Дозволение предписание запрет – , , , —

2.2.3. Запреты и дозволения в праве

При любой соционормативной регуляции используются запреты и дозволения. Причем право­воерегу­лирование требует опреде­лен­ного со­отношения законо­дательных запретов и дозволе­ний. Это соотношение позволяет различать право­вой и неправовой (силовой) способы регуляции. А именно: равная для всех макси­мальная мера свободы законодательно очерчивается путем запре­тов, а мера власти (полномочия властных субъектов) устанавли­вается путем дозволения16. При правовом регулировании инди­виды действуют по принципу “незапрещенное разрешено”, а вла­стные субъекты – “неразрешенное запрещено” (см. 8.1.1; 8.1.2.).

Напротив, при неправовом (силовом) регулировании все счи­тается исходно запрещенным и допускается лишь то, что дозво­лено властью. И если поведение людей подчиняется принципу “неразрешенное запрещено”, то это неправовое регулирование.

При правовом способе регуляции люди выступают как субъ­екты права двух основных видов: как свободные индивиды, фор­мально равные в от­ношениях между собой, и как носители власт­ных полномочий – государственно-властные субъ­екты.

Разумеется, свободные индивиды не нуждаются в дозволении того, что они могут делать в силу своей свободы. Чтобы указать пределы правовой свободы, законы должны запрещать, а именно: запрещать все, что не совместимо с правовой свободой – равной свободой всех. Следовательно, ис­ход­ным спо­со­бом определения меры, объ­е­ма правовой сво­бо­ды яв­ля­ют­ся не доз­во­ле­ния, а за­пре­ты. Такова логика правовой регуляции.

Вместе с тем в праве используются и дозволения, адресован­ные индивидам. Но правовые дозволения носят вторичный характер. Они конкретизируют правовую свободу в пределах незапре­щенного и гарантируют минимум свободы.

Правовые запреты определяют максимальнуюмеру свободы: индивидам разрешено все, что не запрещено. Это максимум юри­дически возможного, допустимого. Правовые дозволения опре­деляютминимальную

меру свободы (гарантированный минимум).

Например, в ст.503 ГК РФ говорится, что по­ку­па­тель, ко­то­ро­му про­дан то­вар не­над­ле­жа­ще­го ка­че­ст­ва, впра­ве (т.е. ему доз­во­ле­но) по сво­ему вы­бо­ру по­тре­бо­вать за­ме­ны то­ва­ра, умень­ше­ния це­ны, уст­ра­не­ния не­дос­тат­ков, воз­ме­ще­ния рас­хо­дов на уст­ра­не­ние не­дос­тат­ков или воз­вра­та де­нег. Это минимум правовой свободы, гарантированный покупателю на тот случай, если куп­ленный товар окажется ненадлежащего качества. Гарантируя этот минимум, закон устанавливает обязанность продавца выполнить одно из перечисленных требований покупателя. Таким образом, покупателю в отношениях с продавцом, во-первых, разрешено все, что не запрещено (максимум правовой свободы), и в дого­воре купли-продажи может быть любое условие, не запрещенное правом. Во-вторых, независимо от согласия продавца, покупа­телю дозволен любой из вариантов поведения, гарантированных в ст.503 ГК РФ (минимум правовой свободы).

Правовое дозволение, адресованное некоему субъекту, всегда можно рассматривать как косвенный запрет, адресованный дру­гим субъектам. Если в правовом законе прямо говорится, что не­что дозволено, тем самым косвенно запрещается препятствовать тому, что дозволено. Так, в предыдущем примере дозволение по­купателю можно рассматривать как запрет продавцу не выпол­нять законное требование покупателя. Это специальный запрет, адресованный не всем субъектам права, а только тем, кто высту­пает в юридической роли продавца.

Но дозволяющая формулировка может выражать и общепра­вовой запрет. Например, право запрещает нарушать неприкосно­венность частной жизни. Прямая формулировка этого запрета гла­сила бы: “никто не вправе нарушать неприкосновенность частной жизни”. Но в ч.1 ст.23 Конституции РФ этот запрет сформулиро­ван не прямо, а косвенно: “каждый имеет право на неприкосновен­ность частной жизни”. Разумеется, не нужно понимать Конститу­цию так, будто она дозволяет свободным индивидам неприкосно­венность частной жизни. Конституция не дозволяет, а гарантирует неприкосновенность и запрещает кому бы то ни было ее нарушать.

Итак, правовая свобода индивидов означает возможность действовать по принципу “ разрешено все, что не за­прещено пра­вом”. На властных субъектов этот принцип не распространяется. При правовом регулировании властеотношений законы, прежде всего, дозволяют властные полномочия и запрещают употреблять власть за пределами дозволенного.

Государственно-властные субъекты (государственные ор­ганы и должностные лица государства) законодательно наделя­ются властными правомочиями, т.е. только такой компетенцией, которая необходима для обеспечения правовой свободы. По­это­му го­су­дар­ст­вен­но-властным субъектам за­пре­ще­но все, что им не раз­ре­ше­но.

Сле­до­ва­тель­но, с юридической точки зрения, есть обязан­ность подчиняться власти лишь в пределах осуществления власт­ных правомочий, дозволенных законом. Это одно из проявлений принципа формального равенства.

Конечно, в самих отношениях повеления-подчинения ника­кого равенства нет. Формальное равенство остается за пределами этих отношений. Если под­чи­няю­щий­ся обя­за­н под­чи­нять­ся лишь в пре­де­лах того, что право доз­во­ляет по­ве­ле­ваю­щему субъекту, то во всем ос­таль­ном обычные члены общества и люди, высту­пающие от имени государства, формально равны.

Ес­ли же люди, занимающие государственно-властные долж­ности, ставят себя выше остальных за пределами властных пол­номочий (особенно в экономической деятельности), то это оз­на­ча­ет при­ви­ле­гии, что ха­рак­тер­но для не­раз­ви­тых пра­во­вых куль­тур. Ес­ли властные субъекты вообще не ог­ра­ни­че­ны в сво­их пол­но­мо­чи­ях, то­ это орга­ни­зации вла­сти силового типа, дес­по­ти­я.

При силовом ре­гу­ли­ро­ва­нии со­от­но­ше­ние за­пре­тов и доз­во­ле­ний яв­ля­ет­ся прин­ци­пи­аль­но иным. Во-пер­вых, власть верхов­ного правителя (деспота) ог­ра­ни­че­на лишь фактическими адми­нистративно-силовыми ресурсами. Во-вто­рых, под­вла­ст­ные не­сво­бод­ны, а несвободные могут делать только то, что предписано или доз­во­ле­но; все ос­таль­ное за­пре­ще­но. Здесь есть множество спе­ци­аль­ных за­пре­тов – запретов дея­ний, ко­то­рые при­зна­ют­ся опас­ны­ми для существующего порядка. Но эти за­пре­ты лишь дуб­ли­ру­ют ис­ход­ный за­прет на все, что не доз­во­ле­но, и конкре­тизируют наказание.

studfiles.net

Предписания, запрет, дозволение.

Право Предписания, запрет, дозволение.

Количество просмотров публикации Предписания, запрет, дозволение. — 132

 Наименование параметра  Значение
Тема статьи: Предписания, запрет, дозволение.
Рубрика (тематическая категория) Право


Предмет и метод А/П

Понятие Адм. Право используется в 3х значениях˸

— отрасль права,

— наука,

— учебный курс.

Предмет административного права – это особая однородная группа управленческих отношений, складывающихся в ходе организации и деятельности административной власти, нуждающихся в регулировании нормами адм-го права.

Обязательные субъекты адм. права˸ должностные органы и должностные лица; эти субъекты реализуют по отношению к другим лицам управленческие, контрольные или основанные на другом властном подчинении функции; в качестве инструмента реализации таких ф-ций может применяться админ-е или дисциплинарное принуждение.

3 группы общественных отношений по задачам адм. права˸

Внутриведомственные отношения;

Межведомственные отношения;

Вневедомственные отношения.

Внутренняя упорядоченность (между чиновниками)

Между 2мя и более административными ведомствами (ФТС, ФНС)

(эти отношения нужны в случае пересечений компетенций различных ведомств)

Отношения между админ-м органом и частным лицом. Поддержание публичного порядка в установленной сфере деятельности.

Метод адм. права – это совокупность приемов, средств, способов регулятивно-охранительного воздействия на отношения, составляющие предмет данной отрасли.

Предписания, запрет, дозволение.


Предписания, запрет, дозволение. — понятие и виды. Классификация и особенности категории «Предписания, запрет, дозволение.» 2015, 2017-2018.

referatwork.ru

Дайте примеры норм права 1)Дозволения 2)ПРЕДПИСАНИЯ 3)Запрет

Предписание — закрепление (возложение, установление) прямой юридической обязанности совершить те или иные действия в рамках, предусмотренных правовой нормой. Крайней формой данного метода является принуждение, характеризующееся использованием возможностей государственного механизма для силового обеспечения выполнения требований, предписываемых правовыми нормами. Пример: Предписание на устранение нарушений пожарной безопасности. Дозволение — юридическое разрешение совершать те или иные действия в условиях, предусмотренных правовой нормой, или воздержаться от их совершения по своему усмотрению. Пример: Обжалования действия или бездействия должностного лица. Запрет — определение прямой юридической обязанности не совершать те или иные действия. При этом запрет может быть сформулирован как предельно императивно («запрещается», «не допускается» и т. п.) , так и в относительно мягких формах, тем не менее не меняющих сути запрета («рекомендуется воздерживаться» и т. п.) . Пример: Запрет на пропаганду и публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики

2)Дорожные знаки

Какая чушь. Предписание на устранение нарушений пожарной безопасности это акт применения права, а не правовая норма!!!

touch.otvet.mail.ru

Признаком метода административно правового регулирования является – предписание запрет дозволение

Метод административного права

Методы административного права

Как уже подчеркивалось, нередко отрасли действующего российского права совпадают в своих основных проявлениях, т.е. по предмету правового регулирования. Например, это наглядно видно на примере имущественных, финансовых отношений, а также отношений в области использования и охраны природной среды, предпринимательской деятельности и т.п. В подобных случаях определяющую роль начинает играть еще одно юридическое явление, именуемое

методом правового регулирования.

Что понимается под методом в названном смысле? Определенная совокупность правовых средств или способов осуществления регулирующего воздействия права на общественные отношения. В принципе эти средства являются общими для всех правовых отраслей, ибо право во всех своих вариантах (отраслях) проявляет себя единообразно. Это означает, что не может быть особых, например, гражданско-правовых, финансово-правовых, уголовно-правовых или административно-правовых методов.

В чем же тогда суть методов правового регулирования и как они способствуют в совокупности с предметом правовой отрасли более точному выявлению юридического лица данной отрасли? Есть основания для определенных выводов обобщающего характера, в основе которых – качества, заложенные в самой природе права. Последнее очень важно, так как метод может выступать в роли критерия, для разграничения правовых отраслей.

Фактически право использует следующие юридические возможности регулирующего воздействия на общественные отношения: предписание, запрет, дозволение.

Предписание – это возложение соответствующей нормой правапрямой юридической обязанности совершить то или иное юридически значимое действие в условиях, предусмотренных данной нормой. Следовательно, норма указывает, что нужно поступить в соответствующих условиях именно так, а не иначе. Например, установлено, что общественные объединения для получения статуса юридического лица (в гражданско-правовом смысле) должны пройти государственную регистрацию в полномочных органах исполнительной власти; граждане, достигшие 14-летнего возраста, должны получить паспорт и т.п.

Запрет – это фактически также предписание, но иного юридического содержания. Его смысл состоит в том, что норма права возлагает на своих адресатов прямую юридическую обязанность воздержаться от совершения определенных юридически значимых действий в условиях, предусмотренных данной нормой. Например, сотрудникам милиции запрещено использование оружия в отношении женщин, лиц с явными признаками инвалидности, а также при значительном скоплении людей, например, для освобождения заложников и т.п.

Дозволение – это юридическое разрешение совершать те или иные юридически значимые действия в условиях, предусмотренных данной нормой, либо воздержаться от их совершения по своему усмотрению.

Конечно, каждая правовая отрасль использует названные методы с учетом особенностей своего предмета регулирования, т.е. общественных отношений. Различия же между отраслями права можно провести по степени (удельному весу) практического использования того или иного метода. Так, для уголовного права наиболее характерны запреты, для гражданского права – дозволения и т.п. Однако дозволения можно обнаружить и в содержании уголовно-правовых норм, в то время как запреты и предписания могут содержаться в нормах гражданского права.

МЕТОД АДМИНИСТРАТИВНО-ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ

Например, ГК РФ не допускает использования гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также действий, осуществляемых исключительно с намерением причинить вред другому лицу. В то же время он устанавливает, что нарушение права граждан заниматься предпринимательской деятельностью влечет недействительность правового акта, устанавливающего те или иные ограничения. В данном случае налицо прямое юридическое предписание.

Особенности метода административного права

Административное право практически использует все методы правового регулирования. Вместе с тем определяющее влияние на выбор тех или иных средств правового воздействия на управленческие отношения оказывает реализуемая в этих отношениях исполнительная власть со всеми ее специфическими особенностями. При этом главное заключается в том, что происходит процесс юридического опосредования особого рода общественных отношений, в рамках которых одна сторона выступает в роли управляющей, а другая – в роли управляемой. Следовательно, речь идет о таких отношениях, в которых отсутствует юридическое равенство сторон, характерное, например, для отношений, регулируемых нормами гражданского права.

Соответственно в регулируемых административным правом отношениях всегда в большей или в меньшей степени проявляется известное подчинение воли управляемых единой управляющей воле, выразителем которой является тот или иной субъект исполнительной власти, наделенный юридически властными полномочиями. Действует данный субъект подобным образом в силу того, что он выступает от имени государства и выражает публичный интерес. Отсюда и вытекает юридическое неравенство сторон в этих отношениях. В отличие, например, от гражданско-правовых сделок, в которых стороны находятся на одном правовом уровне, в управленческих отношениях волеизъявление субъекта исполнительной власти не может быть равнозначно волеизъявлению управляемой стороны. Вот почему общественные отношения, регулируемые административным правом, часто характеризуют в качестве властеотношений.

Что скрывается за данной формулой? Не означает ли она, что управленческие отношения регулируются с помощью принудительных средств? Конечно нет, а потому необходимо выделить те специфические условия, которые непосредственно влияют на характер и способы административно-правового регулирования.

Для административно-правового регулирования в целом наиболее характерны предписания (распоряжения), и запреты. И это понятно, так как обязательным участником регулируемых общественных отношений является официальный представитель государственной власти. Именно ему правом предоставлена возможность реализовать принадлежащий ему объем распорядительных прав в форме предписаний, которые являются обязательными для другой стороны. Так, приказ руководителя предприятия или учреждения обязателен для руководимых им работников, а нормативному акту федерального министерства обязаны подчиниться все лица и организации независимо от формы собственности последних, если они функционируют в подведомственной данному министерству сфере деятельности.

Чем объясняется подобная ситуация? Прежде всего тем, что налицо практическая реализация принадлежащих тому или иному исполнительному органу или должностному лицу юридически властных полномочий, а это исключает в принципе договорный вариант взаимоотношений между управляющими и управляемыми. Об этом, в частности, свидетельствует тот факт, что административно-правовое регулирование исходит из того, что ведущая роль отводится волеизъявлению одной стороны регулируемого отношения.

В конкретных управленческих отношениях, регулируемых административным правом, соответственно наблюдается следующая картина. В одних случаях у участника отношения вообще нет полномочий, аналогичных полномочиям того или иного исполнительного органа (например, в отношениях между таким органом и гражданином). В других случаях объем юридически властных полномочий у одной стороны меньше, чем у органа (должностного лица), выступающего в роли субъекта государственно-управленческой деятельности (например, в отношениях между вышестоящими и нижестоящими исполнительными органами). Так, естественно, что у министерства объем распорядительных полномочий больше, чем у руководства подведомственных ему государственных предприятий.

А это, в свою очередь, означает, что в сфере государственного управления складывается такой механизм регулирования, в котором юридический акт (волеизъявление), затрагивающий интересы граждан, предприятий, учреждений, негосударственных структур и т.п., не является результатом их взаимного волеизъявления (договора). Он исходит только от полномочного исполнительного органа или должностного лица. Последние в соответствии с нормами административного права, как уже подчеркивалось, наделяются компетенцией, в пределах которой они вправе в одностороннем порядке принимать определенные юридически обязательные решения. Значит, такого рода решения принимаются не по усмотрению органа (должностного лица), а в силу правовых установлений (закон, подзаконная правовая норма). Поэтому они и обязательны для того, кому адресованы. Конечно, в равной мере они обязательны и для самого исполнительного органа или должностного лица, принимающих эти решения. Таково наиболее полно выраженное юридическое взаимодействие сторон в управленческом общественном отношении.

По существу, охарактеризованный механизм регулирования прямо вытекает из содержания требований государственной дисциплины и законности. В соответствии с ними в сфере государственного управления государством определяется официальная инстанция, полномочная решать возникающие в управленческой практике вопросы в одностороннем порядке, но непременно на основе закона и подзаконных административно-правовых норм независимо от того, по чьей инициативе эти вопросы возникают.

Потребность в такого рода инстанциях очевидна. Гражданин, например, сам не может разрешить свою жалобу на неправомерные действия какого-либо административно-управленческого работника. Значит, необходимо определить, кто официально правомочен принять по ней юридически обязательное решение; иначе жалобу нельзя будет считать разрешенной. Решение же по жалобе принимается не в порядке соглашения между гражданином и исполнительным органом, а только в качестве реализации полномочным органом своей властной компетенции, которая заранее определена законом или подзаконной нормой. Так, установлено, что решения по такого рода жалобам принимаются вышестоящим органом (должностным лицом) по отношению к тому, чьи действия (включая правовые акты) являются предметом жалобы.

Такая же картина наблюдается и в других вариантах регулирования управленческих общественных отношений. Так, установлено, что лицензии, т.е. разрешения на занятие определенного вида деятельностью (например, предпринимательством), выдаются полномочными исполнительными органами; регистрация ряда негосударственных образований осуществляется органами Министерства юстиции РФ и т.п.

Во взаимоотношениях между органами исполнительной власти различного уровня действует принцип вертикальной соподчиненности, в соответствии с которым нижестоящий орган сам не вправе решать некоторые вопросы, поскольку они отнесены к компетенции вышестоящего органа. Он может проявить инициативу в постановке данного вопроса перед полномочной инстанцией. Так, для создания федеральными органами исполнительной власти своих территориальных органов в субъектах Российской Федерации требуется разрешение Правительства РФ.

Однако наличие односторонних юридически обязательных предписаний не сводит административно-правовое регулирование к принуждению второй стороны управленческих отношений. Принуждение является крайним вариантом юридического воздействия на регулируемые общественные отношения и поведение его участников. Оно используется только тогда, когда допускается отступление от требований, сформулированных в предписаниях исполнительных органов (должностных лиц), а в более общей форме – при нарушении правовых норм. В подобных случаях наступает юридическая ответственность. Следовательно, юридическая обязательность односторонних предписаний не тождественна принуждению.

Следует учитывать, что односторонность и обязательность волеизъявления субъекта исполнительной власти характерны не только для прямых предписаний и запретов, устанавливаемых нормами административного права. Эти особенности административного метода характерны и для дозволений, использование которых предписывается соответствующими административно-правовыми нормами. Механизм использования дозволительных средств в административно-правовом регулировании следующий.

Во-первых, правовые нормы могут предоставить сторонам регулируемых управленческих отношений возможность выбора одного из вариантов должного поведения. Чаще всего данный метод используется для регулирования поведения должностных лиц, причем последние не вправе уклониться от предложенного административно-правовой нормой выбора. Так, КоАП (гл. 2) устанавливает, что должностное лицо или орган, уполномоченные на применение мер административной ответственности к правонарушителям, вправе избрать одну из таких мер (например, предупреждение или наложение административного штрафа) либо решить вопрос о его освобождении от ответственности.

Во-вторых, правовые нормы могут предоставить сторонам управленческих отношений возможность действовать (или не действовать) по своему усмотрению. Как правило, это имеет место при реализации субъективных прав. Так, гражданин сам решает вопрос, нужно ли ему обжаловать действия того или иного должностного лица, которые он оценивает как неправомерные. Он же самостоятельно решает и вопрос о том, в каком порядке подавать жалобу – в административном или судебном. Фактически дозволительный метод подобного рода носит характер официального, т.е.

предусмотренного нормой административного права, разрешения на совершение определенных действий.

Таковы особенности властеотношений.

К их характеристике необходимо сделать еще одно существенное добавление. Дело в том, что и административное право предусматривает в определенных ситуациях возможность возникновения управленческих отношений, построенных на началах юридического равенства сторон. Вопрос о них требует специального рассмотрения, что и будет сделано далее.


laservirta.ru

Метод административного права

      Если предмет любой отрасли права отвечает на вопрос «что (т. е. какие общественные отношения) она регулирует, то метод отвечает на вопрос «как, каким способом осуществляется это регулирование.

      Правовое регулирование в любой отрасли пра­ва происходит в результате сочетания таких пра­вовых средств, как запрет, предписание, дозво­ление,

ЗАПРЕТ—это запрещение совершения оп­ределенных действий под страхом наказания.

ПРЕДПИСАНИЕ — это установление определенного порядка действий.

ДОЗВОЛЕНИЕ — это предоставле­ние участнику правовых отношений возможности по своему усмотрению совершать или не совер­шать определенные действия.

Рассматривая методы административного пра­ва, надо учитывать, что управление, как правило, предполагает неравенство субъектов, подчинение одного другому. Поэтому основным методом ад­министративного права является императив­ный метод, т.е.метод власти— подчинения, прямого распорядительства.

Кроме указанного метода административное право регулирует общественные отношения и дру­гими методами, а именно:

методом рекомендации (в этом случае управля­ющее воздействие со стороны субъекта управления достигается путем принятия решения, имеющего для объекта управления не обязательный, а рекомендательный характер). Например, орган испол­нительной власти субъекта РФ принимает реше­ние, направленное на улучшение той или иной деятельности администраций районов, находящих­ся на его территории (исполнительных органов местного самоуправления).

методом согласования (в этом случае регулиру­ются отношения между субъектами управления, не находящимися между собой в подчинении). Например, происходит Согласование действий ор­ганов Федеральной службы безопасности РФ и Министерства внутренних дел РФ по вопросам борьбы с организованной преступностью;

диспозитивным методом (в этом случае не подчиненные друг другу субъекты управления договариваются о своих взаимоотношениях при решений какой-либо общей управленческой про­блемы). Например, заключается административ­но-правовой договор между администрациями двух или нескольких субъектов РФ по вопросу, имеющему значение для всех договаривающихся сторон.

К сути административно-правового регулирования относится:

— установление определенного порядка действий (предписание к действию: административное взыскание должно быть наложено не позднее двух месяцев со дня совершения проступка и превышение данного срока не позволяет применить к виновному меры адм. ответственности)

— запрещение определенных действий (под страхом применения мер отв-ти)

— предоставление возможности выбора одного из вариантов должного поведения

— предоставление возможности действовать или не действовать по своему усмотрению

admin-laws.ru