Бартерная экономика это – БАРТЕР и БАРТЕРНАЯ ЭКОНОМИКА — это… Что такое БАРТЕР и БАРТЕРНАЯ ЭКОНОМИКА?

Бартер

Бартер (англ. barter, от среднеангл. bartren, среднефранц. barater – обменивать) – меновая торговля, способ торговли товарами и услугами в виде непосредственного взаимообмена без использования денег (натуральный обмен).

Соответственно бартерная экономика – это экономика, где не существует единого общепринятого средства обмена (денег) и товары обмениваются непосредственно друг на друга; бартерная сделка – товарообменная сделка с передачей права собственности на товар без платежа деньгами.

Когда участвуют деньги, сделка называется продажей (англ. sale). Бартер часто используется в современном обществе – он может быть предпочтителен при сильной инфляции или в международной торговле со странами с неустойчивой валютой.

Бартер широко применялся в условиях дефицитной экономики СССР 80-х годов, дополняя ненадежные и недостаточные материально-технические связи, устанавливаемые из центра. Поэтому развитие бартера последнего времени неправомерно считать лишь порождением рыночных реформ. Однако в период рыночных реформ элементы бартерной экономики приобрели опасное развитие. Полноценной статистики в этой области не ведется, но выборочные исследования и оценки экспертов свидетельствуют, что в переходной период в отдельных отраслях уровень бартерных операций превышал 50%, а по отдельным предприятиям доходило до того, что денежная составляющая в выручке оказывалась даже меньше фонда оплаты труда (со всеми вытекающими отсюда социальными последствиями – задержками в выплате зарплаты и т.п.). Этому способствовали: сокращение оборотных средств предприятий вследствие инфляционного обесценения и – в определенные периоды – в результате относительно жесткой стабилизационной политики правительства; стремление предприятий к уклонению от налогов (при бартере хозяйственная деятельность предприятий происходит при минимальных объемах денежных средств на расчетных счетах и взимание налогов, недоимок и т.п. оказывается невозможным).

Широкое распространение бартера в стране влечет за собой многообразные отрицательные последствия, прежде всего лишая цены их регулирующей функции. Бартерные схемы совершенно не зависят от ценовой ситуации, которая складывается на рынке. Цена товаров, которые участвуют в бартере, может быть любой – она, как правило, отражает не соотношение спроса и предложения, а некие желаемые пропорции, устанавливаемые в ходе прямой договоренности между продавцом и покупателем. Обе стороны заинтересованы лишь в том, чтобы получить необходимое количество единиц товара в обмен на свой собственный, т.е. для существования такой своеобразной экономики не нужны рыночные инструменты – банки и прочие кредитные учреждения.

Бартер способствует развитию посреднической деятельности, в определенной мере восполняющей пробелы, возникшие в результате распада системы централизованного материально-технического снабжения, но часто приобретающей паразитический, а иногда и криминальный характер. Наблюдается катастрофическое увеличение сроков расчетов предприятий друг с другом и с государством. Нормальным для рыночной экономики считается срок проведения расчетов в 1–2 мес. Однако, по данным 90-х гг., только 5% обследованных предприятий осуществляли расчеты с контрагентами в течение 2 мес., половина – в срок до 6 мес. А в энергетическом и газовом комплексе затягивание окончательных расчетов на несколько лет стало нормой. Между тем, как показывают исследования, средний срок расчетов тем короче, чем больше денежный компонент в выручке, т.е. чем меньше бартер.

Государство принимает различные меры для сокращения бартера (запреты взаимозачетов, установление сроков расчета и т.п.). Однако для реального выполнения этой задачи необходима прежде всего финансовая стабилизация и нормализация денежного оборота в стране.

Бартер также широко применяется во внешнеторговом обороте, где он представляет собой безвалютный, но оцениваемый и сбалансированный обмен разными товарами между странами, оформляемый единым договором (контрактом). В частности, такая форма торговли практикуется между странами СНГ, прежде всего в случаях, когда в качестве экономических агентов выступают не отдельные частные фирмы, а правительства.

discovered.com.ua

Бартерная экономика — это миф? |

Адам Смит утверждал, что бартерный обмен предшествовал денежной экономике. Однако на самом деле нет ровным счетом никаких доказательств, подтверждающих его правоту.

Представьте жизнь до появления денег. Предположим, вы испекли хлеб, но вам нужно мясо. Но что если местному мяснику не нужен хлеб? Вам бы пришлось искать человека, которому он нужен, обмениваясь до тех пор, пока вы не получите мясо. Вы сами видите, насколько это сложно и неэффективно. Именно поэтому люди изобрели деньги: чтобы упростить процесс обмена товарами, верно?

В мире бартера любой экономический обмен выглядит достаточно неудобным. Однако вся эта история может вообще оказаться полной выдумкой.

Шотландский философ XVIII века Адам Смит, который основал современную экономическую теорию, популяризировал идею о том, что бартер был предшественником денег. В своей работе “Исследование о природе и причинах богатства народов” он описывает воображаемый сценарий, в котором пекарю, проживавшему до изобретения денег, нужно было мясо, но у него не было ничего, в чем нуждался мясник. “В таком случае, между ними обмен не может состояться,” – заключил Смит.

Смит утверждает, что такого рода сценарий вызывал такие неудобства, что для упрощения торговли общество было вынуждено создать деньги. И в настоящее время похожие идеи упоминаются практически в каждом введении в экономику. “На раннем этапе развития экономики существовал бартер,” – говорится в одной книге. “Индеец, который хочет избавиться от пони, должен сначала найти индейца, который хочет приобрести пони и готов обменять его на него одеяло или другой товар, в котором заинтересован первый индеец,” – говорится в другой.

Но различные антропологи отмечают, что факт существования бартерной экономики остается неподтвержденным, даже с учетом неразвитых частей земного шара, где побывали исследователи. Профессор антропологии Кембриджского университета Кэролайн Хамфри написала в своем исследовании за 1985 год: “Нет ни одного примера, где бы встречалось описание бартерной экономики в чистом ее виде, не говоря уже о появлении денег на этой почве. Все имеющиеся полевые исследования указывают на то, что ничего подобного не было”.

В этом вопросе Хамфри не одинока. Другие ученые, в том числе французский ученый Марсель Мосс и профессор политэкономии Кембриджского университета Джеффри Ингэм, уже давно придерживаются таких же взглядов.

Когда появился бартер – он не был частью чисто бартерной экономики, и деньги не появились в его следствие, скорее деньги предшествовали бартеру. Например, после падения Римской империи европейцы использовали бартер в качестве замены римской валюты, которой они пользовались ранее. Профессор антропологии в Лондонской школе экономики Дэвид Гребер объясняет это так: “В большинстве известных нам случаев, бартер происходил между людьми знакомыми с использованием денег, но по какой-то причине не имевших их под рукой”.

Если бартерной экономики не было, что же было вместо нее? Антропологи описывают широкий спектр методов обмена, но ни один из них не имеет ничего общего с принципом “две коровы за десять мешков пшеницы”.

К примеру, сообщества коренных американцев хранили свои продовольственные товары в общих домах, а женщины из племени занимались их распределением. В других коренных племенах была развита подарочная экономика, которая выглядела примерно следующим образом: если бы вы были пекарем, которому было необходимо мясо, вам не нужно было идти к мяснику и менять свои бублики на его стейк. Вместо этого вам пришлось бы подговорить свою жену, чтобы она намекнула жене мясника, что у вас обоих низкий уровень железа в крови. На что та бы ответила: “Серьезно? Угощайтесь гамбургерами, у нас их много!” В свою очередь, вы бы испекли мяснику торт на его день рождения или помогли бы с переездом.

Бартерный миф предполагает, что люди всегда мыслили по принципу “ты — мне, я — тебе”.

Возможно, со стороны это выглядит как отложенный бартер, но есть существенные различия. Во-первых, это гораздо эффективнее, чем идея бартерной системы, поскольку нет привязки к нуждам разных людей. Здесь также не работает принцип “баш на баш”, поскольку никто не предписывает четкую стоимость мясу, торту или работе по дому, а это означает, что долг нельзя вернуть.

В подарочной экономике обмен не безличен. Гребер утверждает: “Если вам окажет услугу знакомый человек, вы в любом случае будете принимать во внимание личные потребности, пожелания или текущие обстоятельства человека, когда решите возвратить “долг”. Даже если вы просто меняете одну вещь на другую, все это преподносится под видом обмена подарками.”

В действительности, бартер также имел место в сообществах до появления денег, но обменивались между собой не односельчане. Почти всегда бартер происходил между незнакомыми людьми или даже врагами. Этот процесс нередко сопровождался сложными ритуалами, включающими обмен, танцы, пиршества, боевые выступления или секс, — где периодически эти составляющие переплетались. Взять, к примеру, коренных жителей Австралии из племени гунвингу (Gunwinggu), о которых в 1940-х писал антрополог Рональд Берндт:

“Группа мужчин-гостей сидит спокойно, в то время как женщины из принимающего племени принесли им одежду, толкают пришедших и приглашают их к совокуплению. На фоне непрекращающегося пения и танцев, под аплодисменты женщины берут ситуацию в свои руки и снимают набедренные повязки мужчин, трогают их половые органы и тянут к специальному месту для совокупления. Мужчины с недовольным видом идут за ними в кусты, подальше от огня, освещающего танцоров. Взамен они дают женщинам табак или бусы. После возвращения женщины отдают часть полученного табака своим мужьям”.

Как видите, это намного сложнее, чем простой обмен куска ткани на горсть табака.

Мне не довелось встретить ученых, которые бы знали о доказательствах в пользу того, что бартер предшествовал появлению денег, несмотря на то, что эта история распространена в учебниках по экономике и общественном сознании. Некоторые утверждают, что никогда в это не верили: данная идея рассматривается как сырая модель, используемая для простого объяснения принципов современной экономической системы, а не реальная модель экономики прошлого.

Преподаватель политэкономии из Университета Сиднея Майкл Беггс сообщил: “Я не думаю, что кто-либо верит, что раньше существовало такое положение дел. В том числе и экономисты, которые пишут эти учебники. Это больше похоже на мысленный эксперимент”.

Тем не менее, похоже, что Адам Смит был серьезно убежден в существовании бартера в далеком прошлом. “После разделения труда процесс обмена сильно усложнился”, – пишет он, плавно переходя к описанию неэффективности бартера. Беггс считает, что многие учебники бездумно повторяют эту точку зрения, определенным образом используя эту “сказку”.

Отчасти сложно представить мир до появления денег по той причине, что они имею длинную историю. Первые индийские деньги были в виде серебряных слитков и появились еще в VI веке до н.э. Примерно в это же время в Лидии (нынешней Сирии) появились первые в мире монеты.

Но в любом случае люди жили за сотни тысяч лет до появления денег, и было бы ошибочно предполагать, что современная экономика отражает первобытную человеческую сущность.

Беггс утверждает: “Экономическую теорию всегда связывали с историей. Я уверен, что неправильно полагать, что, вернувшись к историческому прошлому, вы найдете аналог современных денег”. Он уточнил, что даже если бартер не был сильно распространен, это не значит, что в некоторых уголках земли он не мог привести к появлению денег. Это было сказано к тому, что мы слишком многого не знаем об огромном отрезке времени.

При том, что некоторые антропологи уже давно считают, что бартерная система является мысленным экспериментом, эта идея все еще невероятно распространена. И это уже не просто научный интерес – идея бартера действительно могла изменить историю.

В своей книге “Долг: первые 5000 лет истории” Д. Гребер пишет: “Видение мира, которое отражают базовые положения в учебниках по экономике, оказало серьезное влияние на наш образ мыслей. Поэтому нам так сложно представить любое другое положение вещей”.

Гребер считает, что главная идея мифа о бартере заключается в том, что люди всегда мыслили по принципу “ты – мне, я – тебе”, а бартер – это всего лишь менее эффективная версия денег. Но если учесть, что существовали совершенно другие системы, появление денег начинает казаться не логический этапом, который тесно связан с человеческой природой, а скорее выбором.

С одной стороны, бартерный миф дает нам возможность понять, что все в мире построено на хладнокровном расчете. В настоящее время эта точка зрения остается достаточно распространенной, даже с учетом того, что поведенческие экономисты предоставили убедительные доводы в пользу того, что люди гораздо более сложные существа и менее рациональные, чем предполагает классическая экономическая модель.

Однако вред, причиненный такой неверной концепцией, является более глубоким, чем ошибочное представление о человеческой психологии. Гребер уверен, что если человек предписывает определенную стоимость предметам, как и происходит в условиях денежной экономики, не составляет труда предписать ценность людям, тем самым создавая возможности для развития рабства, позволяющего покупать людей, и империализма, который предполагает, что за еду и деньги можно купить солдат, которые бы завоевывали новые земли.

Независимо от того, согласитесь ли вы с такими широкими заявлениями, стоит отметить, что задолженность, которая является обратной стороной денег, регулярно используется некоторыми группами людей для манипулирования другими. К примеру, Томас Джефферсон предположил, что правительство поощряет коренных американцев к покупке товаров в кредит, чтобы те были вынуждены продать свои земли, попав в долги. На сегодняшний день судебные взыскания долгов является настоящей чумой в черных кварталах США: там уровень просроченной задолженности во много раз выше, чем в среднем. Только в период 2008-2012 у жителей Сент-Луиса, где преобладает афро-американское население, было изъято коллекторами $34 млн. Только в Дженнингсе, пригороде Сент-Луиса, каждый четвертый резидент был призван в суд по обвинению в неуплате долгов.

Так если деньги являются результатом нашего выбора, есть ли альтернативы, которые стоит рассмотреть? Является ли подарочная экономика, которая не загоняет людей в долги и основывается на ответственности и доверии, более оптимальным вариантом в сравнении с системой, основанной на деньгах? Или тогда люди бы злоупотребляли добротой своих ближних?

Трудно ответить на этот вопрос, не видя современную подарочную экономику в действии. К счастью, ее примеры действительно существуют в наше время. В малом масштабе — это ситуация, когда друзья могут что-либо одолжить друг другу, например пылесос или стакан муки. В крупном масштабе — это Встреча Племен Радуги. Это ежегодный фестиваль, в котором около десяти тысяч человек на протяжении месяца живут в лесу без денег (в качестве места встречи выбирают один из национальных заповедников). Группы участников обустраивают “кухни”, в которых они ежедневно готовят еду для нескольких тысяч человек, разумеется, все бесплатно. Экономисты классической школы могли бы предположить, что люди будут пользоваться такой системой, не давая ничего взамен. Однако во время встречи все накормлены, а те, кто не помогали с приготовлением пищи, играют на музыкальных инструментах, продумывают маршруты для прогулок, проводят занятия, собирают дрова, играют в спектаклях и многое другое.

Впрочем, одно дело поддерживать такой уклад во время вылазки на природу, когда каждый примерно понимает, как это происходит. Другое дело, если мы рассматриваем применение принципов подарочной экономики для разных видов деятельности: построение небоскребов, разработка айфонов, установка кондиционеров, исследование космоса, сбор налогов и управление крупным бизнесом. Можно смело заявить, что это не ситуация в стиле “все или ничего”. У нас подарочная экономика уже существует и ограничена кругом друзей и родственников. И пусть сделать ее глобальной вряд ли получится, но расширить масштаб ее использования до небольших населенных пунктов вполне возможно, и даже желательно.

Источник: www.theatlantic.com

Поделиться ссылкой:

Related

bitnovosti.com

Бартерная экономика — это миф

Представьте себе жизнь до того, как появились деньги. Скажем, вы пекли хлеб, и вам нужно было мясо.

Но что, если городскому мяснику не нужен ваш хлеб? Вам бы пришлось искать того, кто его хотел, и совершать обмен до тех пор, пока вы не получите мясо.

Очевидно, что подобная система становилась все более запутанной и менее эффективной — вот почему люди и придумали деньги: чтобы сделать товарообмен проще, не так ли?

Эти исторически сложившиеся бартерные отношения были, судя по всему, не слишком удобными. А может, все это просто выдумка.

Человек, которого можно считать основателем современной экономической теории, шотландский философ Адам Смит, живший в XVIII веке, популяризировал идею того, что бартерный обмен предшествовал деньгам. В книге «Исследование о природе и причинах богатства народов» он описывает выдуманный сценарий, в котором пекарь, живущий в то время, когда еще не были изобретены деньги, хотел приобрести мясо у мясника, но не мог предложить взамен ничего, что было бы нужно мяснику. «В таком случае между ними не может состояться обмен», — писал Смит.

Подобного рода сценарий был настолько сомнительным, что общество просто обязано было изобрести деньги, дабы упростить торговлю, рассуждает Смит. Подобные идеи, теперь уже закрепившиеся в практически каждой книге из базового курса экономики, были и у Аристотеля. «В простых, ранних экономиках, люди принимали участие в бартере», — говорится в одной из таких книг. («Американский индеец, у которого был пони, от которого он хотел бы избавиться, должен был ждать, пока ему на пути не повстречается другой индеец, который бы хотел получить этого пони и взамен был бы рад отдать одеяло или другой товар, нужный первому», — сказано в более ранней книге.)

Но многие антропологи обращали внимание на то, что такая бартерная экономика никогда не упоминалась исследователями, которые совершали путешествия в слаборазвитые части мира. «Не встречалось ни одного описания простой и понятной бартерной экономики, не говоря уже о том, что она могла стать причиной возникновения денег», — пишет профессор антропологии Кембриджского университета Кэролайн Хамфри в газете 1985 года. «Основываясь на всех доступных этнографических исследованиях, можно предположить, что этого никогда не было».

Хамфри не одинока в своих суждениях. Другие академики, включая французского социолога Марселя Мосса и кембриджского политического экономиста Джеффри Ингэма, также придерживались подобных взглядов.

Когда бартер только появился, он не был частью исключительно бартерной экономики, из которой произошли деньги. Скорее, наоборот — бартерный обмен произошел из денег. Так, после падения Рима, европейцы пользовались бартером в качестве замены римской валюты, к которой люди уже успели привыкнуть. «В большинстве известных нам случаев, бартер возникал между людьми, которые были знакомы с тем, как пользоваться деньгами, но у которых по какой-либо причине денег было не так много», — объясняет Дэвид Гребер, профессор антропологии Лондонской школы экономики и политических наук.

Если бартер действительно никогда не существовал, то что же было? Антропологи описывают множество вариантов обмена, ни один из которых не похож на схему «две коровы за 10 бушелей пшеницы» (бушель равен примерно 27,22 кг — прим. Newочём).

Например, индейские племена ирокезов хранили все свои запасы в Общих домах. Распределением вещей занимался женский совет, объясняет Гребер. Другие коренные племена полагались на «экономику дарения», что происходило следующим образом: если ты был пекарем, которому было нужно мясо, ты не предлагал мяснику бублики взамен на стейки. Вместо этого ты отправлял свою жену к жене мясника намекнуть на то, что у вас двоих недостаток железа в организме, и она отвечала что-то вроде: «Серьезно? Возьми бифштекс, у нас их тут много!» В будущем мяснику мог бы понадобиться торт на день рождения или помощь при переезде в новый дом, и тут ты мог бы ему помочь.

На словах это немного похоже на отсроченный бартер, но здесь присутствуют значительные различия. Во-первых, такая схема намного более эффективна, нежели идея Смита о бартерной системе, поскольку она не предполагает, что у каждого участника обмена есть то, что нужно другому. Это также и не услуга за услугу: никто не назначает определенную цену за кусок мяса, торт или работу по строительству дома, что исключает возникновение длинных долговых цепочек.

Также в экономике дарения обмен всегда имеет персональный характер. Если ты меняешься с кем-то, кто тебе близок, ты «также обязательно принимаешь во внимание его индивидуальные потребности, желания и личную ситуацию», — утверждает Гребер. «Даже если ты меняешь одну вещь на другую, ты, скорее всего, преподнесешь это как подарок».

Торговля имела место в безденежных сообществах, но не между жителями одного поселения. Напротив, она всегда происходила с иностранцами или даже с врагами, часто сопровождаясь сложными ритуалами с танцами, пиршествами, кулачными боями, сексом — или всем сразу. Антрополог Рональд Берндт в 1940 году наблюдал за австралийскими туземцами из племени гунвингу:

«Мужчины из группы приезжих сидят тихо, пока женщины из другой общины подходят к ним, дарят им куски ткани, выбирают мужчину и приглашают его к соитию. Во время пиршества они могут позволить себе делать с этими мужчинами все, что им захочется, пока пение и танцы продолжаются. Женщины пытаются снять с мужчин их набедренные повязки или прикоснуться к их половым органам, чтобы утащить их на „лобное место“ для совокупления. Мужчины нехотя уходят в кусты со своими… спутницами, чтобы заняться сексом вдалеке от костров, которые освещают танцоров. После они могут подарить женщине бусы или немного табака. Когда женщины возвращаются, они отдают часть этого табака своим мужьям»

Так что это несколько более сложная система, нежели просто обмен куска ткани на горсть табака.

* * *Никто из академиков, с которыми я имел возможность поговорить, не имел никаких доказательств того, что бартер был предшественником денег, несмотря на преобладание этой теории в учебниках по экономике и общественном сознании. Некоторые утверждают, что никто никогда и не считал, что бартер существовал на самом деле, и что эта идея была на самом деле лишь упрощенной моделью современных экономических систем, а не теорией о реальных системах прошлого.

«Мне кажется, что никто не верит в существование такой исторической ситуации, даже сами авторы учебников, — считает Майкл Бэггс, лектор по политической экономике в Сиднейском Университете. — Это, скорее всего, лишь мысленный эксперимент»

Тем не менее, Адам Смит, похоже, действительно верил, что бартер существовал. «Когда только появилось разделение труда, система обмена должна была часто сталкиваться с очень большими затруднениями», — писал Смит, и потом продолжал рассуждать о неэффективности бартерного обмена. Бэггс также считает, что учебники довольно небрежно пересказывают эту точку зрения. «Им вполне удобно пользоваться этой сказкой», — объясняет Бэггс.

Представить себе мир до денег трудно отчасти и оттого, что деньги существуют уже очень давно. Первые деньги появились в Индии в VI веке до н. э. в виде слитков серебра, а первые монеты появились в Лидии (территория современной Сирии) приблизительно в то же время.

Но даже несмотря на то, что деньги существуют так долго, человечество существует еще дольше, и было бы неправильно считать, что современная экономика является отражением первобытной человеческой натуры.

«Экономическая теория всегда тесно связана с историей», — говорит Бэггс. —Мне кажется ошибочным пытаться понять, как работают деньги, изучая то, как они появились». Он отмечает, что хотя бартер мог и не иметь широкого распространения, вполне вероятно, что он где-нибудь имел место и привел к появлению денег, особенно учитывая то, как мало мы знаем про такой обширный период времени.

Несмотря на то, что некоторые антропологи уже давно знают, что бартер — это всего лишь мысленный эксперимент, эта идея широко распространена. И это не просто академическое любопытство — сама идея бартера вполне могла изменить мир.

«Видение мира, которое сформировало основу современных учебников экономики […] стало такой большой частью нашего мироощущения, что нам очень сложно представить какой-либо другой вариант», — пишет Гребер в своей книге «Долг: Первые 5000 лет истории»

Гребер утверждает, что миф о бартере подразумевает, что человеческое мышление всегда основывалось на взаимовыгодном обмене — услуга за услугу — так как бартер является всего лишь менее эффективной версией денег. Но если принять во внимание, что вполне могли существовать совершенно другие системы, то сама идея денег перестает казаться естественным продолжением человеческой природы и представляется скорее осознанным выбором.

Как минимум, бартерный миф «делает возможным видение мира, где все является лишь чередой хладнокровных расчетов», — пишет в своей книге Гребер. Эта точка зрения довольно распространена, даже несмотря на то, что поведенческие экономисты представили убедительные доказательства того, что люди намного более сложны (и намного менее рациональны), чем предполагает классическая экономическая теория.

Но вред может быть намного серьезней, чем просто ошибочное представление о человеческой психологии. Как считает Гребер, если можно определить конкретную стоимость вещей, как в денежной экономике, то становится невероятно легко назначить цену людям, что не то чтобы создает, но определенно делает возможным такие явления, как рабство (при котором людей можно продавать и покупать) и империализм (возможный только в системе, которая может кормить солдат, воюющих вдали от дома, и платить им жалованье).

Можно соглашаться или оспаривать столь амбициозные заявления, но стоит заметить, что денежный долг, побочный продукт валюты, регулярно использовался одними группами людей для манипуляции другими. Например, Томас Джефферсон предположил, что правительство поощрает приобретение коренными американцами товаров в кредит, тем самым способствуя тому, что они влезают в долги и вынуждены продавать свои земли. Сегодня несоразмерно большая часть судебных дел по взысканию долгов приходится на «черные» кварталы. Даже с учетом доходов, дела по взысканию долгов в «черных» кварталах заводятся в два раза чаще, чем в «белых». По результатам дел, заведенных на жителей преимущественно «черных» районов Сент-Луиса за 2008–2012 годы, было взыскано $34 миллиона, большая часть которых шла из зарплат должников. В Дженнингсе, пригороде Сент-Луиса, за эти годы приходилось по одному делу на каждых четверых жителей.

Итак, если деньги — это выбор, есть ли другие варианты? Является ли экономика дарения — которая не будет вешать на людей долги, основанная на коллективной ответственности и доверии — предпочтительней системы, основанной на деньгах? Или люди просто начнут наживаться на соседях?

На этот вопрос сложно ответить без наглядного примера экономики дарения в современном мире. К счастью, современные примеры все же существуют, правда, в маленьком масштабе — среди товарищей, которые могут одолжить друг другу пылесос или стакан муки. Но и в более крупных масштабах можно найти подобные примеры, пусть даже и не всегда работающие. Например, Встреча Племен Радуги. Это фестиваль, который ежегодно собирает около 10 000 человек, согласившихся не брать с собой деньги, на месяц в лесу (место проведения — разные национальные заповедники по стране — меняется каждый год). Его участники организуют «кухни», где они каждый день готовят и подают еду тысячам людей, совершенно бесплатно. Приверженцы классической экономики могут предположить, что люди выиграют от такой системы, и действительно: все накормлены, а те, кто не готовят, — музицируют, прокладывают тропинки, организуют занятия, собирают топливо для костров, выступают на сцене и занимаются множеством других вещей.

Опять же, одно дело — поддерживать общину в порядке и здравии, когда все отдыхают на природе и разделяют ваши взгляды. Совсем другое дело — представить экономику дарения, которая позволит людям строить небоскребы, изобретать iPhone, устанавливать кондиционеры в каждый дом и исследовать космос. (То же самое касается сбора налогов и управления крупным бизнесом.) Не то чтобы это была ситуация а-ля «пан или пропал»: экономика дарения уже работает в семьях и среди друзей. Быть может, расширение ее до маленьких сообществ вполне осуществимо. И уж точно заманчиво.

Автор: Илана Штраус.
Оригинал: The Atlantic.

Перевели: Георгий Лешкашели и Даша Шевцова.
Редактировали: Роман Вшивцев и Артём Слободчиков.

newochem.ru

Эссе бартерная экономика

Безуглов
32 группа ЭБ

Эссе
на тему: «Понятие бартерной экономики».

Бартерная экономика
представляет собой товарообменные
операции без участия денег, то есть один
товар обменивается на другой
непосредственно.

Исторически этот
тип экономики был самым ранним, так как
в те далекие времена деньги еще не были
изобретены.

Почему люди
отказались от бартера? На мой взгляд,
он обладает рядом недостатков:

1) Для его успешного
осуществления необходимо двойное
совпадение потребностей: владелец
товара 1 должен хотеть обменять его на
товар 2, в свою очередь, владелец товара
2 должен хотеть обменять его на товар
1. Это должно происходить одновременно,
что встречается довольно редко.

2) Нет единицы счета
и платежа.

3) Нет способа
сохранения покупательной стоимости
(сохраняется только потребительская
стоимость).

4) Сложность
определения правильной пропорции обмена
одного товара на другой, например,
обменять самолет на автомобиль сложно.

5) Нет твердых цен
в конкретных единицах — в каждом случае
пропорции обмена разные.

Затем пришел
организованный бартер — с одним товаром,
исполняющим роль денег, но и в этом
случае были проблемы — у каждого народа
был свой товар в роли денег и не у всех
был в наличии этот товар-эквивалент.

Тем не менее, при
всех недостатках этого устаревшего
типа экономики, бартер может использоваться
и в наши дни. Истории также известны
случаи, когда в XIX-XX
веках при войнах, революциях, всеобщей
неразберихе, в отсутствие твердых денег
товарами-деньгами становились соль,
спички, спирт, табак, хлеб, мыло, масло
и так далее.

studfiles.net

Деньги и бартер в современной экономике. Причины использования бартера

Человечество, придумав деньги, смогло их использовать только потому, что сделало ещё одно великое открытие: все товары можно сопоставить друг с другом на основе их относительной стоимости, а саму эту ценность выразить с помощью единого измерителя — денег.

Относительная ценность товаров — это пропорции товарообмена, при которых изготовитель считает для себя выгодным продать товар, а покупатель считает выгодным товар купить.

При примитивном обмене относительная ценность товара выражалась через вещь, на которую его можно было поменять. По мере расширения круга производимых людьми товаров, деньги постепенно стали единым мерилом относительной ценности всех товаров. Введение денег облегчило и ускорило обмен, а значит, дало толчок всему экономическому прогрессу человечества.

Деньги

и бартери

.

Самой ранней формой торговли, которая существовала, был бартер. Но у бартера есть множество недостатков.

Бартер — это обмен одной вещи или услуги на другую. Что такое деньги ? Деньгами может быть все, что может приниматься в оплату за товары или услуги. С ранних веков драгоценные металы, такие, как золото и серебро, наряду с медью, были самыми популярными формами денег.

Хотя все, что угодно может быть деньгами, в принципе, материал для денег должен обладать следующими качествами:

1)Стабильность.

Стоимость денег должна быть более или менее одинаковой и сегодня и завтра.

2)Портативность.

Современные деньги должны быть достаточно малы и легки, чтобы люди могли носить их с тобой.

3)Износостойкость.

Выбранный материал должен быть достаточно прочным, иметь значительную «продолжительность жизни». Поэтому во многих странах используется в качестве денег бумага только очень высокого класса.

4)Однородность.

Деньги одного и того же достоинства должны иметь рав ную стоимость.

5)Делимость.

Одно из важных преимуществ денег над бартером — это спо собность делиться на части.

6)Узнаваемость.

Деньги должны быть легко узнаваемы, их должно быть трудно подделать. Качество бумаги и водяные знаки делают подделку очень сложной.

7)Деньги можно определять по функциям, которые они выполняют:

— Средство обращения.

— — Мера стоимости.

— — Наличные деньги.

8)Средство обращения. Экономика бартера от денежной экономики отличаются тем, что в условиях экономики бартера вы должны найти человека, который имеет то, что хотите вы, и, хочет то, что у вас есть. В денежной экономике каждый может продать то, что у него есть, любому и использовать вырученные деньги для покупки необходимого. Поэтому деньги являются средством, которое делает обмен более простым.

9)Мера стоимости. Деньги дают нам возможность выразить стоимость чего-либо в терминах, которые понятны каждому.

10)Наличные деньги. Бумажные деньги и монеты. Наличные деньги — законное платежное средство. Это значит, что закон предписывает принимать их в уплату за долги. В настоящее время основные формы денег — это наличные деньги и счета до востребования.

Экономисты используют термин «покупательная способность», или «стоимость денег», чтобы описать то количество и качество товаров и услуг, которые мы можем получить за деньги. Когда цены растут, на те же деньги нельзя купить так же много — их покупательная способность падает. Когда цены снижаются, происходит обратное.

Причины использования бартера.

Если дела в экономике вообще, и в ее денежном хозяйстве в частности, начинают идти плохо и люди теряют доверие к деньгам, не желая принимать их в уплату за свой товар, немедленно возрождается древний обмен товара на товар, именуемый бартером.

Бартер — способ торговли, основанный на прямом обмене одних товаров и ли услуг на другие без использования денег.

При этом, естественно, сразу обнаруживается, что одни товары нужны более широкому кругу покупателей, чем другие. И такие наиболее универсально желаемые товары становятся заменителями денег — денежными товарами. Например, в России в конце 1991 года на пороге экономических реформ дефицит всех товаров стал настолько острым, что деньги перестали быть полезными — вся торговля шла на основе бартера. И тут же выявились денежные товары (автомобили, лес, сталь, бензин, мясо), на которые можно было выменять все, что нужно.

Вот, например, как выглядела составленная еженедельником «Коммерсант» таблица обмена этих денежных товаров друг на друга.

Например, за 1 т. бензина можно было получить 4,2т. цемента, или 70 кг. Мяса, или 1100 штук красного кирпича.

Естественно, что бартерный обмен крайне сложен и неудобен, поэтому человечество долго искало тот универсальный денежный товар, который будет интересен для всех участников рынка и позволит вести через него любые сделки.

Деньги в бартерной экономике.

Бартерная экономика – это экономика, в которой не существует единого общепринятого средства обмена, и товары обмениваются непосредственно друг на друга.

В одном из первых учебников по деньгам, когда Стэнли Джевонс хотел проиллюстрировать природу бартера, он воспользовался следующим примером.

«Несколько лет назад мадемуазель Зели, солистка парижского оперного театра давала концерт на островах Сообщество. В обмен на арию из «Нормы» (оперы Беллины) и несколько других песен она должна была получить третью часть своей выручки. При подсчете выяснилось, что ее доля составила три свиньи, три индюка, сорок четыре цыпленка, пять тысяч кокосовых орехов, а также значительное количество бананов, лимонов и апельсинов.… В Париже… все эти овощи, фрукты и поголовье скота могли бы принести четыре тысячи франков, что является хорошим вознаграждением за исполнение пяти песен. Однако на островах Сообщество монеты были редкостью, и поскольку мадемуазель не могла сама потребить сколько-нибудь значительную долю выручки, она тем временем нашла необходимым скормить часть овощей и фруктов свиньям и птицам».

Этот пример описывает бартер, который состоит в обмене одних товаров (благ) на другие. Бартер контрастирует с денежной экономикой, в которой торговля осуществляется через общепринятое средство обмена.

Хотя бартер лучше, чем ничего, его функционирование связано с огромными трудностями, поскольку значительное разделение труда немыслемо без внедрения великого общественного изобретения – денег.

По мере экономического развития, люди перестают прямо обменивать один товар на другой. Вместо этого они продают товары за деньги, а затем используют эти деньги для покупки тех благ, которые они желают иметь. На первый взгляд такая процедура кажется сложнее, чем бартер, так как одна сделка заменяется двумя. Если вы имеете яблоки и хотите орехи, не проще ли обменять первое благо на второе, а не продавать яблоки за деньги и затем использовать эти деньги для приобретения орехов?

В действительности все наоборот: две денежные сделки (трансакции) проще, чем одна бартерная сделка.(5) Использование денег – любого предмета, который является общепризнанным в качестве средств платежа за товары, услуги и долги, — значительно упрощает обмен. Тогда каждый человек продает товар непосредственно покупателю и покупает непосредственно у продавца.

Например, пусть вы хотите купить яблоки и продать орехи. Но было бы большой неожиданностью наличие человека, желание которого в точности дополняют ваши желания. Имеется в виду, что этот человек стремился бы продать орехи и купить яблоки. Используя классическое экономическое выражение, вместо «двойного совпадения потребности» скорее всего, будет иметь место «потребность в совпадении». Так, если голодному портному не удастся отыскать неодетого фермера, который имеет и продукты питания, и желание заполучить пару брюк, при бартерной системе сделка не состоится.

И продавец, и покупатель должны хотеть приобрести именно то, что может предложить противоположная сторона. Получается, что каждому торговцу приходится быть и продавцом, и покупателем одновременно.

Из-за необходимости двойного совпадения желаний такая торговля требует гораздо больших издержек, а порой становится и вовсе невозможной, поскольку люди вынуждены тратить время и ресурсы на поиск других людей, чьи нужды и желания находятся в точном соответствии с их собственными. Другой возможностью заключения сделки в условиях бартерной торговли является ситуация, когда люди приобретают товары, которые им самим не нужны, с целью использовать их позднее для обмена на действительно необходимый им товар.

Общество, в котором торговля приняла широкие масштабы, не могут преодолеть громадные препятствия бартера. Использование общепринятого средства обмена – денег – позволяет фермеру покупать брюки у портного, который покупает ботинки у сапожника, который покупает кожу у фермера. Таким образом, существенная выгода от использования общепринятого средства обмена состоит в том, что оно сокращает время обмена товара на товар и, следовательно, экономит ресурсы, которые могут быть использованы или на производства дополнительного количества товаров или на отдых.

Помимо использования в качестве средства обмена деньги обычно являются и единицей счета.

Единица счета – это такая единица, на основе которой назначаются цены и ведутся счета.

В США цены назначаются в долларах и центах, и, следовательно, единицей счета является доллар. Во Франции цены назначаются во французских франках, и там единицей счета является франк и т. д. Однако цены не всегда выражаются в единицах национального средством обмена. Так в странах с высокой инфляцией, где цены – при их выражении в местной валюте – меняются слишком быстро, они зачастую назначаются в валюте других государств. Например, в Германии во время нарастания инфляции в период 1922-1923 гг. фирмы и магазины назначили цены и вели свои счета в долларах. Однако сами платежи совершались с помощью внутреннего средства обмена – немецкой марки (по крайней мере так было в начале инфляционного периода).

mirznanii.com

Бартерная экономика — это миф? |

Адам Смит утверждал, что бартерный обмен предшествовал денежной экономике. Однако на самом деле нет ровным счетом никаких доказательств, подтверждающих его правоту.

Представьте жизнь до появления денег. Предположим, вы испекли хлеб, но вам нужно мясо. Но что если местному мяснику не нужен хлеб? Вам бы пришлось искать человека, которому он нужен, обмениваясь до тех пор, пока вы не получите мясо. Вы сами видите, насколько это сложно и неэффективно. Именно поэтому люди изобрели деньги: чтобы упростить процесс обмена товарами, верно?

В мире бартера любой экономический обмен выглядит достаточно неудобным. Однако вся эта история может вообще оказаться полной выдумкой.

Шотландский философ XVIII века Адам Смит, который основал современную экономическую теорию, популяризировал идею о том, что бартер был предшественником денег. В своей работе “Исследование о природе и причинах богатства народов” он описывает воображаемый сценарий, в котором пекарю, проживавшему до изобретения денег, нужно было мясо, но у него не было ничего, в чем нуждался мясник. “В таком случае, между ними обмен не может состояться,” – заключил Смит.

Смит утверждает, что такого рода сценарий вызывал такие неудобства, что для упрощения торговли общество было вынуждено создать деньги. И в настоящее время похожие идеи упоминаются практически в каждом введении в экономику. “На раннем этапе развития экономики существовал бартер,” – говорится в одной книге. “Индеец, который хочет избавиться от пони, должен сначала найти индейца, который хочет приобрести пони и готов обменять его на него одеяло или другой товар, в котором заинтересован первый индеец,” – говорится в другой.

Но различные антропологи отмечают, что факт существования бартерной экономики остается неподтвержденным, даже с учетом неразвитых частей земного шара, где побывали исследователи. Профессор антропологии Кембриджского университета Кэролайн Хамфри написала в своем исследовании за 1985 год: “Нет ни одного примера, где бы встречалось описание бартерной экономики в чистом ее виде, не говоря уже о появлении денег на этой почве. Все имеющиеся полевые исследования указывают на то, что ничего подобного не было”.

В этом вопросе Хамфри не одинока. Другие ученые, в том числе французский ученый Марсель Мосс и профессор политэкономии Кембриджского университета Джеффри Ингэм, уже давно придерживаются таких же взглядов.

Когда появился бартер – он не был частью чисто бартерной экономики, и деньги не появились в его следствие, скорее деньги предшествовали бартеру. Например, после падения Римской империи европейцы использовали бартер в качестве замены римской валюты, которой они пользовались ранее. Профессор антропологии в Лондонской школе экономики Дэвид Гребер объясняет это так: “В большинстве известных нам случаев, бартер происходил между людьми знакомыми с использованием денег, но по какой-то причине не имевших их под рукой”.

Если бартерной экономики не было, что же было вместо нее? Антропологи описывают широкий спектр методов обмена, но ни один из них не имеет ничего общего с принципом “две коровы за десять мешков пшеницы”.

К примеру, сообщества коренных американцев хранили свои продовольственные товары в общих домах, а женщины из племени занимались их распределением. В других коренных племенах была развита подарочная экономика, которая выглядела примерно следующим образом: если бы вы были пекарем, которому было необходимо мясо, вам не нужно было идти к мяснику и менять свои бублики на его стейк. Вместо этого вам пришлось бы подговорить свою жену, чтобы она намекнула жене мясника, что у вас обоих низкий уровень железа в крови. На что та бы ответила: “Серьезно? Угощайтесь гамбургерами, у нас их много!” В свою очередь, вы бы испекли мяснику торт на его день рождения или помогли бы с переездом.

Бартерный миф предполагает, что люди всегда мыслили по принципу “ты — мне, я — тебе”.

Возможно, со стороны это выглядит как отложенный бартер, но есть существенные различия. Во-первых, это гораздо эффективнее, чем идея бартерной системы, поскольку нет привязки к нуждам разных людей. Здесь также не работает принцип “баш на баш”, поскольку никто не предписывает четкую стоимость мясу, торту или работе по дому, а это означает, что долг нельзя вернуть.

В подарочной экономике обмен не безличен. Гребер утверждает: “Если вам окажет услугу знакомый человек, вы в любом случае будете принимать во внимание личные потребности, пожелания или текущие обстоятельства человека, когда решите возвратить “долг”. Даже если вы просто меняете одну вещь на другую, все это преподносится под видом обмена подарками.”

В действительности, бартер также имел место в сообществах до появления денег, но обменивались между собой не односельчане. Почти всегда бартер происходил между незнакомыми людьми или даже врагами. Этот процесс нередко сопровождался сложными ритуалами, включающими обмен, танцы, пиршества, боевые выступления или секс, — где периодически эти составляющие переплетались. Взять, к примеру, коренных жителей Австралии из племени гунвингу (Gunwinggu), о которых в 1940-х писал антрополог Рональд Берндт:

“Группа мужчин-гостей сидит спокойно, в то время как женщины из принимающего племени принесли им одежду, толкают пришедших и приглашают их к совокуплению. На фоне непрекращающегося пения и танцев, под аплодисменты женщины берут ситуацию в свои руки и снимают набедренные повязки мужчин, трогают их половые органы и тянут к специальному месту для совокупления. Мужчины с недовольным видом идут за ними в кусты, подальше от огня, освещающего танцоров. Взамен они дают женщинам табак или бусы. После возвращения женщины отдают часть полученного табака своим мужьям”.

Как видите, это намного сложнее, чем простой обмен куска ткани на горсть табака.

Мне не довелось встретить ученых, которые бы знали о доказательствах в пользу того, что бартер предшествовал появлению денег, несмотря на то, что эта история распространена в учебниках по экономике и общественном сознании. Некоторые утверждают, что никогда в это не верили: данная идея рассматривается как сырая модель, используемая для простого объяснения принципов современной экономической системы, а не реальная модель экономики прошлого.

Преподаватель политэкономии из Университета Сиднея Майкл Беггс сообщил: “Я не думаю, что кто-либо верит, что раньше существовало такое положение дел. В том числе и экономисты, которые пишут эти учебники. Это больше похоже на мысленный эксперимент”.

Тем не менее, похоже, что Адам Смит был серьезно убежден в существовании бартера в далеком прошлом. “После разделения труда процесс обмена сильно усложнился”, – пишет он, плавно переходя к описанию неэффективности бартера. Беггс считает, что многие учебники бездумно повторяют эту точку зрения, определенным образом используя эту “сказку”.

Отчасти сложно представить мир до появления денег по той причине, что они имею длинную историю. Первые индийские деньги были в виде серебряных слитков и появились еще в VI веке до н.э. Примерно в это же время в Лидии (нынешней Сирии) появились первые в мире монеты.

Но в любом случае люди жили за сотни тысяч лет до появления денег, и было бы ошибочно предполагать, что современная экономика отражает первобытную человеческую сущность.

Беггс утверждает: “Экономическую теорию всегда связывали с историей. Я уверен, что неправильно полагать, что, вернувшись к историческому прошлому, вы найдете аналог современных денег”. Он уточнил, что даже если бартер не был сильно распространен, это не значит, что в некоторых уголках земли он не мог привести к появлению денег. Это было сказано к тому, что мы слишком многого не знаем об огромном отрезке времени.

При том, что некоторые антропологи уже давно считают, что бартерная система является мысленным экспериментом, эта идея все еще невероятно распространена. И это уже не просто научный интерес – идея бартера действительно могла изменить историю.

В своей книге “Долг: первые 5000 лет истории” Д. Гребер пишет: “Видение мира, которое отражают базовые положения в учебниках по экономике, оказало серьезное влияние на наш образ мыслей. Поэтому нам так сложно представить любое другое положение вещей”.

Гребер считает, что главная идея мифа о бартере заключается в том, что люди всегда мыслили по принципу “ты – мне, я – тебе”, а бартер – это всего лишь менее эффективная версия денег. Но если учесть, что существовали совершенно другие системы, появление денег начинает казаться не логический этапом, который тесно связан с человеческой природой, а скорее выбором.

С одной стороны, бартерный миф дает нам возможность понять, что все в мире построено на хладнокровном расчете. В настоящее время эта точка зрения остается достаточно распространенной, даже с учетом того, что поведенческие экономисты предоставили убедительные доводы в пользу того, что люди гораздо более сложные существа и менее рациональные, чем предполагает классическая экономическая модель.

Однако вред, причиненный такой неверной концепцией, является более глубоким, чем ошибочное представление о человеческой психологии. Гребер уверен, что если человек предписывает определенную стоимость предметам, как и происходит в условиях денежной экономики, не составляет труда предписать ценность людям, тем самым создавая возможности для развития рабства, позволяющего покупать людей, и империализма, который предполагает, что за еду и деньги можно купить солдат, которые бы завоевывали новые земли.

Независимо от того, согласитесь ли вы с такими широкими заявлениями, стоит отметить, что задолженность, которая является обратной стороной денег, регулярно используется некоторыми группами людей для манипулирования другими. К примеру, Томас Джефферсон предположил, что правительство поощряет коренных американцев к покупке товаров в кредит, чтобы те были вынуждены продать свои земли, попав в долги. На сегодняшний день судебные взыскания долгов является настоящей чумой в черных кварталах США: там уровень просроченной задолженности во много раз выше, чем в среднем. Только в период 2008-2012 у жителей Сент-Луиса, где преобладает афро-американское население, было изъято коллекторами $34 млн. Только в Дженнингсе, пригороде Сент-Луиса, каждый четвертый резидент был призван в суд по обвинению в неуплате долгов.

Так если деньги являются результатом нашего выбора, есть ли альтернативы, которые стоит рассмотреть? Является ли подарочная экономика, которая не загоняет людей в долги и основывается на ответственности и доверии, более оптимальным вариантом в сравнении с системой, основанной на деньгах? Или тогда люди бы злоупотребляли добротой своих ближних?

Трудно ответить на этот вопрос, не видя современную подарочную экономику в действии. К счастью, ее примеры действительно существуют в наше время. В малом масштабе — это ситуация, когда друзья могут что-либо одолжить друг другу, например пылесос или стакан муки. В крупном масштабе — это Встреча Племен Радуги. Это ежегодный фестиваль, в котором около десяти тысяч человек на протяжении месяца живут в лесу без денег (в качестве места встречи выбирают один из национальных заповедников). Группы участников обустраивают “кухни”, в которых они ежедневно готовят еду для нескольких тысяч человек, разумеется, все бесплатно. Экономисты классической школы могли бы предположить, что люди будут пользоваться такой системой, не давая ничего взамен. Однако во время встречи все накормлены, а те, кто не помогали с приготовлением пищи, играют на музыкальных инструментах, продумывают маршруты для прогулок, проводят занятия, собирают дрова, играют в спектаклях и многое другое.

Впрочем, одно дело поддерживать такой уклад во время вылазки на природу, когда каждый примерно понимает, как это происходит. Другое дело, если мы рассматриваем применение принципов подарочной экономики для разных видов деятельности: построение небоскребов, разработка айфонов, установка кондиционеров, исследование космоса, сбор налогов и управление крупным бизнесом. Можно смело заявить, что это не ситуация в стиле “все или ничего”. У нас подарочная экономика уже существует и ограничена кругом друзей и родственников. И пусть сделать ее глобальной вряд ли получится, но расширить масштаб ее использования до небольших населенных пунктов вполне возможно, и даже желательно.

Источник: www.theatlantic.com

Поделиться ссылкой:

Related

bitnovosti.com

Деньги в бартерной экономике.

Бартерная
экономика – это экономика, в которой
не существует единого общепринятого
средства обмена, и товары обмениваются
непосредственно друг на друга.

В
одном из первых учебников по деньгам,
когда Стэнли Джевонс хотел проиллюстрировать
природу бартера, он воспользовался
следующим примером.

«Несколько
лет назад мадемуазель Зели, солистка
парижского оперного театра давала
концерт на островах Сообщество. В обмен
на арию из «Нормы» (оперы Беллины) и
несколько других песен она должна была
получить третью часть своей выручки.
При подсчете выяснилось, что ее доля
составила три свиньи, три индюка, сорок
четыре цыпленка, пять тысяч кокосовых
орехов, а также значительное количество
бананов, лимонов и апельсинов.… В
Париже… все эти овощи, фрукты и поголовье
скота могли бы принести четыре тысячи
франков, что является хорошим
вознаграждением за исполнение пяти
песен. Однако на островах Сообщество
монеты были редкостью, и поскольку
мадемуазель не могла сама потребить
сколько-нибудь значительную долю
выручки, она тем временем нашла необходимым
скормить часть овощей и фруктов свиньям
и птицам».

Этот
пример описывает бартер, который состоит
в обмене одних товаров (благ) на другие.
Бартер контрастирует с денежной
экономикой, в которой торговля
осуществляется через общепринятое
средство обмена.

Хотя
бартер лучше, чем ничего, его функционирование
связано с огромными трудностями,
поскольку значительное разделение
труда немыслемо без внедрения великого
общественного изобретения – денег.

По
мере экономического развития, люди
перестают прямо обменивать один товар
на другой. Вместо этого они продают
товары за деньги, а затем используют
эти деньги для покупки тех благ, которые
они желают иметь. На первый взгляд такая
процедура кажется сложнее, чем бартер,
так как одна сделка заменяется двумя.
Если вы имеете яблоки и хотите орехи,
не проще ли обменять первое благо на
второе, а не продавать яблоки за деньги
и затем использовать эти деньги для
приобретения орехов?

В
действительности все наоборот: две
денежные сделки (трансакции) проще, чем
одна бартерная сделка.(5) Использование
денег – любого предмета, который является
общепризнанным в качестве средств
платежа за товары, услуги и долги, —
значительно упрощает обмен. Тогда каждый
человек продает товар непосредственно
покупателю и покупает непосредственно
у продавца.

Например,
пусть вы хотите купить яблоки и продать
орехи. Но было бы большой неожиданностью
наличие человека, желание которого в
точности дополняют ваши желания. Имеется
в виду, что этот человек стремился бы
продать орехи и купить яблоки. Используя
классическое экономическое выражение,
вместо «двойного совпадения потребности»
скорее всего, будет иметь место
«потребность в совпадении». Так, если
голодному портному не удастся отыскать
неодетого фермера, который имеет и
продукты питания, и желание заполучить
пару брюк, при бартерной системе сделка
не состоится.

И
продавец, и покупатель должны хотеть
приобрести именно то, что может предложить
противоположная сторона. Получается,
что каждому торговцу приходится быть
и продавцом, и покупателем одновременно.

Из-за
необходимости двойного совпадения
желаний такая торговля требует гораздо
больших издержек, а порой становится и
вовсе невозможной, поскольку люди
вынуждены тратить время и ресурсы на
поиск других людей, чьи нужды и желания
находятся в точном соответствии с их
собственными. Другой возможностью
заключения сделки в условиях бартерной
торговли является ситуация, когда люди
приобретают товары, которые им самим
не нужны, с целью использовать их позднее
для обмена на действительно необходимый
им товар.

Общество,
в котором торговля приняла широкие
масштабы, не могут преодолеть громадные
препятствия бартера. Использование
общепринятого средства обмена – денег
– позволяет фермеру покупать брюки у
портного, который покупает ботинки у
сапожника, который покупает кожу у
фермера. Таким образом, существенная
выгода от использования общепринятого
средства обмена состоит в том, что оно
сокращает время обмена товара на товар
и, следовательно, экономит ресурсы,
которые могут быть использованы или
на производства дополнительного
количества товаров или на отдых.

Помимо
использования в качестве средства
обмена деньги обычно являются и единицей
счета.

Единица
счета – это такая единица, на основе
которой назначаются цены и ведутся
счета.

В
США цены назначаются в долларах и центах,
и, следовательно, единицей счета является
доллар. Во Франции цены назначаются во
французских франках, и там единицей
счета является франк и т. д. Однако цены
не всегда выражаются в единицах
национального средством обмена. Так в
странах с высокой инфляцией, где цены
– при их выражении в местной валюте –
меняются слишком быстро, они зачастую
назначаются в валюте других государств.
Например, в Германии во время нарастания
инфляции в период 1922-1923 гг. фирмы и
магазины назначили цены и вели свои
счета в долларах. Однако сами платежи
совершались с помощью внутреннего
средства обмена – немецкой марки (по
крайней мере так было в начале инфляционного
периода).

Деньги
являются средством сохранения стоимости,
потому что они могут быть использованы
в будущем для совершения покупок.

Если
деньги приняты в качестве средства
обмена, то они должны являться и средством
сохранения стоимости. Ведь если деньги
не могут быть использованы для совершения
покупок в будущем, то уже сегодня никто
не захочет принимать их в обмен на товары
или услуги. Однако деньги – это не
единственное и возможно, совсем даже
не лучшее средство сохранения стоимости.
Дома, автомобили, акции, сберегательные
счета – все это может также служить в
качестве средства сохранения стоимости,
или средства образования сокровища. И
если кто-то желает сделать запас стоимости
на длительный период времени, то он,
несомненно, сможет найти лучший способ
сделать это, не прибегая к помощи денег.

Деньги
служат также мерой отложенных платежей,
то есть платежей, которые будут совершенны
в будущем, и величина которых обычно
устанавливается в денежном выражении.
Если вы берете ссуду в банке, то в будущем
вам предстоит вернуть определенное
количество долларов к определенной
дате или в течение некоторого срока.
Однако эта функция денег не является
столь существенной, поскольку размер
будущего платежа по договору может быть
установлен не только в денежной форме,
но и в чем-нибудь другом, например в
унциях золота или в иностранной валюте.
Когда наступает время выплаты долга,
платежи осуществляют в денежной форме,
но в размере, эквивалентном текущей
стоимости указанных в соглашении сумм
золота или иностранной валюты.

Таким
образом, из четырех функций денег функция
средства обмена является наиболее
существенной их характеристикой. Функцию
средства сохранения стоимости деньги
должны выполнять для того, чтобы они
продолжали использоваться в качестве
средства обмена. Быть единицей счета
или мерой отложенных платежей не является
обязательной функцией денег, но обычно
они выполняют и эти функции. Однако в
странах с нарастающими темпами инфляции
деньги обычно перестают использоваться
для этих двух целей.

studfiles.net