдь не техническое значение. При создании недвижимой вещи регистрация входит в юридический состав, порождающий право собственности. В дальнейшем в Реестре отражается юридическая судьба объекта недвижимости. Если государственной регистрации подлежит договор с таким объектом, то именно с момента регистрации договор считается заключенным (п. 3 ст. 433 ГК). Государственная регистрация прав на недвижимость и сделок с ней призвана обеспечить прозрачность рынка недвижимости. Она должна способствовать упрочению субъективных прав. Если бы в Реестр можно было вносить сведения о несуществующих объектах или сделках с этими несуществующими объектами, то это означало бы введение в заблуждение участников рынка недвижимости: Реестр содержал бы сведения, не соответствующие действительности. Внесение в Реестр записей о договорах купли-продажи вещей, которые продавец лишь предполагает приобрести, нарушало бы права обладателей этих вещей.

По тем же соображениям не может быть договора купли-продажи предприятия как будущей вещи (п. 3 ст. 560 ГК).

4. Нередко договор купли-продажи несуществующей вещи, той, которую продавец должен создать и во исполнение договора передать покупателю, очень трудно отличить от договора подряда. Невозможно назвать некий универсальный критерий, позволяющий разграничить указанные договоры. В соответствующих случаях всякий раз необходимо выяснить действительную общую волю сторон с учетом цели договора и исходить из признаков того или другого договора. При этом анализируются договор как документ, переписка сторон, предшествовавшая заключению договора и последующая, поведение сторон и т.д.

5. Договор купли-продажи будущей вещи необходимо отличать от предварительного договора, в соответствии с которым стороны обязались в будущем заключить договор купли-продажи (некогда такое соглашение именовалось договором запродажи).

Договор купли-продажи является имущественным. Он направлен на то, чтобы право собственности на вещь перешло от продавца к покупателю.

Предварительный договор представляет собой организационный договор. Цель его состоит в организации заключения какого-либо договора в будущем, он призван обеспечить появление в будущем основного договора (ст. 429 ГК ).

———————————
См.: Комментарий к Гражданскому кодексу РФ, части первой. С. 1227 — 1229.

6. По общему правилу существенным условием договора купли-продажи является предмет договора — вещь (товар), которую продавец обязуется передать в собственность покупателю. Следовательно, опять-таки по общему правилу договор купли-продажи считается заключенным с того момента, когда стороны достигли соглашения о предмете. В п. 3 комментируемой статьи предусматривается, что такое соглашение считается достигнутым, если стороны договорились о наименовании товара и его количестве. Количество может быть установлено в единицах измерения, в денежном выражении; в договоре может быть предусмотрен порядок определения количества товара (см. ст. 465 ГК и комментарий к ней).

stgkrf.ru