Каким закон должен быть – Какие законы должны быть приняты в России будущего, чтобы не могла больше повториться ситуация, когда банда ошалевших клептократов захватывает власть?

КАКИМ ДОЛЖЕН БЫТЬ ЗАКОН | Невское время

Заявленная тема беседы — «Какие законы нужны Санкт-Петербургу?» — нашла серьезный отклик у горожан, которые в ходе встречи звонили в редакцию «Невского времени» и задавали гостье самые различные вопросы. Из ответов Анны Владимировны на читательские звонки в основном и состоит эта публикация.
За двухлетний срок, в течение которого Анна Митянина руководит юридическим комитетом, последний год выдался наиболее напряженным. Из-за принятия на федеральном уровне таких основополагающих нормативных актов, как Жилищный кодекс и 122-й закон, потребовалось едва ли не в пожарном порядке привести в соответствие с новыми требованиями целый ряд городских законов. Естественно, значительная часть этой работы легла на плечи сотрудников комитета. И, по мнению Анны Владимировны, они со своей задачей в целом справились.
Однако главной проблемой законотворческой деятельности в Петербурге — впрочем, это касается и остальных российских регионов, — по ее мнению, остается некая бессистемность формирования местной законодательной базы. Одна из причин такого положения вещей — федеральные власти оставили своим региональным коллегам слишком маленькое поле для деятельности. В том числе — и законодательной.

«ФЕДЕРАЛЬНАЯ ПОЛЯНА»

И действительно, куда ни кинь, практически везде самые мало-мальские вопросы нашей повседневной действительности уже оказываются регламентированными сверху.
Взять тех же собак, проживающих в нашем городе. Проблема с их экскрементами и нападениями на людей вполне очевидна. «НВ» об этом не раз писало. Однако даже этот вопрос входит в зону ответственности федеральных законодателей, потому все попытки решить его на местном уровне успехом не увенчались.
Регистрацией договоров о долевом строительстве отныне тоже занимается федеральная служба. Соответственно, разбирательство различных имущественных претензий приобретает несколько иной характер. И это при том, что до 90 процентов обжалованных в судах городских правовых актов так или иначе касается споров из-за объектов недвижимости.
Или ситуация с мигрантами. То, что экономика Петербурга остро нуждается в притоке иногородних и иностранных рабочих, — факт бесспорный. Однако и здесь городским властям приходится действовать в жестких рамках общероссийского регламента.

Наконец, в подвешенном состоянии находится проблема обустройства границ между административными районами Петербурга и собственных рубежей северной столицы. Она также должна обговариваться федеральным законом.

ГЕНПЛАН ПРОЙДЕТ

Тем не менее законотворческий процесс идет, потому что жить только лишь по указке сверху не только проблематично, но и малопродуктивно. К тому же в повседневной жизни северной столицы все-таки остается немало правовых лакун, которые требуют заполнения.
Яркий пример тому — вышедшая на финишную прямую процедура утверждения генерального плана развития Петербурга. Он уже внесен на рассмотрения в городское Законодательное собрание. По словам Анны Митяниной, к концу года он должен обрести статус закона. При этом следует учесть, что у депутатов есть только два варианта решения — либо они утверждают его целиком, либо не утверждают вовсе. Поправки в него, причем только до второго чтения, имеет право вносить лишь правительство города.

Смысл данного механизма понятен — таким образом отсекаются возможные попытки изменить смысл столь важного документа в угоду неким гипотетическим силам, в результате чего сама идея генплана может извратиться до неузнаваемости. Кроме того, во время подготовки законопроекта его авторы просчитывали в том числе и финансовую составляющую генплана, и социальный резонанс от его реализации. Случись коренные изменения, вся эта работа пойдет насмарку.

«122-Й» — МИРОТВОРЕЦ

Кроме того, первоочередного юридического подкрепления требуют такие темы, как утверждение границ зон охраны объектов культурного наследия на территории города, жилищная сфера (например, вопрос найма жилых помещений), вопросы бюджетной политики и взаимодействия законодательной и исполнительной ветвей власти.

Конечно, в ходе встречи наш разговор неизбежно переходил с проблем стратегических к самым что ни на есть локальным. Но оттого — не менее важным.
Так, выяснилось, что сейчас стадию согласования в комитетах городской администрации проходит проект закона «О защите прав граждан, проживающих в общежитиях». Помятуя о недавних акциях протеста этих людей, которые, на свою беду, фактически оказались лишенными целого ряда основополагающих социальных прав, нельзя сомневаться в необходимости такого правового акта.
Что касается взаимоотношений в высших эшелонах власти, то постепенно в этой сфере сформировался некий консенсус. По словам Анны Митяниной, определенную пользу здесь принес тот самый 122-й закон. Попав под его пресс, Мариинский дворец и Смольный поняли главное — противостояние в условиях серьезного социального напряжения ни к чему хорошему не приведет, и пошли навстречу друг другу.
Между прочим, при таком раскладе гораздо больше шансов на успех имеют целевые комплексные программы, разработанные городским правительством и касающиеся, в частности, высшего образования, охраны детства, помощи молодым семьям, электрификации, газификации и других жизненно важных областей нашей жизни.

НЕ НУЖНЫ «МЕРТВОРОЖДЕННЫЕ» ЗАКОНЫ

Еще одна тема из разряда наиболее острых — социальная. Как считает председатель юридического комитета, здесь, как нигде более, нужен взвешенный, осмысленный подход. Именно поэтому сейчас в городском правительстве разрабатывается целый Социальный кодекс Санкт-Петербурга, в котором будут прописаны в том числе и такие важные вопросы, как принципы формирования доходной части бюджетов петербургских семей, меры государственной поддержки и другие важные вопросы.

По мнению Анны Митяниной, в целом законотворческая работа должна быть именно такой — адресной, решающей самые злободневные проблемы. К сожалению, порой некоторые политики и администраторы пытаются превратить ее в зону решения своих частных вопросов или политических амбиций.
Так на свет появляются законы, которые народ метко окрестил «мертворожденными». Взять хотя бы проблемы нарушения тишины в ночное время или посещения несовершеннолетними различных ночных увеселительных заведений. Да, существуют вполне конкретные запреты и даже карательные санкции в отношении нарушителей. Однако думается, что нет нужды рассказывать о том, как выполняются эти нормативные акты в реальной действительности. В итоге страдают — нет, не сами авторы таких законов, а ни в чем не повинные обыватели.
Казалось бы, есть муниципальные образования, на которые в числе прочего возложена функция по обеспечению общественного порядка. Однако вопрос взаимоотношения этой сравнительно новой власти со «старожилами» властной вертикали — еще одна юридическая коллизия.
Впрочем, варианты исправления ситуации хотя бы на некоторых участках все-таки существуют. Так, для отлова нарушителей правил благоустройства, например организаторов несанкционированных свалок, планируется воссоздание специальных административных комиссий.

РАЗНЫЕ РАЗНОСТИ

Анна Митянина коснулась и еще нескольких важных тем.
Закона по обустройству фасадов городских зданий нет. Приводить их внешний вид в соответствие с первоначальным замыслом архитекторов — это в первую очередь касается установки стеклопакетов — можно достаточно легко, только если дом является городской собственностью. Но даже в этом случае заставить находящихся в нем владельцев недвижимости пойти на переделку оконных переплетов практически невозможно.
Проблема парковок для автотранспорта является комплексной, иначе — межотраслевой. Здесь необходим закон, упорядочивающий размещение автостоянок в историческом центре Петербурга. Кроме того, надо разобраться с полномочиями многочисленных структур, которые занимаются этим вопросом. Наконец, нужно разработать общегородскую концепцию по улучшению транспортной ситуации. А нарушителей можно карать уже сейчас, благо статья 227 Кодекса об административных правонарушениях вполне дозволяет эвакуацию неправильно припаркованных автомобилей.

Что касается применения норм, установленных в Жилищном кодексе, то здесь надо наработать практическую составляющую, в первую очередь — судебную. При этом следует учитывать, что определенные решения судов, в том числе их высших инстанций, вполне могут спровоцировать изменения в этом жизненно важном нормативном акте.
Ипотека у нас заработает только тогда, когда увеличатся доходы населения, и никак иначе. Юридическая же основа уже сформирована.
Известный конфликт вокруг Уставного суда является надуманным. Правовая проблема в нем отсутствует. Создается впечатление, что здесь идет некая большая политическая игра с непонятным сценарием.
Если высшие российские судебные инстанции переедут в Петербург, это будет хорошо. Наш город это заслужил. Единственная проблема — для них необходимо создавать обеспечивающую инфраструктуру.
Когда верстался номер.
Выступая в минувшую субботу в Калининграде на заседании Госсовета, президент РФ Владимир Путин высказался за передачу значительного количества полномочий в ведение субъектов Федерации. Так что, судя по всему, призывы из регионов — с одним из них только что познакомились наши читатели — услышаны в Москве, и в скором будущем поле для законотворческой инициативы на местах может значительно увеличиться. Однако эта новость тем более подтверждает правоту нашей собеседницы. Видимо, проблема действительно назрела…
Юридический комитет администрации Санкт-Петербурга был сформирован десять лет назад. В его штате работают 42 сотрудника. Структурно комитет состоит из четырех подразделений, которые занимаются вопросами финансов, государственного строительства, имущественными проблемами, а также вопросами капитального строительства и реконструкции. В функции комитета в числе прочего входит правовое обеспечение работы городского правительства, защита его интересов в судах и координация деятельности юридических служб отраслевых комитетов и районных администраций. Он является последней инстанцией, которая визирует документы перед подписанием их губернатором.
Аркадий ОРЛОВ

nvspb.ru

Каким должен быть закон? | Экономическая газета

Качественной подготовке нормативных правовых актов, в т.ч. законов, зачастую мешают ведомственные интересы и безынициативность некоторых государственных органов, считает директор Национального центра законодательства и правовых исследований Валерий МИЦКЕВИЧ.

В последние годы отечественное законодательство стало более качественным, отметил руководитель Центра в своем выступлении на семинаре по проблемам нормотворческой деятельности, в работе которого участвовали юристы, депутаты Палаты представителей, ученые. Докладчик также обозначил проблемы, возникающие на стадии планирования подготовки нормативных правовых актов (НПА).

Одна из них — лоббирование ведомствами своих интересов, что четко проявилась в ходе работы по упрощению административных процедур. По словам В.Мицкевича, когда Центр предлагает министерствам сократить или вообще упразднить ту или иную процедуру, то, как правило, получает ответ на 5-6 листах с обоснованием, что «это сделать нельзя». Так, переход от обязательной к добровольной сертификации в области строительных работ ограничился исключением из перечня лишь малярных и стекольных работ. А сертификация штукатурных, облицовочных и обойных сохранена. «Получается, чтобы покрасить стену сертификат не нужен, а для того чтобы поклеить на нее обои, — нужен», — заострил проблему В.Мицкевич.

Наличие подобных процессуальных норм законодательства должно иметь более высокую аргументацию, нежели учет позиции ведомства, считает директор Центра. НПА призваны обеспечивать максимальный баланс государственных и частных интересов.

Отметил В.Мицкевич также пассивность министерств и ведомств при формировании предложений по изменению законодательства. В прошлом году в 49 госорганов были направлены запросы о необходимости подготовки законопроектов. 21 адресат ответил, что никаких предложений не имеет. «А когда на встрече с работниками местных представительных и распорядительных органов приходится слышать о недостатках законов, то напрашивается вопрос: почему ничего не предлагается?» — недоумевал В.Мицкевич.

Одной из причин того, что национальное законодательство остается громоздким и раздробленным, докладчик назвал множественность правового регулирования. Кстати, эту злободневную тему В.Мицкевич поднимает на встречах с парламентариями не в первый раз.

Думаю, депутатам, участвовавшим в семинаре, есть над чем задуматься. Если принятый ими закон изобилует отсылочными и бланкетными нормами, то его реализация осуществляется через ведомственные инструкции и методические рекомендации, которые иногда выхолащивают содержание основного документа. В итоге такой правовой базой сложно пользоваться, возникают проблемы с ее применением на практике. Особенно много нареканий, в т.ч. и у читателей нашей газеты, вызывает налоговое и таможенное законодательство.

В этой связи интересен опыт Узбекистана, где на 1 декабря 2008 г. действовало 16 кодексов, 498 законов, 907 актов президента, 2760 постановлений кабинета министров. И всего 1500 ведомственных актов. «Согласитесь, что гораздо проще разобраться в таком количестве, чем в наших 45 тыс. НПА», — сказал В.Мицкевич.

Существенной проблемой является нестабильность кодифицированного законодательства. Например, в КоАП с момента его подписания по настоящее время внесено более 200 изменений и дополнений. За три последних года 177 раз корректировались 23 действующих кодекса. Так, 56 изменений было принято в 2006 г., 84 — в 2007 г., 37 — в 2008 г. Наибольшим правкам подвергаются Процессуально- исполнительный, Уголовный, Уголовно-процессуальный, Гражданский кодексы и Кодекс об административных правонарушениях.

Процесс подготовки изменений в НПА должен быть более согласованным. Кстати, но одном из семинаров, проходивших в декабре в Палате представителей, прозвучала информация о том, что в парламент планировалось направить в течение одного года 4 самостоятельных законопроекта с поправками в Закон «О государственной службе» (при этом несколько из них — в одну и ту же статью). Лишь после экспертного заключения Центра началась работа по объединению всех четырех законопроектов в один и согласованию их нормативных предписаний.

Отдельные шаги по систематизации законодательства, его упрощению в применении сегодня предпринимаются, но делается это в первую очередь главой государства, напомнил В.Мицкевич. Хотя такие инициативы должны исходить от каждого субъекта, вовлеченного в нормотворческий процесс.

К качеству нормативных правовых актов сегодня предъявляются и другие требования, отметил директор Центра. В их числе — соблюдение принципа дебюрократизации, отсутствие сложных зарегулированных процедур принятия тех или иных решений, «усложняющих жизнь простым людям, но облегчающих работу чиновникам». Правовые нормы должны излагаться простым и доступным языком: «Если закон касается широких слоев населения, значительных социальных групп, то он должен быть понятен всем, а не только юристам и узким специалистам».

Анна РАДЮК

P. S. 

Как ранее сообщала «ЭГ», в Беларуси планируется провести «расчистку» законодательства, сократить количество НПА, систематизировать их. Причем речь идет также о том, чтобы сделать законодательство «обозримым, понятным и удобным» в использовании. В итоге будет создана автоматизированная база, включающая порядка 4 тыс. актов. Из них более 1200 актов национального законодательства, 2740 — в сфере международных отношений.

neg.by

Для чего нужны законы в обществе? Подробный разбор

В статье рассказывается о том, для чего нужны законы в обществе, какую роль они играют, кто следит за их выполнением, легитимностью и как их составляют.

Древние времена

С самого начала появления нормального общества как такового возникла и потребность в различных законах и их поддержании. Формально появились они еще в древние и незапамятные времена, но тогда распространялись они не на всех и имели двоякие толкования. Но с развитием цивилизации, к счастью, все поменялось, и сейчас в большинстве стран соблюдаются четкие законодательные акты, а не средневековый принцип «кто сильнее – тот и прав». Так для чего нужны законы в обществе?

Наше время

Говоря сухим юридическим языком, закон — это нормативный акт, установленный и принятый высшим органом государственной власти. Если проще, то это нормы того или иного общества, которые служат защитой прав его членов. В случае их нарушения, пострадавшая сторона может рассчитывать на содействие со стороны государства, его правоохранительных служб и общества. А виновник должен понести наказание, которое зависит от тяжести проступка, того, был ли он намеренным, и от множества других факторов. Все они разбираются в суде, и, кстати, только он может выносить решение и вообще определять виновность человека, даже если она очевидна. Именно это ответ на вопрос о том, для чего нужны законы в обществе.

Ну и главное в законах, это то, что они основываются на конституции государства и не могут противоречить уже принятым законодательным актам и основным правам человека.

Их принципы

Один из принципов конституционного и развитого государства в том, что законы едины для всех. Независимо от социального, материального и иного положения, они должны соблюдаться всеми, и также каждый вправе требовать их соблюдения по отношению к себе.

Также создавать законы и давать им силу может только высший орган государственной власти, как и отменять их.

Если говорить упрощенно, то они нужны для того, чтобы общество не скатилось в хаос и анархию, где царит право сильного и каждый может придумать свои правила существования. Так что мы разобрались с тем, для чего нужны законы в обществе.

Кто следит за соблюдением

За соблюдением законов наблюдают правоохранительные органы, которые пресекают попытки их нарушения или смыслового искажения. В случае если отдельный человек или группа лиц не хочет существовать по принятым нормам конституции, то, в зависимости от совершенных ими действий, к ним применяются различного рода санкции и ограничения. Начиная со штрафа за мелкое правонарушение, к примеру, превышение скорости на дороге, и заканчивая тюремным заключением за убийства, грабежи и разбои.

Также стоит упомянуть: по правилам большинства государств, препятствовать нарушению законодательных актов обычным гражданам можно опять-таки в их рамках. Иначе для чего нужны законы вообще?

Виды. Светские, теократические, первобытные

Учитывая многообразие нашего мира и его государств, законы также делятся на три основных вида.

Первый — это светский. Он применяется в тех странах, где религия не может главенствовать над обществом и диктовать свои правила, а проповедовать лишь в рамках законодательных актов. К таким относится и Российская Федерация.

Второй — это теократический. Распространен в основном в мусульманских и арабских регионах. Там, помимо общегосударственных, действуют так называемые законы шариата. Делятся они на обязательные и необязательные. Учитывая множество ответвлений мусульманства, некоторые их них предусматривают очень суровые наказания.

Третий и последний — это первобытный. Несмотря на то что мы живем в XXI веке, на Земле есть множество отдаленных уголков, куда цивилизация не добралась, и их жители не стремятся этому способствовать. К примеру, африканские племена, которые живут по своим правилам. Официальной силы они, конечно, не имеют, но правительство тех стран не вмешивается в дела племен.

Зачем государству нужны законы

В первую очередь для поддержания и соблюдения порядка. В обществе, где нормы поведения четко определены, гораздо проще жить и строить сильную страну. И наоборот, проблематично говорить о социальном развитии, если оно раздроблено взаимными дрязгами и спорами, которые не поддаются правовому урегулированию за отсутствием такового. Так что мы разобрались с тем, зачем нужны законы.

fb.ru

Зачем нужны законы?

Законы разрешают, допускают или запрещают человеку совершать какие-либо действия. Родился человек, и уже его наделили определенными правами и обязанностями. С каждым годом он все больше начинает понимать и осознавать их.  И у него появляется чувство ответственности  перед обществом. В чем же смысл законов, зачем они нужны?

Необходимость в законах

Неужели кто-то не понимает, зачем нужны законы? Это очень простой вопрос, если в него вникнуть. Законы нужны для соблюдения порядка в обществе и в отношениях между людьми. Если бы законов не было, царила бы анархия и беззаконие. И можем себе представить плачевные последствия, если бы законов не существовало.

Законы есть разные — физические, нравственные, этические, духовные. Человек очень зависит от них. Нарушение одних приведет к печальным последствиям сразу, а других – через время.

И в каждом обществе, культуре, цивилизации свои законы. Например, за одно, и тоже преступление в разных странах по-разному накажут. Но преследуют при этом одну цель, защитить и обезопасить жизнь граждан и перевоспитать виновника.  Вот для чего нужны законы.

Государственные законы

Эта категория законов нужна государству для того, чтобы регулировать деятельность граждан страны.  А именно, они содействуют их благосостоянию и хорошему порядку в обществе. Таких законов очень много. Это и закон об образовании, о защите прав потребителей, закон о полиции, о недрах земли и другие. Преднамеренно нарушать их, все равно, что противиться самому правительству.

Идея-то законов хороша сама по себе. Цели, как мы увидели, благородные. Остается только придерживаться их. Чтобы понять, зачем государству нужны законы, представим себе семью. Глава семьи – отец, ожидает от всех членов понимания, любви, уважения, выполнения определенных обязанностей. Он очень надеется на сотрудничество, ведь, это касается благосостояния всей семьи. Мало того, отец – несет отв

elhow.ru

каким должен быть закон

Rawoz 30-05-2012 19:57

Сделать закон и правоприменительную практику прозрачной и понятной.
В древней Греции во многих полисах при их законодательных органах имелись особые советы, набираемые из бывших войнов (людей с напрочь отбитыми мозгами) перед этим советом зачитывался текст законопроекта, если они не понимали, о чем идет речь, закон автоматически отклонялся.
Сейчас нужно провести полную ревизию законодательства — в том-же УК много статей которые дублируют друг друга, или они вообще не нужны.
— нужно упростить ук
— нужна привязка статей и санкций к причиненному вреду (если нет явного вреда — нет и ст. УК)
— у обвиняемого по ст. УК где возможно реальное лишение свободы должно быть право на рассмотрение его дела судом присяжных (это позволит избежать всяких казусов, вроде обвинения в педофилии живущих вместе подростков, ибо присяжные не связаны с «правоохранительной» системой и им легче вынести вердикт не виновен)
— одно из главных требований при поступлении на гос. службу — умение обьяснить суть закона и необходимость его применения (любой чиновник применяющий закон должен обьяснить, почему его применение необходимо, от участкового до судьи, если он этого сделать не может — ему нельзя работать с людьми, пусть сидит на бумагах

ДжонДоу 30-05-2012 20:26

И к чему этот словесный понос?

Voices 30-05-2012 21:26
quote:
Originally posted by ДжонДоу:

И к чему этот словесный понос?



сделать из этого раздела еще одну помойку на ганзе и модератор этому с удовольствием потакает

Gurian 30-05-2012 22:24
quote:
Сделать закон и правоприменительную практику прозрачной и понятной.
В древней Греции во многих полисах при их законодательных органах имелись особые советы, набираемые из бывших войнов (людей с напрочь отбитыми мозгами) перед этим советом зачитывался текст законопроекта, если они не понимали, о чем идет речь, закон автоматически отклонялся.
Сейчас нужно провести полную ревизию законодательства — в том-же УК много статей которые дублируют друг друга, или они вообще не нужны.
— нужно упростить ук
— нужна привязка статей и санкций к причиненному вреду (если нет явного вреда — нет и ст. УК)
— у обвиняемого по ст. УК где возможно реальное лишение свободы должно быть право на рассмотрение его дела судом присяжных (это позволит избежать всяких казусов, вроде обвинения в педофилии живущих вместе подростков, ибо присяжные не связаны с «правоохранительной» системой и им легче вынести вердикт не виновен)
— одно из главных требований при поступлении на гос. службу — умение обьяснить суть закона и необходимость его применения (любой чиновник применяющий закон должен обьяснить, почему его применение необходимо, от участкового до судьи, если он этого сделать не может — ему нельзя работать с людьми, пусть сидит на бумагах

Ох уж эти реформаторы, только почему-то в результате этих «реформ» жить становиться всё хуже и хуже…

Dr3-11 31-05-2012 01:15
quote:
Originally posted by Rawoz:

нужно упростить ук



Сократить его до одной статьи «Вор должен сидеть в тюрьме» сойдёт? Dr3-11 31-05-2012 01:15

Кстати раз уж пошла такая пьянка поздравляйте, я диплом защитил

ДжонДоу 31-05-2012 06:14

От кого?

SBZ 31-05-2012 10:48

Rawoz
У Вас проекты поправок имеются? иначе это в данном разделе разговор не о чем

CORTEZ 31-05-2012 14:50
quote:
если они не понимали, о чем идет речь, закон автоматически отклонялся

Я ни хрена не понял что написал ТС!
Dr3-11 31-05-2012 15:51

Тема всё равно ниочём, может лучше кто-нибудь меня поздравит?

SBZ 31-05-2012 17:16

Dr3-11
а тема какая?

Dr3-11 31-05-2012 22:18

Административка, про обеспечение прав и свобод в административном процессе. Тема ниочём, я всё равно отдаю предпочтение уголовному и гражданскому праву.

SBZ 31-05-2012 23:24
quote:
Originally posted by Dr3-11:
Административка, про обеспечение прав и свобод в административном процессе. Тема ниочём, я всё равно отдаю предпочтение уголовному и гражданскому праву.

поздравляю, но и сочувствую, не люблю административку, за исключением антимонополки и рынка ценных бумаг)))

Pragmatik 31-05-2012 23:45
quote:
Originally posted by Voices:

и модератор этому с удовольствием потакает


Не, ну я несогласный. Модератор у нас — как высококлассный рефери в ринге. Не лезет под руку, не мешает, не натыкается на боксеров, не маячит в телекамере во время трансляции боя — но, когда надо — мгновенно появляется и реагирует. Тут надо отдать ему должное.
Я человек простой, незатейливый — но справедливость есть справедливость. На малейшее моё обращение модератор реагировал мгновенно. Отдаю должное.
quote:
Originally posted by Dr3-11:
Кстати раз уж пошла такая пьянка поздравляйте, я диплом защитил

Поздравляю, коллега! Как оно, с трудоустройством? Voices 01-06-2012 07:22
quote:
Originally posted by Pragmatik:

Я человек простой, незатейливый — но справедливость есть справедливость. На малейшее моё обращение модератор реагировал мгновенно. Отдаю должное.



я не SBZ имел ввиду.

Pragmatik 01-06-2012 11:05
quote:
Originally posted by Voices:

я не SBZ имел ввиду.

А-а-а-а-а…
Не знаю, я с другими модераторами как-то уже давно не общался тут. Они ещё более незаметные, чем SBZ. За это их и ценю! Кроме шуток!

Dr3-11 01-06-2012 15:57
quote:
Originally posted by Pragmatik:

Поздравляю, коллега! Как оно, с трудоустройством?



Спасибо!
А с трудоустройством пока никак. Почитываю хед хантер, а вообще хочу следователем быть. Но в милицию я не годен, а в СК ещё попасть нужно Веселый могильщик 01-06-2012 21:44
quote:
Originally posted by Dr3-11:

а вообще хочу следователем быть.



Забейте. Я серьезно. Вы не поверите, как я сейчас благодарен тем пид… сотрудникам прокуратуры, которым в 99 оказался не нужен выпускник МГУ им. М.В. Ломоносова, искренне желающий бороться с преступностью Dr3-11 01-06-2012 22:44

А может вы бы смогли преступность побороть
Меня больше всего печалит то, что потом в органы идти будет поздно. Сейчас я приду, допустим, не понравиться, не сложиться, не дадут работать — уйду, но зато не буду потом жалеть, что что-то упустил.

Pragmatik 02-06-2012 01:51
quote:
Originally posted by Dr3-11:

А с трудоустройством пока никак. Почитываю хед хантер, а вообще хочу следователем быть. Но в милицию я не годен, а в СК ещё попасть нужно

Если у Вас нет опыта работы — я б не рекомендовал почитывать Хедхантер. Сей ресурс — заточен на состоявшихся спецов, с опытом работы. Более «стандартные» вакансии лучше искать на менее «эксклюзивных» «работных» сайтах.

Веселый могильщик 02-06-2012 07:53
quote:
Originally posted by Dr3-11:

Сейчас я приду, допустим, не понравиться, не сложиться, не дадут работать — уйду, но зато не буду потом жалеть, что что-то упустил.



Вполне логично.
Но есть и оборотная сторона. Сейчас в своем профессиональном пути Вы на нулевом километре. Отработав в СКР несколько лет, Вы, безусловно, приобретете определенный опыт. Но опыт этот будет весьма специфическим, трудноприменимым в дальнейшей работе. И все придется начинать сначала. Исключение, пожалуй, составит лишь адвокатура.CORTEZ 02-06-2012 15:39

Человек хочет разменять свое время и молодость на деньги и опыт. Если баланс в его пользу — повезло. Если нет — останется недовольным. В целом ИМХО сейчас в следствии жопа, но в отдельных местах вполне может быть приемлимо. Опыт и связи в любом случае останутся. И потом многие пока не попробуют — не поверят, что это не мед)

guns.allzip.org

Каким ДОЛЖЕН быть закон Димы Яковлева.

Сейчас очень много спорят о «законе Димы Яковлева». Обе стороны категоричны и не хотят выслушивать возражения друг друга.

Защитники настаивают на том, что «либерасты» прикрываясь благом детей выступают против ограничений на их политическую деятельность.

Противники говорят о том, что только подонки прикрываются детьми при решении политических проблем.

В оправдание и обвинение и тех и других существует куча доводов…

Но давайте заглянем в завтра — политическая пена улеглась, голова включилась и есть возможность принять правильные законы, такими, какими они должны быть. Так что это за законы должны быть?

1. Существующий закон затрагивает несколько разных аспектов — иностранцев в России, общественных организаций России, сирот России. Это разные проблемы, не лучше было бы их развести по разным законам? Или, иначе говоря, а так ли сильна связь в данном законе между этими в общем-то разными проблемами?

1.1. Иностранцы в России могут быть ограничены в правах при ведении ими политической деятельности. 

Есть ли связь с ограничением общественных организаций? Есть. И те и другие ограничиваются по политическим причинам.

Есть ли связь с сиротами? Нет.

1.2. Общественные организации могут быть по политическим причинам ограничены в деятельности.

Есть связь с ограничением прав иностранцев? Есть. См. п.1.1.

Есть ли связь с сиротами? Нет.

1.3. Ограничение прав американцев в целом (а не только ограниченных в правах) на усыновление.

Есть ли связь с ограничением общественных организаций? Нет.

Есть связь с ограничением прав иностранцев? Нет.

Вывод — это должно быть два разных закона.

2. Какими должны быть эти законы?

2.1. Закон антимагницкого. Он может быть принят и только против США, а может быть принят и в целом против всех стран. И вполне логично допустить, что люди вошедшие в антимагницкий список будут лишены в том числе и права на усыновление, и, больше того, усыновлённые ими дети должны быть возвращены в Россию. Последний пункт, безусловно, спорен, но имеет право на существование. И ещё один пункт. В список антимагницкого должны попадать в том числе и те, кто плохо обращается с российскими усыновлёнными сиротами (эта возможность уже существует в законе, но с ограничениями).

2.2. Закон Димы Яковлева. Данный закон должен быть направлен на защиту усыновлённых сирот за границей. Тогда запрет на усыновление должен быть направлен не на США, а на любую страну, которая не согласится с условиями контроля жизни усыновлённых российских детей.

 

Вроде всё просто. Неужели кто-то сможет мне возразить?

maxpark.com

Заключение. Год спустя или каким должен быть закон о психологической помощи

Эта статья была написана осенью 2014 года, в период, когда данный законопроект находился на рассмотрении в профильном Комитете Государственной Думы по вопросам семьи, женщин и детей. В результате рассмотрения законопроект был отклонён, Комитет постановил вернуть законопроект субъекту законодательной инициативы. Казалось бы, здравый смысл восторжествовал, но, к сожалению, это не так. Законопроект был отклонён не по причине его полной несостоятельности и абсурдности, а просто потому, что минфин не дал денег на его реализацию. А это вызывает тревогу, потому, что сегодня минфин денег не дал, а что будет завтра? А допустить принятия данного законопроекта нельзя, потому, что лучше уж вообще обойтись без закона о психологической помощи, чем принимать тот, который предлагается депутатами и расхлебывать потом его последствия.

Замечу также, что данный законопроект невозможно улучшить никакими новыми редакциями и чтениями по одной простой причине. Определения того, что регулирует данный закон, а именно того, чем является психологическая помощь и её виды не выдерживают никакой критики. Они настолько аморфны, туманны и неконкретны, что с одной стороны получается, что данный закон регулирует абсолютно всё, причём не только то, что имеет отношение к оказанию психологической помощи, а вообще всё, что имеет отношение к психологии, а с другой вообще непонятно, что именно он регулирует. Как можно на законодательном уровне регулировать, например, «помощь получателю психологической помощи в понимании и решении им на основе осознанного выбора своих актуальных психологических проблем эмоционального и межличностного характера, в изменении поведения и развитии его личности»? А именно так в этом законопроекте определено психологическое консультирование. Но, задумайтесь,  «помощь получателю помощи» во всём вышеперечисленном могут и даже обязаны оказывать кроме психологов на своём уровне компетенции и педагоги, и воспитатели, и члены семьи, и социальные работники и т.д. и т.п. Однако, согласно положениям законопроекта, все они лишаются этого права, поскольку не отучились в МГУ и СпбГУ на факультете психологии до уровня специалиста и не вступили в СРО, как это требует закон! Т.е. родители с принятием этого закона уже никаким образом не смогут заниматься изменением поведения и развитием личности своих детей, если их дети вдруг стали получателями психологической помощи. Интересно, а как же тогда они должны их воспитывать? Или теперь за них это должен будет делать психолог? И таких юридических казусов принятие данного законопроекта породит великое множество.

Остальные определения, увы,  ничем не лучше и вообще складывается впечатление, что авторы законопроекта просто переписали их из не самых лучших учебников психологии советских времён. Учитывая то, что авторы законопроекта явно имеют отношение к МГУ и СпбГу, поскольку в законопроекте лоббируются интересы именно этих двух вузов, то видимо они там ещё и лекции студентам читают. Что-то как то становится жалко их студентов. И эти люди претендуют на то, чтобы доучивать психологии психологов всей России, чьи дипломы недотягивают до установленного законопроектом образовательного  ценза. И чему, спрашивается,  они могут нас научить?

Самое место такому законопроекту – в мусорной корзине! Однако, выступая против принятия данного законопроекта, я ни в коем случае не выступаю против принятия закона о психологической помощи вообще. Закон такой, безусловно, нужен! Но, это должен быть совсем другой закон, не закон, принятие которого приведёт к возникновению множества юридических казусов и который заставит многих психологов уйти в «подполье», а закон, который будет действительно полезен как психологам, так и их клиентам, закон, который приведёт к реальным улучшениям на рынке психологических услуг и закон, который будет реально, а не декларативно защищать права и психологов и получателей психологической помощи.

А чтобы закон был именно таким, нужно, во первых, провести тщательный мониторинг ситуации, которая сложилась сейчас на рынке психологических услуг и посмотреть как обстоят дела с оказанием психологической помощи. То есть, кто её оказывает, кому, на каких условиях, где, на каком уровне, какого качества, насколько доступна психологическая помощь, кто может её получить, а кто не может и по каким причинам, как происходит подготовка специалистов, сколько их вообще имеется, как люди приходят в эту профессию, какие зарплаты или доходы получают, какие социальные гарантии имеют и т.д. При этом, нужно проанализировать ситуацию не только  Москве и Питере, а во всей России, поскольку картина везде будет сильно отличаться.

Когда получена полная и объективная картина ситуации, нужно определить, что есть хорошего, какие есть достоинства у сложившийся системы оказания психологической помощи, т.е. что в случае принятия закона должно быть во что бы то ни стало сохранено, и ни в коем случае не разрушено. А также, какие есть слабые места, недостатки, проблемы, т.е. определить, что именно в существующей системе закон должен усовершенствовать или исправить. Только после этого можно определять цели закона, задачи и на основе этого выбирать инструменты, с помощью которых всё это можно реализовать.

А перед тем, как внести в закон то или иное положение, нужно тщательно проанализировать юридические и фактические последствия, к которым приведёт  введения их  в действие. Т.е. смоделировать ситуацию и посмотреть, что произойдёт, улучшится ситуация, ухудшится, или никак не изменится от этого. Например, если в результате мониторинга будет установлено, что в муниципальных психологических центрах и центрах социального обслуживания населения зачастую  работают специалисты с недостаточным уровняем квалификации, из за чего страдает качество оказываемой ими психологической помощи, то в законе, естественно, нужно предусмотреть инструмент решения данной проблемы.

В качестве такого инструмента может быть, например,  введение более высокого образовательного  ценза и  повышение квалификационных требований для работы в этих учреждениях. Однако, что произойдёт, если использовать этот инструмент? С введением в действие такого положения психологи с недостаточным уровнем квалификации вынуждены будут уйти, освободив вакансии, но будут ли они замещены более высококвалифицированными специалистами? Вряд ли, т.к. зарплаты в этих учреждениях настолько мизерны, что хорошие специалисты просто не будут работать за эти деньги. И если использовать данный инструмент, то мало того проблема, которую он должен решить, усугубится, ещё добавится и новая – кадровый голод в этих учреждениях. Поэтому сразу становится очевидно, что использовать для решения данной проблемы нужно иные инструменты, например повышение зарплатных ставок в этих учреждениях до того уровня, который позволит привлечь туда высоквалифицированных специалистов. Но, если государство по каким либо причинам этого делать не хочет, то пусть хотя бы не мешает работать и не разрушает существующую систему оказание психологической помощи.

Особенно внимательно следует отнестись к выбору инструмента контроля и регулирования в сфере оказания психологической помощи. Оказание психологической помощи – дело тонкое, поэтому традиционно используемые для этого  в законодательстве инструменты, такие как регулирование через саморегулируемые организации, лицензирование и страхование профессиональной ответственности здесь принесут намного больше вреда, чем пользы.

Саморегулирование в той форме, которую требует соблюдать Закон о саморегулируемых организациях РФ и предлагаемый депутатами законопроект о психологической помощи в РФ очень забюрократизировано, громоздко и очень затратно, поскольку все затраты на содержание саморегулируемых организаций и проведение всех бюрократических процедур, предписанных этими законами, ложится на плечи психологов.  Саморегулирование хорошо зарекомендовало себя в строительной отрасли, но доходы строителей и психологов несопоставимы! К сожалению, этого не понимают, или делают вид, что не понимают, депутаты, вносившие этот законопроект.

Однако сама по себе идея саморегулирования отнюдь не лишена здравого смысла, другое дело, что форма саморегулирования должна быть какой-то другой, менее забюрократизированной и не опустошающей карманы психологов. И, на самом деле, саморегулирование в сфере оказания психологической помощи есть и сейчас, существуют независимые ассоциации психологов, такие как, например, ОППЛ, которые ведут реестр своих членов, проводят повышение квалификации, супервизию, разбирают конфликтные ситуации и др. Вот именно такое, добровольное саморегулирование, вполне может быть законодательным инструментом регулирования в сфере оказания психологической помощи.

Что касается лицензирования, то это инструмент вчерашнего дня, в российском законодательстве прослеживается чёткая тенденция на уход от этого способа контроля и регулирования, оно во многих отраслях последовательно либо отменяется вообще, либо заменяется на другие формы, сохраняясь только в тех отраслях, где необходим жёсткий государственный контроль, например в сфере образования и в сфере медицины. Поэтому для сферы оказания частной психологической помощи лицензирование будет явно избыточным. И, не случайно, именно лицензирование использовано в качестве инструмента контроля за деятельностью психологов в Законе республики Белорусь об оказании психологической помощи, Однако замечу,  что  целом, несмотря на столь жёсткий способ контроля, белорусский закон куда как либеральнее, нежели предлагаемый  российскими депутатами законопроект и психологами в Белоруссии могут быть лица как с психологическим, так и с медицинским и педагогическим образованием, а также лица прошедшие профессиональную переподготовку по психологии на базе имеющегося высшего образования.

А для того, чтобы использовать в качестве инструмента регулирования страхование профессиональной ответственности, нужно для начала определить, а в чём именно заключается профессиональная ответственность психолога. А вопрос это не такой простой, как кажется на первый взгляд. Дело в том, что за все изменения, которые происходят в психике, в поведении и вообще в жизни получателя психологической помощи в результате её оказания  ответственность несёт исключительно сам получатель помощи, т.е. клиент психолога. Психолог же отвечает только лишь за создание терапевтической ситуации, благодаря которой желаемые изменения могут произойти. Подчёркиваю, не произойдут обязательно, а могут произойти, потому, что за то, как клиент воспользуется этой терапевтической ситуацией, психолог отвечать не может. При этом, терапевтическая ситуация создаётся не сама по себе, а в процессе взаимодействия психолога и клиента. И на процесс этот могут влиять абсолютно иррациональные факторы. Бывает так, что чтобы не делал психолог, как ни старался, а вот не возникает терапевтическая ситуация и всё тут, приходит тот же клиент к другому психологу, который в принципе делает всё то же самое и на том же профессиональном уровне, и вдруг всё меняется, возникает необходимый уровень взаимодействия и процесс, что называется, пошёл… И спрашивается, что здесь можно застраховать?

Хотя, застраховать-то, конечно, можно. И страховые компании с удовольствием будут собирать деньги с психологов, если господа депутаты пропишут в законе такой способ регулирования. Это же будет их чистая прибыль на халяву, ведь никогда ни один клиент не сможет доказать, что у него чего-то там не изменилось или изменилось в худшую сторону из за того, что психолог как то не так создал терапевтическую ситуацию и получить от страховщиков какие-либо выплаты.

С моей точки зрения, наиболее целесообразно в сфере оказания психологической помощи использовать ту модель государственного контроля, которая принята в наиболее близкой к этой отрасли — сфере образования. Согласно Закона об образовании, с одной стороны деятельность государственных и муниципальных  учреждений в области образования контролируется очень строго, они должны получать лицензию на образовательную деятельность и проходить процедуру аккредитации, с другой стороны для того, чтобы просто заниматься репетиторством, вести частные уроки и другую индивидуальную педагогическую деятельность, никаких лицензий и прочих разрешений не требуется, что подчёркнуто в законе. Поэтому главным лицом, которое регулирует индивидуальную педагогическую деятельность, является клиент, т.е. нужен человеку специалист высочайшей квалификации, и он готов за это заплатить, человек обращается  к профессору, а если квалификация не так важна, а важнее невысокая стоимость услуги, то можно обратиться и к студенту и никто студенту.

Также должно быть и в сфере оказания психологических услуг.  Для государственных учреждений, оказывающих психологическую помощь должны быть предусмотрены достаточно жёсткие формы контроля, это может быть тоже самое  лицензирование, в то же время для частной деятельности по оказанию психологической помощи не должно быть никаких ограничений и у клиента должно быть право выбора любого специалиста вне зависимости от уровня его образования, и того, состоит ли он в саморегулируемой организации или нет, застраховал ли он свою профессиональную ответственность и получил ли он какое еще либо разрешение, если клиент готов брать на себя ответственность за всё то, что с ним происходит в результате оказания ему психологической помощи.

Хотя для работы с  отдельными категориями получателей психологической помощи, которым действительно в результате оказания психологической помощи может быть нанесён вред, как и работы с некоторыми методами психотерапии, неквалифицированное использование которых может быть опасно для психического и физического здоровья клиента могут быть предусмотрены соответствующие ограничения. Однако, учитывая то, что частнопрактикующие психологи с этими категориями, как правило, не работают и «опасные» методы психотерапии не применяют, то такую деятельность можно просто законодательно вывести из сферы частной психологической практики.

Второе, что нужно сделать для создания адекватного закона о психологической помощи – это сформулировать понятные для всех, предельно конкретные и не допускающие какого либо расширенного толкования определения того чем является психологическая помощь вообще, того, чем является профессиональная психологическая помощь, и  чем является профессиональная психологическая помощь, оказываемая психологом, входящая в сферу регулирования данного закона, а также сформулировать такие же понятные, конкретные, и, не допускающие расширенного толкования определения видов психологической помощи.  

Это не означает, что все три определения должны быть в законе, просто у закона должны быть чёткие границы того, что он регулирует, а что нет, поскольку некоторые виды психологической помощи на своём уровне профессиональной компетенции могут оказывать не только психологи, но и педагоги, врачи, тренера, социальные работники и др. Естественно, что психологическая помощь, оказываемая психологом, отличается от психологической помощи, оказываемой представителями этих профессий, но, поскольку она оказывается профессионалами во время выполнения ими своей профессиональной деятельности, она является также профессиональной, но она не может быть предметом регулирования данного закона. Поэтому в законе должна быть либо дана чёткая дифференциация психологической помощи, которую оказывает психолог своим клиентам от психологической помощи, оказываемой представителями других профессий, и не входящей в сферу регулирования данного закона, либо предметом регулирования данного закона должны быть только те виды психологической помощи, которые могут осуществляться только психологом, а именно – психологическое консультирование и психотерапия.  Второе, с моей точки зрения, более целесообразно.

И, наконец, третье, что нужно сделать для создания работающего закона о психологической помощи – это привести все положения, которые будут в законе в стройную и логическую систему.  Что я имею в виду? Например, если в законе есть положение о том, что экстренная психологическая помощь оказывается бесплатно и отказ от её предоставления не допускается (пункты 4 и 5 статьи 5 существующего законопроекта), то в законе должны быть указаны основания, по которым человек должен быть признан нуждающимся именно в экстренной психологической помощи и указано где, кем и на каких условиях (т.е. кто будет нести затраты) она должна оказываться.  Если же это оставить так, как есть сейчас, то в случае введение закона в действие, если, к примеру, ко мне или к любому другому психологу на улице подойдёт мутный тип в состоянии алкогольной абстиненции и попросит о психологической помощи, то согласно этому закону её нужно будет оказать. Человеку же плохо, а отказ в предоставлении психологической помощи не допускается!

Или, если в законе указано, к примеру, что психолог имеет право на страхование своей профессиональной ошибки (статья 18, пункт 3.6 существующего законопроекта), то в законе должно быть дано определение того, чем является профессиональная ошибка психолога, указано кто имеет право её определять и фиксировать, дано право клиенту получать страховые выплаты в случае если будет установлено, что такая ошибка имела место, и прописаны основания для их получения.

Написание закона о психологической помощи с учётом всех трёх вышеуказанных условий требует времени и вообще является очень непростым делом, требующим от его авторов и практического опыта оказания психологической помощи, и  специальных психологических и юридических знаний. Но, что касается времени, то спешка в таком деле абсолютно ни к чему. Сфера психологических услуг в отличие от многих других отраслей деятельности, уже законодательно «отрегулированных» нашими депутатами продолжает развиваться,  не находится в кризисе и не имеет проблем, которые требуется немедленно разрешить. Поэтому пока можно и вообще обойтись без государственного регулирования, особенно без такого бестолкового, которое предлагается в существующем законопроекте.

Что же касается сложности этой задачи, то психологическое сообщество может и готово оказать депутатам всю необходимую помощь по созданию закона о психологической помощи. Об этом свидетельствует бурное обсуждение законопроекта на специализированных форумах в интернете и круглых столах, проводимых в независимых организациях психологов. К законопроекту высказано множество замечаний, выработано множество поправок, внесено множество предложений. Но, готовы ли депутаты эту помощь принять? Судя по тому, что начали появляться новые редакции законопроекта, в которых по сути дела ничего принципиально не меняется, весь маразм остаётся на месте, депутатов, лоббирующих принятие данного закона, мнение тех, кого непосредственно касается этот закон, увы, абсолютно не интересует.

Страницы 1 2 3 4 5 6

©Иванец Ю.В.

Поделитесь с друзьями

psiholog.novosibirsk.ru