Материализм и идеализм это – Материализм и идеализм как два способа философского освоения человека и мира

3. Материализм и идеализм

Важнейшей
философской проблемой является вопрос
о первичности: из какой субстанции —
материальной или идеальной — появился
мир? При ответе на этот вопрос уже в
античной философии сложились два
противоположных направления, одно из
которых сводило начало мира к материальной
субстанции, другое — к идеальной. Позднее
эти направления получили в истории
философии названия «материализм»
и «идеализм», а вопрос о первичности
материальной или идеальной субстанции
— название «основного вопроса
философии».

Материализм
— это философское направление, представители
которого считают, что первична материя,
а сознание вторично.

Идеализм
— это философское направление, представители
которого считают, что первично сознание,
а материя вторична.

Материалисты
утверждают, что сознание — это отражение
материального мира, а идеалисты — что
материальный мир — это отражение мира
идей.

Ряд
философов полагает, что нельзя сводить
первоначало мира к одной из двух
субстанций. Этих философов называют
дуалистами (от лат. duo — два), т. к. они
утверждают равноправие двух начал — и
материального, и идеального.

В
противоположность дуализму позицию
признания первичности одной из двух
субстанций — материальной или идеальной
— называют философским монизмом (от
греч. monos — один).

Классическая
дуалистическая система была создана
французским философом Рене Декартом.
К дуализму часто относят философию
Аристотеля, Бертрана Рассела. Монистическими
учениями являются, например, идеалистические
системы Платона, Фомы Аквинского, Гегеля,
материалистическая философия Эпикура,
Гольбаха, Маркса.

Материализм
является древнейшим философским
направлением. Аристотель, рассматривая
ранние философские учения, говорит о
том, что старейшие из них считали
первоначалом всех вещей материю: «Из
тех, кто первые занялись философией,
большинство считало началом всех вещей
одни лишь начала в виде материи: то, из
чего состоят все вещи, из чего первого
они возникают и во что в конечном счете
разрушаются».

Ранние
философы-материалисты сводили начало
вещей к какому-либо материальному
элементу — воде, огню, воздуху и т.п.
Наиболее выдающейся материалистической
теорией ранней античности была
атомистическая теория Демокрита (ок.
460 — ок. 370 гг. до н.э.). Демокрит развил
идею о мельчайших неделимых частицах
вещества как первоснове мира, названных
им атомами (от греч. atomos — неделимый).
Атомы, по теории Демокрита, находятся
в постоянном движении, отчего и возникают
все явления и процессы в природе. Увидеть
атомы (или постичь каким-либо другим
чувственным способом) невозможно, но
их существование можно осознать разумом.

В
эпоху афинской классики (IV — III вв. до
н.э.) материализм стал постепенно терять
свое влияние, практически полностью
уступив идеализму позиции господствующего
направления философии в эпоху позднего
эллинизма (II — III вв. н.э.), а также в средние
века.

Возрождение
материализма происходит в Новое время,
вместе с возрождением естествознания.
Расцвет материализма наступает с эпохой
Просвещения. Крупнейшие
просветители-материалисты создали на
базе научных открытий своего времени
новое учение о материи не только как о
первичной, но и как о единственно
существующей субстанции.

Так,
Гольбах, которому принадлежит классическое
определение материи, сводил к материи
все существующее во Вселенной: «Вселенная,
это колоссальное соединение всего
существующего, повсюду являет нам лишь
материю и движение. Ее совокупность
раскрывает перед нами лишь необъятную
и непрерывную цепь причин и следствий».

Сознание
также рассматривалось материалистами
эпохи Просвещения как своеобразное
проявление материальных сил.
Философ-просветитель Ламетри (1709 — 1751),
врач по образованию, написал трактат
«Человек-машина», в котором описал
материалистическую сущность человеческой
природы, в том числе и сознания.

«Во
всей Вселенной существует только одна
субстанция (материя — Авт.), различным
образом видоизменяющаяся, — писал
Ламетри. -…Душа — это лишенный содержания
термин, за которым не кроется никакого
определенного представления и которым
ум может пользоваться лишь для обозначения
той части нашего организма, которая
мыслит».

В
ХIХ в. в немецкой материалистической
философии сложилось направление,
получившее название «вульгарного
материализма». Философы этого
направления К.Фогт (1817 — 1895), Л.Бюхнер
(1824 — 1899) и др., опираясь на достижения
естественных наук, особенно биологии
и химии, абсолютизировали материю,
утверждая ее вечность и неизменность.
«Материя, как таковая, бессмертна,
неуничтожима, — писал Бюхнер. — Ни одна
пылинка не может бесследно исчезнуть
во Вселенной и ни на одну пылинку не
может увеличиться общая масса материи.
Велики заслуги химии, доказавшей нам…,
что непрерывное изменение и превращение
вещей представляет собой не что иное,
как постоянный и непрерывный кругооборот
одних и тех же основных веществ, общее
количество и строение которых всегда
оставалось и остается неизменным».
Абсолютизируя материю, вульгарные
материалисты отождествляли и сознание
с одной из ее форм — человеческим мозгом.

Оппонентом
вульгарного материализма стал
диалектический материализм (марксизм),
считающий сознание не формой существования
материи, а свойством одного из ее видов.
Согласно диалектическому материализму,
материя не является вечной и неизменной
субстанцией. Напротив, она непрерывно
видоизменяется, постоянно пребывая в
состоянии развития. Развиваясь, материя
достигает в своей эволюции такой стадии,
на которой она приобретает способность
мыслить — отражать окружающий мир.
Сознание, по марксистскому определению,
это свойство высокоорганизованной
материи, которое заключается в способности
отображать окружающий мир. В отличие
от вульгарного материализма,
отождествлявшего высшую форму развития
материи с человеческим мозгом, марксизм
считал высшей формой развития материи
человеческое общество.

Идеализм
полагает, что первичной субстанцией
является дух. Различные идеалистические
учения по-разному определяли эту
первопричину мира: одни называли ее
Богом, другие — Божественным логосом,
третьи — Абсолютной идеей, четвертые —
мировой душой, пятые — человеком и т.д.
Все разнообразие идеалистических
концепций сводится к двум основным
разновидностям идеализма. Идеализм
бывает объективным и субъективным.

Объективным
идеализмом называют идеалистическое
течение, представители которого считают,
что мир существует вне сознания человека
и не зависимо от сознания человека.
Первоосновой существования, по их
мнению, является объективное, до человека
и не зависимо от человека существующее
сознание, так называемый «Абсолютный
дух», «мировой разум», «идея»,
Бог и т.д.

Исторически
первой объективно-идеалистической
философской системой стала философия
Платона. По Платону, мир идей первичен
по отношению к миру вещей. Первоначально
существуют не вещи, а идеи (прообразы)
всех вещей — совершенные, вечные и
неизменные. Воплощаясь в материальном
мире, они теряют свое совершенство и
постоянство, становятся преходящими,
конечными, смертными. Материальный мир
— это несовершенное подобие идеального
мира. Философия Платона оказала самое
сильное влияние на дальнейшее развитие
объективно-идеалистической теории. В
частности, она стала одним из важнейших
источников христианской философии.

Самой
фундаментальной объективно-идеалистической
системой является религиозная философия,
утверждающая, что мир был создан Богом
из ничего. Именно Бог как высшая идеальная
субстанция творит весь существующий
мир. Систематизатор средневековой
схоластики Фома Аквинский писал: «Мы
полагаем Бога как первоначало не в
материальном смысле, но в смысле
производящей причины».

Религиозная
форма идеализма в философии сохранилась
и в последующие эпохи. Многие крупные
философы-идеалисты Нового времени,
объясняя первопричины мира, в конечном
счете приходили к необходимости признания
существования бога как «первопричины
первопричин». Так, например,
философы-механицисты XVII-XVIII вв.,
абсолютизировавшие механическое
движение, вынуждены были признавать,
что должна была существовать сила,
давшая первичный импульс, «первотолчок»
мировому движению, и эта сила есть не
что иное, как Бог.

Крупнейшей
объективно-идеалистической системой
Нового времени стала философия Гегеля.
То, что в религиозном идеализме называлось
«Богом», в системе Гегеля получило
название «Абсолютной идеи».
Абсолютная идея в учении Гегеля выступает
творцом всего остального мира — природы,
человека, всех частных идеальных объектов
(понятий, мыслей, образов и т.п.).

Согласно
Гегелю, Абсолютная идея для того, чтобы
познать самою себя, воплощается вначале
в мир логических категорий — в мир понятий
и слов, затем в свое материальное
«инобытие» — природу, и, наконец,
чтобы еще точнее увидеть себя со стороны,
Абсолютная идея создает человека и
человеческое общество. Человек, познавая
окружающий его мир, создает новый
идеальный мир, мир объективированного
идеального (идеального, создаваемого
конкретными людьми, но уже от них
независящего), мир духовной культуры.
В этом объективированном идеальном, в
частности в философии, Абсолютная идея
как бы встречается сама с собой, осознает
самою себя, отождествляется сама с
собой.

Субъективным
идеализмом называют идеалистическое
течение, представители которого считают,
что мир существует в зависимости от
человеческого сознания, а, возможно,
что и только в человеческом сознании.
Согласно субъективному идеализму, мы
сами творим окружающий нас мир в нашем
сознании.

Представители
этого направления утверждают, что мир
всегда предстает человеку в виде его
субъективных восприятий этого мира.
Что находится за этими восприятиями,
невозможно узнать в принципе, поэтому
достоверно утверждать что-либо об
объективном мире нельзя.

Классическая
теория субъективного идеализма была
создана английскими мыслителями XVIII в.
Джорджем Беркли (1685-1753) и Дэвидом Юмом
(1711-1776). Беркли утверждал, что все вещи
— это не что иное, как комплексы наших
восприятий этих вещей. Например, яблоко,
по Беркли, выступает для нас совокупным
ощущением его цвета, вкуса, запаха и
т.д. «Существовать», по Беркли,
означает «быть воспринимаемым».

«Все
согласятся с тем, что ни наши мысли, ни
страсти, ни идеи, образуемые воображением,
не существуют вне нашей души. И вот для
меня не менее очевидно, что различные
ощущения или идеи, запечатленные в
чувственности, как бы смешаны или
соединены они ни были между собою (т.е.
какие бы предметы они не образовывали),
не могут иначе существовать, как в духе,
который их воспринимает», — писал
Беркли в трактате «О началах
человеческого знания».

Юм
в своей теории подчеркивал принципиальную
невозможность доказать существование
внешнего по отношению к сознанию, т.е.
объективного, мира, т.к. между миром и
человеком всегда находятся ощущения.
Он утверждал, что во внешнее существование
какой-либо вещи, т.е. в ее существование
до и после ее восприятия субъектом,
можно только верить. Удостовериться в
этом не позволяют «несовершенства и
узкие пределы человеческого познания».

Классики
субъективного идеализма не отрицали
возможности действительного существования
мира, внешнего по отношению к сознанию
человека, они лишь подчеркивали
принципиальную непознаваемость этого
существования: между человеком и
объективным миром, если таковой
существует, всегда находятся его
субъективные восприятия этого мира.

Крайний
вариант субъективного идеализма,
называемый солипсизмом (от лат. solus —
один и ipse — сам), полагает, что внешний
мир — это лишь порождение человеческого
сознания. Согласно солипсизму, реально
существует только один человеческий
разум, а весь внешний мир, в том числе и
остальные люди, существуют только в
этом единственном сознании.

studfiles.net

Материализм и идеализм | Рабочий путь

Материализм и идеализм — противоположные способы понимания всякого вопроса

Материализм и идеализм не являются двумя абстрактными теориями о природе мира, мало касающимися простых людей, занятых практической деятельностью. Они являются противоположными способами понимания всякого вопроса, и, следовательно, они выражают различный подход к этим вопросам на практике и ведут к самым различным выводам из практической деятельности.

Нельзя также употреблять термины «материализм» и «идеализм», как некоторые это делают, для выражения противоположных взглядов в области морали; идеализм — как выражение возвышенного, материализм — как выражение низменного и эгоистического. Если мы будем употреблять эти термины таким образом, мы никогда не поймем противоположности между идеалистическим и материалистическим философскими воззрениями; потому что этот способ выражения, как говорит Энгельс, означает не что иное, как «непростительную уступку филистерскому[1] предрассудку против названия «материализм», предрассудку, укоренившемуся у филистера под влиянием долголетней поповской клеветы на материализм. Под материализмом филистер понимает обжорство, пьянство, тщеславие и плотские наслаждения, жадность к деньгам, скупость, алчность, погоню за барышом и биржевые плутни, короче — все те грязные пороки, которым он сам предается втайне. Идеализм же означает у него веру в добродетель, любовь ко всему человечеству и вообще веру в «лучший мир», о котором он кричит перед другими»[2].

Прежде чем пытаться дать общее определение материализма и идеализма, рассмотрим, каким образом эти два способа понимания вещей выражаются по отношению к некоторым простым и знакомым вопросам. Это поможет нам понять различие между материалистическим и идеалистическим воззрениями.

Для примера возьмем такое природное и знакомое всем явление как гроза. Что вызывает грозы?

Идеалистический способ понимания этого вопроса —  грозы есть следствие гнева бога, который разгневавшись, ниспосылает громы и молнии на провинившееся в чем-то человечество.

Материалистический способ понимания гроз — грозы есть действие естественных сил природы. Например, древние материалисты считали, что грозы вызываются ударом друг о друга материальных частиц, находящихся в облаках. И дело не в том, что это объяснение, как мы сейчас понимаем, ложное, а в том, что это было попыткой материалистического, в отличие от идеалистического, объяснения. Сегодня, благодаря науке, мы знаем о грозах значительно больше, но тоже далеко не все, чтобы считать это природное явление хорошо изученным. Современная наука полагает, что причинами гроз являются грозовые облака, которые формируются в атмосфере при определенных условиях под действием разных воздушных потоков. Внутри этих облаков или между облаком и земной поверхностью возникают электрические разряды — молнии, сопровождаемые громом, которые так пугали древних людей.

Мы видим, что идеалистическое объяснение пытается связать объясняемое явление с некоторой духовной причиной — в данном случае с гневом господним, а материалистическое объяснение связывает рассматриваемое явление с материальными причинами.

В настоящее время большинство людей согласится принять материалистическое объяснение причин грозы. Современная наука шагнула далеко вперед, в значительной степени вытеснив из мировоззрения людей идеалистическую составляющую. Но, к сожалению, это касается не всех сфер общественной жизни людей.

Возьмем другой пример, на этот раз из общественной жизни. Почему существуют богатые и бедные? Это вопрос, который волнует многих.

Наиболее откровенные идеалисты отвечают на этот вопрос просто, что, мол, бог создал людей такими. Воля бога такова, что некоторые должны быть богатыми, другие бедными.

Но гораздо больше распространены другие объяснения, тоже идеалистические, только более тонкие. К примеру, такие, которые утверждают, что некоторые люди богаты потому, что они старательны, предусмотрительны и экономны, в то время как другие потому бедны, что они расточительны и глупы. Люди, которые придерживаются такого рода объяснения, говорят, что все это — следствие извечной «человеческой природы». Природа человека и общества, по их мнению, такова, что необходимо возникает различие между бедными и богатыми.

Еще объяснение из той же идеалистической «оперы», что мол, бедные потому бедные, что они мало и плохо работают, а богатые потому богаты, что трудятся «не покладая рук». Причина, якобы, все та же  — чисто идеалистического характера — врожденные качества человека – у одних лень, у других – трудолюбие, которые изначально и определяют достаток человека.

Как в случае объяснения причины грозы, так и в случае объяснения причины существования бедных и богатых идеалист ищет некую духовную причину — если не в воле бога, божественном разуме, то в определенных врожденных чертах человеческого ума или характера.

Материалист, напротив, ищет причину существования богатых и бедных в материальных, экономических условиях общественной жизни. Он видит причину разделения общества на богатых и бедных в способе производства материальных благ для жизни, когда одна часть людей владеет землей и другими средствами производства, в то время как другая часть людей должна работать на них. И как бы упорно неимущие ни работали и как бы ни копили, ни экономили, они все равно останутся бедными, в то время как имущие будут богатеть и богатеть, благодаря продуктам труда бедных.

Таким образом, мы видим, что различие между материалистическим и идеалистическим взглядами может быть очень важным, и не только в теоретическом, но и в самом что ни есть практическом смысле.

Так, например, материалистическое представление о грозах помогает нам принять меры предосторожности против них, такие, как устройство на зданиях громоотводов. Но если мы объясняем грозы идеалистически, то все, что мы можем сделать, чтобы избежать их, это молиться богу. Далее, если мы соглашаемся с идеалистическим объяснением существования бедных и богатых, то нам ничего не остается как принять существующее положение вещей, смириться с ним — радоваться своему господствующему положению и предаваться умеренной благотворительности, если мы богаты, и проклинать свою судьбу и просить милостыню, если мы бедны. Напротив, вооруженные материалистическим пониманием общества, мы можем найти способ изменения общества, а, следовательно, и своей собственной жизни.

И хотя некоторая часть людей в капиталистическом обществе заинтересована в идеалистическом объяснении происходящего, в интересах огромного большинства других людей крайне важно научиться объяснять явления и события материалистически, чтобы правильно их понять и получить возможность изменить свою жизнь.

Энгельс писал об идеализме и материализме: «Великий основной вопрос всей, в особенности новейшей, философии есть вопрос об отношении мышления к бытию… Философы разделились на два больших лагеря сообразно тому, как отвечали они на этот вопрос. Те, которые утверждали, что дух существовал прежде природы, и которые, следовательно, в конечном счете, так или иначе признавали сотворение мира… составили идеалистический лагерь. Те же, которые основным началом считали природу, примкнули к различным школам материализма»[3].

Идеализм — это такой способ объяснения, который считает духовное предшествующим материальному, в то время как материализм считает материальное предшествующим духовному. Идеализм считает, что все материальное якобы зависит от чего-то духовного и определяется им, в то время как материализм утверждает, что все духовное зависит материального и определяется им.

Материалистический способ понимания вещей, событий и их взаимосвязей противоположен идеалистическому способу понимания. И это их принципиальное различие проявляется как в общих философских представлениях о мире в целом, так и в представлениях об отдельных вещах и событиях.

Наша философия называется диалектическим материализмом, говорит Сталин, «потому, что его подход к явлениям природы, его метод изучения явлений природы, его метод познания этих явлений является диалектическим, а его истолкование явлений природы, его понимание явлений природы, его теория— материалистической»[4]. При этом мы должны понимать, что материализм не является догматической системой, это — способ понимания и объяснения всякого вопроса.

Идеализм

В своей основе идеализм — это религия, теология. «Идеализм есть поповщина»[5], — говорил Ленин. Всякий идеализм является продолжением религиозного подхода к решению любого вопроса, даже если отдельные идеалистические теории и сбросили свою религиозную оболочку. Идеализм не отделим от суеверий, веры в сверхъестественное, таинственное и непознаваемое.

Напротив, материализм стремится объяснить эти вопросы исходя из материального мира, при помощи факторов, которые можно проверять, понимать и контролировать.

Корни идеалистического представления о вещах, следовательно, те же, что и религии.

Представления о сверхъестественном и религиозные идеи обязаны своим происхождением беспомощности людей перед силами природы и их невежеству. Силы, которые люди не могут понять, олицетворяются  в  их представлении с силами неких духов или богов, т.е. со сверхъестественными существами, которых нельзя познать.

Например, незнание людьми действительных причин такого устрашающего их явления, как грозы, привело к тому, что их причины были объяснены фантастически — гневом богов.

По той же причине к деятельности духов было отнесено такое важное явление, как выращивание урожаев зерна — люди стали верить, что зерно произрастает под действием особой духовной силы, заключенной в нем.

С самых первобытных времен люди олицетворяли подобным образом силы природы. С возникновением классового общества, когда действия, поступки людей стали вызываться господствующими над ними и непонятными для них социальными отношениями, люди придумали новые сверхъестественные силы. Эти новые сверхъестественные силы явились дублированием существовавшего тогда общественного порядка. Люди придумали богов, возвышающихся над всем человечеством, подобно тому как короли и аристократы возвышались над простым народом.

Всякая религия и всякий идеализм содержат в своей основе подобное удвоение мира. Они дуалистичны и выдумывают идеальный, или сверхъестественный, мир, господствующий над реальным, материальным, миром.

Очень характерны для идеализма такие противопоставления, как душа и тело; бог и человек; небесное царство и царство земное; усваиваемые разумом формы и идеи вещей и мир материальной действительности, воспринимаемый органами чувств.

Для идеализма всегда существует высший, якобы более реальный нематериальный мир, который предшествует материальному миру, является его конечным источником и причиной и которому материальный мир подчинен. Для материализма, напротив, существует только один мир — материальный мир, тот, в котором мы живем.

Под идеализмом в философии мы понимаем всякое учение, которое считает, что вне материальной действительности существует иная, высшая, духовная действительность, исходя из которой и должна быть объяснена материальная действительность.

Некоторые разновидности современной идеалистической философии

Почти триста лет назад в философии появилось и до сих пор существует одно направление, получившее название «субъективный идеализм». Эта философия учит, что материальный мир вообще не существует. Ничто не существует, кроме ощущений и идей в нашем сознании, и им не соответствует никакая внешняя материальная действительность.

Этот род идеализма стал сейчас очень модным. Он пытается выдать себя за современное  «научное» мировоззрение, которое якобы «преодолело ограниченность марксизма» и является более «демократичным», поскольку каждую точку зрения считает правильной.

Не признавая существования внешней материальной действительности, субъективный идеализм, выдвигаемый в качестве учения о познании, отрицает, что мы можем знать что-либо об объективной реальности вне нас, и утверждает, например, что «у каждого из нас своя правда», что абсолютной истины не существует, и истин столько, сколько людей.

Аналогичным образом один из популярных сегодня в России идеологов «поповщины» А.Дугин, например, заявляет, что фактов вообще не существует, а существуют только множество наших представлений о них.

Когда капитализм был еще прогрессивной силой, буржуазные мыслители считали, что возможно все в большей и большей степени познавать реальный мир и, таким образом, контролировать силы природы и безгранично улучшать положение человечества. Теперь, в современной стадии капитализма, они стали утверждать, что реальный мир непознаваем, что это область таинственных сил, выходящих за границы нашего понимания. Нетрудно видеть, что мода на подобные учения — это лишь симптом разложения капитализма, предвестник его окончательной гибели.

Мы уже говорили, что в своей основе идеализм — это всегда вера в два мира, идеальный и материальный, причем идеальный мир первичен и стоит выше материального. Материализм, напротив, знает лишь один мир, материальный мир, и отказывается придумывать второй, воображаемый, высший идеальный мир.

Материализм и идеализм непримиримо противоположны. Но это не мешает многим буржуазным философам пытаться примирить и сочетать их. В философии существует немало различных попыток найти компромисс между идеализмом и материализмом.

Одна из таких попыток компромисса хорошо известна под именем «дуализма». Эта философия, подобно любой идеалистической философии, считает, что существует духовное, которое независимо и отлично от материального, но в отличие от идеализма она пытается утверждать  равнозначность духовного и материального.

Так, она толкует мир неживой материи чисто материалистически: в нем, с ее точки зрения, действуют только естественные силы, а духовные факторы находятся и действуют за его пределом и не имеют к нему никакого отношения. Но когда доходит дело до объяснения сознания и общества, здесь, заявляет эта философия, уже область деятельности духа. В общественной жизни, утверждает она, надо искать идеалистического, а не материалистического объяснения.

Этот компромисс между материализмом и идеализмом, следовательно, равносилен тому, в сущности, что такие философы и их сторонники остаются идеалистами, поскольку во всех наиболее важных вопросах о человеке, обществе и истории они продолжают придерживаться идеалистических взглядов в противоположность материалистическим.

Подобная двойственность мировоззрения в буржуазном обществе свойственна, например, технической интеллигенции. Профессия заставляет ее представителей быть материалистами, но только на работе. В вопросах же, касающихся общества, эти люди часто остаются идеалистами.

Другая компромиссная философия известна под именем «реализма». В своей современной форме она возникла в противоположность субъективному идеализму.

«Реалистические» философы говорят, что внешний, материальный, мир действительно существует независимо от наших восприятий и некоторым образом отражается в наших ощущениях. В этом «реалисты» соглашаются с материалистами в противоположность субъективному идеализму. В самом деле, нельзя быть материалистом, не являясь последовательным реалистом в вопросе о реальном существовании материального мира. Но утверждать только, что внешний мир существует независимо от нашего восприятия его, еще не значит быть материалистом. Например, известный католический философ средних веков Фома Аквинский в этом смысле был «реалистом». И по сей день большинство католических теологов считает ересью что бы то ни было, кроме «реализма» в философии. Но в то же время они утверждают, что материальный мир, который действительно существует, был создан богом и поддерживается и управляется все время силой бога, духовной силой. Поэтому они фактически идеалисты, а вовсе не материалисты.

Более того» словом «реализм» буржуазные философы сильно злоупотребляют. Считается, поскольку вы признаете, что то или иное является «реальным», вы можете называть себя «реалистом». Так, некоторые философы, считая, что реальным является не только мир материальных вещей, но что существует также вне пространства и времени реальный мир «универсалий», абстрактных сущностей вещей, тоже называют себя «реалистами». Другие утверждают, что хотя и не существует ничего, кроме восприятий в нашем сознании, но, поскольку эти восприятия являются реальными, значит они тоже «реалисты». Все это лишь показывает, что иные философы весьма изобретательны в употреблении слов.

Основные положения идеализма  и материализма и их противоположность

Главные положения, выдвигаемые всякой формой идеализма, могут быть сформулированы следующим образом:

1. Идеализм утверждает, что материальный мир зависит от духовного.

2. Идеализм утверждает, что дух, или разум, или идея может и действительно существует отдельно от материи. (Самой крайней формой этого утверждения является субъективный идеализм, который считает, что материя вообще не существует и является чистой иллюзией.)

3. Идеализм утверждает, что существует область таинственного и непознаваемого, «над», или «за пределами», или «позади» того, что может быть установлено и познано посредством восприятий, опыта и науки.

В свою очередь, основные положения материализма можно изложить так:

1. Материализм учит, что мир материален по самой своей природе, что все существующее появляется на основе материальных причин, возникает и развивается в соответствии с законами движения материи.

2.  Материализм учит, что материя есть объективная реальность, существующая вне и независимо от сознания, и что духовное существует вовсе не отдельно от материального, а все духовное или сознательное, является продуктом материальных процессов.

3. Материализм учит, что мир и его законы являются полностью познаваемыми и что, хотя многое может быть непознанным, нет ничего, что невозможно познать.

Как можно видеть, все основные положения материализма полностью противоположны основным положениям идеализма. Противоположность материализма идеализму, выраженная теперь в наиболее общей форме, является не противоположностью абстрактных теорий о природе мира, а противоположностью между различными способами понимания и истолкования всякого вопроса. Вот почему она имеет такое важное значение.

Здесь следует указать, что марксистско-ленинская философия (философия рабочего класса) характеризуется своим исключительно последовательным материализмом в решении всех вопросов тем, что она не делает никаких уступок идеализму.

Рассмотрим некоторые наиболее обычные способы проявления противоположности между материализмом и идеализмом.

Например, идеалисты убеждают нас не полагаться «слишком» на науку. Они уверяют, что наиболее значительные истины лежат за пределами достижений науки. Поэтому они убеждают нас не думать о вещах на основании очевидности, опыта, практики, а принимать их на веру от тех, которые претендуют на то, что знают лучше и обладают неким «высшим» источником информации.

Таким образом, идеализм является лучшим другом и надежной опорой любой формы реакционной пропаганды. Это философия капиталистических СМИ и масс-медиа. Она покровительствует суевериям всякого рода, мешает нам думать самим и научно подходить к моральным и социальным проблемам.

Далее, идеализм утверждает, что самым главным для всех нас является внутренняя жизнь души. Он убеждает нас в том, что мы никогда не разрешим своих человеческих проблем иначе, как неким внутренним возрождением. Это, кстати, любимая тема речей сытых людей. Но такие идеи встречают понимание и сочувствие и у рабочих. Они убеждают нас не бороться за улучшение условий своей жизни, а совершенствовать свою душу и свое тело.

В нашем обществе подобная идеология тоже не редкость. Наши читатели тоже, вероятно, встречали все эти рассуждения о том, что «совершенное общество состоит из совершенных людей, а значит нужно начинать с самосовершенствования, улучшать себя, ибо этим мы улучшим и все общество». Все эти психологические тренинги и общественные организации, выступающие за «Здоровый образ жизни» (ЗОЖ), все это есть не что иное, как скрытая пропаганда идеализма, призванная отвлечь российских трудящихся от проблем современной жизни, показывающая им ложный путь борьбы с ними. Буржуазные идеологи, активно распространяющие подобные концепции, не говорят нам, что лучший способ своего материального и нравственного усовершенствования — это примкнуть к борьбе социализм, за переустройство существующего общества.

Далее, идеалистический подход нередко встречается среди тех, кто искренне стремится к социализму. Например, некоторые наши граждане считают главным пороком капитализма то, что при капитализме товары распределяются несправедливо и что если бы мы только могли заставить всех, включая капиталистов, принять новые принципы справедливости и права, то можно было бы покончить со всеми негативами капитализма – все люди были бы сыты и счастливы. Социализм для них не что иное, как осуществление абстрактной идеи справедливости. В основе такой позиции лежит ложная идеалистическая концепция, что якобы идеи которых мы придерживаемся, определяют образ нашей жизни и способ организации нашего общества. Они забывают искать материальные причины, которые являются корнем и причинами всех общественных явлений. Ведь способ распределения продуктов в капиталистическом обществе, когда богатством пользуется одна часть общества, в то время как другая и большая часть общества живет в нищете, — определяют не идеи о распределении богатства, которых придерживаются люди, а тот материальный факт, что этот способ производства основан на эксплуатации рабочих капиталистами. И пока этот способ производства будет существовать, до тех пор в нашем обществе будут сохраняться крайности – богатство на одной его стороне и нищета на другой, а социалистические идеи справедливости будут противостоять капиталистическим идеям справедливости. Следовательно, задача всех людей, стремящихся к социализму, заключается в том, чтобы организовать борьбу рабочего класса против класса капиталистов и довести ее до завоевания им политической власти.

Все эти примеры убеждают, что  идеализм всегда служит оружием реакции и что если искренние борцы за социализм попадают в объятия идеализма, они всегда и неизбежно оказываются под влиянием буржуазной идеологии. На протяжении всей своей истории идеализм был оружием угнетающих классов. Какие бы прекрасные идеалистические системы ни сочинялись философами, они всегда использовались для оправдания господства эксплуататоров и обмана эксплуатируемых.

Это не значит, что под идеалистическим покровом не высказывались те или иные истины. Конечно, они встречались и у идеалистов.  Люди часто облекают свои мысли и чаяния в идеалистические одеяния. Но идеалистическая форма всегда является помехой, препятствием в выражении истины — источником путаницы и ошибок.

Да, прогрессивные движения в прошлом принимали идеалистическую идеологию и боролись под ее знаменем. Но это говорит только о том, они либо уже тогда содержали в себе семена будущей реакции, поскольку выражали стремление нового эксплуататорского класса к захвату власти. Например, великое революционное движение английской буржуазии XVII в. проходило под идеалистическими, религиозными лозунгами. Но то же обращение к богу, которое оправдывало Кромвеля в казни короля, с легкостью оправдывало и подавлении им народного восстания.

Идеализм является по существу консервативной силой — идеологией, помогающей защите существующего положения вещей и сохранению в умах людей иллюзий об их действительном положении.

Всякий действительный социальный прогресс — всякое увеличение производительных сил и прогресс науки — необходимо порождает материализм и поддерживается материалистическими идеями. Потому вся история человеческой мысли была, по сути, историей борьбы материализма против идеализма, историей преодоления идеалистических иллюзий и заблуждений.

КРД «Рабочий Путь»

Материал подготовлен в рамках обучающего курса «Основы марксизма-ленинизма»

Начало      Продолжение


[1] Филистер — презрительное название человека с узкими взглядами, преданного рутине; самодовольный мещанин, невежественный обыватель, отличающийся лицемерным, ханжеским поведением.

[2] К. Маркс и Ф. Энгельс, Избранные произведения, т. II, стр. 357—358.

[3] К. Маркс и Ф. Энгельс, Избранные произведения, т. II, стр. 349—350.

[4] И. Сталин, Вопросы ленинизма, Госполитиздат, 1952, стр. 574.

[5] В. И. Ленин, Философские тетради.

work-way.com

Материализм и идеализм — algoritmist.ru

Вопрос материализма и идеализма – это, помимо прочего и достаточно известного в философской литературе, есть также и вопрос корректного использования нашего языка. Но сначала мы остановимся на кратком изложении того, что большинством философов принято считать материализмом и идеализмом.

 

В рамках так называемого основного вопроса философии, материалистов и идеалистов принято делить по их пониманию отношения мышления к бытию, сознания к материи.

 

С точки зрения раскрытия соотношения сознания к материи принято выделять следующие направления: материализм, идеализм, а также менее известное течение дуализм.

 

Материализм утверждает первичность материи и вторичность сознания. Идеализм — утверждает обратное материализму. Дуализм полагает, что материя и сознание развиваются параллельно и независимо друг от друга.

 

Виды материализма:

1. Наивный материализм древних. Материя первична, но она состоит из некоторых основных первоначал (Гераклит — огонь, Фалес — вода, Анаксимен — воздух, Демокрит — атомы и пустота). Эти взгляды до сих пор сохранились в некоторых шаманских и других магических практиках.

 

2. Метафизический материализм 18 века — Дидро, Ламетри, Гельвецкий. Материя первична, но специфика сознания игнорировалась: мысли – это подобие продукта, выделяемого человеческим мозгом.

 

3. Диалектический материализм (Маркс, Энгельс, Ленин). Сознание вторично, производно от материи, но оно через человеческую деятельность может влиять на материю и преобразовывать ее, благодаря этому между материей и сознанием реализуется диалектическая взаимосвязь.

 

Разновидности идеализма:

1. Объективный идеализм. Признает независимость некого идеального начала (идеи, бога, духа) не только от материи, но и от сознания человека (Платон, Фома Аквинский, Гегель).

 

2. Субъективный идеализм (епископ Дж. Беркли) утверждает зависимость внешнего мира от сознания человека. Крайней формой субъективного идеализма является солипсизм, согласно которому реальностью является лишь собственное сознание и комплексы воспринимаемых ощущений.

 

3. Известно также такое течение, как иррационализм. Точка зрения иррационализма состоит в отрицании возможности разумного и логического познания действительности.

 

Итак, материалисты отстаивают мысль о том, что мир представляет собой объективно существующую реальность. Они исходят из того, что мир познаваем, а наши знания о мире служат основой для эффективной, целесообразной деятельности людей.

 

Идеалисты признают первичным идею, дух, сознание. Они считают материальное продуктом духовного. Однако соотношение сознания и материи представителями объективного и субъективного идеализма понимается не одинаково. Последовательное проведение взглядов субъективного идеализма приводит к так называемому солипсизму, т. е. к признанию реально существующим лишь познающего субъекта, который как бы придумывает реальность. Субъективные идеалисты выражают сомнение в том, что познание объективного мира возможно, а объективные идеалисты, признавая возможность познания мира, считают познавательные возможности человека зависимыми от воли Бога или от потусторонних сил.

 

Существуют и другие философские воззрения, рассматривающие материю и сознание как два равнозначных основания всего сущего, независимых друг от друга. Приверженцев таких воззрений называют дуалистами (Р. Декарт, Ф. Вольтер, И. Ньютон и др.).

 

На этом я, с вашего позволения, закончу свой экскурс в дебри бытующих философских представлений и попытаюсь изложить некоторые не достаточно проясненные моменты материализма и идеализма.

 

Итак, какое отношение имеет такой казалось бы сугубо философский вопрос о материализме и идеализме к разделу Терминология? Отвечаю: самое прямое. Наше общение изрядно, хотя мы этого не замечаем, напоминает общение, описанное в статье «Терминология», открывающей данный подраздел. Наша с вами задача – по возможности очистить наш язык от двусмысленностей и недоразумений, возникающих не только в нашем общении, но и в общении высокоученых мужей, в особенности когда они спускают свои смысловые изобретения в среду общения обычных граждан.

 

Теперь ближе к теме. Еще в далекие годы университетской учебы мне объяснили, что материалист это тот, кто считает первичным материю, а идеалист – сознание. Позже я выяснил, что «крутые» идеалисты полагают, что материя вне сознания вообще не существует – такой, вот, ляпсус применительно к сознанию человека, занимающегося практической деятельностью, охотой или собиранием грибов. Менее крутые полагают, что материя вторична в том смысле, что ее создал Бог или Космический Разум.

 

Прежде всего, я предлагаю, во избежания путаницы и распространившегося в научных кругах словоблудия, считать материалистами всех, кто полагает, что материя объективна – если сознание исчезнет, то материя все равно продолжит существовать. Правда, с одним более чем существенным уточнением: материалист не должен вносить в природу вещей свою отсебятину в виде апелляции к замыслу или воле Творца. Ну а создал ли кто-то материю или каким-то образом она всегда существовала – это уже за пределами человеческого опыта и даже мысленного эксперимента. Если считать, что материю кто-то создал, то возникает вопрос: а материален ли тот, кто ее создал. В каком отношении к нему материя – первична или вторична. А кто создал того, кто создал… И т.д. Вопрос зацикливается в бесконечность.

 

Должен сразу же оговориться или извиниться в том, что я не могу во всех случаях провести грань между материализмом и идеализмом, ибо есть немало вещей в этом мире, которые просто выходят за пределы моего опыта. Например, я знаю, что при лоботомии (рассечении мостика между полушариями мозга) в одном человеке возникают два сознания: одна рука, например, может наброситься на свою жену, а другая будет ее защищать. Мысленно я это понимаю как работу двух психоинтеллектуальных аппаратов с общей базой данных. Но я не могу применить эту простую схему к самому себе ни каким мысленным экспериментом. Куда в подобном случае «уйдет» мое сознание и что тогда представляет собой этот феномен – сознание. Это уже за пределом моего опыта.

 

Я привел лишь один из примеров, причем не самый крутой, неопределенности в разграничении обсуждаемых понятий. Приведу еще пример из физики. Физики дошли уже до элементарных частиц, далее они уже не делятся, а превращаются, при столкновениях, друг в друга. Ситуация эта не нова и для макромира. Химические соединения тоже превращаются друг в друга даже в школьных экспериментах. Но возникает вопрос: а что не делящиеся в экспериментах «элементарные» частицы – это своего рода болванки без структуры и посредников взаимодействия и преобразования этих частиц. Я такого не могу себе представить, а тот, кто скажет, что далее материя исчезает и остается только математическое уравнение, – для меня идеалист. Но далее для материалиста тоже возникает вопрос: а упомянутые посредники – они разве могут с чем-то взаимодействовать, не имея структуры и других посредников. Я такого не могу себе представить. Здесь снова вопрос опять таки уходит в бесконечность: посредники посредников посредников – и так без какого-то мыслимого конца. Мудрейший из философов, Козьма Прутков, определил, что «Нельзя объять необъятное». А далее еще более категорично повторил: «Плюнь в глаза тому, кто скажет, что можно объять необъятное». Вот и я не могу ни экспериментально, на компьютере, ни мысленно охватить эту бесконечность. Это нечто, чего нет во внутреннем представлении человека в качестве какого-либо конкретного примера, и ничего вразумительного по поводу этой бесконечности материалист тоже не может сказать.

 

Однако не будем заниматься болтовней по поводу понятий, о которых не можем что-то вразумительное сказать, благо есть достаточно проблем в кругу постижимых понятий. Я уже сказал, что для меня материалист тот, кто считает материю объективной реальностью, даже если он верит в Бога или в Космический Разум. Почему я предлагаю считать именно так? Да по очень простой причине: Если мы нагружаем какое-то понятие смежными смыслами, то возникает неопределенность и мы уже перестаем понимать сами то, о чем говорим. Это не выдумка, а результаты наблюдений. Поэтому исходные определения должны быть полностью очищены от смежным смыслов, по которым непроизвольно и бесконтрольно прыгает наша мысль, и тогда мы сможет более обстоятельно судить о терминологии и вообще о природе вещей.

 

Для меня не материалист не только тот, кто считает сознание первичным, но и тот, кто так или иначе занимается «научной» отсебятиной, назначает реальности, какой ей следует быть. Вместо извечного и инстинктивного стремления человека к постижению истины, навязывается очередная карикатура на реальность, порой в каких-то чертах даже более «красивая», чем реальность. Для меня «первый» идеалист – Эйнштейн, который под внешне материалистическим лозунгом: «теория должна описывать реальность», заново «перепридумал» эту «реальность» в специальной теории относительности (СТО), которая в математическом виде уже была создана до него.

 

Эйнштейн для обоснования СТО вводит процедурное или операционально определяемое время, где одновременность пространственно разделенных событий соответствует, по факту, одновременности получения сообщений о событиях, переданных посредством световых сигналов, прошедших равный путь. В общем случае, время – это наш способ моделирования отношений во внешнем мире, и подобных «времен» человек придумал множество, но Эйнштейн или, скорее, последователи его учения о СТО, объявили процедурно определяемое время единственно верным, реальным временем, которое правильнее всех прочих времен. То есть, наше обычное представление о времени – это нечто кажущееся, а вот время, включающее в себя ряд манипуляций по его нахождению, это, видите ли, уже реальность. Принять такую точку зрения конечно можно, в том смысле, что в нее может поверить предрасположенный к вере человек. Но такой человек – не материалист, который пытается выяснить природу вещей, а не назначить реальности, какой она должна быть.

 

Свою СТО Эйнштейн начал с казалось бы безобидного допущения о том, что во всех координатных инерционных системах скорость света постоянна. Но дело в том, что в математическом плане координатные системы рассматриваются в широком смысле – каждая из них включает в себя все остальные. Отсюда получается, что свет в вагоне мчащегося поезда распространяется с такой же скоростью, как и сумма скоростей вагона и света в вагоне. Как следствие такого постулата получается, что мчащийся поезд сокращается по отношению к платформе, а платформа сокращается по отношению к поезду. Признать такие изобретенные человеком кардинально противоречащие жизненному опыту соотношения реальностью – это и есть идеализм. Понять подобные соотношения в рамках здравомыслия не возможно, но их можно принять на веру. Но вера в то, что мир может подстраиваться под чьи-то умозрительные положения, — это тоже идеализм.

 

Эйнштейн в процессе создания своей общей теории относительности отошел от одиозных постулатов СТО, но его последователи в части СТО, сдвинутые в мистическую сторону мышления, стали доказывать, что реальность, видите ли, не такова, какой она кажется с позиций здравомыслия. Эти его последователи пошли еще дальше в теории струн со множеством «свернутых размерностей», где кроме «красоты» никаких подтверждений ее реальности нет вообще.

 

Для меня идеалист и Нильс Бор с его Копенгагенской школой, объявивших, что в квантовом мире явления могут возникать без всяких на то причин. Вот так, явление есть, скажем разброс в значениях параметров движения электрона, а причин, вызывающих подобный разброс нет и все тут. Такой, вот, новоявленный бог, сотворивший собственную философскую реальность, но прокричать о себе так громко, как Эйнштейн на весь мир, он все равно не смог. Еще один крупный физик (простите, не отыскал в своих записях – кажется Нейман), ввел в квантовые уравнения отрицательное время и получил согласующийся с опытом результат. Результат, как известно, например из логики и из положений аппроксимации, может быть получен разными способами, но для меня отрицательное время, как и время Эйнштейна в СТО с его неодновременной «одновременностью», – это махровый идеализм.

 

Для меня не материалисты и те, кто на первый план при построении своих теорий выдвигают косвенные или правдоподобные, как им представляется, критерии «правильности» этих теорий: красота, математическая элегантность, простота, причем в весьма специфическом и порой далеком от простоты смысле. Все они уже в самой постановке целей отрываются от реальности и сами назначают какой этой реальности следует быть. А цель это ведь такое дело – если очень постараться, то всегда можно найти подходящие для этой цели средства. В математике подобных средств более чем много. Изощренный математик всегда найдет способ подвести убедительную «научную» базу под любую ерунду.

 

Однако это я пока попытался обозначить некоторые моменты обсуждаемой темы лишь по крупному. А дьявол, как известно, кроется в деталях. Более конкретно – в корректности использования нашего языка. А для этой корректности, как уже отмечалось, требуется как минимум очистить слова от смежных смыслов в рамках той проблемы, которую мы собираемся обсуждать. Материализм и идеализм здесь лишь частный случай проблемы, однако он ключевой, если мы желаем хоть как-то разобраться в философских нагромождениях философствующих физиков-теоретиков и следующих в струе их течений философов.

 

Однако… не по крупному у меня пока не получилось. Путаница начинается с таких ключевых для структуры интеллекта понятий, как время и пространство. Даже в так называемом диалектическом материализме здесь, с моей точки зрения, полный идеализм. Определение открывается внешне наукоемкой, но по сути бессмысленной, ничего конкретно не отражающей фразой о том, что пространство и время есть всеобщие формы существования материи. Далее перечисляются свойства материи и процессов, такие как протяженность, последовательность, длительность и т.п., и произвольным, волюнтаристическим образом это пристегивается к понятиям пространства и времени.

 

На самом же деле, с моей точки зрения, пространство и время – исходные интуитивно формируемые понятия, не определяемые посредством каких-то других слов. Формирование этих, как и многих других, понятий начинается еще с освоения движений – на этот счет есть исследования. Далее, взрослые указывают примеры времени и пространства и, главное, что с этими понятиями можно делать. То что может раскрываться в разных примерах – это абстракция. «Стул вообще» это тоже абстракция, для которой можно привести примеры. А пространство и время, как говорится, можно измерять. Но измерять можно только что-то конкретное. Можно сказать, что мы измерили такое-то пространство, но на самом деле мы измерили не абстракцию, а нечто конкретное: расстояние от и до, конкретный объем и т.п. В этом плане, корректным будет, на мой взгляд, считать понятия пространства и времени некими алгоритмами мышления, привнесенными в среду межличностного общения человеком. Вполне аналогично тому, как алгоритм сложения позволяет вычислить сумму конкретных чисел, но самого алгоритма сложения без привнесения его человеком в природе не существует.

 

Названные свойства материи и процессов замеряются или оцениваются посредством эталонов. Эталоны – например, метр или час – тоже уже вошли в наши интуитивные понятия пространства и времени, отображаемые в структурах нашего внутреннего мира. В интерпретации общей теории относительности допускаются такие, мягко говоря непривычные, словосочетания, как искривление пространства и замедление/ускорение времени. Идеалистическая путаница здесь начинается именно из-за смешения или объединения смыслов пространства и материи, а также времени и процессов. Пространство и время – это лишь наши воображаемые эталоны. Для них можно найти примеры в свойствах материи и процессов, но сами эти абстракции ни из чего вне нашего внутреннего мира не состоят. Если мы это поймем, то сделаем еще один шаг от идеализма к материализму. И мы поймем, что искривляться могут только фрагменты материи, а замедляться или ускоряться могут лишь процессы. Да, можно пристебнуть к понятию пространства и свойства собственно материи. И тогда пространство, наделенные излишними свойствами, сможет не только искривляться или иметь дополнительные свернутые размерности, как в теории струн, но даже, скажем, хихикать, корчить рожи или плясать украинского гопака. Это вопрос корректного или не корректного моделирования нашего бренного мира, но это, вместе с тем, и вопрос корректности или качества использования нами своего языка. Можно, конечно, подразумевать под «искривлением пространства» и просто какую-то манипуляцию с математическими структурами, но объявлять для обычных граждан такую, обычно многоходовую, манипуляцию самой реальностью – это уже хуже, чем просто идеализм. Это волюнтаристическое и зачастую делаемое небескорыстно искажение природы вещей.

 

Теперь все же попробую сказать несколько слов о «дьяволе кроющемуся в деталях». По-моему, этот «дьявол» во многих случаях прячется в нашем обыкновении к некритическому восприятию преподносимых нам интерпретаций. Это почти как по Козьме Пруткову: «Многие люди подобны колбасам – чем их начинят, с тем и ходят». Ну а «почти» это потому, что люди, и в том числе высокоученые мужья, имеют также обыкновение начинять подобными «колбасами» самих себя.

 

Вернемся все к тому же «пространству». Это, ведь, на самом деле лишь наш способ моделировать внешний мир. Вернее, наш способ моделирования взаимодействия с сим бренным миром. Стоит лишь согласиться в такой «мелочи», как пространство и время есть нечто самостоятельно существующее вне нас, а так примерно считал и Ньютон, то и пошло и поехало… Ага, Ньютон утверждал, что пространство и время абсолютны? Но раз они имеют какие-то свойства, то они могут иметь и другие – быть не абсолютными, чему есть косвенные, а для кого-то даже кажущиеся однозначно убедительными, примеры.

 

Нормальный человек инстинктивно пытается опереться в своих представлениях на нечто безусловное – своего рода эталоны в собственном внутреннем мире. Наше право, как мы моделируем мир, но, на мой взгляд, интуитивно сложившееся понятие пространства (как и времени) отвечает материализму. В то время как идеалист наделяет это понятие какими-то свойствами от себя. Здравомыслящий человек может заметить, что то и другое представление лишь существующие интерпретации понятия «пространство». Здравомыслящий человек и он же материалист скажет, что надо, как минимум, учесть возможность разных интерпретаций и рассмотреть ситуацию с разных возможных позиций. Идеалист же зациклится лишь на какой-то одной из возможных интерпретаций, потом, если он весом в «ученом» мире, объявит это новой парадигмой в части того, как следует мыслить, и т.д. Практика показывает, что подобные измышления вроде «искривления пространства» или его «свернутых размерностей» ни к чему реально полезному или просто познавательному не привели. Как отмечают сами же ученые, за последнюю сотню лет никаких существенных открытий в области теоретической физики не произошло.

 

Примеров подобной однобокой волюнтаристической интерпретации понятий и явлений масса. А корень многих недоразумений в современной физике лежит, на мой взгляд, именно в однобокости идеалистических интерпретаций.

 

Разве кто-то что-то измеряет от чего-то относительного? Нет, всегда выбирается исходная точка отсчета – своего рода абсолют. Разве существуют «инерционные» системы, на которые не действуют внешние силы? Нет в мире и на Земле в частности таких систем хотя бы потому, что они взаимодействуют с силовым полем Земли. Вроде бы очевидные вещи я говорю с точки зрения полноты интерпретаций, но высокоученые теоретики упорно дуют только что-то свое и строят из собственных идеалистических интерпретаций не существующий, хотя может быть в чем-то и похожий на реальный, мир. Добро бы только это, но эти же теоретики плюс философы не объясняют обычным гражданам, что часть одиозных интерпретаций относятся на самом деле лишь к обозначениям некоторых математических абстракций. Здесь ведь все довольно просто – в любой математический аппарат можно что-то заложить в качестве исходных данных и что-то на выходе получить: иногда отвечающее реальности, а порой и нечто несусветное. Но такое прозаическое, материалистическое объяснение никак не устраивает высокоученых мужей – гораздо эффективнее будет, если прокричать об искривлении пространства, о существовании явлений без обусловливающих их причин, о свернутых размерностях, об отрицательном времени и прочее, что заведет в еще большие небылицы идеализма, если их не осветить под углом зрения материалиста.

 

Смешение понятий, о котором говорилось, это не только проявления идеализма, но также и болезнь нашего языка. Да, как отмечают специалисты в этой части, значение слова понимается из контекста его употребления. Но есть ведь и масса слов и понятий, где смешиваются разные смыслы и мы, в силу некоторых особенностей нашего абстрактного мышления, пока не научились эти разные смыслы различать. Кто-то скажет, например, что пространство без материи не существует и отсюда наделает кучу выводов об «искривлении» пространства, но реальный, видимый материалисту и ускользающий для идеалиста смысл заключается в искривлении какого-то фрагмента материи, причем, опять-таки, в некотором моделируемом «пространстве» и относительно чего-то, принятого за неискривляющийся эталон. Иным способом человек в здравом уме и не мыслит, но вот порой может использовать для выражения своих мыслей разные непотребные словосочетания и слова.

 

Даже взять такое простое слово как «существует». Можно, например, сказать, что существует вода и существует поверхность воды. Слово одно, а смыслы их разные и даже в чем-то противоположные. Числа, алгоритмы, геометрия, пространство и время «существуют» в совершенно отличном от двух предыдущих «существований» смысле. Внутренние понятия математики, обслуживающие разного рода математические манипуляции, «существуют» уже в некотором четвертом смысле. К любому из этих смыслов сторонники диалектического материализма приклеивают, ничтоже сумняшеся, словосочетание «существуют объективно». При этом умудряясь объявлять пространство и время категориями или высшей формой абстракции, которая, согласно ее определению, объективно не существует. Потому что они, как и все мы, подобно дальтоникам зачастую не различаем подобные «цвета» разных смыслов, и в результате смысл начала фразы может не соответствовать ее окончанию, конец статьи – ее началу, исходные положения теории – ее конечной интерпретации и т.п.

 

Подобные примеры можно приводить и приводить. Скажем «истина». Для материалиста это то, что может быть познано или не познано, но обязательно отвечающее реальной природе вещей. Именно так мы обычно понимаем истину на интуитивном уровне и уровне здравого смысла. Но для идеалиста – это, зачастую, лишь вопрос соглашения о том, что считать истиной, поскольку, мол, абсолютная истина все равно недостижима. Соответственно возникают и разные цели теоретических построений, а с разными целями и разные подходы. Раз истина есть лишь вопрос соглашения, то можно рисовать свой волюнтаристический, он же идеалистический, мир и даже объявлять его реальностью и т.п.

 

Ну вот, добавлять к сказанному можно еще очень и очень много, но пожалуй пора и завершать свою статью. Она ведь требует собственных размышлений, а не просто прочитанных вскользь моих слов.

 

Желаю вам успехов в лучшем понимании слов и понятий нашего языка!

     28.09.2014г.     Протасов Н.Г.

 

P.S. Если вдруг мою статью прочтет профессиональный философ, он, видимо, вполне может уличить меня в невежестве и дилетантизме. Однако я в основном говорю не о философии, а о корректности нашего не отработанного в материалистическом плане языка. Как алгоритмист, я постоянно сталкиваюсь с тем, что многих нужных для выражения мыслей слов и понятий попросту в нашем языке нет. Отсюда возникает возможность для словоблудия и массы интеллектуальных спекуляций, заполнивших наш информационный мир. Более того, информационное идеалистическое мракобесие стало преобладающим фактом в «изобретениях» физиков-теоретиков за последние сто лет. И одна из причин этого более чем ненормального положения заключается, на мой взгляд, именно в несовершенстве используемого нами языка.

 

Попробую привести более-менее понятный пример.

Представители диалектического материализма утверждают, что материя существует объективно – исчезни вдруг наше сознания, материя все равно остается. И тут же, то есть в пределах одной статьи, может появиться утверждение, что материя – это абстракция, т.е. то, что согласно определению абстракции не существует объективно. И объясняют, что материя это нечто вроде собирательного образа. Она не существует в таком виде вне нашего воображения и сознания подобно тому, как не существует плод вообще, хотя яблоки, груши, сливы и т.п. вполне даже могут существовать.

 

Но если я, скажем, разложил яблоко, грушу, сливу и апельсин на столе и объясняю ребенку, показывая на конкретный объект, что вот это яблоко – это плод, и вот эта груша – тоже плод и т.д., то, спрашивается, существует ли в данном случае такой плод объективно. Материалист наверняка скажет, что подобный конкретный плод существует объективно. Возможно, он сможет даже пояснить, что плод существует объективно в данном контекстном смысле. Однако мы далеко не всегда различаем подобные контекстные смыслы, а слов для обозначения таких смыслов зачастую попросту нет. Отсюда и возникают разнообразные возможности для словесной путаницы и интеллектуальных спекуляций.

 

И это, скажу я вам, совсем даже небезобидно для нашего информационного пространства. Дело в том, что подавляющее большинство ведущих физиков-теоретиков – это ученые идеалисты. И это не я определил – есть исследования и данные на этот счет. А многие, если не подавляющее большинство из причисляющих себя к материалистам, тоже в изрядной степени идеалисты – это уже мое личное мнение. В результате теоретическая физика за последние сто лет зашла в тупик в своих попытках навязать реальности какой ей следует быть, исходя из умозрительных представлений идеалистов, а взамен конкретных открытий в информационную среду спускаются всякие там «искривления пространства», «замедления времени» и даже «свернутые размерности» пространства – некоторое подобие параллельных миров.

 

Идеалистам не нужен точный язык – он им только помеха в возможностях спекуляций. Но человечеству нужен такой более точный язык. Это, на мой взгляд, уже давно назревшая проблема.

 

После P.S…  Материализм и идеализм – это не самая любимая моя тема. Но получилось так, что мою статью с таким названием просматривают уже до двух десятков посетителей за сутки, хотя многие другие статьи и вовсе не замечаются. Такое внимание к теме побуждает меня добавить к ней несколько, опять же, не самых любимых строк.

 

Один из тезисов материалистов, к которым я отношу и себя, заключается в том, что если исчезнет сознание, то материя все равно остается. Так характеризуется объективность существования материи. Однако такое утверждение не столь корректно, как кажется на первый взгляд. В пределах нашего жизненного опыта и располагаемых нами знаний мы не можем обоснованно утверждать, что сознание может исчезать. Тело с его мыслительным аппаратом является условием для реализации сознания, но сознание не связано жестко ни с конкретным телом, ни с чувствами, ни с памятью, ни с убеждениями. Все это может меняться и порой даже радикально: не буду тратить время на изложение известных примеров, при желании вы их найдете.

 

Получается, что сознание, помимо некоторых видимых его проявлений, не есть предмет, который входит в систему наших понятий. Как только мы осознаем такой момент нашего миропонимания, возникает мысль о том, что в мире, в котором мы пребываем, могут быть и прочие моменты, выходящие за пределы нашего понимания.

 

Как материалист, я признаю реальность мира, в котором мы существуем, но не признаю реальности идеалистических изобретений вроде «замедления времени», «искривления пространства» и даже «пересечения» параллельных прямых, где некритически настроенный ум пытается от себя назначить миру каким ему следует быть. А самые последние открытия физиков, вроде обнаружения «гравитационных волн», не отменяют необходимости наведения хотя бы элементарного порядка в словоупотреблении в нашем языке.

 

И, пожалуй, последнее по обширной теме материализма и идеализма. У человека и человечества есть два противоположно направленных стремления: тяга к чудесному и желание отгородиться от непонятного, когда оно представляется слишком реальным. Первое связано с желанием познания и обретения новых возможностей, второе – нежелание и даже страх утратить ясность своего привычного взгляда на мир. Тем и другим управляет, преимущественно, единый фактор – стремление к внутреннему (душевному) комфорту. Отсюда происходят вера и неверие, атеизм и религиозность, мистические теории современной теоретической физики и стремление официальной науки замалчивать и/или отрицать проявления чего-то для нас неведомого, даже если не поддающиеся научному объяснению явления однозначно зафиксированы и не опровергнуты никем.

 

  Смежные темы:

 Критическое мышление
 Примеры критического мышления
 Парапсихология
 Неведомое
 Физика зашла в тупик?

algoritmist.ru

это… Материализм и идеализм :: SYL.ru

Материализм – это философское научное направление. Есть несколько вариантов понимания этого термина: стихийная уверенность в том, что внешний мир – единственная существующая объективная реальность, и философское воззрение, которое представляет собой развитие и углубление стихийной уверенности. Материализм и идеализм как философские течения прямо противоположны друг другу.

Что это за учение?

Материализм – это философия, которая утверждает, что все материальное первично, а духовное – вторично. Сознание считается только продуктом первичной материи. Именно поэтому материализм и идеализм являются конфликтующими между собой системами на почве признания первичных и вторичных начал и следствий. Материалистический подход рассматривает сознание в качестве отражения мира внешнего. Таким образом, природа является познаваемой.

Исторические предпосылки и эффект

Материализм — это достаточно древнее учение. С давних времен это мировоззрение в основном имели представители передовых слоев общества и классов, которые были заинтересованы в познании мироздания, усилении власти человечества над природой. Материализм способствовал развитию научного знания и методов, их совершенствованию. В свою очередь, это оказывало позитивное влияние на человеческую практику, развитие сил производства. Материализм — это учение, которое тесно связанно с развитием специальных прикладных и теоретических наук.

История учения в древнем мире

Впервые подобного рода мысли появились у философов, которые жили в обществах с процветающим рабовладельческим строем. В Индии, Греции и Китае за много веков до нашей эры родились идеи о познаваемости мира материального, о том, что он существует независимо от людей и их сознания. Это характерно для Лао Цзы, Ван Чуна, Гераклита, Демокрита, Эпикура, Эмпедокла, Анаксагора и других. Многие материалисты древности были предшественниками такого направления, как диалектический материализм, который развил Карл Маркс через много столетий. Представители древнего материализма пытались найти общее первозданное начало всего происходящего и существующего во всем природном многообразии. В то же время была сформирована гипотеза атомистического строения материи. Большинство философов того времени не проводили различия между психическим и физическим. Также развитие диалектических и материалистических взглядов сочеталось с сильным влиянием мифологии.

История учения в Средние века и в эпоху Возрождения

Средневековый материализм – это номинализм, то есть учение о «конечной природе бога». К этим же идеям относятся и так называемые ранние пантеитстические ереси. В эпоху Ренессанса материалистическое учение было облечено в форму гилозоизма и пантеизма, что говорит о следовании античным взглядам. Свое развитие данный взгляд получил уже только ближе в концу XVII века благодаря Бэкону, Галилею, Гоббсу, Гассенди, Спинозе и Локку. Ренессансный материализм – это взгляды, основа которых базируется на зарождающемся капитализме, росте науки, техники и производства. Материалисты выступали как идеологии прогрессивной буржуазии, вели борьбу со схоластикой, авторитетом церкви, обращаясь к опыту как к учителю и природе как к философскому объекту.

История учения в эпоху Просвещения

Материализм – это учение, которое во многом связано с прогрессирующими тогда науками — механикой, математикой. В отличие от предшественников-натурфилософов, материалисты в восемнадцатом веке начали рассматривать элементы природы в виде бескачественных и неодушевленных. Особенность учения данной эпохи – стремление к разделению природных явлений на обособленные объекты и области, анализ их развития. Среди известных мыслителей материалистического направления видное место занимают французские философы восемнадцатого века – Дидро, Ламетри, Гольбах. Вершиной развития считается антропологический материализм Фейербаха, в котором виднелась домарксовская созерцательность. В странах Восточной Европы в девятнадцатом веке появилась революционно-демократическая философия (Герцен, Белинский, Вотев, Маркович, Добролюбов, Чернышевский и другие), которая опиралась на традиции Радищева и Ломоносова в ряде проблем метафизических и антропологических.

Дальнейшее развитие

Диалектический материализм (который появился на рубеже девятнадцатого века и двадцатого) является общепризнанно высшей формой этого философского направления. Он был разработан в середине девятнадцатого века Фридрихом Энгельсом и Карлом Марксом. Диалектический материализм преодолел недостатки «классического», а также раскритиковал идеалистическое понимание социума. Одна из особенностей его развития – обогащение новыми идеями. В дальнейшей истории философии просматриваются две основные тенденции. С одной стороны – диалектический и исторический материализм. С другой – упрощенные и вульгаризованные его разновидности. Вульгарный материализм – это так называемая «ревизия марксизма» . Он представляет собой искаженную форму марксистской диалектики. В девятнадцатом веке материализм оказался фактически несовместимым с интересами класса буржуазии. Философы этого класса обвинили его в аморальности, неправильном понимании природы человеческого сознания. Многие отвергали познавательно-теоретический оптимизм и атеизм, однако допускали отдельные элементы мировоззрения материалистического (Карнап, Сартр, Башляр).

Диалектический марксизм

Диалектический материализм – это целая совокупность системообразующих принципов:

— единство и целостность бытия как универсальной развивающейся системы, которая включает в себя все формы и проявления действительности от объективной материи до субъективного мышления;

— материальность мира – утверждение, что материя по отношению к человеческому сознанию первична, определяет его и отражается в нем;

— познаваемость мира – мир познаваем, и только производственно-общественная практика является мерой его познания;

— принцип постоянного, непрерывного развития, источником которого является разрешение и возникновение все новых противоречий;

— преобразование мира, так как цель общества состоит в получении свободы, которая бы обеспечила гармоническое всестороннее развитие личности и общества в целом.

Цель материализма диалектического – это стремление к соединению всех достижений диалектики и материализма как методов познания и преобразований реально объективно существующего мира (действительности). От всех предыдущих форм данного учения эта форма отличается тем, что принципы философии распространяются на понимание функционирования и развития общества. Функции его состоят в обосновании синтеза наук для единой картины мироздания.

www.syl.ru

Чем отличается материализм от идеализма

Материализм и идеализм в философии противопоставляются друг другу. Существование этих направлений основано на разном понимании соотношения материи и сознания. Узнаем, что именно выдвигается на первый план в каждом случае и чем отличается материализм от идеализма.

  • Определение
  • Сравнение

Определение

Материализм – направление, провозглашающее первоисточником всего существующего материю. Она признается независимой, неуничтожимой, вечной. Идеальные явления, согласно теории, считаются продуктами взаимодействия материальных субстанций.

Идеализм – направление, постулирующее главенство духовного. Материальному в данном случае приписывается вторичная роль. Оно ставится в зависимость от идеального. Идеализм сродни догмам религии, согласно которым мир имеет временные и пространственные границы и сотворен Богом.

к содержанию ↑

Сравнение

Рассмотрим подробней, в чем состоит отличие материализма от идеализма. Обратимся к материалистическим утверждениям. Их суть сводится к тому, что мир и объекты в нем – это независимая реальность, существующая по собственным законам. Первичность материального выступает как непреложная истина. Мозг человека при этом называется высокоорганизованной материей, а сознание, в котором возникают различные идеи, – производным мозга.

Мир, по мнению материалистов, доступен для его изучения и освоения человеком. Знания о нем являются достоверными, подтвержденными практикой. Наука, с точки зрения материализма, имеет неоценимое значение. Ее достижения решающим образом влияют на успех человеческой деятельности и жизни в целом.

Идеалисты убеждены, что реальность подчинена духовному. Однако приверженцы идеалистического направления не пришли к единой позиции относительно того, какой является эта реальность. Разногласия в решении вопроса привели к формированию двух течений идеализма. Представители одного из них – субъективные идеалисты. Они полагают, что независимой от сознания субъекта реальности не существует. Каждый воспринимает все окружающее по-своему, и, следовательно, облик мира не является одинаковым для всех людей.

Представители другого течения называют себя объективными идеалистами. Они признают существование реальности как таковой, обладающей своими характеристиками и не зависящей от восприятия отдельных людей. Но первоосновой всего эти философы видят высшее духовное начало, некую могущественную силу, мировой разум.

Если говорить в общем о том, в чем разница между материализмом и идеализмом, то в первую очередь следует отметить, что в этих направлениях материи и сознанию отводятся противоположные роли. Однако существует и концепция, согласно которой неправильно называть первичным что-то одно. В таком случае предполагается равноправие духа и материи. Впрочем, это тема уже другого разговора.

thedifference.ru

Материализм и идеализм в философии

Категории идеального и материального используются в различных науках, не только в философии. Однако материализм и идеализм в философии является основным вопросом. Соотношение этих двух философских категорий, представляет сложный вопрос, вокруг которого не утихают споры.

Понятия материализм и идеализм в философии были всегда. Лейбниц Г. В., представитель немецкой философии, писал, что самым крупным материалистом был Эпикур, а идеалистом – Платон.

Проблема идеального в философии как материального волновала ученых с начала времен.

Меняясь и обновляясь, взгляды на материализм и идеализм в философии не имеют статичного состояния.

В классических науках традиционным было отнесение материального ко всему природному, т. е. вещественному, а идеальное — к духовному, внутреннему миру человека, его сознанию.

Современная наука считает, что данное распределение довольно ограниченно, потому что идеальное и материальное является двумя природными началами.

Однако классическое определение, известное нам сегодня, было введено Шлегелем Ф. представителем немецкой классической философии 19 века.

Материализм и идеализм в философии не одинаковы в своих проявлениях, на основании этого можно выделить их различные формы.

Формы материализма

Материализм Древней Греции и Древнего Востока, в котором предметы вещественного мира, природы рассматривались сами по себе в независимости от сознания – это, так называемая, начальная форма материализма. К представителям данной философии можно отнести Демокрита, Фалеса, Гераклита и других

Механистический (метафизический) материализм, получивший распространение в Европе в Новое время. В это время начинает материализм рассматриваться с точки зрения природы. И весь материализм данного времени сводится к механическому движению форм материи. Представители этого времени Галилей, Дж. Локк, Бэкон и другие.

Формы идеализма

Также как и материализм, идеализм имеет несколько форм, из которых можно выделить две главные.

Объективный идеализм утверждает, что дух, идея, Бог никак не зависят ни от материи, ни от сознания человека. Философы, которые так думали – Платон, Гегель, а также Ф. Аквинский.

Субъективный идеализм придерживается точки зрения, что все зависит от сознания человека, т. е. выглядит так, каким видит его человек. Ярким представителем данного направления является Дж. Беркли.

Самая крайняя точка данного направления отражается в солипсизме (от лат. solus — один, единственный и ipse — сам). Философы данного направления считают, что уверено утверждать о достоверности можно лишь, о своем «Я» и своих эмоциях.

Формы материализма

Материализм Древней Греции и Древнего Востока, в котором предметы вещественного мира, природы рассматривались сами по себе в независимости от сознания – это, так называемая, начальная форма материализма. К представителям данной философии можно отнести Демокрита, Фалеса, Гераклита и других

Механистический (метафизический) материализм, получивший распространение в Европе в Новое время. В это время начинает материализм рассматриваться с точки зрения природы. И весь материализм данного времени сводится к механическому движению форм материи. Представители этого времени Галилей, Дж. Локк, Бэкон и другие.

Диалектический материализм в философии, созданный К. Марксом и Ф. Энгельсом, опиравшимся на философию Гегеля. Они считали, что самым важным в философии Гегеля является утверждение того, что мышление и деятельность людей не носит, какого бы то ни было окончательного характера. А также утверждение того, что истина – это не какой-то догмат, а процесс исторического пути в развитии знания.

Для философии диалектического материализма нет ничего устоявшегося и постоянного. На всем лежит печать уничтожения и рождения, в постоянном и непрерывном движении снизу вверх, от низших к высшим.

Диалектический материализм взял за основу категории философии Гегеля, однако полностью переосмыслили и изменили суть. Если в гегелевской философии говорилось о развитии Абсолютного духа, то в диалектическом материализме говорится о различных процессах, которые происходят в материальном и духовном мире. А под идеей понимался не демиург как у Гегеля, а отражение бытия  и окружающего мира человеком.

fb.ru

Материализм и идеализм.

Исторически так получилось, что человек вынужденно стал материалистом.
Это произошло потому, что повседневная жизнь, вынуждающая человека
предпринимать вполне конкретные действия, дававшие предполагаемые
результаты, напрямую подводила к мысли о верности оценки окружающего
нас мира. Европейские философы нередко догадывались, что все не
так просто. В некоторых философских учениях сложились иные представления
об окружающем мире. Таких философов стали называть идеалистами.

Воспользуемся Большой Советской Энциклопедией, откуда возьмем
приводимые ниже определения.

Материализм (от латинского materialis —
вещественный), одно из двух главных философских направлений, которое
решает основной вопрос философии в пользу первичности материи,
природы, бытия, физического, объективного и рассматривает сознание,
мышление как свойство материи в противоположность идеализму, принимающему
за исходное дух, идею, сознание, мышление, психическое, субъективное”.

Прервем цитирование для короткого комментария. Мы уже знаем,
что материя вообще и вещество в частности, как было показано во
второй части данной работы, – суть различные структурные реализации
электромагнитного поля, которое в своей основе всего лишь совокупность
определенных форм движения, приводящих к разным формам возбуждения
(поляризации) физического вакуума. Таким образом, мы видим безосновательную
декларацию того, что дух, идея, сознание, мышление и так далее
продукт того, что в реальном виде не существует.

Поскольку в материализме у разума исчезла “материальная основа”,
следует сказать, что места для разума в такой интерпретации просто
нет. При внимательном прочтении приведенного выражения становится
непонятной основа, которая порождает эти качества окружающего
мира. Это не частный, а общий (системный) недостаток философии
материализма. Следовательно, материализм в своей основе – суть
наивный идеализм в самом примитивном его варианте.

Продолжим цитирование.

Признание первичности материи означает, что она никем не
сотворена, а существует вечно, что пространство и время суть объективно
существующие формы бытия материи, что мышление неотделимо от материи,
которая мыслит, что единство мира состоит в его материальности
”.

Критический анализ модели Большого взрыва показал, что наивность
материализма в этом случае доходит до того, что философы и физики
допускают вследствие своих материалистических взглядов такое неимоверное
сжатие материи (или – вещества?) и такие неимоверные скорости
движения (квазаров и молекул вещества), которые в итоге порождают
материалистические химеры.

Это наглядно подтверждает история развития теоретической физики
в двадцатом веке, что и было показано в серии статей “Атом и вещество”
и “Законы эволюции Вселенной”. Созданная усилиями большого числа
ученых эта область естествознания превратилась в своеобразную
вульгарную религию, не имеющую с действительностью ничего общего.

Продолжим цитирование энциклопедического определения.

Материалистическое решение второй стороны основного вопроса
философии — о познаваемости мира — означает убеждение в адекватности
отражения действительности в человеческом сознании, в познаваемости
мира и его закономерностей. Слово «материализм» начали
употреблять в 17 веке главным образом в смысле физических представлений
о материи (Р. Бойль), а позднее в более общем, философском смысле
(Г. В. Лейбниц) для противопоставления материализма идеализму
”.

Вновь короткий комментарий.

Если мир познаваем, что мешало ранее его постигать? Материалистическое
мировоззрение ни на минуту не допускает мысли, что наши отражения
(внешнего мира) ничего общего с этим миром не имеют и являются
всего лишь продуктом нашего разума. Более правильным и более радикальным
было бы представление о формах и способах преодоления такого барьера,
который создается в нашим мозгу по отношению к окружающему миру.
Но для этого следует признать некоторую независимость разума по
отношению к нашему соматическому основанию. И здесь тоже не годится
материалистическое мировоззрение.

Продолжим выборочное цитирование.

Противники материализма употребляют неправильную терминологию
для обозначения материализма.

1) Те, которые отрицают или ставят под сомнение существование
чего-либо вне ощущений, называют материализм «метафизикой»
(поскольку материализм признаёт существование внешнего мира)
(очевидна
логическая ошибка. Существование внешнего мира – это одно, а наши
восприятия его – суть совершенно другое. О. Ю.).

2) материализм называют «реализмом», поскольку
материализм признаёт реальность внешнего мира
(вновь мы видим
логическую ошибку – реальность внешнего мира не означает реальность
наших восприятий этого. О. Ю.).

3) Пытаясь принизить материализм до уровня обыденного, философски
неоформленного убеждения людей в реальности внешнего мира, враги
материализма именуют его «наивным реализмом»

позицией “наивных реалистов” мы сталкиваемся на каждом
шагу. Пример тому – теоретическая физика. О. Ю.).

В итоге в материалистической концепции мироздания самым загадочным
является феномен разума и его связь с живым миром.

Материалистическое мировоззрение основано на ложном представлении,
что окружающий нас мир мы познаем в его реальном виде. Можно согласиться
с любым, кто скажет, что непросто признать факт существования
в нашем мозгу окружающего мира только в форме наших ощущений.
Материя, если внимательно вдуматься, возникает лишь как наше чувственное
восприятие окружающего мира. Но именно непонимание свойств такой
трансформации окружающего нас мира в наши ощущения привело к тому,
что основная масса наук, основанная на материалистическом подходе
к познанию мира, привела естествознание к определенному порогу,
перешагнуть который человечество не в состоянии, если будет оставаться
на прежних позициях.

Материализм можно назвать также естественной философией.
Эта философия основана на тривиальном восприятии окружающего мира,
на определенной адекватности наших поведенческих реакций по отношению
к событиям внешнего. Точно также ведет себя и вся совокупность
живых организмов, что и создает внешнюю иллюзию истинности восприятия
событий в их, так сказать, физическом понимании. На самом же деле
материальность окружающего нас мира в действительности возникает
лишь благодаря нашим ощущениям, в нашем мозгу. В этом и состоит
парадокс ситуации.

Теперь приведем принятое определение идеализма, поскольку, как
представляется, именно это направление в философии противостоит
материализму.

“Идеализм (франц. idealisme, от греч. idea — идея), общее
обозначение философских учений, утверждающих, что сознание, мышление,
психическое, духовное первично, основоположно, а материя, природа,
физическое вторично, производно, зависимо, обусловлено. Идеализм,
таким образом, противостоит материализму в решении основного вопроса
философии — об отношении бытия и мышления, духовного и материального
как в сфере существования, так и в сфере познания”.

Прервемся для небольшого комментария.

Если понимать абстрактно смысл идеализма, как чего-то противостоящего
философии материализма, то следует признать, что идеализм в таком
понимании так же далек от истины, как и материализм. Это вытекает
из того, указанное противопоставление не дает возможности понять,
что является основой психического. Однако в этом случае все-таки
имеется некоторое (очень убогое) место для разума.

И материализм и идеализм не в состоянии ответить на главный вопрос
философии – что отличает живой организм от только что умершего?
Иначе этот вопрос формулируется так: что делает живой организм
живым? Поскольку принято считать главным вопросом другой – что
первично – бытие или сознание, — становится очевидной несовершенность
материалистической и идеалистической философских концепций вообще:
на указанный вопрос вообще невозможно ответить хоть как-то.

Если взять за основу идею оживления организма специфической полевой
структурой, которую и стоит называть душой, станет очевидной практическая
невозможность использования ни материалистической, ни идеалистической
философских концепций. Принимая как аксиому невозможность существования
живых организмов при отсутствии специфической полевой структуры,
которую и следует называть душой, я исхожу из того, что именно
душа “делает живое живым”. Такая точка зрения, несомненно,
резко контрастирует с философией материалистической, основанной
на естественном восприятии окружающего нас мира. Но эта точка
зрения исключает и возможность использования идеалистической позиции.

Но ведь еще никто не объяснил сущность живого. И это происходит
потому, что мы называем “естественным”, скорее всего,
то, что совершенно “неестественно”. Мы так и не заметили
подмены нашими ощущениями мнимо воспринимаемого окружающего нас
мира. По этой причине живое нам представляется живым естественным
образом. И поэтому нам действительно сложно ответить на вопрос,
что следует понимать под “естественным восприятием окружающего
нас мира”. Ответ на этот вопрос, как ни странно, совершенно невозможен,
так как, по моему глубокому убеждению, у материалистической точки
зрения нет никаких обоснований для объяснения самого факта жизни,
в том числе и на Земле.

Действительно, невозможно обосновать само наличие жизни в организме
только лишь тем, что в этом организме осуществляется (за счет
чего?) обмен веществ. Эта невозможность объяснения жизни за счет
наличия обмена веществ вытекает из невозможности прямого ответа
на другой вопрос, – зачем же нужен организму обмен веществ? Ответ
типа – для сохранения жизненных процессов – возвращает нас к первому
вопросу. Других вариантов ответов на эти вопросы материалистическая
философия дать не может. Однако и идеализм, как система мировоззрения,
не дает хоть какой-то ответ на эти вопросы.

Между тем, наличие полевой структуры, называемой душой, позволяет
полностью разрешить возникающее противоречие поскольку, ответив
на вопрос о сущности души, мы поймем для чего, с какой целью существует
каждый из живых организмов.

Чтобы разобраться в этом, необходимо еще раз рассмотреть непосредственные
истоки материалистической философии. Необходимо понять также,
всегда ли господствовало такое мировоззрение.

В жизни человеческого общества до сих пор остается много белых
пятен, скрывающих в себе истоки происхождения многого из того,
чем мы сегодня владеем свободно. Сюда относятся, безусловно, загадка
происхождения речи человека, загадка происхождения самого человека,
загадка происхождения религии, возникновения труда и чисто человеческого
сообщества, существенно и принципиально отличающегося от сообществ
насекомых, растений, животных.

Парадокс этих загадок заключается в том, что разум
всех живых организмов Земли принципиально одинаково устроен. И
если мы начнем внимательно разбираться в сути этого парадокса,
то нам вряд ли удастся найти удовлетворительное его решение, если
мы не выясним с достаточной полнотой свойства, организацию и другие
параметры души живого организма.

В свое время я по мере сил и возможностей показал и как-то объяснил
значение, назначение и смысл души живого организма, описал законы
ее развития. Этому посвящена одна из моих книг, существующих пока
лишь в электронном варианте. На основе знаний об устройстве, свойствах
и назначении души в одной из своих книг я постарался ответить
на вопросы об указанных загадках человека с достаточной степенью
доказательности.

Сейчас же прошу просто читателя поверить мне, что
эти вопросы исследованы и на них найдены ответы. Поэтому могу
в данном случае сказать, что представление о душе и религиозность
человека возникли задолго до того, как сформировалась относительно
полно разговорная речь. Это означает, в первую очередь, что человек
на заре своей человеческой юности (и даже существенно ранее) был
в значительной степени существом с мировоззрением отнюдь не материалистическим.

Безусловно, миропонимание его было очень ограниченным, но уже
тогда человек (еще – пра-человек) достаточно четко понимал наличие
души у каждого из представителей живого мира и у него самого.
Тем не менее, практика повседневной жизни человека уже в те времена
давала много знаний, получавшихся эмпирическим путем, на основе
накапливающегося опыта.

В результате получилось так, что человек, сохранив
от своего допервобытного и первобытного состояния только речь,
труд, социализацию и религию, стал прагматичным и материалистичным
в восприятии окружающего мира. Он очень многое растерял из того,
чем владел ранее, в том числе и в области некоторых технологий,
но научился скрывать свои мысли за потоками слов, которые очень
часто уже ничего не значили. Это привело, в частности, к тому,
что и душа для человека стала чем-то идеальным, существующим как
некоторый символ.

В результате своего интеллектуального развития человек становился
все более и более материалистичным, т.е. философия материализма
постепенно превратилась из “кухонной” философии в научную догму,
оставаясь неизменной в своем основании. Идеология идеализма выродилась
в идеологию салонных философов. Поэтому обе философские концепции
не способствовали развитию человеческого общества. Однако в непосредственной
жизни любой человек естественно является материалистом, поскольку
эта концепция достаточно хорошо отвечает решению задачи выживания.

Тем не менее, я вообще считаю материализм достаточно серьезным
заблуждением, создающим много жизненных и научных ошибок, породившим
первооснову преступности и других грехов человечества, дающим
иллюзию свободы и являющимся основой вседозволенности. Но и идеализм
также является глубочайшим заблуждением. Ни та, ни другая философские
концепции не смогли правильно сформулировать главный вопрос философии.
Поэтому так непривычна и так противоестественна для европейской
научной школы философская концепция, например, древней Индии.

Одним из основных постулатов материализма следует назвать следующий:
практика – критерий истины”. Это означает, что любой
из нас в состоянии получить такие же результаты в определенном
виде деятельности, что и наши предшественники. На самом же деле
это не более чем иллюзия, поскольку для каждого вида деятельности
нужны особые знания, особые умения, часто недоступные многим представителям
человеческого сообщества по самым разным причинам.

В практической деятельности, не связанной с изучением и/или использованием
свойств души, практика может быть некоторым критерием истины.
Но она перестает быть таковой, как только индивид (например, испытатель)
начинает использовать те или иные свойства души.

Парадоксальными для ученого-материалиста являются случаи (а таковых
зафиксировано немало), когда на исход того или иного эксперимента
влияют мысли и эмоции экспериментатора. Такие эксперименты не
могут быть воспроизведены другим ученым, что лишний раз подчеркивает
приблизительную справедливость критерия истинности, т.е. практики.
Иначе говоря, материалистическая философия определила в какой-то
степени тупиковое направление развития многих (а, может быть,
и всех) наук в силу того, что иные формы познания мира при этом
ускользают из нашего внимания.

Еще одним основополагающим постулатом материализма является всеобщее
убеждение о всесильности и универсальности математики. Считается,
что математика – язык науки. Однако математикой обычно пытаются
обосновать ранее полученные эмпирические данные или каким-либо
образом обосновать умозрительную гипотезу. Иного пути, как правило,
нет: математика описывает то, что уже стало достоянием наших ощущений.
Известно, что изменение состава и структуры исходных аксиом приводит
к совершенно иным выводам. Именно в этом и кроется исток того,
что и математику нередко превращает в систему ошибочных построений.
Это было наглядно показано в серии статей “Атом и вещество” и
“Законы эволюции Вселенной”. К чему это привело в теоретической
физике, также было показано.

Очень показателен (в смысле беспомощности материалистического
подхода) является ход развития психологии, как науки. Не менее
150-170 лет прошло с той поры, как было “объявлено” о начале создания
научной психологии. Годы миновали, но воз и ныне там – теоретической
психологии не существует как раз потому, что в этой области человеческого
знания совершенно неприменимы материалистические методы.

Тем не менее, в привычном для нас мире жизнь идет
“по материалистическим правилам”. Мы действуем вполне адекватно
нашим ощущениям, и это помогает нам выживать. В этом заключается,
если хотите, животная стадия развития человечества. Возможности
этой стадии ограничены — это тупик. Для развития человеческого
разума этого совершенно недостаточно, поскольку большего, чем
мы сегодня имеем, человечеству не добиться. И не потому, что человек
не в состоянии изобрести что-то новое, что-то выдающееся.

Как раз по причине того, что основные изобретения
человека направлены на интересы милитаризма и подавления одного
народа другим, человечеству нельзя доверять новые, существенно
более совершенные технологии. Материализм себя исчерпал. Это идеологический
кризис, который может повлиять и на условия выживания человечества
как такового и самой Земли.

С учетом сказанного мне хотелось бы перейти к рассмотрению философских
основ витализма.

biomagic.narod.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о