Постановления конституционного суда о толковании конституции рф – Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 1 июля 2015 г. N 18-П г. Санкт-Петербург «по делу о толковании статей 96 (часть 1) и 99 (части 1, 2 и 4) Конституции Российской Федерации «

Постановление «По делу о толковании статьи 136 Конституции Российской Федерации»

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ


ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 31 октября 1995 г. N 12-П


ПО ДЕЛУ О ТОЛКОВАНИИ СТАТЬИ 136 КОНСТИТУЦИИ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ


Конституционный Суд Российской Федерации в составе председателя В.А. Туманова, судей М.В. Баглая, Н.Т. Ведерникова, Н.В. Витрука, Ю.М. Данилова, В.Д. Зорькина, А.Л. Кононова, В.О. Лучина, Т.Г. Морщаковой, Н.В. Селезнева, В.Г. Стрекозова, О.И. Тиунова, Б.С. Эбзеева, В.Г. Ярославцева, с участием представителей Государственной Думы Федерального Собрания, направившей запрос в Конституционный Суд Российской Федерации, — В.Б. Исакова и О.О. Миронова, а также приглашенного в заседание представителя Президента Российской Федерации — В.М. Савицкого, руководствуясь статьей 125 (часть 5) Конституции Российской Федерации, пунктом 4 части первой, частями второй и третьей статьи 3, пунктом 2 части второй статьи 21 и статьей 105 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», рассмотрел в открытом пленарном заседании дело о толковании статьи 136 Конституции Российской Федерации.

Поводом к рассмотрению дела, согласно части первой статьи 36 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», явился запрос Государственной Думы Федерального Собрания о толковании статьи 136 Конституции Российской Федерации.

Основанием к рассмотрению дела, согласно части второй статьи 36 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», явилась обнаружившаяся неопределенность в понимании статьи 136 Конституции Российской Федерации, в связи с чем Государственная Дума ходатайствует о толковании этой конституционной нормы относительно наименования и правовой формы документа, содержащего поправку к Конституции Российской Федерации.

Заслушав выступления судьи — докладчика В.Г. Стрекозова, представителей Государственной Думы и представителя Президента Российской Федерации, изучив представленные материалы, Конституционный Суд Российской Федерации установил:

1. Конституция Российской Федерации, регламентируя порядок внесения поправок в Конституцию Российской Федерации, определяет в статье 136, что поправки к главам 3 — 8 Конституции Российской Федерации принимаются в порядке, предусмотренном для принятия федерального конституционного закона, и вступают в силу после их одобрения органами законодательной власти не менее чем двух третей субъектов Российской Федерации.

Порядок принятия федерального конституционного закона установлен статьей 108 (часть 2) Конституции Российской Федерации, которая закрепляет необходимость одобрения такого закона большинством не менее трех четвертей голосов от общего числа членов Совета Федерации и не менее двух третей голосов от общего числа депутатов Государственной Думы; принятый федеральный конституционный закон в течение четырнадцати дней подлежит подписанию Президентом Российской Федерации и обнародованию.

2. Вместе с тем, процедура принятия поправок к главам 3 — 8 Конституции Российской Федерации существенно отличается от процедуры принятия федерального конституционного закона.

Во-первых, круг субъектов, наделенных правом внесения предложений о поправках к Конституции Российской Федерации, установленный статьей 134 Конституции Российской Федерации, не совпадает с кругом субъектов права законодательной инициативы, установленным статьей 104 Конституции Российской Федерации.

Во-вторых, согласно статье 136 Конституции Российской Федерации для вступления поправок в силу требуется их одобрение органами законодательной власти не менее чем двух третей субъектов Российской Федерации.

3. Согласно статье 76 (часть 1) Конституции Российской Федерации по предметам ведения Российской Федерации принимаются федеральные конституционные законы и федеральные законы. Федеральный закон не может быть формой принятия конституционной поправки, так как в силу прямого указания статей 136 и 108 Конституции Российской Федерации для внесения поправок требуется процедура более сложная по сравнению с установленной для принятия федеральных законов. Кроме того, в отношении федерального закона Президент Российской Федерации наделен правом его отклонения, чего не предусматривает порядок принятия федерального конституционного закона, распространенный статьей 136 Конституции Российской Федерации на процедуру принятия поправок.

В то же время поправки к Конституции Российской Федерации не могут приниматься и в форме федерального конституционного закона, так как статья 108 (часть 1) Конституции Российской Федерации прямо указывает, что федеральные конституционные законы принимаются по вопросам, предусмотренным Конституцией Российской Федерации. Использование формы федерального конституционного закона сделало бы невозможным внесение в главы 3 — 8 Конституции Российской Федерации поправок, не относящихся по своему содержанию к тому кругу вопросов, которые должны быть регламентированы федеральными конституционными законами. Кроме того, в отличие от поправок федеральный конституционный закон по своей юридической природе принимается во исполнение Конституции Российской Федерации, не может изменять ее положений, а также не может стать ее составной частью.

4. Глава 9, в том числе статья 136, Конституции Российской Федерации предусматривает специальное регулирование по вопросу о поправках, дополняющее установленные статьей 76 (часть 1) Конституции Российской Федерации формы реализации законодательных полномочий в сфере ведения Российской Федерации.

Таким образом, положения статьи 136 Конституции Российской Федерации могут быть реализованы только в форме специального правового акта о конституционной поправке, имеющего особый статус и отличающегося как от федерального закона, так и от федерального конституционного закона.

5. Законодатель вправе на основе и в рамках Конституции Российской Федерации урегулировать порядок направления поправок для их рассмотрения органами законодательной власти субъектов Российской Федерации и проверки соблюдения необходимых процедур одобрения поправок, а также другие вопросы, связанные с порядком принятия поправок.

Вопрос о том, каким способом те или иные поправки учитываются в тексте Конституции Российской Федерации, также решается законодателем исходя из характера и содержания поправок.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 72, 74, 75 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации постановил:

1. Из установленной Конституцией Российской Федерации процедуры принятия поправок к главам 3 — 8 Конституции Российской Федерации вытекает, что поправки в смысле статьи 136 Конституции Российской Федерации принимаются в форме особого правового акта — закона Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации. Положение статьи 136 Конституции Российской Федерации о том, что поправки к главам 3 — 8 Конституции Российской Федерации принимаются в порядке, предусмотренном для принятия федерального конституционного закона, означает распространение на процедуру принятия поправок требований статьи 108 (часть 2) Конституции Российской Федерации об одобрении данного акта большинством не менее трех четвертей голосов от общего числа членов Совета Федерации и не менее двух третей голосов от общего числа депутатов Государственной Думы. При этом вводится особое условие для вступления поправок в силу, а именно: необходимость их одобрения органами законодательной власти не менее чем двух третей субъектов Российской Федерации; кроме того, должно быть соблюдено положение статьи 134 Конституции Российской Федерации, устанавливающей круг субъектов, обладающих правом внесения предложений о поправках к Конституции Российской Федерации.

2. Законодатель вправе урегулировать порядок направления принятых поправок для их рассмотрения органами законодательной власти субъектов Российской Федерации, порядок проверки соблюдения необходимых процедур одобрения поправок, а также вопрос о том, каким способом одобренная поправка учитывается в конституционном тексте.

3. Вступивший в силу после одобрения необходимым числом законодательных органов субъектов Российской Федерации закон Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации подлежит подписанию Президентом Российской Федерации и обнародованию.

4. Согласно статье 106 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» данное Конституционным Судом Российской Федерации толкование является официальным и обязательным для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений.

5. Согласно статье 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» настоящее Постановление является окончательным, не подлежит обжалованию и вступает в силу немедленно после его провозглашения.

6. Согласно статье 78 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» настоящее Постановление подлежит незамедлительному опубликованию в «Собрании законодательства Российской Федерации», «Российской газете», иных официальных изданиях органов государственной власти Российской Федерации. Постановление должно быть также опубликовано в «Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации».


Конституционный Суд

Российской Федерации



ppt.ru

Постановление Конституционного Суда РФ от 31 октября 1995 г. № 12-П «По делу о толковании статьи 136 Конституции РФ».




дело о толковании статьи 136 Конституции Российской Федерации.

явился запрос Государственной Думы Федерального Собрания о толковании статьи 136 Конституции Российской Федерации.

Основанием к рассмотрению дела, согласно части второй статьи 36 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», явилась обнаружившаяся неопределенность в понимании статьи 136 Конституции Российской Федерации, в связи с чем Государственная Дума ходатайствует о толковании этой конституционной нормы относительно наименования и правовой формы документа, содержащего поправку к Конституции Российской Федерации.

Заслушав выступления судьи — докладчика В.Г. Стрекозова, представителей Государственной Думы и представителя Президента Российской Федерации, изучив представленные материалы, Конституционный Суд Российской Федерации установил:

1. Конституция Российской Федерации, регламентируя порядок внесения поправок в Конституцию Российской Федерации, определяет в статье 136, что поправки к главам 3 — 8 Конституции Российской Федерации принимаются в порядке, предусмотренном для принятия федерального конституционного закона, и вступают в силу после их одобрения органами законодательной власти не менее чем двух третей субъектов Российской Федерации.

Порядок принятия федерального конституционного закона установлен статьей 108 (часть 2) Конституции Российской Федерации, которая закрепляет необходимость одобрения такого закона большинством не менее трех четвертей голосов от общего числа членов Совета Федерации и не менее двух третей голосов от общего числа депутатов Государственной Думы; принятый федеральный конституционный закон в течение четырнадцати дней подлежит подписанию Президентом Российской Федерации и обнародованию.

2. Вместе с тем, процедура принятия поправок к главам 3 — 8 Конституции Российской Федерации существенно отличается от процедуры принятия федерального конституционного закона.

Во-первых, круг субъектов, наделенных правом внесения предложений о поправках к Конституции Российской Федерации, установленный статьей 134 Конституции Российской Федерации, не совпадает с кругом субъектов права законодательной инициативы, установленным статьей 104 Конституции Российской Федерации.



Во-вторых, согласно статье 136 Конституции Российской Федерации для вступления поправок в силу требуется их одобрение органами законодательной власти не менее чем двух третей субъектов Российской Федерации.

3. Согласно статье 76 (часть 1) Конституции Российской Федерации по предметам ведения Российской Федерации принимаются федеральные конституционные законы и федеральные законы. Федеральный закон не может быть формой принятия конституционной поправки, так как в силу прямого указания статей 136 и 108 Конституции Российской Федерации для внесения поправок требуется процедура более сложная по сравнению с установленной для принятия федеральных законов. Кроме того, в отношении федерального закона Президент Российской Федерации наделен правом его отклонения, чего не предусматривает порядок принятия федерального конституционного закона, распространенный статьей 136 Конституции Российской Федерации на процедуру принятия поправок.

В то же время поправки к Конституции Российской Федерации не могут приниматься и в форме федерального конституционного закона, так как статья 108 (часть 1) Конституции Российской Федерации прямо указывает, что федеральные конституционные законы принимаются по вопросам, предусмотренным Конституцией Российской Федерации. Использование формы федерального конституционного закона сделало бы невозможным внесение в главы 3 — 8 Конституции Российской Федерации поправок, не относящихся по своему содержанию к тому кругу вопросов, которые должны быть регламентированы федеральными конституционными законами. Кроме того, в отличие от поправок федеральный конституционный закон по своей юридической природе принимается во исполнение Конституции Российской Федерации, не может изменять ее положений, а также не может стать ее составной частью.

4. Глава 9, в том числе статья 136, Конституции Российской Федерации предусматривает специальное регулирование по вопросу о поправках, дополняющее установленные статьей 76 (часть 1) Конституции Российской Федерации формы реализации законодательных полномочий в сфере ведения Российской Федерации.




Таким образом, положения статьи 136 Конституции Российской Федерации могут быть реализованы только в форме специального правового акта о конституционной поправке, имеющего особый статус и отличающегося как от федерального закона, так и от федерального конституционного закона.

5. Законодатель вправе на основе и в рамках Конституции Российской Федерации урегулировать порядок направления поправок для их рассмотрения органами законодательной власти субъектов Российской Федерации и проверки соблюдения необходимых процедур одобрения поправок, а также другие вопросы, связанные с порядком принятия поправок.

Вопрос о том, каким способом те или иные поправки учитываются в тексте Конституции Российской Федерации, также решается законодателем исходя из характера и содержания поправок.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 72, 74, 75 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации постановил:

1. Из установленной Конституцией Российской Федерации процедуры принятия поправок к главам 3 — 8 Конституции Российской Федерации вытекает, что поправки в смысле статьи 136 Конституции Российской Федерации принимаются в форме особого правового акта — закона Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации. Положение статьи 136 Конституции Российской Федерации о том, что поправки к главам 3 — 8 Конституции Российской Федерации принимаются в порядке, предусмотренном для принятия федерального конституционного закона, означает распространение на процедуру принятия поправок требований статьи 108 (часть 2) Конституции Российской Федерации об одобрении данного акта большинством не менее трех четвертей голосов от общего числа членов Совета Федерации и не менее двух третей голосов от общего числа депутатов Государственной Думы. При этом вводится особое условие для вступления поправок в силу, а именно: необходимость их одобрения органами законодательной власти не менее чем двух третей субъектов Российской Федерации; кроме того, должно быть соблюдено положение статьи 134 Конституции Российской Федерации, устанавливающей круг субъектов, обладающих правом внесения предложений о поправках к Конституции Российской Федерации.

2. Законодатель вправе урегулировать порядок направления принятых поправок для их рассмотрения органами законодательной власти субъектов Российской Федерации, порядок проверки соблюдения необходимых процедур одобрения поправок, а также вопрос о том, каким способом одобренная поправка учитывается в конституционном тексте.

3. Вступивший в силу после одобрения необходимым числом законодательных органов субъектов Российской Федерации закон Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации подлежит подписанию Президентом Российской Федерации и обнародованию.

4. Согласно статье 106 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» данное Конституционным Судом Российской Федерации толкование является официальным и обязательным для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений.

5. Согласно статье 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» настоящее Постановление является окончательным, не подлежит обжалованию и вступает в силу немедленно после его провозглашения.

6. Согласно статье 78 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» настоящее Постановление подлежит незамедлительному опубликованию в «Собрании законодательства Российской Федерации», «Российской газете», иных официальных изданиях органов государственной власти Российской Федерации. Постановление должно быть также опубликовано в «Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации».

 











infopedia.su

Значение постановления Конституционного суда РФ о толковании ст. 136 Конституции РФ

Недостаточная конституционная урегулированность процедуры принятия поправок к Конституции Российской Федерации обусловила обращение Государственной Думы с запросом в Конституционный Суд, который в своем постановлении от 31 октября 1995 г. № 12-П1) пришел к следующим выводам.

Конституция Российской Федерации, регламентируя порядок внесения поправок в Конституцию Российской Федерации, определяет в ст. 136, что поправки к главам 3-8 Конституции Российской Федерации принимаются в порядке, предусмотренном для принятия федерального конституционного закона, и вступают в силу после их одобрения органами законодательной власти не менее чем двух третей субъектов Российской Федерации.

Порядок принятия федерального конституционного закона установлен ст. 108 (ч. 2) Конституции Российской Федерации, которая закрепляет необходимость одобрения такого закона большинством не менее трех четвертей голосов от общего числа членов Совета Федерации и не менее двух третей голосов от общего числа депутатов Государственной Думы; принятый федеральный конституционный закон в течение четырнадцати дней подлежит подписанию Президентом Российской Федерации и обнародованию.

Вместе с тем, процедура принятия поправок к главам 3-8 Конституции Российской Федерации существенно отличается от процедуры принятия федерального конституционного закона. Во-первых, круг субъектов, наделенных правом внесения предложений о поправках к Конституции Российской Федерации, установленный ст. 134 Конституции Российской Федерации, не совпадает с кругом субъектов права законодательной инициативы, установленным ст. 104 Конституции Российской Федерации.

Во-вторых, согласно ст. 136 Конституции Российской Федерации для вступления поправок в силу требуется их одобрение органами законодательной власти не менее чем двух третей субъектов Российской Федерации.

На основании изложенного Конституционный Суд Российской Федерации постановил, что из установленной Конституцией Российской Федерации процедуры принятия поправок к главам 3-8 Конституции Российской Федерации вытекает, что поправки в смысле ст. 136 Конституции Российской Федерации принимаются в форме особого правового акта закона Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации.

Положение ст. 136 Конституции Российской Федерации о том, что поправки к главам 3-8 Конституции Российской Федерации принимаются в порядке, предусмотренном для принятия федерального конституционного закона, означает распространение на процедуру принятия поправок требований ст. 108 (ч. 2) Конституции Российской Федерации об одобрении данного акта большинством не менее трех четвертей голосов от общего числа членов Совета Федерации и не менее двух третей голосов от общего числа депутатов Государственной Думы. При этом вводится особое условие для вступления поправок в силу, а именно: необходимость их одобрения органами законодательной власти не менее чем двух третей субъектов Российской Федерации; кроме того, должно быть соблюдено положение ст. 134 Конституции Российской Федерации, устанавливающей круг субъектов, обладающих правом внесения предложений о поправках к Конституции Российской Федерации.


Законодатель вправе урегулировать порядок направления принятых поправок для их рассмотрения органами законодательной власти субъектов Российской Федерации, порядок проверки соблюдения необходимых процедур одобрения поправок, а также вопрос о том, каким способом одобренная поправка учитывается в конституционном тексте.

Вступивший в силу после одобрения необходимым числом законодательных органов субъектов Российской Федерации закон Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации подлежит подписанию Президентом Российской Федерации и обнародованию.

С учетом постановления Конституционного Суда Государственная Дума приняла Федеральный закон «О порядке принятия поправок к Конституции Российской Федерации»1), подробно регламентирующий все стадии конституционного законодательного процесса.

Таким образом, на основе практики Конституционного Суда Российской Федерации был окончательно сформирован правовой институт отрасли конституционного права, регламентирующий порядок внесения изменений в Конституцию Российской Федерации.

cyberpedia.su

Постановление кс рф от 31.10.1995 n 12-п «по делу о толковании статьи 136 конституции рф»

1.
Конституция РФ определяет в статье
136, что поправки
к главам 3 — 8 Конституции РФ принимаются
в
порядке, предусмотренном для принятия
федерального конституционного закона
,
и вступают
в силу после их одобрения органами
законодательной власти не менее чем
двух третей субъектов РФ
.

Порядок
принятия федерального конституционного
закона установлен статьей
108 (часть
2) Конституции РФ, которая
закрепляет необходимость одобрения
такого закона большинством не менее
трех четвертей голосов от общего числа
членов Совета Федерации и не менее
двух третей голосов от общего числа
депутатов Государственной Думы;
принятый федеральный конституционный
закон в течение четырнадцати дней
подлежит подписанию Президентом РФ
и обнародованию.

2.
Вместе с
тем, процедура принятия поправок к
главам 3 — 8 Конституции РФ существенно
отличается от процедуры принятия
федерального конституционного закона.

Во-первых,
круг
субъектов
,
наделенных правом
внесения предложений о поправках

к Конституции РФ, установленный статьей
134 Конституции РФ, не
совпадает с кругом субъектов права
законодательной инициативы
,
установленным статьей 104 Конституции
РФ.

Во-вторых,
согласно статье 136 Конституции РФ для
вступления поправок в силу требуется
их одобрение органами законодательной
власти не менее чем двух третей
субъектов РФ.

3.
Согласно статье 76 (часть 1) Конституции
РФ по предметам ведения РФ принимаются
федеральные конституционные законы
и федеральные законы. Федеральный
закон не может быть формой принятия
конституционной поправки, так как

в силу прямого указания статей 136 и
108 Конституции РФ для
внесения поправок требуется процедура
более сложная по сравнению с установленной
для принятия федеральных законов.
Кроме того,
в отношении федерального закона
Президент
РФ наделен правом его отклонения
,
чего не предусматривает порядок
принятия федерального конституционного
закона, распространенный статьей 136
Конституции РФ на процедуру принятия
поправок.

В
то же время поправки к Конституции РФ
не могут приниматься и в форме
федерального конституционного закона
,
так как статья 108 (часть 1) Конституции
РФ прямо указывает,
что
федеральные
конституционные законы принимаются
по вопросам, предусмотренным Конституцией
РФ
..
Использование
формы федерального конституционного
закона сделало бы невозможным внесение
в главы 3 — 8 Конституции РФ поправок,
не относящихся по своему содержанию
к тому кругу вопросов, которые должны
быть регламентированы федеральными
конституционными законами.

Кроме того, в отличие от поправок
федеральный
конституционный закон по своей
юридической природе принимается во
исполнение Конституции РФ, не может
изменять ее положений, а также не может
стать ее составной частью.

4.
Глава 9, в том числе статья 136, Конституции
РФ предусматривает специальное
регулирование по вопросу о поправках,
дополняющее установленные статьей
76 (часть 1) Конституции РФ формы
реализации законодательных полномочий
в сфере ведения РФ.

Таким
образом, положения статьи 136 Конституции
РФ могут быть реализованы только в
форме специального правового акта о
конституционной поправке, имеющего
особый статус и отличающегося как от
федерального закона, так и от федерального
конституционного закона.

studfiles.net

Постановления Конституционного суда РФ о толковании по юридической силе равны Конституции России

Н.И. ЯРОШЕНКО,

кандидат юридических наук доцент кафедры конституционного и муниципального права юридического факультета РУДН

 

Одним из полномочий Конституционного Суда РФ является дача официального конституционного толкования, осуществление которого оказало положительное воздействие в развитии и преобразовании Конституции России, не изменяя текста самой Конституции РФ. В принятых решениях о толковании Конституции РФ Судом созданы новые нормы, устраняющие пробелы конституционного регулирования, имеющие равную с конституционными нормами юридическую силу

Ключевые слова:  Конституционный Суд РФ, официальное толкование, Конституция России, пробелы конституционного урегулирования.

 

Ordinance Konsitutsionnogo Court of Russia   the interpretation of legal force equal to Constitution of Russia

Yaroshenko N.

One of the powers of the Constitutional Court is the official summer residence of constitutional interpretation, implementation of which had a positive impact in the development and transformation of the Russian Constitution, without altering the text of the Constitution. In its decisions on the interpretation of Constitution Court created new rules that eliminate the gaps of the constitutional regulation that are equal to the constitutional validity of rules

 Keywords: Russian Constitutional Court, the official interpretation of the Constitution of Russia, the gaps of the constitutional settlement.

 

Известно, что родоначальник судебного конституционного контроля — США. Еще в 1803 г. Верховный суд США посчитал, что одно из правомочий, которым наделил его Акт о судоустройстве 1789 г., противоречит Конституции. Поскольку речь шла о самоограничении Суда, решение не вызывало реакции со стороны Конгресса, и, быть может, сами его авторы не предвидели, как далеко  пойдут его последствия. Но в настоящее время уже хорошо известно, каким важным фактором, обеспечившим долголетие Конституции США, было толкование ее положений Верховным судом США[1].  Анализ конституций государств Европейского Союза и государств-участников СНГ свидетельствует  о том, что толкование конституции играет огромную роль в развитии самой конституции и этим полномочием наделены практически все конституционные суды зарубежных стран. Например, статья 130 Конституции Азербайджанской республики, статья 82 Конституции Кыргызской Республики, статья 109 Конституции Республики Узбекистан, статье 93 Основного закона Федеративной Республики Германии и другие предусматривают толкование норм Конституции и законов[2].

Действующей Конституцией России предоставлено право Конституционному Суду РФ давать официальное толкование Конституции РФ, согласно статье 36 Закона о Конституционном Суде РФ с целью преодоления неопределенности в понимании положений Конституции РФ. С 1991 г. благодаря толкованию Конституционным Судом РФ раскрыта многозначность содержания конституционного текста, не дожидаясь внесения в него уточнений и дополнений. Стоит согласиться с нормой о толковании и мнением ученых[3], положительно оценивающих данное право Конституционного Суда РФ. В.А. Кряжков и Л.В. Лазарев по-ясняют, что необходимость толкования обусловлена неопределенностью в понимании конституционных норм по причине их общего характера, пробельности или противоречивости, что может привести к неправильному применению данных норм в процессе правотворчества, судебного или иного правоприменения[4].

И.А. Кравец добавляет, что толкование Конституции и осуществление контроля за конституционностью различных правовых актов являются важными факторами конституционализации обновляемого правового порядка, проводниками прямого действия федеральной Конституции в сложных условиях развития федеративного государства[5]. Следовательно, конституционная судебно-процессуальная деятельность заключается преимущественно в толковании права — как Конституции, так и нормы, являющейся объектом контроля[6]. Стоит подчеркнуть, что данное полномочие положительно влияет на развитие  и преобразование Конституции РФ и на развитие иного законодательства, поскольку происходит уточнение, конкретизация, устранение неясностей и пробелов, уяснение смысла конституционных норм либо изменение конституционных положений без внесения изменений либо поправок в текст Конституции РФ. Но главное все же, что толкование обеспечивает стабильность Конституции России. Принимая решения о толковании Конституции, Конституционный Суд России создаёт новые нормы, устраняющие пробелы конституционного регулирования, имеющие равную с конституционными нормами юридическую силу и тем самым обеспечивая стабильность, конкретность и обязательность конституционного регулирования.

В историческом плане при осуществлении Конституционным Судом РФ официального толкования Конституции России можно выделить этапы толкования. Справедливо отмечает Д.А. Басангов[7], что первый этап, сравнительно короткий после принятия Конституции РФ, разъяснения связаны в основном с недочетами правотворчества (наличием пробелов, противоречивостью отдельных норм и др.). На втором этапе возникает проблема, связанная с отставанием конституционного текста от развития общественной жизни, от новых реалий. Поэтому наличие у Конституционного Суда РФ такого полномочия как официальное толкование позволяет Суду выявлять смысл конституционных установлений, реализовывать положения Основного Закона, не отступая при этом от принципов, заложенных в Конституции РФ. Благодаря официальному толкованию Конституционным Судом РФ произошло развитие Конституции России с 1993 года и по сей день, поскольку уточнены, изменены, конкретизированы ее положения. Решения Конституционного Суда РФ о толковании по юридической силе приравниваются к нормам самой Конституции России. За 18 лет действия Конституции РФ в нашей стране путем толкования конституционных положений Конституционным Судом РФ обеспечена стабильность Основного Закона.

Необходимость и значимость такого полномочия Конституционного Суда РФ как официальное толкование Конституции России очевидны для формирования российского конституционализма. Но существуют разные основания для классификации видов толкования, которые в большей степени представляют интерес в теоретическом плане. Наиболее распространенным является деление официального толкования на казуальное и абстрактное нормативное[8]. И, как отметили В.А. Кряжков и Л.В. Лазарев, независимо от вида толкования Конституционный Суд РФ должен руководствоваться двумя стержневыми ориентирами: обеспечение прав и свобод человека и гражданина, которые согласно статье 18 Конституции РФ определяют смысл, содержание и применение законов и  согласно ч. 2 статьи 16 Конституции РФ никакие положения не могут противоречить основам конституционного строя России[9]. Официальное казуальное толкование  имеет значение только для данного дела, но значимость этого решения выходит за рамки дела и применяется всеми субъектами конституционно-правовых отношений; второй вид осуществляется по запросам определенных лиц, имеющих законом установленное право на это.

В литературе имеется мнение о том, что акты толкования «являются высшими по своей юридической силе правовыми нормами, распространяющимися на неопределенный круг случаев и субъектов конституционно-правовых отношений»[10]. Или мнение о том, что «акты официального нормативного толкования равны по своей юридической силе Конституции, так как ее толкование является, по сути, составной частью интерпретируемой конституционной нормы и в принципе разделяет судьбу этой нормы»[11]. При этом Суд не просто разъясняет и конкретизирует конституционные нормы, но может изменить смысл нормы, истолковав определенным образом, но не отменить (не лишить юридической силы), либо указать на пробелы в законодательстве и создать новую норму права, имеющие равную с конституционными нормами юридическую силу. Так, в 1996 году Суд разъяснил о праве Президента РФ возвращать в соответствующую палату Федерального Собрания федеральный закон в случае нарушения конституционных требований к порядку принятия федеральных законов и предусмотренных при этом условий и процедур, что не является отклонением закона в смысле ч. 1 ст. 107 Конституции РФ[12]. В 1998 году Конституционный Суд РФ растолковал положения ч.4 ст.111 Конституции РФ о том, что Президент РФ вправе представлять Государственной Думе на должность Председателя Правительства РФ одного и того же кандидата дважды или трижды либо представлять каждый раз нового кандидата[13].

В целом справедливо отмечает Т.Я. Хабриева, что в отношении актов толкования Конституции имеется ряд особенностей. Независимо от того, вовлечены или нет в процесс интерпретации какие-либо официальные акты в ходе судопроизводства, эти акты могут использоваться судьями в качестве аргументации соответствующей правовой позиции[14]. Это означает, что судьи могут толковать все нормы права, в том числе и международного права, и те нормы, которые не названы в запросе о толковании ввиду того, что толкование должно осуществляться в определенной системе и учитывать все правовое регулирование по обозначенному вопросу.

В окончательном варианте акт о толковании должен быть надлежащим образом оформлен, с учетом всех атрибутов и содержательных моментов, обозначенных в статье 75 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации». Так, в решении, излагаемом в виде отдельного документа,  содержатся следующие сведения:

1) наименование решения, дата и место его принятия; 2) персональный состав Конституционного Суда РФ, принявший решение; 3) необходимые данные о сторонах; 4) формулировка рассматриваемого вопроса, поводы и основания к его рассмотрению; 5) нормы Конституции РФ и  Закона о Суде, согласно которым Суд вправе рассматривать данный вопрос и которыми руководствовался при принятии решения; 6) требования, содержащиеся в обращении; 7) фактические и иные обстоятельства, установленные Судом; 8) доводы в пользу принятого Судом решения, а при необходимости также доводы, опровергающие утверждения сторон; 9) формулировка решения; 10) указание на окончательность и обязательность решения; 11) порядок вступления решения в силу, а также порядок, сроки и особенности его исполнения и опубликования. Постановление о толковании Конституции РФ  подписывается всеми судьями, участвовавшими в голосовании.

Само по себе осуществление толкования сложно, иногда толкование бывает противоречивым. С.А. Авакьян отмечает: казалось бы, толкование должно быть разъяснением содержания и смысла нормы Конституции, вытекающего из нее порядка применения соответствующих предписаний. Иначе говоря, толкование дается в рамках того, что записано в Конституции. Но в том-то и дело, что или вообще неясно то, что записано, или из положения Конституции можно вывести несколько способов его реализации. И тогда толкование становится уже не столько разъяснением, сколько созданием новых норм права…. Таким образом, получается, что наряду с первым законодателем, принявшим Конституцию (народом), появляется второй законодатель — тот, кто толкует Конституцию. Поскольку эта обязанность возложена в самой Конституции на Конституционный Суд РФ, в положении второго законодателя выступает этот орган[15]. При этом Конституционный Суд РФ не раз отказывал в толковании Конституции России со ссылкой на то, что не может подменять законодателя и вместо него создавать новые нормы права[16]. Хотя есть ряд постановлений, которые расцениваются положительно как создающие нормы права и в данном случае Конституционный Суд РФ, выполняя возложенные на него полномочия по официальному толкованию Конституции РФ, выполняет роль не только негативного законодателя при осуществлении конституционного контроля, но и позитивного законодателя тоже. Пример можно привести следующий. Так, при толковании ч. 2 ст. 137 Конституции России Суд указал в резолютивной части, что соответствующее понимание содержания и смысла Конституции не исключает возможности дополнительного урегулирования порядка применения ее ч. 2 ст. 137 федеральным законом[17]. В результате толковании норм Конституции РФ произошло развитие Основного Закона, поскольку был определен порядок внесение изменения в название субъекта Федерации в Конституцию РФ указом Президента РФ на основании решения субъекта Федерации и в тоже время Конституционный Суд РФ указала на возможность принятия отдельного закона по обозначенному вопросу. До настоящего времени закон еще не принят, пробел в законодательстве восполняется Постановление Конституционного Суда РФ о толковании ч. 2 ст. 137 Конституции РФ. По состоянию на 1 января 2011 года Указом Президента РФ 10 раз вносились изменения в статью 65 Конституции РФ (в 1996 г. — 3 раза, 2001 г. — 1 раз, 2003 г. — 1 раз, 2005 г. — 1раз, 2007 г. и 2008 г. — по 2 раза).

Однако стоит констатировать тот факт, что акты о нормативном толковании и акты о казуальном толковании разные по юридической силе. Как отмечает Т.Я. Хабриева, акты нормативного толкования имеют более высокую силу, нежели акты казуального толкования[18]. Это объясняется в первую очередь сферой действия акта о толковании только для конкретного дела либо при абстрактном решении Суда на все ситуации по обозначенному вопросу. Результат толкования по конкретному делу или в связи с официальным запросом субъектов конституционно-правовых отношений в любом случае обязателен для исполнения и применения в аналогичных ситуациях.

Различны по юридической силе и акты Конституционного Суда РФ, содержащие результат толкования и результат нормотворчества. Стоит отметить тот факт, что акты о толковании не лишают нормы юридической силы как при осуществлении нормоконтроля. Акты о толковании способствуют развитию Конституции России, но в тоже время являются основанием для самостоятельного пересмотра законов и иных норм права субъектами правотворчества в свете интерпретации тех или иных норм Конституции РФ Конституционным Судом России.

Логичным также возникает вопрос: как соотносятся акты о толковании Конституционного Суда РФ конституций (уставов) субъектов Федерации и конституционных (уставных) судов субъектов Федерации о толковании аналогичных норм? Учитывая, что автор придерживается позиции, что конституционные (уставные) суды субъектов Федерации осуществляют формально-юридическую защиту конституций (уставов) в виду не разрешения окончательно спора по существу и возможности отмены путем обращения в Конституционный Суд РФ изменив предмет, то и постановления о толковании конституционных (уставных) судов не должны противоречить постановлениям о толковании Конституционного Суда РФ и более того, конституционные (уставные) суды субъектов Федерации обязаны применять и ссылаться на постановления о толковании Конституционного Суда РФ. Единственным исключением, которое отмечено в литературе[19], являются постановления о толковании норм, регламентирующих вопросы, отнесенные к ведению субъекта Федерации. И в данном случае конституционный (уставный) суд субъекта Федерации при толковании таких норм не связан с позицией Конституционного Суда РФ.

Формулируя свои выводы в постановлениях о толковании, Конституционный Суд РФ должен исходить из смысла толкуемых статей, нормативно-правовой логики сопоставления конституционных положений, сложившейся практики функционирования и взаимодействия государственных органов, их конституционного правового статуса и других обстоятельств[20]. Хотя в литературе высказана точка зрения о том, что объективный смысл Конституции, обусловленный развитием общественных отношений, может не совпадать с субъективными представлениями создателей конституционного проекта[21].

Это означает, что в результате толкования конституционных положений происходит развитие Конституции РФ, обеспечивается ее стабильность и такое юридическое свойство как «жесткость». Даже учитывая, что в период реализации норм Конституции РФ возникают недопонимания содержания конституционных норм и желание изменить основной закон страны, то именно толкование, осуществляемое Конституционным Судом РФ,  способствует установлению объективной истины и обеспечивает неизменность Конституции РФ. При этом как отметил Б.С. Эбзеев, «объективный смысл Конституции не должен рассматриваться как нечто неизменное и неподвижное. В течение периода своего действия (а Конституция, как правило, рассчитана на долговременное действие) она может меняться под влиянием объективных обстоятельств. Речь идет не о новации текста Конституции, но о «молчаливом превращении» Конституции, т.е. ее изменении без изменения конституционного текста»[22]. Добавляя, В.А. Кряжков и Л.В. Лазарев пишут, что нормативное толкование не должно создавать новых самостоятельных конституционным норм[23]. Это означает, что конкретизировать, изменить норму Конституции РФ можно путем официального толкования, но создать новую, дополнительную норму права в текст Конституции России нельзя.

Актуальным является вопрос о толковании иных актов, ниже уровня Конституции России. На сегодняшний день в российском законодательстве нет такого полномочия у судов судебной системы России. Поэтому Н.С. Бондарь отличает толкование Конституции РФ от конституционного истолкования законодательных положений. Под которой понимает специфическую форму квазиправотворческой деятельности Конституционного Суда РФ, и не только как «негативного законодателя»[24]. Но фактически можно констатировать, что Конституционный Суд РФ толкует положения иных актов, ниже уровня Конституции РФ, что также весьма значимо для развития российского конституционализма. В связи с указанным представляется обоснованной точка зрения Ю.Л. Шульженко[25], высказавшим предположение о наделении этим полномочием (по толкованию иных актов, ниже уровня Конституции РФ) Конституционный Суд РФ. Анализ законодательства ряда стран СНГ показал, что действительно данное полномочие есть у Конституционных Судов Азербайджанской Республики и Республики Узбекистан[26]. Представляется возможным, что толкование, а не разъяснение принявшего органа, законов и иных актов в целях элемента конституционализации в России съиграет также положительную роль, как и толкование норм Конституции РФ, поскольку произойдет конституционализация всего законодательства нашей страны и принцип верховенства права будет соблюден. Толкование  законов и иных актов обеспечит стабильность Конституции РФ. Конституционно-правовые нормы трансформируются в законодательство России путем толкования Конституционным Судом РФ законов и иных актов, поскольку Суд интерпретирует, а не разъясняет нормы права, в компетентности которого никто не сомневается и решения которого окончательны, что весьма важно.

В литературе поднят вопрос: возможно ли толкование конституционных норм в определениях Конституционного Суда РФ?[27] Думается, что ответ исключительно отрицательный. В силу ст. 71 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» одним из решений Суда является определение, выносимое по всем иным вопросам, кроме тех, что отнесены к постановлению и заключению. По своей сути и по результатам осуществления толкования Конституционным Судом РФ в определениях не могут содержаться положения о толковании конституционным норм. Поскольку должно сначала пройти слушание дела по существу и в итоге Конституционный Суд РФ изложит свои доводы в постановлении о толковании Конституции РФ.

В целом если подвести итоги практики толкования Конституционным Судом РФ на сегодняшний день, то можно констатировать тот факт, что в большинстве случаев это было казуальное толкование. Нормативное абстрактное толкование Конституции РФ касалось главы 5 «Федеральное Собрание» (статьи 103, 105, 106, 107), главы 3 «Федеративное устройство» (статья 66), главы 9 «Конституционные по-правки и пересмотр Конституции» (статьи 136, 137).  Были разъяснены понятия, касающиеся правового положения участников конституционно-правовых отношений. В деле о толковании ст. 103 (ч. 3), 105 (ч. 2 и 5), 107 (ч. 3), 108 (ч. 2), 117 (ч. 3) и 135 (ч. 2) Конституции РФ дано понятие «общее число депутатов Государственной Думы», «общее число членов Совета Федерации и депутатов Государственной Думы»; в деле о толковании отдельных положений статьи 107 Конституции РФ — понятие «принятый федеральный закон»; в деле о толковании статьи 136 Конституции РФ — понятие «федеральный конституционный закон». С запросами о толковании обращались Совет Федерации, Государственная Дума, Президент России, Верховный Суд РФ, субъекты Российской  Федерации. Таким образом, дел о толковании Конституции России немного, но те, что есть съиграли положительную роль в развитии Конституции России, обеспечив ее стабильность.

Стоит добавить, что именно благодаря правовым позициям Конституционный Суд РФ, изложенным в том числе и по результатам толкования Конституции РФ, в нашей стране в последнее десятилетие в сфере контрольной деятельности судов судебной системы России внесена ясность в сферу судебного нормоконтроля. Разъяснены спорные моменты и  выявлены пробелы в федеральном законодательстве, и именно Судом указано на отсутствия Федерального конституционного закона «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации»[28], который до сих пор не принят. Также в ряде случаев Конституционный Суд России, выходя за рамки своей компетенции, выступает «надзаконодательным» органом власти, подменяя своими суждениями действующий закон. Пример с применением смертной казни в России самый яркий, когда в 1999 и 2009 годах Конституционным Судом РФ порождён прецедент по вопросу отмены смертной казни[29].

Итак, толкование, осуществляемое Конституционным Судом РФ, является важным фактором в конституционализации России, в установлении единого правового пространства, в распространении прямого действия конституционным норм в условиях развития федерализма в стране. Закрепление одним из полномочий Конституционного Суда РФ толкование положений Конституции РФ уже съиграло положительную роль в развитии и преобразовании Конституции России, поскольку уточнило, детализировало, расширило понимание или изменило ряд положений Конституции РФ, не внося изменений в текст самой Конституции России.

Принимая решения о толковании Конституции РФ, Конституционный Суд России создаёт новые нормы, устраняющие пробелы конституционного регулирования, имеющие равную с конституционными нормами юридическую силу и тем самым, обеспечивая стабильность, конкретность и обязательность конституционного регулирования. Наделение Конституционного Суда РФ полномочием по официальному толкованию, а не разъяснению законов и иных актов также съиграет положительную роль в формировании российского конституционализма, поскольку Суд интерпретирует, а не разъясняет нормы права. Следовательно, принцип верховенства права в России будет соблюден.

 

Библиография

 

1 Конституционное право зарубежных стран: Учебник для вузов / Под общ.  ред. чл.-корр. РАН, проф. М.В. Баглая, д.ю.н., проф. Ю.И. Лейбо и д.ю.н., проф. Л.М. Энтина. — 2-е изд., перераб. —  М.: Норма, 2005. —  С. 409, 414.

2  Конституции государств — участников СНГ. — М.: НОРМА (НОРМА-ИНФРА-М), 2001. — С. 51, 361, 621; Конституции государств Европейского Союза. / Под общ. ред. и со вступ. ст. директора Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ Л.А. Окунькова. — М.: Издательская групп ИНФРА-М — НОРМА, 1997. — С. 213.

3 Хабриева Т.Я. Толкование Конституции Российской Федерации: теория и практика. — М.; Юрист, 1998. — С. 30-31.

4 Кряжков В.А., Лазарев Л.В. Конституционная юстиция в Российской Федерации: Учеб. пособие. — М.: БЕК, 1998. — С. 311.

5 Кравец И.А.  Формирование российского конституционализма (проблемы теории и практики). — Москва-Новосибирск, 2002. — С.316.

6 Лазарев Л.В. Правовые позиции Конституционного Суда России. — М., 2003. — С. 56.

7 Басангов Д.А. Доктринальное конституционное толкование в деятельности Конституционного Суда РФ: Автореф. дисс. … кандид. юрид. наук. — М., 2004. — С. 1.

8 Витрук Н.В. Конституционное правосудие. Судебно-конституционное право и процесс: Учеб. пособие. —  М., 2005. — С.257-258.

9 Кряжков В.А., Лазарев Л.В. Конституционная юстиция в Российской Федерации: Учеб. пособие. — М.: БЕК, 1998. — С. 315.

10 Эбзеев Б.С. Толкование Конституции Конституционным Судом Российской Федерации: теоретические и практические проблемы // Государство и право. — 1998. — №5. — С.7.

11 Кряжков В.А., Лазарев Л.В. Указ. раб. С. 311.

12 Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 22 апреля 1996 г. № 10-П «По делу о толковании отдельных положений статьи 107 Конституции Российской Федерации» // СЗ РФ. — 1996. — № 18. — Ст. 2253.

13 Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 11 декабря 1998 г. № 28-П «По делу о толковании положений части 4 статьи 111 Конституции Российской Федерации» // СЗ РФ. — 1998. — № 52. — Ст. 6447.

14 Хабриева Т.Я. Толкование Конституции Российской Федерации: теория и практика. — М.: Юрист, 1998. — С. 57.

15 Авакьян С.А. Конституция России: природа, эволюция, современность. — М., 2000. — С. 206.

16 Кряжков В.А. Толкование Конституции Российской Федерации Конституционным Судом Российской Федерации: практика и проблемы // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. — 1997. — № 3. — С. 4-5.

17 Постановление Конституционного Суда РФ от 28 ноября 1995 г. №15-П «По делу о толковании части 2 статьи 137 Конституции Российской Федерации» // СЗ  РФ. — 1995. — № 49. — Ст. 4868.

18 Хабриева Т.Я. Толкование Конституции Российской Федерации: теория и практика. — М.: Юрист, 1998. — С. 59.

19 Хусаинова А.М. Проблемы соотношения официального нормативного и официального казуального толкования конституций республик РФ в решениях Конституционного Суда РФ // Конституционное и муниципальное право. — 2010. — № 2. —  С. 65-68.

20 Кряжков В.А. Толкование Конституции Российской Федерации Конституционным Судом Российской Федерации: практика и проблемы // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. — 1997. — № 3. — С. 7-8; Эбзеев Б.С. Толкование Конституции Конституционным Судом Российской Федерации: теоретические и практические проблемы // Государство и право. — 1998. — № 5. — С. 7-8.

21 Брежнев О.В. Федеральный судебный конституционный контроль в России. — М.: Изд-во Московск. ун-та, 2006. — С. 218.

22 Эбзеев Б.С. Толкование Конституции Конституционным Судом Российской Федерации: теоретические и практические проблемы // Государство и право. — 1998. — № 5. — С. 5-9.

23 Кряжков В.А., Лазарев Л.В. Указ. раб.  С. 312.

24 Бондарь Н.С. Судебный конституционализм в России в свете конституционного правосудия. — М.: Норма; ИНФРМА-М, 2011. — С.228.

25 Шульженко Ю.Л. Конституционный контроль в России. — М., 1995. — С. 156.

26 Конституции государств — участников СНГ. — М.: НОРМА (НОРМА-ИНФРА-М), 2001. — С. 52, 622.

27  Хабриева Т.Я. Указ. ра. С. 152.

28 Постановление Конституционного Суда Российской Федерации  от 16 июня 1998 г. № 19-П «По делу о толковании  отдельных положений статей 125, 126 и 127 Конституции Российской Федерации» // СЗ РФ. — 1998. — № 25. — Ст. 3004.

29 Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 2 февраля 1999 г. № 3-П «По делу о проверке конституционности положений статьи 41 и части третьей статьи 42 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, пунктов 1 и 2 Постановления Верховного Совета Российской Федерации от 16 июля 1993 года «О порядке введения в действие Закона Российской Федерации «О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР «О судоустройстве РСФСР», Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, Уголовный кодекс РСФСР и Кодекс РСФСР об административных правонарушениях в связи с запросом Московского городского суда и жалобами ряда граждан» // СЗ РФ. — 1999. — № 6. — Ст. 867; Определение Конституционного Суда РФ от 19 ноября 2009 г. № 1344-О-Р «О разъяснении пункта 5 резолютивной части Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 2 февраля 1999 года № 3-П по делу о проверке конституционности положений статьи 41 и части третьей статьи 42 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, пунктов 1 и 2 Постановления Верховного Совета Российской Федерации от 16 июля 1993 года «О порядке введения в действие Закона Российской Федерации «О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР «О судоустройстве РСФСР», Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, Уголовный кодекс РСФСР и Кодекс РСФСР об административных правонарушениях» // СЗ РФ. — 2009. — № 48. — Ст. 5867.

www.sovremennoepravo.ru

Постановление Конституционного Суда РФ «По делу о толковании положений ч. 4 ст. 111 Конституции РФ».




Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя М.В. Баглая, судей Н.В. Витрука, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, В.Д. Зорькина, А.Л. Кононова, В.О. Лучина, Т.Г. Морщаковой, В.И. Олейника, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, О.С. Хохряковой, Б.С. Эбзеева, В.Г. Ярославцева,

с участием представителей Государственной Думы, направившей запрос в Конституционный Суд Российской Федерации, — депутата Н.И. Шаклеина, докторов юридических наук В.В. Лазарева и В.М. Сырых,

руководствуясь статьей 125 (часть 5) Конституции Российской Федерации, пунктом 4 части первой, частями второй и третьей статьи 3, пунктом 2 части второй статьи 21, статьями 36, 74 и 105 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации»,

рассмотрел в открытом заседании дело о толковании положений части 4 статьи 111 Конституции Российской Федерации.

Поводом к рассмотрению дела явился запрос Государственной Думы о толковании положений части 4 статьи 111 Конституции Российской Федерации.

Заслушав сообщение судей — докладчиков В.И. Олейника и Б.С. Эбзеева, объяснения представителей заявителя, заключения экспертов — доктора юридических наук А.С. Пиголкина и кандидата филологических наук Ю.А. Сафоновой, выступление приглашенного на заседание полномочного представителя Президента Российской Федерации в Конституционном Суде Российской Федерации М.А. Митюкова, Конституционный Суд Российской Федерации установил:

1. Согласно части 4 статьи 111 Конституции Российской Федерации после трехкратного отклонения представленных кандидатур Председателя Правительства Российской Федерации Государственной Думой Президент Российской Федерации назначает Председателя Правительства Российской Федерации, распускает Государственную Думу и назначает новые выборы.

Государственная Дума просит дать толкование этой конституционной нормы, а именно разъяснить, вправе ли Президент Российской Федерации вновь представить отклоненную Государственной Думой кандидатуру Председателя Правительства Российской Федерации и каковы правовые последствия трехкратного отклонения Государственной Думой одной и той же кандидатуры на указанную должность.



Государственная Дума считает, что, по смыслу положений статьи 111 и связанных с ней статей 83 (пункт «а»), 84 (пункт «б») и 103 (пункт «а» части 1) Конституции Российской Федерации, Президент Российской Федерации не вправе повторно представлять одну и ту же кандидатуру Председателя Правительства Российской Федерации, а Государственная Дума может быть распущена Президентом Российской Федерации только после отклонения ею трех разных представленных им кандидатур Председателя Правительства Российской Федерации, т.е. под «представленными кандидатурами», по мнению заявителя, в части 4 статьи 111 Конституции Российской Федерации подразумеваются разные лица.

2. По буквальному смыслу части 4 статьи 111 Конституции Российской Федерации, оцениваемой во взаимосвязи с другими положениями этой статьи, словосочетание «трехкратное отклонение представленных кандидатур Председателя Правительства Российской Федерации» может означать и трехкратное отклонение кандидатуры на должность, и трехкратное отклонение представленных лиц, предлагаемых на должность. Отсюда следует, что текст статьи 111 Конституции Российской Федерации сам по себе не исключает ни одного из двух названных вариантов.

Конституционно — правовой смысл положений части 4 статьи 111 Конституции Российской Федерации может и должен быть выявлен с учетом преследуемых конституционным законодателем и заложенных в этих положениях целей.

Правовая логика статьи 111 Конституции Российской Федерации, рассматриваемой во взаимосвязи с ее статьями 83 (пункт «а»), 84 (пункт «б») и 103 (пункт «а» части 1), заключается в том, чтобы в условиях разделения государственной власти в Российской Федерации на законодательную, исполнительную и судебную (статья 10 Конституции Российской Федерации) не допускать их противоборства, которое не согласуется с тем, что единственным источником, из которого они проистекают, и носителем воплощаемого ими суверенитета является многонациональный народ Российской Федерации (преамбула, статья 3, части 1 и 2). Указанными принципиальными положениями, лежащими в основе организации власти в демократическом правовом государстве, обусловлена также и необходимость получения согласия Государственной Думы на назначение предложенной Президентом Российской Федерации кандидатуры Председателя Правительства Российской Федерации. При этом, определяя условия и порядок назначения Председателя Правительства Российской Федерации, Конституция Российской Федерации предусматривает способы преодоления возможных разногласий ветвей власти, с тем чтобы не допустить затягивания формирования и вследствие этого — блокирования деятельности Правительства Российской Федерации как одного из институциональных элементов конституционного строя Российской Федерации (статья 11, часть 1).




3. Устанавливая функции и полномочия федеральных органов государственной власти, Конституция Российской Федерации исходит из характера их конституционных взаимоотношений. Президент Российской Федерации, согласно Конституции Российской Федерации, является главой государства (статья 80, часть 1). В силу своего места в системе разделения властей Президент Российской Федерации в качестве главы государства определяет в соответствии с Конституцией Российской Федерации и федеральными законами основные направления внутренней и внешней политики государства (статья 80, часть 3), реализация которой возложена на Правительство Российской Федерации (статья 114, часть 1). Именно этим обусловлены полномочия Президента Российской Федерации по формированию Правительства Российской Федерации, определению направлений его деятельности и контролю за ней (статьи 83, пункты «а», «б», «в», «д»; 111; 112; 115, часть 3; 117 Конституции Российской Федерации), а также конституционная ответственность Президента Российской Федерации за деятельность Правительства Российской Федерации. Отсюда вытекает и роль Президента Российской Федерации в определении персонального состава Правительства Российской Федерации, в том числе в выборе кандидатуры и назначении на должность Председателя Правительства Российской Федерации.

Из части 4 статьи 111 Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с другими конституционными положениями, касающимися статуса главы государства, следует, что выбор представляемой Государственной Думе кандидатуры Председателя Правительства Российской Федерации является прерогативой Президента Российской Федерации. Конституция Российской Федерации, не ограничивая данное право, позволяет Президенту Российской Федерации самому определять конкретный вариант его реализации, а именно вносить предложение об одном и том же кандидате дважды или трижды либо представлять каждый раз нового кандидата. В свою очередь Государственная Дума участвует в назначении Председателя Правительства Российской Федерации, давая согласие или отказывая в согласии на назначение предложенной кандидатуры. При этом из Конституции Российской Федерации не вытекает возможность юридических ограничений названных правомочий участников данного процесса.

4. Провозглашенная в преамбуле Конституции Российской Федерации цель утверждения гражданского мира и согласия обусловливает и необходимость согласованного функционирования и взаимодействия органов государственной власти, которое в соответствии с Конституцией Российской Федерации обеспечивается Президентом Российской Федерации (статья 80, часть 2). Иное не отвечает конституционному предназначению государственной власти и ставит под угрозу стабильность конституционного строя Российской Федерации как демократического правового государства.

Из статьи 111 Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 10, 11 (часть 1), 80 (части 2 и 3), 83 (пункт «а»), 84 (пункт «б»), 103 (пункт «а» части 1), 110 (часть 1) и 115 (часть 1), определяющими место Правительства Российской Федерации в системе государственной власти и условия и порядок назначения его Председателя, также следует необходимость согласованных действий Президента Российской Федерации и Государственной Думы в ходе реализации своих полномочий в процедуре назначения Председателя Правительства Российской Федерации. Поэтому указанная процедура предполагает поиск согласия между ними с целью устранения возникающих противоречий по поводу кандидатуры на данную должность, что возможно на основе предусмотренных Конституцией Российской Федерации или не противоречащих ей форм взаимодействия, складывающихся в процессе реализации полномочий главы государства и в парламентской практике.

Практика применения статьи 111 Конституции Российской Федерации обнаруживает различные подходы к реализации закрепленных в ней правомочий, включая одобрение предложенной кандидатуры Председателя Правительства Российской Федерации при первом же представлении, представление одного и того же кандидата трижды, а также применение согласительных процедур после двухкратного отклонения кандидата. Однако в дальнейшем не исключается возможность формирования конституционного обычая, основанного и на каком-либо одном варианте взаимодействия главы государства и Государственной Думы из допускаемых частью 4 статьи 111 Конституции Российской Федерации и адекватных целям стабильного функционирования конституционного строя с учетом исторического контекста.

5. По смыслу части 4 статьи 111 Конституции Российской Федерации, обязательным последствием трехкратного отклонения Государственной Думой представленных Президентом Российской Федерации кандидатур Председателя Правительства Российской Федерации — вне зависимости от того, какой из возможных вариантов представления кандидатов при этом использовался, — является назначение Президентом Российской Федерации Председателя Правительства Российской Федерации, роспуск Государственной Думы и назначение новых выборов. Такой конституционно — правовой способ разрешения возникшего между Президентом Российской Федерации и Государственной Думой разногласия с использованием механизма свободных выборов соответствует основам конституционного строя Российской Федерации как демократического правового государства.

Исходя из изложенного и руководствуясь частями первой и второй статьи 71, статьями 72, 74, 75 и 106 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации постановил:

1. Положение части 4 статьи 111 Конституции Российской Федерации о трехкратном отклонении представленных кандидатур Председателя Правительства Российской Федерации Государственной Думой во взаимосвязи с другими положениями данной статьи означает, что Президент Российской Федерации при внесении в Государственную Думу предложений о кандидатурах на должность Председателя Правительства Российской Федерации вправе представлять одного и того же кандидата дважды или трижды либо представлять каждый раз нового кандидата. Право Президента Российской Федерации предлагать ту или иную кандидатуру и настаивать на ее одобрении, с одной стороны, и право Государственной Думы рассматривать представленную кандидатуру и решать вопрос о согласии на назначение — с другой, должны реализовываться с учетом конституционных требований о согласованном функционировании и взаимодействии участников этого процесса, в том числе на основе предусмотренных Конституцией Российской Федерации или не противоречащих ей форм взаимодействия, складывающихся в процессе реализации полномочий главы государства и в парламентской практике.

После трехкратного отклонения представленных Президентом Российской Федерации кандидатур Председателя Правительства Российской Федерации — независимо от того, представлялся ли каждый раз новый кандидат либо один и тот же кандидат дважды или трижды, — Государственная Дума подлежит роспуску.

2. Согласно статье 106 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» данное Конституционным Судом Российской Федерации в настоящем Постановлении толкование является официальным и общеобязательным.

3. Согласно частям первой и второй статьи 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» настоящее Постановление окончательно, не подлежит обжалованию, вступает в силу немедленно после его провозглашения и действует непосредственно.

4. Согласно статье 78 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» настоящее Постановление подлежит незамедлительному опубликованию в «Собрании законодательства Российской Федерации» и «Российской газете». Постановление должно быть опубликовано также в «Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации».

 

Конституционный Суд

Российской Федерации

 

ОСОБОЕ МНЕНИЕ











infopedia.su