Государственный комитет по чрезвычайному положению гкчп в августе 1991 г возглавил – Обращение Государственного комитета по Чрезвычайному положению (ГКЧП) к советскому народу

Содержание

Государственный комитет по чрезвычайному положению в СССР (ГКЧП СССР)

19 августа 1991 года в СССР произошла попытка государственного переворота: в Москве был создан Государственный комитет по чрезвычайному положению (ГКЧП), просуществовал до 21 августа 1991 года.

19 августа 1991 года в СССР произошла попытка государственного переворота: в Москве был создан Государственный комитет по чрезвычайному положению (ГКЧП), просуществовал до 21 августа 1991 года.

В ночь с 18 на 19 августа 1991 года представителями высшего руководства СССР, несогласными с политикой реформ Михаила Горбачева и проектом нового Союзного договора, был создан Государственный Комитет по чрезвычайному положению в СССР (ГКЧП СССР).

Основная цель путчистов заключалась в том, чтобы не допустить ликвидации СССР, которая, по их мнению, должна была начаться 20 августа во время первого этапа подписания нового Союзного договора, превращающего СССР в конфедерацию — Союз Суверенных Государств. 20 августа договор должны были подписать представители РСФСР и Казахской ССР, остальные будущие субъекты конфедерации   в течение пяти встреч, вплоть до 22 октября.

В ГКЧП вошли вице-президент СССР Геннадий Янаев, премьер министр СССР Валентин Павлов, министр внутренних дел СССР Борис Пуго, министр обороны СССР Дмитрий Язов, председатель КГБ СССР Владимир Крючков, первый зампред Совета обороны СССР Олег Бакланов, председатель Крестьянского союза СССР Василий Стародубцев, президент Ассоциации государственных предприятий и объектов промышленности, строительства, транспорта и связи СССР Александр Тизяков.

Их активно поддержали заместитель министра обороны СССР, главком сухопутных войск Валентин Варенников; руководитель аппарата Президента СССР Валерий Болдин; член Политбюро и секретарь ЦК КПСС Олег Шенин; начальник охраны Президента СССР Вячеслав Генералов; начальник Управления охраны КГБ СССР Юрий Плеханов, председатель Верховного Совета СССР Анатолий Лукьянов и некоторые другие.

ГКЧП опирался на силы КГБ (Альфа), МВД (Дивизия им. Дзержинского) и МО (Тульская дивизия ВДВ, Таманская мотострелковая дивизия, Кантемировская дивизия).

Информационную поддержку путчистам оказывало Гостелерадио.

Номинальным главой заговорщиков был вице-президент СССР Геннадий Янаев.

19 августа 1991 года, за день до подписания нового Союзного договора, СМИ передали «Заявление советского руководства», гласившее, что «в связи с невозможностью по состоянию здоровья исполнения Горбачевым Михаилом Сергеевичем обязанностей Президента СССР», в соответствии со статьей 127.7 Конституции СССР полномочия Президента Союза ССР переходят к вице президенту Геннадию Янаеву, вводится чрезвычайное положение в отдельных местностях СССР на срок 6 месяцев с 4 часов по московскому времени 19 августа 1991 года, а для управления страной образуется Государственный комитет по чрезвычайному положению в СССР (ГКЧП СССР).

Постановление ГКЧП №1 предписывало приостановить деятельность политических партий, общественных организаций, запрещало проведение митингов, уличных шествий. Постановление №2 запрещало выпуск всех газет, кроме газет «Труд», «Рабочая трибуна», «Известия», «Правда», «Красная звезда», «Советская Россия», «Московская правда», «Ленинское знамя», «Сельская жизнь».

Прекратили вещание практически все программы телевидения.

Президент СССР Михаил Горбачев, в это время находившийся на отдыхе в Крыму, был изолирован на правительственной даче в Форосе.

Утром 19 августа войска и боевая техника заняли узловые точки на магистралях, ведущих к центру Москвы, и окружили район, прилегающий к Кремлю. Несколько десятков танков вплотную приблизились к Дому Верховного Совета и правительства РСФСР на Краснопресненской набережной (Белому дому).

Всего в Москву было введено около 4 тысяч военнослужащих, 362 танка, 427 бронетранспортеров и БМП. Дополнительные части ВДВ были переброшены в окрестности Ленинграда, Таллина, Тбилиси, Риги.

Ответом стали массовые демонстрации и митинги протеста в Москве, Ленинграде и ряде других городов страны.

Сопротивление путчистам возглавили президент РСФСР Борис Ельцин и руководство России. Ельцин подписал Указы № 59 и №61, где создание ГКЧП было квалифицировано как попытка государственного переворота; союзные органы исполнительной власти, включая силовые структуры, были переподчинены президенту РСФСР.

Центром сопротивления ГКЧП стал Дом Советов РСФСР (Белый дом). По призыву российских властей, у Белого дома собрались массы москвичей, среди которых были представители самых разных социальных групп   от демократически настроенной общественности, студенческой молодёжи, интеллигенции до ветеранов войны в Афганистане.

В первый же день части Таманской дивизии перешли на сторону защитников Белого дома.

Борис Ельцин, стоя на танке, зачитал «Обращение к гражданам России», в котором назвал действия ГКЧП «реакционным, антиконституционным переворотом» и призвал граждан страны «дать достойный ответ путчистам и требовать вернуть страну к нормальному конституционному развитию». Обращение подписали президент РСФСР Борис Ельцин, председатель Совета министров РСФСР Иван Силаев, председатель Верховного Совета РСФСР Руслан Хасбулатов.

Вечером 19 августа по телевидению была показана пресс-конференция членов ГКЧП. На ней отсутствовал Валентин Павлов, у которого развился гипертонический криз. Участники ГКЧП заметно нервничали; весь мир обошли кадры трясущихся рук Геннадия Янаева.

20 августа принято решение о введении в Москве комендантского часа.

Вокруг Белого дома собрались добровольческие отряды защитников для обороны здания от штурма правительственных войск.

В ночь на 21 августа в подземном транспортном туннеле на пересечении Калининского проспекта (ныне улица Новый Арбат) и Садового кольца (улица Чайковского), забитом бронетехникой, во время маневрирования погибли трое гражданских лиц: Дмитрий Комарь, Владимир Усов и Илья Кричевский.

В течение трех дней стало ясно, что выступление ГКЧП общество не поддержало.

Утром 21 августа начался вывод войск из Москвы, в 11 часов 30 минут состоялась чрезвычайная сессия Верховного Совета РСФСР.

Сессия поручила премьер министру РСФСР Ивану Силаеву и вице президенту РСФСР Александру Руцкому отправиться к президенту СССР Михаилу Горбачеву и освободить его от изоляции. 22 августа на самолете Ту-134 российского руководства президент СССР Михаил Горбачев с семьей вернулся в Москву.

Все члены ГКЧП (за исключением покончившего жизнь самоубийством Бориса Пуго) и помогавший им заместитель министра обороны генерал армии Валентин Варенников, а также ряд других деятелей (в том числе председатель Верховного Совета СССР Анатолий Лукьянов) были арестованы. Им было предъявлено обвинение по статье 64 Уголовного кодекса РСФСР (измена Родине).

23 февраля 1994 года члены ГКЧП были выпущены из тюрьмы по амнистии, объявленной Государственной Думой.

Материал подготовлен на основе информации открытых источников

ria.ru

Государственный комитет по чрезвычайному положению

Государственный комитет по чрезвычайному положению (ГКЧП) — самопровозглашённый орган в СССР, существовавший с 18 по 22 августа 1991 года. Был образован из первых государственных и должностных лиц Советского правительства, которые выступили против проводимых Президентом СССР М. С. Горбачёвым реформ Перестройки и преобразования «Советского союза» в новый «Союз Суверенных Государств», который прекращал деятельность действующей Конституции СССР как единого Союзного государства и становился международной организацией, состоящий из части уже независимых суверенных республик.

Действия ГКЧП вызвали вооружённое противостояние между союзной и республиканской властью. Демократические силы, под руководством Президента России (РСФСР) Б. Н. Ельцина, отказались подчиняться ГКЧП, назвав их действия антиконституционными. Противостояние двух политических систем привело к событиям, известным как Августовский путч.

22 августа 1991 года участники ГКЧП были арестованы, но в 1994 году, ещё до суда, указом Президента России Б. Н. Ельцина, были амнистированы.[1]

Образование ГКЧП

Подготовка создания комитета

Из «Заключения по материалам расследования роли и участии должностных лиц КГБ СССР в событиях 19-21 августа 1991 года»: [1]

…в декабре 1990 года председатель КГБ СССР Крючков В. А. поручил бывшему заместителю начальника ПГУ КГБ СССР Жижину В. И. и помощнику бывшего первого заместителя председателя КГБ СССР Грушко В. Ф. Егорову А. Г. осуществить проработку возможных первичных мер по стабилизации обстановки в стране на случай введения чрезвычайного положения. С конца 1990 года до начала августа 1991 года Крючков В. А. совместно с другими будущими членами ГКЧП предпринимали возможные политические и иные меры по введению в СССР чрезвычайного положения конституционным путём. Не получив поддержки президента СССР и Верховного Совета СССР, с начала августа 1991 года они начали осуществлять конкретные меры по подготовке введения чрезвычайного положения незаконным путём.

С 7 по 15 августа Крючков В. А. неоднократно проводил встречи с некоторыми членами будущего ГКЧП на секретном объекте ПГУ КГБ СССР под кодовым названием «АБЦ». В этот же период времени Жижин В. И. и Егоров А. Г. по указанию Крючкова провели корректировку декабрьских документов по проблемам введения в стране чрезвычайного положения. Они же с участием бывшего в то время командующего воздушно-десантными войсками генерал-лейтенантом Грачёвым П. С. подготовили для Крючкова В. А. данные о возможной реакции населения страны на введение в конституционной форме режима чрезвычайного положения. Содержание указанных документов потом нашло отражение в официальных указах, обращениях и распоряжениях ГКЧП. 17 августа Жижин В. И. участвовал в подготовке тезисов выступления Крючкова В. А. по телевидению в случае введения чрезвычайного положения.

Участники заговора на различных этапах его реализации отводили КГБ СССР решающую роль в:

  • устранении от власти Президента СССР путём его изоляции;
  • блокировании вероятных попыток Президента РСФСР оказать сопротивление деятельности ГКЧП;
  • установлении постоянного контроля за местонахождением руководителей органов власти РСФСР, Москвы, известных своими демократическими взглядами народных депутатов СССР, РСФСР и Моссовета, крупных общественных деятелей с целью их последующего задержания;
  • осуществлении совместно с частями Советской Армии и подразделениями МВД штурма здания Верховного Совета РСФСР с последующим интернированием захваченных в нём лиц, включая руководство России.

C 17 по 19 августа некоторые войска специального назначения КГБ СССР и спецподразделения ПГУ КГБ СССР были приведены в повышенную боевую готовность и передислоцированы в заранее выделенные места для участия совместно с подразделениями СА и МВД в мероприятиях по обеспечению режима чрезвычайного положения. Силами специально созданных групп 18 августа Президент СССР Горбачёв был изолирован в месте отдыха в Форосе, а за Президентом РСФСР Ельциным и другими оппозиционно настроенными лицами установлено наружное наблюдение.

Геннадий Янаев неоднократно заявлял, что документы ГКЧП были разработаны по поручению Горбачева[2][3]. Последний председатель Верховного Совета СССР Анатолий Лукьянов утверждает, что ГКЧП был фактически создан на совещании у Горбачева в марте 1991 года[4], ссылаясь на воспоминания 1-го секретаря МГК КПСС Юрия Прокофьева.[5] Сам Горбачёв утверждает, что подготавливались только практические шаги по реализации Закона СССР «О правовом режиме чрезвычайного положения», которые не предполагали антиконституционных действий, и что он никогда не давал согласие на введение чрезвычайного положения.[6]

Члены ГКЧП

  1. Янаев Геннадий Иванович (1937—2010) — вице-президент СССР, исполняющий обязанности Президента СССР (18 — 21 августа 1991 г.), член ЦК КПСС. — Председатель ГКЧП
  2. Бакланов Олег Дмитриевич (р. 1932) — первый заместитель председателя Совета обороны СССР, член ЦК КПСС.
  3. Крючков Владимир Александрович (1924—2007) — председатель КГБ СССР, член ЦК КПСС.
  4. Павлов Валентин Сергеевич (1937—2003) — премьер-министр СССР, член ЦК КПСС.
  5. Пуго Борис Карлович (1937—1991) — министр внутренних дел СССР, член ЦК КПСС.
  6. Стародубцев Василий Александрович (1931—2011) — председатель Крестьянского союза СССР, член ЦК КПСС.
  7. Тизяков Александр Иванович (р. 1926) — президент Ассоциации государственных предприятий и объектов промышленности, строительства, транспорта и связи СССР.
  8. Язов Дмитрий Тимофеевич (р. 1924) — министр обороны СССР, член ЦК КПСС.

Политические позиции ГКЧП

В первом своём воззвании ГКЧП оценивал общие настроения в стране как весьма скептические по отношению к новому политическому курсу на демонтаж сильно централизованной федеративной структуры управления страной, однопартийной политической системы и государственного регулирования экономики, порицал негативные явления, которые новый курс, по мнению составителей, вызвал к жизни, как то спекуляцию и теневую экономику, провозглашал, что «развитие страны не может строиться на падении жизненного уровня населения» и обещал жёсткое наведение порядка в стране и решение основных экономических проблем, не упоминая, правда, о конкретных мерах.

Телевизионное объявление о создании ГКЧП

Официальное заявление ГКЧП

19 августа 1991 года, по Центральному телевиденью СССР, в информационной программе «Время», диктором центрального телевиденья Верой Шебеко, был зачитан официальный текст под названием «Заявление Советского руководства»:[7]

В связи с невозможностью по состоянию здоровья исполнения Горбачёвым Михаилом Сергеевичем, обязанностей Президента СССР и переходом в соответствии со статьёй 127/7 Конституции СССР, полномочия Президента Союза ССР к вице-президенту СССР Янаеву Геннадию Ивановичу.

В целях преодоления глубокого и всестороннего кризиса, политической, межнациональной, гражданской конфронтации, хаоса и анархии, которые угрожают жизни и безопасности граждан советского союза, суверенитету, территориальной целостности, свободе и независимости нашего государства.

Исходя из результатов всенародного референдума, о сохранении Союза Советских Социалистических Республик (СССР), руководствуясь жизненно важными интересами народов нашей родины, всех советских людей.

ЗАЯВЛЯЕМ:

1. В соответствии со статьёй 127/3 Конституции СССР и статьёй 2 Закона СССР о правовом режиме чрезвычайного положения и идя навстречу требованиям широких слоёв населения, о необходимости принятия самых решительных мер по предотвращению сползания общества к общенациональной катастрофе, обеспеченности законности и порядка. Ввести чрезвычайное положение в отдельных местностях СССР, на срок 6 месяцев, с 4 часов утра по Московскому времени с 19 августа 1991 года.

2. Установить что на всей территории СССР, безусловное руководство имеет Конституция СССР и Законы СССР.

3. Для управления страной и эффективного осуществления режима чрезвычайного положения образовать «Государственный комитет по чрезвычайному положению» в СССР (ГКЧП СССР), в следующем составе:

4. Установить, что решения ГКЧП СССР, обязательно для неукоснительного исполнения всеми органами власти и управления, должностными лицами и гражданами на всей территории Союза ССР.

Подпись: Янаев, Павлов, Бакланов.

Официальное обращение ГКЧП к советскому народу

19 августа 1991 года, в продолжение информационной программы «Время», диктор Центрального телевидения Евгений Кочергин зачитал официальное обращение Комитета ГКЧП к советскому народу:

В тяжкие, критические для судеб отечества и наших народов час, обращаемся мы к Вам.

Над нашей великой родиной нависла смертельная опасность. Начатая по инициативе М. С. Горбачёва политика реформ, задуманная как средство обеспечения динамического развития страны и демократизация общественной жизни, в силу разных причин, зашла в тупик.

На смену первоначальному энтузиазму и надеждам пришли безверие, апатия и отчаяние. Власть на всех уровнях потеряла доверие населения. Политиканство вытеснило из общественной жизни заботу о судьбе отечества и гражданина. Насаждается злобное глумление над всеми институтами государства. Страна, по сути, стала неуправляемой.

Воспользовавшись предоставленными свободами, попирая только что появившееся ростки демократии, возникли экстремистские силы, взявшие курс на ликвидацию Советского союза, развал государства и захват власти любой ценой.

Растоптаны результаты общенационального референдума о единстве отечества.

Циничная спекуляция на национальных чувствах — лишь ширма для удовлетворения амбиций. Ни сегодняшние беды своих народов, ни их завтрашний день не беспокоят политических авантюристов. Кризис власти катастрофически сказался на экономике. Хаотичное, стихийное скольжение к рынку вызвало взрыв эгоизма регионального, ведомственного, группового и личного.

Война законов и поощрения центробежных тенденций обернулись разрушением единого народно-хозяйственного механизма, складывавшегося десятилетиями. Результатом стали резкое падение уровня жизни подавляющегося большинства советских людей, расцвет спекуляций и теневой экономики.

Давно пора сказать людям правду: если не принять срочных и решительных мер по стабилизации экономики, то, в самом недалёком времени, неизбежен голод и новый виток обнищания, от которых один шаг до массовых проявлений стихийного недовольства с разрушительными последствиями. Только безответственные люди могут уповать на некую помощь из-за границы. Никакие подачки не решат наших проблем — спасение в наших собственных руках.

Настало время измерять авторитет каждого человека или организации реальным вкладом в восстановление и развитие народного хозяйства. Углубляющаяся дестабилизация политической и экономической обстановки в Советском Союзе подрывает наши позиции в мире; кое-где послышались реваншизкие нотки. Выдвигаются требования о пересмотре наших границ. Раздаются, даже, голоса о расчленении Советского Союза и о возможности установления международной опеки над отдельными объектами и районами страны. Такова горькая реальность.

Государственный комитет по чрезвычайному положению» в СССР полностью отдаёт себе отчёт в глубине поразившего нашу страну кризисе. Он принимает на себя ответственность за судьбу Родины, и преисполнен решимости принять самые серьезные меры по скорейшему выводу государства и общества из кризиса. Мы обещаем провести широкое всенародное обсуждение проекта нового союзного договора, незамедлительно восстановить законность и правопорядок, положить конец кровопролитию, объявить беспощадную войну уголовному миру, положить конец произволу расхитителей народного добра.

Мы выступаем за истинно демократические процессы, за последовательную политику реформ, ведущую к экономическому и социальному процветанию нашей Родины.

В здоровом обществе станет нормой постоянное повышение благосостояния всех граждан. Мы сосредоточим внимание на защите интересов самых широких слоёв населения. Развивая многоукладный характер народного хозяйства, мы будем поддерживать и частное предпринимательство. Нашей первоочередной задачей станет решение продовольственных и жилищных проблем.

Мы призываем всех советских людей в кратчайший срок восстановить трудовую дисциплину и порядок, поднять уровень производства, что бы затем решительно двинутся в перёд — от этого зависит наша жизнь и судьба отечества.

Мы являемся миролюбивой страной и будем неукоснительно соблюдать все взятые на себя обязательства, но никогда и никому не будет позволено покушаться на наш суверенитет , независимость и территориальную целостность.

Мы призываем всех истинных патриотов, людей доброй воли положить конец нынешнему смутному времени, осознать свой долг перед Родиной и оказать всемерную поддержку усилиям по выводу страны из кризиса.

Официальное постановление № 1 (ГКЧП)

19 августа 1991 года, в продолжении информационной программы «Время», диктор центрального телевиденья, Вера Шебеко, зачитала официальное Первое Постановление ГКЧП СССР[8]:

В целях защиты жизненно важных интересов народов и граждан Союза СССР, независимости и территориальной целостности страны, восстановления законности и правопорядка, стабилизации обстановки, преодоления тяжёлого кризиса, недопущения хаоса, анархии, и братоубийственной гражданской войны. Государственный комитет по чрезвычайному положению (ГКЧП) , постановляет:

1. Всем органам власти и управления Союза ССР, союзных и автономных республик, краёв, областей, городов, районов, посёлков и сёл обеспечить неукоснительное соблюдение режима чрезвычайного положения, в соответствии с Законом Союза СССР о правовом режиме чрезвычайного положения и постановлениями ГКЧП СССР. В случае неспособности обеспечить выполнение этого режима полномочия соответствующих органов власти и управления приостанавливаются, а осуществление их функций возлагается на лица специально уполномоченных ГКЧП СССР.

2. Незамедлительно расформировать структуры власти и управления, военизированные формирования, действующие вопреки Конституции СССР.

3. Считать, впредь, недействительными законы и решения органов власти и управления, противоречащие Конституции СССР и Законам СССР.

4. Приостановить деятельность политических партий, общественных организаций и массовых движений, препятствующих нормализации обстановки.

5. В связи с тем, что Государственный комитет по чрезвычайному положению (ГКЧП) в СССР временно берёт на себя функции Совета безопасности СССР, деятельность последнего приостанавливается.

6. Гражданам, учреждениям и организациям незамедлительно сдать не законно находящееся у них все виды огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ, военной техники и снаряжения. МВД СССР, КГБ и Министерству обороны СССР обеспечить строгое выполнение данного требования. В случае отказа изымать их в принудительном порядке, с привлечением нарушителей к строгой уголовной и административной ответственности.

7. Прокуратуре, МВД СССР, КГБ и Министерству обороны СССР организовать эффективное взаимодействие правоохранительных органов и вооружённых сил по обеспечению охраны общественного порядка и безопасности государства, общества и граждан.

В соответствии с Законом СССР о правовом режиме чрезвычайного положения и Постановлениями ГКЧП СССР проведение митингов, уличных шествий, демонстраций, а также забастовок — не допускается. В необходимых случаях вводить комендантский час, патрулирование территорий, осуществлять досмотр, принимать меры по усилению пограничного и таможенного режима. Взять под контроль, а в необходимых случаях под охрану, важнейшие государственные и хозяйственные объекты, а также системы жизнеобеспечения.

Решительно пресекать распространение подстрекательских слухов, действия, провоцирующие нарушения правопорядка и разжигание межнациональной розни, неповиновения должностным лицам, обеспечивающим соблюдения режима чрезвычайного положения.

8. Установить контроль над средствами массовой информации, возложив его осуществление на специально создаваемый орган при ГКЧП СССР.

9. Органам власти и управления, руководителям учреждений и предприятий принять меры по повышению организованности, наведению порядка и дисциплины во всех сферах жизни общества. Обеспечить нормальное функционирование предприятий всех отраслей народного хозяйства. Строгое выполнение мер по сохранению, восстановлению, на период стабилизации, вертикальных и горизонтальных связей между субъектами хозяйствования на всей территории СССР.

Неукоснительно выполнения установленных объемов производств, поставок, сырья, материалов и комплектующих изделий. Установить и поддерживать режим строгой экономии, материально-технических и валютных средств. Разработать и проводить конкретные меры по борьбе с бесхозяйственностью и разбазариванием народного добра. Решительно вести борьбу с теневой экономикой, не отвратимо принимать меры уголовной и административной ответственности, по фактам коррупции, хищения, спекуляции, сокрытия товаров от продажи, бесхозяйственности и других правонарушений в сфере экономике. Создать благоприятные условия для увеличения реального вклада всех видов предпринимательской деятельности, осуществляемых в соответствии с Законами Союза СССР, в экономический потенциал страны и обеспечения насущных потребностей населения.

10. Считать несовместимым работу на постоянной основе в структурах власти и управления, с занятием предпринимательской деятельности.

11. Кабинету Министров СССР в недельный срок осуществить инвентаризацию всех наличных ресурсов продовольственных товаров первой необходимости. Доложить народу чем располагает страна. Взять под строжайший контроль их сохранность и распределение. Отменить любые ограничения, препятствующие в перемещении по территории СССР продовольствия и товаров народного потребления, а также материальных ресурсов для их производства. Жестко контролировать соблюдение такого порядка. Особое внимание уделить первоочередному снабжению дошкольных, детских учреждений (детских домов, школ, средне-специальных и высших учебных заведений, больниц), а также пенсионеров и инвалидов. В недельный срок ввести предложение об порядочности, замораживанию и снижение цен на отдельные виды промышленных и продовольственных товаров, в первую очередь для детей. Услуги населению и общественное питание, а также повышение заработной платы, пенсий, пособий и выплат компенсаций различным категориям граждан. В двухнедельный срок разработать мероприятия по порядочности размеров заработной платы руководителей всех уровней (государственных, общественных, кооперативных, и иных учреждений, организаций и предприятий.

12. Учитывая критическое положение с уборкой урожая и угрозы голода , принять экстренные меры по организации заготовки, хранения и переработки сельхозпродукции. Оказать труженикам села максимально-возможную помощь техникой, запасными частями, горюче-смазочными материалами и так далее. Незамедлительно организовать направление, в необходимых для спасения урожая, количества рабочих и служащих предприятий и организаций, студентов и военнослужащих на село.

13. Кабинету Министров СССР в недельный срок разработать постановление, предусматривающее обеспечение в 1991 и 1992 годах всех желающих городских жителей земельными участками для садово-огородных работ, в размере до пятнадцати сотых гектара.

14. Кабинету Министров СССР в двухнедельный срок завершить планирование неотложных мероприятий по выводу из кризиса топливно-энергетического комплекса страны и подготовке к зиме.

15. В месячный срок подготовить и доложить народу реальные меры на 1992 год по коренному улучшению жилищного строительства и обеспечения населения жильём. В течение полугода разработать конкретную программу ускоренного развития государственного кооперативного и индивидуального строительства на пятилетний срок

16. Обязать органы власти и управления в целом, в центре и на местах, уделять первоочередное внимание социальным нуждам населения. Изыскать возможности, существенного улучшения бесплатного медицинского обслуживания и народного образования.

Противостояние

По распоряжению Министра обороны СССР Д. Т. Язова в Москву вводятся войска в количестве:

По распоряжению Председателя КГБ СССР В. А. Крючкова, загородная дача в Архангельске, Московской области, в которой находился Президент РСФСР (России) Б. Н. Ельцин, спецподразделением АЛЬФА была окружена. В это время Ельцин узнаёт о создании Комитета ГКЧП и принимает решение прибыть в Москву в Белый Дом (Дом Верховного Совета РСФСР). Командир подразделения АЛЬФА получает приказ не препятствовать его выезду и прибытию в Москву. (что стало основной ошибкой для руководства ГКЧП)[9]

В правительственном Белом Доме Б. Н. Ельцин отказывается сотрудничать с ГКЧП и принимает решение о не подчинении действиям ГКЧП, назвав их действия антиконституционными. Руководство ГКЧП направляет к зданию танковый батальон 1-го мотострелкового полка 2-й Таманской дивизии под командованием начальника штаба Сергея Евдокимова.

Армия ограничивается занятием ключевых постов на улицах Москвы. Не получая дальнейших и решительных приказов, под психологическим давлением демонстрантов, сторонников Ельцина, происходит разложение армии и братание её на местах с демонстрантами. Танковый батальон 1-го мотострелкового полка, 2-й Таманской дивизии под командованием начальника штаба Сергея Евдокимова, переходит на сторону Ельцина, разворачивая свои танки уже в защиту Белого Дома. Ельцин выходит к своим сторонникам и на одном из находящимся танке публично зачитывает Обращение, под названием «Граждане России»[10]

Граждане России. В ночь с 18 на 19 августа 1991 года, отстранён от власти законно избранный президент страны. Какими бы причинами не оправдывалась это отстранение, мы имеем дело с правым реакционным, антиконституционным переворотом.

из Обращения Ельцина

Ликвидация ГКЧП и арест

Ночью 20 августа, в Москве происходит первое столкновение между армией и демонстрантами; трое участников демонстраций погибли. Утром 21 августа, Министр обороны СССР Д. Т. Язов отдаёт приказ своим военачальникам и командирам вывести из Москвы все части в места постоянной дислокации и снять блокаду Белого Дома. В 9:00 на совещании у и. о. президента СССР Г. И. Янаева было принято решение направить делегацию в Форос к М. С. Горбачёву в составе: Луктянов, Язов, Ивашко и Крючков[11]

Арестованные были помещены в тюрьму «Матросская тишина», где пребывали до 1994 году, когда были освобождены по амнистии Госдумы.

«Соучастники» и «сочувствующие»

После провала августовского путча, помимо членов ГКЧП, были привлечены к уголовной ответственности и взяты под стражу некоторые лица, по мнению следствия, активно содействовавшие ГКЧП. Среди «соучастников» фигурировали:

Все они были освобождены по амнистии в 1994 г.

Лидер ЛДПР (во время описываемых событий — ЛДПСС) В. В. Жириновский публично поддержал ГКЧП и назвал их противников «отбросами общества», но к ответственности не привлекался, так как в момент событий не занимал никакой государственной должности. Также действия ГКЧП поддержал лидер движения «РНЕ» А. П. Баркашов.

После поражения Августовского путча покончили с собой[12] Маршал Советского Союза С. Ф. Ахромеев и управляющий делами ЦК КПСС Н. Е. Кручина; последний никак не фигурировал ни в документах ГКЧП, ни в его деятельности. Пассивную поддержку ГКЧП, в виде одобрения его действий, оказали также Кабинет Министров СССР (за исключением Н. Н. Губенко) и Политбюро ЦК КПСС.

Согласно воспоминаниям Ю. А. Прокофьева, в подготовке решений ГКЧП и доведении их до государственных органов принимал участие секретарь ЦК Ю. А. Манаенков, который, однако, позднее к ответственности не привлекался[13].

Руководители республиканских органов власти в большинстве случаев не вступали в открытую конфронтацию с ГКЧП, но саботировали его действия. Открытую поддержку ГКЧП высказали Председатель Верховного Совета Белоруссии Н. И. Дементей, 1-й секретарь ЦК Компартии Украины С. И. Гуренко и 1-й секретарь ЦК КП Азербайджанской ССР, президент Азербайджана Аяз Ниязи оглы Муталибов[14], а противниками ГКЧП заявили себя руководители России — Б. Н. Ельцин и Киргизии — А. А. Акаев. В балтийских странах в поддержку ГКЧП выступило руководство утративших к тому времени власть Компартии Литвы (КПСС) (М. Бурокявичюс), Компартии Латвии (А. Рубикс), а также Интердвижение Эстонии (Е. Коган).

После августовских событий

  • Российское руководство, возглавившее борьбу против ГКЧП, обеспечило политическую победу верховных органов России над союзным Центром. С осени 1991 года Конституция и законы РСФСР, Съезд народных депутатов и Верховный Совет РСФСР, а также Президент РСФСР получили полное верховенство над законами СССР на территории России. За редкими исключениями были отстранены от должности руководители областных органов власти РСФСР, поддержавшие ГКЧП.
  • 26 декабря 1991 года, СССР официально прекратил своё существование. На его месте образовались ряд независимых государств (в настоящее время — 19, из которых 15 являются членами ООН, 2 — частично признаны странами-членами ООН, и 2 — не признаны ни одной из стран-членов ООН). В результате распада СССР территория России (страны-преемника СССР в части внешних активов и пассивов, и в ООН) уменьшилась по сравнению с территорией СССР на 24 % (с 22,4 до 17 млн км²), а население уменьшилось на 49 % (с 290 до 148 млн чел) (при этом территория России по сравнению с территорией РСФСР практически не изменилась). Распалась рублёвая зона и единые Вооружённые Силы СССР (вместо них была создана ОДКБ, кроме трёх прибалтийских республик, Молдавии, Украины и впоследствии Грузии, Узбекистана и Азербайджана).

Расстрел и разгон Парламента 1993 год

1993 год, противостояние между левым Верховным Советом России и Президентом России Б. Н. Ельциным, привело к массовым вооруженным беспорядкам в Москве, между левыми и националистическими силами и президентскими войсками. Захват лево-националистическими силами здания Правительства Москвы и попытка захвата телецентра. Расстрел и разгон президентскими войсками здания Верховного Совета РФ.

Мнение бывших участников ГКЧП

Геннадий Янаев — неоднократно заявлял, что документы ГКЧП были разработаны по поручению Горбачева[2][3]. Последний председатель Верховного Совета СССР Анатолий Лукьянов утверждает, что ГКЧП был фактически создан на совещании у Горбачева в марте 1991 года и даже имел собственную печать[4],[15].

Ссылаясь на воспоминания 1-го секретаря МГК КПСС Юрия Прокофьева.[5] Сам Горбачёв утверждает, что подготавливались только практические шаги по реализации Закона СССР «О правовом режиме чрезвычайного положения», которые не предполагали антиконституционных действий, и что он никогда не давал согласие на введение чрезвычайного положения.[16]

Отображение в искусстве

См. также

Литература

мемуары

Ссылки

  • д/ф «СССР. Крах империи» — 7 серий, НТВ
  • д/ф «СССР. Крушение» — 8 серий, Россия-1

Примечания

  1. Члены ГКЧП после «путча»
  2. 1 2 10-я годовщина событий августа 1991 года // Эхо Москвы, 19.08.2001
  3. 1 2 «Многое сложилось бы иначе…»
  4. 1 2 Анатолий Лукьянов: «Это была отчаянная попытка спасти Союз
  5. 1 2 Юрий Прокофьев. О событиях августа 1991 года двадцать лет спустя
  6. http://archive.svoboda.org/programs/ftf/2001/ftf.081901.asp Радио Свобода. Лицом к лицу. Михаил Горбачев
  7. Информационный выпуск программы ВРЕМЯ, Гостелератио СССР, от 19 августа 1991 года, диктор Вера Шебеко, Заявление
  8. Информационный выпуск программы ВРЕМЯ, Гостелерадио СССР от 19 августа 1991 года, диктор Вера Шебеко, Постановление № 1
  9. д/ф «СССР. Крушение», 7 серия
  10. д/ф «СССР. Крушение», 7 серия — интервью Коржакова и Евдокимова
  11. На поклон к Горбачёву
  12. Медведев Р. А. Жертвы ГКЧП // Новая и новейшая история, № 1, 2003.
  13. О событиях августа 1991 года двадцать лет спустя // Веб-Камертон
  14. Ольга Васильева. Республики во время путча // в сб.статей: «Путч. Хроника тревожных дней». — М.: Издательство «Прогресс», 1991.
  15. д/ф «СССР. Крушение», 7 серия — интервью Лукьянова
  16. Лицом к лицу. Михаил Горбачев // Радио «Свобода»
   Институты государственной власти и управления СССР
_

 

Правительство
Союзные органы
Республиканские органы

Правительство республики Союза ССР • Правительство автономной республики

Местные органы

 

Суды
Союзные органы
Республиканские органы

Верховный суд республики Союза ССР • Суд автономной республики

Местные органы

 

Прочие органы

dic.academic.ru

Государственный комитет по чрезвычайному положению в СССР (ГКЧП СССР)

В ночь с 18 на 19 августа 1991 года представителями высшего руководства СССР, несогласными с политикой реформ президента страны Михаила Горбачева и проектом нового Союзного договора, был создан Государственный Комитет по чрезвычайному положению в СССР (ГКЧП СССР).

Основная цель путчистов заключалась в том, чтобы не допустить ликвидации СССР, которая, по их мнению, должна была начаться 20 августа во время подписания Союзного договора. Согласно договору, СССР должен был трансформироваться в федерацию.

Новое федеративное государство предполагалось назвать Союзом Суверенных Советских Республик, с прежней аббревиатурой – СССР.
В ГКЧП вошли вице-президент СССР Геннадий Янаев, премьер-министр СССР Валентин Павлов, министр внутренних дел СССР Борис Пуго, министр обороны СССР Дмитрий Язов, председатель Комитета государственной безопасности (КГБ) СССР Владимир Крючков, первый зампред Совета обороны СССР Олег Бакланов, председатель Крестьянского союза СССР Василий Стародубцев, президент Ассоциации государственных предприятий и объектов промышленности, строительства, транспорта и связи СССР Александр Тизяков.

Их активно поддержали заместитель министра обороны СССР, главком сухопутных войск Валентин Варенников, руководитель аппарата президента СССР Валерий Болдин, член Политбюро и секретарь ЦК КПСС Олег Шенин, начальник охраны президента СССР Вячеслав Генералов, начальник Управления охраны КГБ СССР Юрий Плеханов, председатель Верховного Совета СССР Анатолий Лукьянов и некоторые другие.

Баррикады у стен Белого дома в дни августовкого путча

ГКЧП опирался на силы КГБ (группа «Альфа»), МВД (дивизия им. Дзержинского) и Минобороны (Тульская дивизия ВДВ, Таманская мотострелковая дивизия, Кантемировская танковая дивизия).

Информационную поддержку путчистам оказывало Гостелерадио.

Номинальным главой заговорщиков был вице-президент СССР Геннадий Янаев.

19 августа 1991 года, за день до подписания нового Союзного договора, СМИ передали «Заявление советского руководства», гласившее, что в связи с невозможностью по состоянию здоровья исполнения Горбачевым Михаилом Сергеевичем обязанностей президента СССР, в соответствии со статьей 127.7 Конституции СССР полномочия президента Союза ССР переходят к вице-президенту Геннадию Янаеву, вводится чрезвычайное положение в отдельных местностях СССР на срок шесть месяцев с четырех часов по московскому времени 19 августа 1991 года, а для управления страной образуется Государственный комитет по чрезвычайному положению в СССР (ГКЧП СССР).

Постановление ГКЧП № 1 предписывало приостановить деятельность политических партий, общественных организаций, запрещало проведение митингов, уличных шествий. Постановление № 2 запрещало выпуск всех газет, кроме газет «Труд», «Рабочая трибуна», «Известия», «Правда», «Красная звезда», «Советская Россия», «Московская правда», «Ленинское знамя», «Сельская жизнь».  

Прекратили вещание практически все программы телевидения.

Президент СССР Михаил Горбачев, в это время находившийся на отдыхе в Крыму, был изолирован на правительственной даче в крымском поселке Форос.

Утром 19 августа войска и боевая техника заняли узловые точки на магистралях, ведущих к центру Москвы, и окружили район, прилегающий к Кремлю. Несколько десятков танков вплотную приблизились к Дому Верховного Совета и правительства РСФСР на Краснопресненской набережной (Белому дому).

Всего в Москву было введено около четырех тысяч военнослужащих, 362 танка, 427 бронетранспортеров и боевых машин пехоты (БМП). Дополнительные части Воздушно-десантных войск (ВДВ) были переброшены в окрестности Ленинграда, Таллина, Тбилиси, Риги.

Ваш браузер не поддерживает данный формат видео.

Вконтакте

Facebook

Одноклассники

Twitter

Whatsapp

Viber

Telegram

Попытка государственного переворота в СССР. Съемки 19-22 августа 1991 года

Ответом стали массовые демонстрации и митинги протеста в Москве, Ленинграде и ряде других городов страны.

Сопротивление путчистам возглавили президент РСФСР Борис Ельцин и руководство России. Ельцин подписал Указы № 59 и № 61, где создание ГКЧП было квалифицировано как попытка государственного переворота; союзные органы исполнительной власти, включая силовые структуры, были переподчинены президенту РСФСР.

Центром сопротивления ГКЧП стал Дом Советов РСФСР (Белый дом). По призыву российских властей, у Белого дома собрались массы москвичей, среди которых были представители самых разных социальных групп   от демократически настроенной общественности, студенческой молодежи, интеллигенции до ветеранов войны в Афганистане.

В первый же день танковая рота Таманской дивизии перешла на сторону защитников Белого дома.

Борис Ельцин, стоя на танке, зачитал «Обращение к гражданам России», в котором назвал действия ГКЧП «реакционным, антиконституционным переворотом» и призвал граждан страны «дать достойный ответ путчистам и требовать вернуть страну к нормальному конституционному развитию». Обращение подписали президент РСФСР Борис Ельцин, председатель Совета министров РСФСР Иван Силаев, и.о. председателя Верховного Совета РСФСР Руслан Хасбулатов.

Вечером 19 августа по телевидению была показана пресс конференция членов ГКЧП. На ней отсутствовал Валентин Павлов, у которого развился гипертонический криз. Участники ГКЧП заметно нервничали; весь мир обошли кадры трясущихся рук Геннадия Янаева.

20 августа ГКЧП принял решение о введении в Москве комендантского часа.

Вокруг Белого дома собрались добровольческие отряды защитников для обороны здания от штурма правительственных войск.
В ночь на 21 августа в подземном транспортном туннеле на пересечении Калининского проспекта (ныне улица Новый Арбат) и Садового кольца во время маневрирования БМП погибли трое гражданских лиц — Дмитрий Комарь, Владимир Усов и Илья Кричевский.

Защитники Белого дома пытаются остановить танк в дни августовского путча

В течение трех дней стало ясно, что выступление ГКЧП общество не поддержало.

Утром 21 августа начался вывод войск из Москвы, в 11 часов 30 минут состоялась чрезвычайная сессия Верховного Совета РСФСР. Сессия поручила премьер-министру РСФСР Ивану Силаеву и вице-президенту РСФСР Александру Руцкому отправиться к президенту СССР Михаилу Горбачеву и освободить его. 22 августа на самолете ТУ-134 российского руководства президент СССР Михаил Горбачев с семьей вернулся в Москву.

Все члены ГКЧП (за исключением покончившего жизнь самоубийством Бориса Пуго) и помогавший им заместитель министра обороны генерал армии Валентин Варенников, а также ряд других деятелей (в том числе председатель Верховного Совета СССР Анатолий Лукьянов) были арестованы. Им было предъявлено обвинение по статье 64 Уголовного кодекса РСФСР (измена Родине).

23 февраля 1994 года члены ГКЧП были выпущены из тюрьмы по амнистии, объявленной Государственной Думой.

Материал подготовлен на основе информации РИА Новости и открытых источников

ria.ru

Государственный комитет по чрезвычайному положению в СССР (ГКЧП СССР)

24 года назад, 19 августа 1991 года, в СССР произошла попытка государственного переворота: в Москве был создан Государственный комитет по чрезвычайному положению (ГКЧП), который просуществовал до 21 августа 1991 года.

В ночь с 18 на 19 августа 1991 года представителями высшего руководства СССР, несогласными с политикой реформ президента страны Михаила Горбачева и проектом нового Союзного договора, был создан Государственный Комитет по чрезвычайному положению в СССР (ГКЧП СССР).

Основная цель путчистов заключалась в том, чтобы не допустить ликвидации СССР, которая, по их мнению, должна была начаться 20 августа во время первого этапа подписания нового Союзного договора, превращающего СССР в конфедерацию — Союз Суверенных Государств. 20 августа договор должны были подписать представители РСФСР и Казахской ССР, остальные будущие субъекты конфедерации ‑ в течение пяти встреч, вплоть до 22 октября.

Ваш браузер не поддерживает данный формат видео.

Вконтакте

Facebook

Одноклассники

Twitter

Whatsapp

Viber

Telegram

Августовский путч в Москве. Съемки 1991 года

В ГКЧП вошли вице-президент СССР Геннадий Янаев, премьер-министр СССР Валентин Павлов, министр внутренних дел СССР Борис Пуго, министр обороны СССР Дмитрий Язов, председатель Комитета государственной безопасности (КГБ) СССР Владимир Крючков, первый зампред Совета обороны СССР Олег Бакланов, председатель Крестьянского союза СССР Василий Стародубцев, президент Ассоциации государственных предприятий и объектов промышленности, строительства, транспорта и связи СССР Александр Тизяков.

Их активно поддержали заместитель министра обороны СССР, главком сухопутных войск Валентин Варенников, руководитель аппарата президента СССР Валерий Болдин, член Политбюро и секретарь ЦК КПСС Олег Шенин, начальник охраны президента СССР Вячеслав Генералов, начальник Управления охраны КГБ СССР Юрий Плеханов, председатель Верховного Совета СССР Анатолий Лукьянов и некоторые другие.

ГКЧП опирался на силы КГБ (группа «Альфа»), МВД (дивизия им. Дзержинского) и Минобороны (Тульская дивизия ВДВ, Таманская мотострелковая дивизия, Кантемировская танковая дивизия).

Информационную поддержку путчистам оказывало Гостелерадио.

Номинальным главой заговорщиков был вице-президент СССР Геннадий Янаев.

19 августа 1991 года, за день до подписания нового Союзного договора, СМИ передали «Заявление советского руководства», гласившее, что в связи с невозможностью по состоянию здоровья исполнения Горбачевым Михаилом Сергеевичем обязанностей президента СССР, в соответствии со статьей 127.7 Конституции СССР полномочия президента Союза ССР переходят к вице-президенту Геннадию Янаеву, вводится чрезвычайное положение в отдельных местностях СССР на срок шесть месяцев с четырех часов по московскому времени 19 августа 1991 года, а для управления страной образуется Государственный комитет по чрезвычайному положению в СССР (ГКЧП СССР).

Постановление ГКЧП № 1 предписывало приостановить деятельность политических партий, общественных организаций, запрещало проведение митингов, уличных шествий. Постановление № 2 запрещало выпуск всех газет, кроме газет «Труд», «Рабочая трибуна», «Известия», «Правда», «Красная звезда», «Советская Россия», «Московская правда», «Ленинское знамя», «Сельская жизнь».

Прекратили вещание практически все программы телевидения.

Президент СССР Михаил Горбачев, в это время находившийся на отдыхе в Крыму, был изолирован на правительственной даче в крымском поселке Форос.

Утром 19 августа войска и боевая техника заняли узловые точки на магистралях, ведущих к центру Москвы, и окружили район, прилегающий к Кремлю. Несколько десятков танков вплотную приблизились к Дому Верховного Совета и правительства РСФСР на Краснопресненской набережной (Белому дому).

Всего в Москву было введено около четырех тысяч военнослужащих, 362 танка, 427 бронетранспортеров и боевых машин пехоты (БМП). Дополнительные части Воздушно-десантных войск (ВДВ) были переброшены в окрестности Ленинграда, Таллина, Тбилиси, Риги.

Ответом стали массовые демонстрации и митинги протеста в Москве, Ленинграде и ряде других городов страны.

Сопротивление путчистам возглавили президент РСФСР Борис Ельцин и руководство России. Ельцин подписал Указы № 59 и № 61, где создание ГКЧП было квалифицировано как попытка государственного переворота; союзные органы исполнительной власти, включая силовые структуры, были переподчинены президенту РСФСР.

Центром сопротивления ГКЧП стал Дом Советов РСФСР (Белый дом). По призыву российских властей, у Белого дома собрались массы москвичей, среди которых были представители самых разных социальных групп ‑ от демократически настроенной общественности, студенческой молодежи, интеллигенции до ветеранов войны в Афганистане.

В первый же день части Таманской дивизии перешли на сторону защитников Белого дома.

Борис Ельцин, стоя на танке, зачитал «Обращение к гражданам России», в котором назвал действия ГКЧП «реакционным, антиконституционным переворотом» и призвал граждан страны «дать достойный ответ путчистам и требовать вернуть страну к нормальному конституционному развитию». Обращение подписали президент РСФСР Борис Ельцин, председатель Совета министров РСФСР Иван Силаев, и.о. председателя Верховного Совета РСФСР Руслан Хасбулатов.

Вечером 19 августа по телевидению была показана пресс‑конференция членов ГКЧП. На ней отсутствовал Валентин Павлов, у которого развился гипертонический криз. Участники ГКЧП заметно нервничали; весь мир обошли кадры трясущихся рук Геннадия Янаева.

20 августа ГКЧП принял решение о введении в Москве комендантского часа.

Вокруг Белого дома собрались добровольческие отряды защитников для обороны здания от штурма правительственных войск.

В ночь на 21 августа в подземном транспортном туннеле на пересечении Калининского проспекта (ныне улица Новый Арбат) и Садового кольца во время маневрирования БМП погибли трое гражданских лиц — Дмитрий Комарь, Владимир Усов и Илья Кричевский.

В течение трех дней стало ясно, что выступление ГКЧП общество не поддержало.

Утром 21 августа начался вывод войск из Москвы, в 11 часов 30 минут состоялась чрезвычайная сессия Верховного Совета РСФСР. Сессия поручила премьер-министру РСФСР Ивану Силаеву и вице-президенту РСФСР Александру Руцкому отправиться к президенту СССР Михаилу Горбачеву и освободить его. 22 августа на самолете ТУ-134 российского руководства президент СССР Михаил Горбачев с семьей вернулся в Москву.

Все члены ГКЧП (за исключением покончившего жизнь самоубийством Бориса Пуго) и помогавший им заместитель министра обороны генерал армии Валентин Варенников, а также ряд других деятелей (в том числе председатель Верховного Совета СССР Анатолий Лукьянов) были арестованы. Им было предъявлено обвинение по статье 64 Уголовного кодекса РСФСР (измена Родине).

23 февраля 1994 года члены ГКЧП были выпущены из тюрьмы по амнистии, объявленной Государственной Думой.

Материал подготовлен на основе информации РИА Новости и открытых источников

ria.ru

ГКЧП 19 августа 1991 — История России

ЛЕБЕДИНАЯ ПЕСНЯ СССР

Члены ГКЧП объявили в стране чрезвычайное положение, а в Москву ввели войска. Основной целью путчистов было предотвратить развал Советского Союза… Одним из символов «августовского путча» стал балет «Лебединое озеро», который демонстрировался по телеканалам в перерывах между выпусками новостей.

Лента.ру 

 

17-21 АВГУСТА 1991

17 августа

Состоялась встреча будущих членов ГКЧП на объекте «АБЦ» — закрытой гостевой резиденции КГБ. Было принято решение ввести чрезвычайное положение с 19 августа, сформировать ГКЧП, потребовать от Горбачева подписать соответствующие указы или уйти в отставку и передать полномочия вице-президенту Геннадию Янаеву, Ельцина задержать на аэродроме «Чкаловский» по прилете из Казахстана для беседы с министром обороны Язовым, дальше действовать в зависимости от результатов переговоров.

18 августа

Представители комитета вылетели в Крым для переговоров с Горбачевым, находящимся на отдыхе в Форосе, чтобы заручиться его согласием на введение чрезвычайного положения. Горбачев дать им свое согласие отказался.

В 16.32 на президентской даче были отключены все виды связи, включая канал, обеспечивавший управление стратегическими ядерными силами СССР.

19 августа

В 04.00 Севастопольский полк войск КГБ СССР заблокировал президентскую дачу в Форосе.

С 06.00 Всесоюзное радио начинает передавать сообщения о введении ЧП в некоторых районах СССР, указ вице-президента СССР Янаева о его вступлении в исполнение обязанностей президента СССР в связи с нездоровьем Горбачева, заявление советского руководства о создании Государственного комитета по чрезвычайному положению в СССР, обращение ГКЧП к советскому народу.

В ГКЧП вошли вице-президент СССР Геннадий Янаев, премьер-министр СССР Валентин Павлов, министр внутренних дел СССР Борис Пуго, министр обороны СССР Дмитрий Язов, председатель КГБ СССР Владимир Крючков, первый зампред Совета обороны СССР Олег Бакланов, председатель Крестьянского союза СССР Василий Стародубцев, президент Ассоциации государственных предприятий и объектов промышленности, строительства, транспорта и связи СССР Александр Тизяков.

Около 7.00 по приказу Язова вторая мотострелковая Таманская дивизия и четвертая танковая Кантемировская дивизия начали движение к Москве. Маршем на боевой технике 51-й, 137-й и 331-й парашютно-десантные полки также начали движение к столице.

09.00. У памятника Юрию Долгорукому в Москве начался митинг в поддержку демократии и Ельцина.

09.40. Президент России Борис Ельцин с соратниками прибывает в Белый дом (Дом Советов РСФСР), в телефонном разговоре с Крючковым он отказывается признать ГКЧП.

10.00. Войска занимают отведенные им позиции в центре Москвы. Непосредственно у Белого дома располагается бронетехника батальона Тульской дивизии ВДВ под командованием генерал-майора Александра Лебедя и Таманской дивизии.

11.45. Первые колонны демонстрантов прибыли на Манежную площадь. Никаких мер по разгону толпы не предпринималось.

12.15. У Белого дома собрались несколько тысяч граждан, к ним вышел Борис Ельцин. Он зачитал с танка «Обращение к гражданам России», в котором назвал действия ГКЧП «реакционным, антиконституционным переворотом». Обращение подписали президент России Борис Ельцин, председатель Совета министров РСФСР Иван Силаев и и.о. председателя Верховного Совета РСФСР Руслан Хасбулатов.

12.30. Ельцин издал Указ № 59, где создание ГКЧП было квалифицировано как попытка государственного переворота.

Около 14.00 собравшиеся у Белого дома начали сооружение импровизированных баррикад.

14.30. Сессия Ленсовета приняла обращение к президенту России, отказалась признать ГКЧП и вводить чрезвычайное положение.

15.30. На сторону Ельцина перешла танковая рота майора Евдокимова ‑ 6 танков без боеприпасов.

16.00. Указом Янаева в Москве вводится чрезвычайное положение.

Около 17.00 Ельцин издал Указ № 61, которым союзные органы исполнительной власти, включая силовые структуры, были переподчинены президенту РСФСР.

В 17:00 в пресс-центре МИД началась пресс-конференция Янаева и других членов ГКЧП. Отвечая на вопрос, где сейчас президент СССР, Янаев сказал, что Горбачев находится «на отдыхе и лечении в Крыму. За эти годы он очень устал, и требуется время, чтобы он поправил здоровье».

В Ленинграде прошли многотысячные митинги на Исаакиевской площади. На митинги против ГКЧП люди собирались в Нижнем Новгороде, Свердловске, Новосибирске, Тюмени и других городах России.

По только что созданному в Белом доме радио Верховного Совета РСФСР было передано обращение к гражданам, в котором их просили разобрать баррикады перед Белым домом с тем, чтобы верная российскому руководству Таманская дивизия могла подвести свои танки на позиции у здания.

20 августа

05.00. К Ленинграду выступили Витебская дивизия ВДВ КГБ СССР и Псковская дивизия МО СССР, но в город не вошли, а были остановлены под Сиверской (70 км от города).

10.00. Массовый митинг на Дворцовой площади в Ленинграде собрал около 300 тысяч человек. Военные города обещали, что армия вмешиваться не будет.

Около 11.00 редакторы 11 независимых газет собрались в редакции «Московских новостей» и договорились выпускать «Общую газету», экстренно зарегистрированную в Министерстве печати РСФСР (вышла на следующий день).

12.00. У Белого дома начался санкционированный городскими властями митинг (не менее 100 тысяч участников). Митинг у Моссовета — около 50 тысяч участников.

В связи с госпитализацией Валентина Павлова временное руководство Советом министров СССР было возложено на Виталия Догужиева.

Россия создает временное республиканское министерство обороны. Министром обороны назначается Константин Кобец.

Вечером в программе «Время» сообщено о введении в столице комендантского часа с 23.00 до 5.00.

В ночь на 21 августа в подземном транспортном туннеле на пересечении Калининского проспекта (ныне улица Новый Арбат) и Садового кольца (улица Чайковского), забитом бронетехникой БМП, во время маневрирования погибли трое гражданских лиц: Дмитрий Комарь, Владимир Усов и Илья Кричевский.

21 августа

03.00. Главком ВВС Евгений Шапошников предлагает Язову вывести войска из Москвы, а ГКЧП «объявить незаконным и разогнать».

05.00. Состоялось заседание коллегии Минобороны СССР, на котором главкомы ВМФ и РВСН поддержали предложение Шапошникова. Язов отдает приказ о выводе войск из Москвы.

В 07:42 все армейские подразделения, введенные в Москву 19 августа, покидают столицу.

11.00. Открылась чрезвычайная сессия Верховного Совета РСФСР. На повестке дня был один вопрос — политическая ситуация в РСФСР, «сложившаяся в результате государственного переворота».

В 14.18 Ил-62 с членами ГКЧП на борту вылетел в Крым к Горбачеву. Самолет взлетел за несколько минут до прибытия группы из 50 сотрудников МВД РСФСР, перед которой была поставлена задача — арестовать членов комитета.

Горбачев отказался их принять и потребовал восстановить связь с внешним миром.

Другим самолетом в 16.52 в Форос к Горбачеву вылетели вице-президент РСФСР Александр Руцкой и премьер-министр Иван Силаев.

Защитники Белого дома

22:00. Ельцин подписал указ об аннулировании всех постановлений ГКЧП и о ряде перестановок в Гостелерадио.

22 августа

01:30. Самолет Ту-134 с Руцким, Силаевым и Горбачевым приземлился в Москве во Внуково-2.

Большинство членов ГКЧП были арестованы.

В Москве объявлен траур по погибшим.

С 12.00 начался митинг победителей у Белого дома. В середине дня на нем выступили Ельцин, Силаев и Хасбулатов. В ходе митинга манифестанты вынесли огромное полотнище российского триколора; президент РСФСР объявил, что принято решение сделать бело-лазорево-красный стяг новым государственным флагом России.

Новый государственный флаг России (триколор) впервые установлен на верхней точке здания Дома Советов.

В ночь на 23 августа по распоряжению Моссовета при массовом скоплении митингующих был произведен демонтаж памятника Феликсу Дзержинскому на Лубянской площади.

Справка РИА Новости

 

ДОКУМЕНТЫ ГКЧП

Указ

вице-президента СССР

В связи с невозможностью по состоянию здоровья исполнения Горбачевым Михаилом Сергеевичем своих обязанностей Президента СССР на основании статьи 1277 Конституции СССР вступил в исполнение обязанностей Президента СССР с 19 августа 1991 года.

Вице-президент СССР

Г. И. ЯНАЕВ

***

Из Обращения

к советскому народу

Государственного комитета по чрезвычайному положению в СССР

…Кризис власти катастрофически сказался на экономике. Хаотичное, стихийное скольжение к рынку вызвало взрыв эгоизма — регионального, ведомственного, группового и личного. Война законов и поощрение центробежных тенденций обернулись разрушением единого народнохозяйственного механизма, складывавшегося десятилетиями. Результатом стали резкое падение уровня жизни подавляющего большинства советских людей, расцвет спекуляции и теневой экономики. Давно пора сказать людям правду: если не принять срочных мер по стабилизации экономики, то в самом недалеком времени неизбежен голод и новый виток обнищания, от которых один шаг до массовых проявлений стихийного недовольства с разрушительными последствиями…

Правда, 20 сентября 1991 г.

***

Из Постановления № 1

Государственного комитета по чрезвычайному положению в СССР

6. Гражданам, учреждениям и организациям, незамедлительно сдать незаконно находящиеся v них все виды огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ, военной техники и снаряжения. МВД, КГБ и Министерству обороны СССР обеспечить строгое выполнение данного требования. В случаях отказа — изымать их в принудительном порядке с привлечением нарушителей к строгой уголовной и административной ответственности.

***

Из Постановления № 2

Государственного комитета по чрезвычайному положению в СССР

1. Временно ограничить перечень выпускаемых центральных, московских городских и областных общественно-политических изданий следующими газетами: «Труд», «Рабочая трибуна», «Известия», «Правда», «Красная звезда», «Советская Россия», «Московская правда», «Ленинское знамя», «Сельская жизнь».

Документы ГКЧП

 

«МАЛЬЧИШ-ПЛОХИШ»

20 августа, второй день путча, нервы на пределе. Все, у кого есть радио, — слушают радио. У кого есть телевизор — не пропускают ни одного выпуска новостей. Я тогда работал в «Вестях». «Вести» были отключены от эфира. Сидим, смотрим первый канал. В три часа обычный выпуск, который раньше никто и не смотрел. А тут все прилипли. И появляется в кадре диктор, и вдруг начинает читать сообщения информационных агентств: президент Буш осуждает путчистов, премьер-министр Великобритании Джон Мейджор осуждает, мировая общественность возмущена — и под занавес: Ельцин объявил ГКЧП вне закона, прокурор России, тогда был Степанков, возбуждает уголовное дело. Мы в шоке. И я представляю себе, как много людей, и в том числе участников событий, которые ловили в тот момент малейший намек на то, в какую сторону качнулась ситуация, побежали в Белый дом к Ельцину расписываться в верности и лояльности. На третий день, под вечер, встречаю Танечку Сопову, которая тогда работала в Главной редакции информации Центрального телевидения, ну, объятия, поцелуи. Я говорю: «Татьян, что произошло у вас?» — «А это я Мальчиш-плохиш, — говорит Таня. — Я была ответственным выпускающим». То есть она собирала папку, подбирала новости.

А был порядок: пойти все согласовать. «Захожу, — говорит, — раз, а там сидит весь синклит и какие-то люди, совсем незнакомые. Обсуждают, что передавать в 21 час в программе «Время». А тут я, маленькая, суюсь со своими бумажками». Она действительно такая крохотная женщина. «Мне прямым текстом говорят, куда я должна пойти со своими трехчасовыми новостями: «Сама верстай!» — ну, я пошла и сверстала». 

И ЕСТЬ СТАТИСТИКА

Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) ежегодно проводит анкетирование россиян о том, как они оценивают события августа 1991 года.

В 1994 г. опрос показал, что 53 % опрошенных считали, что в 1991 г. был подавлен путч, 38 % назвали действия ГКЧП трагическим событием, имевшим гибельные последствия для страны и народа.

Через пять лет – в 1999 году – в ходе аналогичного анкетирования лишь 9 % россиян посчитали подавление ГКЧП победой «демократической революции»; 40 % опрошенных считают события тех дней просто эпизодом борьбы за власть в высшем руководстве страны.

Социологический опрос, проведенный ВЦИОМ в 2002 г. показал, что доля россиян, считающих, что в 1991 г. руководители ГКЧП спасали Родину, великий СССР, возросла в полтора раза – с 14 до 21 % и в полтора же раза (с 24 до 17 %) снизилась доля тех, кто считал, что 19–21 августа 1991 г. были правы противники ГКЧП.

Более впечатляющие результаты были получены в августе 2010 года по итогам голосования по циклу передач «Суд времени», проводимого Н.Сванидзе. На вопрос, чем являлся ГКЧП августа 1991 года – путчем или попыткой избежать распада страны – вопреки стараниям Н.Сванидзе 93% опрошенных телезрителей ответили – это было желание сохранить СССР!

 

МАРШАЛ ЯЗОВ: МЫ СЛУЖИЛИ НАРОДУ

DP.RU: Фактически же ГКЧП был экспромтом, вы, как военачальник, должны были понимать, что, если операция не подготовлена, силы не стянуты…

Дмитрий Язов: Никакие силы не надо было стягивать, мы не собирались никого убивать. Единственное, что мы собирались, — сорвать подписание этого договора о Союзе суверенных государств. Было очевидно, что государства не будет. А раз не будет государства, значит, надо было принять меры, чтобы государство было. Собралось все правительство и решило: надо ехать к Горбачеву. Все поехали ему сказать: вы за государство или нет? Давайте принимать меры. Но такой безвольный, как Михаил Сергеевич, этого не мог сделать. Даже слушать не стал. Мы уехали. Горбачев сделал выступление, зять на пленку его записал, Раиса Максимовна: «Я так спрятала, и дочка так спрятала, что никто бы не нашел». Ну, понятно, куда она заткнула эту пленку, конечно, никто не полез бы. Кому она нужна была, эта пленка. Государство разваливается, а он высказывал обиду, что ему отключили связь, не дали с Бушем поговорить.

DP.RU: Я слышал, вы сами выделили батальон для охраны Белого дома.

Дмитрий Язов: Совершенно правильно.

DP.RU: Но тогда-то говорили: войска перешли на сторону Ельцина. Получается, все не так было?

Дмитрий Язов: Конечно, не так. Незадолго до этого Ельцин избирался президентом. Приехал в Тулу. Там Грачев показал ему учения десантной дивизии. Ну, не всей дивизии — полка. Учение понравилось, хорошо выпили, и Ельцин подумал, что Паша Грачев его лучший друг. Когда ввели чрезвычайное положение, Ельцин возмутился, вроде того что переворот. Но никто его не арестовывал. Никто к нему вообще руку не приложил. Ельцин потом в 1993-м мог выключить свет, мог отключить воду, мог расстрелять Верховный совет… А мы не догадались, такие дураки! Ельцин накануне был в Алма-Ате и потом говорил, что ГКЧП задержал вылет самолета на 4 часа, для того чтобы сбить самолет. Представляешь, какая подлость! Газеты писали, как он провел эти 4 часа. С Назарбаевым 2,5 часа под дождем играли в теннис, потом пошли мыться… А он: меня хотели сбить!!! Приехал сам в Белый дом и звонит Паше Грачеву: выдели охрану. Грачев мне звонит: Ельцин просит охрану. Я говорю: Лебедя пошли с батальоном. Чтоб действительно никаких не было провокаций.

Мы организовали патрулирование, шла рота БМП… Вот здесь, прямо на проспекте Новый Арбат, поставили троллейбусы, под мостом сделали баррикаду. Танки бы прошли, а БМП остановились. Там пьяные: кто палкой стал бить, кто палатку набросил, чтобы ничего не видно было. Три человека погибли. Кто стрелял? Стрелял кто-то с крыши. Военные не стреляли. Кто-то был заинтересован. Все делали для того, чтобы была гражданская война. А я взял и вывел войска. Собрался ехать к Горбачеву, и все прибежали. Я говорю — поехали. Прилетели — он такую позу принял. Никого не принял. Унизили мы его!!!

На другом самолете прилетели Руцкой, Бакатин, Силаев — та, извините за выражение, братия, которая, похоже, и Советский Союз, и русский народ ненавидела. Ну, Руцкой — человек, которого мы спасли из плена, — показал потом, что он собой представляет: за президента, через год — против президента. Неблагодарные люди — конечно, нам нужны были не благодарности от них, мы служили народу. Я, конечно, видел, что сейчас будет арест. Мне ничего не стоило бригаду посадить на аэродром или самому сесть на другой аэродром, но это была бы гражданская война. Я служил народу, и я должен был бы из-за того, что меня хотят арестовать, развязать войну, стрелять в народ. Просто с человеческой точки зрения это надо было делать или нет?

DP.RU: Война — всегда плохо…

Дмитрий Язов: Да. И я думаю — да черт с ним, в конце концов, пусть арестовывают: состава-то преступления нет. Но арестовывают, и сразу 64-я статья — измена родине. Но как докажешь мне измену родине? Я еще вчера был министр, ввел войска для охраны Кремля, для охраны водозабора, для охраны Гохрана. Все было сохранено. Потом-то разграбили. Бриллианты, помните, увезли мешками в Америку… И чем все закончилось? Собрались три человека — Ельцин, Кравчук и Шушкевич. Имели они право ликвидировать государство? В пьяном виде подписали, проспались и утром первом делом доложили Бушу… Вот какая стыдобища! Горбачев: мне не доложили. А тебе не доложили, потому что не хотели, чтобы ты был президентом. Ты их сделал суверенными — они стали суверенными. И на тебя наплевали. Ельцин буквально через 3-4 дня выгнал его из Кремля и с дачи, и сейчас он ошивается по белому свету.

Член ГКЧП Дмитрий Язов: «Американцы засунули 5 трлн для того, чтобы ликвидировать Советский Союз». Деловой Петербург. 19 августа 2011 г.

 

histrf.ru

Государственный Комитет по чрезвычайному положению в СССР. Справка

19 августа 2010 — 09:46 156 просмотров A A A

19 августа исполняется 19 лет с того дня, как в СССР произошла попытка государственного переворота. В Москве был создан Государственный Комитет по чрезвычайному положению в СССР (ГКЧП).

В ночь на 19 августа 1991 г. представителями высшего руководства СССР, несогласными с политикой реформ Михаила Горбачева и проектом нового Союзного договора, был создан Государственный Комитет по чрезвычайному положению в СССР (ГКЧП СССР).

В ГКЧП вошли вице-президент СССР Геннадий Янаев, премьер-министр СССР Валентин Павлов, министр внутренних дел СССР Борис Пуго, министр обороны СССР Дмитрий Язов, председатель КГБ СССР Владимир Крючков, первый зампред Совета обороны СССР Олег Бакланов, председатель Крестьянского союза СССР Василий Стародубцев, президент Ассоциации государственных предприятий и объектов промышленности, строительства, транспорта и связи СССР Александр Тизяков.

19 августа 1991 г. в шесть часов утра московского времени по радио и телевидению было передано «Заявление советского руководства», гласившее, что «в связи с невозможностью по состоянию здоровья исполнения Горбачевым Михаилом Сергеевичем обязанностей президента СССР», в соответствии со статьей 127.7 Конституции СССР полномочия президента Союза ССР переходят к вице-президенту Геннадию Янаеву, вводится чрезвычайное положение в отдельных местностях СССР на срок 6 месяцев, а для управления страной образуется Государственный комитет по чрезвычайному положению в СССР (ГКЧП СССР).

Введение чрезвычайного положения в отдельных местностях СССР и образование ГКЧП объяснялось необходимостью управления страной «в целях преодоления глубокого и всестороннего кризиса, политической, межнациональной и гражданской конфронтации, хаоса и анархии, которые угрожают жизни и безопасности граждан Советского Союза, суверенитету, территориальной целостности, свободе и независимости нашего Отечества».

Постановление ГКЧП №1 предписывало приостановить деятельность политических партий, общественных организаций, запрещало проведение митингов, уличных шествий. Постановление №2 запрещало выпуск всех газет, кроме газет «Труд», «Рабочая трибуна», «Известия», «Правда», «Красная звезда», «Советская Россия», «Московская правда», «Ленинское знамя», «Сельская жизнь».

Прекратили вещание практически все программы телевидения. В крупные города были введены войска.

Президент СССР Михаил Горбачев, в это время находившийся на отдыхе в Крыму, был изолирован на правительственной даче в Форосе.

К 10:00 19 августа войска и боевая техника заняли узловые точки на магистралях, ведущих к центру Москвы, и окружили район, прилегающий к Кремлю. В 11:45 несколько десятков танков вплотную приблизились к Дому Верховного Совета и правительства РСФСР на Краснопресненской набережной (Белому дому).

К 10:00 19 августа войска и боевая техника заняли узловые точки на магистралях, ведущих к центру Москвы, и окружили район, прилегающий к Кремлю. В 11:45 несколько десятков танков вплотную приблизились к Дому Верховного Совета и правительства РСФСР на Краснопресненской набережной (Белому дому).

Ответом стали массовые демонстрации и митинги протеста в Москве, Ленинграде и ряде других городов страны. Противники путчистов написали обращение «К гражданам России», в котором происшедшее было названо «реакционным, антиконституционным переворотом». Обращение было разослано в редакции газет, в информагентства, по стране и миру.

Сопротивление путчистам возглавили президент РСФСР Борис Ельцин и руководство России. Ельцин подписал Указ №59, где создание ГКЧП было квалифицировано как попытка государственного переворота; союзные органы исполнительной власти, включая силовые структуры, были переподчинены президенту РСФСР.

Борис Ельцин, стоя на танке, зачитал «Обращение к гражданам России», в котором назвал действия ГКЧП незаконными и призвал граждан страны «дать достойный ответ путчистам и требовать вернуть страну к нормальному конституционному развитию». Обращение подписали президент РСФСР Борис Ельцин, председатель СМ РСФСР Иван Силаев, председатель ВС РСФСР Руслан Хасбулатов.

Вечером по телевидению была показана пресс-конференция членов ГКЧП, были видны дрожащие руки и.о. президента СССР Геннадия Янаева.

В Ленинграде прошли многотысячные митинги на Исаакиевской площади. В Нижнем Новгороде, Свердловске, Новосибирске, Тюмени и других городах России люди собирались на митинги против ГКЧП.

20 августа было принято решение о введении в Москве комендантского часа.

Вокруг Дома советов РСФСР (Белого дома) собрались добровольческие отряды защитников (около 60 тысяч человек) для обороны здания от штурма правительственных войск. 

В ночь на 21 августа, около часа ночи, колонна боевых машин десанта подошла к баррикаде около Белого дома, около 20 машин прорвали баррикады на Новом Арбате, но серьезного штурма предпринято не было. Этой ночью в подземном транспортном туннеле на пересечении Калининского проспекта (ныне улица Новый Арбат) и Садового кольца (улица Чайковского), забитом бронетехникой БМП, во время маневрирования погибли трое гражданских лиц: Дмитрий Комарь, Владимир Усов и Илья Кричевский.

Утром 21 августа начался вывод войск из Москвы, в 11:30 состоялась чрезвычайная сессия Верховного Совета РСФСР, на которой Ельцин заявил об антиконституционности путча и его противоположности демократии. Сессия поручила премьер-министру РСФСР Ивану Силаеву и вице-президенту РСФСР Александру Руцкому отправиться к президенту СССР Михаилу Горбачеву и освободить его от изоляции. Почти в это же время члены ГКЧП тоже вылетели в Форос.

22 августа на самолете ТУ-134 российского руководства президент СССР Михаил Горбачев с семьей вернулся в Москву. Заговорщики по приказу президента СССР были арестованы.

В тот же день Михаил Горбачев выступил по телевидению. В своем выступлении Михаил Горбачев подтвердил легитимность позиции Бориса Ельцина,  в частности, он сказал: «…государственный переворот провалился. Заговорщики просчитались. Они недооценили главного — то, что народ за эти, пусть очень трудные годы, стал другим. Он вдохнул воздух свободы, и уже никому этого у него не отнять».

Шестеро членов ГКЧП и помогавший им заместитель министра обороны генерал армии Валентин Варенников, а также ряд других деятелей (в том числе председатель Верховного Совета СССР Анатолий Лукьянов) были арестованы по обвинению в захвате власти и государственной измене. Им было предъявлено обвинение по статье 64 Уголовного кодекса РСФСР (измена Родине).

23 августа указом Бориса Ельцина была приостановлена деятельность компартии на территории РСФСР (запрещена 6 ноября 1991 г.).

24 августа Михаил Горбачев заявил об уходе с поста генерального секретаря ЦК КПСС и обратился к членам ЦК с призывом о самороспуске компартии. Деятельность союзных органов власти оказалась парализованной. Реальный центр власти в Москве начал перемещаться к российскому руководству.

Августовский кризис ускорил процессы дезинтеграции и последующего распада СССР. 8 декабря 1991 года представители РСФСР, Украины и Белоруссии подписали декларацию о создании СНГ и констатировали распад СССР. Затем и остальные 11 республик подписали протокол, формально учредивший СНГ.

25 декабря 1991 г. Михаил Горбачев объявил о своей отставке с поста президента Союза и подписал Указ о передаче управления стратегическим ядерным оружием Президенту России Борису Ельцину, после чего в Кремле был спущен красный государственный флаг СССР и поднят флаг РСФСР.

23 февраля 1994 г. члены ГКЧП были выпущены из тюрьмы по амнистии, объявленной Государственной Думой. Однако Валентин Варенников не согласился с амнистией и добился оправдательного судебного приговора.

Борис Пуго застрелился в августе 1991 г. при попытке его ареста. Кроме того, самоубийством (по официальной версии следствия) покончил жизнь еще один сочувствующий путчистам – начальник Генштаба маршал Сергей Ахромеев.

Экс-премьер Валентин Павлов успел поработать в бизнесе – президентом Часпромбанка и советником Промстройбанка, и в общественных организациях – вице-президентом Вольного экономического общества, и умер от болезни в 2003 г.

Экс-председатель КГБ Владимир Крючков работал в ветеранских организациях сотрудников спецслужб, писал мемуары. Умер в 2007 г.

Остальные участники ГКЧП активно участвовали в политической и общественной деятельности. Анатолий Лукьянов, Василий Стародубцев и Валентин Варенников неоднократно избирались депутатами Госдумы. Лукьянов в последние годы работал в аппарате думской фракции КПРФ. Варенников был одним из руководителей комитета по организации празднования 60-летия Победы в Великой Отечественной войне и участвовал в работе ветеранских организаций. Скончался в мае 2009 г.

Василия Стародубцева дважды – в 1997 и 2001 гг. – избирали губернатором Тульской области, но в 2005 г. Владимир Путин не предложил его кандидатуру для переназначения по новому порядку наделения полномочиями.

Олег Бакланов консультирует по вопросам ВПК и одновременно председательствует в Обществе дружбы и сотрудничества народов России и Украины. Александр Тизяков после амнистии поселился в Екатеринбурге, возглавлял машиностроительный завод им. Калинина, являлся учредителем ряда акционерных обществ.

РИА Новости

 

www.myudm.ru

ГКЧП (Государственный комитет по чрезвычайному положению)

 

 

 

 

 

 

ГКЧП (Государственный комитет по чрезвычайному положению)

См. Познер: ГКЧП  

См. в Википедии (ГКЧП) Государственный комитет по чрезвычайному положению

Источник — Википедия

Государственный комитет по чрезвычайному положению — самопровозглашённый орган власти в СССР, существовавший с 18 по 21 августа 1991 года. Был образован из первых государственных и должностных лиц Советского правительства, которые выступили против проводимых Президентом СССР М. С. Горбачёвым реформ Перестройки и преобразования Советского Союза в новый «Союз Суверенных Государств», который становился конфедерацией, состоящей из части уже суверенных республик.
Силы под руководством президента России (РСФСР) Б. Н. Ельцина отказались подчиняться ГКЧП, назвав их действия антиконституционными, была попытка объявить забастовку. Действия ГКЧП привели к событиям, ставшими известными как «Августовский путч».
С 22 по 29 августа 1991 года бывшие члены распущенного ГКЧП и лица, активно содействовавшие им, были арестованы, но c июня 1992 года по январь 1993 года все они были отпущены под подписку о невыезде. В апреле 1993 началось судебное разбирательство. 23 февраля 1994 года подсудимые по делу ГКЧП были амнистированы Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации, несмотря на возражение Ельцина. Один из подсудимых, Валентин Варенников, отказался принять амнистию и над ним продолжился суд. 11 августа 1994 Военная коллегия Верховного Суда России вынесла оправдательный приговор Варенникову.

К началу 1991 года ситуация в СССР стала критической. Страна вступила в полосу дезинтеграции. В руководстве начал прорабатываться вопрос о введении чрезвычайного положения.
Из «Заключения по материалам расследования роли и участии должностных лиц КГБ СССР в событиях 19-21 августа 1991 года»:

…в декабре 1990 года председатель КГБ СССР Крючков В. А. поручил бывшему заместителю начальника ПГУ КГБ СССР Жижину В. И. и помощнику бывшего первого заместителя председателя КГБ СССР Грушко В. Ф. Егорову А. Г. осуществить проработку возможных первичных мер по стабилизации обстановки в стране на случай введения чрезвычайного положения. С конца 1990 года до начала августа 1991 года Крючков В. А. совместно с другими будущими членами ГКЧП предпринимали возможные политические и иные меры по введению в СССР чрезвычайного положения конституционным путём. Не получив поддержки президента СССР и Верховного Совета СССР, с начала августа 1991 года они начали осуществлять конкретные меры по подготовке введения чрезвычайного положения незаконным путём.
С 7 по 15 августа Крючков В. А. неоднократно проводил встречи с некоторыми членами будущего ГКЧП на секретном объекте ПГУ КГБ СССР под кодовым названием «АБЦ». В этот же период времени Жижин В. И. и Егоров А. Г. по указанию Крючкова провели корректировку декабрьских документов по проблемам введения в стране чрезвычайного положения. Они же с участием бывшего в то время командующего воздушно-десантными войсками генерал-лейтенантом Грачёвым П. С. подготовили для Крючкова В. А. данные о возможной реакции населения страны на введение в конституционной форме режима чрезвычайного положения. Содержание указанных документов потом нашло отражение в официальных указах, обращениях и распоряжениях ГКЧП. 17 августа Жижин В. И. участвовал в подготовке тезисов выступления Крючкова В. А. по телевидению в случае введения чрезвычайного положения.
Участники заговора на различных этапах его реализации отводили КГБ СССР решающую роль в:
устранении от власти Президента СССР путём его изоляции;
блокировании вероятных попыток Президента РСФСР оказать сопротивление деятельности ГКЧП;
установлении постоянного контроля за местонахождением руководителей органов власти РСФСР, Москвы, известных своими демократическими взглядами народных депутатов СССР, РСФСР и Моссовета, крупных общественных деятелей с целью их последующего задержания;
осуществлении совместно с частями Советской Армии и подразделениями МВД штурма здания Верховного Совета РСФСР с последующим интернированием захваченных в нём лиц, включая руководство России.
C 17 по 19 августа некоторые войска специального назначения КГБ СССР и спецподразделения ПГУ КГБ СССР были приведены в повышенную боевую готовность и передислоцированы в заранее выделенные места для участия совместно с подразделениями СА и МВД в мероприятиях по обеспечению режима чрезвычайного положения. Силами специально созданных групп 18 августа Президент СССР Горбачёв был изолирован в месте отдыха в Форосе, а за Президентом РСФСР Ельциным и другими оппозиционно настроенными лицами установлено наружное наблюдение.

Геннадий Янаев неоднократно заявлял, что документы ГКЧП были разработаны по поручению Горбачёва. Последний председатель Верховного Совета СССР Анатолий Лукьянов, ссылаясь на свои воспоминания и на воспоминания 1-го секретаря МГК КПСС Юрия Прокофьева утверждает, что прообраз ГКЧП — комиссия по ЧП была создана на совещании у Горбачёва в марте 1991 года и даже имела собственную печать.
Через 20 лет после этих событий, в августе 2011 года Михаил Горбачев заявил, что заранее знал о планах ГКЧП. Однако, в сентябре 1991 года на следствии по делу ГКЧП он говорил совсем противоположное.

 
Янаев Геннадий Иванович (1937—2010) — вице-президент СССР, исполняющий обязанности Президента СССР (19 — 21 августа 1991 г.), член ЦК КПСС.
Бакланов Олег Дмитриевич (р. 1932) — первый заместитель председателя Совета обороны СССР, член ЦК КПСС.
Крючков Владимир Александрович (1924—2007) — председатель КГБ СССР, член ЦК КПСС.
Павлов Валентин Сергеевич (1937—2003) — премьер-министр СССР, член ЦК КПСС.
Пуго Борис Карлович (1937—1991) — министр внутренних дел СССР, член ЦК КПСС.
Стародубцев Василий Александрович (1931—2011) — председатель Крестьянского союза СССР, член ЦК КПСС.
Тизяков Александр Иванович (р. 1926) — президент Ассоциации государственных предприятий и объектов промышленности, строительства, транспорта и связи СССР.
Язов Дмитрий Тимофеевич (р. 1924) — министр обороны СССР, член ЦК КПСС.

В первом своём воззвании ГКЧП оценивал общие настроения в стране как весьма скептические по отношению к новому политическому курсу на демонтаж сильно централизованной федеративной структуры управления страной и государственного регулирования экономики; порицал негативные явления, которые новый курс, по мнению составителей, вызвал к жизни, как то спекуляцию и теневую экономику; провозглашал, что «развитие страны не должно строиться на падении жизненного уровня населения» и обещал жёсткое наведение порядка в стране и решение основных экономических проблем, не упоминая, правда, о конкретных мерах.

Документы: Заявление ГКЧП, Обращение ГКЧП, Постановление ГКЧП.
19 августа 1991 года по радио (начиная в 8 утра), а затем и по Центральному телевидению СССР в информационной программе «Время» дикторами был зачитан официальный текст под названием «Заявление Советского руководства»:

В связи с невозможностью по состоянию здоровья исполнения Горбачёвым Михаилом Сергеевичем обязанностей Президента СССР и переходом в соответствии со статьёй 127/7 Конституции СССР полномочий Президента Союза ССР к вице-президенту СССР Янаеву Геннадию Ивановичу.
В целях преодоления глубокого и всестороннего кризиса, политической, межнациональной и гражданской конфронтации, хаоса и анархии, которые угрожают жизни и безопасности граждан Советского Союза, суверенитету, территориальной целостности, свободе и независимости нашего государства.
Исходя из результатов всенародного референдума, о сохранении Союза Советских Социалистических Республик, руководствуясь жизненно важными интересами народов нашей Родины, всех советских людей.
ЗАЯВЛЯЕМ:
1. В соответствии со статьёй 127/3 Конституции СССР и статьёй 2 Закона СССР о правовом режиме чрезвычайного положения и идя навстречу требованиям широких слоёв населения о необходимости принятия самых решительных мер по предотвращению сползания общества к общенациональной катастрофе, обеспечения законности и порядка, ввести чрезвычайное положение в отдельных местностях СССР на срок 6 месяцев, с 4 часов по Московскому времени с 19 августа 1991 года.
2. Установить, что на всей территории СССР безусловное верховенство имеют Конституция СССР и Законы Союза ССР.
3. Для управления страной и эффективного осуществления режима чрезвычайного положения образовать Государственный комитет по чрезвычайному положению в СССР (ГКЧП СССР) в следующем составе:
Бакланов — первый заместитель председателя Совета обороны СССР;
Крючков — председатель КГБ СССР;
Павлов — премьер-министр СССР, Кабинета Министров СССР;
Пуго — министр внутренних дел МВД СССР;
Стародубцев — председатель Крестьянского союза СССР;
Тизяков — президент Ассоциации государственных предприятий и объектов промышленности, строительства, транспорта и связи СССР;
Язов — министр обороны СССР Минобороны СССР;
Янаев — исполняющий обязанности Президента СССР.
4. Установить, что решения ГКЧП СССР обязательны для неукоснительного исполнения всеми органами власти и управления, должностными лицами и гражданами на всей территории Союза ССР.
Янаев, Павлов, Бакланов, 18 августа 1991 года.
— запись по трансляции

Вслед за этим по радио было зачитано заявление председателя Верховного Совета СССР А. И. Лукьянова в поддержку создания ГКЧП.

Затем было зачитано официальное обращение Комитета ГКЧП к советскому народу, в котором, в частности, говорилось о том, что перестройка зашла в тупик и «возникли экстремистские силы, взявшие курс на ликвидацию Советского Союза, развал государства и захват власти любой ценой» и о решимости ГКЧП вывести страну из кризиса, а также содержало призыв ко всем советским людям «в кратчайший срок восстановить трудовую дисциплину и порядок, поднять уровень производства» и «оказать всемерную поддержку усилиям по выводу страны из кризиса».
Затем было зачитано официальное постановление № 1 (ГКЧП), которым, в частности, расформировывались «структуры власти и управления, военизированные формирования, действующие вопреки Конституции СССР», приостанавливалась деятельность партий и общественных организаций, «препятствующих нормализации обстановки», вводился запрет на демонстрации и забастовки и вводилась цензура в СМИ:
Установить контроль над средствами массовой информации, возложив его осуществление на специально создаваемый орган при ГКЧП СССР.

По распоряжению Министра обороны СССР Д. Т. Язова в Москву вводятся войска и боевая техника в количестве:
279 боевых машин пехоты,
148 бронетранспортёров,
362 танка Кантемировской дивизии
По распоряжению Председателя КГБ СССР В. А. Крючкова загородная дача в Архангельском Московской области, в которой находился Президент РСФСР (России) Б. Н. Ельцин, была окружена спецподразделением Альфа. В это время Ельцин узнаёт о создании Комитета ГКЧП и принимает решение прибыть в Москву в Белый Дом (Дом Верховного Совета РСФСР). Командир подразделения Альфа получает приказ не препятствовать его выезду и прибытию в Москву, что стало основной ошибкой для руководства ГКЧП.
В Белом Доме Б. Н. Ельцин отказывается сотрудничать с ГКЧП и принимает решение о неподчинении действиям ГКЧП, назвав их действия антиконституционными. Руководство ГКЧП направляет к зданию танковый батальон 1-го мотострелкового полка 2-й Таманской дивизии под командованием начальника штаба Сергея Евдокимова.
Армия ограничивается занятием ключевых постов на улицах Москвы. Не получая дальнейших и решительных приказов, под психологическим давлением демонстрантов, сторонников Ельцина, происходит разложение армии и братание её на местах с демонстрантами. Танковый батальон 1-го мотострелкового полка 2-й Таманской дивизии под командованием начальника штаба Сергея Евдокимова переходит на сторону Ельцина, разворачивая свои БМД уже в защиту Белого Дома. Ельцин выходит к своим сторонникам и на одном из находящихся танков публично зачитывает обращение под названием «Граждане России»

Граждане России. В ночь с 18 на 19 августа 1991 года отстранён от власти законно избранный президент страны. Какими бы причинами ни оправдывалось это отстранение, мы имеем дело с правым реакционным, антиконституционным переворотом.
из Обращения Ельцина 

Ночью 20 августа в Москве происходит первое столкновение между армией и защитниками Белого Дома; сторонники президента России блокировали троллейбусами колонну БМП, которая двигалась от Белого дома на Смоленскую площадь. Трое защитников Дома Советов погибли. Утром 21 августа Министр обороны СССР Д. Т. Язов отдаёт приказ вывести из Москвы все части в места постоянной дислокации.
В 9:00 на совещании у и. о. президента СССР Г. И. Янаева было принято решение направить делегацию в Форос к М. С. Горбачёву в составе Лукьянова, Язова, Ивашко и Крючкова
около 16:00 Президиум Верховного Совета СССР под председательством глав палат союзного парламента принял постановление, в котором объявил незаконным фактическое отстранение президента от исполнения его обязанностей и потребовал от вице-президента отмены указов и основанных на них постановлений о чрезвычайном положении как юридически недействительных с момента их подписания.
16.52: Вице-президент РСФСР А. В. Руцкой и премьер-министр И. С. Силаев вылетают в Форос к Горбачёву. Другим самолётом в 14.15 в Крым вылетают некоторые члены ГКЧП (Крючков, Язов, Бакланов и Тизяков) вместе с Лукьяновым для переговоров с Горбачевым, однако тот отказывается их принимать.
17.00: На президентскую дачу в Крым прибыла делегация ГКЧП. М. С. Горбачёв отказался её принять и потребовал восстановить связь с внешним миром. В это же время вице-президент Янаев подписал указ, в котором ГКЧП объявлялся распущенным, а все его решения — недействительными.
22.00: Генеральный прокурор РСФСР Валентин Степанков выносит постановление об аресте бывших членов ГКЧП.

22 августа
В 00:04 по московскому времени Михаил Горбачёв возвращается из Фороса в Москву вместе с Руцким и Силаевым на самолёте Ту-134. Крючков, Язов и Тизяков после прилёта из Фороса были арестованы.
В 6 часов утра вице-президент Геннадий Янаев был задержан в своем рабочем кабинете и доставлен в прокуратуру РСФСР.
В 10:00 состоялось заседание Президиума Верховного Совета СССР под руководством председателей палат ВС СССР И. Лаптева и Р. Нишанова. Президиум дал согласие на привлечение к уголовной ответственности и арест народных депутатов СССР Олега Бакланова, Василия Стародубцева, Валерия Болдина, Валентина Варенникова и Олега Шенина

Члены распущенного ГКЧП и лица, активно содействовавшие им, были помещены в тюрьму «Матросская тишина». 14 января 1992 года следствие по делу ГКЧП было завершено, а 7 декабря того же года материалы дела были переданы генеральному прокурору России для утверждения обвинительного заключения. Ровно через неделю оно было подписано. К январю 1993 года после окончания следствия и ознакомления с томами уголовного дела все обвиняемые были освобождены из-под стражи под подписку о невыезде.

Процесс по делу ГКЧП начался 14 апреля 1993 года. Процесс начался с выступления Анатолия Уколова, который напомнил, что бывшие члены ГКЧП обвиняются в измене Родине. Подсудимые же начали с заявления об отводе всего состава Военной коллегии, и Уколова тоже. Мотивировали они свое заявление тем, что российский суд не является правопреемником Верховного Суда СССР и не в праве рассматривать дела высших чинов бывшего СССР. Адвокаты предложили рассмотреть дело в суде присяжных. Генрих Падва, адвокат Лукьянова, выразил мнение, что судьи могут быть заинтересованы в деле, а военному судье «будет сложно оценивать показания своего начальника» — министра обороны России Павла Грачева, который является одним из свидетелей обвинения. После перерыва военная коллегия отклонила ходатайства подсудимых и их адвокатов по отводу состава суда. Уколов сообщил, что Военная коллегия «не усматривает законных оснований» для удовлетворения этих требований. Он подчеркнул, что Верховный суд России — полномочный правопреемник Верховного суда СССР. Поэтому ходатайство подсудимых и их адвокатов о создании специального межгосударственного суда или суда присяжных для рассмотрения дела ГКЧП также было отклонено. В заключении Уколов заметил, что Павел Грачев для судей Военной коллегии «непосредственным начальником не является». Лукьянов же заявил, что если суд не удовлетворит его требование, то он откажется давать показания. После принятия 23 февраля 1994 года постановления Государственной Думы Федерального Собрания «Об объявлении политической и экономической амнистии» Военная коллегия Верховного суда РФ пришла к выводу о необходимости прекратить производство по «делу ГКЧП». Однако вышестоящая судебная инстанция отменила это решение и вернула дело на новое рассмотрение.
6 мая 1994 года процесс над «гэкачепистами» завершился. На всех подсудимых была распространена амнистия, а несогласный с этим решением генерал армии В. И. Варенников был 11 августа 1994 года оправдан за отсутствием состава преступления. Как писал Варенников, остальные подсудимые приняли амнистию, чтобы поддержать первое самостоятельное решение нового российского парламента. Принявший амнистию Олег Шенин написал письмо в Госдуму, в котором заявил, что не признает свою вину. Дмитрий Язов утверждал, что не смог отказаться от амнистии как его заместитель Варенников, потому, что в противном случае он был бы осужден за порчу асфальта на улицах Москвы танками.

После провала ГКЧП, помимо его членов, были привлечены к уголовной ответственности и взяты под стражу некоторые лица, по мнению следствия, активно содействовавшие ГКЧП. Среди «соучастников» фигурировали:
Агеев Гений Евгеньевич — генерал-полковник, первый заместитель председателя КГБ СССР.
Ахромеев Сергей Фёдорович — Маршал Советского Союза, советник Президента СССР М. С. Горбачёва по военным делам.
Болдин Валерий Иванович — заведующий Общим отделом ЦК КПСС, руководитель Аппарата Президента СССР.
Варенников Валентин Иванович — генерал армии, Главнокомандующий Сухопутными войсками, заместитель Министра обороны СССР.
Генералов Вячеслав Владимирович — генерал-майор, начальник охраны резиденции Горбачёва в Форосе
Лукьянов Анатолий Иванович — председатель Верховного Совета СССР; его обращение транслировалось по ТВ и радио вместе с основными документами ГКЧП.
Медведев Владимир Тимофеевич — генерал-майор, начальник охраны Горбачёва.
Шенин Олег Семёнович — член Политбюро ЦК КПСС, секретарь ЦК КПСС.
Прокофьев Юрий Анатольевич — член Политбюро ЦК КПСС, 1-й секретарь МГК КПСС.
Калинин Николай Васильевич — генерал-полковник, командующий Московским военным округом, военный комендант от ГКЧП в Москве.
Кручина Николай Ефимович — управляющий делами ЦК КПСС.
Грушко Виктор Фёдорович — генерал-полковник, первый заместитель председателя КГБ СССР.
Купцов Валентин Александрович — 1-й секретарь ЦК КП РСФСР, секретарь ЦК КПСС, заведующий отделом ЦК КПСС по работе с общественно-политическими организациями.
Лидер ЛДПР (во время описываемых событий — ЛДПСС) В. В. Жириновский публично поддержал ГКЧП и назвал их противников «отбросами общества», но к ответственности не привлекался, так как в момент событий не занимал никакой государственной должности.
После поражения и самороспуска ГКЧП покончили с собой Маршал Советского Союза С. Ф. Ахромеев и управляющий делами ЦК КПСС Н. Е. Кручина; последний никак не фигурировал ни в документах ГКЧП, ни в его деятельности. Пассивную поддержку ГКЧП, в виде одобрения его действий, оказали также Кабинет Министров СССР (за исключением Н. Н. Губенко) и Политбюро ЦК КПСС.
Согласно воспоминаниям Ю. А. Прокофьева, в подготовке решений ГКЧП и доведении их до государственных органов принимал участие секретарь ЦК Ю. А. Манаенков, который, однако, позднее к ответственности не привлекался.
Руководители республиканских органов власти в большинстве случаев не вступали в открытую конфронтацию с ГКЧП, но саботировали его действия. Открытую поддержку ГКЧП высказали Председатель Верховного Совета Белоруссии Н. И. Дементей, 1-й секретарь ЦК Компартии Украины С. И. Гуренко и 1-й секретарь ЦК КП Азербайджанской ССР, президент Азербайджана Аяз Ниязи оглы Муталибов, а противниками ГКЧП заявили себя руководители России — Б. Н. Ельцин и Киргизии — А. А. Акаев. В балтийских странах в поддержку ГКЧП выступило руководство утративших к тому времени власть Компартии Литвы (КПСС) (М. Бурокявичюс), Компартии Латвии (А. Рубикс), а также Интердвижение Эстонии (Е. Коган).

Анатолий Лукьянов:

Уже давно спорят, а что же такое было ГКЧП: путч, заговор или переворот? Давайте определимся. Если это был заговор, то где вы видели, чтобы заговорщики ехали к тому, против кого они сговариваются? Если это был бы путч, то это означало бы ломку всей системы государственной. А все было сохранено: и Верховный Совет СССР, и правительство, и все остальное. Значит, это не путч. А может, это переворот? Но где вы видели переворот в защиту того строя, который существует? Признать это переворотом даже при большой фантазии невозможно. Это была плохо организованная попытка людей поехать к руководителю страны и договориться с ним о том, что нельзя подписывать договор, который разрушает Союз, и что он должен вмешаться. Там были Болдин, Шенин, Крючков, Варенников и Плеханов. Всем им Горбачев пожал руки – и они разъехались. Это надо знать людям, это была отчаянная, но плохо организованная попытка группы руководителей страны спасти Союз, попытка людей, веривших, что их поддержит президент, что он отложит подписание проекта союзного договора, который означал юридическое оформление разрушения советской страны. 

Геннадий Янаев:

Я абсолютно никогда не признавал, что я совершил государственный переворот, и никогда не признаю. Для того чтобы понять логику моих действий, а также логику действий моих товарищей, надо знать ситуацию, в которой страна оказалась к августу 91-го года. Речь тогда шла о практически тотальном кризисе, в стране шла открытая борьба за власть между сторонниками сохранения единого государства и общественно-политического строя и его противниками. Этот политический кризис обострялся день ото дня, часто сопровождался антиконституционными действиями, и, к сожалению, оценки должной политическое руководство страны этому не давало<…>Мы не разогнали ни одну структуру государственную, не посадили ни одного должностное лицо, даже Гавриила Харитоновича Попова, мэра Москвы, не освободили от работы, хотя он деликатного свойства информацию таскал американскому послу по 5-6 раз в день. Не было этого. Съезд народных депутатов СССР разогнали Горбачев и президенты, которые стали потом главами так называемых независимых государств. 

Владимир Крючков:

Мы противились подписанию договора, разрушающего Союз. Я чувствую, что был прав. Жалею, что не были приняты меры по строгой изоляции Президента СССР, не были поставлены вопросы перед Верховным Советом об отречении главы государства от своего поста. 

Валентин Павлов:

Мы, члены ГКЧП, не готовили переворота. У нас, поверьте, хватило бы ума и возможностей арестовать все российское руководство ещё далеко от Москвы, в аэропорту, на даче, на дороге. Возможностей было сколько угодно. Даже в здании Верховного Совета РСФСР могли, если бы ставили такую цель.

Обычно 18 августа у нас в стране отмечается День авиации . Эта традиция идет еще с тридцатых годов, когда в Тушине в этот день проводились воздушные парады. Но в последние годы парады не проводились, а проходило торжественное заседание авиационной общественности в театре Советской Армии . Обычно это событие организовывалось на уровне горкома партии, руководства ВВС и министерств гражданской авиации и авиационной промышленности. Я получил приглашение в президиум этого заседания, вместе с генеральными конструкторами и руководителями головных институтов. Когда мы разместились во втором и третьем рядах президиума, сидящий рядом со мной Р. А. Беляков обратил внимание, что в первом ряду президиума сидит все руководство страны в первых лицах. Это был практически весь будущий ГКЧП в полном составе. Почему такое внимание к нам? Заседание прошло стандартно, за исключением выступления какого-то молодого лейтенанта от ВВС, который произнес что-то вроде клятвы верности партии и правительству. Все это было несколько необычно. Утром 19 августа я по телевизору прослушал объявление об организации ГКЧП (Государственного Комитета по чрезвычайному положению) в стране и вводу войск в Москву. Я ехал с дачи и при въезде в Москву со стороны Ленинградского шоссе увидел группировку БМП и танков, которые стояли на обочине. В институте я вызвал секретаря парткома и председателя профкома и высказал мнение о том, что институт — это не место для политических эксцессов и что собирать коллектив, а это было время массовых отпусков, и проводить какие-либо обсуждения сложившейся обстановки не следует.

Затем я лично составил текст приказа-обращения к коллективу, где было сказано, что власть в институте сосредоточена у администрации и профсоюзного комитета, деятельность парткома приостанавливается. Далее я попросил коллектив сохранять спокойствие и выдержку. В стране политический кризис, и решать его надо политическим путем, для этого есть Верховный Совет и правительство. В институте проводить политические дискуссии нецелесообразно. Если кто-то хочет участвовать в акциях у Белого дома, это его право, но при этом надо иметь в виду, что там сосредоточены войска и может пролиться большая кровь. Затем я позвонил Белякову и в ОКБ им. П. О. Сухого выяснить, как они оценивают обстановку. Беляков сказал, что они собрали митинг и поддержали Б. Н. Ельцина . Сам он считает, что это какие-то махинации Горбачева. У «сухих» также был проведен митинг, и они поддержали ГКЧП. Со стороны Фрунзенского райкома и Московского горкома — полная тишина. Через какое-то время позвонил инструктор оборонного отдела ЦК и спросил, как мы реагируем на обстановку. Я ответил. Он ограничился только советом усилить охрану предприятия и обязательно организовать ночное дежурство.

Но у нас ночное дежурство существует постоянно, исходя из режима предприятия. Где-то во второй половине дня позвонил М. Н. Тищенко и обратился за необычным советом. Ему позвонили из Московского управления КГБ и предложили выделить вертолет с экипажем для того, чтобы вывезти Б. Н. Ельцина из Белого дома, так как поступило сообщение, что к Москве приближается воздушно-десантная дивизия из Пензы , вызванная Язовым .

Марат Николаевич спрашивал моего совета, на каком типе вертолета остановиться — на Ми-8 или Ми-24. Я посоветовал, естественно, Ми-24 , так как он был бронирован от пуль калибра 12,7 мм, а все танки, которые были в районе Белого дома, имели пулеметы этого калибра. Но в случае отказа одного из двигателей вертолет Ми-24 не мог бы продолжать полет. Ми-8 мог летать и на одном двигателе. Тищенко согласился со мной. Однако менее чем через час он перезвонил и радостно сообщил, что по сведениям, которые он получил от того же управления КГБ, все танки и БМП, введенные в Москву, не имеют боеприпасов, так что он готовит Ми-8 . А спустя еще какое-то время пришло сообщение, что командующий ВДВ генерал Грачев остановил дивизию в Кубинке. К вечеру стало ясно, что ГКЧП позорно провалился, и к обеду 21 августа все средства массовой информации громогласно об этом заявили. Началась вакханалия победы.

К несчастью, она была омрачена гибелью трех человек под колесами БМП в туннеле между площадью Восстания и Смоленской площадью. Мне все это казалось странным. Зачем вводить войска и бронетехнику в Москву без боеприпасов? Почему московское управление КГБ стремится спасти Ельцина , а председатель КГБ Крючков входит в состав ГКЧП? Все это напоминало какой-то фарс. Впоследствии, в 1993 году, Ельцин действительно штурмовал Белый дом, и танки стреляли прямой наводкой и отнюдь не холостыми зарядами. А в августе 1991 года все это было похоже на грандиозный спектакль или на чудовищную глупость со стороны руководства ГКЧП. Однако произошло то, что произошло. Я высказываю только свое мнение. Дальше события развивались молниеносно: возвращение Горбачева из Фороса, запрет и роспуск КПСС , Беловежское соглашение о ликвидации СССР , создание Союза Независимых Государств на базе бывших республик СССР .

Наиболее нелепым казался, конечно, распад единого славянского ядра: России, Украины и Белоруссии. Казалось, что произошло какое-то умопомрачение у руководителей этих республик, которые продемонстрировали полное незнание истории создания российской государственности. Но самое поразительное было то, что все это поддержал Верховный Совет СССР , который поспешил самораспуститься, а Верховный Совет Российской Федерации ратифицировал Беловежский сговор.

Мне вспомнились слова Деникина и Врангеля, которые после разгрома белого движения в Гражданской войне 1918 года, обращаясь к потомкам в своих мемуарах, отметили историческую заслугу большевиков в том, что они в основном сохранили Великую Россию. Современные большевики, переодевшись в национальные одежды, полностью развалили великую державу, совершенно не считаясь с мнением ее народов.

Спустя некоторое время стало ясно, что во главе всех этих процессов стоял аппарат ЦК КПСС во главе с членом Политбюро А. Н. Яковлевым и при очень сомнительной и непонятной роли Горбачева. Большинство властителей в новых государствах принадлежали к когорте работников партаппарата КПСС, да и большинство олигархов и «новых» русских в прошлом принадлежали к партийной либо комсомольской элите. На глазах всего народа активные сторонники политики КПСС превращались в лютых ее врагов. Начались призывы к «охоте на ведьм», правда, вскоре приостановленные, так как это явно могло затронуть и их самих.

Народ был обманут.

Ссылки:
1. Огарков и операция «Герат»
2. Ахромеев Сергей Федорович
3. Горбачева Раиса Максимовна (ур. Титаренко)
4. Коротич Виталий Алексеевич (1936-)
5. Выборы в Академии наук
6. ДЕВЯНОСТЫЕ: ГОДЫ ВЫЖЫВАНИЯ
7. КАК «АЛЬФА» НЕ ВЗЯЛА ЕЛЬЦИНА
8. Партия и «органы»
9. Матросская тишина «партийная» тюрьма
10. С открытым забралом сквозь кремлевскую стену. Горбачев
11. Мавзолей ельцинской «загогулине»
12. Дудаев Джохар Мусаевич (1944-1996)
13. Михалков Сергей Владимирович (1913 — 2009)
14. Целью операции по дискридитации перфорана был Г.Р. Иваницкий
15. Воронцов Николай Николаевич (1934-2000)
16. Михалковы и смутное время
17. Ельцин Борис Николаевич (1931-2007)
18. Бакатин Вадим Викторович
19. Яковлев Александр Николаевич (1923-2005)
20. Крючков Владимир Александрович (1924-2007)
21. Пуго Борис Карлович (19337-1991)
22. Познер: ГКЧП

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

www.famhist.ru