Значение законодательной техники в реформировании правовой системы россии: Развитие юридической техники в российской правовой системе Текст научной статьи по специальности «Право»

Содержание

О правилах юридической техники, применяемых при подготовке правовых документов в рамках содружества независимых государств


международное право — международные организации

Асан Кожаков, Валерьян Вежновец

Авторы:
Кожаков Асан Егинбаевич — замесититель председателя Исполнительного комитета — исполнительного секретаря Содружества Независимых Государств
Вежновец Валерьян Николаевич — кандидат юридических наук, доцент, советник Исполнительного комитета Содружества Независимых Государств

Рецензенты:
Мукашев Сулейман Ибрагимович — кандидат юридических наук, доцент кафедры международного и конституционного права Академии Министерства внутренних дел Республики Беларусь
Харченко Алла Николаевна — кандидат филологических наук, советник Исполнительного комитета Содружества Незаваисимых Государств

К настоящему времени в рамках СНГ принято 1520 правовых документов, в том числе 536 — Советом глав государств и 984 — Советом глав правительств. Такие высокие темпы нормотворчества в Содружестве наряду с положительными моментами имели и отрицательные последствия. Во-первых, однопорядковые по значимости межгосударственные отношения регулируются соглашениями, заключенными Советом глав государств и Советом глав правительств, что ведет к увеличению количества правовых актов, касающихся вопросов, которые с успехом могли бы найти разрешение в документах, принимаемых Советом министров иностранных дел и Экономическим советом. Во-вторых, недостаточная предварительная проработка принятия того или иного договора приводит к необходимости внесения изменений, а затем — и дополнений во вступившие в силу договоры. В-третьих, возникают проблемы реализации договоров в связи с качеством принятых правовых актов. Очевидно, что в начальный период становления Содружества проекты правовых документов в государствах готовились без тщательной проработки, поскольку принятие большинства из них диктовалось, в первую очередь, политическими причинами. При этом одним из существенных недостатков заключенных в рамках СНГ договоров является отсутствие четко прописанного механизма исполнения содержащихся в них обязательств.

Следует отметить, что действующие международные правовые акты, а также правовые акты СНГ недостаточно полно регулировали различные аспекты нормотворческого процесса. Поэтому очень актуальной была задача осуществления системной правовой регламентации основных сторон нормотворческого процесса, упорядочения видов и форм принимаемых правовых актов, установления их четкого соотношения между собой, определения способов преодоления возникающих юридических коллизий.

В определенной мере эта проблема была решена с принятием Методических рекомендаций по разработке проектов международно-правовых документов Содружества Независимых Государств, принятых Решением Совета министров иностранных дел от 18 сентября 2003 г. (далее — Методические рекомендации) [9, с. 40].

Данный правовой акт содержит общие положения, виды нормативных правовых актов СНГ. В нем последовательно и достаточно детально изложен порядок планирования, осуществления нормотворческой инициативы, подготовки, подписания, принятия, а также изменения и дополнения правовых актов Содружества; регламентируется юридическая техника, языковые и терминологические требования, применение ссылок; подробно описывается структура разрабатываемых документов.
Конечно, пока еще нельзя сказать, что все вопросы, связанные с созданием единой системы нормотворческой деятельности в СНГ, нашли свое правовое регулирование, но в то же время следует отметить, что работа в этом направлении проведена значительная.

Методические рекомендации уже играют значительную роль в подготовке проектов договоров и соглашений. Данными рекомендациями активно пользуются эксперты государств-участников при разработке проектов документов, при их обсуждении и согласовании на заседаниях экспертных групп. С принятием Методических рекомендаций отпала необходимость консультировать разработчиков, как правильно оформить тот или иной правовой документ, делать ссылки, вносить в него изменения и дополнения и т. д.

В трудах по теории права юридическая техника традиционно рассматривается в контексте правотворчества в качестве одного из его элементов. Одни ученые трактуют ее как систему правил и приемов подготовки проектов нормативных правовых актов, обеспечивающих полное и точное соответствие формы их содержанию, доступность и простоту нормативного материала, полный охват регулируемых общественных отношений [10, с.

216]; другие — как совокупность правил, средств и приемов разработки, оформления и систематизации нормативных правовых актов [7, с. 289]; третьи определяют юридическую технику как систему правил познавательно-структурного формирования правового материала и подготовки текста нормативных правовых актов [12, с. 56]. Некоторые авторы акцентируют внимание на средствах и приемах изложения, правилах разработки, оформления, публикации и систематизации нормативных и иных правовых актов, обеспечивающих их совершенство и эффективное использование [1, с. 106].

Таким образом, юридическая техника — это система правил, приемов и средств, предназначенных для логически последовательного и структурно обоснованного формирования правовых предписаний и подготовки текста правового акта.

В целом юридическая техника признается важным фактором оптимизации юридического процесса, направленного на достижение ясности, простоты, краткости, определенной унифицированности правовых документов, обеспечивающих рациональное урегулирование общественных отношений, не допускающих пробелов в правовом поле.

Методические рекомендации к числу основных правил юридической техники относят те, которые целесообразно использовать при написании правовых документов СНГ. Приведем наиболее характерные примеры соблюдения этих правил.

1. Полнота предусматриваемого предмета правового регулирования соответствующих межгосударственных отношений

В международных отношениях для полноты правового регулирования иногда недостаточно одного, даже полноценного соглашения. Так, например, главы государств — участников СНГ 24 сентября 1993 г. подписали Договор о создании Экономического союза [5]. Основная цель договора — формирование общеэкономического пространства Содружества. Для достижения поставленной цели предусматривается создание зоны свободной торговли, общего таможенного пространства, свободного перемещения товаров, услуг, капиталов и рабочей силы и т. д. В Договоре не детализируются мероприятия для поэтапного перехода от одного состояния к другому, а намечены лишь общие отправные моменты, на которые следует ориентироваться в интеграционном процессе.

Детально эти вопросы были прописаны более чем в 30 многосторонних правовых документах СНГ, принятых в развитие Договора.

В Договоре указано, что в случае расхождения его норм и правил с национальным законодательством сторон применяются правила и нормы международного права и Договора (ст. 25). Государства-участники договорились привести национальное законодательство в соответствие с нормами Договора. Для этого предусматривалось разработать модельные правовые акты, регулирующие хозяйственные правоотношения, сблизить на их основе национальные законодательства, согласовать принятие новых национальных законодательных актов об экономических вопросах, осуществлять предварительную экспертизу проектов нормативных правовых актов, обеспечивающую их соответствие нормам международного права, а также многосторонних соглашений, принятых в рамках СНГ (ст. 26). Таким образом, ставилась задача создать нормальную правовую базу для формирования общего правового пространства Содружества в сфере действия Договора.

Прошло более 10 лет с момента принятия вышеуказанного правового документа, однако и в настоящее время национальные законодательства (особенно хозяйственное право) государств — участников СНГ по целому ряду конкретных вопросов не соответствуют международным нормам. Некоторые государства-участники до сих пор не адаптировали свое налоговое, финансовое и таможенное законодательство требованиям Договора и международных нормам.

Таким образом, необходимо отметить, что задача создания унифицированного правового регулирования межгосударственных отношений, которое корреспондировалось бы с общепризнанными принципами и нормами международного права и могло бы сыграть ключевую роль в интенсификации интеграционных процессов в Содружестве, так и не решена.

Вместе с тем, создание общего правового пространства в Содружестве весьма затруднено без гармонизации национальных законодательств. Этому, прежде всего, должно способствовать принятие Межпарламентской Ассамблеей государств — участников СНГ модельных законодательных актов, используемых в последующем национальными парламентами при разработке национальных законодательных актов.

Какова же природа модельного законодательного акта? Как известно, правовой акт представляет собой совокупность правовых норм. Модельный правовой акт состоит из моделей будущих правовых норм и условно называется актом только в силу того, что модели распределены по статьям, главам, частям. Он не регулирует определенные правоотношения, не адресован конкретным правоприменителям. Его модельность заключается в том, что в будущем содержащиеся в нем модели могут стать частью международных или внутригосударственных правовых актов.

Модельный законодательный акт  включает в себя два элемента: право государств-участников принять правовой акт и модели правовых актов или норм. Главным отличительным признаком правовых норм, содержащихся в модельных законодательных актах, является то, что они рассчитаны на неоднократное использование при конструировании других правовых актов.

Таким образом, модельный законодательный акт — это набор моделей правовых норм, рекомендуемых государствам — участникам СНГ, т. е. своеобразный ориентирующий стандарт, рассчитанный на неоднократное использование при имплементации или проектировании и конструировании национальных законодательных актов. При этом особенность модельных законодательных актов СНГ заключается в том, что они носят рекомендательный характер.

Модельное нормотворчество напрямую связано с прогрессивным развитием как международного, так и национального права. Это объясняется опережающим регулированием, когда в модельном акте регламентируются вопросы, не разработанные ни в международном, ни в национальном законодательстве [6, c. 59]. Содержащиеся в модельном правовом акте правила могут быть использованы одними государствами для совершенствования национального законодательства, другими — для восполнения имеющихся в нем пробелов. Таким образом, модельные правовые акты способствуют закреплению в национальных правовых системах наиболее современных и совершенных правовых конструкций, указывают участникам правотворческого процесса, каким должно быть содержание будущих международных или национальных актов, а следовательно, и развитие будущих правоотношений [2, с.

87].

Имплементация норм модельного правового акта в национальные правовые системы происходит посредством включения парламентами государств — участников СНГ норм модельного акта во вновь принимаемые законодательные акты или же принятия текста модельного акта в качестве законодательного акта, или же внесения дополнений и изменений в действующие законодательные акты.

Одним словом, модельные правовые акты принимаются в целях унификации и достижения определенного единообразия регулирования схожих, возникающих, развивающихся и прекращающихся правоотношений. Они способствуют формированию общего правового пространства в СНГ.

И все же приходится констатировать недостаточную эффективность принятых Межпарламентской Ассамблеей государств — участников СНГ модельных законодательных актов, поскольку именно необязательный характер этих правовых документов порождает вполне предсказуемые трудности их реализации.

Отсутствие гармонизации законодательств создает серьезные трудности для дальнейшей интенсификации интеграционных процессов, а также разработки новых договоров и соглашений. Несмотря на то, что задача гармонизации национальных законодательств нашла отражение в Договоре о создании Экономического союза, она не воплощается в жизнь, так как до настоящего времени не создан механизм согласования вновь принимаемых национальных законодательных актов. В то же время в государствах принимаются все новые и новые законодательные акты, регулирующие отношения в сфере экономики, которые значительно отличаются друг от друга.

2. Отсутствие противоречий как в самом правовом документе, так и с действующими нормами международного права

Приступая к работе над проектом правового документа, рекомендуется определить, насколько существенна проблема, требующая правового регулирования в рамках СНГ, степень заинтересованности в его (правового документа) принятии государствами — участниками Содружества; проанализировать фактическое состояние правового регулирования межгосударственных отношений в соответствующей сфере. При этом следует изучить международные правовые акты, на которые делаются ссылки в тексте, установить, какие из них являются действующими; определить, какие положения в действующих правовых документах СНГ должны сохранить свою силу и впредь, а какие подлежат изменению, дополнению или признанию утратившими силу в связи с принятием подготавливаемого документа; установить, нет ли противоречий, пробелов и других недостатков в действующих документах СНГ.

В правовом документе не должны повторно воспроизводиться правовые предписания, содержащиеся в других международных правовых актах. При необходимости следует увязать правовые установления документа с другими договорами и соглашениями, сделав ссылки на последние. Лишь в редких случаях в документе могут быть воспроизведены отдельные положения документов ООН со ссылкой на них. Подчас в принятых правовых документах повторяются положения Устава СНГ, хотя в этом нет необходимости (например, положение о рабочем языке Содружества).

3. Ясность, простота и доступность языка изложения правового документа СНГ

Очевидно, нет другой сферы деятельности, где незнание или непонимание языка веками приносило бы столько политических и экономических проблем государствам. Межгосударственное сотрудничество в любой сфере международных отношений происходит посредством договоров и других официальных документов, из чего вытекает особая значимость их юридического текста. Он должен быть ясно и недвумысленно понят как государствами — участниками договора, так и третьими государствами. Правильное понимание текстов правовых документов правоприменителями является условием нормального развития межгосударственных отношений.

Анализ правовых документов СНГ показывает, что одной из форм их совершенствования может служить унификация правовой терминологии, используемой разработчиками и экспертами при подготовке проектов документов. Требование единства терминологии означает, что однажды употребленное в международном правовом документе словесное выражение (термин), предназначенное для обозначения юридического понятия определенной сферы межгосударственного сотрудничества, в других правовых документах той же направленности должно применяться в том же значении. При обозначении разных, не совпадающих между собой по значению правовых понятий не следует употреблять один и тот же термин. Это требование должно относиться как к модельному законодательному акту, так и ко всем договорам, заключенным в рамках СНГ.

Наиболее жестко и последовательно принцип единства юридической терминологии должен соблюдаться в пределах как одного правового документа, так и всей правовой базы Содружества.

Несоблюдение этого принципа ведет к существенным нарушениям требований юридической техники. Однако на практике при подготовке проектов правовых документов этому не всегда придается должное значение.

В целях обеспечения унификации правовой терминологии можно предложить применение следующих правил.

Правила выбора термина и установления его значения. Термины, в отличие от иных слов, направлены на четкое отображение смыслового выражения социально организованной деятельности и имеют социально-обязательный характер. Термин характеризуется четкой сферой его применения и точным соотношением слова и отображаемого им объекта действительности. Основные признаки юридических терминов:

— адекватность отражения содержания понятия, смысловая однозначность, стилистическая нейтральность;

— логическая соотнесенность с другими родовыми терминами;

— простота и доступность понимания терминов, изложенных в правовых документах СНГ, не наносящие ущерба полноте и точности правовых предписаний.

Правила использования полисемии, синонимии, атонимии, омонимии. В правовых документах СНГ не следует допускать полисемии (многозначности), т. е. обобщения незаметного сходства предметов, явлений; включения разовых значений в пределах одного слова. Термины, используемые в тексте документа, должны быть тождественными по смыслу и содержанию. Терминология должна формулироваться с использованием общепринятых слов и словосочетаний. Для обозначения одних и тех же  понятий нужно использовать одни и те же термины, а разные понятия обозначать различными терминами.

Необходимо соблюдать принцип единства юридической терминологии, употреблять минимум синонимов для обозначения одних и тех же понятий. Если термины имеют несколько значений или значение, отличающееся от обычного, в тексте следует указать, какое значение придается термину, с тем, чтобы обеспечить правильное толкование документа.

При использовании понятий следует исходить из общепризнанных определений, содержащихся в толковых (энциклопедических) словарях.

Терминология, используемая в правовом документе СНГ, должна соответствовать терминологии, используемой в международной практике, правовых актах ООН и СНГ и, по возможности, — в национальном законодательстве государств-участников.
Определения наиболее важных терминов, употребляемых в правовом документе и являющихся общими для всех его положений, должны приводиться в той его структурной части, в которой данный термин употребляется впервые, и как правило, помещаться в начале текста.

Специальные обозначения в правовом документе СНГ следует использовать только в том понимании, в котором они употребляются в соответствующей сфере межгосударственных отношений. В случае необходимости специальные обозначения должны поясняться в документе с расшифровкой малоизвестных юридических, технических и других специальных терминов. Не допускаются нечеткие формулировки, обобщенные рассуждения, аббревиатуры, кроме общеизвестных.

При использовании антонимической пары, не следует отступать от принципа симметричности. Антонимы — слова, относящиеся к одной смысловой группе, но имеющие противоположные значения [3, с. 137], используются в юридической технике для обозначения контрастных явлений.

В модельных законодательных актах и договорах следует избегать употребления терминов с разным значением и одинаковым звуковым составом. Слово-омоним должно быть адаптировано предложением текста статьи или части текста правового акта. Не рекомендуется употреблять в предложении или части текста два слова-омонима.

Термин должен называть только одно понятие. Чем конкретнее место термина в системе правовых актов СНГ, тем он точнее. Термин должен быть понятен даже вне контекста — таков критерий его точности [11, с. 45].

В последние годы в нормотворческой деятельности СНГ наблюдается позитивная тенденция включения основных понятий отдельной статьей в начале модельного законодательного акта или договора.

Юридические понятия (дефиниция, т. е. краткое определение какого-либо понятия, отражающее его существенные признаки) [8 с. 74] органически включаются в механизм правового регулирования, определяя его общие основы. Правоприменители не должны трактовать их иным образом, чем это сформулировано в правовом документе. Дефиниция становится самым распространенным приемом юридической техники, используемой при подготовке правовых документов СНГ. В целях обеспечения общего правового пространства СНГ, единообразного и унифицированного понимания правовых предписаний в тексты модельных законодательных актов, а также договоров целесообразно вводить дефиниции в тех случаях, если:

— термин обозначает явления или процессы, которые ранее не находили отражения в правовых документах СНГ;

— понятия оформлены с помощью слов, которые вследствие частого употребления в речи вызывают множественные смысловые ассоциации;

— понятия по-разному трактуются как наукой, так и практикой;

— используются специальные юридические или технические термины;

— данное понятие редко встречается в международной правовой практике.

Представляется важным при дефинировании отражать только те существенные признаки, которые имеют первоочередное значение, необходимы для правильного и единообразного применения правовых предписаний, исключить двусмысленность их толкования.

4. Логическая последовательность изложения текста документа и связь его положений между собой

Наиболее часто нарушения логической последовательности изложения текста встречаются в договорах, конвенциях, декларациях, когда за чрезмерно возвышенной, торжественной формой теряется регулятивное предписание. Нередко, желая подчеркнуть особую значимость договорного акта, его роль в регулировании межгосударственных отношений, государства-подписанты применяют столь высокопарные выражения и формулировки, что он приобретает декларативный характер, направленность на обоснование собственной значимости. Такой межгосударственный правовой акт больше служит для выражения благих намерений государств, чем для воплощения в жизнь правовых предписаний.

Любой правовой документ должен представлять собой единый и монолитный механизм, имеющий общую функциональную направленность на регулирование определенного вида межгосударственных отношений. Все составные части правового документа должны быть подчинены единой цели — упорядочению строго определенного элемента межгосударственных отношений. Этим обеспечивается, во-первых, логическая системность, во-вторых, логическое единство правового документа, в-третьих, системность всей правовой базы Содружества, в которой каждый ее элемент занимает свое определенное предметом правового регулирования положение.

Немаловажное значение для усиления регулятивных возможностей правового документа имеет логическая последовательность изложения правовых предписаний. Логичные, связанные между собой по смыслу правовые предписания позволяют более полно и точно понять их, оказывая эффективное психологическое воздействие, что предполагает гармоничное согласование всех правовых предписаний, изложение их в определенной последовательности и взаимосвязи. Эти требования к построению правового документа во многом определяют его структуру, обеспечивают единство формы и содержания.

Логическая схема построения правовых документов СНГ включает следующие основные части: название, преамбулу, основную (содержательную) часть, заключительные положения, подписи сторон, приложения.

Каждому правовому документу СНГ присваивается название (договор, соглашение, конвенция, хартия, пакт, протокол и т. д.), которое отражает предмет правового регулирования и его основное содержание.

Какого-либо юридического значения название не имеет, поскольку соглашение под любым наименованием является договором, создающим права и обязанности для его участников. Поэтому понятие «договор» рассматривается нами как родовое.

Термин «международное многостороннее соглашение» охватывает все соглашения, заключенные в рамках СНГ. Многие наименования таких соглашений связаны традицией. Так, термин «договор» применяют, когда речь идет о торговле, союзе, поставках сырья и товаров, а слово «конвенция» обычно употребляется в отношении консульских, культурных или социальных вопросов. Однако эти два обозначения часто употребляются одно вместо другого, без какого-либо очевидного различия между ними.

Под международными правовыми документами СНГ мы понимаем правовые предписания, согласованные на заседаниях Совета глав государств, Совета глав правительств, Совета министров иностранных дел, Экономического совета СНГ и принятые консенсусом.

Если преследуется цель урегулировать в целом правовое положение того или иного органа или системы органов СНГ, то в названии документа применяются выражения: «Положение о…», «Устав…». При этом в названии такого документа не допускается употребление выражений «О вопросах…», «Вопросы…» и т. д.

В названии проекта документа СНГ о внесении изменений и дополнений в другие документы приводится полное название документа, в который вносятся изменения и дополнения.

В преамбуле документа СНГ содержатся информация о договаривающихся сторонах, предмете его правового регулирования, отсылки к базовым актам, которые учитываются при подготовке документа.

В начале преамбулы указываются договаривающиеся стороны. Анализ договорной базы СНГ показывает, что в период становления Содружества во многих договорах и соглашениях в качестве сторон указывались правительства.

Понятие «сторона» в международных договорах должно применяться в строгом соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права, содержащимися, в частности, в Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г., согласно статье 2 которой «договор» означает «международное соглашение, заключенное государствами в письменной форме и регулируемое международным правом» [4, с. 9].

Только государство является суверенным и полноправным субъектом международного права, т. е. может самостоятельно выступать по всему спектру международных отношений. Правительство, как таковое, не может выступать субъектом международного права и от своего имени заключать международные договоры, так как не обладает международной правосубъектностью. Правительство может только представлять государство и действовать в этом качестве от его имени.

В отличие от внутригосударственного права международное право не определяет уровни договоров, не различает их по юридической силе в зависимости от того, какой орган государственной власти или государственного управления от имени государства подписал договор.

С точки зрения внутригосударственного права стороной в международном договоре иногда называют государственный орган, подписывающий от имени государства тот или иной договорный акт: верховный орган страны — в межгосударственном договоре, правительство — в межправительственном договоре, министерства и ведомства — в межведомственных договорах и т. д. Однако такого рода дифференциация понятия «стороны» международного договора имеет только внутригосударственно-правовое, а не международно-правовое значение. Оно определяет с учетом содержания и важности внутригосударственный порядок подготовки, одобрения и подписания проекта будущего международного договора, а также регламентирует процедуру выражения согласия на его обязательность путем ратификации или выполнения внутригосударственных процедур. С точки зрения современной доктрины международного права стороной в договоре всегда выступает только государство, а не его представитель.

Из вышеизложенного следует, что правительство в лице того или иного подписанта не может быть стороной международного соглашения, а те правовые документы, которые называют правительства сторонами, ошибочно и необоснованно употребляют такое словосочетание, которое не может служить международно-правовым термином и подменяет термин международного права термином внутригосударственного права. Это не соответствует общепризнанным принципам и нормам международного права, создает видимость, будто бы тот или иной орган государства может самостоятельно выступать в качестве субъекта международного права и подменять тем самым суверенное государство.

Исходя из этого единственно обоснованным при подготовке текстов соглашений, подписываемых на уровне правительств или ведомств, было бы использование формулировок, согласно которым не правительства и не ведомства выступают сторонами соглашения, а только государства-участники. При этом в преамбуле необходимо учинять следующую запись: «Государства — участники Содружества Независимых Государств в лице правительств, далее именуемые Сторонами».

Далее в преамбуле, как правило, с использованием деепричастных оборотов указываются причины и цели подписания документа: «исходя из…», «руководствуясь», «стремясь», «выражая намерение» и т. п.

Разумеется, подписывать такие соглашения от имени государств-участников могут должностные лица, которые в соответствии с внутригосударственными нормами имеют на это полномочия.

Преамбула завершается формулировкой «согласились о нижеследующем:» или «договорились о нижеследующем:».

Текст документа в зависимости от его вида может подразделяться на статьи или пункты, которые могут объединяться в главы или разделы.

Статьи могут подразделяться на пункты, подпункты, абзацы или части. В свою очередь, пункты могут также подразделяться на подпункты или абзацы, а подпункты — на абзацы.

Статьи и пункты документа — его основные структурные элементы, содержащие законченные правовые предписания.

Статьи могут иметь названия, отражающие их содержание. В документах о внесении изменений и дополнений в действующие правовые акты СНГ, кроме случаев изложения их в новой редакции, название статей текста не указывается.

В заключение хотелось бы отметить, что проблемы юридической техники продолжают иметь важное значение в процессе создания общего правового пространства в рамках СНГ. Они приобретают еще более актуальный характер в условиях реформирования и совершенствования Содружества, адаптации деятельности СНГ и его органов к новым вопросам повестки дня мирового сообщества, глобализации всех сторон современного мироустройства.

ЛИТЕРАТУРА

1. Алексеев, С. С. Право: азбука—теория—филология: Опыт комплексного исследования. М.: Статут, 1999. С. 106.
2. Балан, С. В. Правовые проблемы договорной унификации // Москов. журн. междунар. права. 2001. № 3. С. 86—95.
3. Безбородов, Ю. С. Международно-правовые модельные нормы и модельные акты: соотношение категорий // Правоведение. 2004. № 3. С. 135—143.
4. Венская конвенция о праве международных договоров. Комментарии. М.: Юрид. лит., 1997.
5. Договор о создании Экономического союза // Содружество: информационный вестник Совета глав государств и Совета глав правительств СНГ. 1993. № 4(12). С. 20—31.
6. Королев, Ю. А. Процесс создания и уровень восприятия модельных законов Межпарламентской Ассамблеи СНГ // Журн. рос. права. 2000. № 3. С. 59—67.
7. Лазарев, В. В. Теория государства и права: учеб. для вузов / В. В. Лазарев, С. В. Липень. М.: Спартак, 2000.
8. Лоте, Д. О. Основы построения правовой терминологии. М., 1961.
9. Методические рекомендации по разработке проектов международно-правовых документов Содружества Независимых Государств, принятых Решением Совета министров иностранных дел от 18 сентября 2003 г. // Депозитарий Исполнительного комитета СНГ. Дело № 56.
10. Общая теория права. М.: Изд-во МГТУ им. Н. Э. Баумана, 1995.
11. Словарь иностранных слов. 16-е изд., испр. М.: Рус. яз., 1988.
12. Юридическая техника: обзор материалов научно-методического семинара. Н. Новгород, сентябрь 1999 // Юрист. 2000. № 1. С. 52—62.

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Исторические аспекты развития правовой системы России

Библиографическое описание:

Левгеева, Т. Б. Исторические аспекты развития правовой системы России / Т. Б. Левгеева. — Текст : непосредственный // Новый юридический вестник. — 2019. — № 7 (14). — С. 1-4. — URL: https://moluch.ru/th/9/archive/148/4650/ (дата обращения: 23.05.2021).



В статье рассмотрены различные концепции российской правовой системы: от начала ее становления до изменений дореволюционного периода.

При изучении закономерностей становления и развития правовой системы России, как представляется, необходимо опираться в первую очередь на принцип историзма. Ставя это целью, то следует использовать сравнительно-исторический метод.

Отечественное право представляет собой весьма интересное, самобытное явление на правовой карте мира и имеет многовековую историю.

Изначально, первыми источниками русского права были — обычаи славянских племен, населявших Древнюю Русь. При разложении родовых общин и возникновении княжеств, обычаи переродились в обычное право (жалованные грамоты, купчии, духовные грамоты, накладные).

Неотъемлемой и характерной частью того времени, было заимствование византийского права, а конкретно, заключенные договоры 907, 911 гг. князем Олегом, Игорем в 945 г. и Святославом в 972 г. Наверное, это говорит о влиянии иностранного права на отечественное и о стремлении сохранить и оформить собственные обычаи.

Важное значение с вышеперечисленным занимает событие — принятие христианства в 988 г., которое послужило упрочению национально-традиционных основ права. Занимателен тот факт, который в исторической литературе указывает на то, что от Византии взято совершенные в технико-юридическом плане светских кодексов и введено новое церковное право, но в свою очередь, эти кодексы были составлены под влиянием славянского элемента. Самыми крупными являются Эклога Льва Исаврянина и Константина Копронима (739–741 гг.), Прохирон Василия Македонянина (870–878 гг.), Судебник царя Константина (или «Закон Судный людем»). Поддерживалась самостоятельность правовой традиции, так как заимствование сопровождалось c переработкой данных памятников и подстраиванием их под русские традиции, княжескому праву и отнюдь не получали безусловного значения для социальной почвы.

Непосредственным источником становления русского права играла государственная власть. Следует отметить уставы Владимира Мономаха, Ярослава, его сыновья и их потомки. XI век ознаменован созданием Русской Правды — крупного законодательного акта, в своей основе представлявшая обычно-правовую инкорпорацию. Как подчеркнул Д. А. Медведев на Международной конференции в Ярославле в сентябре 2009 года: «это был первый наш кодекс, первый свод законов, который стал правовой основой для развития российской государственности на многие годы вперед. Князь, будучи хорошим законодателем, стремился утвердить в политике методы права и правды в понятных условиях и на уровне задач и представлений той самой далекой эпохи» [1, c. 1].

В дальнейшем развитии, русское право, впитывая в себя характерные процессы феодальной раздробленности Руси, отличается от классического феодального права. Как пишет известный русский дореволюционный историк-правовед М. Ф. Владимирский-Буданов: «бояре обладали большими земельными владениями и подчинялись городам наравне со всеми. Поэтому на Руси существовало не феодальное, а вотчинное землевладение, на смену которому пришло поместное право» [2, с. 234].

Уже на ранних этапах развития Древнерусского государства складывается правовая система феодального типа, закреплявшая социальное неравенство различных сословий перед законом и судом. Причем для правовой системы того времени характерно стремление ограничить сферу деятельности обычного права и регулировать все более широкий круг общественных отношений правом писаным.

Дальнейшее развитие правовой системы Древней Руси шло по пути дифференциации права (что является общей закономерностью развития права и правовых систем) и отхода от состязательного процесса в сторону обвинительного (инквизиционного).

Следует заметить, что в российской юридической литературе была высказана точка зрения, согласно которой государственный строй Древней Руси и Московского государства определялся не как феодальный, а как земский, социальная организация — как бессословная, а правовая система характеризовалась как «уникальное явление русской правовой соборности» [3, с. 253].

Если в Западной Европе раздробленность явилась следствием раздачи иммунных грамот сюзереном, то на Руси — следствием раздачи земель наследникам. Но различия в механизмах образования феодальной раздробленности лишь подчеркивают общность закономерностей развития государственности и права Западной Европы и Руси, поскольку представляют собой разные формы проявления этой закономерности.

В XVI веке Московское государство укрепляется. Иваном IV была проведена земская реформа — реформа местного управления, в ходе которой было ликвидировано кормление, то есть содержание должностных лиц за счет населения, и введено земское самоуправление. Наместничьи сборы сменились на «посошной окуп», который стал поступать в царскую казну, осуществлявшую и общий надзор за деятельностью органов земского самоуправления. Таким образом, земская реформа Ивана IV завершила перестройку на сословно-представительских началах местного управления и усилила централизацию государственного управления.

Русская правовая традиция выработала способы восполнения пробелов в законодательстве, появлявшихся после издания Судебников. Это издание царских указов, которые должны были «приписываться» к Судебнику 1550 г. и которые накапливались в специальных «указных книгах» приказов как ведомств «отраслевого» управления. Так, был создан механизм обновления права, соединявший в себе элементы различной государственно-правовой природы.

Правовая система Московской Руси в качестве важной составляющей имела церковное право и довольно развитую церковную юрисдикцию — основой которого был Стоглав — нормативный акт, содержащий сто статей церковно-светского права, принятый церковным Собором в 1551 году.

XVII век начался со Смутного времени, а закончился значительным усилением позиций центральной власти. Во второй половине этого столетия в России складывается абсолютная монархия. Земские соборы, которые в какой-то степени ограничивали царскую власть, постепенно перестают функционировать. Царская власть приобретает финансовую независимость, получая доходы от вотчин, различные подати и сборы. Политическая и экономическая роль боярства снижалась, соответственно, снижалось значение Боярской Думы. Одновременно укреплялась приказная система управления, подчинявшаяся непосредственно царю.

Вершиной русской средневековой правовой культуры выступает Уложение царя Алексея Михайловича — фундаментальная системная кодификация русского права, осуществленная комиссией под руководством боярина князя Н. И. Одоевского при активном участии Земского собора 1648–1649 гг. Исследователи отмечают ясность и доступность языка Уложения, достаточно высокий уровень его юридической техники. Не случайно данная кодификация оказала глубокое влияние на развитие российского права.

Следующий этап развития правовой системы России связан с деятельностью Петра I. Реформы государственного аппарата при Петре I явились важным шагом на пути превращения русского самодержавия в чиновничье-дворянскую монархию.

Отечественная государственность и правовая идея в XVIII веке имели сложное и противоречивое продолжение. Московское государство претерпевает радикальные изменения своей юридической организации, превратившись в Российскую империю. В рамках данного преобразования была преодолена территориальная расколотость государства на восточную и западную. Государство-империя утратило земскую территориальную организацию и вместе с тем важные составляющие своей сущности.

В 1708–1709 гг. Петр I провел административную реформу. Указом от 18 декабря 1708 г. «Об учреждении губерний и росписании к ним городов» [4, с. 166–169] вместо уездов, воеводств и наместничеств были учреждены 8 (затем 10) губерний во главе с губернаторами. В 1719 г. губернии были разделены на 47 провинций. Их возглавляли воеводы, обладавшие достаточно широкими полномочиями в административной, финансовой, полицейской и судебной сферах.

В феврале 1711 г. был учрежден Правительствующий Сенат, а с 1718 г. создаются коллегии, которые заменили действовавшие приказы. Функции, порядок делопроизводства в коллегиях, их структурная организация определялись Генеральным регламентом коллегий. В соответствии с указом Петра I от 12 декабря 1718 г. «Об управлении во всех коллегиях и в губерниях дел с 1720 года по новому порядку и о разделении дел между коллегиями» [5, с. 200] образовывались девять коллегий. Этим указом утверждался «Реэстр Коллегиям. О должности Коллегий, что в которой управлять надлежит».

Реформы Петра I и их влияние на правовую систему России оцениваются в научной юридической литературе неоднозначно. Резко негативную оценку этим реформам дает В. Н. Синюков в монографии «Российская правовая система: Введение в общую теорию»: «Навязанная Петром I России западная государственная основа и западные политические традиции — действительно диаметральны русским политико-правовым формам и поэтому первые внедрялись в русские политико-правовые отношения не иначе, как через насилие и рациональные мероприятия государственной власти» [6, с. 109].

Реформы Петра I объективно способствовали тому, что был расчищен путь для более интенсивного экономического и культурного развития страны, и в этом заключается их прогрессивный характер. Следует согласиться с мнением И. Н. Барцица, что в результате деятельности государя государственно-правовая система России была построена по европейскому образцу [7, с. 46]. Однако, это было достигнуто за счет значительного усиления бюрократизации государственного аппарата, широкого вмешательства государства во все сферы не только общественной, но и частной жизни, окончательного закрепощения крестьянства.

В результате в XVIII в. Россия стала полицейским государством, отличающимся детальной регламентацией всех сторон социальной, политической и экономической жизни, ограничением гражданской и политической инициативы, ликвидацией общественной автономии.

Правовая система полицейского государства характеризуется тем, что чрезмерное усиление нормативной регламентации многочисленных и второстепенных вопросов вызывает произвол чиновничьего аппарата в правоприменительной деятельности и тем самым ведет к реальному снижению роли права как регулятора общественных отношений. Одновременно усиливается нигилистическое отношение к праву во всех слоях российского общества, правовое сознание россиян, с одной стороны, смиряется перед правовым произволом государственного аппарата, воспринимая его как должное, с другой стороны, оправдывает самые крайние меры борьбы против этого произвола.

Реформаторская деятельность Петра I задала новое направление развития российской правовой системы, по которому она продвигалась до 1917 г. В. Н. Синюков в этой связи совершенно справедливо отмечает: «Русскому государству XVIII века, созданному Петром I и сохранившему ведущие элементы своей сословно-полицейской концепции при его преемниках, суждено было прожить до февраля 1917 года» [8, с. 121].

Существенное воздействие на данном этапе развития российской правовой системы оказали реформы Александра II, среди которых прежде всего необходимо выделить Крестьянскую реформу 1861 г., отменившую крепостное право и монополию дворян на населенные земли. Также большое значение имела Судебная реформа 1864 г. , которая утверждала отделение обвинительной власти от судебной, устность и гласность судопроизводства, равенство сторон в суде, принцип презумпции невиновности, вводился институт присяжных заседателей, устанавливался прокурорский надзор за ведением дел и т. д.

Оценивая российскую правовую систему дореволюционного периода, Р. Давид отмечает, что русская юридическая наука, по его мнению, многое заимствовала «из византийского права, то есть из римского права». Одновременно он указывал на слабость юридических традиций и чувства права в России: «Важна не юридико-техническая отсталость русского права. Важно порожденное различием исторического развития разное отношение к праву в России и в других европейских странах…» [9, с. 157–158].

Противоречивые тенденции в развитии российской государственности на этапе от реформ Петра I до Октябрьской революции 1917 г. — сосуществование характерных черт полицейского государства с буржуазно-либеральными попытками внедрить некоторые признаки государства правового — определяли и противоречивость развития правовой системы России в этот период. Эта противоречивость отразилась на правовой идеологии российского общества, где правовой нигилизм и крайний радикализм сочетались с признанием ценности прав личности, ее свободы.

Указанные черты российской правовой системы дореволюционного периода оказали существенное влияние и на советскую правовую систему. Слом старого государственного аппарата, полная смена законодательства не искоренили в целом репрессивной направленности правовых норм, существенного преобладания запретительных норм над разрешительными. Принцип, «запрещено все, что не разрешено», сложившийся в ходе дореволюционного развития российской правовой системы, продолжал главенствовать и в советский период. И только в постсоветское время он уступил место демократическому принципу «разрешено все, что не запрещено» [10, с. 125].

Литература:

  1. Медведев Д. А. Будущее — за умной политикой. Доклад. Ярославль, 2009. 2 с.;
  2. Владимирский-Буданов М. Ф. Указ. соч. 274 с. ;
  3. Синюков В. Н. Российская правовая система: Введение в общую теорию. М., 2010. 672 с.;
  4. Российское законодательство X-XX веков. Т. 4. Законодательство периода становления абсолютизма/ отв. ред. Маньков А. Г. М., 1986. 512 с.;
  5. Титов Ю. П. Хрестоматия по истории государства и права России. М., 2002. 472 с.;
  6. Синюков В. Н. Российская правовая система: Введение в общую теорию. 672 с.;
  7. Барциц И. Н. Правовая система России: вызовы времени и тенденции развития. Право и жизнь. № 26. М., 2000. 50 с.;
  8. Синюков В. Н. Российская правовая система: Введение в общую теорию. 672 с.;
  9. Давид Р. Указ. соч. 271 с.;
  10. Азнагулова Г. М. Понятийно-категориальный и структурно-функциональный состав правовой системы России: диссер. …д.ю.н. М., 2015. 385 с.

Основные термины (генерируются автоматически): российская правовая система, правовая система, Россия, правовая система России, государственный аппарат, дореволюционный период, Древняя Русь, московское государство, Русь, Западная Европа.

Президент утвердил Стратегию действий по развитию Узбекистана – Газета.uz

Президент Узбекистана своим указом от 7 февраля утвердил Стратегию действий по пяти приоритетным направлениям развития страны в 2017—2021 годах, сообщила информационная программа «Ахборот» телеканала «Узбекистан».

Проект стратегии был разработан по итогам комплексного изучения актуальных и волнующих население и предпринимателей вопросов, анализа законодательства, правоприменительной практики и зарубежного опыта. Документ был опубликован в интернете и прошел широкое обсуждение с участием экспертов и общественности.

Стратегия действий будет реализована в пять этапов, каждый из которых предусматривает утверждение отдельной ежегодной государственной программы по ее реализации в соответствии с объявляемым наименованием года (2017 год — Год диалога с народом и интересов человека).

Приоритетные направления развития страны в 2017—2021 годах (более детально — ниже)

  • совершенствование государственного и общественного строительства, направленное на усиление роли парламента и политических партий в углублении демократических реформ и модернизации страны, реформирование системы государственного управления, развитие организационно-правовых основ государственной службы, совершенствование системы «Электронное правительство», повышение качества и эффективности государственных услуг, практическая реализация механизмов общественного контроля, усиление роли институтов гражданского общества и средств массовой информации;
  • обеспечение верховенства закона и реформирование судебно-правовой системы, направленное на укрепление подлинной независимости судебной власти и гарантий надежной защиты прав и свобод граждан, совершенствование административного, уголовного, гражданского и хозяйственного законодательства, повышение эффективности системы противодействия преступности и профилактики правонарушений, полную реализацию принципа состязательности в судебном процессе, совершенствование системы оказания юридической помощи и правовых услуг;
  • развитие и либерализация экономики, направленные на укрепление макроэкономической стабильности и сохранение высоких темпов роста экономики, повышение ее конкурентоспособности, модернизацию и интенсивное развитие сельского хозяйства, продолжение институциональных и структурных реформ по сокращению присутствия государства в экономике, усиление защиты прав и приоритетное развитие частной собственности, стимулирование развития малого бизнеса и частного предпринимательства, комплексное и сбалансированное социально-экономическое развитие регионов, районов и городов, активное привлечение иностранных инвестиций в отрасли экономики и регионы страны путем улучшения инвестиционного климата;
  • развитие социальной сферы, направленное на последовательное повышение занятости и реальных доходов населения, совершенствование системы социальной защиты и охраны здоровья граждан, повышение социально-политической активности женщин, реализацию целевых программ по строительству доступного жилья, развитие и модернизацию дорожно-транспортной и инженерно-коммуникационной инфраструктуры, развитие сферы образования, культуры, науки, литературы, искусства и спорта, совершенствование государственной молодежной политики;
  • обеспечение безопасности, межнационального согласия и религиозной толерантности, осуществление взвешенной, взаимовыгодной и конструктивной внешней политики, направленные на укрепление независимости и суверенитета государства, создание вокруг Узбекистана пояса безопасности, стабильности и добрососедства, укрепление международного имиджа страны.

Указом образована Национальная комиссия по реализации Стратегии действий по пяти приоритетным направлениям развития страны в 2017—2021 годах, а также комиссии по реализации отдельных пяти направлений. Национальную комиссию возглавил сам Президент.

Документом установлено, что «своевременная и эффективная реализация стратегии действий является первоочередной задачей и главным приоритетным направлением деятельности всех органов государственной власти и управления и их должностных лиц».

Государственным органам и организациям, ответственным за реализацию мероприятий, предусмотренных Государственной программой 2017 года, поручено обратить особое внимание на «коренное совершенствование системы работы с обращениями физических и юридических лиц, внедрение новых эффективных механизмов и методов налаживания открытого диалога с населением, введение в практику системы отчетности должностных лиц перед населением, укрепление на этой основе доверия народа к государственной власти».

В указе отмечается недопустимость «создания бюрократических преград и препон при рассмотрении обращений физических и юридических лиц», а также «превращения процесса диалога с населением в кампанейщину». Кроме того, предписано обеспечить открытость мероприятий, проводимых в рамках Государственной программы «Год диалога с народом и интересов человека», широкое участие в них граждан, депутатов, органов власти всех уровней, негосударственных некоммерческих организаций, органов самоуправления граждан, старшего поколения, женщин, молодежи, творческих и научных организаций.

Стратегия действий по пяти приоритетным направлениям развития Республики Узбекистан в 2017—2021 годах

I. Приоритетные направления совершенствования системы государственного и общественного строительства

1.1. Дальнейшее усиление роли Олий Мажлиса, политических партий в углублении демократических реформ и модернизации страны:

  • усиление роли Олий Мажлиса в системе государственной власти, дальнейшее расширение его полномочий в решении важнейших задач внутренней и внешней политики страны, а также в осуществлении парламентского контроля за деятельностью исполнительной власти;
  • коренное повышение качества законотворческой деятельности, направленное на усиление влияния принимаемых законов на ход общественно-политических, социально-экономических, судебно-правовых реформ;
  • развитие политической системы, усиление роли политических партий в жизни государства и общества, формирование среди них здоровой конкурентной среды.

1.2. Реформирование системы государственного управления:

  • реформирование системы государственного управления и государственной службы посредством децентрализации государственного управления, повышения уровня профессиональной подготовки, материального и социального обеспечения государственных служащих, а также поэтапного сокращения государственного регулирования экономики;
  • внедрение современных механизмов государственно-частного партнерства, направленных на повышение эффективности взаимовыгодного сотрудничества в реализации задач общественно-политического и социально-экономического развития страны;
  • обеспечение открытости деятельности органов государственной власти и управления, внедрение современных форм предоставления информации, касающейся прав, свобод и законных интересов физических и юридических лиц;
  • совершенствование системы «Электронное правительство», повышение эффективности, качества оказания и доступности государственных услуг для населения и субъектов предпринимательства.

1.3. Совершенствование системы общественного управления:

  • внедрение эффективных механизмов диалога с народом;
  • развитие современных форм осуществления общественного контроля, повышение эффективности социального партнерства;
  • развитие институтов гражданского общества, повышение их общественной и политической активности;
  • повышение значения и эффективности деятельности института махалли в общественном управлении;
  • усиление роли средств массовой информации, защита профессиональной деятельности журналистов.

II. Приоритетные направления обеспечения верховенства закона и дальнейшего реформирования судебно-правовой системы

2.1. Обеспечение подлинной независимости судебной власти, повышение авторитета суда, демократизация и совершенствование судебной системы:

  • повышение статуса, уровня материального стимулирования и социального обеспечения судей и работников аппарата суда, укрепление материально-технической базы судов;
  • принятие действенных мер по недопущению неправомерного воздействия на судей;
  • всемерная реализация принципов независимости и беспристрастности суда, состязательности и равноправия сторон судебного процесса;
  • расширение сферы применения института «Хабеас корпус», усиление судебного контроля за следствием;
  • дальнейшая специализация судов, укрепление их аппарата;
  • внедрение современных информационно-коммуникационных технологий в деятельность судов.

2.2. Обеспечение гарантий надежной защиты прав и свобод граждан:

  • своевременное рассмотрение обращений граждан, обеспечение неотвратимости ответственности за допущение фактов волокиты, бюрократизма и безразличного отношения к рассмотрению обращений, а также принятие всех необходимых мер по восстановлению нарушенных прав;
  • обеспечение гарантий надежной защиты прав и свобод граждан в деятельности судебных, правоохранительных и контролирующих органов;
  • укрепление гарантий реализации прав граждан на частную собственность;
  • обеспечение беспрепятственного доступа граждан к правосудию;
  • повышение эффективности исполнения судебных актов и актов иных органов.

2.3. Совершенствование административного, уголовного, гражданского и хозяйственного законодательства:

  • совершенствование и либерализация норм уголовного и уголовно-процессуального законодательства, декриминализация отдельных уголовных деяний, гуманизация уголовных наказаний и порядка их исполнения;
  • повышение эффективности и качества отправления правосудия, совершенствование процессуальных основ административного, уголовного, гражданского и хозяйственного судопроизводства;
  • совершенствование порядка рассмотрения уголовных, гражданских и хозяйственных дел, сокращение дублирующих полномочий и инстанций;
  • внедрение современных форм и методов электронного судопроизводства и исполнительного производства.

2.4. Совершенствование системы противодействия преступности и профилактики правонарушений:

  • повышение эффективности координации деятельности по борьбе с преступностью и профилактике правонарушений;
  • усиление организационно-практических мер по борьбе с религиозным экстремизмом, терроризмом и другими формами организованной преступности;
  • совершенствование организационно-правовых механизмов противодействия коррупции и повышение эффективности антикоррупционных мер;
  • повышение правовой культуры и правосознания населения, организация эффективного взаимодействия в данном направлении государственных структур с институтами гражданского общества, средствами массовой информации.

2.5. Дальнейшее укрепление законности в судебно-правовой системе:

  • эффективное планирование и анализ итогов работы правоохранительных и контролирующих органов, выявление и устранение причин и условий системных нарушений;
  • совершенствование системы обучения, подбора, подготовки, переподготовки и повышения квалификации, ротации работников судебных, правоохранительных и контролирующих органов;
  • внедрение современных механизмов ведомственного контроля по предупреждению, профилактике и пресечению правонарушений среди работников правоохранительных и контролирующих органов;
  • повышение эффективности механизмов общественного контроля за деятельностью правоохранительных и контролирующих органов, укрепление доверия граждан к правоохранительной системе.

2.6. Совершенствование системы оказания юридической помощи и услуг:

  • повышение эффективности деятельности юридических служб государственных органов;
  • развитие института адвокатуры, повышение роли адвоката в рассмотрении уголовных, гражданских, административных и хозяйственных дел;
  • реформирование системы нотариата и органов ЗАГС.

III. Приоритетные направления развития и либерализации экономики

3.1. Дальнейшее укрепление макроэкономической стабильности и сохранение высоких темпов роста экономики:

  • обеспечение устойчиво высоких темпов роста валового внутреннего продукта за счет сохранения макроэкономической сбалансированности, углубления структурных и институциональных преобразований на основе реализации принятых среднесрочных программ;
  • обеспечение сбалансированности государственного бюджета на всех уровнях с сохранением социальной направленности расходов, совершенствование межбюджетных отношений, направленные на укрепление доходной части местных бюджетов;
  • дальнейшее совершенствование денежно-кредитной политики путем применения инструментов в соответствии с передовым международным опытом, а также поэтапное внедрение современных рыночных механизмов валютного регулирования, обеспечение стабильности национальной валюты;
  • продолжение курса на снижение налогового бремени и упрощения системы налогообложения, совершенствование налогового администрирования и расширение мер соответствующего стимулирования;
  • углубление реформирования и повышение устойчивости банковской системы, уровня капитализации и депозитной базы банков, укрепление их финансовой устойчивости и надежности, дальнейшее расширение кредитования перспективных инвестиционных проектов, а также субъектов малого бизнеса и частного предпринимательства;
  • расширение объемов страховых, лизинговых и иных видов финансовых услуг за счет внедрения их новых видов и повышения качества, а также развитие фондового рынка как альтернативного источника привлечения капиталов и размещения свободных ресурсов предприятий, финансовых институтов и населения;
  • дальнейшее развитие международного экономического сотрудничества, в том числе путем расширения связей с ведущими международными и зарубежными финансовыми институтами, продолжение проведения взвешенной политики внешних заимствований, эффективное использование привлеченных иностранных инвестиций и кредитов;

3.2. Повышение конкурентоспособности национальной экономики за счет углубления структурных преобразований, модернизации и диверсификации ее ведущих отраслей:

  • обеспечение сбалансированности и устойчивости национальной экономики, увеличение в ее структуре доли промышленности, сферы услуг, малого бизнеса и частного предпринимательства;
  • проведение активной инвестиционной политики, направленной на модернизацию, технического и технологического обновления производства, реализации проектов производственной, транспортно-коммуникационной и социальной инфраструктуры;
  • дальнейшая модернизация и диверсификация промышленности путем перевода его на качественно новый уровень, направленного на опережающее развитие высокотехнологичных обрабатывающих отраслей, прежде всего по производству готовой продукции с высокой добавленной стоимостью на базе глубокой переработки местных сырьевых ресурсов;
  • создание эффективной конкурентной среды для отраслей экономики и поэтапное снижение монополии на рынках товаров и услуг;
  • освоение выпуска принципиально новых видов продукции и технологий, обеспечение на этой основе конкурентоспособности отечественных товаров на внешних и внутренних рынках;
  • продолжение политики стимулирования локализации производства и импортозамещение, прежде всего потребительских товаров и комплектующих изделий, расширение межотраслевой промышленной кооперации;
  • сокращение энергоемкости и ресурсоемкости экономики, широкого внедрения в производство энергосберегающих технологий, расширение использования возобновляемых источников энергии, повышение производительности труда в отраслях экономики;
  • создание новых и повышение эффективности действующих свободных экономических зон, технопарков, малых промышленных зон;
  • ускоренное развитие сферы услуг, повышение роли и доли услуг в формировании валового внутреннего продукта, кардинальное изменение структуры предоставляемых услуг, прежде всего за счет современных высокотехнологичных видов услуг;
  • ускоренное развитие индустрии туризма, повышение ее роли и вклада в экономику, диверсификация и улучшение качества туристских услуг, расширение туристской инфраструктуры;
  • либерализация и упрощение экспортной деятельности, диверсификация структуры и географии экспорта, расширение и мобилизация экспортного потенциала отраслей экономики и территорий;
  • дальнейшее развитие дорожно-транспортной инфраструктуры, внедрение информационно-коммуникационных технологий в экономику, социальную сферу, системы управления.

3.3. Модернизация и интенсивное развитие сельского хозяйства:

  • углубление структурных реформ и динамичное развитие сельскохозяйственного производства, дальнейшее укрепление продовольственной безопасности страны, расширение производства экологически чистой продукции, значительное повышение экспортного потенциала аграрного сектора;
  • дальнейшая оптимизация посевных площадей, направленная на сокращение посевных площадей под хлопчатник и зерновые колосовые культуры, с размещением на высвобождаемых землях картофеля, овощей, кормовых и масличных культур, а также новых интенсивных садов и виноградников;
  • стимулирование и создание благоприятных условий для развития фермерских хозяйств, прежде всего многопрофильных, занимающихся как производством сельскохозяйственной продукции, так и переработкой, заготовкой, хранением, сбытом, строительными работами и оказанием услуг;
  • реализация инвестиционных проектов по строительству новых, реконструкции и модернизации действующих перерабатывающих предприятий, оснащенных самым современным высокотехнологичным оборудованием по более глубокой переработке сельхозпродукции, производству полуфабрикатов и готовой пищевой продукции, а также тароупаковочных изделий;
  • дальнейшее расширение инфраструктуры по хранению, транспортировке и сбыту сельскохозяйственной продукции, оказанию агрохимических, финансовых и других современных рыночных услуг;
  • дальнейшее улучшение мелиоративного состояния орошаемых земель, развитие сети мелиоративных и ирригационных объектов, широкое внедрение в сельскохозяйственное производство интенсивных методов, прежде всего современных водо- и ресурсосберегающих агротехнологий, использование высокопроизводительной сельскохозяйственной техники;
  • расширение научно-исследовательских работ по созданию и внедрению в производство новых селекционных сортов сельскохозяйственных культур и пород животных, обладающих высокой продуктивностью, устойчивостью к болезням и вредителям, адаптированных к местным почвенно-климатическим и экологическим условиям;
  • принятие системных мер по смягчению негативного воздействия глобального изменения климата и высыхания Аральского моря на развитие сельского хозяйства и жизнедеятельности населения.

3.4. Продолжение институциональных и структурных реформ, направленных на сокращение присутствия государства в экономике, дальнейшее усиление защиты прав и приоритетной роли частной собственности, стимулирование развития малого бизнеса и частного предпринимательства:

  • обеспечение надежной защиты прав и гарантий частной собственности, устранение всех преград и ограничений, предоставление полной свободы на пути развития частного предпринимательства и малого бизнеса, реализация на практике принципа «Если богат народ, то и государство будет богатым и сильным»;
  • создание благоприятной деловой среды для широкого развития малого бизнеса и частного предпринимательства, строгое пресечение незаконного вмешательства государственных, контролирующих и правоохранительных органов в деятельность предпринимательских структур;
  • дальнейшее расширение и упрощение процедур приватизации государственной собственности, сокращение участия государства в уставных фондах хозяйствующих субъектов, создание благоприятных условий для развития частного предпринимательства на базе приватизированных объектов государственной собственности;
  • совершенствование инвестиционного климата, активное привлечение в отрасли экономики и регионы страны иностранных, прежде всего, прямых иностранных инвестиций;
  • внедрение современных международных стандартов и методов корпоративного управления, усиление роли акционеров в стратегическом управлении предприятиями;
  • совершенствование механизма и упрощение процедур подключения субъектов предпринимательства к инженерным сетям;
  • сокращение роли государства в регулировании социально-экономического развития страны, децентрализация и демократизация системы государственного управления, расширение государственно-частного партнерство, повышение роли негосударственных, общественных организаций и местных органов самоуправления.

3.5. Комплексное и сбалансированное социально-экономическое развитие регионов, районов и городов, оптимального и эффективного использования их потенциала:

  • обеспечение комплексного и эффективного использования природного, минерально-сырьевого, промышленного, сельскохозяйственного, туристского и трудового потенциала каждого региона для ускорения социально-экономического развития, повышения уровня занятости и доходов населения;
  • сокращение дифференциации в уровне социально-экономического развития регионов за счет расширения масштабов модернизации и диверсификации экономики территорий, ускоренного развития сравнительно отстающих районов и городов, прежде всего, посредством наращивания их промышленного и экспортного потенциала;
  • активное развитие малых городов и поселков городского типа за счет создания в них новых промышленных производств и сервисных центров, создание малых промышленных зон, привлечение средств крупных хозяйственных объединений, кредитов банков и частных иностранных инвестиций;
  • сокращение субвенционных районов и городов, расширение доходной базы местных бюджетов за счет ускоренного развития в них промышленности и сферы услуг;
  • дальнейшее развитие и модернизация производственной, инженерно-коммуникационной и социальной инфраструктуры территорий в целях создания благоприятных условий для размещения промышленных и других производственных объектов, широкого развития частного предпринимательства и улучшения условий жизни населения.

IV. Приоритетные направления развития социальной сферы

4.1. Последовательное повышение реальных доходов и занятости населения:

  • повышение реальных денежных доходов и покупательской способности населения, дальнейшее сокращение количества малообеспеченных семей и уровня дифференциации населения по доходам;
  • последовательное повышение размеров заработной платы работников бюджетных учреждений, пенсий, стипендий и социальных пособий в размерах, опережающих темпы инфляции;
  • создание новых рабочих мест и обеспечение рациональной занятости населения, прежде всего выпускников средних специальных и высших учебных заведений, обеспечение сбалансированности и развитие инфраструктуры рынка труда, сокращение уровня безработицы;
  • создание условий трудоспособному населению для полной реализации их трудовой и предпринимательской активности, повышение качества рабочей силы, расширение системы профессиональной подготовки, переподготовки и повышения квалификации лиц, нуждающихся в трудоустройстве.

4.2. Совершенствование системы социальной защиты населения и охраны здоровья, повышение социально-политической активности женщин:

  • обеспечение обязательных социальных гарантий населению, усиление социальной защиты уязвимых слоев населения и государственной поддержки пожилым людям и лицам с ограниченными возможностями, улучшение социального обслуживания, развитие государственно-частного партнерства в предоставлении социальных услуг населению;
  • дальнейшее реформирование сферы здравоохранения, прежде всего первичного звена, скорой и экстренной медицинской помощи, направленное на повышение доступности и качества медицинского и социально-медицинского обслуживания населению, формирование здорового образа жизни населения, укрепление материально-технической базы медицинских учреждений;
  • повышение социально-политической активности женщин, усиление их роли в управлении государством и обществом, обеспечение занятости женщин, выпускниц профессиональных колледжей, широкое привлечение их к предпринимаетельской деятельности, дальнейшее усиление основ семьи;
  • дальнейшая реализация комплексных мер по укреплению здоровья семьи, охране материнства и детства, расширению доступа матерей и детей к качественным медицинским услугам, оказанию им специализированной и высокотехнологичной медицинской помощи, снижению младенческой и детской смертности;
  • дальнейшее развитие и совершенствование системы медико-социальной помощи пенсионерам, инвалидам, одиноким престарелым и другим уязвимым категориям населения для обеспечения их полноценной жизнедеятельности;
  • дальнейшее развитие фармацевтической промышленности и улучшение обеспеченности населения и медицинских учреждений доступными, качественными лекарственными средствами и изделиями медицинского назначения, реализация мер по недопущению необоснованного роста цен на них;
  • обеспечение снижения показателей заболеваемости населения и повышения продолжительности жизни населения.

4.3. Реализация целевых программ по строительству доступного жилья, развитию и модернизации дорожно-транспортной, инженерно-коммуникационной и социальной инфраструктуры, обеспечивающих улучшение условий жизни населения:

  • дальнейшее улучшение жилищных условий населения, прежде всего молодых семей, жителей ветхих жилых домов и других граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий, путем предоставления им ипотечных кредитов на льготных условиях и строительства доступного жилья в городах и сельской местности;
  • повышение уровня обеспеченности коммунально-бытовыми услугами, прежде всего кардинальное улучшение обеспечения населения сельской местности чистой питьевой водой путем строительства новых водопроводных линий, последовательного внедрения современных экономичных и эффективных технологий;
  • обеспечение экологической безопасности проживания людей, строительство и модернизация комплексов переработки бытовых отходов, укрепление их материально-технической базы, обеспечение населения современными объектами утилизации отходов;
  • коренное улучшение транспортного обслуживания населения, повышение безопасности пассажирских перевозок и сокращение вредных выбросов в атмосферу, приобретение новых комфортабельных автобусов, строительство и реконструкция автовокзалов и автостанций;
  • дальнейшее строительство и реконструкция дорожной инфраструктуры, прежде всего развития региональных автомобильных дорог, капитальный и текущий ремонт межхозяйственных сельских автомобильных дорог, улиц населенных пунктов;
  • улучшение обеспечения населения электрической энергией на основе строительства новых и модернизации действующих электрогенерирующих мощностей, обновление низковольтных электрических сетей и трансформаторных пунктов, а также реализация мер по улучшению обеспечения населения другими топливно-энергетическими ресурсами и расширение использования возобновляемых источников энергии;
  • развитие и совершенствование деятельности театрально-зрелищных, культурно-просветительных организаций и музеев, укрепление их материально-технической базы.

4.4. Развитие сферы образования и науки:

  • продолжение курса дальнейшего совершенствования системы непрерывного образования, повышения доступности качественных образовательных услуг, подготовки высококвалифицированных кадров в соответствии с современными потребностями рынка труда;
  • осуществление целенаправленных мер по укреплению материально-технической базы образовательных учреждений путем проведения работ по их строительству, реконструкции и капитальному ремонту, оснащение современным учебным и лабораторным оборудованием, компьютерной техникой, учебно-методическими пособиями;
  • расширение сети дошкольных образовательных учреждений и коренное улучшение условий в данных учреждениях для всестороннего интеллектуального, эстетического и физического развития детей, обеспечение доступности и значительного повышения охвата детей дошкольным образованием, повышение уровня квалификации педагогов и специалистов;
  • кардинальное повышение качества общего среднего образования, углубленное изучение иностранных языков, информатики, других важных и востребованных предметов, включая математику, физику, химию, биологию;
  • строительство новых, реконструкция существующих объектов детского спорта и детских школ музыки и искусства в целях вовлечения детей к массовым занятиям спортом, приобщения их к миру музыки и искусства;
  • совершенствование работ по подготовке и трудоустройству учащихся профессиональных колледжей по специальностям, отвечающим требованиям рыночной экономики и потребностям работодателей;
  • повышение качества и эффективности деятельности высших образовательных учреждений на основе внедрения международных стандартов обучения и оценки качества преподавания, поэтапное увеличение квоты приема в высшие образовательные учреждения;
  • стимулирование научно-исследовательской и инновационной деятельности, создание эффективных механизмов внедрения научных и инновационных достижений в практику, создание при вузах и НИИ научно-экспериментальных специализированных лабораторий, центров высоких технологий, технопарков.

4.5. Совершенствование государственной молодежной политики:

  • воспитание физически здоровой, духовно и интеллектуально развитой, самостоятельно мыслящей, преданной Родине молодежи с твердыми жизненными взглядами, повышение его социальной активности в процессе углубления демократических реформ и развития гражданского общества;
  • трудоустройство и привлечение в сферу частного предпринимательства выпускников средних специальных, профессиональных и высших образовательных учреждений;
  • поддержка и реализация творческого и интеллектуального потенциала молодого поколения, формирование здорового образа жизни среди детей и молодежи, широкое привлечение их к физической культуре и спорту;
  • социальная защита молодежи, создание для молодых семей достойных жилищных и социально-бытовых условий;
  • организация эффективной деятельности органов государственной власти и управления, образовательных учреждений, молодежных и иных организаций в реализации государственной молодежной политики.

V. Приоритетные направления в сфере обеспечения безопасности, межнационального согласия и религиозной толерантности, а также осуществления взвешенной, взаимовыгодной и конструктивной внешней политики

5.1. Приоритетные направления в сфере обеспечения безопасности, религиозной толерантности и межнационального согласия:

  • защита конституционного строя, суверенитета, территориальной целостности Республики Узбекистан;
  • совершенствование системы обеспечения информационной безопасности и защиты информации, своевременное и адекватное противодействие угрозам в информационной сфере;
  • укрепление гражданского, межнационального, межконфессионального мира и согласия;
  • укрепление обороноспособности государства, повышение боевой мощи и боеспособности Вооруженных Сил Республики Узбекистан;
  • предотвращение экологических проблем, наносящих урон состоянию окружающей среды, здоровью и генофонду населения;
  • совершенствование системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций.

5.2. Приоритетные направления в сфере осуществления взвешенной, взаимовыгодной и конструктивной внешней политики:

  • укрепление независимости и суверенитета государства, дальнейшее укрепление места и роли страны в качестве полноправного субъекта международных отношений, вхождение в число развитых демократических государств, создание вокруг Узбекистана пояса безопасности, стабильности и добрососедства;
  • укрепление международного имиджа Республики Узбекистан, доведение до мирового сообщества объективной информации о проводимых в стране реформах;
  • совершенствование нормативно-правовой базы внешнеполитической и внешнеэкономической деятельности Республики Узбекистан, а также договорно-правовой основы международного сотрудничества;
  • урегулирование вопросов делимитации и демаркации государственной границы Республики Узбекистан.

Россия отстояла свое право на регулирование лизинга в суде ЕАЭС

Финансовые власти России одержали трудную победу в Суде Евразийского экономического союза и получили карт-бланш на реформирование лизинговой отрасли. Законопроекты, согласно которым лизинговые компании приобретут статус финансовых организаций, поднадзорных Центральному банку РФ, могут быть приняты уже в осеннюю парламентскую сессию.

Протокольный перевес

Большая коллегия Суда Евразийского экономического союза (ЕАЭС) на очном заседании в Минске (Беларусь) 7 июля 2020 года приняла протокольное решение по заявлению министерства юстиции РФ о разъяснении положений Договора о ЕАЭС (подписан президентами России, Беларуси, Казахстана, Армении и Киргизии в мае 2014 года), касающихся права России осуществить реформу законодательства в сфере лизинговых услуг. Консультативное заключение, утвержденное 10 июля коллегией в составе девяти судей, опубликовано 15 июля на официальном сайте суда. 

В соответствии с этим решением суд ЕАЭС признал право отдельных государств-членов ЕАЭС вводить государственное регулирование лизинговой деятельности на своей территории, включая установление финансовых нормативов и требований к отчетности лизинговых компаний, а также право государства-члена союза самостоятельно устанавливать особенности налогообложения лизинговых сделок. Это означает полную поддержу правовой позиции России в отношении возможности реализовать разработанный план реформ лизингового рынка с элементами государственного регулирования его участников.

Однако, как следует из материалов суда, решение не стало единогласным. Сразу трое из девяти судей Большой коллегии Суда ЕАЭС заявили особое мнение с критикой утвержденного большинством судей консультационного заключения. И если судья Татьяна Нешатаева имеет претензии лишь к мотивировкам судебного акта, будучи полностью согласной с его резолютивной частью, то судьи Константин Чайка и Денис Колос выразили принципиальное несогласие с основными выводами Большой коллегии судей ЕАЭС. 

Долгая дорога в суд

Заявление Минюста России, принятое Судом ЕАЭС в феврале 2020 года, стало реакцией на отрицательное заключение Евразийской экономической комиссии (ЕЭК, исполнительный орган ЕАЭС) на законопроекты о реформе рынка лизинга в России. Разработанные по поручению правительства РФ Минфином и Центральным банком России поправки к закону «О финансовой аренде (лизинге)» были приняты Госдумой РФ в первом чтении еще в январе 2019 года. Согласно плану реформ, лизинговые компании всех форм собственности будут обязаны сдавать дополнительные виды финансовой отчетности в ЦБ РФ, соблюдать его требования по достаточности собственного капитала и иные финансовые нормативы, присущие организациям финансового рынка (банкам, страховым компаниям, пенсионным фондам и пр.). В ЕЭК сочли введение таких норм в законодательстве РФ нарушением тех положений Договора о ЕЭАС, которые закрепляют стремление государств-членов к созданию единого рынка товаров и услуг на территории Евразийского союза, в том числе в сфере лизинга. Проведение реформ по российскому варианту, по мнению ЕЭК, создаст дополнительные барьеры и ухудшит условия ведения лизингового бизнеса на территории ЕЭАС, что противоречит обязательствам стран-участниц соглашения. 

Реакция участников рынка в России на планы реформ тоже оказалась неоднозначной. Целый ряд крупных лизинговых компаний, объединившихся вокруг руководителя подкомитета по лизингу Торгово-промышленной палаты РФ и ассоциации «Лизинговый союз» Евгения Царева, решились использовать лоббистские ресурсы для борьбы с реформой. Аргумент о том, что лизинг по своей правовой природе не является финансовой услугой, и, следовательно, не может подпадать под надзор финансового регулятора, стал одним из фундаментальных основ их правовой позиции. Эти идеи нашли отражение в альтернативном законопроекте, разработанном по инициативе депутата Госдумы Евгения Шулепова в конце прошлого года, который предложил не наделять ЦБ надзорными и контролирующими функциями, а создать, по сути, совещательный коллегиальный орган на базе одного из министерств, в состав которого входили бы и представители лизинговых компаний. 

Возможностью расширения своих полномочий заинтересовались Минпромторг и Минэкономразвития России, последнее даже согласилось на роль отраслевого куратора, но подобный вариант реформ был отвергнут Минфином, а затем правительством Дмитрия Медведева еще в конце прошлого года. А нынешней весной, по данным FedLeasing.ru, повторное обращение министерств в правительство Михаила Мишустина вызвало аналогичную реакцию. Переломить ситуацию в этом случае было возможно за счет «союзников» в органах ЕАЭС, правовая система которых формально имеет приоритет над национальными законами, а потому противники реформ возлагали большие надежды на заседание союзного суда. В случае, если бы высшая правовая инстанция наднационального объединения не признала лизинг финансовой услугой, то Минфину и ЦБ было бы сложнее доказывать правомерность и саму необходимость введения регулирования в этой отрасли.

Право на консультацию

В заявлении российского минюста перед судьями ЕАЭС было поставлено всего три вопроса. Прежде всего, Россия потребовала высший судебный орган союза разъяснить, каким из приложений к Договору о ЕАЭС регулируются лизинговые услуги: «Протоколом о торговле услугами» (приложение №16) или «Протоколом по финансовым услугам» (приложение №17). Ответ на этот вопрос должен был поставить точку в споре российских властей и ЕЭК по поводу правовой природы лизинга: если лизинг признается в ЕАЭС финансовой услугой, то Россия вправе вводить специальное (пруденциальное) регулирование для субъектов этой отрасли в полном соответствии с межгосударственным соглашением. Тем не менее, Минюст России поставил перед Судом ЕАЭС и прямой вопрос: имеет ли право государство-член ЕАЭС вводить такое регулирование именно для лизинговой деятельности. В третьей части своего заявления Россия попросила высший судебный орган ЕАЭС уточнить, вправе ли страна-участница союза устанавливать особенности налогообложения для участников лизинговых сделок, связанного с прямыми налогами. 

Рассмотрев заявление, Большая коллегия судей ЕАЭС, по сути, полностью согласилась с позицией Российской Федерации в отношении собственных проектов реформ. Суд отмечает, что в приложении №16 к Договору о ЕАЭС четко поименован перечень услуг, в отношении которых действует политика «единого рынка» и проводится последовательная либерализация законодательства стран-членов, а потому не допускается введение новых дискриминационных регуляторных мер. В их числе – услуги в области аренды и лизинга автотранспортных средств и мотоциклов, пассажирских транспортных средств, сельскохозяйственных и строительных тракторов, а также прокат, аренда и лизинг всех видов офисного оборудования, мебели и бытовой аппаратуры личного пользования для проведения досуга. «Большая коллегия утверждает, что из указанных выше <…> секторов (подсекторов) услуг, в которых функционирует единый рынок, ни одна не относится к финансовому лизингу и финансовым услугам», — говорится в заключении суда. 

В то же время, в соответствии с принятой в ЕАЭС классификации видов услуг (за основу взят классификатор продуктов ООН) финансовый лизинг выделен как подкласс в группе «Финансовые услуги, кроме инвестиционных услуг банков, услуг по страхованию и пенсионному обеспечению». Согласно структуре классификатора и пояснениям к нему, услуги операционного лизинга (аренды) выделены в отдельную категорию и не относятся к финансовым услугам, обращает внимание суд ЕАЭС. На этом основании подавляющее большинство судей решили, что услуги финансового лизинга не входят в перечень услуг «единого рынка» ЕАЭС и относятся к категории «финансовые и смежные услуги», входящие в предмет регулирования приложения №17, которым особое регулирование на территории стран членов вполне допускается Договором о ЕАЭС. 

Отвечая на второй вопрос Минюста России, суд ЕАЭС исходил из убеждения, что применение пруденциального (упреждающего, направленного на снижение потенциальных рисков) регулирования к лизинговой деятельности «не тождественно введению дискриминационных мер в отношении торговли услугами, учреждения и деятельности других государств-членов, а наоборот – приводит к поддержанию стабильности и доверия к небанковским лизинговым организациям». В то же время, установление таких требований только для банковских лизинговых компаний, по мнению суда, «неизбежно повлечет нарушение прав и законных интересов не только данных хозяйствующих субъектов по сравнению с иными категориями лизингодателей, в отношении которых пруденциальное регулирование не применяется, но и лизингополучателей, ввиду существенного увеличения для них неоправданных рисков». В итоге коллегия пришла к выводу, что институт «пруденциального регулирования» в принципе не является правовым аналогом «разрешительных процедур» или примером «установления неоправданных барьеров», в том числе в сфере лизинговой деятельности, и относится к компетенциям национальных юрисдикций.  

В ответе на третий вопрос Российской Федерации о праве вводить особый порядок налогообложения лизинговых операций на своей территории Суд ЕАЭС отметил, что «международные договоры в рамках Союза не наделили интеграционное объединение компетенцией в области прямого налогообложения, что свидетельствует о регулировании соответствующих правоотношений законодательством государств-членов». А потому установление особенностей налогообложения прямыми налогами относится к компетенции государств-членов и не входит в сферу действия союзного права, постановила Большая коллегия судей ЕАЭС. 

Нормотворческий беспорядок

Тем не менее, полного единства во мнениях судьи высшего суда ЕАЭС не продемонстрировали: сразу три члена Большой коллегии – Татьяна Нешатаева, Константин Чайка и Денис Колос – заявили особое мнение, их письменные отзывы опубликованы вместе с протокольным решением Большой коллегии. 

Госпожа Нешатаева не спорит с финальными выводами коллег, соглашаясь с финансовой природой лизинга как услуги, но считает, что суд ЕЭАС не до конца выполнил свою работу по разъяснению принятого решения. В мотивировочной части консультативного заключения «исключается международно-правовой характер как вопроса, так и отсутствует международно-правовой анализ норм» Договора о ЕАЭС, полагает она, считая необходимым дополнить правовое обоснование выводов суда. «Исходя из того, что Договор <о ЕАЭС> не определяет понятия «лизинг», «финансовый лизинг», «оперативный лизинг», «возвратный лизинг», суду следовало разъяснить указанные экономические понятия в их юридическом смысле», — отмечает Татьяна Нешатаева. 

Ссылаясь на нормы Венской конвенции о праве международных договоров 1969 года, которая требует истолкования гражданско-правовых терминов с точки зрения «обычного права», она указывает, что «обычные» определения «лизинг» и «финансовый лизинг» содержатся в нескольких международно-правовых актах, в частности, в Оттавской конвенции УНИДРУА о международном финансовом лизинге 1988 года, Конвенции СНГ о межгосударственном лизинге 1998 года и Кейптаунской конвенции о международных гарантиях в отношении подвижного оборудования 2001 года. Анализируя и сопоставляя между собой их формулировки, госпожа Нешатаева пришла к выводу, что в сделках финансового лизинга реализуются сразу две группы правоотношений: с одной стороны, связанные с привлечением заемных средств, покупкой и передачей в коммерческое пользование вещей, а с другой — с выплатами за пользование денежными средствами лизингодателя, выраженных в процентах годовых на размер финансирования. 

Исходя из этого, отмечает судья Нешатаева, лизинговые правоотношения образуют «сложный юридический состав» из четырех заключенных сделок: договора займа от лизингодателя с выплатой вознаграждения за финансирование, договора купли-продажи предмета лизинга у поставщика, договора аренды оборудования в течение срока лизинга и, наконец, снова договора купли-продажи, если арендатор выкупает предмет лизинга в собственность. «Иными словами, лизинговые правоотношения распадаются на финансовое обязательство (заем, кредит) и имущественное гражданско-правовое обязательство (купля-продажа, аренда)», — поясняет свою позицию Татьяна Нешатаева. 

В национальных правовых системах эти виды деятельности регулируются нормами различных отраслей права, что предполагает их конкуренцию между собой, признает она, но применительно к запросу Российской Федерации о толковании Договора о ЕАЭС судья убеждена, что в документе содержится однозначное указание на финансовую природу лизинга, а потому суд должен был яснее обозначить иерархию применения соответствующих его приложений. В частности, она указывает, что отдельные виды лизинга упоминаются в приложении №16 «О торговле услугами» лишь в контексте реализации странами-участницами ЕАЭС соглашений о разделе продукции, тогда как приоритет применения приложения №17 к финансовым услугам в Договоре о ЕАЭС установлен вполне определенно и обоснованно. 

Кроме того, она считает, что Россия вправе осуществлять пруденциальное регулирование лизинговой деятельности потому, что в этой сфере существуют существенные риски совершения правонарушений и преступлений. «Например, через использование “возвратного лизинга”, “фирм-однодневок” в качестве лизингополучателей, завышение стоимости лизингового оборудования, приобретение одного и того же оборудования в лизинг несколько раз, оформление лизинга на подставных лиц и иное», — отмечает Татьяна Нешатаева. Она убеждена, что «государство, осуществляя пруденциальный надзор, реализует свое позитивное обязательство по поддержанию макроэкономической стабильности, превентивно не допуская возможности нанесения финансового ущерба третьим лицам», чем, фактически, подтвердила позицию российских властей в отношении главных целей реформ.

Противоречие духу

Судья ЕАЭС Константин Чайка в своем особом мнении спорит и с выводами Большой коллегии, и с позицией госпожи Нешатаевой. «Считаю, что выводы Большой коллегии о распространении сферы регулирования “Протокола по финансовым услугам” на деятельность лизинговых компаний, функционирующих вне банковского сектора, а также о соответствии Договору <о ЕАЭС> введения пруденциальных мер в отношении лизинговых компаний, не являющихся банками, не соответствуют праву союза и целям евразийской экономической интеграции, противоречат намерениям и установлениям государств-членов при создании Договора», — говорится в тексте особого мнения судьи. 

Константин Чайка считает, что буквальное толкование «Протокола по финансовым услугам» (приложение №17 к Договору о ЕАЭС) «свидетельствует, что финансовый лизинг представляет собой разновидность банковской услуги, которая, в свою очередь, является финансовой услугой», а перечень секторов «финансовых услуг» исчерпывающее определен в том же протоколе и ограничен услугами банков, страховых компаний и организаций, ведущих деятельность на рынке ценных бумаг. Это означает, считает судья, что лизинговые сделки компаний, не являющихся кредитными организациями, по смыслу Договора о ЕАЭС должны регулироваться приложением №16 «О торговле услугами», которое запрещает введение новых разрешительных процедур и дополнительных требований к участникам предпринимательской деятельности с момента подписания соглашения. 

Судья Денис Колос тоже считает, что Большая коллегия Суда «устранилась от последовательного системного толкования норм международного договора, как того требует Венская конвенция о праве международных договоров». По его мнению, при толковании норм судьи должны были «принять во внимание положенное в основу договора намерение его создателей, обусловленное объектом и целями договора, контекст, последующие соглашения и практику применения», а если толкование оставляет значение двусмысленным или неясным, то факультативно они могли использовать подготовительные материалы и обстоятельства заключения Договора о ЕАЭС. Исходя из анализа этих материалов, господин Колос делает вывод о том, что «финансовый лизинг» в терминах Договора о ЕАЭС и «Протокола о финансовых услугах» может подпадать под регулирование лишь в том случае, если услуга осуществляется банком или кредитной организацией, имеющей специальный правовой статус.  

Константин Чайка исходит из той же идеологии: при рассмотрении заявления России, Большая коллегия судей должна была учесть еще один союзный документ – «Концепцию формирования общего финансового рынка», утвержденную Высшим советом ЕАЭС в октябре 2019 года. В нем тоже речь идет только о банках, страховых компаниях и операторах рынка ценных бумаг, причем завершить гармонизацию законодательства и создание «общего финансового рынка» для этих субъектов страны-участницы ЕАЭС договорились к 2025 году. До появления этого «общего финансового рынка», полагает судья, полномочия союзной правовой системы распространяются лишь в рамках «Протокола о финансовых услугах», а ключевую роль в формировании общего рынка финансовых услуг играет национальное законодательство стран-членов союза. 

Капризы правовой природы

Господин Чайка настаивает на «автономном характере правовой системы интеграционного объединения», поэтому суду следовало толковать положения Договора о ЕАЭС «в специальном значении, придаваемом им правом союза», а не использовать принципы «обычного права». Он признает, что ни в одном документе ЕАЭС не содержится определения правовой категории «финансовый лизинг», но в этом случае Большой коллегии суда ЕАЭС «надлежало использовать нормы международных договоров, участниками которых являются государства-члены, а в качестве дополнительного инструмента интерпретации – обратиться к положениям национального законодательства».

Он напоминает, что к Оттавской конвенции УНИДРУА присоединились не все государства-члены союза, а Конвенция СНГ была ратифицирована парламентами только двух государств ЕАЭС, тогда как на момент подписания Договора о ЕАЭС все страны союза были членами лишь Кейптаунской конвенции. Как раз в последнем документе понятие лизинга определено достаточно широко – лизинговой сделкой признается «соглашение, по которому лизингодатель предоставляет лизингополучателю право на владение или управление объектом с правом или без права его покупки за арендную или иную плату», пишет Константин Чайка в своем особом мнении. 

А в качестве характерного примера национального законодательства о лизинге Константин Чайка приводит действующий российский ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)», который правительство РФ как раз и намерено коренным образом переработать. Согласно положениям этого документа, лизинговыми компаниями могут быть не только кредитные организации, но и любые другие юридические лица. Похожие правовые конструкции в отношении лизинга зафиксированы в законодательстве и других членов ЕАЭС, а потому, считает судья Чайка, лизинговые сделки небанковских организаций подпадают под действие приложения №16 к Договору о ЕАЭС о едином рынке услуг, и введение Россией новых форм госрегулирования в отношении небанковских лизинговых компаний следует считать нарушением межгосударственного соглашения. 

У Дениса Колоса еще меньше сомнений в том, что услуги лизинга имеют гражданско-правовую, а не финансовую природу, что находит отражение в законодательстве стран-членов союза. Он напоминает, что в соответствующих законах Армении, Белоруссии, Казахстана и России лизинг определен как «вид аренды (имущественного найма), то есть временное владение и пользование имуществом», а сторонами лизинговой сделки заключается стандартный гражданско-правовой договор. Такие услуги никак нельзя отнести к «банковским операциям», отмечает судья Колос, приводя в пример такой вид услуг как «операционный лизинг» (передача имущества во временную аренду без перехода права собственности арендатору). Но даже услугу финансового лизинга нельзя называть «банковской операцией», считает он, а потому и пруденциальное регулирование в отношении небанковских организаций станет «не только не соответствующим Договору <о ЕАЭС> и Протоколу о торговле услугами, но и создающим реальную угрозу для развития интеграции и функционирования союза». 

Константин Чайка, в свою очередь, тоже считает, что применение пруденциальных мер к небанковским лизинговым компаниям абсурдно, поскольку их использование, согласно Базельским принципам эффективного банковского надзора, допускается только в отношении банков и кредитных организаций, а целью такого государственного контроля является исключительно защита интересов их вкладчиков, деньги которых становятся источником финансирования для лизинговых сделок. «Подобное уяснение цели пруденциального регулирования исключает его применение к деятельности лизинговых компаний, не являющихся банками, поскольку при приобретении предмета лизинга они не используют денежные средства, привлекаемые во вклады и депозиты», — считает судья Чайка, добавляя, что аналогичный «субъектный» подход заложен в правилах Всемирной торговой организации, которые так же, как и Базельские принципы, признаются основополагающими для стран-участниц Договора о ЕАЭС.

В предвкушении прозрачности

Наличие двух особых мнений двух судей ЕАЭС, полностью противоположных выводам остальных семи судей Большой коллегии, по сути, сохранило открытым экзистенциальный для отрасли вопрос о правовой природе лизинговых услуг. В то же время, принятое большинством судей протокольное решение означает серьезную тактическую победу финансовых властей России в борьбе за реформу. Теперь, когда лизинг в ЕАЭС признан финансовой услугой, работа над законопроектами по изменению правового регулирования в отрасли может быть возобновлена и Минфин России рассчитывает принять новый законопроект уже в осеннюю сессию Госдумы. Как сообщила пресс-служба министерства со ссылкой на слова замминистра финансов Алексея Моисеева, в долгосрочной перспективе решение суда позволит правительствам стран ЕАЭС «разрабатывать и реализовывать согласованную государственную политику на рынке лизинга» и «продолжить дальнейшую работу на повышение прозрачности лизинговой отрасли в РФ и защиты прав потребителей лизинговых услуг». 

Тем не менее, Минэкономразвития тоже не собирается сдаваться: в комментариях газете «Коммерсант» замглавы министерства Илья Торосов заявил, что решение Суда ЕАЭС позволит «вернуться к обсуждению необходимости осуществления контрольно-надзорных функций в отрасли <лизинга>, а также определения широты контрольных полномочий и ведомства, которое будет их реализовывать». Это означает, что у противников реформы, не смотря на тактический проигрыш в суде ЕАЭС, еще есть шансы отстоять свой нерегулируемый статус или хотя бы максимально отсрочить переход под жесткий надзор ЦБ. Пусть суд в конечном итоге они проиграли, но затянувшаяся тяжба с ЕЭК позволила заблокировать правительственные законопроекты более чем на год. 

Впрочем, нынешнее решение суда ЕАЭС в пользу реформы оставляет у участников рынка все меньше надежды на то, что лоббистские усилия противников регулирования дадут желаемый результат, а потому рынок заблаговременно готовится к грядущему надзору со стороны ЦБ. По данным FedLeasing.ru, целый ряд лизинговых компаний уже увеличили свой уставный капитал до минимального порога, зафиксированного в законопроектах Минфина, а также озаботились подготовкой финансовой отчетности по МСФО, что также является одним из главных требований будущего регулятора к участникам российского лизингового рынка. 

НОУ ИНТУИТ | Лекция | Теория государства и права как наука и учебная дисциплина

1.1. Предмет и структура теории государства и права

Для всякого научного познания существенно наличие того, что исследуется, и то, как оно исследуется. Ответ на вопрос о том, что исследуется, раскрывает природу предмета науки, а ответ на вопрос о том, как осуществляется исследование, раскрывает ее метод.

Каждая наука имеет свой предмет исследования, под которым понимается изучаемая ею сторона объективной действительности. Предмет науки важно отличать от ее объекта, под которым понимается некая целостность, изучаемая многими науками. Каждая из этих наук имеет в объекте свой предмет, свою проблематику. Другими словами, предмет науки — есть то, что она теоретически осваивает в определенном объекте.

Для теории государства и права в качестве объекта выступают государство и право, которые в то же время исследуются и другими науками (как юридическими, так и неюридическими — философией, политологией, экономикой, социологией и т.п.).

В качестве предмета теории государства и права можно назвать следующее.

  1. Наиболее общие закономерности возникновения, развития и функционирования государства и права. Любая наука имеет дело, прежде всего, с закономерностями, которые проявляются в форме законов (естественно, не юридических, а социологических, физических и т.п.). Закон же есть объективная, необходимая, существенная, устойчивая, повторяющаяся связь общего характера между определенными явлениями. Отсюда предметом теории государства и права будут выступать основные государственно-правовые закономерности, что и отражено, собственно, в самом названии науки, а именно:
  • возникновение государства и права;
  • смена их исторических типов;
  • развитие их сущности;
  • эволюция форм государства и права;
  • построение системы органов государства и системы права;
  • осуществление функций государства и права;
  • пределы регулирующего воздействия государства и права на общественные отношения;
  • расширение и обогащение прав личности и усиление их защиты;
  • укрепление принципов демократии, законности и правопорядка;
  • развитие правосознания и правовой культуры граждан, должностных лиц, всего общества;
  • соблюдение, исполнение, использование и применение норм права;
  • развитие самой юридической науки.

Исследование предмета теории государства и права предполагает характеристику государства и права, как в статике, так и в динамике, анализ взаимосвязей данных институтов с другими социальными явлениями.

К тому же слова «наиболее общие закономерности» означают, что данная наука изучает возникновение, развитие и функционирование не конкретного государства и права, а государственности и права вообще, т.е. их наиболее общие признаки, присущие государству и праву любого общества. Теория государства и права изучает в обобщенном виде все государства и все правовые системы, независимо от их временных и пространственных характеристик. Поэтому в ней сконцентрированы весьма существенные достижения научной мысли о государстве и праве, все теоретически значимое о данных социальных институтах.

  1. Система основных понятий юриспруденции, которые пронизывают собой все юридические науки. Специфика предмета теории государства и права заключается в том, что теория государства и права разрабатывает систему понятий не только для «себя», но и для всей юриспруденции, выступая своего рода ее азбукой, фундаментом. В качестве таких понятий могут выступать: право, источники права, правовые акты, норма права, институт, подотрасль и отрасль права, система права и система законодательства, правовые отношения, субъект и объект права, правоспособность и дееспособность, юридический факт, правотворчество и законотворчество, применение и толкование права, юридические коллизии и пробелы, юридическая практика и правонарушение, законность и правопорядок, правовые средства, субъективные права и юридические обязанности, дозволения и запреты, юридическая ответственность и наказание, правовые льготы и поощрения, правовые привилегии и иммунитеты, правовые стимулы и ограничения, механизм правового регулирования и механизм правового воздействия, правовые состояния и правовые режимы, правовая политика и правовая жизнь и т.д.

Собственно, каждая наука использует и создает свои понятия, позволяющие ей познавать исследуемые объекты. Понятия служат формой отражения мира в мышлении, с их помощью раскрываются сущность явлений и процессов, их связи, обобщаются наиболее важные признаки и стороны. Многообразие явлений порождает и множество понятий, которые дают возможность их «описания».

Кроме слова «понятие» в науке часто используют такие слова, как «термин» и «категория». Если под первым понимается слово или словосочетание, точно обозначающее определенное понятие, то под вторым — наиболее общее, предельно широкое фундаментальное понятие, обобщающее различные понятия, фиксирующее наиболее существенные их признаки.

Особенностью предмета теории государства и права является и то, что государство и право исследуются во взаимосвязи, как дополняющие друг друга социальные институты.

Теория государства и права — это единая наука, дающая обобщенное представление о государственно-правовой действительности. Структура данной науки состоит из двух крупных блоков (элементов):

  1. теории государства;
  2. теории права.

Вместе с тем, есть и некоторые общие проблемы, имеющие значение для обеих этих частей (вопросы их происхождения, развития, методологии, типологии, подходов к сущности и т.д.).

В литературе, однако, высказано мнение, согласно которому идея неразрывной связи государства и права ограничивает предметную область теории государства и права закономерностями, общими для государства и права. В результате чего «собственные закономерности права, коренящиеся в общественной системе, отошли на задний план, а взаимосвязь между государством и правом стала трактоваться, при всех существующих оговорках, как причинно-следственная зависимость права от государства» (В. А. Козлов). Также подчеркивается, что это ведет к приоритету государственной власти над правом, социальной справедливостью, нравственными принципами. Поэтому предлагается отказаться от искусственного объединения теории государства и права в составе общей теории и выделить теорию права в самостоятельную науку со своим предметом.

Думается, что авторы подобной точки зрения здесь не совсем правы. Дело не в самой идее неразрывной связи государства и права. Это, в принципе, аксиома. Дело в правопонимании, которое нельзя доводить до этатистского уровня, нельзя определять право только как средство (инструмент) государственного управления, не следует жестко связывать его только с государством. Право — средство социального управления, имеющее собственную культурную ценность и глубокие корни в социальных отношениях, гражданском обществе (что может проявляться в референдумах, всенародных обсуждениях, во влиянии избирателей на законодательные органы и т.п.).

При всей взаимообусловленности государства и права, последнее всегда должно быть «открыто» для человека, различных социальных групп, классов, общества в целом. Иными словами, взаимообусловленность права с одними социальными институтами вовсе не исключает его взаимообусловленности с другими, что предполагает рассмотрение права в более «автономном плане». К тому же, исследуя проблемы государственности, мы в большей мере постигаем и само право. Одно без другого, как известно, существовать не может. Вот почему теорию права нет необходимости отрывать от теории государства.

Теория государства и права может выступать и в форме науки, и в форме учебной дисциплины. Их необходимо отличать друг от друга. Учебная дисциплина основывается на науке, призвана доводить до обучаемых в рамках учебного процесса и при помощи определенных методик уже добытые наукой и проверенные практикой знания. Теория государства и права, как учебная дисциплина, представляет собой систему необходимой для подготовки специалистов информации, соответствующей конкретной учебной программе.

Теория государства и права в период своего становления (конец XVI в.) называлась «энциклопедией права», «энциклопедией законоведения». Она испытала на себе влияние идей Аристотеля, Платона, Сократа, Гроция, Гоббса, Локка, Руссо, Монтескье, Гегеля, Канта, Радищева, Неволина, Бакунина, Маркса, Энгельса, Плеханова, Ленина и других мыслителей, определявших вектор ее развития.

В России данная наука стала преподаваться в XVIII в. в Московском государственном университете им. М. В. Ломоносова. Современное наименование она получила в конце XIX в. как результат осмысления учеными неразрывности государства и права. Среди дореволюционных представителей русской юридической науки, занимавшихся теорией государства и права, можно выделить Коркунова, Шершеневича, Новгородцева, Чичерина, Кистяковского, Трубецкого, Петражицкого, Хвостова, Гессена, Сорокина, Виноградова и многих других.

Указ Президента Российской Федерации от 10.01.2000 г. № 24

Указ Президента Российской Федерации от 10.01.2000 г. № 24
                              У К А З

                  ПРЕЗИДЕНТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

                                   Утратил силу - Указ Президента
                                        Российской Федерации
                                       от 12.05.2009 г. N 537

               О Концепции национальной безопасности
                       Российской Федерации

     1. Внести  изменения  и  дополнения  в  Концепцию национальной
безопасности Российской Федерации,  утвержденную Указом  Президента
Российской  Федерации от 17 декабря 1997 г.  N 1300 "Об утверждении
Концепции национальной безопасности Российской Федерации" (Собрание
законодательства  Российской  Федерации,  1997,  N 52,  ст.  5909),
изложив ее в новой редакции (прилагается).
     2. Настоящий Указ вступает в силу со дня его подписания.


     Исполняющий обязанности
     Президента Российской Федерации                        В.Путин

     Москва, Кремль
     10 января 2000 года
     N 24
     ___________________



     УТВЕРЖДЕНА
     Указом Президента
     Российской Федерации
     от 17 декабря 1997 г.
     N 1300
     (в редакции Указа Президента
     Российской Федерации
     от 10 января 2000 г.
     N 24)


                КОНЦЕПЦИЯ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
                       РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

     Концепция национальной   безопасности   Российской   Федерации
(далее  именуется  - Концепция) - система взглядов на обеспечение в
Российской Федерации безопасности личности,  общества и государства
от  внешних и внутренних угроз во всех сферах жизнедеятельности.  В
Концепции  сформулированы  важнейшие  направления   государственной
политики Российской Федерации.
     Под национальной безопасностью Российской Федерации понимается
безопасность ее многонационального народа как носителя суверенитета
и единственного источника власти в Российской Федерации.

                  I. Россия в мировом сообществе

     Положение в  мире  характеризуется  динамичной  трансформацией
системы  международных  отношений.  После  окончания эры биполярной
конфронтации возобладали две взаимоисключающие тенденции.
     Первая тенденция  проявляется  в  укреплении  экономических  и
политических  позиций   значительного   числа   государств   и   их
интеграционных    объединений,   в   совершенствовании   механизмов
многостороннего управления международными процессами.  При этом все
большую      роль      играют      экономические,     политические,
научно-технические,  экологические и информационные факторы. Россия
будет    способствовать    формированию    идеологии    становления
многополярного мира на этой основе.
     Вторая тенденция  проявляется через попытки создания структуры
международных   отношений,   основанной    на    доминировании    в
международном  сообществе развитых западных стран при лидерстве США
и  рассчитанной  на  односторонние,  прежде  всего  военно-силовые,
решения  ключевых проблем мировой политики в обход основополагающих
норм международного права.
     Формирование международных       отношений      сопровождается
конкуренцией,  а также стремлением  ряда  государств  усилить  свое
влияние  на  мировую  политику,  в  том числе путем создания оружия
массового   уничтожения.   Значение   военно-силовых   аспектов   в
международных отношениях продолжает оставаться существенным.
     Россия является одной из крупнейших стран мира с  многовековой
историей  и  богатыми  культурными традициями.  Несмотря на сложную
международную обстановку и трудности внутреннего характера,  она  в
силу  значительного экономического,  научно-технического и военного
потенциала,  уникального стратегического положения  на  Евразийском
континенте  объективно  продолжает  играть  важную  роль  в мировых
процессах.
     В перспективе  - более широкая интеграция Российской Федерации
в мировую экономику,  расширение  сотрудничества  с  международными
экономическими  и  финансовыми институтами.  Объективно сохраняется
общность интересов России и интересов других государств  по  многим
проблемам   международной   безопасности,  включая  противодействие
распространению  оружия  массового  уничтожения,  предотвращение  и
урегулирование  региональных  конфликтов,  борьбу  с  международным
терроризмом и наркобизнесом,  решение острых экологических  проблем
глобального  характера,  в том числе проблемы обеспечения ядерной и
радиационной безопасности.
     Вместе с    тем   активизируются   усилия   ряда   государств,
направленные  на  ослабление   позиций   России   в   политической,
экономической,  военной  и  других  областях.  Попытки игнорировать
интересы  России  при   решении   крупных   проблем   международных
отношений,   включая   конфликтные   ситуации,  способны  подорвать
международную безопасность и стабильность, затормозить происходящие
позитивные изменения в международных отношениях.
     Во многих странах,  в том числе в Российской Федерации,  резко
обострилась   проблема   терроризма,   имеющего   транснациональный
характер и  угрожающего  стабильности  в  мире,  что  обусловливает
необходимость  объединения  усилий всего международного сообщества,
повышения эффективности имеющихся форм  и  методов  борьбы  с  этой
угрозой, принятия безотлагательных мер по ее нейтрализации.

                 II. Национальные интересы России

     Национальные интересы     России     -     это    совокупность
сбалансированных  интересов  личности,  общества  и  государства  в
экономической,   внутриполитической,   социальной,   международной,
информационной,  военной,  пограничной,  экологической   и   других
сферах. Они носят долгосрочный характер и определяют основные цели,
стратегические и  текущие  задачи  внутренней  и  внешней  политики
государства.   Национальные   интересы  обеспечиваются  институтами
государственной власти, осуществляющими свои функции в том числе во
взаимодействии  с  действующими  на  основе  Конституции Российской
Федерации и  законодательства  Российской  Федерации  общественными
организациями.
     Интересы личности состоят в реализации конституционных прав  и
свобод,  в обеспечении личной безопасности,  в повышении качества и
уровня жизни,  в физическом,  духовном и интеллектуальном  развитии
человека и гражданина.
     Интересы общества состоят в упрочении демократии,  в  создании
правового,  социального  государства,  в  достижении  и поддержании
общественного согласия, в духовном обновлении России.
     Интересы государства  состоят  в незыблемости конституционного
строя,  суверенитета  и  территориальной  целостности   России,   в
политической,    экономической   и   социальной   стабильности,   в
безусловном обеспечении законности и  поддержании  правопорядка,  в
развитии    равноправного    и    взаимовыгодного    международного
сотрудничества.
     Реализация национальных  интересов  России  возможна только на
основе  устойчивого  развития   экономики.   Поэтому   национальные
интересы России в этой сфере являются ключевыми.
     Во внутриполитической  сфере  национальные   интересы   России
состоят   в   сохранении   стабильности   конституционного   строя,
институтов государственной власти,  в обеспечении гражданского мира
и  национального  согласия,  территориальной целостности,  единства
правового  пространства,  правопорядка  и  в  завершении   процесса
становления  демократического  общества,  а  также  в нейтрализации
причин и  условий,  способствующих  возникновению  политического  и
религиозного   экстремизма,  этносепаратизма  и  их  последствий  -
социальных, межэтнических и религиозных конфликтов, терроризма.
     Национальные интересы  России в социальной сфере заключаются в
обеспечении высокого уровня жизни народа.
     Национальные интересы  в духовной сфере состоят в сохранении и
укреплении нравственных ценностей общества,  традиций патриотизма и
гуманизма, культурного и научного потенциала страны.
     Национальные интересы России в международной сфере заключаются
в  обеспечении  суверенитета,  упрочении позиций России как великой
державы - одного из  влиятельных  центров  многополярного  мира,  в
развитии  равноправных и взаимовыгодных отношений со всеми странами
и интеграционными объединениями,  прежде всего  с  государствами  -
участниками  Содружества  Независимых  Государств  и  традиционными
партнерами России, в повсеместном соблюдении прав и свобод человека
и недопустимости применения при этом двойных стандартов.
     Национальные интересы   России    в    информационной    сфере
заключаются  в  соблюдении  конституционных прав и свобод граждан в
области  получения  информации  и  пользования   ею,   в   развитии
современных     телекоммуникационных     технологий,    в    защите
государственных  информационных  ресурсов  от  несанкционированного
доступа.
     Национальные интересы России в  военной  сфере  заключаются  в
защите    ее   независимости,   суверенитета,   государственной   и
территориальной  целостности,  в  предотвращении  военной  агрессии
против  России  и ее союзников,  в обеспечении условий для мирного,
демократического развития государства.
     Национальные интересы России в пограничной сфере заключаются в
создании политических,  правовых,  организационных и других условий
для  обеспечения надежной охраны государственной границы Российской
Федерации,  в соблюдении установленных законодательством Российской
Федерации порядка и правил осуществления экономической и иных видов
деятельности в пограничном пространстве Российской Федерации.
     Национальные интересы России в экологической сфере заключаются
в сохранении и оздоровлении окружающей среды.
     Важнейшими составляющими    национальных    интересов   России
являются защита личности,  общества и государства от терроризма,  в
том   числе   международного,  а  также  от  чрезвычайных  ситуаций
природного и техногенного характера и их последствий,  а в  военное
время - от опасностей, возникающих при ведении военных действий или
вследствие этих действий.

    III. Угрозы национальной безопасности Российской Федерации

     Состояние отечественной  экономики,   несовершенство   системы
организации   государственной   власти   и  гражданского  общества,
социально-политическая  поляризация    российского    общества    и
криминализация    общественных   отношений,   рост   организованной
преступности  и   увеличение   масштабов   терроризма,   обострение
межнациональных   и   осложнение  международных  отношений  создают
широкий спектр внутренних и внешних угроз национальной безопасности
страны.
     В сфере  экономики  угрозы  имеют   комплексный   характер   и
обусловлены   прежде  всего  существенным  сокращением  внутреннего
валового   продукта,   снижением   инвестиционной,    инновационной
активности  и научно-технического потенциала,  стагнацией аграрного
сектора,  разбалансированием банковской системы,  ростом внешнего и
внутреннего  государственного  долга,  тенденцией  к преобладанию в
экспортных    поставках    топливно-сырьевой    и    энергетической
составляющих,  а в импортных поставках - продовольствия и предметов
потребления, включая предметы первой необходимости.
     Ослабление научно-технического  и  технологического потенциала
страны,   сокращение   исследований   на    стратегически    важных
направлениях   научно-технического   развития,   отток   за   рубеж
специалистов  и  интеллектуальной  собственности  угрожают   России
утратой   передовых   позиций   в   мире,   деградацией  наукоемких
производств,  усилением  внешней  технологической   зависимости   и
подрывом обороноспособности России.
     Негативные процессы в экономике лежат в основе  сепаратистских
устремлений  ряда  субъектов  Российской  Федерации.  Это  ведет  к
усилению   политической    нестабильности,    ослаблению    единого
экономического  пространства  России и его важнейших составляющих -
производственно-технологических    и      транспортных      связей,
финансово-банковской, кредитной и налоговой систем.
     Экономическая дезинтеграция,     социальная     дифференциация
общества,  девальвация  духовных  ценностей  способствуют  усилению
напряженности во взаимоотношениях регионов  и  центра,  представляя
собой  угрозу  федеративному  устройству и социально-экономическому
укладу Российской Федерации.
     Этноэгоизм, этноцентризм    и    шовинизм,   проявляющиеся   в
деятельности    ряда    общественных    объединений,    а     также
неконтролируемая   миграция   способствуют  усилению  национализма,
политического и религиозного экстремизма, этносепаратизма и создают
условия для возникновения конфликтов.
     Единое правовое  пространство  страны  размывается  вследствие
несоблюдения   принципа   приоритета  норм  Конституции  Российской
Федерации над иными правовыми нормами,  федеральных  правовых  норм
над   нормами   субъектов   Российской   Федерации,   недостаточной
отлаженности государственного управления на различных уровнях.
     Угроза криминализации общественных отношений, складывающихся в
процессе  реформирования   социально-политического   устройства   и
экономической деятельности,  приобретает особую остроту.  Серьезные
просчеты,  допущенные  на  начальном  этапе  проведения  реформ   в
экономической,   военной,   правоохранительной   и   иных  областях
государственной деятельности,  ослабление системы  государственного
регулирования и контроля, несовершенство правовой базы и отсутствие
сильной  государственной  политики  в  социальной  сфере,  снижение
духовно-нравственного   потенциала   общества   являются  основными
факторами,  способствующими   росту   преступности,   особенно   ее
организованных форм, а также коррупции.
     Последствия этих просчетов проявляются в ослаблении  правового
контроля  за  ситуацией в стране,  в сращивании отдельных элементов
исполнительной   и   законодательной   власти    с    криминальными
структурами,   проникновении   их  в  сферу  управления  банковским
бизнесом,  крупными  производствами,  торговыми   организациями   и
товаропроводящими  сетями.  В  связи с этим борьба с организованной
преступностью  и  коррупцией  имеет  не  только  правовой,   но   и
политический характер.
     Масштабы терроризма и организованной  преступности  возрастают
вследствие  зачастую  сопровождающегося  конфликтами изменения форм
собственности,  обострения борьбы за власть на основе  групповых  и
этнонационалистических  интересов.  Отсутствие  эффективной системы
социальной профилактики правонарушений,  недостаточная  правовая  и
материально-техническая      обеспеченность     деятельности     по
предупреждению терроризма и организованной  преступности,  правовой
нигилизм,     отток    из    органов    обеспечения    правопорядка
квалифицированных  кадров  увеличивают  степень  воздействия   этой
угрозы на личность, общество и государство.
     Угрозу национальной безопасности  России  в  социальной  сфере
создают  глубокое  расслоение  общества  на  узкий  круг  богатых и
преобладающую массу малообеспеченных граждан,  увеличение удельного
веса населения, живущего за чертой бедности, рост безработицы.
     Угрозой физическому  здоровью  нации  являются  кризис  систем
здравоохранения  и  социальной  защиты населения,  рост потребления
алкоголя и наркотических веществ.
     Последствиями глубокого  социального  кризиса  являются резкое
сокращение рождаемости и средней продолжительности жизни в  стране,
деформация демографического и социального состава общества,  подрыв
трудовых ресурсов  как  основы  развития  производства,  ослабление
фундаментальной   ячейки  общества  -  семьи,  снижение  духовного,
нравственного и творческого потенциала населения.
     Углубление кризиса   во   внутриполитической,   социальной   и
духовной сферах может привести к утрате демократических завоеваний.
     Основные угрозы  в  международной сфере обусловлены следующими
факторами:
     стремление отдельных     государств    и    межгосударственных
объединений  принизить  роль  существующих  механизмов  обеспечения
международной безопасности, прежде всего ООН и ОБСЕ;
     опасность ослабления политического,  экономического и военного
влияния России в мире;
     укрепление военно-политических блоков и союзов,  прежде  всего
расширение НАТО на восток;
     возможность появления   в   непосредственной    близости    от
российских  границ  иностранных  военных  баз  и  крупных  воинских
контингентов;
     распространение оружия  массового  уничтожения  и  средств его
доставки;
     ослабление интеграционных  процессов в Содружестве Независимых
Государств:
     возникновение и  эскалация  конфликтов  вблизи государственной
границы  Российской  Федерации  и  внешних  границ   государств   -
участников Содружества Независимых Государств;
     притязания на территорию Российской Федерации.
     Угрозы национальной   безопасности   Российской   Федерации  в
международной  сфере  проявляются  в  попытках  других   государств
противодействовать  укреплению России как одного из центров влияния
в многополярном мире,  помешать реализации национальных интересов и
ослабить  ее  позиции в Европе,  на Ближнем Востоке,  в Закавказье,
Центральной Азии и Азиатско-Тихоокеанском регионе.
     Серьезную угрозу    национальной    безопасности    Российской
Федерации   представляет   терроризм.   Международным   терроризмом
развязана  открытая  кампания  в  целях  дестабилизации  ситуации в
России.
     Усиливаются угрозы    национальной   безопасности   Российской
Федерации в информационной сфере.  Серьезную опасность представляют
собой   стремление   ряда   стран   к   доминированию   в   мировом
информационном  пространстве,  вытеснению  России  с   внешнего   и
внутреннего  информационного  рынка;  разработка  рядом  государств
концепции информационных войн,  предусматривающей создание  средств
опасного воздействия на информационные  сферы  других  стран  мира;
нарушение    нормального    функционирования    информационных    и
телекоммуникационных  систем,  а  также  сохранности информационных
ресурсов, получение несанкционированного доступа к ним.
     Возрастают уровень и масштабы угроз в военной сфере.
     Возведенный в ранг  стратегической  доктрины  переход  НАТО  к
практике  силовых (военных) действий вне зоны ответственности блока
и без санкции Совета Безопасности ООН чреват угрозой дестабилизации
всей стратегической обстановки в мире.
     Увеличивающийся технологический отрыв ряда  ведущих  держав  и
наращивание  их  возможностей  по  созданию  вооружений  и  военной
техники нового поколения  создают  предпосылки  качественно  нового
этапа гонки вооружений, коренного изменения форм и способов ведения
военных действий.
     Активизируется деятельность на территории Российской Федерации
иностранных специальных служб и используемых ими организаций.
     Усилению негативных  тенденций  в  военной  сфере способствуют
затянувшийся   процесс   реформирования   военной   организации   и
оборонного    промышленного    комплекса    Российской   Федерации,
недостаточное финансирование национальной обороны и  несовершенство
нормативной  правовой базы.  На современном этапе это проявляется в
критически  низком   уровне   оперативной   и   боевой   подготовки
Вооруженных   Сил  Российской  Федерации,  других  войск,  воинских
формирований и органов,  в недопустимом снижении укомплектованности
войск   (сил)   современным   вооружением,  военной  и  специальной
техникой,  в  крайней  остроте  социальных  проблем  и  приводит  к
ослаблению военной безопасности Российской Федерации в целом.
     Угрозы национальной  безопасности   и   интересам   Российской
Федерации в пограничной сфере обусловлены:
     экономической, демографической     и     культурно-религиозной
экспансией сопредельных государств на российскую территорию;
     активизацией деятельности    трансграничной     организованной
преступности, а также зарубежных террористических организаций.
     Угроза ухудшения экологической ситуации в стране  и  истощения
ее  природных  ресурсов находится в прямой зависимости от состояния
экономики и готовности общества осознать  глобальность  и  важность
этих   проблем.   Для  России  эта  угроза  особенно  велика  из-за
преимущественного   развития    топливно-энергетических    отраслей
промышленности, неразвитости законодательной основы природоохранной
деятельности,   отсутствия    или    ограниченного    использования
природосберегающих технологий, низкой экологической культуры. Имеет
место тенденция к использованию территории России в качестве  места
переработки и захоронения опасных для окружающей среды материалов и
веществ.
     В этих    условиях    ослабление   государственного   надзора,
недостаточная эффективность  правовых  и  экономических  механизмов
предупреждения  и ликвидации чрезвычайных ситуаций увеличивают риск
катастроф  техногенного  характера  во  всех  сферах  хозяйственной
деятельности.

  IV. Обеспечение национальной безопасности Российской Федерации

     Основными задачами    в   области   обеспечения   национальной
безопасности Российской Федерации являются:
     своевременное прогнозирование и выявление внешних и внутренних
угроз национальной безопасности Российской Федерации;
     реализация оперативных  и долгосрочных мер по предупреждению и
нейтрализации внутренних и внешних угроз;
     обеспечение суверенитета    и    территориальной   целостности
Российской Федерации, безопасности ее пограничного пространства;
     подъем экономики  страны,  проведение независимого и социально
ориентированного экономического курса;
     преодоление научно-технической  и  технологической зависимости
Российской Федерации от внешних источников;
     обеспечение на  территории России личной безопасности человека
и гражданина, его конституционных прав и свобод;
     совершенствование системы  государственной  власти  Российской
Федерации,  федеративных  отношений,  местного   самоуправления   и
законодательства  Российской  Федерации,  формирование  гармоничных
межнациональных отношений,  укрепление  правопорядка  и  сохранение
социально-политической стабильности общества;
     обеспечение неукоснительного    соблюдения    законодательства
Российской   Федерации   всеми   гражданами,  должностными  лицами,
государственными органами,  политическими партиями, общественными и
религиозными организациями;
     обеспечение равноправного  и  взаимовыгодного   сотрудничества
России прежде всего с ведущими государствами мира;
     подъем и поддержание на  достаточно  высоком  уровне  военного
потенциала государства;
     укрепление режима    нераспространения    оружия     массового
уничтожения и средств его доставки;
     принятие эффективных  мер  по  выявлению,   предупреждению   и
пресечению  разведывательной  и  подрывной деятельности иностранных
государств, направленной против Российской Федерации;
     коренное улучшение экологической ситуации в стране.
     Обеспечение национальной  безопасности  и   защита   интересов
России  в  экономической сфере являются приоритетными направлениями
политики государства.
     Важнейшими задачами    во   внешнеэкономической   деятельности
являются:
     создание благоприятных  условий  для  международной интеграции
российской экономики;
     расширение рынков сбыта российской продукции;
     формирование единого     экономического     пространства     с
государствами - участниками Содружества Независимых Государств.
     В условиях либерализации внешней торговли России и  обострения
конкуренции  на  мировом  рынке  товаров и услуг необходимо усилить
защиту интересов отечественных товаропроизводителей.
     Важнейшее значение   приобретает  проведение  сбалансированной
кредитно-финансовой политики,  нацеленной на  поэтапное  сокращение
зависимости  России от внешних кредитных заимствований и укрепление
ее позиций в международных финансово-экономических организациях.
     Необходимо усилить    роль    государства    в   регулировании
деятельности иностранных  банковских,  страховых  и  инвестиционных
компаний,   ввести   определенные  и  обоснованные  ограничения  на
передачу  в   эксплуатацию   зарубежным   компаниям   месторождений
стратегических природных ресурсов, телекоммуникаций, транспортных и
товаропроводящих сетей.
     Эффективные меры   должны   быть  приняты  в  сфере  валютного
регулирования и контроля в целях создания условий  для  прекращения
расчетов  в иностранной валюте на внутреннем рынке и предотвращения
бесконтрольного вывоза капитала.
     Основными направлениями  обеспечения национальной безопасности
Российской   Федерации    во    внутриэкономической    деятельности
государства являются:
     правовое обеспечение реформ и создание эффективного  механизма
контроля за соблюдением законодательства Российской Федерации;
     усиление государственного регулирования в экономике;
     принятие необходимых    мер    по    преодолению   последствий
экономического кризиса,  сохранению и развитию научно-технического,
технологического   и   производственного   потенциала,  переходу  к
экономическому   росту   при   снижении   вероятности   техногенных
катастроф,     повышению     конкурентоспособности    отечественной
промышленной продукции, подъему благосостояния народа.
     Переход к   высокоэффективной   и   социально  ориентированной
рыночной  экономике  должен   осуществляться   путем   постепенного
формирования  оптимальных  механизмов  организации  производства  и
распределения товаров и услуг в целях максимально возможного  роста
благосостояния общества и каждого гражданина.
     На первый план выдвигаются  задачи,  связанные  с  устранением
деформаций   в   структуре  российской  экономики,  с  обеспечением
опережающего роста производства наукоемкой  продукции  и  продукции
высокой  степени переработки,  с поддержкой отраслей,  составляющих
основу  расширенного  воспроизводства,  с  обеспечением   занятости
населения.
     Существенное значение имеют усиление государственной поддержки
инвестиционной и инновационной активности, принятие мер по созданию
устойчивой  банковской  системы,  отвечающей   интересам   реальной
экономики,  облегчение  доступа предприятий к долгосрочным кредитам
на   финансирование   капитальных   вложений,   оказание   реальной
государственной  поддержки целевых программ структурной перестройки
промышленности.
     Важнейшие задачи  -  опережающее  развитие конкурентоспособных
отраслей и производств,  расширение рынка наукоемкой  продукции.  В
целях  их решения должны быть приняты меры,  стимулирующие передачу
новых  военных  технологий  в  гражданское   производство,   введен
механизм  выявления  и развития прогрессивных технологий,  освоение
которых обеспечит конкурентоспособность российских  предприятий  на
мировом рынке.
     Решение указанных задач предполагает концентрацию финансовых и
материальных ресурсов на приоритетных направлениях развития науки и
техники,  оказание поддержки  ведущим  научным  школам,  ускоренное
формирование     научно-технического    задела    и    национальной
технологической базы,  привлечение частного капитала,  в том  числе
путем создания фондов и использования грантов,  реализацию программ
развития   территорий,   обладающих   высоким    научно-техническим
потенциалом,  создание  при  поддержке  государства инфраструктуры,
обеспечивающей             коммерциализацию             результатов
научно-исследовательских   разработок   с   одновременной   защитой
интеллектуальной собственности внутри страны и за рубежом, развитие
общедоступной сети научно-технической и коммерческой информации.
     Государство должно содействовать созданию равных  условий  для
развития  и увеличения конкурентоспособности предприятий независимо
от формы собственности, в том числе становлению и развитию частного
предпринимательства  во  всех  сферах,  где  это способствует росту
общественного  благосостояния,  прогрессу  науки   и   образования,
духовному   и   нравственному   развитию   общества,   защите  прав
потребителей.
     В кратчайшие   сроки   должны   быть   разработаны   механизмы
поддержания  жизнедеятельности  и  экономического  развития   особо
кризисных  регионов  и  районов  Крайнего Севера,  а также тарифная
политика,  обеспечивающая  единство   экономического   пространства
страны.
     Приоритет экономических   факторов    в    социальной    сфере
принципиально  важен  для  укрепления  государства,  для  реального
государственного  обеспечения  социальных  гарантий,  для  развития
механизмов коллективной ответственности и демократического принятия
решений,  социального  партнерства.  При  этом   важно   проведение
социально   справедливой  и  экономически  эффективной  политики  в
области распределения доходов.
     Организация работы  федеральных органов исполнительной власти,
органов исполнительной власти  субъектов  Российской  Федерации  по
реализации   конкретных   мер,  направленных  на  предотвращение  и
преодоление  угроз  национальным   интересам   России   в   области
экономики,     также    требует    дальнейшего    совершенствования
законодательства  Российской  Федерации  в  указанной   области   и
обеспечения    строгого   его   соблюдения   всеми   хозяйствующими
субъектами.
     Сближение интересов населяющих страну народов,  налаживание их
всестороннего сотрудничества, проведение ответственной и взвешенной
государственной   национальной  и  региональной  политики  позволит
обеспечить в России  внутриполитическую  стабильность.  Комплексный
подход  к  решению  этих  задач должен составлять основу внутренней
государственной  политики,   обеспечивающей   развитие   Российской
Федерации  как  многонационального  демократического  федеративного
государства.
     Укрепление российской   государственности,   совершенствование
федеративных   отношений   и   местного    самоуправления    должны
способствовать  обеспечению  национальной  безопасности  Российской
Федерации.  Необходим  комплексный  подход  к   решению   правовых,
экономических,    социальных   и   этнополитических   проблем   при
сбалансированном соблюдении интересов  Российской  Федерации  и  ее
субъектов.
     Осуществление конституционного принципа народовластия  требует
обеспечения  согласованного  функционирования и взаимодействия всех
органов государственной власти,  жесткой  вертикали  исполнительной
власти  и  единства  судебной  системы  России.  Это обеспечивается
конституционным принципом разделения властей,  установлением  более
четкого     функционального    распределения    полномочий    между
государственными институтами,  укреплением федеративного устройства
России путем совершенствования ее отношений с субъектами Российской
Федерации в рамках их конституционного статуса.
     Основными направлениями защиты конституционного строя в России
являются:
     обеспечение приоритета    федерального    законодательства   и
совершенствование  на  этой   основе   законодательства   субъектов
Российской Федерации;
     разработка организационных  и   правовых   механизмов   защиты
государственной   целостности,   обеспечение   единства   правового
пространства и национальных интересов России:
     выработка и  реализация региональной политики,  обеспечивающей
оптимальный баланс федеральных и региональных интересов;
     совершенствование механизма,      препятствующего     созданию
политических  партий  и  общественных   объединений,   преследующих
сепаратистские   и   антиконституционные   цели,  и  пресечение  их
деятельности.
     Требуется консолидация   усилий,   направленных  на  борьбу  с
преступностью  и  коррупцией.  Россия   крайне   заинтересована   в
искоренении  экономической  и  социально-политической  основы  этих
общественно опасных явлений,  выработке комплексной системы мер для
эффективной  защиты личности,  общества и государства от преступных
посягательств.
     Приоритетное значение    имеет    формирование   системы   мер
действенной социальной профилактики  и  воспитания  законопослушных
граждан.  Эти  меры должны быть направлены на защиту прав и свобод,
нравственности,   здоровья   и   собственности   каждого   человека
независимо   от   расы,   национальности,   языка,   происхождения,
имущественного  и   должностного   положения,   места   жительства,
отношения  к  религии,  убеждений,  принадлежности  к  общественным
объединениям, а также от других обстоятельств.
     Важнейшими задачами в области борьбы с преступностью являются:
     выявление, устранение  и  предупреждение  причин  и   условий,
порождающих преступность;
     усиление роли государства как гаранта безопасности личности  и
общества,  создание необходимой для этого правовой базы и механизма
ее применения;
     укрепление системы  правоохранительных  органов,  прежде всего
структур,   противодействующих   организованной   преступности    и
терроризму, создание условий для их эффективной деятельности;
     привлечение государственных органов в пределах их  компетенции
к деятельности по предупреждению противоправных деяний;
     расширение взаимовыгодного  международного  сотрудничества   в
правоохранительной  сфере,  в  первую  очередь  с  государствами  -
участниками Содружества Независимых Государств.
     Решения и меры,  принимаемые органами государственной власти в
области борьбы с преступностью,  должны быть открытыми, конкретными
и   понятными  каждому  гражданину,  носить  упреждающий  характер,
обеспечивать  равенство  всех  перед   законом   и   неотвратимость
ответственности, опираться на поддержку общества.
     Для профилактики преступности и борьбы с нею в первую  очередь
необходимо развитие правовой базы как основы надежной защиты прав и
законных     интересов     граждан,     а     также      соблюдение
международно-правовых  обязательств  Российской  Федерации  в сфере
борьбы с преступностью и соблюдения  прав  человека.  Важно  лишить
преступность   питательной   среды,  обусловленной  недостатками  в
законодательстве, кризисом в экономике и социальной сфере.
     В целях  предупреждения  коррупции  и  устранения  условий для
легализации капиталов, нажитых незаконным путем, необходимо создать
действенную  систему  финансового контроля,  усовершенствовать меры
административного,  гражданского и уголовно-правового  воздействия,
отработать  механизм проверки имущественного положения и источников
доходов  должностных  лиц  и  служащих  организаций  и   учреждений
независимо от формы собственности, а также соответствия их расходов
этим доходам.
     Борьба с  терроризмом,  наркобизнесом  и  контрабандой  должна
осуществляться на основе общегосударственного комплекса контрмер по
пресечению этих видов преступной деятельности.
     Основываясь на    международных    соглашениях,     необходимо
эффективно    сотрудничать   с   иностранными   государствами,   их
правоохранительными  органами  и  специальными  службами,  а  также
международными  организациями,  в  задачу  которых  входит борьба с
терроризмом.  Необходимо также шире использовать международный опыт
борьбы   с   этим   явлением,  создать  скоординированный  механизм
противодействия международному терроризму,  надежно  перекрыть  все
возможные  каналы  незаконного  оборота оружия и взрывчатых веществ
внутри страны, а также их поступления из-за рубежа.
     Федеральные органы  государственной власти должны преследовать
на   территории   страны   лиц,   причастных   к   террористической
деятельности,    независимо    от   того,   где   планировались   и
осуществлялись террористические акции,  наносящие ущерб  Российской
Федерации.
     Обеспечение национальной  безопасности  Российской   Федерации
включает  в  себя  также защиту культурного,  духовно-нравственного
наследия,  исторических  традиций  и   норм   общественной   жизни,
сохранение культурного достояния всех народов России,  формирование
государственной  политики  в  области  духовного  и   нравственного
воспитания  населения,  введение  запрета на использование эфирного
времени в электронных средствах  массовой  информации  для  проката
программ,   пропагандирующих   насилие,  эксплуатирующих  низменные
проявления,  а также включает в  себя  противодействие  негативному
влиянию иностранных религиозных организаций и миссионеров.
     Духовное обновление общества невозможно  без  сохранения  роли
русского    языка    как   фактора   духовного   единения   народов
многонациональной  России  и  языка   межгосударственного   общения
народов государств - участников Содружества Независимых Государств.
     В целях обеспечения сохранности и развития нашего  культурного
и  духовного  наследия  необходимо создание социально-экономических
условий    для    осуществления    творческой    деятельности     и
функционирования учреждений культуры.
     В области охраны  и  укрепления  здоровья  граждан  необходимы
усиление   внимания   общества,   органов   государственной  власти
Российской Федерации  к  развитию  государственной  (федеральной  и
муниципальной)    страховой    и    частной   медицинской   помощи,
осуществление  государственного  протекционизма   в   отечественной
медицинской    и    фармацевтической   промышленности,   реализация
федеральных программ в области санитарии  и  эпидемиологии,  охраны
здоровья  детей,  оказания  скорой и неотложной медицинской помощи,
медицины катастроф.
     К числу  приоритетных  направлений  деятельности государства в
экологической сфере относятся:
     рациональное использование   природных   ресурсов,  воспитание
экологической культуры населения;
     предотвращение загрязнения  природной  среды за счет повышения
степени  безопасности  технологий,  связанных  с   захоронением   и
утилизацией токсичных промышленных и бытовых отходов;
     предотвращение радиоактивного  загрязнения  окружающей  среды,
минимизация  последствий  произошедших  ранее радиационных аварий и
катастроф;
     экологически безопасное  хранение  и утилизация выведенного из
боевого состава вооружения,  прежде всего атомных подводных  лодок,
кораблей  и  судов с ядерными энергетическими установками,  ядерных
боеприпасов,   жидкого   ракетного   топлива,    топлива    атомных
электростанций;
     безопасное для окружающей природной среды и здоровья населения
хранение и уничтожение запасов химического оружия;
     создание и внедрение безопасных  производств,  поиск  способов
практического использования экологически чистых источников энергии,
принятие неотложных  природоохранных  мер  в  экологически  опасных
регионах Российской Федерации.
     Необходимы новый подход к организации  и  ведению  гражданской
обороны    на   территории   Российской   Федерации,   качественное
совершенствование единой государственной системы  предупреждения  и
ликвидации чрезвычайных ситуаций, в том числе дальнейшая интеграция
ее с аналогичными системами иностранных государств.
     Внешняя политика  Российской  Федерации должна быть направлена
на:
     проведение активного внешнеполитического курса;
     упрочение ключевых   механизмов   многостороннего   управления
мировыми   политическими  и  экономическими  процессами,  в  первую
очередь под эгидой Совета Безопасности ООН;
     обеспечение благоприятных   условий   для   экономического   и
социального  развития   страны,   для   сохранения   глобальной   и
региональной стабильности;
     защиту законных  прав  и  интересов  российских   граждан   за
рубежом,  в том числе с применением в этих целях мер политического,
экономического и иного характера;
     развитие отношений  с  государствами - участниками Содружества
Независимых Государств  согласно  принципам  международного  права,
развитие  отвечающих  интересам  России  интеграционных процессов в
рамках Содружества Независимых Государств;
     полноправное участие   России   в  глобальных  и  региональных
экономических и политических структурах;
     содействие урегулированию  конфликтов,  включая миротворческую
деятельность под эгидой ООН и других международных организаций:
     достижение прогресса    в    сфере   контроля   над   ядерными
вооружениями,  поддержание стратегической стабильности  в  мире  на
основе  выполнения государствами своих международных обязательств в
этой сфере;
     выполнение взаимных   обязательств   в  области  сокращения  и
ликвидации  оружия  массового  уничтожения,   обычных   вооружений,
осуществление мер по укреплению доверия и стабильности, обеспечение
международного контроля за экспортом товаров и технологий,  а также
за оказанием услуг военного и двойного назначения;
     адаптацию существующих соглашений по контролю над вооружениями
и по разоружению к новым условиям международных отношений,  а также
разработку при необходимости новых соглашений,  в первую очередь по
мерам укрепления доверия и безопасности;
     содействие созданию  зон,  свободных   от   оружия   массового
уничтожения;
     развитие международного  сотрудничества  в  области  борьбы  с
транснациональной преступностью и терроризмом.
     Обеспечение военной безопасности Российской Федерации является
важнейшим  направлением  деятельности государства.  Главной целью в
данной  области  является   обеспечение   возможности   адекватного
реагирования  на угрозы,  которые могут возникнуть в XXI веке,  при
рациональных затратах на национальную оборону.
     В предотвращении  войн  и  вооруженных  конфликтов  Российская
Федерация  отдает   предпочтение   политическим,   дипломатическим,
экономическим  и  другим  невоенным средствам.  Однако национальные
интересы Российской Федерации требуют наличия  достаточной  для  ее
обороны военной мощи.  Вооруженные Силы Российской Федерации играют
главную  роль  в  обеспечении   военной   безопасности   Российской
Федерации.
     Важнейшей задачей Российской Федерации является  осуществление
сдерживания в интересах предотвращения агрессии любого масштаба,  в
том числе  с  применением  ядерного  оружия,  против  России  и  ее
союзников.
     Российская Федерация   должна   обладать   ядерными    силами,
способными  гарантированно  обеспечить  нанесение  заданного ущерба
любому  государству-агрессору  или  коалиции  государств  в   любых
условиях обстановки.
     Вооруженные Силы Российской Федерации боевым составом  мирного
времени  должны  быть способны обеспечить надежную защиту страны от
воздушного  нападения  и  решение  совместно  с  другими  войсками,
воинскими  формированиями  и органами задач по отражению агрессии в
локальной войне (вооруженном  конфликте),  а  также  стратегическое
развертывание   для   решения   задач   в  крупномасштабной  войне.
Вооруженные   Силы   Российской   Федерации   должны   обеспечивать
осуществление Российской Федерацией миротворческой деятельности.
     Одним из  важнейших  стратегических  направлений   в   области
обеспечения  военной  безопасности  Российской  Федерации  является
эффективное  взаимодействие  и  сотрудничество  с  государствами  -
участниками Содружества Независимых Государств.
     Интересы обеспечения  национальной   безопасности   Российской
Федерации   предопределяют   при   соответствующих  обстоятельствах
необходимость военного присутствия России в некоторых стратегически
важных   регионах   мира.   Размещение   в   них  на  договорной  и
международно-правовой основе,  а  также  на  принципах  партнерства
ограниченных    воинских    контингентов    (военных    баз,    сил
Военно-Морского  Флота)  должно  обеспечивать   готовность   России
выполнять    свои    обязательства,    содействовать   формированию
устойчивого военно-стратегического баланса сил в регионах и  давать
возможность  Российской Федерации реагировать на кризисную ситуацию
в ее начальной стадии, способствовать реализации внешнеполитических
целей государства.
     Российская Федерация  рассматривает   возможность   применения
военной  силы  для  обеспечения  своей  национальной  безопасности,
исходя из следующих принципов:
     применение всех  имеющихся  в  ее  распоряжении сил и средств,
включая  ядерное   оружие,   в   случае   необходимости   отражения
вооруженной  агрессии,  если  все  другие меры разрешения кризисной
ситуации исчерпаны или оказались неэффективными;
     применение военной  силы  внутри  страны допускается в строгом
соответствии с Конституцией  Российской  Федерации  и  федеральными
законами    в   случаях   возникновения   угрозы   жизни   граждан,
территориальной целостности страны,  а также угрозы насильственного
изменения конституционного строя.
     Важная роль  в  обеспечении  национальных   интересов   России
принадлежит оборонному промышленному комплексу.  Реструктуризация и
конверсия оборонного промышленного комплекса должна  осуществляться
без  ущерба  для  развития  новых  технологий  и научно-технических
возможностей,  модернизации  вооружений,  военной   и   специальной
техники  и  укрепления позиций российских производителей на мировом
рынке вооружений.
     Требуется создать  все  необходимые  условия  для  организации
приоритетных  фундаментальных,  прогнозных  и   поисковых   научных
исследований,   обеспечивающих   создание  в  интересах  обороны  и
безопасности    государства    перспективного    и     опережающего
научно-технического задела.
     Основными задачами Российской Федерации  в  пограничной  сфере
являются:
     создание необходимой нормативной правовой базы;
     развитие межгосударственного сотрудничества в этой области;
     противодействие экономической,        демографической        и
культурно-религиозной  экспансии  на  территорию  России со стороны
других государств;
     пресечение деятельности    транснациональной    организованной
преступности, а также незаконной миграции;
     осуществление коллективных  мер  по  обеспечению  безопасности
пограничного  пространства  государств  -  участников   Содружества
Независимых Государств.
     Важнейшими задачами  обеспечения  информационной  безопасности
Российской Федерации являются:
     реализация конституционных прав и  свобод  граждан  Российской
Федерации в сфере информационной деятельности;
     совершенствование и   защита   отечественной    информационной
инфраструктуры,   интеграция   России   в   мировое  информационное
пространство;
     противодействие угрозе     развязывания    противоборства    в
информационной сфере.
     Особое значение   для  обеспечения  национальной  безопасности
Российской Федерации имеет эффективное использование и всестороннее
развитие    возможностей   разведки   и   контрразведки   в   целях
своевременного обнаружения угроз и определения их источников.
     Система обеспечения   национальной   безопасности   Российской
Федерации создается и развивается  в  соответствии  с  Конституцией
Российской    Федерации,    федеральными    законами,   указами   и
распоряжениями Президента Российской Федерации,  постановлениями  и
распоряжениями  Правительства  Российской  Федерации,  федеральными
программами в этой области.
     Основу системы     обеспечения    национальной    безопасности
Российской Федерации составляют органы, силы и средства обеспечения
национальной   безопасности,   осуществляющие  меры  политического,
правового,  организационного,  экономического,  военного  и   иного
характера,   направленные  на  обеспечение  безопасности  личности,
общества и государства.
     Полномочия органов и сил обеспечения национальной безопасности
Российской  Федерации,  их  состав,  принципы  и  порядок  действий
определяются  соответствующими  законодательными  актами Российской
Федерации.
     В формировании  и реализации политики обеспечения национальной
безопасности Российской Федерации принимают участие:
     Президент Российской  Федерации  -  руководит в пределах своих
конституционных   полномочий   органами   и   силами    обеспечения
национальной   безопасности   Российской  Федерации;  санкционирует
действия по обеспечению национальной безопасности; в соответствии с
законодательством  Российской  Федерации формирует,  реорганизует и
упраздняет подчиненные ему органы и силы  обеспечения  национальной
безопасности;  выступает с посланиями, обращениями и директивами по
проблемам национальной безопасности,  в своих  ежегодных  посланиях
Федеральному   Собранию   уточняет  отдельные  положения  Концепции
национальной   безопасности   Российской   Федерации,    определяет
направления текущей внутренней и внешней политики страны;
     Федеральное Собрание  Российской   Федерации   -   на   основе
Конституции   Российской   Федерации  по  представлению  Президента
Российской Федерации и Правительства Российской Федерации формирует
законодательную    базу    в   области   обеспечения   национальной
безопасности Российской Федерации;
     Правительство Российской   Федерации   -   в   пределах  своих
полномочий  и  с  учетом  сформулированных  в  ежегодных  посланиях
Президента Российской Федерации Федеральному Собранию приоритетов в
области обеспечения национальной безопасности Российской  Федерации
координирует   деятельность   федеральных   органов  исполнительной
власти,  а также органов исполнительной власти субъектов Российской
Федерации,  формирует  в  установленном порядке статьи федерального
бюджета для реализации конкретных целевых программ в этой области;
     Совет Безопасности  Российской  Федерации - проводит работу по
упреждающему выявлению и  оценке  угроз  национальной  безопасности
Российской Федерации,  оперативно готовит для Президента Российской
Федерации  проекты  решений  по  их  предотвращению,  разрабатывает
предложения   в   области   обеспечения  национальной  безопасности
Российской Федерации,  а также предложения по  уточнению  отдельных
положений Концепции национальной безопасности Российской Федерации,
координирует деятельность сил и  органов  обеспечения  национальной
безопасности,   контролирует   реализацию   федеральными   органами
исполнительной власти и органами  исполнительной  власти  субъектов
Российской Федерации решений в этой области;
     федеральные органы  исполнительной   власти   -   обеспечивают
исполнение    законодательства    Российской   Федерации,   решений
Президента  Российской   Федерации   и   Правительства   Российской
Федерации в области национальной безопасности Российской Федерации;
в пределах своей  компетенции  разрабатывают  нормативные  правовые
акты  в  этой  области  и  представляют  их  Президенту  Российской
Федерации и Правительству Российской Федерации;
     органы исполнительной  власти субъектов Российской Федерации -
взаимодействуют с федеральными органами  исполнительной  власти  по
вопросам исполнения законодательства Российской Федерации,  решений
Президента  Российской   Федерации   и   Правительства   Российской
Федерации в области национальной безопасности Российской Федерации,
а  также  федеральных  программ,  планов  и  директив,   издаваемых
Верховным    Главнокомандующим   Вооруженными   Силами   Российской
Федерации, в области  военной  безопасности  Российской  Федерации;
совместно   с     органами    местного   самоуправления    проводят
мероприятия по  привлечению  граждан,  общественных  объединений  и
организаций  к  оказанию  содействия в решении проблем национальной
безопасности согласно законодательству Российской Федерации; вносят
в   федеральные   органы   исполнительной   власти  предложения  по
совершенствованию  системы  обеспечения  национальной  безопасности
Российской Федерации.

                               * * *

     Российская Федерация намерена решительно и твердо обеспечивать
свою национальную безопасность.  Созданные правовые демократические
институты,  сложившаяся структура  органов  государственной  власти
Российской   Федерации,   широкое  участие  политических  партий  и
общественных  объединений  в  реализации   Концепции   национальной
безопасности  Российской  Федерации  -  залог  динамичного развития
России в XXI веке.


                           ____________


видимых шагов, очевидных промежутков и невидимой руки? на JSTOR

Abstract

В данной статье исследуется и оценивается текущее состояние правовой реформы в России. Особое внимание уделяется реформе конституционного и публичного права, институциональному строительству и юридической подготовке. В статье выявляется множество случаев неэффективных правовых институтов, что указывает на некоторые фундаментальные проблемы в понимании механики правового регулирования.

Информация о журнале

Журнал институциональной и теоретической экономики представляет собой специализированный форум для публикации исследований в области современной институциональной экономики.Он продолжает современные аналитические методы, традицию Zeitschrift für die gesamte Staatswissenschaft, одного из старейших обзоров в области политической экономии, основанного в 1844 году. http://www.mohr.de/en/journals/economics/journal-of-institutional-and-theoretical-economics-jite/journal.html

Информация об издателе

Издательство Mohr Siebeck, www.mohr.de, основанное в 1801 году, издает монографии, серии и журналы в области теологии, иудаики, религиоведения, философии, социологии, истории, права и экономики.В число авторов этого известного издательства входят ученые и исследователи, известные во всем мире. Самым старым журналом Мора Зибека является Archiv für die civilistische Praxis, основанный в 1821 году. Помимо преимущественно немецкоязычных журналов, Мор Зибек также издает два англоязычных журнала по экономике: FinanzArchiv / Public Finance Analysis (основанный как Finanzarchiv в 1884 году). и Журнал институциональной и теоретической экономики (основан как Zeitschrift für die gesamte Staatswissenschaft в 1844 году).Другой англоязычный журнал — Jewish Studies Quarterly (основан в 1993 г.). Многие другие журналы содержат большое количество англоязычных статей, например Archiv des Völkerrechts (основан в 1948 году), Early Christianty (основан в 2010 году) и Rabels Zeitschrift für ausländisches und internationals Privatrecht (основан в 1927 году).

Судебные разбирательства и политическая трансформация: дело России

  • Абдрахманов Р. (2012). «Сверхусиление президентско-государственной власти в российской системе разделения властей (2000–2010 гг.) ’(Чрезмерное усиление президентско-правительственной власти в российской системе разделения властей (2000–2010 гг.)). Казанский федералист, 1–2 (31–32), 39–76.

    Google Scholar

  • Арановский К., Князев С. (2013). «Судьба судебного прецедента в романо-германском праве». Журнал конституционного права, 4 (34), 30–39.

    Google Scholar

  • Ариэли, Ю.(1964). Индивидуализм и национализм в американской идеологии . Кембридж: Издательство Гарвардского университета.

  • Артемова Д. И., Личко Е. В. (2014). «Влияние судебной политики на судебное реформирование России». Вестник Пензенского государственного университета, 3 (7), 39–43.

    Google Scholar

  • Артюшкина, С.В. (2011). Причины и условия самостоятельного разрешения имущественных и неимущественных споров в России (меры профилактики). Правая Культура, 1 , 195–200.

    Google Scholar

  • Бари Д. (1987). Под Москвой. Власть, политика и бюджетная политика в советских республиках .Нью-Йорк: издательство Колумбийского университета.

    Google Scholar

  • Бахрах Д. (2008). «Этапы становления административного судопроизводства в России». Российский юридический журнал, 1 , 119–123.

    Google Scholar

  • Бернар-Моугирон, Н. (2008). Отношения между судьями и правозащитными организациями во время выборов и референдума 2005 года.В Н. Бернар-Моугирон (ред.), Судьи и политическая реформа в Египте (стр. 243–270). Каир: Американский университет в Каире Press.

    Google Scholar

  • Богаардс М. (2009). Как классифицировать гибридные режимы? Дефектная демократия и электоральный авторитаризм. Демократизация, 16 (2), 399–423.

    Google Scholar

  • Бондарь Н.С. (2011). Судебный конституционализм в России . Москва: Норма.

  • Браун-Нагин, Т. (2005). Элиты, общественные движения и закон: случай позитивных действий. Columbia Law Review, 105 (5), 1436–1528.

    Google Scholar

  • Брубейкер Р. (1994). Государство и национальный вопрос в Советском Союзе и постсоветской России: институциональный взгляд. Теория и общество, 23 , 47–78.

    Google Scholar

  • Бурков А. (2010а). Конвенция о защите прав человека в судах РФ . Москва: Вольтерс Клувер.

    Google Scholar

  • Бурков А. (2010б). Конвенция о защите прав человека в судах России .Москва: Вольтерс Клувер.

    Google Scholar

  • Бурков А. (2017) «В борбе за право обнять мужа, отца, сына». В T. Brower & A. Burkov (ред.) Как положит чиновника на лопатки, или стратегические судебные тяжбы: опыт работы американских и российских сутяжников по общественно значимым делам или стратегическому делу . опыт американских и российских истцов по делам, представляющим общественный интерес) (стр.73–86). Москва.

  • Бурштейн П. (1991). Правовая мобилизация как тактика общественного движения: борьба за равные возможности трудоустройства. Американский журнал социологии, 96 (5), 1201–1225.

    Google Scholar

  • Карамани Д. (2004). Национализация политики. Формирование национальных электоратов 900 13. Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

  • Чандлер, А.(2014). Гражданство, социальные права и судебный контроль в переходный период: на примере России. Демократизация, 21 (4), 743–766.

    Google Scholar

  • Даль Р. (1989). Демократия и ее критики . Нью-Хейвен: издательство Йельского университета.

    Google Scholar

  • Девлин Дж. (1995). Возвышение русских демократов. Причины и последствия элитной революции .Лондон: Элгар.

    Google Scholar

  • Блэк, Д. Дж. (1973). Мобилизация закона. Журнал юридических исследований, 2 (1), 125–149.

    Google Scholar

  • Пасха, Г. (1996). Персональные сети и постреволюционное государственное строительство: новый взгляд на Советскую Россию. Мировая политика, 48 (4), 551–578.

    Google Scholar

  • Пасха, г.М. (2008). Российское государство во времена Путина. Постсоветские дела, 24 (3), 199–230.

    Google Scholar

  • Экштейн, К. (2004). «Признание общих принципов права. Доктрина правового государства (признание общих принципов права. Доктрина правового государства). В М.А.Митюков, С.В. Кабышев, В. Боброва, А.В. Сычева (Ред.), Общепризнанные принципы и нормы международного права, международные договоры в практике конституционного права.Материалы Всероссийского совещания . Общепризнанные принципы и нормы международного права, международные договоры в практике конституционного правосудия. Материалы Всероссийского симпозиума (с. 36–39). Москва: Международные отношения.

  • Эль-Гобаши, М. (2008). Конституционалистское утверждение в современном Египте. Американский ученый-бихевиорист, 51 , 1590–1610.

    Google Scholar

  • Эпп, К.Р. (1998). Правовая революция. Адвокаты, активисты и верховные суды в сравнительной перспективе 900 13. Чикаго: Издательство Чикагского университета.

    Google Scholar

  • Эпп, К. Р. (2009). Реализация прав. Активисты, бюрократы и создание легалистического государства . Чикаго: Издательство Чикагского университета.

    Google Scholar

  • Эскридж, В.Н. (2001). Ченнелинг: социальные движения, основанные на идентичности, и публичное право. Юридическое обозрение Пенсильванского университета, 150 (1), 419–525.

    Google Scholar

  • Фили, М. М., и Рубин, Э. Л. (1998). Судебная политика и современное государство. Как суды реформировали тюрьмы Америки . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Google Scholar

  • Фрэнсис, М.М. (2014). Гражданские права и становление современного американского государства . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Google Scholar

  • Гаджиев, Г. (2013). «Методологические проблемы« прецедентной революции »в России». Журнал конституционного права, 4 (34), 5–8.

    Google Scholar

  • Гаджиев, Г.А., Коваленко К. А. (2012). «Принцип правовой определенности в конституционном правосудии». Журнал конституционного права, 5 (29), 17–18.

    Google Scholar

  • Гаравито, К. Р., и Франко, Д. Р. (2000). Cortes y cambio social — Cómo la Corte Constitucional transformó el desplazamiento forzado en Colombia . Богота: Дежустичия.

    Google Scholar

  • Гельман В. (2015). Авторитарная Россия. Анализ изменений постсоветского режима . Питтсбург: издательство Питтсбургского университета.

    Google Scholar

  • Джайлз, М. В., и Ланкастер, Т. Д. (1989). Политический переход, социальное развитие и правовая мобилизация в Испании. Обзор американской политической науки, 83 (3), 817–833.

    Google Scholar

  • Гилл, Г. (2015). Построение авторитарного государства . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Google Scholar

  • Гинзбург, Т. (2003). Судебный контроль в новых демократиях. Конституционные суды в азиатских делах . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Google Scholar

  • Голосов, Г.В. (2015). Своеобразная динамика национализации партийной системы в России. Постсоветские дела, 31 (5), 397–419.

  • Гуд, Дж. П. (2011). Упадок регионализма в путинской России. Граничные вопросы . Абингдон: Рутледж.

    Google Scholar

  • Гордеева Д. М. (2013). «Административное судопроизводство в России как гарантия демократического порядка разрешения споров между гражданами и властью».В Н.Г. Павлова, Д. Чухвичев, Э. Trikoz & L.S. Нестеренко (Ред.), Право — Общество — Государство: Вопросы теории и истории: Сборник материалов Межвузовской студенческой конференции (стр. 14–17). Москва: Университет дружбы народов.

  • Грэм, Х. Д. (1990). Эпоха гражданских прав. Истоки и развитие национальной политики 1960–1972 гг. . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

    Google Scholar

  • Гранат, Н.(1998). «Источники права». Юрист, 9 , 6–12.

    Google Scholar

  • Греве, М. С. (1989). Невозможность реформирования административного права: право возбуждать иски и судебные разбирательства в интересах общественности в западногерманском экологическом праве Корнельский международный юридический журнал, 22 , 197–244.

    Google Scholar

  • Grzymala-Busse, A., & Luong, P.J. (2002). Реконцептуализация государства: уроки посткоммунизма. Политика и общество, 30 (4), 529–554.

    Google Scholar

  • Хейл, Х. Э. (2006). Почему не вечеринки в России? Демократия, федерализм и государство . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Google Scholar

  • Хейл, Х. Э. (2015). Патрональная политика. Динамика евразийского режима в сравнительной перспективе .Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Google Scholar

  • Hanson, P., & Teague, E. (2005). Большой бизнес и государство в России. Европа-Азия Исследования, 75 (5), 657–680.

    Google Scholar

  • Хасснер, П. (2008). Переход России к самодержавию. Журнал демократии, 19 (2), 5–15.

    Google Scholar

  • Хендли, К.(1999). Переписывая правила игры в России: Забытый вопрос о требовании закона. Обзор Конституции Восточной Европы, 8 , 89–95.

    Google Scholar

  • Хендли, К. (2002). Судится с государством в России. Постсоветские дела, 18 (2), 122–147.

    Google Scholar

  • Хендли, К. (2011). Разновидности правового дуализма: осмысление роли права в современной России. Wisconsin International Law Journal, 29 , 233–262.

    Google Scholar

  • Хендли, К. (2013). Загадочные последствия недоверия общества к судам: объяснение использования российских судов. Корнельский международный юридический журнал, 45 , 517–567.

    Google Scholar

  • Hualing, F., & Cullen, R. (2001). Подъем по лестнице Weiquan : радикальный процесс для адвокатов, занимающихся защитой прав. The China Quarterly, 205 , 40–59.

    Google Scholar

  • Хант, А. (1990). Права и социальные движения: контргегемонистские стратегии. Journal of Law and Society, 17 (3), 3409–3328.

    Google Scholar

  • Иванов А. (2010). «Речь о прецеденте». Право, 2 , 3–11.

    Google Scholar

  • Иванов, С.М. (2014). «К вопросу о влиянии нормы международного права на судебную защиту в административном судопроизводстве». Проблемы права, 1 , 138–141.

    Google Scholar

  • Качанов Р. Э. (2008). Судебный нормоконтроль в системе механизмов «стратегического права». Административное и муниципальное право, 9 , 46–50.

    Google Scholar

  • Качоровски, Р. Дж. (1987). Чтобы начать заново нацию: Конгресс, гражданство и гражданские права после гражданской войны. Американский исторический обзор, 92 (1), 45–68.

    Google Scholar

  • Корчагин А.Г., Номоконов В.А., Шульга В.И. (1995). Организованная преступность и борьба с ней .Владивосток: Дальневосточный государственный университет.

  • Кан Дж. (2002). Федерализм, демократизация и верховенство закона в России (с. 87). Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

    Google Scholar

  • Кан Дж., Трочев А. и Балаян Н. (2009). Унификация права в РФ. Постсоветские дела, 25 (4), 310–346.

    Google Scholar

  • Капчинский, А.(2008). Доступ к мобилизации знаний и новой политике интеллектуальной собственности. Юридический журнал Йельского университета, 117 , 805–885.

    Google Scholar

  • Келемен Р. Д. (2003). Революция прав ЕС: состязательный легализм и европейская интеграция. В T. A. Börzel & R. A. Cichowski (Eds.), Состояние Европейского Союза: Закон, политика и общество (стр. 221–234). Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

    Google Scholar

  • Келемен, Д.Р. (2009). Сила слабых государств: состязательный легализм в США и ЕС . Доступно по адресу: http://www.unc.edu/euce/eusa2009/papers/kelemen_10B.pdf. Последний доступ: 11. 9. 2018

  • Konitzer, A., & Wergren, S. K. (2006). Федерализм и политическая рецентрализация в Российской Федерации: Единая Россия как партия власти. Publius, 36 (4), 503–522.

    Google Scholar

  • Latorre Iglesias, E.Л. (2015). Litigio структурно-экспериментальный юридический. Análisis socialjurídico a los cambios generados por la sentencia T-025 en la población desplazada . Санта-Марта: Университет Серджио Арболеда.

    Google Scholar

  • Lauth, H.-J. (2015). Матрица демократии: трехмерный подход к измерению качества демократии и трансформации режимов. Würzburger Arbeitspapiere zur Politikwissenschaft und Sozialforschung, Nr.6.

  • Lauth, H.-J., & Sehring, J. (2009). Включение недостающего Rechtsstaat в повестку дня исследования: размышления о сокращенных подтипах. Сравнительная социология, 8 , 165–201.

    Google Scholar

  • Лебедев В. (2000). «От идеи судебного нормоконтроля к административному судопроизводству». Российская Юстиция, 9 , 2–4.

    Google Scholar

  • Леденева, А. (2008). Телефонное правосудие в России. Постсоветские дела, 24 (4), 324–350.

    Google Scholar

  • Лутц, Э. Л., и Сиккинк, К. (2000). Международное право в области прав человека и практика в Латинской Америке. Международная организация, 54 (3), 633–659.

    Google Scholar

  • Мартин, Т.(2001). Империя позитивных действий. Нации и национализм в Советском Союзе, 1923–1939 гг. . Итака: Издательство Корнельского университета.

    Google Scholar

  • Мамыкин, А.С. И Рябцева Ю.В. (ред.) (2016). Проблемы оптимизации судебной юрисдикции и судебной нагрузки на судебную систему в современных условиях: материалы международной научно-практической конференции: сборник судебных проблем международной судебно-практической конференции. статей) .Москва: RUJ.

  • Мазманян А. (2015). Судебность политики: постсоветский путь. Международный журнал конституционного права, 13 (1), 200–218.

    Google Scholar

  • Макканн, М. В. (1986). Серьезное отношение к реформе. Перспективы судебного разбирательства в связи с общественными интересами . Итака: Издательство Корнельского университета.

    Google Scholar

  • Макканн, М.W. (1994). Права на работе. Реформа равной оплаты труда и политика правовой мобилизации . Чикаго: Издательство Чикагского университета.

    Google Scholar

  • Макканн, М. В. (2004). Право и общественные движения. В A. Sarat (Ed.), Blackwell, товарищ по закону и обществу (стр. 506–522). Оксфорд: Блэквелл.

    Google Scholar

  • Макканн, М. В. (2008). Судебные разбирательства и правовая мобилизация.В G. A. Caldeira, R. Daniel Kelemen, & K. E. Whittington (Eds.), Оксфордский справочник права и политики (стр. 522–540). Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

  • Мерри, С. Э. (1990). Добиться правосудия и свести счеты. Правовое сознание рабочего класса американцев . Чикаго: Издательство Чикагского университета.

    Google Scholar

  • Мерри, С. Э. (2005). Права человека и гендерное насилие: перевод международного права в местное правосудие .Чикаго: Издательство Чикагского университета.

    Google Scholar

  • Микки Р. (2015). Пути от Дикси. Демократизация авторитарных анклавов на крайнем юге Америки, 1944-1972 гг. . Принстон: Издательство Принстонского университета.

    Google Scholar

  • Мораски Б. (2006). Выборы по назначению. Партии и шефство в регионах России . Декалб: Издательство Университета Северного Иллинойса.

    Google Scholar

  • Мотыль, А. Дж. (2001). Имперские концы. Распад, крах и возрождение империй . Нью-Йорк: издательство Колумбийского университета.

    Google Scholar

  • Мотыль, А. Дж. (2016). Россия Путина как фашистская политическая система. Коммунистические и посткоммунистические исследования, 49 , 25–36.

    Google Scholar

  • Мустафа, Т.(2003). Закон против государства: судебное рассмотрение политики в Египте. Правовые и социальные вопросы, 28 , 883–930.

    Google Scholar

  • Мунк, Г. Л. (2016). Что такое демократия? Реконцептуализация качества демократии. Демократизация, 23 (1), 1–26.

    Google Scholar

  • Неттл, Дж. П. (1967). Политическая мобилизация: социологический анализ методов и концепций .Нью-Йорк: Основные книги.

    Google Scholar

  • О’Брайен, К. Дж., И Ли, Л. (2004). Судебное разбирательство с местным государством: административный процесс в сельской местности Китая. Китайский журнал, 51 , 75–96.

    Google Scholar

  • Панунцио, С. (1933). Rivoluzione e costituzione (Problemi costituzionali della rivoluzione) . Милан: Фрателли Тревес.

    Google Scholar

  • Павликов, С.(2004). Российский федерализм: влияние новых аспектов на развитие судебной системы. Россия и современный мир, 4 (45), 82–89.

    Google Scholar

  • Педриана Н. и Страйкер Р. (2004). Сила слабого агентства: соблюдение раздела VII Закона о гражданских правах 1964 года и расширение возможностей государства, 1965–1971. Американский журнал социологии, 110 (3), 709–760.

    Google Scholar

  • Петроне, Л. (2011). Институционализация плюрализма в России: новый авторитаризм? Журнал коммунистической политики и политики переходного периода, 27 (2), 166–194.

    Google Scholar

  • Петров Н., Липман М. и Хейл Х. Э. (2014). Три дилеммы управления гибридным режимом: Россия от Путина до Путина. Постсоветские дела, 30 (1), 1–26.

    Google Scholar

  • Померанц, В., и Гутброд, М. (2012). Стремление к прецеденту в судебной системе России. Обзор права Центральной и Восточной Европы, 37 , 1–30.

    Google Scholar

  • Пресняков М.В. (2009). Правовая определенность как системное качество российского законодательства. Журнал российского права, 5 , 33–42.

    Google Scholar

  • Рейтер, О. Дж. (2010). Политика доминирующей партии: «Единая Россия» и губернаторы России. Европа-Азия Исследования, 62 (2), 293–327.

    Google Scholar

  • Рейтер, О. Дж., И Робертсон, Г. Б. (2012). Субнациональные назначения при авторитарных режимах: свидетельства российских губернаторских назначений. Журнал политики, 74 (4), 1023–1037.

    Google Scholar

  • Рига, Л. (2012). Большевики и Российская Империя . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Google Scholar

  • Риполл, Дж. Л., и Сандвик, К. (2015). Изменяющиеся рамки, исчезающие ресурсы и опасные политические возможности: легальная мобилизация среди перемещенных женщин в Колумбии. Law & Society Review, 49 (1), 5–38.

    Google Scholar

  • Рис, Т., & Сиккинк, К. (1999). Социализация международных норм в области прав человека в отечественной практике: Введение. В T. Risse, S.C. Ropp & K. Sikkink (Eds.), Сила прав человека: международные нормы и внутренние изменения (стр. 1–38). Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Google Scholar

  • Риверс, Дж.(2006). Пропорциональность и переменная интенсивность обзора. Кембриджский юридический журнал, 65 (1), 174–207.

    Google Scholar

  • Робертсон, Г. Б. (2011). Политика протеста в гибридных режимах. Управление инакомыслием в посткоммунистической России . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Google Scholar

  • Розенберг Г. Н. (1991). Пустая надежда.Могут ли суды привести к социальным изменениям? Чикаго: Издательство Чикагского университета.

  • Роккан, С. (1961). Массовое избирательное право, тайное голосование и участие в политической жизни. Европейский журнал социологии, 2 (01), 132–152.

  • Рошвальд А. (2001). Этнический национализм и падение империй. Центральная Европа, Россия и Ближний Восток, 1914–1923 гг. . Лондон: Рутледж.

    Google Scholar

  • Рубин, Э.Л., и Фили М. М. (2002). Судебная политика и судебные тяжбы против правительства. Журнал конституционного права Пенсильванского университета, 5 (3), 617–884.

    Google Scholar

  • Сабель, К. Ф. и Саймон, В. Х. (2004). Права на дестабилизацию: как преуспевают судебные разбирательства по публичному праву. Harvard Law Review, 117 , 1016–1101.

    Google Scholar

  • Сайкконен, И.А.-Л. (2017). Электоральная мобилизация и авторитарные выборы: на примере постсоветской России. Правительство и оппозиция, 52 (1), 51–74.

    Google Scholar

  • Саква Р. (2008). Путин и олигархи. Новая политическая экономия, 13 (2), 185–191.

    Google Scholar

  • Саква Р. (2010). Двойственное государство в России. Постсоветские дела, 26 (3), 185–206.

    Google Scholar

  • Саква Р. (2011). Кризис российской демократии. Двойное государство, фракционность и преемственность Медведева . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Google Scholar

  • Шедлер А. (2006). Логика электорального авторитаризма. В A. Schedler (Ed.), Электоральный авторитаризм: динамика несвободной конкуренции (стр.1–23). Боулдер: Риннер.

    Google Scholar

  • Шайнголд, С. А. (1974). Политика прав. Юристы, государственная политика и политические изменения . Нью-Хейвен: издательство Йельского университета.

    Google Scholar

  • Серков П. (2003). «Введение административного судопроизводства — конституционный долг законодателя». Российская юстиция, 12 , 54.

    Google Scholar

  • Шарлет Р. (2001). Путин и правовая политика в России. Постсоветские дела, 17 (3), 195–234.

    Google Scholar

  • Schattschneider, E. E. (1988). Полусуверенный народ. Взгляд реалиста на демократию в Америке, новое издание . Форт-Уэрт: Харкорт Брейс.

  • Шереги, Ф.(2002). Социология права. Социология права. Прикладные исследования. . Алетея: Санкт-Петербург.

    Google Scholar

  • Шлапентох В. (1996). Ранний феодализм — лучшая параллель для современной России. Европа-Азия Исследования, 48 (3), 393–411 394, 396.

  • Шмалий О.В. (2013). «Кодекс административного судопроизводства как элемент конституционной модели права» (Кодекс административного судопроизводства как элемент конституционной модели правосудия). Актуальные вопросы общественного права. Научно-практический журнал, 12 , 99–108.

    Google Scholar

  • Сигель Р. Б. (2006). «Конституционная культура, конфликт социальных движений и конституционные изменения: пример эпохи де-факто». California Law Review 94 (5): 1323–1419.

  • Сиккинк, К. (1993). Права человека, принципиальные сети проблем и суверенитет в Латинской Америке. Международная организация, 47 (3), 411–441.

    Google Scholar

  • Скобликов П.А. (2000). «Самоуправство при решении имущественных споров: вопросы уголовно-правового противодействия». Известия высших учебных заведений. Правоведение, 3 (230), 173–182.

    Google Scholar

  • Скобликов П.А. (2001). Имущественные споры и преступление в современной России. . Москва: Дело.

  • Skocpol, T., & Finegold, K. (1982). Государственный потенциал и экономическое вмешательство в начале новой сделки. Политология Ежеквартально, 97 (2), 255–278.

    Google Scholar

  • Скрентный, Дж. (2002). Революция за права меньшинств (стр.27). Кембридж: Издательство Гарвардского университета.

    Google Scholar

  • Смуловиц, К. (2005). Подача петиций и создание прав: судопроизводство в Аргентине. В: Р. Зидер, Л. Шьолден и А. Энджелл (ред.), Судебное оформление политики в Латинской Америке, (стр. 161–186). Бейзингсток: Пэлгрейв.

    Google Scholar

  • Соломон, П. Х. (2004). Судебная власть в России: сквозь призму административной юстиции. Law & Society Review, 38 (3), 549–581.

    Google Scholar

  • Соловьева А. К. (2001). Производство по делам об административных правонарушениях и административное судопроизводство: соотношение понятий. Административная Ответственность , 56–59.

  • Старилов Ю. (2003). От административной юстиции к административному судопроизводству . Воронеж: Воронежский государственный университет.

  • Старилов Ю. (2005). «Административное право как средство разрушения« синдрома бесправия »в современном правовом государстве». Журнал Российского права, 4 , 29–45.

    Google Scholar

  • Старилов Ю. (2013). «Административное судопроизводство как способ повышения качества российского государства». Актуальные вопросы общественного права. Научно-практический журнал, 8 , 83–114.

    Google Scholar

  • Старженецкий В. (2013).«Международные суды и трансформация национальных правовых систем». Международное право, 3 (7), 64–77.

    Google Scholar

  • Свит, А. С., и Мэтьюз, Дж. (2008). Уравновешивание пропорциональности и конституционализм. Columbia Journal of Transnational Law, 47 , 73–165.

    Google Scholar

  • Сюкиянен, Л.(2014). «Совместим ли шариат с современным российским правом?» (Совместим ли шариат с современным российским правом?). Право. Журнал Высшей школы экономики, 3 , 4–30.

    Google Scholar

  • Тарроу, С. (1994). Мощность в движении. Социальные движения, коллективные действия и политика . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Google Scholar

  • Тейлор Б.(2011). Государственное строительство в путинской России: полиция и принуждение после коммунизма . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Google Scholar

  • Тихомиров Ю. (2007). Правовое управление . Москва: Формула права.

    Google Scholar

  • Тихомирова Ю. (2011). «Понятие и признаки производства по делам, возникающим из публично-правовых отношений как вида гражданского судопроизводства». Вестник РГГУ. Серия: Экономика. Управление. Право, 8 (70), 140–147.

    Google Scholar

  • Тилли, К. (2000). Процессы и механизмы демократизации. Социологическая теория, 18 (1), 1–16.

    Google Scholar

  • Тилли, К. (2007). Демократия . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Google Scholar

  • Тольц, В.(1990). Возникновение многопартийности в СССР . Нью-Йорк: Praeger.

    Google Scholar

  • Томпсон, В. (2002). Вызов Путина: политика структурных реформ в России. Европа-Азия Исследования, 54 (6), 933–957.

    Google Scholar

  • Трочев А. (2012). Судится с Россией дома. Проблемы посткоммунизма, 59 (5), 18–34.

    Google Scholar

  • Цалиев А. (2016). «Судебная власть как обязательный атрибут субъекта Российской Федерации»; (Судебная власть как обязательный атрибут субъекта РФ). Журнал российского права, 4 (232), 151–159.

    Google Scholar

  • Туманов Д. К. (2009). К вопросу о применении Конституции Российской Федерации в случаях пробелов в праве, а также о роли Конституционного Суда Российской Федерации в случае выявления таких пробелов роль Конституционного Суда РФ в выявлении таких пробелов). Арбитражный и Гражданский процесс, 6 , 6–10.

    Google Scholar

  • Валелли Р. М. (2004). Две реконструкции. Борьба за предоставление избирательных прав черным . Чикаго: Издательство Чикагского университета.

    Google Scholar

  • Ванхала, Л. (2011). Сделать права реальностью? Активисты за права инвалидов и легальная мобилизация 900 13. Издательство Кембриджского университета.

  • Ванхала, Л. (2012). Структуры юридических возможностей и парадокс легальной мобилизации экологического движения в Великобритании. Law & Society Review, 46 (3), 523–556.

    Google Scholar

  • Уокер, Э. У. (2003). Роспуск. Суверенитет и распад Советского Союза . Лэнхэм: Роуман и Литтлфилд.

    Google Scholar

  • Белый, С.(1990). Горбачев у власти . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Google Scholar

  • Виллертон Дж. (1992). Меценатство и политика в СССР . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Google Scholar

  • Уилсон, Б. М., и Кордеро, Дж. С. Р. (2006). Структуры юридических возможностей и социальные движения: влияние институциональных изменений на политику Коста-Рики. Сравнительные политические исследования, 39 (3), 325–351.

    Google Scholar

  • Яковлев А. (2006). Эволюция взаимодействия бизнеса и государства в России: от захвата государства к захвату бизнеса. Европа-Азия Исследования, 58 (7), 1033–1056.

    Google Scholar

  • Ярославцев, С. Ф., Ярославцева, С. В. (2012). Информационно-правовая политика России в сфере судебной деятельности: теоретические основы и вопросы реализации. Юридическая наука и правоохранительная практика, 4 (22), 21–28.

    Google Scholar

  • Йизелл, С. К. (2004). Браун, движение за гражданские права и тихая революция судебных разбирательств. Vanderbilt Law Review, 57 (6), 1974–2003.

    Google Scholar

  • Ершов В.В. (Ред.). (2006). Самостоятельность и независимость судебной власти Российской Федерации .Москва: Российская академия правосудия.

    Google Scholar

  • Земанс, Ф. К. (1983). Игнорированная роль закона в политической системе. Обзор американской политической науки, 77 (3), 690–703.

    Google Scholar

  • Зорькин, В. (2004). Прецедентный характер решений Конституционного Суда Российской Федерации. Журнал российского права, 12 , 3–9.

    Google Scholar

  • Зорькин, В. (2007). Россия и Конституция в XXI веке: взгляд с Ильинки . Москва: Норма.

    Google Scholar

  • Зверев Д.В. (2006). «Новые источники гражданского процессуального права в свете Европейской конвенции о защите права человека и основных свобод» (новые источники гражданского процессуального права в свете Европейской конвенции о правах человека).В сб. Р. Ф. Каллистратова, М. А. Фокин (ред.), Европейская интеграция и развитие цивилистического процесса в России. Сборник научных статей (с. 17–22). Москва: РАП.

    Google Scholar

  • Текущая ситуация с судебной реформой в России

    Текущая ситуация с судебной реформой в России

    Сергей А.Пашин

    Ниже приводится текст презентации, прочитанной Сергеем А. Пашиным в Школе Кеннеди во время мероприятия «Судебная реформа и права человека в России», на котором Лев Пономарев, исполнительный директор Общероссийского движения » За права человека »также выступил. Сергей Пашин — заслуженный юрист РФ, бывший судья Мосгорсуда, доцент Института молодежи. Семинар, спонсируемый Проектом «Укрепление демократических институтов», состоялся 1 июня 2001 года.

    История судебной реформы (1991 — 1995)

    В 1990 году в России был избран и пришел к власти новый корпус народных депутатов. Провозглашены независимость и суверенитет Российской Федерации и курс на реформы.

    24 октября 1991 года по инициативе Президента Российской Федерации Бориса Ельцина Верховный Совет Российской Федерации — высший на тот момент законодательный орган страны утвердил Концепцию судебной реформы для России. Российская Федерация.С тех пор важнейшими достижениями судебной реформы стали следующие.

    В декабре 1991 года смертная казнь за ненасильственные преступления была отменена.

    В сфере гражданского права Парламентом было издано много новых актов с целью защиты собственности и гражданских отношений между гражданами. Граждане России получили право обжаловать в суд решения и противоправное поведение должностных лиц.

    В 1991 году был основан первый в истории России Конституционный суд.

    В 1992 году были созданы третейские суды (хозяйственные суды) для разрешения экономических конфликтов между судебными лицами и между ними и государственными органами.

    В 1992 году был принят Закон о статусе судей. С этого времени судьи в России, кроме мировых судей, назначаются пожизненно. Были заявлены реальные гарантии независимости судей.

    В 1993 году международное право и положения договоров с участием России и бывшего Советского Союза были признаны неотъемлемой частью национального законодательства.Два года спустя Россия ратифицировала Европейскую конвенцию о правах человека и признала юрисдикцию Европейского суда, расположенного в Страсбурге.

    В 1992 году каждый человек, задержанный милицией или арестованный следователем, получил право обратиться к судье. Около 2 млн россиян арестовывают ежегодно; одновременно 250 тысяч подозреваемых и обвиняемых ждут суда в переполненных тюрьмах. Судьи рассматривают 70 000 жалоб на арест в год, а 1/5 обвиняемых освобождаются судьями.

    В 1993 году был принят закон, предписывающий судье исключить доказательства, полученные незаконным путем.

    В 1997 году тюрьмы, следственные изоляторы и исправительные лагеря перешли в ведение Министерства юстиции. В 1998 году у нас около 1,5 млн лишенных свободы людей. После майской амнистии 2000 года под стражей осталось всего 970 000 заключенных. Стоит отметить, что количество заключенных впервые в советской и постсоветской истории стало меньше миллиона.

    В 1993 году Верховный Совет Российской Федерации одобрил Закон о суде присяжных, несмотря на яростное сопротивление Генерального прокурора. Все дела, которые уполномочены рассматривать региональные суды, подпадают под юрисдикцию суда присяжных: убийства, терроризм, коррупция, взятки, злоупотребление властью, государственная измена, преступления против правосудия. Суд присяжных проходил в 9 регионах Российской Федерации.

    С тех пор ежегодно суды с участием присяжных заседателей рассматривали около 400 дел в отношении 850 обвиняемых.Следует отметить, что суд присяжных оправдал каждого 5-го подсудимого (в 2000 году 16% подсудимых были признаны невиновными). В традиционном суде доля обвиняемых, признанных невиновными, составляет менее 0,5%.

    Статистика о судебной системе России

    Сегодня российская судебная власть состоит из трех ветвей: Конституционного суда; третейские суды; суды общей юрисдикции. В последнее отделение входят: Верховный Суд Российской Федерации; 89 региональных судов; примерно 2000 районных судов; мировые судьи, назначенные уже в 33 регионах.В Конституционном суде 19 судей; В состав арбитражных судов входят 2,5 тыс. судей, в судах общей юрисдикции — 16,7 тыс. судей. 8% судейских скамеек вакантны. Более 1/3 судей раньше были следователями, прокурорами, сотрудниками милиции. Еще одним источником набора новых судей являются бывшие секретари (судебные клерки), которые готовили протоколы в течение пяти лет и одновременно учились в юридических школах по вечерам или проходили дистанционное обучение.

    В 2000 году судьи рассмотрели около 900 000 уголовных дел с участием 1 300 000 обвиняемых, более 5 миллионов гражданских дел, 2 миллиона других дел, 450 000 апелляционных жалоб.Бремя дел, лежащих на судье, стало тяжелее, чем в 1991 году, когда началась судебная реформа, на 500%.

    Последствия прекращения судебной реформы

    Результаты судебной реформы в России впечатляют по сравнению с ситуацией советского периода. Но, откровенно говоря, мы не можем гордиться состоянием российского правосудия и судебной системы.
    У нас нет справедливого, быстрого, эффективного и милосердного суда, доступного для граждан.Реформы были остановлены в 1996 году, не получили развития, а затем были заменены контрреформами.

    Во-первых, реформами серьезно не коснулись правоохранительные органы и учреждения, такие как милиция, следствие, прокуратура. Русские не свободны от пыток в милиции, потому что насилие — это часть технологии, позволяющей заставить подозреваемого признаться.

    Кроме того, из-за нехватки финансирования и небольшой заработной платы судей (примерно 150 долларов в месяц) судебная власть в действительности не является независимой.В 2001 году расходование бюджета судебной системы сократилось вдвое. И это был прогресс, потому что в предыдущие годы российские суды получали лишь 1/3 необходимых ресурсов.

    Суды высшей инстанции предоставляются Администрацией Президента. В результате появляется множество решений Верховного Суда РФ, которые противоречат друг другу. Решения Конституционного суда очень часто написаны демократично, но они могут усугубить реальную ситуацию.После решения Конституционного суда от 2 февраля 1999 г. конституционное право ответчика предстать перед судом присяжных рассматривается как положение, которое не действует напрямую.

    Другие суды должны требовать и принимать подарки и деньги от местных губернаторов. Это запрещено Конституцией, но у судов нет выбора, иначе им придется прекратить свою деятельность из-за долгов и отсутствия электричества, бумаги, марок, стульев. 700 судебных зданий опасны для людей: они слишком старые, годами не ремонтируются и готовы сгореть до основания.Областные суды Москвы и Санкт-Петербурга являются лидерами в привлечении незаконной помощи местных губернаторов. Так, мэр Москвы выиграл в столичных судах все дела о клевете.

    Суды работают очень медленно. Пятая часть уголовных и гражданских дел в 2000 году была рассмотрена с незаконными задержками. Иногда задержанным приходится ждать суда по 2-3 года и умирать от голода и болезней в тюрьме.

    Отклонение судей в сторону обвинения не изменилось. За годы диктатуры Сталина 10% подсудимых были признаны невиновными.Сейчас осуждены 99,6% подсудимых. 42% оправдательных приговоров и только 0,05% обвинительных приговоров были отменены апелляционными судами.

    За мелкие кражи осуждается около 700 тысяч человек в год (половина от общего количества осужденных). В Калуге 15-летний мальчик был приговорен к 3,5 годам лишения свободы за кражу двух хомяков из зоомагазина. Мать троих детей была приговорена к 4 годам лишения свободы за кражу 12 кочанов капусты.

    Неформальных механизмов рассмотрения дел очень много.Чтобы обезопасить себя от отмены своих решений, судьи первой инстанции (судьи первой инстанции) беседуют с прокурором, председателями судов, судьями вышестоящих судов, которые проверяют их решения и корректируют приговор. с ними.

    Интересно, что количество жалоб на должностные проступки судей увеличилось с 4 000 в 1995 г. до 18 000 в 2000 г. Есть 3 основных основания жалоб: первое — затягивание производства; второй — серьезное нарушение закона и прав человека; третье — хамство судей, сидящих на скамейке запасных.Типично, что протокол судебного заседания фальсифицируется судьей. В 1999 году за это правонарушение были уволены 20 судей, но это, конечно, только вершина айсберга.

    Самая большая проблема судебной власти связана с председателями районных судов. Они сосредоточили в своих руках огромную власть. Многие судьи были уволены как жертвы капризных председателей. Оправдание по уголовным делам может подорвать карьеру судьи, что тесно связано с волей председателя суда.

    Судьи имеют свои собственные неправительственные органы для защиты своих прав, но эти советы судей воплощают в жизнь положение глав судебных органов. Итак, общественные организации, не принадлежащие к судебному сообществу, должны защищать права судей. Одна из этих НПО под руководством г-на Пономарева пытается подготовить коллективные иски против незаконной практики увольнения российских судей.

    Очень часто МВД запугивает судей и демонстрирует неуважение к судебным процедурам и решениям.Такие же события произошли в 1998 году в Санкт-Петербурге и Москве. Когда судьи огласили решение об освобождении подсудимых, в зал суда ворвались закамуфлированные крепкие парни с автоматами в руках, приказали всем лечь на пол, схватили подсудимых и вытащили их.

    Сотрудники правоохранительных органов совершают много тяжких преступлений. Каждый российский бизнесмен знает значение выражения «красная крыша». Это означает, что этому бизнесмену милиция пригрозила пресечь его бизнес и пообещала выплатить начальнику управления долю от его доходов (обычно 10%).

    Незаконные технологии и нелегальный менталитет

    Прежде чем перейти к ответу, подготовленному Президентом России для преодоления упомянутых ранее негативных явлений, я хотел бы резюмировать основные причины медленного развития реальных реформ и большого сопротивления им. В общем, они следующие: закрепляются незаконные обычаи и технологии и нелегальный менталитет.

    Во-первых, в России реальные технологии труда формируются законами только в последнюю очередь.Традиции определяют деятельность правоохранительных органов и судов более эффективно, чем формальные правила. Система таможни работает параллельно с законами, а зачастую и вместо них. Злоупотребление властью со стороны милиции, пытки после задержания, фальсификация протоколов судебных заседаний, частные досудебные беседы между судьями и прокурорами, уклонение от оправдательных приговоров — вот составляющие настоящей технологии российской судебной системы.

    И следующий пункт, посвященный менталитету судьи.Банально сказать, что главная цель судебной реформы — создание независимой судебной системы. Но независимость тесно связана с личной ответственностью. Стремятся ли российские судьи быть независимыми и верными обществу? Один пример из моей практики. Однажды я встретил в столовой суда моего колледжа, который накануне удалился для совещаний. Я был очень удивлен, увидев ее за пределами совещательной комнаты. Она дала мне свои объяснения. Выяснилось, что накануне прокурор отказался обвинить подсудимого в серии жестоких убийств.Таким образом, согласно решению Конституционного суда, суд первой инстанции должен вынести строгое приговор и оправдать подсудимого. «Я не могу подписать такой приговор, — сказала моя коллега, попивая чай, — я судья 17 лет и никого не оправдывала. Кто-то должен быть наказан за такое опасное преступление. Я призвал к Всевышнему. Суд, и они мне показали выход. Я найду повод для возобновления процесса и попрошу прокуратуру Москвы сменить этого дурацкого прокурора ».

    Психология русского судьи похожа на психологию мелкого клерка. Если вы хотите сделать карьеру в судебной системе, вы должны спросить совета у вышестоящего судьи и следовать его мнению; Опасно оправдывать ответчика по уголовному делу и позволять истцу выиграть судебный процесс, в котором ответчиками выступают местные власти.

    Стоит отметить, что в России нет пословиц в пользу судей и нет пословиц против царя. Менталитет председателей Верховного суда можно раскрыть с помощью их специфических пословиц и поговорок: «Третье судебное решение никогда не будет отменено», «Если тебе не нравится несправедливое решение, справедливое будет хуже», Если не знаете, как разрешить дело, решите его по закону ».

    Возрождение судебной реформы

    Президент России объявил судебную реформу одним из национальных приоритетов. Некоторые мероприятия были предприняты Государственной Думой, а также Верховным Судом Российской Федерации.

    Все согласны с тем, что наши Гражданский процессуальный и Уголовно-процессуальный кодексы устарели. Итак, подготовлен проект нового Гражданского процессуального кодекса. Согласно этому законопроекту, гражданский процесс будет упрощен, и он станет более состязательным.Прокуроры будут практически исключены из гражданских дел, потому что они потеряют право возбуждать иск против кого-либо в интересах частных лиц, которые сами предпочитают избегать судебных разбирательств.

    Но проект Уголовно-процессуального кодекса, подготовленный под руководством депутата Мизулиной от фракции «Яблоко», охарактеризован известными российскими юристами и представителями НПО как документ с особенностями следственного советского производства. Положения, касающиеся правил доказывания, являются самым слабым местом проекта; например, защитник ограничен в своем праве опросить свидетелей, он не сможет найти и собрать доказательства и вложить документы в дело без разрешения противоположной стороны — следователя или прокурора.Депутат Мизулина, работая с прокуратурой, ФСБ и МВД и в их пользу, пытается ограничить компетенцию присяжных; не допускать к допросу свидетелей и ознакомлению с материалами дела судьям, дающим санкции. Она пытается сохранить все привилегии прокуроров под прикрытием новой терминологии; Таким образом, «протест» прокурора на приговор будет называться «жалобой».

    Верховный суд РФ уже подготовил законопроект об административных судах.Идея состоит в том, чтобы создать 21 такой суд, хорошо снабженный и оснащенный, с хорошо оплачиваемыми специализированными судьями для рассмотрения наиболее важных для федеральных властей дел, таких как: касающиеся избирательного законодательства, налогов, споров между федеральными и местными властями; эти суды будут наделены полномочиями по ликвидации НПО. Г-н Ковалев, известный в России сторонник прав человека, и многие ученые считают этот законопроект способом открыть суды-кенгуру, готовые подчиняться Администрации президента.

    Предложения по реформе команды Козака

    В заключительной части своего выступления я хотел бы сказать несколько слов о предложениях по реформе, подготовленных рабочей группой, сформированной в декабре прошлого года в Администрации Президента и возглавляемой заместитель главы администрации Дмитрий Козак.Эти предложения были представлены общественности на конференции, которая проходила в Институте государства и права, они обсуждались с представителями судов, правоохранительных органов, некоторыми губернаторами и фракциями в Государственной Думе.

    Предложения по реформе можно структурировать следующим образом.

    Первая группа из них касается вопросов финансирования и снабжения судов. Кремль планирует повысить общеизвестно низкие зарплаты судей и провести капитальную реконструкцию ветхих зданий судов по всей стране.Стоимость его оценивается примерно в 4 миллиарда рублей (138 миллионов долларов).

    Второй тип предложений Козака направлен на гарантии верховенства федеральных законов на всей территории страны. Конституционный суд вправе объявить, что закон субъекта Российской Федерации нарушает отдельное положение федеральной Конституции. Часто такие решения игнорировались местными законодательными органами и губернаторами. Согласно плану, федеральное правительство, администрация президента и губернаторы должны выполнить решения Конституционного суда и подготовить необходимые законопроекты не позднее, чем в 4 месяца; местные Думы обязаны принять такие законопроекты в кратчайшие сроки.Чиновники могут быть уволены за откладывание дела указом президента. Министерству юстиции будут предоставлены полномочия по надзору за приведением регионального законодательства в соответствие с федеральными законами.

    Третий список предложений касается работы. Цель состоит в том, чтобы расширить права защиты в уголовных процессах и практически исключить прокуроров из гражданских дел. Предложение предусматривает создание суда присяжных по всей стране и, в то же время, ограничение его компетенции.После этого смертная казнь, приостановленная решением Конституционного суда, может быть восстановлена. Судьи получат право подписывать ордера.

    Причем наибольшее количество предложений касается статуса судей. Полномочия судей, назначаемых на должности председателей судов, ограничиваются сроком от 5 до 10 лет. Планируется изменение состава квалификационных коллегий — органов, выбирающих и освобождающих судей. Сейчас он состоит только из судей, но команда Козака хочет его раскрыть, представив представителей профессионального юридического сообщества.Коллегии лишатся права препятствовать правоохранительным органам обвинять и преследовать судей.

    План встретил резкое противодействие со стороны генерального прокурора, но во время встречи с президентом он не осмелился возразить президенту и промолчал; Совет судей также против этого плана. В своем ежегодном докладе «Положение нации» президент Путин в общих словах подчеркнул необходимость судебной реформы и сказал, что необходимо повысить эффективность, чтобы экономика могла работать более гладко.Оценка проектов реформ

    Конечно, план реформы сосредоточен на решении некоторых тревожных проблем судебной системы и исправлении бюрократических извращений реформ, объявленных в 1991 году. Но основное содержание реформ, как и Думаю, следует по пути главной президентской цели: «укрепить административную вертикаль».

    Судебная система станет более близкой к федеральному правительству и будет больше подвержена влиянию Администрации президента после выполнения всего пакета предложений по реформе.Влияние будет осуществляться с помощью 3-х рычагов: финансирование, назначение несудебных членов квалификационных коллегий, назначение председателей судов на следующий срок или низведение их до непривлекательного уровня рядового судьи, не имеющего личного автомобиля, дачи. и ему приходится много работать, чтобы заработать себе на жизнь. Избранные губернаторы окажутся под жестким контролем бюрократии: Минюста и Администрации президента.

    С точки зрения реальных реформ эти предложения выглядят паллиативными.Но простые люди устали от произвола местных властей и судебной системы, от постоянных злоупотреблений судейской властью и будут рады любой ценой купить защиту своих элементарных прав и покровительство президента. В этом контексте они бы не беспокоились об опасной независимости неуважаемых судей.

    Спасибо за внимание и терпение.

    % PDF-1.4 % 292 0 объект > эндобдж xref 292 22 0000000015 00000 н. 0000001617 00000 н. 0000001692 00000 н. 0000001714 00000 н. 0000002084 00000 н. 0000002176 00000 н. 0000002272 00000 н. 0000002377 00000 н. 0000002478 00000 н. 0000002577 00000 н. 0000002677 00000 н. 0000002787 00000 н. 0000002893 00000 н. 0000002996 00000 н. 0000003105 00000 н. 0000003210 00000 н. 0000003312 00000 н. 0000003410 00000 п. 0000007023 00000 н. 0000007102 00000 н. 0000007137 00000 н. 0000054541 00000 п. трейлер ] >> startxref 0 %% EOF 293 0 объект > эндобдж 294 0 объект > эндобдж 295 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text / ImageB / ImageC / ImageI] / XObject >>> / Type / Page / ITXT (2.1.7) >> эндобдж 296 0 объект > эндобдж 297 0 объект > эндобдж 298 0 объект > эндобдж 299 0 объект > эндобдж 300 0 объект > эндобдж 301 0 объект > эндобдж 302 0 объект > эндобдж 303 0 объект > эндобдж 304 0 объект > эндобдж 305 0 объект > эндобдж 306 0 объект > эндобдж 307 0 объект > эндобдж 308 0 объект > эндобдж 309 0 объект > поток xZIwWO (TDK «QXzүOU: O7] WJ, no͂-nWL / ٢? \ / Y.vk + n `.T, z z’c3E`_s! M

    Как и почему один из величайших писателей России XIX века безжалостно критиковал самую успешную реформу нации

    РОССИЙСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ Том II (2014) Выпуск 4 60

    строго соблюдается, по результатам суда Несомненно,

    все равно не будет идеально соответствовать идеалу Достоевского, но винить в этом будет не одного отдельного действующего лица, а только эволюционирующие правовые и моральные предпочтения русского народа

    .

    Список литературы

    Афанасьев Александр К.Присяжные и суды присяжных в Императорской России (Уиллард Сандерленд,

    пер.), В Реформировании правосудия в России, 1864–1996: Власть, культура и пределы

    Правовой порядок 214–30 (Питер Х. Соломон-младший, ред.) (ME Sharpe 1997).

    Бахтин Михаил. Проблемы поэтики Достоевского (Кэрил Эмерсон, изд. И пер.)

    (Университет Миннесоты, 1984).

    Бхат, Гириш. Консенсусное измерение позднеимперского уголовного процесса в России:

    Пример суда присяжных, в реформировании правосудия в России, 1864–1996: Власть, культура

    и пределы правового порядка 61–81, 83 (Питер Х.Соломон-младший, ред.) (M.E. Sharpe

    1997).

    Брукс, Джерей. Читатели и чтение в конце царской эры, в литературе

    и общество в императорской России, 1800–1914 гг. 119 (Уильям Миллс Тодд, III, ред.) (Stanford

    University Press 1978).

    Бербанк, Джейн. Правовая культура, гражданство и крестьянская юриспруденция: перспективы

    начала двадцатого века, в реформировании правосудия в России, 1864–1996: Власть,

    Культура и пределы правового порядка 82–106 (Питер Х.Соломон-младший, ред.) (M.E. Sharpe

    1997).

    Достоевский, Федор. 1 Дневник писателя, 1873–76 356, 358, 360–61, 364, 369–72,

    374–75, 380–84, 471–74, 476, 478, 482–85, 488–89, 642– 46, 726 (Kenneth Lantz,

    ,

    пер.) (Northwestern University Press, 1993).

    Достоевский, Федор. 2 Дневник писателя, 1877–81 963, 1044–47, 1054–57, 1059,

    1224 (Кеннет Ланц, перевод) (Northwestern University Press 1994).

    Достоевский, Федор.Преступление и наказание 35–36, 133, 146, 148–49, 234, 260,

    334, 337–38, 415–20, 455, 518–19, 535–37 (Ричард Пивеар и Лариса Волохонская,

    транс .) (Винтажные книги 1992).

    Достоевский, Федор. Демоны 298, 420 (Ричард Пивир и Лариса Волохонская,

    пер.) (Vintage Books 1994).

    Достоевский, Федор. Записки из подполья 17–18 (Ричард Пивир и Лариса

    Волохонский, пер.) (Vintage Books 1993).

    Достоевский, Федор.Подросток 171, 271, 369–70, 383 (Ричард Пивер и

    Лариса Волохонская, пер.) (Vintage Books 2003).

    Достоевский, Федор. Братья Карамазовы 656–61, 663, 666–73, 675–89, 692,

    693, 695–97, 699–701, 705–06, 710–11, 722–23, 725–28, 736, 738 , 741, 744–48, 750

    (Ричард Пивир и Лариса Волохонски, пер.) (Vintage Books 1990).

    Достоевский, Федор. Друг семьи в романах Достоевского

    808 (Констанс Гарнетт, пер.) (Наберите номер 1945).

    Россия после Наполеона | История западной цивилизации II

    24.3.1: Внутренние реформы Александра I

    Царь Александр I хотел реформировать крепостную систему, но был заблокирован. Согласно его закону о новостях, только 7300 крестьян мужского пола с семьями были освобождены (около 0,5%), но все классы, кроме крепостных, могли владеть землей — привилегия, ранее ограничиваемая дворянством.

    Цель обучения

    Определить значение усилий Александра I по реформированию крепостного строя в России

    Ключевые моменты

    • Александр I, правивший царем России с 1801 по 1825 год, был воспитан на идеалах Просвещения своей бабушкой Екатериной II, что привело его к либеральной риторике и духу реформ.
    • В первые годы своего правления он инициировал несколько незначительных социальных реформ, а в 1803–04 годах — крупные реформы либерального образования, такие как строительство большего количества университетов.
    • Одна из его главных целей заключалась в реформировании неэффективных высокоцентрализованных систем управления, на которые опиралась Россия.
    • Он обещал реформировать крепостное право в России, но не сделал конкретных предложений; его новые законы освободили лишь 0,5% крепостного населения.
    • Однако он распространил землевладение на все классы, кроме крепостных, — привилегия, ранее ограничиваемая дворянством.
    • После 1815 года были введены военные поселения (фермы, на которых работали солдаты и их семьи под военным контролем), с идеей сделать армию или ее часть экономически самоокупаемой и обеспечить ее призывниками.

    Ключевые термины

    крепостной
    Положение многих крестьян при феодализме, особенно относящееся к дворянству. Это было состояние кабалы, которое в основном развивалось в Европе в средние века и длилось в некоторых странах до середины XIX века.Те, кто занимал участок земли, были обязаны работать на хозяина поместья, которому принадлежала эта земля, и взамен имели право на защиту, справедливость и право использовать определенные поля в поместье для собственного пропитания. От них часто требовалось работать не только на полях господина, но и на его рудниках, лесах и дорогах.
    Эпоха Просвещения
    Интеллектуальное движение, которое доминировало в мире идей в Европе в 18 веке. Он сосредоточился на разуме как главном источнике власти и легитимности и продвинутых идеалах, таких как свобода, прогресс, терпимость, братство, конституционное правительство и разделение церкви и государства.Он был отмечен акцентом на научный метод и редукционизм наряду с усилением сомнения в религиозной ортодоксии.
    государственных крестьян
    Особый класс в России XVIII-XIX веков, который в отдельные периоды составлял половину сельского населения. В отличие от частных русских крепостных, они считались лично свободными, хотя и были привязаны к земле.

    Александр I правил российским императором с 23 марта 1801 года по 1 декабря 1825 года.Он родился в Санкт-Петербурге в семье великого князя Павла Петровича, впоследствии императора Павла I, и вступил на престол после убийства своего отца. Он правил Россией в период хаоса Наполеоновских войн. Как князь и император, Александр часто использовал либеральную риторику, но на практике продолжал абсолютистскую политику России. В первые годы своего правления он инициировал несколько незначительных социальных реформ, а в 1803–04 годах — крупные либеральные реформы образования, такие как строительство большего количества университетов. Он пообещал конституционные реформы и крайне необходимую реформу крепостного права в России, но не сделал никаких конкретных предложений.Одним из своих ближайших советников Александр назначил сына сельского священника Михаила Сперанского. Коллегия была упразднена и заменена Государственным советом, созданным для совершенствования законодательства. Планировалось также создать парламент и подписать конституцию.

    Во второй половине своего правления он становился все более деспотичным, реакционным и боялся заговоров против него; он завершил многие предыдущие реформы. Он очистил школы от иностранных учителей, поскольку образование стало более религиозно ориентированным и политически консервативным.На посту советника Сперанского сменил строгий артиллерийский инспектор Алексей Аракчеев, курировавший создание военных поселений. Александр умер от тифа в декабре 1825 года во время поездки на юг России. Он не оставил детей в качестве наследников, и оба его брата хотели, чтобы другой стал императором. После периода большой неразберихи, который включал в себя неудавшееся восстание декабристов либеральных армейских офицеров, ему наследовал его младший брат Николай I.

    Поначалу Православная Церковь мало влияла на правление Александра.Молодой царь был полон решимости реформировать неэффективную высокоцентрализованную систему правления, на которую опиралась Россия. Хотя на какое-то время он удерживал старых министров, одним из первых актов его правления было создание Частного комитета, в состав которого вошли его молодые и полные энтузиазма друзья — Виктор Кочубей, Николай Новосильцев, Павел Строганов и Адам Ежи Чарторыйский — для рисования. разработал план внутренней реформы, результатом которой должно было стать установление конституционной монархии в соответствии с учениями эпохи Просвещения.

    Через несколько лет либерал Михаил Сперанский стал одним из ближайших советников царя и составил множество планов сложных реформ. В результате правительственной реформы Александра I старые коллегии были упразднены, а вместо них были созданы новые министерства во главе с министрами, ответственными за корону. Совет министров под председательством Государя решал все межведомственные вопросы. Государственный совет создан с целью совершенствования техники законодательства. Он должен был стать Второй палатой представительного законодательного органа.Правящий Сенат был реорганизован в Верховный суд Империи. Кодификация законов, начатая в 1801 году, ни разу не проводилась во время его правления.

    Когда началось царствование Александра, в России было три университета: в Москве, Вильно (Вильнюс) и Дерпте (Тарту). Они были усилены, а еще три были основаны в Санкт-Петербурге, Харькове и Казани. Были созданы или поддержаны литературные и научные организации, и правление стало известно благодаря помощи, оказанной наукам и искусствам Императором и богатой знатью.Позже Александр изгнал иностранных ученых.

    После 1815 года были введены военные поселения (фермы, на которых работали солдаты и их семьи под военным контролем), с идеей сделать армию или ее часть экономически самоокупаемой и обеспечить ее призывниками.

    Александр хотел решить еще один важный вопрос в России — статус крепостных, хотя это было достигнуто только в 1861 году, во время правления его племянника Александра II. Его советники тихо и подробно обсуждали варианты.Он осторожно распространил право владения землей на большинство классов подданных, включая государственных крестьян, в 1801 году и создал новую социальную категорию «свободных земледельцев» для крестьян, добровольно освобожденных их хозяевами в 1803 году. Новые законы позволили всем классам. кроме крепостных владеть землей, привилегия, ранее ограниченная дворянством. Как гласит название указа 1803 года, неофициально известного как «Указ о вольных пахарях», крепостные были освобождены и наделены землей по завещанию крепостного владельца в соответствии с платежными или рабочими обязательствами.Во время правления Александра I было освобождено только около 7300 крестьян мужского пола (с семьями) или около 0,5% крепостных.

    Российское государство также продолжало поддерживать крепостное право в связи с призывом на военную службу. Призывные крепостные резко увеличили численность русской армии, что привело к победе в наполеоновских войнах и русско-персидских войнах; это не изменило неравенства между Россией и остальной Западной Европой, которая переживала аграрные и промышленные революции. По сравнению с Западной Европой было ясно, что Россия находится в невыгодном экономическом положении.Европейские философы эпохи Просвещения критиковали крепостное право и сравнивали его со средневековыми трудовыми практиками, которых почти не существовало на остальном континенте. Большинство российских дворян не было заинтересовано в изменении западных трудовых практик, предложенном Екатериной Великой. Вместо этого они предпочитали закладывать крепостных с целью получения прибыли. В 1820 году 20% всех крепостных были заложены их собственниками в государственные кредитные учреждения. В 1859 г. этот показатель был увеличен до 66%.

    Крестьянин уезжает от помещика в Юрьев день Картина Сергея В.Иванова с 1908 года, изображая семью крепостных, покидающих своего помещика в Юрьев день, двухнедельный период, который был единственным временем в году, когда русские крестьяне могли свободно переходить от одного помещика к другому до отмены крепостного права в 1861 году.

    Атрибуции

    • Внутренние реформы Александра I

    традиций изучения качества и эффективности законодательства в российской юридической науке конца XIX — начала XXI веков электронная книга (2014) / 978-3-8329-7979-9

    Абстракция

    Регуляторные реформы и качество законодательства в настоящее время являются важными вопросами, обсуждаемыми среди ученых-юристов, юристов-законодателей и политиков.Во многих странах, а также на уровне Европейского Союза прилагаются усилия по совершенствованию правил и внедрению новых стандартов или укреплению существующих передовых практик. Реформы включают существенные аспекты (содержание норм или государственной политики), а также процедурные или институциональные аспекты, а также методы и формы регулирования.

    Эта публикация содержит материалы с точки зрения различных стран и правовых систем. Особое внимание уделяется ситуации в России, где реформы регулирования сталкиваются с особыми проблемами, поскольку нынешний контекст во многих отношениях фундаментально отличается от советского прошлого.Политические, институциональные, экономические, технические и территориальные условия действительно трудно сопоставимы и требуют более глубоких и всеобъемлющих изменений, чем в большинстве других стран. Кроме того, в материалах подчеркивается необходимость проведения реформ; недостаточно просто решить их.

    Zusammenfassung

    Seit einigen Jahren befassen sich Wissenschaft, Verwaltung und Politiktensiv mit der Verbesserung staatlicher Regulierungen.Regulierungsreformen und Bestrebungen zur Qualitätssicherung in der Gesetzgebung sind in zahlreichen Staaten und namentlich auch in der Europäischen Union auf der Tagesordnung. Sie betreffen die Inhalte (Normen, öffentliche Politiken), die staatlichen Entscheidungsverfahren und Strukturen sowie die Regulierungstechniken und -formen.

    Die vorliegende Publikation enthält Beiträge aus der Sicht verschiedener Länder und Rechtssysteme, legt aber ein besonderes Augenmerk auf Russland. In diesem Land sind Regulierungsreformen mit besonderen Herausforderungen verbunden, denn sie finden in einem Kontext statt, der sich von der Situation in der früheren Sowjetunion in politischer, Institutioneller, wirtschaftlicher, technischer un территориально управляющий Hins.Es wird auch deutlich, dass es nicht genügt, Reformen zu beschließen. Entscheidend ist letztlich, ob und wie Reformen praktisch umgesetzt werden.

    Mit Beiträgen von:

    Ольга Афанасьева | Юрий Арзамасов | Алексей Автономов | Владимир Баранов | Йоэль Каррильо | Надежда Чучелина | Тимеа Дриноци | Жан-Пьер Дюпра | Сергей Фабричный | Сун-ки Хан | Владимир Исаков | Сергей Кабышев | Ульрих Карпен | Миклош Кочиш | Сергей Липень | Люциус Мадер | Владимир Мазаев | Гарри Минх | Дэвид Ноубл | Лорена Оссио Бустильос | Наталья Путило | Владимир Сивицкий | Марта Таварес де Алмейда | Юрий Тихомиров | Даниил Цыганков | Феликс Ульманн | Вим Воерманс | Хелен Ксантаки | Мауро Замбони

    .