Первоначало анаксагор – Становление и особенности с древнегреческой философии. Проблема первоначала в античной философии (Фалес, Анаксимандр, Анаксимен, Анаксагор, Пифагор, Демокрит).

Анаксагор

Анаксагор

Анаксагор (ок. 500-428 гг. до н.э.) родился в Ионии в г. Клазомены. Еще в молодости, отказавшись от наследства, он решил полностью посвятить себя науке. Позднее он переселился в Афины, где прожил около тридцати лет. В Афинах, переживавших период расцвета, Анаксагор входил в круг приближенных Перикла — фактического правителя этого города-государства. Однако, в конце жизни Анаксагор подвергся судебному преследованию и едва не был приговорен к смертной казни, в соответствии с законом, который приравнивал к государственным преступлениям непочитание богов и объяснение небесных явлений естественным образом. Только вмешательство Перикла спасло философа, но он был вынужден покинуть Афины. Он вернулся в Ионию и вскоре умер.

 

Анаксагору принадлежит сочинение под традиционным для того времени названием «О природе», от которого сохранилось около двадцати фрагментов.

 

Мировоззрение Анаксагора сформировалось под влиянием учений Парменида, Эмпедокла и милетской школы. Но в отличии от большинства тогдашних древнегреческих мыслителей, Анаксагор первоначалами мира считал не какую-то одну природную стихию, как это было у ионийских философов, и даже не смешение этих стихий, о чем говорил Эмпедокл. Первоначала — это мельчайшие, невидимые частицы всех вещей, которые только могут быть в мире. Сам Анаксагор называл эти частицы «семенами всех вещей». Впоследстии Аристотель назвал эти семена «гомеомериями».

 

Каждая гомеомерия представляет собой частицу какого-либо вещества — земли, воды, огня, золота, дерева и т.д. Гомеомерии бесконечны по числу и по делимости, т.е. могут делиться до бесконечности, сохраняя при этом свойства того или иного вещества. Именно гомеомерии составляют в итоге любое вещество. Более того, в каждой веще, в каждом веществе существуют и все гомеомерии. Анаксагор говорил: «Во всем содержатся все вещи». Качественное же существо той или иной вещи возникает в том случае, когда гомеомерии одного рода преобладают над гомеомериями других родов. Так, золото является золотом потому, что гомеомерии золота в данном веществе составляют большинство. Такие же гомеомерии золота содержатся и в дереве, но они — лишь небольшая часть среди других гомеомерий, в дереве же преобладают гомеомерии дерева.

 

Гомеомерии существовали изначально, они не обладают моментом рождения или моментом уничтожения. Анаксагор, опираясь на мнение Парменида, утверждал, что не может нечто возникнуть из ничего: «Каким образом из не-волоса может возникнуть волос и из не-плоти — плоть?»

 

Первоначальное состояние мира — это смесь гомеомерий, неподвижная и бесконечная. Однако существует и сила, способная начать движение этой смеси. Таковой силой Анаксагор считал Ум (Нус). Ум — понятие чисто идеальное, и единственное, не смешанное ни с чем другим. Ум обладает абсолютным могуществом. Именно силой Ума начинается мировое круговращение, во время которого происходит смешение и разделение гомеомерий, и, соответственно, возникновение тех или иных реальных вещей.

 

Постепенно, в процессе кругообращения плотное, влажное, холодное и темное сходятся в одно место и образуют землю, а разряженное, горячее, сухое и светлое устремляются вверх и возникает небо. Вокруг всего мира находится эфир, который Анаксагор не отождествляет с обычным воздухом. Эфир, продолжая вращаться, отрывает от земли камни, которые, воспламеняясь превращаются в звезды, солнце и луну. Но отдельные камни продолжают падать на землю — это метеориты.

 

Проблему возникновения жизни Анаксагор решал путем признания того, что в первичной смеси гомеомерий существовали и гомеомерии живых существ. Со временем они стали падать на землю, что и привело к зарождению будущих живых организмов.

 

Учение Анаксагора стоит несколько особняком в системе древнегреческой философии. Ни до него, ни после античные философы не акцентировали внимание на том, что все мире состоит из изначально существовавших «семян всех вещей». В то же время его учение о безгранично могущественном Уме, повлияли на последующих философов, сторонников идеалистических учений.

 

 


© Все права защищены http://www.portal-slovo.ru

portal-slovo.ru

Учение Анаксагора — Русская историческая библиотека

Учения ионийских философов – Фалеса, Анаксимандра и Анаксимена – были совершенно непримиримы с предположением о существовании двух принципов: движущей силы и чисто пассивного вечного, неизменного вещества. Поэтому нельзя полагать, чтобы мог совершиться сам собой, без внешнего влияния, переход от систем этих философов к системам дуализма – учению, которое признавало наличие в бытии

материи, с одной стороны, и духа, с другой, и делало попытку объяснить их взаимодействие. Мы имеем много фактов, заставляющих думать, что дуалистические системы не развились самостоятельно из учений первых ионийских философов, а созданы влиянием италийско-сицилийской философии на ионийскую. В особенности несомненно влияние Эмпедокла.

Первым представителем дуализма в ионийской философии был Анаксагор Клазоменский (500–428 гг. до Р. Х.). Он занимался философиею на родине, переселился в Афины, прожил там несколько десятков лет, был другом великого Перикла, подвергся преследованию со стороны врагов Перикла, обвинявших его в отрицании государственной религии, бежал в Лампсак (431) и через три года умер там (428).

Анаксагор. Фреска в Национальном университете Афин. Авторы — Э. Лебедзицкий и К. Раль, 1888

 

По учению Анаксагора, первобытная материя не какое‑нибудь одно вещество. Первоначал много; они состоят из мелких, неразрушимых и неизменных, «однородных частиц» – омеомерий (ομοιομερϊ). Анаксагор обозначает словом «омеомерия» собственно однородность частиц, ошибочно мнение, что названием «омеомерий» обозначаются сами эти частицы. Эти первобытные вещества учения Анаксагора совсем не то, что стихии Эмпедокла («земля, вода, огонь, воздух). Анаксагор говорит, что эти стихии Эмпедокла – вещества не однородные (άνομοιομερϊ) и потому не первобытные; каждая из них – смесь разнородных частиц. Стихий-первоначал и, следовательно, видов омеомерий гораздо больше четырёх, и уж тем более они не сводимы к чему-то одному, как считали философы-ионийцы. От атомов Демокрита омеомерии отличаются тем, что последние, по учению Анаксагора, бесконечно делимы, «ибо сколько ни дробить бытие, в небытие его превратить нельзя», «в малом нет наименьшего, но всегда есть меньшее». Между тем, атомы Демокрита дробить нельзя, и само слово «атом» в переводе с греческого означает «неделимое».

 

 

Но бытие, по Анаксагору, не сводится лишь к материальным омеомериям. Всё её развитие и жизнь, соединение и разъединение первоначал, создающие видимые нами предметы и перемены в них, производится действием духовной стихии – разума, Нуса (Νους). Этот разум, по учению Анаксагора, – совокупность всех сил природы и вместе с тем он обладает всеведением, всемогуществом и свободою. Он вносит в материю движение, жизнь и порядок. Жизнь и душа проявления этого разума; деятельностью разума в человеке достигается познание истины, а чувственные впечатления обманчивы. Целью жизни должно быть стремление к истине.

При нынешнем развитии естествознания многие из понятий учения Анаксагора о возникновении мира, о форме и природе небесных тел кажутся странными. Он полагает, что земля лежит неподвижно в центре вселенной на воздухе, форма земли – плоский цилиндр, солнце и звезды – раскаленные каменные массы. Согласно Анаксагору, первоначально все первобытные вещества были перемешаны между собою, это был хаос. Разум произвел круговое движение в одной из частей хаотической массы, движение распространялось, охватывало все больше и больше частей её; это расширение продолжается и теперь и будет продолжаться. По учению Анаксагора, оно идёт чрезвычайно быстро, и быстротою его разные вещества разделяются друг от друга, одни направляются вверх, другие вниз; но разделение между веществами происходит не полное. Даже в тех телах, которые кажутся нам совершенно однородными, примешаны к преобладающему веществу маленькие количества всяких других веществ; разница между телами по форме и по качеству состоит в том, что преобладающие в них вещества различны. Таким образом, из одного тела может произойти совершенно иное, хотя основные элементы тел неизменны.

Сочинение Анаксагора «О природе» было написано на ионийском наречии очень простым слогом, не многосложными периодами, а краткими предложениями. Учение Анаксагора имело большое влияние на мыслящих людей его времени, но противоречило народной религии.

 

rushist.com

Анаксагор

Анаксагор (ок. 500—428 гг. до н.э.) родился в Ионии, в г.Кла-зомены. Еще в молодости, отказавшись от наследства, он ре­шил полностью посвятить себя науке. Позднее он переселился в Афины, где прожил около тридцати лет. В Афинах, пережи­вавших период расцвета, Анаксагор входил в круг приближен­ных Перикла — фактического правителя этого города-государ­ства. Однако, в конце жизни Анаксагор подвергся судебному преследованию и едва не был приговорен к смертной казни, в соответствии с законом, который приравнивал к государствен­ным преступлениям непочитание богов и объяснение небесных явлений естественным образом. Только вмешательство Перик-

66

ла спасло философа, но он был вынужден покинуть Афины. Он вернулся в Ионию и вскоре умер.

Анаксагору принадлежит сочинение под традиционным для того времени названием «О природе», от которого сохранилось около двадцати фрагментов.

Мировоззрение Анаксагора сформировалось под влиянием учений Парменида, Эмпедокла и милетской школы. Но в отли­чие от большинства тогдашних древнегреческих мыслителей, Анаксагор первоначалами мира считал не какую-то одну при­родную стихию, как это было у ионийских философов, и даже не смешение этих стихий, о чем говорил Эмпедокл. Первонача­ла — это мельчайшие, невидимые частицы всех вещей, которые только могут быть в мире. Сам Анаксагор называл эти частицы

«семенами всех вещей». Впоследствии Аристотель назвал эти се­мена «гомеомериями».

Каждая гомеомерия представляет собой частицу какого-ли­бо вещества — земли, воды, огня, золота, дерева и т.д. Гомео-мерии бесконечны по числу и по делимости, т.е. могут делиться до бесконечности, сохраняя при этом свойства того или иного вещества. Именно гомеомерии составляют в итоге любое веще­ство. Более того, в каждой веще, в каждом веществе существу­ют и все гомеомерии. Анаксагор говорил: «Во всем содержатся

все вещи». Качественное же существо той или иной вещи воз­никает в том случае, когда гомеомерии одного рода преоблада­ют над гомеомериями других родов. Так, золото является золо­том потому, что в нем преобладают гомеомерии золота. Они содержатся и в дереве, но они — лишь небольшая часть среди других гомеомерии, в дереве же преобладают гомеомерии дерева.

Гомеомерии существовали изначально, они не обладают мо­ментом рождения или моментом уничтожения. Анаксагор, опи­раясь на мнение Парменида, утверждал, что не может нечто возникнуть из ничего: «Каким образом из не-волоса может воз­никнуть волос и из не-шюти — плоть?»

Первоначальное состояние мира — это смесь гомеомерии, неподвижная и бесконечная. Однако существует и сила, спо­собная начать движение этой смеси. Таковой силой Анаксагор считал Ум (Нус). Ум — понятие чисто идеальное, и единствен­ное, не смешанное ни с чем другим. Ум обладает абсолютным могуществом. Именно силой Ума начинается мировое круго­вращение, во время которого происходит смешение и разделе­ние гомеомерии, и, соответственно, возникновение тех или иных реальных вещей.

67

Постепенно, в процессе кругообращения плотное, влажное, холодное и темное сходятся в одно место и образуют землю, а разряженное, горячее, сухое и светлое устремляются вверх и возникает небо. Вокруг всего мира находится эфир, который Анаксагор не отождествляет с обычным воздухом. Эфир, про­должая вращаться, отрывает от земли камни, которые, воспла­меняясь превращаются в звезды, Солнце и Луну. Но отдельные камни продолжают падать на землю — это метеориты.

Проблему возникновения жизни Анаксагор решал путем при­знания того, что в первичной смеси гомеомерий существовали и гомеомерий живых существ. Со временем они стали падать на землю, что и привело к зарождению будущих живых орга­низмов.

Учение Анаксагора в системе древнегреческой философии стоит несколько особняком. Ни до него, ни после античные философы не акцентировали внимание на том, что все в мире состоит из изначально существовавших «семян всех вещей». В то же время его учение о безгранично могущественном Уме повлияло на последующих философов, адептов идеалистических учений.

studfiles.net

Андрей Андреев. Анаксагор — солнце Ума

Учение Анаксагора

Информация

Год написания: 

2014 Систематизация и связи

История философии

Философия Анаксагора — это своеобразное сочетание материализма и идеализма, метафизики и диалектики.

Это неудивительно, ибо именно он был достойным представителем ионийской милетской школы. ИОНИЙСКАЯ ФИЛОСОФИЯ, материалистическая, а точнее, гилозоистическая философия, появившаяся в ионийском Милете на малоазийском побережье. Ионийская философия впервые поставила научно значимый вопрос о вечной первоматерии, субстанции, из которой происходят и в которую возвращаются все вещи. Объектом исследования ионийской философии была прежде всего природа.

Анаксагор стал достойным наследником ее основателей  — Фалеса, Анаксимандра и Анаксимена. Согласно завету Фалеса: «Единое отыскивать достойно мудреца», — предшественники Анаксагора предлагали свои варианты первоначала. Отвергнув все конечные материалистические начала, которые уже есть в мире, Анаксимандр первый заговорил о первоначале как таковом (архе). И так как начало не может быть определенным, уже ограниченным, поэтому оно есть апейрон, что с греческого значит – беспредельное, бесконечное. Анаксимен — учитель Анаксагора двинулся еще дальше: первоначало – определенное и неопределенное – единство определенного и неопределенного. Таким образом, природа, по Анаксимену, это неограниченное ограниченное.

Ионийцами были и основатели элейской метафизической щколы Пифагор и Ксенофан.

Пифагор предложил в качестве первоначала  не материальные стихии, а числа. Число – это мысленное, не чувственное, определение.  Числа по своей природе – ограничивающие и безграничные.

Это то единое, которое искал Фалес, то неопределенное, и бесконечное — апейрон — о котором говорил Анаксимандр, то единство определенного и неопределенного, о котором говорил Анаксимен. И это не стихия, не материя, не чувственное, а умозрительное определение.

Ксенофан Колофонский, иониец по происхождению, вначале продолжал линию ионийской философии, но впоследствии отошел от нее и стал основателем элейской школы. Он был изгнан из Ионии за свое учение о бытии Единого и небытии множественого, возмутительного своей парадоксальностью для невежд. Он стал предтечей еще более парадоксального учения Парменида о разуме, как единственно достоверном способе познания бытия. «Бытие и Разум — это одно, — утверждал Парменид и добавлял — Разум лишь твой пусть рассудит мой многоспорный довод.»

Анаксагор как бы суммировал и синтезировал усилия материалистов (гилозоистов), ищущих первоматерию, и метафизиков, признающих единствено бытие Единого. Этот синтез отразился и в его судьбе. Уроженец ионийских Клазомен, он возвысился в Афинах, став ближайшим соратником, другом и во многом учителем Перикла. Именно под управлением Перикла Афины достигли полноты своего расцвета и величия и стали родиной первой в истории человечества философской Академии — Платоновской.

Анаксагор был одним из ближайших к Периклу друзей и деятелей его круга. Он оказал влияние на образ мыслей Перикла. В биографии Перикла Плутарх рассказывает даже, что Анаксагор «больше всего сблизился с Периклом, больше всего придал вес его речам и серьезный характер его выступлениям перед народом». Перикл был человеком ярко выраженного рационального склада мышления. Он не верил в суеверия и пренебрегал приметами, пытаясь объяснить их логически. В то же время Перикл не был атеистом, являясь религиозным человеком. Согласно Плутарху, рационалистом он стал под влиянием Анаксагора.

Анаксагор в Афинах был первым философом, который стал учить философии. Анаксагор также занимался и научной деятельностью, астрономией, метеорологией. Круг научных вопросов, которыми его интересовали, был очень широк. Видное место среди них занимали вопросы математики. Об этом свидетельствует крупный математик и философ афинской школы неоплатоников Прокл (V в. н. э.). В комментариях к «Началам Эвклида» он сообщает, что после. Пифагора многими вопросами геометрии занимался Анаксагор Клазоменский [70; 37, т. III, с. 125].

В своих исследованиях пришел к выводу, что солнце и другие небесные светила — не божества, а глыбы, которые оторвались от Земли. Он смог предсказать падение меторита в Эгоспотамосе Фракийском. За свое  учение о небесных светилах Анаксагор был обвинен в непочитании богов и спасен от смертной казни только благодаря серьезным усилиям Перикла.

Целью философской жизни он считал теорию, созерцание. «Анаксагор Клазоменский говорит, что целью познания является теоретическое познание и проистекающая от него свобода» Еще более выразительно свидетельство Аристотеля: в своей «Этике Никомаха» он рассказывает, что «Анаксагора, Фалеса и им подобных называют мудрецами, а не практиками». В переводе на сегодняшний язык: «называют философами, а не учеными» или «метафизиками, а не физиками».

Аристотель не только сообщает, что Анаксагора, Фалеса и подобных им называют мудрецами, а не практиками, но также объясняет, почему их так называют:«Ибо видят, что они не нанимают собственной выгоды; про их знание говорят, что оно «чрезычайно» и «удивительно», «тяжело» и «демонично», но бесполезно, так как они не доискиваются того, что составляет благо людей. Анаксагор и такие как он

— не практичные, не заботящиеся о славе, богатстве, успехе, почете; одержимые жаждой познания Истины — истины не земной (прилагательной), а Небесной (непреложной).

Уходят мудрые от дома
Как лебеди, покинув пруд.
Им наша жажда не знакома 
увидеть завершенным труд.
Им ничего не жаль на свете:
ни босых ног своих, ни лет.
Их путь непостижим и светел,
как в небе журавлинный след.
(Дхаммапада)

Предмет его созерцательного постижения — космос, мировой строй, природа, человек как существо природы. Он уподоблял строение мира построению человеческого тела из пищи. «Как в пище находятся частицы — производители крови, мускулов, костей и всего прочего, но эти частицы могут быть в ней усмотрены только разумом, так и не следует все доверять ощущению, которое нам показывает, что хлеб и вода производят все это, но должно знать, что в них находятся разумом созерцаемые частицы. И вот эти части, заключающиеся в пище, подобные производимым ими вещам, он назвал их гомеомериями (подобочастными) и признал их началами сущего.» [Маковельский А.О.  Досократики. Казань, 1919 г., т. III, с. 136]  Гомеомерии — не физические атомы, а только лишь умозрительные «семена», которые соединяясь с себе подобными,  создают «формы», «ткани» и предметы из этих тканей (материалов, материй).

Сам Анаксагор называл свои частицы не «подобочастными» и не «корнями всех вещей», как Эмпедокл, а «семенами». Семя (в физиологии) — это скопление информации и стволовых клеток, обладающих мощной потенциальной энергией. «Семена» Анаксагора — это тоже умозрительные идеи тканей и их форм, обладающие колоссальным комбинаторным потенциалом соединения друг с другом, обеспечивающим не просто движение, а самоорганизацию материи под воздействием Ума.

Материальные начала, по словам Анаксагора, бесконечны [по числу], и малость их тоже бесконечна.  Эта бесконечная бесконечность, безграничная безграничность организуется Умом таким образом, что Он не борется с тем, что происходит случайно, и строит не то, что может и произойти и не произойти, но он строит с необходимостью то, что должно быть и то, что не может не быть. И это его отличие от логоса Гераклита который и строит, и разрушает. «Путь вверх и вниз — един путь», — для Гераклитова Логоса.

Для Ума есть только то, что должно быть, то что разумно, упорядочено, совершенно. Он стремится привести все многообразие хаотически движущихся гомеомерий в состояние идеального порядка, полной разумности. И эта борьба между Умом уже построившим нечто и смешением гомеомерий, находящихся в «необработанном» состоянии — и составляет единство и борьбу противоположностей, в которых проявляется диалектика видимого мира. За то, что Анаксагор поставил над всем миром Ум (Ноос, Нус), Аристотель уподобил его учение первому трезвому голосу на фоне пустословия предшественников. 1)

Двумя началами всего Анаксагор считал Ум и материю. Ум — движущее начало. Материя движимое, пассивное. 2)  Первоначально материя, согласно Анаксагору, представляла собой равномерное смешение гомеомерий, которые бесконечны по числу и качествам. Они находились в состоянии полного покоя и хаотического смешения.  Ум приводит  движение все смешение бесконечных гомеомерий, и в этом вихре из сочетания подобных с подобными образуются стихии, вещества и вещи. Но все это разнообразное множество соединено в одно Единое целое, во-первых Умом, который строит не случайно, а разумно, целесообразно и необходимо, и, во-вторых, единством гомеомерий в каждой из которых есть потенциально все остальные.3)

Анаксагор стоит на почве введенного элейцами положения, согласно которому истинное бытие не может ни возникать, ни погибать. По Анаксагору, возникновение и гибель — только иллюзия. В действительности то, что люди называют возникновением и гибелью, — только соединение и разделение невозникающих и непогибающих частиц вещества.  Поэтому ни Ум, не гомеомерии не возникают и не исчезают, просто их разьединение ведет к тому, что гомеомерии скатываются к распаду, хаосу и покою, а ум, соединяясь с материей, приводит ее в движение и упорядочивает, рождает мир, вещи, жизнь и разумного человека.

Ум, управляющий миром и каждым человеком — это один и тот же ум, согласно Анаксагору. Он качественно (или современным языком, онтологически) отличается от всех остальных вещей. Все остальные вещи подобны друг другу, смешаны друг с другом, и в каждой есть частицы всего остального. Ум же не смешивается ни с чем, хотя управляет и движением материи во всей вселенной, и каждой живой душой. Он есть Бог всего мира и ум каждой души. 4)

Чувственное познание Анаксагор обьяснял взаимодействием противоположностей и учил, что в основе ощущения лежит страдание. Но наши чувства не передают всей бесконечной сложности и тонкости качественного разнообразия окружающего мира. Совершенным знанием обо всем обладает лишь Ум, и отдельный индивид приобщается к истине через участие в этом Уме.

Жизнь по убеждению Анаксагора, есть постоянная возможность несчастий, цепь страданий, в которой есть лишь одно утешение и поддержка — познание. Когда ему сообщили, что афиняне вынесли ему смертный приговор, он сказал: «Природа давно приговорила к смерти и меня и их».  Последние годы своей жизни Анаксагор провел в Лампсаке, где он основал философскую школу и пользовался большим уважением сограждан. Когда правители города спросили его о последнем желании, он попросил ежегодно отпускать детей на каникулы в месяц его кончины. Жители Лампсака похоронили его с почестями и на могиле был поставлен жертвенник Уму и Истине и сделана следующая надпись:

«Здесь лежит Анаксагор, проникший до крайнего предела Истины»

—————

Примечания:

1) Аристотель говорит: «…тот, кто сказал, что разум находится, подобно тому как в живых существах, так же и в природе, и что это он — виновник благоустройства мира и всего мирового порядка, этот человек представился словно трезвым по сравнению с пустословием тех, кто выступал раньше. Явным образом, как мы знаем, взялся за такие объяснения Анаксагор» [Met., I, 3, 984 в 15; 7, с. 25].

2) После него [Анаксимена] был Анаксагор Клазоменец. Он считал началом всего ум и материю: ум — как производящее начало, а материю — как страдательное. Все вещи были вперемешку, а ум пришел и упорядочил. Материальные начала, по его словам, бесконечны [по числу], и малость их тоже бесконечна.  Все вещи были приведены в движение умом, и подобное сошлось с подобным. Небесный порядок устроен круговым движением.

42. ИППОЛИТ.  I, 8, 1 сл., Маковельский А.О.  Досократики. Казань, 1919 г.,  т. III, с. 133

3) Анаксагор говорит, что из единой смеси выделяются бесконечные по числу гомеомерии, причем все заключается во всем.

Симплиций 155, 23, Маковельский А.О.  Досократики. Казань, 1919 г., т. III. стр. 153

4) Анаксагор считал богом ум, сотворивший космос. «Ибо наш ум есть бог в каждом из нас».

48. Аэций, III т. стр. 138

«Остальные [вещи], — говорит Анаксагор, — имеют в себе часть всего, ум же — бесконечен, самодержавен и не смешан ни с одной вещью, но только он один существует сам по себе. Ибо, если бы он не существовал сам по себе, но был бы смешан с чем-нибудь другим, то он участвовал бы во всех вещах, если бы был смешан [хотя бы] с какой-либо [одной вещью]. Эта примесь мешала бы ему, так что он не мог бы ни одной вещью править столь [хорошо], как [теперь, когда] он существует отдельно сам по себе.

И действительно, он — тончайшая и чистейшая из всех вещей; он обладает совершенным знанием обо всем и имеет величайшую силу. И над всем, что только имеет душу, как над большим, так и над меньшим, господствует ум. И над всеобщим вращением господствует ум, от которого это круговое движение и получило начало… И все, что смешивалось, отделялось и разделялось, знал ум. Как должно было быть в будущем, как [раньше] было, [чего ныне уже нет], и как в настоящее время есть, порядок всего этого определил ум. Он [установил] также это круговое движение, которое совершают ныне звезды, Солнце, Луна и отделяющиеся воздух и эфир. Само это вращение производит отделение [их]. Отделяется от редкого плотное, от холодного теплое, от темного светлое и от влажного сухое… Вполне же ничто, кроме ума, ни отделяется, ни выделяется из другого. Ум же всякий — как больший, так и меньший, одинаков» [Phys., 164, 24; 37, т. Ill, с. 156].

 

Центральное положение Анаксагора в эволюции греческой мысли.

ВложениеРазмер
greek_philosophy.jpg123.27 КБ

Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (1 голос)

philosophystorm.org

Анаксагор. История философии. Античная и средневековая философия

Современник Эмпедокла. Философские теории обоих мыслителей основывались на одних и тех же принципах.

Жизнь. Анаксагор родился около 500 г., умер, повидимому, в 428–427 гг. до н. э., был первым философом, который осел в Афинах. Он не был афинянином, по рождению происходил из Клазомен в Ионии. Уже взрослым он переехал в Афины, где в ту пору начинался золотой век философии, и, собственно, с этого момента и на много веков вперед Афины становятся столицей философии.

Анаксагор создал теорию, созвучную той, которую почти одновременно провозгласил Эмпедокл. Однако Анаксагор, в отличие от Эмпедокла, представлял собой совершенно иной тип человека: он был более трезвым и простым, без поэтического и политического флера, не пытался играть роль пророка. Анаксагор хотел быть только исследователем. Он по собственной воле жил достаточно убого, поскольку не ценил других благ, кроме разума.

В Афинах он дружил с наиболее известными деятелями Греции: с Периклом, Еврипидом, выдающимся трагиком, прославлявшим свободу духа и равенство, с Фидием — великим скульптором. Анаксагор оказал глубокое влияние на Перикла и опосредованно — на судьбу Греции. Их дружба и совместная деятельность с Периклом продолжалась в течение тридцати лет и завершилась трагически. В преддверии пелопоннесских войн враги Перикла, желая ему досадить, нанесли удар по его друзьям. Анаксагор, которого в этот период не было в Афинах, заочно был осужден и приговорен к смерти за свои астрономически-религиозные взгляды. Это было не единственное осуждение философа в Греции, которое имело политическую подкладку. Умер Анаксагор в Лампсаке.

Предшественники. Философия Анаксагора имела тех же предшественников, что и философия Эмпедокла: с одной стороны — ионийских натурфилософов, и особенно Гераклита, с другой — элеатов. Из элеатов на него оказал влияние не только Парменид, но и Зенон, под воздействием которого он принял бесконечную делимость материи.

Взгляды. 1. Теория материи. Тезис Парменвда — «то, что есть, не может перестать быть» — был для Анаксагора истиной, так же как и для Эмпедокла. И способ согласования этой позиции с фактом изменчивости вещей был тем же: элементы мира неизменны, но, соединяясь и разъединяясь друг с другом, они создают различные системы. «На возникновение и гибель не надо обращать внимания, поскольку ничто не возникает и ничто не пропадает, но существует лишь смешивание и разделение вещей, которые есть. Лучше было бы называть возникновение перемешиванием, а уничтожение — разделением».

В то же время, в понимании неизменных элементов Анаксагор отходит от Эмпедокла. Он считает, что ни одно качество не может возникнуть из комбинации иных качеств. «Как же, — говорил он, — может возникнуть волос из того, что не является волосом, а мясо — из того, что не является мясом?» Он провозглашал неизменность не только определенных начал, но и любых качеств. По Эмпедоклу, реальность имела четыре неизменных элемента, а согласно Анаксагору, она имела их столько, сколько существует отдельных качеств. Эти неисчислимые элементы Анаксагор называл «зародышами» или «вещами», которые Аристотель назовет позднее «гомеомериями» (т. е. телами, состоящими из однородных частей).

Теория природы Анаксагора была насквозь качественной. Все то, что существует, состоит из разнообразных «зародышей». Если, съедая хлеб, мы поддерживаем свой организм, то это означает, что мы поддерживаем свои мускулы, кровь, мясо, кости, следовательно, в хлебе должны быть мускулы, кровь, кости и мясо; хлеб делают из злаковых растений, следовательно, все эти элементы должны быть в растении, растения потребляются стихиями, землей, водой, солнцем, ветром, значит, все эти элементы должны содержаться в стихиях. Следовательно, стихии, которые Эмпедокл считал простыми, так же сложны, как и все другие вещи. Все в таком случае сложно: «в каждой вещи есть часть любой другой», «во всем есть часть всего», «все вещи одинаковы». Сложны также и наименьшие части материи: в наименьшем «находятся разнообразные тела и зародыши любых вещей вместе с любого рода формами, цветами и запахами». И не существует границы делимости. «Среди того, что мало, нет наименьшего, но только всегда малое». Этот взгляд Анаксагора, инфинитный, касающийся бесконечности в природе, был подготовлен учением Зенона о бесконечной делимости; но Анаксагор признавал также бесконечность и в сфере качества и поэтому создал достаточно простой образ материи, который был прообразом системы Лейбница, появившейся на две тысячи лет позже, где каждая часть мира отражает весь мир.

Если же в каждой вещи всегда содержатся все элементы мира, то как мы можем отличить одну вещь от другой и по какому закону называем их различными именами (названиями)? Еще в античности Анаксагора обвиняли в том, что в соответствии с его теорией камень, ударившийся о камень, должен сочиться кровью, а сломанное растение- выделять молоко. Но Анаксагор понимал это следующим образом: в каждой вещи есть все элементы, но не везде в одинаковой пропорции. Мы же постигаем только те элементы, которые в вещи преобладают; в соответствии с ними мы эту вещь и называем; другие элементы также заключены в вещах, но их нельзя заметить, так же как мы не слышим тихого голоса среди криков толпы и не видим капли вина в бочке воды. За бесконечной разнородностью и делимостью элементов наши чувства уследить не могут, поскольку есть граница восприятия, за пределы которой они не проникают. В соответствии со своей картиной мира Анаксагор пришел к теории того явления, которое в психологии новейшего времени было названо «порогом сознания».

Наши чувства в любом случае достаточно слабы, но, несмотря на это, они верны; чувственно воспринимаемые качества, как сейчас говорят, носят объективный характер; мир таков, каким мы его воспринимаем. Философия Анаксагора, хотя и выросла из суждений элеатов, однако сохранила уважение к чувственному знанию.

2 Теория духа. Анаксагор, подобно Эмпедоклу, отделил силу от материи. Здесь сказалось влияние Парменида: материя по своей природе неподвижна, а движение она может получить только извне. Откуда она его получила? Анаксагор представил это себе следующим образом: какой-то импульс вызвал вихрь в материи. Этот вихрь, расширяясь механически, вовлек в движение всю материю. Но откуда исходит первый импульс? На это Анаксагор дал также свой ответ: это сделал дух (нус). Анаксагор отбросил мысль о том, что начало событий могло бы быть делом случая или непонятой необходимости; против этого свидетельствовали гармония, существующая в природе, и разумное строение природы. Разумный импульс могла дать не механическая, а лишь духовная сила. Этот взгляд заставил Анаксагора допустить, что движение мира есть дело Духа.

На разумность природы, на ее подобие тому, что нам известно собственно о духе, греки обращали внимание издавна, и об этом говорил еще Гераклит. Но Анаксагор в связи со своим новым подходом высказал мысль о том, что дух находится вне и над природой, и он должен быть вне ее, чтобы привести в движение природу. Эта концепция чегото, стоящего вне природы и в ней проявляющегося, была оригинальной у Анаксагора и была известна его современникам. Никто до него не создал понятия бытия, существующего вне природного мира; даже боги у греков были жителями Земли и частью природы.

Анаксагор всесторонне не разрабатывал концепцию духа, но характеризовал его постоянно, поскольку это было необходимо для объяснения движения и гармонии в природе. В каждом отдельном случае его понимание духа значительно отличалось от более поздних представлений. Он понимал дух материально, как материю, но только такую, которая наиболее тонка и не смешана с другими видами материи. Это соответствовало понятию души, которое было широко распространено среди греков в то время. Следовательно, в действительности он его понимал не как нечто особое; дух не должен быть чемто особенным для греков, поскольку — как до Анаксагора, так и после него — они верили, что существуют души животных, души небесных тел и даже душа мира. Анаксагор, который своим понятием духа привел в движение мир, связал духовные характеристики с особенностями безличных сил. Действие духа он ограничил приведением в движение мира, а когда мир пришел в движение, дух перестал действовать. И у Анаксагора нет, в связи с теорией духа, и речи ни о внеприродном действии, ни даже о целенаправленном формировании мира.

3. Теория восприятия. В целом, в философии Анаксагора, в противовес философии Эмпедокла, много внимания уделялось практическим вопросам. Высказывались интересные взгляды о частных вопросах естествознания, но были и ложные наблюдения и обобщения. В определенной связи с его общей теорией был и взгляд на природу восприятия. Вслед за Эмпедоклом, который был основоположником этой теории, все греческие философы занимались проблемой восприятия. Принцип, принятый Анаксагором, был, в конечном счете, противоположен тому, который принимал Эмпедокл: мы воспринимаем не то, что похоже на нас, но то, что нам противоположно. Анаксагор опирался на обобщение определенных наблюдений, ибо то, «что является таким же холодным и одинаково теплым, как мы, не греет нас и не охлаждает, когда до него дотрагиваешься». Дальнейшее обобщение этих наблюдений привело к разработке принципа относительности восприятия.

Кроме того, Анаксагор оперировал понятием «порога сознания», как это было выяснено выше. Это было следствием его системы. Он знал, что порог различен для различных видов животных и людей и различных органов; заметил зависимость восприятия от строения чувственных органов, которые он всетаки понимал наивно (животные, имеющие большие и чистые глаза, видят лучше и на большем расстоянии, чем те, которые имеют маленькие глаза, поскольку они видят меньшие предметы и на более близком расстоянии). Зная факт чувственной окрашенности восприятия, Анаксагор думал, что любые восприятия являются реакциями на противодействие, связанное с болью, которую мы ощущаем в любом случае, когда есть большая интенсивность восприятия: «блестящие цвета и сверхмерный звук вызывают боль, настолько сильную, что мы не можем ее выдержать достаточно длительное время».

Значение Анаксагора. Он ввел в философию, во-первых, теорию духа, который находится вне мира и приводит его в движение; во-вторых, теорию природы, которая была понята в своем качественном и инфинитном многообразии. Требует внимания и его теория восприятия.

В выразительном противостоянии Эмпедоклу Анаксагор занижал, как бы мы сегодня сказали, позицию метафизика, а не физика: его теория духа была смелым метафизическим предположением, не способным, однако, объяснять частные явления. То же можно сказать и о его теории материи, которая была смелой метафизической попыткой объяснения природы вещей, но не давала оснований для их научного исследования, а его вера в истинность чувств обессмертила попытки греков найти единство среди разнородных и изменчивых явлений.

Влияние Анаксагора и оппозиция против него. У Анаксагора были ученики, среди которых выделялся Архелай, у которого училось следующее поколение афинских философов — многие софисты и, как говорят, Сократ. Из теорий Анаксагора наибольшее влияние оказала теория духа, поскольку ее с различными модификациями восприняли Платон и Аристотель, и благодаря им она получила впоследствии широкое распространение. Платон и Аристотель были восхищены тем, что Анаксагор для объяснения мира привлекал духовные силы, но обвиняли его в том, что он не смог воплотить свои идеи, поскольку не пришел к финалистическому объяснению мира, а остановился на механистическом его понимании. Существенно, что Анаксагор не создал ни теологического образа реальности, ни монотеистической теологии, однако своим пониманием внеземного духа подготовил трактовки более поздних телеологов и теологов. Его теория материи, в конечном счете, не встретила сочувственного отклика. Демокрит ей противопоставил противоположную количественную и финитистскую теорию. Собственно инфинитизм Анаксагора не получил в Греции большого признания. Аналогичные концепции появились лишь в философии Нового времени.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

fil.wikireading.ru

Анаксагор

Анаксагор из Клазомен

Анаксагор ($500 – 428$ гг. до н. э.) выдающийся философ ионийской школы, известен также как математик, астроном.

Одним из значительных достижений Анаксогора – основание афинской школы философии. 5 век Афин – золотой век. Это период расцвета гениальных личностей: трагедии Фукидида, Еврипида, Софокла.

Анаксагору принадлежит учение о неразрушимых элементах, которые позже были названы геометриями. Семена лежат в основе каждой вещи. Эти вещи отличны друг от друга в связи с преобладанием какого-либо из семени. Разнообразие присутствует изначально, его усматривают разумом. Принципом, организующим элементы и движущей причиной мира, Анаксагор полагал ум (нус). Ум – действующая сила организации всего сущего.

От всех сочинений Анаксагора дошло только $20$ фрагментов, которые сохранил Симпликий. Его учение во много сформировалось под влиянием милетской школы, учения Анаксимена и Парменида. Это учение он обосновал в качестве космогонической гипотезы. Согласно этой гипотезе мир полагался изначально неподвижным, состоящим из материальных бесконечных частиц.

Вслед за Эмпедоклом и Парменидом Анаксагор выдвинул свою теорию о вечности и единстве бытия. Ничто в природе не возникает и не гибнет, а бесконечно движется благодаря энергии ума.

Замечание 1

В отличает от милетской школы, Анаксагор, для представления бесконечного множества явлений, полагал не одно первоначало – воду, воздух, огонь, а бесконечное количество малых материальных частей, или геометрий. Их отличительной особенностью было то, что они никем не созданы, неразрушимы и не объединяются друг с другом. Это первичные стихии, которые не имели ничего общего с элементами Эмпедокла. Это первобытные частицы, имеющие свои особые уникальные качества, составляющие одно тело, образованное ими.

Геометрии Анаксагора не имеют движения, но были выведены из состояния покоя умом, в этом процессе движения, объединения однородного и разъединением разнородного был сотворён мир.

Многообразие тел в мире Анаксагор усматривал в бесконечном, неисчисляемом множестве элементов мира. Изначально они представляли из себя беспорядочное смешение и хаос. Космический ум, которое Анаксагор понимал как нечто наитончайшее и легкое, привело эти частицы в состояние движения. Ум упорядочивает частицы, благодаря чему они стали объединяться в тела. Ум заключается в материю, но не является ей тождественным.

Астрономия

Учение Анаксагора о свете, Солнце и Луне подверглись нападкам среди его современников. Его сочинения не пользовались успехом, и он не был знаменит. Его обвиняли в том, что он лишил божественности светила. За свое учение он был осуждён и изгнан из Афин.

Математические и геометрические достижения

Есть сведения, что Анаксагор интересовался математикой и решал задачу о квадратуре круга. Так же известно, что он изучал теорию перспективы, для театральных постановок и декораций, поскольку развитие театра в ту эпоху достигло пика своей популярности.

Его интерес к природе и математике навели на ряд интересных открытий, связанных с геометриями. В них можно усмотреть начало демокритовой концепции атомов и монадологии Лейбница.

Анаксагор полагал, что всё заключается во всём или во всем есть часть всего. Идея двойной бесконечности. Основываясь на этом, Анаксагор выступал против идеи возникновения и гибели, поскольку вещи не возникают из ничего и не исчезают бесследно. Они или смешиваются, интегрируются, либо разлагаются.

Это акцент на единство мира и природы, вечность материи и движения. Движение благодаря уму, как порядку, энергии. Анаксагор совершил синтез эмпирических наблюдений за природными явлениями и объектами с умозрительными выводами, которые находились за властью этого практического опыта.

spravochnick.ru

открытие «семян вещей», или гомеомерий

Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru

49

свою очередь счел за лучшее сидеть здесь, счел более справедливым остаться на месте и понести то наказание, которое они назначат. Да, клянусь собакой, эти жилы и эти кости уже давно, я думаю, были

66 Греческие истоки

бы где-нибудьв Мегарах или в Беотии, увлеченные ложным мнением о лучшем, если бы я не признал более справедливым и более прекрасным не бежать и не скрываться, но принять любое наказание, какое бы ни назначило мне государство.

Нет, называть подобные вещи причинами — полная бессмыслица. Если бы кто говорил, что без всего этого— без костей, сухожилий и всего прочего, чем я владею— я бы не мог делать то, что считаю нужным, он говорил бы верно. Но утверждать, что они— причина всему, что я делаю, и в то же время что в данном случае я повинуюсь Уму, а не сам избираю наилучший образ действий, было бы крайне необдуманно. Это значит не различать между истинной причиной и тем, без чего причина не могла бы быть причиною. Это последнее толпа, как бы ощупью шаря в потемках, называет причиной

— чуждым, как мне кажется, именем. И вот последствия: один изображает Землю недвижно покоящейся под небом и окруженною неким вихрем, для другого оначто-товроде мелкого корыта, поддерживаемого основанием из воздуха, но силы, которая наилучшим образом устроила все так, как оно есть сейчас,— этой силы они не ищут и даже не предполагают за нею великой божественной мощи. Они надеются в один прекрасный день изобрести Атланта, еще более мощного и бессмертного, способного еще тверже удерживать все на себе, и нисколько не предполагают, что в действительности все связуется и удерживается благим и должным. А я с величайшей охотою пошел бы в учение к кому угодно, лишь бы узнать и понять такую причину. Но она не далась мне в руки, я и сам не сумел ее отыскать, и от других ничему не смог научиться, и тогда в поисках причиныя снова пустился в плавание.

Платон. Федон, 97b — 99d

Анаксагор не так ясно говорит… ум понимает как причину всего прекрасного и правильного, в других местах отождествляет его с душой, говорит, что ум присущ всем животным, великим и малым, честным и бесчестным. Но ум в смысле фронесиса присущ далеко не всем животным, даже не всем людям.

Он считал ум простым, несмешанным и чистым. Одному и тому же началу он приписывал обе способности — познания и движения, так как Ум, говорит он, двинул Вселенную.

Один только Анаксагор утверждает, что ум не испытывает никаких воздействий, что в нем нет ничего общего ни с одной

Анаксагор 67

другой вещью. Спрашивается, как же он может познавать и по какой причине? На это Анаксагор не ответил.

Коль скоро ум мыслит все, он по необходимости должен быть несмешанным, чтобы овладевать, то есть познавать.

По Анаксагору, все животные обладают деятельным разумом (логон), но они лишены нуса, речевого разума, так называемого переводчика ума.

Анаксагор говорит, что человек — самое разумное из всех существ, ибо у него есть руки. Логичнее было бы сказать, что ему достались руки, потому что он самое разумное животное. Ибо руки— орудия, а природа, подобно разумному человеку, каждого наделяет тем, чем он умеет пользоваться.

фр., 109 — 102

Следуя Анаксагору, некоторые считают, что в зародыше содержится эфирное тепло, которое упорядочивает члены.

Анаксагор и многие другие полагают, что пища зародышу подается через пуповину, что дети похожи на того из родителей, кто внес больше семени.

фр., 110-111

Анаксагор, прозванный безбожником, утверждает, что живые существа произошли от семян, упавших с неба на землю.

фр. 113

Анаксагор и Эмпедокл говорят, что растения способны испытывать желания, что они ощущают, испытывают страдание, боль и удовольствие. Из них Анаксагор в доказательство своего суждения ссылался на поворот листьев… Анаксагор, Демокрит и Эмпедокл говорили, что растения обладают умом (нус) и пониманием (фронесис), что растения обладают дыханием. Источник питания растений

— земля, а причина плодоношения— солнце. Поэтому Анаксагор сказал, что растения оплодотворяются воздухом.

фр. 117

Ум предрешил как все, что существует внутри нашего мира и в настоящем, так и все прочее, что находится в объемлющем своде, в тех мирах, которые образовались путем аккреции и выделения из смеси.

Фр. 14

68 Греческие истоки

О рождении и гибели эллины думают неправильно: на деле ничто не рождается и не гибнет, но соединяется из того, что уже есть, и разделяется.

фр. 17

Все вещи содержат долю всего, Ум же есть нечто неограниченное и самовластное, он не смешан ни

studfiles.net