Естественные законы – 1) Естественные законы – это законы природы, экономические – законы развития общественной жизни, хозяйственной деятельности людей;

Содержание

19 Естественных законов общества по Томасу Гоббсу

Томас Гоббс считал: «Естественный закон (lex naturalis) — есть предписание, или найденное разумом общее правило, согласно которому человеку запрещается делать то, что пагубно для его жизни и что лишает его средств к её сохранению, и пренебрегать тем, что он считает наилучшим средством для сохранения жизни».

В «Левиафане Томас Гоббс перечисляет 19 естественных законов: 

«1). Предписание или общее правило разума гласит, что всякий человек должен добиваться мира, если у него есть надежда достигнуть его, если же он не может его достигнуть, то он может использовать любые средства, дающие преимущество на войне. Первая часть этого правила содержит первый и основной закон, гласящий, что следует искать мира и следовать ему. Вторая часть есть содержание естественного права, сводящегося к праву защищать себя всеми возможными средствами.

2). Второй закон приказывает отказаться от права на все, иными словами, от прав, присущих естественному (догосударственному) состоянию, являющихся причиной всех человеческих распрей. Итак: «В случае согласия на то других, человек должен согласиться отказаться от права на все вещи в той мере, в какой это необходимо в интересах мира и самозащиты, и довольствоваться такой степенью свободы по отношению к другим людям, которую он допустил бы по отношению к себе». 

Гоббс комментирует это правило словами Евангелия:«Итак, во всём, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними» (Матф. 7, 12). И это закон всех людей: quod tibi fieri поп vis, alteri ne feceris (чего не хочешь для себя, не делай другим)».

3). Третий закон предписывает, чтобы выполнялись заключённые соглашения. На этой основе зарождается справедливость и несправедливость (справедливо придерживаться договоренностей, несправедливо их нарушать).

За этими тремя основополагающими законами следует шестнадцать остальных, которые мы вкратце рассмотрим.

4). Четвёртый закон (благодарность) возвращать полученные блага, чтобы другие не раскаивались в своих благих деяниях и продолжали их делать; отсюда берут начало благодарность и неблагодарность.

5). Пятый закон (взаимная уступчивость) рекомендует каждому человеку приспосабливаться к другим; отсюда появляются общительность и её противоположность.

6). Шестой закон (легко прощать обиды) предписывает, чтобы, когда будут получёны нужные гарантии в отношении будущего, были прощены все те, кто раскаялся и просит прощения.

7). Седьмой закон гласит, что  и при отмщении (т. е. воздаянии злом за зло) люди должны сообразовываться не с размерами совершённого зла, а с размерами того блага, которое последует за отмщением». Несоблюдение этого закона порождает жестокость.

8). Восьмой закон — против оскорбления: «ни один человек не должен делом, словом, выражением лица или жестом выказывать ненависть или презрение другому». Нарушение этого закона — нанесение оскорбления.

9). Девятый закон (против гордости) предписывает каждому человеку признавать другого равным себе от природы; нарушение этого закона — гордыня. (Это явное смешение нескольких контекстов: действительно, для управления государством проще, когда граждане имеют равные права, но люди — и это было хорошо известно уже во времена Томаса Гоббса, обладают существенно разными (т.е. неравными) способностями и достижениями — Прим. И.Л. Викентьева)

10). Десятый закон (против надменности) предписывает, чтобы никто не претендовал на  какое-либо право для себя, если он не согласился бы предоставить его любому другому человеку; отсюда возникают скромность и высокомерие.

11). Одиннадцатый закон (беспристрастие) предписывает тем, кому доверена обязанность судить (разбирать тяжбы) двух людей, вести себя справедливо по отношению к обоим; отсюда берёт начало справедливость и беспристрастие. Нарушение этого закона лицеприятие (prosopolepsia).

Остальные восемь законов предписывают равное использование общих вещей, правило вверять жребию (естественному либо установленному по договорённости) пользование неделимым имуществом, гарантию неприкосновенности для посредников мира, третейский суд, условия годности для беспристрастного судебного разбирательства, законность свидетельских показаний. Тем не менее, этих законов самих по себе ещё не достаточно для построения общества, нужна ещё власть, заставляющая соблюдать законы: «договоры без меча, принуждающего их соблюдать», не годятся для достижения установленной цели. Именно вследствие этого, согласно Гоббсу, нужно, чтобы все люди избрали одного единственного человека (или ассамблею) представлять их интересы.

Однако ясно видно, что «общественный договор» заключён не подданными с правителем, а подданными между собой. (Совершенно иным будет общественный договор, который предложит Руссо.) Правитель остается за рамками договора единственным хранителем тех прав, от которых отказались подданные, а, следовательно, единственным, кто сохранил все первоначальные права. Если бы и правитель тоже вошёл в договор, гражданские войны нельзя было бы предотвратить, потому что скоро возникли бы различные противоречия и распри в управлении. Власть верховного правителя (или ассамблеи, собрания) неделима и абсолютна в этой самой радикальной теории абсолютистского государства, выведенной не из «Божьей милости» (как прежде), а из вышеописанного «общественного договора»».

Дж. Локк и его взгляды на разделение властей Джон Локк (1632-1704) изложил свое политико-юридическое учение в труде «Два трактата о государственном правлении». Локк полностью разделял идеи естественного права, общественного договора, народного суверенитета, неотчуждаемых свобод личности, сбалансированности властей, законности восстания против тирана. Дж. Локк развил эти идеи, видоизменил, дополнил новыми и интегрировал в целостное политико-правовое учение — доктрину раннебуржуазного либерализма. Эта доктрина начиналась с вопроса о возникновении государства. По Дж. Локку, до возникновения государства люди пребывали в естественном состоянии. В предгосударственном общежитии «нет войны всех против всех». Господствует равенство ,«при котором всякая власть и всякое право являются взаимными, никто не имеет больше другого». Однако, в естественном состоянии отсутствуют органы, кот. могли бы беспристрастно решать споры между людьми, осуществлять надлежащее наказание виновных в нарушении естественных законов. Все это порождает обстановку неуверенности, дестабилизирует обычную размеренную жизнь. В целях надежного обеспечения естественных прав, равенства и свободы, защиты личности и собственности люди соглашаются образовать политическое общество, учредить государство. Локк особенно акцентирует момент согласия : «Всякое мирное образование государства имело в своей основе согласие народа». Государство представляет собой, по Локку, совокупность людей, соединившихся в одно целое под эгидой ими же установленного общего закона и создавших судебную инстанцию, правомочную улаживать конфликты между ними и наказывать преступников. От всех прочих форм коллективности (семей, господских владений) государство отличается тем, что лишь оно воплощает политическую власть, т.е. право во имя общественного блага создавать законы для регулирования и сохранения собственности, а также право применять силу общества для исполнения этих законов и защиты государства от нападения извне. Строя государство добровольно, прислушиваясь только к голосу разума, люди предельно точно отмеряют тот объем полномочий, кот. они затем передают государству. О каком-нибудь полном, тотальном отказе индивидов от всех принадлежащих им естественных прав и свобод в пользу государства у Локка нет и речи . право на жизнь и владение имуществом, свободу и равенство, человек не отчуждает никому и ни при каких обстоятельствах. Эти неотчуждаемые ценности — окончательные границы власти и действия государства, преступать которые ему заказано. Целью деятельности государства , по Локку, должны быть охрана собственности и обеспечение гражданских интересов. Средствами, призванными содействовать осуществлению данной цели, Локк выбрал законность, разделение властей, оптимальную для нации форму правления, право народа на восстание в связи с злоупотреблениями властью. Традиционно основоположниками «классического» варианта теории разделения властей в юридической литературе называют Дж.Локка и Ш.Монтескье. Однако Дж. Локк, не выделяя отдельно судебную власть и разделяя власти лишь на законодательную, исполнительную и федеративную (регулирующую отношения с другими государствами), подчинил все власти законодательным органам, поскольку, «тот выше, кто может подписывать законы». Судебную власть Локк считал элементом исполнительной власти. Компромиссная позиция между абсолютной монархией и республикой, к-рую отстаивает Локк в «Двух трактатах…», опиралась на реальные политич. условия, вскоре завоеванные дворянско-буржуазным блоком. В своей политич. программе Локк конкретизирует эту позицию как теорию разделения властей. Теория вполне соответствовала политич. практике после 1688 г. когда к рулю правления пришли виги и затем исполнтьельная власть попеременно стала попадать в руки, то торийских. то вигских министерских кабинетов. Согласно принципу разграничения прерогатив, верховная, законодательная власть принадлежит буржуазному парламенту, к-рый решает вопросы «по воле большинства». Эта «воля» (по Локку) закрепляет буржуазно понимаемые свободы совести, слова, печати, собраний и. разумеется, частной собственности. Исполнительная власть, включающая в себя судебную, военную и федеративную (т. е. сношения с др. государствами), передается кабинету министров и лишь отчасти королю. Все эти полномочия четко определяются и регулируются законами, строго контролируются парламентом. В социологических взглядах Локка отражена идея политического компромисса между буржуазией и дворянством. Он один из родоначальников английского буржуазного либерализма, защитник конституционной монархии. Ядром его философии истории является учение о естественном праве и общественном договоре. Изначальное естественное состояние Локка не то же самое, что и «война всех против всех» Гоббса. Это состояние равенства, в котором вся власть и правомочность является взаимной, один имеет не больше чем другой. Локк характеризует это состояние как совокупность отношений равенства, свободы и взаимной независимости людей. Ограничением неконтролируемой свободы людей является естественный закон, гласящий: «никто не имеет права ограничивать другого в его жизни, здоровье, свободе, либо его имуществе». Но постепенно естественный закон стал нарушатся. Появились симптомы перерастания естественного состояния в «войну всех против всех». Причина этого, по Локку, рост народонаселения. В этих условиях люди сочли необходимым учредить государство и передать часть естественных прав власти, образованной на основе договора. Власть обязана охранять «естественные права» людей: личную свободу и частную собственность. При этом власть не может быть абсолютной, она обязана сама подчинятся законам. Если власть действует вопреки законам или извращает право, нация возвращает себе право суверена и насильственно расторгает договор с правительством и образует другое правительство , передавая ему суверенитет. Именно это и происходит в условиях современной Локку Англии. Так мыслитель пытается теоретически обосновать приход к власти буржуазно-дворянской партии В. Оранского. Локк в «Двух трактах о правлении» развивает также теорию буржуазного парламентаризма. Разумно устроенное государство имеет, по его мнению, три элемента власти: законодательный (парламент), исполнительный (суды, армия) и «федеративный», ведающий внешними сношениями ( король, министры). Главенствующая роль в государстве должна принадлежать законодательной власти. Теория разумного разделения властей была направлена против абсолютной монархии и отражала сложившее разделение власти между буржуазией и обуржуазившемся дворянством.

Глава 2: «Основные идеи концепции разделения властей Джона Локка».       Принцип разделения властей означает, что законотворческая, исполнительная и судебная власти осуществляются разными государственными органами, при этом они самостоятельны и относительно независимы.      Политическое обоснование принципа разделения властей состоит в том, чтобы распределить и сбалансировать властные полномочия между различными государственными органами и исключить сосредоточение всех полномочий либо большей их части в ведении единого органа государственной власти либо должностного лица и тем самым предотвратить произвол. Независимые ветви власти могут сдерживать, уравновешивать, а также контролировать друг друга, не допуская нарушения законов — это так называемая «система сдержек и противовесов».       По Локку, законодательная власть является высшей властью в государстве, она основана на согласии и доверии подданных.  « Законодательная власть- это та власть, которая имеет право указывать, как должна быть употреблена сила государства для сохранения сообщества и его членов ». [4] « Основной целью вступления людей в общество является стремление мирно и безопасно пользоваться своей собственностью, а основным орудием и средством для этого служат законы, установленные в этом обществе; первым и основным положительным законом всех государств является установление законодательной власти. … Эта законодательная власть является не только верховной властью в государстве, но и священной и неизменной в руках тех, кому сообщество однажды ее доверило. И ни один указ кого бы то ни было, в какой бы форме он ни был задуман и какая бы власть его ни поддерживала, не обладает силой и обязательностью закона, если он не получил санкции законодательного органа, который избран и назначен народом. Ибо без этого данный закон не будет обладать тем, что совершенно необходимо для того, чтобы он стал действительно законом ».[5]      Локк являлся сторонником представительной системы, принятия законов представительным учреждением, избираемым народом и ответственным перед ним, так как народу принадлежит верховная власть отстранять или изменять состав законодательного органа, когда он видит, что законодательная власть действует вопреки оказанному ей доверию. Целью закона является не уничтожение и не ограничение, а сохранение и расширение свободы. Как все иные политические установления, как само государство, законы создаются по воле и решению большинства. Локк поясняет, что все, совершаемое каким-либо сообществом делается исключительно с одобрения входящих в него лиц. Также к законодательной власти Локк относил деятельность уполномоченных на то судей.      Джон Локк также отмечал определенные особенности законодательной власти. « Хотя законодательная власть, независимо от того, сосредоточена ли она в руках одного человека или нескольких, осуществляется ли она непрерывно или только через определенные промежутки, хотя она и является верховной властью в каждом государстве, но все же: во-первых, она не является и, вероятно, не может являться абсолютно деспотической в отношении жизни и достояния народа. Ведь она представляет собой лишь соединенную власть всех членов общества, переданную тому лицу или собранию, которые являются законодателями; она не может быть больше той власти, которой обладали эти лица, когда они находились в естественном состоянии. … Во- вторых, законодательная, или высшая, власть не может брать на себя право повелевать посредством произвольных деспотических указов, наоборот, она обязана отправлять правосудие и определять права подданного посредством провозглашенных постоянных законов и известных, уполномоченных на то судей. … В-третьих, верховная власть не может лишить какого-либо человека какой-либо части его собственности без его согласия. Ибо сохранение собственности является целью правительства, и именно ради этого люди вступают в общество. … В- четвертых, законодательный орган не может передать право издавать законы в чьи-либо другие руки. Ведь это право, доверенное народом, и те, кто им обладает, не могут передавать его другим. Только народ может устанавливать форму государства, делая это посредством создания законодательной власти и назначения тех, в чьих руках она будет находиться ». [6]      Помимо этого, существуют пределы, установленные для законодательной власти любого государства и во всех формах правления. По словам Локка, это « …во-первых, необходимо управлять посредством опубликованных, установленных законов, которые не должны меняться в каждом отдельном случае, напротив, должен существовать один закон для богатого и бедного, для фаворита при дворе и для крестьянина за плугом. Во-вторых, эти законы должны предназначаться ни для какой иной конечной цели, кроме как для блага народа. В-третьих, они не должны повышать налоги на собственность народа без согласия народа, данного им самим или через его представителей. В-четвертых, законодательный орган не должен и не может передавать законодательную власть кому-либо другому или передоверять ее кому-либо, кроме как тем, кому ее доверил народ ».[7]      Исполнительная власть по сути включает в себя две – исполнительную, отвечающую за исполнение законов внутри государства, и федеративную, отвечающую за внешнюю безопасность.      Законодательная и исполнительная власти не должны находиться в одних руках, рассуждал Локк, в противном случае носители власти могут принимать выгодные только для них законы и исполнять их, использовать свои политические привилегии в своих частных интересах, к ущербу для общего блага, мира и безопасности, естественных прав подданных. « Так как законы, которые создаются один раз и в короткий срок, обладают постоянной и устойчивой силой и нуждаются в непрерывном исполнении или наблюдении за этим исполнением, то необходимо, чтобы все время существовала власть, которая следила бы за исполнением тех законов, которые созданы и остаются в силе. И таким образом, законодательную и исполнительную власть часто надо разделять ». [8]      Кроме законодательной и исполнительной, Локк выделяет федеративную ветвь власти, которая представляет государство как целое во взаимодействиях с другими государствами. « Существует ещё одна власть в каждом государстве, которую можно назвать природной, так как она соответствует той власти, которой по природе обладал каждый человек до того, как он вступил в общество. Ведь хотя в государстве члены его являются отличными друг от друга личностями и в качестве таковых управляются законами общества, все же по отношению к остальной части человечества они составляют одно целое.  …Отсюда следует, что все споры, которые возникают между кем-либо из людей, находящихся в обществе, с теми, которые находятся вне общества, ведутся народом; и ущерб, нанесенный одному из его членов, затрагивает, в вопросе о возмещении этого ущерба, весь народ. Таким образом, принимая это во внимание, все сообщество представляет собой одно целое, находящееся в естественном состоянии по отношению ко всем другим государствам или лицам, не принадлежащим к этому сообществу. Следовательно, сюда относится право войны и мира, право участвовать в коалициях и союзах, равно как и право вести все дела со всеми лицами и сообществами вне данного государства; эту власть, если хотите, можно назвать федеративной ».[9]      Несмотря на то, что исполнительная и федеративная власти в действительности отличаются друг от друга, эти два вида власти почти всегда объединены. Федеративная власть имеет огромное значение для государства, поэтому она должна основываться на благоразумии и мудрости тех, в чьих руках она находится, с той целью, чтобы быть направленной на благо всего общества.      Форма правления в государстве зависит от того, у кого находится верховная власть, которая является законодательной. В соответствии с этим  форма государства определяется тем, в чьих руках сосредоточена законодательная власть.      По Локку, формой правления  будет демократия, если законодательная  власть находится в руках самого общества; если она находится в руках нескольких избранных лиц и их наследников или преемников, тогда это будет олигархия; если же в руках одного лица, тогда это — абсолютная  монархия; если в руках одного лица и его наследников, то это наследственная монархия;  если же власть передана лицу пожизненно, а после его смерти право назначить преемника принадлежит большинству, то это выборная монархия. И в соответствии с этим сообщество может устанавливать сложные и смешанные формы правления.       Согласно теории Локка, абсолютная монархия – одна из худших форм правления, так как она противоречит общественному договору уже по той причине, что суть последнего в установлении людьми равного для всех суда и закона, а над абсолютным монархом судьи вообще нет, он сам судья в собственных делах, что, конечно же, противоречит естественному праву и закону. Абсолютная монархия – всегда тирания, так как нет никаких гарантий естественных прав. Согласно философским и политическим воззрениям Джона Локка, если абсолютная монархия находится в глубоком противоречии с природой человека и общественным договором, то публичная политическая власть (демократическая форма государственного устройства), построенная на основе принципа разделения властей, изначально соответствует естественной природе людей.      Все ветви власти, по теории Локка, подчиняются законодательной, но в то же время оказывают на нее активное воздействие. Таким образом, каждая из ветвей регулируется со стороны двух других, что в итоге позволяет сохранять естественные права и свободы граждан. Государство и частная собственность

Материалы / Джон Локк о правах и свободах личности / Государство и частная собственность

Страница 1

Яндекс.Директ Все объявленияБрендовая Обувь в 3 раза дешевле! Ликвидация модной обуви! Sale! Бесплатная доставка РФ! Примерка до оплаты!Адрес и телефон lamoda.ru 

В этом пункте точка зрения Локка находится в определенной оппозиции к общему для Античности и Средневековья мнению о том, что для государства главной является этическая задача: быть основой для хорошей жизни, для этико-политической реализации человека в сообществе. С точки зрения предшествовавшей ему традиции, защита частной собственности имеет меньшее значение по сравнению с этической задачей. Защита частной собственности является целью только в той степени, в которой она необходима для того, чтобы люди могли жить достойно.

Внимание Локка к тому, что государство прежде всего должно защищать собственность, расходится с обычной традицией. Нередко его объясняют как отражение приоритетов современной ему буржуазии, среди которых защита частной собственности была основной.

Локк развил учение о связи между трудом и правом собственности. В естественном состоянии, до возникновения общества, индивид может использовать все, что находится вокруг него. Но когда индивид работает с природным объектом, например, занимается постройкой лодки из дерева, он вкладывает нечто свое в этот объект. Индивид становится заинтересованным в этом объекте, который превращается в собственность. И когда индивиды с помощью заключения договора переходят из естественного в общественное состояние, то при этом само собой подразумевается, что общество должно защищать эту частную собственность[1].

Однако Локк не был приверженцем радикального либерализма, то есть экономической политики, которая отводит государству минимальную роль и предоставляет владельцам частного капитала максимальное поле деятельности. Как и большинство его современников в Англии конца XVII в., Локк поддерживает экономическую политику, в которой государство играет определенную протекционистскую роль по защите собственных предпринимателей от иностранных конкурентов.

Государство должно защищать собственность, поддерживать порядок и проводить протекционистскую политику в отношении лругих государств, но оно не должно руководить торговлей и индустрией. Экономика должна быть частно-капиталистической. Государству также не следует заниматься социальной политикой, например, уравнивать личные доходы и помогать бедным. В этой области Локк является радикальным либералистом. В основе всего лежит личный труд индивида. Государство должно обеспечить ин-ливидам определенное юридическое, но не социальное и экономическое равенство. Подобно радикальным либералистам, то есть сторонникам радикального либерализма, Локк, по-видимому, считал, что существует природная гармония между эгоистическими стремлениями отдельного индивида и общим благом.

Локк полагай, что именно индивиды являются сувереном в обществе. Но если индивиды одобряют общественный договор, то они все должны подчиняться воле большинства. Локк однозначно выступает против абсолютизма. Сувереном является совокупность индивидов, а не Божьей милостью монарх. Но при таком подходе становится проблематичным, почему в случае одобрения общественного договора социумом должно управлять большинство. Почему меньшинство должно отказаться от практического использования той части суверенности, которой оно, в принципе, обладает? Ответ носит прагматический характер: для функционирования общества необходимо, чтобы меньшинство подчинялось воле большинства. Но это не удовлетворительный ответ. Разве общество не может функционировать, когда правит сильное меньшинство? Акцент Локка на большинство вполне соответствовал требованию юридического равенства, в котором в его время объективно была заинтересована буржуазия, выступавшая против привилегий знати. Но Локк не является сторонником правления большинства в смысле представительской формы правления со всеобщим избирательным правом. Он не считает, что каждый должен обладать правом голоса, и солидарен с английской реформой 1689 г., согласно которой избирательное право предоставлялось только «имущим классам» (буржуазии и знати). Для Локка либералистская гражданская демократия была демократией для буржуазии. Поэтому сказанное Локком о воле большинства не следует понимать слишком буквально. К тому же следует отметить, что Локк принадлежал к тем теоретикам, которые занимались проблемой ограничения власти праг вителей. Исполнительная и законодательная власть не должны быть сосредоточены в одном и том же органе. Локк поддерживает принцип разделения власте. Для Локка концепция естественного права основывается на идее неотъемлемых человеческих прав каждого индивида. Эта идея имеет для Локка важное значение. Именно эти права должны служить защитой индивида и его собственности от вмешательства со стороны государства. Данное понимание естественных прав важно для политической защиты буржуазии от абсолютизма.

studfiles.net

19 естественных законов Гоббса: VIKENT.RU

19 естественных законов общества по Томасу Гоббсу

Томас Гоббс считал: «Естественный закон (lex naturalis) — есть предписание, или найденное разумом общее правило, согласно которому человеку запрещается делать то, что пагубно для его жизни и что лишает его средств к её сохранению, и пренебрегать тем, что он считает наилучшим средством для сохранения жизни».

В «Левиафане Томас Гоббс перечисляет 19 естественных законов: 

«1). Предписание или общее правило разума гласит, что всякий человек должен добиваться мира, если у него есть надежда достигнуть его, если же он не может его достигнуть, то он может использовать любые средства, дающие преимущество на войне. Первая часть этого правила содержит первый и основной закон, гласящий, что следует искать мира и следовать ему. Вторая часть есть содержание естественного права, сводящегося к праву защищать себя всеми возможными средствами.

2). Второй закон приказывает отказаться от права на все, иными словами, от прав, присущих естественному (догосударственному) состоянию, являющихся причиной всех человеческих распрей. Итак: «В случае согласия на то других, человек должен согласиться отказаться от права на все вещи в той мере, в какой это необходимо в интересах мира и самозащиты, и довольствоваться такой степенью свободы по отношению к другим людям, которую он допустил бы по отношению к себе». Гоббс комментирует это правило словами Евангелия: «Итак, во всём, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними» (Матф. 7, 12). И это закон всех людей: quod tibi fieri поп vis, alteri ne feceris (чего не хочешь для себя, не делай другим)».

3). Третий закон предписывает, чтобы выполнялись заключённые соглашения. На этой основе зарождается справедливость и несправедливость (справедливо придерживаться договоренностей, несправедливо их нарушать).

За этими тремя основополагающими законами следует шестнадцать остальных, которые мы вкратце рассмотрим.

4). Четвёртый закон (благодарность) возвращать полученные блага, чтобы другие не раскаивались в своих благих деяниях и продолжали их делать; отсюда берут начало благодарность и неблагодарность.

5). Пятый закон (взаимная уступчивость) рекомендует каждому человеку приспосабливаться к другим; отсюда появляются общительность и её противоположность.

6). Шестой закон (легко прощать обиды) предписывает, чтобы, когда будут получёны нужные гарантии в отношении будущего, были прощены все те, кто раскаялся и просит прощения.

7). Седьмой закон гласит, что  и при отмщении (т. е. воздаянии злом за зло) люди должны сообразовываться не с размерами совершённого зла, а с размерами того блага, которое последует за отмщением». Несоблюдение этого закона порождает жестокость.

8). Восьмой закон — против оскорбления: «ни один человек не должен делом, словом, выражением лица или жестом выказывать ненависть или презрение другому». Нарушение этого закона — нанесение оскорбления.

9). Девятый закон (против гордости) предписывает каждому человеку признавать другого равным себе от природы; нарушение этого закона — гордыня. (Это явное смешение нескольких контекстов: действительно, для управления государством проще, когда граждане имеют равные права, но люди — и это было хорошо известно уже во времена Томаса Гоббса, обладают существенно разными (т.е. неравными) способностями и достижениями — Прим. И.Л. Викентьева)

10). Десятый закон (против надменности) предписывает, чтобы никто не претендовал на  какое-либо право для себя, если он не согласился бы предоставить его любому другому человеку; отсюда возникают скромность и высокомерие.

11). Одиннадцатый закон (беспристрастие) предписывает тем, кому доверена обязанность судить (разбирать тяжбы) двух людей, вести себя справедливо по отношению к обоим; отсюда берёт начало справедливость и беспристрастие. Нарушение этого закона лицеприятие (prosopolepsia).

Остальные восемь законов предписывают равное использование общих вещей, правило вверять жребию (естественному либо установленному по договорённости) пользование неделимым имуществом, гарантию неприкосновенности для посредников мира, третейский суд, условия годности для беспристрастного судебного разбирательства, законность свидетельских показаний. Тем не менее, этих законов самих по себе ещё не достаточно для построения общества, нужна ещё власть, заставляющая соблюдать законы: «договоры без меча, принуждающего их соблюдать», не годятся для достижения установленной цели. Именно вследствие этого, согласно Гоббсу, нужно, чтобы все люди избрали одного единственного человека (или ассамблею) представлять их интересы.

Однако ясно видно, что «общественный договор» заключён не подданными с правителем, а подданными между собой. (Совершенно иным будет общественный договор, который предложит Руссо.) Правитель остается за рамками договора единственным хранителем тех прав, от которых отказались подданные, а, следовательно, единственным, кто сохранил все первоначальные права. Если бы и правитель тоже вошёл в договор, гражданские войны нельзя было бы предотвратить, потому что скоро возникли бы различные противоречия и распри в управлении. Власть верховного правителя (или ассамблеи, собрания) неделима и абсолютна в этой самой радикальной теории абсолютистского государства, выведенной не из «Божьей милости» (как прежде), а из вышеописанного «общественного договора»».

Джованни Реале и Дарио Антисери, Западная философия от истоков до наших дней, Том 3, Новое время, СПб, «Петрополис», 1996 г., с. 316-317.

vikent.ru

Естественный закон как норма разума. История философии

Естественный закон как норма разума

Законы человеческого поведения Гоббс рассматривает как законы природы и утверждает, что они являются нормами или общими правилами, которые открываются с помощью разума. Первый и основополагающий естественный закон гласит: каждый должен стремиться к состоянию мира, если он обладает возможностью достичь его. Все естественное право содержится в правиле: если человек не обладает возможностью достичь состояния мира, то он должен искать и использовать все средства и преимущества, которые ему предоставляет война.

Право основывается на свободе действовать или устраняться от действий. Закон предписывает, что человек должен делать и что не должен делать.

В естественном состоянии господствует естественное право и, следовательно, свобода действовать так, чтобы защитить себя всеми возможными способами, исходя из собственного интереса в признаваемом разумом самосохранении. В гражданском состоянии устанавливаются естественные законы, которые являются нормами разума, основанными на понимании людьми того, что они обязаны делать в государстве для сохранения жизни и здоровья.

Для Гоббса правила разума являются нормами типа «если — то». Если человек живет в естественном состоянии, то он должен использовать все возможные средства для самозащиты. Если же он живет в упорядоченном обществе, то обязан сохранять мир. В обоих случаях правила разума основываются на главном человеческом инстинкте самосохранения. Из двух рассмотренных возможностей вторая является наилучшей.

В классической концепции естественного права естественный закон является идеальным, так сказать, стоящим над человеком. Он является нормой, которой мы должны пытаться следовать. Для Гоббса нормы естественного права задаются материальными факторами, инстинктами и просвещенным личным интересом. Естественное право и естественные законы объясняются эгоистичной природой индивида.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

fil.wikireading.ru

Естественный закон как норма разума

Глава 9. Гоббс — индивид и самосохранение

но со стремлением индивида к самосохранению. По своей природе индивиды являются асоциальными, поэтому по отношению к ним общество вторично. Государство и общество не связаны с сущностью индивида, как это было для Платона и Аристотеля. Государство и общество созданы людьми с помощью договора, основанного на совпадении личных интересов.

Законы человеческого поведения Гоббс рассматривает как законы природы и утверждает, что они являются нормами или общими правилами, которые открываются с помощью разума. Первый и основополагающийестественный закон гласит: каждый должен стремиться к состоянию мира, если он обладает возможностью достичь его. Всеестественное право содержится в правиле: если человек не обладает возможностью достичь состояния мира, то он должен искать и использовать все средства и преимущества, которые ему предоставляет война.

Право основывается на свободе действовать или устраняться от действий.Закон предписывает, что человек должен делать и что не должен делать.

В естественном состоянии господствует естественное право и, следовательно, свобода действовать так, чтобы защитить себя всеми возможными способами, исходя из собственного интереса в признаваемом разумом самосохранении. В гражданском состоянии устанавливаются естественные законы, которые являются нормами разума, основанными на понимании людьми того, что они обязаны делать в государстве для сохранения жизни и здоровья.

Для Гоббса правила разума являются нормами типа «если — то». Если человек живет в естественном состоянии, то он должен использовать все возможные средства для самозащиты. Если же он живет в упорядоченном обществе, то обязан сохранять мир. В обоих случаях правила разума основываются на главном человеческом инстинкте самосохранения. Из двух рассмотренных возможностей вторая является наилучшей.

В классической концепции естественного права естественный закон является идеальным, так сказать, стоящим над человеком. Он является нормой, которой мы должны пытаться следовать. Для Гоббса нормы естественного права задаются материальными факторами, инстинктами и просвещенным личным интересом. Есте-

История философии

ственное право и естественные законы объясняются эгоистичной природой индивида.

Учение о движении

До сих пор мы рассматривали политическую философию Гоббса и не обсуждали его натурфилософию. Теперь охарактеризуем радикальную механистическо-материалистическуюинтерпретацию Гоббса, основанную на его натурфилософии. Однако исходя из сказанного Гоббсом о его методе(О гражданине) и содержания его социальной философии, можно заключить, что есть мало оснований считать, чтоонредуцировал общественные явления к ме-ханистическо-материалистическимявлениям. Другими словами, он отрицает, что социальные феномены существуют только как скопления материальных частиц, которые движутся согласно механическим законам. Однакоиз-затого, что Гоббса обычно понимают в редукционистском смысле, мы будем исходить из радикальной механистической интерпретации. Это даст нам возможность проиллюстрировать некоторые важные философские положения, хотя сомнительно, чтобы они принадлежали Гоббсу.

Исходным для Гоббса является понятие движения. Движение выступает в качестве объяснения всего остального и понимается количественно. То, что движется, является материальными частицами, которые изменяют свое пространственное положение в результате взаимных столкновений. Это понимание полностью противоположно точке зрения Аристотеля, для которого основным является изменение, предполагающее реализацию возможностей и рассматриваемое сквозь призму действующей и конечной причин. Гоббс объясняет все изменения физическим движением и вводит только одну действующую причину.

Можно сказать, что Аристотель пытается объяснить физическое движение с помощью качественной концепции изменения, тогда как Гоббс стремится объяснить качественные изменения с помощью концепции количественного движения.

Превращение яблока из зеленого в красное Аристотель объясняет как изменение, в котором в процессе созревания яблоку актуализируется возможность яблока быть красным. Зеленое яблоко является материальной «причиной» красного яблока. Созревание яблока предполагает кроме действующей причины и цель (целевую причину), а также изменение формы (формальную «причи-

Глава 9. Гоббс — индивид и самосохранение

ну»). Для Гоббса это созревание должно быть объяснено движениями материальных частиц.

Если все понимается с помощью законов движения частиц, то не остается места для телеологических объяснений. Все происходящее должно объясняться с помощью одной и той же механической детерминации, которая в идеальном виде реализуется в столкновениях полностью круглых и движущихся без трения шаров. Все происходящее случается по необходимости. Даже человеческие действия являются детерминированными.

Исходя из этого, общество может быть понято как множество человеческих атомов, которыекружатся и сталкиваютсядруг сдругом. Можно представить два вида общества. В одном имеет место анархия — беспорядок и жесткие столкновения между людьми. Вдругом, обществе в подлинном смысле слова, атомы кружатся гармонически, поскольку их движение координирует объединяющая сила.

Итак, политические и социальныеотношениямогут бытьпрослежены до уровня индивидуальных психологических факторов, которые, в свою очередь, сводятся к механике. Такой анализ сводит общество к лежащим в его основе определенным элементам. Мы реконструировали общество, определив, чем являются основные элементы и силы между ними. Этот синтез ведет от механики к политике.

Все, абсолютно все, в конечном счете должно быть полностью объяснено с помощью механики, то есть механистическо-мате-риалистических понятий.

Несмотря на трудности сведения социальных и ментальных (психологических) явлений к физическим феноменам (то есть сведения действий к событиям), механистический материализм оказывается впечатляющим и в своем применении в политической теории. На основе простых принципов предпринимается попытка объяснения всего. В обществе нет сил и принципов иных, чем в механике. Просто «констелляция частиц», называемая обществом, гораздо сложнее, чем в механике. Все происходящее может быть понято на основе простой теории движения.

Либеральность и либерализм

Политическая теория Гоббса является не только очень последовательным учением, она также может служить упрощенным изображением буржуазии эпохи раннего капитализма. Буржуазия — это скопление человеческих атомов, которые ведут повседневную

История философии

борьбу за выживание в мире, где существует нехватка материальных благ. Связями, которые скрепляют эти человеческие атомы вместе, являются просвещенные личные интересы. Человеческие атомы нуждаются в государстве с абсолютистским правлением как форме защиты заключенных ими торговых соглашений. Другими словами, государство существует для индивидов. Само по себе оно не представляет ценности. Все эти положения понимаются в качестве вечной истины, как выражение вневременной природы и человека, и государства.

Если понимать под либерализмом политическую теорию, которая обосновываеттолерантность (терпимость), то Гоббс не является либералистом. Либерализм в этом смысле естественно возводить, например, к Локку (лат.ИЪеЯаз = свобода).

Но если определять либерализм посредством таких основных понятий, какиндивид, договор, государство, а не психологических предпочтений или моральных ценностей, то Гоббса можно рассматривать как предшественника либерализма. Итак, терминологически мы должны четко отличатьлиберализм отлиберальности, то есть психологического, морального предпочтения терпимости и юридических свобод. За неимением лучших терминов сторонник либерализма может быть названлибералистом, а либеральности —либералом.

С использованиемэтой терминологииГоббс может быть назван либералистом, но нелибералом, тогда как Локк — и тем и другим. В этом смысле социалист может быть либералом, но не либералистом.

Преимущество этой терминологии заключается в том, что с ее помощью можно представить некоторые связи между идеологиями разных фаз капитализма. Для ранней фазы, идеологом которой был Гоббс, характерны беспощадная борьба за выживание и необходимость в абсолютной монархии. На следующей фазе (Локк) капитализм начал укрепляться, и для буржуазии стало важным защищать перед абсолютным монархом свои незыблемые права. Со становлением развитого частного капитализма буржуазия смогла наслаждаться миром, а понятия удовольствия и прибыли в определенном смысле заняли место понятий самосохранения и прирожденных политических прав. Идея договора уступила свое место утилитаристским оправданиям государственной власти, и возник радикальный либерализм (Рикардо, Смит), основанный на принципе невмешательства государства (1ате1/а1ге-ИЪегаШт).

Гоббс (1588—1679)Индивид — государство,самосохранение Локк(1632—1704)Индивид — государство,политические права

Смит (1723—1790)Индивид — государство,прибыль (наслаждение)

Глава 9. Гоббс — индивид и самосохранение

На разных фазах капитализма главные понятия (индивид и государство) выглядят для буржуазии в основном одними и теми же. Однако при переходе от раннего к зрелому капитализму произошло определенное изменение понимания природы человека. Центр сместился от самосохранения через незыблемые права к удовольствию и прибыли.

Мы можем сказать, что онтологически свобода предполагает, что существует некто, являющийся свободным. Свобода не существует сама по себе, точно так же, как иполезность. Быть полезным предполагает, что есть некто, для кого нечто оказывается полезным, то есть существует некто, кто в конечном счете является благом для самого себя. Философия свободы необходимо предполагает учение о том, ктоесть, отом, кто есть тот, кто является свободным. Для либералистов свободным являетсяиндивид, понимаемый как самодостаточное, рациональное эгоистически действующее существо.

Поэтому наше определение либерализма какиндивидуализма не является произвольным. Либерализм не может быть понят без социальной философии или онтологии, которую он предполагает. Точно так же, любое учение о свободе не может быть понято без соответствующего учения о том,что такое быть свободным и по отношении кчему.

Необходимо отметить, что наиболее часто термин «либерализм» используется для характеристики политико-экономическихтеорий, которые трактуют свободу как основную ценность, а просвещенный личный интерес как главную движущую силу. В то же время эти теории приписывают государству задачу защиты сферы деятельности независимых участников, то есть обеспечение мира и порядка, гарантию политической стабильности и право на собственность, которые делают возможными рациональныепредсказуемые действия1. В обычном значении слова «либерализм» — предполагающем базисный характер человеческих свобод и предсказуемость, а не деспотичность и произвольность действий государства — было бынеестественно называть Гоббса либералистом2.

1См. ^.НаЪе^та5. ТНе 81гас1ига1 ТгапзГогтаИоп оЛЪе РиЫю 8рЬеге. —

198$.

2Определение либерализма и индивидуализма, как тождественныхпо смыслу,

идет в разрез с обычной языковой практикой. Она предполагает осмысленность утверждения, что даже если любой либерализм должен бытьиндивидуализмом, то это не означает, что любой индивидуализмявляется либерализмом (ср. с индивидуалистическими чертами праворадикального возвеличиваниясверхчеловека).

studfiles.net

Понятие естественного закона как основание законодательства в государстве общественного договора

Понятие естественного закона как основание законодательства в государстве общественного договора

Печальный опыт политических реформ в России заставляет нас заново ставить вечный вопрос о нравственности и политической власти. Общественное сознание не удостоверяет идею  правомочности безнравственной власти, осуществление такой властью полномочий государства воспринимается как беззаконие, как насилие. Общество, стремящееся к гражданскому согласию, не приемлет  условий «общественного договора», при которых оно должно ограничивать себя во имя «корпоративного интереса государства». Граждане России хотят видеть государство как суверенную силу, работающую для реализации общего блага. Идеологические клише периода реформ мало, однако, помогают в осознании способов эволюционного выхода из идеологического кризиса. Наши идеологические стереотипы по- прежнему чреваты великими потрясениями.

Российские реформаторы доселе заинтересованы  более всего в технических совершенствах западного мира: их влечет к технике биржевых спекуляций, бытовой и электронной технике, технике манипуляции общественным сознанием. Технический подход к реформам дразнит своей простотой и ошеломляет последствиями. На нашей почве утилитарное восприятие механизмов технического прогресса  приводит к некоему неизменному последствию, которого нет на Западе, на родине его идеологии. На Западе этот прогресс порождает раскол классовый, раскол на бедных и богатых, — тем не менее они  остаются людьми одной нации, одной культуры. В России его работа приводит к расколу самой нации, самой культуры, к превращению государства в корпорацию, преследующую свой корпоративный интерес в ущерб народного блага.

Идеология современного европейского государства возрастала как идеология государства национального, ориентированного на идею «общего блага», и вопрос об отношении нравственности и власти стоял едва ли не во главе угла этого идеологического процесса,- важно лишь понимать при этом, что идея нравственного закона в западной культуре мыслится кардинально иначе, нежели в культуре русской. Если мы хотим понять эту сторону развития идеологии либерализма, ключом для нас послужит понятие естественного закона. Прослеживая развитие идеи естественного закона в европейской идеологии Нового Времени, мы ясно увидим линии преемственности и точки трансформации различных культурных традиций, создающих мир Европы. Мы сумеем различить  формы, обеспечивающие непрерывность нравственного самосознания культуры, и, возможно, заново осознать значимость сохранения исторической памяти  в любых общественных катаклизмах (1).

Понятие естественного закона — одно из важнейших понятий  средневековой теологии Западного мира. Этот закон  определяет действия человеческой природы по её «естеству», человеческое же естество, в соответствии с Откровением о творении человека по образу и подобию Божию, видится в  специфически человеческой форме единства разумности и свободной  воли.  Они едины — поскольку проистекают из нерушимого единства Божественного существа. Единство это имеет специфическую форму, — поскольку человек был искушен и пал, свободная воля порабощена, разум более не может свободно воззреть на Бога (человек изгнан из рая), — и  естественный закон  обретает модус закона, принуждающего индивидуальную волю сознавать бытие иного разума, иной свободы  как необходимую границу  своего индивидуального произволения. Единство разума и свободы восстанавливается постольку, поскольку достигается взаимное признание  самоценности человеческой общности, поскольку ценность её признается благом высшим, нежели беспредельное индивидуальное произволение. В грехопадении распадаются и внутренние и внешние связи человеческого естества — распад разума и свободы соотносится с распадением  единства человеческой общности: Адам перелагает вину своего искушения на Еву, Каин убивает Авеля. Естественный закон — как закон жизни искусившегося познанием добра и зла человека — это закон, который  управляет воссозданием человеческой общности на основании познания  высшего блага.

Систематическую разработку понятия естественного закона  предлагают богословы «золотого века схоластики», ведущее место среди них занимает Фома Аквинский. Одно из определений  содержится в его основополагающем труде «Сумма теологии». Оно таково: «естественный закон есть «предназначение разума к высшему благу тем, кто несет ответственность за общность, и он обнародован» (цит. по 1).

Понятие естественного закона является одним из оснований разработки системы  политической философии в ХУ11 веке. Теоретики «государства общественного договора»  (или «государства общественного согласия», допустимы оба термина) —  в центр своих разработок ставят проблему  возможности и способа удостоверения естественного закона в индивидуальном сознании. Естественный закон существует и имеет свое основание в законе творения — или в  «природе вещей». Естественный закон «обнародован» — то есть человеку откуда-то  известны его форма и его начала. Человек законодательствует, исходя из начал естественного закона. Общественные смуты, однако, вплотную приводят нас к необходимости считаться с фактом, что нормы  человеческого законодательства приходят в непримиримое противоречие друг с другом, и различные человеческие общности задают разные перспективы  возведения норм человеческого законодательства к началам естественного закона.

Идеологическое обеспечение  политического процесса, известного нам как «буржуазные революции Нового времени» оформляется как программа узаконения «государства гражданского согласия».Программа  зиждется на идее морального субъекта, которая всесторонне разрабатывается в философии Нового Времени начиная с Декарта. Моральный субъект — это субъект, который  способен судить о добре и зле на началах собственного разумения, его суждение, однако, претендует на всеобщность. На этом основании моральный субъект способен настаивать на общественном признании законности поступков, совершаемых им исходя из закона, удостоверенного в его самосознании, то есть он видит свой разум как «правый разум». Наша задача — указать на  генетические связи понятий «естественный закон» и «моральный субъект».

Приведем два определения естественного закона:

Локк: «… этот закон природы может быть описан как проявление божественной воли, познаваемой благодаря светочу природы, указывающее нам, что согласуется и что не согласуется с разумной природой, и тем самым повелевающее нам нечто или запрещающее».

Гроций: «… естественный закон есть диктат правого разума, определяющий, что действие — в соответствии с тем, согласуется оно с природой, индивидуальной или общественной, или не согласуется — является либо морально необходимым, либо морально порочным, и, следовательно, предписывается такое действие Богом, творцом природы, или воспрещается…»

Здесь одинаково фиксирован способ действия естественного закона: он действует посредством  норм, определяющих, что есть, и что не есть разумная природа, которой индивид должен соответствовать. По-разному фиксирован источник закона: онтологический (происхождение норм) и гносеологический (формы опознания и удостоверения норм в индивидуальном сознании). Познать естественный закон — значит, познать «разумную» — общественную или индивидуальную —  природу человека. Субъект, в котором онтологическая и гносеологическая сторона естественного закона  совпадают,  обладает значимостью общественного авторитета. Подчинение общественному авторитету со стороны индивидуального сознания возможно постольку, поскольку именно этот субъект мыслится  тем, кто несет ответственность за общность на началах естественного закона. Будучи признан в качестве такового — и только вследствие этого —  он признается также и в качестве абсолютного судьи внешнего (гражданского) и внутреннего (нравственного) содержания всякого индивидуального действия.

Идеология «государства общественного согласия» выполняет две важнейшие задачи: первая — обоснование исторически преходящего характера двух важнейших форм общественного авторитета — монархии и церковной иерархии, и вторая — удостоверение морального субъекта в качестве начала общественного законодательства, и в этом качестве — как общественный авторитет. На основе решения этих двух задач в  данной идеологии выстраивается программа конституирования принципиально нового института  общественного законодательства.

В борьбе за веротерпимость (между сторонниками римской церкви и протестантами) одна из линий принципиального размежевания определилась как вопрос о праве общественного авторитета вторгаться в сферу нравственной жизни индивидуума. Позиция римской церкви в том, что церковная юрисдикция с необходимостью распространяется также и на сферу индивидуальной нравственности. В русле движения протестантизма  отстаивают ту точку зрения, что индивид по закону творения может и имеет право сам отвечать за свои побуждения, действия и результаты. Индивид,  общественно удостоверяющий свои побуждения, действия и результаты именно как свои,  есть моральный субъект, если он способен предъявить  их связь и возвести к основаниям естественного закона. Нравственное действие возможно только как действие морального субъекта, он сам для себя есть общественный авторитет в сфере нравственности. Институциализированная власть вправе судить  результаты его действий, но моральный субъект вправе определить её приговор как насилие, а не как наказание закона, то есть на основании свидетельства своего сознания («совести» — в английском языке это слова однокоренные, и оба возводятся к латинскому слову scientia, научное систематическое знание). Следовательно, моральный субъект , настаивая на единстве собственного разума и воли, вправе отказывать институциализированной власти в достоинстве общественного авторитета.

Этот ход рассуждений вновь и вновь воспроизводится в памфлетах английской революции («война памфлетов», ХУ11 век), обозначая и обостряя нравственный конфликт, сложившийся в гражданском обществе. Разрешение конфликта в поле идеологическом связано с переосмыслением природы общественного авторитета, способа и границ его действия. В рамках этого идеологического развития конституируется идеология государства гражданского согласия (или общественного договора).

Общественное законодательство, как и нравственное законодательство покоятся на одном и том же основании — на началах естественного закона. Программа заключается в том, что должен быть выстроен такой общественный авторитет, который оставит морального субъекта высшим законодателем и судьей  в сфере собственной нравственной жизни, и при этом даст ему возможность иметь часть (participate, участвовать) в конституировании  института власти, то есть быть причастным к общественному законодательству. Акт конституирования  государства  гражданского согласия состоит в  одновременном выраженном согласии граждан выйти из гипотетического «естественного состояния» и вступить в состояние подчиненности общественному законодательству конституированного общественного института.

У Локка мы обнаруживаем два типа описания «естественного состояния» — в форме идеальной модели и в форме  интерпретационной модели исторических форм власти. Идеальная модель естественного состояния Локка очень интересна в соотнесении с такой же моделью Гоббса. Гоббс рисует естественное состояние как сообщество эгоистических индивидуумов, борющихся за выживание и господство. Естественный закон действует в естественном состоянии как своего рода рок, полагающий границы экспансии индивидуумов. Моральное сознание, по Гоббсу, возникает только после конституирования государства. Локк рисует идеальную модель естественного состояния как модель сообщества моральных субъектов, каждый из них имеет собственную систему суждений о естественном законе, подчинение которым для него обязательно, даже если идет вопреки его эгоистическим склонностям. Такова природа человека по закону творения. Каждый действует не на основании собственного эгоизма, но прежде всего на моральном основании подчинения естественному закону. Конфликты между моральными индивидуумами разрешаются силой постольку, поскольку нет третейского судьи, которому оба одновременно согласились бы передать свое природное право суждения о естественном законе и его нормах.

В интерпретационной модели исторических форм власти Локк последовательно проводит мысль о том, что всякая существующая норма нравственности или общественного закона, обязывающая от имени общественного авторитета, есть результат законодательства моральных субъектов прошлого. Такие формы общественного авторитета как отцовская власть и монархия  сформировались исторически на основе «молчаливого согласия» моральных субъектов прошлого подчиниться  власти этого авторитета.  В чем же суть «молчаливого согласия»? Прежде всего в том, чтобы отказаться от своего права суждения о нормах естественного закона, согласиться на то, чтобы подчиняться нормам, проистекающим из суждений общественного авторитета так же безусловно, как моральный субъект подчиняется выработанным в его сознании суждениям  естественного закона как нормам.  Локк называет такие исторические формы власти «неполитическими» поскольку в них  подчинение общественному авторитету связано с утратой  статуса морального  субъекта. Нравственная жизнь  индивидуума  оказывается  подчинена не законодательству его собственного разума, а законодательству общественного авторитета. Он как бы отказывает собственному разуму в праве на деятельность по выведению суждений (норм закона) из принципов, равно как и в деятельности по удостоверению норм в качестве норм закона посредством возведения их к принципу, принимая закон  уже в внешней форме, как систему норм, исходящих от общественного авторитета. В неполитическом обществе происходит редукция человеческого естества, утрачивается сознание принципа, начала общественного законодательства. Неполитический общественный порядок чреват подменами: утратой нравственного начала общественным авторитетом, узурпацией  верховной власти, которая по природе своей действует как «попечение о совершенной общности». Почему же общественное согласие в неполитической общности «молчаливо»? О каком начале власти умалчивают исторические формы законодательства? Локк выводит  начало всякого общественного законодательства из идеи исходного и непреходящего единства общественного законодательства и нравственного закона — «вечного закона Бога и природы».  Его любимая идея (и здесь он — сын своего времени)  — построить нравственную и политическую теоретическую систему по образцу математической дедуктивной системы. Одна из теорем этой системы фиксируется им в рабочем  наброске так: «Ни один человек не сотворил ни самого себя, ни кого-либо из других людей. Человек не сотворил мир, который он обнаружил сотворенным при своем рождении. Следовательно, ни один человек от рождения не имеет на что-либо в мире права большего, нежели другой человек. Люди поэтому должны  наслаждаться всеми вещами сообща либо по договору». В процессе разработки исходного эпистемологического принципа (эмпиризм) идея начала естественного закона трансформировалась в идею «естественных прав» человека, которые Локк определяет как право на жизнь, свободу и имущество. На началах естественного права законодательствует моральный субъект в естественном состоянии, на этих началах он передает власть над собой другому, молчаливо предполагая, что начала эти будут соблюдаться. В случае их нарушения  подчиненный имеет право на восстание. Суждение о праве на восстание — важнейший вывод из данной интерпретационной модели.

Государство гражданского согласия  — государство политическое. Политическое общество основано на «выраженном согласии», в котором понятие общественного блага, непреходящее нравственное основание общественного законодательства, «обнародовано» в качестве условия законности общественного авторитета. Идея выборности конституированного института власти — это идея права  подданного оставаться моральным субъектом и после  выраженного согласия на подчинение общественному авторитету. Член политического сообщества, оставаясь моральным субъектом, имеет право судить о соответствии действий института общественной власти началам общественного законодательства и участвовать в формулировании системы суждений об общественном благе (и тем самым «иметь часть» в общественном благе, «быть причастным» к нему). Локк формулирует «естественные права» индивидуума в политическом сообществе: право на жизнь, свободу и имущество. Право на свободу и задает его статус морального субъекта.

Обеспечение политического характера государства гражданского согласия достигается за счет специфической организации институтов  власти: выборность  и разделение форм —  исполнительной, законодательной, судебной. Однако деятельность  институциализированной власти обеспечивает только действие гражданского закона, то есть процедурно установленного закона. Локк отчетливо указывает, что соответствие гражданского закона  нравственным началам законодательства и «вечному закону Бога и природы» обеспечивается отнюдь не институциализированной властью, а совокупностью общественного уклада, в котором действует не один только гражданский закон, но три закона — «божественный, гражданский и закон общественного мнения». Божественный закон действует  как внутренний закон жизни морального субъекта в его предстоянии перед Богом, закон этот есть «мера греха и исполнения долга (merit)». Гражданский закон — это «мерило преступления и невиновности», его действие обеспечивает институт власти государства общественного договора. «Закон общественного мнения, или доброго имени», или, иначе, «философский закон», есть «мерило  добродетели и порока», и он обеспечивает определенный паритет власти революционизирующего ratio  и традиций и обычая в государстве гражданского согласия.(3, с. 406).


1. Crowe M. The Changing Profile of the Natural Law. The Hague, 1977

2.  Локк, Дж.  Два трактата о правлении. Кн. 2. Локк, соч. в трех тт.Т.3. М., 1988

3. Локк, Дж.  Опыт о человеческом разумении. Кн. 2. Локк, соч. в трех тт.Т.1. М., 1988

 


© Все права защищены http://www.portal-slovo.ru

portal-slovo.ru

Естественное состояние и естественные законы. — МегаЛекции

Что разрушает государство, и каким оно должно быть, чтобы спастись от разрушения. 9

1.Что разрушает государство?…………………………………………………………………… 9

2.Монархия — лучшая форма правления………………………………………………. 10

Заключение………………………………………………………………………………………………….. 12

Список использованной литературы………………………………………………………….. 14

Введение.

ГОББС, ТОМАС(Hobbes, Thomas) (1588–1679), английский философ и литератор, известный прежде всего своим трактатом о государстве – Левиафаном. Родился 5 апреля 1588 в Малмсбери (графстве Глостершир). Слава пришла к нему как к автору философских трактатов, однако склонность к философии проявилась, когда ему было далеко за сорок. Гоббс жил в один из самых значительных периодов английской истории. Он учился в школе, когда заканчивалось царствование Елизаветы I, был выпускником университета, наставником и знатоком древних языков в эпоху Якова I, изучал философию в правление Карла I, был знаменит и находился под подозрением при Кромвеле и, наконец, вошел в моду как историк, поэт и почти что непременный атрибут британской жизни в эпоху Реставрации.

Политико-юридическая до­ктрина Т. Гоббса содержится, прежде всего, в его трудах: «Философское начало учения о гражданине» (1642 г.), «Левиа­фан, или Материя, форма и власть государства церковного и гражданского» (1651 г.).

В основу своей теории государства и права Т. Гоббс кладет определенное представление о природе индивида. Он считает, что изначально все люди созданы равными в отношении физи­ческих и умственных способностей и каждый из них имеет одинаковое с другими «право на все». Однако человек еще и существо глубоко эгоистическое, обуреваемое жадностью, стра­хом и честолюбием. Окружают его лишь завистники, соперники, враги. Иметь «право на все» в условиях такой войны – значит фактически не иметь никакого права ни на что. Это бедственное положение Т. Гоббс называет «естественным состоянием рода человеческого».



Гоббсову картину «естественного состояния» можно рассмат­ривать как одно из первых описаний нарождавшегося англий­ского буржуазного общества с его разделением труда, конкурен­цией, открытием новых рынков, борьбой за существование. Самому же мыслителю казалось, что он распознал природу человека вообще, выявил естественную для всех времен и народов форму социального бытия. Это был далекий от историз­ма взгляд.

Инстинкт самосохра­нения сообщает первый импульс процессу преодоления естес­твенного состояния, а естественный разум подсказывает людям, на каких условиях они могут данный процесс осуществить. Эти условия (их и выражают предписания естественного разума) суть естественные законы.

Сколь ни внушительна роль естественных законов, однако, они сами по себе к исполнению не обязательны. Превратить их в безусловный императив поведения может только сила. Для Гоббса естественный закон есть свобода что-либо делать или не делать, а позитивный закон – предписание делать или, наобо­рот, не делать что-либо. Естественные законы обязывают инди­вида желать их осуществления, но не могут его заставить практически действовать в соответствии с ними. Непременно нужна сила, способная жестко лимитировать право каждого на все и решать, что кому принадлежит, что является правом, а что им не является.

Абсолютная власть государства – вот, по мнению Т. Гоббса, гарант мира и реализации естественных законов. Она принуж­дает индивида выполнять их, издавая гражданские законы.

Если естественные законы сопряжены с разумом, то граждан­ские – опираются на силу. Однако по своему содержанию они одинаковы. Всякие произвольные выдумки законодателей не могут быть гражданскими законами, ибо последние суть те же естественные законы, но только подкрепленные авторитетом и мощью государства. Их нельзя ни отменять, ни изменять про­стым воле изъявлением государства. Ставя гражданские законы в такую строгую зависимость от естественных, Т. Гоббс хотел, вероятно, направить деятельность государства на обеспечение развития новых, буржуазных общественных отношений. Но вряд ли он имел при этом намерение подчинить государствен­ную власть праву.

Что есть государство? Его сущность и механизм.

Естественное состояние и естественные законы.

 

Итак, первый вопрос, который логично было бы рассмотреть, можно сформулировать следующим образом — Как возникает государство? Каковы причины его возникновения?

Томас Гоббс отвечает на данный вопрос следующим образом. В силу своих естественных качеств, каждый человек стремится к максимальному удовлетворению своих потребностей. В отсутствии государства нет никаких правил, которые ограничивали бы индивида, и каждый человек без ограничения имеет право на все, что неизбежно влечет такое состояние, которое Гоббс называет «война всех против всех». Ведь, если каждый человек имеет право на все, а изобилие вокруг нас ограничено, то права одного человека неизбежно столкнутся с такими же правами другого. Возникают насилие и притеснение одних другими — это, и есть «война всех против всех». Каждый стремится уничтожить другого, чтобы очистить место для себя. В этом состоянии homo homini lupus est — человек человеку волк. В этом состоянии преобладают:

· эгоизм;

· жажда власти и наживы;

· вражда по отношению друг к другу.

 

Гоббс готов сколько угодно спорить с теми, кто утверждает, что люди —существа общественные и изначально могут жить в мире друг с другом, как, например, муравьи и пчелы, прекрасно обходящиеся без государства. Дело в том, что:

1. Люди беспрерывно соперничают между собой, добиваясь чинов и почета, следовательно, возникает зависть и ненависть;

2. У животных (муравьев, пчел) общее благо совпадает с благом каждого индивидуума. Человеку же, самоуслаждение которого состоит в сравнении себя с другими, может приходиться по вкусу лишь то, что возвышает его над остальными;

3. Не обладая разумом, эти существа не видят и не думают, об ошибках в управлении их общими делами, а среди людей имеются многие, которые считают себя более мудрыми и стремятся реформировать общественный строй, внося тем самым в государство расстройство и гражданскую войну;

4. И, наконец, согласие этих существ обусловлено природой, а людей — соглашением. Следовательно, чтобы сделать это соглашение постоянным и длительным, необходима общая власть, держащая людей в страхе и направляющая их к общему благу.

В такой ситуации человек рискует потерять главное благо — собственную жизнь. Само существование человечества оказывается под угрозой.

Такое подробное описание естественного состояния дается Гоббсом лишь для того, чтобы убедить людей в необходимости установления и безусловного подчинения государственной власти. Так как существование человека всегда связано с какими-либо неудобствами, но даже самые большие притеснения, которые может принести государственная власть, есть ничто в сравнении с тем хаосом, который царит в естественном состоянии[1].

Человек инстинктивно стремится к предотвращению постоянной борьбы, чтобы сохранить жизнь. Инструментом осуществления этих стремлений является разум. Возникают естественные законы, то есть найденные умом общие правила, согласно которым человеку запрещается делать то, что пагубно для его жизни и что лишает его средств к её сохранению, и пренебрегать тем, что он считает наилучшим средством для сохранения жизни. Гоббс выделял несколько таких законов:

Общее правило разума — всякий человек должен добиваться мира, если он может его достигнуть, если же он его достигнуть не может, то он имеет право использовать любые средства, дающие преимущества на войне.

1-я часть — Первый естественный закон — следует искать мира и следовать ему — это естественный способ прекращения войны.

2-я часть — естественное право — право защищать себя всеми возможными средствами. Этим самым Гоббс говорит, как достигнуть мира.

Второй естественный закон — в случае согласия на то других людей, человек должен согласиться отказаться от права на все вещи в той мере, в какой это необходимо в интересах мира и самозащиты. И довольствоваться такой степенью свободы по отношению к другим людям, которую он допустил бы от других людей по отношению к себе.

Иными словами, quod tibi fieri non vis, alteri ne feceris — чего не хочешь для себя, не делай другим[2].

Естественный закон — справедливость, а именно — люди должны выполнять заключенные ими соглашения. Справедливость и зарождается лишь здесь на этой основе. Но самих этих законов еще недостаточно для построения общества, нужна власть, которая заставит их соблюдать, иначе они лишь слова, которые не в силах гарантировать безопасность человека, и он защищает её сам — война всех против всех.

Общественный договор

 

Вот Гоббс и подошел к созданию государства. Итак, необходима общая власть, держащая людей в страхе и направлена к общему благу. Такая власть может быть установлена лишь одним путем, а именно путем сосредоточения всей власти и силы в одном человеке или в собрании людей, которое большинством голосов могло бы свести все Воли граждан в единую волю. Без этого воли различных людей противоположны. Они не помогают, а мешают друг другу и сводят свои силы к нулю перед врагом, а без такого — ведут войну за свои частные интересы. Это явно не способствует сохранению жизни каждого отдельного человека.

Итак, такое сосредоточение власти — больше, чем согласие или единодушие — это реальное единство, воплощенное в одном лице посредствам соглашения, заключенного каждым человеком с каждым другим, таким образом, как если бы каждый сказал другому: «Я уполномочиваю этого человека или это собрание лиц и передаю ему мое право управлять собой при том условии, что ты таким же образом передать ему свое право и санкционируешь все его действия».

Множество людей, объединенных таким образом, — это и есть государство. Государство — это есть единое лицо, ответственным за действия которого сделало себя путем взаимного договора между собой огромное множество людей с тем, чтобы это лицо могло использовать силу и средства всех их так, как сочтет необходимым для их мира и общей защиты.

Носитель этого лица — суверен — он обладает верховной властью. Остальные люди — это подданные суверена.

Томас Гоббс называет государства, возникающие в результате добровольного соглашения, основанными на установлении или политическими государствами. Государства, появляющиеся на свет с помощью физической силы, мыслитель относит к основанным на приобретении; к ним он особого расположения не высказывает. И в этой классификации государств также просматривается неприязнь Гоббса к английским дореволюционным феодально-монархическим порядкам.

О каких бы разновидностях и формах государства ни шла речь, власть суверенна в нём, по Гоббсу, всегда абсолютна, то есть она безгранична: обширна настолько, насколько это вообще это можно себе представить. Тот кому вручена (передана) верховная власть, не связан ни гражданским законом, ни кем бы то ни было из граждан. Суверен сам издаёт и отменяет законы, объявляет войну и заключает мир, разбирает и разрешает споры, назначает должностных лиц и так далее. Прерогативы суверена неделимы и не передаваемы никому. «Делить власть государства – значит разрушать её, так как разделённые власти взаимно уничтожают друг друга». Власть суверена есть фактически его монополия на жизнь и на смерть подвластных; причём «всё что бы верховный предводитель ни сделал по отношению к подданному под каким бы то ни было предлогом, не может считаться несправедливостью или беззаконием в собственном смысле». Подданные же по отношению к верховной власти прав не имеют, и потому она не может быть по праву уничтожена людьми, согласившимися её установить[3].

Томас Гоббс понимал, что предлагавшийся им подход к определению размера правомочий суверена, объёма содержания абсолютной власти способен отвратить людей от неё. Он, однако, уверяет: «В абсолютной власти нет ничего тягостного, если не считать того, что человеческие установления не могут существовать без некоторых неудобств. И эти неудобства зависят от граждан, а не от власти». Своеобразно отвергает Гоббс и мнение, что неограниченная власть должна вести ко многим дурным последствиям. Его главный довод – отсутствие такой власти (оборачивающееся непрерывной «войной всех против всех) чревато значительно худшими последствиями. Как теоретика политического абсолютизма Т. Гоббса возможность тиранического использования неограниченной и бесконтрольной власти государства беспокоит гораздо меньше, чем необузданные конфликты частных интересов и порождаемая ими смута социальной анархии.


Рекомендуемые страницы:


Воспользуйтесь поиском по сайту:

megalektsii.ru

II. Естественные законы Томаса Гоббса. Политическое и правовое учение Томаса Гоббса

Похожие главы из других работ:

Либеральные идеологии России

2.3 «Проблема Гоббса»

Ничего естественного и спонтанного в принятии частным эгоизмом (если он берется как «исходная данность» мотивации человека) этой формы взаимной полезности нет. Если рационально то…

Північноамериканська політична думка просвітницької доби (Т. Джефферсон)

1. ЛІБЕРАЛЬНИЙ ДЕМОКРАТИЗМ ТОМАСА ДЖЕФФЕРСОНА

Американський просвітник, філософ і політичний діяч Томас Джефферсон був переконаним прибічником ідеалів європейського просвітництва, намагався утвердити їх у реальній політичній практиці…

Политические и правовые учения в Западной Европе периода буржуазной революции

2.2 Политико-правовое учение Гоббса

Среди защитников абсолютизма в период революции очень сложную позицию занимал английский философ-материалист Томас Гоббс (1588—1679 гг.). Он написал ряд произведений; основное из них — «Левиафан, или материя, форма и власть государства» (1651г.)…

Политические и правовые учения эпохи Возрождения и Реформации

Часть III. Социологические теории Томаса Мора и Томазо Компанеллы

Политические концепции Гоббса

1.1 Теория. Теоретические работы, посвященные концепции Гоббса

Степень разработанности проблемы. Проблемы, которые я поднимаю в своей работе, исследовалась как зарубежными, так и российскими политологами, юристами, философами, такими как Козлихин1, Рассел2, Реале3, Мамут4, и другими…

Политические концепции Гоббса

Глава 2. Главные пункты политической концепции Гоббса

Политическое и правовое учение Томаса Гоббса

I. Краткая биография Томаса Гоббса

Томас Гоббс (1588-1679), английский философ и литератор, известный, прежде всего своим трактатом о государстве — «Левиафан, или Материя, форма и власть государства церковного и гражданского» (1651г.) (далее по тексту «Левиафан»)…

Політична філософія Томаса Пейна

Розділ 1. Вчення Томаса Пейна про суспільство та державу

З самого початку літературної та політичної діяльності Пейна в центрі його уваги, як і інших просвітителів XVIIIст., була проблема суспільства і держави…

Політична філософія Томаса Пейна

Розділ 2. Погляд Томаса Пейна на форми правління і заклик до боротьби за незалежність

Функции политологии

3 Политология — междисциплинарная наука, ее категории и законы

В самом общем виде политология — это наука о политике, об особой сфере жизнедеятельности людей, связанной с властными отношениями, действие которых призвано обеспечить функционирование общества, взаимодействие между людьми…

polit.bobrodobro.ru