Культ сталина – Культ личности Сталина кратко — Краткое содержание истории древнего мира, средневековья, нового и новейшего времени

Содержание

Культ личности Сталина и его разоблачение

 

Очень скоро после того, как умер Сталин, в 1953 году, появилось понятие «культ личности Сталина». Первым, кто начал борьбу с этим явлением, стал Берия Лаврентий Павлович, а также Маленков Георгий Максимилианович.

В советской литературе тридцатых-пятидесятых годов двадцатого века одним из центральных стал образ Сталина. Писали о вожде произведения также и зарубежные писатели-коммунисты, среди которых – Пабло Неруда, Анри Барбюс. В СССР их творения тиражировались и переводились.

Произведения, которые прославляли Сталина, появлялись и в публикациях фольклора почти всех народов СССР.

В советской скульптуре и живописи в этот период также прослеживался культ личности Сталина.

В формировании пропагандистского образа этого вождя особую роль сыграли растиражированные советские плакаты, которые были посвящены самой различной тематике.

Прижизненно именем Сталина названо было очень большое количество объектов, в их число входили и населенные пункты, улицы, заводы, культурные центры. Скорее всего, первым из них стал Сталинград. В Гражданскую войну (в тысяча девятьсот двадцать седьмом году) в обороне Царицына участвовал Сталин.

Во многих государствах Восточной Европы после 1945 года появились города, которые были названы в его честь.

Формирование культа личности Сталина стало одним из фрагментов политического режима СССР в тридцатые годы.

Пятьдесят лет ему исполнилось двадцать первого декабря 1921 года. До этого момента всех членов политбюро называли «вождями партии» и перечисляли в алфавитном порядке. Но с этого момента «институт вождей» ликвидировали и Сталина объявили единственным «первым учеником Ленина» и «вождем партии».

Сталина называли гениальным, великим, мудрым. В стране появился «вождь мирового пролетариата». Также его называли выдающимся полководцем и создателем Красной Армии, организатором Октября, великим стратегом пятилетки. Партийные работники, рабочие, артисты, академики друг у друга оспаривали первенство по восхвалению Сталина. Однако Джамбул, народный казахский поэт, превзошел всех, в «Правде» он написал, что «Сталин — глубже океана, выше Гималаев, ярче солнца. Он — учитель Вселенной».

Культ личности Сталина был разоблачен Никитой Хрущевым в ходе двадцатого съезда КПСС в 1956 году, двадцать пятого февраля. Он длился с четырнадцатого по двадцать пятое февраля 1956 года, на нем присутствовало с решающим голосом тысяча триста сорок девять делегатов, с совещательным голосом восемьдесят один, представлявших четыреста девятнадцать тысяч шестьсот девять кандидатов в члены партии и шесть миллионов семьсот девяносто пять тысяч восемьсот девяносто шесть членов партии.

Разоблачение культа личности Сталина Никитой Сергеевичем Хрущевым было изложено в закрытом докладе «О культе личности и его последствиях».

В нем Хрущев озвучил свою точку зрения на недалекое прошлое страны, а также перечислил многочисленные факты истории второй половины тридцатых-начала пятидесятых годов, интерпретировал их как преступления, где на Сталина за них возлагалась вина. Проблема военных и партийных деятелей, которые были репрессированы при этом правителе, также была поднята. Доклад, несмотря на эту условную закрытость, распространили по всем партийным уголкам страны, а на некоторых предприятиях даже беспартийных привлекали к его обсуждению. Даже в ячейках ВЛКСМ велось его обсуждение. Во всем мире доклад, разоблачавший культ личности Сталина, привлек большое внимание, его перевели на многие языки и распространяли даже в некоммунистических кругах. Однако только в тысяча девятьсот восемьдесят девятом году он был опубликован в самом Советском Союзе в журнале под названием «Известия ЦК КПСС».

 

fb.ru

Культ личности Сталина — WiKi

Плакат периода культа личности Сталина

Культ личности Сталина — возвеличивание личности И. В. Сталина средствами массовой пропаганды, в произведениях культуры и искусства, государственных документах. Культ личности Сталина начался в середине 1920-х годов и продолжался до 1956—1961 годов.

Аналогичные по характеру, но меньшие по масштабу явления наблюдались и в отношении других государственных руководителей этого периода (М. И. Калинина, В. М. Молотова, А. А. Жданова, Л. П. Берия и пр.), однако сопоставимым с культом И. В. Сталина был только культ В. И. Ленина.

Выражение «культ личности Сталина» получило широкое распространение после появления в 1956 году в докладе Н. С. Хрущёва «О культе личности и его последствиях» и в постановлении ЦК КПСС «О преодолении культа личности и его последствий».

Причины возникновения

Марксизм-ленинизм, идеологическая основа Советской власти, исходя из марксистского положения о равенстве, теоретически отвергает вождизм, ограничивая «роль личности в истории». В то же время некоторые учёные считают вождизм естественным следствием практического социализма. Например, русский философ Н. А. Бердяев считал, что «Ленинизм есть вождизм нового типа, он выдвигает вождя масс, наделённого диктаторской властью». После Октябрьской революции 1917 года в Советской России и СССР стали использоваться во множественном и единственном числе титулы «вожди революции» и просто «вожди» применительно к В. И. Ленину и Л. Д. Троцкому.

Возникновение культа личности И. В. Сталина связывают как с направленной деятельностью высшего руководства ВКП(б) и самого И. В. Сталина, так и с историческими и культурными особенностями развития государства в тот период.

Так, по мнению политолога А. А. Кара-Мурзы, культ личности был создан самим И. В. Сталиным, который занимался этим как приоритетной темой все годы своего правления, вплоть до марта 1953 года

[1]. Идея культа заключалась[2] в том, чтобы весь советский народ всем оказывался обязан партии, государству и своему вождю[2]. Одним из аспектов этой системы являлась необходимость выражения благодарности И. В. Сталину, например, за социальные услуги и вообще за всё, что есть у граждан[2]. Профессор русской истории университета Джонса Хопкинса Джеффри Брукс отмечает, что известная фраза «Спасибо товарищу Сталину за наше счастливое детство!» подчёркивала, что у детей счастливое детство потому лишь, что его обеспечил им И. В. Сталин[2].

В учебнике для юридических вузов и факультетов «Теория государства и права», изданном авторским коллективом под редакцией профессора С. С. Алексеева, об одной из причин культа личности Сталина говорится следующее

[3]:

Российская многовековая традиция патернализма нашла воплощение в мелкобуржуазном вождизме, характерном для многомиллионной крестьянской страны. Психология вождизма, бюрократическое обожествление авторитета и послужили питательной средой культу личности Сталина. К началу 30-х годов тоталитарный режим стал суровой политической реальностью.

Среди лиц, положительно оценивающих правление И. В. Сталина (часть коммунистов, этатистов и др.) бытует мнение, что культ был вызван с личностными чертами Сталина и успехами, связанными с его правлением[источник не указан 878 дней]. Так, после «разоблачения культа личности» получила известность фраза, приписываемая обыкновенно М. А. Шолохову (но также и другим персонам)[4][5][6]: «Да, был культ… Но была и личность!».

Проявления

Вождизм

В сталинский период советская пропаганда создала вокруг И. В. Сталина ореол непогрешимого вождя. После обретения И. В. Сталиным всей полноты власти применительно к нему часто использовались и были почти обязательны в официальных публицистике и риторике титулы «великий вождь», «великий вождь и учитель», «отец народов», «великий полководец», «гениальный учёный», «лучший друг (учёных, писателей, физкультурников и др.)» и т. д.

И. В. Сталин был единственным Генералиссимусом Советского Союза.

Ввиду объявления И. В. Сталина теоретиком марксизма-ленинизма его имя упоминалось и его портретный образ помещался в одном ряду с К. Марксом, Ф. Энгельсом и В. И. Лениным, а также, подобно «марксизму-ленинизму», иногда использовался термин «сталинизм», десятилетия спустя ставший понятием-определением созданного им политического режима с отрицательной оценкой-осмыслением.

Наименование объектов

Именем И. В. Сталина (а также его ближайших соратников) были названы многочисленные географические, народно-хозяйственные, технические, военные, транспортные, культурные и прочие объекты, предметы, награды.

Города

В честь Сталина были названы следующие крупные советские населенные пункты:

  • Сталинград (1925—1961, до 1925 года — Царицын, с 1961 года — Волгоград, ; одно из первых переименований — в обороне Царицына И. В. Сталин участвовал в Гражданскую войну)
  • Сталино (1924—1961, до 1924 года — Юзовка, с 1961 года — Донецк)[7]
  • Сталинабад (1929—1961, до 1929 года — Дюшамбе, после 1961 года — Душанбе)
  • Сталинск (1932—1961, до 1932 и после 1961 года — Новокузнецк)
  • Сталиногорск (Новомосковск, 1934—1961)
  • Сталинири (1934—1961, до 1934 и после 1961 года — Цхинвал (Цхинвали))

В 1937—1938 годах выдвигались предложения переименовать Москву в Сталинодар.

В 1950-х города названные в честь И. В. Сталина были во всех странах Варшавского договора и СЭВ (на тот момент), кроме Чехословакии:

В ГДР и ВНР города были построены практически с нуля и должны были стать «новыми социалистическими городами».

Прочие объекты

Названия, связанные с И. В. Сталиным, были присвоены высочайшим вершинам СССР (Пик Коммунизма), Болгарии (Мусала), Словакии и всех Карпат (Герлаховски-Штит), а также расположенной на территории Канады горе Маунт-Пек.

Имя И. В. Сталина носили станции метро «Семёновская» и «Измайловский парк» в Москве, Беломорско-Балтийский канал, Завод имени Лихачёва, ряд вузов, в том числе Тбилисский государственный университет, Московский институт стали и сплавов (Национальный исследовательский технологический университет «МИСиС»), Московский государственный горный университет, Московский государственный технологический университет «Станкин», Белорусский национальный технический университет и др.

В честь И. В. Сталина были названы серии танков, паровозов, и бронепоезд.

Памятники

Сталиниана

Литература

См. также: Категория: Книги: Персонаж: И. В. Сталин

  Витрина книжного магазина в Одессе в 1931 году

Образ И. В. Сталина стал одним из центральных в советской литературе 1930-х-1950-х годов; произведения о вожде писали также зарубежные писатели-коммунисты, в том числе Анри Барбюс (автор изданной посмертно книги «Сталин»), Пабло Неруда, эти произведения переводились и тиражировались в СССР. Произведения, прославляющие И. В. Сталина, в изобилии появлялись и в публикациях фольклора практически всех народов СССР.

Сталиниана постоянно присутствовала в первую очередь в советской печати, кинематографии, музыке, живописи и скульптуре этого периода, включая монументальное, изобразительное и массовое искусство. Прижизненные памятники И. В. Сталину, как и памятники В. И. Ленину, устанавливались массово в большинстве городов СССР, а после 1945 и Восточной Европы. В дни государственных праздников обязательным и широко отражённым в кинематографе стал ритуал поднятия над Москвой на аэростатах огромного портрета И. В. Сталина, подсвечиваемого прожекторами. Особую роль в создании пропагандистского образа И. В. Сталина сыграли массовый советский плакат, посвящённый самой разнообразной тематике с его изображением, а также обязательное размещение его портретов во всех государственных и общественных зданиях и помещениях и на транспорте.

Кинематограф
Живопись
Филателия

Мифологизация картины истории

Главную роль в искажении и создании мифологической картины советской истории сыграл созданный, частью лично И. В. Сталиным, частью под его редакцией, «Краткий курс истории ВКП(б)».

К концу сталинского периода из истории революции и Гражданской войны исчезли многие деятели, игравшие видные роли в этих событиях. Их действия были приписаны И. В. Сталину и узкому кругу его соратников, зачастую игравших в реальности второстепенные и третьестепенные роли, и нескольким видным большевикам, умершим до начала большого террора: Я. М. Свердлову, Ф. Э. Дзержинскому, М. В. Фрунзе, С. М. Кирову и другим[8].

Партия большевиков представлялась единственной революционной силой; революционная роль остальных партий отрицалась. Отдельным лидерам революции приписывались предательские и контрреволюционные действия[8].

В официальной историографии Великой Отечественной войны для описания крупнейших наступательных операций Красной Армии, приведших к разгрому Третьего Рейха, использовался термин «Десять Сталинских ударов».

Также при И. В. Сталине, особенно в последнее десятилетие его правления, произошло изменение отношения к дореволюционной истории России, в частности, правлению Ивана Грозного и Петра Первого[8], что было связано с акцентированием внимания на роли государства и сильного правителя.

Культ личности И. В. Сталина вне СССР

Культ личности И. В. Сталина был также распространён в большинстве социалистических стран мира. После XX съезда КПСС сталиниская направленность государственной политики и связанный с ней культа личности И. В. Сталина сохранились в Албании (до 1990 г.), КНР и КНДР.

В настоящее время на официальном уровне отдельные проявления культа существуют в КНР, где есть ряд памятных изображений И. В. Сталина и выпускаются сувениры с его изображением, а также в КНДР. К наследию И. В. Сталина обращаются отдельные партии коммунистической направленности по всему миру.

Люди названные в честь Сталина

Отношение И. В. Сталина к культу личности

Н. С. Хрущёв, развенчивая культ личности в своём знаменитом докладе на XX съезде КПСС, утверждал, что И. В. Сталин всячески поощрял такое положение вещей. Так, Н. С. Хрущёв заявил, что редактируя подготовленную к печати собственную биографию, И. В. Сталин вписывал туда целые страницы, где называл себя вождём народов, великим полководцем, высочайшим теоретиком марксизма, гениальным учёным и т. д.[9] В частности, Н. С. Хрущёв утверждал, что самим И. В. Сталиным был вписан следующий отрывок: «Мастерски выполняя задачи вождя партии и народа, имея полную поддержку всего советского народа, Сталин, однако, не допускал в своей деятельности и тени самомнения, зазнайства, самолюбования»[10].

На замечание Лиона Фейхтвангера «о безвкусном, преувеличенном преклонении перед его личностью», И. В. Сталин «пожал плечами» и «извинил своих крестьян и рабочих тем, что они были слишком заняты другими делами и не могли развить в себе хороший вкус»[11].

В то же время известно, что И. В. Сталин пресекал некоторые акты своего восхваления. Так, по словам писателя О. С. Смысловского, первые эскизы орденов Победы и Славы были выполнены с профилем И. В. Сталина, однако Сталин якобы попросил заменить его профиль на Спасскую башню[12]. В 1949 году, когда МГУ хотели присвоить его имя, И. В. Сталин категорически возразил: «Главный университет страны может носить лишь одно имя — Ломоносова»[13].

Современные исследователи сталинской эпохи считают что подобные действия должны были символизировать так называемую «сталинскую скромность» — одну из сталинских идеологем, важную часть его образа, подчеркивавшуюся пропагандой. По словам немецкого историка Яна Плампера[de] «сложился образ Сталина, находившегося в откровенной оппозиции к своему собственному культу или в лучшем случае неохотно его терпевшего»[14]. Российская исследовательница Ольга Эдельман считает феномен «сталинской скромности» хитрым политическим ходом, позволявшим Сталину под видом нежелания «выпячивать» свою личность пресекать излишнее любопытство касательно своего прошлого, заодно оставляя себе возможность отбирать то, что он сам считал годным для печати и таким образом самому формировать свой общественный образ[15].

Публичное поведение Сталина также играло важную роль. Согласно воспоминаниям:

Возьмем, например, его [Сталина] проходы по коридорам Кремля. Это было одним из своеобразных ритуалов его культа. Идешь с бумагами, смотришь: сам, в окружении охраны. Впереди Сталина метрах в 25-30 шел один охранник. А за ним примерно в двух метрах шло ещё два человека. Полагалось стать к стене спиной, держать руки на виду и ждать, когда он пройдет.

Насчет того, как здороваться, никаких указаний не существовало. Я, к примеру, когда он проходил мимо меня, говорил: «Здравствуйте, товарищ Сталин». Он в ответ поднимал правую руку и молча шел дальше. Шел уверенно, размеренно, спокойно, причем смотрел не на того, кто с ним здоровался, а куда-то вдаль, впереди себя. Выражение лица было такое значительное, что я тогда думал: наверное, голова у него занята какими-то особыми мыслями, до которых нам, смертным, и не додуматься никогда.

Самым известным разоблачителем культа личности был Н. С. Хрущёв, выступивший в 1956 году на XX съезде КПСС с докладом «О культе личности и его последствиях», в котором он развенчал культ личности покойного И. В. Сталина. Н. С. Хрущёв, в частности, сказал:

Культ личности приобрёл такие чудовищные размеры главным образом потому, что сам Сталин всячески поощрял и поддерживал возвеличивание его персоны. Об этом свидетельствуют многочисленные факты. Одним из наиболее характерных проявлений самовосхваления и отсутствия элементарной скромности у Сталина является издание его «Краткой биографии», вышедшей в свет в 1948 году.

Эта книга представляет собой выражение самой безудержной лести, образец обожествления человека, превращения его в непогрешимого мудреца, самого «великого вождя» и «непревзойдённого полководца всех времён и народов». Не было уже других слов, чтобы ещё больше восхвалять роль Сталина.

Нет необходимости цитировать тошнотворно-льстивые характеристики, нагромождённые в этой книге одна на другую. Следует только подчеркнуть, что все они одобрены и отредактированы лично Сталиным, а некоторые из них собственноручно вписаны им в макет книги.

В своём докладе Н. С. Хрущев выделил кинематограф, как один из инструментов насаждения культа личности, в последующие пять лет художественные фильмы, где присутствовала фигура И. В. Сталина, не демонстрировались[16].

В 1961 году тело И. В. Сталина было вынесено из Мавзолея Ленина — Сталина. Прошли массовые переименования. В частности, город Сталинград был переименован в Волгоград, столица Таджикской ССР Сталинабад — в Душанбе. Почти повсеместно был произведен демонтаж памятников И. В. Сталину. По решению правительства многие художественные киноленты были подвергнуты цензуре и освобождены от «навязчивого образа» (И. В. Сталина)[16].

В 1962 году были переименованы паровозы ИС (Иосиф Сталин) в ФДп (Феликс Дзержинский, пассажирский вариант) и прочие объекты.

Перестройка

В годы правления Л. И. Брежнева не было ни дальнейших разоблачений, ни возрождения культа; дабы не накалять страсти в обществе по поводу столь противоречивой и резонансной темы, о И. В. Сталине без лишнего повода старались просто не вспоминать. О нём осталась нейтральная статья в Большой советской энциклопедии. В 1979 году сообщили о 100-летии И. В. Сталина в советских СМИ, но особых торжеств не устраивали.

Во второй половине 80-х годов ситуация изменилась: на волне Перестройки и Гласности тема И. В. Сталина и его правления вновь стала одной из самых обсуждаемых.

Российская Федерация

Галерея

См. также

Примечания

  1. ↑ Профессор политологии и историк Алексей Кара-Мурза в программе «Именем Сталина: историческое наследие сталинской эпохи»
  2. 1 2 3 4 Профессор русской истории университета Джонса Хопкинса, Джеффри Брукс. 16 минут 00 секунд
  3. ↑ «Теория государства и права. Гриф МО РФ» Архивная копия от 12 октября 2013 на Wayback Machine, издательство «Норма», ISBN 978-5-89123-785-8
  4. ↑ К. М. Лебединский Чувство Времени, 2005.
  5. ↑ С. Сверчков Почетный гражданин — начальник Всея Руси // Правда. — 2006. — № 54 (26-29 мая).
  6. ↑ М. Делягин. Сотвори кумира // Завтра. — 2006. — № 40 (672), 04.10.2006.
  7. Александр Федонин, историк. Между Юзовкой и Донецком. Сайт «Донецк: история, события, факты.» (22 сентября 2010). Проверено 26 октября 2013.
  8. 1 2 3 Краткий курс истории ВКП(б). — Госполитиздат, 1945.
  9. В. П. Наумов. К истории секретного доклада Н. С. Хрущёва. //«Новая и новейшая история», № 4, 1996.
  10. ↑ Никита Сергеевич Хрущев. О культе личности и его последствиях. Доклад XX съезду КПСС
  11. Лион Фейхтвангер. Москва 1937
  12. Олег Смыслов. Загадки советских наград. 1918—1991 годы. — М.: Вече, 2005. — ISBN 5-9533-0446-3
  13. Ю. А. Жданов. Без теории нам смерть!
  14. Плампер Я. Алхимия власти. Культ Сталина в изобразительном искусстве = The Stalin Cult: A Study in the Alchemy of Power. — Москва: НЛО, 2010. — С. 185–208.
  15. Ольга Эдельман. Сталин, Коба и Сосо. Молодой Сталин в исторических источниках. — Москва: Издательский дом ВШЭ, 2016. — С. 27-28. — ISBN 978-5-7598-1352-1.
  16. 1 2 Диссертация на тему «Полководческий образ Сталина периода гражданской войны в трактовке советского художественного кинематографа второй половины 1930-х — начала 1950-х годов» …

Литература

  • Дж. Дэвлин. Миф о Сталине: развитие культа // Труды «Русской Антропологической школы»: Вып. 6. М.: РГГУ, 2009, с. 213—240
  • Штёппер,Б., Зуппан, А. «Революция сверху» и культ Сталина / Отв. ред. Б. В. Носов. — Славянские народы: общность истории и культуры: К 70-летию члена-корреспондента Российской академии наук Владимира Константиновича Волкова. — М. : Индрик, 2000. — С. 286-305. — 488 с. — ISBN 5-85759-128-7.
  • Плампер Я. Алхимия власти. Культ Сталина в изобразительном искусстве = The Stalin Cult: A Study in the Alchemy of Power. — Москва: НЛО, 2010.

Ссылки

ru-wiki.org

Культ Сталина в СССР • Arzamas

Как руководитель СССР стал вождем, мудрецом, пророком и почти художником

Автор Илья Венявкин

22 апреля 1936 года Корней Чуковский записал в дневник:

«Вчера на съезде (Пятый съезд ВЛКСМ) сидел в 6-м или 7-м ряду. Оглянулся: Борис Пастернак. Я пошел к нему, взял его в передние ряды (ря­дом со мной было свободное место). Вдруг появляются Каганович, Во­рошилов, Андреев, Жданов и Сталин. Что сделалось с залом! А ОН сто­ял, немного утомленный, задумчивый и вели­чавый. Чув­ствовалась огромная привычка к власти, сила и в то же время что-то женственное, мягкое. Я оглянулся: у всех были влюбленные, нежные, одухотво­ренные и смеющиеся лица. Видеть его, просто видеть для всех нас было сча­сть­ем. К нему все время обращалась с какими-то разго­во­рами [известная стахановка] Демченко. И мы все ревновали, завидо­вали, — счастливая! Каждый его жест вос­при­нима­ли с благого­вением. Никогда я даже не счи­тал себя способным на такие чувст­ва. Когда ему аплодировали, он вынул часы (серебряные) и показал ауди­тории с пре­лестной улыб­кой, все мы так и зашептали: „Часы, часы, он показал часы“, — и потом, расходясь, уже возле веша­лок вновь вспо­минали об этих часах. Пастер­нак шептал мне все время о нем востор­женные слова, а я ему, и оба мы в один голос сказали: „Ах, эта Демченко, засло­няет его!“ (На ми­нуту.) Домой мы шли вместе с Пастернаком и оба упивались нашей радостью».

Историки до сих пор спорят о том, что именно имел в виду Чуковский и на­сколько корректно он передал чувства Пастернака. Однако вряд ли кто-то возь­мет­ся отрицать, что почти религиозно-экстатическая реакция на выступ­ления или появления Сталина на публике была для советского общества 1930-х годов явлением вполне типичным. Как такая реакция стала возможной? Откуда воз­ник и как функционировал культ Сталина в предвоенной советской культуре?

В 1956 году Никита Хрущев выступил с докладом, в котором разоблачил культ личности Сталина. С тех пор словосочетание «культ личности» неоднократно использовалось в качестве эвфемизма, обозначающего пороки сталинской эпохи. Хрущеву было важно показать, что сами по себе славословия в адрес вождя, террор и диктатура были связаны не с особенностями большевизма как систе­мы, а с изъянами личности Сталина. Эту логику восприняли многие исследова­тели, искавшие ключ к пониманию сталинского режима в психо­био­графии вождя. В их изложении Сталин предстает мнительным параноидаль­ным тира­ном, охваченным манией величия.

Другие историки сталинизма, наоборот, отмечали, что культ диктатора был заложен в самом основании большевизма и не был системным сбоем. Согласно марксистской доктрине, отдельная личность не имела принципиального значе­ния, главные роли на авансцене истории играли вступившие в борьбу классы. Борьба эта должна была с неизбежностью закончиться победой пролетариата. Однако в России начала ХХ века пролетариата как класса фактически не суще­ст­вовало, и теоретикам большевизма пришлось придумать концепцию пар­тии — авангарда пролетариата, которая на время, необходимое для появления пролетариата, берет на себя диктаторскую власть в стране. На практике дикта­тура партии очень быстро превратилась сначала в диктатуру узкой группы партийных лидеров, а потом и одного лидера.

Культ личности не был уникальным изобретением сталинизма: аналогичные культы возникли в первой половине ХХ века во многих странах мира. Истори­ки, сравнивающие сталинизм с опытом других стран, говорят о том, что воз­ник­новение культа можно объяснить и вполне прагматическими интересами правящего класса. К началу 1930-х годов партийные идеологи почувствовали, что язык марксистских абстракций плохо усваивается обществом, и переклю­чи­­лись на разработку более понятной идеологии, использующей идеи народа, традиции, вождя как лидера нации. Отчасти оправданность такого подхода подтверждают и некоторые высказывания самого Сталина. Так, в 1935 году Мария Сванидзе, входившая в семейный круг вождя, записала в дневник свой разговор со Сталиным: «Он как-то сказал об овациях, устраиваемых ему, — наро­ду нужен царь, т. е. человек, которому они могут поклоняться и во имя кото­рого жить и работать».

Культ личности был одним из важнейших политических механизмов советской власти. Исправная работа этого механизма была невозможна без отстроенной инфраструктуры производства культа — и именно этим во многом объясняется то внимание, которое советская власть уделяла искусству. Культура таким об­ра­­зом превращалась в политику, а журналисты, режиссеры, писатели, худож­ники, скульпторы и партийные идеологи — в служащих, занимавшихся делом государственной важности — созданием культа.

Культ Сталина возник не на пустом месте и прошел через несколько этапов, прежде чем достиг своего пика в конце 1930-х годов. Сразу же после прихода к власти большевики начали бороться с религиозными культами, но не просто разрушали существовавшие до них символы и ритуалы, а создавали на их месте новые, советские. Важнейшим событием для советской культуры 1920-х годов стала смерть Владимира Ленина, после которой в считаные недели возник его полномасштабный культ: Петроград был переименован в Ленинград, во многих городах появились памятники Ленину, на Красной площади был построен Мав­золей, где в саркофаге со стеклянной крышкой лежало забальзамированное тело вождя. Вскоре Владимир Маяковский написал поэму «Владимир Ильич Ленин», которая разошлась на хрестоматийные цитаты: «Ленин и теперь живее всех живых», «Партия и Ленин — близнецы-братья», «Самый человечный чело­век». В тексте Маяковского, как и во многих других откликах на смерть вождя, Ленин представал пророком, сумевшим воплотить многовековую мечту чело­ве­чества.

В середине 1920-х культы разной силы и масштаба возникли и вокруг осталь­ных видных большевиков: по стране прошла волна переименований, в резу­ль­тате которой Гатчина превратилась в Троцк, Елисаветград —в Зиновьевск, а Царицын — в Сталинград. Впрочем, по мере того как Сталин разделывался со старыми большевиками, города, носящие их имена, исчезали с карты и на ней появлялись имена тех, кто поддержал Сталина во внутрипартийной борьбе, — Кирова, Орджоникидзе, Ворошилова.

К концу 1920-х годов Сталин избавился от всех конкурентов в борьбе за ли­дерство внутри партии и превратился в единовластного правителя страны. В этот же момент он решился на беспрецедентную по масштабу программу насильст­венного преобразования страны. В 1928 году был объявлен план первой пяти­летки, ставивший задачу ускоренной индустриализации страны. В 1929 году, названном Сталиным «годом великого перелома», началась сплошная коллек­тивизация, которая должна была поставить под контроль государства все сель­ское хозяйство в стране и дать средства для индустриали­зации. По своему воз­действию на общество эти события можно сравнить с революцией или гра­ждан­ской войной.

Партийные идеологи почувствовали, что такие радикальные действия нужда­лись в дополнительной легитимации, и развернули кампанию по возвеличива­нию Сталина. 21 декабря 1929 года вождь отмечал свое 50-ле­тие, и советские газеты обрушили на читателей шквал материалов про Ста­лина. На следующий день все материалы вышли отдельной брошюрой. Вот как описал ее в своем дневнике партийный функционер Александр Соловьев:

«В ней 270 страниц. На 13 страницах помещен перечень приветствий област­ных, окружных, районных и низовых парторганизаций, не менее 700 приветст­вий. <…> Кричащие лозунги: „Вождю мирового проле­та­риата“, „Вождю револю­ционной мировой партии“, „Испытанному вождю“, „Вождю мирового Октя­бря“, „Вождю побеждающего соци­ализма“, „Беспощадному борцу за чистоту ленинской линии“, „Бойцу пролетарской мировой революции“, „Организатору Союза Республик“».

После этого советская идеологическая машина застыла в нерешительности: сам Сталин не выступил с разъяснением того, как он видит дальнейшее развитие своего культа, а проявлять самодеятельность было опасно. Риск отчасти был вызван и тем, что обстоятельства дореволюционной жизни Сталина на тот мо­мент оставались практически неизвестными публике, а канонического жиз­не­описания Сталина не существовало.

Неопределенность закончилась в 1934 году. Первого января газета «Правда» вышла с очерком известного партийного идеолога Карла Радека «Зодчий со­ци­а­листического общества». Очерк был написан в виде воображаемой лекции, прочитанной в 1967 году в Школе межпланетарных сообщений в пятидесятую годовщину Октябрьской революции. Лекция была посвящена истории победы социализма, а главным героем лекции выступал Сталин. В кульминационном пассаже очерка Сталин с соратниками стоял на Мавзолее, окруженный морем людей:

«К сжатой, спокойной, как утес, фигуре нашего вождя шли волны люб­ви и доверия, шли волны уверенности, что там, на Мавзолее Ленина, собрался штаб будущей победоносной мировой революции».

Очерк стал своеобразным прологом к XVII съезду партии, названному газетами «съездом победителей». На нем Сталин подвел итоги первой пятилетки, наме­тил задачи на следующую и объявил, что в СССР построен фундамент социа­лиз­ма. После этого на страницы центральной прессы хлынул поток «сталини­аны». Газеты стали печатать произведения народных сказителей — например, даге­станского ашуга Сулеймана Стальского, казахского акына Джамбула Джа­баева. В их стихах и песнях личности авторов растворялись, и восхваления Сталина подавались как идущие от самого народа.

Особую роль в производстве культа играла Грузия. В начале 1930-х годов самой влиятельной фигурой в коммунистическом руководстве Закавказья стал став­ленник Сталина Лаврентий Берия, который взял в свои руки сбор всех доку­мен­­тов, относящихся к революционной молодости вождя. В 1935 году Берия под своим именем выпустил книгу «К вопросу об истории большевистских орга­­низаций в Закавказье», а через два года последовал сборник воспоминаний и документов «Батумская демонстрация 1902 года». Обе эти книги показывали, что с самых первых годов ХХ века совсем еще молодой Сталин играл роль чуть ли не единственного лидера и идеолога революционной борьбы на Кавказе.

Именно грузинские поэты (Паоло Яшвили, Николоз Мицишвили) первыми из со­ветских писателей первого ряда опубликовали свои стихи, прославляющие Сталина. Эти стихи хорошо звучали по-русски благодаря переводу Бориса Пастернака:

Как коммунизма имя, так и твой
Звук имени стал словом обихода,
Как слово «хлеб», «река» и громовой
Клич «Лилео»: гимн солнцу над природой.

Хотя, принадлежащий всем краям,
Ты всюду станешь страждущих скрижалью,
Будь гордостью еще особой нам
И нашей славой, человек из стали.

Все последующие годы, вплоть до 60-летия вождя в 1939 году, шло нарастание потока сталинианы, который равномерно захватывал все жанры и виды искус­ства. Сначала вышла биография Сталина, написанная Анри Барбюсом, с гово­ря­щим названием «Сталин. Человек, через которого раскрывается новый мир». Затем Сталин как персонаж появился в игровых фильмах, посвященных рево­люции. Наконец, в Москве на Всесоюзной сельскохозяйственной вы­ставке поя­вился 25-метровый памятник вождя работы скульптора Сергея Меркурова.

Советская культура к этому моменту была уже полностью подчинена государ­ству и управлялась централизованно, как фабрика или комбинат, поэтому боль­шое значение для формирования канона имели разные конкурсы, вы­став­ки и премии. Авторы идеологически верных работ, посвященных вождю, удо­стаивались государственных наград или иных знаков внимания — и вся куль­тура получала сигнал, в какую сторону двигаться.

Попробуем обобщить содержательную часть возникшего в 1930-е годы канона и для удобства описания возьмем художественную литературу. Во-первых, поя­вился кано­нический набор эпизодов биографии Сталина, кото­рый подле­жал художест­вен­ному осмыслению: детство в Грузии, участие в ре­во­люци­онном движении на Кавказе, испытание тюрьмами и ссылками, со­учас­тие на равных с Лениным в революции 1917 года, стратегическое руковод­ство Красной армией во время обороны Царицына, клятва над гробом Ленина, дарование советскому народу Конституции. Все значительные произведения сталинианы так или иначе вращались вокруг этих эпизодов из жизни вождя.

Во-вторых, сформировался набор устойчивых характеристик самого Сталина и связанных с ними смысловых рядов. Сталин уподоблялся явлениям природы. Например, солнцу, чьи лучи достига­ют самых дальних концов страны и всюду несут тепло и радость. Так же дейст­вовала сталинская улыбка, забота, слова. Сталин изо­бра­жался отцом нации — одновременно строгим и добрым, не­ус­тан­­но дума­ю­щим о благе каждого советского гражданина. Сталина называли «человеком из народа». Он одновременно понятен всем и каждому и при этом вобрал все лучшие свойства всех советских людей. На мно­гих картинах и во мно­гих текстах Сталин одет в шинель обычного сол­дата. Он лишь рядовой в армии строителей коммунизма.

Канонический Сталин был учеником Ленина, но и сам был учителем. Он по­знал все премудрости марксизма и поднялся на недосягаемую теоретическую высоту. Сталин представал садовником, заботливо выращивающим вокруг себя людей. Он в конечном счете демиург, способный трансформировать реаль­ность. Наконец, Сталина объявили вождем и пророком. Он единственный мог вести Советский Союз в светлое будущее. 

Отдельной темой, сквозившей во многих литературных произведениях, по­свя­щенных Сталину, была невозможность его непосредственного изображения: Сталин был слишком велик и возвышен, чтобы автор мог надеяться словами выразить сущность вождя. В этих текстах Сталин представал величайшей за­гад­кой, которая требовала все новых и новых интерпретаций, но ни в коем случае не могла быть разгадана. Особое значение приобретали малейшие бы­то­вые детали, связанные со Сталиным: часы, которые Сталин показал ауди­то­рии на съезде 1936 года, так увлекли Чуковского потому, что тоже могли быть очередной подсказкой, помогающей разгадать великую тайну.

В особой ситуации находились художники, фотографы и кинематографисты, которые в силу специфики своего искусства должны были в реалистической манере, как это предписывал метод социалистического реализма, изображать Сталина. В формировании визуального канона важнейшую роль играли газет­ные изображения Сталина, которые сформировали репертуар поз вождя и пра­вил расположения его фигуры в пространстве художественного произведения.

Принципы вертикальной властной иерархии советского общества были пере­ведены на язык живописи и фотографии. Любое изображение Сталина должно было с композиционной точки зрения занимать доминирующее место: Ста­лин был в центре, а остальные фигуры расходились от него кругами (если речь шла о многофигурной композиции, то все взоры могли быть обращены на вож­дя), либо он возвышался над остальными, либо был самой крупной фигурой ком­позиции (иногда и то, и другое, и третье одновременно). В этом контексте по­нятна досада Чуковского на стахановку Демченко: она нарушила привычную композицию и заслонила вождя.

Чаще всего вождя изображали во время одного из ритуалов власти: Сталин стоял на трибуне Мавзолея, выступал с речью на съезде или приветствовал зал с трибуны. Сталин редко изображался в состоянии активного действия; глав­ным был его взгляд — спокойный, задумчивый, волевой и направленный вдаль, туда, где должно было находиться светлое будущее коммунизма, которое ему удавалось увидеть с пророческой ясностью.

Сегодня многие проявления сталинского культа могут показаться примитив­ны­ми и навязчивыми. Такими они казались и некоторым людям в 1930-е го­ды. Однако это критическое отношение к продуктам культа у многих советских интеллектуалов не распространялось на фигуру самого Сталина. Отвергая без­дарную продукцию культа, они самостоятельно пытались осмыслить феномен сталинского величия. Многие из этих произведений, обращавшихся к Сталину, или были опубликованы в 1930-е и почти сразу же забыты, или дошли до ши­ро­­кого читателя только во время горбачевской перестройки. Посвященные Сталину стихи Осипа Мандельштама, Бориса Пастернака, Николая Бухарина, пьеса Михаила Булгакова «Батум» и значительный пласт в полном объеме еще не выявленных произведений и художественных замыслов, связанных со Ста­ли­ным, формируют второй, скрытый корпус сталинианы, без которого наше понимание культа останется неполным.

Чуть ли не каждого значительного советского интеллектуала связывала со Ста­ли­ным своя история отношений. У каждого из них была с ним или личная встреча, или телефонный разговор. О многих произведениях Сталин оставил свой устный или письменный отзыв. Каждое из этих событий сыграло судьбо­носную роль в жизни конкретного писателя, режиссера или художника: кого-то вмешательство Сталина избавило от общественной травли; кому-то помогало спасти родственника или друга; для кого-то, наоборот, могло означать неглас­ный запрет на творчество. Каждой своей реакцией Сталин демонстративно дистанцировался от официального газетного языка и показывал, что он сам мудрее и проницательнее, чем выстроенная им система.

Кроме того, возможность прямой коммуникации со Сталиным вкупе с высоким статусом искусства в Советском Союзе наводила многих писателей на мысль о том, что между художником и вождем существует незримая связь. Политика обнаруживала родство с творчеством: радикальные социальные эксперименты уподоблялись художественным акциям. Этой теме посвящено стихотворение Бориса Пастернака 1935 года «Мне по душе строптивый норов», опубликован­ное в газете «Известия». Его лирический герой, поэт, не мыслит себя без соот­несения с кремлевским вождем:

И этим гением поступка
Так поглощен другой, поэт,
Что тяжелеет, словно губка,
Любою из его примет.
Как в этой двухголосной фуге
Он сам ни бесконечно мал,
Он верит в знанье друг о друге
Предельно крайних двух начал.

Большинство советских интеллектуалов 1930-х составляли те, кто уцелел во вре­мя Гражданской войны и не уехал в эмиграцию. Они в целом приняли идею большевистской революции как необходимой очистительной бури и не го­товы были так быстро расстаться с надеждами на построение нового справедливого общества. Тем более что сложившийся культ усиливал иллю­зию, что все недостатки системы не имели отношения лично к Сталину, а значит, могли быть исправлены.

Особое значение имел и международный контекст. На фоне затяжной эконо­миче­ской депрессии, поразившей развитые страны Запада, и набиравшего в Германии и Италии силу фашизма сталинизм выглядел чуть ли не един­ствен­но возможной исторической альтернативой. Многократно усиленные пропагандой успехи в индустриализации страны и установлении социального равноправия позволяли если не полностью оправдать массовый террор, то хотя бы представить его неизбежным злом, необходимым, чтобы выстоять в надви­гаю­щейся мировой войне.

Наиболее ярко это чувство выражено в «Поэме о Сталине», написанной Нико­лаем Бухариным  Николай Бухарин (1888–1938) — революцио­нер, член РСДРП с 1906 года, после револю­ции — один из руководителей партии. Попал в опалу в 1928 году, в 1937 году был аресто­ван и годом позже расстрелян. в конце 1936 года, в ожидании ареста. Поэма состоит из се­ми песен, последняя из них называется «Трубные сигналы» и рисует апокалип­тическую картину решающей битвы сил света и тьмы.

Трубит труба времен. И на пороге
Годов решающих, среди друзей без счета,
Средь миллионов толп, средь армий, средь героев,
Стоит наш Сталин, наш любимый полководец,
Готовый взмыть на крыльях к солнцу битв,
Трубит труба времен. И громкий клич несется:
«Веди нас в новый бой, коль недруг нападет!»
И мудро смотрит вдаль, пытливым взором глядя
На полчища врагов, великий Сталин.

Более поздние рукописи свидетельствуют, что Бухарин не изменил своих взглядов даже и перед лицом неминуемой смерти: поверить, что его жертва будет оправдана грядущим судом истории, оказалось проще, чем допустить мысль, что идеалы революции преданы, а руководство страной перешло в руки диктатора, уничтожавшего людей ради сохранения личной власти. Сила соз­дан­ного культа оказалась настолько мощной, что и более чем через 60 лет после смерти Сталина значительная часть российского общества отказывается осудить преступления советского режима.

Чувство, которое Чуковский испытал на съезде в 1936 году, и было главным продуктом советской культуры 1930-х годов. Опыт ХХ века показал, что пер­сональные культы, дополненные неограниченным насилием, могут гораздо эффективнее, чем абстрактные доктрины, мобилизовать общество на под­держку тоталитарных режимов. Искусству в этом страшном производстве отводи­лась одна из главных ролей: без тысячи стихов, песен, картин и бюстов Ста­лина его власть не могла бы оставаться настолько прочной. Сталинизм одно­временно и уничтожал художника, и наделял его неслыханной властью. Правда, этой властью он должен был воспользоваться предзаданным способом: убедить свою аудиторию, что есть только один способ получить билет в свет­лое будущее — полностью довериться лидеру-пророку.

arzamas.academy

Культ личности Сталина — Википедия

Плакат периода культа личности Сталина

Культ личности Сталина — возвеличивание личности И. В. Сталина средствами массовой пропаганды, в произведениях культуры и искусства, государственных документах. Культ личности Сталина начался в середине 1920-х годов и продолжался до 1956—1961 годов.

Аналогичные по характеру, но меньшие по масштабу явления наблюдались и в отношении других государственных руководителей этого периода (М. И. Калинина, В. М. Молотова, А. А. Жданова, Л. П. Берия и пр.), однако сопоставимым с культом И. В. Сталина был только культ В. И. Ленина.

Выражение «культ личности Сталина» получило широкое распространение после появления в 1956 году в докладе Н. С. Хрущёва «О культе личности и его последствиях» и в постановлении ЦК КПСС «О преодолении культа личности и его последствий».

Марксизм-ленинизм, идеологическая основа Советской власти, исходя из марксистского положения о равенстве, теоретически отвергает вождизм, ограничивая «роль личности в истории». В то же время некоторые учёные считают вождизм естественным следствием практического социализма. Например, русский философ Н. А. Бердяев считал, что «Ленинизм есть вождизм нового типа, он выдвигает вождя масс, наделённого диктаторской властью». После Октябрьской революции 1917 года в Советской России и СССР стали использоваться во множественном и единственном числе титулы «вожди революции» и просто «вожди» применительно к В. И. Ленину и Л. Д. Троцкому.

Возникновение культа личности И. В. Сталина связывают как с направленной деятельностью высшего руководства ВКП(б) и самого И. В. Сталина, так и с историческими и культурными особенностями развития государства в тот период.

Так, по мнению политолога А. А. Кара-Мурзы, культ личности был создан самим И. В. Сталиным, который занимался этим как приоритетной темой все годы своего правления, вплоть до марта 1953 года[1]. Идея культа заключалась[2] в том, чтобы весь советский народ всем оказывался обязан партии, государству и своему вождю[2]. Одним из аспектов этой системы являлась необходимость выражения благодарности И. В. Сталину, например, за социальные услуги и вообще за всё, что есть у граждан[2]. Профессор русской истории университета Джонса Хопкинса Джеффри Брукс отмечает, что известная фраза «Спасибо товарищу Сталину за наше счастливое детство!» подчёркивала, что у детей счастливое детство потому лишь, что его обеспечил им И. В. Сталин[2].

В учебнике для юридических вузов и факультетов «Теория государства и права», изданном авторским коллективом под редакцией профессора С. С. Алексеева, об одной из причин культа личности Сталина говорится следующее[3]:

Российская многовековая традиция патернализма нашла воплощение в мелкобуржуазном вождизме, характерном для многомиллионной крестьянской страны. Психология вождизма, бюрократическое обожествление авторитета и послужили питательной средой культу личности Сталина. К началу 30-х годов тоталитарный режим стал суровой политической реальностью.

Среди лиц, положительно оценивающих правление И. В. Сталина (часть коммунистов, этатистов и др.) бытует мнение, что культ был вызван с личностными чертами Сталина и успехами, связанными с его правлением[источник не указан 878 дней]. Так, после «разоблачения культа личности» получила известность фраза, приписываемая обыкновенно М. А. Шолохову (но также и другим персонам)[4][5][6]: «Да, был культ… Но была и личность!».

Вождизм[править | править код]

В сталинский период советская пропаганда создала вокруг И. В. Сталина ореол непогрешимого вождя. После обретения И. В. Сталиным всей полноты власти применительно к нему часто использовались и были почти обязательны в официальных публицистике и риторике титулы «великий вождь», «великий вождь и учитель», «отец народов», «великий полководец», «гениальный учёный», «лучший друг (учёных, писателей, физкультурников и др.)» и т. д.

И. В. Сталин был единственным Генералиссимусом Советского Союза.

Ввиду объявления И. В. Сталина теоретиком марксизма-ленинизма его имя упоминалось и его портретный образ помещался в одном ряду с К. Марксом, Ф. Энгельсом и В. И. Лениным, а также, подобно «марксизму-ленинизму», иногда использовался термин «сталинизм», десятилетия спустя ставший понятием-определением созданного им политического режима с отрицательной оценкой-осмыслением.

Наименование объектов[править | править код]

Именем И. В. Сталина (а также его ближайших соратников) были названы многочисленные географические, народно-хозяйственные, технические, военные, транспортные, культурные и прочие объекты, предметы, награды.

Города[править | править код]

В честь Сталина были названы следующие крупные советские населенные пункты:

  • Сталинград (1925—1961, до 1925 года — Царицын, с 1961 года — Волгоград, ; одно из первых переименований — в обороне Царицына И. В. Сталин участвовал в Гражданскую войну)
  • Сталино (1924—1961, до 1924 года — Юзовка, с 1961 года — Донецк)[7]
  • Сталинабад (1929—1961, до 1929 года — Дюшамбе, после 1961 года — Душанбе)
  • Сталинск (1932—1961, до 1932 и после 1961 года — Новокузнецк)
  • Сталиногорск (Новомосковск, 1934—1961)
  • Сталинири (1934—1961, до 1934 и после 1961 года — Цхинвал (Цхинвали))

В 1937—1938 годах выдвигались предложения переименовать Москву в Сталинодар.

В 1950-х города названные в честь И. В. Сталина были во всех странах Варшавского договора и СЭВ (на тот момент), кроме Чехословакии:

В ГДР и ВНР города были построены практически с нуля и должны были стать «новыми социалистическими городами».

Прочие объекты[править | править код]

Названия, связанные с И. В. Сталиным, были присвоены высочайшим вершинам СССР (Пик Коммунизма), Болгарии (Мусала), Словакии и всех Карпат (Герлаховски-Штит), а также расположенной на территории Канады горе Маунт-Пек.

Имя И. В. Сталина носили станции метро «Семёновская» и «Измайловский парк» в Москве, Беломорско-Балтийский канал, Завод имени Лихачёва, ряд вузов, в том числе Тбилисский государственный университет, Московский институт стали и сплавов (Национальный исследовательский технологический университет «МИСиС»), Московский государственный горный университет, Московский государственный технологический университет «Станкин», Белорусский национальный технический университет и др.

В честь И. В. Сталина были названы серии танков, паровозов, и бронепоезд.

Памятники[править | править код]

Сталиниана[править | править код]

Литература[править | править код]
Витрина книжного магазина в Одессе в 1931 году

Образ И. В. Сталина стал одним из центральных в советской литературе 1930-х-1950-х годов; произведения о вожде писали также зарубежные писатели-коммунисты, в том числе Анри Барбюс (автор изданной посмертно книги «Сталин»), Пабло Неруда, эти произведения переводились и тиражировались в СССР. Произведения, прославляющие И. В. Сталина, в изобилии появлялись и в публикациях фольклора практически всех народов СССР.

Сталиниана постоянно присутствовала в первую очередь в советской печати, кинематографии, музыке, живописи и скульптуре этого периода, включая монументальное, изобразительное и массовое искусство. Прижизненные памятники И. В. Сталину, как и памятники В. И. Ленину, устанавливались массово в большинстве городов СССР, а после 1945 и Восточной Европы. В дни государственных праздников обязательным и широко отражённым в кинематографе стал ритуал поднятия над Москвой на аэростатах огромного портрета И. В. Сталина, подсвечиваемого прожекторами. Особую роль в создании пропагандистского образа И. В. Сталина сыграли массовый советский плакат, посвящённый самой разнообразной тематике с его изображением, а также обязательное размещение его портретов во всех государственных и общественных зданиях и помещениях и на транспорте.

Кинематограф[править | править код]
Живопись[править | править код]
Филателия[править | править код]

Мифологизация картины истории[править | править код]

Главную роль в искажении и создании мифологической картины советской истории сыграл созданный, частью лично И. В. Сталиным, частью под его редакцией, «Краткий курс истории ВКП(б)».

К концу сталинского периода из истории революции и Гражданской войны исчезли многие деятели, игравшие видные роли в этих событиях. Их действия были приписаны И. В. Сталину и узкому кругу его соратников, зачастую игравших в реальности второстепенные и третьестепенные роли, и нескольким видным большевикам, умершим до начала большого террора: Я. М. Свердлову, Ф. Э. Дзержинскому, М. В. Фрунзе, С. М. Кирову и другим[8].

Партия большевиков представлялась единственной революционной силой; революционная роль остальных партий отрицалась. Отдельным лидерам революции приписывались предательские и контрреволюционные действия[8].

В официальной историографии Великой Отечественной войны для описания крупнейших наступательных операций Красной Армии, приведших к разгрому Третьего Рейха, использовался термин «Десять Сталинских ударов».

Также при И. В. Сталине, особенно в последнее десятилетие его правления, произошло изменение отношения к дореволюционной истории России, в частности, правлению Ивана Грозного и Петра Первого[8], что было связано с акцентированием внимания на роли государства и сильного правителя.

Культ личности И. В. Сталина вне СССР[править | править код]

Культ личности И. В. Сталина был также распространён в большинстве социалистических стран мира. После XX съезда КПСС сталиниская направленность государственной политики и связанный с ней культа личности И. В. Сталина сохранились в Албании (до 1990 г.), КНР и КНДР.

В настоящее время на официальном уровне отдельные проявления культа существуют в КНР, где есть ряд памятных изображений И. В. Сталина и выпускаются сувениры с его изображением, а также в КНДР. К наследию И. В. Сталина обращаются отдельные партии коммунистической направленности по всему миру.

Люди названные в честь Сталина[править | править код]

Отношение И. В. Сталина к культу личности[править | править код]

Н. С. Хрущёв, развенчивая культ личности в своём знаменитом докладе на XX съезде КПСС, утверждал, что И. В. Сталин всячески поощрял такое положение вещей. Так, Н. С. Хрущёв заявил, что редактируя подготовленную к печати собственную биографию, И. В. Сталин вписывал туда целые страницы, где называл себя вождём народов, великим полководцем, высочайшим теоретиком марксизма, гениальным учёным и т. д.[9] В частности, Н. С. Хрущёв утверждал, что самим И. В. Сталиным был вписан следующий отрывок: «Мастерски выполняя задачи вождя партии и народа, имея полную поддержку всего советского народа, Сталин, однако, не допускал в своей деятельности и тени самомнения, зазнайства, самолюбования»[10].

На замечание Лиона Фейхтвангера «о безвкусном, преувеличенном преклонении перед его личностью», И. В. Сталин «пожал плечами» и «извинил своих крестьян и рабочих тем, что они были слишком заняты другими делами и не могли развить в себе хороший вкус»[11].

В то же время известно, что И. В. Сталин пресекал некоторые акты своего восхваления. Так, по словам писателя О. С. Смысловского, первые эскизы орденов Победы и Славы были выполнены с профилем И. В. Сталина, однако Сталин якобы попросил заменить его профиль на Спасскую башню[12]. В 1949 году, когда МГУ хотели присвоить его имя, И. В. Сталин категорически возразил: «Главный университет страны может носить лишь одно имя — Ломоносова»[13].

Современные исследователи сталинской эпохи считают что подобные действия должны были символизировать так называемую «сталинскую скромность» — одну из сталинских идеологем, важную часть его образа, подчеркивавшуюся пропагандой. По словам немецкого историка Яна Плампера[de] «сложился образ Сталина, находившегося в откровенной оппозиции к своему собственному культу или в лучшем случае неохотно его терпевшего»[14]. Российская исследовательница Ольга Эдельман считает феномен «сталинской скромности» хитрым политическим ходом, позволявшим Сталину под видом нежелания «выпячивать» свою личность пресекать излишнее любопытство касательно своего прошлого, заодно оставляя себе возможность отбирать то, что он сам считал годным для печати и таким образом самому формировать свой общественный образ[15].

Публичное поведение Сталина также играло важную роль. Согласно воспоминаниям:

Возьмем, например, его [Сталина] проходы по коридорам Кремля. Это было одним из своеобразных ритуалов его культа. Идешь с бумагами, смотришь: сам, в окружении охраны. Впереди Сталина метрах в 25-30 шел один охранник. А за ним примерно в двух метрах шло ещё два человека. Полагалось стать к стене спиной, держать руки на виду и ждать, когда он пройдет.

Насчет того, как здороваться, никаких указаний не существовало. Я, к примеру, когда он проходил мимо меня, говорил: «Здравствуйте, товарищ Сталин». Он в ответ поднимал правую руку и молча шел дальше. Шел уверенно, размеренно, спокойно, причем смотрел не на того, кто с ним здоровался, а куда-то вдаль, впереди себя. Выражение лица было такое значительное, что я тогда думал: наверное, голова у него занята какими-то особыми мыслями, до которых нам, смертным, и не додуматься никогда.

Самым известным разоблачителем культа личности был Н. С. Хрущёв, выступивший в 1956 году на XX съезде КПСС с докладом «О культе личности и его последствиях», в котором он развенчал культ личности покойного И. В. Сталина. Н. С. Хрущёв, в частности, сказал:

Культ личности приобрёл такие чудовищные размеры главным образом потому, что сам Сталин всячески поощрял и поддерживал возвеличивание его персоны. Об этом свидетельствуют многочисленные факты. Одним из наиболее характерных проявлений самовосхваления и отсутствия элементарной скромности у Сталина является издание его «Краткой биографии», вышедшей в свет в 1948 году.

Эта книга представляет собой выражение самой безудержной лести, образец обожествления человека, превращения его в непогрешимого мудреца, самого «великого вождя» и «непревзойдённого полководца всех времён и народов». Не было уже других слов, чтобы ещё больше восхвалять роль Сталина.

Нет необходимости цитировать тошнотворно-льстивые характеристики, нагромождённые в этой книге одна на другую. Следует только подчеркнуть, что все они одобрены и отредактированы лично Сталиным, а некоторые из них собственноручно вписаны им в макет книги.

В своём докладе Н. С. Хрущев выделил кинематограф, как один из инструментов насаждения культа личности, в последующие пять лет художественные фильмы, где присутствовала фигура И. В. Сталина, не демонстрировались[16].

В 1961 году тело И. В. Сталина было вынесено из Мавзолея Ленина — Сталина. Прошли массовые переименования. В частности, город Сталинград был переименован в Волгоград, столица Таджикской ССР Сталинабад — в Душанбе. Почти повсеместно был произведен демонтаж памятников И. В. Сталину. По решению правительства многие художественные киноленты были подвергнуты цензуре и освобождены от «навязчивого образа» (И. В. Сталина)[16].

В 1962 году были переименованы паровозы ИС (Иосиф Сталин) в ФДп (Феликс Дзержинский, пассажирский вариант) и прочие объекты.

Перестройка[править | править код]

В годы правления Л. И. Брежнева не было ни дальнейших разоблачений, ни возрождения культа; дабы не накалять страсти в обществе по поводу столь противоречивой и резонансной темы, о И. В. Сталине без лишнего повода старались просто не вспоминать. О нём осталась нейтральная статья в Большой советской энциклопедии. В 1979 году сообщили о 100-летии И. В. Сталина в советских СМИ, но особых торжеств не устраивали.

Во второй половине 80-х годов ситуация изменилась: на волне Перестройки и Гласности тема И. В. Сталина и его правления вновь стала одной из самых обсуждаемых.

Российская Федерация[править | править код]

  1. ↑ Профессор политологии и историк Алексей Кара-Мурза в программе «Именем Сталина: историческое наследие сталинской эпохи»
  2. 1 2 3 4 Профессор русской истории университета Джонса Хопкинса, Джеффри Брукс. 16 минут 00 секунд
  3. ↑ «Теория государства и права. Гриф МО РФ» Архивная копия от 12 октября 2013 на Wayback Machine, издательство «Норма», ISBN 978-5-89123-785-8
  4. ↑ К. М. Лебединский Чувство Времени, 2005.
  5. ↑ С. Сверчков Почетный гражданин — начальник Всея Руси // Правда. — 2006. — № 54 (26-29 мая).
  6. ↑ М. Делягин. Сотвори кумира // Завтра. — 2006. — № 40 (672), 04.10.2006.
  7. Александр Федонин, историк. Между Юзовкой и Донецком. Сайт «Донецк: история, события, факты.» (22 сентября 2010). Проверено 26 октября 2013.
  8. 1 2 3 Краткий курс истории ВКП(б). — Госполитиздат, 1945.
  9. В. П. Наумов. К истории секретного доклада Н. С. Хрущёва. //«Новая и новейшая история», № 4, 1996.
  10. ↑ Никита Сергеевич Хрущев. О культе личности и его последствиях. Доклад XX съезду КПСС
  11. Лион Фейхтвангер. Москва 1937
  12. Олег Смыслов. Загадки советских наград. 1918—1991 годы. — М.: Вече, 2005. — ISBN 5-9533-0446-3
  13. Ю. А. Жданов. Без теории нам смерть!
  14. Плампер Я. Алхимия власти. Культ Сталина в изобразительном искусстве = The Stalin Cult: A Study in the Alchemy of Power. — Москва: НЛО, 2010. — С. 185–208.
  15. Ольга Эдельман. Сталин, Коба и Сосо. Молодой Сталин в исторических источниках. — Москва: Издательский дом ВШЭ, 2016. — С. 27-28. — ISBN 978-5-7598-1352-1.
  16. 1 2 Диссертация на тему «Полководческий образ Сталина периода гражданской войны в трактовке советского художественного кинематографа второй половины 1930-х — начала 1950-х годов» …
  • Дж. Дэвлин. Миф о Сталине: развитие культа // Труды «Русской Антропологической школы»: Вып. 6. М.: РГГУ, 2009, с. 213—240
  • Штёппер,Б., Зуппан, А. «Революция сверху» и культ Сталина / Отв. ред. Б. В. Носов. — Славянские народы: общность истории и культуры: К 70-летию члена-корреспондента Российской академии наук Владимира Константиновича Волкова. — М. : Индрик, 2000. — С. 286-305. — 488 с. — ISBN 5-85759-128-7.
  • Плампер Я. Алхимия власти. Культ Сталина в изобразительном искусстве = The Stalin Cult: A Study in the Alchemy of Power. — Москва: НЛО, 2010.

ru.wikiyy.com

Культ личности Сталина — Абсурдопедия

  Не путать с манией величности.
Личность нашего гениального вождя и учителя, мудрого отца народов и друга детей, великого борца за свободу угнетённых и храброго полководца товарища Сталина сияет от счастья, глядя на свой Культ

Ничего личного. Только бизнес.

~ Майкл Корлеоне про культ личности Сталина

Культ Личности Сталина (также известный как Причисление Сталина к Богам) — величайший культ величайшей личности отца и вождя всех народов и трудящихся масс Иосифа Виссарионовича Волгина в период величайших побед, начавшийся с незапамятных времён и незаслуженно развенчанный в 11 часов 23 минуты 56 секунд по московскому времени 25-го февраля 1956-го года 20-го столетия с момента Большого Взрыва.

Предпосылки культа[править]

Важной предпосылкой к культу стало то, что Ленин на самом деле был грибом и не мог походить на должность Великого, хоть и сделал для этого немало, но вот Сталин (да продлятся годы Его!) знал, что Он и только Он Сам станет Личностью, Которой будет посвящён свой культ, Которую будут все любить и уважать (и в этом не оказалось никаких сомнений!). Уже после смерти Ленина, Сталин (да не погаснет трубка Его!) объявил о восстановлении Российской империи, налаживании экономики, коллективизации и сплочении нашего дружного народа (благодарствуем Ему за это!), а Себе Он присвоил все чины Табели о Рангах и титул дворянина (о, Великий!). Но на этом дело только началось.

Начало великого и прекрасного жизненного пути великого Сталина (прекрасный человек!) ведёт в сёла Тифлисской губернии, а Его наизамечательнейшего культа (Слава великому Сталину!) — уже после вышеупомянутых реформ Сталина (Воистину слава!). Культ начался с массового возвышения детства Сталина (когда он был подобно агнец Божий), его начинающей партийной деятельностью в 1895—1924 годах (например то, что именно благодаря нашему любимому товарищу Сталину (да не спадут усы Его величавые!) красные выиграли Гражданскую войну у беляков, впрочем так оно и есть) и тому подобным[1]. Далее становилось ещё лучше: Сталина помазали на царство, Он целовал крест (Он клялся возвести в России новые и красочные церкви, однако за период своего правления успел только снести старые) и готовился строить Себе памятники. Велика слава любимого нашего товарища Сталина!

Расцвет культа[править]

Сталин — Император[править]

Ктулху после покушения на великого и несравненного товарища Сталина. Он распался на маленьких ктулхиков, которые тут же были проданы Сталину и Он их съел Сам.

В конце концов, Сталин объявил Себя Верховным Императором Советского Союза, Императором и Царём Российской империи, Великим Князем Московским и Санкт-Петербургским, Великим Князем Тверским, Великим Князем Владимирским, Суздальским, Финляндским, Польским, Таврическим и Крымским, Кубанским, Киевским и прочая, прочая прочая (да пусть не запнётся сказавший Его великий титул полностью!). Всего же Сталин принял в те годы около 1111 титулов, включая титул Ктулху (Царь Вселенной), за что тот хотел Его съесть, но не смог: он поломал себе все зубы и обжёг щупальца об великое сияние Сталина (действительно святой наш товарищ Сталин!).

Памятники Сталину[править]

Памятник Сталину глядит на жителей и спрашивает: «Всё ли у вас хорошо?» «Да, любимый наш товарищ Сталин!» — отвечают благодарные жители с радостными лицами. А такой памятник стоял в каждом городе СССР, что означает счастье во всей великой стране великого Руководителя.

Сталин решил оставить Себя и в монументальном искусстве. Начиная с начала 1930-х годов, Ему повсеместно ставятся памятники. Вначале в Москве, потом в Ленинграде, Смоленске, Душанбе, Берлине, Варшаве, Уфе, Братиславе, Барнауле, Рубцовске, Омске, Сочи, Краснодаре, Изжопске, Челябинске (там он получился настолько суровым, что челябинские мужики снимали перед ним шапку и крестились), Самаре, Саратове, Сталинграде и во всех городах СССР (да будет благословен тот, кто знает все эти памятники наизусть![2]), Восточной и Центральной Европы[3], потому что замечательных и великих людей (именно Сталина!) должно быть очень и очень много! Везде Сталин наблюдал за своими жителями через эти памятники. Правда, позднее памятники Ему были уничтожены бестией-онанистом, сбившегося с истинного пути онанизма Хрущёвым. Но памятники до сих пор есть, ведь, как известно, Сталин лично строил памятники Себе, вкладывая в них частичку Самого Себя, и Он до сих пор остаётся жить со своим любимым народом[4]. Жаль, что памятникам сейчас никто так и не растолкует, что Сталин уже давно умер, а так памятники Ему до сих пор ждут своего Великого Основателя (да не пропадёт Он никогда!).[5]

Именно на Сталина должны онанировать![править]

Этот лозунг появился в 30-е и стал одним из главнейших распространителей онанистов на территории СССР. Сталин лично не подавал такой пример, так как все знали: если Он начнёт, то кончит очень много (и это чистая правда!).

Популярным стихом к этому девизу являлось стихотворение Володи Маньяковского:

Мы — онанисты — народ плечистый, нас не заманишь сиськой мясистой, нас не заманишь девственной плевой. Кто там дрочит правой? Левой! Левой! Левой!

— Маньяковский. Из пособия «Изучаем онанизм с Маньяковским»

Этот стих, а также многие портреты, марки, памятники с изображением Сталина (да славится великий Сталин!) всё вело к тому, что культ личности Сталина развивался очень и очень сильно (воистину верное решение!). Теперь и онанисты думали только о Нём, когда занимались своим видом спорта[6] (Да славится великий спортсмен наш, товарищ Сталин!). Но Сталин только молча покуривал свою трубку, да думал: «Что же ещё сделать особенного для своего любимого народа?..» (действительно, труженник!)

Культ личности во время Великой отечественной войны[править]

~ Могучий Папаримский про Сталина

А сколько дивизий у Папаримского?

~ Аццкий Сотона про Могучего Папаримского

Когда 22 июня 1941 года поганые богохульствующие немцы под командованием Гитлера, предавшего Сталина самым низким образом (Да будет за это он наказан свыше!) напали на СССР, Великий Сталин не растерялся (стойкости Его дивились все) и повелел отступать до Москвы, чтобы потом уничтожить поганых (воистину Он был великим полководцем[7]) и отбросить их подальше.

Но в 1942 году, Гитлер, подстрекаемый силами зла, не принял доблестного предложения Сталина о мире, по условиям которого Третий Рейх не терял своей государственности в пользу СССР (воистину, Наидобрейший и Наизамечательнейший человек наш товарищ Сталин!), и начал наступление на Сталинград. Сталин не потерпел такого бесчинства, и предпринял атаку на немцев Лично, в ходе которой 6-ая армия была окружена и уничтожена под городом. Сталин, возможно, смог бы отбросить всех немцев за пределы СССР за несколько недель, но жители Москвы и прочих городов умоляли Его, чтобы Он остался и помогал им, грешным, встать на путь Великого Сталина. Сталин соблаговолил им и за неделю побывал во всех крупных городах СССР, и жители их остались довольны Великим Сталиным (воистину так должно быть!).

В 1943—1945 годах Сталин начал производить собственноручно танки Иосиф Сталин, в которых, как и в памятники вкладывал частичку Себя (да не пропадёт Сила Его великая!), а потому советские танки просто сметали всю погань с лица земли. Знаменитый немецкий танкист Отто Кариус так отозвался об этом:

Мы стояли под Прохоровкой и не делали ничего дурного: курили мирную травку, чистили наших Тигров и готовились к сражению. Как вдруг, задрожали и небо и земля: отовсюду мы услышали громкую езду танка и запах некачественной солярки. Поначалу мы подумали, что обкурились, но танки и впрямь появились. Господи, что это были за танки! Они постепенно отрывались от земли и я сам видел, как они летели на крыльях, а то сияние, которое исходило от них, практически ослепило нас! Мы ничего не успели сделать, как вдруг они нас увидели и напали на нас. Мы не смогли ничего сделать: мозги наши были поражены столь великим зрелищем: воистину прав тот, кто сказал: Сталин — святой! Но самое странное — они нас пощадили, сказав с грузинским акцентом, чтобы мы убирались. Мы так и сделали. Наше командование приказало нам это забыть, но этого зрелища ничто не вытеснит из моей памяти.

— Отто Кариус, Записки сумасшедшего танкиста, Сборник 1941—1945 годов

Таких показаний было сотни, что говорило о Великой славе товарища Сталина (да прославится Он везде!). Когда в 1945 году Сталин взял Берлин и нашёл в бункере Гитлера там текст Шинели № 5, он совершил то, что доказало уже всем, что Он не от мира сего: прочитав это произведение, Он даже не всплакнул, посчитав, что всё хорошо кончилось (великий и правдивый Литератор всех времён и народов!). Теперь уже никто не сомневался в величии славного Сталина (да! Он велик, как никто другой!), но на этом дело не кончилось.

Сталин — Бог![править]

Что за культ личности? Я в него не верю. Я на самом деле — Бог!

~ Сталин про культ личности Сталина

После ВОВ Сталин достиг апогея своей славы (больше славы замечательному нашему товарищу Сталину!). Он был провозглашён и рейхсканцлером Рейха (хайль, всемогущий Сталин!), и правителем Всея Восточной Европы, потом и всего Мира (Слава великому Сталину!), но Ему было всё мало и мало[8]. И вот Он, наконец, провозгласил себя Богом[БОГ ТЫ МОЙ!] и решил перетащить к Себе гору Олимп, чтобы посмотреть, есть ли там какие-нибудь ещё боги кроме него Великого и Всемогущего, а если и есть, то нужно немедленно расстрелять этих богохульников (воистину так должно быть!). Олимп был уже упакован и готов к отправке но Сталин сказал, что не надо оказывать подобных унижений — Его Великолепие решил посетить Олимп лично, оказывая огромную честь местным обитателям. Но на Олимпе Он никого так и не увидел[9]. Сталин остался со своим титулом. Правда, двух Богов на земле быть не может, а потому Сталин умер в 1953 году, когда Он хотел уже стать единым в трёх лицах (святого старшего Сталина, святого младшего Сталина и святой души Сталина)[10].

Ужасное незаслуженное разоблачение великого культа личности[править]

Борьба с культом не может не огорчать

Был, — сказал он, — главный съезд славной нашей партии.
Про Китай и про Лаос говорились прения,
Но особо встал вопрос про Отца и Гения.
Кум докушал огурец и закончил с мукою, —
Оказался наш Отец не отцом, а сукою…

~ Кум о конце культа личности Сталина

После смерти Сталина на должность фараона СССР и императора РСФСР[11] вступил Никита Семёнович Хрущёв. Новый так называемый «первый секретарь» начал расправляться с верными сталинцами, оплёвывать вождя, очерняя Его и низвергая Его памятники, и разоблачая Его культ[12] на XX съезде КПСС[13], произнеся крамолу о выдуманном вреде культа личности[14]. Современными научными учёными доказано, что весь этот доклад Хрущёва — совершеннейший бред, и без культа личности Россия пропадёт.[15]

Можно привести лишь небольшой отрывок из той речи, с которой тот проклятый коммуняка выступал, обличая несчастного Сталина (да не будет больше таких речей в Его адрес!):

Вы этого подонка даже и не думайте выгораживать! Он урод, совершеннейший! Да как он вообще посмел себе памятники ставить и такие чины и звания присваивать!?[16] Бессовестный!

— Хрущёв, из XX съезда КПСС в 1956 году, о каком-то «культе личности» и «его последствиях»

Современность о культе личности Сталина[править]

Этот Сталин — фрукт, к тому же и несъедобный! Что за нах?

~ Ктулху про культ личности Сталина, самого Сталина и попытку съесть Великого Вождя

Я уважаю Сталина и его культ личности. Это — эталон для подражания!

~ Путин про Сталина и его культ личности
Имя Его бессмертно! Дело Его живёт!

Сегодня культ личности Великого Вождя и Учителя, Отца Народов, Лучшего Друга Детей, Покровителя Велосипедистов, Утешителя Иа-Иа и Находителя Хвоста… и далее… и более… возрождён и преумножен, и вся страна плечом к плечу в едином порыве славит, славит, славит Его продолжительными бурными аплодисментами, переходящими в овации — благо сейчас такого бреда, как во времена негодяя Хрущёва, ни в одну сумасшедшую голову не приходит нести в Его адрес[17].

Люди, которые раньше были повёрнуты к Сталину жопой, всё больше и больше[18] снова поворачиваются к Сталину лицом[19]). ФактыФакты! говорят сами за себя, ибо по всей России и всему миру творится следующее:

  • Сталину вновь ставят памятники.
  • На Него вновь онанируют.
  • Ему снова посвящают стихи, романы и симфонии.
  • Его светлый лик и усы малюют на стенах вокзалов и в школьных тетрадках.
  • В его честь называют буровые скважины.
  • Его именем называют свечные заводы и рейсовые автобусы.
  • Его иконы помещают рядом с иконами его Великого Преемника и Андрея Первозванного.

Видимо, скоро культ личности Сталина расцветёт буйным цветом по всей Земле — от Северной Кореи до Кубы[20] — и по всей Солнечной системе.

Призывы ЦК КПСС к торжественному празднованию культа личности Великого Сталина[править]

Да здравствует великий культ нашего несравненного товарища Сталина и его личности!

Да здравствует личность великого Сталина и её несравненный культ!

Слава великому Сталину и лично его культу!

За культ личности и его Сталина!

Ура, товарищи!

Ура!

  1. Порою Всегда это так и было
  2. ↑ Это опять-таки наш любимый товарищ Сталин!
  3. ↑ А памятников и впрямь было много
  4. ↑ А памятники любимый народ просто спрятал (или они сами спрятались)
  5. ↑ Лютая ложь — Его Преподобие воскресло!
  6. ↑ Кстати, поэтому при Сталине СССР всегда побеждало в международных матчах по онанизму во всех категориях
  7. ↑ Наполеон Бонапарт перед ним — ничтожество!
  8. ↑ А в самом деле, что ещё можно ожидать от богоподобного человека, Чьи заслуги не ценят?
  9. ↑ Наверное, попрятались.
  10. ↑ Так и было выяснено, кто из них настоящий Бог
  11. ↑ Все сталинские звания разрешить присвоить Хрущёву Сталин не позволял, даже когда был уже мёртв, действительно Великий!
  12. ↑ Гореть ему в Аду за это!
  13. ↑ Будь проклят этот порядковый номер великих съездов сталинской партии большевиков!
  14. ↑ Но Хрущёв был не прав
  15. ↑ Так и Путин, его самый последовательный ученик и наследник, считает.
  16. ↑ Сейчас такие обвинения бросают в адрес самого Хрущёва (так ему и надо)
  17. ↑ Что, несомненно, говорит о впечатляющих успехах отечественной психиатрии и эффективности нашей правдивой пропаганды
  18. ↑ По точным оценкам британских учёных — на 0,13° в квартал.
  19. ↑ По экспертному мнению Русской Православной Триединной Церкви Непорочного Зачатия, повернувшиеся лицом к царю и господарю попадут в рай за действо такое!
  20. ↑ И хорошо и вольно настанет тогда диким жителям островов и полуостровов!

Совет
Понравилось — покажи друзьям.

absurdopedia.net

КУЛЬТ ЛИЧНОСТИ СТАЛИНА — это… Что такое КУЛЬТ ЛИЧНОСТИ СТАЛИНА?

чуждое принципам марксизма-ленинизма искусственное преувеличение и возвеличивание роли личности И. В. Сталина, которое имело место с начала 30-х гг. Практика К. л. С. привела к нарушениям норм партийной и общественной жизни, социалистич. законности.

Выдающиеся личности играют важную роль в историч. событиях как руководители, организаторы и вдохновители борьбы масс и классов, но решающая роль в истории принадлежит народным массам. К. Маркс, Ф. Энгельс, В. И. Ленин, опасаясь возможности проникновения в революц. движение культа личности, как одного из самых отвратит. пережитков прошлого, решительно вели борьбу против всех его проявлений. В 1877 Маркс писал: «…из отвращения ко всякому культу личности я во время существования Интернационала никогда не допускал до огласки многочисленные обращения, в которых признавались мои заслуги и которыми мне надоедали из разных стран, — я даже никогда не отвечал на них, разве только изредка за них отчитывал. Первое вступление Энгельса и мое в тайное общество коммунистов произошло под тем непременным условием, что из устава будет выброшено все, что содействует суеверному преклонению перед авторитетами…» (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 34, с. 241). Ленин, будучи общепризнанным вождем Коммунистической партии и народа, с исключительной неприязнью встречал любую демонстрацию почитания его личности. Подчеркивая решающую роль народных масс в историч. творчестве, Ленин говорил: «…Ум десятков миллионов творцов создает нечто неизмеримо более высокое, чем самое великое и гениальное предвидение» (Соч., т. 26, с. 431). Ленинские методы, ленинский стиль парт. и гос. деятельности безусловно исключали идеологию и практику культа личности. В партии при Ленине не было единоличного командования, слепого преклонения перед авторитетом, не говоря уже о преследовании тех, кто открыто полемизировал с Лениным. Ленин учил, что руководство правящей политич. партии и построение социализма могут быть успешными только при условии, если партия не отрывается от трудящихся масс, не командует ими, а учится у масс и направляет их действия, строго учитывая объективные и субъективные условия. Ленин всегда придавал огромное значение вопросу о личных качествах руководящих деятелей партии. Еще в 1903 он писал: «…необходимо, чтобы вся партия систематически, исподволь и неуклонно воспитывала себе подходящих людей в центре, чтобы она видела перед собой, как на ладони, всю деятельность каждого кандидата на этот высокий пост, чтобы она ознакомилась даже с их индивидуальными особенностями, с их сильными и слабыми сторонами, с их победами и «поражениями»». Уже тогда Ленин говорил, что надо дать возможность массе партийных работников «…узнать своих вождей и поставить каждого из них на надлежащую полочку» (Соч., т. 7, с. 100, 101). В последние годы жизни, будучи тяжело больным, Ленин в своих письмах и статьях призывал провести ряд мер для обеспечения единства Коммунистич. партии, для укрепления ЦК партии. Свое «Письмо к съезду» (дек. 1922 — янв. 1923), известное под назв. «Завещание», Ленин посвятил гл. обр. характеристике личных качеств и черт руководящих членов ЦК партии. Характеризуя в этом письме И. В. Сталина, Л. Д. Троцкого, Г. Е. Зиновьева, Л. Б. Каменева, Н. И. Бухарина и Г. Л. Пятакова, Ленин указывал как на их положительные, так и отрицательные качества. Приковывая внимание партии к вопросу о личных качествах и взаимоотношениях руководящих деятелей ЦК, Ленин подчеркивал, что «…это не мелочь, или это такая мелочь, которая может получить решающее значение» (там же, т. 36, с. 546). За годы своей революц. деятельности Сталин накопил большой опыт руководящей парт. работы, но имел некоторые крайне отрицат. личные качества. «Тов. Сталин, сделавшись генсеком, — писал Ленин 24 дек. 1922, — сосредоточил в своих руках необъятную власть, и я не уверен, сумеет ли он всегда достаточно осторожно пользоваться этой властью» (там же, с. 544). Ленин предлагал обдумать способ перемещения Сталина с этого поста. 4 янв. 1923 Ленин в продиктованном им добавлении к письму от 24 дек. 1922 указывал: «Сталин слишком груб, и этот недостаток, вполне терпимый в среде и в общениях между нами, коммунистами, становится нетерпимым в должности генсека. Поэтому я предлагаю товарищам обдумать способ перемещения Сталина с этого места и назначить на это место другого человека, который во всех других отношениях отличается от тов. Сталина только одним перевесом, именно, более терпим, более лойялен, более вежлив и более внимателен к товарищам, меньше капризности и т. д.» (там же, с. 545-46).

В силу сложившихся обстоятельств Сталин не был тогда освобожден от обязанностей генерального секретаря ЦК. Ленин писал свое «Завещание» («Письмо к съезду») 24-25 дек. 1922 и 4 янв. 1923. Очередной XII съезд РКП(б) состоялся в Москве 17-25 апреля 1923. «Завещание» делегатам этого съезда сообщено не было.

Через несколько месяцев после XII съезда, осенью 1923, оппозиция, возглавляемая Троцким, выступила открыто с антиленинской платформой. ЦК партии, возглавляемый Сталиным, организовал борьбу партии против троцкистской оппозиции. В янв. 1924 скончался Ленин. В конце мая 1924 состоялся XIII съезд РКП(б), делегатам к-рого ленинское «Завещание» было сообщено не на заседании съезда, а на совещаниях делегаций отд. республик, краев, губерний. Зачитав «Завещание», руководители делегаций (секретари местных парт. органов) ставили перед товарищами вопрос: целесообразно ли в условиях острой внутрипарт. борьбы освобождать Сталина от поста ген. секретаря. Делегации XIII съезда, а затем члены ЦК РКП(б) на состоявшемся сразу после съезда пленуме обсуждали письмо Ленина в сложной внутрипарт. обстановке. Искренне надеясь, что Сталин добросовестно выполнит свое обещание учесть ленинскую критику, делегаты съезда и пленум ЦК высказались за оставление его на посту ген. секретаря ЦК. При рассмотрении вопроса о возникновении К. л. С. необходимо учитывать как объективные, конкретные исторические условия, так и субъективные факторы, связанные с личными качествами Сталина. Коммунистич. партия руководила строительством социализма в СССР в чрезвычайно сложной международной и внутренней обстановке (капиталистич. окружение, угроза воен. нападения, ожесточенная классовая борьба в стране, когда решался вопрос «кто — кого?», борьба с троцкистами, правыми оппортунистами, а также с бурж. националистами). Эти условия требовали железной дисциплины, централизации руководства, некоторого ограничения демократии. «Но эти ограничения уже тогда рассматривались партией и народом как временные, подлежащие устранению по мере укрепления Советского государства и развития сил демократии и социализма во всем мире. Народ сознательно шел на эти временные жертвы, видя с каждым днем все новые и новые успехи советского общественного строя» («О преодолении культа личности и его последствий. Постановление ЦК КПСС», 1956, с. 13).

Страна осуществляла первый в истории опыт построения социалистич. общества, формировавшегося в процессе исканий, проверки на практике многих истин, известных до того лишь в общих чертах, в теории. СССР был единственной страной, прокладывавшей путь к социализму. Преодолевая огромные трудности в течение всех предвоенных пятилеток, ранее отсталая страна в результате героических усилий партии и всего народа совершила гигантский скачок в своем политич., экономич. и культурном развитии.

В те годы Сталин вместе с другими руководящими деятелями партии выступал как крупный организатор борьбы сов. народа за построение социализма. Он возглавил борьбу партии против отклонений от ленинской линии, допускавшихся троцкистами, затем группой Зиновьева — Каменева, а впоследствии группой Бухарина — Рыкова — Томского. В ряде работ, включенных в сборник «Вопросы ленинизма», Сталин защищал ленинские положения о возможности победы социализма в одной отдельно взятой стране, что вооружало партию в борьбе с оппозициями; все это снискало ему большой авторитет в партии и народе. В этой обстановке стал постепенно складываться К. л. С. С именем Сталина стали неправильно связывать все победы и успехи, достигнутые Коммунистич. партией и Сов. страной. Восхваления по адресу Сталина вскружили ему голову. Уже на том этапе сказались отрицат. качества Сталина. Он не стремился убеждать противников, подчинять их идейному влиянию партии, разрешать возникающие разногласия и противоречия демократич., парт. методами, как это делал Ленин, а прибегал к методам администрирования. Он, вопреки решениям съездов партии о развертывании внутрипарт. демократии, отходил от ленинского метода коллективного руководства, самолично принимал решения по важнейшим вопросам. «…Сталин, непомерно переоценив свои заслуги, уверовал в собственную непогрешимость. Некоторые ограничения внутрипартийной и советской демократии, неизбежные в условиях ожесточенной борьбы с классовым врагом и его агентурой, а позднее в условиях войны против немецко-фашистских захватчиков, Сталин начал возводить в норму внутрипартийной и государственной жизни, грубо попирая ленинские принципы руководства» (там же, с. 15).

Сталин стал нарушать уставные требования партии, что выразилось в нерегулярном созыве съездов партии и пленумов ЦК, свертывании работы Политбюро ЦК как коллективного органа руководства, нарушении внутрипарт. демократии в виде подмены выборности в парт. органы кооптацией и т. д. Даже в тяжелых условиях иностр. военной интервенции и гражд. войны, в первые 6 лет после Октября (1918-23), при Ленине состоялось 6 общепарт. съездов, 5 конференций, 79 пленумов ЦК партии. В первые 10 лет после смерти Ленина (1924-33) состоялось 4 парт. съезда, 5 конференций, 43 пленума ЦК, большей частью посвященных борьбе с оппозициями и уклонами. Но за последующие 20 лет (1934-53) состоялось всего 3 съезда партии и одна конференция, причем интервал между XVIII и XIX съездами составил 13 лет. За два десятилетия было созвано только 23 пленума ЦК. В 1941, 1942, 1943, 1945, 1946, 1948, 1950 и 1951 не было ни одного пленума ЦК.

Нарушив ленинское «Завещание», Сталин поставил себя над ЦК партии, вышел из-под его контроля, оградил себя от критики. Сталин методически укреплял культ своей личности; он приписывал себе чрезмерные заслуги перед партией, успехи, достигнутые народом в гражд. войне, в строительстве социализма, в разгроме гитлеровских полчищ. Повсеместно в изобилии сооружались монументы Сталина. Чтобы создать ореол непогрешимости Сталина, искажалась история партии, упорно пропагандировалась теория «двух вождей», версия, будто Сталин — это именно тот человек, к-рый вдвоем с Лениным создавал большевистскую партию, разрабатывал ее теорию и тактику.

В марте 1922 года Ленин отмечал громадный, безраздельный авторитет «…того тончайшего слоя, который можно назвать старой партийной гвардией» (Полн. собр. соч., 5 изд., т. 45, с. 20), Именно эти люди знали правду о действительных и мнимых заслугах Сталина, и они явно мешали Сталину. Малейшие попытки противодействия фальсификации истории партии стали расцениваться Сталиным как «враждебные вылазки» или «примиренчество к ним»; началась безжалостная расправа с неугодными Сталину лицами.

Когда социалистич. строй уже окончательно победил в СССР, когда эксплуататорские классы и их экономич. база были ликвидированы, Сталин выступил с глубоко ошибочным утверждением, будто по мере продвижения к социализму классовая борьба все более обостряется, доказывал необходимость усиления насильственных карательных функций Сов. гос-ва, что должно было служить теоретич. обоснованием массовых репрессий. Репрессиями по отношению к ленинским кадрам партии, честным гос. и хоз. руководителям, командному и политич. составу Красной Армии, рядовым коммунистам и сов. гражданам был нанесен тяжелый ущерб.

К. л. С. способствовал распространению в парт. строительстве и хоз. работе порочных методов, голого администрирования, нарушений внутрипарт. демократии.

В планировании и управлении нар. хозяйством порождались волюнтаризм и субъективизм, пренебрежение экономич. законами и стимулами развития производства, серьезно нарушался социалистический принцип оплаты по труду. Обстановка К. л. С. нанесла вред обществ. наукам, в т. ч. философским и историческим, и в особенности — изучению истории партии, что тормозило творческое развитие марксизма-ленинизма, ослабляло влияние науки на развитие общества.

Следует отметить, что «…были определенные периоды, например, в годы войны, когда единоличные действия Сталина резко ограничивались, когда существенно ослаблялись отрицательные последствия беззаконий, произвола и т. д. Известно, что именно в период войны члены ЦК, а также выдающиеся советские военачальники взяли в свои руки определенные участки деятельности в тылу и на фронте, самостоятельно принимали решения и своей организаторской, политической, хозяйственной и военной работой, вместе с местными партийными и советскими организациями обеспечивали победу советского народа в войне» («О преодолении культа личности и его последствий. Постановление ЦК КПСС», 1956, с. 17).

Внутри ЦК партии имелись деятели, к-рые правильно понимали назревшие потребности в области внутр. и внешней политики и противодействовали отрицательным явлениям, связанным с К. л. С. Однако в условиях, когда Сталин имел громадный авторитет в партии и в народе, открытое выступление против него не было бы тогда понято и не получило бы поддержки. «Более того, подобное выступление было бы расценено в тех условиях, как выступление против дела строительства социализма, как крайне опасный в обстановке капиталистического окружения подрыв единства партии и всего государства. К тому же успехи, которые одерживали трудящиеся Советского Союза под руководством своей Коммунистической партии, вселяли законную гордость в сердце каждого советского человека и создавали такую атмосферу, когда отдельные ошибки и недостатки казались на фоне громадных успехов менее значительными, а отрицательные последствия этих ошибок быстро возмещались колоссально нарастающими жизненными силами партии и советского общества» (там же, с. 18). Нельзя не учитывать и того, что многие факты и неправильные действия Сталина, особенно в области нарушения сов. законности, стали известны уже после его смерти.

ЦК КПСС, открыто разоблачив тяжелые последствия К. л. С, обезвредив политического авантюриста Берия, отбросив группу приверженцев К. л. С. и его методов — Молотова, Кагановича, Маленкова, вскрыл и решительно ликвидировал грубейшие нарушения социалистич. законности. Партия отдавала себе отчет в том, что выявленные ошибки и извращения, раскрытие злоупотреблений властью могут вызвать в партийных рядах и в народе чувство горечи и глубокого сожаления, создадут временные трудности для КПСС и братских марксистско-ленинских партий. Но партия смело пошла навстречу трудностям, она честно и откровенно сказала народу всю правду, глубоко веря, что ее линия будет правильно понята. ЦК КПСС, XX и XXII съезды сказали партии и народу правду о Сталине, опираясь на ленинское указание: «Фарисеи буржуазии любят изречение: de mortuis aut bene aut nihil (о мертвых либо молчать, либо говорить хорошее). Пролетариату нужна правда и о живых политических деятелях и о мертвых, ибо те, кто действительно заслуживает имя политического деятеля, не умирают для политики, когда наступает их физическая смерть» (Ленин В. И., Соч., т. 16, с. 290).

XX съезд КПСС (1956) совершил историч. поворот в развитии партии и страны, всего коммунистич. движения, положив начало восстановлению ленинских норм партийной и гос. жизни. Осуществлены кардинальные мероприятия по восстановлению и дальнейшему развитию социалистич. демократии, ленинских принципов гос., парт. жизни и хоз. строительства, строгому соблюдению социалистич. законности.

Длит. господство К. л. С. нанесло серьезный вред, но не могло поколебать и не поколебало социально-политич. природу сов. обществ. строя, не могло увести с ленинского пути экономич., политич. и культурную жизнь народов СССР. «…было бы грубой ошибкой из факта наличия в прошлом культа личности делать выводы о каких-то изменениях в общественном строе в СССР или искать источник этого культа в природе советского общественного строя. И то и другое является абсолютно неправильным, так как это не соответствует действительности, противоречит фактам.

Несмотря на все зло, которое причинил культ личности Сталина партии и народу, он не мог изменить и не изменил природы нашего общественного строя. Никакой культ личности не мог изменить природу социалистического государства, имеющего в своей основе общественную собственность на средства производства, союз рабочего класса с крестьянством и дружбу народов…» («О преодолении культа личности и его последствий. Постановление ЦК КПСС», 1956, с. 19). Ликвидация К. л. С., его последствий, громадные успехи в осуществлении решений XX, XXI и XXII съездов, Программы КПСС, в развертывании коммунистич. строительства — лучшее свидетельство великой силы социалистич. строя и торжества творческого марксизма-ленинизма. Империалистич. круги подняли большой шум вокруг борьбы с К. л. С. в СССР. Бурж. печать развернула клеветнич. антисов. кампанию, безуспешно пытаясь отвлечь внимание трудящихся от передовых и вдохновляющих идей, выдвигаемых перед человечеством социалистич. миром. Идеологи буржуазии пытаются бросить тень на великие идеи марксизма-ленинизма, подорвать доверие трудящихся к первой в мире стране социализма — СССР.

«Наши враги утверждают, будто культ личности Сталина порожден не определенными историческими условиями, которые ушли уже в прошлое, а самой советской системой, ее, с их точки зрения, недемократичностью и т. д. Подобные клеветнические утверждения опровергаются всей историей развития Советского государства. Советы, как новая демократическая форма государственной власти, возникли в результате революционного творчества широчайших народных масс, поднявшихся на борьбу за свободу. Они были и остаются органами подлинного народовластия. Именно советский строй создал возможность для выявления громадной творческой энергии народа. Он привел в движение неисчерпаемые силы, заложенные в народных массах, вовлек миллионы людей в сознательное управление государством, в активное творческое участие в строительстве социализма. За короткий исторический период времени Советское государство вышло победителем из самых тяжелых испытаний, прошло проверку в огне второй мировой войны» (там же, с. 20-21).

В целях проведения в жизнь ленинского принципа коллективности руководства, обеспечения более широкого притока в руководящие партийные органы новых, свежих партийных сил, правильного сочетания старых и молодых кадров, а также для того, чтобы «исключить возможность чрезмерного сосредоточения власти в руках отдельных работников и предотвратить случаи выхода их из-под контроля коллектива», Программа и Устав КПСС предусматривают ряд мер по систематическому обновлению всех выборных органов партии, более широкое применение принципа выборности и отчетности в парт. организациях, повышение роли парт. собраний, конференций, съездов, пленумов парт. комитетов, дальнейшее развитие критики и самокритики, повышение роли и ответственности члена партии.

Принятые КПСС меры по преодолению К. л. С., его вредных последствий одобрены международным коммунистическим движением, что отмечено в многочисленных документах братских партий, в Декларации (1957) и Заявлении (1960) Московских совещаний коммунистич. и рабочих партий. В Декларации отмечается, что «исторические решения XX съезда КПСС имеют не только великое значение для КПСС и коммунистического строительства в СССР, но и положили начало новому этапу в международном коммунистическом движении, способствовали его дальнейшему развитию на основе марксизма-ленинизма» («Программные документы борьбы за мир, демократию и социализм», 1961, с. 20).

Лит.: XX съезд КПСС. Стенографич. отчет, ч. 1-2, М., 1956; XXII съезд КПСС. Стенографич. отчет, ч. 1-3, М., 1961; О преодолении культа личности и его последствий. Постановление Центрального Комитета КПСС, М., 1956.

Советская историческая энциклопедия. — М.: Советская энциклопедия . Под ред. Е. М. Жукова. 1973—1982.

dic.academic.ru

Культ личности Сталина Википедия

Плакат периода культа личности Сталина

Культ личности Сталина — возвеличивание личности И. В. Сталина средствами массовой пропаганды, в произведениях культуры и искусства, государственных документах. Культ личности Сталина начался в середине 1920-х годов и продолжался до 1956—1961 годов.

Аналогичные по характеру, но меньшие по масштабу явления наблюдались и в отношении других государственных руководителей этого периода (М. И. Калинина, В. М. Молотова, А. А. Жданова, Л. П. Берия и пр.), однако сопоставимым с культом И. В. Сталина был только культ В. И. Ленина.

Выражение «культ личности Сталина» получило широкое распространение после появления в 1956 году в докладе Н. С. Хрущёва «О культе личности и его последствиях» и в постановлении ЦК КПСС «О преодолении культа личности и его последствий».

Причины возникновения

Марксизм-ленинизм, идеологическая основа Советской власти, исходя из марксистского положения о равенстве, теоретически отвергает вождизм, ограничивая «роль личности в истории». В то же время некоторые учёные считают вождизм естественным следствием практического социализма. Например, русский философ Н. А. Бердяев считал, что «Ленинизм есть вождизм нового типа, он выдвигает вождя масс, наделённого диктаторской властью». После Октябрьской революции 1917 года в Советской России и СССР стали использоваться во множественном и единственном числе титулы «вожди революции» и просто «вожди» применительно к В. И. Ленину и Л. Д. Троцкому.

Возникновение культа личности И. В. Сталина связывают как с направленной деятельностью высшего руководства ВКП(б) и самого И. В. Сталина, так и с историческими и культурными особенностями развития государства в тот период.

Так, по мнению политолога А. А. Кара-Мурзы, культ личности был создан самим И. В. Сталиным, который занимался этим как приоритетной темой все годы своего правления, вплоть до марта 1953 года[1]. Идея культа заключалась[2] в том, чтобы весь советский народ всем оказывался обязан партии, государству и своему вождю[2]. Одним из аспектов этой системы являлась необходимость выражения благодарности И. В. Сталину, например, за социальные услуги и вообще за всё, что есть у граждан[2]. Профессор русской истории университета Джонса Хопкинса Джеффри Брукс отмечает, что известная фраза «Спасибо товарищу Сталину за наше счастливое детство!» подчёркивала, что у детей счастливое детство потому лишь, что его обеспечил им И. В. Сталин[2].

В учебнике для юридических вузов и факультетов «Теория государства и права», изданном авторским коллективом под редакцией профессора С. С. Алексеева, об одной из причин культа личности Сталина говорится следующее[3]:

Российская многовековая традиция патернализма нашла воплощение в мелкобуржуазном вождизме, характерном для многомиллионной крестьянской страны. Психология вождизма, бюрократическое обожествление авторитета и послужили питательной средой культу личности Сталина. К началу 30-х годов тоталитарный режим стал суровой политической реальностью.

Среди лиц, положительно оценивающих правление И. В. Сталина (часть коммунистов, этатистов и др.) бытует мнение, что культ был вызван с личностными чертами Сталина и успехами, связанными с его правлением[источник не указан 878 дней]. Так, после «разоблачения культа личности» получила известность фраза, приписываемая обыкновенно М. А. Шолохову (но также и другим персонам)[4][5][6]: «Да, был культ… Но была и личность!».

Проявления

Вождизм

В сталинский период советская пропаганда создала вокруг И. В. Сталина ореол непогрешимого вождя. После обретения И. В. Сталиным всей полноты власти применительно к нему часто использовались и были почти обязательны в официальных публицистике и риторике титулы «великий вождь», «великий вождь и учитель», «отец народов», «великий полководец», «гениальный учёный», «лучший друг (учёных, писателей, физкультурников и др.)» и т. д.

И. В. Сталин был единственным Генералиссимусом Советского Союза.

Ввиду объявления И. В. Сталина теоретиком марксизма-ленинизма его имя упоминалось и его портретный образ помещался в одном ряду с К. Марксом, Ф. Энгельсом и В. И. Лениным, а также, подобно «марксизму-ленинизму», иногда использовался термин «сталинизм», десятилетия спустя ставший понятием-определением созданного им политического режима с отрицательной оценкой-осмыслением.

Наименование объектов

Именем И. В. Сталина (а также его ближайших соратников) были названы многочисленные географические, народно-хозяйственные, технические, военные, транспортные, культурные и прочие объекты, предметы, награды.

Города

В честь Сталина были названы следующие крупные советские населенные пункты:

  • Сталинград (1925—1961, до 1925 года — Царицын, с 1961 года — Волгоград, ; одно из первых переименований — в обороне Царицына И. В. Сталин участвовал в Гражданскую войну)
  • Сталино (1924—1961, до 1924 года — Юзовка, с 1961 года — Донецк)[7]
  • Сталинабад (1929—1961, до 1929 года — Дюшамбе, после 1961 года — Душанбе)
  • Сталинск (1932—1961, до 1932 и после 1961 года — Новокузнецк)
  • Сталиногорск (Новомосковск, 1934—1961)
  • Сталинири (1934—1961, до 1934 и после 1961 года — Цхинвал (Цхинвали))

В 1937—1938 годах выдвигались предложения переименовать Москву в Сталинодар.

В 1950-х города названные в честь И. В. Сталина были во всех странах Варшавского договора и СЭВ (на тот момент), кроме Чехословакии:

В ГДР и ВНР города были построены практически с нуля и должны были стать «новыми социалистическими городами».

Прочие объекты

Названия, связанные с И. В. Сталиным, были присвоены высочайшим вершинам СССР (Пик Коммунизма), Болгарии (Мусала), Словакии и всех Карпат (Герлаховски-Штит), а также расположенной на территории Канады горе Маунт-Пек.

Имя И. В. Сталина носили станции метро «Семёновская» и «Измайловский парк» в Москве, Беломорско-Балтийский канал, Завод имени Лихачёва, ряд вузов, в том числе Тбилисский государственный университет, Московский институт стали и сплавов (Национальный исследовательский технологический университет «МИСиС»), Московский государственный горный университет, Московский государственный технологический университет «Станкин», Белорусский национальный технический университет и др.

В честь И. В. Сталина были названы серии танков, паровозов, и бронепоезд.

Памятники

Сталиниана

Литература
Витрина книжного магазина в Одессе в 1931 году

Образ И. В. Сталина стал одним из центральных в советской литературе 1930-х-1950-х годов; произведения о вожде писали также зарубежные писатели-коммунисты, в том числе Анри Барбюс (автор изданной посмертно книги «Сталин»), Пабло Неруда, эти произведения переводились и тиражировались в СССР. Произведения, прославляющие И. В. Сталина, в изобилии появлялись и в публикациях фольклора практически всех народов СССР.

Сталиниана постоянно присутствовала в первую очередь в советской печати, кинематографии, музыке, живописи и скульптуре этого периода, включая монументальное, изобразительное и массовое искусство. Прижизненные памятники И. В. Сталину, как и памятники В. И. Ленину, устанавливались массово в большинстве городов СССР, а после 1945 и Восточной Европы. В дни государственных праздников обязательным и широко отражённым в кинематографе стал ритуал поднятия над Москвой на аэростатах огромного портрета И. В. Сталина, подсвечиваемого прожекторами. Особую роль в создании пропагандистского образа И. В. Сталина сыграли массовый советский плакат, посвящённый самой разнообразной тематике с его изображением, а также обязательное размещение его портретов во всех государственных и общественных зданиях и помещениях и на транспорте.

Кинематограф
Живопись
Филателия

Мифологизация картины истории

Главную роль в искажении и создании мифологической картины советской истории сыграл созданный, частью лично И. В. Сталиным, частью под его редакцией, «Краткий курс истории ВКП(б)».

К концу сталинского периода из истории революции и Гражданской войны исчезли многие деятели, игравшие видные роли в этих событиях. Их действия были приписаны И. В. Сталину и узкому кругу его соратников, зачастую игравших в реальности второстепенные и третьестепенные роли, и нескольким видным большевикам, умершим до начала большого террора: Я. М. Свердлову, Ф. Э. Дзержинскому, М. В. Фрунзе, С. М. Кирову и другим[8].

Партия большевиков представлялась единственной революционной силой; революционная роль остальных партий отрицалась. Отдельным лидерам революции приписывались предательские и контрреволюционные действия[8].

В официальной историографии Великой Отечественной войны для описания крупнейших наступательных операций Красной Армии, приведших к разгрому Третьего Рейха, использовался термин «Десять Сталинских ударов».

Также при И. В. Сталине, особенно в последнее десятилетие его правления, произошло изменение отношения к дореволюционной истории России, в частности, правлению Ивана Грозного и Петра Первого[8], что было связано с акцентированием внимания на роли государства и сильного правителя.

Культ личности И. В. Сталина вне СССР

Культ личности И. В. Сталина был также распространён в большинстве социалистических стран мира. После XX съезда КПСС сталиниская направленность государственной политики и связанный с ней культа личности И. В. Сталина сохранились в Албании (до 1990 г.), КНР и КНДР.

В настоящее время на официальном уровне отдельные проявления культа существуют в КНР, где есть ряд памятных изображений И. В. Сталина и выпускаются сувениры с его изображением, а также в КНДР. К наследию И. В. Сталина обращаются отдельные партии коммунистической направленности по всему миру.

Люди названные в честь Сталина

Отношение И. В. Сталина к культу личности

Н. С. Хрущёв, развенчивая культ личности в своём знаменитом докладе на XX съезде КПСС, утверждал, что И. В. Сталин всячески поощрял такое положение вещей. Так, Н. С. Хрущёв заявил, что редактируя подготовленную к печати собственную биографию, И. В. Сталин вписывал туда целые страницы, где называл себя вождём народов, великим полководцем, высочайшим теоретиком марксизма, гениальным учёным и т. д.[9] В частности, Н. С. Хрущёв утверждал, что самим И. В. Сталиным был вписан следующий отрывок: «Мастерски выполняя задачи вождя партии и народа, имея полную поддержку всего советского народа, Сталин, однако, не допускал в своей деятельности и тени самомнения, зазнайства, самолюбования»[10].

На замечание Лиона Фейхтвангера «о безвкусном, преувеличенном преклонении перед его личностью», И. В. Сталин «пожал плечами» и «извинил своих крестьян и рабочих тем, что они были слишком заняты другими делами и не могли развить в себе хороший вкус»[11].

В то же время известно, что И. В. Сталин пресекал некоторые акты своего восхваления. Так, по словам писателя О. С. Смысловского, первые эскизы орденов Победы и Славы были выполнены с профилем И. В. Сталина, однако Сталин якобы попросил заменить его профиль на Спасскую башню[12]. В 1949 году, когда МГУ хотели присвоить его имя, И. В. Сталин категорически возразил: «Главный университет страны может носить лишь одно имя — Ломоносова»[13].

Современные исследователи сталинской эпохи считают что подобные действия должны были символизировать так называемую «сталинскую скромность» — одну из сталинских идеологем, важную часть его образа, подчеркивавшуюся пропагандой. По словам немецкого историка Яна Плампера[de] «сложился образ Сталина, находившегося в откровенной оппозиции к своему собственному культу или в лучшем случае неохотно его терпевшего»[14]. Российская исследовательница Ольга Эдельман считает феномен «сталинской скромности» хитрым политическим ходом, позволявшим Сталину под видом нежелания «выпячивать» свою личность пресекать излишнее любопытство касательно своего прошлого, заодно оставляя себе возможность отбирать то, что он сам считал годным для печати и таким образом самому формировать свой общественный образ[15].

Публичное поведение Сталина также играло важную роль. Согласно воспоминаниям:

Возьмем, например, его [Сталина] проходы по коридорам Кремля. Это было одним из своеобразных ритуалов его культа. Идешь с бумагами, смотришь: сам, в окружении охраны. Впереди Сталина метрах в 25-30 шел один охранник. А за ним примерно в двух метрах шло ещё два человека. Полагалось стать к стене спиной, держать руки на виду и ждать, когда он пройдет.

Насчет того, как здороваться, никаких указаний не существовало. Я, к примеру, когда он проходил мимо меня, говорил: «Здравствуйте, товарищ Сталин». Он в ответ поднимал правую руку и молча шел дальше. Шел уверенно, размеренно, спокойно, причем смотрел не на того, кто с ним здоровался, а куда-то вдаль, впереди себя. Выражение лица было такое значительное, что я тогда думал: наверное, голова у него занята какими-то особыми мыслями, до которых нам, смертным, и не додуматься никогда.

Самым известным разоблачителем культа личности был Н. С. Хрущёв, выступивший в 1956 году на XX съезде КПСС с докладом «О культе личности и его последствиях», в котором он развенчал культ личности покойного И. В. Сталина. Н. С. Хрущёв, в частности, сказал:

Культ личности приобрёл такие чудовищные размеры главным образом потому, что сам Сталин всячески поощрял и поддерживал возвеличивание его персоны. Об этом свидетельствуют многочисленные факты. Одним из наиболее характерных проявлений самовосхваления и отсутствия элементарной скромности у Сталина является издание его «Краткой биографии», вышедшей в свет в 1948 году.

Эта книга представляет собой выражение самой безудержной лести, образец обожествления человека, превращения его в непогрешимого мудреца, самого «великого вождя» и «непревзойдённого полководца всех времён и народов». Не было уже других слов, чтобы ещё больше восхвалять роль Сталина.

Нет необходимости цитировать тошнотворно-льстивые характеристики, нагромождённые в этой книге одна на другую. Следует только подчеркнуть, что все они одобрены и отредактированы лично Сталиным, а некоторые из них собственноручно вписаны им в макет книги.

В своём докладе Н. С. Хрущев выделил кинематограф, как один из инструментов насаждения культа личности, в последующие пять лет художественные фильмы, где присутствовала фигура И. В. Сталина, не демонстрировались[16].

В 1961 году тело И. В. Сталина было вынесено из Мавзолея Ленина — Сталина. Прошли массовые переименования. В частности, город Сталинград был переименован в Волгоград, столица Таджикской ССР Сталинабад — в Душанбе. Почти повсеместно был произведен демонтаж памятников И. В. Сталину. По решению правительства многие художественные киноленты были подвергнуты цензуре и освобождены от «навязчивого образа» (И. В. Сталина)[16].

В 1962 году были переименованы паровозы ИС (Иосиф Сталин) в ФДп (Феликс Дзержинский, пассажирский вариант) и прочие объекты.

Перестройка

В годы правления Л. И. Брежнева не было ни дальнейших разоблачений, ни возрождения культа; дабы не накалять страсти в обществе по поводу столь противоречивой и резонансной темы, о И. В. Сталине без лишнего повода старались просто не вспоминать. О нём осталась нейтральная статья в Большой советской энциклопедии. В 1979 году сообщили о 100-летии И. В. Сталина в советских СМИ, но особых торжеств не устраивали.

Во второй половине 80-х годов ситуация изменилась: на волне Перестройки и Гласности тема И. В. Сталина и его правления вновь стала одной из самых обсуждаемых.

Российская Федерация

Галерея

См. также

Примечания

  1. ↑ Профессор политологии и историк Алексей Кара-Мурза в программе «Именем Сталина: историческое наследие сталинской эпохи»
  2. 1 2 3 4 Профессор русской истории университета Джонса Хопкинса, Джеффри Брукс. 16 минут 00 секунд
  3. ↑ «Теория государства и права. Гриф МО РФ» Архивная копия от 12 октября 2013 на Wayback Machine, издательство «Норма», ISBN 978-5-89123-785-8
  4. ↑ К. М. Лебединский Чувство Времени, 2005.
  5. ↑ С. Сверчков Почетный гражданин — начальник Всея Руси // Правда. — 2006. — № 54 (26-29 мая).
  6. ↑ М. Делягин. Сотвори кумира // Завтра. — 2006. — № 40 (672), 04.10.2006.
  7. Александр Федонин, историк. Между Юзовкой и Донецком. Сайт «Донецк: история, события, факты.» (22 сентября 2010). Проверено 26 октября 2013.
  8. 1 2 3 Краткий курс истории ВКП(б). — Госполитиздат, 1945.
  9. В. П. Наумов. К истории секретного доклада Н. С. Хрущёва. //«Новая и новейшая история», № 4, 1996.
  10. ↑ Никита Сергеевич Хрущев. О культе личности и его последствиях. Доклад XX съезду КПСС
  11. Лион Фейхтвангер. Москва 1937
  12. Олег Смыслов. Загадки советских наград. 1918—1991 годы. — М.: Вече, 2005. — ISBN 5-9533-0446-3
  13. Ю. А. Жданов. Без теории нам смерть!
  14. Плампер Я. Алхимия власти. Культ Сталина в изобразительном искусстве = The Stalin Cult: A Study in the Alchemy of Power. — Москва: НЛО, 2010. — С. 185–208.
  15. Ольга Эдельман. Сталин, Коба и Сосо. Молодой Сталин в исторических источниках. — Москва: Издательский дом ВШЭ, 2016. — С. 27-28. — ISBN 978-5-7598-1352-1.
  16. 1 2 Диссертация на тему «Полководческий образ Сталина периода гражданской войны в трактовке советского художественного кинематографа второй половины 1930-х — начала 1950-х годов» …

Литература

  • Дж. Дэвлин. Миф о Сталине: развитие культа // Труды «Русской Антропологической школы»: Вып. 6. М.: РГГУ, 2009, с. 213—240
  • Штёппер,Б., Зуппан, А. «Революция сверху» и культ Сталина / Отв. ред. Б. В. Носов. — Славянские народы: общность истории и культуры: К 70-летию члена-корреспондента Российской академии наук Владимира Константиновича Волкова. — М. : Индрик, 2000. — С. 286-305. — 488 с. — ISBN 5-85759-128-7.
  • Плампер Я. Алхимия власти. Культ Сталина в изобразительном искусстве = The Stalin Cult: A Study in the Alchemy of Power. — Москва: НЛО, 2010.

Ссылки

wikiredia.ru