Подсистемой общества выступает – Основные подсистемы общества.

11.2. Понятие общества как системы, его основные подсистемы и компоненты.

Понятие «общество» по своему содержанию многозначно. Так, в социальном реализме общество определяется (в широком смысле) как выделившееся из природы системное образование, представляющее собой исторически изменяющуюся форму жизнедеятельности людей, которая проявляется в функционировании и развитии социальных институтов, организаций, общностей, групп, отдельных индивидов. В узком смысле под обществом понимается исторически конкретный тип социальной системы (например, индустриальное общество) или отдельный социальный организм (например, белорусское общество). Общество – это динамично развивающаяся целостная система социальных взаимодействий, в которые включены индивиды и их различные общности (семейные, профессиональные, территориальные и т. п.). Основные социальные характеристики общества: 1) системность; 2) динамизм; 3) целостность.

В системном подходе Д. Истон предлагает понимание общества как системы, целостного организма, находящегося в сложном взаимодействии с окружающей средой (природой и другими обществами). Это взаимодействие осуществляется по двум каналам: «вход», т. е. канал влияния окружающей среды на общество, и «выход» – обратное воздействие системы на среду. Согласно Истону, различают два типа «входа»: требование и поддержка. Например, требование можно определить как обращенное к органам власти мнение по поводу распределения ценностей и ресурсов в обществе. Поддержка является выражением лояльности к существующему обществу и тем социальным процессам, которые в нем происходят, однако она может выражаться и в протесте.

Общество как система в процессе конверсии «перерабатывает» требования, и на «выходе» появляются управленческие решения и действия по поводу распределения ценностей и ресурсов. Отсюда, главная цель системы заключается в самосохранении путем приспособления к изменяющимся требованиям окружающей среды и активного воздействия на нее. Другими словами, при таком подходе изучение общества осуществляется через анализ соответствующих стимулов и реакций на них, но собственно общество, его структура и специфика остаются вне поля зрения.

Эти особенности общества дополняются функциональным подходом, при котором оно рассматривается как система, реагирующая на воздействия окружающей среды и, помимо этого, дается анализ структуры общества исходя из тех функций, которые выполняют те или иные подсистемы общества. Именно поэтому функциональный подход позволяет уделить внимание изучению взаимосвязей различных подсистем общества.

Функциональный подход по изучению общества был обоснован Т. Парсонсом, который считал, что подсистемами общества являются экономическая, политическая, социальная и система социализации или культуры, каждая из которых выполняет свою функцию. Так, экономическая подсистема осуществляет функцию адаптации, т. е. приспособления общества к природной среде, эффективного управления ресурсами и удовлетворение материальных потребностей индивида и общества. Политическая подсистема выполняет функцию целеполагания, т. е. принятия рациональных решений и мобилизации ресурсов на их осуществление. Функцию интеграции реализует социальная подсистема, а система социализации – функцию воспроизводства и поддержания образца, т. е. осуществления процесса включения человека в социальную систему, общество. Все эти подсистемы в своем взаимодействии создают непрестанно функционирующую целостную систему общества.

Экономическая подсистема включает в себя производство, распределение, перемещение товаров и услуг, а также предприятия, заводы, фирмы, банки, рынки, потоки денег и инвестиций, обороты капитала и т. п., т. е. то, что позволяет обществу распоряжаться и использовать ресурсы и создавать такое количество товаров и услуг, которые удовлетворят жизненно важные потребности людей. Основой экономической сферы общества является производство, конечная продукция которого составляет национальный доход.

Политическая подсистема включает в себя политическое устройство общества, режим власти, наличие и уровень развития политических прав и свобод граждан, тип социально-политического взаимодействия в обществе (например, между индивидами и их группами, между правящей партией и оппозиционной), а также аппарат президента, правительство, парламент, аппарат управления властью, местные органы власти, армия, полиция, налоговая и таможенная служба, которые все вместе составляют государство, а также политические партии. Так, основная задача государства сводится к обеспечению социального порядка в обществе, учреждение новых законов и контроль за их выполнением, защита внешних границ и суверенитета государства и т. д. Один из основных типов взаимодействия в политической подсистеме общества – это борьба, удержание и передача власти.

Подсистема социализации / культуры представляет собой духовную сферу общества, включающую в себя университеты, музеи, театры, научно-исследовательские институты, памятники культуры и национальные художественные сокровища и т. п. Эта подсистема общества выполняет три главные задачи: 1) открытие новых знаний, 2) передача этих знаний последующим поколениям, 3) трансляция ценностей и норм общества. В культурную подсистему необходимо включить мораль и религию, т. к. они выступают основой духовной жизни любого общества.

Социальная подсистема с одной стороны представляет собой общество в целом, включая в себя территорию, национальности, демографические особенности, особенности поведения и социального взаимодействия, темперамента и т. п., а с другой стороны это совокупность организаций и учреждений, отвечающих за благосостояние населения, например, сети магазинов, транспорт, коммунальное и бытовое обслуживание, здравоохранение, общественное питание, связь, учреждения досуга и т.п.

Все эти четыре подсистемы общества связаны между собой и влияют друг на друга. Так, например, если экономика страны не выполняет своих задач, не обеспечивает население достаточным количеством товаров и услуг, не расширяет количество рабочих мест, то уровень жизни социально незащищенных слоев (пенсионеров, малоимущих, инвалидов и т. д.) резко снижается, растет безработица, преступность, т. е. другими словами, развитие одной подсистемы, в частности экономической, влияет на благополучие в другой, социальной. Экономика может сильно воздействовать и на политику. Например, когда в начале 90-х годов экономические реформы в нашей стране привели к резкому расслоению населения, то постепенно более активными стали те политические партии, которые ориентировались на коммунистическую идеологию. Из опыта европейских стран известно, что как только экономика идет на подъем, преобладающая часть населения начинает отходить от коммунистических взглядов и разделять либерально-демократические, выступать за частную собственность и свободу предпринимательства. Таким образом, экономика выполняет функцию добывания средств существования и выступает фундаментом общества; политическая подсистема выполняет роль управленческой надстройки общества; социальная подсистема, описывающая социально-демографический и профессиональный состав населения, совокупность взаимоотношений между группами населения, пронизывает все общество в целом; такой же универсальный характер носит подсистема социализации или культуры, выступающая основой духовной жизни людей.

Необходимо отметить, что ни одна из четырех перечисленных подсистем общества не выступает в качестве единственного базиса общества, детерминирующего все другие сферы. Они обуславливают друг друга, оказывают взаимное влияние. Однако, т. к. эти подсистемы имеют собственные цели и идеалы, то между ними часто возникают противоречия. Так, например, экономическая подсистема стремится к максимизации прибыли, политическая – к максимизации власти, социальная – к максимизации стабильности и порядка, культурная – к максимизации нравственности, что в итоге приводит к тому, что погоня за прибылью или за политической властью отнюдь не предполагает согласование с нравственностью, т. к. идеалы этих подсистем несовместимы. С другой стороны, если бы они были бы совместимы, возникло дублирование функций, смешение сфер влияния.

В процессе активной деятельности люди включаются в одну или несколько подсистем общества и, взаимодействуя друг с другом, образуют определенные структурные компоненты общества. Основными из таких компонентов являются следующие: 1) множество индивидов, являющихся неповторимыми личностями; 2) социальные статусы (социальные положения), занимаемые людьми в обществе; 3) социальные роли, выполняемые людьми в обществе в соответствии с их статусами; 4) социальная структура, включающая в себя социальные страты (рабочие, крестьяне, предприниматели, служащие и т.п.), территориальные, этнонациональные и иные общности; 5) социальные взаимодействия людей, обладающих определенными социальными статусами и социальными ролями и принадлежащих к определенным социальным слоям, территориальным и иным социальным общностям; 6)

социальные институты и организации, придающие обществу целостность и устойчивость: семья, государство, школа, церковь, милиция и т.п.

В историко-генетическом подходе выделяют следующие подструктуры общества или социальные общности в соответствии с их возникновением в реальном историческом процессе: 1) социально-этническая структура: род, племя, народность, нация; 2) социальнодемографическая: народонаселение; 3) социальнопространственное: внутригородские, межпоселенческие и т.д.; 4) социально-классовая; 5) профессионально-образовательная.

Социальная общность– это такое объединение людей (природное или социальное), которое характеризуется общим признаком, более или менее прочными социальными связями, общим типом поведения, умозрения, умонастроения и целеполагания. Каждая общность имеет свою культуру, свой «социальный дух» и традиции, определяющие модели личного (этнического, религиозного, служебного и т. д.) поведения.

Типы социальных общностей: половые (мужчины, женщины), возрастные (дети, подростки, молодежь, взрослые, старики), поселенческие (население, города, деревни), профессиональные, конфессиональные, этнические и др.

В качестве примера рассмотрим социально-этническую структуру общества, а именно, этнонациональные процессы в обществе. Процессы этнонационального развития, т. е. развития, охватившего собой и этнос и нацию, дифференцируются на два основных типа. К первому из них относятся объединяющие этнонациональные процессы: 1) консолидация – сплочение нескольких самостоятельных, родственных по языку, культуре, образу жизни этнических групп в единый, более крупный этнос (нацию), например, слияние нескольких восточно-славянских племен в единую древнерусскую народность в X–XII вв. н. э.; 2) 

ассимиляция – растворение одного этноса или его части в другом, обычно более многочисленном, в результате чего утрачиваются некоторые исконно этнические особенности (языковые, культурные и др.) и приобретаются новые, свойственные более мощному этносу; 3) кооперация сотрудничество двух близких по культуре, языку, образу жизни этносов, которые сосуществуют друг с другом, но сохраняют свое качественное своеобразие, не сливаются друг с другом. Такие процессы протекают в польско-белорусском и литовско-белорусском пограничье.

Ко второму типу процессов этнонационального развития относят процессы разделяющего типа, включающие в себя следующие разновидности: 1) этническое доминирование, проявляющееся в стремлении возвысить свой этнос (нацию) при одновременном ущемлении интересов и прав других этнических групп; 2) этнодискриминация

, т. е. ограничение или лишение прав определенных групп граждан по принципу национальной принадлежности; 3) этноприоритетный национализм, ориентированный на превознесение своего этноса (нации), своих языка, культуры, традиций и принижение значимости языка, культуры других этнических групп; 4) этнический геноцид, выражающийся в преднамеренном создании жизненных условий, рассчитанных на частичное или полное уничтожение определенных этнических групп.

studfiles.net

3.2. Типы деятельности и подсистемы общества

Деятельность определяется как специфически человеческая форма активного отношения к окружающему миру, содержание которой составляет целесообразное осмысление, изменение и преобразование данного мира. Это содержание реализуется основными структурными элементами деятельности, которые имеются уже в простейшем индивидуальном социальном действии.

Первым, необходимым элементом всякой деятельности является человек. Он выступает в качестве активной стороны, субъекта социальной деятельности. Его деятельность направлена на те или иные объекты, в качестве которых выступают в некоторых случаях люди (деятельность врача, учителя), но чаще всегда объекты другого рода, четко разделяющиеся на две подгруппы. Первая подгруппа — это все вещи, с помощью которых человек изменяет окружающую среду с целью ее приспособления к своим потребностям — орудия и средства производства. Вторая подгруппа — это средства, необходимые для человеческой деятельности, но не имеющие вещественного характера. Это язык жестов, звуковая и письменная речь, информация, заключенная в ее различных носителях — магнитных лентах, дискетах, книгах, картинах, т.е. символы и знаки, которые воздействуют на сознание человека и обеспечивают целенаправленность индивидуальной деятельности, а также согласованность коллективной деятельности. Еще одним элементом, необходимым для всякого социального действия, являются связи и отношения между основными факторами такого действия. Устойчивые, многократно повторяющиеся связи между людьми, вещами и символами, постепенно складывающиеся как на уровне индивидуального действия, так и на уровне социальных групп и всего общества, имеют исключительно важное значение для общественной жизни.

Таким образом, существуют четыре элемента всякой человеческой деятельности — люди, физические вещи, символы и связи между ними. Необходимость их постоянного воспроизводства порождает основные типы общественной деятельности, образующие основную, базовую структуру в многоплановой общественной системе.

Соответственно четырем основным элементам простейшего социального действия выделяются четыре типа или сферы, области общественной деятельности: материальная; духовная; регулятивная, или управленческая; деятельность обслуживания, иногда именуемая гуманитарной или социальной в узком смысле слова.

Материальное производство призвано создавать определенные вещи, необходимые для удовлетворения потребностей людей, поддержания их активности в любой сфере. Складывающиеся в производственной сфере социальные отношения традиционно отличались особой степенью напряженности и конфликтностью.

В процессе духовного производства производятся идеи, образы, научные и художественные ценности, которые, так или иначе, материализуются в физических вещах, носителях этих духовных ценностей — книгах, картинах, скульптурах. В процессе духовной деятельности человек познает окружающий мир, его многообразие и сущность, разрабатывает систему ценностного сознания, определяя значение тех или иных явлений для людей, глубже познает самого себя и свой духовный мир. Благодаря полученным знаниям совершенствуются все формы деятельности.

Специфической задачей регулятивной, или управленческой, деятельности, т.е. деятельности различного рода администраторов, управляющих, политиков, является поддержание связей между людьми, регулирование их деятельности и общественных отношений. Для поддержания наиболее важных и необходимых социальных связей формируются специализированные виды регулятивной деятельности и соответствующие им организации, деятельность которых направлена на обеспечение согласованности, упорядоченности различных сфер общественной деятельности.

Содержание социальной деятельности в узком смысле слова или деятельности по обслуживанию людей составляет создание предпосылок жизни, воспроизводства, активности людей. Общество включается в этот процесс через школы и вузы, создает систему здравоохранения и культурного отдыха. Сфера обслуживания является одной из самых динамичных в современном обществе.

Экономическая подсистема представляет собой совокупность форм производственной деятельности и отношений людей в этом процессе. Каждое общество располагает необходимыми для его существования и развития природными благами. Однако общественное богатство создается трудом человека. Сохранение и использование созданного предшествующими поколениями достояния и развитие производительных сил общества приводит к росту общественного богатства, в результате чего возникает институт собственности как важнейший инструмент и стимул общественного производства. Отношения собственности, первоначально опирающиеся на право силы, авторитет и обычай в дальнейшем приобретают юридическую форму. В развитом виде собственность означает право владения, распоряжения, и использования некоторой доли общественного богатства. Она существовала и существует в различных формах, что решающим образом определяет и саму форму общественного производства.

Экономическая система включает в себя материальное и духовное производство и производство материальных и духовных услуг. Важнейшими факторами производства являются работники, их труд и средства производства + предметы и средства труда. Совокупность материально-технических средств производства и людей, способных приводить их в действие, составляет производственные силы общества. В процессе производства складываются многообразные отношения между людьми: организационно-экономические, производственно-технологические и социально-экономические. Производственно-технологические отношения зависят от характера и уровня развития техники и производственной технологии, организационно-экономические и социально-экономические — от форм собственности на средства производства.

Социально-экономические отношения включают в себя отношения, возникающие в процессе производства, обмена, распределения и потребления благ и услуг, создаваемых в процессе производства. Вся система этих отношений регулируется социальными нормами и нормами права и зависит от характера собственности на средства общественного, производства. Собственность есть институт, возникающий в хозяйственной, экономической сфере, она распространяется не только на средства, но и на предметы потребления и производственный продукт. Собственностью могут быть все элементы общественного богатства. Собственность определяет, кто обладает экономической властью, кому достаются доходы от хозяйственной деятельности и какие материальные имущественные интересы ею порождаются. Формы собственности зависят от степени реального обобществления производства, на которое, в свою очередь, влияет общий технологический прогресс.

Под политической системой понимается совокупность государственных и политических организаций, институтов и учреждений, регулирующих политические отношения в обществе. Центральным элементом политической системы является государство, осуществляющее свои функции по регулированию политических отношений в обществе применением легитимного, узаконенного принуждения по отношению к гражданам. Государство представляет, собой важнейший социально-политический институт общества, наделенный верховной властью на определенной территории и использующий ее для управления поведением людей, их групп и объединений. Основными признаками государства являются:

  1. публичная власть, обособленная от общества. Власть – это возможность одного субъекта — властителя отдавать приказы подвластным ей гражданам осуществлять контроль за их исполнением и применять санкции по отношению к людям, уклоняющимся от их исполнения;

  2. суверенитет, т.е. полнота верховной власти на территории своей страны и независимость во внешнеполитическом плане;

  3. территория, на которой распространены законы и полномочия власти;

  4. исключительное право на создание законов и норм, обязательных для всего населения;

  5. право на взимание налогов с населения для содержания государственных служащих, армии, органов принуждения.

Форма государства определяется формой правления, т.е. способом организации власти и формой государственного устройства. По формам правления различаются монархия и республика. В монархии власть принадлежит одному лицу, глава государства получает свою власть по наследству. Различаются абсолютные монархии, где глава государства не ограничен никакими конституционными нормами, и конституционные монархии, где полномочия монарха ограничены конституцией. В республике источником власти является народ, который избирает высшие органы государства. Различаются парламентская, президентская и смешанная республики. Парламентская республика предполагает формирование правительства по принципу парламентского большинства — партия, составляющая большинство в парламенте, формирует из своего состава правительство, подотчетное парламенту. В президентской республике главой государства и правительства является президент. В смешанной, или полупрезидентской, республике сочетается сильная президентская власть с эффективным контролем парламента за деятельностью правительства.

По форме государственного устройства государства делятся на унитарные, федеративные и конфедеративные. Унитарным является единое, политически однородное государство, административные единицы которого не обладают собственной государственностью. Федерация — это союз государств, имеющих собственные конституции, законодательные, исполнительные и судебные органы. Их самостоятельность ограничена пределами, обусловленными распределением компетенций между центром и входящими в состав федерации субъектами. Конфедерация — это постоянный союз самостоятельных государств для осуществления конкретных совместных целей.

Политическая система включает также совокупность разнообразных партий, движений, организаций, институтов, церковных учреждений, групп давления, участвующих в политической жизни страны. Политические организации влияют на формирование государственных структур, определяют программы своей деятельности, выражают интересы социальных общностей и групп в соответствующих лозунгах, социальных проектах и участвуют в их реализации легитимными, узаконенными средствами. Их деятельность обусловлена необходимостью реализации интересов своих групп, которые противоречат или ущемляют интересы других. В связи с этим партии и движения опираются на авторитет власти, вмешательство которой способствует урегулированию противоречий и согласованию интересов. Одним из важнейших элементов политической системы является политическое сознание. Оно охватывает чувственные и рациональные, ценностные и нормативные, рациональные и интуитивные представления граждан об их связях с институтами власти и между собой по поводу их участия в управлении обществом и государством. Оно включает осознание гражданином своей групповой принадлежности и вытекающих отсюда интересов, определение политической позиции относительно власти, своего гражданского статуса, своих прав, свобод и обязанностей. Элементами политического сознания выступают идеология как осознание интересов социальных групп и их значимости в системе потребностей общественного развития и политическая психология, характеризующая политическое поведение масс, их настроения, установки, стереотипы и привычки.

Разделение труда и специализация в общественном производстве с необходимостью порождают социальную дифференциацию, возникновение относительно обособленных социальных общностей и групп, выполняющих только им свойственные функции, занимающих определенное положение в обществе и меняющих собственные интересы. Социальная структура любого общества в определенный период его истории характеризуется совокупностью конкретно-исторических социальных общностей и групп, отношений между ними и специальных институтов и учреждений, регулирующих эти отношения.

Важнейшим элементом социальной структуры являются социальные общности и группы. Они представляют собой более или менее целостные объединения людей, отличающиеся наличием общих социальных признаков, таких как общие для группы потребности и интересы, ценности и нормы, образ жизни, место в общественном разделении труда и связанные с ними роли. По сравнению с социальными группами социальные общности менее однородны в социальном отношении и более рыхлы в организационном отношении.

Социальные группы подразделяются на большие и малые. Для малой социальной группы — трудового коллектива, семьи — характерны близость составляющих ее членов, прочность связей, непосредственные личные контакты, неформальность отношений, общие ценности и правила поведения. Большие социальные группы — классовые, этнические, социально-политические — возникают исторически. Они играют весьма значительную роль в жизни личности и общества.

Общественная жизнь протекает в рамках некоторых конкретно-исторических коллективов людей, которые складываются на основе общности хозяйства, территории, языка, обычаев, традиций, верований, ритуалов и образуют различные виды этнических общностей. Основными формами таких общностей выступают род, племя, народность, нация.

В социальной структуре общества значительное место занимают сословия и классы. Сословия — это социальные группы, возникшие в доиндустриальных обществах и различающиеся юридическими или основанными на обычаях и передаваемыми по наследству правами и обязанностями. Классы — это большие группы людей, различающиеся по экономическому, политическому, социально-психологическому статусу. Главным признаком класса считается экономический, поскольку именно отношение к средствам производства и формы собственности определяют формы классового деления. В современной социологии классы определяются и по другим основаниям. По доле общественного богатства, которой располагают социальные группы, они разделяются на высшие, средние и низшие классы. По роли организации общественного труда выделяется класс управляющих.

Развитие общества сопровождается созданием разветвленной системы институтов — социальных и политических организаций с особо важными функциями и четкой организационной структурой. Институты осуществляют согласование интересов различных общностей и групп, обеспечивают их эффективное взаимодействие, закрепляют сложившие социальные ценности и утверждают новые.

Во многих странах серьезные проблемы возникают во взаимоотношениях территориальных групп. Это могут быть отношения провинции и центра, столиц и окраин, крупных регионов, различающихся традициями духовной жизни и уровнем экономического развития. Отношения между территориальными группами могут усугубляться этническими или религиозными различиями, территориальными претензиями одних административных единиц к другим.

Духовная подсистема включает в себя органически связанные между собой элементы, направленные на удовлетворение общественных и личных духовных потребностей, важнейшими из которых выступают познавательные, нравственные, эстетические, религиозные, а также потребности в общении. В обществе постепенно возникают особые отрасли духовного производства и институты, которые соответствуют многообразным духовным потребностям. Научные институты и разнообразные объединения ученых осуществляют познания природы, общества, человека и тем самым научно обеспечивают деятельность людей. Средства прямого информирования населения направлены на удовлетворение потребности в обмене информацией и духовном общении.

Особой областью духовного производства является воспитание и образование человека. В обществе создается разветвленная система учреждений обучения и воспитания: высшие учебные заведения, детские дошкольные учреждения, разнообразные формы школьного обучения. Воспитательную функцию выполняют семья, круг друзей и знакомых, государственные учреждения, органы правопорядка, средства массовой информации. Нравственное и эстетическое воспитание, формирование мировоззрения осуществляются также искусством и учебными религиозными учреждениями.

Центральным звеном духовной подсистемы является сознание общества, проявляющееся во всем многообразии знаний, идей, взглядов, мнений, мировоззренческих установок, ценностных ориентации. Важнейшими элементами сознания общества являются индивидуальное и общественное сознание. Индивидуальное сознание — это образ мира, формирующийся у отдельного человека под влиянием условий его жизни и психических особенностей. Оно имеет внутриличностное бытие и зачастую представляет собой никому не ведомый поток сознания. Общественное сознание является идеальным образом мира, формирующимся социальными общностями и группами под воздействием надличностных факторов — материальных условий жизни общества и его духовной культуры.

В структуре общественного сознания выделяются два уровня — обыденное и теоретическое сознание. Обыденное сознание обращено преимущественно к труду, быту и связанными с ними повседневными условиями жизни и отношениями людей. Оно отличается синкретичностью (нерасчлененностью), бедностью содержания, подробной детализацией, эмоциональной окрашенностью, стихийностью и практической направленностью. Теоретическое сознание опирается на обыденное, но преодолевает его ограниченность.

В общественном сознании выделяются также общественная психология и идеология, в которых обнаруживается влияние особенностей носителей общественного сознания. Как структурный элемент общественного сознания общественная, или социальная, психология характеризует особенности массового поведения людей, определенный тип отношений социальных общностей и групп к явлениям общественной жизни. Они выражаются в форме верований, убеждений, установок и чувств, привычек и стереотипов. Социальная психология включает также психический склад, т.е. стабильную совокупность психических особенностей и форм коллективного поведения, типичных для конкретной социальной группы. Идеология представляет собой совокупность идей и взглядов, отражающих в теоретической, систематизированной форме потребности общественного развития и служащих закреплению или изменению общественных отношений. Она выражает точку зрения социальных групп на потребности общественного развития и теоретически обосновывает и оправдывает их социально-политические действия.

Общественное сознание неоднородно по содержанию и форме. Выделяются такие виды общественного сознания, как научное, религиозное, нравственное, эстетическое, политическое, правовое, философское. Они различаются по содержанию тех явлений, которые в них отражаются, по форме материализации, по социальным функциям. Виды, или формы, общественного сознания представляют собой многоуровневые образования, включающие обыденный и теоретический уровни, общественную психологию и идеологию.

Целостная характеристика общественного сознания выражается в понятиях состояния общественного сознания, таких как массовое сознание и общественное мнение. Состояние общественного сознания определяется тем, какие идеи и взгляды доминируют в данный исторический период, какие формы общественного сознания оказывают наиболее эффективное воздействие на общественное мнение и настроение, каково место науки, религии, политики и права среди инструментов формирования общественного мнения. Серьезное значение в характеристике состояний общественного сознания имеет определение соотношения научных и вненаучных представлений.

studfiles.net

Основные подсистемы общества

Количество просмотров публикации Основные подсистемы общества — 2609

Как и любая сложная система, общество состоит из взаимосвязанных подсистем. Подсистема— ϶ᴛᴏ промежуточные комплексы, которые менее сложны, чем сама система. Выделœение подсистем общества также является важным вопросом для социологической науки.

По этой причине неудивительно, что в разных социальных теориях существуют различные подходы к выделœению подсистем общества. Так, в рамках марксизма общество состоит из двух подсистем: базиса и надстройки. Базис— ϶ᴛᴏ совокупность производственных отношений, составляющих экономическую структуру общества. В надстройку входят организации, идеи и учреждения. К надстроечным идеям относятся политические, правовые, нравственные, эстетические, религиозные, философские воззрения, которые называются авторами марксизма формами общественного сознания. С каждой формой общественного сознания связаны определœенные организации и учреждения.

С политическими идеями связаны политические институты общества (партии, движения, органы власти), с правовыми идеями – институты права, с религиозными – церковь и церковные организации.

При этом согласно марксистскому учению именно базис определяет характер надстройки, между ними существует линия причинно-следственной зависимости. Τᴀᴋᴎᴍ ᴏϬᴩᴀᴈᴏᴍ, всœе надстроечные явления так или иначе отражают экономические отношения, составляющие базис: одни – непосредственно (политические, правовые явления), другие – опосредованно (искусство, философия). Первичность и определяющая роль базиса по отношению к надстройке — ϶ᴛᴏ всœеобщий закон.

При этом идея детерминации надстроечных учреждений экономическим базисом неразрывно связана с идеей относительной самостоятельности и постоянной активности надстройки. Относительная самостоятельность учреждений надстройки вырастает из общественного разделœения труда и связанных с ним процессов постепенной дифференциации и обособления разнородных социальных функций.

Вокруг указанных функций концентрируются автономизирующиеся области общественной жизни. Эти сферы отличаются по содержанию, типическим признакам, занимаемому в обществе месту, поскольку различна природа лежащих в их базе социальных функций.

При этом марксистский подход к выделœению подсистем общества не является единственным. В случае если в советской социологической науке данный подход и считался определяющим, то сегодня он уступил свое место цивилизационному подходу. В рамках данного подхода общество воспринимается как совокупность четырех областей или сфер.

Слова ʼʼобластьʼʼ и ʼʼсфераʼʼ употребляются здесь не в естественнонаучном или математическом смысле. Οʜᴎ позволяют выделить в целом обществе его части, каждая из которых включает в себя элементы и отношения, объединяемые по их месту и роли в жизни общества.

Экономическая сфера— ϶ᴛᴏ деятельность субъектов общественных отношений по производству, распределœению и потреблению результатов труда.

Во многом эта сфера является определяющей по отношению к другим, так как материальное производство является основным условием жизнедеятельности людей. В нее входят промышленное и сельскохозяйственное производство, отношения людей в процессе производства, обмен продуктами производственной деятельности, их распределœение.

Политическая сфера — ϶ᴛᴏ деятельность субъектов общественных отношений по обеспечению согласия между членами общества, регулированию его состояния. Основанием этой сферы общества выступают властные отношения. Οʜᴎ же определяют и ее специфику.

Возникновение политической власти обуславливается четким осознанием политических интересов. По этой причине политическая власть всœегда направлена прежде всœего на их удовлетворение. В эту сферу общества входят государство, его институты, политические партии, право, а также связь между ними.

Социальная сфера— ϶ᴛᴏ деятельность субъектов общественных отношений, направленная на удовлетворение своих потребностей. Этот процесс тесно связан с уровнем экономического развития общества.

Можно выделить два подхода к рассмотрению социальной сферы общества:

1) совокупность организаций и учреждений, отвечающих за благосостояние, направленная на всœе слои населœения;

2) совокупность социальных организаций и учреждений социальной защиты и социального обеспечения незащищенных слоев населœения.

Социальная сфера включает в себя слои и классы, нации и национальные отношения, институты образования, здравоохранения, досуга.

Духовная сфера– деятельность субъектов общественных отношений по производству, потреблению и передаче духовных ценностей. Главными функциями, которые выполняет данная сфера общества, являются добыча новых знаний, их передача, формирование нематериальных ценностей. Духовная сфера охватывает науку, нравственность, религию, искусство, научные учреждения, религиозные организации, учреждения культуры, соответствующую деятельность людей. Стержнем духовной сферы общества является религия.

Все четыре сферы взаимосвязаны друг на друга и оказывают взаимное влияние.

Несмотря на то что в отличие от марксизма в цивилизационном подходе признается равенство всœех подсистем общества, можно представить их вертикальную структуру исходя из их собственной роли в общественной жизни. Так, экономическая сфера играет роль добывания средств существования, являясь фундаментом общества.

Политическая сфера осуществляет функцию управления и является верхушкой общества.

Социальная и духовная сфера носят сквозной универсальный характер, пронизывая всœе общество и объединяя его экономическую и политическую составляющую.

Подводя итог, крайне важно сказать, что только взаимосвязь всœех подсистем общества обеспечивает его нормальное существование.

referatwork.ru

Подсистемы общества

В соответствии с нашей четырехфункциональной схемой, пред­назначенной для анализа систем действия, мы аналитически де­лим общество на четыре основные подсистемы (как показано в таб­лице 2). Так, подсистема сохранения и воспроизводства образца преимущественно касается отношений общества с культурной сис­темой и через нее с высшей реальностью; целедостиженческая, или политическая, подсистема — отношений с личностными сис­темами индивидов; адаптивная, или экономическая, подсисте­ма — отношений с поведенческим организмом и через него с материальным миром. Эти различения носят наиболее явствен­ный и наиболее важный характер применительно к обществам, далеко продвинутым по шкале модернизации. Однако сама слож­ность отношений как между подсистемами системы действия, так и между подсистемами общества мешает четко проводить эти раз­личения. Например, структуры родства могут быть помещены в каждую из трех упомянутых подсистем. Через свое отношение к питанию, сексу, биологическому происхождению и месту обита­ния они замыкаются на организм и физическую среду. Как пер­вичный источник начального приобщения к ценностям, нормам и средствам коммуникации они теснейшим образом связаны с системой воспроизводства образца. Как первичный источник со­циализации они выходят на политическую подсистему.

В рамках такого рассмотрения ядром общества как разновид­ности социальной системы является четвертый компонент — его интегративная подсистема. Поскольку мы интерпретируем (соци­альную систему как интегративную для систем действия в целом, то особое внимание надо уделять тому, как она обеспечивает или, наоборот, не обеспечивает различные порядки и уровни внутрен­ней интеграции. Эта интегративная подсистема общества будет называться социетальным сообществом.

Возможно, самой общей функцией социетального сообщества является сочленение системы норм с коллективной организацией, обладающей единством и внутренней логикой. Следуя Веберу, мы называем нормативный аспект системы легитимным порядком», а коллективный аспект предлагаем именовать социетальным сооб­ществом, обладающим свойствами единого, имеющего определен­ные границы коллектива. Социетальный порядок требует ясной и

» Weber M. The theory of social and economic organization. N.Y.- Oxford Univ. Press, 1947.

23

Таблица 2

Общество (или более обобщенно — социальная система)*

Подсистемы

Структурные компоненты

Аспекты процесса развития

Основная функция

Социетальное сообщество

Нормы

Включение

Интеграция

Воспроизводство образца или фидуциарная подсистема

Ценности

Генерализация ценностей

Воспроизводство образца

Политика

Коллективы

Дифференциация

Целедостижение

Экономика

Роли

Повышение

Адаптация

адаптивного

потенциала

* В этой таблице предпринята попытка представить в несколько более развер­нутом виде четырехфункциональную парадигму применительно к обществу или любой другой разновидности социальной системы, играющей роль интегративной подсистемы в общей системе действия. Социетальное сообщество, занимающее в данном анализе место главной подсистемы, помещено в левую колонку; остальные три следуют за ней. Во второй колонке этому набору соответствуют выделенные по тем же функциональным критериям четыре основных структурных компонента со­циальных систем. Третья колонка содержит соответствующую классификацию ас­пектов динамических процессов, происходящих в социальных системах; эти кате­гории будут широко использованы в последующем анализе. Наконец, в четвертой колонке повторены обозначения основных функций.

За исключением парадигмы, относящейся к развитию, эта схема была полно­стью представлена в более ранней работе «Theories of society» в разделе «General introduction, Part II: An outline of the social system». Для лучшего понимания таб­лиц 1 и 2 данной книги обратитесь также к таблицам 1 и 2 в книге «Societies…» (р. 28, 29) и к сопровождающим их пояснениям.

определенной интеграции в смысле последовательности норматив­ного строя, с одной стороны, и социетальной «гармонии» и «коор­динированное™» — с другой. Более того, необходимо, чтобы нор­мативно определенные обязательства были усвоены, в то время как коллективы при выполнении своих функций и для отстаива­ния своих законных интересов должны иметь в своем распоряже­нии нормативную санкцию. Таким образом, нормативный поря­док на социетальном уровне содержит «решение» поставленной Т. Гоббсом проблемы — как уберечь человеческие отношения от вырождения в «войну всех против всех».

Важно не допускать трактовку структуры социетальных норм как монолитной целостности. Поэтому мы аналитически различа-

24

ем четыре ее составляющих, хотя в конкретной реальности они в высшей степени перемешаны между собой. Наши различения ка­саются оснований обязанностей и прав, а также характера сан­кций за нарушение норм и вознаграждений за их соблюдение или за высокий уровень их исполнения.

Ядро: социетальное сообщество

Наше центральное понятие — социетальное сообщество зву­чит несколько непривычно, вероятно из-за того, что проблемы, охватываемые им, обычно обсуждаются в терминах политики или религии, а не в социальном плане. На наш взгляд, основная функ­ция этой интегративной подсистемы состоит в том, чтобы опреде­лять обязательства, вытекающие из лояльности по отношению к социетальному коллективу, как для его членов в целом, так и для различных категорий дифференцированных статусов и ролей внутри общества. Так, в большинстве современных обществ готовность к военной службе является проверкой лояльности для мужчин, но не для женщин. Лояльность состоит в готовности откликнуться на должным образом «обоснованный» призыв, сделанный от лица коллектива или во имя «общественного» интереса или потребнос­ти. Нормативная проблема состоит в определении тех случаев, когда подобный отклик устанавливает обязанность. В принципе в ло­яльности нуждается любой коллектив, но особую важность она имеет для социетального сообщества. Обычно от имени и в инте­ресах социетальной лояльности выступают государственные орга­ны, они же следят за выполнением соответствующих норм. Одна­ко существуют и другие общественные инстанции, пользующиеся таким же правом, как государство, но не являющиеся просто раз­новидностями его структур.

Особую важность представляют отношения между лояльностя-ми подгрупп и индивидов по отношению к социетальному кол­лективу, то есть всему обществу, и по отношению к другим кол­лективам, членами которых они являются. Фундаментальной чер­той всех человеческих обществ является ролевой плюрализм, учас­тие одних и тех же людей в ряде коллективов. Не вдаваясь в по­дробности, можно сказать, что расширение ролевого плюрализма является важной составляющей процессов дифференциации, ве­дущих к становлению общества современного типа. Поэтому од­ной из значительных проблем интеграции, стоящих перед социе-тальным сообществом, является проблема регулирования лояль-ностей его членов по отношению к нему самому и к другим раз­личным коллективам.

25

Индивидуалистская социальная теория настойчиво преувели­чивала значимость индивидуального «личного интереса», в его психологическом смысле, как препятствия, стоящего перед инте­грацией социальных систем. В целом же личные мотивы индиви­дов эффективно канализируются в социальную систему через ло­яльность и членство в различных по отношению к ним коллекти­вах. Непосредственной проблемой для большинства индивидов является проблема выбора и уравновешивания своих обязательств в случаях конфликта конкурирующих между собой лояльностей. Например, нормальный взрослый мужчина в обществах современ­ного типа одновременно является работником и членом семьи. И хотя требования, предъявляемые этими двумя ролями, часто находятся в конфликте, большинство мужчин жизненно заинте­ресованы в сохранении лояльности обеим ролям.

Социетальное сообщество представляет собой сложную сеть взаимопроникающих коллективов и коллективных лояльностей, систему, для которой характерны дифференциация и сегментация. Так, семейные ячейки, деловые фирмы, церкви, правительствен­ные учреждения, учебные заведения и т.п. отделены друг от друга (дифференцированы). К тому же каждый такой тип коллектива состоит из множества конкретных коллективов, например из мно­жества семей, каждая из которых насчитывает лишь несколько человек, и из многих локальных сообществ.

Лояльность по отношению к социетальному сообществу долж­на занимать высокое место в любой устойчивой иерархии лояль­ностей и потому является предметом особой заботы всего общест­ва. И все-таки высшее место в этой иерархии принадлежит не ей. Следует подчеркнуть значимость культурной легитимизации нормативного порядка общества, поскольку именно ей принадле­жит наивысшая позиция. В первую очередь она действует через институционализацию системы ценностей, которая является со­ставной частью и социетальной, и культурной систем. Затем вы­борочные ценности, являющиеся конкретизациями общих ценност­ных образцов, становятся частью каждой конкретной нормы, ин­тегрированной в легитимный порядок. В системе норм, которые управляют лояльностями, следовательно, права и обязанности раз­личных коллективов должны быть согласованы не только между собой, но и с легитимными основаниями порядка в целом12.

С иерархической точки зрения нормативное упорядочение со-циетального сообщества в терминах членства подразумевает су-

12 По этому вопросу см.: Bellah R. M,£pilogue//Religion and progress in modern Asia. N.Y.: Free Press, 1965.

26

ществование стратификационной шкалы — шкалы признаваемого и легитимизированного (в той мере, в какой усвоены нормы и ценности) престижа входящих в это сообщество в качестве его членов коллективов, отдельных лиц, а также статусов и ролей, распространенных в этом сообществе. Оно должно быть скоор­динировано как с универсальными нормами, определяющими статус членства, так и с определенным разделением функций кол­лективов, статусов и ролей, которое в общем-то не обязательно предполагает наличие иерархии. Конкретная стратификационная система, таким образом, представляет собой сложную функцию всех этих составляющих.

Ввиду существования ролевого плюрализма возникает особо сложная проблема статуса индивидов в стратификационной сис­теме. Стратификационные механизмы исторически имели обык­новение рассматривать индивидов прежде всего с точки зрения их принадлежности к большим коллективным системам, членст­во в которых определяло их статус. Подобную роль играли родо­вые коллективы, этнические группы, сословия, социальные клас­сы. Однако современное общество требует высвобождения инди­видуальных статусов из такого рода коллективных уз, с чем и связан особый характер современных систем стратификации13.

Положение коллектива или индивида в стратификационной системе измеряется уровнем его престижа или способностью ока­зывать влияние. Последнее мы рассматриваем как одно из обоб­щенных символических средств социетального взаимообмена, на­ряду с деньгами и властью. Оно состоит в способности добивать­ся от других социальных агентов желаемых решений, не предъяв­ляя им в качестве соблазна какого-то ценного quid pro quo и не угрожая им какими-либо пагубными последствиями. Это влия­ние должно действовать через убеждение объекта воздействия в том, что то решение, которое внушает ему субъект влияния, оз­начает действие в интересах коллективной системы, с которой оба они солидарны. Оно прежде всего апеллирует к коллективно­му интересу, но обычно исходит из того, что обе стороны, обес­печивая коллективный интерес и взаимную солидарность, удов­летворяют и свои частные интересы. Типичным случаем исполь­зования влияния является уговаривание вступить в контрактные отношения, основанные на «честном слове», или проголосовать за определенного политического кандидата. Влияние может об­мениваться на какие-то подходящие случаю блага или на другие

n Parsons Т. Equality and inequality in modern society, or social stratification revisit-ed//Sociological Inquiry. 1970. Vol. 40. № 2

27

формы влияния в том смысле, в каком денежные ресурсы могут использоваться для покупки товаров, а могут накапливаться или обмениваться на другую валюту. Влияние может обмениваться и на другие обобщенные средства обмена, такие, как деньги или власть14.

Социетальное сообщество и воспроизводство образца

Основания культурной легитимизации трансцендентны по от­ношению к конкретному и случайному характеру интересов, вли- i яния и солидарности, выступая на социетальном уровне в виде i ценностных приверженностей. В противоположность лояльности, ! проявляемой к коллективу, отличительной чертой ценностных приверженностей при исполнении обязательств является их большая независимость от соображений цены, выгоды или убыт­ков, от текущих потребностей социума или окружающей среды. Нарушение ценностных обязательств определяется как соверше­ние нелегитимного деяния; наоборот, следование долгу является делом чести и совести, которые, в свою очередь, не могут быть представлены без понятий бесчестия и вины.

Хотя подобные формулировки могут звучать чрезмерно запре­тительно, на самом деле именно таковыми и бывают ценностные обязательства, а вид и степень воздействия их свойства наклады­вать запреты зависят от целого ряда факторов. Как правило, при­верженность ценностям предполагает обязанность совершать кон­кретные действия по их реализации. Особенно если ценностная система имеет «активистский» характер, что в большинстве случа­ев присуще современным обществам, то это предполагает реалис­тическое признание вполне определенных условий для коллектив­ного действия. Так, ценностные системы включают в себя катего­рию обязательств перед «ценностно обоснованными объединения­ми», солидарность в рамках легитимных коллективных взаимо­действий и предприятий. Какие объединения являются ценностно обоснованными, это по-разному решается в конкретных общест­вах. Редко бывает возможно обеспечить легитимность ассоциации, связывая легитимизацию с вполне конкретными действиями, по­скольку субъекты действия, чтобы иметь возможность реализо­вать свои ценности в меняющихся обстоятельствах, должны об­ладать достаточной свободой принятия решений. Одним из факто-

» Parsons T. On the concept of influence//Politics and social structure. N.Y.: Free Press. 1969

28

ров, обусловливающих такую свободу, является высокий уровень генерализации ценностей, на основе которых осуществляется ле-гитимизация объединения. Например, запрет на эксплуатацию человека человеком в экономических взаимодействиях весьма отличается от конкретного запрещения ссужения денег под про­центы. Генерализация ценностных систем до такой степени, ког­да они становятся способными эффективно управлять социаль­ным действием без опоры на подробно расписанные запреще­ния, является одним из центральных факторов в процессе модер­низации.

На уровне культуры в качестве соответствующего аспекта цен­ностей выступает то, что принято называть моралью. Мораль пред­полагает оценку объектов опыта в контексте социальных отноше­ний. Моральный поступок есть реализация культурной ценности в социальной ситуации, включающей взаимодействия с другими субъ­ектами. Коль скоро речь идет о взаимодействии, здесь должны при­сутствовать стандарты, взаимно обязательные для его участников.

Моральные ценности — не единственный компонент ценност­ного содержимого культурной системы. Существуют другие, на­пример эстетические, познавательные или собственно религиоз­ные ценности. Культуры дифференцируются не только по линии морали; религия, искусство как область экспрессивной символи­зации, эмпирическое знание (в конечном счете наука) тоже ста­новятся независимыми дифференцированными культурными сис­темами. Наличие высокодифференцированной культурной сис­темы со сложной сетью взаимосвязей является отличительной чертой современных, модернизованных обществ15.

Социетальное сообщество и политика

Рассмотрев аспекты социетального нормативного порядка, со­средоточенные вокруг проблем членства и лояльности и вокруг культурной легитимизации, перейдем к третьему аспекту. Влия­ние и ценностные приверженности действуют по принципу добро­вольности, через убеждение и апелляцию к чести и совести. Од­нако ни одна крупная и сложная социальная система не сможет выжить, если согласие с большей частью ее нормативных основа­ний не будет носить обязательного характера, то есть если к непо­слушанию не будут применяться по ситуации негативные сан­кции. Такие санкции отчасти и предупреждают непослушание тем,

ь Parsons T. Introduction: Culture and the social system//Theories of society.,.

29

что «напоминают» добропорядочным гражданам об их обязаннос­тях и служат наказанием для нарушителей. Социально организо­ванное и управляемое применение негативных санкций, включая угрозу их применения в случаях, когда подозревается наличие на­мерения ослушаться, называется функцией принуждения. Чем бо­лее дифференцировано общество, тем скорее можно ожидать, что принуждение осуществляется специальными органами, такими, как полиция и военизированные службы16.

Управляемое принуждение требует существования определен­ных способов установления действительного факта, субъекта и обстоятельств нарушения норм. Среди специальных органов, дей­ствующих в этом направлении, важное место принадлежит судам и юридической гильдии. Сложный нормативный порядок, однако, нуждается не только в принуждении, но и в авторитетной интерпре­тации. Очень часто судебные системы вынуждены сочетать в особых случаях определение обязательств, наказаний и пр. с интерпрета­цией значения норм, что подчас является довольно значительной проблемой17. В менее развитых обществах эта последняя функция имеет обыкновение оставаться в ведении религиозных инстанций, в обществах же современного типа она во все большей мере перехо­дит в компетенцию светских судебных учреждений.

Все эти проблемы ставят вопросы об отношениях междусоцие-тальным сообществом и политической подсистемой. В терминах принятой нами аналитической схемы политика включает не толь­ко основные функции правительства в его отношениях с социе-тальным сообществом, но и соответствующие аспекты любого кол­лектива18. Мы рассматриваем какое-то явление как политическое в той мере, в какой оно связано с организацией и мобилизацией ресурсов для достижения каким-либо коллективом его целей. По­литические аспекты деятельности существуют у деловых компа­ний, университетов, церквей. В развитии современных обществ, однако, государство все более дифференцируется от социеталь-ного сообщества как специализированный орган общества, состав­ляющий ядро его политической подсистемы.

Дифференцируясь, государство имеет тенденцию сосредото­чиваться на двух основных функциональных комплексах. Пер-

«‘ Parsons T. Some reflections on the place of force in social process//Sociological theory and modern society. N.Y.: Free Press, 1967.

» В этом вопросе особенно примечательна кн.: Fuller L. The morality of law. New Haven: Yale Univ. Press, 1964.

‘* Parsons T. The political aspect of social structure and process//Varieties of political theory/Ed, by D. Easton. Englewood Cliffs (N.J.): Prentice-Hall, 1966,

30

вый охватывает ответственность за поддержание целостности соци-етального сообщества перед лицом глобальных угроз, с особым, но не исключительным акцентом на его легитимном нормативном порядке. Сюда же относится функция принуждения и, по крайней мере, некоторая доля участия в осуществлении интерпретации. К тому же общий процесс дифференциации сферы управления ведет к обособлению областей, в которых допускается открытое формулирование и узаконение новых норм, так что частью этого функционального комплекса становится законодательная деятель­ность. Второй комплекс включает все виды исполнительной дея­тельности государства, которая связана с коллективными дейст­виями в любых ситуациях, указывающих на необходимость каких-то мер в «общественных» интересах. Границы этой ответственнос­ти простираются от безусловно значимых дел, таких, как защита территориальных пределов или поддержание общественного по­рядка, до почти что любого вопроса, который считается «затраги­вающим общественные интересы»19.

Основные отношения между государством и социетальным со­обществом могут носить аскриптивный характер. Даже в общест­вах ранней стадии модернизации простые люди рассматривались как «подданные» монарха, которым традицией предписано подчи­нение его власти. Однако при достижении уровней дифференциа­ции, соответствующих модернизованному обществу, власть поли­тических лидеров имеет обыкновение становиться зависимой от поддержки очень широких слоев населения. В той мере, в какой это справедливо, мы будем различать роли политических лидеров и властные позиции в более общем смысле.

Дифференциация лидерства и авторитета предполагает особый уровень обобщенности того средства социального взаимообмена, который мы называем властью20. Мы определяем власть как спо­собность принимать и «навязывать» решения, которые обязатель­ны для соответствующих коллективов и их членов постольку, по­скольку их статусы подпадают под обязательства, предполагаемые такими решениями. Власть следует отличать от влияния, так как издание обязывающих решений совсем не похоже на меры убеж­дения. В соответствии с нашим определением, гражданин, отдавая свой голос на выборах, осуществляет власть, поскольку совокуп-

» Parsons T. The political aspect of social structure and process//Varieties of polit­ical theory/Ed, by D. Easton; см. также: Almond G.A., Powell G.B. Comparative politics: A developmental approach. Boston: Little Brown, 1966.

20 См.: Parsons T. On the concept of political power//Politics and social structure.

31

ность таких голосов обязующим образом определяет исход выбо­ров. Маленькая порция власти — все равно власть, подобно тому как один доллар — небольшие деньги, но все равно деньги.

Социетальное сообщество и экономика

Четвертый компонент нормативного порядка сопряжен с об­ластью практического. Наиболее очевидными сферами его при­ложения являются экономика и технология, а его руководящий принцип — желательность эффективного управления ресурсами. Даже в тех случаях, когда не затронуты вопросы лояльности, вы- л полнения обязательных постановлений или морали, действия 1 индивида или коллектива будут осуждаться, если они без необхо- 1 димости расточительны или небрежны. В современных обществах 1 этот нормативный аспект особенно ясен там, где речь идет о pery- I лировании трудовых ресурсов как фактора производства в эконо- 1 мическом смысле этого слова. Сознательное включение в рабочую 1 силу предполагает обязательство эффективно трудиться в соответ­ствии с легитимными условиями найма21. Как отмечал Вебер, в этом обязательстве имеется решающий моральный элемент. Но и без этого акцента на морали повсеместно одобряется рациональ­ное экономическое и технологическое действие и не одобряется отклонение от соответствующих стандартов рациональности.

Дифференциация автономных структур делает необходимым развитие обобщенного монетарного средства обмена в сочетании с рыночной системой. Деньги и рынок действуют там, где суще­ствует довольно широкое разделение труда и где область экономи­ческого действия достаточно отделена от политических, общин­ных и моральных императивов22. Из всех обобщенных механизмов социетального взаимообмена деньги и рынки менее всего связаны с нормативным порядком, воплощенным в социетальном сообще­стве. Соответственно, практическая рациональность регулируется главным образом институциональными нормами, прежде всего институтами собственности и контракта, которые имеют другие основания для санкций23.

21 См.: Smelser N.J. The sociology of economic life. Englewood Cliffs (N.J.): Pren­tice-Hall, 1963.

22 Ibid; см. также: Parsons Т., Smelser N.J. Economy and society. N.Y., 1956.

2‘ Классический анализ значения для социальных систем собственности и кон­тракта был проведен Э. Дюркгеймом (см.: Durkheim E. The division of labor in soci­ety. N Y.: Macmillan, 1933. [Дюркгеша Э. О разделении общественного труда. Метод социологии. М: Наука, 1991.]).

32 ч

studfiles.net

Основные подсистемы общества

Количество просмотров публикации Основные подсистемы общества — 1294

Как и любая сложная система, общество состоит из взаимосвязанных подсистем. Подсистема— ϶ᴛᴏ промежуточные комплексы, которые менее сложны, чем сама система. Выделœение подсистем общества также является важным вопросом для социологической науки.

Слова ʼʼобластьʼʼ и ʼʼсфераʼʼ употребляются здесь не в естественнонаучном или математическом смысле. Οʜᴎ позволяют выделить в целом обществе его части, каждая из которых включает в себя элементы и отношения, объединяемые по их месту и роли в жизни общества.

Экономическая сфера— ϶ᴛᴏ деятельность субъектов общественных отношений по производству, распределœению и потреблению результатов труда.

Во многом эта сфера является определяющей по отношению к другим, так как материальное производство является основным условием жизнедеятельности людей. В нее входят промышленное и сельскохозяйственное производство, отношения людей в процессе производства, обмен продуктами производственной деятельности, их распределœение.

Политическая сфера — ϶ᴛᴏ деятельность субъектов общественных отношений по обеспечению согласия между членами общества, регулированию его состояния. Основанием этой сферы общества выступают властные отношения. Οʜᴎ же определяют и ее специфику.

Возникновение политической власти обуславливается четким осознанием политических интересов. По этой причине политическая власть всœегда направлена прежде всœего на их удовлетворение. В эту сферу общества входят государство, его институты, политические партии, право, а также связь между ними.

Социальная сфера— ϶ᴛᴏ деятельность субъектов общественных отношений, направленная на удовлетворение своих потребностей. Этот процесс тесно связан с уровнем экономического развития общества.

Можно выделить два подхода к рассмотрению социальной сферы общества:

1) совокупность организаций и учреждений, отвечающих за благосостояние, направленная на всœе слои населœения;

2) совокупность социальных организаций и учреждений социальной защиты и социального обеспечения незащищенных слоев населœения.

Социальная сфера включает в себя слои и классы, нации и национальные отношения, институты образования, здравоохранения, досуга.

Духовная сфера– деятельность субъектов общественных отношений по производству, потреблению и передаче духовных ценностей. Главными функциями, которые выполняет данная сфера общества, являются добыча новых знаний, их передача, формирование нематериальных ценностей. Духовная сфера охватывает науку, нравственность, религию, искусство, научные учреждения, религиозные организации, учреждения культуры, соответствующую деятельность людей. Стержнем духовной сферы общества является религия.

Все четыре сферы взаимосвязаны друг на друга и оказывают взаимное влияние.

Несмотря на то что в отличие от марксизма в цивилизационном подходе признается равенство всœех подсистем общества, можно представить их вертикальную структуру исходя из их собственной роли в общественной жизни. Так, экономическая сфера играет роль добывания средств существования, являясь фундаментом общества.

Политическая сфера осуществляет функцию управления и является верхушкой общества.

Социальная и духовная сфера носят сквозной универсальный характер, пронизывая всœе общество и объединяя его экономическую и политическую составляющую.

Подводя итог, крайне важно сказать, что только взаимосвязь всœех подсистем общества обеспечивает его нормальное существование.

referatwork.ru

Подсистемы общества

В соответствии с нашей четырехфункциональной схемой, предназначенной для анализа систем действия, мы аналитически делим общество на четыре основныеподсистемы (как показано втаблице 2).Так, подсистема сохранения и воспроизводства образца преимущественно касается отношений общества с культурной системой и через нее с высшей реальностью; целедостиженческая, или политическая, подсистема — отношений с личностными системами индивидов; адаптивная, или экономическая, подсистема — отношений с поведенческим организмом и через него с материальным миром. Эти различения носят наиболее явственный и наиболее важный характер применительно к обществам, далеко продвинутым по шкале модернизации. Однако сама сложность отношений как между подсистемами системы действия, так и между подсистемами общества мешает четко проводить эти различения. Например, структуры родства могут быть помещены в каждую из трех упомянутых подсистем. Через свое отношение к питанию, сексу, биологическому происхождению и месту обитания они замыкаются на организм и физическую среду. Как первичный источник начального приобщения к ценностям, нормам и средствам коммуникации они теснейшим образом связаны с системой воспроизводства образца. Как первичный источник социализации они выходят на политическую подсистему.

В рамках такого рассмотрения ядром общества как разновидностисоциальнойсистемыявляетсячетвертый компонент — его интегративная подсистема. Поскольку мы интерпретируем социальную систему как интегративную для систем действия в целом, то особое внимание надо уделять тому, как она обеспечивает или, наоборот, не обеспечивает различные порядки и уровни внутренней интеграции. Эта интегративная подсистема общества будет называться социетальным сообществом.

Возможно,самойобщейфункциейсоциетального сообщества является сочленение системынорм с коллективной организацией, обладающей единством и внутренней логикой. Следуя Веберу, мы называем нормативный аспект системы легитимным порядком37, а коллективный аспект предлагаем именовать социетальным сообществом, обладающим свойствами единого,имеющегоопределенныеграницыколлектива. Социетальный порядок требует ясной иопределенной интеграции в смысле последовательности нормативного строя, с одной стороны, исоциетальной»гармонии»и «координированности» -с другой. Более того, необходимо, чтобы нормативно определенные обязательства были усвоены, и то время как коллективы при выполнении своих функций и для отстаивания своих законных интересов должны иметь в своем распоряжениинормативнуюсанкцию.Таким образом, нормативный порядок на социетальном уровне содержит «решение» поставленной Т. Гоббсом проблемы — как уберечь человеческие отношения от вырождения и «войну всех против всех».

В таблице предпринята попытка представить в несколько более развернутом виде четырехфункциональную парадигму применительно к обществу или любой другой разновидности социальной системы, играющей роль интегративной подсистемы в общей системе действия.

Таблица 2 Общество (или более обобщенно-социальная система)

Подсистемы

Структурные компоненты

Аспекты процесса развития

Основная функция

Социетальное общество

Нормы

Включение

Интеграция

Воспроизводство образца или фидуциарная система

Ценности

Генерализация ценностей

Воспроизводство образца

Политика

Аспекты

Дифференциация

Целедостижение

Экономика

Роли

Повышение адаптивного потенциала

Адаптация

Социетальное сообщество, занимающее в данном анализе место главной подсистемы, помещено в левую колонку; остальные три следуют за ней. Во второй колонке этому набору соответствуют выделенные по тем же функциональным критериям четыре основных структурных компонента социальных систем. Третья колонка содержит соответствующую классификацию аспектов динамических процессов, происходящих в социальных системах; эти категории будут широко использованы в последующем анализе. Наконец, в четвертой колонке повторены обозначения основных функций.

За исключением парадигмы, относящейся к развитию, эта схема была полностью представлена в более ранней работе «Theories of society» в разделе «General introduction, Part II: An outline of the social system». Для лучшего понимания таблиц 1 и 2 данной книги обратитесь также к таблицам 1 и 2 в книге «Societies…» (p. 28, 29) и к сопровождающим их пояснениям.

Важно не допускать трактовку структуры социетальных норм как монолитной целостности. Поэтому мы аналитически различаем четыре се составляющих, хотя в конкретной реальности они в высшей степени перемешаны между собой. Наши различения касаются оснований обязанностей и прав, а также характера санкций за нарушение норм и вознаграждений за их соблюдение или за высокий уровень их исполнения.

Ядро: социетальное сообщество

Наше центральное понятие — социетальное сообщество звучит несколько непривычно, вероятно из-за того, что проблемы, охватываемые им, обычно обсуждаются в терминах политики или религии, а не в социальном плане. На наш взгляд, основная функция этой интегративной подсистемы состоит в том, чтобы определять обязательства, вытекающие из лояльности по отношению к социетальному коллективу, как для его членов в целом, так и для различных категорий дифференцированных статусов и ролей внутри общества. Так, в большинстве современных обществ готовность к военной службе является проверкой лояльности для мужчин, но не для женщин. Лояльность состоит в готовности откликнуться на должным образом «обоснованный» призыв, сделанный от лица коллектива или во имя «общественного» интереса или потребности. Нормативная проблема состоит в определении тех случаев, когда подобный отклик устанавливает обязанность. В принципе в лояльности нуждается любой коллектив, но особую важность она имеет для социетального сообщества. Обычно отимени и в интересах социетальной лояльности выступают государственные органы, они же следят за выполнением соответствующих норм. Однако существуют и другие общественные инстанции, пользующиеся таким же правом, как государство, но не являющиеся просто разновидностями его структур.

Особую важность представляют отношения между лояльностями подгрупп и индивидов по отношению к социетальному коллективу, то есть всему обществу, и по отношению к другим коллективам, членами которых они являются. Фундаментальной чертой всех человеческих обществ является ролевой плюрализм,участие одних и тех же людей в ряде коллективов. Не вдаваясь в подробности, можно сказать, что расширение ролевого плюрализма является важной составляющей процессов дифференциации, ведущих к становлению общества современного типа. Поэтому одной из значительных проблем интеграции, стоящих перед социетальным сообществом, является проблема регулирования лояльностей его членов по отношению к нему самому и к другим различным коллективам.

Индивидуалистскаясоциальнаятеория настойчиво преувеличивала значимость индивидуального «личного интереса», в его психологическом смысле, как препятствия, стоящего перед интеграцией социальных систем. В целом же личные мотивы индивидов эффективно канализируются в социальную систему через лояльность и членство в различных по отношению к ним коллективах. Непосредственной проблемой для большинстваиндивидовявляетсяпроблемавыбораи уравновешивания своих обязательств в случаях конфликта конкурирующих междусобой лояльностей. Например, нормальный взрослый мужчина в обществах современного типа одновременно является работником и членом семьи. И хотя требования, предъявляемые этими двумя ролями, часто находятся в конфликте, большинство мужчин жизненно заинтересованы в сохранении лояльности обеимролям.

Социетальное сообщество представляет собой сложную сетьвзаимопроникающих коллективовиколлективных лояльностей, систему, для которой характерны дифференциация и сегментация. Так, семейные ячейки, деловые фирмы, церкви, правительственные учреждения, учебные заведения и т.п. отделены друг от друга (дифференцированы). К тому же каждый такой тип коллектива состоит из множества конкретных коллективов, например из множества семей, каждая из которых насчитывает лишь несколько человек, и из многих локальных сообществ.

Лояльность по отношению к социетальному сообществу должна занимать высокое место в любой устойчивой иерархии лояльностей и потому является предметом особой заботы всего общества. И все-таки высшее место в этой иерархии принадлежит не ей. Следует подчеркнуть значимость культурной легитимизации нормативного порядка общества, поскольку именно ей принадлежит наивысшая позиция. В первую очередь она действует через институционализацию системы ценностей, которая является составной частью и социетальной, и культурной систем. Затем выборочные ценности, являющиеся конкретизациями общих ценностных образцов, становятся частью каждой конкретной нормы, интегрированной в легитимный порядок. В системе норм, которые управляют лояльностями, следовательно, права и обязанности различных коллективов должны быть согласованы не только между собой, но и с легитимными основаниями порядка в целом.

С иерархической точки зрения нормативное упорядочение социетального сообщества в терминах членства подразумевает существование стратификационнойшкалы — шкалы признаваемого и легитимизированного (в той мере, в какой усвоены нормы и ценности)престижавходящих в это сообщество в качестве его членов коллективов, отдельных лиц, а также статусов и ролей, распространенных в этом сообществе. Оно должно быть скоординировано как с универсальными нормами, определяющими статус членства, так и с определенным разделением функций коллективов, статусов и ролей, которое в общем-то не обязательно предполагает наличие иерархии. Конкретная стратификационная система, таким образом, представляет собой сложную функцию всех этих составляющих.

Ввиду существования ролевого плюрализма возникает особосложнаяпроблемастатусаиндивидовв стратификационной системе. Стратификационные механизмы исторически имели обыкновение рассматривать индивидов прежде всего с точки зрения их принадлежности к большим коллективным системам, членство в которых определяло их статус. Подобную роль играли родовые коллективы, этнические группы, сословия, социальные классы. Однако современное общество требует высвобождения индивидуальных статусов из такого рода коллективных уз, с чем и связан особый характер современных систем стратификации .

Положение коллектива или индивида в стратификационной системе измеряется уровнем его престижа или способностью оказыватьвлияние.Последнеемы рассматриваем как одно из обобщенных символических средств социетального взаимообмена, наряду с деньгами и властью. Оно состоит в способности добиваться от других социальных агентов желаемых решений, не предъявляя им в качестве соблазна какого-то ценного quid pro quo и не угрожая им какими-либо пагубными последствиями. Это влияние должно действовать через убеждение объекта воздействия в том, что то решение, которое внушает ему субъект влияния, означает действие в интересах коллективной системы, с которой оба они солидарны. Оно прежде всего апеллирует к коллективному интересу, но обычно исходит из того, что обе стороны, обеспечивая коллективный интерес и взаимную солидарность, удовлетворяют и свои частные интересы. Типичным случаем использования влияния является уговаривание вступить в контрактные отношения, основанные на «честном слове», или проголосовать за определенного политического кандидата. Влияние может обмениваться на какие-то подходящие случаю блага или на другие формы влияния в том смысле, в каком денежные ресурсы могут использоваться для покупки товаров, а могут накапливаться или обмениваться на другую валюту. Влияние может обмениваться и на другие обобщенные средства обмена, такие, как деньги или власть.

Социетальное сообщество и воспроизводство образца

Основания культурной легитимизации трансцендентны по отношению к конкретному и случайному характеру интересов, влияния и солидарности, выступая на социетальном уровне в виде ценностных приверженностей.В противоположность лояльности, проявляемой к коллективу, отличительной чертой ценностных приверженностей при исполнении обязательств является их большая независимость от соображений цены, выгоды или убытков, от текущих потребностей социума или окружающей среды. Нарушение ценностных обязательств определяется как совершение нелегитимного деяния; наоборот, следование долгу является делом чести и совести, которые, в свою очередь, не могут быть представлены без понятий бесчестья и вины.

Хотя подобные формулировки могут звучать чрезмерно запретительно, на самом деле именно таковыми и бывают ценностные обязательства, а вид и степень воздействия их свойства накладывать запреты зависят от целого ряда факторов. Какправило,приверженностьценностям предполагает обязанность совершать конкретные действия по их реализации. Особенно если ценностная система имеет «активистский» характер, что в большинстве случаев присуще современным обществам, то это предполагает реалистическое признание вполне определенных условий для коллективного действия. Так, ценностные системывключают в себя категорию обязательств перед «ценностно-обоснованными объединениями», солидарность в рамках легитимных коллективных взаимодействий и предприятий. Какие объединения являются ценностно-обоснованными, это по-разному решается в конкретных обществах.Редко бывает возможнообеспечить легитимность ассоциации, связывая легитимизацию с вполне конкретными действиями, поскольку субъекты действия, чтобы иметь возможность реализовать свои ценности в меняющихся обстоятельствах, должны обладать достаточной свободой принятия решений. Одним из факторов, обусловливающих такую свободу, является высокий уровень генерализации ценностей, на основе которых осуществляется легитимизация объединения. Например, запрет на эксплуатацию человека человеком в экономических взаимодействиях весьма отличается от конкретного запрещения ссужения денег под проценты.Генерализацияценностных систем до такой степени, когда они становятся способными эффективно управлять социальным действием без опоры на подробно расписанные запрещения, является одним из центральных факторов в процессе модернизации.

На уровне культуры в качестве соответствующего аспекта ценностей выступает то, что принято называть моралью. Мораль предполагает оценку объектов опыта в контексте социальных отношений. Моральный поступок есть реализация культурной ценности в социальной ситуации, включающей взаимодействия с другими субъектами. Коль скоро речь идет о взаимодействии, здесь должны присутствовать стандарты, взаимно обязательные для его участников.

Моральные ценности — не единственный компонент ценностного содержимого культурной системы. Существуют другие, например эстетические, познавательные или собственно религиозные ценности. Культуры дифференцируются не только по линии морали; религия, искусство как область экспрессивной символизации, эмпирическое знание (в конечном счете наука) тоже становятся независимыми дифференцированными культурными системами. Наличие высокодифференцированной культурной системы со сложной сетью взаимосвязей является отличительной чертой современных, модернизованных обществ.

Социетальное сообщество и политика

Рассмотрев аспекты социетального нормативного порядка, сосредоточенные вокруг проблем членства и лояльности и вокруг культурной легитимизации, перейдем к третьему аспекту. Влияние и ценностные приверженности действуют по принципу добровольности, через убеждение и апелляцию к чести и совести. Однако ни одна крупная и сложная социальная система не сможет выжить, если согласие с большей частью ее нормативных оснований не будет носить обязательногохарактера, то есть если к непослушанию не будут применяться по ситуации негативные санкции. Такие санкции отчасти и предупреждают непослушание тем, что «напоминают» добропорядочным гражданам об их обязанностях и служат наказанием для нарушителей. Социально организованное и управляемое применение негативных санкций, включая угрозу их применения в случаях, когда подозревается наличие намерения ослушаться, называется функциейпринуждения.Чем более дифференцировано общество, тем скорее можно ожидать, что принуждение осуществляется специальными органами, такими, как полиция и военизированные службы.

Управляемое принуждение требует существования определенных способов установления действительного факта, субъекта и обстоятельств нарушения норм. Среди специальных органов, действующих в этом направлении, важное место принадлежит судам и юридической гильдии.Сложный нормативный порядок, однако, нуждается не только в принуждении, но и в авторитетной интерпретации. Очень часто судебные системы вынуждены сочетать в особых случаях определение обязательств, наказаний и пр. с интерпретацией значения норм, что подчас является довольно значительной проблемой. В менее развитых обществах эта последняя функция имеет обыкновение оставаться в ведении религиозных инстанций, в обществах же современного типа она во все большей мере переходит в компетенцию светских судебных учреждений.

Все эти проблемы ставят вопросы об отношениях между социетальным сообществом и политической подсистемой. В терминах принятой нами аналитической схемы политика включает не только основные функции правительства в его отношениях с социетальным сообществом, но и соответствующие аспекты любого коллектива. Мы рассматриваем какое-то явление как политическое в той мере, в какой оно связано с организацией и мобилизацией ресурсов для достижения каким-либо коллективом его целей. Политические аспекты деятельности существуют у деловых компаний, университетов, церквей. В развитии современных обществ, однако, государство все более дифференцируется от социетального сообщества как специализированный орган общества, составляющий ядро его политической подсистемы.

Дифференцируясь, государство имеет тенденцию сосредоточиватьсянадвух основных функциональных комплексах. Первый охватывает ответственность за поддержание целостности социетального сообщества перед лицом глобальных угроз, с особым, но не исключительным акцентом на его легитимном нормативном порядке. Сюда же относится функция принуждения и, по крайней мере, некоторая доля участия в осуществлении интерпретации. К тому же общий процесс дифференциации сферы управления ведет к обособлению областей, в которых допускается открытое формулирование и узаконение новых норм, так что частью этого функционального комплекса становится законодательная деятельность. Второй комплекс включает все виды исполнительной деятельности государства, которая связана с коллективными действиями в любых ситуациях, указывающих на необходимость каких-то мер в «общественных» интересах. Границы этой ответственности простираются от безусловно значимых дел, таких, как защита территориальных пределов или поддержание общественного порядка, до почти что любого вопроса, который считается «затрагивающим общественные интересы».

Основные отношения между государством и социетальным сообществом могут носить аскриптивный характер. Даже н обществах ранней стадии модернизации простые люди рассматривались как «подданные» монарха, которым традицией предписано подчинение его власти. Однако при достижении уровней дифференциации, соответствующих модернизованному обществу, власть политических лидеров имеет обыкновение становиться зависимой от поддержки очень широких слоев населения. В той мере, в какой это справедливо, мы будем различать роли политических лидеров и властные позиции в более общем смысле.

Дифференциация лидерства и авторитета предполагает особый уровень обобщенности того средства социального взаимообмена, который мы называем властью. Мы определяем власть как способность принимать и «навязывать» решения, которые обязательныдля соответствующих коллективов и их членов постольку, поскольку их статусы подпадают под обязательства, предполагаемые такими решениями. Власть следует отличать от влияния, гак как издание обязывающих решений совсем не похоже на меры убеждения. В соответствии с нашим определением, гражданин, отдавая свой голос на выборах, осуществляет власть, поскольку совокупность таких голосов обязующим образом определяет исход выборов. Маленькая порция власти — все равно власть, подобно тому как один доллар — небольшие деньги, но все равно деньги.

Социетальное сообщество и экономика

Четвертый компонент нормативного порядка сопряжен с областью практического. Наиболее очевидными сферами его приложения являются экономика и технология, а его руководящийпринцип— желательностьэффективного управления ресурсами. Даже в тех случаях, когда не затронуты вопросы лояльности, выполнения обязательных постановлений или морали, действия индивида или коллектива будут осуждаться, если они без необходимости расточительны или небрежны. В современных обществах этот нормативный аспект особенно ясен там, где речь идет о регулировании трудовых ресурсов как фактора производства в экономическом смысле этою слова. Сознательное включение н рабочую силу предполагает обязательство эффективно трудиться в соответствии с легитимными условиями найма. Как отмечал Вебер, в этом обязательстве имеется решающий моральный элемент. Но и без этого акцента на морали повсеместно одобряется рациональное экономическое и технологическое действие и не одобряется отклонение от соответствующих стандартов рациональности.

Дифференциация автономных структур делает необходимым развитие обобщенного монетарного средства обмена в сочетании с рыночной системой. Деньги и рынок действуют там, где существует довольно широкое разделение труда и где область экономического действия достаточно отделенаот политических, общинных и моральных императивов. Из всех обобщенных механизмов социетального взаимообмена деньги и рынки менее всего связаны с нормативным порядком, воплощенным в социетальном сообществе. Соответственно, практическая рациональность регулируется главным образом институциональными нормами, прежде всего институтами собственности и контракта, которые имеют другие основания для санкций.

12

studfiles.net

Подсистемы общества

В соответствии с нашей четырехфункциональной схемой, пред­назначенной для анализа систем действия, мы аналитически де­лим общество на четыре основные подсистемы (как показано в таб­лице 2). Так, подсистема сохранения и воспроизводства образца преимущественно касается отношений общества с культурной сис­темой и через нее с высшей реальностью; целедостиженческая, или политическая, подсистема — отношений с личностными сис­темами индивидов; адаптивная, или экономическая, подсисте­ма — отношений с поведенческим организмом и через него с материальным миром. Эти различения носят наиболее явствен­ный и наиболее важный характер применительно к обществам, далеко продвинутым по шкале модернизации. Однако сама слож­ность отношений как между подсистемами системы действия, так и между подсистемами общества мешает четко проводить эти раз­личения. Например, структуры родства могут быть помещены в каждую из трех упомянутых подсистем. Через свое отношение к питанию, сексу, биологическому происхождению и месту обита­ния они замыкаются на организм и физическую среду. Как пер­вичный источник начального приобщения к ценностям, нормам и средствам коммуникации они теснейшим образом связаны с системой воспроизводства образца. Как первичный источник со­циализации они выходят на политическую подсистему.

В рамках такого рассмотрения ядром общества как разновид­ности социальной системы является четвертый компонент — его интегративная подсистема. Поскольку мы интерпретируем (соци­альную систему как интегративную для систем действия в целом, то особое внимание надо уделять тому, как она обеспечивает или, наоборот, не обеспечивает различные порядки и уровни внутрен­ней интеграции. Эта интегративная подсистема общества будет называться социетальным сообществом.

Возможно, самой общей функцией социетального сообщества является сочленение системы норм с коллективной организацией, обладающей единством и внутренней логикой. Следуя Веберу, мы называем нормативный аспект системы легитимным порядком», а коллективный аспект предлагаем именовать социетальным сооб­ществом, обладающим свойствами единого, имеющего определен­ные границы коллектива. Социетальный порядок требует ясной и

» Weber M. The theory of social and economic organization. N.Y.- Oxford Univ. Press, 1947.

23

Таблица 2

Общество (или более обобщенно — социальная система)*

Подсистемы

Структурные компоненты

Аспекты процесса развития

Основная функция

Социетальное сообщество

Нормы

Включение

Интеграция

Воспроизводство образца или фидуциарная подсистема

Ценности

Генерализация ценностей

Воспроизводство образца

Политика

Коллективы

Дифференциация

Целедостижение

Экономика

Роли

Повышение

Адаптация

адаптивного

потенциала

* В этой таблице предпринята попытка представить в несколько более развер­нутом виде четырехфункциональную парадигму применительно к обществу или любой другой разновидности социальной системы, играющей роль интегративной подсистемы в общей системе действия. Социетальное сообщество, занимающее в данном анализе место главной подсистемы, помещено в левую колонку; остальные три следуют за ней. Во второй колонке этому набору соответствуют выделенные по тем же функциональным критериям четыре основных структурных компонента со­циальных систем. Третья колонка содержит соответствующую классификацию ас­пектов динамических процессов, происходящих в социальных системах; эти кате­гории будут широко использованы в последующем анализе. Наконец, в четвертой колонке повторены обозначения основных функций.

За исключением парадигмы, относящейся к развитию, эта схема была полно­стью представлена в более ранней работе «Theories of society» в разделе «General introduction, Part II: An outline of the social system». Для лучшего понимания таб­лиц 1 и 2 данной книги обратитесь также к таблицам 1 и 2 в книге «Societies…» (р. 28, 29) и к сопровождающим их пояснениям.

определенной интеграции в смысле последовательности норматив­ного строя, с одной стороны, и социетальной «гармонии» и «коор­динированное™» — с другой. Более того, необходимо, чтобы нор­мативно определенные обязательства были усвоены, в то время как коллективы при выполнении своих функций и для отстаива­ния своих законных интересов должны иметь в своем распоряже­нии нормативную санкцию. Таким образом, нормативный поря­док на социетальном уровне содержит «решение» поставленной Т. Гоббсом проблемы — как уберечь человеческие отношения от вырождения в «войну всех против всех».

Важно не допускать трактовку структуры социетальных норм как монолитной целостности. Поэтому мы аналитически различа-

24

ем четыре ее составляющих, хотя в конкретной реальности они в высшей степени перемешаны между собой. Наши различения ка­саются оснований обязанностей и прав, а также характера сан­кций за нарушение норм и вознаграждений за их соблюдение или за высокий уровень их исполнения.

Ядро: социетальное сообщество

Наше центральное понятие — социетальное сообщество зву­чит несколько непривычно, вероятно из-за того, что проблемы, охватываемые им, обычно обсуждаются в терминах политики или религии, а не в социальном плане. На наш взгляд, основная функ­ция этой интегративной подсистемы состоит в том, чтобы опреде­лять обязательства, вытекающие из лояльности по отношению к социетальному коллективу, как для его членов в целом, так и для различных категорий дифференцированных статусов и ролей внутри общества. Так, в большинстве современных обществ готовность к военной службе является проверкой лояльности для мужчин, но не для женщин. Лояльность состоит в готовности откликнуться на должным образом «обоснованный» призыв, сделанный от лица коллектива или во имя «общественного» интереса или потребнос­ти. Нормативная проблема состоит в определении тех случаев, когда подобный отклик устанавливает обязанность. В принципе в ло­яльности нуждается любой коллектив, но особую важность она имеет для социетального сообщества. Обычно от имени и в инте­ресах социетальной лояльности выступают государственные орга­ны, они же следят за выполнением соответствующих норм. Одна­ко существуют и другие общественные инстанции, пользующиеся таким же правом, как государство, но не являющиеся просто раз­новидностями его структур.

Особую важность представляют отношения между лояльностя-ми подгрупп и индивидов по отношению к социетальному кол­лективу, то есть всему обществу, и по отношению к другим кол­лективам, членами которых они являются. Фундаментальной чер­той всех человеческих обществ является ролевой плюрализм, учас­тие одних и тех же людей в ряде коллективов. Не вдаваясь в по­дробности, можно сказать, что расширение ролевого плюрализма является важной составляющей процессов дифференциации, ве­дущих к становлению общества современного типа. Поэтому од­ной из значительных проблем интеграции, стоящих перед социе-тальным сообществом, является проблема регулирования лояль-ностей его членов по отношению к нему самому и к другим раз­личным коллективам.

25

Индивидуалистская социальная теория настойчиво преувели­чивала значимость индивидуального «личного интереса», в его психологическом смысле, как препятствия, стоящего перед инте­грацией социальных систем. В целом же личные мотивы индиви­дов эффективно канализируются в социальную систему через ло­яльность и членство в различных по отношению к ним коллекти­вах. Непосредственной проблемой для большинства индивидов является проблема выбора и уравновешивания своих обязательств в случаях конфликта конкурирующих между собой лояльностей. Например, нормальный взрослый мужчина в обществах современ­ного типа одновременно является работником и членом семьи. И хотя требования, предъявляемые этими двумя ролями, часто находятся в конфликте, большинство мужчин жизненно заинте­ресованы в сохранении лояльности обеим ролям.

Социетальное сообщество представляет собой сложную сеть взаимопроникающих коллективов и коллективных лояльностей, систему, для которой характерны дифференциация и сегментация. Так, семейные ячейки, деловые фирмы, церкви, правительствен­ные учреждения, учебные заведения и т.п. отделены друг от друга (дифференцированы). К тому же каждый такой тип коллектива состоит из множества конкретных коллективов, например из мно­жества семей, каждая из которых насчитывает лишь несколько человек, и из многих локальных сообществ.

Лояльность по отношению к социетальному сообществу долж­на занимать высокое место в любой устойчивой иерархии лояль­ностей и потому является предметом особой заботы всего общест­ва. И все-таки высшее место в этой иерархии принадлежит не ей. Следует подчеркнуть значимость культурной легитимизации нормативного порядка общества, поскольку именно ей принадле­жит наивысшая позиция. В первую очередь она действует через институционализацию системы ценностей, которая является со­ставной частью и социетальной, и культурной систем. Затем вы­борочные ценности, являющиеся конкретизациями общих ценност­ных образцов, становятся частью каждой конкретной нормы, ин­тегрированной в легитимный порядок. В системе норм, которые управляют лояльностями, следовательно, права и обязанности раз­личных коллективов должны быть согласованы не только между собой, но и с легитимными основаниями порядка в целом12.

С иерархической точки зрения нормативное упорядочение со-циетального сообщества в терминах членства подразумевает су-

12 По этому вопросу см.: Bellah R. M,£pilogue//Religion and progress in modern Asia. N.Y.: Free Press, 1965.

26

ществование стратификационной шкалы — шкалы признаваемого и легитимизированного (в той мере, в какой усвоены нормы и ценности) престижа входящих в это сообщество в качестве его членов коллективов, отдельных лиц, а также статусов и ролей, распространенных в этом сообществе. Оно должно быть скоор­динировано как с универсальными нормами, определяющими статус членства, так и с определенным разделением функций кол­лективов, статусов и ролей, которое в общем-то не обязательно предполагает наличие иерархии. Конкретная стратификационная система, таким образом, представляет собой сложную функцию всех этих составляющих.

Ввиду существования ролевого плюрализма возникает особо сложная проблема статуса индивидов в стратификационной сис­теме. Стратификационные механизмы исторически имели обык­новение рассматривать индивидов прежде всего с точки зрения их принадлежности к большим коллективным системам, членст­во в которых определяло их статус. Подобную роль играли родо­вые коллективы, этнические группы, сословия, социальные клас­сы. Однако современное общество требует высвобождения инди­видуальных статусов из такого рода коллективных уз, с чем и связан особый характер современных систем стратификации13.

Положение коллектива или индивида в стратификационной системе измеряется уровнем его престижа или способностью ока­зывать влияние. Последнее мы рассматриваем как одно из обоб­щенных символических средств социетального взаимообмена, на­ряду с деньгами и властью. Оно состоит в способности добивать­ся от других социальных агентов желаемых решений, не предъяв­ляя им в качестве соблазна какого-то ценного quid pro quo и не угрожая им какими-либо пагубными последствиями. Это влия­ние должно действовать через убеждение объекта воздействия в том, что то решение, которое внушает ему субъект влияния, оз­начает действие в интересах коллективной системы, с которой оба они солидарны. Оно прежде всего апеллирует к коллективно­му интересу, но обычно исходит из того, что обе стороны, обес­печивая коллективный интерес и взаимную солидарность, удов­летворяют и свои частные интересы. Типичным случаем исполь­зования влияния является уговаривание вступить в контрактные отношения, основанные на «честном слове», или проголосовать за определенного политического кандидата. Влияние может об­мениваться на какие-то подходящие случаю блага или на другие

n Parsons Т. Equality and inequality in modern society, or social stratification revisit-ed//Sociological Inquiry. 1970. Vol. 40. № 2

27

формы влияния в том смысле, в каком денежные ресурсы могут использоваться для покупки товаров, а могут накапливаться или обмениваться на другую валюту. Влияние может обмениваться и на другие обобщенные средства обмена, такие, как деньги или власть14.

Социетальное сообщество и воспроизводство образца

Основания культурной легитимизации трансцендентны по от­ношению к конкретному и случайному характеру интересов, вли- i яния и солидарности, выступая на социетальном уровне в виде i ценностных приверженностей. В противоположность лояльности, ! проявляемой к коллективу, отличительной чертой ценностных приверженностей при исполнении обязательств является их большая независимость от соображений цены, выгоды или убыт­ков, от текущих потребностей социума или окружающей среды. Нарушение ценностных обязательств определяется как соверше­ние нелегитимного деяния; наоборот, следование долгу является делом чести и совести, которые, в свою очередь, не могут быть представлены без понятий бесчестия и вины.

Хотя подобные формулировки могут звучать чрезмерно запре­тительно, на самом деле именно таковыми и бывают ценностные обязательства, а вид и степень воздействия их свойства наклады­вать запреты зависят от целого ряда факторов. Как правило, при­верженность ценностям предполагает обязанность совершать кон­кретные действия по их реализации. Особенно если ценностная система имеет «активистский» характер, что в большинстве случа­ев присуще современным обществам, то это предполагает реалис­тическое признание вполне определенных условий для коллектив­ного действия. Так, ценностные системы включают в себя катего­рию обязательств перед «ценностно обоснованными объединения­ми», солидарность в рамках легитимных коллективных взаимо­действий и предприятий. Какие объединения являются ценностно обоснованными, это по-разному решается в конкретных общест­вах. Редко бывает возможно обеспечить легитимность ассоциации, связывая легитимизацию с вполне конкретными действиями, по­скольку субъекты действия, чтобы иметь возможность реализо­вать свои ценности в меняющихся обстоятельствах, должны об­ладать достаточной свободой принятия решений. Одним из факто-

» Parsons T. On the concept of influence//Politics and social structure. N.Y.: Free Press. 1969

28

ров, обусловливающих такую свободу, является высокий уровень генерализации ценностей, на основе которых осуществляется ле-гитимизация объединения. Например, запрет на эксплуатацию человека человеком в экономических взаимодействиях весьма отличается от конкретного запрещения ссужения денег под про­центы. Генерализация ценностных систем до такой степени, ког­да они становятся способными эффективно управлять социаль­ным действием без опоры на подробно расписанные запреще­ния, является одним из центральных факторов в процессе модер­низации.

На уровне культуры в качестве соответствующего аспекта цен­ностей выступает то, что принято называть моралью. Мораль пред­полагает оценку объектов опыта в контексте социальных отноше­ний. Моральный поступок есть реализация культурной ценности в социальной ситуации, включающей взаимодействия с другими субъ­ектами. Коль скоро речь идет о взаимодействии, здесь должны при­сутствовать стандарты, взаимно обязательные для его участников.

Моральные ценности — не единственный компонент ценност­ного содержимого культурной системы. Существуют другие, на­пример эстетические, познавательные или собственно религиоз­ные ценности. Культуры дифференцируются не только по линии морали; религия, искусство как область экспрессивной символи­зации, эмпирическое знание (в конечном счете наука) тоже ста­новятся независимыми дифференцированными культурными сис­темами. Наличие высокодифференцированной культурной сис­темы со сложной сетью взаимосвязей является отличительной чертой современных, модернизованных обществ15.

Социетальное сообщество и политика

Рассмотрев аспекты социетального нормативного порядка, со­средоточенные вокруг проблем членства и лояльности и вокруг культурной легитимизации, перейдем к третьему аспекту. Влия­ние и ценностные приверженности действуют по принципу добро­вольности, через убеждение и апелляцию к чести и совести. Од­нако ни одна крупная и сложная социальная система не сможет выжить, если согласие с большей частью ее нормативных основа­ний не будет носить обязательного характера, то есть если к непо­слушанию не будут применяться по ситуации негативные сан­кции. Такие санкции отчасти и предупреждают непослушание тем,

ь Parsons T. Introduction: Culture and the social system//Theories of society.,.

29

что «напоминают» добропорядочным гражданам об их обязаннос­тях и служат наказанием для нарушителей. Социально организо­ванное и управляемое применение негативных санкций, включая угрозу их применения в случаях, когда подозревается наличие на­мерения ослушаться, называется функцией принуждения. Чем бо­лее дифференцировано общество, тем скорее можно ожидать, что принуждение осуществляется специальными органами, такими, как полиция и военизированные службы16.

Управляемое принуждение требует существования определен­ных способов установления действительного факта, субъекта и обстоятельств нарушения норм. Среди специальных органов, дей­ствующих в этом направлении, важное место принадлежит судам и юридической гильдии. Сложный нормативный порядок, однако, нуждается не только в принуждении, но и в авторитетной интерпре­тации. Очень часто судебные системы вынуждены сочетать в особых случаях определение обязательств, наказаний и пр. с интерпрета­цией значения норм, что подчас является довольно значительной проблемой17. В менее развитых обществах эта последняя функция имеет обыкновение оставаться в ведении религиозных инстанций, в обществах же современного типа она во все большей мере перехо­дит в компетенцию светских судебных учреждений.

Все эти проблемы ставят вопросы об отношениях междусоцие-тальным сообществом и политической подсистемой. В терминах принятой нами аналитической схемы политика включает не толь­ко основные функции правительства в его отношениях с социе-тальным сообществом, но и соответствующие аспекты любого кол­лектива18. Мы рассматриваем какое-то явление как политическое в той мере, в какой оно связано с организацией и мобилизацией ресурсов для достижения каким-либо коллективом его целей. По­литические аспекты деятельности существуют у деловых компа­ний, университетов, церквей. В развитии современных обществ, однако, государство все более дифференцируется от социеталь-ного сообщества как специализированный орган общества, состав­ляющий ядро его политической подсистемы.

Дифференцируясь, государство имеет тенденцию сосредото­чиваться на двух основных функциональных комплексах. Пер-

«‘ Parsons T. Some reflections on the place of force in social process//Sociological theory and modern society. N.Y.: Free Press, 1967.

» В этом вопросе особенно примечательна кн.: Fuller L. The morality of law. New Haven: Yale Univ. Press, 1964.

‘* Parsons T. The political aspect of social structure and process//Varieties of political theory/Ed, by D. Easton. Englewood Cliffs (N.J.): Prentice-Hall, 1966,

30

вый охватывает ответственность за поддержание целостности соци-етального сообщества перед лицом глобальных угроз, с особым, но не исключительным акцентом на его легитимном нормативном порядке. Сюда же относится функция принуждения и, по крайней мере, некоторая доля участия в осуществлении интерпретации. К тому же общий процесс дифференциации сферы управления ведет к обособлению областей, в которых допускается открытое формулирование и узаконение новых норм, так что частью этого функционального комплекса становится законодательная деятель­ность. Второй комплекс включает все виды исполнительной дея­тельности государства, которая связана с коллективными дейст­виями в любых ситуациях, указывающих на необходимость каких-то мер в «общественных» интересах. Границы этой ответственнос­ти простираются от безусловно значимых дел, таких, как защита территориальных пределов или поддержание общественного по­рядка, до почти что любого вопроса, который считается «затраги­вающим общественные интересы»19.

Основные отношения между государством и социетальным со­обществом могут носить аскриптивный характер. Даже в общест­вах ранней стадии модернизации простые люди рассматривались как «подданные» монарха, которым традицией предписано подчи­нение его власти. Однако при достижении уровней дифференциа­ции, соответствующих модернизованному обществу, власть поли­тических лидеров имеет обыкновение становиться зависимой от поддержки очень широких слоев населения. В той мере, в какой это справедливо, мы будем различать роли политических лидеров и властные позиции в более общем смысле.

Дифференциация лидерства и авторитета предполагает особый уровень обобщенности того средства социального взаимообмена, который мы называем властью20. Мы определяем власть как спо­собность принимать и «навязывать» решения, которые обязатель­ны для соответствующих коллективов и их членов постольку, по­скольку их статусы подпадают под обязательства, предполагаемые такими решениями. Власть следует отличать от влияния, так как издание обязывающих решений совсем не похоже на меры убеж­дения. В соответствии с нашим определением, гражданин, отдавая свой голос на выборах, осуществляет власть, поскольку совокуп-

» Parsons T. The political aspect of social structure and process//Varieties of polit­ical theory/Ed, by D. Easton; см. также: Almond G.A., Powell G.B. Comparative politics: A developmental approach. Boston: Little Brown, 1966.

20 См.: Parsons T. On the concept of political power//Politics and social structure.

31

ность таких голосов обязующим образом определяет исход выбо­ров. Маленькая порция власти — все равно власть, подобно тому как один доллар — небольшие деньги, но все равно деньги.

Социетальное сообщество и экономика

Четвертый компонент нормативного порядка сопряжен с об­ластью практического. Наиболее очевидными сферами его при­ложения являются экономика и технология, а его руководящий принцип — желательность эффективного управления ресурсами. Даже в тех случаях, когда не затронуты вопросы лояльности, вы- л полнения обязательных постановлений или морали, действия 1 индивида или коллектива будут осуждаться, если они без необхо- 1 димости расточительны или небрежны. В современных обществах 1 этот нормативный аспект особенно ясен там, где речь идет о pery- I лировании трудовых ресурсов как фактора производства в эконо- 1 мическом смысле этого слова. Сознательное включение в рабочую 1 силу предполагает обязательство эффективно трудиться в соответ­ствии с легитимными условиями найма21. Как отмечал Вебер, в этом обязательстве имеется решающий моральный элемент. Но и без этого акцента на морали повсеместно одобряется рациональ­ное экономическое и технологическое действие и не одобряется отклонение от соответствующих стандартов рациональности.

Дифференциация автономных структур делает необходимым развитие обобщенного монетарного средства обмена в сочетании с рыночной системой. Деньги и рынок действуют там, где суще­ствует довольно широкое разделение труда и где область экономи­ческого действия достаточно отделена от политических, общин­ных и моральных императивов22. Из всех обобщенных механизмов социетального взаимообмена деньги и рынки менее всего связаны с нормативным порядком, воплощенным в социетальном сообще­стве. Соответственно, практическая рациональность регулируется главным образом институциональными нормами, прежде всего институтами собственности и контракта, которые имеют другие основания для санкций23.

21 См.: Smelser N.J. The sociology of economic life. Englewood Cliffs (N.J.): Pren­tice-Hall, 1963.

22 Ibid; см. также: Parsons Т., Smelser N.J. Economy and society. N.Y., 1956.

2‘ Классический анализ значения для социальных систем собственности и кон­тракта был проведен Э. Дюркгеймом (см.: Durkheim E. The division of labor in soci­ety. N Y.: Macmillan, 1933. [Дюркгеша Э. О разделении общественного труда. Метод социологии. М: Наука, 1991.]).

32 ч

studfiles.net