Охарактеризуйте мировую систему которая сложилась в результате глобализации – Глобализация и идеи нового международного порядка Глобализация и ее сущность 1

Мировая система и процессы глобализации

В социологии идея международной системы,
распространенная в исследованиях в
области политики и международных
отношений, сменилась на представление
о глобальной системе. Это подразумевает
существование определенных процессов
глобализации, которые невозможно
объяснить традиционной логикой развития
отдельных стран из-за их независимости
от политики наций-государств и национальных
сообществ.

Социологи, занимающиеся проблемами
развития передовых индустриальных
обществ, выявили два основных процесса
глобализации, а их коллеги, изучающие
“третий мир”, установили существование
третьего.

    1. Глобализация производства.Базисным
      процессом, ведущим к возникновению
      глобальной системы, является экономический
      процесс, а именно: характерные для
      конца XX в. экспансия капитализма и его
      трансформация в интегрированную
      глобальную экономику, основой которой
      являются транснациональные корпорации
      (ТНК) – главные действующие лица
      современной экономики. Начиная с
      середины 1960-х гг. мировая торговля
      испытала значительное увеличение
      оборотов. Общемировой экспорт,
      составлявший в 1965 г. 94 млрд. долл. США,
      в 1986 г., по данным Мирового банка, возрос
      до 1365 млрд. Этот рост во многом является
      результатом растущего господства ТНК
      в мировой торговле. За последние два
      десятилетия произошла трансформация
      ТНК вследствие глобализации производства,
      отделяющей процессы проектирования,
      производства и маркетинга товаров и
      услуг от национальных экономик. Доходы
      наиболее крупных ТНК выше, чем доходы
      небольших стран. Их глобальная
      деятельность во многом осуществляется
      без контроля со стороны какого-либо
      государства, а в своих внутренних
      операциях и сделках с другими ТНК они
      интегрируют экономическую деятельность
      в мировом масштабе.

    1. Глобализация культуры.Широко
      распространенным является также
      представление о глобализации культуры,
      поскольку по всему миру распространилось
      потребительство, заменившее или
      дополнившее более локализованные
      культуры. Стратегии потребительства
      распространяются через маркетинговую
      деятельность ТНК и через средства
      массовой коммуникации (которые главным
      образом являются также собственностью
      транснациональных информационных
      компаний). Технологические изменения
      в области телекоммуникаций способствовали
      распространению однородной потребительской
      культуры.

    2. Социология глобальной системы.Что касается социальной сферы, некоторые
      социологи отмечают признаки существования
      международной менеджерской буржуазии,
      или транснационального капиталистического
      класса. Исследования установили наличие
      в некоторых обществах “третьего мира”
      групп (часто обозначаемых как
      “компрадорские”), интересы которых
      связаны с интересами ТНК и которые
      зачастую обосновывают свое сотрудничество
      с ними пользой для собственного
      общества. Такие группы служат интересам
      транснациональных компаний и, как
      считается, способствуют утверждению
      господства потребительской культуры.
      Однако понятие транснационального
      капиталистического класса остается
      неразвитым и не вполне эмпирически
      обоснованным. Социология глобальной
      системы все еще находится на ранней
      стадии своего развития. До сих пор она
      развивалась неравномерно, больше
      внимания уделяя анализу роли ТНК и
      меньше – культурным и классовым
      аспектамглобализации.(Социологический
      словарь/Н. Аберкромби, С. Хилл, Б.С.
      Тернер. М., 1999. С. 45-46.)

Современные социологи и экономисты
отмечают, что основу глубоких трансформаций
мировой экономики составляют три главных
фактора: 1) революция в области производства
и потребления, связанная с широким
распространением информационной
технологии; 2) глобализация экономического
пространства под влиянием либерализации
международного движения капиталов; 3)
появление новых полюсов экономического
роста, расположенных главным образом
в странах Дальнего Востока.

Возросшая мобильность капиталов
способствует распространению новейшей
технологии, так что некоторые развивающиеся
страны получают возможность ускорить
свое экономическое развитие и занять
заметное место в мировом производстве
и торговле. Все это приводит к
перераспределению мировых торговых
потоков: с конца 1970-х гг. до середины
1990-х гг. доля азиатских стран в мировом
экспорте промышленных товаров возросла
с 6,3 до 16,2%, Северной Америки – с 16,8 до
17,9%, тогда как доля Западной Европы
снизилась с 58,2 до 47,2%, Восточной Европы
– с 4,1 до 2,4%, стран Африки южнее Сахары
– с 0,5 до 0,2%.

Среди наиболее важных последствий
глобализации чаще всего отмечаются
снижение уровня занятости, особенно
неквалифицированных работников в
промышленно развитых странах, и усиление
неравенства не только на мировом уровне,
но и в масштабе отдельных стран.

Глобализация вызывает дальнейшую
маргинализацию многих слаборазвитых
регионов, особенно стран Африки южнее
Сахары, население которых в наименьшей
степени подготовлено к производительному
использованию новой технологии. Во
многих африканских развитых странах и
странах Южной Азии уровень грамотности
в начале 1990-х гг. не превышал 50%. Что
касается стран Восточной Европы, то
они, обладая высокообразованным
населением и традициями промышленной
культуры, могут быстро приспособиться
к новой динамике роста, связанного с
новейшей информационной технологией.

Глобализация – это прежде всего
расширение рыночной экономики в масштабах
всей планеты. Первая особенность
глобализации заключается в том, что
международная торговля товарами и
услугами растет быстрее производства.
Вторая особенность – в том, что
деятельность крупнейших фирм все более
интернационализируется. Сегодня 40%
мирового товарооборота связано с
деятельностью 40 тыс. ТНК и их 270 тыс.
филиалов. Транснациональные корпорации
стремятся расширить свои рынки сбыта,
одновременно осуществляя перестройку
своей деятельности и организационной
структуры. Третья особенность состоит
в ускорении глобализации финансовой
сферы, а четвертая – в индустриализации
некоторых слаборазвитых стран, которые
по уровню промышленного развития
догоняют развитые страны.

В настоящее время 60% мирового товарооборота
приходится на долю взаимного обмена
промышленно развитых стран, в которых
проживает 20% мирового населения.

Глобализация экономики – это прежде
всего глобализация капитала, свободно
циркулирующего по всей планете. В
настоящее время ежедневные сделки на
валютных рынках мира составляют 1300
млрд. долл. Еще большее значение для
мировой экономики имеет международное
движение долгосрочных капиталов в форме
прямых и портфельных инвестиций. Главными
субъектами зарубежного инвестирования
являются ТНК. Пока иностранные инвестиции
составляют не более 4% инвестиций в
каждой стране; но в 1980 г. эта доля
составляла 1,5%. Около 2/3 прямых инвестиций
сосредоточено в промышленно развитых
странах. В 1985-1995 гг. приток иностранных
инвестиций в США составил 477,5 млрд.
долл., в Великобританию – 199,6 млрд., во
Францию – 138 млрд., в Китай – 130 млрд. и
т.д. В последнее время движение капиталов
между промышленно развитыми странами
в основном связано с международными
операциями по слиянию и поглощению
фирм. Ускорение концентрации на
международном уровне во многом объясняется
смягчением соответствующих законодательств
во многих странах. Если прежде иностранные
инвестиции рассматривались как угроза
национальной независимости, то сегодня
многие страны связывают с ними возможность
создания новых рабочих мест и приобретения
новейших технологий.

Глобализация и либерализация финансовых
рынков создает новые риски, которые
становится все труднее предвидеть и
предотвратить. Экономика любой страны
или группы стран может стать жертвой
межстранового перевода огромных масс
капиталов. Регулирование международной
валютной системы предполагает прежде
всего ограничение пределов колебания
обменных курсов.

Деятельность международных экономических
организаций (МВФ, МБРР и др.), призванных
решать наиболее острые проблемы мировой
экономики, во многом определяются доброй
волей и интересами ведущих промышленно
развитых стран и прежде всего США.

Современный мир более развит и богат,
чем 30 лет назад. По данным ООН, мировой
ВВП возрос с 4 трлн. долл. в 1960 г. до 23
трлн. в 1993 г., средний уровень душевого
дохода в мире увеличился в рассматриваемый
период в 2,3 раза, в том числе в развитых
странах – в 2,5 раза и в новых индустриальных
странах Юго-Восточной Азии – в 4 раза.
Вместе с тем более богатый и развитый
мир по-прежнему характеризуется крайне
неравномерным распределением доходов.(La
nouvelle economic mondiale//Alternatives economic. 1997. № 32. P.
38-58.)

Соотношение уровней доходов богатых и
бедных, “золотого” и нищего миллиардов
планеты увеличилось с 13:1 в 1960 г. до 74:1 в
2000-м. В настоящее время примерно 1,3 млрд.
человек живут в условиях абсолютной
нищеты, а находящаяся в их распоряжении
доля мирового дохода составляет около
1,5%. Таким образом, на планете помимо
североатлантической витрины цивилизации
присутствует некий ее темный двойник
– “четвертый”, зазеркальный мир,
населенный голодным миллиардом.

Около миллиарда человек в мире оторваны
от производительного труда: 150 млн. –
безработные, более 700 млн. – частично
занятые, неопределенное, но значительное
число вовлечено в криминальную
деятельность. Миллиард человек –
неграмотны (2/3 из них – женщины). Примерно
2 млрд. прозябают в антисанитарных
условиях. Почти каждый третий житель
Земли все еще не пользуется электричеством,
1,5 млрд. не имеют доступа к безопасным
источникам питьевой воды, 840 млн., в
том числе 200 млн. детей, голодают или
страдают от недоедания. В бедных странах
ежегодно умирают 14 млн. детей от
неизлечимых болезней и 600 тыс. женщин
по причинам, связанным с беременностью
и родами. Половина всех случаев детской
смертности в странах Юга вызвана
недостаточным питанием.

Особенно тяжелое положение сложилось
в некоторых районах Южной Азии и Африки.
От хронического недоедания страдает
43% населения Африки к югу от Сахары.
Средняя продолжительность жизни
африканца редко превышает 50 лет.(Неклесса
А.И.
Постсовременный мир в новой
системе координат//Глобальное сообщество:
новая система координат (подходы к
проблеме). СПб., 2000. С. 55-56.)

Назад

Содержание

Вперед

studfiles.net

Мировая система и процессы глобализации

В социологии идея международной системы,
распространенная в исследованиях в
области политики и международных
отношений, сменилась на представление
о глобальной системе. Это подразумевает
существование определенных процессов
глобализации, которые невозможно
объяснить традиционной логикой развития
отдельных стран из-за их независимости
от политики наций-государств и национальных
сообществ.

Социологи, занимающиеся проблемами
развития передовых индустриальных
обществ, выявили два основных процесса
глобализации, а их коллеги, изучающие
“третий мир”, установили существование
третьего.

    1. Глобализация производства.Базисным
      процессом, ведущим к возникновению
      глобальной системы, является экономический
      процесс, а именно: характерные для
      конца XX в. экспансия капитализма и его
      трансформация в интегрированную
      глобальную экономику, основой которой
      являются транснациональные корпорации
      (ТНК) – главные действующие лица
      современной экономики. Начиная с
      середины 1960-х гг. мировая торговля
      испытала значительное увеличение
      оборотов. Общемировой экспорт,
      составлявший в 1965 г. 94 млрд. долл. США,
      в 1986 г., по данным Мирового банка, возрос
      до 1365 млрд. Этот рост во многом является
      результатом растущего господства ТНК
      в мировой торговле. За последние два
      десятилетия произошла трансформация
      ТНК вследствие глобализации производства,
      отделяющей процессы проектирования,
      производства и маркетинга товаров и
      услуг от национальных экономик. Доходы
      наиболее крупных ТНК выше, чем доходы
      небольших стран. Их глобальная
      деятельность во многом осуществляется
      без контроля со стороны какого-либо
      государства, а в своих внутренних
      операциях и сделках с другими ТНК они
      интегрируют экономическую деятельность
      в мировом масштабе.

    1. Глобализация культуры.Широко
      распространенным является также
      представление о глобализации культуры,
      поскольку по всему миру распространилось
      потребительство, заменившее или
      дополнившее более локализованные
      культуры. Стратегии потребительства
      распространяются через маркетинговую
      деятельность ТНК и через средства
      массовой коммуникации (которые главным
      образом являются также собственностью
      транснациональных информационных
      компаний). Технологические изменения
      в области телекоммуникаций способствовали
      распространению однородной потребительской
      культуры.

    2. Социология глобальной системы.Что касается социальной сферы, некоторые
      социологи отмечают признаки существования
      международной менеджерской буржуазии,
      или транснационального капиталистического
      класса. Исследования установили наличие
      в некоторых обществах “третьего мира”
      групп (часто обозначаемых как
      “компрадорские”), интересы которых
      связаны с интересами ТНК и которые
      зачастую обосновывают свое сотрудничество
      с ними пользой для собственного
      общества. Такие группы служат интересам
      транснациональных компаний и, как
      считается, способствуют утверждению
      господства потребительской культуры.
      Однако понятие транснационального
      капиталистического класса остается
      неразвитым и не вполне эмпирически
      обоснованным. Социология глобальной
      системы все еще находится на ранней
      стадии своего развития. До сих пор она
      развивалась неравномерно, больше
      внимания уделяя анализу роли ТНК и
      меньше – культурным и классовым
      аспектамглобализации.(Социологический
      словарь/Н. Аберкромби, С. Хилл, Б.С.
      Тернер. М., 1999. С. 45-46.)

Современные социологи и экономисты
отмечают, что основу глубоких трансформаций
мировой экономики составляют три главных
фактора: 1) революция в области производства
и потребления, связанная с широким
распространением информационной
технологии; 2) глобализация экономического
пространства под влиянием либерализации
международного движения капиталов; 3)
появление новых полюсов экономического
роста, расположенных главным образом
в странах Дальнего Востока.

Возросшая мобильность капиталов
способствует распространению новейшей
технологии, так что некоторые развивающиеся
страны получают возможность ускорить
свое экономическое развитие и занять
заметное место в мировом производстве
и торговле. Все это приводит к
перераспределению мировых торговых
потоков: с конца 1970-х гг. до середины
1990-х гг. доля азиатских стран в мировом
экспорте промышленных товаров возросла
с 6,3 до 16,2%, Северной Америки – с 16,8 до
17,9%, тогда как доля Западной Европы
снизилась с 58,2 до 47,2%, Восточной Европы
– с 4,1 до 2,4%, стран Африки южнее Сахары
– с 0,5 до 0,2%.

Среди наиболее важных последствий
глобализации чаще всего отмечаются
снижение уровня занятости, особенно
неквалифицированных работников в
промышленно развитых странах, и усиление
неравенства не только на мировом уровне,
но и в масштабе отдельных стран.

Глобализация вызывает дальнейшую
маргинализацию многих слаборазвитых
регионов, особенно стран Африки южнее
Сахары, население которых в наименьшей
степени подготовлено к производительному
использованию новой технологии. Во
многих африканских развитых странах и
странах Южной Азии уровень грамотности
в начале 1990-х гг. не превышал 50%. Что
касается стран Восточной Европы, то
они, обладая высокообразованным
населением и традициями промышленной
культуры, могут быстро приспособиться
к новой динамике роста, связанного с
новейшей информационной технологией.

Глобализация – это прежде всего
расширение рыночной экономики в масштабах
всей планеты. Первая особенность
глобализации заключается в том, что
международная торговля товарами и
услугами растет быстрее производства.
Вторая особенность – в том, что
деятельность крупнейших фирм все более
интернационализируется. Сегодня 40%
мирового товарооборота связано с
деятельностью 40 тыс. ТНК и их 270 тыс.
филиалов. Транснациональные корпорации
стремятся расширить свои рынки сбыта,
одновременно осуществляя перестройку
своей деятельности и организационной
структуры. Третья особенность состоит
в ускорении глобализации финансовой
сферы, а четвертая – в индустриализации
некоторых слаборазвитых стран, которые
по уровню промышленного развития
догоняют развитые страны.

В настоящее время 60% мирового товарооборота
приходится на долю взаимного обмена
промышленно развитых стран, в которых
проживает 20% мирового населения.

Глобализация экономики – это прежде
всего глобализация капитала, свободно
циркулирующего по всей планете. В
настоящее время ежедневные сделки на
валютных рынках мира составляют 1300
млрд. долл. Еще большее значение для
мировой экономики имеет международное
движение долгосрочных капиталов в форме
прямых и портфельных инвестиций. Главными
субъектами зарубежного инвестирования
являются ТНК. Пока иностранные инвестиции
составляют не более 4% инвестиций в
каждой стране; но в 1980 г. эта доля
составляла 1,5%. Около 2/3 прямых инвестиций
сосредоточено в промышленно развитых
странах. В 1985-1995 гг. приток иностранных
инвестиций в США составил 477,5 млрд.
долл., в Великобританию – 199,6 млрд., во
Францию – 138 млрд., в Китай – 130 млрд. и
т.д. В последнее время движение капиталов
между промышленно развитыми странами
в основном связано с международными
операциями по слиянию и поглощению
фирм. Ускорение концентрации на
международном уровне во многом объясняется
смягчением соответствующих законодательств
во многих странах. Если прежде иностранные
инвестиции рассматривались как угроза
национальной независимости, то сегодня
многие страны связывают с ними возможность
создания новых рабочих мест и приобретения
новейших технологий.

Глобализация и либерализация финансовых
рынков создает новые риски, которые
становится все труднее предвидеть и
предотвратить. Экономика любой страны
или группы стран может стать жертвой
межстранового перевода огромных масс
капиталов. Регулирование международной
валютной системы предполагает прежде
всего ограничение пределов колебания
обменных курсов.

Деятельность международных экономических
организаций (МВФ, МБРР и др.), призванных
решать наиболее острые проблемы мировой
экономики, во многом определяются доброй
волей и интересами ведущих промышленно
развитых стран и прежде всего США.

Современный мир более развит и богат,
чем 30 лет назад. По данным ООН, мировой
ВВП возрос с 4 трлн. долл. в 1960 г. до 23
трлн. в 1993 г., средний уровень душевого
дохода в мире увеличился в рассматриваемый
период в 2,3 раза, в том числе в развитых
странах – в 2,5 раза и в новых индустриальных
странах Юго-Восточной Азии – в 4 раза.
Вместе с тем более богатый и развитый
мир по-прежнему характеризуется крайне
неравномерным распределением доходов.(La
nouvelle economic mondiale//Alternatives economic. 1997. № 32. P.
38-58.)

Соотношение уровней доходов богатых и
бедных, “золотого” и нищего миллиардов
планеты увеличилось с 13:1 в 1960 г. до 74:1 в
2000-м. В настоящее время примерно 1,3 млрд.
человек живут в условиях абсолютной
нищеты, а находящаяся в их распоряжении
доля мирового дохода составляет около
1,5%. Таким образом, на планете помимо
североатлантической витрины цивилизации
присутствует некий ее темный двойник
– “четвертый”, зазеркальный мир,
населенный голодным миллиардом.

Около миллиарда человек в мире оторваны
от производительного труда: 150 млн. –
безработные, более 700 млн. – частично
занятые, неопределенное, но значительное
число вовлечено в криминальную
деятельность. Миллиард человек –
неграмотны (2/3 из них – женщины). Примерно
2 млрд. прозябают в антисанитарных
условиях. Почти каждый третий житель
Земли все еще не пользуется электричеством,
1,5 млрд. не имеют доступа к безопасным
источникам питьевой воды, 840 млн., в
том числе 200 млн. детей, голодают или
страдают от недоедания. В бедных странах
ежегодно умирают 14 млн. детей от
неизлечимых болезней и 600 тыс. женщин
по причинам, связанным с беременностью
и родами. Половина всех случаев детской
смертности в странах Юга вызвана
недостаточным питанием.

Особенно тяжелое положение сложилось
в некоторых районах Южной Азии и Африки.
От хронического недоедания страдает
43% населения Африки к югу от Сахары.
Средняя продолжительность жизни
африканца редко превышает 50 лет.(Неклесса
А.И.
Постсовременный мир в новой
системе координат//Глобальное сообщество:
новая система координат (подходы к
проблеме). СПб., 2000. С. 55-56.)

Назад

Содержание

Вперед

studfiles.net

Глобализация

Глобализация
как основная тенденция развития мирового
политического процесса. Теоретические
дискуссии по вопросам глобализации.
Мировая экономика и мировая политика
в условиях глобализации. Противоречия
глобализации.

Глобализация
означает растущую взаимозависимость
государств современного мира. Во-первых,
этот феномен связан с возникновением
большого числа международных организаций,
среди которых всемирные и региональные,
универсальные и специализированные
институты и учреждения. Эти организации
играют все большую роль в мировой
экономике и политике. Первые такие
организации возникли уже во второй
половине XIX в. Например, в декларации
Всемирного почтового союза, созданного
в 1874 г. при непосредственном участии
России, указывалось, что весь мир
рассматривается как «общая почтовая
территория». Это было одним из первых
знаков начала глобализации жизнедеятельности
мирового сообщества при помощи
международного учреждений. В начале
текущего столетия эта тенденция приняла
невиданные никогда в истории человечества
масштабы. Сейчас в мире действует
несколько сотен межгосударственных и
тысячи неправительственных международных
организаций.

Во-вторых,
складывается новая система мирового
экономического воспроизводства, когда
на глобальной экономической сцене все
большую роль начинают играть
транснациональные компании (ТНК), годовые
обороты некоторых из них стали сопоставимы
с годовыми бюджетами малых и даже средних
национальных государств.

В
настоящее время в мире действует примерно
70 тысяч таких компаний. На ТНК приходится
около 50 % мирового промышленного
производства. ТНК обеспечивают более
70 % мировой торговли. Среди 100 ведущих
экономических структур современного
мира, 52 — транснациональные корпорации,
остальные — государства. ТНК оказывают
большое влияние на региональные и даже
мировые политические процессы. Для
этого у них имеются значительные
финансовые ресурсы, налажены связи с
общественностью, в интересах этих
компаний действует активное политическое
лобби.

Ткань
финансово-экономических связей в мире
стала такой плотной, что ежесуточно
государственные границы пересекают
несколько триллионов долларов. «Как
выглядит триллион долларов?» — такой
вопрос задал своим советникам один из
американских президентов, подписывая
государственный бюджет США. Они
подсчитали, что если одну долларовую
купюру класть на другую, то получится
пачка высотой 108 миль, это и будет триллион
долларов. Однако во времена глобализации
деньги пресекают государственные
границы гораздо чаще в виртуальном
электронном виде, чем в качестве бумажных
банкнот.

В-третьих,
человечество столкнулось в последние
десятилетия с глобальными проблемами
(экологической, демографической,
энергетической, продовольственной и
другими), которые требуют для своего
решения совместных и серьезных усилий
всех государств и народов. Например, за
последние 500 лет человечество уничтожило
2/3 всех лесов на планете. Этот процесс
продолжается и в наше время. Беспрецедентно
в современной истории Земли изменился
состав ее атмосферы. Так, в течение XX в.
в результате сжигания огромного
количества ископаемого топлива и вырубки
тропических лесов содержание углекислого
газа в атмосфере увеличилось на 1/3.

Одним
из важнейших следствий процесса
глобализации является формирование
глобального гражданского общества. Это
общество представляет организованное
в глобальном масштабе объединение
людей, которые независимо от национальной
принадлежности или гражданства разделяют
общечеловеческие ценности. Эти люди
проявляют активность в решении проблем
мирового развития, особенно в тех сферах,
где правительства не способны или не
желают предпринимать необходимые
действия.

Термин
«глобализация» был впервые употреблен
в его современном значении Рональдом
Робертсоном в 1983 г. Он выдвинул концепцию
формирования глобального измерения
человеческого сознания, позволяющую
рассматривать политические и иные
социальные процессы в глобальной системе
координат. Данное глобализированное
сознание коренным образом изменяло
образ мирового сообщества.

Современная
наука международных отношений понимает
под глобализацией одну из наиболее
важных тенденций развития современного
мира и акцентирует внимание на расширении
масштабов деятельности политических
институтов международного сообщества
и углублении мировых политических
процессов, на размывании границ между
внутренней и внешней политикой, на
интернационализации политической
культуры и политического поведения
людей. В более широком смысле под
глобализацией понимают гомогенизацию
и универсализацию мира. Важным проявление
глобализации считается процесс
«размывания» национальных границ.
Гомогенизацию и универсализацию мира
связывают с созданием больших единых
экономических пространств и с усилением
политической взаимозависимости
государств и регионов современного
мира.

Изучение
глобализации и тесно связанных с ней
глобальных проблем ведется в рамках
специальной научной области, которая
получила название глобалистика. Эта
область представляет собой систему
междисциплинарных знаний о важнейших
проблемах всемирного масштаба, стоящих
перед человечеством. Понятие «глобальные
проблемы» в современном его значении
вошло в широкое употребление в конце
1960-х гг. В это время ученые многих стран,
обеспокоенные остротой накопившихся
и продолжающихся усугубляться противоречий
и проблем, делающих вполне реальной
угрозу гибели человечества или, по
меньшей мере, серьезных потрясений,
деградации важнейших аспектов его
существования, приступили к исследованиям
происходящих в глобальной системе
изменений и их возможных последствий.

Одним
из главных направлений современной
глобалистики является изучение эволюции
мирового сообщества в условиях обострения
глобальных проблем. Глобалистские
исследования можно рассматривать как
многовариантный поиск предпосылок и
путей преодоления планетарных проблем,
как широкомасштабные прогнозы перспектив
человеческого сообщества.

В
рассматриваемых исследованиях большое
внимание уделяется политическим аспектам
глобального развития. Это привело к
возникновению такого научного направления,
как политическая глобалистика, которая
включает следующие основные линии
развития:

?
исследования политических аспектов
глобальных проблем и глобализации в
целом;

?
политологический анализ отдельных
планетарных проблем и их взаимосвязей
как с системой международных отношений,
так и с мировыми политическими процессами;

?
изучение проявлений глобализации в
конкретных регионах мирового сообщества
и их влияния на развитие там политической
ситуации;

?
формирование теоретико-методологических
основ политико-глобалистских исследований.

Большое
значение в политической глобалистике
придается изучению процессов гомогенизации
и универсализации современного мира.
Эксперты по глобальным процессам
связывают регулирование данных аспектов
глобализации со следующими проектами:

?
глобальные реформы международных
отношений;

?
стратегии всемирного развития;

?
планы создания наднациональных
институтов.

Глобальные
реформы международных отношений
ориентированы на поиски путей и способов
интеграции стран с переходной экономикой
и развивающихся стран в мировое хозяйство
и мировую политическую систему. Стратегии
всемирного развития содержат разработки
общего плана, нацелены на выделение
главного принципа изменений в процессах
планетарного масштаба с целью их
стабилизации. Планы создания наднациональных
институтов ориентированы на «сознательную
и постепенную передачу власти от
суверенных государств наднациональным
политическим структурам и организациям
как регионального, так и глобального
масштаба». Правда, в отношении формирования
самой глобальной системы институциональных
механизмов управления мировым сообществом
единой точки зрения пока нет.

Сущность
и противоречия глобализации

Многие
аналитики полагают, что истоки глобализации
не следует искать в недавно завершившемся
бурном ХХ в., они уходят гораздо дальше
в глубину веков человеческой истории.
В связи с этим выделяют несколько
исторических форм рассматриваемого
процесса. Среди этих форм основными
являются: тонкая, широкая, экспансионистская
и диффузная глобализации .

Вначале
возникла так называемая тонкая
глобализация. Различные, еще во многом
разрозненные локальные цивилизации и
их экономические системы связывались
тонкими нитями торговых, культурных и
религиозных связей. К этому типу
глобализации можно отнести торговлю
шелком и предметами роскоши в Средние
века между Европой и Китаем, знаменитые
торговые пути «из варяг в греки» и «из
варяг в арабы». Тонкая глобализация
характерна высокой экстенсивностью
глобальных сетей, которой не соответствует
подобного уровня интенсивность, скорость
и сила, так как эти показатели остаются
на низком уровне.

Эпоха
великих географических открытий, и
прежде всего открытие Х. Колумбом «Нового
света» — Америки, вызвали к жизни новый
этап глобализации, который в современной
науке нередко называют экспансионистским.
Этому типу глобализации соответствовало
начало современного периода западной
империалистической экспансии, в которой
европейские империи приобрели владения
глобального масштаба, с характерными
для них интенсивными межцивилизационными
связями. Возникла необходимость развивать
торговлю, а вследствие этого новые
средства транспорта и коммуникаций,
начала формироваться мировая экономика,
которая, правда, в этот период росла
крайне медленно с 1500 по 1820 г. примерно
— 0,05 % в год. По всему миру началось
распространение западноевропейских
языков и культуры. Экспансионистская
глобализация характеризуется высокой
экстенсивностью глобальных взаимосвязей,
объединенных с низкой интенсивностью,
низкой скоростью, но значительной силой
воздействия.

С
наступлением эры глобальных колониальных
империй в ХIХ в. рассматриваемый процесс
принял небывалый масштаб, и его называют
широкой глобализацией. Мир постепенно
превращался в обширный круг глобальных
сетей, интенсивно и с высокой скоростью
воздействовавших на все стороны
социальной жизни, от экономики до
культуры. В этот период с 1820-1950 гг.
показатель роста мировой экономики
стал равен 0,9 % в год. По мнению некоторых
специалистов, глобальные империи конца
XIX в. подходили наиболее близко к этому
типу.

Со
второй половины ХХ столетия начинает
развиваться современный тип глобализации,
получивший название диффузной.
Экономические и культурные связи,
информационные контакты стали все более
легко, подобно молекулярной диффузии,
проникать через государственные границы,
принимать децентрализованный,
трансграничный характер. Например, в
1998 г. создана первая общедоступная
система спутниковой телефонии Iridium, а
в 2000 г. Интернет уже связывал 600 миллионов
человек, а в 2009 г. количество пользователей
«всемирной информационной сети»
превысило 1 миллиард. Жители мира
совершили в 1950 г. 25 миллионов международных
туристических поездок, а к 2010 г. число
таких поездок возросло примерно в 30
раз. Рост мировой экономики во второй
половине ХХ в., по данным ООН, составил
3,9 % в год. Одновременно росли и доходы
на душу населения: в наше время они
увеличиваются в 42 раза быстрее, чем на
ранних этапах глобализации в
докапиталистическую эпоху, и вдвое
быстрее, чем в начале ХIХ в. Необычайно
возросла социальная мобильность и
миграционные процессы в международном
сообществе. За период с 1950 по 1998 гг.
Западная Европа приняла более 20 миллионов
иммигрантов, а США, Канада и государства
Латинской Америки — 34 миллиона. Согласно
мнению многих ведущих экспертов,
диффузной глобализации соответствуют
глобальные сети, которые объединяют
высокую экстенсивность с высокой
интенсивностью и высокой скоростью,
при этом главной влияющей силой выступает
закон. Ведущие силы такой глобализации
являются регулируемыми и управляемыми.
Современная экономическая глобализация
может быть описана такой моделью.

Однако
подобное регулирование и управление
пока трудно назвать оптимальным и
эффективным. На долю 15 % населения мира
приходится 56 % мирового потребления
товаров и услуг. Беднейшие 40 % населения
потребляют только 11 %. Эксперты Римского
клуба, известной организации, занимающейся
изучением проблем глобализации, в конце
прошлого столетия ввели ставшее широко
известным понятие «золотой миллиард».
Столько примерно людей проживает в
международном сообществе по
североамериканским и западноевропейским
высоким жизненным стандартам. На другом
полюсе современного мирового социального
пространства наиболее бедные страны,
которым при существующих темпах развития
для того, чтобы достичь уровня жизни
«золотого миллиарда», понадобится
несколько тысяч лет, а по некоторым
расчетам и еще больший срок. Однако
проблема не сводится только к временным
рамкам. Ученые полагают, что если около
7 миллиардов землян вдруг стали бы жить
по стандартам «золотого миллиарда», то
на планете наступила бы глобальная
катастрофа, вызванная разрушением
мировых жизнеобеспечивающих систем,
прежде всего в области экологии и
энергетики. Так, США, создавшие великую
технотронную цивилизацию современности,
производят примерно 1/3 мировых загрязнений
окружающей среды при населении,
составляющем только 6 % от всех жителей
нашей планеты, а крупнейшая в мире
индустрия и гигантский автомобильный
парк Америки потребляют больше кислорода,
чем воспроизводит весь растительный
мир этой страны.

В
связи с выше сказанным неудивительно,
что глобализация достаточно противоречиво
и неоднозначно воспринимается в мировом
общественном сознании, а формирующейся
в процессе ее развития новый мировой
порядок находит не только своих верных
и горячих сторонников, но и достаточно
активных и непримиримых противников,
которых принято называть антиглобалистами.

У
движения антиглобалистов много идейных
вдохновителей. Эксперты, исследующие
этот феномен современного мирового
политического развития, относят к
основателям движения весьма полярных
общественных деятелей, от нобелевских
лауреатов и университетских профессоров
до фермеров, громящих закусочные
транснациональных компаний, и
латиноамериканских партизан.

Массовые
выступления антиглобалистов заставили
многих представителей мировой политической
элиты, международной общественности и
научного сообщества обратить на это
движение пристальное внимание и
попытаться разобраться в их требованиях
и идеологических установках. Видеть в
деятельности антиглобалистов только
экстремистские действия или хулиганские
выходки — значит обозревать лишь вершину
айсберга. В это движение входят различные
и весьма многочисленные организации:
националистические, ультралевые и
ультраправые, радикальные. Массовые
акции, которые организует движение по
всему миру, свидетельствуют о наличии
в нем серьезной организации и финансовых
ресурсов. Правда, специалисты отмечают,
что источники финансирования движения
антиглобалистов не вполне ясны, да и
сами его лидеры не спешат их раскрывать.
Высказываются предположения, что
определенные средства поступают от
профсоюзов промышленно развитых стран,
которые недовольны тем, что многонациональные
компании переводят некоторые свои
предприятия в развивающиеся государства,
а это осложняет ситуацию на рынках труда
в Европе и Северной Америке. По всей
видимости, определенный вклад вносит
и национальный капитал, опасающийся
возрастающей конкуренции со стороны
транснациональных корпораций.

Однако
наряду с финансовыми вопросами более
существенное значение имеют идеологические
установки антиглобалистского движения,
которыми руководствуются его участники.
Многие из них активно и сознательно
выражают свои протесты против стремительно
разворачивающегося процесса глобализации.
Исследователи идеологии антиглобализма
выделяют в ней как минимум три основных
течения. Первое — исходит из того, что
глобализацию организовали и проводят
США, используя для этого подконтрольные
им международные финансовые организации
(МВФ, ВБ, ВТО и др.), для увеличения своего
отрыва в развитии от других стран. Из
такого подхода следуют отрицание
глобализации и антиамериканизм, присущий
определенной части антиглобалистского
движения.

Второе
течение основывается на признании
глобализации объективным процессом,
который является результатом
научно-технического прогресса,
возникновения мировой экономики и
информационного общества, общего
цивилизационного сдвига. Однако плодами
глобализации пользуются только
высокоразвитые страны, так называемый
«золотой миллиард» людей, проживающих
в них. Остальные земляне живут в бедности,
и их положение только усугубляется, так
как все дивиденды от глобализации
достаются странам миллиарда.

Третье
течение идеологии антиглобализма
констатирует, что глобализация не только
объективный, но и всемирный процесс.
Пользу от него могут получать все страны
и народы. Однако вследствие существующего
мирового порядка выгоду от глобализации
реально получают только высокоразвитые
страны, а остальным достаются лишь
жалкие крохи с барского стола. Поэтому
необходимо изменить существующий
миропорядок.

Круг
развитых стран постепенно расширяется.
Появились так называемые «новые
индустриальные» страны. В текущем
столетии, по прогнозам экспертов,
социально-экономическая картина
положения государств в международном
сообществе станет более сглаженной,
значительно сократится разрыв между
экономически процветающими и менее
богатыми странами. Ведущая роль в этом
процессе ложится на плечи лидеров
мировой экономики, и они должны осознавать
всю серьезность своей миссии, не выдвигая
на первый план национальные эгоистические
интересы в ущерб решению глобальных
проблем всего человечества. Однако
определенную часть пути должны пройти
и бедные страны. Сейчас около 50 из них,
по оценкам аналитиков, не способны пока
встать на путь поступательного развития.
У них нет для этого соответствующих
политических и правовых условий, не
хватает национальных квалифицированных
кадров, восприимчивых к научно-техническим
и социальным инновациям. Помощь таким
странам объявлена приоритетной задачей
многих ведущих международных организаций.

Теоретические
дискуссии по вопросам глобализации

Считается,
что термин «глобализация» впервые
появился в 1983 г. в статье Т. Левита в
журнале «Гарвард бизнес ревью» и
обозначал тогда феномен слияния рынков
отдельных продуктов, производимых
отдельными корпорациями. Вплоть до 1987
г. база данных Библиотеки Кон­гресса
США в Вашингтоне не содержала книг, в
названии которых ис­пользовалось бы
понятие «глобализация». Однако с начала
90-х годов ХХ в. количество книг и статей
на эту тему стало увеличиваться
лавинообразно. С этого времени термин
получил широкое распространение,
одновременно он наполнялся все более
широким набором значений. Переход от
оценочных суждений о глобализации к
содержательным ставит в первую очередь
вопрос о характере и степени новизны
про­исходящего процесса и масштабах
его социальных последствий. При этом
все имеющие место попытки анализа
приводят к выводу о сложном, комплексном,
многослойном характере глобализации,
включаю­щей разные явления, разные
процессы, протекающие в разных сферах
общественной жизни и разными темпами.
При этом в зависимости от того, какие
из этих процессов считают ключевыми,
самому процессу глобализации отводится
от пятидесяти до пятисот и более лет. В
результате, содержание, генезис и,
особенно, дальнейшие пути развития
процессов глобализации и сегодня
являются предметом острой поли­тической
и научной дискуссии. Предметом оживленных
дебатов служит буквально все — что
такое глобализация, когда она началась,
как она соотносится с другими процессами
в общественной жизни, каковы ее ближайшие
и отдаленные последствия для отдельного
человека, того или иного региона и для
мира в целом и т.д.

При
этом одни понимают глобализацию
достаточно узко, как объ­ективный
процесс «формирования финансово-информационного
про­странства на базе новых,
преимущественно компьютерных технологий»,
и связывают ее начало с 90-ми годами ХХ
в. Многие акцентируют эконо­мическое
содержание этого понятия. Смотри,
например, трактовку глобализации как
перехода от преобладания товарообмена
к активизации обмена информацией и
знаниями и появление на этой базе
«экономики знания» и электронной
экономики глобального масштаба. В основе
этой позиции лежит рассмотрение
глобализации как объективного изменения
в характере, темпах, интенсивности
глобальной коммуникации. «Глобализация,
— утверждает известный экономист Лал
Дипак, — это процесс создания общего
экономического пространства, ведущий
к росту интеграции мировой экономики
благодаря все более свободному перемещению
товаров, капитала и труда. …Рассматриваемая
как чисто экономический процесс,
глобализация является ценностно
нейтральной. Вопреки множеству
утверждений, она не является и не может
быть идеологией».

Однако
многие (особенно левые авторы) считают,
что «введение в оборот термина
“глобализация” было пропагандистским
ответом элит на протесты против
неолиберализма» (С. Амин, Б. Кагарлицкий,
Н. Хомский, В. Форрестер и др.), т.е.
концепция «глобализации» рассматривается
как новое идеологическое обоснование
власти транснациональных корпораций,
прежде всего американских. Как пишет
Чалмерс Джонсон, известный американский
ученый-востоковед: «Глобализация это
эзотерический термин для того, что в
XIX в. называли “империализмом”», и это
тоже мощное оружие Америки, особенно
финансового капитала». С этой точки
зрения разговоры о глобализации являются
осознанной или неосознанной идеологией,
средством легитимации текущего развития.

«Заражение
научных, политических и прочих дискурсов
идеологемой глобализации, — утверждает
В. Форрестер, — на руку ультралиберальным
кругам, процветающим и преуспевающим
в условиях “нового капитализма” за
счет обострения проблем, ставящих под
угрозу природную и социальную среду
жизни значительных масс населения
планеты».

Третьи
видят в глобализации современную стадию
постепенного процесса интеграции мира,
формирования целостной человеческой
цивилизации, предвестие глобального
гражданского общества и начало новой
эры мира и демократизации. Как отмечал
академик Н. Н. Моисеев:

«Интеграционные
и дезинтеграционные тенденции непрерывно
взаимодействуют в истории человечества,
и их противоречивость непрерывно рождает
новые формы организации государственной
и национальной жизни. И нет однозначного
решения, как и нет единственной “научной”
и к тому же “правильной” идеологии».

Мы
разделяем в этом вопросе точку зрения
тех авторов (И. Валлерстайн, Р. Робертсон,
Г. С. Батыгин, Н. Н. Моисеев, М. А. Чешков
и др.), которые считают, что глобализация
— это процесс стадиального становления
мира как единого, взаимосвязанного
экономического, политического, культурного
пространства.

«Несмотря
на то что глобализация как проблема
возникла не так давно, тем не менее если
посмотреть на историю человечества, то
при всей ее противоречивости и
неоднозначности можно обнаружить
тенденцию ко все более тесному
взаимодействию территорий, экономик,
политической, культурно-духовной и иной
деятельности… При этом на протяжении
истории основания для такого объединения
были различными. Например, в средневековой
Европе таким основанием было христианство,
в период “холодной войны” — идеология,
а в последнее время — прежде всего
современные информационные и
коммуникационные технологии», — пишут,
например, М. Лебедева и А. Мельвиль.

Однако
глобализация это процесс, начавшийся
еще на ранних этапах истории человечества,
но только ныне ставший всеобщим. Так,
согласно Р. Робертсону, идея глобальности
родилась еще во времена Полибия, реально
же процесс глобализации начался с XV в.,
особенно активно развернувшись в период
1870-х годов — середины ХХ в. Под­водя
некоторый промежуточный итог, И. Яковенко
пишет:

«Разворачивание
истории, прежде всего, выражалось в
объединении от­дельных регионов и
конкретных обществ в общемировое целое.
Последовательно рос объем связей,
корреляций и взаимозависимостей. На
определенном этапе объем этих связей
порождает новое качество, которое мы
обозначаем как глобализацию. В этом
смысле глобализация — определенный и
закономерный этап общеисторического
процесса».

Как
отмечают многие исследователи, интерес
к проблемам, охватываемым понятием
«глобализация», возникал всякий раз,
когда под вопросом оказывался сложившийся
социальный и международный по­рядок.
На протяжении последнего века с небольшим
это происходило, по меньшей мере, трижды.

Уже
авторы «Коммунистического манифеста»
(1848) в середине XIX в. ощущали приближение
того, что сегодня называют глобализацией:

«На
смену старой местной и национальной
замкнутости и существованию за счет
продуктов собственного производства
приходит всесторонняя связь и всесторонняя
зависимость наций друг от друга. Это в
равной степени относится как к
материальному, так и к духовному
производству. Плоды духовной деятельности
отдельных наций становятся общим
достоянием. Национальная односторонность
и ограниченность становятся все более
и более невозможными, и из множества
национальных и местных литератур
образуется одна всемирная литература».

Однако
впервые подобные вопросы начали серьезно
обсуждаться в конце XIX столетия среди
таких тем, как «геополитика», «империализм»,
рост объемов международной торговли,
складывание международных
финансово-промышленных корпораций,
конференций о мире и разоружении,
необходимость и возможность формирования
надна­циональных и международных
представительских органов и организа­ций.
Несколько позже (в 1910-х годах) речь зашла
уже о возможностях грядущей интеграции
Европы. Некоторые исследователи именно
с этим историческим периодом (1870—1914
гг.) связывают начало глобализации (или
«первую глобализацию»), протекавшее
тогда в форме процессов интернационализации
экономики (прежде всего торговли),
политики и культуры. Так, В. Федотова
пишет:

«Нынешнюю
глобализацию можно считать второй.
Первая представляла собой английский
free trade, обеспечивший свободное перемещение
товаров, капиталов и людей. Этот процесс,
начавшийся в 1885 г., мог бы продолжаться
по сей день, если бы не был прерван тремя
системными оппозициями — национализмом
(Первая мировая война), коммунизмом
(Великая Октябрьская революция) и
фашизмом (Вторая мировая война). В
результате процесс глобализации был
остановлен более чем на 70 лет».

Но
всегда следует помнить, что исторические
параллели часто «хромают». Действительно,
и для окончания XIX столетия, и для конца
века ХХ характерны тенденции к тому,
что мы сегодня называем глобализацией,
и к технологическим революциям —
транспортной в первом случае и
информационной — во втором. Однако
многие экономисты на примерах показали,
что на рубеже XIX—XX вв. имело место
значительно более свободное обращение
товаров, услуг, капитала, рабочей силы,
нежели в нынешнее время, определяемое
как эпоха глобализации (так, совокупный
импорт и экспорт в 1913 г. составил 30%
мирового ВНП).

studfiles.net

Мировая система и процессы глобализации

В социологии идея международной системы,
распространенная в исследованиях в
области политики и международных
отношений, сменилась на представление
о глобальной системе. Это подразумевает
существование определенных процессов
глобализации, которые невозможно
объяснить традиционной логикой развития
отдельных стран из-за их независимости
от политики наций-государств и национальных
сообществ.

Социологи, занимающиеся проблемами
развития передовых индустриальных
обществ, выявили два основных процесса
глобализации, а их коллеги, изучающие
“третий мир”, установили существование
третьего.

    1. Глобализация производства.Базисным
      процессом, ведущим к возникновению
      глобальной системы, является экономический
      процесс, а именно: характерные для
      конца XX в. экспансия капитализма и его
      трансформация в интегрированную
      глобальную экономику, основой которой
      являются транснациональные корпорации
      (ТНК) – главные действующие лица
      современной экономики. Начиная с
      середины 1960-х гг. мировая торговля
      испытала значительное увеличение
      оборотов. Общемировой экспорт,
      составлявший в 1965 г. 94 млрд. долл. США,
      в 1986 г., по данным Мирового банка, возрос
      до 1365 млрд. Этот рост во многом является
      результатом растущего господства ТНК
      в мировой торговле. За последние два
      десятилетия произошла трансформация
      ТНК вследствие глобализации производства,
      отделяющей процессы проектирования,
      производства и маркетинга товаров и
      услуг от национальных экономик. Доходы
      наиболее крупных ТНК выше, чем доходы
      небольших стран. Их глобальная
      деятельность во многом осуществляется
      без контроля со стороны какого-либо
      государства, а в своих внутренних
      операциях и сделках с другими ТНК они
      интегрируют экономическую деятельность
      в мировом масштабе.

    1. Глобализация культуры.Широко
      распространенным является также
      представление о глобализации культуры,
      поскольку по всему миру распространилось
      потребительство, заменившее или
      дополнившее более локализованные
      культуры. Стратегии потребительства
      распространяются через маркетинговую
      деятельность ТНК и через средства
      массовой коммуникации (которые главным
      образом являются также собственностью
      транснациональных информационных
      компаний). Технологические изменения
      в области телекоммуникаций способствовали
      распространению однородной потребительской
      культуры.

    2. Социология глобальной системы.Что касается социальной сферы, некоторые
      социологи отмечают признаки существования
      международной менеджерской буржуазии,
      или транснационального капиталистического
      класса. Исследования установили наличие
      в некоторых обществах “третьего мира”
      групп (часто обозначаемых как
      “компрадорские”), интересы которых
      связаны с интересами ТНК и которые
      зачастую обосновывают свое сотрудничество
      с ними пользой для собственного
      общества. Такие группы служат интересам
      транснациональных компаний и, как
      считается, способствуют утверждению
      господства потребительской культуры.
      Однако понятие транснационального
      капиталистического класса остается
      неразвитым и не вполне эмпирически
      обоснованным. Социология глобальной
      системы все еще находится на ранней
      стадии своего развития. До сих пор она
      развивалась неравномерно, больше
      внимания уделяя анализу роли ТНК и
      меньше – культурным и классовым
      аспектамглобализации.(Социологический
      словарь/Н. Аберкромби, С. Хилл, Б.С.
      Тернер. М., 1999. С. 45-46.)

Современные социологи и экономисты
отмечают, что основу глубоких трансформаций
мировой экономики составляют три главных
фактора: 1) революция в области производства
и потребления, связанная с широким
распространением информационной
технологии; 2) глобализация экономического
пространства под влиянием либерализации
международного движения капиталов; 3)
появление новых полюсов экономического
роста, расположенных главным образом
в странах Дальнего Востока.

Возросшая мобильность капиталов
способствует распространению новейшей
технологии, так что некоторые развивающиеся
страны получают возможность ускорить
свое экономическое развитие и занять
заметное место в мировом производстве
и торговле. Все это приводит к
перераспределению мировых торговых
потоков: с конца 1970-х гг. до середины
1990-х гг. доля азиатских стран в мировом
экспорте промышленных товаров возросла
с 6,3 до 16,2%, Северной Америки – с 16,8 до
17,9%, тогда как доля Западной Европы
снизилась с 58,2 до 47,2%, Восточной Европы
– с 4,1 до 2,4%, стран Африки южнее Сахары
– с 0,5 до 0,2%.

Среди наиболее важных последствий
глобализации чаще всего отмечаются
снижение уровня занятости, особенно
неквалифицированных работников в
промышленно развитых странах, и усиление
неравенства не только на мировом уровне,
но и в масштабе отдельных стран.

Глобализация вызывает дальнейшую
маргинализацию многих слаборазвитых
регионов, особенно стран Африки южнее
Сахары, население которых в наименьшей
степени подготовлено к производительному
использованию новой технологии. Во
многих африканских развитых странах и
странах Южной Азии уровень грамотности
в начале 1990-х гг. не превышал 50%. Что
касается стран Восточной Европы, то
они, обладая высокообразованным
населением и традициями промышленной
культуры, могут быстро приспособиться
к новой динамике роста, связанного с
новейшей информационной технологией.

Глобализация – это прежде всего
расширение рыночной экономики в масштабах
всей планеты. Первая особенность
глобализации заключается в том, что
международная торговля товарами и
услугами растет быстрее производства.
Вторая особенность – в том, что
деятельность крупнейших фирм все более
интернационализируется. Сегодня 40%
мирового товарооборота связано с
деятельностью 40 тыс. ТНК и их 270 тыс.
филиалов. Транснациональные корпорации
стремятся расширить свои рынки сбыта,
одновременно осуществляя перестройку
своей деятельности и организационной
структуры. Третья особенность состоит
в ускорении глобализации финансовой
сферы, а четвертая – в индустриализации
некоторых слаборазвитых стран, которые
по уровню промышленного развития
догоняют развитые страны.

В настоящее время 60% мирового товарооборота
приходится на долю взаимного обмена
промышленно развитых стран, в которых
проживает 20% мирового населения.

Глобализация экономики – это прежде
всего глобализация капитала, свободно
циркулирующего по всей планете. В
настоящее время ежедневные сделки на
валютных рынках мира составляют 1300
млрд. долл. Еще большее значение для
мировой экономики имеет международное
движение долгосрочных капиталов в форме
прямых и портфельных инвестиций. Главными
субъектами зарубежного инвестирования
являются ТНК. Пока иностранные инвестиции
составляют не более 4% инвестиций в
каждой стране; но в 1980 г. эта доля
составляла 1,5%. Около 2/3 прямых инвестиций
сосредоточено в промышленно развитых
странах. В 1985-1995 гг. приток иностранных
инвестиций в США составил 477,5 млрд.
долл., в Великобританию – 199,6 млрд., во
Францию – 138 млрд., в Китай – 130 млрд. и
т.д. В последнее время движение капиталов
между промышленно развитыми странами
в основном связано с международными
операциями по слиянию и поглощению
фирм. Ускорение концентрации на
международном уровне во многом объясняется
смягчением соответствующих законодательств
во многих странах. Если прежде иностранные
инвестиции рассматривались как угроза
национальной независимости, то сегодня
многие страны связывают с ними возможность
создания новых рабочих мест и приобретения
новейших технологий.

Глобализация и либерализация финансовых
рынков создает новые риски, которые
становится все труднее предвидеть и
предотвратить. Экономика любой страны
или группы стран может стать жертвой
межстранового перевода огромных масс
капиталов. Регулирование международной
валютной системы предполагает прежде
всего ограничение пределов колебания
обменных курсов.

Деятельность международных экономических
организаций (МВФ, МБРР и др.), призванных
решать наиболее острые проблемы мировой
экономики, во многом определяются доброй
волей и интересами ведущих промышленно
развитых стран и прежде всего США.

Современный мир более развит и богат,
чем 30 лет назад. По данным ООН, мировой
ВВП возрос с 4 трлн. долл. в 1960 г. до 23
трлн. в 1993 г., средний уровень душевого
дохода в мире увеличился в рассматриваемый
период в 2,3 раза, в том числе в развитых
странах – в 2,5 раза и в новых индустриальных
странах Юго-Восточной Азии – в 4 раза.
Вместе с тем более богатый и развитый
мир по-прежнему характеризуется крайне
неравномерным распределением доходов.(La
nouvelle economic mondiale//Alternatives economic. 1997. № 32. P.
38-58.)

Соотношение уровней доходов богатых и
бедных, “золотого” и нищего миллиардов
планеты увеличилось с 13:1 в 1960 г. до 74:1 в
2000-м. В настоящее время примерно 1,3 млрд.
человек живут в условиях абсолютной
нищеты, а находящаяся в их распоряжении
доля мирового дохода составляет около
1,5%. Таким образом, на планете помимо
североатлантической витрины цивилизации
присутствует некий ее темный двойник
– “четвертый”, зазеркальный мир,
населенный голодным миллиардом.

Около миллиарда человек в мире оторваны
от производительного труда: 150 млн. –
безработные, более 700 млн. – частично
занятые, неопределенное, но значительное
число вовлечено в криминальную
деятельность. Миллиард человек –
неграмотны (2/3 из них – женщины). Примерно
2 млрд. прозябают в антисанитарных
условиях. Почти каждый третий житель
Земли все еще не пользуется электричеством,
1,5 млрд. не имеют доступа к безопасным
источникам питьевой воды, 840 млн., в
том числе 200 млн. детей, голодают или
страдают от недоедания. В бедных странах
ежегодно умирают 14 млн. детей от
неизлечимых болезней и 600 тыс. женщин
по причинам, связанным с беременностью
и родами. Половина всех случаев детской
смертности в странах Юга вызвана
недостаточным питанием.

Особенно тяжелое положение сложилось
в некоторых районах Южной Азии и Африки.
От хронического недоедания страдает
43% населения Африки к югу от Сахары.
Средняя продолжительность жизни
африканца редко превышает 50 лет.(Неклесса
А.И.
Постсовременный мир в новой
системе координат//Глобальное сообщество:
новая система координат (подходы к
проблеме). СПб., 2000. С. 55-56.)

Назад

Содержание

Вперед

studfiles.net

37. Мировая система и процессы глобализации. Место России в мировом сообществе.

В
социологии идея международной системы,
распространенная в исследованиях в
области политики и международных
отношений, сменилась на представление
о глобальной системе. Это подразумевает
существование определенных процессов
глобализации, которые невозможно
объяснить традиционной логикой развития
отдельных стран из-за их независимости
от политики наций-государств и национальных
сообществ.

Три
процесса глобализации

1.
Глобализация производства
.
Базисным процессом, ведущим к возникновению
глобальной системы, является экономический
процесс, а именно: характерные для конца
XX в. экспансия капитализма и его
трансформация в интегрированную
глобальную экономику, основой которой
являются транснациональные корпорации
(ТНК) — главные действующие лица современной
экономики. Начиная с середины 1960-х гг.
мировая торговля испытала значительное
увеличение оборотов. Общемировой
экспорт, составлявший в 1965 г. 94 млрд.
долл. США, в 1986 г., по данным Мирового
банка, возрос до 1365 млрд. Этот рост во
многом является результатом растущего
господства ТНК в мировой торговле. За
последние два десятилетия произошла
трансформация ТНК вследствие глобализации
производства, отделяющей процессы
проектирования, производства и маркетинга
товаров и услуг от национальных экономик.
Доходы наиболее крупных ТНК выше, чем
доходы небольших стран. Их глобальная
деятельность во многом осуществляется
без контроля со стороны какого-либо
государства, а в своих внутренних
операциях и сделках с другими ТНК они
интегрируют экономическую деятельность
в мировом масштабе.

2.
Глобализация культуры
.
по всему миру распространилось
потребительство, заменившее или
дополнившее более локализованные
культуры. Стратегии потребительства
распространяются через маркетинговую
деятельность ТНК и через средства
массовой коммуникации (которые главным
образом являются также собственностью
транснациональных информационных
компаний). Технологические изменения
в области телекоммуникаций способствовали
распространению однородной потребительской
культуры.

3.
Социология глобальной системы
.,
некоторые социологи отмечают признаки
существования международной менеджерской
буржуазии, или транснационального
капиталистического класса. Социология
глобальной системы все еще находится
на ранней стадии своего развития.

Современные
социологи и экономисты отмечают, что
основу глубоких трансформаций мировой
экономики составляют три главных
фактора: 1) революция в области производства
и потребления, связанная с широким
распространением информационной
технологии; 2) глобализация экономического
пространства под влиянием либерализации
международного движения капиталов; 3)
появление новых полюсов экономического
роста, расположенных главным образом
в странах Дальнего Востока.

Возросшая
мобильность капиталов способствует
распространению новейшей технологии,
так что некоторые развивающиеся страны
получают возможность ускорить свое
экономическое развитие и занять заметное
место в мировом производстве и торговле.
Все это приводит к перераспределению
мировых торговых потоков: с конца 1970-х
гг. до середины 1990-х гг. доля азиатских
стран в мировом экспорте промышленных
товаров возросла с 6,3 до 16,2%, Северной
Америки — с 16,8 до 17,9%, тогда как доля
Западной Европы снизилась с 58,2 до 47,2%,
Восточной Европы — с 4,1 до 2,4%, стран Африки
южнее Сахары — с 0,5 до 0,2%.

Среди
наиболее важных последствий глобализации
чаще всего отмечаются снижение уровня
занятости, особенно неквалифицированных
работников в промышленно развитых
странах, и усиление неравенства не
только на мировом уровне, но и в масштабе
отдельных стран.

Глобализация
— это прежде всего расширение рыночной
экономики в масштабах всей планеты.
Первая особенность глобализации
заключается в том, что международная
торговля товарами и услугами растет
быстрее производства. Вторая особенность
— в том, что деятельность крупнейших
фирм все более интернационализируется.
Сегодня 40% мирового товарооборота
связано с деятельностью 40 тыс. ТНК и их
270 тыс. филиалов. Третья особенность
состоит в ускорении глобализации
финансовой сферы, а четвертая — в
индустриализации некоторых слаборазвитых
стран, которые по уровню промышленного
развития догоняют развитые страны.

В
настоящее время 60% мирового товарооборота
приходится на долю взаимного обмена
промышленно развитых стран, в которых
проживает 20% мирового населения.

Глобализация
экономики

— это прежде всего глобализация капитала,
свободно циркулирующего по всей планете.
В настоящее время ежедневные сделки на
валютных рынках мира составляют 1300
млрд. долл. Ускорение концентрации на
международном уровне во многом объясняется
смягчением соответствующих законодательств
во многих странах. Если прежде иностранные
инвестиции рассматривались как угроза
национальной независимости, то сегодня
многие страны связывают с ними возможность
создания новых рабочих мест и приобретения
новейших технологий.

Глобализация
и либерализация финансовых рынков

создает новые риски, которые становится
все труднее предвидеть и предотвратить.
Экономика любой страны или группы стран
может стать жертвой межстранового
перевода огромных масс капиталов.
Регулирование международной валютной
системы предполагает прежде всего
ограничение пределов колебания обменных
курсов.

Деятельность
международных экономических организаций
(МВФ, МБРР и др.), призванных решать
наиболее острые проблемы мировой
экономики, во многом определяются доброй
волей и интересами ведущих промышленно
развитых стран и прежде всего США.

Современный
мир более развит и богат, чем 30 лет назад.
По данным ООН, мировой ВВП возрос с 4
трлн. долл. в 1960 г. до 23 трлн. в 1993 г.,
средний уровень душевого дохода в мире
увеличился в рассматриваемый период в
2,3 раза, в том числе в развитых странах
— в 2,5 раза и в новых индустриальных
странах Юго-Восточной Азии — в 4 раза.
Вместе с тем более богатый и развитый
мир по-прежнему характеризуется крайне
неравномерным распределением доходов.(La
nouvelle economic mondiale//Alternatives economic. 1997. № 32. P.
38-58.)

Около
миллиарда человек в мире оторваны от
производительного труда: 150 млн. —
безработные, более 700 млн. — частично
занятые, неопределенное, но значительное
число вовлечено в криминальную
деятельность. Миллиард человек —
неграмотны (2/3 из них — женщины). Примерно
2 млрд. прозябают в антисанитарных
условиях. Почти каждый третий житель
Земли все еще не пользуется электричеством,
1,5 млрд. не имеют доступа к безопасным
источникам питьевой воды, 840 млн., в том
числе 200 млн. детей, голодают или страдают
от недоедания. В бедных странах ежегодно
умирают 14 млн. детей от неизлечимых
болезней и 600 тыс. женщин по причинам,
связанным с беременностью и родами.
Половина всех случаев детской смертности
в странах Юга вызвана недостаточным
питанием.

Особенно
тяжелое положение сложилось в некоторых
районах Южной Азии и Африки. От хронического
недоедания страдает 43% населения Африки
к югу от Сахары. Средняя продолжительность
жизни африканца редко превышает 50
лет.(Неклесса А.И. Постсовременный мир
в новой системе координат//Глобальное
сообщество: новая система координат
(подходы к проблеме). СПб., 2000. С. 55-56.)

Источник

Волков
Ю. Г., Добреньков В. И. Социология

studfiles.net

«Глобальные проблемы мировой экономики»

  1. Основные
    изменения в отраслевой структуре
    глобальной экономики в начале XXI в.

Глобализация как
процесс представляет собой движение к
сверхинтернационализации, сверхинтеграции,
проявляющееся на всех мировых рынках.

Процесс
глобализации привел к новому качественному
состоянию мировой экономики, так
называемому глобализированному
пространству.
 Глобализация
как новое качественное состояние мировой
экономики представляет собой новую
стадию развития человеческого общества,
на которой черты целостности мирового
хозяйства, взаимообусловленности всех
его частей становятся явными, заметными
на уровне как явлений, так и отдельных
событий.

Революция
в финансовой сфере и технологии, а также
доступность информации привели к
новому состоянию общества:
 ни
правительства, ни национальные средства
массовой информации не в состоянии
изолировать экономических агентов от
полного объема информации об экономике,
политике, проблемах и способах их решения
в других странах.

В
экономическом аспекте
 глобализация
означает снижение барьеров между
национальными хозяйствами (повышается
роль Всемирной торговой организации –
ВТО, разрабатываются многочисленные
соглашения о телекоммуникациях и
финансовых услугах), сверхинтеграцию
национальных экономик.

В начале XXI в. под
воздействием глобальной информационной
системы исчезают границы между
технологиями, производствами, источниками
капиталов. Различные компьютерные
технологии срастаются в единую целостную
информационную систему, увлекая за
собой не только информационную среду
и информационные технологии, но и рынки
капиталов, товаров и услуг, рабочей
силы. Теперь зачастую сложно определить
страну – изготовителя товара, страну
– источник капитала.

Особенно
ярко глобализация проявляется на
рынке капитала:
 благодаря
информационной и технической мощи
современных средств коммуникации
огромные массы финансовых ресурсов
стремительно перемещаются из одной
точки планеты в другую; скорость и
направления этого перемещения трудно
прогнозировать, они мгновенно инвестируются
туда, где работают лучше всего.

В 1980 г. акциями
различных фондов владели 4, 6 млн
американцев, а в 2000 г уже половина
населения США инвестировала свои деньги
в рынки ценных бумаг. Одновременно
произошло «сужение пространства»; на
товарном рынке это проявилось в резком
увеличении мирового экспорта, который
за полвека увеличился с 53 млрд до 7 трлн
долл.

Технологическими
предпосылками глобализации
 стали
компьютеризация, миниатюризация,
волоконная оптика, расширение использования
спутников, внедрение Интернета. Важными
показателями развития той или иной
страны становятся количество компьютеров
на душу населения, число компакт-дисков
и цифровых дисков, а также число физических
лиц, пользующихся электронной почтой,
равно как и число пользователей Интернета.

2. Воздействие глобализации на положение национальных государств в мировой экономике

Глобализация
— это процесс, в ходе которого мир
преобразуется в единую глобальную
систему. Вопрос о глобализации стал
весьма актуальным в 1990-е годы, хотя
различные аспекты этого процесса
серьезно обсуждались учеными, уже
начиная с 1960-1970-х годов.

Глобализация
мировой экономики — это преобразование
мирового пространства в единую зону,
где могут свободно перемещаться капитал,
информация, товары и услуги, результаты
интеллектуальной деятельности, где
распространяются идеи и беспрепятственно
передвигаются их носители, стимулируя
развитие современных институтов и
отлаживая механизмы их взаимодействия
между собой.[1]

Глобализация
является многогранным феноменом,
вбирающим в себя отношения в сфере
экономики, политики и культуры. В основе
этого явления лежат экономические
процессы, и с точки зрения экономики
глобализация представляет собой
пространственную характеристику
интернационализации хозяйственной
жизни (как нарастающего межнационального
взаимодействия). Конкурентная борьба
(как между государствами, так и между
компаниями) в эпоху глобализации не
только обостряется, но и приобретает
все более разрушительный характер:
эпицентр борьбы за международные позиции
все чаще перемещается в сферу экономических
противостояний, в область соперничества
за более прочные мирохозяйственные
позиции. На многие участки экономической
борьбы переносится разрушительность,
свойственная межгосударственным
военно-силовым конфликтам. С этой точки
зрения закономерно, что обеспечение
суверенитета, национальной безопасности
приобретает для многих стран, особенно
развивающихся, первостепенное значение.

В то
же время ключевая проблема современного
этапа мировой глобализации заключается
в противостоянии западных институтов
и культуры, которые распространяются
по всему миру с потоками товаров,
капиталов, технологий и образов
потребления, и других самобытных культур.
Последние одновременно заимствуют
западные достижения посредством разных
моделей развития и стремятся сохранить
свои традиционные институты и найти
такие варианты их адаптации к изменившимся
условиям, чтобы опередить Запад,
задействовав свои конкурентные
преимущества. В определенном смысле
содержание глобализации как раз и
состоит в столкновении и взаимопроникновении
культур[2].

Границы
все больше утрачивают значение для
новых «надтерриториальных» элит,
которые на много более тесно связывают
себя особой субкультурой с себе подобными
за пределами традиционных границ, чем
с остальным населением. Они не нуждаются
в связи с территорией, ее традициями,
обычаями, культурой, чтобы обеспечить
собственную идентичность. Глобализация
экономики ускорилась в последние
десятилетия, когда различные рынки, в
частности, капитала, технологии и
товаров, а в известной степени и труда,
становились все более взаимосвязанными
и интегрированными в многослойную сеть
ТНК.

Современные
транснациональные корпорации (их еще
принято называть глобальными корпорациями),
в отличие от прежних ТНК производственного
типа, действуют преимущественно на
финансовых и информационных рынках.
Происходит объединение этих рынков,
что приводит к формированию единого
мирового финансово-информационного
пространства, из-за чего возрастает
роль ТНК и тесно с ними связанных
наднациональных экономических структур
и организаций (таких, как Международный
валютный фонд, Международный банк
реконструкции и развития, Международная
финансовая корпорация и др.).

В
настоящее время 80% новейших технологий
создаются ТНК, доходы которых в ряде
случаев могут превышать валовой
национальный доход отдельных, довольно
крупных стран. Кроме этого можно сказать,
что в списке 100 крупнейших экономик мира
51 позицию занимают ТНК. Причем сфера
деятельности значительной части из них
связана с разработкой новейших технологий,
к которым можно отнести новейшие
компьютерные программы, организационные
технологии, технологии формирования
общественного мнения и массового
сознания. Именно разработчики и владельцы
подобных технологий могут определить
облик мировой экономики и контролировать
сегодня финансовые рынки.

Некоторые аспекты
воздействия глобализации на национальную
экономику заслуживают особого упоминания.

Примерно 1/5 дохода
промышленно развитых стран и 1/3
развивающихся стран напрямую зависят
от экспорта. По оценкам, в мире 40-45%
занятых в обрабатывающей промышленности
и примерно 10-12% в сфере услуг прямо или
косвенно связаны с внешней торговлей,
которая остается основным средством
перераспределения мирового дохода.[1]

Другой
заметный показатель состояния
глобализационных процессов, разница в
положении национальных государств в
мирохозяйственной системе определяется
тем, что доминирующие позиции в мировой
экономике занимает группа стран
«семерки», на долю которых приходится
около 12% населения планеты и 60-70% мирового
ВВП. Они играют заглавную роль в таких
ключевых междуна родных организациях,
как МВФ, Всемирный банк, ВТО и ОЭСР, что
позволяет им через эти организации
определять правила игры на «шахматной
доске мира», и, формируя вместе с другими
развитыми странами поле наибольшей
интенсивности глобализационных
процессов, образуют ядро оформляющейся
глобальной экономики. К группе лидеров
мировой экономики примыкают примерно
два десятка развивающихся стран,
наладивших с ними плодотворное
взаимодействие.

Прежде
всего отметим чрезвычайно высокие темпы
роста прямых иностранных инвестиций,
намного превосходящие темпы роста
мировой торговли. Эти капиталовложения
играют основную роль в трансферте
технологий, промышленной реструктуризации,
образовании глобальных предприятий,
что оказывает непосредственное влияния
на национальную экономику.

К
настоящему времени в разных отраслях
знания в результате многочисленных
исследований сформировались особые
подходы к оценке сущности и последствий
глобализации. В частности, утверждается,
что человечество всегда стремится
устроиться всемирно, но отдельные
сообщества понимают это посвоему.
Поэтому не исключено, что сегодняшние
сторонники и противники мировой
глобализации могут в будущем поменяться
ролями. И это вполне закономерно, так
как глобализация мировой экономики не
исчерпывается только хозяйственной
деятельностью, которая служит в данном
случае мотором, задающим импульс развитию
глобализационных процессов, в
действительности перемены, как было
показано выше, заметны и в социальной
сфере, и в политической жизни, а также
в области культуры.

Еще
один из важнейших признаков наступления
эры глобализма. А фундаментальной базой
для развития событий в этом русле служит
обретение миром коммуникационного
единства, происходят создание глобального
информационного пространства, «сжатие
пространства и времени» и интенсификация
перемещений и социального взаимодействия
в результате активного развития
информационных и транспортных технологий.
Небывалая интенсивность связей в мире
закладывает основы для преодоления
«островного сознания.

Перспективы
глобализации сегодня поразному видятся
из столиц мировых лидеров и остальных
стран. Это следствие отсутствия
убедительных свидетельств того, что
глобализация мировой экономики
способствовала обеспечению устойчивого
экономического роста на нашей планете.
С учетом нередких тяжелых последствий
миграции капитала и даже подчас подрыва
традиционного уклада жизни некоторых
народов мира становится понятно, что
нынешняя модель глобализации, снижающая
или же вообще отменяющая положительные
эффекты от встраивания хозяйств
развивающихся стран в международные
технологические цепочки, воспринимается
некоторыми сообществами как синоним
национального упадка и деградации. Это
еще одно основание конфликтного характера
развития глобализационных процессов.
Очевидно, важнейшей причиной такой
ситуации являются радикальные отличия
в уровне социально-экономического и
культурно-политического развития
человеческих сообществ, отличия в образе
жизни, отношении к основным проблемам
бытия, интересах, системах ценностей и
степени вовлеченности членов общества
в международные отношения

studfiles.net

Тема 18. Формирование мировой системы и процессы глобализации.

1.Глобальные проблемы современности.

2.Россия и мировое сообщество.

Литература

Социология. Основы общей теории. Под
ред. Г.В.Осипова и Л.Н. Москвичева. М,
2002, гл.18.

  1. Глобальные
    проблемы современности определяются
    тем, что развивается сходство условий
    жизнедеятельности людей всего мира.
    Оно определяет сходство организационных
    структур. На этих основах развивается
    сходство социокультурных представлений
    и норм. Мы видим, как практически
    одинаково люди воспринимают Битлз или
    Чайковского; как складывается
    универсальный набор бытовых благ
    преуспевающего человека (жилище,
    загородный дом, машина, семья, дети,
    профессия и пр.). Универсальными
    становятся рыночные структуры, технологии
    и т.п. В этом и проявляется процесс
    глобализации.

В основе этого
процесса лежит глобализация экономики.
М.Кастельс в социологическом бестселлере
конца ХХ века «Информационная эпоха»
отметил: «основные виды экономической
деятельности, такие, как производство,
потребление и циркуляция товаров и
услуг, а также их составляющие (капитал,
труд, сырье, управление, информация,
технология, рынки) организуются в
глобальном масштабе непосредственно
либо с использованием разветвленной
сети, связывающей экономических агентов».
В отличие от мировой экономики,
существующей с ХУI в., суть которой в
том, что накопление капитала происходит
по всему миру, глобальная экономика –
это экономика, «способная работать
как единая система в режиме реального
времени в масштабе всей планеты»
(Информационная эпоха. М, 2000, с.14).
Формирование такой системы, прежде
всего, поставило перед мировым сообществом
проблемы разумного использования
окружающей среды (сырьевые и энергетические
ресурсы), рационального устройства
общества (человеческие ресурсы во всем
широчайшем спектре этих вопросов – от
выживания человечества под угрозой
ядерной катастрофы до решения «женского
вопроса», здравоохранения, образования
и пр.), защиты самого человека от
самоуничтожения (наркомания, алкоголизм,
генетические и психические нарушения
и т.д.). Дело не в том, что глобальные
проблемы актуальны и в Америке, и в
Африке, и в Европе. Дело в том, что эти
проблемы не могут быть решены в рамках
одной страны или одного континента.

Действительно, современные информационные
технологии сделали любую информацию в
принципе общедоступной. В результате
информация о различных моделях поведения,
сферах и способах деятельности, нормах,
образцах, стилях жизни и т.д. стала
доступной людям, независимо от их
социального статуса, гражданства,
расовой или этнической принадлежности
и т.п. Этот ассортимент выборов,
коллективный опыт приобрел глобальный
масштаб. Следствием этого стало следующее.

Во-первых, люди становятся все свободнее
от социальных структур. Место групповой
идентификации все чаще занимает
идентификация личностная: не гражданин
Великобритании или чуваш, а человек. Э.
Гидденс правильно подметил, что при
этом, рутина обыденной жизни, индивидуальная
повседневность как бы отделяется и
противопоставляется фундаментальным
социальным проблемам. Личностная
идентификация, как следствие информационной
революции, перерастает в индивидуализм.
Социальные проблемы воспринимаются и
переживаются умозрительно, как в кино,
до тех пор, пока они не задевают
непосредственно индивидуальную
повседневную жизнь данного конкретного
индивида. Человек уходит в сферу интимных,
межличностных отношений, замыкается в
малых группах. Возрастает роль первичных
групп, характеризующихся эмоциональностью
переживаний, их ориентацией на самого
себя и своего непосредственного партнера
в условиях эмоционального равенства.
Человек стал чувствовать себя в известном
смысле равным любому другому человеку,
какое бы положение в обществе тот ни
занимал. Человек становится как бы более
свободным от влияния групп, т.к. они
перестают непосредственно влиять на
представления человека об обществе,
своем месте в обществе, желаемом образе
жизни и т.п. Возникает ощущение свободного
выбора. В то же время социальные структуры
и институты (СМИ, реклама, товарообмен,
культурный обмен и пр.) формируют единые
стандарты «цивилизованного» образа
жизни и даже универсальные стандарты
восприятия социального мира. Человек
как бы отрывается от «своей» группы,
чтобы оказаться в зависимости от тех
групп, которые стоят за сообщениями
телевидения, за популярными реалити-шоу,
за рекламными роликами и т.д. Наличие
этих групп не осознается, но под их
влиянием люди начинают менее трезво
оценивать свои реальные возможности,
неадекватно соотносить свои желания,
устремления с обстоятельствами.

Получается, что, менее завися от конкретно
воспринимаемой и даже осознаваемой
«группы влияния», человек оказывается
в действительности более зависимым не
от объективных обстоятельств, а от
скрытых групповых влияний. Эти влияния
приобретают всеобщий и всеохватывающий,
универсальный и тотальный характер
посредством глобальных информационных
сетей.

Таким образом, глобализация оказывается
не только очередным шагом в развитии
общественного разделения труда, но и
принципиально новой формой интернализации
и унификации всего образа жизни людей.
Причем общество незаметно, но все более
четко, разделяется на тех, кто формирует
эти культурные универсалии, контролируя
глобальные информационно-экономические
системы, и тех, кто выступает в качестве
индивидуального, лишенного каких-либо
устойчивых социальных идентификаций
за пределами первичных групп, пользователя
поставляемой на мировой рынок универсальной
продукции. И более того, эта продукция,
в силу своей универсальности, приобретает
все более упрощенный вид, как это
демонстрирует нам массовая культура
или Макдональдсы. Социальные группы,
контролирующие эти процессы, фактически
принудительно отчуждают всех остальных
от какого-либо влияния на общественные
процессы за пределами своего маленького
мирка. Складывается новая по форме и
содержанию мировая система, охватывающая
уже не только внешние связи сообществ,
но –даже внутренний мир индивидов.
Глобализация проникает в душу человека.

Но отношение к данному процессу не
однозначно. С одной стороны, идет борьба
между теми, кто сегодня контролируют
глобальные системы, и теми, кто претендует,
если не на всю полноту контроля, то хотя
бы на участие в нем. Примером такой
борьбы является соперничество между
США и Объединенной Европой. С другой
стороны, идет борьба между «хозяевами»
и теми, кто не хочет жить по чьей-то
указке. В этом плане типично движение
антиглобалистов.

С этими обстоятельствами связано второе
следствие глобализации – организационная
глобализация.

Новый уровень общественного разделения
труда, воплощаясь в глобальной экономике,
привел к формированию мировых рынков
валюты и капиталов. Информатизация
находит выражение в появлении новых
инструментов, средств глобализации,
таких, как Интернет, сотовые телефоны,
спутниковое телевидение и пр. Появляются
новые социальные субъекты, чья деятельность
неразрывно связана как с новыми
экономическими процессами, так и с
новыми средствами организации социальных
процессов, — Всемирная торговая
организация, транснациональные
корпорации, всемирные сети неправительственных
организаций (экологи, те же антиглобалисты
и пр.). Складываются и соответствующие
нормы и правила типа международных
соглашений по вопросам торговли,
интеллектуальной собственности и др.,
которые формально или неформально
признаются мировым сообществом в целом.

Получается, что, с одной стороны,
глобализация стала фактом объективной
социальной реальности и действительно
отражает существенные прогрессивные
изменения в жизни современного общества;
с другой же стороны, глобализация, именно
как факт объективной социальной
реальности, ведет к прогрессирующему
отчуждению людей от общества, к
сосредоточению все возрастающего объема
действительной власти в руках немногих
социальных субъектов, контролирующих
увеличивающуюся массу общественных
ресурсов.

Возникает третье следствие глобализации
– расхождение в ее оценке.

Одни видят в глобализации только
выражение прогресса общественного
разделения труда и не хотят видеть
никаких негативных сторон этого процесса.
Если они и допускают какие-то сомнения
в правомерности глобализма в тех формах,
которые сложились на сегодняшний день,
то не более чем по вопросу «кто должен
руководить этими процессами в мировом
масштабе – США, Объединенная Европа
или еще кто-нибудь».

Другие правомерно обращают внимание
на то, что, будучи выражением и следствием
углубления общественного разделения
труда, глобализация неизбежно ведет к
появлению на общественной сцене новых
действующих лиц, которые так или иначе,
рано или поздно, но обязательно заявляют
о себе, как о социальных субъектах,
обладающих собственными интересами и
целями. В этом плане доминирование
интересов одних не просто над интересами
других, но и за счет интересов других,
препятствует становлению новой социальной
субъектности. В частности, тревогу в
этом отношении вызывает обнаружившаяся
тенденция к упрощению социальных
структур, культурных универсалий и т.п.
Это входит в противоречие с устойчивыми
признаками социального развития. Дело
не в том, чтобы свернуть глобализацию,
а в том, чтобы придать ей демократический
характер, выработать соответствующие
институциональные формы, закрепить их
в адекватных новому видению глобализации
нормах культуры.

Третьи видят в глобализации только
происки США, промышленных корпораций,
грабительски относящихся к общественным
ресурсам и т.п. В отличие от апологетов
глобализма, они не хотят или не могут
увидеть ничего прогрессивного в
глобализме, объединяющим людей,
заставляющем их осознавать не только
общность своих интересов в мировом
масштабе, но и то, что каждый имеет право
на свои интересы, цели, действия, в той
же мере, в какой этим правом обладают и
другие, а ущемление прав одних неизбежно
негативно отражается на интересах
других, хотя бы вынуждая якобы выигравших
возрастающую часть контролируемых ими
ресурсов тратить не на развитие, а на
сохранение своего положения. Логика
глобализма такова, что, как показывает
пример США, принуждение других к игре
по правилам, выгодным одному более чем
другим, так или иначе, в той или иной
форме, оборачивается и против «победителя».
То, что сегодня, делая выводы из трагедии,
например, Ирака, в самих США все больше
людей приходят к выводу о предпочтительности
неконфронтационных решений спорных
вопросов за столом переговоров,
предполагающих равноправное и
взаимовыгодное партнерство, а не диктат
сильнейшего, — это тоже положительное
проявление глобализма.

Наконец, четвертые пытаются вообще
увести обсуждение проблем глобализации
в область исключительно большой политики,
с одной стороны, и массовой культуры, с
другой. Тем самым глобализация
рассматривается в отрыве от своих
объективных основ. Углубляется и
закрепляется разрыв между «политиками»
и «массой». Интересы этих двух
социальных сил противопоставляются
друг другу. При чем интересы «политиков»
оказываются более «высокими», а
значит, и более значительными, чем
интересы обычных людей, погруженных в
свою повседневность. Эта повседневность
противопоставляется «настоящей»,
«большой» жизни высших сфер общества.
Большинству внушается мысль о собственной
ничтожности и незначительности.
Подтекстом следует и мысль о необходимости
и даже пользе передачи своих прав на
участие в решении общих вопросов
«компетентным специалистам». При
этом забывают или не понимают, что эти
«специалисты», конечно, действительно
профессионально разбираются в своих
делах, но понимают ли они что-нибудь в
наших делах? Мы живем в эпоху, когда даже
поддержание чистоты в помещении требует
профессионализма, специальных знаний
и навыков. У специализирующихся на тех
или иных видах деятельности людей
складываются свои потребности, интересы,
представления и пр., в чем-то схожие, а
в чем-то отличающиеся от потребностей,
интересов, ценностей других людей. А
общественное разделение труда еще и
такое следствие имеет, как усиление
взаимозависимостей между функционально
обособляющимися субъектами. Проще
говоря, если дворник забастует, обидевшись
на бизнесмена, бизнесмен не сможет
выехать со двора и не сможет заняться
бизнесом, без работы останется его шофер
и телохранители, сотрудники и партнеры,
— начинается далеко идущая цепная
реакция. Пренебрежение чьими-то интересами
или попытка их фальсификации, когда за
действительные и жизненно важные
интересы студентов, например, телевидение
настойчиво выдает тусовки в ночных
клубах, оказывается невыгодным всем.
Те же студенты журфака КГУ, впитав,
видимо, то, что вещает наше телевидение,
оказываются, возможно, очень продвинутыми
в плане посещения ночных клубов, но мало
привлекательными в качестве
специалистов-тележурналистов. Дело не
в только, да и не столько в том, что
страдают студенты, а в том, что страдает
и телевидение, и рекламодатели, фактически
сами себя лишающие квалифицированных
работников посредством подмены их
интересов своими. Поэтому попытки
вырвать глобализм как социальную
проблему из общесоциального контекста,
оторвать глобализацию от ее объективной
основы, от экономического базиса,
противоречат самим основам глобализации.

Глобализация – явление социетальное,
всеохватывающее. Так или иначе, но с ним
приходится считаться и приходится к
нему адаптироваться.

  1. Это
    актуально и для каждого человека в
    отдельности, и для России в целом. Вопрос
    в том, что глобализация разворачивается
    на фоне перехода от индустриального
    общества к постиндустриальному, от
    модерна к постмодерну. Для России же и
    россиян актуальна модернизация, которую
    развитые страны Запада уже осуществили
    не менее чем полвека назад.

Суть дела в том,
что концепции модернизации отражают
те объективные процессы, которые легли
в основу веберовской теории перехода
от традиционного к современному обществу.

Промышленная революция ХIХ века положила
начало созданию многоотраслевой
экономики. Развитие общественного
разделения труда создает все новые
социально-экономические слои и группы.
У них формируются свои особые интересы,
цели, ценностно-мотивационные установки.
Традиции и обычаи, столетиями и
тысячелетиями выступавшие регуляторами
общественных отношений, уже недостаточны.
В то же время, рост противоречий в
групповых и индивидуальных интересах
сопровождается встречным процессом
роста значения взаимодействий. «Мужество
создает победителей, согласие –
непобедимых!». Субъектами, призванными
обеспечивать социальное согласие,
солидарность, становится бюрократия.
А для того, чтобы она не могла навязывать
свои групповые интересы обществу в
качестве новых культурных универсалий,
бюрократия должна стать последовательно
рационалистичной. Это обеспечивается
научным подходом к управлению общественными
делами. Получается, что социальные
субъекты не делегируют бюрократии свои
права, а только контролируют исполнение
бюрократией своих обязанностей по
управлению общественными делами, объем
которых определяется научно. Это, в свою
очередь, предполагает и защиту той же
бюрократией прав других социальных
субъектов на основе последовательного
разделения общих и частных интересов
и действий. Такое разделение тоже
осуществляется не посредством прямых
переговоров между бюрократией и прочими
социальными субъектами, а на строго
рационализированной, научно обоснованной
основе. М.Вебер, по существу, развивает
идею Платона о государстве философов.
В этом и заключается существо современного
общества, модернизации.

У нас же всевластие партократии не
сопровождалось ни научно обоснованным
выбором путей и способов развития
общества, ни, тем более, защитой прав
граждан.

Новый уровень общественных производительных
сил, складывающийся в ходе научно-технической
революции ХХ века, настоятельно требует
и научно обоснованного подхода к
определению путей и способов развития
общества, и защиты прав и свобод социальных
субъектов. Если эти требования не
обеспечиваются, то субъектам в качестве
их «подлинных интересов» навязываются
интересы отдельных социальных групп,
слоев. Это мешает субъектам эффективно
выполнять свои социально значимые
функции и удовлетворять свои потребности.
Происходит накопление частных дисфункций
и соответствующих деформаций в различных
системах социальных отношений.
Складываются предпосылки социального
или даже социетального кризиса.

Эта ситуация лежит в основе концепций
запаздывающей модернизации В.А.Ядова
и наверстывающей революции Ю.Хабермаса.

России, как и всем странам «социалистического
лагеря», приходится решать проблемы
модернизации тогда, когда другие страны
переходят к решению проблем постмодернизма.

Сущность постмодернизма состоит в
повороте к человеку, к микроструктурам
его жизнедеятельности. Постмодернизм
выражает генетическое происхождение
современного глобализма от глобального
культурного обмена, исторически
формировавшегося тысячелетиями, начиная,
по крайней мере, с эпохи эллинизма (IУ
век до н.э.). Глобализм, выражая тоже
исторически сложившиеся тенденции
общественного разделения труда,
проявляется сегодня не столько в
производственно-технологических
процессах и связанных с ними явлениях
организационной культуры, сколько в
процессах повседневности и связанных
с ними явлениях репрезентативной
культуры.

С одной стороны, люди ощущают, осмысливают
и переживают динамичные новации
сегодняшнего дня не умозрительно,
посредством идеологий, а непосредственно,
в процессе обыденной, повседневной
жизни. Их меньше волнуют макропроцессы,
чем то, что происходит «здесь и теперь».
Как уже отмечалось, это – одно из
важнейших социальных проявлений
глобализации.

С другой стороны, отчуждение от решения
общих для всех членов данного общества
вопросов также непосредственно отражается
на повседневности граждан. В этом
проявляются экономические корни
глобализации. Экономическая интеграция
(не только производственная) влияет на
обыденную жизнь россиян не намного
слабее, чем на обыденность граждан США
или Японии. Поэтому усиливаются
предпосылки «возвращения человека
действующего» в социальную жизнь
(А.Турен). Более того, это возвращение
становится необходимым условием
стабильного развития современного
общества, вне которого сопротивление
субъектов навязыванию им чуждых для
них интересов может привести к войне
всех против всех, когда каждый будет
пытаться диктовать свою волю зависимым
от него партнерам, не считаясь с
собственной зависимостью от тех же
партнеров. В таких обстоятельствах
бюрократии не останется ничего иного,
как, для защиты общих интересов,
противопоставить «систему»
гражданам, превратив представляющее
эту систему государство в того самого
Левиафана, о котором писал еще Т.Гоббс.
Следовательно, постмодернизм предполагает
радикальное изменение отношений между
государством, представляющим социетальные
системы, и гражданским обществом,
представляющим интересы «действующего
человека», частника. Попыткой разрешения
этой проблемы и является организационная
глобализация, выражающаяся в создании
негосударственных объединений разного
уровня и повышении их роли в обсуждении
и решении общесоциальных вопросов.

Мы же не только медленно создаем подобные
организации, но, в ходе реформ разрушили
едва ли не все организации, которые
могли бы стать основой организационной
глобализации современной России. Речь
идет о массовой партии, молодежных и
женских организациях, даже профсоюзах,
роль которых сейчас более чем скромна,
и т.д.

Иначе говоря, втягиваясь посредством
рыночных отношений в процесс экономической
интеграции, мы оказались перед
необходимостью решать проблемы
постмодернизации одновременно с решением
проблем модернизации, а не последовательно,
как это было в странах З.Европы и
С.Америки.

Следует иметь в виду и еще одно
обстоятельство. Сегодня глобализация
происходит в форме вестернизации. Но
усиливается сопротивление такому
направлению мирового развития. Оно
находит свое выражение не только в
антиглобализме, отрицающем любую
глобализацию. Возрастает влияние
глокализма, признающего глобальную
экономическую интеграцию как закономерное
проявление исторического развития
общественного разделения труда, но
отрицающего культурную интеграцию,
унификацию и универсализацию образа
жизни граждан как процесс, противоречащий
становлению новой социальной субъектности,
обусловленной все тем же общественным
разделением труда. Люди сталкиваются
с самыми разными проявлениями глобализации
постоянно – в быту, на производстве, на
отдыхе и т.д. Но они переживают глобализацию
не столько на своем рабочем месте или
в магазине, сколько у экрана телевизора,
в кинотеатре или на концерте. Стандартизация
материальной культуры воспринимается
как норма, как естественный процесс.
Стандартизация духовной культуры –
как покушение на личность. Поэтому
глокализм, непосредственно направленный
на защиту национальных и региональных
культур и субкультур, находит поддержку
в широких кругах населения и, прежде
всего, интеллигенции. Защита прав
личности в современном мире сливается
с защитой прав социальных субъектов,
включая как индивидов, так и социальные
группы, этносы, государства. Идет борьба
не только между сторонниками и противниками
глобализации, но и между сторонниками
однополярного и многополярного
глобального сообщества.

Англичанин Б. Мур и француз Ш. Тилли
убедительно показали, что вестернизация
обрекает страны, не прошедшие тот путь
исторического развития, который прошли
З Европа и С.Америка, на участь вечных
аутсайдеров, не имеющих никаких шансов
догнать лидеров. А это значит, что объекты
вестернизации никогда не могут
рассчитывать на равноправное партнерство
с лидерами. И именно лидеры будут
определять объем прав аутсайдеров.

Едва ли зависимость от США, — а именно
они представляют этот вариант мирового
развития, — соответствует чьим-либо
национальным интересам, включая и
интересы России.

Вывод: России надо искать свое место в
рядах глокалистов, признающих
прогрессивность экономической и
организационной глобализации, но
отстаивающих равноправие субъектов
глобализации, прежде всего в форме
сохранения и развития их культурных
традиций. Не противопоставление себя
мировому сообществу, а вхождение в это
сообщество в качестве равноправного
партнера всех других субъектов
глобализации, будь то Латвия или США,
Грузия или Япония. Это предполагает как
уважение прав других, так и последовательную
и адекватную потенциальной угрозе
защиту своих прав. Путь к этому, очевидно,
тот же, что и путь к согласию в современном
многосубъектном обществе вообще, — через
постоянный переговорный процесс, через
достижений взаимоприемлемых соглашений
по конкретным вопросам двух — и много
сторонних отношений.

Надо не «права качать», к чему мир
привык в течение тысячелетий, а искать
консенсус на данный момент и по конкретным
вопросам. Это – культура мира, предложенная
ЮНЕСКО. Альтернатива – кризис всего
современного общества.

1Третья и четвертая стадии становления
социологии соответствуют хронологически
эпохе классической и современной
социологии и будут рассмотрены в
следующих лекциях.

2См. С.Милграм. Эксперимент в социальной
психологии. СПб, 2000.

3См., напр., Я.А.Баширов, М.А.Нугаев,
С.Р.Хисамутдинов. Менеджмент как
социальный институт. Казань, 1998.

4См., напр., Э.Берн. Лидер и группа.
Екатеринбург, 2000; Ф. Глазл. Конфликт –
менеджмент. Калуга, 2000; Н.В. Гришина.
Психология конфликта. СПб, 2000 и др.

5Ф. Зимбардо, М. Ляйппе. Социальное
влияние. СПб, 2000; Д..Майерс. Социальная
психология. СПб, 1999; Р. Чалдини. Психология
влияния. СПб, 1999.

141

studfiles.net