П сорокин социальная стратификация и мобильность – .. .

теория социальной стратификации и мобильности

С точки зрения Питирима Сорокина, социальная стратификация – это дифференциация некой совокупности людей на классы в иерархическом ранге. Она находит выражение в существовании высших и низших слоев. Ее основа и сущность — в неравномерном распределении прав и привилегий, ответственности и обязанности, наличии или отсутствии социальных ценностей, власти и влияния среди членов того или иного сообщества.

Конкретные формы социальной стратификации весьма разнообразны. Однако все их многообразие может быть сведено к трем основным формам: экономическая, политическая и профессиональная стратифика­ция.

Экономическая стратификация выражается в различии доходов, уровня жизни, в существовании богатых и бедных слоев населения.

Политическая стратификация предполагает существование в пределах какой-то группы иерархически различных рангов, управляющих и управляемых. На политическую стратификацию влияют два основных фактора: размер политической организации; биологическая, психологическая и социальная однородность или разнородность ее членов. Закономерности: когда увеличиваются размеры политической организации, т. е. увеличивается количество се членов, политическая стратификация также усиливается, и наоборот; когда увеличивается разнородность членов организации, стратификация также усиливается, и наоборот.

К профессиональной стратификации можно отнести выделение в обществе различных групп по роду их деятельности, занятиям. При этом некоторые профессии считаются более престижными в сравнении с другими. Профессиональная стратификация может быть межпрофессиональная и внутрипрофессиональная.

Как правило, все 3 формы стратификации тесно переплетены. Например, представители высших экономических слоев одновременно относятся к высшим политическим и профессиональным слоям. Таково общее правило, хотя существует и немало исключений. Так, к примеру, самые богатые далеко не всегда находятся у вершины политической или профессиональной пирамиды, также и не во всех случаях бедняки занимают самые низкие места в политической и профессиональной иерархии.

В связи с этим, Сорокин отмечает, что многие исследователи ошибаются, выделяя, например, два социальных класса: «бедные» и «богатые». Это значит, что они принимают во внимание только экономическую стратификацию, считая ее единственной формой социальной стратификации.

Важно и то, что любая организованная социальная группа всегда социально стратифицирована. Не существовало и не существует ни одной постоянной социальной группы, в которой все ее члены были бы равными. Даже в примитивных социальных группах зарождаются черты расслоения.

Под социальной мобильностью понимается любой переход индиви­да или социальной группы из одной социальной позиции в другую. Среди видов социальной мобильности можно выделить: индивидуальную и групповую, вертикальную и горизонтальную, межпоколенную и внутрипоколенную.

Под горизонтальной социальной мобильностью подразумевается переход индивида из одной социальной группы в другую, расположенную на одном и том же уровне. Например, перемещение индивида из одного граждан­ства в другое, из одной семьи в другую, с одной фабрики на другую при сохранении своего профессионального статуса.

Под вертикальной социальной мобильностью подразумевается движение, связанное с изменением места в социальной иерархии или перемещение индивида из одного социального пласта в другой. В зависимости от направления перемещения существует два типа вертикальной мобиль­ности: восходящая и нисходящая,

то есть социальный подъем и социальный спуск.

Восходящие течения существуют в двух формах: проникнове­ние индивида из нижнего пласта в более высокий пласт; или проникновение всей группы в более высокий пласт. Соответственно и нисходящие течения также имеют две формы: первая заключается в падении индивида с более высокой социальной позиции на более низкую, не разрушая при этом исходной группы, к которой он принадлежал; другая форма проявляется в деградации социальной группы в целом, в понижении ее ранга на фоне других групп или в разрушении ее социального единства.

Случаи индивидуального проникновения в более высокие пласты или падения с высокого социального уровня на низкий привычны и понятны. Они не нуждаются в объяснении. Что касается групповой восходящей и нисходящей мобильности, то можно привести такие примеры, как каста брахманов в Индии, которая не всегда занимала высокие позиции и является высшей кастой последние два тысячелетия; ранг высшего духовенства христианской церкви в Риме, который несомненно был высоким в средние века, но гораздо ниже в современное время; большевики в России, не имевшие высокого положения до революции, но занявшие высокие позиции в русском обществе после.

Важно также разграничить внутрипоколенную мобильность, которая предполагает изменение статуса индивида в рамках одного поколения и межпоколенную мобильность, которая имеет место быть при смене поколений и может выражаться либо в межпоколенной преемственности социальных статусов либо в приобретении иного опыта, уровня образования, освоении новых профессий.

Пути, по которым происходит перемещение людей из одних социальных групп в другие, называют каналами социальной мобильности. Функции социальной циркуляции выполняют различные институты. Важнейшими из ряда этих социальных институтов являются: армия, церковь, школа, политические, экономические и профессиональные организации.

Армия. Данный институт играет особенно важную роль в военное время, то есть в периоды межгосударственных и гражданских войн. В ходе войны эти люди продвигаются в звании прежде всего при наличии таланта. Полученная таким образом власть используется для дальнейшего продвижения по службе. Возможность грабить, мародерствовать, всячески унижать свою жертву, мстить врагам, окружать себя титулами и т. п. предоставляет таким людям новую возможность купаться в роскоши, передавать свою власть по наследству потомкам. В мирное время армия продолжает играть роль канала для вертикальной циркуляции, но в эти периоды роль его значительно меньше, чем в военное время.

Церковь. Вторым каналом вертикальной социальной циркуляции была и есть церковь. Но церковь выполняет эту функцию только тогда, когда возрастает ее социальная значимость. В качестве примера можно привести христианскую церковь, благодаря которой рабы и зависимое крестьянство, люди простого происхождения, став служителями культа, получали свободу и достигали высоких позиций в обществе. Сюда же можно отнести и другие религиозные организации: буддизм, мусульманство, даосизм, конфуцианство, индуизм, иудаизм, несмотря на замкнуто-кастовый характер, играли роль каналов вертикальной циркуляции в соответствующих обществах.

Школа. Институты образования и воспитания, какую бы конкретную форму они ни обретали, во все века были средствами вертикальной социальной циркуляции. В современном западном обществе школы представляют один из наиболее важных каналов вертикальной циркуляции, причем это проявляется в самых разнообразных формах. Не окончив университета или колледжа, фактически нельзя (а в некоторых европейских странах запрещено даже юридически) достичь какого-либо заметного положения среди высоких правительственных рангов и во многих других областях, и наоборот, выпускник с отличным университетским дипломом легко продвигается и занимает ответственные правительственные посты вне зависимости от его происхождения и его семьи.

Правительственные группы, политические организации и политические партии.. Как канал социальной циркуляции, политические организации сейчас очень важны. В демократических странах, где институт выборов играет решающую роль в утверждении правителей, чтобы быть избранным, человек должен каким-либо образом проявить свою личность, устремления и способности, успешно выполнить функции лидера, будь то сенатора, мэра, министра или президента. Самый легкий способ — это политическая деятельность или участие в какой-либо политической организации. Без этого крайне мало шансов привлечь внимание избирателей и быть избранным.

Профессиональная организация. Некоторые из этих организаций также играют большую роль в вертикальном перемещении индивидов. Таковы научные, литературные, творческие институты и организации. Поскольку вход в эти организации был относительно свободным для всех, кто обнаруживал соответствующие способности вне зависимости от их социального статуса, то и продвижение внутри таких институтов сопровождалось общим продвижением по социальной лестнице. Многие ученые, юристы, литераторы, художники, музыканты, архитекторы, скульпторы, врачи, актеры, певцы и прочие творцы простого происхождения социально поднялись именно благодаря этому каналу.

Организации по созданию материальных ценностей

. Речь идет о накоплении богатств как одном из самых простых и действенных способов социального продвижения. Если человек богат, то перед ним открыты все двери, вне зависимости от происхождения и источника доходов.

Семья и брак. Брак обычно приводит одного из партнеров или к социальному продвижению, или к социальной деградации. В прошлом брак со слугой или с членом низшей касты приводил к «социальному падению» одного из партнеров, ранее занимавшего более высокое положение, и, соответственно, к понижению социального ранга его детей.

Следует также обратить внимание на понятия интенсивность (или скорость) и всеобщность вертикальной социальной мобильности.

Под интенсивностью понимается вертикальная социальная дистанция или количество слоев — экономических, профессиональных или политических, — проходимых индивидом в его восходящем или нисходящем движении за определенный период времени.

Под всеобщностью вертикальной мобильности подразумевается число индивидов, которые изменили свое социальное положение в вертикальном направлении за определенный промежуток времени.

Соединив интенсивность и овсеобщность вертикальной мобильности в определенной социальной сфере можно получить совокупный показатель вертикальной экономической мобильности данного общества.

В зависимости от показателей интенсивности и всеобщности различают 2 типа общества — закрытое и открытое, которые представляют собой идеальные типы с минимальными показателями интенсивности и всеобщности мобильности в первом случае и максимальными во втором.

Закрытое общество — такое общество, в котором возможности для вертикального перемещения затруднены, ограничены или вообще отсутствуют для некоторых социальных групп. К ним относятся рабовладельческие, кастовые и сословные государства.

Открытое общество — общество, в котором возможности для вертикального перемещения равны и доступны для всех. К открытым обществам относятся современные демократические государства.

Общие принципы вертикальной мобильности:

Первое утверждение. Вряд ли когда-либо существовали общества, социальные слои которых были абсолютно закрытыми или в которых отсутствовала бы вертикальная мобильность.

Второе утверждение. Никогда не существовало общества, в котором вертикальная социальная мобильность была бы абсолютно свободной, а переход из одного социального слоя в другой осуществлялся бы безо всякого сопротивления.

Третье утверждение. Интенсивность и всеобщность вертикальной социальной мобильности изменяется от общества к обществу, то есть в пространстве.

Четвертое утверждение. Интенсивность и всеобщность вертикальной мобильности – экономической, политической и профессиональной – колеблются в рамках одного и того же общества в разные периоды его истории.

Пятое утверждение. В вертикальной мобильности в ее трех основных формах нет постоянного направления ни в сторону усиления, ни в сторону ослабления ее интенсивности и всеобщности. Это предположение действительно для истории любой страны, для истории больших социальных организмов и, наконец, для всей истории человечества.

studfiles.net

П. СОРОКИН СОЦИАЛЬНАЯ СТРАТИФИКАЦИЯ И МОБИЛЬНОСТЬ


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника
Стр 1 из 2Следующая ⇒

СОЦИАЛЬНАЯ СТРАТИФИКАЦИЯ*

1. Понятия и определения

Социальная стратификация — это дифференциация некой совокупности людей на классы в иерархическом ранге. Она находит выражение в существовании высших и низших слоев. Ее основа и сущность — в неравномерном распределении прав и привилегий, ответственности и обязанности, наличии или отсутствии социальных ценностей, власти и влияния среди членов того или иного сообщества. Конкретные формы социальной стратификации весьма разнообразны. Если экономический статус членов некоего общества неодинаков, если среди них имеются как имущие, так и неимущие, то такое общество характеризуется наличием экономического расслоения независимо от того, организовано ли оно на коммунистических или капиталистических принципах, определено ли оно конституционно как «общество равных» или нет. Никакие этикетки, вывески, устные высказывания не в состоянии изменить или затушевать реальность факта экономического неравенства, которое выражается в различии доходов, уровня жизни, в существовании богатых и бедных слоев населения. Если в пределах какой-то группы существуют иерархически различные ранги в смысле авторитетов и престижа, и почестей, если существуют управляющие и управляемые, тогда независимо от терминов (монархи, бюрократы, хозяева, начальники) это означает, что такая группа политически дифференцирована, что бы она ни провозглашала в своей конституции или декларации. Если члены какого-то общества, разделены на различные группы по роду их деятельности, занятием, а некоторые профессии при этом считаются более престижными в сравнении с другими и если члены той или иной профессиональной группы делятся на руководителей различного ранга и на подчиненных, то такая группа профессионально дифференцирована независимо от того, избираются ли начальники или назначаются, достаются ли им их руководящие должности по наследству или благодаря их личным качествам.

2. Основные формы социальной стратификации и взаимоотношения между ними

Конкретные ипостаси социальной стратификации многочисленны. Однако все их многообразие может быть сведено к трем основным формам: экономическая, политическая и профессиональная стратифика­ция. Как правило, все они тесно переплетены. Люди, принадлежащие к высшему слою в каком-то одном отношении, обычно принадлежат к тому же слою и по другим параметрам; и наоборот. Представители высших экономических слоев одновременно относятся к высшим поли­тическим и профессиональным слоям. Неимущие же, как правило, лише­ны гражданских прав и находятся в низших слоях профессиональной иерархии. Таково общее правило, хотя существует и немало исключений. Так, к примеру, самые богатые далеко не всегда находятся у вершины политической или профессиональной пирамиды, также и не во всех случаях бедняки занимают самые низкие места в политической и профес­сиональной иерархии. А это значит, что взаимозависимость трех форм социальной стратификации далека от совершенства, ибо различные слои каждой из форм не полностью совпадают друг с другом. Вернее, они совпадают друг с другом, но лишь частично, то есть до определенной степени. Этот факт не позволяет нам проанализировать все три основ­ные формы социальной стратификации совместно. Для большего педан­тизма необходимо подвергнуть анализу каждую из форм в отдельности. Реальная картина социальной стратификации любого общества очень сложна и путанна. Чтобы облегчить процесс анализа, следует учитывать только основные, самые главные свойства, в целях упрощения опуская детали, не искажающие при этом общей картины.

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ СТРАТИФИКАЦИЯ

1. Два основных типа флуктуации

Говоря об экономическом статусе некой группы, следует выделить два основных типа флуктуации. Первый относится к экономическому падению или подъему группы; второй — к росту или сокращению экономической стратификации внутри самой группы. Первое явление выражается в экономическом обогащении или обеднении социальных групп в целом; второе выражено в изменении экономического профиля группы или в увеличении — уменьшении высоты, так сказать, крутизны, экономической пирамиды. Соответственно существуют следующие два типа флуктуации экономического статуса общества:

I. Флуктуация экономического статуса группы как единого целого:

а) возрастание экономического благосостояния;

б) уменьшение последнего.

II. Флуктуации высоты и профиля экономической стратификации внутри общества:

а) возвышение экономической пирамиды;

б) уплощение экономической пирамиды.

 

1.Гипотезы постоянной высоты и профиля экономической стратификации и ее роста в XIX веке не подтверждаются.

2.Самая верная – гипотеза колебаний экономической стратификации от группы к группе, а внутри одной и той же группы – от одного периода времени к другому. Иными словами, существуют циклы, в которых усиление экономического неравенства сменяется его ослаблени­ем.

3. В этих флуктуациях возможна некоторая периодичность, но по разным причинам ее существование пока еще никем не доказано.

4. За исключением ранних стадий экономической эволюции, от­меченных увеличением экономической стратификации, не существует постоянного направления в колебаниях высоты и формы экономической стратификации.

5. Не обнаружена строгая тенденция к уменьшению экономического неравенства; нет серьезных оснований и для признания существования противоположной тенденции.

6. При нормальных социальных условиях экономический конус развитого общества колеблется в определенных пределах. Его форма относительно постоянна. При чрезвычайных обстоятельствах эти пределы могут быть нарушены, и профиль экономической стратифика­ции может стать или очень плоским, или очень выпуклым и высоким. В обоих случаях такое положение кратковременно. И если «экономи­чески плоское» общество не погибает, то «плоскость» быстро вытесня­ется усилением экономической стратификации. Если экономическое неравенство становится слишком сильным и достигает точки перена­пряжения, то верхушке общества суждено разрушиться или быть низвергнутой.

7. Таким образом, в любом обществе в любые времена происходит борьба между силами стратификации и силами выравнивания. Первые работают постоянно и неуклонно, последние — стихийно, импульсивно, используя насильственные методы.

ПОЛИТИЧЕСКАЯ СТРАТИФИКАЦИЯ

 

Итак, как уже было отмечено, универсальность и постоянство поли­тической стратификации вовсе не означает, что она везде и всегда была идентичной. Сейчас же следует обсудить следующие проблемы: а) изме­няется ли профиль и высота политической стратификации от группы к группе, от одного периода времени к другому; б) существуют ли установленные пределы этих колебаний; в) периодичность колебаний; г) существует ли вечно постоянное направление этих изменений. Раскрывая все эти вопросы, мы должны быть крайне осторожны, чтобы не подпасть под обаяние велеречивого красноречия. Проблема очень сложна. И должно приближаться к ней постепенно, шаг за шагом.

1. Изменения верхней части политической стратификации

 

Упростим ситуацию: возьмем для начала только верхнюю часть политической пирамиды, состоящую из свободных членов общества. Оставим на некоторое время без внимания все те слои, которые находятся ниже этого уровня (слуги, рабы, крепостные и т. п.). Одновре­менно не будем рассматривать кем? как? на какой период? по каким причинам? занимаются различные слои политической пирамиды. Сейчас предметом нашего интереса являются высота и профиль политичес­кого здания, населенного свободными членами общества: существует ли з его изменениях постоянная тенденция к «выравниванию» (то есть к уменьшению высоты и рельефности пирамиды) или в направлении к «повышению».

Общепринятое мнение — в пользу тенденции «выравнивания». Люди склонны считать как само собой разумеющееся, что в истории существует железная тенденция к политическому равенству и к унич­тожению политического «феодализма» и иерархии. Такое суждение типично и для настоящего момента. Как справедливо подметил Г. Воллас, «политическое кредо массы людей не является результатом размышлений, проверенных опытом, а совокупностью бессознательных или полусознательных предположений, выдвигаемых по привычке. Что ближе к разуму, то ближе к прошлому и как более сильный импульс позволяет быстрее прийти к выводу». Что касается высоты верхней части политической пирамиды, то мои аргументы следующие.

У первобытных племен и на ранних ступенях развития цивилизации политическая стратификация была незначительной и незаметной. Неско­лько лидеров, слой влиятельных старейшин — и, пожалуй, все, что располагалось над слоем всего остального свободного населения. Политическая форма такого социального организма чем-то, только отдален­но, напоминала покатую и низкую пирамиду. Она скорее приближалась к прямоугольному параллелепипеду с еле выступающим возвышением верху. С развитием и ростом общественных отношений, в процессе унификации первоначально независимых племен, в процессе естествен­ного демографического роста населения политическая стратификация усиливалась, а число различных рангов скорее увеличивалось, чем уме­ньшалось. Политический конус начинал расти, но никак не выравнивать­ся. Четыре основных ранга полуцивильных обществ на Сэндвичевых островах и шесть классов среди новозеландцев могут проиллюстриро­вать этот первоначальный рост стратификации. То же можно сказать и о самых ранних ступенях развития современных европейских народов, о древнегреческом и римском обществах. Не обращая внимание на дальнейшую политическую эволюцию всех этих обществ, очевидным кажется, что никогда их политическая иерархия не станет такой же плоской, какой она была на ранних стадиях развития цивилизации. Если дело обстоит именно так, то было бы невозможным признать, что в истории политической стратификации существует постоянная тенден­ция к политическому «выравниванию».

Второй аргумент сводится к тому, что, возьмем ли мы историю Древнего Египта, Греции, Рима, Китая или современных европейских обществ, она не показывает, что с течением времени пирамида по­литической иерархии становится ниже, а политический конус — более плоским. В истории Рима периода республики мы видим вместо нескольких рангов архаической поры высочайшую пирамиду из разных рангов и титулов, накладывающихся друг на друга даже по степени привилегированности. В наше время наблюдается нечто похожее. Специалисты по конституционному праву верно отмечают, что политических прав у президента США явно больше, чем у европейского конституционного монарха. Исполнение приказов, которые отдают высокие официальные лица своим подчиненным, генералы — низшим военным рангам, столь же категорично и обя­зательно, как и в любой недемократической стране. Соблюдение приказов офицера высшего звания в американской армии так же обяза­тельно, как и в любой другой армии. Есть отличия в методах рекрута, но это не означает, что политическое здание современных демократий плоское или менее стратифицированное, чем политическое здание многих недемократичес­ких стран. Таким образом, что касается политической иерархии среди граждан, то я не вижу какой-либо тенденции в политической эволюции к понижению или уплощению конуса. Несмотря на различные методы пополнения членами высших слоев в современных демократиях, полити­ческий конус сейчас такой же высокий и стратифицированный, как и в любое другое время, и, конечно же, он выше, чем во многих менее развитых обществах. Хоть я настойчиво подчер­киваю эту мысль, мне не хотелось бы, чтобы меня поняли превратно, будто бы я утверждаю существование обратной постоянной тенденции к повышению политической иерархии. Это никаким образом и ничем не подтверждается. Все, что мы видим — это «бес­порядочные», ненаправленные, «слепые» колебания, не ведущие ни к усилению, ни к ослаблению политической стратификации…

Резюме

1. Высота профиля политической стратификации изменяется от стра­ны к стране, от одного периода времени к другому.

2. В этих изменениях нет постоянной тенденции ни к выравниванию, ни к возвышению стратификации.

3. Не существует постоянной тенденции перехода от монархии к рес­публике, от самодержавия к демократии, от правления меньшинства к правлению большинства, от отсутствия правительственного вмешате­льства в жизнь общества ко всестороннему государственному контролю. Нет также и обратных тенденций.

4. Среди множества общественных сил, способствующих политичес­кой стратификации, большую роль играет увеличение размеров полити­ческого организма и разнородность состава населения.

5. Профиль политической стратификации подвижнее, и колеблется он в более широких пределах, чаще и импульсивнее, чем профиль экономической стратификации.

6. В любом обществе постоянно идет борьба между силами полити­ческого выравнивания и силами стратификации. Иногда побеждают одни силы, иногда верх берут другие. Когда колебание профиля в одном из направлений становится слишком сильным и резким, то противопо­ложные силы разными способами увеличивают свое давление и приво­дят профиль стратификации к точке равновесия.

ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ СТРАТИФИКАЦИЯ

1. Внутрипрофессиональная и межпрофессиональная стратификация

Существование профессиональной стратификации устанавливается из двух основных групп фактов. Очевидно, что определенные классы профессий всегда составляли верхние социальные страты, в то время как другие профессиональные группы всегда находились у основания социального конуса. Важнейшие профессиональные классы не располагаются горизонтально, то есть на одном и том же социальном уровне, а, так сказать, накладываются друг на друга. Во-вторых, феномен профессиональной стратификации обнаруживается и внутри каждой профессиональной сферы. Возьмем ли мы область сельского хозяйства или промышленности, торговли или управления или любые другие профессии, занятые в этих сферах люди стратифицированы на многие ранги и уровни: от верхних рангов, которые осуществляют контроль, до нижних, которыми контролируют и которые по иерархии подчинены своим «боссам», «директорам», «авторитетам», «менеджерам», «шефам» и т. п. Профессиональная стратификация, таким образом, проявляется в этих двух основных формах: 1) в форме иерархии основных профессиональных групп (межпрофессиональная стратификация) и 2) в форме стратификации внутри каждого профессионального класса (внутрипрофессиональная стратификация).

2. Межпрофессиональная стратификация, ее формы и основания

 

Существование межпрофессиональной стратификации проявлялось по-разному в прошлом и неоднозначно дает о себе знать сейчас. В кустовом обществе она выражалась в существовании низших и высших каст. Согласно классической теории кастовой иерархии, кастово-профессиональные группы скорее накладываются друг на друга, чем располагаются рядом на одном и том же уровне.

В Индии существуют четыре касты — брахманы, кшатрии, вайшьи, шудры. Среди них каждая предшествующая превосходит по происхожде­нию и статусу последующую. Легитимные занятия брахманов — воспитание, преподавание, совершение жертвоприношений, исполнение богослужения, благотворительность, наследование и сбор урожая на полях. Занятия кшатриев те же, за исключением преподавания и исполнения богослужения, да, пожалуй, и сбора пожертвований. Им предписаны также управленческие функции и военные обязанности. Легитимные занятия вайшья те же, что и у кшатриев, за исключением управленческих и военных обязанностей. Их отличают занятия сельским хозяйством, разведение скота и торговля. Служить всем трем кастам предписано шудре. Чем выше каста, которой он прислуживает, тем выше его социальное достоинство.

Реальное количество каст в Индии намного больше. И поэтому профессиональная иерархия между ними крайне существенна. В Древ­нем Риме среди восьми гильдий первые три играли значитель­ную политическую роль и были первостепенно важными с социальной точки зрения, а потому находились иерархически выше всех остальных. Их члены составляли первые два социальных класса. Эта стратификация профессиональных кор­пораций в модифицированном виде просуществовала на всем протяже­нии истории Рима.

Вспомним о средневековых гильдиях. Их члены были стратифици­рованы не только внутри самих гильдий, но уже на заре их формирова­ния складываются более и менее привилегированные гильдии. Во Франции они были представлены так называемым «шестым корпусом», в Англии — торговой гильдией. Среди современ­ных профессиональных групп тоже существует, если не юридически, то фактически межпрофессиональная стратификация. Суть проблемы заключается в том, чтобы определить, существует ли какой-нибудь универсальный принцип, который лежит в основе меж­профессиональной стратификации.

Фундамент межпрофессиональной стратификации. Какими бы ни были всевозможные временные основы межпрофессиональной страти­фикации в разных обществах, рядом с этими вечно меняющимися ос­новами существуют константные и универсальные основы.

Два условия, по крайней мере, всегда были основополагающими: 1) важность занятия (профессии) для выживания и функционирования груп­пы в целом, 2) уровень интеллекта, необходимый для успешного выполне­ния профессиональных обязанностей. Социально значимые профессии — те, которые связаны с функциями организации и контроля группы. Это — люди, напоминающие машиниста локомотива, от которого зависит судьба всех пассажиров в поезде.

Профессиональные группы, осуществ­ляющие базовые функции социальной организации и контроля, помеще­ны в центре «двигателя общества». Плохое поведение солдата может не повлиять сильно на всю армию, недобросовестная работа одного труже­ника слабо воздействует на других, но действие командующего армией или руководителя группы автоматически влияет на всю армию или группу, действия которой он контролирует. Более того, находясь на контролирующей точке «социального двигателя», хотя бы в силу такого объективно влиятельного положения, соответствующие социальные группы обеспечивают для себя максимум привилегий и власти в обще­стве. Уже этим объясняется соотношение между социальной значимо­стью профессии и ее местом в иерархии профессиональных групп. Ус­пешное выполнение социально-профессиональных функций организации и контроля, естественно, требует более высокого уровня интеллекта, чем для любой физической работы рутинного характера. Соответственно, эти два условия оказываются тесно взаимосвязанными: выполнение функций организации и контроля требует высокого уровня интеллекта, а высокий уровень интеллекта проявляется в достижениях (прямо или косвенно), связанных с организацией и контролем группы. Таким об­разом, мы можем сказать, что в любом данном обществе более професси­ональная работа заключается в осуществлении функций организации и контроля и в более высоком уровне интеллекта, необходимого для ее выполнения, в большей привилегированности группы и в более высоком ранге, который она занимает в межпрофессиональной иерархии, и наоборот.

К этому правилу следует добавить четыре поправки. Во-первых, общее правило не ис­ключает возможности наложения высших слоев низшего профессио­нального класса с низшими слоями следующего, более высокого класса. Во-вторых, общее правило не распространяется на периоды распада общества. В такие моменты истории соотношение может быть нарушено. Такие периоды обычно ведут к перевороту, после которого, если группа не исчезает, былое соотношение быстро восстанавливается. Исключения, од­нако, не делают правило недействительным. В-третьих, общее правило не исключает отклонений. В-четвертых, так как конкретно-исторический характер обществ различен и их условия меняются во времени, то вполне естественно, что и конкретное содержание профессиональных занятий в зависимости от того или иного общего положения изменяется. Во время войны функции социальной организации и контроля заключаются в орга­низации победы и военного руководства. В мирное время эти функции иные. Таков общий принцип стратификации профессиональных классов. Приведем факты, подтверждающие это общее положение.

Первое подтверждение. Универсальный и постоянно действующий порядок заключается в том, что профессиональные группы неква­лифицированных рабочих всегда находились внизу профессиональной пирамиды. Они были слугами и крепостными, они являлись самыми низкооплачиваемыми работниками, у них меньше всего прав, самый низкий уровень жизни, самая низкая функция контроля в обществе.

Второе подтверждение заключается в том, что группы работников физического труда всегда были менее оплачиваемыми, менее привилеги­рованными, менее влиятельными, чем группы работ­ников умственного труда. Этот факт проявляется в общем стремлении масс физического труда к интеллектуальным профессиям, в то время как противоположное направление редко является результа­том свободного выбора, а почти всегда определяется неприятной необ­ходимостью. Эта общая иерархия умственных и физических профессий хорошо выражена в классификации профессора Ф. Тоуссига. Она гласит: на верху профес­сиональной пирамиды мы находим группу профессий, включающую высокопоставленных официальных лиц, крупных бизнесменов; за ней следует класс «полупрофессионалов» из мелких бизнесменов и служа­щих; ниже находится класс «квалифицированного труда»; далее идет класс «полуквалифицированного труда»; и, наконец, класс «неквалифи­цированного труда». Легко видно, что эта классификация ос­нована на принципе уменьшения интеллекта и контролирующей силы профессии, одновременно совпадающим с уменьшением оплаты труда и с понижением социального статуса профессии в иерархии. Это поло­жение дел подтверждает и Ф. Барр своей «шкалой профессионального статуса», построенной под углом зрения уровня интеллекта, необходимого для удовлетворительного занятия профессией. В краткой форме она дает следующие коэффициенты интеллекта, необходимого для удовлет­ворительного исполнения профессионально-служебных функций (напом­ню, что число интеллектуальных показателей варьируется от 0 до 100).

mykonspekts.ru

Теория социальной стратификации и социальной мобильности.

Сорокин — один из родоначальников теорий социальной стратификации, социального пространства и социальной мобильности. В своей теории стратификации Сорокин объяснил, что любое общество делится на различные слои- страты, которые различаются между собой по уровню доходов, видам деятельности, политическим взглядам, культурным ориентациям и т.д. К основным формам социальной стратификации (или расслоения общества) Сорокин отнес экономическую, политическую и профессиональную. Социальная стратификация — естественное и нормальное состояние общества. Она объективно обусловлена существующим общественным разделением труда, имущественным неравенством, разными политическими ориентациями и т.п.

Меняя профессию или вид деятельности, свое экономическое положение или политические взгляды, человек переходит из одного социального слоя в другой. Этот процесс получил название социальной мобильности. Сорокин разделил социальную мобильность на горизонтальную и вертикальную. Горизонтальная мобильность означает переход человека из одной социальной группы в другую, находящуюся в целом на том же уровне социальной стратификации. Вертикальная мобильность – переход людей из одного социального слоя в другой в иерархическом порядке.

Сорокин пришел к выводу, что соцальная мобильность является положительным явлением и свойственно демократическим, динамическим обществам. Исключением является ситуация, когда в состоянии динамического движения, резкой мобильности находится все общество. Это означает кризис, неустойчивость нежелательная мобильность для общества однако другая крайность — противоположная ситуация — никакой мобильности, застой, что свойственно тоталитарным обществам.

А также Сорокин ввел понятие «социальное пространство» и вложил в него иной смысл, чем был до этого — совокупность всех членов общества, как целое. В этом обществе где люди не равны, они занимают разные места в представлениях, мнениях окружающих. Одни из них находятся высоко, другие ниже в социальном пространстве.

6.Социокультурная динамика в творчестве Сорокина.

Центральной в его творчестве является тема социокультурной динамики, в разработке которой основное понятие «ценность». Он пишет, что «именно ценность служит основой и фундаментом всякой культуры». В своих работах П. Сорокин даёт определение и описание таких понятий, как «культурная интеграция», система культур: чувственная, идеалистическая и смешанная; социальные процессы: их формы, социокультурные флуктуации. Он исследует флуктуации в системе культуры: в сфере искусства, науки, этики и права, соотношение между типами культур и типами личности, почему и как происходят социокультурные изменения.

В широком смысле социокультурным он называет весь этот мир, который создан человеком. Его составные части обобщённо можно отнести к духовной, материальной и социальной культуре. При этом использует интегрирующее их понятие «смыслы». Духовная культура представлена как идеологическая вселенная смыслов, материальная – как их воплощение, социальная культура – как действия и поступки, в которых индивиды и группы индивидов применяют эти смыслы. Социокультуру в узком понимании определяет как одну из цивилизаций, которую трактует как культурную сверхсистему. Она обладает своей ментальностью, собственной системой знаний, философии и мировоззрения, своей религией, искусством, нравами, законами, социальной организацией, социальными отношениями и собственным типом личности со свойственным только ему менталитетом и поведением. Культуру он исследует как более широкое, ёмкое понятие, включающее в себя и общество.

Основными культурными качествами в его социокультурной системе или суперсистеме являются такие понятия, как значение, норма, ценность. Изучение искусства, науки, религии, права и др. привело П. Сорокина к выводу, что существуют три суперсистемы, отличающиеся присущими им ценностями. В истории они периодически сменяют друг друга: идеалистическая и чувственная. Каждая из типов культуры характеризуется следующими признаками: тем или иным пониманием реальности; природой потребностей; степенью удовлетворения потребностей; способом их удовлетворения.

Всякая социокультурная система, по П. Сорокину, – это творение человека. Но и сам человек является существом интегральным, продуктом социокультуры, усвоившим определённые ценности. Любой человек вписан в социокультурную систему. Люди вступают в систему социальных отношений под влиянием бессознательных (рефлекторных), биосознательных (чувств голода, жажды) и социосознательных (значения, нормы, ценности) регуляторов. При этом бессознательное и биосознательное контролируется и регулируется социосознательным.

Общество способно продуцировать значения, нормы, ценности, существующие как бы внутри социосознательных «эго», т.е. членов, составляющих общество. Поэтому любое общество можно понять и описать лишь через призму присущей ему системы ценностей, значений, норм, которые составляют единовременное культурное качество. Оно проявляется во всех сферах человеческой деятельности, порождая образцы культурной жизни.

П. Сорокин делает вывод о том, что с помощью социоэмпирических исследований культурных качеств (значений, ценностей, норм), скрытых в социосознании индивидов и проявляющихся в их деятельности, можно обнаружить периоды человеческой истории, отличные друг от друга, т.е. различные цивилизации. Каждая из них уникальна и неповторима, переживает периоды зарождения, расцвета и упадка, происходит смена одних ценностей другими. Таким образом, он разработал цивилизационную теорию, в которой социокультура и цивилизация оказываются синонимами. В современной социологической теории наметилась тенденция чёткого разграничения этих двух понятий, что во многом обусловлено новыми качествами, характеризующими исторический прогресс.

studfiles.net

17. П.А. Сорокин о социальной стратификации и социальной мобильности в обществе.

Многие исследователи социальной структуры общества стали применять в своем анализе понятие «страты» — обозначение социальных слоев меньшего масштаба, чем классы (понятие «страты» вошло в научный язык социологов США и западноевропейских стран уже давно, а в России — лишь с конца 80-х годов).

Одним из родоначальников теории социальной стратификации единодушно признается русский философ и социолог П. А. Сорокин, высланный из России в 1922 году (его основополагающий труд по этой проблеме — «Социальная мобильность» — вышел в США в 1927 году). А. Сорокин подчеркивал: «Социальная стратификация — это дифференциация некой данной совокупности людей (населения) на классы в иерархическом ранге. Она находит выражение в существовании высших и низших слоев. Ее основа и сущность — в неравномерном распределении прав и привилегий, ответственности и обязанности, наличии или отсутствии социальных ценностей, власти и влияния среди членов того или иного сообщества» .

В этом высказывании, слово «классы» употребляется не в том значении, как оно характеризовалось выше и принято сейчас у нас, а в смысле «социальный слой», «социальный страт». Об этом говорит и сам автор. Сорокин: «Любая организованная социальная группа всегда социально стратифицирована. Не существовало и не существует ни одной постоянной социальной группы, которая была бы „плоской» и в которой все ее члены были бы равными. Общества без расслоения, с реальным равенством их членов — миф, так никогда и не ставший реальностью за всю историю человечества.

Данное утверждение может показаться отчасти парадоксальным, и все-таки оно верно. Формы и пропорции расслоения могут различаться». Не составляют исключения и демократические страны, где якобы главенствует равенство людей. Даже в процветающих демократиях социальная стратификация отнюдь не меньше, чем в недемократических обществах. Социальная стратификация — это постоянная характеристика любого организованного общества. П. А. Сорокин детально проанализировал три основные формы стратификации: экономическую, политическую и профессиональную. В каждой из них он выделил по нескольку страт и показал взаимопереплетенность трех основных форм. Получалась довольно сложная картина социальной стратификации общества.

Считается более правильным, если социальные общности будут подразделяться по таким критериям, как профессия или род занятий, доходы или уровень жизни, общность социальных интересов, обладание политической властью (или близость к ней), по культурному уровню или образованию, стилю и образу жизни и т. п. В итоге в составе того или иного общества могут иметь место десятки стратов. Если же учесть, что индивид может быть и в страте предпринимателей, и одновременно в страте художников, т. е. в разных стратах, то картина социальных общностей может выглядеть действительно весьма и весьма сложной.

Весьма ценным оказалось для исследователей социальной структуры представление П. А. Сорокина о социальной мобильности. Он понимал под этим процессом любой переход индивида или социального объекта, т. е. всего того, что создано или модифицировано человеческой деятельностью, из одной социальной позиции в другую. Он показал, что существует два основных типа социальной мобильности: горизонтальная и вертикальная. Под горизонтальной мобильностью подразумевался переход индивида или социального объекта из одной социальной группы в другую, расположенную на одном и том же уровне.

Пример тому — перемещение некоего индивида с одной фабрики на другую с сохранением при этом своего профессионального статуса (если брать социальные объекты, то — автомашина, мода, идеи коммунизма и т. п.). Под вертикальной мобильностью имеются в виду те отношения, которые возникают при перемещении индивида или социального объекта из одного социального пласта в другой. В зависимости от направления перемещения существуют два типа вертикальной мобильности: восходящая и нисходящая, т. е. социальный подъем и социальный спуск. (Наша аналогия вертикальной мобильности — механическое движение лифта вверх и вниз; социального движения — научный сотрудник — академик, банкир бухгалтер завода).

По П. А. Сорокину, есть нисходящие и восходящие течения экономической, политической и профессиональной мобильности, не говоря уже о других, менее важных типах. Восходящие течения существуют в двух основных формах: проникновение индивида из нижнего пласта в существующий более высокий пласт или создание такими индивидами новой группы и проникновение всей группы в более высокий пласт на уровень с уже существующими группами этого пласта (страта) (наша история недавнего прошлого с ускоренным созданием новой партии, ставшей «правительственной», подтверждает сказанное).

Соответственно и нисходящие течения, по П. А. Сорокину, также имеют две формы: первая заключается в падении индивида с более высокой социальной позиции на более низкую, не разрушая при этом исходной группы, к которой он ранее принадлежал; другая форма проявляется в деградации социальной группы в целом, в понижении ее ранга (рейтинга, скажем мы) на фоне других групп или в разрушении ее социального единства. В первом случае падение напоминает нам человека, упавшего с корабля, во втором — погружение в воду самого судна со всеми пассажирами на борту или крушение корабля, когда он разбивается вдребезги. Согласно П. А. Сорокину, социальная мобильность (как и социальная стратификация) является непременным атрибутом социальной сферы общества.

Концепция социальной стратификации и социальной мобильности не устраняет, с нашей точки зрения, а дополняет концепцию классового подразделения общества. Она способна конкретизировать макроанализ структуры общества и более точно определять изменения, происходящие в обществе. Сама же она выступает своего рода мезотеорией (от греч. mesos — средний, промежуточный) на пути к конкретным социальным теориям и методам (типа «социология трудового коллектива», «социология семьи», «социология спорта », «социология молодежи» и т.п.)

studfiles.net

теория социальной стратификации и мобильности

С точки зрения Питирима Сорокина, социальная стратификация – это дифференциация некой совокупности людей на классы в иерархическом ранге. Она находит выражение в существовании высших и низших слоев. Ее основа и сущность — в неравномерном распределении прав и привилегий, ответственности и обязанности, наличии или отсутствии социальных ценностей, власти и влияния среди членов того или иного сообщества.

Конкретные формы социальной стратификации весьма разнообразны. Однако все их многообразие может быть сведено к трем основным формам: экономическая, политическая и профессиональная стратифика­ция.

Экономическая стратификация выражается в различии доходов, уровня жизни, в существовании богатых и бедных слоев населения.

Политическая стратификация предполагает существование в пределах какой-то группы иерархически различных рангов, управляющих и управляемых. На политическую стратификацию влияют два основных фактора: размер политической организации; биологическая, психологическая и социальная однородность или разнородность ее членов. Закономерности: когда увеличиваются размеры политической организации, т. е. увеличивается количество се членов, политическая стратификация также усиливается, и наоборот; когда увеличивается разнородность членов организации, стратификация также усиливается, и наоборот.

К профессиональной стратификации можно отнести выделение в обществе различных групп по роду их деятельности, занятиям. При этом некоторые профессии считаются более престижными в сравнении с другими. Профессиональная стратификация может быть межпрофессиональная и внутрипрофессиональная.

Как правило, все 3 формы стратификации тесно переплетены. Например, представители высших экономических слоев одновременно относятся к высшим политическим и профессиональным слоям. Таково общее правило, хотя существует и немало исключений. Так, к примеру, самые богатые далеко не всегда находятся у вершины политической или профессиональной пирамиды, также и не во всех случаях бедняки занимают самые низкие места в политической и профессиональной иерархии.

В связи с этим, Сорокин отмечает, что многие исследователи ошибаются, выделяя, например, два социальных класса: «бедные» и «богатые». Это значит, что они принимают во внимание только экономическую стратификацию, считая ее единственной формой социальной стратификации.

Важно и то, что любая организованная социальная группа всегда социально стратифицирована. Не существовало и не существует ни одной постоянной социальной группы, в которой все ее члены были бы равными. Даже в примитивных социальных группах зарождаются черты расслоения.

Под социальной мобильностью понимается любой переход индиви­да или социальной группы из одной социальной позиции в другую. Среди видов социальной мобильности можно выделить: индивидуальную и групповую, вертикальную и горизонтальную, межпоколенную и внутрипоколенную.

Под горизонтальной социальной мобильностью подразумевается переход индивида из одной социальной группы в другую, расположенную на одном и том же уровне. Например, перемещение индивида из одного граждан­ства в другое, из одной семьи в другую, с одной фабрики на другую при сохранении своего профессионального статуса.

Под вертикальной социальной мобильностью подразумевается движение, связанное с изменением места в социальной иерархии или перемещение индивида из одного социального пласта в другой. В зависимости от направления перемещения существует два типа вертикальной мобиль­ности: восходящая и нисходящая, то есть социальный подъем и социальный спуск.

Восходящие течения существуют в двух формах: проникнове­ние индивида из нижнего пласта в более высокий пласт; или проникновение всей группы в более высокий пласт. Соответственно и нисходящие течения также имеют две формы: первая заключается в падении индивида с более высокой социальной позиции на более низкую, не разрушая при этом исходной группы, к которой он принадлежал; другая форма проявляется в деградации социальной группы в целом, в понижении ее ранга на фоне других групп или в разрушении ее социального единства.

Случаи индивидуального проникновения в более высокие пласты или падения с высокого социального уровня на низкий привычны и понятны.Они не нуждаются в объяснении. Что касается групповой восходящей и нисходящей мобильности, то можно привести такие примеры, как каста брахманов в Индии, которая не всегда занимала высокие позиции и является высшей кастой последние два тысячелетия; ранг высшего духовенства христианской церкви в Риме, который несомненно был высоким в средние века, но гораздо ниже в современное время; большевики в России, не имевшие высокого положения до революции, но занявшие высокие позиции в русском обществе после.

Важно также разграничить внутрипоколенную мобильность, которая предполагает изменение статуса индивида в рамках одного поколения и межпоколенную мобильность, которая имеет место быть при смене поколений и может выражаться либо в межпоколенной преемственности социальных статусов либо в приобретении иного опыта, уровня образования, освоении новых профессий.

Пути, по которым происходит перемещение людей из одних социальных групп в другие, называют каналами социальной мобильности. Функции социальной циркуляции выполняют различные институты. Важнейшими из ряда этих социальных институтов являются: армия, церковь, школа, политические, экономические и профессиональные организации.

Армия. Данный институт играет особенно важную роль в военное время, то есть в периоды межгосударственных и гражданских войн. В ходе войны эти люди продвигаются в звании прежде всего при наличии таланта. Полученная таким образом власть используется для дальнейшего продвижения по службе. Возможность грабить, мародерствовать, всячески унижать свою жертву, мстить врагам, окружать себя титулами и т. п. предоставляет таким людям новую возможность купаться в роскоши, передавать свою власть по наследству потомкам. В мирное время армия продолжает играть роль канала для вертикальной циркуляции, но в эти периоды роль его значительно меньше, чем в военное время.

Церковь. Вторым каналом вертикальной социальной циркуляции была и есть церковь. Но церковь выполняет эту функцию только тогда, когда возрастает ее социальная значимость. В качестве примера можно привести христианскую церковь, благодаря которой рабы и зависимое крестьянство, люди простого происхождения, став служителями культа, получали свободу и достигали высоких позиций в обществе. Сюда же можно отнести и другие религиозные организации: буддизм, мусульманство, даосизм, конфуцианство, индуизм, иудаизм, несмотря на замкнуто-кастовый характер, играли роль каналов вертикальной циркуляции в соответствующих обществах.

Школа. Институты образования и воспитания, какую бы конкретную форму они ни обретали, во все века были средствами вертикальной социальной циркуляции. В современном западном обществе школы представляют один из наиболее важных каналов вертикальной циркуляции, причем это проявляется в самых разнообразных формах. Не окончив университета или колледжа, фактически нельзя (а в некоторых европейских странах запрещено даже юридически) достичь какого-либо заметного положения среди высоких правительственных рангов и во многих других областях, и наоборот, выпускник с отличным университетским дипломом легко продвигается и занимает ответственные правительственные посты вне зависимости от его происхождения и его семьи.

Правительственные группы, политические организации и политические партии.. Как канал социальной циркуляции, политические организации сейчас очень важны. В демократических странах, где институт выборов играет решающую роль в утверждении правителей, чтобы быть избранным, человек должен каким-либо образом проявить свою личность, устремления и способности, успешно выполнить функции лидера, будь то сенатора, мэра, министра или президента. Самый легкий способ — это политическая деятельность или участие в какой-либо политической организации. Без этого крайне мало шансов привлечь внимание избирателей и быть избранным.

Профессиональная организация. Некоторые из этих организаций также играют большую роль в вертикальном перемещении индивидов. Таковы научные, литературные, творческие институты и организации. Поскольку вход в эти организации был относительно свободным для всех, кто обнаруживал соответствующие способности вне зависимости от их социального статуса, то и продвижение внутри таких институтов сопровождалось общим продвижением по социальной лестнице. Многие ученые, юристы, литераторы, художники, музыканты, архитекторы, скульпторы, врачи, актеры, певцы и прочие творцы простого происхождения социально поднялись именно благодаря этому каналу.

Организации по созданию материальных ценностей. Речь идет о накоплении богатств как одном из самых простых и действенных способов социального продвижения. Если человек богат, то перед ним открыты все двери, вне зависимости от происхождения и источника доходов.

Семья и брак. Брак обычно приводит одного из партнеров или к социальному продвижению, или к социальной деградации. В прошлом брак со слугой или с членом низшей касты приводил к «социальному падению» одного из партнеров, ранее занимавшего более высокое положение, и, соответственно, к понижению социального ранга его детей.

 

Следует также обратить внимание на понятия интенсивность (или скорость) и всеобщность вертикальной социальной мобильности.

Под интенсивностью понимается вертикальная социальная дистанция или количество слоев — экономических, профессиональных или политических, — проходимых индивидом в его восходящем или нисходящем движении за определенный период времени.

Под всеобщностью вертикальной мобильности подразумевается число индивидов, которые изменили свое социальное положение в вертикальном направлении за определенный промежуток времени.

Соединив интенсивность и овсеобщность вертикальной мобильности в определенной социальной сфере можно получить совокупный показатель вертикальной экономической мобильности данного общества.

В зависимости от показателей интенсивности и всеобщности различают 2 типа общества — закрытое и открытое, которые представляют собой идеальные типы с минимальными показателями интенсивности и всеобщности мобильности в первом случае и максимальными во втором.

Закрытое общество — такое общество, в котором возможности для вертикального перемещения затруднены, ограничены или вообще отсутствуют для некоторых социальных групп. К ним относятся рабовладельческие, кастовые и сословные государства.

Открытое общество — общество, в котором возможности для вертикального перемещения равны и доступны для всех. К открытым обществам относятся современные демократические государства.

Общие принципы вертикальной мобильности:

Первое утверждение. Вряд ли когда-либо существовали общества, социальные слои которых были абсолютно закрытыми или в которых отсутствовала бы вертикальная мобильность.

Второе утверждение. Никогда не существовало общества, в котором вертикальная социальная мобильность была бы абсолютно свободной, а переход из одного социального слоя в другой осуществлялся бы безо всякого сопротивления.

Третье утверждение. Интенсивность и всеобщность вертикальной социальной мобильности изменяется от общества к обществу, то есть в пространстве.

Четвертое утверждение. Интенсивность и всеобщность вертикальной мобильности – экономической, политической и профессиональной – колеблются в рамках одного и того же общества в разные периоды его истории.

Пятое утверждение. В вертикальной мобильности в ее трех основных формах нет постоянного направления ни в сторону усиления, ни в сторону ослабления ее интенсивности и всеобщности. Это предположение действительно для истории любой страны, для истории больших социальных организмов и, наконец, для всей истории человечества.

 


Рекомендуемые страницы:

lektsia.com

Социальная стратификация П. Сорокина

Федеральное агентство по образованию РФ

Рязанский Государственный Радиотехнический Университет

Реферат

по социологии на тему:

«Социальная стратификация П. Сорокина»

Рязань, 2010

Содержание

Введение

1. Краткая биография П.Сорокина

2. Основные формы стратификации и взаимоотношения между ними

3. Системы социальной стратификации

Заключение

Список использованной литературы

Введение

Для человеческого общества на всех этапах его развития было характерно неравенство. Структурированные неравенства между различными группами людей социологи называют стратификацией.

Для более точного определения этого понятия можно привести слова Питирима Сорокина: «Социальная стратификация – это дифференциация некой данной совокупности людей (населения) на классы в иерархическом ранге. Она находит выражение в существовании высших и низших слоев. Ее основа и сущность – в неравномерном распределении прав и привилегий, ответственности и обязанности, наличии и отсутствии социальных ценностей, власти и влияния среди членов того или иного сообщества. Конкретные формы социальной стратификации разнообразны и многочисленны. Однако все их многообразие может быть сведено к трем основным формам: экономическая, политическая и профессиональная стратификации. Как правило, все они тесно переплетены.

«Социальная стратификация – это постоянная характеристика любого организованного общества».

«Социальная стратификация начинается с веберовского разграничения более традиционных обществ, основывающихся на статусах (например, обществ, имеющих в своем основании такие предписанные категории, как сословия и касты, рабство, вследствие чего неравенство санкционируется законом) и поляризированных, но более размытых обществ, имеющих в своей основе классы (что типично для современного Запада), где большую роль играют личные достижения, где экономическая дифференциация имеет первостепенное значение и носит более безличностный характер».

Изучение социальной стратификации имеет долгую историю, начинающуюся с середины XIX в. (работы Карла Маркса и Джона Стюарта Милля), включающую серьезный вклад исследователей начала ХХ в. – от В.Парето (который предложил теорию «циркуляции элит») до П.Сорокина.

Питирим Александрович Сорокин (1889 — 1968), один из крупнейших представителей социальной мысли XX столетия, был одним из основоположников теории социальной стратификации общества. Социальная стратификация, согласно взглядам П.А. Сорокина — это постоянная характеристика любого организованного общества. Изменяясь по форме, социальная стратификация существовала, как считал этот виднейший социолог, во всех обществах, провозглашавших равенство людей. Феодализм и олигархия, согласно его воззрениям, продолжают существовать в науке и искусстве, политике и менеджменте, среди преступников и в демократиях – повсюду.

Для Сорокина, как и для многих исследователей до и после него, очевиден внеисторический динамизм социальной стратификации. Абрис и высота экономической, политической или профессиональной стратификации — вневременные характеристики и нормативные черты стратификации. Их временные флуктуации не носят однонаправленного движения ни в сторону увеличения социальной дистанции, ни в сторону ее сокращения.

Таким образом, П.А. Сорокин является одним из основоположников современной социологической теории социальной стратификации, поэтому так важен тщательный анализ основных положений его теории в свете его научных воззрений и исторической действительности, участником которой он был.

1. Краткая биография П.Сорокина

Сорокин Питирим Александрович (1889-1968) — американский социолог и культуролог. Родился 23 января (4 февраля) 1889 г. в селе Турья Яренского уезда Вологодской губернии Российской империи (Коми край), в семье сельского ремесленника. Окончил юридический факультет Санкт-Петербургского университета (1914), и оставлен при университете для подготовки к профессорскому званию (с января 1917 — приват-доцент). В 1906-1918 член партии социалистов-революционеров (эсеров), до Февральской революции участвовал в эсеровской агитации, подвергался арестам. После Февральской революции депутат 1-го Всероссийского съезда крестьянских депутатов, секретарь (вместе с другом юности Н.Д. Кондратьевым) главы Временного правительства А.Ф. Керенского, член предпарламента. После Октябрьской революции в 1917-1918 участвует в антибольшевистских организациях; ведёт агитацию против новой власти, подвергается арестам. В конце 1918 г. отходит от политической деятельности. В 1919 г. становится одним из организаторов кафедры социологии Санкт-Петербургского университета, профессором социологии Сельскохозяйственной академии и института народного хозяйства. В 1920 г. совместно с И.П. Павловым организовал Общество объективных исследований человеческого поведения. В 1921 г. работал в Институте мозга, в Историческом и Социологическом институтах. В 1922 г. выслан из Советской России. В 1923 г. работал в Русском университете в Праге. В 1924 г. переезжает в США. В 1924-1930 профессор университета Миннесоты, с 1930 до конца жизни — профессор Гарвардского университета, где в 1930 г. организовал кафедру социологии, а в 1931 г. — социологический факультет.

Основные труды П.А. Сорокина: «Пережитки анимизма у зырян» (1910), «Брак в старину: (многомужество и многожёнство)» (1913), «Преступность и её причины» (1913), «Самоубийство как общественное явление» (1913), «Символы в общественной жизни», «Преступление и кара, подвиг и награда» (1913), «Социальная аналитика и социальная механика» (1919), «Система социологии» (1920), «Социология революции» (1925), «Социальная мобильность» (1927), «Социальная и культурная динамика» (1937-1941), «Общество, культура и личность: их структура и динамика; система общей социологии» (1947), «Восстановление гуманности» (1948), «Альтруистическая любовь» (1950), «Социальные философии в век кризиса» (1950), «Смысл нашего кризиса» (1951), «Пути и власть любви» (1954), «Интегрализм — моя философия» (1957), «Власть и мораль» (1959), «Взаимная конвергенция Соединённых Штатов и СССР к смешанному социокультурному типу» (1960), «Дальняя дорога. Автобиография» (1963), «Главные тенденции нашего времени» (1964), «Социология вчера, сегодня и завтра» (1968).

Научные интересы П.А. Сорокина охватывали поистине огромный пласт проблем изучения общества и культуры.

По мнению П.А. Сорокина, попытки радикального сокрушения социальной дифференциации приводили лишь к принижению общественных форм, к количественному и качественному разложению социальности.

Сорокин рассматривал историческую действительность как иерархию в разной мере интегрированных культурных и социальных систем. В основе идеалистической концепции Сорокина — идея о приоритете сверхорганической системы ценностей, значений, «чистых культурных систем», носителями которых являются индивиды и институты. Исторический процесс, по Сорокину, есть флуктуация типов культур, каждый из которых есть специфическая целостность и имеет в основе несколько главных философских посылок (представление о природе реальности, методах её познания).

Сорокин критиковал господствующую в США эмпирическую тенденцию и развивал учение об «интегральной» социологии, охватывающей все социологические аспекты широко понятой культуры. Социальная действительность рассматривалась П.А. Сорокиным в духе социального реализма, постулировавшего существование сверхиндивидуальной социокультурной реальности, несводимой к материальной реальности и наделенной системой значений. Характеризуемая бесконечным многообразием, превосходящим любое отдельное ее проявление, социокультурная реальность охватывает истины чувств, рационального интеллекта и сверхрациональной интуиции.

Все эти способы познания должны быть использованы при систематическом исследовании социокультурных феноменов, однако высшим методом познания Сорокин считал интуицию высокоодаренной личности, при помощи которой были, по его мнению, совершены все великие открытия. Сорокин различал системы социокультурных феноменов многих уровней. Самый высокий из них образуют социокультурные системы, сфера действия которых распространяется на многие общества (суперсистемы).

Сорокин выделяет три основные типа культуры: чувственный — в нём преобладает непосредственное чувственное восприятие действительности; идеациональный, в котором преобладает рациональное мышление; идеалистический — здесь господствует интуитивный метод познания.

2. Основные формы стратификации и взаимоотношения между ними

стратификация неравенство сорокин флуктуация

Конкретные ипостаси социальной стратификации многочисленны. Однако все их многообразие может быть сведено к трем основным формам: экономическая, политическая и профессиональная стратификация. Как правило, все они тесно переплетены. Люди, принадлежащие к высшему слою в каком-то одном отношении, обычно принадлежат к тому же слою и по другим параметрам, и наоборот. Представители высших экономических слоев одновременно относятся к высшим политическим и профессиональным слоям. Неимущие же, как правило, лишены гражданских прав и находятся в низших слоях профессиональной иерархии. Таково общее правило, хотя существует и немало исключений. Так, к примеру, самые богатые далеко не всегда находятся у вершины политической или профессиональной пирамиды, также и не во всех случаях бедняки занимают самые низкие места в политической и профессиональной иерархии. А это значит, что взаимозависимость трех форм социальной стратификации далека от совершенства, ибо различные слои каждой из форм не полностью совпадают друг с другом. Вернее, они совпадают друг с другом, но лишь частично, то есть до определенной степени. Этот факт не позволяет нам проанализировать все три основные формы социальной стратификации совместно. Для большего педантизма необходимо подвергнуть анализу каждую из форм в отдельности.

mirznanii.com

П. Сорокин о социальной стратификации и социальной мобильности.

«Социальная мобильность» является классическим для западной социологии трудом по проблемам стратификации и мобильности. Несмотря на то, что своего рода заявки на некоторые положения и идеи книги были сделаны Сорокиным еще в русский период работа безусловно, в свое время была новаторской и по языку, который и поныне общепринят для описания процессов социальной динамики внутри общества. Но особенно книга «интересна благодаря теоретическому различию, проводимому между горизонтальной и вертикальной мобильностью, и глубокому анализу основных средств или каналов, при помощи которых индивидуумы могут достигнуть вертикальной мобильности».

Согласно Сорокину, социальная мобильность есть естественное, нормальное состояние общества и включает в себя регулярные перемещения не только индивидов, групп, но и социальных объектов (ценностей), т.е. всего того, что создано или модифицированного в процессе человеческой деятельности, из одной социальной позиции в другую. Им различается горизонтальная и вертикальная мобильность. Первая предполагает переход из одной социальной группы в другую, расположенную на том же уровне общественной стратификации. Под вертикальной мобильностью он подразумевал перемещение индивида из одного плата в другой, причем в зависимости от направления самого перемещения можно говорить о двух типах социальной мобильности: восходящей и нисходящей, т.е. социальном подъеме и социальном спуске.

Вертикальную мобильность, по мнению Сорокина, должно рассматривать в трех аспектах, соответствующих трем формам социальной стратификации (политическая, экономическая, профессиональная), — как внутрипрофессиональное или межпрофессиональное перемещение, политическую циркуляцию и продвижение по экономической лестнице. Восходящую линию мобильности он предлагает оценивать двояко: не только как индивидуальное поднятие или, по выражению Сорокина, индивидуальное просачивание, инфильтрацию, но и как коллективное восхождение, когда в более высокой страте создается новая группа индивидов.

Основным препятствием для социальной мобильности в стратифицированном обществе является система специфических «сит», которые как бы просеивают индивидов, предоставляя возможность одним перемещаться вверх, тормозя передвижение других и задерживая их в низших стратах общества. Это «сито» суть механизмы социального тестирования, отбора и распределение индивидов по социальным стратам. Как правило, эти механизмы в мобильных обществах, по мысли Сорокина, совпадают с традиционными каналами социальной вертикальной мобильности. К их числу он относил: семью, школу, церковь, армию, всевозможные профессиональные, экономические и политические организации и объединения. На базе богатого эмпирического материала Сорокин делает вывод, что «в любом обществе социальная циркуляция индивидов и их распределение осуществляется не по воле случая, а по необходимости и строго контролируется разнообразными институтами». Но при этом он делает важное добавление: «за исключением периодов анархии и социальных потрясений». Короче, уже при написании этой книги Сорокин четко различал социальную мобильность в так называемые нормальные периоды относительной общественной стабилизации и мобильность в периоды социальной дезорганизации (войны, революции, голод, эпидемии и т.п.).

Говоря о факторах, влияющих на вертикальную циркуляцию индивидов, Сорокин в качестве наиболее константных выделяет: демографический, различия между родителями и детьми, динамику антропосоциального окружения. Так, к примеру, по его мнению, низкая рождаемость или высокая смертность в высших стратах приводит к «социальному вакууму», который постепенно заполняется представителями низших страт, иными словами, происходит как бы круговая циркуляция внутри элиты общества.

Внеисторический динамизм самой социальной стратификации, абрис и высота экономической, политической и профессиональной стратификации — вневременные характеристики и нормативные черты стратификации. Их временные флуктуации не имеют никакого однонаправленного движения, скажем, в сторону увеличения социальной дистанции или ее сокращения. Правда, при этом он осторожен и в утверждении факта периодичности временных флуктуаций стратификации. «Социальная стратификация — это постоянная характеристика любого организованного общества. Изменяясь по форме, социальная стратификация существовала во всех обществах, провозглашавших равенство людей».

Сциентистское новаторство Сорокина, пионера в области теоретической и специальной социологии, популяризаторство идей европейской социологии в замкнутой на самой себе и эмпирико-ориентированной американской социологической школе, созидание «нового» категориального словаря современной парадигмы социологии, феноменально быстро сделали Сорокина фигурой довольно популярной, хоть и одиозной, в академических кругах Америки.

students-library.com