Философия методологическая – Понятие методологии. Методологическая функция философии. — Студопедия.Нет

Философия как методология.

Каждая наука имеет
свой метод. Однако философия выступает
в качестве наиболее общей методологии,
и в этом суть ее собственного метода.
Можно сказать, что философский
метод
(от
греч. methodos
— путь, познание)
есть система наиболее общих приемов
теоретического и практического освоения
действительности, а также способ
построения и обоснования системы самого
философского знания
.

Как
и методы других наук, он берет начало в
практической деятельности людей и в
своем истоке является отражением логики
и закономерностей развития объективной
действительности.

Философский метод
задает общие принципы исследования и,
по словам Ф. Бэкона, сравним с факелом,
освещающим путь. Однако различные
философские школы и направления в
соответствии со своей спецификой и
пониманием предмета философии формулируют
и используют различные философские
методы. Плюрализму философских концепций
соответствует и плюрализм методов.
Общее, что свойственно им всем, —
теоретическое мышление, выраженное в
философских категориях, принципах и
законах.

Переходя к более
конкретному рассмотрению вопроса о
методах философии, следует прежде всего
указать на материализм
и идеализм
.
О их содержании речь шла выше. В данном
же аспекте следует обратить внимание
на то, что они выступают как наиболее
общие подходы и способы рассмотрения
бытия и познания. Теория познания с
самого начала во многом определяется
тем, что берется за первичное: материя
или сознание, дух или природа, т. е.
материалистические или идеалистические
предпосылки. В первом случае обший
процесс познания рассматривается как
отражение в сознании объективной
действительности, во втором — как
самопознании сознания, абсолютной идеи,
изначально присутствующих в вещах
(объективный идеализм), или как анализ
наших собственных ощущений (субъективный
идеализм). Другими словами, онтология
во многом определяет гносеологию.

Следующий аспект
дифференциации философских методов —
диалектика
и метафизика
.

Под диалектикой
имеют в виду, прежде всего, учение о
наиболее общих закономерностях развития
бытия и познания, одновременно она
выступает и общим методом освоения
действительности. Хотя такое ее понимание
было не всегда. Зарождение и начало
становления диалектики связано с
периодом античности. Этот этап часто
характеризуют как стихийную,
или наивную,
диалектику,
имея в виду, прежде всего, то, что взгляды
первых философов на мир были во многом
наивны. Но вместе с тем они рассматривали
его непредвзято, в развитии и движении.
Однако надо отметить, что уже тогда
обнаруживалось разное понимание
диалектики.

Так, материалист
Гераклит в своем учении обращает
внимание, прежде всего, на постоянное
движение и изменение мира, на взаимный
переход противоположностей в нем, то
есть прежде всего на «диалектику вещей»,
на объективную
диалектику
.
Жившие в этот же период идеалисты Сократ
и Платон под диалектикой понимали
искусство вести спор, диалог с целью
выяснения понятий и достижения истины.
Здесь идет речь о «диалектике понятий»,
о субъективной
диалектике
.

Таким образом,
диалектика в принципе совместима как
с материализмом, так и с идеализмом. В
первом случае она выступает как
материалистическая
диалектика
,
во втором — как идеалистическая
диалектика
.
Классический представитель идеалистической
диалектики (равно как и диалектического
идеализма) — Г.В.Ф. Гегель, создавший
систему диалектики как теорию и метод
познания. А классики материалистической
диалектики (равно как и диалектического
материализма) — К. Маркс и Ф. Энгельс,
которые придали ей целостный и научный
характер.

Диалектика возникла
и развивалась наряду с метафизикой
как противоположным ей способом мышления
и познания. Ее особенность — тенденция
к созданию однозначной, статичной
картины мира, стремление к абсолютизации
и изолированному рассмотрению тех или
иных моментов или фрагментов бытия.
Метафизический метод характеризуется
тем, что рассматривает предметы и
процессы по одному принципу: либо да,
либо нет; либо белое, либо черное; либо
друг, либо враг и т.д. В социальной
практике этому соответствует хорошо
известный лозунг: «Кто не с нами, тот
против нас». При рассмотрении движения
метафизика тяготеет к сведению
многообразных его форм к какой-либо
одной. Причем чаще наблюдается сведение
высшей формы движения материи к низшей1.
Так, например, для материализма Нового
времени было характерно сведение
различных форм движения материи к
механической. Поэтому он и получил
название механистического
материализма
,
который в свою очередь, является
проявлением метафизического
материализма
.

Необходимо отметить,
однако, что сам по себе метод познания,
который предполагает рассмотрение
предметов и явлений в статике, покое, а
тем самым и «огрубление», «упрощение»
находящегося в постоянном изменении
бытия, имеет полное право на существование.
Метод абстрагирования, который при этом
применяется, вполне научен и используется
различными дисциплинами. И если за
покоем не забывается движение, за
статикой — динамика, а за деревьями —
лес, то такой элемент метафизики просто
необходим в познании, ибо он выступает
как необходимый момент диалектического
познания. Методологическая ошибка
возникает тогда, когда этот момент покоя
или какая-либо одна характеристика,
сторона предмета исследования вырывается
из всеобщей взаимосвязи и взаимообусловленности
и возводится в абсолют. В этом, кстати,
гносеологические корни всех односторонних
идеалистических концепций. Суть их в
том, что идеальный фактор (мысль, сознание,
идея) отрывается от материального,
абсолютизируется и противопоставляется
материальному в качестве абсолютно
автономного демиурга (творца) бытия.
При этом забывается, что, в конце концов,
мышление, идеальное возникает на базе
материального.

Следует, однако,
отметить, что опасность познанию
представляет не только абсолютизация
покоя, но и абсолютизация его
противоположности — движения. И то и
другое есть выражение метафизического
способа исследования. И если в первом
случае мы встаем на путь, ведущий к
догматизму,
то во втором — на путь, ведущий к
абсолютному релятивизму1.
Для подлинной диалектики нет ни только
покоя без движения, но и движения без
относительного покоя.

Помимо указанных
методов философия включает в себя и
другие. Отметим некоторые из них, имеющие
наибольшее, по нашему мнению, значение.

Сенсуализм
(от лат. sensus
— чувство) — методологический принцип,
в котором за основу познания берутся
чувства и который стремится все знание
вывести из деятельности органов чувств,
ощущений, абсолютизируя их роль в
познании (Эпикур, Гоббс, Локк, Беркли,
Гольбах, Фейербах и др.).

Рационализм,
(от лат. ratio
— разум) — метод, согласно которому
основой познания и действия людей
является разум (Декарт, Спиноза, Лейбниц,
Гегель и др.).

Иррационализм
— философский метод, который отрицает
или, по крайней мере, ограничивает роль
разума в познании, а уделяет основное
внимание иррациональным способам
постижения бытия (Шопенгауэр, Кьеркегор,
Ницше, Дильтей, Бергсон, Хайдеггер и
др.).

Бурное развитие
науки и познания в последние десятилетия
привели к осмыслению методологии как
специализированной области знания. В
ее рамках исследуются внутренние
механизмы, логика и организация знания.
В частности, рассматриваются критерии
научности знания, проводится анализ
языка науки, прослеживаются логика и
рост научного знания, структура научных
революций и др.

Все названные
философские методы находятся между
собой в диалектической взаимосвязи и
образуют целостную систему, благодаря
чему философия и выступает как общая
методология
познания
и освоения мира. Но наряду с этим философия
выступает, как уже говорилось, и как
особая теория,
имеющая свои категории, законы и принципы
исследования. Эти два качества философии
тесно взаимосвязаны между собой.
Философская теория в силу всеобщ­ности
своих положений, законов и принципов
выступает в то же самое время и как
методология для других наук. Однако эти
два качества философии не следует
смешивать

studfiles.net

Методология философии_студентам

МЕТОДОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИИ

Методология
философии

Любая
сфера человеческой деятельности
характеризуется особыми методами,
которые в ней используются. Метод

это
путь, способ, средство разрешения
научных, философских, практических и
иных проблем. В наибольшей степени это
связано со спецификой сферы: с объектом,
с которым она соотносится, с целями,
которые определяют интерес к ней, с тем,
какие аспекты объекта оказываются более
важными.

Методы
философского исследования формируют
такую важную часть, как методология.
Если
в частных науках методы отличаются от
тех объектов, которые изучаются с их
помощью, то в философии это различие не
прослеживается так последовательно.
Любое теоретическое понятие философии
одновременно является и основой для
методологического принципа, а сама
философская теория одновременно
представляет собой метод.

Естественно, методы
философии обладают определенной
спецификой. Она заключается в том, что
философские методы являются универсальными.
Если частная наука или другая сфера
человеческой жизни заимствует один из
методов, она вынуждена приспосабливать
их под свои нужды и под объект своего
исследования. Но это не нарушает
целостности метода.

К
философским методам относят метафизику,
диалектику, догматику, эклектику,
софистику и герменевтику. Основными
методами философии считают диалектику
и метафизику. Поскольку эти два метода
противостоят друг другу, их лучше всего
рассматривать параллельно.

Метафизика
(буквально
означает «то, что следует после физики»)–
это
философский метод, который рассматривает
явления как самостоятельные, неизменные
объекты. Диалектика
(гр.
dialegomai
– веду беседу, рассуждаю) представляет
собой философский метод, который
опирается на рассмотрение явлений в их
развитии и изменении, в связях с другими
явлениями. Основные различия между ними
сводятся к следующему.

1) С
точки зрения метафизики мир представляет
собой совокупность самостоятельных,
неизменных сущностей, которые могут
быть «классифицированы», то есть,
распределены по строго отграниченным
друг от друга родам сущего. В
противоположность этому диалектика
рассматривает любое явление в его связи
со всеми остальными явлениями, то есть
смотрит на мир как некое универсальное
целое.

2) Метафизика
ориентируется на построение картины
мира, в которой не имелось бы противоречий,
тогда как диалектика включает противоречие
в качестве составной части, которую
невозможно отрицать и игнорировать.

3) С
позиции метафизики любые изменения –
это
лишь количественные изменения, которые
не затрагивают сущностей, тогда как
диалектика, не отрицая количественных
изменений, обращает особое внимание на
качественные изменения, то есть переход
одних явлений и процессов в другие
явления и процессы.

4) Метафизика
любой источник изменения размещает вне
исследуемого объекта, то есть предполагает,
что любое изменение вызывается какими-то
внешними силами. С точки зрения диалектики
развитие приводится в движение
противоречиями, которые присущи самому
объекту, а, следовательно, имеет внутренние
причины.

Герменевтика
(греч. hermeneuo
– разъясняю) –
метод,
опирающийся на толкование текстов и
реконструкцию их смыслов. Этот метод
реализуется как постоянное движение
внутри герменевтического круга: понимание
целого складывается из понимания частей,
а целое, в свою очередь, определяет то,
как должны пониматься части. Именно в
постоянной смене направления, в котором
совершается движение, то есть в постоянном
переходе от смысла части к смыслу целого
и обратно, и заключается основная черта
герменевтики как философского и
филологического метода.

Догматика
(греч. dogma
– мнение, учение, решение) –
это
восприятие мира через призму догм –
раз и навсегда принятых убеждений,
недоказуемых, «данных свыше» и носящих
абсолютный характер; это восприятие
мира через призму абсолютизированных
суждений. Догматика свойственна
религиозным учениям, однако в той или
иной степени она присуща и философии.
Данный метод был присущ средневековой
теологической философии.

Эклектика
(греч. eklego
– выбираю)
это смешение различных, зачастую
противоположных точек зрения, философских
взглядов, теоретических посылок,
политических оценок и т. п.;
это метод, в основе которого лежит
произвольное соединение фактов и идей,
не имеющих особых связей между собой.
На основании подобного соединения идей
и фактов, нередко эффектного и привлекающего
внимание, делаются выводы, которые могут
иметь внешне правдоподобный характер,
однако в действительности являются
безосновательными.

Софистика
(греч. sophists
– искусник, мудрец) – это сознательное
применение в споре или в доказательствах
неправильных доводов, так называемых
софизмов, т. е. всякого рода уловок,
замаскированных внешней, формальной
правильностью; это метод,
целью которого является доказательство
какого-либо положения независимо от
того, являются ли истинными те аксиомы
или ожными, на которые оно опирается.
Другими словами, цель софистики
состоит в том, чтобы любой ценой доказать
положение, которое, возможно, не является
истинным. Как правило, это делается в
том случае, если это выгодно говорящему.
Возникла софистика в Древней Греции, а
толчком для ее возникновения послужила
необходимость разработки методов победы
в спорах.

2

studfiles.net

Философия и методология

Главная трудность
в понимании специфики методологии
связана с определением места философии
в методологии. Не подлежит сомнению
наличие методологической функции
философии, что в свое время и способствовало
отождествлению философии и методологии.
Есть ли основания для такого отождествления?
Каково действительное их взаимоотношение?
Каково место философии в методологии?
Почему существуют такие понятия, как
«ложная методология», «опасная
методология», «противоречивая
методология»? Почему, выражая эти же
мысли, используют такие понятия, как
«ложная философия», «опасная
философия», «противоречивая
философия»?

Если спецификой
методологии является определение общего
направления и способов деятельности,
то философия в своей методологической
функции тоже дает общее направление и
определяет способы практической и
познавательной деятельности. Может
быть, методологическая функция философии
и есть единственная методология?

Как отмечалось
выше, по этому вопросу существовало два
крайних подхода. Первый: философия —
есть методология. Второй заключается
в том, что методология не нуждается ни
в какой философии, ни на каких уровнях.
До 70-х годов в отечественной литературе
господствовал первый подход. Общей
методологией считалась философия
марксизма, а именно диалектический
материализм. Методологическая роль
принципов, категорий и законов
материалистической диалектики была
исследована в работах Д.П.Горского,
А.Ф.Зотова, Б.М.Кедрова, П.В.Копнина,
М.В.Мостепаненко, П.Д.Шептулина и других.
Затем из общей методологии стали выделять
частные методологии, методологии
конкретных наук, которые иногда
трактовались как конкретизация философии.
Но то обстоятельство, что методологические
знания и нормы существуют вне философии,
заставило исследователей искать сущность
методологии в формах мыслительной
деятельности.

Участники Московского
методологического кружка обратили
внимание на то, что мыслительная
деятельность имеет общие схемы, которые
можно выделить, им можно обучать, их
можно развивать. Согласно их взглядам,
методологическая функция появляется
в связи с организацией мыслительных и
мыследеятельных процедур в методической
деятельности. Г.П.Щедровицкий выделяет
шесть признаков методологической
работы, по которым она может быть
противопоставлена конкретно-научной
и философской. Так, по его мнению, основная
функция методологии заключается в том,
что она «обслуживает весь универсум
человеческой деятельности прежде всего
проектами и предписаниями». Поэтому
основные продукты методологической
работы — конструкции, проекты, нормы,
методические предписания и т. п. — не
могут проверяться и никогда не проверяются
на истинность. Они проверяются на
реализуемость. Здесь Г.П.Щедровицкий
указывает на важнейшую особенность
методологического знания — быть
инструментом познания, сохраняя
относительный нейтралитет по отношению
к исследуемому материалу. Вторым
признаком методологической работы
Г.П.Щедровицкий считает тесную связь
исследований и знаний. По его мнению,
методология тем и отличается от методики,
что она до предела насыщена знаниями и
включает четко выделенное исследование.
Методологическая работа и методологическое
мышление соединяют проектирование,
критику и нормирование с исследованием
и познанием. Следующую особенность
методологии Г.П.Щедровицкий видит в
том, что методологическое знание состоит
из двух знаний: знаний о деятельности
и знаний об объекте этой деятельности.
Особенность методологии состоит в
способах соединения этих двух знаний.
Методология и задает логику рефлексии,
логику связи деятельности и рефлексии.

Перечисленные
особенности методологии Г.П.Щедровицкий
подытоживает в одном тезисе:
«Методологическая работа направлена
не на природу как таковую, а на
мыследеятельность и ее организованность».
Отсюда, по его мнению, и существует
логика самой рефлексии как основа
методологии. При таком подходе методология
превращается в технологию мышления на
основе тех или иных представлений и
даже деловых игр или «организационно-деятельностных
игр» (ОДИ), активным организатором,
разработчиком и пропагандистом которых
и был Г.П.Щедровицкий. Им была организована
группа исследователей, которые пытались
найти схемы или модели мышления для
любого вида деятельности, в том числе
и педагогической.

На Западе, начиная
с нового времени методология начинает
выделяться из философии и в позитивизме
становится самостоятельным направлением.
И только в постпозитивизме наблюдается
возвращение к философии, ибо стало ясно,
что без ценностного осмысления мира
методология человеку не нужна, ее
применение в науке даже может угрожать
человеческому существованию.

Понимание
взаимоотношения философии и методологии
тесно связано с решением вопроса о
взаимоотношении философии и науки,
точнее, с ответом на вопрос, является
ли философия наукой. Если философия
является наукой, как в диалектическом
материализме, то философия и есть
методология всех наук. Остается только
выяснить механизм выполнения ею
методологической функции. Если философия
не наука, то ее методологическая роль
не очевидна, ее надо доказать.

В истории мы
наблюдаем эти подходы к решению данного
вопроса. Первый заключался в отождествлении
философии и науки. Он наблюдается на
протяжении всей истории философии и
наиболее последовательно проведен в
марксизме. Если прежде философия
выступала в форме натурфилософии, то в
марксизме философия — наука о наиболее
общих законах развития природы, общества
и мышления. Этого же взгляда придерживалась
и официальная философия стран
социалистического лагеря. Такое понимание
философии имеет под собой веские
основания. Философия действительно
имеет много общего с наукой. Доказательность,
системность, всеобщность философских
положений дают им возможность выполнять
методологическую роль. В советской
литературе общепринятым считалось, что
«мировоззрение, подобно компасу,
определяет направление исследования
и тем самым выступает в роли методологии».

Второй подход
разграничивал философию и науку. Он
присутствует не только в различных
формах позитивизма, но и в других
философских системах. Так, например,
представитель символизма А.Белый
утверждал, что наука и мировоззрение
несоизмеримы, «мировоззрение не может
отныне лежать ни в основе частной науки,
ни в ее выводе; мировоззрение не может
лежать также и в основе системы точных
наук; пользуясь, например, физиологическим
методом в психологии, я не могу прийти
к выводу о субстанциональности души
вовсе не потому, что в принципах
физиологического исследования самые
термины душевных процессов подменяются
терминами процессов физических… Наука
и мировоззрение не соприкасаются друг
с другом нигде…».

Отделение науки
от философии потребовало особого учения
о методе научного познания. Считалось,
что выработать такой метод — задача
самой науки. Теории индукции и дедукции,
принцип экономии мышления, метод
верификации — все это этапы становления
и развития собственной методологии
науки. Но, начиная с работ Т.Куна, на
Западе началось возвращение к философии
в методологии науки. По мнению В.С.Швырева,
«значение Куна состоит в том, что он
четко сформулировал позицию, согласно
которой наличие определенной метафизической
модели мира является необходимым
условием познания». Т.Кун утверждал,
что «едва ли любое эффективное
исследование может быть начато прежде,
чем научное сообщество решит, что
располагает обоснованным ответом на
вопросы, подобные следующим: какова
природа ментальных сущностей, из которых
состоит универсум? Как они взаимодействуют
друг с другом и с органами чувств? Какие
вопросы ученый имеет право ставить в
отношении таких сущностей и какие методы
могут быть использованы для их решения».

П.Фейерабенд же
совсем отождествляет философию и науку,
но на другой, противоположной марксизму
основе. Если в марксизме философия — это
наука, то для П.Фейерабенда наука есть
философия. Он показал, что наука не
нейтральна по отношению к фактам. Он
сближает науку и философию, отрицая
объективное значение факта. То, что нам
кажется подтверждением факта, по
Фейерабенду, есть лишь отказ от прежней
конвенции и переход к новой. В этом
случае теория выполняет методологическую
роль при отборе фактов, как и философия.
Сами же факты, по Фейерабенду, нейтральны
по отношению к науке. И действительно,
если брать большие временные рамки
развития науки, то можно наблюдать
изменение интерпретации одних и тех же
фактов. Но актуально научная теория
принимается как достоверное знание.
Без убежденности в этой достоверности
наука была бы невозможна.

В отечественной
литературе вопрос о соотношении философии
и науки продолжает оставаться спорным
по сей день. В основном обсуждается
вопрос: является ли философия наукой.
Те, кто считает философию наукой,
указывают на наличие в философии
доказательства, обращение к фактам
действительности как к аргументам и
т.д. На заседании «круглого стола»
тех, кто философию считал наукой,
оказалось большинство. Они критически
восприняли выступление сторонника
противоположной точки зрения
А.Л.Никифорова, утверждавшего, что
философия не удовлетворяет критериям
научности, что она есть особая форма
духовной деятельности — мировоззрение.
Например, заявил он, философские
утверждения и концепции не подвергаются
и не могут быть подвергнуты эмпирической
проверке: «В самом деле, разве
кому-нибудь могло прийти в голову
проверить, например, действительно ли
развитие природы детерминировано
саморазвитием абсолютного духа или
правда ли, что свобода есть осознанная
необходимость».

Философию стали
рассматривать даже как вид искусства.
«…Не философия ли это для философии,
как искусство для искусства?» — задает
вопрос В.Г.Торосян. И сам же отвечает на
него утвердительно: «Можно сказать,
что философия является своеобразной
игрой в бисер. Да так же, как поэзия,
музыка, живопись, наука, наконец».

Вопрос об отношении
науки и философии не снимается и в том
случае, когда философию признают наукой.
Если она наука, то какая? Чем она отличается
от других наук? В диалектическом
материализме признание философии наукой
поставило проблему взаимосвязи философии
с конкретными науками. Решение этой
проблемы было найдено в признании
научного знания основой построения и
развития диалектики, то есть применение
философии к материалу науки есть в то
же время развитие самой философии. Как
оказалось, использование материала
науки в целях развития философии является
непростой процедурой, так как речь идет
не о том, что философия дополняется
наиболее общими понятиями и методами
современной науки, а о том, что должно
быть установлено соответствие уровня
развития науки деталям, аспектам
философии. Только в этом случае философия
оказывается в состоянии выполнять свою
методологическую роль. Было установлено,
что каждая новая философская система
есть в то же время и новая методология.
На это обстоятельство и указывал
В.И.Метлов, утверждая, что новая методология
является результатом нового понимания
отношения «субъект-объект». По его
мнению, фундаментальная роль отношения
«субъект-объект» отчетливо
проявляется в смене методологий научного
познания в современный нам период, так
как «фундаментальные изменения в
науке XX столетия, изменения, знаменовавшие
переворот в науке и ее философии, связаны
с фундаментальным изменением места и
значения субъективного фактора в
процессе познания».

Таким образом, и
в рамках диалектического материализма
была признана тесная связь философии
и методологии и их относительная
противоположность. В настоящее время,
когда не стало официальной философии,
внимание к самоопределению философии
усилилось. Большинство исследователей
склоняются к тому, что философия имеет
качественное отличие и от науки, и от
методологии. Так, В.А.Кувакин, не считая
философию наукой, различает понятия
«философия», «мировоззрение»,
«идеология». Философия у него — это
размышления людей о смысле и сущности
мира, человека и отношениях между ними».

На наш взгляд,
попытки объединить науку, методологию,
философию неправомерны, но и не случайны.
Они объясняются характером философствования,
стремлением к поиску «субстанционального
единства» (А.С.Ахиезер). Неправомерность
же такого отождествления объясняется
наличием специфики каждой из них. В
отличие от философии, наука всегда
стремится быть единственной. Отсюда и
разная направленность философии и
науки. Наука ищет знание, философия —
его смысл. Философские вопросы, как
правило, относятся не к предмету науки,
а к принципам получения и организации
научного знания и его месту в системе
знаний о мире, то есть предметом философии
является знание как таковое и его
отношение к действительности и познающему
субъекту. «Философия анализирует не
действительность как таковую, а то, как
действительность представлена в
человеческом знании». А.С.Ахиезер
указывает на то, что «философия, в
отличие от науки, смотрит не на мир, а
на знание о мире, поэтому видит в мире
не объекты, а смыслы и их отношения»,
«…философия не дает нового знания
как такового в том же смысле, как новое
знание порождают конкретные науки; она
дает возможность нового видения
имеющегося знания, иначе говоря, не
давая нового материала, дает новую точку
зрения». По-видимому, именно здесь
кроется и различие двух методологий —
научной и философской. Первая пытается
определить дорогу к знанию, будучи
убежденной в его объективной истинности.
Философия выясняет, что считать истиной,
как получить истинное знание, то есть
ищет критерии достоверного знания,
которые использует наука в процессе
познания мира. Конечно, наука тоже имеет
субъективную сторону, она тоже развивается
не всегда кумулятивно. На это, как
говорилось выше, и указывает Т.Кун, а
затем и П.Фейерабенд, и в этом смысле
она мало чем отличается от мифологии,
религии и философии. Но главная тенденция
науки — поиск объективного знания —
истины на все времена. В философии такая
тенденция тоже существует, но поиск
смысла сразу же направляет ее на выражение
субъективных интересов.

Различие форм
общественного сознания можно выразить
через вопросы, которые они ставят в
познании новых явлений.

Искусство: На что
это похоже?

Религия: Как
представлен в нем Бог?

Наука: Что это
такое? Из чего состоит? Сколько?

Философия: Как
связано с остальными явлениями и со
мной? Что я могу узнать о нем? Не будет
ли мне хуже? (Это лишь другое изложение
знаменитых вопросов Канта: Что я могу
знать? Что я должен делать? На что я могу
надеяться? Что такое человек?)

Если сравнить эти
вопросы, то можно заметить, что вопросы
науки являются вспомогательными,
конкретизацией философских вопросов.
Философия как бы дает задание науке
выяснить, что представляет собой явление,
чтобы определить его значение для
человека. Получается, что не философия
выполняет роль подсобного работника
для науки, а наоборот, наука служит
философии. Философия указывает науке,
что ей делать и тем самым выполняет
методологическую роль по отношению к
науке. Философия присутствует в научном
исследовании, когда методологическая
функция философии служит инструментом
экспансии данного мировоззрения, когда
философия, распространяясь на все
остальные виды познавательной
деятельности, заставляет их доказывать
истинность самой философии. Иллюстрируя
данное утверждение, В.В.Шкода приводит
такой пример: натуралисты прошлого,
собирая коллекцию видов, искали для
каждого вида один-единственный экземпляр
— «типичную форму», потому что их
подход был основан на платоновском
учении об идеях. То есть философия ведет
себя так, как парадигма Т.Куна в период
«нормальной» науки. «Ученые в
русле нормальной науки не ставят себе
цели создания новых теорий, обычно к
тому же они нетерпимы и к созданию таких
теорий другими. Напротив, исследование
в нормальной науке направлено на
разработку тех явлений и теорий,
существование которых парадигма заведомо
предполагает». «Наука без философии
слепа», — справедливо замечает
А.Н.Кочергин.

Почему же сложилось
представление о служебной роли философии
в науке (наиболее ярко это проявилось
в позитивизме)? Причина в том, что
субъективно роль философии и науки
оценивается разными мерками. Наука
носит явно выраженный утилитарный
характер. Роль философии не очевидна
(по выражению одного из царских министров
просвещения польза ее не доказана, а
вред возможен). Поэтому вмешательство
философии в науку рассматривается как
служба. А может быть, господин помогает
неумелому слуге понять, как и что нужно
сделать, а философия необходима не
столько тогда, когда наука не может дать
ответа на поставленный вопрос (иногда
для этого необходимо лишь время для
проведения эксперимента), а главным
образом когда ставится вопрос, почему
наука не может дать ответа?

Такой вопрос
возникает тогда, когда действительность
становится противоречивой. Философия
восстанавливает непротиворечивость
мира. Противоречия не дают спокойно
жить, они нарушают психологическое
равновесие человека. Противоречия не
дают возможности выбрать правильный
путь в жизни. Для философии противоречия
есть источник философствования. Вся
история философии есть история борьбы
с противоречиями. Так попытка философов
древности рационально объяснить
происхождение вещей и их исчезновение
привела к представлению о субстанции,
так как объяснение происхождения из
небытия приводила к противоречию, потому
что небытия не существует по определению.
Парменид выявил противоречие между
чувствами и разумом, что привело к
появлению философии Анаксагора и
Демокрита. Сократ обнаружил противоречие
в понимании вещи как суммы частей, из
которых она состоит. Так объяснял,
например, Анаксагор. Сократ же утверждал,
что он, Сократ, не есть то, из чего он
состоит. Решение этого противоречия
привело к появлению объективного
идеализма Платона, а затем и учения о
форме Аристотеля. В средневековье
возникло противоречие между утверждением
о том, что Бог творец добра, и наличием
зла в мире. Это противоречие было решено
Августином, который объявил зло
несуществующим, а значит, и несотворенным.
По его мнению, злом мы называем отсутствие
должного быть добра, в чем повинен
человек с его свободной волей. Противоречие
признания смертности тела и бессмертия
души привело к утверждению о существовании
двух субстанций в философии Декарта.
Существование двух субстанций
противоречило видимой синхронности
действий души и тела. Это противоречие
решено в философии Спинозы — существует
одна субстанция с двумя атрибутами:
мышлением и протяжением. Протяженность
субстанции противоречила данному
Декартом и Спинозой ее определению, как
лежащей в основе всего сущего и не
нуждающейся для своего существовании
ни в чем кроме самой себя, поэтому
появилась «монадология» Лейбница.
Противоречие явления и сущности Кант
выразил в признании непознаваемости
сущности. Но это противоречило
действительности, поэтому выход был
предложен в признании чистой субъективности
мира у Фихте и тождестве духа и материи
у Шеллинга. Противоречие субъективности
нашего сознания и объективности его
содержания выразил Гегель в картине
развития абсолютной идеи. (Он сделал
это, признав противоречие нормой. Что
это — бессилие разума или такова
реальность?)

Такую же картину
демонстрирует нам развитие современной
философии. Внимание философа притягивают
любые противоречия. Отсюда, они всегда
будут в центре философии. Особенно
притягательны для философа парадоксы.
На эту особенность указывает Ахиезер,
когда говорит о дуальности категорий
философии. Почему соотношение парных
категорий диалектики в центре философии?
По-видимому, это потому, что противоречия
между ними неразрешимы. Они останутся
вечными вопросами философии. При решении
этих противоречий философия выступает
как процесс и как результат. Как процесс
философия выступает в форме методологии,
а как результат — в форме мировоззрения.

Но каким же образом
мировоззрение превращается в методологию?
Можно предположить, что ответ на этот
вопрос надо искать в деятельностной
природе понятий, формирующих картину
мира. Возможно, мировоззрение не начало
познавательной и практической
деятельности, а ее итог, результат и
поэтому в методологической функции
философия повторяет уже пройденный в
прежней деятельности путь. Не на это ли
указывает Витгенштейн, говоря о том,
что мышление есть активность нашей
пишущей руки, гортани, головы, что
философия не теория, а деяние, что модель
мира определяется логикой, не об этом
ли и платоновское утверждение, что
«знание есть припоминание».

Но признание
деятельностной природы философского
знания объясняет лишь возможность
выполнения философией методологической
функции, но ничего не говорит о механизме
этого выполнения, о том, как философия
обеспечивает прорыв к новой методологии,
в чем заключается особый характер
философского знания, позволяющий это
делать.

Общепризнано, что
главной особенностью философского
знания является его всеобщий характер,
который обеспечивается предельной
абстрактностью философских понятий.
Другая особенность — противоречивость,
которую Кант объяснил стремлением
разума познать сущность и невозможностью
ее постижения в силу ее трансцендентного
характера. Эту особенность в парадоксальной
форме выразил Сократ: «Я знаю, что
ничего не знаю». Это выражение вовсе
не курьез, а логическое следствие
реальной противоречивости бытия и
познания. Сократ считал истиной вещей
их душу — определение, но не смог дать
этих определений. Противоречие между
преходящим характером существующего
и вечностью понятий, его выражающих,
определило заявление Сократа. Философские
учения, связанные с пониманием человека,
основывается на понимании смысла жизни,
а эти представления всегда противоречивы
в силу двойственной природы человека:
социальной и биологической. Противоречие
между ними порождает противоречие между
его биологическим существованием и
духовными устремлениями человека как
социального существа. По этой причине
господствующее в обществе мировоззрение
не становится всеобщим, всегда есть те,
кто его не разделяет или может легко от
него отказаться в пользу противоположного.
Так, в средневековье из христианского
мировоззрения вытекал идеал человека,
посвятившего всю свою жизнь служению
Богу, — это монах. Но монашество имело
ограниченное распространение — потребности
практической жизни не давали возможности
духу одержать полную победу над телом.

В какой же момент
научного поиска участвует философская
методология? Есть точка зрения, что
философская методология участвует в
научном поиске на умозрительном этапе
построения теории. Являясь орудием
экспансии данного мировоззрения, она
выступает в критической функции по
отношению к существующим общенаучным
и частнонаучным методам, которые под
действием философской критики изменяются.
В этом случае философия выполняет
конструктивную функцию: создает новую
методологию. И пока не созданы новые
частнонаучные и общенаучные методологии,
их роль выполняет философия, ее
методологические установки.

Многие исследователи
считают, что в период господства
определенной философии она выполняет
роль критерия правильности общенаучной
и частнонаучной методологии. Философия
обосновывает науку, анализируя ее на
мировоззренческом уровне, на уровне
субъект-объектных отношений, соотнося
с духовными ценностями. Эта область
исследований получила название философии
науки. И действительно, целостное
осмысление мира возможно только в
философии. На базе этого осмысления
строится деятельность, то есть философия
выполняет свою методологическую функцию.
И если ученый может обходиться общенаучной
и частнонаучной методологией, это не
означает, что не существует философской
методологии данной науки. Возможность
отрыва научной деятельности от философии
в ХХ веке привела к господству сциентизма
и технократизма, что обернулось для
человека глобальными проблемами,
некоторые из них грозят покончить с
человечеством уже на протяжении жизни
сегодняшнего поколения. Это происходит
потому, что наука постоянно развивается,
и ее новые теории и законы сами начинают
выполнять методологическую роль. Их
правильность проверяется не только
практикой, но философией. Для этого
сравниваются методологии науки и
философии. Расхождение указывает на
несоответствие науки и данной философии.
Если же научные выводы признаются
сообществом ученых, наступает очередь
изменяться философии. Это и есть момент
научной революции. Научная методология
возводится в ранг философской. Новая
методология, получив признание, становится
логикой познавательной и практической
деятельности, то есть безусловным
знанием, пока не подлежащим пересмотру.
Логика, научные знания, научная методология
дают возможность руководствоваться
ими на практике. Но наступает момент,
когда необходимо по требованию жизни
выйти за рамки существующей логики и
методологии. Это и происходит в философии,
так как философия может изменить смыслы
явлений и создать новую картину мира,
в которой каждое явление найдет свое
объяснение. «Философская работа
становится совершенно необходимой,
когда привычные схемы мышления и действия
человека перестают работать». События
конца второго тысячелетия показывают,
что в настоящее время наступил именно
такой момент.

В этом смысле
историю философии можно рассматривать
и как историю борьбы за истинные методы
познания и преобразования мира, то есть
за истинную методологию. Поиск первоначала
в древнегреческой философии был в то
же время и поиском методологии объяснения
многообразия и изменчивости окружающего
мира. Милетцы, Анаксагор, Демокрит дали
принципиально разные ответы на
поставленные вопросы. Противоположные
методологии понимания изменчивого мира
дали Гераклит и Парменид. Затем в
философии появились новые проблемы
объяснения мира и места человека в нем.
Они явились следствием изменения
общественной жизни и невозможности
предшествующей методологии объяснить
эти изменения. Методология их решения
была предложена Сократом, Платоном и
Аристотелем. Каждый из них совершенствовал
то, что было предложено его предшественником.
Средневековье поставило проблему защиты
и обоснования христианства. Разные
методологии предложили Тертулиан,
Августин и Фома Аквинский. Потребности
познания в эпоху Возрождения способствовали
появлению пантеизма, как методологии
объяснения мира и гуманизма как
методологии решения социальных вопросов.
В новое время Ф.Бэкон и Р.Декарт
непосредственно занялись решением
проблемы метода познания. Можно считать,
что с этого времени начинает развиваться
собственно методология как учение о
методе научного познания, так как это
было сознательное обращение к проблеме
метода. Методология уже раздваивается
на философскую и общенаучную. Два метода,
предложенные Ф.Бэконом и Р.Декартом в
философской методологии, — это сенсуализм
и рационализм, в науке — это индуктивный
и дедуктивный методы. В новое время
Г.Галилеем был предложен еще один метод,
революционизировавший познание —
эксперимент. Наряду с этим развиваются
и частные методы конкретных наук.
Методология решения социальных вопросов
развивается в эпоху Просвещения.
Просвещение народа и правительства —
такой метод предложили просветители.

Философская и
общенаучная методология получили
дальнейшее развитие в трудах И.Канта.
Философским и общенаучным методом стала
диалектика Гегеля, а затем материалистическая
диалектика К.Маркса и Ф.Энгельса. В
дальнейшем позитивизм предложил методы,
которые носили тоже общенаучный и
философский характер. Это принцип
«экономии мышления», логический и
лингвистический анализ, метод верификации
и фальсификации. В это же время появляются
такие методы и принципы, как конвенциализм,
прагматизм, герменевтика. Усиленно
разрабатывается методика конкретных
научных исследований, совершенствуются
системы методов частных наук.

До Аристотеля
учение о методе базировалось на убеждении,
что существуют вечные и неизменные
истины, достижение которых с помощью
раз и навсегда найденного истинного
метода и есть цель познания. На этом
убеждении была основана методология
Сократа и Платона. Для Аристотеля метод
— это только способ (органон) познавательной
деятельности. У Канта методология это
средство конструирования не только
знания, но по сути и самого человеческого
мира.

Методология
философии и выполняла функцию перестройки
сознания в соответствии с новой
философией. Когда же эта работа
заканчивалась, методологическая функция
философии становилась невидимой,
излишней. То есть философия в качестве
методологии необходима тогда, когда
имеющиеся в науке методы не срабатывают.
Философия обеспечивает ученого
направлением поиска, помогает разработать
собственную методологию. На этом функция
философии заканчивается. Конкретными
научными исследованиями она не занимается
(Демокрит открыл не атом, а только дал
направление для поиска неделимых
частиц). Это следует из характера самого
философского знания. Предельная общность
ее категорий и принципов не позволяет
ей заниматься конкретными исследованиями.
В противном случае будет нанесен ущерб
самой философии. Это и случилось с
философией марксизма. «Идея, что
философия может быть непосредственно
включена в практику социальной жизни,
вдохновляла Маркса. Становясь оружием
[пролетариата], философия, конечно,
выигрывает в боевитости, но резко теряет
в уровне: она превращается в набор
догматически принимаемых положений,
отливаемых по мере надобности в
политические лозунги».

Функция философии
по отношению к науке — дать науке
методологию поиска. Куда ведет эта
методология, почему она такая, а не иная,
зависит от мировоззренческого содержания
философии, в котором выражена сущность
человека, место его в мире и смысл его
жизни. «Философствование —
субстанциональная форма поиска меры
творческой способности человека
утверждать себя в сложном мире, в котором
можно жить лишь очеловечивая его».

Получается, что
философская методология есть философская
детерминация научного поиска,
мировоззренческая, этическая и
эстетическая управляемость познавательной
деятельностью человека. Философская
методология обеспечивает человеку
выживаемость в мире по-человечески.
Философская методология есть методология,
детерминированная философскими учениями,
а цель этой детерминации, а значит и
роль философии в жизнедеятельности
человека — обеспечить выживаемость в
изменяющемся мире путем поиска наиболее
соответствующих человеку и его месту
в мире средств практической и познавательной
деятельности. Сущность методологии
заключается не в структуре объекта и
не в природе знания или процесса его
получения, а в способе внутренней
детерминации и регуляции познавательной
и практической деятельности. Методология
выполняет организующую функцию в
управлении деятельностью субъекта
познания и практики. И в этом отношении
философские положения являются
методологией. Но ранее мы утверждали,
что не только философия может выполнять
методологическую функцию, что поэтому
и существуют частнонаучные методологии.
Что же тогда представляют они? Можно
предположить, что специфика методологии
заключается в том, что методологические
положения даже частных наук принимают
философский характер. Так, в уже
упоминавшемся названии научного доклада
под «методологией взятия проб воздуха
над Байкалом» имелось в виду философское
положение о соотношении части и целого.
Но нужна ли такая методология специалисту?

studfiles.net

Философия как методология. Философия

Философия как методология

Каждая наука имеет свой метод. Однако философия выступает в качестве наиболее общей методологии, и в этом суть ее собственного метода. Можно сказать, что философский метод (от греч. methodos – путь познания) есть система наиболее общих приемов теоретического и фактического освоения действительности, а также способ построения и обоснования системы самого философского знания. Как и методы других наук, он берет начало в практической деятельности людей и в своем истоке является отражением логики и закономерностей развития объективной действительности. Это относится, конечно, только к такой философии, которая опирается на науку.

Философский метод задает общие принципы исследования и, по словам Ф. Бэкона, сравним с факелом, освещающим путь. Однако различные философские школы и направления, в соответствии со своей спецификой и пониманием предмета философии, формулируют и используют различные философские методы. Плюрализму философских концепций соответствует и плюрализм методов. Общее, что свойственно им всем – это теоретическое мышление, выраженное в философских категориях, принципах и законах.

Переходя к более конкретному рассмотрению вопроса о методах философии, следует прежде всего указать на материализм и идеализм. Об их содержании речь шла выше. В данном же аспекте следует обратить внимание на то, что они выступают как наиболее общие подходы и способы рассмотрения бытия и познания. Теория познания с самого начала во многом определяется тем, что берется за первичное: материя или сознание, дух или природа, т. е. материалистические или идеалистические предпосылки. В первом случае общий процесс познания рассматривается как отражение в сознании объективной действительности; во втором – как самопознание сознания, абсолютной идеи, изначально присутствующих в вещах (объективный идеализм), или как анализ наших собственных ощущений (субъективный идеализм). Другими словами, онтология во многом определяет гносеологию.

Следующий аспект дифференциации философских методов – диалектика и метафизика. Под диалектикой имеют в виду прежде всего учение о наиболее общих закономерностях развития бытия и познания, одновременно она выступает и общим методом освоения действительности. Хотя такое ее понимание было не всегда. Зарождение и начало становления диалектики связано с периодом античности. Этот этап часто характеризуют как стихийную, или наивную, диалектику, имея в виду прежде всего то, что взгляды первых философов на мир были во многом наивны. Но вместе с тем они рассматривали его непредвзято, в развитии и движении. Однако надо отметить, что уже тогда обнаруживалось разное понимание диалектики.

Так, материалист Гераклит в своем учении обращает внимание на постоянное движение и изменение мира, на взаимный переход противоположностей в нем, т. е. прежде всего на «диалектику вещей», на объективную диалектику. Жившие в этот же период идеалисты Сократ и Платон под диалектикой понимали искусство вести спор, диалог с целью выяснения понятий и достижения истины. Здесь идет речь о «диалектике понятий», о субъективной диалектике.

Таким образом, диалектика в принципе совместима как с материализмом, так и с идеализмом. В первом случае она выступает как материалистическая диалектика, во втором – как идеалистическая диалектика. Классическим представителем идеалистической диалектики (равно как и диалектического идеализма) является Г. В. Ф. Гегель, создавший систему диалектики как теорию и метод познания. А классиками материалистической диалектики (равно как и диалектического материализма) являются К. Маркс и Ф. Энгельс, которые придали ей целостный и научный характер.

Диалектика возникла и развивалась наряду с метафизикой как противоположным ей способом мышления и познания[8]. Ее особенностью является тенденция к созданию однозначной, статичной картины мира, стремление к абсолютизации и изолированному рассмотрению тех или иных моментов или фрагментов бытия. Метафизический метод характеризуется тем, что рассматривает предметы и процессы по одному принципу: либо да, либо нет; либо белое, либо черное; либо друг, либо враг и т. д. В социальной практике этому соответствует хорошо известный лозунг: «Кто не с нами, тот против нас». При рассмотрении движения метафизика тяготеет к сведению многообразных его форм к какой-либо одной. Причем чаще наблюдается сведение высшей формы движения материи к низшей[9]. Так, например, для материализма Нового времени было характерно сведение различных форм движения материи к механической. Поэтому он и получил название механистического материализма, который, в свою очередь, является проявлением метафизического материализма.

Необходимо отметить, однако, что сам по себе метод познания, который предполагает рассмотрение предметов и явлений в статике, покое, а тем самым и «огрубление», «упрощение» находящегося в постоянном изменении бытия, имеет полное право на существование. Метод абстрагирования, который при этом применяется, вполне научен и используется различными дисциплинами. И если за покоем не забывается движение, за статикой – динамика, а за деревьями – лес, то такой элемент метафизики просто необходим в познании, ибо он выступает как необходимый момент диалектического познания. Методологическая ошибка возникает тогда, когда этот момент покоя или какая-либо одна характеристика, сторона предмета исследования вырывается из всеобщей взаимосвязи и взаимообусловленности и возводится в абсолют. В этом, кстати, гносеологические корни всех односторонних теоретических концепций. Суть их в том, что идеальный фактор (мысль, сознание, идея) отрывается от материального, абсолютизируется и противопоставляется материальному в качестве абсолютно автономного демиурга (творца) бытия. При этом забывается, что в конце концов, мышление, идеальное возникает на базе материального.

Следует, однако, отметить, что плохую услугу познанию оказывает не только абсолютизация покоя, но и абсолютизация его противоположности – движения. И то и другое есть выражение метафизического способа исследования. И если в первом случае мы встаем на путь, ведущий к догматизму, то во втором – на путь, ведущий к абсолютному релятивизму[10]. Для подлинной диалектики нет не только покоя без движения, но и движения без относительного покоя.

Помимо указанных методов философия включает в себя и другие.

Отметим некоторые из них, имеющие наибольшее, по нашему мнению, значение. Сенсуализм (от лат. sensus – чувство) – методологический принцип, в котором за основу познания берутся чувства и который стремится все знания вывести из деятельности органов чувств, ощущений, абсолютизируя их роль в познании (Эпикур, Гоббс, Локк, Беркли, Гольбах, Фейербах и др.).

Рационализм (от лат. ratio – разум) – метод, согласно которому основой познания и действия людей является разум (Спиноза, Лейбниц, Декарт, Гегель и др.).

Иррационализм – философский метод, который отрицает или, по крайней мере, ограничивает роль разума в познании, а уделяет основное внимание иррациональным способам постижения бытия (Шопенгауэр, Кьеркегор, Ницше, Дильтей, Бергсон, Хайдеггер и др.).

Бурное развитие науки и познания в последние десятилетия привели к осмыслению методологии как специализированной области знания. В ее рамках исследуются внутренние механизмы, логика и организация знания. В частности, рассматриваются критерии научности знания, проводится анализ языка науки, прослеживаются логика и рост научного знания, структура научных революций и другие.

Все названные философские методы находятся между собой в диалектической взаимосвязи и образуют целостную систему, благодаря чему философия и выступает как общая методология познания и освоения мира. Но наряду с этим философия выступает, как уже говорилось, и как особая теория, имеющая свои категории, законы и принципы исследования. Эти два качества философии тесно взаимосвязаны между собой. Философская теория в силу всеобщности своих положений, законов и принципов выступает в то же самое время и как методология для других наук. Однако эти два качества философии не следует смешивать.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

fil.wikireading.ru

Философия как методология

Каждая наука имеет
свой метод. Однако философия выступает
в качестве наиболее общей методологии,
и в этом суть ее собственного метода.
Можно сказать, что философский метод
(от греч. methodos – путь познания) есть
система наиболее общих приемов
теоретического и фактического освоения
действительности, а также способ
построения и обоснования системы самого
философского знания. Как и методы других
наук, он берет начало в практической
деятельности людей и в своем истоке
является отражением логики и закономерностей
развития объективной действительности.
Это относится, конечно, только к такой
философии, которая опирается на науку.

Переходя к более
конкретному рассмотрению вопроса о
методах философии, следует прежде всего
указать на материализм и идеализм. Об
их содержании речь шла выше. В данном
же аспекте следует обратить внимание
на то, что они выступают как наиболее
общие подходы и способы рассмотрения
бытия и познания. Теория познания с
самого начала во многом определяется
тем, что берется за первичное: материя
или сознание, дух или природа, т. е.
материалистические или идеалистические
предпосылки. В первом случае общий
процесс познания рассматривается как
отражение в сознании объективной
действительности; во втором – как
самопознание сознания, абсолютной идеи,
изначально присутствующих в вещах
(объективный идеализм), или как анализ
наших собственных ощущений (субъективный
идеализм). Другими словами, онтология
во многом определяет гносеологию.

Следующий аспект
дифференциации философских методов –
диалектика и метафизика. Под диалектикой
имеют в виду прежде всего учение о
наиболее общих закономерностях развития
бытия и познания, одновременно она
выступает и общим методом освоения
действительности. Хотя такое ее понимание
было не всегда. Зарождение и начало
становления диалектики связано с
периодом античности. Этот этап часто
характеризуют как стихийную, или наивную,
диалектику, имея в виду прежде всего
то, что взгляды первых философов на мир
были во многом наивны. Но вместе с тем
они рассматривали его непредвзято, в
развитии и движении. Однако надо отметить,
что уже тогда обнаруживалось разное
понимание диалектики.

Помимо указанных
методов философия включает в себя и
другие.

Отметим некоторые
из них, имеющие наибольшее, по нашему
мнению, значение. Сенсуализм (от лат.
sensus – чувство) – методологический
принцип, в котором за основу познания
берутся чувства и который стремится
все знания вывести из деятельности
органов чувств, ощущений, абсолютизируя
их роль в познании (Эпикур, Гоббс, Локк,
Беркли, Гольбах, Фейербах и др.).

Рационализм (от
лат. ratio – разум) – метод, согласно
которому основой познания и действия
людей является разум (Спиноза, Лейбниц,
Декарт, Гегель и др.).

Иррационализм –
философский метод, который отрицает
или, по крайней мере, ограничивает роль
разума в познании, а уделяет основное
внимание иррациональным способам
постижения бытия (Шопенгауэр, Кьеркегор,
Ницше, Дильтей, Бергсон, Хайдеггер и
др.).

Функции философии

Предмет и специфику
философии нельзя раскрыть в достаточной
степени полно, не затрагивая вопроса о
ее функциях. Некоторые из них мы уже
рассматривали выше. Прежде всего – это
мировоззренческая функция, которая
связана с абстрактно‑теоретическим,
понятийным объяснением мира, в отличие
от всех других видов и уровней
мировоззрения. Единственное, что хотелось
бы здесь добавить, – это указать на
двойственный характер самих философских
концепций, который выражается в их
тяготении или к научному знанию,
объективной истине, или к псевдонауке.

Методологическая
функция, о которой также уже шла речь,
заключается в том, что философия выступает
как общее учение о методе и как совокупность
наиболее общих методов познания и
освоения действительности человеком.

Следует выделить
и прогностическую функцию философии,
формулировку в ее рамках гипотез об
общих тенденциях развития материи и
сознания, человека и мира. При этом
степень вероятности прогноза, естественно,
будет тем выше, чем больше философия
опирается на науку. Наконец, нельзя не
упомянуть функцию философии как школы
теоретического мышления и мудрости.
Особенно это касается изучения истории
философии.

Критическая функция
философии. Она распространяется не
только на другие дисциплины, но и на
саму философию. Принцип «подвергай все
сомнению», со времен античности
проповедуемый многими философами, как
раз и свидетельствует о важности
критического подхода и наличия
определенной доли скепсиса по отношению
к существующему знанию и социокультурным
ценностям. Он играет антидогматическую
роль в их развитии. При этом необходимо
подчеркнуть, что положительное значение
имеет лишь основывающаяся на диалектическом
отрицании конструктивная критика, а не
абстрактный нигилизм.

С критической
функцией философии тесно связана и ее
аксиологическая функция (от греч. axios –
ценный). Любая философская система
содержит в себе момент оценки исследуемого
объекта с точки зрения самих различных
ценностей: социальных, нравственных,
эстетических, идеологических и т. п.
Особенно остро эта функция проявляется
в переходные периоды общественного
развития, когда возникает проблема
выбора пути движения и встает вопрос,
что следует отбросить, а что сохранить
из старых ценностей.

Социальная функция
философии является довольно многоплановой
по своему содержанию и охватывает
различные аспекты общественной жизни:
философия призвана выполнить двуединую
задачу – объяснять социальное бытие и
способствовать его материальному и
духовному изменению. При этом следует
помнить, что в общественной жизни
социальные изменения, эксперименты и
реформы имеют особую ценность и значение.
Поэтому прежде чем пытаться изменить
социальный мир, нужно предварительно
его хорошо объяснить. Именно философии
принадлежит прерогатива в разработке
всеобъемлющих концепций интеграции и
консолидации человеческого общества.
Ее задача – помочь осознать и сформулировать
коллективные цели и направить усилия
на организацию коллективных действий
по их достижению. При этом степень
жизненности философской концепции
определяется тем, насколько каждый
индивид может ее понять и принять.
Следовательно, несмотря на свой
всеобъемлющий характер, философия
должна быть адресована каждому человеку.

С социальной
функцией тесно связана функция философии,
которую мы назвали бы гуманитарной.
Речь идет о том, что философия должна
играть адаптационную и жизнеутверждающую
роль для каждого индивида, способствовать
формированию гуманистических ценностей
и идеалов, утверждению позитивного
смысла и цели жизни. Она, таким образом,
призвана осуществлять функцию
интеллектуальной терапии, которая
особенно важна в периоды нестабильного
состояния общества, когда прежние кумиры
и идеалы исчезают, а новые не успевают
сформироваться или завоевать авторитет;
когда человеческое существование
находится в «пограничной ситуации», на
грани бытия и небытия, и каждый должен
делать свой нелегкий выбор.

Следует подчеркнуть,
что все функции философии диалектически
взаимосвязаны. Каждая из них предполагает
остальные и так или иначе включает их.
Нельзя разорвать, например, мировоззренческую
и методологическую, методологическую
и гносеологическую, социальную и
гуманитарную и т. д. функции. И вместе
с тем только через их целостное единство
проявляется специфика и сущность
философского знания.

studfiles.net

Философия как методология

Количество просмотров публикации Философия как методология — 1276

Каждая наука имеет свой метод. При этом философия высту­пает в качестве наиболее общей методологии, и в данном суть ее собственного метода. Можно сказать, что философский метод (от греч. methodos — путь познания) есть система наиболее общих приемов теоретического и практического освоения дей­ствительности, а также способ построения и обоснования системы самого философского знания. Как и методы других наук, он берет начало в практической деятельности людей и в своем истоке является отражением логики и закономерностей развития объективной действительности. Это относится, ко­нечно, только к такой философии, которая опирается на науку.

Философский метод задает общие принципы исследования и, по словам Ф. Бэкона, сравним с факелом, освещающим путь. При этом различные философские школы и направления, в соот­ветствии со своей спецификой и пониманием предмета фило­софии, формулируют и используют различные философские методы. Плюрализму философских концепций соответствует и плюрализм методов. Общее, что свойственно им всœем — это теоретическое мышление, выраженное в философских катего­риях, принципах и законах.

Переходя к более конкретному рассмотрению вопроса о ме­тодах философии, следует прежде всœего указать на материа­лизм и идеализм. Об их содержании речь шла выше. В данном же аспекте следует обратить внимание на то, что они выступа­ют как наиболее общие подходы и способы рассмотрения бытия и познания. Теория познания с самого начала во многом определяется тем, что берется за первичное: материя или со­знание, дух или природа, ᴛ.ᴇ. материалистические или идеа­листические предпосылки. В первом случае общий процесс по­знания воспринимается как отражение в сознании объектив­ной действительности; во втором — как самопознание созна­ния, абсолютной идеи, изначально присутствующих в вещах (объективный идеализм), или как анализ наших собственных ощущений (субъективный идеализм). Другими словами, онто­логия во многом определяет гносœеологию.

Следующий аспект дифференциации философских мето­дов — диалектика и метафизика. Под диалектикой имеют в виду прежде всœего учение о наиболее общих закономерностях развития бытия и познания, одновременно она выступает и общим методом освоения действительности. Хотя такое ее по­нимание было не всœегда. Зарождение и начало становления диалектики связано с периодом античности. Этот этап часто характеризуют как стихийную, или наивную, диалектику, имея в виду прежде всœего то, что взгляды первых философов на мир были во многом наивны. Но вместе с тем они рассматри­вали его непредвзято, в развитии и движении. При этом нужно от­метить, что уже тогда обнаруживалось разное понимание диа­лектики.

Так, материалист Гераклит в своем учении обращает внима­ние на постоянное движение и изменение мира, на взаимный переход противоположностей в нем, ᴛ.ᴇ. прежде всœего на “диалектику вещей”, на объективную диалектику. Жившие в данный же период идеалисты Сократ и Платон под диалектикой пони­мали искусство вести спор, диалог с целью выяснения понятий и достижения истины. Здесь идет речь о “диалектике понятий”, о субъективной диалектике.

Τᴀᴋᴎᴍ ᴏϬᴩᴀᴈᴏᴍ, диалектика в принципе совместима как с материализмом, так и с идеализмом. В первом случае она вы­ступает как материалистическая диалектика, во втором — как идеалистическая диалектика. Классическим представи­телœем идеалистической диалектики (равно как и диалектичес­кого идеализма) является Г.В.Ф. Гегель, создавший систему диалектики как теорию и метод познания. А классиками мате­риалистической диалектики (равно как и диалектического ма­териализма) являются К. Маркс и Ф. Энгельс, которые придали ей целостный и научный характер.

Диалектика возникла и развивалась наряду с метафизикой как противоположным ей способом мышления и познания. Ее особенностью является тенденция к созданию однозначной, статичной картины мира, стремление к абсолютизации и изо­лированному рассмотрению тех или иных моментов или фраг­ментов бытия. Метафизический метод характеризуется тем, что рассматривает предметы и процессы по одному принципу:

либо да, либо нет; либо белое, либо черное; либо друг, либо враг и т.д. В социальной практике этому соответствует хорошо из­вестный лозунг: “Кто не с нами, тот против нас”. При рассмот­рении движения метафизика тяготеет к сведению многообраз­ных его форм к какой-либо одной. Причем чаще наблюдается сведение высшей формы движения материи к низшей. Так, к примеру, для материализма Нового времени было характерно сведение различных форм движения материи к механической. По этой причине он и получил название механистического материализма, который, в свою очередь, является проявлением мета­физического материализма.

Необходимо отметить, однако, что сам по себе метод позна­ния, который предполагает рассмотрение предметов и явлений в статике, покое, а тем самым и “огрубление”, “упрощение” на­ходящегося в постоянном изменении бытия, имеет полное право на существование. Метод абстрагирования, который при этом применяется, вполне научен и используется различными дисциплинами. И если за покоем не забывается движение, за статикой — динамика, а за деревьями — лес, то такой элемент метафизики просто необходим в познании, ибо он выступает как необходимый момент диалектического познания. Методо­логическая ошибка возникает тогда, когда данный момент покоя или какая-либо одна характеристика, сторона предмета иссле­дования вырывается из всœеобщей взаимосвязи и взаимообу­словленности и возводится в абсолют. В этом, кстати, гносœео­логические корни всœех односторонних теоретических концеп­ций. Суть их в том, что идеальный фактор (мысль, сознание, идея) отрывается от материального, абсолютизируется и про­тивопоставляется материальному в качестве абсолютно авто­номного демиурга (творца) бытия. При этом забывается, что, в конце концов, мышление, идеальное возникает на базе мате­риального.

Следует, однако, отметить, что плохую услугу познанию ока­зывает не только абсолютизация покоя, но и абсолютизация его противоположности — движения. И то и другое есть выра­жение метафизического способа исследования. И если в пер­вом случае мы встаем на путь, ведущий к догматизму, то во втором — на путь, ведущий к абсолютному релятивизму. Для подлинной диалектики нет не только покоя без движения, но и движения без относительного покоя.

Помимо указанных методов философия включает в себя и другие.

Отметим некоторые из них, имеющие наибольшее, по наше­му мнению, значение. Сенсуализм (от лат. sensus — чувство) — методологический принцип, в котором за основу познания берут­ся чувства и который стремится всœе знания вывести из деятельности органов чувств, ощущений, абсолютизируя их роль в noзнании (Эпикур, Гоббс.Локк, Беркли, Гольбах, Фейербах и др.).

Рационализм (от лат. ratio — разум) — метод, согласно кото­рому основой познания и действия людей является разум (Спи­ноза, Лейбниц, Декарт, Гегель и др.).

Иррационализм — философский метод, который отрицает или, по крайней мере, ограничивает роль разума в познании, а уделяет основное внимание иррациональным способам пости­жения бытия (Шопенгауэр, Кьеркегор, Ницше, Дильтей, Берг­сон, Хайдеггер и др.).

Бурное развитие науки и познания в последние десятилетия привели к осмыслению методологии как специализированной области знания. В ее рамках исследуются внутренние механиз­мы, логика и организация знания. В частности, рассматрива­ются критерии научности знания, проводится анализ языка науки, прослеживаются логика и рост научного знания, струк­тура научных революций и другие.

Все названные философские методы находятся между собой в диалектической взаимосвязи и образуют целостную систему, благодаря чему философия и выступает как общая методоло­гия познания и освоения мира. Но наряду с этим философия выступает, как уже говорилось, и как особая теория, имеющая свои категории, законы и принципы исследования. Эти два ка­чества философии тесно взаимосвязаны между собой. Фило­софская теория в силу всœеобщности своих положений, законов и принципов выступает в то же самое время и как методология для других наук. При этом эти два качества философии не следу­ет смешивать.

referatwork.ru

Философия как методология — Мегаобучалка

Каждая наука имеет свой метод. Однако философия выступает в качестве наиболее общей методологии, и в этом суть ее собственного метода. Можно сказать, что философский метод(от греч. methodos — путь, познание)есть система наиболее общих приемов теоретического и практического освоения действительности, а также способ построения и обоснования системы самого философского знания.

Как и методы других наук, он берет начало в практической деятельности людей и в своем истоке является отражением логики и закономерностей развития объективной действительности.

Философский метод задает общие принципы исследования и, по словам Ф. Бэкона, сравним с факелом, освещающим путь. Однако различные философские школы и направления в соответствии со своей спецификой и пониманием предмета философии формулируют и используют различные философские методы. Плюрализму философских концепций соответствует и плюрализм методов. Общее, что свойственно им всем, — теоретическое мышление, выраженное в философских категориях, принципах и законах.

Переходя к более конкретному рассмотрению вопроса о методах философии, следует прежде всего указать на материализм и идеализм. О их содержании речь шла выше. В данном же аспекте следует обратить внимание на то, что они выступают как наиболее общие подходы и способы рассмотрения бытия и познания. Теория познания с самого начала во многом определяется тем, что берется за первичное: материя или сознание, дух или природа, т. е. материалистические или идеалистические предпосылки. В первом случае обший процесс познания рассматривается как отражение в сознании объективной действительности, во втором — как самопознании сознания, абсолютной идеи, изначально присутствующих в вещах (объективный идеализм), или как анализ наших собственных ощущений (субъективный идеализм). Другими словами, онтология во многом определяет гносеологию.

Следующий аспект дифференциации философских методов — диалектика и метафизика.

Под диалектикой имеют в виду, прежде всего, учение о наиболее общих закономерностях развития бытия и познания, одновременно она выступает и общим методом освоения действительности. Хотя такое ее понимание было не всегда. Зарождение и начало становления диалектики связано с периодом античности. Этот этап часто характеризуют как стихийную, или наивную, диалектику, имея в виду, прежде всего, то, что взгляды первых философов на мир были во многом наивны. Но вместе с тем они рассматривали его непредвзято, в развитии и движении. Однако надо отметить, что уже тогда обнаруживалось разное понимание диалектики.

Так, материалист Гераклит в своем учении обращает внимание, прежде всего, на постоянное движение и изменение мира, на взаимный переход противоположностей в нем, то есть прежде всего на «диалектику вещей», на объективную диалектику. Жившие в этот же период идеалисты Сократ и Платон под диалектикой понимали искусство вести спор, диалог с целью выяснения понятий и достижения истины. Здесь идет речь о «диалектике понятий», о субъективной диалектике.

Таким образом, диалектика в принципе совместима как с материализмом, так и с идеализмом. В первом случае она выступает как материалистическая диалектика, во втором — как идеалистическая диалектика. Классический представитель идеалистической диалектики (равно как и диалектического идеализма) — Г.В.Ф. Гегель, создавший систему диалектики как теорию и метод познания. А классики материалистической диалектики (равно как и диалектического материализма) — К. Маркс и Ф. Энгельс, которые придали ей целостный и научный характер.

Диалектика возникла и развивалась наряду с метафизикой как противоположным ей способом мышления и познания. Ее особенность — тенденция к созданию однозначной, статичной картины мира, стремление к абсолютизации и изолированному рассмотрению тех или иных моментов или фрагментов бытия. Метафизический метод характеризуется тем, что рассматривает предметы и процессы по одному принципу: либо да, либо нет; либо белое, либо черное; либо друг, либо враг и т.д. В социальной практике этому соответствует хорошо известный лозунг: «Кто не с нами, тот против нас». При рассмотрении движения метафизика тяготеет к сведению многообразных его форм к какой-либо одной. Причем чаще наблюдается сведение высшей формы движения материи к низшей1. Так, например, для материализма Нового времени было характерно сведение различных форм движения материи к механической. Поэтому он и получил название механистического материализма, который в свою очередь, является проявлением метафизического материализма.

Необходимо отметить, однако, что сам по себе метод познания, который предполагает рассмотрение предметов и явлений в статике, покое, а тем самым и «огрубление», «упрощение» находящегося в постоянном изменении бытия, имеет полное право на существование. Метод абстрагирования, который при этом применяется, вполне научен и используется различными дисциплинами. И если за покоем не забывается движение, за статикой — динамика, а за деревьями — лес, то такой элемент метафизики просто необходим в познании, ибо он выступает как необходимый момент диалектического познания. Методологическая ошибка возникает тогда, когда этот момент покоя или какая-либо одна характеристика, сторона предмета исследования вырывается из всеобщей взаимосвязи и взаимообусловленности и возводится в абсолют. В этом, кстати, гносеологические корни всех односторонних идеалистических концепций. Суть их в том, что идеальный фактор (мысль, сознание, идея) отрывается от материального, абсолютизируется и противопоставляется материальному в качестве абсолютно автономного демиурга (творца) бытия. При этом забывается, что, в конце концов, мышление, идеальное возникает на базе материального.

Следует, однако, отметить, что опасность познанию представляет не только абсолютизация покоя, но и абсолютизация его противоположности — движения. И то и другое есть выражение метафизического способа исследования. И если в первом случае мы встаем на путь, ведущий к догматизму, то во втором — на путь, ведущий к абсолютному релятивизму1. Для подлинной диалектики нет ни только покоя без движения, но и движения без относительного покоя.

Помимо указанных методов философия включает в себя и другие. Отметим некоторые из них, имеющие наибольшее, по нашему мнению, значение.

Сенсуализм (от лат. sensus — чувство) — методологический принцип, в котором за основу познания берутся чувства и который стремится все знание вывести из деятельности органов чувств, ощущений, абсолютизируя их роль в познании (Эпикур, Гоббс, Локк, Беркли, Гольбах, Фейербах и др.).

Рационализм, (от лат. ratio — разум) — метод, согласно которому основой познания и действия людей является разум (Декарт, Спиноза, Лейбниц, Гегель и др.).

Иррационализм — философский метод, который отрицает или, по крайней мере, ограничивает роль разума в познании, а уделяет основное внимание иррациональным способам постижения бытия (Шопенгауэр, Кьеркегор, Ницше, Дильтей, Бергсон, Хайдеггер и др.).

Бурное развитие науки и познания в последние десятилетия привели к осмыслению методологии как специализированной области знания. В ее рамках исследуются внутренние механизмы, логика и организация знания. В частности, рассматриваются критерии научности знания, проводится анализ языка науки, прослеживаются логика и рост научного знания, структура научных революций и др.

Все названные философские методы находятся между собой в диалектической взаимосвязи и образуют целостную систему, благодаря чему философия и выступает как общая методологияпознания и освоения мира. Но наряду с этим философия выступает, как уже говорилось, и как особая теория, имеющая свои категории, законы и принципы исследования. Эти два качества философии тесно взаимосвязаны между собой. Философская теория в силу всеобщ­ности своих положений, законов и принципов выступает в то же самое время и как методология для других наук. Однако эти два качества философии не следует смешивать

Философия и наука.

При рассмотрении вопроса о соотношении философии и науки имеется, по крайней мере, три аспекта его интерпретации:

· является ли философия наукой;

· взаимодействие философии и частных (конкретных) наук;

· соотношение философии и ненаучного знания.

Первый аспект. По нашему мнению, нельзя отрицать научного характера философии вообще как одного из мощных потоков развития человеческого знания и культуры. И если к ней подходить не только со стороны конкретных концепций, а рассмотреть с позиции истории, то можно обнаружить преемственность в развитии философского знания, его проблематики, общность категориального аппарата и логики исследования. Не случайно Гегель рассматривал философию прежде всего с точки зрения «науки логики».

Выводы, полученные в рамках философии, служат не только средством получения научного знания, но и сами входят в содержание науки. Не случайно многие крупные ученые в области конкретных наук являются и виднейшими представителями философии. Достаточно назвать имена Пифагора, Аристотеля, Бруно, Коперника, Декарта, Маркса, Фрейда, Рассела и многих других. У философии имеется свой специфический язык и свой категориальный аппарат. Она осуществляет научный поиск и уже поэтому имеет научный характер. К этому надо, пожалуй, добавить лишь одно уточнение — если она опирается на систему научного знания.

Второй аспект — взаимодействие философии и частных (конкретных) наук. Естественно, что современная философия уже не может претендовать на роль науки наук, включать в себя все знания. Конкретные науки имеют собственный предмет исследования, свои законы и методы, свой уровень обобщения знания. Философия же делает предметом своего анализа обобщения частных наук, то есть она имеет дело с более высоким, вторичным уровнем обобщения. Если первичный уровень обобщения приводит к формулированию законов конкретных наук, то задача второго уровня — выявление более общих закономерностей и тенденций. Основным методом философии при этом выступает теоретическое мышление, опирающееся на достижения частных наук, конечно, в том случае, если сама философия претендует на научность. Крупнейшие открытия в конкретных науках способствовали и интенсивному развитию философии. Достаточно указать на огромное влияние, которое оказали успехи естествознания в Новое время или в конце XIX — начале XX вв. на развитие философского знания. При этом надо иметь в виду, что новые открытия в области частных наук могут приводить к утверждению как научно-философских выводов, так и той философской ветви, которая представляет иррационалистические спекуляции.

Однако философия не только испытывает влияние со стороны частных наук, но и сама оказывает воздействие на их развитие, причем опять-таки как положительное, так и отрицательное. Философия, конечно, не призвана делать какие-либо открытия естественно-научного характера. Ее влияние осуществляется через философское мировоззрение, методологию и ценностные ориентации которые так или иначе воздействуют на первоначальные позиции ученого, его отношение к миру и познанию, а также на его отношение к необходимости развития той или иной конкретной области знания (например, ядерной физики, евгеники, генной инженерии и т.п.). Взаимозависимость философии и частных наук хорошо выразил И. В. Гете:

«От физика, — писал он, — нельзя требовать, чтобы он был философом; но… он должен быть знаком с работой философа, чтобы доводить феномены вплоть до философской области. От философа нельзя требовать, чтобы он был физиком, и тем не менее его воздействие на область физики и необходимо, и желательно. Для этого ему не нужны частности, нужно лишь понимание тех конечных пунктов, где эти частности сходятся»1

Наконец, третий аспект — философия и «ненаучное знание».

При этом ненаучное знание мы разделим, с известной долей условности, на заблуждения, связанные с исследованиями людей, убежденных, что они создают подлинную науку, и паранауку (антинауку, псевдонауку, «альтернативную науку»), куда входят такие «науки», как астрология, оккультные «науки», магия, колдовство и т.д.

Говоря о соотношении философии и «заблуждающегося разума», следует, на наш взгляд, рассматривать последний в качестве момента развития научного знания и философии. Причем с исторической точки зрения этот момент необходим в силу самого характера процесса познания. Он свойствен любой науке. Философия также не может быть гарантирована от заблуждений.

Отношение философии и паранауки. Отметим, что некоторые авторы, особенно это касается представителей и приверженцев концепции постмодернизма, призывают использовать любые учения вплоть до мистики, суеверий, магии, астрологии и т.д., лишь бы они оказывали терапевтическое воздействие на современное больное общество и индивидов. Они полагают, что ста­тус научного миропонимания в современном обществе не выше, чем любого функционального мифа, и выступают, по существу, за беспредельный мировоззренческий плюрализм. Однако подобная позиция абсолютной нейтральности научного мировоззрения к псевдонауке ведет к интеллектуальному анархизму. Более того, при таком подходе научного сообщества к псевдонауке, который ширится в современном мире, мы можем уже достаточно скоро оказаться свидетелями победы суеверия над научным мировоззрением.

Необходимо сказать, что наиболее велико влияние паранауки именно в критические моменты развития общества и индивида. Это происходит потому, что паранаука действительно выполняет некоторую психо- и интеллектуально-терапевтическую функцию, служит определенным средством адаптации к жизни в период социальной и индивидуальной нестабильности. Ведь в трудную минуту всегда легче обратиться к богу, астрологу, колдуну и т.д., чем к разуму и научному мировоззрению, ибо упование на трансцендентные силы связано лишь с верой и ожиданием свыше какого-то блага. А это освобождает индивида от необходимости делать свой собственный, порой трудный выбор и от ответственности за положение дел и сравнительно легко обеспечивает душевный комфорт. Между тем строгие научные выводы, обращенные к разуму и совести личности, мало кому приносят счастье и душевное спокойствие, ибо возлагают ответственность за поступки на самого человека.

Что же касается рационалистической и научной философии, то ее статус, общекультурное значение и просветительская функция, по нашему мнению, несовместимы с теми псевдонаучными бессмыслицами, которые непрерывно обрушиваются на голову современного человека. Это требует от представителей научной философии более активного распространения научного миропонимания. И дело тут не в каких-то мировоззренческих амбициях, а в том, что игнорирование научного миропонимания может повлечь за собой опасные социальные последствия. Эта опасность возрастает во много раз, когда наблюдается союз политической власти и паранауки. Примерами тут могут служить и инквизиция, и религиозный фанатизм и фундаментализм, и фашизм, и, что хорошо известно нашим читателям, лысенковщина, гонения на кибернетику, генетику и т.д. Поэтому современное научное и культурно-интеллектуальное сообщество не должно смотреть на засилье псевдонауки со снисходительной усмешкой, ибо оно в таком случае улыбается своей собственной нравственной ущербности.

megaobuchalka.ru