Категории прав человека – Билет №23. Возникновение и развитие категории «права и свободы человека и гражданина».

Категории прав человека и гражданина таблица

После насилия была испытана религия. Однако, её действие распространилось исключительно на верующих людей. Последним «вариантом» стало право. Его используют по сей день. С помощью права определяются юридические режимы государства, человека и их взаимосвязи. Что касается последних двух категорий, то они существуют в таком понятии, как права и свободы человека и гражданина, о которых будет рассказано далее в статье. Понятие права Дабы наглядно рассмотреть права и свободы человека и гражданина, понятие и виды которых будут представлены далее в статье, необходимо прежде всего понять, откуда они берутся. Конечно, исходной категорией в данном случае является право в его классическом виде. Однако, невзирая на распространенность данного термина, мало кто знает, что он собой представляет.

Вход

Важно

Общая теория права (библиотека) ¦ ¦ Права человека (Главная) ¦ ¦ Карта раздела ¦ Любая классификация достаточно условна. Задача состоит в том, чтобы поделить рассматриваемый массив объектов и сгруппировать их по однородным признакам, по одному основанию. Мы рассмотрим более детально классификацию прав человека по двум основаниям: в контексте их содержания и времени возникновения.

Другие варианты классификации приведены в схеме. Гражданские, политические, экономические, социальные и культурные права Согласие народов по поводу основных прав и свобод человека и их основной классификации косвенным образом нашли свое выражение в Уставе ООН и Международном билле о правах: Всеобщей декларации прав человека, Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах, Международном пакте о гражданских и политических правах и Факультативных протоколах к нему.

Классификация прав и свобод человека

Внимание

Таким образом, комплекс (каталог) прав и свобод человека и гражданина включает в себя значительный перечень. Рассмотрим их в соответствии с еще одним классификационным принципом — по сферам жизнедеятельности человека: личные (гражданские), политические, экономические, социальные и культурные права и свободы. Для упрощения восприятия материала используем самую простую систематизацию.

На протяжении XVIII–XX вв. шла борьба за всеобщие, равные, прямые выборы членов представительных органов и отдельных должностных лиц путем тайного голосования. Избирательное право долгое время в разных странах ограничивалось. Так, женщины получили право голосовать наравне с мужчинами в результате упорной борьбы.

Впервые в мире это произошло в Австралии (1867 г.), впервые в Европе в Великом княжестве Финляндском (1906 г.), входившем в состав России.

Основные категории прав и свобод человека — файл n1.doc

К числу социальных прав относятся право на государственную защиту материнства и детства; право на социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца и т. п.; право на бесплатную охрану здоровья и медицинскую помощь; право на общедоступное и бесплатное дошкольное, основное общее и среднее профессиональное образование в государственных или муниципальных образовательных учреждениях и т. д. Национально-культурные и духовные права включают возможности, с реализацией которых связывается сохранение национальной идентичности этнических групп, проживающих в пределах государственной территории, обеспечение равного доступа граждан к духовно-культурному наследию накопленному в ходе исторического развития, свободное осуществление мероприятий культового характера (свобода вероисповедания).

Классификация прав и свобод человека и гражданина

В государстве и обществе первым условием всякой свободы является наличие ответственности всех чиновников государства перед населением за все свои служебные действия по отношению к каждому из граждан перед обыкновенными судами и по общему праву. Второе – это наличие ответственности всех граждан за организованность в обществе, за отсутствие хаоса. В общем, как писал Цицерон, власть и свобода неотделимы друг от друг, т.к.

в противном случае получается либо деспотизм, либо анархия. Категория свободы в философском мышлении тесно связана с категорией равенства. Категория равенства провозглашена Декларацией прав человека и гражданина, принятой во Франции в 1789 г. Ее первая статья гласит: «Люди рождаются и остаются свободными и равными в своих правах».

Права и свободы человека и гражданина

Таким образом, именно по степени реализации этой категории можно увидеть степень демократизма и юридической защищенности граждан. Ведь, фактически, чем больше у них прав, тем больше легитимная власть доверяет своему населению. Различие терминов В современной науке бытует мнение, что виды прав и свобод человека и гражданина, являются одинаковыми по своей сути. Однако, это далеко не так. Общечеловеческие правомочия присущи абсолютно всем. То есть они возникают при рождении. В свою очередь, гражданскими могут владеть лишь граждане конкретного государства. Таким образом, когда мы пытаемся дифференцировать виды прав и свобод человека и гражданина, необходимо точно знать суть каждого в отдельности термина.
В противном случае правовая квалификация не будет точной.

Виды прав человека и свобод

Все современные конституции западных стран, а также практика судебных органов, рассматривают категорию равенства как основополагающую в системе прав человека и гражданина, тесно связанную с категорией равноправия. Налицо различные подходы со стороны мыслителей. Так, видный ученый из Англии Д.Маршалл считает, что равенство является только одной из целей, к достижению которой стремится либеральная демократическая общественность. Другие идеологи формальными гарантиями свободы и равенства прикрывают фактическое отсутствие свободы и равенства трудящихся.

В.И. Ленин писал: «Равенство есть пустая фраза, если под равенством не понимать уничтожение классов. Классы мы хотим уничтожить и в этом отношении мы стоим за равенство. Но претендовать на то, что мы сделаем всех людей равными друг другу, это пустейшая фраза и глупая выдумка»[37].

Основные категории прав человека

Сами названия пактов уже признают гражданские, политические, экономические, социальные и культурные права. Это пять основных категорий (групп) прав человека, закрепленных в международно-правовых нормах. Советская политико-правовая доктрина традиционно выделяла социально-экономические, политические и личные права и свободы.
В группу личных прав зачислялись право на неприкосновенность личности (свобода от незаконных арестов), право на охрану личной жизни, тайна переписки, свобода вероисповедания, право вести атеистическую пропаганду и др. Однако советские конституции никогда не признавали таких личных прав, как право на жизнь, право на свободное передвижение, право покидать свою страну и возвращаться в нее, право не подвергаться пыткам или жестокому, унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию.

Права человека

Для многих стран отношение к этим документам является весьма важным показателем характеристики внутриполитического режима, степени его демократичности. Так, Международный пакт о гражданских и политических правах к 1995 г. подписали 128 государств. В США президент Джимми Картер представил для ратификации эти пакты еще в 1977 г., но только в апреле 1992 г.
сенат ратифицировал Международный пакт о гражданских и политических правах. Пакт об экономических, социальных и культурных правах для ратификации не предлагался и, как считают многие американские авторы, вряд ли что изменится в ближайшем будущем. Таблица 37. Права и свободы человека и гражданина На основе Всеобщей декларации прав человека приняты региональные документы: Европейская конвенция по правам человека (1953 г.), Американская конвенция по правам человека (1979 г.), Африканская хартия по правам человека и народов (1986).

Инфо

Кроме того, в мире действует множество так называемых неправительственных международных организаций, созданных в целях защиты прав и свобод человека («Международная амнистия», «Врачи без границ», «Международный Красный Крест» и т. д.). На региональном уровне можно выделить, прежде всего, американскую, африканскую и европейскую системы гарантий правового статуса личности. При этом функционирующую в Европе систему можно считать своеобразным эталоном.

Она сформировалась в рамках Совета Европы, старейшей региональной организации.[29] Двумя важнейшими органами Совета Европы являются: Комитет министров, включающий министров иностранных дел государств-членов и Парламентская ассамблея, представляющая национальные парламенты.

Категории прав человека и гражданина таблица

Она начинается тогда, когда в государстве, в котором человек живет, вступают в действие принятые законы. Такая свобода называется политической свободой. В конечном итоге свобода может быть завоевана только в том случае, если власть преодолевается правом. Свобода должна быть тесно сопряжена с ответственностью. Она невозможна без дисциплины и самообладания. Потеря всякой дисциплины в народе, всякой способности к самоуправлению и самоограничению превращает народ в стадо диких зверей. Неумение управлять собой, ограничивать свои интересы и подчинить их целому есть знак рабского состояния и ведет к разделению общества. Свободный человек не насилует, не похищает, он всем дарует свободу. Кто совершает насилие, кто постоянно ворует, тот еще крепостной. И только те, кто остается рабами в душе, могут относиться к своему государству, как к чужому, навязанному им, враждебному[36].

territoria-prava.ru

Тема 2. категории прав человека. — МегаЛекции


Тема 1. понятие и источники международного права и прав человека..

 

Права чел-ка яв-ся объектом регулирования МПи ПЧ.

Международное право прав человека— отрасль международного права, представляющая собой совокупность норм и принципов, регулирующих соблюдение и уважение прав и человека и основных свобод на международном и внутригосударственном уровне.

 

МППЧ подразделяется на 2 основные подотрасли:

— индивидуальные права и свободы.

— коллективные.

 

МППЧ включает в себя такие основные институты, как:

— отдельные категории прав человека.

— права человека отдельных групп.

— институт защиты прав человека.

— международные органы в сфере прав человека.

 

Предмет МППЧ— права и свободы, признаваемые за каждой личностью с момента рождения или при достижении лицом определенного возраста.

 

Система МППЧ включает в себя 2 основные части:

общая— регулирует понятия и источники МППЧ.

 

особенная— регламентирует отельные категории прав и основных свобод.

 

Источники МППЧ именуются ИНСТРУМЕНТАМИ ЗАЩИТЫ ПРАВ И ОСНОВНЫХ СВОБОД.

 

Все инструменты в сфере прав человека классифицируются по признакам:

— по сфере регулирования:

* универсальные— международно- правовые акты, принятые большинством гос-в или разработанные органами ООН, регламентирующие и устанавливающие международно- правовые стандарты в сфере прав человека.

* региональные— мпа, принятые несколькими гос-ами, расположенными в одном географическом регионе и регламентирующие наиболее важные аспекты в сфере прав человека.

 

по нормативной силе:

* основные-мпа, создающие нормы МППЧ. ( м договоры по правам человека; м обычаи; решения м-х судов в сфере прав чел-ка; акты специализированных учреждений ООН в сфере прав чел-ка).

* дополнительные-мпа, рекомендательного хар-ра, дополняющие или уточняющие основные нормы МППЧ. ( резолюции и рекомендации органов ООН; решения международных трибуналов; доктрина м права по вопросам прав человека; дополнительные мнения судей европейского суда по правам человека).


 

согласно международному акту генеральной ассамблеи ООН от 1 января 1998г.:

* общие инструменты в сфере прав человека(МПА, разработанные в рамках ООН и признаваемые гос-ом как МП стандарты внутригосударственного законодательства)

* специальные инструменты(МПА, регламентирующие наиболее важные и наиболее часто нарушаемые права и свободы человека( свобода слова, права на национальность и др))

* инструменты групповой защиты ( МПА, устанавливающие стандарты для соблюдения и уважения особых прав и свобод специальных групп).

* инструменты предупреждающие дискриминацию.

Все инструменты МППЧ прошли кодификацию или прогрессивное развитие. Выделяют таки этапы прогрессивного развития и кодификации инструментов МППЧ:

 

с 1945- 1948гг.- данный этап начался с принятием устава ООН и завершился провозглашением всеобщей Декларации Прав Человека. Данный этап был направлен на признание основного принципа международного права, как уважение и соблюдение прав человека. В данный период были созданы основные органы по защите прав человека в рамках ООН, в частности создание комиссии по правам человека, как вспомогательного органа экономического и соц-ого совета ООН.

В 1946г. Комиссия МП ООН преступила в разработке м-ого билля о правах человека.

 

1949- 1966гг— данный период охарактеризован продолжением работы над Биллем о правах человека. В данный период соз-ся механизмы реализации прав человека, принимаются основные международные договоры, регламентирующие конкретные права и свободы человека.

В 1966г были приняты межд-ые пакты о правах чел-ка. ( м пакт о гражданских и политических правах: м пакт об экон-их, соц-ых и культурных правах;)

В 1996г был разработать факультативные протокол к м пакту о гражданских и политических правах.

В этот период активизировалась деятельность специализированных учреждений ООН по разработке международные договоров в сфере прав человека, например Конвенции, принятые в рамках международной организации труда ( МОТ) или в рамках ЮНЕСКО.

 

1967- 1989гг-( посттегеранский период )- на данном этапе разрабатывалась система гарантий соблюдения прав человека и система контроля за соблюдением прав человека.

На данном этапе активизировалась деятельность органов ООН по подготовке детальных м-х договоров по правам человека.

Создаются специальные вспомогательные органы и механизмы, отвечающие за реализацию отельных прав человека.

Большое внимание уделяется коллективным правам человека, например защита окружающей среды.

 

1989- настоящее время— соз-ся система надзорных мер и признаются новые права человека, например право на защиту от терроризма, информационные права человека, право на участие в экологической устойчивости.

В 1993г- принята венская программа по правам человека, где была разработана система мер превентивной дипломатии и раннего предупреждения прав человека.

 

Региональные инструменты должны отвечать 2 основным критериям:

— иметь форму м-ого договора.

— иметь собственные механизмы реализации и защиты.

 

 

Выделяются такие системы региональных инструментов:

— система. Созданная в рамках совета Европы( 1949г)- основана на конвенции 1950г о защите прав человека и основных свобод( +14 протоколов) и европейских конвенциях по защите специальных прав.

Механизмом реализации и защиты в рамках СЕ яв-ся Европейский суд по правам человека.

 

— система организации американских гос-в (ОАГ). Основным инструментом данной системы яв-ся Американская конвенция по правам человека 1961г.. конвенция предусматривает помимо стандартов процедурные механизмы для подачи и рассмотрения петиций в межамериканском суде по правам человека.

 

— инструменты, соз-ые в рамках организации африканского единства (ОАЕ). Стандарты и процедурные механизмы изложены в африканской хартии прав чел-ка и народов 1981г.

Главной достоинством данной системы яв-ся то, что хартия помимо индивидуальных прав, предусматривает коллективные права чел-ка. Петиции и гос-ые жалобы на нарушения прав человека рассматриваются африканской комиссией по правам человека и народа.

 

— система, созданная в рамках лиги арабских гос-в (ЛАГ). Основным док-ом яв-ся арабская хартия по правам человека. Особенностью данного док-та яв-ся ограниченное регулирование прав женщин и впервые предусмотренные права народившегося ребенка.

 

 

Тема 2. категории прав человека.

  1. международно- правовые стандарты в сфера прав и свобод человека подразделяют права и свободы на различные категории.

 

1-ая классификация выделяет 3 группы и категории прав человека в зависимости от момента их возникновения.

Данные категории именуются поколениями.

1-ое поколение- граждански и политические права и свободы, которые были впервые закреплены в период Французских и Американских революций.

Г и П права- это только индивидуальные права, которые гос-во гарантирует путем их защиты в суде тем самым гос-во воз-ся от вмешательства в жизнь человека.

 

2-ое поколение- это эк-ие, соц-ые и культурные права, которые впервые были закреплены в конце 19-нач 20 вв.. носят индивидуальный хар-ер и чья реализация требует от гос-ва позитивных действий.

 

3-ее поколение- коллективные права, впервые закрепленные по окончании 2-ой мировой войны и основанные на понятии меж-ой солидарности и меж-ой безопасности.
Это права наций, гос-в, нац-ых групп, населения, народа.

 

 

По юридическому существу:

— личные и политические п и с, к которым относятся право на жизнь, на достоинство и личную неприкосновенность, право на свободу, свобода совести, процессуальные права, право на национальность, на уважение частной и семейной жизни, свобода слова, ассоциаций, право участвовать в управлении делами гос-ва, на петицию и др.

 

— соц-ые и эк-ие права- право на труд, свобода предпринимательства, право на личное имущество, право на недвижимость, на пособие, право на охрану здоровья и др.

 

Культурные права и свободы- право на образование, свобода творчества, право на культурное наследие, свобода передвижения, права иностранных граждан, право на промысел.

 

Коллективные права и свободы

 

Право на самоопределение

право на мир и безопасность

право на экологическую устойчивость

право на свободное перемещение народов

право на историческую самоопределенность

 

Права детей и молодежи (ребенок – от 0 до 14, молодежь – от 14 до 24 в РФ до 30)

  • Право на имя
  • Право на проживание в семье
  • Право знать своих родителей
  • Право на воспитание и обучение

 

Права молодежи

  • Право на мобильность
  • Право на участие в социальной и общественной жизни
  • Право на социальные гарантии

 

Права женщин

  • Право на защиту жизни
  • Право на защиту от физического посягательства и сексуального домогательства
  • Право на защиту здоровью

 

Права коренного населения и национальных меньшинств

  • Право на самоопределение
  • Право на проживание на исторически занимаемой территории
  • Право на пользование родным языком
  • Право на национальность
  • Право на промысел

 

Групповые права и свободы

  • Права заключенных
  • Права несовершеннолетних правонарушителей
  • Права иммигрантов
  • Права трудящихся
  • Права населения во время вооруженного конфликта

 

 



Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:

megalektsii.ru

Билет №23. Возникновение и развитие категории «права и свободы человека и гражданина».

Рекомендую
почитать по этой теме доп. лит-ру.
Например, Нерсесянц, стр. 217-225.

Возникновение
понятия «права человека», т. е. осознание
этой проблемы как научной, неразрывно
связано с появлением и распространением
идей естественного права.

Историческое
развитие начал свободы и права в
человеческих отношениях представляет
собой прогресс равенства людей в
качестве формально (юридически)
свободных личностей. Через механизм
права – формального (правового)
равенства – первоначально несвободная
масса людей постепенно преобразуется
в свободных индивидов. Можно сказать,
что степень и характер развитости
прав человека определяются уровнем
развития права в соответствующем
обществе. Древнегреческие воззрения о
правах человека сформировались в
общем русле мифологических представлений
о том, что полис (город-государство) и
его законы имеют божественное
происхождение и опираются на
божественную справедливость. Право
вообще и права отдельных людей –
членов полиса восходят, согласно
подобным представлениям, не к силе, а
к божественному порядку справедливости.

Божественная
по своей природе справедливость у
Гомера выступала в качестве объективного
основания и правого критерия. И
только то, что соответствовало тогдашним
взглядам на справедливость, воспринималось
как право.

Поиски
объективной нормы справедливости и
права для полиса и его граждан были
продолжены пифагорейцами (6-5 вв. до
н.э.). Они сформулировали весьма важное
для последующих представлений о
естественных правах человека положение
о том, что “справедливое состоит в
воздаянии другому равным”. Это
определение представляло собой
философскую абстракцию и интерпретацию
древнего принципа талиона (око за око,
зуб за зуб).

В
концепции Эпикура справедливость –
представляет собой естественное право
с изменяющимся содержанием. Эпикуровская
договорная трактовка государства и
права подразумевает равенство, свободу
и независимость людей – членов
договорного общения и по существу
является исторически первой
философско-правовой концепцией
либерализма и правового индивидуализма.
Свобода человека – это, согласно Эпикуру,
его ответственность за разумный выбор
своего образа жизни. Сфера человеческой
свободы – это сфера его ответственности
за себя, она вне и необходимости,
поскольку “необходимость не подлежит
ответственности”, и непостоянного
случая. Свобода обретается благодаря
уяснению того, “что зависит от нас”
и “ не подлежит никакому господину”.
“Необходимость, — говорил он, — есть
бедствие, но нет никакой необходимости
жить с необходимостью”. Важная линия
связи тянется от договорно-правовой
концепции Эпикура к идеям общественного
договора Нового времени.

Естественноправовые
идеи древнегреческих мыслителей о
свободе и равенстве всех людей получили
дальнейшее развитие в Древнем Риме.

Так,
положения греческих стоиков о мировом
естественном законе были использованы
римскими стоиками. Из их естественноправовых
позиций следует, что рабство не имеет
оправдания, поскольку оно противоречит
общему закону и мировому согражданству
людей.

В
естественноправовой концепции Сенеки
неминуемый и божественный по своему
характеру “закон судьбы” играет роль
того права природы, которому подчинены
все человеческие установления, в том
числе государство и законы. Вселенная,
согласно Сенеке, естественное
государство со своими естественными
правами, признание которых – является
необходимым. Членами этого государства
по закону природы являются все люди
независимо от того, признают они это
или нет. Отдельные государственные
образования и их установление –
случайны и значимы не для всего
человеческого рода, а лишь для
ограниченного числа людей.

Существенный
вклад в развитие юридических представлений
о правах человека внесли римские юристы.
Большое значение имели разработанные
ими положения о субъекте права, о правовых
статусах людей, о свободе людей по
естественному праву, о делении права
на частное и публичное, о справедливом
и несправедливом праве и т.д.

Опираясь
на источники действующего права,
римские юристы в своей трактовке прав
индивидов использовали сложившиеся
правовые нормы в духе их соответствия
требованиям справедливости и в случае
коллизий изменяли старую норму с учетом
новых представлений о справедливости
и справедливом праве. Такая деятельность
римских юристов обеспечивала
взаимосвязь различных источников
права и содействовала сочетанию
стабильности и гибкости в развитии и
обновлении юридической конструкции
прав индивида как основного субъекта
права.

Романист
Т. Кипп писал: “Ни одно из самых блестящих
положений римского права не обеспечивало
за ним в такой мере право на бессмертие,
как его отношение к справедливости.
Справедливость есть прежде всего
нравственное понятие, означающее
справедливость, правильность.
Представляя с субъективной стороны
лишь известную добродетель, в то же
время определяла содержание норм”.

Таким
образом, римская юриспруденция,
распространяя на государство (как
объект своего изучения наряду с
позитивным правом) единое понятие
права, трактовала взаимосвязи государства
и личности как правоотношения.

Античные
идеи свободы и равенства людей были
восприняты и развиты светскими и
религиозными мыслителями средневековья.

“Ряд
средневековых мыслителей (Марсилий
Падуанский, Генри Брэктон, и д.р.)
защищали идею свободы, равенства всех
перед законом. Характерна в этом
отношении антикрепостническая позиция
известного французского юриста 13 в.
Бомануара, утверждавшего, что “каждый
человек свободен”, и стремившегося
к конкретизации данной идеи в своих
юридических построениях”.

Новое
звучание и смысл античные идеи
естественноправового равенства и
свободы всех людей получили в христианстве.

Зародившись
в эпоху рабовладения, христианство
выступило как религия свободы и сыграло
значительную роль в процессе становления
универсальных понятий прав человека.
Согласно христианству, все люди равны
как “дети Божии”. Это всеобщее
равенство сочетается в христианстве
с всеобщей свободой. “Закон Христов
есть закон совершенный, закон свободы,
ибо дан не рабам, но детям Божиим,
которые побуждаются исполнять его
не рабским страхом, но живущею в них
любовью Христовой” (Иак., 1, 25).

Новозаветные
идеи получили углубленную разработку
и развитие в политико-правовых учениях
ряда христианских мыслителей
(Августина, Фомы Аквинского и д.р.).

В
духе античных естественноправовых идей
Фома Аквинский утверждал что, цель
государства – это “общее благо” его
членов, обеспечение условий для их
достойной жизни. При этом он противопоставлял
политическую монархию тирании и
обосновывал право народа на свержение
тиранического строя.

Возникшая
в древности идея всеобщего равенства
людей не прекратила своего существования
в средние века, она продолжала развиваться
с различных позиций, в разных формах
и направлениях, в творчестве светских
и религиозных авторов.

Средневековые
идеи получили дальнейшее развитие в
трудах мыслителей Нового времени.
Юридическое мировоззрение нового
восходящего строя утверждало новые
представления о свободе человека
посредством господства режима права
и в частных, и в публично-политических
отношениях.

Новая
рационалистическая теория прав
человека была разработана в трудах
Г. Гроция, Б. Спинозы, Д. Локка, Ш. Монтескье,
Т. Джефферсона, И. Канта и других
мыслителей. Своей критикой феодального
строя и обоснованием новых концепций
о правах и свободах личности, о
необходимости господства права в
отношениях между индивидом и государством
эта теория внесла большой вклад в
формирование нового юридического
мировоззрения, в идеологическую
подготовку буржуазных революций и
юридическое закрепление их результатов.

Важным
элементом этого процесса стала концепция
общественного договора как источника
происхождения и правовой основы
деятельности государства. Разрабатывая
договорную концепцию государства,
Г. Гроций писал: “Государство есть
совершенный союз свободных людей,
заключенный ради соблюдения права и
общей пользы”. С таким пониманием
государства, содержавшим идею правовой
государственности, связано (у Гроция
и ряда последующих мыслителей) и
положение о естественном человеческом
праве оказывать сопротивление насилию
властей, нарушающих условия общественного
договора.

Развивая
естественноправовые воззрения и
договорную концепцию государства, Б.
Спиноза отмечал, что “цель государства
в действительности есть свобода”.
Он подчеркивал, что “естественное
право каждого в гражданском состоянии
не прекращается”, поскольку и в
естественном, и в гражданском состоянии
человек действует по законам своей
природы, побуждается страхом или
надеждой. Полное лишение людей их
естественных прав привело бы к тирании.

Последовательная
либеральная доктрина неотчуждаемых
естественных прав и свобод человека
на основе идей господства права,
правовой организации государственной
жизни, разделения властей и верховенства
закона была разработана Д. Локком.

Большим
достоинством локковского учения о
правах человека является анализ
необходимой внутренней связи между
свободой и законом. “Несмотря на
всевозможные лжетолкования, — писал
Локк, — целью закона является не
уничтожение и не ограничение, а сохранение
и расширение свободы. …Там, где нет
законов, там нет и свободы”.

Общественный
договор – это, по Локку, постоянно
действующий фактор политической жизни,
договорные отношения народа с
политической властью – непрерывный
процесс, протекающий в соответствии
с принципом согласия индивидов и
народа в целом с действием властей.

Одним
из первых юридических документов,
отражающих права человека в
систематизированном виде, была Вирджинская
декларация (1776 г.), положенная в основу
Билля о Правах Конституции США (1791 г.).
Непреходящее значение имеет французская
Декларация прав человека и гражданина
(1789 г.). Основополагающие права человека,
закрепленные в этом политико-правовом
документе (на собственность, личную
свободу и безопасность, на сопротивление
насилию), до сих пор не утратили своей
актуальности. Права и свободы человека
и гражданина, провозглашенные во
французской Декларации 1789 г., приобрели
общемировое звучание и стали
императивами обновления и гуманизации
общественных и государственных порядков.

Эта
декларация, испытавшая влияние
предшествующего опыта в области прав
и свобод человека (в частности,
англосаксонских традиций в составлении
и принятии Биллей о правах 1689 г., Декларации
независимости США 1776 г., Конституции
США 1787 г. и т.д.), в дальнейшем сама оказала
огромное влияние на процесс борьбы
против “старого режима” во всем мире,
за повсеместное признание и защиту
прав человека, и гражданина. Все
последующее развитие теории и практики
в области прав человека и гражданина,
правовой государственности, господства
права так или иначе испытывало и
продолжает испытывать на себе позитивное
влияние этого исторического документа.

Большое
непосредственное воздействие идеи
Декларации прав человека и гражданина
1789 г. оказали на взгляды передовых
мыслителей тех стран (Германии, России,
других стран Восточной Европы), которым
еще предстояли прогрессивные буржуазные
преобразования.

Под
заметным влиянием передовой европейской
политико-правовой мысли и революционных
преобразований в 18 веке в США и во
Франции естественно-правовые идеи о
равенстве всех людей, о неотчуждаемых
правах и свободах человека постепенно
получили распространение в царской
России.

Одним
из первых защитников таких идей в России
был А.Н. Радищев. Эти идеи он использовал
для критики российского самодержавия
и крепостничества. С естественно-правовых
позиций он развивал представления
о свободе и равенстве всех людей в
естественном состоянии, о договорном
происхождении государства, о неотчуждаемых
правах человека на свою жизнь,
собственность, равный суд, свободу мысли
и слова, о суверенитете народа и его
праве свергнуть несправедливый строй.

Свобода
личности была основной и главной
проблемой всего творчества Н.А. Бердяева.
Себя он называл “сыном свободы” и
говорил: “Я основывал свое дело на
свободе”. Данную тему, а вместе с ней
и вопросы прав и свобод личности
Бердяев освещал с позиций разработанной
им оригинальной философской концепции
христианского персонализма.

В
своем учении о свободе человека он
отличает личность от индивида.
“Личность, — говорит автор, — есть
свобода и независимость человека в
отношении к природе, к обществу, к
государству, но она не только не есть
эгоистическое самоутверждение, а как
раз наоборот. Персонализм не означает
эгоцентрической изоляции. Личность в
человеке есть его независимость по
отношению к материальному миру, который
есть материал для работы духа. И вместе
с тем личность есть универсум, она
наполняется универсальным содержанием”.
Личность не готовая данность, а задание,
идеал человека, она самосоздается.

Любое
государство, если оно не имеет тоталитарных
претензий, должно лишь признать свободу
человеческой личности, которая изначально
принадлежит человеку как духовному
существу, а не дана ему какой-то внешней
властью. “Эта основная истина о
свободе, — отмечает Бердяев, — находила
свое отражение в учении о естественном
праве, о правах человека, не зависящих
от государства, о свободе не только как
о свободе в обществе, но и свободе от
общества, безграничного в своих
притязаниях. Бенжамен Констан видел в
этом отличие понимания свободы в
христианский период истории от понимания
ее в античном греко-римском мире”.

Характеризуя
современный этап развития данной
категории необходимо отметить, что в
развернутом виде права человека получили
отражение во Всеобщей декларации прав
человека, принятой Генеральной Ассамблеей
ООН (1948 г.). Важную роль с точки зрения
реальности, гарантий осуществления
прав и свобод человека играют Международный
пакт о гражданских и политических правах
и Международный пакт об экономических,
социальных и культурных правах (1966 г.).
В настоящее время права человека получили
широкое отражение в конституциях и
законодательных актах большинства
государств, являющихся членами Организации
Объединенных Наций. Стремление нашей
страны решительно и в полном объеме
учитывать в законодательстве и соблюдать
на практике права человека выражено в
принятии Декларации прав человека и
гражданина (1991 г.) и Конституции Российской
Федерации (1993 г.).

Билет №24-26.
Конституционные права, свободы и
обязанности гражданина России, их
развитие в текущем законодательстве.
Национальный (внутригосударственный)
механизм защиты прав человека.
Международно-правовой механизм защиты
прав человека.

Правовой
статус определяется в науке как юридически
закрепленное положение личности в
обществе.
Социальный
и правовой статусы соотносятся как
содержание и форма. Основу правового
статуса личности составляют ее права,
свободы и обязанности, закрепленные
в Конституции и других важнейших
законодательных актах, провозглашенные
в Декларации
прав человека и гражданина.

Для
современного юридического статуса
личности в Российской Федерации
характерны такие
особенности, как крайняя его неустойчивость,
слабая социально-правовая защищенность,
отсутствие
надежных гарантирующих механизмов,
неспособность государственных властных
структур
эффективно обеспечить интересы
гражданина, его права, свободы, жизнь,
честь, достоинство,
собственность, безопасность.

Возникновение
понятия «права человека»,
т.
е. осознание этой проблемы как научной,
неразрывно
связано с появлением и распространением
идей естественного права. Еще в V—IV
вв.
до
н.э. древнегреческие мыслители (Ликофрон,
Антифон и др.) утверждали, что все люди
равны от рождения
и имеют одинаковые, обусловленные
природой права. Аристотель одним из
основополагающих
считал право на частную собственность,
которое отражает природу самого человека
и основано на его любви к самому себе.
Позднее они получили отражение и
дальнейшее свое развитие в трудах Локка,
Монтескье, Руссо, Канта, Бентама и других
мыслителей. Далее:
Вирджинская декларация (1776 г.), положенная
в основу Билля о Правах, Конституции
США
(1791 г.), Декларация прав человека и
гражданина (1789 г.), Всеобщая декларация
прав человека,
принятая Генеральной Ассамблеей ООН
(1948 г.), Декларация прав человека и
гражданина
(1991 г.), Конституция Российской Федерации
(1993 г.). 3
поколения прав
:

1.17-18
вв: равенство, права на жизнь, свободу,
безопасность, неприкосновенность
личности
и жилища и т.д.

2.1900-1950
гг: право на труд, на отдых, на образование,
на здравоохранение, на социальное
обеспечение,
защита материнства и детства и др.

3.1950-2000:
право на мир, на благоприятную окружающую
среду, право на развитие, право на
информацию и др.

Права человека
– это права, объективные по своей
сущности, неотъемле­мые, естественные,
принадлежащие человеку как таковому,
поскольку он че­ловек, то есть в силу
самой его человеческой природы. Гегель,
например, от­мечал, что человек как
таковой имеет право на свободу.

Права человека
представляют собой определенные
социальные притяза­ния, меры социально
оправданной свободы поведения человека,
которые развиваются вместе с развитием
общества и социализацией человека.

Права человека
являются непосредственно-социальными:
они фиксиру­ются и существуют вне
каких-либо внешних форм социального
опосредования. Есть непосредственная
связь между феноменом прав человека и
идеей естественного права, которая
базируется на объективном существовании
ис­ходных, социально оправданных и
социально необходимых условиях (правах
и свободах) жизни человека. При этом в
рамках идей естественного права и прав
человека оправдана и постановка вопроса
о естественных, непосредст­венно-социальных
обязанностях

человека перед обществом (ст. 29 Всеобщей
декларации прав человека).

Права человека
являются
разновидностью

непосредственно-социальных прав, если
иметь в виду также существование
непосредственно-социальных прав
социальных общностей

(народов, наций, различных ассоциаций
и др.). Хотя непосредственно-социальные
права коллективов можно расценивать и
как форму выражения и средство
осуществления человеческих прав
индиви­да. И в этом качестве, как
справедливо замечает проф. Лукашева,
непосред­ственно-социальные права
коллективов должны проходить проверку
«чело­веческим измерением», то есть
правами индивида.

Несмотря на
возможность констатации и фиксации
прав человека как та­ковых, как
объективно существующих явлений, их
механизм воплощения в жизнь, механизм
выхода на поведенческий уровень
достаточно сложен. Объ­ем прав человека,
их реализация зависят от состояния
общества, уровня его развития и характера
организации, от того, в какой степени
права человека освоены общественным
сознанием. Эффективность реализации
прав челове­ка зависит и от их
нормативного оформления, включения в
той или иной форме (в качестве норм
обычаев, норм морали, норм права и др.)
в систему нормативного регулирования
общества.

В связи с процессом
развития прав человека и прогрессом
общества в це­лом выделяют
несколько поколений прав человека.

Первое поколение
права
человека, обеспечивающие индивидуальную
сво­боду, защиту от какого-либо
вмешательства в осуществление прав
члена обще­ства и политических прав:
свобода слова, совести и религии; право
на жизнь, свободу и безопасность;
равенство перед законом; право на
правосудие и др.

Второе поколение
социальные,
экономические и культурные права:

право на труд и
свободный выбор работы; право на
социальное обеспечение;

право на отдых;
право на образование и др.

Третье поколение
коллективные
права (стали формироваться после вто­рой
мировой войны): право на мир, на здоровую
окружающую среду, на ядер­ную
безопасность и др.

При всем современном
многообразии прав человека и различии
теорети­ческих подходов к этой проблеме
можно выделить
исходные, основополага­ющие права
человека,

которые составляют базу всего комплекса
прав челове­ка:
право на жизнь, право на свободу, право
на равенство

(исходное, «стартовое» равенство людей).
Эти основные права человека как исходные
начала закреплены во Всеобщей декларации
прав человека, принятой ООН 10 декабря
1948 г., которая представляет собой документ
негосударственного характера, впервые
в истории человечества распространивший
права челове­ка на всех людей планеты.
Права и свободы человека с этого момента
пере­стали быть только внутренним
делом государства.

Кроме названной
Декларации были приняты Международный
пакт о гражданских и политических правах
(1966 г.), Международный пакт об эко­номических,
социальных и культурных правах (1966 г.).
Факультативный протокол к Международному
пакту о гражданских и политических
правах (1966 г.). На основании этих документов
человек стал субъектом международ­ного
права. Эти международно-правовые акты
имеют приоритет над внутрен­ним
законодательством стран-участниц, и их
гражданин имеет право обра­титься в
Комитет по правам человека при ООН,

если им исчерпаны все имеющиеся внутренние
средства правовой защиты (аналогичная
норма со­держится в ст. 46 Конституции
Российской Федерации).

studfiles.net

ПРАВО ЧЕЛОВЕКА КАК КАТЕГОРИЯ ОБЪЕКТИВНОГО





ТОП 10:







ПРАВА

1. Суть идеи.Сначала о самой сути кантовской идеи о праве человека, так поразительно совпавшей со взглядами русского правоведа.

Категория «право человека» («право людей»), рассматриваемая как объективное право, п р и н ц и п и а л ь н о н о в а я. Она характеризует иную плоскость правовой действительности и ее понимания, нежели понятие «права человека», рассматриваемое в значении субъективных прав (хотя последнее – исходное звено, важнейшая и определяющая ее характеристика). Перед нами – определение, которое, во-первых, переводит общие, нередко сугубо декларативные формулы на уровень строго юридических явлений (такой путь в начале своего творчества, судя по ряду данных, проделал Кант[357]) и, во-вторых, фиксирует принципиально новое качество права в условиях вступивших на историческую сцену и постепенно утверждающихся либеральных цивилизаций[358].

Именно такой подход к праву гражданского общества, помимо всего другого, позволяет определить главные направления правового развития в современную эпоху и одновременно избежать упрощений, примитива, сугубо декларативных интерпретаций (на манер тех декларативных определений, которые ныне коснулись прав человека). Суть категории «право человека» – в том, что она характеризует данное явление под углом зрения его органики, его юридической природы и правовых черт, и значит – что особо существенно в практическом отношении – под углом зрения тех юридических механизмов и правовых средств, которые способны перевести устанавливаемое законом правовые положение людей, их юридические возможности (юридически должное и возможное) в плоскость социальной реальности.

Причем здесь сама эта органика права выступает в виде правовых начал, принципов, особенностей, выражающих природу и логику права как мирозданческого явления, то есть – такого, которое включается в процесс развития человечества как сообщества разумных существ и занимает в этом процессе необходимое, без альтернатив, место.

Положения о «праве человека» — если не итоговый, то во всяком случае – один из итоговых философских выводов Канта в его взглядах на право, находящихся в том же комплексе идей, что и положения о чистом праве и о праве как цели общества.



 

2. Требования времени и логика права. Можно указать на два основания, которые вызвали к жизни идею «право человека» (здесь и дальше во всех случаях и без повторяющихся оговорок приведенное выражение будет употребляться в значении объективного права).

Это – во-первых, требования новой эпохи развития человеческого общества, когда в соответствии с импульсами и духом французской революции обозначился глобальный переход в мире от традиционных к либеральным цивилизациям, и, во-вторых, сама логика права.

Можно уверено предположить, что именно Кант, как никто из мыслителей той поры (а затем в новых условиях И.А. Покровский), уловили и выразили в соответствующих научных построениях то важнейшее требование времени, что гражданскому обществу, к которому устремило свое развитие человечество, нужно не просто право, а новое право, соответствующее требованиям новой эпохи. И вот кантовские положения о чистом праве и о праве человека представляют собой ответ выдающегося философа на заказ Истории. Достойно внимания, что спустя столетие, в условиях кризисной ситуации, связанной с переходом к новому строю, к либеральной цивилизации, в подобном же направлении, притом – на конкретном юридическом материале, стал строится сам ход мыслей выдающегося русского правоведа – И.А. Покровского.

Гражданскому обществу в условиях либеральной цивилизации требуется юридическая система, сутью, центром и смыслом которой являются не «просто регулирование», не власть, не некие идеологические химеры, а — люди, человек. В соответствии с этим право новой эпохи призвано по самой своей сути стать правом людей, правом человека.

Конечно, – и об этом время от времени приходится вновь говорить – такая направленность разработок о праве человека придает им идеальный и романтический характер, порой некий мечтательный оттенок. Но так как эти разработки строятся на фундаментальной философской основе, они обретают качество научного прогноза, идей — обращенных в будущее. И то обстоятельство, что спустя полтора-два столетия эти разработки получили научное «продолжение», а затем стали прямо отвечать потребностям все более утверждающегося в своих либеральных ценностях гражданского общества, является надежным свидетельством того, насколько они по своему содержанию имеют реалистический характер и далеки от всякого рода беспочвенных утопий.




Тем более, что здесь надо иметь в виду и другое основание идеи о праве человека – логику права, скрытые в нем «устремления» и потенции, о которых шла речь во второй части книги.

 

3. Аспекты. Анализ природы права свидетельствует о том, что оно в ряде своих аспектов – как мы видели при рассмотрении логики права — может быть интерпретировано и ему исторически предопределено раскрываться именно как праву человека.

Таких аспектов три.

Первый (общий) – любое право есть «право людей» в том смысле, что право потому и «право», что его смысл и действие вообще раскрываются через субъективные права, т.е. через юридические возможности людей, их объединений, людских образований. Право в этом отношении – институт, изначально настроенный на человека, его волю и поведение. Именно поэтому субъектами права неизбежно выступают люди, «человеки», которые не случайно названы «физическими лицами» и под этим углом зрения теми реалиями в физическом мире, во имя которых право существует.

Второй (общедемократический) аспект заключается в том, что в юридических системах различных типов и разновидностей по мере развития цивилизации, углубления культуры неизбежно вводятся ограничения и гарантии, призванные при любой системе власти как-то защитить человека, личность. Ибо иного института – кроме права — , способного на всеобщих, равновесных, одинаковых (в этом отношении — общедемократических) началах реально защитить человека, не существует. Потому-то с древнейших времен право почитается в качестве потенциально демократического явления в жизни людей — явления, свойства которого (общеобязательная нормативность, определенность по содержанию) соответствуют требованиям демократии и, следовательно, так или иначе призваны служить человеку. И потому-то, надо добавить, право – как только оно начинало действовать в соответствии со своей исконной природой и вводить необходимые ограничения и гарантии –становилось, как правило, неугодным и не очень любимым для власти институтом.

Третий (либерально, гуманистически-демократический) аспект природы права раскрывается в современную эпоху. В условиях утверждающихся либеральных цивилизаций в современном гражданском обществе происходит своего рода принципиальная перенастройка юридических систем, имеющей характер истинной революции (переворота) в праве – второй и не менее значительной, чем резкое возвышение прав в годы буржуазных революций. Как свидетельствуют данные правового развития передовых в демократическом отношении стран, начиная с 1950-1960 гг., демократическое право не только по своей направленности и отдельным проявлениям, но и по своему основному содержанию начинает реально служить человеку. Во всей системе социально-политических, правовых отношений этих стран человек, его достоинство и неотъемлемые права шаг за шагом становятся на первое место, начинают возвышаться над политической властью.

Разумеется, нужно видеть и суть дела и исторические факты во всей их противоречивой многогранности. В праве, его природе и проявлениях, и в особенности, на первых фазах его исторического развития, доминирующее значение имеет «феномен свободы», действующий через систему иерархически властных отношений, что и находит свое выражение в том состоянии юридических систем, которое может быть названо «правом власти». Юридические порядки здесь — весьма податливы перед произволом носителя власти и даже перед капризом самовластного правителя. Да и становление истинно гуманистического права даже в передовых демократических странах – процесс, судя по реальным фактам, трудный, противоречивый, идущий со спадами, далеко не всегда непрерывно и последовательно.

И тем не менее всесторонний анализ особенностей права, его логики, действия и исторического развития дает основания для твердого вывода о том, что логика права выражает обрисованный ранее «замысел природы», сообразно которому право не только включается в качестве необходимого элемента в механизмы поступательного развития человеческого рода, но и имеет свою, исторически предопределенную судьбу, наиболее высоким выражением которой, возможно, и является право человека.

Под рассматриваемым углом зрения представляют интерес некоторые соображения Канта. Отмечая возможность подчинения права «произволу правителей», Кант говорит о такой неблагоприятной перспективе именно в отношении «праве людей»[359]. Не менее значимо суждение философа о том, что есть нечто такое, к чему «разум внушает непосредственное уважение», — мысль которую Кант сразу же поясняет в следующих словах – «таково всякое право человека»[360].

Но еще более впечатляющий (чем общие формулы) характер, имеет своеобразие ряда конкретных юридических институтов, юридических механизмов — даже таких, которые, на первый взгляд, производят впечатление сугубо технико-юридических конструкций. И здесь эстафету рассуждений, по принятой в этой книге цепочке мыслителей, пора от Канта передать А.И. Покровскому.

Издавна в праве сложился весьма своеобразный институт, именуемый «владельческой защитой».Его содержание заключается в том, что фактический владелец вещи, независимо от того, имеет он или нет необходимое юридическое основание для этого (и даже при серьезных сомнениях на сей счет), имеет право на защиту своего владения, в том числе и в отношении законного собственника. Каковы причины такого своеобразного, в чем-то по обычным мерка даже нелогичного положения вещей? Может быть, это просто защита, так сказать, промежуточного порядка до окончательного решения суда? «Неизбежное зло», как полагал знаменитый немецкий юрист Р. Иеринг? Какое-то другое чисто прагматическое соображение?

А вот что – вчитайтесь, вслушайтесь, пожалуйста! – говорит И.А.Покровский. «Для частных лиц фактическое господство владельца должно быть неприкосновенным; этого требует растущее уважение к человеческой личности, этого требует истинно культурный строй отношений между людьми». «. .. Поэтому, — продолжает И.А. Покровский, — если для Иеринга защита владельцев неправомерных является лишь неизбежным злом . . ., то нам оно кажется, напротив, кульминационным пунктом основной идеи. Именно по отношению к этим владельцам принцип уважения к человеческой личности подвергается наибольшему искушению, и поэтому охрана даже этих владельцев является его наивысшим торжеством»[361]. И вот завершающий вывод: «Как бы то ни было, но во всяком случае ясно одно: в институте защиты владения дело идет не о собственности и вообще не таком или ином и м у щ е с т в е н н о м праве, а о начале гораздо более высоком и идеальном – о насаждении уважения к человеческой личности как таковой»[362].

И все это — тут уж моя ремарка, — быть может, наиболее красноречивое подтверждение того, что здесь — даже вопреки формальной логике – сквозь казалось бы, заскорузлые юридические хитросплетения пробивается юридическая логика, которая по какой-то своей глубинной сущности «тянется» к человеку, к уважению человеческой личности – любой человеческой личности, личности как таковой! (Пусть эти строки не пройдут мимо тех авторов, которые до сих почитают данные практической юриспруденции данными «низшего сорта», далекими от «высокой» философии).

 

4. «Чистое право» и «право человека». Широко известно утверждение Канта о том, что право должно «считаться священным, каких бы жертв ни стоило это господствующей власти» и о том, что «всей политике следует преклонять колени перед правом». И вот что характерно – это утверждение, а также слова о том, что здесь «нет середины и нельзя измышлять среднее прагматически обусловленного права (нечто среднее между правом и пользой) . . .»[363], сказаны философом именно в отношении права человека. И это, по всем данным, объясняется тем, что право людей как раз и выражает чистые правовые начала, которые потому и «чистые», что они не допускают «нечто среднее».

И главное — если на деле реализовать все то, что характеризует чистое право, то «такое» право неизбежно, по логике вещей становится по ряду важнейших своих сторон правом человека. Скажем, осуществление принципа, требующего согласования свободы данного лица со свободой всех других лиц, – это ничто иное, как направленность юридической системы на служение каждому человеку. Такое же значение имеет собственное содержание права, его юридическая структура, которая в условиях демократии на первое место в сложной сети юридических отношений ставит человека с его высоким достоинством и неотъемлемыми правами. Отмечая, что оптимальное государственное устройстве (понимание под ним республиканское правление), наряду со своим “чистым источником” должно возникнуть “также из чистого источника понятия права”[364], Кант связывает такое оптимальное устройство с человеком, личностью, со “свободой членов общества как людей”[365].

В этой связи – такое замечание, касающееся уже не идей, а правовых реалий. То обстоятельство, что юридические системы демократически и гуманистически развитых стран можно уже сейчас определить по ряду черт как право человека, не есть, как мы видели, одно лишь порождение современной эпохи – эпохи развертывания либеральных цивилизаций. Здесь – более сложные и глубокие процессы. В условиях развертывающихся (по всем параметрам – экономическим, политическим, духовным) либеральных цивилизаций право раскрывает свои потенции, заложенные в нем именно как в мирозданческом явлении, имеющем в качестве своей ближайшей природной предосновы естественное право, преимущественно с той его стороны, которая выражается в требовании свободы отдельного индивида .

С этой точки зрения «чистое право» и «право людей» – категории в сущности тождественные, оттеняющие лишь разные стороны одного и того же явления. Первая – главным образом по ряду общих принципов и в отношении собственного содержания юридической системы. Вторая – более широкая, объемная, уже с некоторыми социологическими акцентами, главным образом с точки зрения взаимосвязи с человеком, его положением в праве, с акцентом на то, что юридическая система призвана служить не власти, а людям[366].

 

5. Идея и ее содержательная конкретизация. Идея права человека или, что то же самое, права людей – важнейшее достижение философской мысли, сформулированное в виде общей формулы уже в годы французской революции. Но именно сформулированное, поставленное Кантом, прежде всего и преимущественно в виде настойчиво проводимого указанного терминологического обозначения в соответствующем смысловом контексте.

Между тем эта идея является фундаментальной, значительной именно по своей сути, содержанию. И, понятно, она не может быть признана таковой, если при ее анализе и практическом применении ограничиваться одними декларациями, словесными заявлениями и штампами. Тем более, что существование, ее словесного повтора на уровне субъективных прав — прав человека — , часто вызывающее смешение терминов и отсюда трудности в их понимании, поучительно, и как раз – потому, что замечательное по своей сути положение все более становится для многих людей и власти всего лишь расхожим штампом, а подчас и удобной картой в политических играх. Словом, положение о праве человека (праве людей) нуждается в содержательном наполнении, в том, чтобы раскрыть его существо в определенных и притом – юридических институтах и принципах. Хотя бы духе и в направлении тех суждений, о которых говорит И. А. Покровский

Определяющие из упомянутых институтов и принципов охватываются понятием (или, если сказать несколько шире — проблематикой) дозволительного права.

 


ПРАВО ЧЕЛОВЕКА – ДОЗВОЛИТЕЛЬНОЕ ПРАВО

 

1.Дозволительное право — идея. Здесь придется напомнить некоторые положения, которые рассматривались при характеристике логики права, основных вех его исторического развития.

Суть вопроса в том, что к эпохе Просвещения феномен права существовал и повсеместно воспринимался как государственно-властное образование, содержащее главным образом общеобязательные предписания, запреты, ограничительные императивы, т.е. выступающее в виде запретительно-предписываюего права. Именно в таком облике позитивное право предстало перед людьми с той своей природно-естественной стороны, которая выражает властную иерархическую организацию общественной жизни, в предельной мере обнажившейся и даже обострившейся в условиях традиционных цивилизаций феодальных типов, когда действующие юридические установления привычно воспринимались даже не в качестве «права власти», а скорее – «права сильного» и даже «кулачного права».

Эпоха Просвещения, как и вся возрожденческая культура, и в не меньшей степени революционные события конца ХУШ в. в Европе и Северной Америке, т.е. все нарастающие процессы, выражающие начало реального перехода человечества к либеральным цивилизациям, потребовали нового права и принципиально нового правопонимания, т.е. открыли новую эпоху в праве. Это и стало предпосылкой взглядов о праве как праве человека.

Но спрашивается, в чем реально, кроме общей постановки вопроса и непривычного терминологического обозначения состоит то новое, что должно быть характерным для права в условиях либеральных цивилизаций, новое в самом принципе правопонимания?

И вот здесь мы встречаемся с самым главным переломом в мире правовых явлений и правовых представлений, происшедших в то время за всю человеческую историю, — с переходом от запретительно-предписывающего права к д о з в о л и т е л ь н о м у (дозволяющему) праву [2.4.4.]. И соответственно этому – с переходом от видения права как сугубо властно-государственного образования к его трактовке как института свободы и творческой активности людей.

И здесь, кстати сказать, на примере творчества Канта, на долю которого выпала многотрудная работа по философскому осмыслению гуманитарных проблем перехода человечества к либеральным цивилизациям, можно проследить, насколько многосложной оказалась ломка правовых представлений в науке и юридической практике – долгий процесс, продолжающийся во всем мире до настоящего времени.

В сочинении «К вечному миру» (1795 г.) Кант дал развернутый профессиональный философско-правовой анализ, опирающийся на догму права, на вытекающую из нее юридическую логику. Поводом к этому анализу стала частная и сугубо специальная юридическая проблема, затронутая в работе, — обоснование того, что “запрещение” по рассматриваемой в сочинении ситуации касается только способа приобретения владения, а не самого владения, которое основано — хотя и не на действующем позитивном праве, но на праве обычном.

И вот в связи с характеристикой правомерности владения и способа его приобретения Кант обращается к самой сердцевине правовой материи, к одной из ее «тайн» (которая в этой книге была одним из центральных пунктов при рассмотрении логики права) – к ее трем фундаментальным элементам, ее “сгусткам” — запрещениям, предписаниям, дозволениям, рассматриваемым под углом зрения закона, его трех видов, обозначенных философом с помощью специальной юридической терминологии: предписывающих /leges praeceptvae/, запрещающих /leges prohibtivae/, дозволяющих /leges permissivae/.

Указав на эти три вида законов, Кант начинает анализ с того, что подвергает сомнению обоснованность существования дозволений, содержащихся в дозволяющих законах, как юридических категорий[367]. И такого рода критический подход основывается как раз на господствующей в его время идеологии о праве как праве власти (или даже «праве сильного», «кулачном праве»), которое имеет преимущественно предписывающее, запретительно-ограничительное содержание, ориентированное на принуждение. Ибо без опоры на господствующие в ту пору правовые представления проблемы трех видов законов вообще нет (сам факт выделения дозволяющих законов, по словам Канта “само собой дается систематически классифицирующему разуму”[368]).

Причем, основываясь на господствующих представлениях, Кант, заметив, что “законы вообще заключают в себе самих основание объективной практической необходимости”, пускается в сложные рассуждения, оправдывая сомнения об обоснованности существования дозволений в области права тем не очень-то корректным аргументом, согласно которому при их признании “дозволяющий закон содержал бы принуждение к тому или иному поступку, к тому, к чему никто принужден быть не может”[369] (при дозволительном регулировании, в действительности, закон призван прежде всего не «принуждать», а определять гарантии для дозволения; принуждение же применяется в отношении лиц, нарушающих гарантии).

А теперь самое знаменательное. Кант, подвергнув сначала сомнению обоснованность существования дозволений в области права, всё же в самом ходе своих рассуждений, рассуждений — сложных, на мой взгляд, на грани внутренней ломки, в конце концов именно с ними, с дозволениями, связывает последовательное законодательство, всеобщие законы — то, что “требует понятие закона”. Кант в конце концов пишет даже, что обоснованность выделения дозволений и соответственно – юридическая оправданность формулы о дозволяющих законах «есть единственный настоящий критерий последовательного законодательства, без которого всякое так называемое ius certum останется лишь благим намерением. — В противном случае /т.е. без учета формулы о дозволяющем законе С.А./ мы будем иметь лишь общие законы, а не всеобщие (применимые ко всем случаям), как того требует, по-видимому, понятие закона”[370].

Путь рассуждений, проделанный Кантом при формулировании приведенных выводов (да и слово «по-видимому»), — пожалуй, лишь свидетельство трудности, своего рода драматичности неотвратимо наступившей ломки сложившихся в феодальную эпоху фундаментальных представлений о праве, принципиального изменения в его понятии. А по сути дела перед нами – поворотный пункт в самом существе этого круга проблем. Если дозволения и дозволяющие законы представляют собой единственный критерий последовательного законодательства, и лишь при таком критерии могут реально существовать всеобщие законы и именно этого требует «понятие закона», то значит, речь должна идти о качественно ином праве, резко отличающемся от права запретительно-ограничительного характера. Речь должна идти о д о з в о л и т е л ь н о м праве.

 

2. На трудных путях освобождения от стереотипов. Характеристика права в условиях перехода к либеральным цивилизациям в качестве «дозволительного» вовсе не означает того, что на уровне национальных юридических систем оно сплошь состоит из одних дозволений или что последние вытесняют все другие компоненты правовой материи. На всех этапах развития человеческого общества в принципе неизменной остается функция права как регулятора, в том числе — по обеспечению общественного порядка, необходимой общественной дисциплины, борьбе с правонарушениями, когда, помимо иных моментов, сохраняется значение государственного принуждения, действие карательных методов, сочетаемых с моральными принципами и нормами. А потому и в условиях развитого гражданского общества, реализации последовательно демократических и гуманистических начал в общественной жизни значительное место в правовой материи занимают отрасли и институты публичного права, включая административное и уголовное право, другие примыкающие к ним подразделения правовой системы.

Положения о дозволительном праве означают лишь то, что весомое и все более определяющее место в действующих юридических системах начинают занимать правовые дозволения, в том числе общие дозволения, а также то обстоятельство, что дозволения через всю совокупность свойственных им институтов, способов и типов регулирования придают принципиально новый облик праву в целом, сообщают ему черты «чистого права», делают дозволительные начала ведущими правовыми принципами.

Между тем неизменное существование в праве того слоя правовой материи, который по-прежнему имеет предписывающее, запретительно-ограничительное назначение, острота возникающих в этой связи правовых и социальных проблем, повышенное внимание к ним со стороны общества – все это и ныне поддерживает устойчивый стереотип, в соответствии с которым право, как и раньше, во все века, имеет преимущественно властно-принудительную природу.

 

3. Истоки. Формула «дозволительное право» не имела бы никакой реальной ценности или, более того, служила бы – как это нередко случается – лишь пропагандистским прикрытием совсем иной политики и иных реалий, если бы она – как и положение о праве человека (праве людей) в целом — не шла дальше общих деклараций и объявленных намерений. Или – даже сопровождалась время от времени законодательными акциями властей, будто бы сообразующимися с подобными намерениями.

Вот почему после констатации самой сути идеи о дозволительном праве как важнейшей, определяющей черте той юридической системы, которая должна утвердиться в человечестве с его переходом к либеральным цивилизациям, требуется углубление этой идеи – рассмотрение ее истоков.

Самое существенное здесь – это понимание того, что особенности права человека как преимущественно дозволительной юридической системы строятся на началах естественного права, притом – на началах той его стороны, которые характеризуют свободу отдельного, автономного индивида, человека. А именно эта сторона естественного права – коль скоро понимать его в кантовском смысле (в смысле «идеи разума и образца для нас») – является в мирозданческом отношении, с точки зрения сущности и назначения человеческого бытия наиболее важной, перспективной, решающей для будущего людей, всего человеческого рода.

Долгие-долгие века в обстановке традиционных цивилизаций – азиатских, рабовладельческих, феодальных – доминирующее значение в общественной жизни имели природно-социальные требования, которые отражали необходимость корпоративной организованности, построенной на властно-иерархических, авторитарных началах и выражающихся в свободе (произволе) власти и, следовательно, — в праве власти.

В обстановке же перехода к либеральным цивилизациям естественно-природные требования свободы отдельного индивида, человека, заслоненные и деформированные в предшествующей истории властно-иерархическими, авторитарными началами, приобрели приоритетное, первенствующее значение в жизни людей, как бы прорвались в главные пласты жизни людского сообщества. Они-то, эти истинно гуманистические требования естественного права, и предопределили необходимость коренной смены вех в самом построение правовых систем – переход от преимущественно запретительно-ограничительной юридической системы к дозволительному праву – праву современного гражданского общества.

 

4. Институты. Рассмотрение истоков принципиально нового феномена в либеральную эпоху – права человека (права людей) призвано углубить представления об этом феномене. Вместе с тем нужно видеть и то, ранее уже упомянутое обстоятельство, что о существовании права человека как реального явления, в полной мере отвечающего своему назначению в современном мире, можно утверждать лишь тогда, когда в условиях развитого гражданского общества в самой органике действующей юридической системы, в ее собственном содержании происходит качественная перенастройка. Такая перенастройка, которая фактически делает право и с сугубо юридической стороны (в том числе – в юридической догматике) принципиально иным, чем право в обстановке господства властно-иерархических начал в организации общества, — правом, по самому своему юридическому содержанию настроенным, подготовленным и целеустремленным на служение человеку, людям.

Характеристика права человека (права людей) как дозволительного права представляет собой уже известную конкретизацию приведенного положения. Но ее следует довести до логического конца. А это значит, что формирование и бытие права человека как дозволительного права должно быть выражено, найти свою жизнь в институтах, т.е. в объективированных через закон юридических установлениях – в нормах, иных положениях объективного права, их структурных комплексах, механизмах.

Эти нормы, их комплексы, структурное построение и механизмы, к счастью, уже во многом открывает «сама» юридическая логика, рассмотренная во второй части книги ( логика, во многом совпавшая к тому же с идеями чистого права).

Напомню о таких сторонах, компонентах. Это:

частное право;

диспозитивное построение правового материала;

юридическая структура собственного содержания права, характеризующаяся тем, что центром правового регулирования являются субъективные права;

общедозволительное регулирование.

Перечень этих институтов – стоит только провести обстоятельный теоретический анализ – вне сомнения может быть существенно пополнен, в том числе – указанием на ряд отраслевых институтов (скажем, на принципы саморегулирования на муниципальном уровне по конституционному праву или односторонне сделочного регулирования в гражданском праве). Но такой анализ уже значительно выходит за рамки настоящей работы. И сейчас, пожалуй, можно ограничиться тем, чтобы отметить несколько узловых пунктов в собственном содержании права, где дозволительная направленность права в условиях гражданского общества нуждается в воплощении в виде определенных институтов, механизмов регулирования.

Внимание науки и практики, по все данным, должны привлечь прежде всего три из подобных узловые пункта: во-первых, институты, обеспечивающие всеобщность права, и, во-вторых, юридическое обеспечение высокого правового статуса человека и в третьих, на значение договорного метода юридического регулирования (включая проблему «первоначального договора»).

 

5. Общие дозволения и общие запреты. Суть вопроса по первому из указанных пунктов – вот в чем. Для права, в особенности для права человека, должно быть характерно – о чем уже говорилось – не просто регулирование при помощи норм, т.е. общих правил, а всеобщее регулирование, которое тогда изначально является одинаковым, юридически равновесным, юридически равным для всех субъектов, всех людей.

Но как достигнуть такого всеобщего регулирования, когда общественные отношения бесконечно разнообразны и создать общие правила для бесчисленного множества жизненных случаев, казалось бы, невозможно? Развитие человеческой культуры и история права подсказали, по-видимому, единственный путь для решения такой проблемы; это – повышение уровня нормативных обобщений, которое нашло выражение в ряде институтов – таких, как институты типизации юридических отношений, общих юридических конструкций, норм-дефиниций и др.

Ныне становится очевидным, что первостепенную роль в повышении уровня нормативных обобщений в праве призван сыграть институт общих дозволений и общих запретов, и соответственно – два типа регулирования – общедозволительный и разрешительный (о них ранее, в связи с анализом логики права уже упоминалось; напомню их краткие формулы — «дозволено все, кроме прямо запрещенного законом» и «запрещено все, кроме прямо разрешенного законом»).

Представляется несомненным, что праву человека сообразно его дозволительной природе должны быть характерны общие дозволения и основанный на них – общедозволительный тип регулирования. Такие, например, дозволения, как свобода предпринимательской деятельности, общее дозволение автономного договорного регулирования. Содержащиеся в законах исключения из указанных и иных общих дозволений (такие исключения вместе с общими дозволениями и образуют общедозволительный тип регулирования) позволяют и здесь реализовать важную особенность права — строгую определенность регулирования по содержанию.

Но какова в этом случае роль в праве (и прежде всего в дозволительном праве) общих запретов и основанном на них разрешительном типе регулирования (например, общих запретов на свободный оборот наркотических веществ, на использование в нормальной гражданской жизни боевого оружия)? На первый взгляд, может сложиться впечатление о том, что для дозволительного права они – всего лишь «особые случаи», тоже своего рода исключения из общего дозволительного построения объективного права.

Но это не так. Характер существующих здесь институтов более сложен, в конечном итоге, и он в идеале, в принципе по логике чистых правовых начал «выводит» на дозволительную природу права. И вот как раз по этой, исключительно важной стороне проблемы должны быть приняты во внимание некоторые философско-правовые суждения Канта.

Прежде всего, примечателен сам факт того, что Кант в сложном процессе постижения права, приведшем его вопреки исходным посылкам к обоснованию роли дозволяющих законов как «единственного настоящего критерия последовательного законодательства» и всеобщности законов, по сути дела говорит о разрешительном типе регулирования, общем запрете. То есть говорит о положениях из самых глубин юридической теории, к пониманию которых только-только сейчас, спустя два столетия после кантовских работ подошла современная теория права. И Кант пишет: «запрещающий закон сформулирован сам по себе, дозволение же включается в этот закон не в качестве ограничивающего условия (как это должно было бы быть), а как исключение … »[371] («исключение» — свидетельство того, что запрет является общим).

Но как понимать, что дозволение в запрещающем законе «должно быть» не исключением, а «ограничивающим условием»? В этом случае, поясняет Кант, дозволение добавляется к запрещающему закону «на основе принципа», и оно вследствие этого включается в «формулу запрещающего закона» , а «тем самым» запрещающий закон превращается «и в закон дозволяющий»[372].

Исключительно важный, по меркам юридической теории – утонченный, ювелирно отточенный и вместе с тем — философски перспективный вывод! Помимо всего иного, он подводит к мысли о том, что общие запреты и разрешительный тип регулирования могут вполне совмещаться с природой дозволительного права. И это происходит как раз тогда, когда противостоящее общему запрету дозволение выступает не в виде одного из исключений («разрешения»; вспомним общую схему разрешительного типа регулирования – «запрещено все, кроме прямо разрешенного законом»), а в виде ограничивающего условия. Скажем, — условия, в соответствии с которым общий запрет на оборот наркотических средств не конечен: он установлен при том условии, что свободный оборот всей суммы лекарственных средств находится в режиме общего дозволения. Тем более, что, как пояснил Кант, исключения, это — вообще не принцип, на основе которого должно строиться юридическое регулирование: таких исключений может быть неопределенное множество — «до бесконечности; ибо здесь дозволения добавляются к закону лишь случайно, не на основе принципа, а в результате подыскания подходящих случаев»[373].











infopedia.su

Основные категории прав и свобод человека

Право на жизнь, здоровье, свободу, неприкосновенность, честь и репутацию, равенство перед законом и судом, право на защиту от произвольного вмешательства в личную и семейную жизнь, право на защиту закона, презумпция невиновности, запрет пыток или жестокого, бесчеловечного обращения или наказания, запрет без свободного согласия подвергаться медицинским и научным опытам, право на такой международный и социальный порядок, при котором права и обязанности человека могут полностью осуществляться и др.Право на гражданство, право на изменение гражданства, право на двойное гражданство, право на вступление в брак и основание семьи, признание правосубъектности личности, свобода передвижения и выбор места жительства, право владеть имуществом (собственностью), право на убежище, право на развитие, право знать свои права и обязанности и др.Свобода мысли, слова, печати, слова, свобода выбора религии/, свобода убеждений и выражения их, свобода мирных собраний и ассоциаций (союзов), право принимать участие в управлении своей страной, право на допуск к государственной службе на условиях равенства право на забастовки в соответствии законом, право на мир, запрет войны, ответственность за подстрекательство к дискриминации, вражде, насилию, право голосовать и быть избранным; лица этнических, религиозных и языковых меньшинств имеют право пользоваться своей культурой, религией, родным языком. исполнять свои обряды; право всех народов на самоопределение и др.Право на благоприятную окружающую среду, право на достоверную информацию о состоянии окружающей среды, право на справедливое возмещение ущерба за причиненный вред в экологической сфере.Право на труд, право на справедливые и благоприятные условия труда, право на свободный выбор работы (профессии), право на объединение в профсоюзы, свобода предпринимательской деятельности, свобода использования своих способностей и др.Право на отдых и досуг, право на достойный человека жизненный уровень, право на образование, право на социальное обеспечение и страхование, право на охрану материнства и детства, защита детей от экономической и социальной эксплуатации, право на наивысший достижимый уровень физического и психического здоровья и др.Право на участие в культурной жизни, право на пользование результатами научного прогресса, право авторства, свобода поиска и распространения информации и др.

nashaucheba.ru

32.2 Классификация прав человека. Теория государства и права

32.2

Классификация прав человека

Различают три поколения прав человека в зависимости от времени их провозглашения.

К первому поколению относятся гражданские и политические права, которые призваны ограждать человека от незаконных вмешательств со стороны как государства, так и иных субъектов.

Второе поколение составляют социально-экономические права, призванные гарантировать не только свободу человека, но и относительно обеспеченную жизнь.

Считается, что если первое поколение прав воплотило ценности либерального общества — свободу личности от произвольных действий государства, то второе поколение прав отражает ценности социально ориентированного общества и расширяет патронажную роль государства по отношению к обществу, обязывая государство помогать социально ущемленным слоям.

Третье поколение образуют так называемые коллективные (солидарные) права, или права народов. В это поколение прав входят права, принадлежащие коллективу людей, а не отдельному человеку, и они не могут быть реализованы отдельной личностью. Сюда относятся право на мир, на здоровую окружающую среду, право на развитие, на самоопределение, на осуществление власти.

Применяются и другие классификации прав человека, например, в главе 2 Конституции РФ использована классификация в зависимости от сферы применения тех или иных прав человека и гражданина.

В юридической литературе широко используется классификация, предложенная отечественным государствоведом Л. Д. Воеводиным. Он подразделил права и свободы человека, а также их обязанности на три группы: в сфере личной безопасности и частной жизни; в области государственной и общественно-политической жизни; в области экономической, социальной и культурной деятельности.

Данная классификация выделяет самостоятельный подинститут (субинститут) в институте прав человека, который регулирует конкретную область жизни и деятельности человека.

Первую группу прав составляют естественные, основополагающие, неотъемлемые права человека. Их иногда называют личными, или гражданскими, правами, и они определяют автономность личности, ее свободу от государственной власти. Эти права защищают личность от произвольного вмешательства государства в жизнь человека. В эту группу входят право на жизнь, на охрану чести и достоинства, неприкосновенность личности, ее жилища, частной жизни, право на национальную идентификацию (национальную принадлежность), свобода передвижения и выбора места жительства, свобода совести.

Вторую группу прав образуют политические права, которые предназначены для непосредственного участия граждан данного государства в управлении обществом, способствуют развитию политической активности личности, гарантируют равный доступ к государственной службе. Эти права принадлежат только гражданам конкретного государства. К ним относятся: свобода мысли, слова, информации, право на объединение, право на проведение публичных мероприятий, право на участие в ведении государственных дел, равный доступ граждан к государственной и муниципальной службе, право на участие в отправлении правосудия, право петиций, избирательные права.

Третья группа (социально-экономические) прав обеспечивает материальные и духовные потребности личности и включает право частной собственности, свободу экономической деятельности, свободу труда, защиту от безработицы, право на забастовку, право на социальное обеспечение, право на жилище, на охрану здоровья и благоприятную окружающую среду, право на образование, на свободу творчества и культурную деятельность.

Раскроем содержание прав и свобод в соответствии с приведенной классификацией.

Право на жизнь закреплено в ст. 6 Международного пакта о гражданских и политических правах (1966) и в ст. 20 Конституции РФ.

Право на жизнь является абсолютным правом, т. е. оно не подлежит никаким ограничениям. Только государство может в отдельных случаях применять смертную казнь за особо тяжкие преступления против жизни и по приговору суда. В России смертная казнь является временной мерой и не применяется к трем категориям преступников: к лицам, совершившим преступление в возрасте до 18 лет; к мужчинам, достигшим к моменту вынесения приговора суда 65 лет; к женщинам. Обвиняемый, которому может быть назначена смертная казнь, имеет право на рассмотрение его дела судом присяжных, что служит гарантией беспристрастного рассмотрения дела. После вступления нашей страны в Совет Европы наложен мораторий на применение смертной казни. Согласно заключению Конституционного Суда РФ этот мораторий не противоречит Конституции РФ.

Надо отметить, что смертная казнь сохранена почти в 90 государствах мира.

Государство должно также гарантировать безопасность своих граждан при чрезвычайных и военных обстоятельствах, например при актах внешней агрессии, межнациональных конфликтах, стихийных бедствиях, насильственном изменении конституционного строя и массовых беспорядках, сопровождающихся насилием.

Применение огнестрельного оружия работниками правоохранительных органов строго регламентируется законом. Запрещено применять оружие в нашей стране в отношении женщин, лиц с явными признаками инвалидности, несовершеннолетних, когда их возраст очевиден, кроме случаев совершения ими вооруженного или группового нападения.

Право на охрану чести и достоинства личности также принадлежит к абсолютным правам, поскольку никакие обстоятельства, в том числе чрезвычайное или военное положение, не могут служить оправданием унижения человеческого достоинства. Запрещается подвергать человека пыткам, бесчеловечному и унижающему его достоинство обращению или наказанию. Разновидностью пытки мировое сообщество обоснованно считает длительное или незаконное содержание под стражей. Разновидностью насилия и жестокости являются принудительные медицинские, научные и другие опыты и эксперименты над людьми. Поэтому для проведения какого-либо опыта необходимо, во-первых, добровольное согласие лица на проведение эксперимента; во-вторых, понимание им последствий эксперимента; в-третьих, чтобы лицо было совершеннолетним и полностью дееспособным.

Неприкосновенность личности, частной жизни и жилища по своей значимости сопоставима лишь с правом на жизнь, так как отсутствие свободы человека, возможности проявления своей воли, действовать в соответствии со своими желаниями и интересами лишает любые права смысла. Оказание медицинской и психиатрической помощи возможно по общему правилу с согласия пациента. Гражданин России обладает правом на необходимую оборону, т. е. он вправе защищать свою личную неприкосновенность от преступных посягательств путем причинения посягающему вреда.

Личная неприкосновенность может быть нарушена незаконным арестом, заключением под стражу и содержанием под стражей. Все эти действия в отношении личности регламентируются законодательством, на практике нередко нарушаемым.

Неприкосновенность частной жизни предполагает, что каждый человек вправе строить свою жизнь вне служебной и деловой сферы, свои взаимоотношения с другими людьми по собственному желанию, не нарушая при этом законодательство, права и интересы других людей и не создавая опасности для окружающих. Гарантией права неприкосновенности частной жизни служит охрана личной и семейной тайны. Конституция РФ не допускает сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия, закрепляет право личности на ознакомление с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы (ст. 24).

Другой гарантией неприкосновенности частной жизни служит право на тайну переписки, телефонных переговоров, телеграфных и иных сообщений. Это право может быть ограничено только по решению суда.

Неприкосновенность жилища также служит гарантией права на неприкосновенность частной жизни. Поэтому проникновение в жилище вопреки воле проживающих там лиц, в том числе тайное, открытое, обманное или насильственное, считается нарушением неприкосновенности жилья. Аналогично расценивается прослушивание или наблюдение за происходящим в жилище с помощью технических или иных средств. Законодательством предусмотрены случаи, когда проникновение в жилище помимо воли проживающих лиц считается законным: 1) для обнаружения, пресечения или раскрытия преступления или задержания лиц, подозреваемых в совершении преступления; 2) для устранения опасности, возникшей вследствие стихийного бедствия, аварии, взрыва, пожара и иных подобных причин.

Право на национальную идентификацию означает право каждого человека определять свою этническую принадлежность, указывать или не указывать свою национальность. Граждане Российской Федерации, относящиеся к определенной этнической общности, имеют право на получение основного общего образования на национальном языке и на выбор языка воспитания и обучения в рамках возможностей государства.

Свобода передвижения зафиксирована статьей 12 Международного пакта о гражданских и политических правах (1966) и включает в себя: во-первых, право свободно передвигаться и выбирать место жительства в пределах территории государства, где лицо находится на законных основаниях; во-вторых, право покидать страну, в том числе свою собственную, и возвращаться в нее; в-третьих, недопустимость ограничения данного права, кроме интересов охраны государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения или прав и свобод других лиц.

В соответствии с нормами международного права свобода передвижения ограничивается в пограничной полосе, в закрытых военных городках, в зонах экологического бедствия, на территориях, где введено военное или чрезвычайное положение, и др.

Свобода совести и свобода вероисповедания вытекают из провозглашения России светским государством. При рассмотрении типологии государств давалась подробная характеристика светского государства. Институт прав человека предполагает, что каждый человек может иметь как религиозные, так и атеистические убеждения. Соответственно он вправе осуществлять религиозные обряды, воспитывать своих детей в религиозном духе, создавать и участвовать в деятельности религиозных объединений. В настоящее время право человека на свободу совести и правовое положение религиозных объединений регулируются в России Федеральным законом от 19 сентября 1997 г. «О свободе совести и о религиозных объединениях» (с послед. изм.).

Переходя к политическим правам, отметим особую значимость свободы мысли, слова и информации, которая является, с одной стороны, компонентом частной жизни человека, а с другой — важным аспектом свободной личности. Конституцией РФ (ст. 13) признаются идеологическое разнообразие, многопартийность; никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной. Каждый человек может иметь различные убеждения и взгляды на те или иные события, по-разному их оценивать, но не вправе навязывать свои убеждения другим. Данная свобода имеет три ограничения:

1) выражая свое мнение, следует уважать права и репутацию других лиц;

2) связанные с охраной государственной безопасности, общественного порядка, здоровья и нравственности населения;

3) запрещаются пропаганда и агитация, разжигающая национальную, расовую, религиозную или иную социальную вражду и ненависть, в частности проявления фашизма и другого экстремизма.

Неразрывно связано с данной свободой право на информацию, которое состоит в свободе искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом. Государственные информационные ресурсы объявлены в нашей стране открытыми и общедоступными, за исключением информации, составляющей государственную тайну или имеющей конфиденциальный характер, которые отнесены законодательством к информации ограниченного доступа.

Перечень такой информации определяется федеральными законами.

В России установлена свобода массовой информации, что предполагает отмену цензуры, т. е. необходимости согласования средствами массовой информации распространяемых сообщений и материалов, в том числе с государственными органами, должностными лицами, общественными объединениями. Не допускается также наложение запрета на эти материалы или их части.

Право на объединение согласно Конституции РФ принадлежит каждому: гражданам России, иностранцам, лицам без гражданства. Вместе с тем политические права принадлежат только российским гражданам, поэтому политические партии вправе создавать только граждане России, поскольку они ставят своей главной целью овладение государственной властью.

Право на объединение включает в себя право: а) добровольно создавать общественные объединения по интересам или для достижения общих целей; б) вступать в существующие объединения; в) воздерживаться от вступления в какие-либо организации; г) беспрепятственного выхода из любых объединений.

Государство определяет правовое положение общественных объединений, устанавливает пределы их деятельности и вместе с тем создает условия для их нормального функционирования, не вмешиваясь в деятельность последних, если они не нарушают закон.

Законодательство ограничивает создание общественных объединений в государственном аппарате: не допускается образование политических партий, религиозных и иных организаций, за исключением профсоюзов. Аналогичные ограничения предусмотрены для судей, прокуроров, следователей, органов внутренних дел. Военнослужащим разрешается состоять в общественных объединениях, не преследующих политические цели, но участвовать в их деятельности возможно, только не находясь при исполнении военной службы.

Право на проведение публичных мероприятий включает следующие формы: собрания, митинги, уличные шествия, пикетирование. Данное право обусловлено рядом требований:

1) не должны нарушаться права и свободы других лиц, общественный порядок, должна обеспечиваться сохранность частной собственности, окружающей природы и др.;

2) должны преследоваться мирные цели, т. е. исключается угроза общественной безопасности, нормальному функционированию предприятий, в том числе предприятий транспорта, а сами граждане имеют право собираться только без оружия.

Право на участие в ведении государственных дел предусмотрено статьей 25 Международного пакта о гражданских и политических правах (1966). Содержание данного права составляют:

право участвовать в ведении государственных дел как непосредственно, так и через свободно выбранных представителей;

право избирать и быть избранным на основе всеобщего и равного избирательного права при тайном голосовании;

допуск к государственной службе в своей стране на условиях равенства.

Что касается равного доступа граждан к государственной и муниципальной службе, то обязательными условиями поступления на службу в России являются: наличие российского гражданства; достижение 18-летнего возраста; обладание полной дееспособностью, свободное владение государственным языком.

Существуют и специальные требования к поступлению на службу, например наличие определенной профессии или специальности, запрещение государственному служащему заниматься предпринимательской деятельностью и т. д.

Право на участие в отправлении правосудия принадлежит только российским гражданам. Оно реализуется в двух формах: занятие должности судьи; участие в качестве заседателя (присяжного, народного, арбитражного). Требования к лицам, претендующим на занятие должности судьи, предусмотрены Федеральным законом от 26 июня 1992 г. «О статусе судей в Российской Федерации», к судьям Конституционного Суда РФ — Федеральным конституционным законом от 12 июля 1994 г. «О Конституционном Суде Российской Федерации», к арбитражным судьям — Федеральным конституционным законом от 28 апреля 1995 г. «Об арбитражных судах Российской Федерации».

Определенные требования предъявляются и к заседателям. Возрастной ценз для них определен в 25 лет, исключается наличие судимости и др.

Право петиций — это письменные или устные обращения граждан в государственные или муниципальные органы, которые содержат в себе коллективное или личное мнение, оценки, требования, просьбы, пожелания и т. д. Считается, что право на петицию является одной из форм участия граждан в управлении делами общества и государства.

Выделяют следующие формы обращений:

а) предложение — обращение граждан, направленное на улучшение организации и деятельности, учреждения различных структур государственного аппарата и др.;

б) заявление — обращение по поводу подтверждения принадлежащего гражданину права или конкретного статуса;

в) ходатайство — просьба признать какое-либо право или совершить определенное действие;

г) жалобу — обращение в связи с нарушением прав лица или созданием препятствий для реализации его прав и интересов.

Все обращения надлежит разрешать в срок до одного месяца, а не требующие дополнительной проверки — до 15 дней. Жалобы и заявления военнослужащих и их семей рассматриваются в федеральных органах в течение 15 дней, а в местных органах — безотлагательно, но не позднее 7 дней.

Надзор за соблюдением установленных сроков возложен на органы прокуратуры.

К третьей группе прав человека относится право частной собственности, обеспечивающее экономическую свободу личности. Его содержание определяется следующими моментами: во-первых, каждый человек может иметь в собственности имущество, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами; во-вторых, государство гарантирует право наследования имущества; в-третьих, лишение имущества возможно только по решению суда; в-четвертых, принудительное отчуждение имущества для государственных нужд возможно лишь при предварительном и равноценном возмещении имущественных потерь собственности; в-пятых, российские граждане вправе иметь в частной собственности землю и другие природные ресурсы. При этом реализация права частной собственности оговорена двумя условиями: не должны наноситься ущерб окружающей среде и нарушаться права и законные интересы других лиц.

Свобода экономической деятельности закреплена в нашей стране в ст. 34 Конституции РФ и расшифровывается как право свободно использовать свои способности и имущество для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности. Экономическая деятельность должна осуществляться в определенных правовых пределах, которые устанавливаются законодательством. Экономическая деятельность, направленная на монополизацию и недобросовестную конкуренцию, объявлена на конституционном уровне недопустимой. Во многих государствах действует развитое антимонопольное законодательство. Имеется оно и в России.

Право на свободу труда означает, что каждый человек вправе решать вопрос о своей трудовой деятельности, в том числе не заниматься ею. Иначе говоря, обязанности трудиться в нашей стране не установлено.

Свобода труда предполагает:

а) свободный выбор по своему желанию рода деятельности и профессии, соответствующих способностям, наклонностям и образованию лица;

б) запрет на принудительный труд, т. е. тот, который возлагается на человека под угрозой наказания. Международные акты содержат перечень работ, которые не могут расцениваться как принудительные. Это обязательная военная служба, работа по приговору суда, выполнение гражданских обязанностей, мелкие работы общинного характера, работа в условиях чрезвычайных обстоятельств;

в) обязанность работодателя обеспечить здоровые и безопасные условия труда;

г) защиту от безработицы;

д) право на забастовку, которое ограничивается при введении чрезвычайного положения в стране, а также для некоторых категорий государственных служащих, в частности работников правоохранительных органов.

Право на социальное обеспечение предполагает возможность получения гарантированной государственной пенсии или пособия. При этом размер пенсии или пособия зависит от многих факторов, в том числе и от уровня материального благосостояния общества. В статье 39 Конституции РФ указаны обстоятельства, при которых каждый вправе рассчитывать на социальное обеспечение: достижение пенсионного возраста; наступление болезни или инвалидности; потеря кормильца; для воспитания детей и др. Поскольку данный перечень является открытым, государство по мере роста благосостояния общества и своих возможностей может предусмотреть и иные обстоятельства.

Право на жилище относится к важнейшим социальным благам и входит в понятие «достойный жизненный уровень человека». Обязанность обеспечить жизненный уровень населения возлагается на государство и муниципальные органы. Данное право означает, что никто не может быть произвольно лишен жилища. В нашей стране малоимущим и нуждающимся в жилье лицам оно может быть предоставлено бесплатно или за доступную плату из государственных, муниципальных и других жилищных фондов.

Право на охрану здоровья и благоприятную окружающую среду является комплексным и включает в себя право на медицинскую помощь и право на благоприятную окружающую среду. Последнее право означает право человека получать от соответствующих органов достоверную информацию о состоянии окружающей среды; право требовать от физических и юридических лиц соблюдения эколого-правовых нормативов; право на возмещение вреда, причиненного здоровью неблагоприятным воздействием окружающей природной среды.

Государство обязано обеспечивать населению, проживающему на его территории, экологическую безопасность, устанавливая нормативы качества природной среды, предотвращая или ликвидируя экологические катастрофы или бедствия, возмещая вред здоровью или имущественные потери в случае возникновения экологических бедствий.

Право на образование призвано способствовать духовному и культурному росту как отдельного человека, так и общества в целом. В Российской Федерации установлено обязательное основное общее образование в государственных и муниципальных образовательных учреждениях. Что касается высшего образования, то оно осуществляется на конкурсной основе.

Завершает группу прав человека в культурной сфере право на культурную деятельность и свободу творчества. В юридической литературе содержание данного права раскрывается через право:

а) на личную культурную самобытность, т. е. свободный выбор нравственных, эстетических, идеологических и других ценностей;

б) на приобщение к культурным ценностям, т. е. доступ к государственным музеям, библиотекам, архивам и т. д.;

в) на гуманитарное и художественное образование, в том числе выбор его форм и видов;

г) собственности на историко-культурные ценности, в том числе на коллекции, собрания, здания, сооружения и т. д.;

д) создавать творческие союзы, гильдии, иные культурные общественные объединения;

е) на свободу творчества, которая может осуществляться как на профессиональной, так и непрофессиональной основе. При этом государство должно обеспечивать защиту авторских прав, интеллектуальной собственности, оказывать помощь в развитии творчества.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

law.wikireading.ru

Права человека (Маслин, 2014) | Понятия и категории

ПРАВА ЧЕЛОВЕКА — этическая и юридическая категория, означающая признание со стороны общества и государства самоценности личности, ее интересов и притязаний. Права человека предполагают формальный и фактический социальный статус личности. Концепция прав человека складывается в эпоху буржуазных революций в Западной Европе, что нашло свое отражение в исторических документах и сочинениях классиков либерализма (Дж. Локк, Ш. Л. Монтескье, Ж. Ж. Руссо, И. Кант, Б. Контан). Русская средневековая правовая культура, сформировавшаяся в основном вокруг идеи создания сильного имперского централизованного государства, включала тем не менее отдельные элементы уважения к личности и ее нравам. В источниках Киевской Руси говорится о необходимости при осуществлении власти руководствоваться требованиями христианского человеколюбия, помогать нуждающимся, защищать слабых и бедных («Слово о законе и благодати» митрополита Илариона). Князь должен чувствовать ответственность за подданных перед Богом, бороться против кровной мести, отказаться от смертной казни в качестве наказания (соч. Владимира Мономаха). В эпоху Московского царства явственно звучала мысль о ликвидации всех видов угнетения (Феодосий Косой), о введении режима законности, справедливого и равного для всех суда, о смягчении наказаний (Пересветов), осуждалась опричнина и тирания Ивана Грозного (Курбский). Все это хоть и косвенно, но указывало на понимание проблемы правовой защищенности личности. Получивший европейское образование Крижанич уже прямо заявляет, что законы не должны нарушать «природных прав человека». Раболепство, при котором подданные называют себя холопами государя, противоречит природе человека, утверждает он. В XVIII веке благодаря проникновению идей Просвещения категория прав человека постепенно становится прочным достоянием русского образованного общества. Либеральное дворянство (братья Н. И. и П. И. Панины, Голицын, А. А. Безбородко, А. Р. Воронцов, Е. Р. Дашкова) хотя еще очень абстрактно и робко, но начинает признавать в крепостном крестьянине личность, заслуживающую уважения и правовой защиты. В основном же речь о правах человека ведется применительно к дворянству, которое все еще находится в унизительной зависимости от произвола монархов. Более последовательно и определенно проблему прав человека ставят просветители (Десницкий, Козельский, Новиков, А. Я. Поленов, Д. И Фонвизин). Радищев следуя идеям Ж. Ж. Руссо, полагает, что люди от рождения, по своей природе свободны и равны друг другу. Вступая в договор, человек добровольно ограничивает свою свободу, становится гражданином, не утрачивая при этом естественные права. С целью восстановления естественного и гражданского равенства Радищев предлагает гарантировать права и свободы человека; перечень которых достаточно широк, хотя и беднее, чем а документах буржуазных революций. В первой четверти XIX века идея прав человека вводится в официальный государственный оборот благодаря проектам Сперанского. С его точки зрения, самодержавие в России должно быть ограничено разделением властей и «правами гражданских лиц». Различая права политические (участие в законодательной, исполнительной или судебной власти) и права гражданские (назначение наказания только но решению суда, свободное распоряжение своей собственностью, уплата податей только в соответствии с законом и др.), он наделяет ими лиц в зависимости от сословной принадлежности и количества имущества. Качественный скачок в развитии идеи прав человека наблюдается в документах декабристов («Русская правда» Пестеля, конституция Н. М. Муравьева), которые сформулировали программу буржуазно-демократических преобразований: отмена сословий и установление полного гражданского равенства, ликвидация крепостного права и признание за всеми личных, политических и гражданских свобод, введение разделения властей и построение правового государства. В условиях николаевской реакции, последовавшей за восстанием декабристов на Сенатской площади в 1825 г., проблема прав человека обсуждается значительно более умеренно и осторожно. Чаадаев ставит вопрос о правах человека через призму противопоставления Запада и России, католичества и православия. Русская православная церковь, делает он вывод, забыло заповеди Христа, стимулируя расцвет российского абсолютизма и введения крепостного права — аналога античного рабства. Смысл учения Христа, убежден философ, состоит в освобождении личности, совершенствовании общественных отношений на основе всеобщей братской любви. В духе абстрактной христианской любви к человеку трактуют проблему прав человека славянофилы (Хомяков, И. В. Киреевский, К. С. Аксаков), предлагая оставить незыблемой неограниченную власть русского монарха. В рамках дворянского либерализма, отягощенного заботой о сословных привилегиях, высказывались о правах человека западники (Анненков, Грановский, Кавелин, Чичерин, Редким, И. С. Тургенев), считая свободу личности важнейшей ценностью совр. цивилизованного государства. Принципиально по-новому ставится вопрос о правах человека представителями русского социализма (Герцен, Огарев, Чернышевский, Лавров, Михайловский, Ткачев), которые, критикуя буржуазную демократию за ее формальный характер, считали необходимым дополнить традиционный перечень прав человека социальными гарантиями, а полную их реализацию связывали с ликвидацией самодержавия. В течение XIX — начале XX века идеология прав человека встречала сильное сопротивление со стороны русского консерватизма {Карамзин, К. Н. Леонтьев, Победоносцев, Тихомиров и др.), которым она воспринималась, как правило, в качестве чужеродного элемента, разрушающего русскую культуру. Своего апогея идея прав человека достигает в программных документах и сочинениях представителей буржуазного либерализма (И. А. Ильин, Кистяковский, Милюков, Новгородцев, Петражицкий, П. Б. Струве и др.). Здесь права и свободы человека приобретают теоретически систематизированный (как на Западе) вид, дополняются социальными гарантиями («правом на достойное существование»), обосновываются с позиций идеализма и религии. С конца XIX века доктрину прав человека разрабатывают русские марксисты, решая ее с классовых позиций. Программные положения большевиков были воплощены в Конституции 1918 года, где широкий перечень прав человека предоставлялся в целях социалистическою строительства. Оригинальную трактовку прав человека дали евразийцы, которые, отвергнув формальное и индивидуалистическое понимание, предложили рассматривать их через призму национальной воли и соборного сознания. Субъективные права человека, подчеркивали они, не являются абсолютными, перекос в их сторону может привести к эксплуатации слабых сильными. В советскую эпоху концепция прав человека развивалась в рамках марксизма-ленинизма. В постсоветский период либеральная трактовка прав человека становится господствующей, закрепляется в Конституции РФ 1993 года. Вместе с тем в стране существуют нелиберальные и антилиберальные доктрины прав человека.

В. Н. Жуков

Русская философия. Энциклопедия. Изд. второе, доработанное и дополненное. Под общей редакцией М.А. Маслина. Сост. П.П. Апрышко, А.П. Поляков. – М., 2014, с. 495-496.

Сочинения:

Радищев А.Н. Избр. филос. соч. М., 1949; Сперанский М. М. Руководство к познанию законов. СПб., 2002; Избр. соц,- пол. и филос. произв. декабристов: В 3 т. М, 1951; Хомяков A.С. Всемирная задача России. М., 2008; Герцен А. И. Соч.: В 2 т. М., 1985-1986; Кавелин К. Д. Наш умственный строй. М., 1989; Чичерин Б. Н. Философия права. СПб., 1998; Лавров П. Л. Избр. произв.: В 2 т. М., 1965; Победоносцев К. П. Великая ложь нашего времени. М., 1993; Тихомиров Л. А. Христианство и политика. М.; Калуга, 2002; Новгородцев П. И. Соч. М., 1995; Струве П. Б. Patriotica: Политика, культура, религия, социализм. М.. 1997; Ленин В. И. Государство и революция // Ленин B.И. Избр. произв.: В 3 т. М, 1978. Т. 2; Его же. Пролетарская революция и ренегат Каутский // Там же. М., 1976. Т. 3; Зиновьев А. А. Запад. Феномен западнизма. М., 1995.

Литература:

Либерализм в России. М., 1996; Русский либерализм: исторические судьбы и перспективы. Материалы международной научной конференции. М., 1999; Гросул В. Я., Итенберг Г. С. и др. Русский консерватизм XIX столетия. Идеология и практика. М., 2000; Жуков В. Н. Русская философия права: естественно-правовая школа первой половины XX века. М., 2001, Он же. Русская философия права: от рационализма к мистицизму. М., 2013; Исаев И. А. Политико-правовая утопия в России (конец XIX начало XX в.). М., 1991; Омельченко Н. А. В поисках России: общественно-политическая мысль русского зарубежья о революции 1917г., большевизме и будущих судьбах российской государственности (историко-политический анализ). СПб.. 1996.

ponjatija.ru