Переворот в россии 1993 – Государственный переворот в сентябре-октябре 1993 года | Интересное | Лазарев Сергей Николаевич. Человек будущего

Содержание

Расстрел Белого дома — попытка переворота в России

Разго́н Съе́зда наро́дных депута́тов и Верхо́вного Сове́та Росси́йской Федера́ции (также известный как «Расстрел Белого дома», «Расстрел Дома Советов», «Октябрьское восстание 1993-го», «Указ 1400», «Октябрьский путч»,«Ельцинский переворот 1993 года») — внутриполитический конфликт в Российской Федерации 21 сентября — 4 октября 1993 года.

Произошёл вследствие конституционного кризиса, развивавшегося с 1992 года. Результатом противостояния стало насильственное прекращение действия в России существовавшей с 1917 годасоветской модели власти, сопровождавшееся вооружёнными столкновениями на улицах Москвы и последующими несогласованными действиями войск, в ходе которых погибло не менее 157 человек и 384 были ранены (из них 3 и 4 октября — 124 человека, 348 раненых).

Кризис явился следствием противостояния двух политических сил: с одной стороны — президента Российской ФедерацииБориса Ельцина (см. Всероссийский референдум 25 апреля 1993 года), правительства, возглавляемого Виктором Черномырдиным, части народных депутатов и членовВерховного Совета — сторонников президента, а с другой стороны — противников социально-экономической политики президента и правительства: вице-президента Александра Руцкого, основной части народных депутатов и членовВерховного Совета Российской Федерации во главе с Русланом Хасбулатовым, большинство в котором составлял блок «Российское единство», в который входили представители КПРФ, фракции «Отчизна» (радикальные коммунисты, отставные военные и депутаты социалистической ориентации), «Аграрный союз», депутатской группы «Россия», руководимой инициатором объединения коммунистических и националистических партий Сергеем Бабуриным.

События начались 21 сентября с издания президентом Б. Н. Ельциным указа № 1400 о роспуске Съезда народных депутатов и Верховного Совета, чем была нарушена действовавшая тогда Конституция. Сразу после издания этого указа Ельцин де-юре был автоматически отрешён от должности президента в соответствии со статьёй 121.6 действовавшей конституции[13]. Собравшийся в тот же день Президиум Верховного Совета, осуществляющий контроль за соблюдением конституции, констатировал этот юридический факт[15]. Съезд народных депутатов подтвердил данное решение и оценил действия президента как государственный переворот. Однако, Борис Ельцин де-факто продолжал осуществлять полномочия президента России. 4 октября Съезд и Верховный Совет были разогнаны с применением оружия и бронетехники.

Существенную роль в трагической развязке сыграли личные амбиции председателя Верховного Совета Руслана Хасбулатова, выразившиеся в его нежелании заключать компромиссные соглашения с администрацией Бориса Ельцина в ходе конфликта, а также самого Бориса Ельцина, который после подписания указа № 1400 отказывался напрямую разговаривать с Хасбулатовым даже по телефону.

По заключению комиссии Государственной думы, значительную роль в обострении обстановки сыграли действия сотрудников московской милиции по разгону митингов и манифестаций в поддержку Верховного Совета и задержанию их активных участников в период с 27 сентября по 2 октября 1993 года, что в некоторых случаях приобретало характер массовых избиений манифестантов с применением спецсредств.

С 1 октября при посредничестве патриарха Алексия II под эгидой РПЦ проводились переговоры противоборствующих сторон, на которых предлагалось выработать «нулевой вариант» — одновременные перевыборы президента и народных депутатов. Продолжение этих переговоров, назначенное на 16:00 3 октября, не состоялось из-за начавшихся в Москве массовых беспорядков, вооружённого нападения группы защитников Верховного Совета во главе с Альбертом Макашовым по призыву и. о. президента Александра Руцкого на здание мэрии и отъезда группы вооружённых сторонников Верховного Совета на угнанных армейских грузовиках ктелецентру «Останкино».

Мнения о позиции Конституционного суда Российской Федерации с В. Д. Зорькиным во главе, расходятся: по мнению самих судей и сторонников Съезда, он сохранял нейтралитет; по мнению стороны Ельцина — участвовал на стороне Съезда.

Расследование событий не было завершено, следственная группа была распущена после того, как в феврале 1994 года Государственная дума приняла решение об амнистии для лиц, участвовавших в событиях 21 сентября — 4 октября 1993 года, связанных с изданием Указа N 1400, и противодействовавших его реализации, независимо от квалификации действий по статьям УК РСФСР. В результате общество до сих пор не имеет однозначных ответов на ряд ключевых вопросов о происходивших трагических событиях — в частности, о роли политических лидеров, выступавших как на одной, так и на другой стороне, о принадлежности снайперов, стрелявших по мирным гражданам и сотрудникам милиции, действиях провокаторов, о том кто виноват в трагической развязке. Имеются лишь версии участников и очевидцев событий, следователя распущенной следственной группы, публицистов и комиссии Госдумы РФ, возглавляемой коммунисткой Татьяной Астраханкиной, приехавшей в Москву из Ржева в конце сентября 1993 года для защиты Дома Советов, которую товарищи по партии, в частности Алексей Подберёзкин, называли «ортодоксом».

В соответствии с новой Конституцией, принятой всенародным голосованием 12 декабря 1993 года и действующей с некоторыми изменениями до настоящего времени, президент Российской Федерации получил существенно более широкие полномочия, чем по действовавшей на тот момент Конституции 1978 года (с изменениями 1989—1992 годов). Должность вице-президента РФ была ликвидирована.

Суть конфликта

Ссылаясь на невозможность продолжения сотрудничества с законодательной властью, ставшей, по мнению президента Бориса Ельцина, в условиях экономического кризиса препятствием на пути экономических реформ, и превращение Верховного совета в «штаб неконструктивной оппозиции», занимающийся политической борьбой, им был издан указ № 1400 «О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации», предписывавший высшему органу государственной власти Российской Федерации — Съезду народных депутатов, а также постоянно действующему законодательному органу — Верховному Совету прекратить свою деятельность. Президент предложил депутатам вернуться на работу в те учреждения, где они трудились до своего избрания, и принять участие в выборах в новый законодательный орган — Федеральное собрание.

Конституционный суд Российской Федерации, собравшись на экстренное заседание, пришёл к заключению, что данный указ в двенадцати местах нарушает российскую Конституцию и является основанием для проведения в отношении президента Ельцина процедуры импичмента согласно статье 121. 10 конституции или для немедленного прекращения его полномочий с момента подписания указа № 1400 согласно статье 121. 6 конституции. Верховный Совет и Съезд народных депутатов отказались подчиниться данному указу президента, квалифицировали его действия как государственный переворот и на основании статей 121. 6 и 121. 11 конституции, констатировали прекращения полномочий президента Ельцина с момента издания указа № 1400 и переход их к вице-президенту Руцкому. До этого, весной 1993 года, Съезд уже предпринимал несколько попыток объявить импичмент, однако в то время они ещё не нашли достаточной поддержки. Съезд народных депутатов также инициировал референдум, который продемонстрировал доверие большинства проголосовавших президенту Российской Федерации Борису Ельцину.

Верховным Советом было принято решение о досрочном созыве X Чрезвычайного Съезда народных депутатов(ранее он был запланирован на 17 ноября 1993 года). Частям милиции (генерал-лейтенант милиции В. Панкратов), подчинившимся Борису Ельцину и мэру Москвы Юрию Лужкову, был отдан приказ о блокаде Дома Советов.

Оборону Дома Советов возглавили и. о. президента России Александр Руцкой, председатель Верховного СоветаРуслан Хасбулатов и назначенные Руцким — министр обороны Владислав Ачалов и его заместитель Альберт Макашов.

1 октября была предпринята попытка мирных переговоров при посредничестве Патриарха Всея Руси Алексия Второго, в ходе которых в ночь на 2 октября было подписано соглашение — протокол № 1 между руководителями палат Верховного Совета, с одной стороны, и представителями верного Ельцину правительства и его администрации, с другой, о проведении учёта и сдачи на хранение всего оружия, находившегося, в том числе и в руках у случайных лиц, оборонявших Дом Советов. После подписания протокола № 1 в здание было подано электричество и пропущены несколько сотен журналистов, смягчён пропускной режим и был обеспечен свободный выход для всех желающих. Однако после вмешательства председателя Верховного Совета Руслана Хасбулатова, руководствовавшегося, на взгляд аналитиков, личными амбициями, около полудня 2 октября съезд народных депутатов денонсировал это соглашение и переговоры были прекращены.

3 октября, после многочисленных уличных столкновений с подразделениями ОМОНа, милиции и внутренних войск, демонстранты — сторонники Верховного Совета прорвали блокаду из сотрудников правоохранительных органов возле Дома Советов. Затем по приказу Руцкого под непосредственным руководством назначенного им заместителя министра обороны, генерал-полковника Альберта Макашова захватили здание московской мэрии (бывшее зданиеСЭВ, из окон которого обстреливались демонстранты).

Захват мэрии прошёл без жертв среди штурмующих. У одного из зданий телецентра Останкино — АСК-3 защитники Верховного Совета после двухчасового митинга перешли к решительным действиям: вход в здание был проломлен имевшимися у демонстрантов военными грузовиками. Затем, не применяя оружие, Макашов и его охрана вошли в это здание с целью провести переговоры о предоставлении эфира. Когда спецназ навел на Макашова лазерный прицел, то тот вместе с охраной покинул здание телецентра.

Выстрелом из АСК-3 был ранен охранник Макашова. После чего, по версии следственной группы Генеральной прокуратуры Российской Федерации, у проломленых дверей АСК-3 произошёл взрыв, ошибочно принятый за выстрел из имевшегося у демонстрантов гранатомёта, а по версии командира спецназа «Витязь» — был действительно произведён выстрел из гранатомёта сторонниками Верховного Совета, в результате которого погиб один из защитников здания спецназовец

Ситников. После гибели спецназовца бойцы верных Ельцину подразделений МВД открыли по демонстрантам и прохожим огонь на поражение. В 2005 году телеканал НТВ показал видеозапись, из которой следует, что взрыв у входа АСК-3 произошел после того, как был сделан выстрел из гранатомета из противоположного здания телецентра — АСК-1, куда сторонники Съезда и парламента не проникали и который контролировался военнослужащими внутренних войск, подчинявшиеся Ельцину.

4 октября в результате штурма и танкового обстрела Белый дом был взят под контроль войсками. В ходе событий 3—4 октября погибло, по данным следствия[30], 123 человека и 384 было ранено) и перестала существовать система Советов, радикально изменилась система власти в России: вместо советской на период до принятия конституции была установлена президентская республика, после вступления в силу новой конституции — президентско-парламентская. В 1994 году арестованные участники октябрьских событий были амнистированы Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации, хотя ни один из них не был осуждён.

Аргументы президента Ельцина В своём телевизионном обращении к гражданам России 21 сентября 1993 года Борис Ельцин так аргументировал подписание указа № 1400:

Уже более года предпринимаются попытки найти компромисс с депутатским корпусом, с Верховным Советом. Россияне хорошо знают, сколько шагов навстречу делалось с моей стороны на последних съездах и между ними. (…) Последние дни окончательно разрушили надежды на восстановление какого-либо конструктивного сотрудничества. Большинство Верховного Совета идёт на прямое попрание воли российского народа. Проводится курс на ослабление и в конечном счёте устранение Президента, дезорганизацию работы нынешнего правительства, за последние месяцы подготовлены и приняты десятки новых антинародных решений. (…) Многие из них целенаправленно спланированы на ухудшение ситуации в России. Наиболее вопиющей является так называемая экономическая политика Верховного Совета, его решения по бюджету, приватизации, многие другие усугубляют кризис, наносят огромный вред стране. Все усилия правительства хоть как-то облегчить экономическую ситуацию наталкиваются на глухую стену непонимания. Не наберётся и нескольких дней, когда Совет Министров не дёргали, не выкручивали руки. И это в условиях острейшего экономического кризиса. Верховный Совет перестал считаться с указами президента, с его поправками к законопроектам, даже с конституционным правом вето.

Конституционная реформа практически свёрнута… Процесс создания правового государства в России, по сути дела, дезорганизован. Наоборот, идёт сознательное размывание и без того слабой правовой базы молодого российского государства. Законотворческая работа стала орудием политической борьбы. Законы, в которых остро нуждается Россия, не принимаются годами. (…)

Уже давно большинство заседаний Верховного Совета проходит с нарушением элементарных процедур и регламента… Идут чистки комитетов и комиссий. Из Верховного Совета, его Президиума беспощадно изгоняются все, кто не проявляет личной преданности своему руководителю. (…) Всё это горькие свидетельства того, что Верховный Совет как государственный институт находится сейчас в состоянии политического разложения. (…) Власть в российском Верховном Совете захвачена группой лиц, которые превратили его в штаб непримиримой оппозиции.

(…) Единственным способом преодоления паралича государственной власти в Российской Федерации является её коренное обновление на основе принципов народовластия и конституционности.Действующая Конституция не позволяет это сделать. Действующая Конституция не предусматривает также процедуры принятия новой конституции, в которой был бы предусмотрен достойный выход из кризиса государственности. Будучи гарантом безопасности нашего государства, я обязан предложить выход из этого тупика, обязан разорвать этот губительный порочный круг.

 

В 19:55 председатель Верховного совета Руслан Хасбулатов получил запечатанный конверт со шрифтом «Президент Российской Федерации». В нём он уведомлялся в том, что с 21 сентября «прекращается деятельность Верховного совета и Съезда народных депутатов, что Президент подписал Указ о поэтапной конституционной реформе».

21 сентября в 20:00 президент Российской ФедерацииБ. Н. Ельцин выступил по телевидению с обращением, сообщив, что издал указ № 1400 «О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации», которым предписывал Съезду народных депутатов и Верховному совету Российской Федерации прекратить свою деятельность. Одновременно в Доме Советов были отключены связь, электричество, водоснабжение и канализация, силы МВД начали оцепление Дома Советов России. Верховный совет и его сторонники объявили о совершении Ельциным государственного переворота/ В стране образовалось фактическое двоевластие.

Перед трансляцией по телевидению обращения Бориса Ельцина к гражданам России текст Указа №1400 был передан послу США Томасу Пикерингу. Получив текст Указа №1400 Пикеринг немедленно поставил в известность Президента США Билла Клинтона, который сразу позвонил Ельцину и выразил свою поддержку его действиям. В тот же день Клинтон публично заявил о своей поддержке антиконституционных действий Ельцина.

В 20:15 Президиум Верховного совета Российской Федерациипринял постановление № 5779-1 «О немедленном прекращении полномочий Президента Российской Федерации Б. Н. Ельцина», в котором на основании статей 121.6 и 121.11 конституции было констатировано прекращение полномочий президента Ельцина с момента подписания Указа № 1400 и переход их к вице-президенту Руцкому. Также Президиум назначил на 22 сентября созыв экстренной сессии Верховного совета с повесткой дня «О государственном перевороте в Российской Федерации». Ст. 121-6 действовавшей Конституции Российской Федерации и ст. 6 закона «О Президенте РСФСР» гласили:

Статья 121-6. Полномочия Президента Российской Федерации не могут быть использованы для изменения национально-государственного устройства Российской Федерации, роспуска либо приостановления деятельности любых законно избранных органов государственной власти, в противном случае они прекращаются немедленно.

— Конституция Российской Федерации 1978 года (в ред. 9.12.1992).

Было принято решение об организации обороны Дома Советов и создании Штаба обороны, а также Обращение Президиума Верховного совета Российской Федерации к народным депутатам, военнослужащим Российской Армии, сотрудникам Министерства безопасности и Министерства внутренних дел, всем гражданам России с призывом пресечь государственный переворот.

Присутствовавший на заседании Президиума Верховного совета вице-президент Руцкой заявил, что принимает исполнение полномочий президента. Присутствовавший на том же заседании Председатель Конституционного суда Российской Федерации Валерий Зорькин согласился, что президент Ельцин нарушил Конституцию и должен быть отрешен от должности. Зорькин обещал поддержать позицию Верховного совета на назначенном на ближайшие часы экстренном заседании Конституционного Суда. Распоряжением Хасбулатова руководителем организации обороны Дома Советов был назначен народный депутат Российской Федерации генерал-полковник Владислав Ачалов.

В 20:45 к зданию Верховного совета — Белому дому — начали приходить граждане: москвичи, жители Санкт-Петербурга, Нижнего Новгорода и многих других городов и областей России и иностранных государств, в частности непризнанной ПМР. Вокруг стихийно образовался бессрочный митинг. Среди участников митинга было много лиц из различных организаций и общественных объединений (в том числе, представители возрождённого Казачества, чернобыльцы, шахтёры, общественные организации инвалидов, «Союз офицеров», Союз социально-правовой защиты военнослужащих, военнообязанных и членов их семей «Щит», ряда организаций националистической, коммунистической и социалистической направленности и многие другие).

Около 21 часа на совещании народных депутатов в зале Совета Национальностей Верховного совета Хасбулатов обратился к Советам всех уровней с требованием немедленного созыва сессий, с целью дать оценку переворота, потребовать восстановления конституционного порядка и поддержать на всех территориях законную власть.

В это же время Административный совет ВГТРК по инициативе генерального директора компании Анатолия Лысенко принял заявление о безоговорочной поддержке действий Бориса Ельцина.

Около 22 часов сотрудниками милиции было оцеплено здание мэрии Москвы, развернута радиостанция и заблокирован гараж Верховного совета Российской Федерации. В Парламентском центре на Цветном бульваре были отключены телефоны, а само здание блокировано снаружи сотрудниками ОМОНа. 

Конституционный суд Российской Федерации, собравшийся в это же время, объявил действия Ельцина неконституционными, а указ № 1400 — основой для отрешения президента от должности согласно ст. 121-6 Конституции Российской Федерации и закону «О Президенте РСФСР».

4-го октября за день, по официальным данным, были убиты 74 человека, 26 из них — военные и работники МВД России, ранены 172. В результате пожара практически полностью уничтожены этажи здания с 12-го по 20-й, разрушено около 30 % общей площади Дома Советов.

По данным прокуратуры города Москвы, в период с 3 по 5 октября 1993 года в связи с происходившими событиями сотрудниками милиции было задержано более 6000 человек, из них почти половина без оформления документов.

По данным следователя Леонида Прошкина, вплоть до 6 октября в здании Дома Советов находился ОМОН Санкт-Петербурга и бойцы Внутренних войск МВД России, которые расхищали материальные ценности, в частности, оргтехнику и оружие. По его данным, из 926 стволов, более половины было украдено и продано солдатами и офицерами Внутренних войск.

Траурные события 7 октября

После завершения событий указом Бориса Ельцина 7 октября был объявлен Днём траура. По благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II утром в Богоявленском кафедральном соборе его настоятель отец Матфей отслужил панихиду по погибшим. Панихиды прошли и в других православных храмах Москвы, где отпевали жертв октябрьских беспорядков в Москве.

Панихида и прощание с погибшими сотрудниками милиции состоялось во Дворце культуры ГУВД Москвы. Присутствовали генерал-полковник милиции Виктор Ерин и начальник ГУВД Москвы Владимир Панкратов.

Одновременно в Доме офицеров дивизии российских Внутренних войск имени Дзержинского состоялась церемония прощания с пятерыми бойцами дивизии.

7 октября также прошли первые похороны сторонников парламента. Похороны обошлись без уличных беспорядков. Ряд политических партий и общественных организаций обратились к Ельцину с предложением похоронить сторонников парламента в братской могиле на одном из кладбищ в одном месте.

Александр Руцкой высказался о Геннадии Зюганове так: «24 сентября они вместе с ещё одним деятелем, Тулеевым, заявили: мы поехали поднимать пролетариат, — и больше их никто не видел.»

Следует отметить, что Александр Лебедь 5 октября прибыл к председателю Верховного Совета ПМР Григорию Маракуце и потребовал принести извинения России за вмешательство в её внутренние дела, выразившемся в отправке добровольцев в Москву на помощь Руцкому и Хасбулатову. 

14 октября 1993 года на созванной по его инициативе сессии Верховного совета Приднестровья Лебедь потребовал отставки силовых министров (в том числе, Владимир Юрьевич Антюфеев, который снова появился в гроячей точке интерессов РФ — в Приднестровье во время Российско-Украинской войны 2014 года)«за причастность к событиям в Москве». После отказа, Лебедь, в знак протеста сложил с себя полномочия депутата Верховного совета ПМР.

Снайперы

Согласно одной из версий, которую приводит газета «Спецназ России», 3 октября около 15:00 снайпером, находившимся на уровне не ниже 15 этажа был убит из снайперской винтовки Драгунова выстрелом в шею сотрудник ОМОН. После этого сотрудники милиции открыли огонь по демонстрантам — защитникам Дома Советов. По данным комиссии Госдумы РФ, в данном случае речь очевидно идёт о старшем лейтенанте, заместителе командира роты 2 полка патрульно-постовой службы милиции Александре Бойко, действительно убитом снайпером у пандуса мэрии.

3 октября, во время стрельбы по толпе у телецентра «Останкино», снайперскими выстрелами из зданий телецентра (АСК-1 и АСК-3) было убито 46 человек, в том числе журналист Рори Пек.

4 октября в ходе штурма Белого дома и занятия прилегающих территорий подразделениями внутренних войск и Министерства обороны несколько человек из числа защитников Дома Советов, военнослужащих, а также случайных лиц были убиты снайперами. Именно снайперами, по данным комиссии Госдумы РФ, в районе Дома Советов в этот день были убиты сотрудники МВД и военные, выступавшие на стороне сил, верных Борису Ельцину: сотрудник ГУВД Москвы Михаил Дроздов, старший лейтенант парашютно-десантного полка ВДВ Константин Красников (в Девятинском переулке), водитель ОВД «Зюзино» старший сержант Александр Панков, офицер группы спецназа «Альфа» Геннадий Сергеев.

По одной из версий, предложенной в своей книге участником событий Иваном Ивановым (Маратом Мусиным), называющим себя «разведчиком» и выступавшим на стороне защитников Дома Советов, снайпером из здания, «полностью контролируемого войсками Бориса Ельцина», был застрелен младший лейтенант группы спецназа «Альфа» Геннадий Сергеев.

По версии, на которую ссылается журналист Марк Дейч, которая была услышана им от анонимного собеседника — профессионала спецслужб, «выстрел был произведен из технического помещения фабрики имени Капранова, которое находится рядом с Белым домом. Это помещение долгое время использовалось КГБ СССР для наблюдения за американским посольством».

5 октября в газете «Известия» было опубликовано письмо в поддержку действий Ельцина, подписанное рядом известных писателей, среди которых — Дмитрий Лихачев, Виктор Астафьев, Булат Окуджава и Даниил Гранин (известное также как письмо 42-х). Авторы призывали Бориса Ельцина запретить «все виды коммунистических и националистических партий, фронтов и объединений», ужесточить законодательство, ввести и широко использовать жёсткие санкции «за пропаганду фашизма, шовинизма, расовой ненависти», закрыть ряд газет и журналов, а также телепрограмму «600 секунд», приостановить деятельность Советов, а также признать нелегитимными не только Съезд народных депутатов и Верховный Совет России, но и все образованные ими органы. Сторонники Верховного Совета в этом письме были названы «коммуно-фашистами», «красно-коричневыми оборотнями», «тупыми негодяями», «пройдохами», «авантюристами», «хладнокровными палачами» и просто «убийцами».

Писатель Василий Аксёнов позднее заявил: «Этих сволочей надо было стрелять. Если бы я был в Москве, то тоже подписал бы это письмо в „Известиях“.»

6 октября бывший советский диссидент Владимир Буковский заявил, что «его (Ельцина) действия были абсолютно оправданными и вынужденными, тут нет ни малейшего сомнения<…> Его оппоненты совершили не политические ошибки – они совершили уголовные преступления».

7 октября письмо с одобрениями действий Ельцина по разгону органов советской власти направил Джохар Дудаев: «Правительство Чеченской Республики одобряет Ваши действия по подавлению коммунистическо-фашистского мятежа в Москве, имевшего своей целью захватить власть в России и потопить в крови демократию… В этот суровый час, когда решается судьба России, мы ещё раз хотим заверить Вас, что мы готовы помочь в любой момент всеми средствами, которыми располагаем.»

6 ноября партия «Демократический союз» на своем съезде выступила с декларацией, в которой заявила о поддержке действий Бориса Ельцина «по ликвидации Советов — 21 сентября 1993 года и подавлению „коммуно-фашистского мятежа“ 4 октября 1993 года».

Интересные факты

  • Основные участники конфликта: Борис Ельцин, Руслан Хасбулатов и Александр Руцкой ранее образовывали одну команду, вместе боровшуюся против союзной бюрократии и КП РСФСР за возможность проводить в стране политические и экономические реформы. Чуть более чем за два года до событий октября 1993 года они были союзниками и во время событий 19-21 августа 1991 года вместе выступали против ГКЧП, отстаивая завоевания российской демократии, защищая Дом Советов России от возможной атаки со стороны войск, верных ГКЧП.
  • «Высотка» на Новом Арбате, 36, захваченная 3 октября вооружёнными сторонниками Верховного совета, не являлась единственным зданием мэрии Москвы. В частности, рабочий кабинет мэра Москвы Юрия Лужкованаходился на Тверской, 13 — в другом районе города. В январе 1994 года в этой же «высотке» прошло первое заседание нового парламента — Государственной думы России.
  • Как отмечал журналист НТВ Леонид Парфёнов, в течение нескольких месяцев после завершения событий существовала традиция среди молодожёнов — фотографироваться на фоне сгоревшего Дома Советов. Москвичи и гости столицы приходили фотографироваться на фоне здания, начиная с утра 5 октября 1993 года.
  • 15 лет спустя после событий, в 2008 году ВЦИОМ и Левада-Центр провели опрос, результаты которого оказались неожиданными: так, по данным ВЦИОМ, 31 % опрошенных винят в боевых столкновениях в Москве в 1993 году первого президента СССР Михаила Горбачёва, который не принимал в них участия и на тот момент уже почти два года был вне властных структур и не обладал никаким влиянием на текущую политику. Действительного участника этих событий первого президента России Бориса Ельцина обвиняли заметно меньше — всего 24 %.
  • Телеобращение Бориса Ельцина от 21 сентября 1993 года записывалось в том самом кабинете, где 25 декабря 1991 года президент СССР Михаил Горбачёв объявил о своей отставке.

Лица, награждённые государственными наградами в связи с октябрьскими событиями

Герои Российской Федерации

  • Беляев, Николай Александрович (Герой Российской Федерации) — подполковник.
  • Быстрицкий, Николай Тимофеевич — сержант милиции.
  • Ерин, Виктор Фёдорович — генерал армии.
  • Грицюк, Сергей Анатольевич (посмертно) — майор.
  • Евневич, Валерий Геннадьевич — генерал-майор.
  • Игнатов, Николай Иванович — гвардии подполковник.
  • Кишинский, Александр Евгеньевич — майор милиции.
  • Коровушкин, Роман Сергеевич (посмертно) — рядовой.
  • Короченский, Анатолий Анатольевич (посмертно) — старший сержант.
  • Коршунов, Сергей Иванович (посмертно) — младший лейтенант.
  • Красников, Константин Кириллович (посмертно) — старший лейтенант.
  • Куроедов, Алексей Юрьевич — старший сержант.
  • Лобов, Юрий Владимирович (посмертно) — рядовой.
  • Лысюк, Сергей Иванович — подполковник внутренних войск.
  • Маврин, Александр Иванович (посмертно) — старший лейтенант милиции.
  • Михайлов, Александр Валерьевич — лейтенант внутренних войск.
  • Панков, Александр Егорович (посмертно) — старший сержант.
  • Панов, Владислав Викторович (посмертно) — рядовой.
  • Петров, Олег Михайлович (посмертно) — рядовой.
  • Савченко, Александр Романович (посмертно) — подполковник.
  • Селиверстов, Сергей Александрович — подполковник милиции.
  • Сергеев, Геннадий Николаевич (посмертно) — младший лейтенант.
  • Ситников, Николай Юрьевич (посмертно) — рядовой.
  • Смирнов, Сергей Олегович (посмертно) — капитан.
  • Фарелюк, Антон Михайлович (посмертно) — младший сержант.
  • Хихин, Сергей Анатольевич (посмертно) — ефрейтор.

Награждённые орденом «За личное мужество»

  • Белозеров Игорь Юрьевич — редактор Российской государственной телерадиокомпании «Останкино» (посмертно)
  • Быркин Вадим Валентинович — корреспондент информационного агентства ИТАР-ТАСС
  • Гинделеев Эдуард Раисович — корреспондент радио Всероссийской государственной телевизионной и радиовещательной компании
  • Голушко Николай Михайлович — генерал-полковник
  • Грачёв Павел Сергеевич — генерал армии
  • Джафаров Этибар Джафарович — корреспондент Российской государственной телерадиокомпании «Останкино»
  • Егоров Сергей Валерьевич — корреспондент Российской государственной телерадиокомпании «Останкино»
  • Карпов Вадим Эрнестович — корреспондент газеты «Труд»
  • Кобец Константин Иванович — генерал армии, зам. министра обороны РФ
  • Колпаков Александр Артемьевич — корреспондент газеты «Московский комсомолец»
  • Красильников Сергей Николаевич — видеоинженер Российской государственной телерадиокомпании «Останкино» (посмертно)
  • Лиллевяли Марина Николаевна — корреспондент Всероссийской государственной телевизионной и радиовещательной компании
  • Маликова Ирина Владимировна — телеоператор Российской государственной телерадиокомпании «Останкино»
  • Машатин Владимир Николаевич — фотокорреспондент газеты «Известия»
  • Пек Рори (посмертно) — репортёр
  • Сафронов Рустем Юрьевич — оператор Всероссийской государственной телевизионной и радиовещательной компании
  • Терехов Вячеслав — корреспондент информационного агентства «Интерфакс», находившийся в здании Белого дома и освещавший октябрьские события
  • Утц Валерий Константинович — фотокорреспондент газеты «Труд»
  • Хамельянин Геннадий Иванович — фотокорреспондент информационного агентства ИТАР-ТАСС
  • Яков Валерий Васильевич — корреспондент газеты «Известия»

 

nekropole.info

Вооружённый переворот в России 1993 года

 

21 сентября 1993 в Москве произошёл переворот

Автор – Марат Мусин

21 сентября 1993 года Ельциным совершен государственный переворот. В соответствии с Конституцией и заключением Конституционного Суда, Ельцин и силовые министры законно отстранены от исполнения обязанностей. Руцкой и новые министры приступили к исполнению возложенных на них по закону обязанностей. Оружия у защитников парламента практически не было! Всего выдано автоматического оружия: 74 автомата АКС-74У, 5 РПК-74. Начиная с 24-го сентября, Ельцин практически каждую ночь пытался организовать вооруженный штурм парламента; бойня откладывалась и переносилась на следующую ночь по не зависящим от него обстоятельствам.

Первое официальное предупреждение о том, что будет предпринят штурм «Белого дома» в случае отказа подчиниться, сделано 24-го сентября. В тот же день Х (чрезвычайным) Съездом Народных депутатов было принято решение об одновременных перевыборах депутатов и президента не позднее марта 1994 года.

Российский Дом Советов был окружен «спиралью Бруно», автоматчиками и бронетранспортерами, осуществлена полная блокада парламента: 21 сентября отключены все виды связи, 23 сентября – отключены свет, тепло и горячая вода, 28 сентября полностью блокирован вход людей и въезд транспорта, подвоз продовольствия и медикаментов (например, 27 сентября), не пропускали машины «Скорой помощи», даже к людям с такими, например, диагнозами: «острое нарушение мозгового кровообращения» (27.09), «перелом шейного отдела позвоночника» (28.09), «нестабильная стенокардия» (1.10). Температура в здании опустилась ниже 8 градусов, на улице днем – до –9 и –12 градусов Цельсия.

«Выводы: В медицинском плане чрезвычайная ситуация в „Белом доме“ возникла не 4 октября, а 27 сентября, когда несколько тысяч человек, в силу своих убеждений не покидающих осажденный район, круглосуточно дежурящие на баррикадах в любую погоду, лишенные элементарных удобств вследствие отключений электроэнергии, связи, отопления, подвергающиеся постоянному нервному и физическому перенапряжению, оказались волею руководства Главного медицинского управления г. Москвы и ЦЭМПа лишенными права на медицинскую помощь. Мы не можем назвать это иначе, как должностным преступлением. Мы утверждаем, что если бы ГМУ и ЦЭМП организовали своевременный подвоз медикаментов, необходимого мед. оборудования, организовали постоянное дежурство в зоне оцепления, а не снаружи, бригады скорой помощи, даже если бы были просто нейтральны в оказании помощи пострадавшим, количество жертв в ходе событий 3-4 октября было бы значительно меньше.» (Информационный материал по состоянию медицинского обеспечения защитников Верховного Совета РФ с 21 сентября по 4 октября 1993 г. Из доклада, подготовленного врачами Спасательного центра Московской медицинской академии имени И. М. Сеченова)

29 сентября правительство РФ и Москвы предъявили ультиматум – до 4-го октября всем покинуть Дом Советов, в противном случае – «тяжкие последствия». 30 сентября 62 субъекта Федерации поддержали парламент и предъявили Ельцину ультиматум с требованием одновременных перевыборов. Решающее заседание Совета Федераций назначено на 18.00 3-го октября. На 16.00 3 октября было назначено продолжение переговоров под эгидой Русской Православной Церкви.

Ельцин высказался против идеи досрочных одновременных перевыборов. Черномырдин тоже ответил отказом на требование мирного решения, заявив, что у них есть «другое решение». Решение расстрелять парламент к 4 октября было принято между 29 и 30 сентября, подготовка велась открыто. 30 сентября Шахрай назначается руководителем группы по правовому обеспечению указа № 1400 с поручением завершить работы именно к 4 октября. 1 октября Полторанин разослал письмо главным редакторам с приказом-требованием «с пониманием отнестись к тем мерам, которые предпримет Президент 4-го октября», и «не драматизировать их возможные последствия». Днем 3 октября во все больницы Москвы по указанию ГУВД из Главного медицинского управления Москвы поступили телефонограммы о планируемом поступлении раненых.

Обосновать расстрел парламента должна была специально подготовленная провокация; по приказу «и.о. пэра» эмвэдэшникам поручалось палочной войной спровоцировать демонстрантов на ответное насилие. 3 октября от трети до полумиллиона безоружных горожан вышло в поддержку парламента от Октябрьской площади Москвы. Демонстранты организованной колонной пошли к «Белому дому» и «Останкино». После прорыва демонстрантов к «Белому дому» по людям на парадной лестнице и у 20-го подъезда парламента был открыт пулеметно-автоматный огонь на поражение. Автоматчики МВД от мэрии по приказу пошли в атаку на «Белый дом». Стрельбой из мэрии и гостиницы «Мир» у дверей «Белого дома» убито 7 человек, 34 ранено. Это был первый массовый расстрел и начало штурма парламента. Непредвиденная пауза в 15 часов была вызвана как переходом на сторону парламента двух рот Софринской бригады вместе с 200 военнослужащими ОМСДОНа, так и решительными действиями демонстрантов.

В 15.00 3 октября Ерин приказал МВД открыть огонь на поражение по сотням тысяч безоружных людей. В 16.00 Ельцин подписал указ № 1575 и освободил армию от уголовной ответственности за нарушения закона, а Грачев приказал армейским частям присоединиться к расстрельщикам из МВД. Расстрел сторонников парламента был санкционирован Ельциным и руководством МВД и все последующее с 16.00 3 октября уже не имело никакого значения.

В 16.05 после обстрела парламента и убийства первых людей Руцкой отдал приказ о штурме мэрии и походе в «Останкино». Мэрия (с того момента, как первый демонстрант вошел в ее двери) была взята без единого выстрела. 3 октября действовал категорический приказ Руцкого и Ачалова о неприменении оружия. Кровопролития в мэрии удалось избежать благодаря Макашову. Дорога на «Останкино» была перекрыта превосходящими вооруженными частями дивизии МВД имени Дзержинского на грузовиках и БТРах. Автоколонна демонстрантов останавливалась перед ними. По приказу командующего ВВ А. С. Куликова эту колонну войска МВД добровольно пропустили. МВД было известно, что в колонне всего два десятка человек с оружием.

Пропустив колонну на «Останкино», у улицы Чехова войска МВД на грузовиках и 10 БТРах «Витязя» обогнали колонну демонстрантов и ушли вперед в засаду в «Останкино», где разместились за зданием техцентра. У телецентра «Останкино» 3 октября с 17.45 до 19.10 полтора часа шел мирный митинг с требованием предоставления эфира парламенту. Никаких попыток штурма или проникновения в здание телецентра демонстрантами не предпринималось. Несмотря на требование Макашова выйти на переговоры Брагин не явился. Демонстранты с официальными полномочиями предупредили всех об ответственности за любой выстрел, особое внимание уделив спецназовцам. Сообщили им, что идет безоружная демонстрация в двести тысяч человек. Макашов гарантировал командиру группы БТРов «Витязя», что со стороны демонстрантов не будет сделан ни один выстрел.

К началу расстрела в «Останкино» было менее 4 тысяч безоружных демонстрантов, прибывших на автотранспорте, их охраняли 18 вооруженных человек. Телецентр охраняли 25 БТР МВД и более 510 (690) автоматчиков ВВ МВД. Около 19.00 руководство милицейской охраны техцентра АСК-3 по собственной инициативе вышло на переговоры, где объявило Макашову о готовности перейти под юрисдикцию Верховного Совета и передать техцентр его официальным представителям. Офицер милиции был схвачен на улице офицером дивизии Дзержинского и силой удерживался в здании техцентра. Противодействующие милиции спецназовцы «Витязя» от переговоров уклонялись. После того, как грузовик протаранил входные двери в техцентр, генерал Макашов без оружия один вышел в вестибюль на переговоры. Он предложил спецназовцам не препятствовать законной власти и дал им время свободно покинуть здание. Сурово предупредил о недопустимости любого выстрела.

Первый выстрел в «Останкино» был сделан с крыши телецентра АСК-1 спецназом «Витязь»! Стреляли без предупреждения. Приказ на открытие огня лично отдал генерал-майор ВВ Павел Голубец. Выстрелом был тяжело ранен демонстрант у входа в техцентр АСК-3. Милиция техцентра с торца здания вторично сообщила о своем переходе на сторону парламента и вызвала Макашова. Через две минуты после первого выстрела спецназовцы МВД из холла АСК-3 бросили две-три гранаты под ноги толпы и из двух зданий скоординировано стали расстреливать людей на улице Королева. Из техцентра стреляли на поражение из пулемета и автоматов, с крыши телецентра огонь вели четыре автоматчика. Группа людей у входа в АСК-3 была уничтожена полностью, там уцелел только один человек.

Из вооруженной охраны автоколонны более половины было убито на месте, оставшиеся в живых во время затишья к 21.00 ушли из «Останкино» через рощу. Приказа на открытие ответного огня Макашов не отдавал и никто из демонстрантов не стрелял. Стрельба солдат МВД по безоружным людям, раненым и санитарам продолжалась вплоть до подхода двухсоттысячной мирной демонстрации. Стрельба по появляющимся и движущимся целям ночью в условиях ограниченной видимости – руководитель стрельбы на участке – подполковник Лысюк. После расстрела демонстрантов у корпуса АСК-3 (техцентр) к зданию телецентра АСК-1 подошла двухсоттысячная колонна безоружных демонстрантов с Октябрьской площади. Мирную демонстрацию встретили пулеметными и автоматными очередями в упор.

Шесть делегатов-демонстрантов из офицеров и сотрудников МВД вышли на переговоры с «Витязем» и потребовали немедленно прекратить огонь, объяснили, что на улице – исключительно безоружные люди. «Витязи» прекратили на полчаса огонь и условием продолжения переговоров выдвинули требование, чтобы все вышли за ограду здания телецентра. Как только обманутые люди вышли за ограду, их стали методично расстреливать из стрелкового оружия и из БТРов. Расстрел продолжался до 5.45 4-го октября. Одиночные выстрелы раздавались до 12.00. Расстреливали и раненых, и санитаров, и машины «Скорой помощи». Штурм и расстрел парламента 4-го октября 1993 года начался внезапно, без какого-либо объявления или предварительного предупреждения.  Никаких предложений сдаться или вывести из здания женщин и детей атакующие не делали. Никаких ультиматумов о капитуляции парламенту не выдвигалось. Первыми очередями из БТР было убито около 40 безоружных человек.

По данным Руцкого, в «Белом доме» на момент начала атаки находилось до 10 тысяч человек, в том числе женщины и дети. Неоднократные требования Руцкого прекратить огонь по «Белому дому» и дать возможность вывести из здания Дома Советов женщин и детей на штурмующих действия не возымели – огонь не прекращался в течение 10 часов! За это время руководителями акции не было сделано ни одного предложения расстреливаемым в Доме Советов людям сдаться, им не давали возможности вывести из под огня женщин и детей, что приходилось делать под обстрелом, с потерями.

4-го октября бронетехнику и войска на расстрел парламента направили с небывалым и ничем не обоснованным перевесом: На каждый автомат защитников парламента в бой бросили ровно по три единицы бронетехники – по две пушки и по два танковых пулемета (по одному крупнокалиберному пулемету и по одному пулемету Калашникова), по одному снайперу. Убивать отдельного ребенка, женщину или мужчину в Доме Советов выделяли по целому взводу или отделению пьяных автоматчиков. Не сдались и вырвались живыми из «Белого дома» всего около 121-145 человек, из них по подземным коммуникациям 4-го и 5-го октября в разных направлениях вышли около 71 (95) человек, около 50 человек с боем прорвались поверху 4-го октября в направлении метро «Краснопресненская».

По убийствам срока давности нет! 4-го октября действовал приказ Ерина-Куликова (МВД), Грачева (МО) и Барсукова (ГУО): – уничтожить находящихся в «Белом доме»! Приказы о поголовном уничтожении и стрельбе на поражение открыто передавали по рациям командиры штурма. Барсуков официально приказал «Альфе» уничтожить находящихся в «Белом доме», Грачев – танкистам, тулякам и таманцам, Ерин – ОМОНу и дзержинцам. Коржаков уже после вывода пленных на лестницу «Белого дома» публично требовал расстрела защитников парламента: «У меня приказ – ликвидировать всех, кто в форме!»

После выхода депутатов с «Альфой» этот приказ был в точности выполнен. Были уничтожены все оставшиеся защитники парламента за исключением арестованных днем 5 октября в подвале – четырех милиционеров ОСН Департамента охраны и нескольких местных рабочих, а также шестнадцати защитников из заслона 14-го подъезда (арестованных в 3.30 5 октября на 6-м этаже «Белого Дома»). Тела расстрелянных были тайно вывезены и уничтожены.

Доказательство того, что приказ был выполнен, это то, что по официальным данным, ни одного раненого и ни одного трупа в здании парламента НЕ ОБНАРУЖЕНО. Официально объявлены в качестве погибших в «Белом доме» убитые на улице, собранные медбригадами Ю. Хольхина и А. Шестакова. Признавая факт массового убийства оставшихся в «Белом доме» людей и факт тайного вывоза и захоронения их тел, на вопрос о точном количестве уничтоженных людей невозможно ответить без специального расследования. В любом случае речь идет о сотнях расстрелянных в здании «Белого дома».

3-5-го октября наемники Ельцина погибали только от собственных пуль! Почти все погибшие, по официальным данным, из числа расстреливавших парламент или демонстрантов в «Останкино» – убиты частями Ерина (МВД) и Барсукова (ГУО). Официальные данные о потерях и численности войск, участвовавших в государственном перевороте и массовых убийствах: ГУО (18 000) – всего 1 убитый: убит снайпером ГУО РФ из полностью контролируемого ГУО и МВД помещения! МО (более 9 000) – всего 6 убитых, из них 6 убиты частями Ельцина (1 – ОМОН, 1 – МВД из БТРа, 3 – ГУО, 1 – взят в «плен» и, видимо, расстрелян по приказу командиров МВД или ГУО)! МВД и ВВ (более 40 000) – всего 5 убитых (и один – смертельно раненый), из них 3 убиты или погибли по вине частей Ельцина, 2 – не установлено, 1 – вместе со всем экипажем БТРа уничтожен из гранатомета 119 пдп.

Защитники парламента практически не стреляли! Не известен ни один погибший от их пуль! Не уточнены обстоятельства гибели всего 2 военнослужащих – наемников.

 

 

Ельцинский указ №1400 – это акт государственного переворота!!!

 

Автоимпичмент Ельцина. Указ №1400 от 21 сентября 1993 г.

 

Правда о расстреле Белого дома 1993 год

 

 

Более подробную и разнообразную информацию о событиях, происходящих в России, на Украине и в других странах нашей прекрасной планеты, можно получить на Интернет-Конференциях, постоянно проводящихся на сайте «Ключи познания». Все Конференции – открытые и совершенно безплатные. Приглашаем всех просыпающихся и интересующихся…

 

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

allpravda.info

Вооружённый переворот в России 1993 года

парламента; бойня откладывалась и переносилась на следующую ночь по не зависящим от него обстоятельствам.

Первое официальное предупреждение о том, что будет предпринят штурм «Белого дома» в случае отказа подчиниться, сделано 24-го сентября. В тот же день Х (чрезвычайным) Съездом Народных депутатов было принято решение об одновременных перевыборах депутатов и президента не позднее марта 1994 года.

Российский Дом Советов был окружен «спиралью Бруно», автоматчиками и бронетранспортерами, осуществлена полная блокада парламента: 21 сентября отключены все виды связи, 23 сентября – отключены свет, тепло и горячая вода, 28 сентября полностью блокирован вход людей и въезд транспорта, подвоз продовольствия и медикаментов (например, 27 сентября), не пропускали машины «Скорой помощи», даже к людям с такими, например, диагнозами: «острое нарушение мозгового кровообращения» (27.09), «перелом шейного отдела позвоночника» (28.09), «нестабильная стенокардия» (1.10). Температура в здании опустилась ниже 8 градусов, на улице днем – до –9 и –12 градусов Цельсия.

«Выводы: В медицинском плане чрезвычайная ситуация в „Белом доме“ возникла не 4 октября, а 27 сентября, когда несколько тысяч человек, в силу своих убеждений не покидающих осажденный район, круглосуточно дежурящие на баррикадах в любую погоду, лишенные элементарных удобств вследствие отключений электроэнергии, связи, отопления, подвергающиеся постоянному нервному и физическому перенапряжению, оказались волею руководства Главного медицинского управления г. Москвы и ЦЭМПа лишенными права на медицинскую помощь. Мы не можем назвать это иначе, как должностным преступлением. Мы утверждаем, что если бы ГМУ и ЦЭМП организовали своевременный подвоз медикаментов, необходимого мед. оборудования, организовали постоянное дежурство в зоне оцепления, а не снаружи, бригады скорой помощи, даже если бы были просто нейтральны в оказании помощи пострадавшим, количество жертв в ходе событий 3-4 октября было бы значительно меньше.» (Информационный материал по состоянию медицинского обеспечения защитников Верховного Совета РФ с 21 сентября по 4 октября 1993 г. Из доклада, подготовленного врачами Спасательного центра Московской медицинской академии имени И. М. Сеченова)

29 сентября правительство РФ и Москвы предъявили ультиматум – до 4-го октября всем покинуть Дом Советов, в противном случае – «тяжкие последствия». 30 сентября 62 субъекта Федерации поддержали парламент и предъявили Ельцину ультиматум с требованием одновременных перевыборов. Решающее заседание Совета Федераций назначено на 18.00 3-го октября. На 16.00 3 октября было назначено продолжение переговоров под эгидой Русской Православной Церкви.

Ельцин высказался против идеи досрочных одновременных перевыборов. Черномырдин тоже ответил отказом на требование мирного решения, заявив, что у них есть «другое решение». Решение расстрелять парламент к 4 октября было принято между 29 и 30 сентября, подготовка велась открыто. 30 сентября Шахрай назначается руководителем группы по правовому обеспечению указа № 1400 с поручением завершить работы именно к 4 октября. 1 октября Полторанин разослал письмо главным редакторам с приказом-требованием «с пониманием отнестись к тем мерам, которые предпримет Президент 4-го октября», и «не драматизировать их возможные последствия». Днем 3 октября во все больницы Москвы по указанию ГУВД из Главного медицинского управления Москвы поступили телефонограммы о планируемом поступлении раненых.

Обосновать расстрел парламента должна была специально подготовленная провокация; по приказу «и.о. пэра» эмвэдэшникам поручалось палочной войной спровоцировать демонстрантов на ответное насилие. 3 октября от трети до полумиллиона безоружных горожан вышло в поддержку парламента от Октябрьской площади Москвы. Демонстранты организованной колонной пошли к «Белому дому» и «Останкино». После прорыва демонстрантов к «Белому дому» по людям на парадной лестнице и у 20-го подъезда парламента был открыт пулеметно-автоматный огонь на поражение. Автоматчики МВД от мэрии по приказу пошли в атаку на «Белый дом». Стрельбой из мэрии и гостиницы «Мир» у дверей «Белого дома» убито 7 человек, 34 ранено. Это был первый массовый расстрел и начало штурма парламента. Непредвиденная пауза в 15 часов была вызвана как переходом на сторону парламента двух рот Софринской бригады вместе с 200 военнослужащими ОМСДОНа, так и решительными действиями демонстрантов.

В 15.00 3 октября Ерин приказал МВД открыть огонь на поражение по сотням тысяч безоружных людей. В 16.00 Ельцин подписал указ № 1575 и освободил армию от уголовной ответственности за нарушения закона, а Грачев приказал армейским частям присоединиться к расстрельщикам из МВД. Расстрел сторонников парламента был санкционирован Ельциным и руководством МВД и все последующее с 16.00 3 октября уже не имело никакого значения.

В 16.05 после обстрела парламента и убийства первых людей Руцкой отдал приказ о штурме мэрии и походе в «Останкино». Мэрия (с того момента, как первый демонстрант вошел в ее двери) была взята без единого выстрела. 3 октября действовал категорический приказ Руцкого и Ачалова о неприменении оружия. Кровопролития в мэрии удалось избежать благодаря Макашову. Дорога на «Останкино» была перекрыта превосходящими вооруженными частями дивизии МВД имени Дзержинского на грузовиках и БТРах. Автоколонна демонстрантов останавливалась перед ними. По приказу командующего ВВ А. С. Куликова эту колонну войска МВД добровольно пропустили. МВД было известно, что в колонне всего два десятка человек с оружием.

Пропустив колонну на «Останкино», у улицы Чехова войска МВД на грузовиках и 10 БТРах «Витязя» обогнали колонну демонстрантов и ушли вперед в засаду в «Останкино», где разместились за зданием техцентра. У телецентра «Останкино» 3 октября с 17.45 до 19.10 полтора часа шел мирный митинг с требованием предоставления эфира парламенту. Никаких попыток штурма или проникновения в здание телецентра демонстрантами не предпринималось. Несмотря на требование Макашова выйти на переговоры Брагин не явился. Демонстранты с официальными полномочиями предупредили всех об ответственности за любой выстрел, особое внимание уделив спецназовцам. Сообщили им, что идет безоружная демонстрация в двести тысяч человек. Макашов гарантировал командиру группы БТРов«Витязя», что со стороны демонстрантов не будет сделан ни один выстрел.

К началу расстрела в «Останкино» было менее 4 тысяч безоружных демонстрантов, прибывших на автотранспорте, их охраняли 18 вооруженных человек. Телецентр охраняли 25 БТР МВД и более 510 (690) автоматчиков ВВ МВД. Около 19.00 руководство милицейской охраны техцентра АСК-3 по собственной инициативе вышло на переговоры, где объявило Макашову о готовности перейти под юрисдикцию Верховного Совета и передать техцентр его официальным представителям. Офицер милиции был схвачен на улице офицером дивизии Дзержинского и силой удерживался в здании техцентра. Противодействующие милиции спецназовцы «Витязя» от переговоров уклонялись. После того, как грузовик протаранил входные двери в техцентр, генерал Макашов без оружия один вышел в вестибюль на переговоры. Он предложил спецназовцам не препятствовать законной власти и дал им время свободно покинуть здание. Сурово предупредил о недопустимости любого выстрела.

Первый выстрел в «Останкино» был сделан с крыши телецентра АСК-1 спецназом «Витязь»! Стреляли без предупреждения. Приказ на открытие огня лично отдал генерал-майор ВВ Павел Голубец. Выстрелом был тяжело ранен демонстрант у входа в техцентр АСК-3. Милиция техцентра с торца здания вторично сообщила о своем переходе на сторону парламента и вызвала Макашова. Через две минуты после первого выстрела спецназовцы МВД из холла АСК-3 бросили две-три гранаты под ноги толпы и из двух зданий скоординировано стали расстреливать людей на улице Королева. Из техцентра стреляли на поражение из пулемета и автоматов, с крыши телецентра огонь вели четыре автоматчика. Группа людей у входа в АСК-3 была уничтожена полностью, там уцелел только один человек.

Из вооруженной охраны автоколонны более половины было убито на месте, оставшиеся в живых во время затишья к 21.00 ушли из «Останкино» через рощу. Приказа на открытие ответного огня Макашов не отдавал и никто из демонстрантов не стрелял. Стрельба солдат МВД по безоружным людям, раненым и санитарам продолжалась вплоть до подхода двухсоттысячной мирной демонстрации. Стрельба по появляющимся и движущимся целям ночью в условиях ограниченной видимости – руководитель стрельбы на участке – подполковник Лысюк. После расстрела демонстрантов у корпуса АСК-3 (техцентр) к зданию телецентра АСК-1 подошла двухсоттысячная колонна безоружных демонстрантов с Октябрьской площади. Мирную демонстрацию встретили пулеметными и автоматными очередями в упор.

Шесть делегатов-демонстрантов из офицеров и сотрудников МВД вышли на переговоры с «Витязем» и потребовали немедленно прекратить огонь, объяснили, что на улице – исключительно безоружные люди. «Витязи» прекратили на полчаса огонь и условием продолжения переговоров выдвинули требование, чтобы все вышли за ограду здания телецентра. Как только обманутые люди вышли за ограду, их стали методично расстреливать из стрелкового оружия и из БТРов. Расстрел продолжался до 5.45 4-го октября. Одиночные выстрелы раздавались до 12.00. Расстреливали и раненых, и санитаров, и машины «Скорой помощи». Штурм и расстрел парламента 4-го октября 1993 года начался внезапно, без какого-либо объявления или предварительного предупреждения.  Никаких предложений сдаться или вывести из здания женщин и детей атакующие не делали. Никаких ультиматумов о капитуляции парламенту не выдвигалось. Первыми очередями из БТР было убито около 40 безоружных человек.

По данным Руцкого, в «Белом доме» на момент начала атаки находилось до 10 тысяч человек, в том числе женщины и дети. Неоднократные требования Руцкого прекратить огонь по «Белому дому» и дать возможность вывести из здания Дома Советов женщин и детей на штурмующих действия не возымели – огонь не прекращался в течение 10 часов! За это время руководителями акции не было сделано ни одного предложения расстреливаемым в Доме Советов людям сдаться, им не давали возможности вывести из под огня женщин и детей, что приходилось делать под обстрелом, с потерями.

4-го октября бронетехнику и войска на расстрел парламента направили с небывалым и ничем не обоснованным перевесом: На каждый автомат защитников парламента в бой бросили ровно по три единицы бронетехники – по две пушки и по два танковых пулемета (по одному крупнокалиберному пулемету и по одному пулемету Калашникова), по одному снайперу. Убивать отдельного ребенка, женщину или мужчину в Доме Советов выделяли по целому взводу или отделению пьяных автоматчиков. Не сдались и вырвались живыми из «Белого дома» всего около 121-145 человек, из них по подземным коммуникациям 4-го и 5-го октября в разных направлениях вышли около 71 (95) человек, около 50 человек с боем прорвались поверху 4-го октября в направлении метро «Краснопресненская».

По убийствам срока давности нет! 4-го октября действовал приказ Ерина-Куликова (МВД), Грачева(МО) и Барсукова (ГУО): – уничтожить находящихся в «Белом доме»! Приказы о поголовном уничтожении и стрельбе на поражение открыто передавали по рациям командиры штурма. Барсуков официально приказал «Альфе» уничтожить находящихся в «Белом доме», Грачев – танкистам, тулякам и таманцам, Ерин – ОМОНу и дзержинцам. Коржаков уже после вывода пленных на лестницу «Белого дома» публично требовал расстрела защитников парламента: «У меня приказ – ликвидировать всех, кто в форме!»

После выхода депутатов с «Альфой» этот приказ был в точности выполнен. Были уничтожены все оставшиеся защитники парламента за исключением арестованных днем 5 октября в подвале – четырех милиционеров ОСН Департамента охраны и нескольких местных рабочих, а также шестнадцати защитников из заслона 14-го подъезда (арестованных в 3.30 5 октября на 6-м этаже «Белого Дома»). Тела расстрелянных были тайно вывезены и уничтожены.

Доказательство того, что приказ был выполнен, это то, что по официальным данным, ни одного раненого и ни одного трупа в здании парламента НЕ ОБНАРУЖЕНО. Официально объявлены в качестве погибших в «Белом доме» убитые на улице, собранные медбригадами Ю. Хольхина и А. Шестакова. Признавая факт массового убийства оставшихся в «Белом доме» людей и факт тайного вывоза и захоронения их тел, на вопрос о точном количестве уничтоженных людей невозможно ответить без специального расследования. В любом случае речь идет о сотнях расстрелянных в здании «Белого дома».

3-5-го октября наемники Ельцина погибали только от собственных пуль! Почти все погибшие, по официальным данным, из числа расстреливавших парламент или демонстрантов в «Останкино» – убиты частями Ерина (МВД) и Барсукова (ГУО). Официальные данные о потерях и численности войск, участвовавших в государственном перевороте и массовых убийствах: ГУО (18 000) – всего 1 убитый: убит снайпером ГУО РФ из полностью контролируемого ГУО и МВД помещения! МО (более 9 000) – всего 6 убитых, из них 6 убиты частями Ельцина (1 – ОМОН, 1 – МВД из БТРа, 3 – ГУО, 1 – взят в «плен» и, видимо, расстрелян по приказу командиров МВД или ГУО)! МВД и ВВ (более 40 000) – всего 5 убитых (и один – смертельно раненый), из них 3 убиты или погибли по вине частей Ельцина, 2 – не установлено, 1 – вместе со всем экипажем БТРа уничтожен из гранатомета 119 пдп.

Защитники парламента практически не стреляли! Не известен ни один погибший от их пуль! Не уточнены обстоятельства гибели всего 2 военнослужащих – наемников.

Источник

Ельцинский указ №1400 – это акт государственного переворота!!!

Автоимпичмент Ельцина. Указ №1400 от 21 сентября 1993 г.

shabdua.livejournal.com

Разгон Верховного Совета РФ (1993) — Традиция

Противостояние ветвей власти в России

Место:
город Москва
Начало:
21 сентября 1993
Окончание:
5 октября 1993
Итог:
Победа президента Ельцина, прекращение существования Верховного Совета, Съезда народных депутатов и Советов народных депутатов, изменение формы правления в России

Стороны:

Разгон Верховного Совета Российской Федерации — конфликт двух ветвей власти Российской Федерации, который явился следствием начавшегося в 1992 году конституционного кризиса. В ходе вооруженных столкновений в центре Москвы погибли более 150 человек. Результатом этих событий стало прекращение существования системы Советов в Российской Федерации.

Эти события (или их заключительный акт) нередко упоминаются обеими сторонами конфликта под названиями «Государственный переворот 1993 года в России», «Политический переворот 1993», «Расстрел Белого Дома», «Октябрьское восстание 1993 года» «Расстрел Дома Советов».

Суть конфликта[править]

В условиях, когда Конституция РФ, по мнению сторонников президента России Бориса Ельцина, стала тормозом в проведении реформ, а работа над новой редакцией велась слишком медленно и неэффективно, президентом был издан указ № 1400 «О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации», предписывавший Верховному Совету Российской Федерации и Съезду народных депутатов (согласно Конституции, — высшему органу государственной власти РФ) прекратить свою деятельность. Конституционный суд РФ, собравшись на экстренное заседание, пришел к заключению, что данный указ в двенадцати местах нарушает Российскую Конституцию и, согласно Конституции, является основанием для отрешения Президента Российской Федерации от должности. Верховный Совет отказался подчиниться неконституционному указу президента, квалифицировав его действия как государственный переворот. Было принято решение о созыве X Чрезвычайного Съезда народных депутатов. Частям милиции, подчинившимся Ельцину и Лужкову, был отдан приказ о блокаде Белого дома. Оборону Белого дома возглавили вице-президент Александр Владимирович Руцкой и председатель Верховного Совета Руслан Имранович Хасбулатов. После многочисленных нападений подразделений ОМОН на демонстрантов на Смоленской площади [Источник?], у Кузнецкого моста, других улицах Москвы, сторонники Верховного Совета (стихийно собравшиеся жители Москвы, и Подмосковья, других городов РФ, а также стран постсоветского пространства) прорвали блокаду ОМОНА, взяли штурмом одно из зданий мэрии (бывшее здание СЭВ, из окон которого обстреливались демонстрации[Источник?]), а затем предприняли попытку штурма одного из зданий телецентра Останкино (возможно, с целью получить выход в эфир на Центральном телевидении). Штурм здания мэрии прошёл без жертв, но у телецентра бойцы верных президенту формирований открыли по штурмующим и демонстрантам огонь на поражение. 4 октября в результате штурма и танкового обстрела Белый дом был взят под контроль войсками, верными Ельцину. В ходе октябрьских событий погибло по официальным данным около 150 (по данным депутата Сажи Умалатовой 2783) человек, и перестала существовать система советов, радикально изменилась система власти в России: вместо парламентской была установлена президентская республика. В 1994 г. арестованные участники октябрьских событий были амнистированы Государственной Думой РФ. Хотя ни один из них не был осуждён, все они согласились на амнистию, но позже по телевидению были опровергнуты все ценности, так или иначе связанные с данным событием.

Предыстория конфликта[править]

  • Введение поста Президента при сохранении практически неограниченных полномочий Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации породило в России проблему двоевластия которая осложнилась расколом общества на сторонников немедленного проведения радикальных экономических реформ («шоковая терапия»), которые объединились вокруг президента Бориса Ельцина, и противников излишней поспешности, необдуманности и злоупотреблений при проведении реформ, объединившихся вокруг Верховного Совета, председателем которого после избрания Ельцина президентом стал Руслан Хасбулатов.
  • Одной из причин конфликта стал вопрос об изменении действовавшей Конституции. Ельцин настаивал на изменении формы правлении в России, передаче полномочий Съезда народных депутатов президенту. Сторонники Верховного Совета настаивали на сохранении верховной власти за представительными органами, хотя Съезд время от времени принимали поправки, расширяющие полномочия президента.
  • Противостояние двух органов власти приняло весьма тяжёлые формы. В мае 1993 г. во время демонстрации произошло столкновение с ОМОНОМ, несколько человек погибло.[1]
  • 20 марта 1993 года Ельцин выступил с телевизионным обращением к народу, в котором объявил, что только что подписал указ о введении «особого порядка управления». Конституционный Суд РФ, еще не имея подписанного указа Президента, признал его действия, связанные с телеобращением, неконституционными, и усмотрел наличие оснований для отрешения президента от должности. Однако, как выяснилось чуть позже, в действительности неконституционный указ не был подписан. Созванный IX (Внеочередной) Съезд народных депутатов предпринял попытку отрешить президента от должности (одновременно проводилось голосование по вопросу об освобождении от должности председателя ВС Р. И. Хасбулатова), но для импичмента не хватило 72 голосов.
  • 29 марта 1993, после провала попытки импичмента, Съезд назначил на 25 апреля референдум с 4 вопросами. Позиции президента и Верховного Совета кардинально расходились по всем этим вопросам. Противоречивые результаты референдума были истолкованы президентом и его окружением в свою пользу.
  • 1 сентября 1993 года, временно, «в связи с проводимым расследованием, а также в связи с отсутствием поручений», отстранил от исполнения обязанностей вице-президента А. В. Руцкого, который в последнее время неоднократно выступал с жесткой критикой президента и правительства. Действовавшая Конституция и законодательство нормы о возможности отстранении вице-президента президентом не содержали. Обвинения в коррупции, в связи с которыми проводилось расследование, позже подтверждены не были.
  • 3 сентября ВС принял решение направить в Конституционный Суд ходатайство с просьбой проверить соответствие Основному Закону положений указа президента РФ от 1 сентября в части, касающейся временного отстранения от исполнения обязанностей вице-президента Александра Руцкого. По мнению парламентариев, издав этот указ, Борис Ельцин вторгся в сферу полномочий судебных органов государственной власти. До разрешения дела в Конституционном Суде действие указа приостанавливается.
  • 21 сентября 1993 Президент Российской Федерации Б. Н. Ельцин издал указ № 1400 «О поэтапной конституционной реформе в РФ», которым предписывал Съезду народных депутатов и Верховному Совету Российской Федерации прекратить свою деятельность, и выступил с телевизионным обращением к народу. Одновременно в Доме Советов были отключены связь, электричество, водоснабжение и канализация, силы МВД начали оцепление Дома Советов России. Верховный Совет и его сторонники объявили о совершении Ельциным «государственного переворота».[2]
  • Конституционный Суд Российской Федерации, собравшийся в ночь с 21 на 22 сентября, объявил действия Президента неконституционными, а указ № 1400 — основой для отрешения президента от должности. Верховный Совет, по представлению Конституционного суда, объявил о прекращении полномочий Президента согласно ст. 121-6 Конституции РФ, и временном переходе президентских полномочий к вице-президенту А. В. Руцкому. Ст. 121-6 действовавшей Конституции РФ гласила:

    Статья 121-6. Полномочия Президента Российской Федерации не могут быть использованы для изменения национально-государственного устройства Российской Федерации, роспуска либо приостановления деятельности любых законно избранных органов государственной власти, в противном случае они прекращаются немедленно.[3]

    Верховный Совет принял также постановление о созыве 22 сентября X (Чрезвычайного) Съезда народных депутатов. Вовремя Съезд открыт не был, т. к. некоторые из органов исполнительной власти, выполняя распоряжение Ельцина, предприняли попытку сорвать проведение Съезда. Разосланные депутатам телеграммы с оповещением не были доставлены (депутаты узнавали о событиях в Москве только из сообщений информационных агентств). Депутатам из регионов не выдавали билеты, в некоторых регионах их задерживала милиция. Поступали угрозы физической расправы. К вечеру 23.09 сумело прибыть более 400 депутатов, что, вместе с присутствующими, составило 638 человек (при кворуме в 628 — две трети от общего числа депутатов; за ночь число депутатов увеличилось до 689). Это позволило в 22:00 открыть Съезд. Съездом, с соблюдением всех законных процедур и при наличии необходимого кворума, были утверждены постановления ВС о прекращении президентских полномочий Ельцина и переходе их, согласно Конституции, к вице-президенту Руцкому, а действия Ельцина квалифицированы как попытка «государственного переворота».[4][5][6][7]
  • 23 сентября Ельцин издал указ № 1435 «О социальных гарантиях для народных депутатов РФ созыва 1990—1995 годов», обещавший депутатам материальные льготы и крупное единовременное вознаграждение (многими депутатами это было воспринято как попытка «подкупа»[6]). Также Ельцин подписал указ о назначении досрочных выборов президента РФ на 12 июня 1994 года (впоследствии этот указ был отменён).
  • 23 сентября неизвестные совершили попытку напасть на здание объединенного командования Вооруженных Сил СНГ. Им удалось частично разоружить охрану, но та открыла огонь, и нападавшие скрылись с места происшествия. В результате стрельбы погибли два человека — милиционер и мирная жительница, наблюдавшая за происшествием из окна. Многие СМИ обвинили в происшествии депутатов Верховного Совета. Сами депутаты свою причастность отрицали, считая происшествие провокацией с целью создать повод для полной блокады Дома Советов, и последующей расправы.
  • 24 сентября, под предлогом ограждения москвичей от «вооруженных боевиков, засевших в парламенте»[8], доступ в Дом Советов был полностью блокирован, и вновь прибывающие депутаты уже не могли попасть внутрь. Они собирались в зданиях московских райсоветов. Дом Советов окружен сплошным кольцом поливальных машин, заграждением из спирали Бруно (запрещенной Женевскими конвенциями к использованию на гражданских объектах), и частями внутренних войск и ОМОНа, имевших на вооружении, помимо бронежилетов, дубинок и касок также автоматы, спецсредства «Черемуха», БТРы и водометные установки.
  • К зданию Верховного Совета — Белому дому начали приходить граждане: москвичи, жители Санкт-Петербурга, Нижнего Новгорода и многих других городов и областей России. Вокруг стихийно образовался бессрочный митинг. Среди участников митинга было много лиц из различных организаций и общественных объединений (в том числе, представители возрождённого Казачества, чернобыльцы, шахтёры, общественные организации инвалидов, «Союз офицеров», Союз социально-правовой защиты военнослужащих, военнообязанных и членов их семей «Щит», РНЕ и многие другие). Большинству этих организаций было впоследствии отказано в праве участия в выборах в ФС указом Ельцина[9].
  • После неудачи переговоров при посредничестве Патриарха Алексия в Ново-Огарёво, началась блокада Верховного Совета силами ОМОН МВД. В здании Верховного Совета были на некоторое время включены электроэнергия и водопровод, затем их снова отключили.

События 3 октября (воскресенье)[править]

  • В 15:25 демонстранты, сторонники Верховного Совета, прорвав оцепление ОМОНА, деблокировали Дом Советов возле гостиницы «Мир» и вошли внутрь.
  • В 16:00 демонстранты двинулись к одному из зданий мэрии Москвы (электричество, вода и канализация в Доме Советов были отключены по распоряжению городских властей). Егор Гайдар выступил на телевидении с призывом организовать митинг в поддержку Ельцина.
  • Демонстранты возглавляемые Анпиловым и Макашовым двинулись в сторону телецентра в Останкино (телецентр) (некоторые были на грузовиках) и в 17:00 потребовали предоставления им прямого эфира. Находившийся в здании телецентра отряд СН ВВ МВД «Витязь» во главе с подполковником С. И. Лысюком открыл огонь на поражение. Прибывшие одновременно с демонстрантами БТРы дивизии Дзержинского.[10]
  • В 19:12 после взрыва неустановленного устройства в центре телецентра (по одной из версий, это была граната, выпущенная сторонниками Верховного Совета, по другой взрыв произвели офицеры «Витязя» или другие провокаторы, чтобы мобилизовать бойцов на открытие огня по толпе), БТР и бойцы «Витязя» открыли огонь из автоматического оружия по толпе, собравшейся у телецентра, что привело к гибели по меньшей мере 46 человек.[11] Телерадиовещание в Останкино было временно прекращено.

События 4 октября[править]

  • Президент Ельцин ввел в Москве чрезвычайное положение. По указанию министра обороны П. С. Грачева на улицы Москвы вывели танки Таманской дивизии под командованием генерал-майора В. Г. Евневича и Кантемировской дивизии.Ошибка цитирования Неправильный тег <ref>;

элемент без имени должен иметь содержание Утром из-за несогласованности действий произошли вооружённые стычки между солдатами «таманцами» и БТРами «дзержинцев», между «дзержинцами» и вооружёнными людьми из «Союза ветеранов Афганистана», также принимавшими участие в конфликте на стороне Ельцина. Были погибшие и раненые, как среди солдат, так и среди случайных прохожих. Один из БТР’ов «дзержинцев» загорелся от выстрела бойцов Таманской дивизии, командир погиб. Принимавшие участие в этих столкновениях были награждены орденами и медалями, двоим присвоено звание «Герой России».[12]

  • В 10 часов утра начали обстрел верхних этажей здания Верховного Совета, после чего спецназу «Альфа» и «Вымпел» было приказано взять Белый дом штурмом. Командиры обеих спецгрупп перед тем, как выполнить приказ, попытались договориться с руководителями Верховного Совета о мирной сдаче. «Альфа», пообещав защитникам Дома Советов безопасность, сумела к 17:00 уговорить их сдаться. Спецподразделение «Вымпел», чьё руководство отказалось выполнять приказ о штурме, впоследствии было передано из ФСБ в состав МВД, что привело к массовому уходу в отставку его бойцов.
  • Руководители защиты Белого Дома, а также некоторые участники, были арестованы.

Информационная война[править]

  • Сторонников законодательной власти в правительственных и проправительственных СМИ называли «красно-коричневыми», «коммуно-фашистами», «путчистами» и «мятежниками».[12] Сами они себя называли «защитниками Конституции» и «защитниками Парламента».Они также высказывали возражения против того, чтобы называть их «оппозицией», так как представляли высшую (согласно Конституции) государственную власть (Съезд), и две из трех существующих ветвей власти — законодательную (ВС РФ) и судебную (КС РФ).
  • В англоязычных СМИ основная ось конфликта обозначена между supporters of parliament (сторонники парламента) или defenders of the Parliament (защитники парламента) с одной стороны и part of Moscovites, who supported Yeltsin (часть москвичей, поддерживавшая Ельцина), police (полиция) и elite divisions of Russian military forces (элитные подразделения русских вооруженных сил) — с другой.[13]
  • Большую роль в конфликте приписывают «провокаторам» и «снайперам Коржакова» (по другой версии — снайперы Руцкого, ветераны «горячих точек»[14]), которые стреляли по милиционерам с целью спровоцировать их на решительные действия.
  • В 2004 году, в годовщину событий, около 20 партий и общественных объединений левого фланга подписали обращение к народу, где расстрел Белого Дома назван «крупнейшим в истории терактом», который «породил множество подражателей». Авторы обращения утверждают, что «почерк ельцинских головорезов» прослеживается во взрывах домов, самолетов и убийствах детей в Беслане[15].

Выражения поддержки президенту в СМИ[править]

  • В ходе событий по Центральному телевидению транслировались заявления нескольких известных деятелей культуры, призывающие армию (объявившую ранее о своём нейтралитете) покончить с защитниками Конституции. Например, известная актриса Л. Ахеджакова говорила:

Что же это за проклятая Конституция?!
Ведь по этой Конституции сажали людей в тюрьмы.
<…>
Теперь в эту Конституцию пишут поправки, и главное, что в этих поправках, — привилегии. И сейчас за эту Конституцию, в которую уже вписаны, воткнуты их привилегии, они убивают людей. Я не знаю, что сейчас будет, если там сто тысяч людей.

А где наша армия?! Почему она нас не защищает от этой проклятой Конституции?!

А мне еще говорят: легитимно, нелегитимно…

Премьер-министр В. Черномырдин заявил про сторонников ВС: «Это же нелюди, зверьё! Никаких переговоров!.. Надо перебить эту банду». Первый вице-премьер Е. Т. Гайдар выступал по телевидению и призывал москвичей вооружаться и собираться у здания Моссовета «для защиты свободы и демократии». Один из депутатов, перешедших на сторону Ельцина, Ю. Черниченко, призвал по телевидению: «Ребята, хотите жить — раздавите эту гадину!». 3 октября М. Ростропович устроил на Красной площади симфонический концерт в поддержку Б. Ельцина.

  • 5 октября в газетах было опубликовано письмо в поддержку президента, подписанное рядом известных писателей (известное также как письмо 42-х). Там высказывались призывы запретить оппозиционные (президенту) партии, закрыть оппозиционные средства массовой информации, признать нелегитимными органы высшей, законодательной и судебной власти, подвергнуть репрессиям деятелей оппозиции, для того чтобы «сделать широкий шаг к демократии и цивилизованности». Сторонники Верховного Совета в этом письме были названы «коммуно-фашистами», «красно-коричневыми оборотнями», «тупыми негодяями», «пройдохами», «авантюристами», «хладнокровными палачами» и просто «убийцами».
  • 7 октября письмо с одобрениями действий президента по разгону представительных органов власти направил Джохар Дудаев:

    Правительство Чеченской Республики одобряет Ваши действия по подавлению коммунистическо-фашистского мятежа в Москве, имевшего своей целью захватить власть в России и потопить в крови демократию… В этот суровый час, когда решается судьба России, мы еще раз хотим заверить Вас, что мы готовы помочь в любой момент всеми средствами, которыми располагаем.

Другие региональные лидеры поддержку действий президента не выразили.[16]

Освещение деятельности сторонников Верховного Совета в СМИ. Цензура[править]

23 сентября 1993 правительство Черномырдина издало постановление, передающее в ведение правительства издания, учредителем которых являлся Верховный Совет, такие как «Российская газета», «Юридическая газета России», журнал «Народный депутат», теле- и радиопрограммы «РТВ-Парламент», а также издательство «Известия Советов народных депутатов Российской Федерации».[17] Издание «Российской газеты», бывшей печатным органом ВС РФ, приостановлено. Некоторые газеты выходили с белыми пятнами на месте материалов, снятых цензурой.[18]

Несколько газет, таких, как «Советская Россия», «Правда», «День» и «Гласность», высказывались в поддержку Верховного Совета. После штурма Белого Дома эти газеты были запрещены, однако, через несколько месяцев, после принятия новой Конституции и выборов в Думу, получили возможность возобновить деятельность.

На центральном телевидении, руководство которым находилось в руках сторонников Б. Ельцина, сразу после начала конфликта была закрыта телепрограмма ВС РФ «Парламентский час» (РТР), а также еженедельные авторская программа В. Политковского «Политбюро» и ток-шоу А. Любимова «Красный квадрат» (ГТРК «Останкино»), «Времечко» и др., в которых высказывались критические замечания в адрес Ельцина. Только одна телепрограмма, «600 секунд», выходившая на телевидении Петербурга, освещала деятельность сторонников Верховного Совета в неотрицательном свете. Эта программа была закрыта сразу после штурма Белого Дома. По словам члена совета директоров телекомпании «Останкино» А. Малкина, председатель компании В. Брагин заявил ему, что «нам вся правда сейчас не нужна, а когда будет нужна, я скажу». По заявлению член президентского совета А. Миграняна, Ельцин не знал о введении цензуры, и от него никаких цензурных инициатив не исходило. Бывший пресс-секретарь Ельцина П. Вощанов сказал, что хорошо знает многих людей из президентской команды, и поэтому берет на себя смелость утверждать: «Этому режиму не нужна свободная пресса».[19]

В России была ликвидирована вся структура Советской власти, двоевластие закончилось. На переходный период в России было введено прямое президентское правление. 12 декабря 1993 был проведён референдум по принятию новой Конституции, согласно которой в России устанавливалась президентская республика с двухпалатным парламентом. От участия в выборах были отстранены партии и организации, члены которых принимали участие в столкновениях на стороне Верховного Совета. Руководители и многие участники защиты Белого дома и штурмов мэрии и Останкино были арестованы. По официальным данным, число погибших во время беспорядков составило более 146 человек.[13] В результате проведенного расследования Комиссии Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации по дополнительному изучению и анализу событий, происходивших в городе Москве 21 сентября — 5 октября 1993 года, действия Б. Ельцина были осуждены и признаны противоречащими Конституции РФ, действовавшей на тот момент. По материалам следствия, проведенного Прокуратурой РФ, было установлено, что из оружия, имевшегося в распоряжении сторонников ВС, не было убито ни одного человека[20]

  1. ↑ Предварительный отчёт о массовых беспорядках, имевших место в Москве 1 мая 1993 года Общество «Мемориал»
  2. ↑ 21 сентября. Начало противостояния «Русский Журнал»
  3. ↑ Конституция РФ 1977 года (в ред. 9.12.1992)
  4. ↑ Хасбулатов Р. И. Великая российская трагедия. — М.: 1994.>
  5. ↑ Под ред. Г. О. Павловского Октябрь 1993. Хроника переворота.. — Век ХХ и мир, 1994.>
  6. а б Григорьев Н. Г. Дни, равные жизни. — Чебоксары: 2000. — ISBN 5-87677-056-6>
  7. ↑ Иванов И. Анафема. Хроника государственного переворота.. — Санкт-Петербург: Палея, 1995. — ISBN 5-86020-319-5>
  8. ↑ Николай АНИСИН РАССТРЕЛ НАПОКАЗ Газета «МЫ И ВРЕМЯ», 1993 г.
  9. ↑ Указ Президента РФ от 19 октября 1993 № 1661 «О некоторых мерах по обеспечению государственной и общественной безопасности в период проведения избирательной кампании 1993 года»
  10. ↑ Леонид ПРОШКИН Неизвестные страницы уголовного дела N 18/123669-93
  11. ↑ Владимир ДУБРОВСКИЙ Тогда стреляли у телецентра
  12. а б В. Снегирев. Осеннее обострение. — Российская газета, 3 октября 2003 г., No 197 (3312)
  13. а б Mikhail Soutchanski Civil War in Moscow, October’93 (англ.)
  14. ↑ Виктор Аксючиц РАССТРЕЛ ДОМА СОВЕТОВ
  15. ↑ Расстрел Белого дома объявлен терактом Независимая газета, 05.10.2004
  16. ↑ Ольга СЕНАТОВА, Александр КАСИМОВ КРИЗИС ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ И ПОРАЖЕНИЕ ИДЕЙ РОССИЙСКОГО ФЕДЕРАЛИЗМА
  17. ↑ Я. Уланский. Правительство выступило правопреемником парламента. КоммерсантЪ № 183(406) от 24.09.1993.
  18. ↑ В. Погорелый. «Исполнительная власть не оставляет оппозиции шансов» КоммерсантЪ № 191(414) от 06.10.1993
  19. ↑ А. Балашов. Журналисты о цензуре. В России появились запретные темы. КоммерсантЪ № 186(409) от 29.09.1993
  20. ↑ События 21 сентября — 5 октября 1993 года «Справка по уголовным делам, связанным с событиями, происходившими в г.Москве 3—4 октября 1993 года», предоставлена Комиссии Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации по дополнительному изучению и анализу событий, происходивших в городе Москве 21 сентября — 5 октября 1993 года, Генеральной прокуратурой Российской Федерации (№34п-60-93 от 21.12.98 г., с. 116; на депутатский запрос №2.12-18/2174 от 08.10.98 г. События 21 сентября — 5 октября 1993 года (Материалы Комиссии Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации по дополнительному изучению и анализу событий, происходивших в городе Москве 21 сентября — 5 октября 1993 года)

traditio.wiki

Переворот 1993 года утвердил в России диктатуру олигархических кланов

Сегодня исполняется 20 лет со дня, когда Борис Ельцин подписал печально знаменитый Указ № 1400

Сегодня исполняется 20 лет с момента начала наиболее жесткой фазы противостояния между президентом РФ Ельциным и Верховным советом. Точкой отсчета принято считать подписание тогдашним президентом Указа № 1400 «О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации», подразумевавшего роспуск Съезда народных депутатов и Верховного совета.

Точнее сказать, противостояние продолжалось к тому моменту уже давно. Достаточно вспомнить, что 20 марта того же года Ельцин выступил с телевизионным обращением, в котором объявил, что подписал указ о введении «особого порядка управления», но тогда все обошлось без крови и, по сути, вернулось на круги своя после апрельского референдума. Осенью была предпринята вторая попытка передела власти, которая оказалась удачной (не для страны, конечно, а для тех, кто ее предпринял).

Начавшись в сентябре, государственный переворот в первых числах октября привел к закономерному результату – публичному расстрелу из танков здания Верховного совета РСФСР. Победа Ельцина привела к утверждению Конституции 1993 года, то есть создала ту политическую реальность, в которой мы и существуем последние 20 лет. Именно «ельцинская» Конституция вознесла президентскую власть на недосягаемую высоту, поставила ее выше разделения властей и тем самым превратила РФ в авторитарное государство.

Что было причиной кризиса? Формально имел место классический конфликт между президентом и парламентом в стране третьего мира. Съезд народных депутатов обладал неограниченными полномочиями, в полном соответствии с советской доктриной «Вся власть Советам». В скобках надо сказать, однако, что эта доктрина взята из практики государств британской (Вестминстерской) системы, где существует концепция «суверенитета парламента». Согласно ей, власть парламента ничем не ограниченна, оспорить в суде его решения невозможно. Британский парламент и его аналоги в других странах по традиции состоят из трех частей – суверена (в данный момент – королева Елизавета II), палаты лордов (куда входят наследственные и пожизненные пэры, а также епископы Англиканской церкви) и всенародно выборной палаты общин.

Эта схема дает возможность ограничить власть нижней палаты с помощью палаты лордов. Большую часть английской истории именно она играла главенствующую роль при формировании правительства и принятии законов. Иначе говоря, разделение властей в британской системе было сосредоточено внутри парламента и проявлялось в противостоянии палат.

Однако созданная при Горбачеве система «Съезд народных депутатов – Верховный совет» была кривой и странной. Она должна была неизбежно породить конфликт. Судите сами. Существовал Съезд народных депутатов. Он обладал всей властью. Вообще всей. Так было написано в Конституции. Естественно, никаких палат внутри него не было. То есть Съезд был однопалатным, что давало возможность принимать почти любые решения простым большинством и любые решения – большинством в две трети. Этот Съезд выбирал Верховный совет, который состоял из двух равноправных палат – Совета республики и Совета национальностей. Но эта формальная двухпалатность не имела особого смысла, так как Верховный совет имел право принимать решения на совместных заседаниях, чем он постоянно и пользовался.

Слабость партий и политическая неопытность депутатов привели к концентрации власти в руках председателя Верховного совета Руслана Хасбулатова, который научился пользоваться Съездом и Верховным советом как штампом для одобрения своих собственных решений. Это не могло не привести к конфликту с Борисом Ельциным. Ведь разделения властей на исполнительную и законодательную не существовало. Был ничем не ограниченный Съезд, а рядом с ним – всенародно избранный президент РСФСР. Подобная схема автоматически означала драку.

Тем более что вопрос стоял остро: кто будет разворовывать государственное имущество – сторонники Ельцина или Хасбулатова? Когда на кону был столь жирный кусок, было не до сантиментов.

Кроме того, существовала проблема кризиса РФ как федерации. Шел процесс полураспада государства. Республики и прочие регионы заключили с федеральным центром Федеративный договор, который превращал РФ в рыхлый конгломерат полугосударств.

Военный переворот, на который пошел Ельцин, уничтожил двоевластие по схеме «Съезд – президент». Одновременно стало понятно, кто является окончательным распределителем собственности в стране. Ельцин приобрел репутацию сумасшедшего тирана, который в случае чего расстреляет, не помилует.

Как ни странно, это стабилизировало государственный строй РФ. Республики, за исключением Чечни, согласились с верховенством федерального центра. Главный легальный сепаратист начала 90-х Минтимер Шаймиев смирился с ролью президента полунезависимого Татарстана и перестал ставить вопрос о реальной независимости. Конституция 1993 года придавила Федеративный договор. Ведь в ней было сказано, что он действует в той мере, в какой не противоречит ей. То есть развал РФ как государства был «заморожен», хотя никакие проблемы, вызванные советским национальным строительством, не были решены. Национальные республики и по сей день остаются источником сепаратизма. Но острота проблемы была снята.

И, конечно, собственность была поделена в интересах Ельцина и его окружения, которые превратились в бенефициаров системы, став акционерами ОАО (а скорее – ЗАО) «Российская Федерация».

Иначе говоря, переворот 1993 года утвердил диктатуру олигархических кланов, которые сделали Ельцина своим знаменем и победили не только двоевластие в центре, но и сепаратизм на местах. Тем самым была предопределена дальнейшая деградация народа и страны, но деградация, находящаяся под контролем центральной власти, которая опиралась на олигархов и региональных бабаев.

То есть Ельцин «подморозил» Россию, приостановил тотальный кризис, вызванный отсутствием национального государства. В замороженном состоянии страна может находиться неопределенно долго, но проблемы демократизации, создания дееспособной экономики, партийной системы, возрождения науки и культуры никуда не деваются. Путь из ельцинского «льда» лежит либо в распад по советскому образцу, либо к созданию национального государства. Третьего, как говорили в начале 90-х, не дано.

www.km.ru

Вооружённый иудейский переворот в России 1993 года.. Так был в России уже Майдан , иль нет????: wowavostok

Ельцин 21 сентября 1993 при поддержке США, совершил государственный вооружённый переворот в России. Отстранение Ельцина и приход к власти нового правительства ставило под угрозу срыва американские планы по захвату России. Этого они допустить не могли. И США пошли на физическое устранение Парламента руками ельцинской банды…

21 сентября 1993 года Ельциным совершен государственный переворот. В соответствии с Конституцией и заключением Конституционного Суда, Ельцин и силовые министры законно отстранены от исполнения обязанностей. Руцкой и новые министры приступили к исполнению возложенных на них по закону обязанностей. Оружия у защитников парламента практически не было! Всего выдано автоматического оружия: 74 автомата АКС-74У, 5 РПК-74. Начиная с 24-го сентября, Ельцин практически каждую ночь пытался организовать вооруженный штурм парламента; бойня откладывалась и переносилась на следующую ночь по не зависящим от него обстоятельствам…

21 сентября 1993 года Ельциным совершен государственный переворот. В соответствии с Конституцией и заключением Конституционного Суда, Ельцин и силовые министры законно отстранены от исполнения обязанностей. Руцкой и новые министры приступили к исполнению возложенных на них по закону обязанностей.

Оружия у защитников парламента практически не было! Всего выдано автоматического оружия: 74 автомата АКС-74У, 5 РПК-74.

Начиная с 24-го сентября, Ельцин практически каждую ночь пытался организовать вооруженный штурм парламента; бойня откладывалась и переносилась на следующую ночь по не зависящим от него обстоятельствам.

Первое официальное предупреждение о том, что будет предпринят штурм «Белого дома» в случае отказа подчиниться, сделано 24-го сентября. В тот же день Х (чрезвычайным) Съездом Народных депутатов было принято решение об одновременных перевыборах депутатов и президента не позднее марта 1994 года.

Российский Дом Советов был окружен «спиралью Бруно», автоматчиками и бронетранспортерами, осуществлена полная блокада парламента: 21 сентября отключены все виды связи, 23 сентября — отключены свет, тепло и горячая вода, 28 сентября полностью блокирован вход людей и въезд транспорта, подвоз продовольствия и медикаментов (например, 27 сентября), не пропускали машины «Скорой помощи», даже к людям с такими, например, диагнозами: «острое нарушение мозгового кровообращения» (27.09), «перелом шейного отдела позвоночника» (28.09), «нестабильная стенокардия» (1.10). Температура в здании опустилась ниже 8 градусов, на улице днем — до —9 и —12 градусов Цельсия.

«Выводы: В медицинском плане чрезвычайная ситуация в „Белом доме“ возникла не 4 октября, а 27 сентября, когда несколько тысяч человек, в силу своих убеждений не покидающих осажденный район, круглосуточно дежурящие на баррикадах в любую погоду, лишенные элементарных удобств вследствие отключений электроэнергии, связи, отопления, подвергающиеся постоянному нервному и физическому перенапряжению, оказались волею руководства Главного медицинского управления г. Москвы и ЦЭМПа лишенными права на медицинскую помощь. Мы не можем назвать это иначе, как должностным преступлением. Мы утверждаем, что если бы ГМУ и ЦЭМП организовали своевременный подвоз медикаментов, необходимого мед. оборудования, организовали постоянное дежурство в зоне оцепления, а не снаружи, бригады скорой помощи, даже если бы были просто нейтральны в оказании помощи пострадавшим, количество жертв в ходе событий 3-4 октября было бы значительно меньше.» (Информационный материал по состоянию медицинского обеспечения защитников Верховного Совета РФ с 21 сентября по 4 октября 1993 г. Из доклада, подготовленного врачами Спасательного центра Московской медицинской академии имени И. М. Сеченова)

29 сентября правительство РФ и Москвы предъявили ультиматум — до 4-го октября всем покинуть Дом Советов, в противном случае — «тяжкие последствия». 30 сентября 62 субъекта Федерации поддержали парламент и предъявили Ельцину ультиматум с требованием одновременных перевыборов. Решающее заседание Совета Федераций назначено на 18.00 3-го октября. На 16.00 3 октября было назначено продолжение переговоров под эгидой Русской Православной Церкви.

Ельцин высказался против идеи досрочных одновременных перевыборов. Черномырдин тоже ответил отказом на требование мирного решения, заявив, что у них есть «другое решение». Решение расстрелять парламент к 4 октября было принято между 29 и 30 сентября, подготовка велась открыто.

30 сентября Шахрай назначается руководителем группы по правовому обеспечению указа № 1400 с поручением завершить работы именно к 4 октября. 1 октября Полторанин разослал письмо главным редакторам с приказом-требованием «с пониманием отнестись к тем мерам, которые предпримет Президент 4-го октября», и «не драматизировать их возможные последствия». Днем 3 октября во все больницы Москвы по указанию ГУВД из Главного медицинского управления Москвы поступили телефонограммы о планируемом поступлении раненых.

Обосновать расстрел парламента должна была специально подготовленная провокация; по приказу «и.о. пэра» эмвэдэшникам поручалось палочной войной спровоцировать демонстрантов на ответное насилие.

3 октября от трети до полумиллиона безоружных горожан вышло в поддержку парламента от Октябрьской площади Москвы. Демонстранты организованной колонной пошли к «Белому дому» и «Останкино».

После прорыва демонстрантов к «Белому дому» по людям на парадной лестнице и у 20-го подъезда парламента был открыт пулеметно-автоматный огонь на поражение. Автоматчики МВД от мэрии по приказу пошли в атаку на «Белый дом». Стрельбой из мэрии и гостиницы «Мир» у дверей «Белого дома» убито 7 человек, 34 ранено. Это был первый массовый расстрел и начало штурма парламента. Непредвиденная пауза в 15 часов была вызвана как переходом на сторону парламента двух рот Софринской бригады вместе с 200 военнослужащими ОМСДОНа, так и решительными действиями демонстрантов.

В 15.00 3 октября Ерин приказал МВД открыть огонь на поражение по сотням тысяч безоружных людей. В 16.00 Ельцин подписал указ № 1575 и освободил армию от уголовной ответственности за нарушения закона, а Грачев приказал армейским частям присоединиться к расстрельщикам из МВД.

Расстрел сторонников парламента был санкционирован Ельциным и руководством МВД и все последующее с 16.00 3 октября уже не имело никакого значения.

В 16.05 после обстрела парламента и убийства первых людей Руцкой отдал приказ о штурме мэрии и походе в «Останкино».

Мэрия (с того момента, как первый демонстрант вошел в ее двери) была взята без единого выстрела. 3 октября действовал категорический приказ Руцкого и Ачалова о неприменении оружия. Кровопролития в мэрии удалось избежать благодаря Макашову.

Дорога на «Останкино» была перекрыта превосходящими вооруженными частями дивизии МВД имени Дзержинского на грузовиках и БТРах.

Автоколонна демонстрантов останавливалась перед ними. По приказу командующего ВВ А. С. Куликова эту колонну войска МВД добровольно пропустили. МВД было известно, что в колонне всего два десятка человек с оружием.

Пропустив колонну на «Останкино», у улицы Чехова войска МВД на грузовиках и 10 БТРах «Витязя» обогнали колонну демонстрантов и ушли вперед в засаду в «Останкино», где разместились за зданием техцентра.

У телецентра «Останкино» 3 октября с 17.45 до 19.10 полтора часа шел мирный митинг с требованием предоставления эфира парламенту. Никаких попыток штурма или проникновения в здание телецентра демонстрантами не предпринималось. Несмотря на требование Макашова выйти на переговоры Брагин не явился.

Демонстранты с официальными полномочиями предупредили всех об ответственности за любой выстрел, особое внимание уделив спецназовцам. Сообщили им, что идет безоружная демонстрация в двести тысяч человек. Макашов гарантировал командиру группы БТРов «Витязя», что со стороны демонстрантов не будет сделан ни один выстрел.

К началу расстрела в «Останкино» было менее 4 тысяч безоружных демонстрантов, прибывших на автотранспорте, их охраняли 18 вооруженных человек. Телецентр охраняли 25 БТР МВД и более 510 (690) автоматчиков ВВ МВД.

Около 19.00 руководство милицейской охраны техцентра АСК-3 по собственной инициативе вышло на переговоры, где объявило Макашову о готовности перейти под юрисдикцию Верховного Совета и передать техцентр его официальным представителям. Офицер милиции был схвачен на улице офицером дивизии Дзержинского и силой удерживался в здании техцентра.

Противодействующие милиции спецназовцы «Витязя» от переговоров уклонялись. После того, как грузовик протаранил входные двери в техцентр, генерал Макашов без оружия один вышел в вестибюль на переговоры. Он предложил спецназовцам не препятствовать законной власти и дал им время свободно покинуть здание. Сурово предупредил о недопустимости любого выстрела.

Первый выстрел в «Останкино» был сделан с крыши телецентра АСК-1 спецназом «Витязь»! Стреляли без предупреждения. Приказ на открытие огня лично отдал генерал-майор ВВ Павел Голубец.

Выстрелом был тяжело ранен демонстрант у входа в техцентр АСК-3. Милиция техцентра с торца здания вторично сообщила о своем переходе на сторону парламента и вызвала Макашова.

Через две минуты после первого выстрела спецназовцы МВД из холла АСК-3 бросили две-три гранаты под ноги толпы и из двух зданий скоординировано стали расстреливать людей на улице Королева. Из техцентра стреляли на поражение из пулемета и автоматов, с крыши телецентра огонь вели четыре автоматчика. Группа людей у входа в АСК-3 была уничтожена полностью, там уцелел только один человек.

Из вооруженной охраны автоколонны более половины было убито на месте, оставшиеся в живых во время затишья к 21.00 ушли из «Останкино» через рощу.

Приказа на открытие ответного огня Макашов не отдавал и никто из демонстрантов не стрелял. Стрельба солдат МВД по безоружным людям, раненым и санитарам продолжалась вплоть до подхода двухсоттысячной мирной демонстрации. Стрельба по появляющимся и движущимся целям ночью в условиях ограниченной видимости — руководитель стрельбы на участке — подполковник Лысюк.

После расстрела демонстрантов у корпуса АСК-3 (техцентр) к зданию телецентра АСК-1 подошла двухсоттысячная колонна безоружных демонстрантов с Октябрьской площади. Мирную демонстрацию встретили пулеметными и автоматными очередями в упор.

Шесть делегатов-демонстрантов из офицеров и сотрудников МВД вышли на переговоры с «Витязем» и потребовали немедленно прекратить огонь, объяснили, что на улице — исключительно безоружные люди. «Витязи» прекратили на полчаса огонь и условием продолжения переговоров выдвинули требование, чтобы все вышли за ограду здания телецентра. Как только обманутые люди вышли за ограду, их стали методично расстреливать из стрелкового оружия и из БТРов. Расстрел продолжался до 5.45 4-го октября. Одиночные выстрелы раздавались до 12.00. Расстреливали и раненых, и санитаров, и машины «Скорой помощи».

Штурм и расстрел парламента 4-го октября 1993 года начался внезапно, без какого-либо объявления или предварительного предупреждения.

Никаких предложений сдаться или вывести из здания женщин и детей атакующие не делали.

Никаких ультиматумов о капитуляции парламенту не выдвигалось.

Первыми очередями из БТР было убито около 40 безоружных человек.

По данным Руцкого, в «Белом доме» на момент начала атаки находилось до 10 тысяч человек, в том числе женщины и дети.

Неоднократные требования Руцкого прекратить огонь по «Белому дому» и дать возможность вывести из здания Дома Советов женщин и детей на штурмующих действия не возымели — огонь не прекращался в течение 10 часов! За это время руководителями акции не было сделано ни одного предложения расстреливаемым в Доме Советов людям сдаться, им не давали возможности вывести из под огня женщин и детей, что приходилось делать под обстрелом, с потерями.

4-го октября бронетехнику и войска на расстрел парламента направили с небывалым и ничем не обоснованным перевесом:

На каждый автомат защитников парламента в бой бросили ровно по три единицы бронетехники — по две пушки и по два танковых пулемета (по одному крупнокалиберному пулемету и по одному пулемету Калашникова), по одному снайперу.

Убивать отдельного ребенка, женщину или мужчину в Доме Советов выделяли по целому взводу или отделению пьяных автоматчиков.

Не сдались и вырвались живыми из «Белого дома» всего около 121-145 человек, из них по подземным коммуникациям 4-го и 5-го октября в разных направлениях вышли около 71 (95) человек, около 50 человек с боем прорвались поверху 4-го октября в направлении метро «Краснопресненская».

По убийствам срока давности нет! 4-го октября действовал приказ Ерина-Куликова (МВД), Грачева (МО) и Барсукова (ГУО): — уничтожить находящихся в «Белом доме»! Приказы о поголовном уничтожении и стрельбе на поражение открыто передавали по рациям командиры штурма. Барсуков официально приказал «Альфе» уничтожить находящихся в «Белом доме», Грачев — танкистам, тулякам и таманцам, Ерин — ОМОНу и дзержинцам. Коржаков уже после вывода пленных на лестницу «Белого дома» публично требовал расстрела защитников парламента: «У меня приказ — ликвидировать всех, кто в форме!»

После выхода депутатов с «Альфой» этот приказ был в точности выполнен. Были уничтожены все оставшиеся защитники парламента за исключением арестованных днем 5 октября в подвале — четырех милиционеров ОСН Департамента охраны и нескольких местных рабочих, а также шестнадцати защитников из заслона 14-го подъезда (арестованных в 3.30 5 октября на 6-м этаже «Белого Дома»). Тела расстрелянных были тайно вывезены и уничтожены.

Доказательство того, что приказ был выполнен, это то, что по официальным данным, ни одного раненого и ни одного трупа в здании парламента НЕ ОБНАРУЖЕНО. Официально объявлены в качестве погибших в «Белом доме» убитые на улице, собранные медбригадами Ю. Хольхина и А. Шестакова.

Признавая факт массового убийства оставшихся в «Белом доме» людей и факт тайного вывоза и захоронения их тел, на вопрос о точном количестве уничтоженных людей невозможно ответить без специального расследования.

В любом случае речь идет о сотнях расстрелянных в здании «Белого дома».

3-5-го октября наемники Ельцина погибали только от собственных пуль! Почти все погибшие, по официальным данным, из числа расстреливавших парламент или демонстрантов в «Останкино» — убиты частями Ерина (МВД) и Барсукова (ГУО).

Официальные данные о потерях и численности войск, участвовавших в государственном перевороте и массовых убийствах:

ГУО (18 000) — всего 1 убитый: убит снайпером ГУО РФ из полностью контролируемого ГУО и МВД помещения!

МО (более 9 000) — всего 6 убитых, из них 6 убиты частями Ельцина (1 — ОМОН, 1 — МВД из БТРа, 3 — ГУО, 1 — взят в «плен» и, видимо, расстрелян по приказу командиров МВД или ГУО)!

МВД и ВВ (более 40 000) — всего 5 убитых (и один — смертельно раненый), из них 3 убиты или погибли по вине частей Ельцина, 2 — не установлено, 1 — вместе со всем экипажем БТРа уничтожен из гранатомета 119 пдп.

Защитники парламента практически не стреляли! Не известен ни один погибший от их пуль!

Не уточнены обстоятельства гибели всего 2 военнослужащих — наемников.

Марат Мусин

wowavostok.livejournal.com

Государственный переворот в сентябре-октябре 1993 года | Интересное | Лазарев Сергей Николаевич. Человек будущего

Государственный переворот в сентябре-октябре 1993 года

Пятница, 20 Сен. 2013

Ещё 20 марта 1993 г. Ельцин попытался ввести в РСФСР режим “Особого положения управления страной” (ОПУС) с роспуском Советов всех уровней и наделением диктаторскими полномочиями президента. Однако, тогда депутаты сорвали намечавшийся государственный переворот. Но президент и его компания от своих планов не отказались, борьбу против Верховного Совета и народных депутатов России лишь активизировали. И 21 сентября 1993 г. Ельцин подписал свой пресловутый указ №1400 “О поэтапной Конституционной реформе в Российской Федерации”.  Таким образом, с 1993 г. власть в России нелегитимна.

В сентябре – октябре 1993 года организованная преступная группа, возглавляемая гр. Ельциным Б.Н., осуществила действия, направленные на насильственное изменение конституционного строя Российской Федерации, сопряжённые с совершением с особой жестокостью по предварительному сговору общеопасным способом убийством, двух и более лиц, и выразившиеся в отстранении от государственной власти её высшего органа – Верховного Совета РФ, и расстреле из стрелкового и артиллерийского оружия в г. Москве граждан, защищавших конституционный строй, то есть совершила преступления, предусмотренные ст.ст. 278, 105 (ч. 2, пункты а, д, е, ж) УК РФ…

Возможно, так будет сформулирована резолютивная часть будущего приговора.

Немного о терминах

В сентябре — октябре 1993 года в России произошло ВОССТАНИЕ, а не «события октября 1993 года»! Ведь в Москве «событиями» считаются и выпадение снега зимой, и падение сосульки с крыши, и даже убийство бизнесмена… Не надо принижать вслед за нашими врагами значение массового подвига тысяч людей. ВОССТАНИЕ! ОКТЯБРЬСКОЕ ВОССТАНИЕ!!! А тем, у кого язык не поворачивается произнести слово «восстание», можно порекомендовать терминологию, используемую в научной среде «политический кризис осени 1993 года«.

ВЕРХОВНЫЙ СОВЕТ, а не парламент! ДОМ СОВЕТОВ, а не белый дом! Демки ввели в обиход множество американизмов, американский язык готовы признать за государственный, а мы, не задумываясь, как попугаи, повторяем за ними чуждые слова. И наша история, наша государственная традиция, наша культура признаются уже вторичными, второсортными повторениями американских «многовековой истории», «демократических государственных традиций» и «великой суперкультуры». У нас есть своё. Пусть демки слюни пускают, глядя на своего заокеанского идола.

Народ защищал всё-таки не Дом Советов и даже не Верховный Совет, а КОНСТИТУЦИЮ РСФСР и СОВЕТСКУЮ ВЛАСТЬ. В 1993 году уже ни у кого не оставалось иллюзий о нашем депутатском корпусе. Но Верховный Совет и Дом Советов оказались географическими центрами Сопротивления. Так уж получилось. Поэтому, если быть точными, то — ЗАЩИТНИКИ КОНСТИТУЦИИ или ЗАЩИТНИКИ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ, а не «защитники Дома Советов», впрочем различие не так принципиально, как в предыдущих абзацах. Но я думаю, что и защита Конституции была для многих лишь юридическим обоснованием их борьбы за право оставаться Людьми — не каждый может словами объяснить состояние своей души, проще сослаться на обязанность гражданина защищать Конституцию.

ЕЛЬЦИН — ПРЕСТУПНИК. Это не ругательство, а юридический факт, установленный Конституционным Судом РФ (текст Заключения КС РФ). В сентябре — октябре 1993 года преступная группа, возглавляемая ельциным, совершила ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕРЕВОРОТ с целью изменения конституционного строя и низвержения высшего органа государственной власти — Верховного Совета. В процессе совершения преступления были убиты граждане, пытавшиеся предотвратить государственный переворот.

2002 г.

Меллер А.Л.

Штурм Белого дома 1993 — (Рен ТВ — Военная тайна, 2007)


В сентябре — октябре 1993 года в Москве, президентом Ельциным и его окружением были разогнаны законода­тельные органы — Съезд народных депутатов Российской Федерации и его Верховный Совет, а их государственная власть была захвачена Б.Ельциным. Одновременно президент объявил о прекращении действия Конституции страны. По его указанию граждане страны, вставшие на защиту конституции и законодателей, были расстреляны в Доме Советов, рядом с ним и в других местах города Москвы.

В данных деяниях мы усматриваем признаки тяжких пре­ступлений, предусмотренных статьями 64, 70, частью 2 ста­тьи 171, пунктами «в», «д», «з», «н» статьи 102 УК РСФСР. Ныне ответственность за указанные преступления предус­мотрена статьями 278, 280, пунктами «а», «б», «е», «ж» ста­тьи 105, частями 2 и 3 статьи 286 Уголовного кодекса РФ.

Захват высших законодательных органов и власти на­родных депутатов страны был начат изданием и обнародо­ванием Б.Ельциным 21 сентября 1993 года указа № 1400 «О поэтапной конституционной реформе в Российской Фе­дерации», а затем продолжился в совершении им ряда иных противоправных деяний. Задолго до издания указа № 1400 между президентом и Съездом народных депутатов Российской Федерации, его Верховным Советом возникли глубокие разногласия о буду­щем государственного устройства страны. Президент постоянно требовал расширения своих полно­мочий и в ряде случаев действительно добивался уступок со стороны Верховного Совета и Съезда народных депутатов. В частности, в 1991-1992 годах он был наделен чрезвычайны­ми полномочиями по проведению экономических преобра­зований, или, как их называют, экономических реформ.

Однако вопрос президентом ставился гораздо шире — о наделении его неограниченной авторитарной властью и об установлении в России президентской республики.

В марте 1993 года Ельциным был инициирован рефе­рендум, на обсуждение которого он вынес вопросы о до­верии, а фактически о досрочном прекращении полномо­чий Съезда народных депутатов Российской Федерации и его Верховного Совета. Такой референдум с уточненными Верховным Советом вопросами состоялся 25 апреля 1993 года. Нами представлены материалы, связанные с рефе­рендумом, и мы должны заявить, что он не выявил дос­таточного количества голосов для досрочного прекраще­ния деятельности высшего законодательного органа стра­ны. Сделав после этого некоторую паузу, Ельцин решил пойти на силовой вариант разгона законодательной власти и отмену действовавших на тот момент Конституции и других законов.

Мы полагаем, что президент использовал непресеченную и неосужденную практику развала, уничтожения Со­ветского Союза, но уже в отношении России и российских законодательных органов Российской Федерации.

Мы напоминаем, что глава 13′ и закрепленные в ней статьи 121’и 121″ действовавшей на тот момент Консти­туции страны не наделяли президента полномочиями по запрету деятельности органов законодательной власти, при­остановлению или отмене самой Конституции и законов. Требования статьи 1218 Конституции Российской Федера­ции, наоборот, ограничивали президента в этих шагах, а сами указы президента Российской Федерации не должны были противоречить Конституции и законам Российской Федерации. В случае противоречия акта президента Кон­ституции, закону Российской Федерации действовала нор­ма Конституции, закона Российской Федерации.

Несмотря на это, Ельцин указом № 1400 прекратил дея­тельность Съезда народных депутатов и Верховного Совета Российской Федерации.

Вот только некоторые положения данного указа.

Пункт 1 гласит: «Прервать осуществление законодатель­ной, распорядительной и контрольной функций Съездом на­родных депутатов Российской Федерации и Верховным Со­ветом Российской Федерации. До начала работы нового двух­палатного парламента Российской Федерации — Федераль­ного Собрания Российской Федерации- и принятия им на себя соответствующих полномочий руководствоваться ука­зом президента Российской Федерации и постановлениями правительства Российской Федерации».

И далее: «Конституция Российской Федерации, законода­тельство Российской Федерации и субъектов Российской Феде­рации продолжают действовать в части, не противоречащей настоящему Указу».

Эта формулировка — невиданная по свое­му цинизму, по своей безнравственности и по своей антикон­ституционности. Впервые президент подчинил Конституцию, подчинил иные законодательные акты своему указу. Впервые Конституция, по сути дела, отменялась указом одного лица.

Затем пунктом 3 предписывалось «ввести в действие по­ложение «О федеральных органах власти на переходный пери­од», подготовленное на основе проекта Конституции Рос­сийской Федерации, одобренного нелегитимным Конституционным совещанием 12 июля 1993 года. Мы подчеркиваем: «проекта». Тоже невиданная практика вообще в законода­тельной деятельности.

Далее в пункте 3 отмечалось: «Установить, что осуществ­ление указанных полномочий Совет Федерации начинает после проведения выборов в Государственную Думу». Вот оно — про­явление, как говорится, монаршей воли, вот он — захват государственной власти, власти законодательного органа.

Одновременно заметим, что президент поставил ульти­матум Конституционному суду, тоже достаточно четко отра­женный в указе № 1400.

Пункт 10: «Предложить Конститу­ционному суду Российской Федерации не созывать заседаний до начала работы Федерального Собрания Российской Феде­рации». По сути дела, президент отменил и третью ветвь власти в Российской Федерации — власть судебную.

Далее в пункте 12 предписывалось: «Центральный банк Российской Федерации до начала работы Федерального Собра­ния руководствуется указами президента Российской Федера­ции, постановлениями правительства Российской Федерации и подотчетен правительству Российской Федерации».

Пунктом 13 закреплялось: «Генеральный прокурор Россий­ской Федерации назначается президентом Российской Феде­рации и ему подотчетен…». Как вы помните, согласно Кон­ституции Генеральный прокурор назначался Верховным Со­ветом Российской Федерации и Центробанк тоже не подчи­нялся ни правительству, ни президенту, а действовал как самостоятельная структура.

С 22 сентября 1993 года по распоряжению Ельцина пра­вительство и мэрия города Москвы начали блокирование здания Верховного Совета. Депутаты не пропускались на свои рабочие места, Дом Советов был оцеплен милицией, блоки­рован грузовыми автомобилями, огорожен колючей прово­локой (спиралью Бруно), применение которой запрещено международными конвенциями. В здании Верховного Совета по указанию мэрии Москвы был отключен свет и перестали подавать воду. Депутаты действительно оказались на осадном положении.

С этого момента граждане России стали находиться в состоянии необходимой обороны или крайней необходимос­ти в отношении вероломства и преступных деяний прези­дента, которые освобождают сторонников и защитников су­ществовавшей в то время Конституции за действия, совер­шенные ими по пресечению насильственного захвата власти.

Однако выступления граждан Российской Федерации, вышедших на улицы Москвы в поддержку Съезда и Вер­ховного Совета, жестоко подавлялись. По той информа­ции, которой мы располагаем, до 3 — 4 октября на ули­цах столицы в связи с изданием указа президента было убито 26 человек и масса людей была искалечена в стол­кновениях между демонстрантами и работниками мили­ции, сотрудниками других силовых структур.

Не вдаваясь пока в оценку событий, произошедших 3 — 4 октября 1993 года, мы считаем: только изданием и обнародо­ванием указа № 1400, направленного на прекращение дея­тельности законодательной, судебной власти, присвоение себе их полномочий, объявление Конституции, законов недей­ствующими и установление новой, не предусмотренной зако­нами, структуры органов власти, а также реальным разгоном существовавших на тот период органов власти Ельцин совер­шил тяжкое преступление, предусмотренное как статьей 64 Уголовного кодекса РСФСР, так и статьей 278 УК РФ.

Последняя часть диспозиции статьи 64 Уголовного ко­декса РСФСР прямо гласит — заговор с целью захвата влас­ти. Субъектом данного деяния может быть как частное, так и должностное лицо, граждане или неграждане Российской Федерации. Законодатель не делает разграничения, в отно­шении какой власти совершены такие неконституционные силовые действия: или это законодательная власть, или это судебная власть, или это какой-либо орган в субъекте Феде­рации, или власть какого-либо должностного лица на уров­не республики или на уровне министерства, ведомства. Зако­нодатель также говорит, что захват власти может состояться по любым мотивам, в том числе и лично корыстным, с целью прекращения деятельности даже определенного долж­ностного лица. В нашем случае была захвачена власть народ­ных депутатов, законодательных органов — и не только зах­вачена, но и прекращена их деятельность. Сам же захват власти состоялся с целью изменения конституционного строя в стране.

По сути дела, указ № 1400 явился тем актом, в резуль­тате которого Российская Федерация перестала быть парла­ментской республикой и перешла, как говорится, «под кры­шу» президентской республики.

Конституция, ранее действу­ющая и закреплявшая всю структуру власти, объявлялась в этой части утратившей силу, так же как и все законы, кото­рые устанавливали судебную и исполнительную власть.

Мы отмечаем, что эти деяния не декриминализированы новым Уголовным кодексом, который принят Государствен­ной Думой и введен в действие в январе 1997 года. Диспози­ция статьи 278 нового Уголовного кодекса Российской Фе­дерации прямо гласит: «Действия, направленные на насиль­ственный захват власти или насильственное удержание влас­ти в нарушение Конституции Российской Федерации, а равно направленные на насильственное изменение конституционно­го строя Российской Федерации».

Таким образом, все элементы диспозиции статьи 64 УК РСФСР присутствуют и в диспозиции статьи 278 УК РФ.

Мы отмечаем, что в заговоре вместе с Ельциным участво­вали члены правительства и руководители министерств и ве­домств, мэрии города Москвы, беспрекословно выполнившие распоряжения президента, а также лица, подготовившие про­ект президентского указа № 1400. Мы не хотим сегодня назы­вать фамилии, потому что их деяния будут предметом других исследований. Но мы предоставили комиссии указы президента о награждении лиц, особо отличившихся в событиях сентяб­ря — октября 1993 года: о присвоении звания Героя России министру внутренних дел Ерину, о присвоении звания генера­ла армии Кобецу и о награждении группы высоких должност­ных лиц. Мы полагаем, что заговор, который организовал Ель­цин, был осуществлен группой этих и других лиц.

Верховный Совет Российской Федерации 22 сентября 1993 года своим постановлением № 5783/1 расценил действия президента Ельцина как государственный переворот, то есть этим деяниям уже на тот период была дана должная оценка.

Днем раньше Президиум Верховного Совета Российской Федерации своим постановлением, на основании статьи 1216 Конституции Российской Федерации, дал такую же оценку действиям президента и прекратил его полномочия.

Напомним положения этой статьи: «Полномочия прези­дента РСФСР не могут быть использованы для изменения национально-государственного устройства РСФСР, роспуска либо приостановления деятельности любых законно избранных органов государственной власти». В противном случае они пре­кращаются немедленно. Объявление о том, что полномочия президента прекращены, по сути дела, ввело в действие тре­бования статьи 121г’ Конституции, и с этого момента прези­дент утрачивал свои полномочия. 21 сентября 1993 года Конституционный суд признал указ президента № 1400 неконституционным и усмотрел в его действиях основания для отрешения Бориса Ельцина от должности и для введения в действие специальных механиз­мов его ответственности в порядке статей 121 и 121 Кон­ституции Российской Федерации. Одно из этих оснований в какой-то степени связано с тем, что президент Российской Федерации может быть отрешен от должности в случае нару­шения Конституции Российской Федерации, законов Рос­сийской Федерации, а также данной им присяги.

Документы, постановления Президиума Верховного Со­вета, самого Верховного Совета и заключения Конституци­онного суда Российской Федерации нами представлены ко­миссии.

Обращаем особое внимание на то, что судебная власть в лице Конституционного суда установила противоправность в деяниях президента, которая носит уголовно наказуемый характер, о чем говорилось выше.

Судебный орган уже вынес решение о правомочности и наличии достаточных оснований для отстранения Б.Ельцина от занимаемой должности. Он сделал то, что должны сделать мы сейчас, то, что хотят замолчать или заболтать политичес­кие спекулянты, откровенные или заблудшие сторонники Б.Ельцина.

У нас нет сомнений и в том, что президент Российской Федерации действовал с прямым умыслом и с достаточно определенной целью по захвату власти, законодательных и иных органов, по отмене действия Конституции и иных за­конов. Еще в марте 1993 года президент делал подобную попытку, когда с телеэкрана объявил об Особом порядке управления страной, по сути дела, прообразе указа № 1400. Но тогда, в марте, президент не осмелился ввести в дей­ствие этот указ, он не был опубликован в средствах массо­вой информации. Президент отложил его введение до сен­тября 1993 года.

Об умысле президента говорят сами положения указа № 1400. Какие еще нужны доказательства того, что президент действовал умышленно, именно с этой целью? Он предви­дел наступление последствий и осознанно стремился к ним. После издания указа № 1400 последовала масса указов пре­зидента в этом же направлении, в том числе по имуществу Верховного Совета и по социальному положению депутатов. Обосновывая «правомерность» издания и введения в дей­ствие своего указа № 1400, Борис Ельцин и его приспеш­ники постоянно ссылаются на результаты Всероссийского референдума 25 апреля 1993 года. Однако их аргументация несостоятельна. Напомним, что на этот референдум было вынесено четыре вопроса.

  • Первый вопрос: доверяете ли вы президенту Российской Федерации Ельцину?
  • Второй вопрос: одобряете ли вы социальную политику, осуществляемую президентом Российской Федерации и пра­вительством Российской Федерации с 1992 года?
  • Третий вопрос: считаете ли вы необходимым проведение досрочных выборов президента Российской Федерации?
  • И четвертый вопрос: считаете ли вы необходимым прове­дение досрочных выборов народных депутатов Российской Фе­дерации?

Согласно действовавшему на тот период законодатель­ству, референдум по конституционным вопросам считал­ся состоявшимся, если в нем приняли участие более по­ловины граждан, имеющих право голоса и участия в го­лосовании, и если более половины граждан, имеющих подобное право — право на голосование, высказались по­ложительно по тому или иному вопросу.

По первому вопросу 58 процентов голосовавших сказа­ли: да, мы доверяем президенту Российской Федерации.

По второму вопросу 53 процента заявили, что одобряют соци­альную политику, осуществляемую президентом.

В Центральной избирательной комиссии признали состо­явшимися голосование и получение положительного ответа на эти два вопроса.

Что касается результатов референдума по третьему воп­росу, то мы должны сообщить вам следующее.

На вопрос, считаете ли вы необходимым проведение досрочных выбо­ров президента Российской Федерации, положительно от­ветили 34 миллиона россиян. То есть они считали необходи­мыми досрочные президентские выборы. Отрицательно от­ветили 32 миллиона россиян. То есть более половины рос­сиян, которые участвовали в референдуме, считали необ­ходимым проведение досрочных выборов президента.

В связи с этим мы особо подчеркиваем, что у президента не только не было оснований распускать или присваивать полномочия законодательной власти, а ему в первую оче­редь нужно было ставить вопрос о своем досрочном уходе.

Теперь об итогах референдума по четвертому вопросу. На вопрос, считаете ли вы необходимым проведение дос­рочных выборов народных депутатов Российской Федерации, 43 процента ответили утвердительно. То есть 50 про­центов плюс один голос за то, чтобы назначить досрочные выборы депутатов Российской Федерации, на референдуме подано не было. Так что референдум не выявил абсолютно никаких аргументов за досрочное прекращение деятельнос­ти законодательной власти Российской Федерации.

В указе № 1400 президент достаточно много упоминает о том, что якобы Верховный Совет оказывал прямое противо­действие социально-экономическим реформам, в нем про­странно говорится об обструкции «всенародно избранному» президенту, о подмене законодателями исполнительных ор­ганов власти. Но если бы президент действительно глубоко вник в итоги референдума по третьему пункту, у него, на­верное, не было бы абсолютно никаких оснований так заяв­лять, даже исходя только из ответов на третий вопрос. Боль­шинство россиян, принявших участие в референдуме, сказа­ли: «Необходимы досрочные выборы президента».

Подобные упреки со стороны Бориса Ельцина известны и депутатам Государственной Думы. За ними президент пы­тается скрыть собственную несостоятельность как главы го­сударства и свои претензии на неограниченную власть. В то же время уже всем известно, к каким результатам и послед­ствиям для России, ее народа привел ельцинский курс со­циально-экономических реформ. Его действительно надо было еще тогда пресечь, чтобы страна не оказалась в нынешних условиях: в руинах, с миллионами нищих, голодающих и безработных на грани выживания. Российский народ запла­тил слишком дорогую цену за политику президента — по сути дела, жизнями 4,2 миллиона человек. Именно на столько сократилось население Российской Федерации за последние пять лет правления Бориса Ельцина.

После прекращения полномочий президента, о чем в соответствии со статьей 1216 Конституции России объявил 21 сентября 1993 года Президиум Верховного Совета Рос­сийской Федерации, а его решение 22 сентября подтвердил Верховный Совет и затем Съезд народных депутатов, Бо­рис Ельцин, блокировав деятельность высших законода­тельных органов, насильственным путем захватил, как мы считаем, и власть президента Российской Федерации. В этой части мы предлагали Специальной комиссии уточнить наше обвинение, потому как с 21 — 22 сентября его полномочия были прекращены, президента в Российской Федерации фактически не было. Поэтому мы говорим, что все последующие нормативные документы, указы президента не имеют никакой правовой силы, являются юридически не­состоятельными.

Однако комиссия не учла наше мнение. И мы, в интере­сах решения главного вопроса об отрешении Ельцина от по­ста президента, не будем настаивать на своей позиции, хотя наша точка зрения имеет право на существование и, как мы убеждены, обоснована. Она является и ответом нашим оппо­нентам, утверждающим, что деяния Б.Ельцина были реаби­литированы народом, проголосовавшим 12 декабря 1993 года за предложенный им проект конституции.

Во всем надо глубоко и беспристрастно разобраться.

Во-первых, мы считаем, что проект конституции на ре­ферендум был представлен не надлежащим лицом и им же было организовано голосование.

Во-вторых, голосование по конституции было проведе­но не по действующему тогда закону о референдуме, а по указу президента, в котором были заложены иные, зани­женные требования по количеству голосов, необходимых для одобрения проекта конституции.

На референдуме 12 декабря 1993 года за новую консти­туцию было отдано менее одной трети голосов всех избира­телей, тогда как по закону о референдуме конституция счи­талась принятой, если за нее проголосовало бы более поло­вины российских избирателей.

Поэтому мы полагаем, что конституция образца декабря 1993 года является лишь определенным общественным дого­вором о согласии, но никак не правовым актом.

И нам, законодателям, надо понять, что все государ­ственное устройство мы ведем на весьма зыбкой основе. Что касается этой конституции, то ее действие может быть пре­кращено указом нового президента.

Встретив сопротивление народных депутатов Российской Федерации, российских граждан, выступивших в защиту Кон­ституции, Борис Ельцин совместно с другими заговорщика­ми прибегли к военной силе. В столицу страны, в Москву были введены воинские подразделения и бронетехника.

Утром 4 октября войска начали кровавый штурм Дома Советов.

Считаем необходимым заявить, что на заседаниях Спе­циальной комиссии Государственной Думы свидетельски­ми показаниями, другими материалами было подтвержде­но, что в ночь на 4 октября 1993 года, накануне штурма Б.Ельцин провел совещание в здании Генерального штаба Вооруженных Сил, на котором присутствовали председа­тель правительства В.Черномырдин, глава администрации президента С.Филатов, мэр Москвы Лужков, руководите­ли Министерства обороны, МВД, спецслужб. На этом сове­щании; не встретив никаких возражений со стороны при­сутствующих, Б.Ельцин лично отдал приказ о проведении штурма, на использование против Дома Советов танков, иной бронетехники.

Танки расстреливали Дом Советов прямой наводкой. На депутатов и граждан был обрушен шквал огня из автома­тов, пулеметов и пушек бронетехники. По официальным данным, в районе телецентра «Останкино» погибло 46 че­ловек, из них 45 гражданских лиц и один военнослужащий. Вокруг здания Дома Советов погиб 101 человек, из них 77 гражданских лиц и 24 военнослужащих Министерства обо­роны и МВД Российской Федерации.

У Дома Советов были расстреляны 27 человек, перед этим подвергнутых истязаниям, убит разрывной пулей в жи­вот один человек, ранены и добиты штыками три человека. В числе погибших — юноши и девушки, не достигшие совер­шеннолетия. Среди пострадавших пять женщин, которые ко всему были подвергнуты сексуальному насилию со стороны работников силовых структур, участвовавших в подавлении сил, вставших на защиту Конституции, из них одна после тяжелой физической и душевной травмы покончила жизнь самоубийством.

Все это дает право говорить о совершении Ельциным не просто преступлений против личности, а преступлений про­тив человечности, на которые не распространяются сроки давности и амнистии.

Как следует из официальных сообщений прокуратуры, из оружия, имевшегося у охраны Дома Советов и у лиц, участвовавших в защите Конституции в октябрьских собы­тиях около здания Верховного Совета и у телецентра в Ос­танкино, не был убит ни один человек. Что же касается убитых военнослужащих и работников органов внутренних дел, то у нас есть все основания говорить, что эти убийства были совершены с целью провокации спецслужбами Рос­сийской Федерации при штурме Дома Советов, для того чтобы действительно вызвать недовольство и гнев со сторо­ны народа деятельностью Верховного Совета и действиями лиц, находившихся около Дома Советов. И жертвами этой провокации стали те, кого бросили на штурм Дома Советов.

Эти действия Ельцина, связанные с организацией и осуществлением массового расстрела российских граж­дан, нами квалифицируются как тяжкое преступление, предусмотренное пунктами «в», «г», «д», «з» статьи 102 действовавшего на тот момент Уголовного кодекса РСФСР: как убийство многих лиц, совершенное с осо­бой жестокостью, способом, опасным для многих лиц, и в связи с выполнением потерпевшими своего служеб­ного, общественного долга по защите Конституции и Верховного Совета Российской Федерации. Ответствен­ность за эти деяния предусмотрена и в новом Уголовном кодексе — в пунктах «а», «б», «д», «е», «ж» части 2 ста­тьи 105.

Ельцинские защитники разных мастей наперебой твер­дят, что деяния сентября — октября 1993 года не могут слу­жить основанием для его отрешения от должности, так как они были амнистированы Постановлением Госдумы «Об объявлении политической и экономической амнистии» от 23 февраля 1994 года, № 65-ГД. Подобные утверждения несос­тоятельны по следующим основаниям.

Во-первых, положения статьи 93 Конституции РФ не связывают процедуру отрешения президента с изданием акта об амнистии, иных обстоятельств и условий, не указанных в Основном законе, а лишь требуют установления наличия в деяниях президента признаков тяжких преступлений или со­вершения государственной измены.

Следует отметить, что акт амнистии освобождает винов­ное лицо от наказания, но не декриминализирует само пре­ступное деяние.

Более того, Конституция считает несовместимым пребы­вание на посту президента с совершением тяжких преступ­лений главой государства.

Во-вторых, пункт «в» части 1 постановления об амнис­тии гласит, что от наказания освобождаются лица, привле­каемые к уголовной ответственности «…за участие в собы­тиях 21 сентября — 4 октября 1993 года в г.Москве, связан­ных с изданием Указа президента Российской Федерации от 21 сентября 1993 года № 1400 «О поэтапной конституцион­ной реформе в Российской Федерации», и противодействие его реализации…».

Таким образом, амнистия освободила от ответственности лиц за участие в событиях, связанных с изданием указа № 1400, но не освободила от ответственности президента за само издание антиконституционного, преступного указа, с которого и начался насильственный захват власти. К тому же преступления, предусмотренные как статьей 278 УК РФ, так и статьей 64 УК РСФСР, считаются оконченными уже на стадии приготовления к их совершению.

И еще об одной позиции наших оппонентов, о их непос­ледовательности в суждениях.

Оправдывая заключение Б.Ельциным преступных Бело­вежских соглашений, они ссылаются на то, что соглашения были ратифицированы Верховным Советом Российской Фе­дерации, а посему, по их мнению, преступными не являются. Однако полностью отрицают конституционное право того же законодательного органа на признание им незаконности и преступности указа № 1400.

Захват президентом власти высших законодательных ор­ганов страны в сентябре- октябре 1993 года они готовы объяснить мнимым революционным порывом народа, «воз­главляемого Б.Ельциным», и тут же отрицают действитель­ный революционный взрыв огромных народных масс в ок­тябре 1917 года.

Немощность и несостоятельность аргументов наших оп­понентов приводит их к тому, что «право власти» они пыта­ются свести к юридической системе любых актов, исходя­щих от государственной власти, принятых в том числе и вопреки конституции страны. А это уже произвол, это уже насилие, это уже диктатура, переходящая в фашизм.

Преступный захват власти «президентом» Ельциным в 1993 году

В этом видео оценку деяниям Б. Ельцина дает глава Конституционного суда России Валерий Зорькин.

Особо следует напомнить, что Конституционный суд РФ во главе с В.Д. Зорькиным оперативно рассмотрел действия Ельцина и принял заключение: «Указ Президента Российской Федерации Б.Н. Ельцина «О поэтапной конституционной реформе в РФ» от 21 сентября 1993 г. №1400 и его Обращение к гражданам России 21 сентября 1993 года не соответствуют… Конституции РФ и служат основанием для отрешения Президента РФ Б.Н. Ельцина от должности».

 А состоявшийся 30 сентября в Большом зале Конституционного суда Чрезвычайный сбор представителей субъектов Федерации осудил организованную ельцинистами блокаду Дома Советов и единодушно высказался за досрочные одновременные выборы как депутатов, так и президента, потребовав их проведения не по ельцинским указам, а демократически, без возможностей подтасовок.

Дальше события развивались как в хорошем триллере. ЕБН показал дорогим россиянам и всему миру, как действуют настоящие ГКЧПисты: расстрелял парламент, провёл выборы и референдум по новой Конституции — всё тихо-спокойно, под дулами автоматов, после пролитых луж крови. Сотни и даже тысячи людей погибли, но зато президентская «демократия» восторжествовала, новый конституционный порядок пришёл в Россию.

Как только прозвучали первые выстрелы, Конституционный суд «прозрел» и резко изменил свою позицию. Тот же состав судей с тем же Зорькиным во главе те же действия Ельцина, только теперь усугублённые расстрелом избранного народом органа власти, признал теперь вполне законными.

Ссылки по теме:

Комментарии

Чтобы размещать комментарии, вам нужно зарегистрироваться

lazarev.org