Виды обыденного познания: Отличия между обыденным и научным мышлением

Содержание

Отличия между обыденным и научным мышлением

Джон Сконози вместе со своим соавтором выпустили в 1994 году учебник «Essentials of Research Methods in Psychology», где представили сравнительные таблицы свойств обыденного и научного мышления:  

Параметры

Познание

Обыденное

Научное

В целом

Интуитивное

Эмпирическое

Наблюдения

Случайные, неконтролируемые

Систематические, контролируемые

Свидетельства

Субъективные, при­страстные

Объективные, непристрастные

Понятия

Смутные, с избыточ­ными значениями

Ясные, выделена их специфика и состав

Инструменты

Неточные, неопреде­лённые

Точные, определённые

Измерения

Невалидные, ненадёж­ные

Валидные, надёжные

Гипотезы

Нетестируемые

Тестируемые

Установки

Некритические, соглашательские

Критические, скептические

Можно выделить и другие параметры, по которым обыденное познание отличается от научного.

Так, предметом наблюдения обыденного познания служат, как правило, отдельные явления (события) в целом; научное познание выделяет в явлении (событии) отдельные признаки и свойства. Обыденное познание ориентировано на оценку конкретных людей по особенностям их поведения, личности, взглядов; научное познание изучает явления (события) по тому, как они выражены у разных людей.

Обыденному познанию присуща субъективность в подборе фактов: искусственно подбираются лишь те факты, которые подтверждают имплицитную «теорию»; противоречащие свидетельства недооцениваются и отбрасываются. Обобщения при обыденном познании безграничны; они имеют тенденцию к глобализации. Научные обобщения обязательно ограничены — генеральной совокупностью, законом, причинным отношением, конкретными явлениями, переменными и т.п. Как и научное, обыденное познание исходит из некой теории. Обыденные теории имплицитны и избыточно абстрактны; их невозможно фальсифицировать; конкретная сфера их действия не обозначена, их объяснения носят всеобщий характер. Научные теории эксплицитны; они основаны на эмпирических данных, поддаются фальсификации, имеют определённую (а не любую) сферу действия; их объяснения распространяются на эту сферу и ограничены этой сферой. Выводы обыденного познания основаны на частных случаях и ситуациях из индивидуального опыта и/или из опыта референтных лиц и групп. Обыденные выводы практически не имеют каких-либо отчётливых (обоснованных) ограничений. Предсказания являются всеобщими и неконкретными. В противоположность обыденным, научные выводы имеют вероятностный характер. Основанием для научных выводов служат эмпирические данные, полученные на выборке и распространённые на генеральную совокупность. Выводы ограничены определёнными условиями. Предсказания конкретны и распространяются на определённую область явлений.

Эти характеристики обыденного и научного познания сведены в новую таблицу: 

Параметры

Познание

Обыденное

Научное

Предмет наблюдения

Отдельные явления (события) в целом

Отдельные признаки, присущие нескольким явлениям (событиям)

 

Люди — явления

Оценки людей по особенностям их по­ведения, личности, взглядов

Изучение явлений (событий) по тому, как они выражены у разных людей

Подбор фактов

Субъективность: факты, подтверждающие «теорию», подбираются искусственно, противоречащие свидетельства отбрасываются

Учитываются факты и в пользу теории, и против неё

Обобщения

Не имеют ограничений, избыточно абстрактны

Ограничены генераль­ной совокупностью, законом, причинным отношением, определёнными явлениями, определёнными переменными и т. п.

Теории

Имплицитные, абстрактные, глобальные, нефальсифицируемые, не ограничены конкретной сферой действия, объяснения имеют всеобщий характер

Эксплицитные, основаны на эмпирических данных, поддаются фальсификации, имеют определённую сферу действия; объяснения распространяются только на эту сферу

Выводы

Основаны на частных случаях и являются случайными

Имеют вероятностный характер

Основания для выводов

Отдельные случаи и ситуации из индивидуального опыта и/или из опыта референтных лиц и групп

Эмпирические данные, полученные на выборке и распространенные на генеральную совокупность

 

Сфера действия выводов

Практически не имеют отчётливых (обоснованных) границ

Ограничены определёнными сферой и условиями

 

Предсказания

Всеобщие и неконкретные

Конкретные и распространяются на определённую область явлений

Цитируется по: Дорфман Л. Я., Методологические основы эмпирической психологии, М., «Смысл», 2005 г., с. 133-136. Цитата предоставлена Викентьевым И.Л.

Познание (Лопухов, 2013) | Понятия и категории

ПОЗНАНИЕ — процесс активного отражения и воспроизведения окружающей действительности в сознании человека, в образном и понятийном мышлении; постижение закономерностей существования и развития объективного мира и его отдельных фрагментов, постижение всего того, что выработало человечество и что стало неотъемлемой принадлежностью человеческой -культуры, в том числе и то, что составляет систему ценностей. Результатом познания является получение нового знания об окружающем мире. Ученые выделяют следующие виды познания: обыденное, научное, социальное, философское, художественное, мифологическое и религиозное познание. Обыденное познание занимает в духовно-практической деятельности человека видное место. В нем отражаются ближайшие, непосредственные условия существования людей (природная среда, быт, экономические процессы, в которые человек включен каждодневно).

Ядром обыденного познания является так наз. здравый смысл, который включает элементарные сведения о мире. Обыденное познание «схватывает» простейшие, лежащие на поверхности связи бытия, развивается стихийно, и поэтому соединяет в себе не только здравый смысл, народную мудрость в элементах фольклора, но и всякого рода предрассудки, верования, мистику.

Основной формой познания является научное познание. Специфика данного вида познания заключается в том, что оно подчиняется некоторым строгим принципам (причинности явлений и событий, истинности или достоверности, объективности и относительности научного знания). В процессе познания используются такие методы познания как наблюдение, эмпирическое описание, эксперимент, анализ и синтез, абстрагирование, обобщение, индукция и дедукция, аналогия, моделирование, метод, формализации, гипотезы, вы-движения идеи, формулирования научной концепции, теории, в которой представлена система обобщенного, достоверного и упорядоченного знания об объекте.

Наконец, специфической стороной научного познания является научный язык — язык понятий и символов. Научное познание протекает не стихийно, а целенаправленно, нацелено на получение объективного (достоверного) знания об объекте. Оно не допускает привнесения в знание субъективных моментов от познающего субъекта. Для науки окружающий мир представляет собой всего лишь реальность, которая дана человеку в ощущениях его и которая должна быть беспристрастно исследована.

Свои особенности имеет социальное познание. Главной его особенностью является совпадение субъекта и объекта познания. В социальном познании затруднена постановка эксперимента, равно как и строгое следование принципу объективности. Результатам социального познания является обнаружение устойчивых связей между фактами и явлениями, открытие закономерностей, имеющих вероятностный характер, а также так наз. социальное прогнозирование. Чтобы социальное познание максимально приближалось к научному, особое внимание уделяется установлению социальных фактов (явления, события, действия отдельных людей или групп, продукты материальной и духовной деятельности, мнения, суждения, оценки).

Далее следует отбор, систематизация, классификация, интерпретация социальных фактов с использованием конкретно-исторического подхода к социальным явлениям, принципа объективности, причинности. На этапе обобщения требуется строгое логическое обоснование выводов, идей, умозаключений. Философскому познанию присуще стремление к обобщению и синтезу всех иных форм познавательной деятельности, теснейшая связь со всей духовной культурой общества. Для философского познания характерен специфический язык, глубина проникновения в суть наиболее характерных общественных, природных, психосоциальных явлений. Философия стремится привести все сведения о мире в строчную систему, понять всё сущее как единство многообразия. Философия всегда пребывает в режиме диалога с иными формами познания. Ее удел и призвание — постигать всеобщее в бытии, находить ответы на важнейшие мировоззренческие вопросы. Художественное познание представляет собой «мышление образами» (В. Г. Белинский), воплощенное в различных формах искусства и фольклора.
Художественный образ является в данном случае основным средством познания мира, чувственно-наглядным воплощением идеи. Художественное познание осуществляется с помощью таких понятий, как прекрасное и безобразное, комическое и трагическое, возвышенное и низменное. К средствам художественного познания относится звук в музыке, пластический образ в скульптуре, зрительно воспринимаемый образ в живописи, литературный, сценический образ, благодаря которым постигается внутренний мир человека, закономерности и противоречия его становления как личности. Мифологическое познание появилось в древнейшие времена, когда еще не сформировалась духовно свободная личность с развитым интеллектом. В основе мифологического познания эмоционально-образное и образно-конкретное восприятие мира. В древних мифах, сказаниях, легендах, преданиях главными действующими силами выступали очеловеченные силы природы. Через них человек постигал себя, свои возможности, природные явления и связи между ними. Древние мифы оставили после себя не только образный стиль мышления и эмоционально окрашенное мировосприятие.
Они дали очень богатую пищу для искусства, для развития других форм общественного сознания.

В системе форм познавательной деятельности человека специфическое место занимает религиозное познание. Оно представляет собой мышление догмами и включает в себя сложный комплекс иллюзорных представлений о мире, на основании которых возводится так наз. вторичное бытие (монастыри, храмы, религиозные общности, предметы религиозных культов и т. д.). Религиозное познание — это богопознание, познание божественных откровений во имя совершенствования человеческого духа и человеческих отношений, познание частицы Бога в себе, формирование религиозной картины мира. Религиозное познание и религиозная картина мира наложили огромный отпечаток на мировоззрение людей и духовную культуру человечества. Религия — одна из важнейших форм духовного опыта человечества, в котором воплощены искания более человечного мира, нежели мир реальный.

В системе рационального познания различают следующие ступени познания: ощущение, восприятие, представление, понятие, суждение, умозаключение. Первые три ступени относятся к чувственному уровню познания, вторые три — к абстрактно-теоретическому. Цель познания — поиск истины как совокупности сведений, бесконечно приближающих отражение изучаемого (познаваемого) объекта в сознании познающего субъекта к сущности объекта. Нельзя забывать, что на каждом этапе познания истина выступает как относительный, незавершенный, меняющийся образ познаваемого объекта. В силу этого принципиально невозможен результат, завершающий процесс познания.

Словарь терминов и понятий по обществознанию. Автор-составитель А.М. Лопухов. 7-е изд. переб. и доп. М., 2013, с. 277-282.

Основные виды познания (практическое, обыденное художественное). Особенности научного познания.

Познание — творческая деятельность субъекта, ориентированная на получение достоверных знаний о мире. Познание является сущностной характеристикой бытия культуры и в зависимости от своего функционального предназначения, характера знания и соответствующих средств и методов может осуществляться в следующих формах: обыденное, мифологическое, религиозное, художественное, философское и научное.

Познание начинается с чувственного (ощущения, восприятие, представление), затем логическое (понятие, суждение, умозаключение). Суждения имеют общую форму и не зависят от языка. Умозаключения ведут к получению нового знания. При индукции требуется проверка, т. к. индукция не полна. При дедукции требуется проверка исходного постулата.
Научное познание формируется на основе обыденного.

Особенности научного познания:

1. Основная задача научного познания – обнаружение объективных законов действительности – природных, социальных (общественных) законов самого познания, мышления и др. Это основной признак науки, главная ее особенность.

2. На основе знания законов функционирования и развития исследуемых объектов наука осуществляет предвидение будущего с целью дальнейшего практического освоения действительности.

3. Непосредственная цель и высшая ценность научного познания – Объективная истина, постигаемая преимущественно рациональными средствами и методами, но не без участия живого созерцания и внерациональных средств.  

4. Существенным признаком познания является его системность. Без системы это не наука.

5. ДЛЯ науки характерна постоянная методологическая рефлексия. Это означает, что в ней изучение объектов, выявление их специфики, свойств и связей всегда сопровождается — в той или иной мере – осознанием методов и приемов, посредством которых исследуются данные объекты.

6. Научному познанию присуща строгая доказательность, обоснованность полученных результатов, достоверность выводов. Знание для науки есть доказательное знание. Знание должно быть подтверждено фактами.

7. Научное познание есть сложный, противоречивый процесс производства и воспроизводства новых знаний, образующих целостную и развивающуюся систему понятий, теорий, гипотез, законов и других идеальных форм, – закрепленных в языке Процесс непрерывного самообновления наукой своего концептуального и методологического арсенала — важный показатель (критерий) научности.

8. Знание, претендующее на статус научного, должно допускать принципиальную возможность эмпирической проверки. Процесс установления истинности научных утверждений путем наблюдений и экспериментов называется верификаций, а процесс установления их ложности – фальсификация.  Важным условием при этом является направленность научной деятельности на критику своих же собственных результатов.

9. В процессе научного познания применяются такие специфические материальные средства, как приборы, инструменты, другое так называемое «научное оборудование», зачастую очень сложное и дорогостоящее (синхрофазотроны, радиотелескопы, ракетно-космическая техника и т.д.).
10. Специфическими характеристиками обладает субьект научной деятельности — отдельный исследователь, научное сообщество, «коллективный субъект». Занятие наукой требует особой подготовки познающего субъекта, в ходе которой он осваивает сложившийся запас знаний, средства и методы его получения, систему ценностных ориентации и целевых установок, специфичных для научного познания, этические принципы.

Эти критерии выполняют охранительную функцию, ограждают науку от бреда. Научное познание — это конкретно-историческая система критериев. Она постоянно меняется и приведенный набор не постоянен. Также есть критерий логической непротиворечивости, принципы простоты, красоты, эвристичности, когерентности.

Обыденное познание существовало с самого зарождения человечества, доставлявшее элементарные сведения о природе и окружающей действительности. Основой был опыт повседневной жизни, имеющий, однако, несистематический характер. Является исходным пластом всякого познания. Обыденное знание: здравый смысл, и приметы, и назидания, и рецепты, и личный опыт, и традиции.

Его особенностью является то, оно используется человеком практически неосознанно и в своем применении, не требует предварительных систем доказательств.

Другая его особенность — принципиально бесписьменный характер. Ученый, оставаясь ученым, не перестает быть просто человеком.

Особую форму вненаучного знания представляет собой так называемая народная наука, которая в настоящее время стала делом отдельных групп или отдельных субъектов: знахарей, целителей, экстрасенсов, а ранее шаманов, жрецов, старейшин рода. Народная наука существует и транслируется в бесписьменной форме от наставника к ученику. Можно выделить конденсат народной науки в виде заветов, примет, наставлений, ритуалов и пр.

В картине мира, предлагаемой народной наукой, большое значение имеет круговорот могущественных стихий бытия. Природа выступает как «дом человека», а человек, в свою очередь, как органичная его частичка, через которую постоянно проходят силовые линии мирового круговорота. Считается, что народные науки обращены, с одной стороны, к самым элементарным, а с другой — к самым жизненно важным сферам человеческой деятельности, как-то: здоровье, земледелие, скотоводство, строительство.
Художественная деятельность несводима целиком к познанию. Художественно осваивая действительность в различных своих видах (живопись, музыка, театр и т.д.), удовлетворяя эстетические потребности людей, искусство одновременно познает мир, а человек творит его — в том числе и по законам красоты. В структуру любого произведения искусства всегда включаются в той или другой форме определенные знания о природе, о разных людях и их характерах, о тех или иных странах и народах, о культуре, обычаях, нравах, быте, об их чувствах, мыслях и т.д.

Специфической формой освоения действительности в искусстве является художественный образ, мышление в образах, «чувствующая мысль». Наука же осваивает мир, прежде всего в системе абстракций.

Cпецифика религиозного познания состоит не только в способности к трансцендированню. к выходу за пределы чувственно осязаемой реальности и признании иного («сверхъестественного») мира — проще говоря, Бога или богов.

Особенности религиозного познания определяются тем, что оно обусловлено непосредственной эмоциональной формой отношения людей к господствующим над ними земным силам (природным и социальным). Будучи фантастическим отражением последних, религиозные представления содержат в себе определенные знания о действительности, хотя нередко и превратные. Достаточно мудрой и глубокой сокровищницей религиозных и других знаний, накопленных людьми веками и тысячелетиями, являются, например, Библия и Коран. Однако религия (как и мифология) не производила знание в систематической и тем более теоретической форме. Она никогда не выполняла и не выполняет функции производства объективного знания, носящего всеобщий, целостный, самоценностный и доказательный характер. Если для религиозного познания характерно соединение эмоционального отношения к миру с верой в сверхъестественное, то сущность научного познания — рациональность, которая в качестве подчиненных моментов содержит и эмоции, и веру.

Важнейшим понятием религии и религиозного познания является вера. В этой связи отметим, что в понятии «вера» следует выделять два аспекта: а) религиозная вера; б) вера как уверенность (доверие, убеждение), т. е. то, что еще не проверено, не доказано в данный момент, в различных формах научного познания и прежде всего в гипотезах. Эта вера есть и всегда останется основным мотивом всякого научного творчества.

Особенности философского познания заключаются в том, что специальные науки изучают свой фрагмент бытия (постижения определенных вопросов), а философия стремится изучать мир в целом, ищет причины всего (целостное постижение).
Частные науки обращены к явлениям существующим объективно, вне человека, а философия  формулируется как вопрос об отношении человека к миру.

Частный специалист не задумывается, как возникла его дисциплина, а философия науки направлена на выявление достоверных основ, которые могли бы служить точкой отсчета.

Наука направлена на описание и объяснение процессов действительности, а философия на осмысление таких проблем, как мир и человек, судьба, культуры, природа познания и т. д.

НАУЧНОЕ ПОЗНАНИЕ — ПОЗНАНИЕ

Во-первых, наука имеет дело с особым набором объектов реальности, не сводимых к объектам обыденного опыта. Для изучения объектов науки нужны специальные средства и орудия, которые не применяются в обыденном познании. Наука использует специальную аппаратуру, измерительные инструменты, позволяющие экспериментально изучать новые типы объектов.

Во-вторых, наука использует специальный язык. В науке имеет место и язык обыденной речи, но она не может только на его основе описывать объекты изучения. Обыденный язык приспособлен для описания объектов повседневной практики человека, наука же выходит за рамки такой практики. Понятия обыденного языка часто бывают нечеткими, многозначными. Точный их смысл можно понять только в процессе общения. Наука же стремится как можно более четко сформулировать свои понятия.

В процессе накопления научных знаний язык науки постоянно развивается, появляются новые понятия, часть которых может постепенно входить в повседневную речь. Например, такие ранее специальные научные термины, как «электричество», «компьютер» и другие, стали привычными всем словами.

Научная аппаратура и язык науки — это результаты уже полученных знаний, но в то же время они используются для дальнейшего исследования.

К особенностям научного познания относится и специфика научных знаний. Их не всегда можно проверить опытным путем и применить на практике. Наука вынуждена приводить доказательства новых знаний на основе тех, истинность которых уже доказана. В связи с этим важными отличиями научного познания от обыденного выступают взаимосвязь и системность научных знаний.

В период зарождения науки научное познание было связано с отражением только тех явлений, которые постоянно имели место в процессе жизнедеятельности человека. Анализ этих явлений приводил к определенным теоретическим выводам. В ходе развития научного познания методика исследования изменилась. Ученые стали сначала создавать идеальные объекты в данной научной области, а затем переносить их на практику. Таким образом, появились гипотезынаучные предположения, истинность которых требует доказательств. Благодаря выдвижению гипотез научное познание получает возможность прогнозирования развития тех или иных явлений в будущем. Так выдвигаются теории — особые типы знаний, которые объединяют совокупность понятий и выводов по какому-либо вопросу в единую систему. Теории — это уже доказанные научные положения. Их можно назвать доказанными гипотезами. Тем не менее при применении теории в каждом конкретном случае новые данные должны быть включены в контекст доказательств.

Научное познание отличается от обыденного еще и методами познавательной деятельности. Обыденное познание основано на чувственном восприятии и рациональном осмыслении уже существующего объекта. В научном познании нередко необходимо сначала обнаружить сам объект познания, например, небесное тело — в астрономии, атом — в физике и т.д. Изучаемый объект выделяется из совокупности других элементов природы и исследуется с помощью специальных приемов и методов. Методом называется способ решения познавательных задач. Применение к предмету исследования конкретных приемов и методов научного познания называется методологией. Этим термином также определяется наука, изучающая методы научного познания.

Научное познание в отличие от обыденного предъявляет определенные требования и к субъектам познавательной деятельности. Для занятия наукой необходимы специальная подготовка, наличие базовых знаний и навыков, владение специальными средствами исследования. Чтобы заниматься какой-либо наукой, необходимо получить соответствующее образование в высшем учебном заведении. Субъект научного познания должен четко понимать, что он исследует, как это сделать и для чего это нужно, т.е. он должен осознавать цели своей деятельности и знать средства их достижения. Целью любого ученого, в какой бы области науки он ни проводил исследования, служит поиск объективной истины и получение нового знания. Процесс познания может быть плодотворным только тогда, когда он осуществляется на основе объективных законов развития предмета исследования. В связи с этим основной задачей науки становится выявление таких законов.

Следует отличать научное познание от различных форм вненаучного познания. К ним относятся:

1) мифология — донаучное познание, ставшее предпосылкой возникновения науки;

2) лженаучное познание, использующее в познавательной деятельности домыслы и предрассудки;

3) антинаучное познание, намеренно искажающее действительность;

4) обыденное познание, включающее повседневный практический опыт человека.

Результаты научного познания — научные знания — в большинстве случаев используются на практике. То же можно сказать и о других видах познания. Однако в основе мифологического мышления лежит вымысел, ориентирующий человека на покорность силам природы. Лженаучное и антинаучное познание не в силах способствовать достижению положительных результатов практической деятельности в силу неистинности. Наконец, знания, полученные в результате обыденного познания, находят воплощение в практической деятельности конкретных людей или их групп, в отличие от результатов научного познания, которые имеют огромное практическое значение для всего человечества. Кроме того, научное познание не персонифицировано. По его результатам нельзя охарактеризовать личность исследователя, в отличие от результатов обыденного познания или художественного творчества.

В то же время на процесс и результаты научного познания оказывают влияние мировоззрение, политические, религиозные взгляды ученого, его ценностные ориентации, а также факторы внешней социокультурной среды. Так, от позиции исследователя зависит трактовка явлений в исторической, политологической, философской и других гуманитарных науках. Кроме того, оценка явлений зависит от общественного строя, политики государства, уровня развития знаний в данную эпоху. Так, гипотезы, по- новому рассматривавшие строение Вселенной, встречали негативную реакцию церкви, так как расходились с ее доктриной.

Анализ исторического развития науки показывает, что она часто опережает время, и результаты научного познания находят применение только в будущем. Это еще раз доказывает значение науки и ее роль в развитии научно-технического и социального прогресса.

В структуре научного познания выделяют два уровня — эмпирический и теоретический. Эмпирический уровень связан с чувственным познанием, задача которого заключается в получении знаний на основе чувственного опыта. В отличие от стихийного чувственного познания эмпирическое является целенаправленным восприятием окружающего мира (например, целенаправленный выбор объекта исследования). На теоретическом уровне формулируются принципы, законы, создаются теории, в которых заключается сущность познаваемых объектов. Каждый из этих уровней содержит набор методов познания.

Любому виду человеческого познания свойственны такие методы, как анализ и синтез, индукция и дедукция, абстрагирование и обобщение и т.д. За ними закрепилось название общелогических методов познания.

Анализ — это метод исследования целостного предмета путем рассмотрения его составляющих частей (сторон, признаков, свойств или отношений) с целью их всестороннего изучения.

Синтез — это обобщение, сведение в единое целое данных, полученных путем анализа ранее выделенных частей (сторон, признаков, свойств или отношений) предмета.

Анализ и синтез — это наиболее простые и в то же время наиболее универсальные приемы познания.

В процессе исследования ученому часто приходится делать выводы об изучаемом объекте на основе сведений об уже известных объектах. При этом выводы об отдельных явлениях могут строиться на основе общих принципов и наоборот. Такие умозаключения называются индукцией и дедукцией. Индукция — это такой метод исследования, при котором общий вывод делается на основе частных посылок (от частного к общему). Дедукция — это метод исследования, посредством которого из общих посылок следует заключение частного характера (от общего к частному).

Одним из общелогических методов познания служит абстрагирование. Оно заключается в отвлечении от ряда свойств изучаемого явления с одновременным выделением интересующих исследователя свойств. В результате можно сопоставить внешне несопоставимые явления, в связи с чем создается основа для объединения их в единый вид (например, класс животных, породы минералов и др.). Такое объединение происходит с учетом общих признаков. В этом случае используетсяметод обобщения, т.е. выделение общих признаков и свойств.

В ходе процесса познания может выясниться, что свойства изучаемого объекта совпадают со свойствами уже изученного. В результате можно сделать вывод о сходстве самих объектов. Такой метод исследования называется аналогией.

Близким по смыслу к аналогии выступает метод моделирования, т.е. создание копии изучаемого объекта для изучения оригинала с одной из сторон. Модель может отличаться от оригинала размером, формой и т.д., но должна повторять те свойства объекта, которые подлежат изучению. Важное свойство модели — это ее удобство для исследования, особенно в том случае, когда изучение оригинала по каким-либо причинам затруднительно. Иногда изучение объекта по его модели диктуется экономическими соображениями (она дешевле оригинала). Модели могут быть материальными и идеальными. Первые — это реальные объекты, а вторые — строятся в сознании исследователя и изображаются в знаковой форме, например, в виде математических формул. В настоящее время все большее распространение получает компьютерное моделирование, основанное на использовании специальных программ.

К методам эмпирического научного познания относится наблюдение — целенаправленное восприятие изучаемых объектов. Это не пассивное созерцание, а активная деятельность, включающая рациональные факторы. Элементами эмпирического познания служат сам наблюдатель, объект наблюдения и средства наблюдения (приборы, технические средства и т.д.). Наблюдение никогда не бывает стихийным. Оно всегда основано на научной идее, гипотезе, предположении.

Наблюдение связано с описанием, которое закрепляет и передает результаты наблюдения с помощью определенных знаковых средств (схем, рисунков, графиков и цифр). Описание может быть количественным и качественным. Количественное описание закрепляет данные измерений, т.е. цифровые данные, с помощью которых осуществляется сравнение объектов. При этом необходимо, чтобы единицы измерения совпадали или могли быть переводимы одна в другую. Качественное описание фиксирует сущность объектов, их качественные характеристики (упругость материалов, теплопроводность и т.д.).

С наблюдением и сравнением связан метод эксперимента. В этом случае исследователь активно влияет на изучаемый объект, создавая специфические условия с целью получения определенных результатов. Особенность эксперимента состоит в том, что исследователь может многократно повторять воздействие на предмет. Однако он не может создавать свойства предмета, он может их только выявлять. Кроме того, в процессе эксперимента часто возникают новые проблемы, которые становятся стимулом для дальнейшего исследования.

К теоретическим научным методам познания относится метод формализации, заключающийся в построении абстрактных моделей, раскрывающих сущность явлений. При этом информация об объекте исследования фиксируется знаками, формулами и т.д.

Следующий метод — аксиоматический. Он состоит в выдвижении исходных положений, не требующих доказательств, на основе которых строится определенная система выводов. Утверждение, доказательства истинности которого не требуется, называется аксиомой. Такой метод чаще всего применяется в математических науках.

Задача научного познания состоит в том, чтобы дать целостный образ исследуемого явления. Любое явление действительности можно представить, как конкретное переплетение самых различных связей. Теоретическое исследование выделяет эти связи и отражает их с помощью определенных научных абстракций. Но простой набор таких абстракций еще не дает представления о природе явления, о процессах его функционирования и развития. Для того чтобы создать такое представление, необходимо мысленно воспроизвести объект во всей полноте и сложности его связей и отношений. Такой прием исследования называется методом восхождения от абстрактного к конкретному. Применяя его, исследователь вначале находит главную связь изучаемого объекта, а затем, шаг за шагом прослеживая, как она видоизменяется в различных условиях, открывает новые связи, устанавливает их взаимодействия и таким путем отображает во всей полноте сущность изучаемого объекта.

Особые приемы исследования применяются при построении теоретических знаний о сложных, исторически развивающихся объектах. Такие объекты чаще всего не могут быть воспроизведены в опыте. Например, невозможно в опыте воспроизвести историю возникновения человека, историю какого-либо народа и т.д. Научные знания о таких объектах получают посредством исторического и логического методов исследования.

В основе исторического метода лежат изучение реальной истории в ее конкретном многообразии, выявление исторических фактов и на этой основе — такое мыслительное воссоздание исторического процесса, при котором раскрывается логика, закономерность его развития. Логический метод раскрывает объективную логику истории путем изучения исторического процесса на высших стадиях его развития. Такой подход возможен потому, что на высших стадиях развития история сжато воспроизводит основные черты своей предшествующей эволюции. И в историческом, и в логическом методе предполагается исследование эмпирической базы — реальных исторических фактов. На этой основе выдвигаются гипотезы, которые трансформируются в теоретическое знание о закономерностях исторического процесса.

Все методы научного познания всегда используются в комплексе. Их конкретная комбинация определяется особенностями изучаемого объекта, спецификой исследования. С развитием науки развивается и система ее методов, формируются новые приемы и методы исследовательской деятельности. С развитием компьютеризации заговорили о методах компьютерного анализа, построении виртуальных моделей. В связи с этим задача методологии состоит не только в констатации уже известных методов исследовательской деятельности, но и в выяснении перспектив их развития.

Вопросы и задания

1. Что такое научное познание? Чем оно отличается от обыденного познания?

2. Объясните понятия гипотезы, теории, аксиомы.

3. Что понимается под терминами «метод» и «методология»?

4. Дайте характеристику субъекта научного познания.

5. Чем научное познание отличается от вненаучного познания?

6. Охарактеризуйте уровни научного познания.

7. Какие общелогические методы познания существуют? Дайте им характеристику.

8. Охарактеризуйте методы эмпирического научного познания.

9. Какие бывают методы теоретического научного познания?

10. Ф. Энгельс писал: «Индукция и дедукция связаны между собой столь же необходимым образом, как синтез и анализ. Вместо того чтобы односторонне превозносить одну из них до небес за счет другой, надо стараться применять каждую на своем месте, а этого можно добиться лишь в том случае, если не упускать из виду их связь между собой, их взаимное дополнение друг друга». В чем проявляется взаимосвязь индуктивных и дедуктивных методов познания?

(PDF) Мальцева Е.А. Типология познания кнцепция разнообразия видов

Комсомольского-на-Амуре государственного технического университета

как форма общественной деятельности, а основным средством познания по-прежнему признаѐтся

наука [22].

Переломным моментом в утверждении плюралистического подхода к познанию для отече-

ственной эпистемологии стало издание сборников, подготовленных Институтом философии РАН

и изданных в 1990, 1996 годах, в которых анализируются разные формы знания, обосновывается

их самостоятельная познавательная ценность и специфичность когнитивных функций каждого из

видов познания, и, таким образом, теоретически оформляется концепция многообразия видов по-

знания [8; 10].

Авторы «Новой философской энциклопедии», изданной в 2000 году, анализируя ступени

эволюции познания, выделяют в качестве таковых повседневный опыт, магию, миф, искусство,

религию, право, философию, мораль, идеологию, науку, подчѐркивая, что данные типы познания

«приобретают автономные функции и обогащаются содержанием в ходе взаимодействия между

собой» [15]. При этом одни типы познания накапливают, сохраняют и воспроизводят опыт (миф,

религия, мораль, право), другие занимаются его развитием и обновлением (магия, искусство, фи-

лософия, наука), но все они имеют не только социокультурное значение, но и определѐнный гно-

сеологический статус.

Анализ современной философской литературы показывает признание авторами многообра-

зия типов познания, появление интереса к изучению отдельных видов вненаучного знания в рам-

ках данного подхода. Это позволяет рассматривать обыденное познание не как примитивное, а как

ценное и значимое в системе познания мира, мифологию и религию не как иллюзорное, преврат-

ное сознание, а как особые типы познавательного отношения к действительности и т. д. Таким об-

разом, исследователями создан «контекст содержательного рассмотрения различных форм позна-

ния, в котором их отличия от науки трактовались не как недостатки, а как особенности», выявля-

лась их когнитивная сила [13]. Этот процесс Н. И. Мартишина оценивает как утверждение новой

парадигмы, однако при этом пишет о существующем в современной отечественной теории позна-

ния разрыве – концепция многообразия типов познания принимается на уровне декларации, но от-

вергается в процессе построения выводных концепций (срабатывают традиционные установки).

Автор объясняет данную ситуацию, относя концепцию к «философским крайностям», доводящих

идею до логического предела, ломающих стереотипы, указывающих новые пути развития фило-

софской мысли.

Надо отметить, что стройная систематизация типов познания в современной гносеологии

отсутствует, называются лишь отдельные типы (или виды, формы) познания. В качестве основных

выделяются обыденное, мифологическое, религиозное, художественное, научное, философское.

Последуем данной схеме и дадим характеристику каждому типу.

Обыденное знание впервые было выделено в античной философии в связи с разграничени-

ем «знания» и «мнения». «Мнение» противопоставлялось «знанию» по следующим параметрам:

«мнение» – нефилософское, практическое, в отличие от знания философского, теоретического;

оно предполагает особый склад ума (рассудительность), в отличие от теоретических форм мысли;

оно является общим мнением, в отличие от знания профессионалов. Аристотелевская концепция

«фронезиса» как житейской мудрости может быть рассмотрена в этом контексте в качестве по-

пытки утвердить важность обыденного познания, его незаменимость в решении некоторых позна-

вательных задач.

К проблеме обыденного познания обращалась немецкая классическая философия. Так,

И. Кант разграничивал теоретическое и практическое познания, разум как абстрактное, строго ор-

ганизованное мышление и рассудок как простую способность составлять суждения. Г. Гегель,

стремясь осмыслить взаимосвязь обыденного познания, науки и философии с точки зрения диа-

лектического подхода, приходит в том числе и к идее относительной автономности обыденного

сознания.

В философии марксизма обыденное знание рассматривалось как форма «ложного» созна-

ния, «схватывающая» главным образом видимость вещей, явлений, но не раскрывающая его внут-

ЗДРАВЫЙ СМЫСЛ КАК РАЦИОНАЛЬНАЯ ОСНОВА ОБЫДЕННОГО ПОЗНАНИЯ И ОКНА ОВЕРТОНА КАК НАСИЛИЕ НАД ЗДРАВЫМ СМЫСЛОМ | Опубликовать статью ВАК, elibrary (НЭБ)

Колмакова Е.А.1, Мезенцев Е.А.2

1,2 Кандидат философских наук, доцент, Омский государственный технический университет

ЗДРАВЫЙ СМЫСЛ КАК РАЦИОНАЛЬНАЯ ОСНОВА ОБЫДЕННОГО ПОЗНАНИЯ И ОКНА ОВЕРТОНА КАК НАСИЛИЕ НАД ЗДРАВЫМ СМЫСЛОМ

Аннотация

В статье исследуется один из видов познания: обыденное или житейское, которое признается не лишенным рациональности, что воплощает в себе здравый смысл, выполняющий роль помощи в ориентации человека в мире, принятии быстрых и правильных решений.

На примере технологии Окон Овертона показано, как осуществляется манипулирование общественным сознанием, показывается, как данная технология очень успешно действует против рационального начала в человеке, вопреки здравому смыслу.

Ключевые слова: рациональность, обыденное познание, здравый смысл, Окна Овертона.

Kolmakova E.A.1, Mezentsev E.A.2

1,2 PhD in Philosophy, Associate Professor, Omsk State Technical University

COMMON SENSE AS A RATIONAL BASIS FOR EVERYDAY COGNITION AND THE OVERTON WINDOW AS VIOLENCE OVER COMMON SENSE

Abstract

This article examines one type of knowledge: mundane or everyday, which is not recognized devoid of rationality that embodies common sense, performing the role of aid in the orientation of man in the world, making quick and correct decisions. 

For example, the technology of the Overton Window shows how manipulation of public consciousness, shows how this technology very successfully works against the rational nature in man, contrary to common sense.

Keywords: rationality, everyday cognition, common sense, the Overton Window.

Обыденное (житейское) познание и как его результат практическое (повседневное) сознание долгое время не считались заслуживающими внимания исследователей как нечто иррациональное, а потому бессистемное, хаотичное, фрагментарное в противовес науке как идеалу рациональности. Но с нарастанием разочарования во всесилии «Рацио», что было связано с кризисом естественнонаучного познания в конце XIX столетий, растет интерес к иррациональному, с одной стороны, и  различным видам познания: мифологии, религии, повседневности, с другой. Оказалось, что рациональная составляющая присутствует в них всех. При этом о том, что обыденное сознание выступает как объект рационализации и пропаганды утверждал, например, А.Гефевр.

Основой обыденного познания выступает здравый смысл [1].

«Здравый», то есть «здоровый», нормальный, адекватный и т.п. Это и практическая мудрость, и умение быстро и правильно оценить ситуацию, и оперативно принять рациональное решение. Здравый смысл противостоит бессмысленному, неразумному, нелогичному, неестественному, неправдоподобному, невозможному, нереальному и пр. Он есть рациональная основа обыденного сознания. При этом ему присущи и алогичность, и парадоксальность, но это отдельная тема.

Еще Р.Декарт определял здравомыслие как «способность правильно рассуждать и отличать истину от заблуждения»[2]. Здравый смысл дает человеку некое  «инстинктивное чувство истины», помогает «принимать правильные решения и делать правильные предположения, основываясь на логическом мышлении и накопленном опыте»[3]. В этом смысле он связан с рациональностью – помогает преодолевать предрассудки, суеверия, различного рода мистификации.

Итак, у каждого человека «способность правильно рассуждать» является врожденной, но требует развития. А правильно рассуждать, точнее, «хорошо применять» ум, учит логика. Получается, что понять эту науку способны все, при этом так называемая «интуитивная логика» присуща всем.

Но в современном мире появляется все больше средств воздействия, манипулирования, когда  здравый смысл все меньше связан с логикой и все меньше способен помочь человеку адекватно принимать решения и вообще ориентироваться в окружающей реальности.

Одна из таких очень показательных технологий, которую мы далее и рассмотрим подробнее, получила название «Окна Овертона». Профессор, доктор социологических наук Г.И.Козырев назвал данную модель или технологию «насилием над здравым смыслом» [4].

Джозеф Овертон (1960-2003) – старший вице-президент центра общественной политики Mackinac Center в конце прошлого века описал современную PR-технологию манипулирования общественным сознанием: любую идею (сколь бы она не казалась сначала неприемлемой, аморальной и т.п.), с помощью ряда последовательно проведенных манипуляций можно постепенно внедрить в сознание людей как нормальную и правомерную.

Согласно Овертону, для каждой идеи или проблемы в обществе существует так называемое окно возможностей, то есть рамки, выходить за которые считается недопустимым, аморальным. Но эти рамки можно сдвигать или, точнее расширять, меняя веер возможностей. Здесь необходима последовательность, конечно, довольно длительное время, чтобы общественное сознание постепенно привыкло к новой чуждой ему ранее идее. Ясно, что глобализация делает такую технологию более успешной и более опасной, в первую очередь, для так называемого цивилизованного общества.

Через данную технологию уже внедрена идея нормальности однополых  браков и субкультура гомосексуалистов. А ведь начиналось все с очень продуктивной и полезной для общества идеи толерантности как равнозначимости различных культур. О толерантности и опасности этого явления см. в статье Мезенцев Е.А. «Проблема границ толерантности»[5].

Сегодня через эту технологию дегуманизации или расчеловечивания очень активно внедряется идеи нормальности каннибализма или романтизация суицида (об этом сейчас много материалов в Интернете, см., например, на сайте «Научи хорошему»).

Любая «ненормальная», аморальная идея, как полагал Овертон, проходит ряд стадий: от немыслимого (через радикальное, затем приемлемое, разумное, популярное) до официальной политики.

Мы не будем подробно описывать, как идеи проходят этот путь, об этом много и хорошо написано в Интернете.

В основе и в начале этого пути лежит идея релятивизма, которая была предложена и активно эксплуатировалась еще софистами: человек есть мера всех вещей, он определяет, что ему выбирать, познавать, делать, любить. Из культурного релятивизма вырастает идея толерантности к тому, что «другое». Сегодня почти от любого человека можно услышать: «это мое мнение», «я имею на него право, ведь у нас свобода слова», расхожую банальную фразу, что «сколько людей, столько мнений» и т.п. И не все понимают, что мнение то чаще всего не «мое», а такое, как надо, то есть навязанное извне, при этом утверждаемые вещи сами по себе тривиальны.

«Так как у нас свобода слова, почему бы не поговорить о …!?» Так начинается восхождение идеи, которая является немыслимой, абсурдной, запретной, отвратительной. С другой стороны, начиная с Античности, считалось, что истина ценна сама по себе, вне ее связи с практикой, пользой. Однако тогда Истина была неразрывной с Благом и Красотой. В науку же вошла идея только о том, что истина ценна сама по себе, а добро, красота –  вообще отброшены как не входящие в сферу научного познания. Только в XX веке, когда стала активно развиваться такая дисциплина, как этика науки, опять стали говорить, что необходима этическая регуляция научной деятельности, что ученому не может быть разрешено все, что угодно во имя истины, то есть опять – Истина в единстве по крайней мере с Благом.

В то же время, обращаясь к эстетической стороне вопроса, отметим, что отвратительное, мерзкое, неприятное есть характеристики зла (в широком смысле). А то, что зло привлекательнее и интереснее добра, убедительно показал еще Данте своей «Божественной комедией», изобразив ад сочно и ярко, а рай – пресно и скучно. Любопытно отметить, что в восточной (в частности, в китайской) культуре считается, что «вкусно, что пресно», но для запада сама эта идея кажется скучной.

Так осуществляется первый шаг: снятие табу. Ученые авторитетно, бесстрастно, с использованием научного лексикона, рассуждают о каннибализме, СМИ тиражируют эти рассуждения, общество внимает, ведь науке, авторитету ученых мы привыкли доверять.

При этом следующий очень важный шаг – реальное название явления подменяется эвфемизмом. «В процессе эвфемизации происходит не только «облагозвучивание» явления, но и, самое главное, нередко производится подмена смысла самого понятия… Например, ругательное слово с ярко выраженной негативной коннотацией, обозначающее человека, предпочитающего однополые сексуальные отношения, заменяют более нейтральным, функционирующим как термин, – «гомосексуалист», а затем и вовсе меняют на жаргонное слово, имеющее позитивную эмоциональную коннотацию и способное заменить сухой научный термин, – «гей».  [6, с. 248].

С точки зрения логики и семантики, имя предмета имеет свой денотат (предмет, который обозначает данное имя) и смысл (концепт денотата). При этом «имя является именем для своего денотата, но не для своего смысла» [7]. Один и тот же предмет может иметь несколько имен (о чем выше и было сказано). Каждое имя имеет свой отличающийся от других имен смысл. Например, денотат класс людей можно именовать «разумные существа» или «бесперые двуногие», а смыслы у имен будут различные. [7]. Также точно можно назвать человека педофилом и это прозвучит почти как оскорбление или мягко: «человек, имеющий страсть к детям или «любящий детей» – смысл меняется на противоположный. Сравним: гомосексуалист – человек психически больной (как раньше считалось) или это человек «другого психического склада», иной, нежели масса. Неслучайно сейчас и в массовой литературе и тем более в кино активно эксплуатируются различные вариации на тему «Других», «Иных» существ, где мотив один: сначала «нормальные» люди относятся к «Другим» с опаской, настороженно или даже откровенно враждебно, а потом оказывается, что эти «Иные» добрые, хорошие, положительные. В итоге люди оказываются «плохими». Чем не действие того же Окна Овертона, ведь вряд ли кто-то станет спорить, что на любую точку зрения всегда можно предложить контраргументы, посмотреть с разных сторон (опять же релятивизм).

Значимость смысла слов очень ярко показана в фильме «Посвященный» (2014 г., режиссер Филлип Нойс). Чтобы управлять людьми, важно сделать их безэмоциональными роботами. Героев заставляют забывать прошлое, а также не использовать самые важные слова, например, у них нет слова «любовь», «люблю», вместо этого родители говорят ребенку: «мы тобой довольны». Формируется совершенно другая реальность. Кстати, упадок русского языка (безграмотность людей, сокращение слов, замена иностранными наших слов) сегодня также не стихийный и не случайный процесс.

Даже на основе уже сказанного понятно, насколько сегодня технология Окон Овертона опасна для России. При этом можно встретить и такое мнение в Интернете: «Свои мозги надо иметь, а не пользоваться чужими… Хуже нет, когда у Человека так зависим его взгляд и знание. Слабость убеждений и недоразвитость – вот вам и Окно Овертона…» [8]. Но вряд ли в данном случае стоит быть настолько самоуверенным…

Итак, обыденное познание, вопреки обыденному на него взгляду, не лишено рационального компонента, который воплощается в здравом смысле. Любой человек способен мыслить и поступать разумно, что позволяет ему адекватно воспринимать мир и находить правильные решения в жизни. Именно против этого сегодня направлены многие технологии манипулирования общественным сознанием, в том числе Окна Овертона. При этом, если в одних случаях речь идет о том, чтобы склонить человека выбирать ту или иную зубную пасту или стиральную машину, то в случае с рассмотренной в статье технологий, описанной Дж.Овертоном, речь идет об уничтожении нравственности как основы любого мировоззрения, а соответственно, способности человека адекватно воспринимать мир и ориентироваться в жизни.

Литература

  1. См. в ст.: Колмакова Е.А.Обыденное познание: здравый смысл и рассудок // Общество: философия, история, культура. – 2015. – №6 [Электронный ресурс] URL: http://dom-hors.ru/rus/files/arhiv_zhurnala/fik/2015-6/philosophy/kolmakova.pdf (дата обращения 17.02.2016)
  2. Декарт Р. Рассуждение о методе, чтобы верно направлять свой разум и отыскивать истину в науках [Электронный ресурс] URL: http://modernlib.ru/books/dekart_r/rassuzhdenie_o_metode_chtobi_verno_napravlyat_svoy_razum_i_otiskivat_istinu_v_naukah/read/ (дата обращения 10.02.2016)
  3. Свободная энциклопедий Википедия [Электронный ресурс] URL: https://ru.wikipedia.org/wiki/Здравый_смысл (дата обращения 15.02.2016)
  4. Козырев Г.И. Окна Овертона – насилие над здравым смыслом [Электронный ресурс] URL: http://kozyrev-gi.ru/pages/okna-overtona/ (дата обращения 10.02.2016)
  5. Мезенцев Е.А. Проблема границ толерантности [Электронный ресурс] URL: https://research-journal.org/culture/problema-granic-tolerantnosti/ (дата обращения 15.02.2016)
  6. Мезенцев Е.А., Макухин П.Г., Соломина Н.В. Толерантность и эвфемизм как механизмы «Окон Овертона» // «Духовная составляющая Великой Победы» (К 70-летию Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.): мат. Междунар. науч.-практ. конф. – Луганск, 2015. – Ч.1. – С. 247- 250.
  7. Имя это… //Философская энциклопедия [Электронный ресурс] URL: http://dic.academic.ru/dic.nsf/enc_philosophy/437/ИМЯ (дата обращения 16.02.2016)
  8. Комментарии к статье Козырева Г.И. Окна Овертона – насилие над здравым смыслом [Электронный ресурс] URL: http://kozyrev-gi.ru/pages/okna-overtona/ (дата обращения 15.02.2016)

 References

  1. Sm. v st.: Kolmakova E.A.Obydennoe poznanie: zdravyj smysl i rassudok // Obshhestvo: filosofija, istorija, kul’tura. – 2015. – №6 [Jelektronnyj resurs] URL: http://dom-hors.ru/rus/files/arhiv_zhurnala/fik/2015-6/philosophy/kolmakova.pdf (data obrashhenija 17.02.2016)
  2. Dekart R. Rassuzhdenie o metode, chtoby verno napravljat’ svoj razum i otyskivat’ istinu v naukah [Jelektronnyj resurs] URL: http://modernlib.ru/books/dekart_r/rassuzhdenie_o_metode_chtobi_verno_napravlyat_svoy_razum_i_otiskivat_istinu_v_naukah/read/ (data obrashhenija 10.02.2016)
  3. Svobodnaja jenciklopedij Vikipedija [Jelektronnyj resurs] URL: https://ru.wikipedia.org/wiki/Zdravyj_smysl (data obrashhenija 15.02.2016)
  4. Kozyrev G.I. Okna Overtona – nasilie nad zdravym smyslom [Jelektronnyj resurs] URL: http://kozyrev-gi.ru/pages/okna-overtona/ (data obrashhenija 10.02.2016)
  5. Mezencev E.A. Problema granic tolerantnosti [Jelektronnyj resurs] URL: https://research-journal.org/culture/problema-granic-tolerantnosti/ (data obrashhenija 15.02.2016)
  6. Mezencev E.A., Makuhin P.G., Solomina N.V. Tolerantnost’ i jevfemizm kak mehanizmy «Okon Overtona» // «Duhovnaja sostavljajushhaja Velikoj Pobedy» (K 70-letiju Pobedy sovetskogo naroda v Velikoj Otechestvennoj vojne 1941–1945 gg.): mat. Mezhdunar. nauch.-prakt. konf. – Lugansk, 2015. – Ch.1. – S. 247- 250.
  7. Imja jeto… //Filosofskaja jenciklopedija [Jelektronnyj resurs] URL: http://dic.academic.ru/dic.nsf/enc_philosophy/437/IMJa (data obrashhenija 16.02.2016)
  8. Kommentarii k stat’e Kozyreva G.I. Okna Overtona – nasilie nad zdravym smyslom [Jelektronnyj resurs] URL: http://kozyrev-gi.ru/pages/okna-overtona/ (data obrashhenija 15.02.2016)

Виды познания в философии

Общеизвестно определение деятельности человека как особого специфического вида активности, направленного не только на познание, но и творческое преобразование окружающего мира, включающего самого человека и условия его существования. Деятельность имеет предметный характер. Познание внутреннего необходимого момента предметной деятельности связано с выявлением объективных характеристик предметов, вовлечённых в неё и подверженных изменению, поскольку это в значительной степени обеспечит её продуктивность и успешность. Условию высокой эффективности деятельности будет также способствовать её опора не только на знание объективных свойств предметов, но и на уяснение их сущности, объективных законов изменения. Такого рода задачу призвана решать наука. Применительно к ней принцип предметности и совместности человеческой деятельности означает, что, в отличие от других видов активности, наука имеет присущие только ей предмет и средства, производит свой особенный продукт, обладает своими специфическими способами организации совместности.

Как отмечалось выше, в качестве предмета науки проявляют себя способы ориентации индивида в той или иной определённой сфере, а также в конкретных аспектах (гранях) действительности. Он в значительной степени отличается от предметов обыденного познания и имеет сверхчувственный характер. В частности, сталкиваясь с чувственными предметами, обыденное познание фиксирует их в форме понятий, тем самым завершая выработку способов ориентации в конкретной предметной области.

Научные знания предполагают объяснение фактов, осмысление их во всей системе понятий данной науки. Научное знание охватывает что-то относительно простое, что можно более или менее убедительно доказать, строго обобщить, ввести в рамки законов, причинного объяснения, словом, то, что укладывается в принятые в научном сообществе парадигмы.

Рассмотрение науки в её историческом развитии, даёт нам возможность уяснить, что и теоретическая, и научная деятельность начинаются с их исследования. Понятия, осваиваемые и усваиваемые людьми, отражают общее в вещах, их сущностные черты, свойства, отношения. Благодаря этому, рассмотрение способов ориентировки, определение их взаимосвязи способствуют созданию теоретического облика действительности, открытию законов. Наука здесь решает задачу размежевания объективного компонента способа ориентации (предмета познания) от его субъективной составляющей. Однако она способна не только перенимать понятия (способы ориентации), существующие на обыденном уровне (например, природа, животное, река, линия и т. п.), но и вырабатывать их самостоятельно в том случае, если обыденное познание справиться с этим не может (например, изотоп, протон, катализатор).

Далее следует отметить предопределённость специфики средств научного познания особенностью его предмета. При этом все они совершенствуются и разрабатываются специально, имеют разнообразный характер и включают материальные, математические, логические, языковые средства познания. Несомненно, важнейшим из них является язык науки.

Для достижения научных целей не обойтись без соответствующих — научных — методов познания, в качестве которых выступают особые приёмы работы с идеальным предметом. Так как наука представляет собой теоретическую деятельность, то используемые приёмы всегда должны осознаваться. Тот или иной инструментарий (аппараты, установки, приборы), используемый на эмпирическом уровне познания, позволяет, наряду с определением соответствия теоретических положений конкретным единичным представителям исследуемой предметной области, одновременно выявлять ранее неизвестные их свойства, обеспечивать появление иных способов ориентации в данной сфере. Методы и орудия (др. греч. «органоны» — инструмент, орудие, средство), применяемые в познании, нуждаются в особом языке, который должен отличаться от языка повседневного общения большей точностью и строгостью. Именно по этой причине в развитых областях науки получает распространение язык математики.

История науки показывает, что её предмет и средства оказывают влияние на продукт научной деятельности. В качестве продукта в данном случае представляются те или иные формы научного знания, особое место среди которых занимает теория как итоговое знание. Она представляет собой идеальный образ одной из граней действительности, знание, которое обладает признаками доказанности, обоснованности, истинности, системности, выводимости, критичности и, в принципе, применимости в практике.

Что же касается совместности, общественного характера научной деятельности, то она предполагает необходимость разработки специфического типа нормативно-ценностного регулирования, определяющего конкретные целевые установки научного познания. Бесспорно, что высшая ценность и цель научного искания воплощаются в достижении объективно-истинного знания, в его приращении, а также в открытии закономерностей изучаемой предметной области.

К одной из существенных особенностей научного познания и знания относится обладание ими признаком системности, целостности, который задаётся основаниями научного познания. Именно основания являют собой системообразующий блок, определяющий стратегию научного поиска, систематизацию полученных знаний и обеспечивающий их включение в культуру соответствующей исторической эпохи. С наибольшей полнотой проблема оснований научного познания в отечественной литературе представлена в работах известного специалиста в области теории познания, философии и методологии науки академика Вячеслава Семёновича Стёпина (1934-2018). Будучи одним из признанных организаторов науки, он выдвинул и обосновывал положение о том, что именно эти структуры выступают в роли связующей нити науки с иными видами деятельности, историческим типом культуры в целом, влияют на направленность и стратегию научного поиска. Органической составной частью оснований науки являются три основных блока, представленных идеалами и нормами научного исследования, научной картиной мира и философскими основаниями.

В частности, ценностные и целевые установки науки выражаются в идеалах и нормах. Основные нормативные требования научного поиска представлены доказательностью и обоснованием, объяснением и описанием, системностью построения и организацией знания. Содержательная конкретизация отмеченных норм осуществляется на каждом этапе развития науки.

Отметим и то, что стиль научного мышления данной эпохи обнаруживается через систему представлений о нормах объяснения, описания, доказательности и организации знания. Значимое влияние на характер стиля научного мышления, норм и ценностей науки оказывают особенности исследуемых предметных областей, закрепившиеся образцы познавательной деятельности, которые имеют социокультурную обусловленность. Эталонный образ научной деятельности выражается совокупностью норм, образующих гносеологический идеал науки. В ходе исторического развития науки нашли своё выражение различные, последовательно менявшие друг друга виды идеалов.

Около двух тысячелетий в теоретическом познании продолжалось господство математического идеала. В Новое время вместе с рождением классической науки было положено начало физическому идеалу. Современный период характеризуется становлением социально-гуманитарного идеала.

Благодаря синтезу знаний, обретённых с помощью различных наук, происходит формирование научной картины мира. Органичными составными частями в ней представлены результаты естествознания и конкретных наук (физики, биологии, химии и т. п.). Потребность в структурах, подобных научной картине мира, определяется тем, что, способствуя рождению фундаментальных и прикладных теории, они, в то же время, выступают как исследовательские программы, определяющие задачи и выбор средств научного поиска, способствуя системности научного познания.

Наличие философских идей и принципов выступает катализатором для обоснования идеалов и норм науки, благоприятствует содержательному представлению научных картин мира, делает возможным включение научного знания в контекст культуры. Вместе с тем, они выполняют эвристические функции, содействуя учёным в качестве исходной точки для построения иных теорий.

Иначе говоря, независимо от того, осознают это учёные или нет, в процессе научного исследования постоянно пребывают структуры, определяемые как основания науки. В соответствии с данной точкой зрения, они не есть внешние по отношению к науке факторы, а включены в научное исследование как его структурообразующий компонент. Необходимо заметить, что переход от оснований одного типа (в первую очередь, философских) к другому неизбежно ведёт к переоценке образа науки. Такого рода переход находит проявление в форме качественного преобразования, скачка в развитии науки, именуемого научной революцией.

В этой связи отметим, что сходные с основаниями науки феномены, применительно к отдельным областям научного познания, фиксируются и западной (постпозитивистской) философией науки. Например, известный американский философ Томас Сэмюэл Кун (1922-1996)459 для их обозначения ввёл в научный обиход понятие «парадигма», а британский философ и историк науки Имре Лакатос (1922-1974)460, исследуя движущие факторы развития науки, назвал их «научно-исследовательскими программами».

Наука решает присущую ей задачу, связанную с исследованием способов ориентации в конкретных областях действительности, множественность которых предопределяет её разделение на совокупность научных дисциплин. Являясь основной структурной единицей науки, научная дисциплина проявляет себя как единство деятельности и знания, отличаясь от иных дисциплин предметным полем исследования, способами и средствами познавательной деятельности. Нельзя не отметить относительную автономию, присущую научным дисциплинам. Поскольку предметной области научной дисциплины присуща целостность, это способствует единству дисциплинарного знания и способов действия с ним, согласованности средств коммуникации между специалистами в данной дисциплине и институтов, обеспечивающих её функционирование, тождественности содержания подготовки исследователей.

Таким образом, являясь сложным и глубоким процессом приобретения разнообразных знаний об окружающей действительности, познание имеет особую структуру (виды, методы). Элемент познавательной системы соответствуют определённому периоду развития научной мысли и выбору отдельного человека.

Литература:

  • 459    Американский историк и философ, один из лидеров историкоэволюционистского направления в философии науки. Докторская степень по физике (1949), работал в Гарвардском (1946-1956) и Калифорнийском (1956-1964) университетах, а с 1964 года — в Принстоне. Разработал концепцию исторической динамики научного знания, которая легла в основу теории научной рациональности, радикально отличающейся от логико-позитивистских и «критико-рационалистических» представлений о науке.
  • 460    Венгерский философ и методолог науки, один из наиболее ярких представителей «критического рационализма». В 1956 году эмигрировал из Венгрии. Преподавал в Кембридже, с 1960 — в Лондонский школе экономики, где сблизился с Карлом Поппером. Лакатос наполнил новым содержанием принцип фальсификационизма как методологическую основу теории научной рациональности. Согласно этому принципу, рациональность научной деятельности удостоверяется готовностью учёного признать опровергнутой любую научную гипотезу, когда она сталкивается с противоречащим ей опытом (не только признать, но и стремиться к возможным опровержениям собственных гипотез).

Что такое повседневные знания? (С примерами)

He Повседневные знания , также называемые «знаниями или общей культурой», — это термин, используемый для обозначения фактов, известных большинству людей, которые подтвердились и не могут быть опровергнуты.

Информация, которая является частью повседневных знаний, настолько распространена, что ее не следует цитировать, когда она используется в работе и других исследованиях, поскольку все люди в обществе (или большинство из них) имеют дело с такими знаниями.

Например:

1-Солнце встает на востоке.

2-Барак Обама был президентом США.

3-Англия находится в Европе.

4-Буэнос-Айрес — столица Аргентины.

Кроме того, повседневные знания характеризуются тем, что они не относятся к какой-либо конкретной области, а являются частью общих областей знаний (поэтому их называют общей культурой.

Существует несколько способов определить, является ли определенная информация повседневным знанием или нет, например: информация присутствует в более чем пяти источниках без цитирования, представляет собой пословицу или поговорку, является проверяемым фактом, принимается как «действительная», потому что Известен всем и в дополнительной поддержке не нуждается.

Ежедневные знания и другие виды знаний

Есть четыре типа знания: мифическое, философское, повседневное и научное. Мифическое знание может быть магическим или религиозным, философское — рациональным или критическим.

С другой стороны, научное знание отличается от повседневного, в котором первое является критическим и рефлексивным, а второе — спонтанным и бездумным; Первое определяется исследованиями, а второе демонстрируется обществом.

В дополнение к этому, научные знания являются специализированными, что ограничивает их знания только одной группой.

В отличие от научных знаний, повседневные знания — это общая область, общая для всех, независимо от области специальности.

Как распознать, является ли определенная информация повседневной информацией или нет?

Иногда люди могут столкнуться с трудностями при определении того, является ли информация частью повседневных знаний.Однако есть определенные методы для его определения. Некоторые из них:

1-Информацию можно найти в пяти и более источниках без ссылки на

Если проводится расследование открытия Америки и пять или более текстов устанавливают, что этот континент был открыт Христофором Колумбом, то мы можем сказать, что этот факт является частью повседневного знания и его не нужно цитировать.

2-Информацию можно найти в любом общем источнике

Возьмем для примера следующее: Джимми Картер был 39-м президентом Соединенных Штатов.

Многие люди могут знать, что Джимми Картер был, по сути, одним из президентов Соединенных Штатов. Однако количество людей, знающих, что Картер был 39-м президентом США, очень мало.

Несмотря на это, заявление является примером повседневного знания, потому что информацию о количестве президентских должностей, которые занимал Картер, можно найти в любом справочнике.

3-Информация — это пословица или поговорка

Если использованная информация является пословицей или поговоркой, то это факт повседневного знания.Например: не намного рано встает рассвет.

4-Известно, что получатель знает предлагаемую информацию

Если вы пишете статью о музыке, предназначенную для музыкантов, нет необходимости объяснять, что такое композиция, что такое гамма или какой-либо другой музыкальный термин, поскольку известно, что получатели владеют словарным запасом.

5-Если это историческая дата, место или факт, то это общеизвестный факт.

Примеры повседневных знаний
  1. Столица Германии — Берлин. Флаг этой страны состоит из трех горизонтальных полос — черного, красного и желтого (в порядке убывания). Знание названий столиц и цветов флагов стран — часть повседневных знаний.
  1. Практика без теории слепа, а теория без практики бесплодна. Эту фразу сказал философ Иммануил Кант в 1793 году.Однако он используется так часто, что стал пословицей, поэтому нет необходимости цитировать его (хотя добавление ссылки не наказывается) и является частью повседневного знания.
  2. Земля вращается вокруг Солнца, а Луна вращается вокруг Земли. Простой факт наблюдения за небом подтверждает нам, что эти два утверждения верны; В дополнение к этому, было проведено несколько научных исследований, подтверждающих эти факты. Следует отметить, что утверждение о том, что Земля вращается вокруг Солнца, не всегда было общеизвестным.В свое время преобладала геоцентрическая теория, согласно которой Солнце и другие планеты вращались вокруг Земли. Впоследствии было обнаружено, что эта теория ошибочна и была заменена гелиоцентрической (Солнце в центре).
  1. Если смешать желтый и красный пигменты, получится оранжевый пигмент. Если смешать синий и красный, получится фиолетовый. Необязательно быть художником, чтобы знать, какие цвета получатся, если три основных цвета смешать вместе.Следовательно, такая информация является общеизвестной.
  1. Вода кипит при 100 ° C и замерзает при 0 ° C.
  2. Круговорот воды состоит из трех частей: осаждения, испарения и конденсации. Эти три элемента естественным образом повторяются снова и снова.
  3. Земля круглая. Следует отметить, что, как и в случае с гелиоцентрической теорией, тот факт, что Земля круглая, не всегда был частью повседневного знания, поскольку когда-то ошибочно считалось, что наша планета плоская.
  1. Смешивать аммиак с хлором опасно. Возможно, не все знают, что смесь этих двух веществ вызывает реакцию, которая генерирует токсичные газы (например, хлорамины), но все знают, что не рекомендуется смешивать хлор с аммиаком.
Ссылки
  1. Что такое общие знания? Получено 3 июля 2017 г. с сайта Integrity.mit.edu
  2. Common Knowledge. Получено 3 июля 2017 г. с сайта en.wikipedia.org
  3. Общие знания. Получено 3 июля 2017 г. с сайта merriam-webster.com
  4. Что известно. Получено 3 июля 2017 г. с сайта businessdictionary.com
  5. Общие сведения. Получено 3 июля 2017 г. с сайта dictionary.com
  6. Все знания. Получено 3 июля 2017 г. с сайта nbci.nlm.nih.gov
  7. Общие сведения. Получено 3 июля 2017 г. с сайта dictionary.cambridge.org.

(PDF) Ежедневные знания и опыт студентов как ресурсы в образовательных диалогах

Повседневные знания и опыт студентов

27

Cohen, L., Моррисон, К., и Манион, Л. (2007). Методы исследования в образовании. Лондон:

Рутледж.

Дерри, С. Дж., Пи, Р. Д., Бэррон, Б., Энгл, Р. А., Эриксон, Ф., Голдман, Р. и др., (2010).

Проведение видеоисследований в обучающих науках: Руководство по выбору, анализу,

технологиям и этике. Journal of the Learning Sciences, 19 (1), 3–53.

Дьюи Дж. (1959). Мое педагогическое кредо. В М.С.Дворкине (ред.), Дьюи об образовании:

Выборки (стр.19–32). Нью-Йорк: Бюро публикаций, Педагогический колледж, Колумбийский университет

.

Дворин, Дж. Э. (2006). Проект семейных историй: Использование накопленных знаний для написания. Учитель чтения

, 59 (6), 510–520.

Энгл Р. (2006). Создание взаимодействий для содействия генеративному обучению: ситуативное объяснение передачи

в классе сообщества учащихся. Journal of the Learning Sciences, 15 (4),

451–498.

Энгл, Р., Нгуен, П. Д., & Мендельсон, А. (2011). Влияние фреймирования на перевод: исходное свидетельство

из репетиторского эксперимента. Учебная наука, 39 (5), 603–628.

Эриксон, Ф. (1982). Классный дискурс как импровизация: взаимосвязь между академической структурой задач

и структурой социального участия на уроках. В L. C. Wilkinson (Ed.),

Общение в классе (стр. 153–181). Нью-Йорк: Academic Press.

Эриксон, Ф., и Шульц, Дж.(1981). Когда это контекст? Некоторые вопросы и методы анализа

социальной компетентности. Ежеквартальный информационный бюллетень Института сравнительного развития человека

, 1 (2), 5–10.

Эрстад О. и Сефтон-Грин Дж. (2013). Идентичность, сообщество и обучение живут в эпоху цифровых технологий.

Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Флориани А. (1993). Обсуждение того, что имеет значение: роли и отношения, тексты и контексты, содержание и значение

.Лингвистика и образование, 5 (3), 241–274.

Форман Э. А. и Анселл Э. (2002). Оркестровка нескольких голосов и надписей в классе математики

. Journal of Learning Sciences, 11 (2-3), 251–274.

Джи, Дж. П., и Грин, Дж. Л. (1998). Анализ дискурса, обучение и социальная практика: методологическое исследование

. Обзор исследований в области образования, 23, 119–169.

Голдман, Р., Пи, Р., Бэррон, Б., и Дерри, С.(2007). Видео исследования в обучающих науках.

Махва, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум.

Гудвин, К., и Дуранти, А. (1992). Переосмысление контекста: введение. В A. Duranti & C.

Goodwin (Eds.), Переосмысление контекста: язык как интерпретирующий феномен (стр. 1–

42). Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Грино, Дж. (2006). Авторитетное, ответственное позиционирование и связанное, общее знание:

Прогрессивные темы в понимании передачи.Journal of the Learning Sciences, 15 (4),

537–547.

Гроссен, М., Зиттун, Т., и Рос, Дж. (2012). События пересечения границ и потенциальное пространство для присвоения

в философии, литературе и общих знаниях. В E. Hjörne, G.

van der Aalsvoort, & G. de Abreu (ред.), Обучение, социальное взаимодействие и разнообразие:

Изучение идентичностей в школьной практике (стр. 15–33). Роттердам: Springer.

Гутьеррес, К. Д., И Рогофф Б. (2003). Культурные способы обучения: индивидуальные черты или репертуар

практики. Исследователь в области образования, 32 (5), 19–25.

Хантано Дж. И Грино Дж. Дж. (1999). Комментарий: Альтернативные перспективы трансфера и исследования трансфера

. Международный журнал исследований в области образования, 31 (7), 645–654.

Хонтведт, М., и Арнсет, Х.С. (2013). На мостике, чтобы узнать: Анализ социальной организации морского обучения

в симуляторе корабля.Международный журнал

Компьютерное совместное обучение, 8 (1), 89–112.

Хит, К., Хиндмарш, Дж., И Лафф, П. (2010). Видео в качественном исследовании: Анализ социального взаимодействия

в повседневной жизни. Лос-Анджелес, Калифорния: Сейдж.

Различие между повседневным и рефлексивным знанием — 1669 слов

В социологии образования всегда считалось, что непрофессиональные или повседневные знания являются типом информации, находящейся в общественном достоянии.Этот тип знаний позволяет людям интерпретировать свое окружение, поскольку он обеспечивает ориентир или направление. Эти знания обычно приобретаются в процессе социализации, потому что члены общества получают их по мере роста.

Другими словами, человек не обязательно должен ходить в школу, чтобы получить непрофессиональные знания. Человеку завещается чувство реальности и порядка в отношении событий общества через мирские знания. Мирские знания дают человеку возможность предсказывать, знакомиться и постигать сложный мир.

В отличие от других форм знания, мирские знания просто созданы из здравого смысла и социальных рецептов, что означает, что человек должен следовать тому, что диктует общество. Его сравнивают с рецептами, потому что он обеспечивает тот тип знаний, которым должен обладать человек, чтобы идеально вписаться в общество. Некоторые ученые называют это поваренной книгой, потому что человек не может выжить без таких фундаментальных знаний.

В человеческой жизни на некоторые события и поведение не существует готовых ответов, а это означает, что человек должен использовать какую-то форму знания, чтобы предложить адекватные ответы о том, почему вещи такие, какие они есть.Другими словами, человек накапливает мудрость через экспертов и опыт, которые позже помогут ему или ей интерпретировать события (Блэкледж и Хант 12).

Рефлексивные знания, с другой стороны, относятся к формальным коммуникативным знаниям, которые приобретаются в школе. Эта форма знания проявляется, когда люди участвуют в какой-либо форме спора, дебатов или дискуссий. Это позволяет человеку анализировать событие, используя определенные теории, концепции и модели.

В этом отношении ожидается, что человек будет тщательно оценивать ситуацию, изучать событие или поведение, объяснять возникновение явлений, выдвигать гипотезы, делать некоторые выводы и разрабатывать различные варианты объяснения события или социального действия.Рефлексивное знание тесно связано с разумом, что означает поддержку рационального дискурса.

Это сравнивается с повседневными знаниями, основанными на ловкости сообщества. Мирское знание черпает свои примеры и опыт от экспертов в сообществе, тогда как рефлексивное знание основано на разуме, что означает, что оно должно подчиняться правилам рациональности. Следовательно, такие знания не могут быть подтверждены, если они не доказаны научно. Мирские знания варьируются от одного человека к другому.

Более того, повседневные знания могут отличаться в зависимости от культуры. Однако рефлексивное знание всегда должно быть единообразным, что означает, что оно должно быть приемлемым в гораздо более крупном сообществе. Чтобы знания считались рефлексивными, они должны быть одобрены во всем мире, а это означает, что утверждение должно быть применимо во всех обществах мира. Например, теория, которая работает в Соединенных Штатах, всегда должна иметь силу в Европе, а также в Африке.

В этом отношении метод, используемый для сбора информации в любом обществе, должен быть признан во всем мире.Любая попытка критики рефлексивного знания должна быть отклонена, имея в виду, что утверждение должно быть логичным.

Другими словами, данная альтернативная совокупность знаний должна уступать рефлексивным знаниям. Любой рациональный дискурс должен быть готов к вопрошанию и критике, следовательно, рефлексивное знание должно быть основано на фактах, чтобы пройти проверку.

Непрофессиональные знания никогда не подвергаются академической или научной проверке, а это означает, что они могут быть неприемлемы в некоторых обществах.Это означает, что не всем людям разрешено общаться и мыслить рационально, поскольку они могут не иметь для этого возможности. Тем не менее, людям разрешается поступать в высшие учебные заведения, чтобы получить возможность свободно распространять свои идеи.

В этом отношении очевидно, что непрофессиональные знания ограничены небольшой группой людей, в то время как рефлексивные знания доступны очень многим людям, которые могут свободно бросать им вызов. Для дальнейшего уточнения, знания должны быть преобразованы из религиозных, богословских и традиционных знаний в научные, чтобы они были приняты как рефлексивные.

В этом случае человек продвигается вперед, чтобы доказать, что знания, которыми он обладает, не просто традиционны, а могут применяться в различных обществах (McKenzie 92). Это делается с помощью различных процессов, таких как подтверждение, аутентификация, уклончивость.

Почему учебные программы учебных заведений в значительной степени основаны на рефлексивных знаниях

Как отмечалось ранее, непрофессиональные знания или здравый смысл доступны в каждом обществе, что означает, что каждое общество имеет свои собственные установленные стандарты, которые регулируют человеческое взаимодействие и взаимоотношения.Эта форма знаний предназначена только для того, чтобы помочь человеку в обычной жизни, но не в профессиональном мире. На глобальном уровне человек должен уметь рассуждать таким образом, чтобы учитывать взгляды большинства.

Мирские знания применимы только к небольшой группе, поэтому на них нельзя полагаться при взаимодействии с людьми из других обществ. Основная роль образования заключается в расширении знаний непрофессионала для включения рефлексивных знаний. Это преобразование не происходит автоматически, что означает необходимость разработки учебной программы.Многие люди в обществе склонны полагать, что их непрофессиональные знания точны, что не всегда так.

Такие люди принимают рефлексивное мышление, когда сталкиваются с серьезными проблемами, которые нельзя объяснить с помощью непрофессиональных знаний. Всякий раз, когда человек стремится предложить словесное выражение, всегда обращается к нему рефлексивное знание. Следовательно, обучение — лучший способ преодолеть разрыв между непрофессиональными знаниями и рефлексивными знаниями.

В современном обществе ряд учебных заведений включили рефлексивные знания в свои учебные программы.Однако даже непрофессиональные знания по-прежнему актуальны, потому что они работают в профессиональном обучении. Когда рефлексивные знания включены в учебные программы, они позволяют учащимся развивать свои способности, поскольку они могут использовать разум. В связи с этим его включение дает возможность личностного развития ученика.

Образование в чистом виде — это процесс, который позволяет людям преодолевать препятствия своего замкнутого поведения. Это определенно даст им возможность стать частью социального мира, в котором они имеют право пользоваться своими социальными привилегиями и повседневной работой.Более того, образовательные знания или рефлексивные знания считаются лучшими, потому что они превосходят пр-рефлексивные или неявные средства познания.

Студенты, проходящие рефлексивную учебную программу, будут в состоянии невосприимчиво и широко заниматься тем, что, по их утверждениям, знают. Например, человек, который может говорить на каком-либо языке без рефлексивного знания, может не понимать правил, регулирующих этот конкретный язык (Gewirtz and Cribb 66).

Исследования показывают, что многие люди обладают способностью осмысленно и косвенно использовать повседневные знания.Эта способность называется бухгалтерской практикой. Более того, логика требует, чтобы люди давали подробные объяснения своих знаний, чтобы облегчить лучшее понимание.

Поскольку люди обладают способностью к рефлексивному мышлению, но не имеют методов, как это делать, система образования должна включать рефлексивные знания в свои учебные программы. Формальное образование способно полностью развить рефлексивные знания. Более того, к формальному образованию следует относиться так же, как и к науке, что означает необходимость предоставления идеи сомнения.

Этому лучше способствовать рефлексивное обучение, потому что оно во многом совпадает с научными знаниями. Исследования показывают, что научные знания легко справляются с ошибками. В научном мире неэффективные теории и модели всегда отбрасываются и заменяются лучшими, чего никогда не может случиться с повседневными знаниями или обычными знаниями.

Рефлексивное знание позволяет молодым ученым находить баланс между успехами теории и ее провалами. В случае если установлено, что слабые стороны теории превышают ее сильные стороны, теория всегда отбрасывается, модифицируется или включается в другую теорию.Это действительно улучшило бы знания студентов. Фактически, это объясняет, почему рефлексивные знания включены в учебные программы различных высших учебных заведений.

Связь между образовательными знаниями и языком

Существует тесная связь между образовательными знаниями (рефлексивными) и языком. На самом деле социологи придают большое значение языку в связи с рефлексивным знанием. Язык — это один из аспектов культуры, который изучается в процессе социализации и передается из поколения в поколение.В связи с этим язык переплетается с поведением человека в общественной жизни.

В чем бы ни выступали социальные акторы, язык всегда является определяющим фактором, главным образом потому, что он является средством социальной практики. Язык позволяет человеку понять причину или внутренний смысл, который проводит различие между общественной жизнью и природными явлениями. Посредством общения человек мог бы легко классифицировать то, что другой человек говорит или делает.

Поскольку существует тесная взаимосвязь между мыслью, реальностью и языком, человек может постигать различные типы знаний, включая образовательные (рефлексивные) знания.Исследования показывают, что язык обладает способностью влиять на мысли с точки зрения реальности.

Более того, язык представляет собой разъяснение реальности. Люди могут воспринимать реальность, поскольку язык устанавливает последовательность когнитивных групп, которые действуют как каркас для различения реальности. Когнитивные группы, которые устанавливает язык, направляют когнитивную деятельность людей, что в дальнейшем будет определять способ осмысления реальности людьми.

Это достигается за счет организации реальности таким образом, чтобы ее можно было лучше понять.В этом отношении верно, что язык влияет на идею, относящуюся к истине. Как указано выше, разные языковые коды создают различные наборы когнитивных групп. Эти когнитивные группы предлагают разные варианты интерпретации явления или реальности.

Для того, чтобы это произошло, необходимо наличие ряда языковых ресурсов, чтобы выразить смысл реальности. Однако каждый ресурс имеет значение с точки зрения использования, что означает необходимость тщательного отбора.

Язык имеет ряд значений, подразумевающих, что контекст, в котором он используется, должен быть понят, чтобы применять его надлежащим образом. В этом отношении язык — это аспект, который следует использовать строго исходя из культуры.

Процитированные работы

Блэкледж, Дэвид и Барри Хант. Социологические интерпретации образования . Лондон: Рутледж, 1985. Печать.

Гевиртц, Шарон и Алан Крибб. Понимание образования: социологическая перспектива .Кембридж: Polity, 2009. Печать.

Маккензи, Джанет. Изменение образования: социология образования с 1944 года . Харлоу, Англия: Prentice Hall, 2001. Печать.

2.7 Меняется ли природа знания? — Обучение в цифровую эпоху

Рисунок 2.7 Академические знания — это форма знаний второго порядка, которая ищет абстракции и обобщения, основанные на рассуждениях и доказательствах
Изображение: © Wallpoper / Wikipedia

2.7.1 Знания и технологии

Прежде чем перейти к более прагматическим элементам обучения в цифровую эпоху, необходимо рассмотреть вопрос о том, действительно ли развитие цифровых технологий изменило природу знаний, потому что если это так, то это сильно повлияет на чему нужно учить, а также как это будет учиться.

Коннективисты, такие как Сименс и Даунс, утверждают, что Интернет изменил природу знаний. Они утверждают, что «важные» или «достоверные» знания сейчас отличаются от прежних форм знаний, особенно академических знаний. Доунс (2007) утверждал, что новые технологии позволяют деинституционализировать обучение. Крис Андерсон, редактор журнала Wired, а ныне генеральный директор Ted Talks, утверждал (2008), что массовые корреляции метаданных могут заменить «традиционные» научные подходы к созданию новых знаний:

Философия основания Google заключается в том, что мы не знаем, почему эта страница лучше той: если статистика входящих ссылок говорит, что да, этого достаточно.Никакого семантического или причинного анализа не требуется. … Это мир, в котором огромные объемы данных и прикладная математика заменяют все остальные инструменты, которые могут быть задействованы. Откажитесь от всех теорий человеческого поведения, от лингвистики до социологии. Забудьте о таксономии, онтологии и психологии. Кто знает, почему люди делают то, что делают? Дело в том, что они это делают, и мы можем отслеживать и измерять это с беспрецедентной точностью. При наличии достаточного количества данных цифры говорят сами за себя.

Но главная цель здесь не в рекламе.Это наука. Научный метод построен на проверяемых гипотезах. Эти модели, по большей части, представляют собой системы, визуализированные в умах ученых. Затем модели проверяются, и эксперименты подтверждают или опровергают теоретические модели того, как устроен мир. Так наука работала сотни лет. Ученые обучены понимать, что корреляция не является причинно-следственной связью, что нельзя делать выводы просто на основе корреляции между X и Y (это могло быть просто совпадением).Вместо этого вы должны понимать лежащие в основе механизмы, которые их связывают. Получив модель, вы можете с уверенностью связать наборы данных. Данные без модели — это просто шум. Но столкнувшись с массивными данными, такой подход к науке — гипотеза, моделирование, проверка — становится устаревшим ».

(Следует отметить, что это было написано до того, как инвестиции в производные инструменты привели к краху финансовых рынков, главным образом потому, что те, кто их использует, не понимали основную логику, которая создала данные.)

Книга Джейн Гилберт «Catching the Knowledge Wave» (2005) прямо обращается к предположению, что природа знания меняется. Опираясь на публикации Мануэля Кастельса (2000) и Жана-Франсуа Лиотара (1984), она пишет (стр. 35):

«Кастельс говорит, что… знание — это не объект, а серия сетей и потоков… новое знание — это процесс, а не продукт… оно создается не в умах отдельных людей, а во взаимодействии между людьми… ..

Согласно Лиотару, традиционная идея о том, что приобретение знаний тренирует ум, устареет, как и идея знания как набора универсальных истин.Вместо этого будет много истин, много знаний и много форм разума. В результате… границы между традиционными дисциплинами стираются, традиционные методы представления знаний (книги, научные статьи и т. Д.) Становятся менее важными, а роль традиционных ученых или экспертов претерпевает серьезные изменения ».

Еще в 1960-х годах Маршалл Маклюэн (1964) утверждал, что среда — это сообщение; меняется способ представления и передачи информации, а также наше внимание и понимание того, как информация перемещается между и внутри различных носителей.Если информация и знания теперь представлены и, что более важно, теперь передаются по-другому, как это влияет на образовательные процессы, такие как преподавание и обучение?

Знание, безусловно, меняется только в том, как оно представлено. Следует помнить, что Сократ критиковал письмо, потому что оно не могло привести к «истинному» знанию, которое приходит только из словесного диалога и ораторского искусства. Однако письмо важно, потому что оно обеспечивает постоянный учет знаний. Печатный станок был важен, потому что он позволял письменному слову распространяться среди многих других людей.Как следствие, ученые могли оспаривать и лучше интерпретировать через размышления то, что написали другие, а также более точно и тщательно аргументировать свои собственные позиции. Многие ученые считают, что одним из следствий развития массовой печати был Ренессанс и эпоха просвещения, и, следовательно, современная академия стала очень сильно зависеть от печатного носителя.

Теперь у нас есть другие способы записи и передачи знаний, которые можно изучать и размышлять, такие как видео, аудио, анимация и графика, и Интернет действительно значительно увеличивает скорость и диапазон, с помощью которых эти представления знаний могут передаваться.Мы также увидим в главах 8 и 9, что эти средства массовой информации не являются нейтральными, но по-разному представляют значение.

2.7.2 Знания как товар

Все вышеперечисленные авторы согласны с тем, что «новое» знание в обществе знаний связано с коммерциализацией или коммодификацией знаний: «оно определяется не тем, что оно есть, а тем, что оно может делать» (Гилберт, стр. 35). . «Способность владеть, покупать и продавать знания во многом способствовала развитию новых обществ, основанных на знаниях.’(Стр.39)

В обществе, основанном на знаниях, особое внимание уделяется использованию знаний в коммерческих целях. В результате больше внимания уделяется определенным типам непосредственно практических знаний, чем, например, долгосрочным исследованиям, но из-за сильной взаимосвязи между чистыми и прикладными знаниями это, вероятно, ошибка даже с точки зрения экономического развития.

Вопрос не столько в природе знаний, сколько в том, как студенты или учащиеся приходят к получению этих знаний и узнают, как их можно использовать.Как я утверждал в главе 1, для этого требуется больше внимания уделять развитию и изучению навыков того, как лучше всего применять знания, а не просто обучать содержанию. Также позже в книге будет доказано, что у студентов есть гораздо больше источников информации, помимо учителя или инструктора, и что ключевой образовательной проблемой является управление огромными объемами знаний. Поскольку знания динамичны, расширяются и постоянно меняются, учащимся необходимо развивать навыки и учиться использовать инструменты, которые позволят им продолжить обучение.

Но означает ли это, что само знание теперь другое? Я буду утверждать, что в эпоху цифровых технологий некоторые аспекты знаний действительно значительно меняются, а другие — нет, по крайней мере, по сути. В частности, я утверждаю, что академические знания с точки зрения их ценностей и целей не меняют и не должны сильно менять, но способ их представления и применения будет и должен измениться.

2.7.3 Сущность академических знаний

Академические знания — это особая форма знаний, обладающая характеристиками, которые отличают ее от других видов знаний, особенно от знаний или убеждений, основанных исключительно на прямом личном опыте.Таким образом, академические знания — это форма знаний второго порядка, которая ищет абстракции и обобщения, основанные на рассуждениях и доказательствах.

Фундаментальные компоненты академических знаний

  • прозрачность,
  • Кодификация
  • ,
  • репродукция и
  • коммуникабельность.

Прозрачность означает, что источник знаний можно отследить и проверить. Кодификация означает, что знания могут быть последовательно представлены в некоторой форме (слова, символы, видео), что позволяет интерпретировать их кем-то, кроме автора.Знания могут быть воспроизведены или иметь несколько копий. Наконец, знания должны быть в такой форме, чтобы их могли передавать и оспаривать другие.

Лауриллар (2001) признает важность соотнесения непосредственного опыта студента с миром с пониманием академических концепций и процессов, но она утверждает, что преподавание на университетском уровне должно выходить за рамки прямого опыта и сводиться к размышлению, анализу и объяснению этого прямого опыта. . Поскольку каждая академическая дисциплина имеет определенный набор соглашений и предположений о природе знаний в рамках ее дисциплины, студентам высших учебных заведений необходимо изменить точки зрения своего повседневного опыта, чтобы они соответствовали перспективам предметной области.

В результате Лорилар утверждает, что преподавание в университете «по сути является риторической деятельностью, побуждающей студентов изменить свое восприятие мира» (стр. 28). Затем Лауриллар подчеркивает, что, поскольку академические знания имеют характер второго порядка, они в значительной степени полагаются на символическое представление, такое как язык, математические символы или любую систему символов, которая может представлять описание мира и требует интерпретации. ‘(стр.27), чтобы позволить этому посредничеству иметь место.

Если академические знания требуют посредничества, то это имеет большое значение для использования технологий. Язык (то есть чтение и устная речь) — это только один канал передачи знаний. Такие средства массовой информации, как видео, аудио и компьютеры, также могут предоставить учителям альтернативные каналы посредничества.

Размышления Лауриллара о природе академических знаний являются противовесом той точке зрения, что студенты могут автоматически конструировать знания посредством споров и дискуссий со своими сверстниками, самостоятельного обучения или мудрости толпы.Что касается академических знаний, роль учителя заключается в том, чтобы помочь учащимся понять не только факты или концепции предметной дисциплины, но и правила и условности для получения и подтверждения знаний в рамках этой предметной дисциплины. Академические знания разделяют общие ценности или критерии, что делает само академическое знание особым эпистемологическим подходом.

2.7.4 Академические и прикладные знания

В обществе, основанном на знаниях, знания, ведущие к инновациям и коммерческой деятельности, теперь признаны критически важными для экономического развития.Опять же, есть тенденция утверждать, что такого рода знания — «коммерческие» знания — отличаются от академических знаний. Я бы сказал, что иногда это так, а иногда нет.

У меня нет аргументов в пользу того, что знания являются движущей силой большинства современных экономик, и что это представляет собой серьезный переход от «старой» индустриальной экономики, где природные ресурсы (уголь, нефть, железо), машины и дешевое руководство рабочие были преобладающими драйверами. Я все же оспариваю идею о том, что природа знания претерпела радикальные изменения.

Трудность, с которой я сталкиваюсь с широкими обобщениями об изменяющейся природе знания, состоит в том, что всегда были различных видов знания. Одна из моих первых работ была на пивоварне в лондонском Ист-Энде в 1959 году. Я был одним из нескольких студентов, которых наняли во время летних каникул. Один из моих сокурсников по работе был блестящим математиком. Каждый обеденный перерыв обычные работники пивоварни играли в карты (хвастовство с тремя картами) на то, что нам казалось большими суммами денег, но они никогда не позволяли нам играть с ними.Мой друг-студент отчаянно хотел поиграть, и, в конце концов, на прошлой неделе его впустили. Они быстро выиграли всю его зарплату. Он знал цифры и шансы, но у него было еще много неакадемических знаний об игре в карты на деньги, особенно против группы друзей, играющих вместе, а не друг против друга. Гилберт считает, что академические знания всегда ценились в образовании выше, чем «повседневные». Однако в «реальном» мире ценятся все виды знаний, в зависимости от контекста.Таким образом, хотя представления о том, что представляет собой «важное» знание, могут меняться, это не означает, что меняется природа академических знаний.

Гилберт утверждает, что в обществе знаний произошел сдвиг в оценке прикладных знаний по сравнению с академическими знаниями в более широком обществе, но это не было признано или принято в образовании (и особенно в школьной системе). Она считает, что академические знания связаны с узкими дисциплинами, такими как математика и философия, в то время как прикладные знания — это знание того, как что-то делать, и, следовательно, по определению имеют тенденцию быть междисциплинарными.Гилберт утверждает (стр. 159-160), что академические знания составляют:

.

«авторитетное, объективное и универсальное знание. Это абстрактно, строго, вне времени — и сложно. Это знания, которые выходят за рамки повседневных знаний здесь и сейчас и переходят на более высокий уровень понимания … Напротив, прикладные знания — это практические знания, которые производятся путем применения академических знаний на практике. Это приобретается через опыт, пробуя вещи, пока они не сработают в реальных ситуациях.’

Другие виды знаний, которые не подходят под определение академических знаний, — это те, которые основаны на опыте, традиционных ремеслах, методах поиска и ошибках и улучшении качества за счет постоянных незначительных изменений, основанных на опыте непосредственного работника, не говоря уже о том, как чтобы выиграть при трехкарточном хвастовстве

Я согласен с тем, что академические знания отличаются от повседневных знаний, но я оспариваю мнение о том, что академические знания являются «чистыми», а не прикладными. Это слишком узкое определение, потому что оно исключает все профессиональные школы и дисциплины, такие как инженерия, медицина, право, бизнес, образование, которые «применяют» академические знания.Это такие же общепринятые и «ценные» части университетов и колледжей, как и «чистые» дисциплины гуманитарных и естественных наук, и их деятельность соответствует всем критериям академических знаний, установленным Гилбертом.

Проведение различия между академическими и прикладными знаниями упускает из виду реальную точку зрения о том, какое образование необходимо в обществе знаний и в цифровую эпоху. Важны не только знания — как чистые, так и прикладные, но и цифровая грамотность, навыки, связанные с обучением на протяжении всей жизни, а также отношения / этика и социальное поведение.

Знания — это не просто «материал» или фиксированное содержание, они динамичны. Знание — это также не просто «поток». Контент или «материал» имеет значение так же, как обсуждения или интерпретации, которые мы имеем о контенте. Откуда берутся эти «приливы и отливы» в обсуждениях в Интернете? Оно может не зарождаться или заканчиваться в головах людей, но определенно течет через них, где интерпретируется и трансформируется. Знание может быть динамичным и изменчивым, но в какой-то момент каждый человек соглашается, хотя бы на короткое время, на том, что он думает о знании, даже если со временем это знание изменяется, развивается или становится более глубоким.Таким образом, «материал» или контент имеет значение, хотя знание (а) того, как получить контент и (б) что делать с контентом, который мы получили, еще более важно.

Таким образом, недостаточно просто преподавать академический контент (прикладной или нет). Не менее важно также дать учащимся возможность развивать способность находить, анализировать, систематизировать и применять информацию / контент в рамках своей профессиональной и личной деятельности, брать на себя ответственность за собственное обучение, а также быть гибкими и адаптируемыми при разработке новых знания и навыки.Все это необходимо из-за стремительного роста количества знаний в любой профессиональной области, что делает невозможным запоминание или даже осведомленность обо всех событиях, которые происходят в этой области, и необходимости быть в курсе последних событий. поле после окончания учебы.

Для этого учащиеся должны иметь доступ к соответствующему и актуальному контенту, знать, как его найти, и должны иметь возможность применять и практиковать то, что они узнали. Таким образом, обучение должно представлять собой комбинацию содержания, навыков и отношений, и это должно все больше применяться ко всем областям обучения.Это не означает, что нет места для поиска универсальных истин, фундаментальных законов или принципов, но это должно быть встроено в более широкую среду обучения. Это должно включать способность использовать цифровые технологии как неотъемлемую часть их обучения, но с привязкой к соответствующему контенту и навыкам в рамках их области обучения.

Также не следует игнорировать важность неакадемических знаний в развитии отраслей, основанных на знаниях. Эти другие формы знания оказались столь же ценными.Например, в компании важно управлять повседневными знаниями сотрудников посредством улучшения внутренней коммуникации, поощрения внешних сетей и вознаграждений за сотрудничество и участие в улучшении продуктов и услуг.

2.7.5 Актуальность академических знаний в обществе знаний

Чрезмерный упор на функциональность знаний приведет к тому, что «академические знания» будут имплицитно рассматриваться как не относящиеся к обществу знаний.Однако именно бурный рост академических знаний сформировал основу общества знаний. Именно академическое развитие в области науки, медицины и инженерии привело к развитию Интернета, биотехнологий, цифровых финансовых услуг, компьютерного программного обеспечения, телекоммуникаций и т. Д. Действительно, не случайно, что эти страны наиболее продвинулись в наукоемких отраслях. были те, у кого был самый высокий уровень участия в университетском образовании.

Таким образом, хотя академические знания не являются «чистыми», вневременными или объективно «истинными», важными являются принципы или ценности, лежащие в основе академических знаний.Хотя это часто не удается, цель академических исследований состоит в том, чтобы достичь глубокого понимания, общих принципов, эмпирически основанных теорий, вневременности и т. Д., Даже если знания динамичны, изменяются и постоянно развиваются. Академические знания несовершенны, но имеют ценность из-за требуемых стандартов. Академические знания или методы не исчерпаны. Вокруг нас есть свидетельства: академические знания порождают новые лекарственные препараты, новое понимание изменения климата, более совершенные технологии и, конечно, новое поколение знаний.

Действительно, более чем когда-либо нам необходимо поддерживать такие элементы академических знаний, как строгость, абстракция, обобщение, основанное на фактах, эмпирические данные, рационализм и академическая независимость. Именно эти элементы образования способствовали быстрому экономическому росту как в индустриальном обществе, так и в обществе знаний. Разница в том, что одних этих элементов недостаточно; их необходимо сочетать с новыми подходами к преподаванию и обучению.

2.7.6 Академические знания и другие формы знаний

Как упоминалось ранее, есть много других форм знаний, которые полезны или ценны помимо академических знаний.Правительство и бизнес уделяют все большее внимание развитию профессиональных или профессиональных навыков. Учителя или инструкторы также несут ответственность за развитие этих областей знаний. В частности, навыки, требующие ловкости рук, исполнительские навыки в музыке или драме, производственные навыки в сфере развлечений, навыки в спорте или спортивного менеджмента — все это примеры форм знаний, которые традиционно не считались «академическими».

Однако одной из особенностей цифрового общества является то, что эти профессиональные навыки все чаще требуют гораздо большей доли академических знаний или интеллектуальных и концептуальных знаний, а также навыков работы.Например, более высокий уровень способностей по математике и / или естественным наукам сейчас требуется от многих профессий и профессий, таких как сетевые инженеры, инженеры-энергетики, автомеханики, медсестры и другие специалисты в области здравоохранения. Компонент «знания» в их работе за последние годы увеличился.

Меняется и характер работы. Например, автомеханики в настоящее время все больше внимания уделяют диагностике и решению проблем, поскольку компонент стоимости транспортных средств все больше становится цифровым, а компоненты заменяются, а не ремонтируются.Практикующие медсестры теперь берут на себя те области работы, которые ранее выполнялись врачами или медицинскими специалистами. Многие работники теперь также нуждаются в сильных межличностных навыках, особенно если они находятся в непосредственном контакте с общественностью. В то же время, как мы видели в главе 1, более традиционно академические области должны уделять больше внимания развитию навыков, поэтому несколько искусственные границы между чистыми и прикладными знаниями начинают разрушаться.

Таким образом, большинство рабочих мест в настоящее время требуют как академических, так и профессиональных знаний.Академические знания и знания, основанные на навыках, также должны быть интегрированы и контекстуализированы. В результате требования к лицам, ответственным за преподавание и обучение, возросли, но, прежде всего, эти новые требования к учителям в цифровую эпоху означают, что их собственный уровень навыков должен быть повышен, чтобы соответствовать этим требованиям.

Мероприятие 2.7 Эпистемология и академические знания

1. Можете ли вы сформулировать эпистемологическую позицию, лежащую в основе вашего обучения? Соответствует ли это какой-либо из эпистемологических позиций, описанных в этой главе? Как это работает на практике с точки зрения того, чем вы занимаетесь?

2.Можете ли вы оправдать роль «учителя» в цифровом обществе, где люди могут найти все, что им нужно, в Интернете и от друзей или даже незнакомцев? Как вы думаете, что роль учителя может или должна измениться в результате развития цифрового общества? Или останутся «константы»?

3. Кратко опишите предметную область или специальность, по которой вы преподаете. Вы согласны с тем, что академические знания отличаются от повседневных? Если да, то насколько академические знания важны для ваших учеников? Его важность растет или уменьшается? Почему? Если он уменьшается, то чем его заменяют — или чем его следует заменить?

Список литературы

Андерсон, К.(2008) Конец теории: поток данных делает научный метод устаревшим Wired Magazine, 16.07

Castells, M. (2000) T he Rise of the Network Society Oxford: Blackwell

Даунс, С. (2007) Что такое коннективизм Полчаса, 3 февраля

Гилберт, Дж. (2005) Ловля волны знаний: общество знаний и будущее образования Веллингтон, Новая Зеландия: Совет Новой Зеландии по исследованиям в области образования

Laurillard, D.(2001) Переосмысление университетского преподавания: диалоговые рамки для эффективного использования обучающих технологий Нью-Йорк / Лондон: Routledge

Lyotard, J-F, (1984) T he Постмодернистские условия: отчет о знаниях Манчестер: Manchester University Press

McLuhan, M. (1964) Understanding Media Лондон / Нью-Йорк: Routledge

Surowiecki, J. (2004) Мудрость толпы: почему многие умнее немногих и как коллективная мудрость влияет на бизнес, экономику, общества и нации Нью-Йорк: Random House

См. Также:

Рагг, Г.(2014) Образование и обучение, академические знания и ремесленные навыки: некоторые полезные концепции Хайд и Рагг , 23 февраля

Ежедневные знания о JSTOR

Информация журнала

Новая история литературы (NLH) фокусируется на теории и интерпретации — причинах литературных изменений, определениях периодов и эволюции стилей, условностей и жанров. На протяжении всей своей истории NLH всегда сопротивлялся недолговечным тенденциям и идеологиям.Углубляясь в теоретические основы практической критики, журнал пересматривает отношения между прошлыми работами и нынешними критическими и теоретическими потребностями. Являясь крупным международным форумом для обмена научными знаниями, NLH привлек на английский язык многих современных теоретиков, чьи работы никогда ранее не переводились. Под постоянным редактированием Ральфа Коэна NLH стал тем, что он представлял себе более тридцати лет назад: «журналом, который бросает вызов профессии писателей». NLH удостоен уникальной награды: он получил шесть наград от CELJ.

Информация об издателе

Одно из крупнейших издательств в Соединенных Штатах, Johns Hopkins University Press объединяет традиционные издательские подразделения книг и журналов с передовыми сервисными подразделениями, которые поддерживают разнообразие и независимость некоммерческих, научных издателей, обществ и ассоциаций. Журналы The Press — это крупнейшая программа публикации журналов среди всех университетских изданий США. Отдел журналов издает 85 журналов по искусству и гуманитарным наукам, технологиям и медицине, высшему образованию, истории, политологии и библиотечному делу.Подразделение также управляет услугами членства более чем 50 научных и профессиональных ассоциаций и обществ. Книги Имея признанные критиками книги по истории, науке, высшему образованию, здоровью потребителей, гуманитарным наукам, классической литературе и общественному здравоохранению, Книжный отдел ежегодно публикует 150 новых книг и поддерживает более 3000 наименований. Имея склады на трех континентах, торговые представительства по всему миру и надежную программу цифровых публикаций, Книжный отдел объединяет авторов Хопкинса с учеными, экспертами, образовательными и исследовательскими учреждениями по всему миру.Проект MUSE® Project MUSE — ведущий поставщик цифрового контента по гуманитарным и социальным наукам, предоставляющий доступ к журналам и книгам почти 300 издателей. MUSE обеспечивает выдающиеся результаты научному сообществу, максимизируя доходы издателей, обеспечивая ценность для библиотек и предоставляя доступ ученым по всему миру. Услуги Hopkins Fulfillment Services (HFS) HFS обеспечивает печатную и цифровую рассылку для выдающегося списка университетских издательств и некоммерческих организаций.Клиенты HFS пользуются современным складским оборудованием, доступом в режиме реального времени к критически важным бизнес-данным, управлением и сбором дебиторской задолженности, а также беспрецедентным обслуживанием клиентов.

3 Обучение и передача | Как люди учатся: мозг, разум, опыт и школа: расширенное издание

исследований концептуальной репрезентации включают Браун (1986), Бассок и Холиоук (1989a, b) и Сингли и Андерсон (1989). Будут ли студенты переходить из одной области в другую — например, формул расстояния от физики к формально эквивалентным задачам биологического роста, — зависит от того, воспринимают ли они рост как непрерывный (успешный перенос) или дискретный (неудачный перенос) (Bassok and Olseth , 1995).

Сингли и Андерсон (1989) утверждают, что переход между задачами является функцией степени, в которой задачи разделяют когнитивных элементов. Эта гипотеза также была выдвинута на очень раннем этапе развития исследований переноса идентичных элементов, упомянутых ранее (Thorndike and Woodworth, 1901; Woodworth, 1938), но ее было трудно проверить экспериментально, пока не появился способ идентифицировать компоненты задачи. Кроме того, современные теоретики включают когнитивные представления и стратегии как «элементы», которые варьируются в зависимости от задачи (Singley and Anderson, 1989).

Сингли и Андерсон обучали студентов нескольким текстовым редакторам, один за другим, и стремились спрогнозировать перенос, определяемый как экономия времени на изучение нового редактора, когда он не был обучен первым. Они обнаружили, что студенты быстрее осваивают последующие текстовые редакторы и что количество процедурных элементов, совместно используемых двумя текстовыми редакторами, предсказывает объем этого переноса. Фактически, произошел большой переход между редакторами, которые сильно различались по структуре поверхности, но имели общие абстрактные структуры.Сингли и Андерсон также обнаружили, что аналогичные принципы управляют передачей математических знаний в нескольких областях, когда они рассматривали передачу декларативных, а также процедурных знаний.

Исследование Бидермана и Шиффрара (1987) является ярким примером преимуществ абстрактного обучения. Они изучали задачу, которую обычно трудно освоить в ролях учеников: как обследовать суточных цыплят, чтобы определить их пол. Бидерман и Шиффрар обнаружили, что двадцать минут обучения абстрактным принципам помогли новичкам значительно улучшить свои навыки (см. Также Anderson et al., 1996). Исследования, как правило, убедительно подтверждают преимущества помощи студентам в представлении своего опыта на уровнях абстракции, выходящих за рамки специфики конкретных контекстов и примеров (Национальный исследовательский совет, 1994). Примеры включают алгебру (Singley and Anderson, 1989), компьютерные языковые задания (Klahr and Carver, 1988), моторные навыки (например, метание дротиков, Judd, 1908), рассуждения по аналогии (Gick and Holyoak, 1983) и визуальное обучение (например, , определение пола цыплят, Бидерман и Шиффрар, 1987).

Исследования показывают, что абстрактные представления не остаются изолированными экземплярами событий, а становятся компонентами более крупных связанных событий, схем (Holyoak, 1984; Novick and Holyoak, 1991). Репрезентации знаний создаются благодаря множеству возможностей для наблюдения сходств и различий в различных событиях. Схемы позиционируются как особенно im-

Методы исследования для повседневной жизни

В разделе 1.1 «Как мы узнаем то, что мы знаем?» Мы рассмотрели различные способы познания и философию познания.Но это текст по социологии, а не по философии. А социология — это наука, точнее социальная наука. В этом разделе мы более подробно рассмотрим науку о социологии и некоторые конкретные соображения, о которых должны знать социологические исследователи.

Наука социологии

Источники знаний, которые мы обсуждали в Разделе 1.1 «Как мы узнаем то, что знаем?» можно было бы назвать источниками веры . Однако в социологии наша цель — открыть знания.Поскольку социология — это наука, хотя мы можем изучать убеждения, чтобы понять, что они собой представляют и откуда они, в конечном итоге мы стремимся внести свой вклад в знания и расширить их. Наука — это особый способ познания, который пытается систематически собирать и классифицировать факты или истины. Ключевым словом здесь является систематически ; ведение науки — это осознанный процесс. В отличие от способов познания, описанных в разделе 1.1 «Как мы узнаем то, что мы знаем?», Ученые собирают информацию о фактах организованным и преднамеренным образом и обычно следует ряду заранее определенных шагов.

В частности, социология — это социальная наука. Другими словами, социология использует организованные и преднамеренные процедуры для раскрытия фактов или истин об обществе. Как вы, вероятно, помните из вводного курса социологии, социология — это научное исследование людей в группах. Социологи изучают, как люди формируют, формируются, создают и поддерживают свои социальные группы. Группы, которые изучают социологи, могут быть как небольшими, как отдельные семьи или пары, так и целыми нациями.Однако главное состоит в том, что социологи изучают людей по отношению друг к другу. В главе 2 «Связь методов с теорией» мы исследуем, как вариации внутри социологии, такие как теоретическая перспектива, могут формировать подход исследователя. А пока важно помнить, что составляет социологию в целом. Двумя ключевыми элементами являются его ориентация на социальное поведение человека и научный подход к его пониманию.

На карикатуре New Yorker однажды был изображен маленький мальчик, смотрящий на своего отца, в то время как отец говорит ему: «Я социолог, Майкл.Это означает, что я не могу объяснить электричество или что-то в этом роде, но если вы когда-нибудь захотите узнать о людях, я ваш мужчина »(http://www.cartoonbank.com/1986/im-a-social-scientist-michael -это-означает-я-не могу-объяснить-электричество-или-что-то подобное-/ invt / 116658). Как следует из мультфильма, социологи стремятся понять людей. И хотя карикатура может также подразумевать, что у социологов не так много возможностей, которые могут быть интересны другим, надеюсь, вы убедитесь, что это не так, когда закончите этот текст.Но сначала давайте перейдем к нескольким конкретным соображениям, о которых должны знать все социологи.

Особые аспекты социальных наук

Одна из первых и наиболее важных вещей, которые следует иметь в виду в социологии, заключается в том, что социологи стремятся объяснить паттернов в обществе. В большинстве случаев шаблон не может объяснить опыт каждого отдельного человека — факт о социологии, который одновременно увлекателен и разочаровывает. Это увлекательно, потому что, хотя люди, создающие шаблон, могут не быть одинаковыми с течением времени и могут даже не знать друг друга, все вместе они создают шаблон.Новичков в социологии могут расстраивать эти паттерны, потому что они могут полагать, что паттерны, описывающие их пол, возраст или некоторые другие аспекты их жизни, на самом деле не отражают их опыт. Это правда. Шаблон может существовать в вашей когорте без вашего индивидуального участия в нем.

Рассмотрим несколько конкретных примеров. Одна из областей, которую обычно исследуют социологи, — это влияние социального класса человека на его или ее жизненный опыт и судьбу.Вы, вероятно, не удивитесь, узнав, что социальный класс человека влияет на его образовательные достижения и достижения. Фактически, одна группа исследователей (Ellwood & Kane, 2000) в начале 1990-х годов обнаружила, что процент детей, не получивших послесреднего образования, был в четыре раза больше среди детей с самым низким квартилем дохода, чем среди детей из верхнего квартиля кормильцы (т. е. дети из семей с высоким доходом имели гораздо больше шансов поступить в колледж, чем дети с низким доходом).Другое недавнее исследование показало, что наличие более ликвидного состояния, которое можно легко конвертировать в наличные, на самом деле, по-видимому, предсказывает успеваемость детей по математике и чтению (Elliott, Jung, Kim, & Chowa, 2010).

Рисунок 1.5

Исследования показывают, что богатство семьи может влиять на образовательный опыт ребенка. © Thinkstock

Эти выводы о том, что богатство и доход формируют образовательный опыт ребенка, вероятно, не так уж шокируют никого из нас, даже если мы знаем кого-то, кто может быть исключением из правил.Иногда закономерности, которые наблюдают социологи, соответствуют нашим общепринятым представлениям о том, как устроен мир. Когда это происходит, мы не склонны оспаривать тот факт, что модели не обязательно отражают жизненный опыт всех людей. Но что происходит, когда закономерности нарушают наши предположения?

Например, знаете ли вы, что учителя гораздо чаще поощряют мальчиков критически мыслить в школе, прося их расширять ответы, которые они дают в классе, и комментируя замечания и наблюдения мальчиков? Когда девочки говорят в классе, учителя с большей вероятностью просто кивнут и уйдут.Модель учителей, участвующих в более сложном взаимодействии с мальчиками, означает, что мальчики и девочки не получают одинаковый образовательный опыт в школе (Sadker & Sadker, 1994). Эта новость может расстроить вас и ваших одноклассников, как мужчин, так и женщин.

Рисунок 1.6

Исследования показывают, что учителя по-разному относятся к мальчикам и девочкам в классе. © Thinkstock

Противники этих выводов склонны ссылаться на свидетельства из своего личного опыта, опровергая факт существования этой закономерности.Однако проблема с такой реакцией состоит в том, что возражение против социальной модели на том основании, что она не соответствует индивидуальному опыту человека, упускает из виду суть шаблонов.

Еще один вопрос, который необходимо учитывать социологам, — это их позиция в отношении ценности фундаментальных исследований по сравнению с прикладными. По сути, это связано с вопросами о том, для кого и с какой целью проводится исследование. Мы можем думать о фундаментальных и прикладных исследованиях как о находящихся на обоих концах континуума. В социологии фундаментальные исследования — это социология ради социологии.Ни больше ни меньше. Иногда исследователи заинтересованы в проведении исследования просто потому, что им интересна тема. В этом случае цель исследования может заключаться в том, чтобы узнать больше по теме. Прикладные исследования находятся на другом конце континуума. В социологии прикладное исследование относится к социологии, которая проводится с какой-либо целью, выходящей за рамки интереса исследователя к теме или в дополнение к нему. Прикладное исследование часто ориентировано на клиента, что означает, что исследователь исследует вопрос, заданный кем-то другим, а не им самим.В чем, , ​​по вашему мнению, должна быть цель социологии? Должны ли социологи проводить исследования ради самих себя, если у них есть какое-то определенное применение, или, возможно, для чего-то промежуточного?

Публичная социология — это тенденция, близкая к середине основного / прикладного континуума. Публичная социология относится к применению социологических теорий и исследований к вопросам, представляющим общественный интерес. Вы могли вспомнить из вводного курса социологии, что истоки социологии на самом деле лежат в вопросах, представляющих общественный интерес: желании понять последствия индустриализации и найти решения проблем общества (Henslin, 2006).Однако все социологи никогда не соглашались с тем, какова или должна быть цель социологии. Маятник интереса от фундаментальных исследований к социологии, более ориентированной на общественность, колебался взад и вперед на протяжении многих лет существования социологии (Calhoun, 2007). С 2004 года, когда тогдашний президент Американской социологической ассоциации (ASA) Майкл Буравой (2005) выступил с речью перед членами ASA, призывая социологов более активно участвовать в своей работе, началась новая волна дебатов о цели социологии. строить.Сегодня некоторые утверждают, что публичная социология уделяет слишком мало внимания социологии как науке, в то время как другие утверждают, что социология была, была и должна оставаться публичной (Jeffries, 2009). Хотя здесь нет простых ответов, стоит подумать о своей позиции по этому вопросу. Ваш взгляд на цель социологии сформирует вопросы, которые вы задаете в своем исследовании, и может даже повлиять на то, как вы попытаетесь ответить на эти вопросы.

Рисунок 1.7 Континуум типов и целей социологических исследований

Еще одно последнее соображение, о котором должны знать социологи, — это разница между качественными и количественными методами.Качественные методы — это способы сбора данных, которые дают такие результаты, как слова или изображения. Некоторые из наиболее распространенных качественных методов в социологии включают полевые исследования, интенсивные интервью и фокус-группы. С другой стороны, количественные методы позволяют получать данные, которые можно представить в виде чисел. Опросное исследование, вероятно, является наиболее распространенным количественным методом в социологии, но такие методы, как контент-анализ и интервью, также могут проводиться таким образом, чтобы получать количественные данные.В то время как качественные методы нацелены на получение глубокого понимания относительно небольшого числа случаев, количественные методы предлагают меньшую глубину, но большую широту, поскольку обычно они фокусируются на гораздо большем количестве случаев.

Иногда эти два метода представлены или обсуждаются таким образом, что предполагает, что они каким-то образом противоречат друг другу. Качественные / количественные дебаты подогреваются исследователями, которые могут предпочесть один подход другому, либо потому, что их собственные исследовательские вопросы лучше подходят для одного конкретного подхода, либо потому, что они были обучены одному конкретному методу.В этом тексте мы будем действовать с точки зрения того, что качественные и количественные методы дополняют друг друга, а не конкурируют. Хотя эти два методологических подхода, безусловно, различаются, главное, что у них просто разные цели, сильные и слабые стороны. Мы рассмотрим цели, сильные и слабые стороны обоих подходов более подробно в следующих главах.

Итак, социологи должны знать следующие соображения:

  1. Социальные науки изучают закономерности в обществе.
  2. В то время как индивиды составляют шаблоны, каждый человек не обязательно должен быть частью шаблона, чтобы шаблон существовал.
  3. Социологические исследовательские проекты обычно находятся где-то на континууме от фундаментальных исследований до публичной социологии и прикладных исследований.
  4. Качественные методы — это методы, позволяющие получить такие данные, как слова или изображения; количественные методы — это методы, которые позволяют получать данные, например числа.

Основные выводы

  • Социология — это социальная наука, сфокусированная на моделях общества.
  • Иногда социальные исследования проводятся ради них самих; в других случаях он сосредоточен на вопросах, представляющих общественный интерес, или на вопросах, определяемых клиентом.
  • Социологи используют как качественные, так и количественные методы. Хотя эти методы разные, они часто дополняют друг друга.

Упражнения

  • В чем должна быть цель социологии? Приведите аргумент в пользу и против как прикладных, так и фундаментальных исследований.
  • Хотите узнать больше о том, как выглядит публичная социология? Посетите следующий блог, написанный социологами-криминалистами Крисом Уггеном, Мишель Индербитцен и Сарой Уэйкфилд: http: // thesocietypages.