Виды допроса в криминалистике: Понятие и виды допросов — Криминалистика

Содержание

Page not found — alekssandrs Jimdo-Page!

Unfortunately the page you’re looking doesn’t exist (anymore) or there was an error in the link you followed or typed. This way to the home page.

  • Главная
  • Гражданский кодекс
    • Часть 1. Общие положения
    • Часть 2 .договора/возмещение вреда
    • Часть 3.Наследственное право
    • Часть 4. интеллектуальная собственность
    • 1. Понятие, предмет, метод и задачи российского уголовного права как отрасли права. Общая и Особенна
    • 2.Наука уголовного права: предмет, методы и задачи на современном этапе.
    • 3.Принципы российского уголовного права: понятие, система, содержание.
    • 4.Российский уголовный закон: понятие, признаки, значение. Структура уголовного закона.
    • 5.Действие уголовного закона во времени. Обратная сила уголовного закона.
    • 6.Действие уголовного закона в пространстве.
    • 7.Толкование уголовного закона: понятие и виды.
    • 8.Российская уголовная политика: понятие и формы реализации.
    • 9.Понятие и признаки преступления по российскому уголовному праву.
    • 10.Классификация преступлений: понятие и значение.
    • 11.Понятие, основание уголовной ответственности и ее реализация.
    • 12.Понятие, значение состава преступления, его структура, виды.
    • 13.Понятие и значение объекта преступления. Виды объектов преступления. Предмет преступления. Потерп
    • 14.Понятие, признаки и значение объективной стороны преступления.
    • 15.Понятие и формы общественно опасного деяния. Виды общественно опасного бездействия.
    • 16.Причинная связь в уголовном праве: понятие и уголовно-правовое значение. Особенности причинной св
    • 17.Понятие и признаки субъекта преступления. Субъект преступления и личность преступника.
    • 18.Вменяемость и невменяемость. Критерии невменяемости.
    • 19.Ограниченная вменяемость, ее уголовно-правовое значение. Уголовная ответственность лиц, совершивш
    • 20.Вина в российском уголовном праве: понятие, содержание и значение.
      Формы и виды вины.
    • 21.Понятие, признаки и значение субъективной стороны преступления.
    • 22.Умысел и его виды.
    • 23.Неосторожность и ее виды. Отличие преступного легкомыслия от косвенного умысла.
    • 24.Ответственность за преступления, совершенные с двумя формами вины.
    • 25.Ошибка: понятие и виды. Влияние ошибки на уголовную ответственность.
    • 26.Виды неоконченного преступления и их характеристика.
    • 27.Добровольный отказ от преступления. Его отличие от деятельного раскаяния.
    • 28.Понятие соучастия в преступлении: объективные и субъективные признаки.
    • 29.Виды соучастников преступления.
    • 30.Формы соучастия.
    • 31.Основания и пределы уголовной ответственности соучастников в преступлении. Эксцесс исполнителя.
    • 32.Понятие и виды множественности преступлений. Отличие множественности преступлений от единичных сл
    • 33.Совокупность преступлений: понятие, виды, отграничение от рецидива преступлений.
    • 34. Понятие, виды и юридические последствия рецидива преступлений.
    • 35.Необходимая оборона и условия ее правомерности.
    • 36.Крайняя необходимость и условия ее правомерности.
    • 37.Причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление. Условия правомерности причинения
    • 38.Физическое или психическое принуждение, обоснованный риск, исполнение приказа или распоряжения ка
    • 39.Понятие и цели уголовного наказания. Отличие уголовного наказания от иных мер государственного пр
    • 40.Понятие и значение системы уголовных наказаний.
    • 41.Штраф и лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью
    • 42.Ограничение свободы как вид уголовного наказания.
    • 43.Обязательные и исправительные работы как виды уголовного наказания.
    • 44.Виды уголовных наказаний, применяемые к военнослужащим.
    • 45.Лишение свободы и его виды. Назначение осужденным к лишению свободы видов исправительного учрежде
    • 46. Общие начала назначения наказания.
    • 47.Понятие, значение и виды обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание.
    • 48.Назначение наказания в случае заключения досудебного соглашения о сотрудничестве. Назначение боле
    • 49.Назначение наказания по совокупности преступлений и совокупности приговоров.
    • 50.Условное осуждение: понятие, его уголовно-правовая природа и характеристика.
    • 51.Понятие и виды освобождения от уголовной ответственности. Освобождение от уголовной ответственнос
    • 52.Понятие и виды освобождения от наказания. Освобождение от наказания в связи с болезнью.
    • 53.Условно-досрочное освобождение от отбывания наказания. Замена неотбытой части наказания более мя
    • 54.Отсрочка отбывания наказания.
    • 55.Давность в уголовном праве.
    • 56.Амнистия. Помилование. Судимость.
    • 57.Освобождение несовершеннолетних от уголовной ответственности и уголовного наказания.
    • 58.Принудительные меры воспитательного воздействия: понятие и виды; основания и цели применения.
    • 59.Принудительные меры медицинского характера: понятие и виды; основания и цели применения.
    • 61.Понятие и виды квалификации преступлений. Квалификация преступлений при конкуренции норм.
    • 60.Конфискация имущества в системе мер уголовно-правового характера.
    • уголовное право/особенная часть/
    • 62.Понятие и виды убийства. Уголовно-правовой анализ простого убийства (ч.1 ст. 105 УК РФ).
    • 63.Квалифицированные виды убийства (ч. 2 ст. 105 УК РФ).
    • 64.«Привилегированные» виды убийства.
    • 65.Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью человека и его отличие от причинения вреда здоровью
    • 66.Побои и его отличие от истязания и причинения легкого вреда здоровью человека.
    • 67.Неосторожные посягательства на жизнь и здоровье человека.
    • 68.Неоказание помощи больному. Оставление в опасности.
    • 69.Похищение человека. Разграничение похищения человека от захвата заложника и незаконного лишения с
    • 70.Преступные посягательства, сопряженные с эксплуатацией человека.
    • 71.Изнасилование. Отличие изнасилования от насильственных действий сексуального характера.
    • 72.Ненасильственные половые преступления в отношении несовершеннолетних.
    • 73.Посягательства на личные конституционные права граждан. Нарушение неприкосновенности частной жизн
    • 74.Преступные посягательства на избирательные права граждан.
    • 75. Преступные посягательсьва на авторские смежные, патентные право.
    • 76.Вовлечение несовершеннолетнего в преступную и антиобщественную деятельность.
    • 77.Понятие, формы и виды хищения.
    • 78.Кража. Ее разграничение с грабежом и неправомерным завладением автомобилем или иным транспортным
    • 79.Мошенничество. Причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием. Разгра
    • 80.Присвоение или растрата. Их отличие от кражи.
    • 81.Разбой и его разграничение с грабежом.
    • 82.Вымогательство. Его разграничение с грабежом, разбоем и принуждением к совершению сделки или к от
    • 83. Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами престу
    • 84.Незаконное получение кредита. Злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности.
    • 85.Недопущение, ограничение или устранение конкуренции.
    • 86.Преступления, совершаемые в сфере учета прав на ценные бумаги: фальсификация единого государствен
    • 87.Изготовление, хранение, перевозка или сбыт поддельных денег или ценных бумаг. Изготовление или сб
    • 88.Преступления в сфере экономической деятельности, связанные с банкротством.
    • 89.Экономические преступления, связанные с уклонением от уплаты налогов.
    • 90.Понятие и виды преступлений против интересов службы в коммерческих и иных организациях. Субъект э
    • 91.Преступления террористической направленности: понятие и виды. Террористический акт.
    • 92.Бандитизм. Разграничение бандитизма и организации преступного сообщества (преступной организации)
    • 93.Организация преступного сообщества (преступной организации) или участие в нем (ней). Ее разграни
    • 94.Хулиганство
    • 95.Преступления против общественной безопасности, связанные с незаконным оборотом оружия, боеприпасо
    • 96.Преступления против общественной безопасности, связанные с хищением либо вымогательством предмето
    • 97.Преступления против здоровья населения, связанные с наркотическими средствами или психотропными в
    • 98.Производство, хранение, перевозка либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание ус
    • 99.Преступления против общественной нравственности: понятие и виды. Вовлечение в занятие проституцие
    • 100.Понятие и виды экологических преступлений. Нарушение правил охраны окружающей среды при производ
    • 101.Загрязнение вод, атмосферы и морской среды.
    • 102.Незаконная добыча (вылов) водных биологических ресурсов. Незаконная охота.
    • 103.Преступления против безопасности движения и эксплуатации транспорта: понятие и виды. Нарушение п
    • 104.Преступления в сфере компьютерной информации: понятие и виды. Неправомерный доступ к компьютерн
    • 105.Государственная измена. Ее отличие от шпионажа и разглашения государственной тайны.
    • 106.Насильственный захват власти или насильственное удержание власти. Вооруженный мятеж. Их разграни
    • 107.Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства.
    • 108.Экстремизм: понятие и виды. Организация экстремистского сообщества.
    • 109.Понятие и виды преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и сл
    • 110.Злоупотребление должностными полномочиями. Его отличие от превышения должностных полномочий.
    • 111.Понятие коррупции и уголовно-правовые меры борьбы с ней.
    • 112.Взяточничество, его разграничение с коммерческим подкупом.
    • 113.Халатность.
    • 114.Служебный подлог. Незаконная выдача паспорта гражданина РФ, а равно внесение заведомо ложных све
    • 115.Воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования.
    • 116.Привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности. Незаконное освобождение от уголовн
    • 117.Незаконное задержание, заключение под стражу или содержание под стражей.
    • 118.Вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта.
    • 119.Принуждение к даче показаний. Подкуп или принуждение к даче показаний, или уклонению от дачи пок
    • 120.Фальсификация доказательств.
    • 121.Заведомо ложный донос. Заведомо ложное показание и заключение эксперта или неправильный перевод.
    • 122.Побег из места лишения свободы, из-под ареста или из-под стражи. Уклонение от отбывания лишения
    • 123.Применение насилия в отношении представителя власти.
    • 124.Дезорганизация деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества.
    • 125.Незаконное пересечение Государственной границы РФ. Организация незаконной миграции.
    • 126.Похищение или повреждение документов, штампов, печатей либо похищение марок акцизного сбора, спе
    • 127. Понятие и виды преступлений против военной службы. Неисполнение приказа и его отличие от сопроти
    • 128.Дезертирство. Его отличие от самовольного оставления части или места службы.
    • 129.Преступления против мира и безопасности человечества: понятие и виды. Уголовно-правовой анализ с
    • 1.Понятие и принципы гражданского права. Предмет и метод регулирования. Отграничение гражданского пр
    • 2.Понятие и виды источников гражданского права.
    • 3.Гражданское правоотношение. Понятие и элементы правоотношения.
    • 4.Юридические факты, их классификация. Юридические составы.
    • 5.Защита гражданских прав. Способы защиты.
    • 6.Правоспособность граждан. Понятие и содержание правоспособности.
    • 7.Дееспособность граждан. Разновидности дееспособности. Эмансипация. Признание гражданина недееспосо
    • 8.Порядок, условия и правовые последствия признания гражданина безвестно отсутствующим и объявления
    • 9.Понятие и признаки юридического лица. Правоспособность, органы, ответственность юридического лица.
    • 10.Порядок и способы создания юридических лиц. Учредительные документы.
    • 11.Реорганизация и ликвидация юридического лица.
    • 12.Хозяйственные товарищества и общества как юридические лица.
    • 13.Производственные и потребительские кооперативы.
    • 14.Государственные и муниципальные унитарные предприятия.
    • 15.Понятие и виды объектов гражданских прав. Вещи как объекты гражданских прав.
    • 16.Деньги и ценные бумаги как объекты гражданских прав.
    • 17.Нематериальные блага и их защита.
    • 18.Понятие и виды сделок. Условия их действительности.
    • 19.Недействительные сделки и их виды. Последствия признания сделок недействительными.
    • 20.Понятие и виды представительства. Доверенность.
    • 21.Понятие и виды сроков в гражданском праве. Исчисление сроков.
    • 22.Понятие и виды сроков исковой давности. Приостановление, перерыв, восстановление сроков исковой д
    • 23. Последствия истечения сроков исковой давности. Требования, на которые исковая давность не распрос
    • 24.Понятие и содержание права собственности.
    • 25.Основания приобретения права собственности.
    • 26.Основания прекращения права собственности.
    • 27.Право собственности граждан.
    • 28.Право государственной и муниципальной собственности.
    • 29.Общая долевая собственность.
    • 30.Общая совместная собственность.
    • 31.Защита права собственности и других вещных прав.
    • 32.Понятие и виды обязательств. Стороны обязательств и основания возникновения обязательств.
    • 33.Понятие и виды договоров.
    • 34.Содержание договора.
    • 35.Заключение договора.
    • 36.Изменение и расторжение договора.
    • 37.Исполнение обязательств с множественностью лиц.
    • 38.Перемена лиц в обязательстве.
    • 39.Способы обеспечения исполнения обязательств.
    • 40.Неустойка. Задаток.
    • 41.Ипотека предприятий, зданий, сооружений, жилых домов и квартир.
    • 42.Поручительство. Банковская гарантия.
    • 43.Понятие и условия гражданско-правовой ответственности.
    • 44.Виды и размер гражданско-правовой ответственности.
    • 45.Договор купли-продажи (понятие, содержание). Виды договора купли-продажи.
    • 46.Права и обязанности сторон по договору купли-продажи. Ответственность сторон.
    • 47.Последствия продажи товаров ненадлежащего качества.
    • 48.Понятие и виды розничной купли-продажи.
    • 49.Права покупателя по договору розничной купли-продажи.
    • 50.Продажа недвижимости.
    • 51.Продажа предприятий. Права кредиторов.
    • 52.Понятие договора поставки. Структура договорных отношений.
    • 53.Содержание договора поставки. Исполнение договора поставки.
    • 54.Права и обязанности сторон. Ответственность за невыполнение и ненадлежащее выполнение обязательст
    • 55.Поставка товаров для государственных и муниципальных нужд.
    • 56.Контрактация.
    • 57.Энергоснабжение.
    • 58.Мена. Дарение.
    • 59.Понятие и виды договора ренты. Постоянная рента.
    • 60.Пожизненная рента. Договор пожизненного содержания с иждивением.
    • 61.Договор аренды. Понятие договора, права и обязанности сторон.
    • 62.Прекращение и досрочное расторжение договора аренды. Судьба улучшений арендованного имущества.
    • 63.Договор проката.
    • 64.Договор аренды транспортных средств.
    • 65.Аренда зданий, сооружений, предприятий.
    • 66.Финансовая аренда (лизинг).
    • 67.Понятие и виды жилищных фондов в РФ. Понятие жилого помещения и пределы его использования.
    • 68.Договор социального найма жилого помещения. Права и обязанности сторон по договору.
    • 69.Предоставление гражданам жилых помещений в домах государственного и муниципального жилищных фондо
    • 70.Изменение договора социального найма жилого помещения. Обмен жилыми помещениями.
    • 71.Особенности коммерческого найма жилых помещений.
    • 72.Основания возникновения права пользования жильем в доме ЖСК, ЖК, жилищном накопительном кооперати
    • 73. Права и обязанности собственника жилого помещения и иных проживающих в нем граждан.
    • 74.Виды жилых помещений в специализированном жилом фонде. Служебные жилые помещения.
    • 75.Основания и порядок выселения с предоставлением и без предоставления другого жилого помещения по
    • 76.Договор подряда. Понятие, стороны, структура договорных связей. Содержание договора.
    • 77.Договор строительного подряда.
    • 78.Договор подряда на выполнение проектных и изыскательских работ.
    • 79.Договор на выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ.
    • 80.Понятие и виды договоров перевозки грузов. Перевозочные документы. Содержание договора перевозки
    • 81.Ответственность сторон за нарушение договора перевозки грузов. Претензии и иски по перевозкам.
    • 82.Особенности ответственности морского перевозчика. Общая и частная авария.
    • 83.Договор перевозки пассажиров и багажа.
    • 84.Договор займа. Понятие, предмет, виды договора займа.
    • 85.Кредитный договор. Товарный и коммерческий кредит. Финансирование под уступку денежного требовани
    • 86.Договор банковского вклада.
    • 87.Договор банковского счета.
    • 88.Расчетные правоотношения. Формы безналичных расчетов.
    • 89.Понятие договора хранения. Права и обязанности сторон. Ответственность сторон по договору хранени
    • 90.Договор складского хранения. Складские документы.
    • 91.Специальные виды хранения.
    • 92.Понятие и значение страхования. Страховое правоотношение. Основные страховые понятия.
    • 93.Договор имущественного страхования.
    • 94.Договор личного страхования. Виды договоров.
    • 95.Договор поручения.
    • 96.Комиссия.
    • 97.Агентирование
    • 98.Доверительное управление имуществом.
    • 99.Коммерческая концессия.
    • 100.Простое товарищество.
    • 101.Обязательства, возникающие вследствие причинения вреда. Общие условия ответственности за причине
    • 102.Ответственность за вред, причиненный незаконными действиями органов дознания, предварительного с
    • 103. Ответственность за вред, причиненный несовершеннолетними, недееспособными, ограниченно дееспособ
    • 104.Ответственность за вред, причиненный деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающи
    • 105.Возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина при исполнении договорных либо иных
    • 106.Возмещение вреда, причиненного вследствие недостатков товаров, работ или услуг. Компенсация мора
    • 107.Понятие интеллектуальных и исключительных прав. Сроки действия. Их государственная регистрация.
    • 108.Договор об отчуждении исключительного права. Лицензионный договор и его виды. Защита интеллектуа
    • 109.Понятие, объекты, субъекты авторских прав. Соавторство и его виды. Права авторов. Служебные прои
    • 110.Договор об отчуждении исключительного права на произведение, лицензионный договор, договор автор
    • 111.Права, смежные с авторскими. Права изготовителей баз данных.
    • 112.Понятие, субъекты, объекты патентного права. Условия патентоспособности.
    • 113.Неимущественные и исключительные права авторов и патентообладателей. Сроки действия исключительн
    • 114.Договор об отчуждении исключительного права. Лицензионный договор и его виды. Объекты патентных
    • 115.Оформление прав на изобретение, полезную модель, промышленный образец.
    • 116.Прекращение и восстановление действия патента. Защита прав авторов и патентообладателей.
    • 117.Право на селекционное достижение.
    • 118.Право на секрет производства (ноу-хау).
    • 119.Право на фирменное наименование и коммерческое обозначение.
    • 120.Право на товарный знак и знак обслуживания.
    • 121.Право на наименование места происхождения товара.
    • 122.Право на технологию.
    • 123.Понятие наследства. Открытие наследства (время, место). Наследники. Недостойные наследники.
    • 124.Принятие наследства. Наследственная трансмиссия. Отказ от наследства
    • 125.Охрана наследства и управление им. Возмещение расходов на охрану наследства и управление им.
    • 126.Свидетельство о праве на наследство. Раздел наследства.
    • 127.Форма завещания. Закрытое завещание, завещание при чрезвычайных обстоятельствах. Завещательные р
    • 128.Отмена, изменение и недействительность завещания.
    • 129.Подназначение. Завещательный отказ. Завещательное возложение.
    • 130.Наследование по закону. Наследование по праву представления.
    • 131.Право на обязательную долю в наследстве. Наследование нетрудоспособными иждивенцами.
    • 132.Свидетели завещания. Лица, не имеющие право быть свидетелями и рукоприкладчиками.
    • 133.Исполнение завещания. Права исполнителя завещания.
    • 134.Возмещение расходов, вызванных смертью наследодателя. Ответственность наследников по долгам насл
    • 135.Наследование отдельных видов имущества.
    • 1-15
    • 16-27
    • 28-40
    • 41-56
    • 57-69
    • 70-84
    • 85-98
    • 99-108
    • 109-117
    • 1.предмет и метод теории государства и права
    • 2.Методология теории государства и права
    • 3.Теория государства и права в системе юридических и иных гуманитарных наук
    • 4.Соотношение и взаимосвязь государства и права
    • 5.Причины и формы возникновения государства
    • 6.Признаки государства, отличающие его от общественной власти родового строя
    • 7.Соотношение общества и государства
    • 8.Государственная власть как особая разновидность социальной власти
    • 9.Понятие и определение государства
    • 10.Признаки государства, отличающие его от других организаций и учреждений общества
    • 11.Типология государства: формационный и цивилизационный подходы
    • 12.Правовое государство: понятие и принципы формирования.
    • 13.Разделение властей как принцип организации и деятельности правового государства
    • 14.Понятие формы государства.
    • 15.Соотношение типа и формы государства.
    • 16.Форма государственного правления: понятие и виды.
    • 17.Форма государственного устройства: понятие и виды.
    • 18.Политический режим: понятие и виды.
    • 19.Место и роль государства в политической системе общества.
    • 20.Понятие и классификация функций Российского государства.
    • 21.Характеристика основных внутренних функций Российского государства.
    • 22.Характеристика основных внешних функций Российского государства.
    • 23.Формы осуществления функций государства.
    • 24.Механизм государства: понятие и структура.
    • 25.Принципы организации и деятельности государственного аппарата.
    • 26.Орган государства: понятие, признаки и виды.
    • 27.Понятие, сущность и определение права.
    • 28.Понятие права в объективном и субъективном смысле.
    • 29.Принципы права: понятие и виды.
    • 30.Соотношение экономики, политики и права.
    • 31.Правовая политика: понятие и основные приоритеты.
    • 32.Функции права: понятие и классификация.
    • 33.Понятие и структура правосознания.
    • 34.Правовая культура: понятие и структура.
    • 35.Правовая система общества: понятие и структура. Соотношение права и правовой системы
    • 36.Социальные и технические нормы, их особенности и взаимосвязь.
    • 37.Соотношение права и морали: единство, различие, взаимодействие и противоречия.
    • 38.Понятие нормы права. Отличие правовых норм от иных социальных норм.
    • 39.Предоставительно-обязывающий характер юридических норм.
    • 40.Эффективность правовых норм.
    • 41.Структура нормы права.
    • 42.Соотношение нормы права и статьи нормативного акта. Способы изложения правовых норм.
    • 43.Классификация норм права.
    • 44.Понятие и виды форм права. Источники права.
    • 45.Правотворчество: понятие, принципы и виды.
    • 46.Понятие и виды нормативно-правовых актов.
    • 47.Отличие нормативно-правового акта от акта применения норм права.
    • 48.Закон в системе нормативно-правовых актов.
    • 49.Основные стадии законодательного процесса в РФ.
    • 50.Действие нормативных актов во времени, в пространстве и по кругу лиц.
    • 51.Систематизация нормативных актов: понятие, виды.
    • 52.Понятие и структурные элементы системы права.
    • 53.Частное и публичное право.
    • 54.Предмет и метод правового регулирования как основания деления норм права на отрасли.
    • 55.Отрасль права. Краткая характеристика основных отраслей права.
    • 56.Институт права: понятие и виды.
    • 57.Соотношение системы права и системы законодательства.
    • 58.Понятие и основные принципы законности.
    • 59.Понятие правопорядка. Соотношение и взаимосвязь законности, правопорядка и демократии.
    • 60.Гарантии законности: понятие и виды.
    • 61.Основные правовые системы современности.
    • 62.Формы реализации права. Применение как особая форма его реализации.
    • 63.Основные стадии процесса применения норм права.
    • 64.Юридические коллизии и способы их разрешения.
    • 65.Акт применения правовых норм: понятие, особенности и виды.
    • 66.Толкование права: понятие и виды по субъектам.
    • 67.Акты официального толкования: понятие и виды.
    • 68.Способы и объем толкования правовых норм.
    • 69.Пробелы в праве и способы их преодоления. Аналогия закона и аналогия права.
    • 70.Юридическая практика: понятие и структура.
    • 71.Правовое отношение: понятие и признаки.
    • 72.Предпосылки возникновения правоотношений.
    • 73.Понятие и виды субъектов правоотношений.
    • 74.Правоспособность, дееспособность, правосубъектность субъектов права.
    • 75.Правовой статус личности: понятие и структура.
    • 76.Субъективное право и юридическая обязанность: понятие и структура.
    • 77.Объект правоотношения.
    • 78.Понятие и классификация юридических фактов. Юридический состав.
    • 79.Понятие и регулятивное значение правовых аксиом, презумпций и фикций.
    • 80.Механизм правового регулирования: понятие и основные элементы.
    • 81.Правомерное поведение: понятие, виды и мотивация.
    • 82.Понятие, признаки и виды правонарушений
    • 83.Юридический состав правонарушения.
    • 84.Понятие, признаки и виды юридической ответственности.
    • 85.Обстоятельства, исключающие противоправность деяния и юридическую ответственность. Презумпция нев
    • 86.Правовой нигилизм и пути его преодоления.
    • 87.Основные теории происхождения государства.
    • 88.Социологическая теория права.
    • 89.Естественно-правовая теория.
    • 90.Историческая школа права.
    • 91.Психологическая теория права.
    • 92.Нормативистская теория права.
    • 93.Юридическая техника.
  • Фотографии
  • нормативные акты
    • 21. Особенности надзора за законностью правовых актов и критерии их оценки.
    • 1. Государственные формы разрешения экономических споров в России.
    • 2. Альтернативные формы разрешения экономических споров в России.
    • 3. Понятие арбитражных судов и их система.
    • 4. Полномочия арбитражных судов. Задачи судопроизводства в арбитражных судах.
    • 5. Арбитражный процесс: понятие, стадии. Арбитражная процессуальная форма: понятие, значение.
    • 6. Общая характеристика производств в арбитражном процессе.
    • 7. Арбитражное процессуальное право: предмет, метод, система.
    • 8. Источники арбитражного процессуального права.
    • 9. Принципы арбитражного процессуального права и их система.
    • 10. Судоустройственные (организационные) принципы арбитражного процессуального права.
    • 11. Судопроизводственные (функциональные) принципы арбитражного процессуального права.
    • 12. Понятие подведомственности дел арбитражному суду и ее основные критерии. Процессуальные последст
    • 13. Виды подведомственности дел арбитражным судам.
    • 14. Подсудность дел арбитражным судам: понятие и виды. Процессуальные последствия несоблюдения прави
    • 15. Арбитражные процессуальные правоотношения: понятие, предпосылки, содержание.
    • 16. Понятие и состав участников арбитражного процесса.
    • 17. Арбитражный суд как участник арбитражного процесса.
    • 18. Понятие и состав лиц, участвующих в деле, их правовой статус.
    • 19. Стороны в арбитражном процессе: понятие, правовой статус.
    • 20. Понятие и состав третьих лиц в арбитражном процессе, их правовой статус.
    • 21. Участие прокурора в арбитражном процессе.
    • 22. Участие в арбитражном процессе государственных органов, органов местного самоуправления и иных о
    • 23. Лица, содействующие осуществлению правосудия в арбитражном процессе: понятие, состав, правовой с
    • 24. Представительство в арбитражном процессе.
    • 25. Понятие и стадии доказывания в арбитражном процессе.
    • 26. Предмет доказывания в арбитражном процессе и его структура. Факты, освобождаемые от доказывания.
    • 27. Распределение обязанностей по доказыванию. Роль доказательственных презумпций в доказывании.
    • 28. Понятие и классификация доказательств в арбитражном процессе.
    • 29. Правила оценки доказательств в арбитражном процессе.
    • 30. Общая характеристика средств доказывания в арбитражном процессе.
    • 31. Понятие иска, его элементы и виды.
    • 32. Право на иск и право на предъявление иска в арбитражном процессе.
    • 33. Обеспечительные меры в арбитражном процессе: понятие, признаки, классификация.
    • 34. Условия применения обеспечительных мер в арбитражном процессе. Встречное обеспечение.
    • 35. Процессуальные средства защиты ответчика против иска.
    • 36. Понятие, значение и виды судебных расходов.
    • 37. Государственная пошлина: понятие, правила исчисления и уплаты. Льготы по уплате государственной
    • 38. Распределение судебных расходов в арбитражном процессе.
    • 39. Понятие, виды и значение процессуальных сроков.
    • 40. Правила исчисления процессуальных сроков. Приостановление, восстановление и продление процессуал
    • 41. Порядок предъявления иска и процессуальные последствия его несоблюдения.
    • 42. Подготовка дела к судебному разбирательству: понятие, значение, задачи. Процессуальные действия
    • 43. Процессуальные формы подготовки дела к судебному разбирательству.
    • 44. Судебные извещения. Процессуальные последствия ненадлежащего извещения участников арбитражного п
    • 45. Судебное заседание как форма судебного разбирательства.
    • 46. Примирительные процедуры в арбитражном процессе. Мировое соглашение.
    • 47. Процессуальные формы временной остановки судебного разбирательства.
    • 48. Процессуальные формы окончания производства по делу без вынесения решения.
    • 49. Протокол судебного заседания: понятие, содержание, значение.
    • 50. Понятие и виды судебных актов арбитражных судов.
    • 51. Решение арбитражного суда: понятие, сущность, значение. Порядок вынесения и объявления решения.
    • 52. Требования, предъявляемые к форме и содержанию решения арбитражного суда.
    • 53. Законная сила решения арбитражного суда. Немедленное исполнение решения.
    • 54. Исправление недостатков решения арбитражного суда.
    • 55. Определение арбитражного суда: понятие, виды, содержание, особенности обжалования.
    • 56. Понятие апелляционного производства в арбитражном процессе (право апелляционного обжалования, ег
    • 57. Производство в апелляционной инстанции (порядок рассмотрения жалобы, пределы рассмотрения дела в
    • 58. Полномочия арбитражного суда апелляционной инстанции. Основания для изменения или отмены решения
    • 59. Понятие кассационного производства в арбитражном процессе (право кассационного обжалования, его
    • 60. Производство в кассационной инстанции (порядок рассмотрения жалобы, пределы рассмотрения дела в
    • 61. Полномочия арбитражного суда кассационной инстанции. Основания для изменения или отмены решения,
    • 62. Понятие надзорного производства (право обращения в надзорную инстанцию, его субъекты, объекты пе
    • 63. Этапы надзорного производства.
    • 64. Основания для отмены или изменения в порядке надзора судебных актов. Полномочия арбитражного суд
    • 65. Понятие, основания, порядок и сроки пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам судебных акт
    • 66. Производство по делам, возникающих из административных и иных публичных правоотношений, в арбитр
    • 67. Особенности рассмотрения арбитражными судами дел об оспаривании нормативных правовых актов.
    • 68. Особенности рассмотрения арбитражными судами дел об оспаривании ненормативных правовых актов, ре
    • 69. Особенности рассмотрения арбитражными судами дел о привлечении к административной ответственност
    • 70. Особенности рассмотрения арбитражными судами дел об оспаривании решений административных органов
    • 71. Особенности рассмотрения арбитражными судами дел о взыскании обязательных платежей и санкций.
    • 72. Рассмотрение дел в порядке упрощенного производства.
    • 73. Рассмотрение арбитражными судами дел об установлении фактов, имеющих юридическое значение.
    • 74. Рассмотрение арбитражными судами дел о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизво
    • 75. Особенности рассмотрения дел о несостоятельности (банкротстве).
    • 76. Особенности рассмотрения дел по корпоративным спорам.
    • 77. Особенности рассмотрения арбитражными судами дел о защите прав и законных интересов группы лиц.
    • 78. Производство по делам об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительного листа н
    • 79. Производство по делам о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов и иностран
    • 80. Производство по делам с участием иностранных лиц в арбитражном процессе.
    • 81. Производство по делам, связанным с исполнением судебных актов арбитражных судов.
    • 1.Организация выявления, расследования и предупреждения преступлений.
    • 2.Общие положения следственной тактики. Общие положения тактика отдельных процессу
    • 3 Понятие, виды и значение следственных ситуаций.
    • 4.Понятие и значение тактической операции.
    • 5.Понятие и виды криминалистической версии.
    • 6.Формирование версий и выведение следствий из них.
    • 7.Организация проверки следственных версий.
    • 8.Понятие и значение планирования. Его принципы, виды и элементы.
    • 9.Виды планов. Планирование расследования конкретного уголовного дела.
    • 10.Особенности планирования при бригадном методе расследования
    • 11.Основные тактические положения взаимодействия следственных и оперативно-розыскных органов в проце
    • 12.Понятие и виды следственного осмотра, общие положения тактики следственного осмотра.
    • 13.Тактика осмотра места происшествия. Применение служебно-розыскных собак.
    • 14.Понятие инсценировки, её виды и распознавание. Негативные обстоятельства и их значение при рассле
    • 15.Тактика освидетельствования.
    • 16.Розыскная деятельность следователя.
    • 17.Понятие, виды и задачи обыска. Подготовка к обыску.
    • 18.Общие тактические приемы обыска. Фиксация процесса и результатов обыска.
    • 19.Особенности тактики обыска в помещении и на открытой местности.
    • 20.Тактика задержания. Тактика личного обыска.
    • 21.Тактика выемки.
    • 22.Понятие, виды и общие положения тактики допроса.
    • 23.Подготовка к допросу. Понятие психологического контакта и его установление при допросе.
    • 24.Тактика допроса свидетелей и потерпевших.
    • 25.Тактические приемы допроса обвиняемого (подозреваемого) в условиях конфликтных ситуаци
    • 26.Особенности допроса несовершеннолетних (обвиняемых, подозреваемых, свидетелей и потерпевших).
    • 27.Тактика очной ставки.
    • 28.Понятие, виды и способы предъявления для опознания.
    • 29.Тактика предъявления для опознания живых лиц по анатомическим и функциональным признакам.
    • 30.Тактика предъявления для опознания предметов и животных.
    • 31.Тактика предъявления для опознания трупа.
    • 32.Понятие, задачи и виды следственного эксперимента. Подготовка к его проведению.
    • 33.Тактические приемы следственного эксперимента. Фиксация и оценка его результатов.
    • 34.Тактика прослушивания и контроля за записью телефонных и иных переговоров.
    • 35.Понятие и значение проверки показаний на месте, тактика ее проведения. Фиксация процесса и резуль
    • 36.Классификация судебных экспертиз. Виды криминалистических экспертиз.
    • 37.Понятие, виды и тактика получения образцов для сравнительного исследования. Требова
    • 38. Назначение и производство экспертиз. Структура криминалистических экспертных учрежден
    • 39.Особенности организации повторных, дополнительных, комиссионных и комплексных экспертиз
    • 40.Заключение эксперта и его оценка. Допрос эксперта и специалиста.
    • 41.Понятие, задачи и структура частных криминалистических методик расследования преступл
    • 42.Проблемы криминалистической характеристики преступления.
    • 43.Проверочные действия в стадии возбуждения уголовного дела при неясности причин смерти.
    • 44.Первоначальный этап расследования при обнаружении трупа с признаками насильственной смерти.
    • 45.Особенности осмотра трупа на месте его обнаружения в зависимости от характера пов
    • 46.Методы установления личности неопознанного трупа. Особенности дактил
    • 47.Особенности возбуждения и расследования дел, связанных с исчезновением человека.
    • 48. Расследование убийств, сопряженных с расчленением трупа.
    • 49.Первоначальный этап расследования преступлений против половой неприкосновенности и половой свобод
    • 50.Обстоятельства, подлежащие доказыванию по делам о краже. Планирование начального этапа расследова
    • 51.Обстоятельства, подлежащие доказыванию при расследовании грабежей и разбойных нападений. Планиров
    • 52.Проверочные действия в стадии возбуждения уголовного дела о хищении чужого имущества путем присво
    • 53. Расследование вымогательства.
    • 54. Расследование легализации («отмывания») денежных средств или иного имущества, приобретенных неза
    • 55.Особенности расследования незаконного предпринимательства и лжепредпринимательства.
    • 56.Особенности расследования преступных уклонений от уплаты налогов. Многочисленные способы соверше
    • 57.Расследование преступлений в сфере компьютерной информации. При расследовании преступлений в дан
    • 58.Первоначальный этап расследования преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических сре
    • 59.Особенности расследования преступлений, совершаемых организованными преступными группами
    • 60.Обстоятельства, подлежащие доказыванию по делам о преступных нарушениях правил техники безопаснос
    • 61.Проверочные действия в стадии возбуждения уголовного дела о преступных нарушениях правил техник
    • 62.Использование документов но делам о преступных нарушениях правил техники безопаснос
    • 63.Назначение и производство судебных экспертиз при расследовании преступных нарушений правил техник
    • 64. Осмотр места происшествия при расследовании преступных нарушений правил пожарной безоп
    • 65.Назначение и производство судебных экспертиз по делам о преступных нарушениях правил пожарной без
    • 66.Возбуждение уголовных дел о преступных нарушениях правил безопасности движения и эксплуатации тра
    • 67.Осмотр места происшествия по делам о преступных нарушениях правил безопасности движения и эксплуа
    • 68. Назначение и производство судебных экспертиз по делам о преступных нарушениях правил безопасност
    • 69.Розыск скрывшегося водителя и транспортного средства при расследовании преступных нарушений прави
    • 70. Проверочные действия в стадии возбуждения уголовных дел о должностных преступления
    • 71.Особенности расследования взяточничества. Поводами для возбуждения уголовного дела по признакам
    • 72.Возбуждение уголовного дела и первоначальный этап расследования экологических преступлений (загря
    • 73.Следственный осмотр при расследовании экологических преступлений.
    • 74.Назначение и производство судебных экспертиз при расследовании экологических преступлений.
    • 75.Особенности расследования преступлений, совершенных несовершеннолетними.
    • применение физической силы
    • 1.Таможенное дело и его элементы. Цели таможенного дела.
    • 2.Предмет и метод таможенного права как комплексной отрасли законодательства.
    • 3.Принципы таможенного права.
    • 4.Система источников таможенного права.
    • 5.Таможенное правоотношение и его структура.
    • 6.Общая характеристика таможенных органов РФ.
    • 7.Правоохранительная и финансовая деятельность таможенных органов.
    • 8.Правовой статус Федеральной таможенной службы РФ.
    • 9.Территориальные таможенные органы в системе федеральных органов исполнительной власти
    • 10.Индивидуальные субъекты таможенного права.
    • 11.Виды коллективных субъектов таможенного права.
    • 12.Правовой статус таможенного брокера и таможенного перевозчика.
    • 13.Объект и предмет таможенного правоотношения. Специфика перемещения через таможенную границу РФ тр
    • 14.Культурные ценности как особые предметы таможенного правоотношения.
    • 15.Методы государственного регулирования внешнеторговой деятельности. Общая характеристика Федеральн
    • 16.Таможенная служба: понятие, принципы, особенности.
    • 17.Порядок прохождения службы в таможенных органах РФ.
    • 18.Правовой статус должностного лица таможенного органа.
    • 19.Ограничения на таможенной службе.
    • 20.Дисциплинарная ответственность сотрудников таможенных органов.
    • 21.Основания прекращения таможенной службы.
    • 22.Понятие и сущность таможенного режима. Таможенный режим во времени, пространстве и по кругу лиц.
    • 23.Особенности экономических таможенных режимов.
    • 24.Основные таможенные режимы.
    • 25.Содержание завершающих и специальных таможенных режимов.
    • 26.Классификация таможенных режимов, используемых при перемещении товаров через таможенную границу Р
    • 27.Понятие и виды таможенных платежей.
    • 28.Таможенная пошлина как основной таможенный платеж. Общая характеристика Закона РФ «О таможенном т
    • 29.Косвенные налоги в системе таможенных платежей.
    • 30.Пеня как таможенный фискальный доход.
    • 31.Правовое регулирование исчисления таможенных платежей. Объект и субъект таможенного обложения.
    • 32.Порядок и сроки уплаты таможенных платежей.
    • 33.Принудительное взыскание таможенных платежей и меры, обусловленные таким взысканием.
    • 34.Правовые способы обеспечения уплаты таможенных платежей.
    • 35.Особенности уплаты таможенных платежей при перемещении товаров физическими лицами.
    • 36.Таможенное оформление как стадия таможенного процесса.
    • 37.Порядок таможенного оформления. Внутренний таможенный транзит в системе таможенных процедур.
    • 38.Временное хранение товаров в процессе таможенного оформления. Склады временного хранения, их типы
    • 39.Понятие и сущность декларирования.
    • 40.Порядок декларирования. Виды таможенных деклараций.
    • 41.Понятие и цели таможенного контроля.
    • 42.Субъекты и объекты таможенного контроля.
    • 43.Таможенные досмотр и осмотр, личный досмотр как формы таможенного контроля.
    • 44.Проверка документов и сведений как форма таможенного контроля. Виды проверяемых документов.
    • 45.Таможенная ревизия: понятие, виды, подконтрольные субъекты, порядок проведения.
    • 46.Организация проведения таможенного контроля.
    • 47.Порядок проведения экспертиз и исследований при осуществлении таможенного контроля
    • 48.Понятие и сущность валютного контроля в таможенных правоотношениях.
    • 49.Направления взаимодействия таможенных органов и банковской системы в процессе осуществления валют
    • 50.Уголовная ответственность за контрабанду. Виды экономических преступлений в области таможенного д
    • 51.Административное принуждение в таможенной сфере. Меры административного принуждения.
    • 52.Основания административной ответственности в области таможенного дела.
    • 53.Нарушение таможенных правил: понятие и состав. Виды нарушений.
    • 54.Субъекты административной ответственности за нарушения таможенных правил.
    • 55.Система административных наказаний, назначаемых за нарушения таможенных правил.
    • 56.Производство по делам о нарушениях таможенных правил.
    • Новая страница
    • 1.Понятие налога и иных обязательных платежей.
    • 2.Элементы налогообложения.
    • 3.Система налогов и сборов: понятие, структура.
    • 4.Классификация налогов и сборов.
    • 5.Порядок установления, введения и отмены федеральных налогов и сборов.
    • 6.Порядок установления, введения и отмены региональных и местных налогов.
    • 7.Налоговое право: понятие, предмет, методы.
    • 8.Формы налогово-правового регулирования.
    • 9.Принципы налогового права РФ.
    • 10.Место налогового права в системе российского права.
    • 11.Налоговое правоотношение: понятие, виды, особенности.
    • 12.Субъекты налогового правоотношения: понятие, виды.
    • 13.Органы, осуществляющие контроль и надзор в области налогов и сборов: виды, правовое положение.
    • 14.Органы, осуществляющие нормативное регулирование в области налогов и сборов: виды, полномочия.
    • 15.Налогоплательщики: понятие, виды, права и обязанности.
    • 16.Налогоплательщики – физические лица: понятие, признаки.
    • 17.Налогоплательщики – организации: понятие, признаки.
    • 18.Взаимозависимые лица. Представительство в налоговых правоотношениях.
    • 19.Лица, способствующие уплате налогов: понятие, виды, права и обязанности.
    • 20.Органы, обязанные предоставить информацию о налогоплательщике: понятие, виды, их обязанности.
    • 21.Лица, привлекаемые к осуществлению мероприятий налогового контроля: понятие, виды, права и обязан
    • 22.Способы обеспечения налогового обязательства: залог, поручительство.
    • 23.Способы обеспечения налогового обязательства: пени.
    • 24.Арест имущества налогоплательщика (налогового агента): понятие, порядок наложения.
    • 25.Приостановление операций по счетам налогоплательщика (налогового агента): понятие, порядок реализ
    • 26.Изменение срока уплаты налогов и сборов: виды, основания и условия предоставления.
    • 27.Порядок предоставления рассрочки и отсрочки по уплате налогов и сборов.
    • 28.Порядок предоставления инвестиционного налогового кредита.
    • 29.Зачет и возврат излишне уплаченных и излишне взысканных сумм налогов, сборов, пени.
    • 30.Налоговый контроль: понятие, виды, стадии.
    • 31.Учет налогоплательщиков: порядок осуществления.
    • 32.Порядок проведения камеральной налоговой проверки.
    • 33.Порядок проведения выездной налоговой проверки
    • 34.Мероприятия налогового контроля: истребование и выемка документов, осмотр экспертиза. Привлечение
    • 35.Производство по делу о налоговом правонарушении
    • 36.Взыскание налога, сбора, пени, штрафа за счет денежных средств налогоплательщика (налогового аген
    • 37.Взыскание налога, сбора, пени, штрафа за счет иного имущества налогоплательщика (налогового агент
    • 38.Административный порядок защиты прав и законных интересов в сфере налогообложения.
    • 39.Судебный порядок защиты прав и законных интересов в сфере налогообложения.
    • 40.Налоговая ответственность: понятие, признаки и основания.
    • 41.Налоговое правонарушение: понятие, признаки, состав.
    • 42.Обстоятельства, влияющие на размер налоговой ответственности.
    • 43.Ответственность банков за правонарушения, предусмотренные НК РФ.
    • 44.Ответственность лиц, обязанных предоставлять информацию о налогоплательщике, а также лиц, привлек
    • 45.Административная ответственность за правонарушения в сфере налогообложения.
    • 46.Уголовная ответственность за совершение преступлений в сфере налогообложения.
    • 47.Налог на добавленную стоимость: налогоплательщики и основные элементы налогообложения.
    • 48.Акцизы: налогоплательщики и основные элементы налогообложения.
    • 49.Налог на доходы физических лиц: налогоплательщики и основные элементы налогообложения.
    • 50.Единый социальный налог: налогоплательщики и основные элементы налогообложения.
    • 51.Налог на прибыль организаций: налогоплательщики и основные элементы налогообложения.
    • 52.Государственная пошлина: плательщики и основные элементы.
    • 53.Налоги на пользование природными ресурсами: плательщики и виды, основные элементы налогообложения
    • 54.Налог на имущество организаций: налогоплательщики и основные элементы налогообложения.
    • 55.Транспортный налог: основные элементы налогообложения.
    • 56.Налог на игорный бизнес: налогоплательщики и основные элементы налогообложения.
    • 57.Система налогообложения при выполнении соглашений о разделе продукции: налогоплательщики и основн
    • 58.Система налогообложения для сельскохозяйственных товара производителей (единый сельскохозяйственн
    • 59.Упрощенная система налогообложения
    • 60.Система налогообложения в виде единого налога на вмененный доход для отдельных видов деятельности
    • 61.Налог на имущество физических лиц: налогоплательщики и основные элементы налогообложения.
    • 62.Земельный налог: налогоплательщики и основные элементы налогообложения.

Готовый кроссворд по криминалистике — на тему «Понятие

По горизонтали
3. Обвиняемый должен быть допрошен … после предъявления обвинения.
7. (Вставьте пропущенное слово) Ещё в Русской Правде содержались требования к _____ показаний свидетелей.
11. (Продолжите предложение) К общим положениям тактики допроса относятся целеустремлённость, объективность, полнота и ____
13. (Ответьте верно/неверно) Согласно уставу уголовного судопроизводства 1914 года принуждение к дача показаний путём насолив запрещалось.
14. Кто впервые предложил усилия для регламентации пыток?
17. К каким факторам относятся, те, что создают препятствия для восприятия события (например, плохая погода)?
18. Какой ещё, кроме первоначального и повторного допросов, выделяется вид (учитывая, что их объединяет один критерий)?
20. Допрашиваемый должен видеть, что следователь только пытается установить … и не собирается винить его.
По вертикали
1. Показания какого пола ценились больше согласно русской правде?
2. Одно из самых распространённых следственных действий, заключающиеся в получении информации от отца, которое располагает сведениями значимыми для расследования.
4. (Вставьте пропущенное слово) Определенный перечень обстоятельств, подлежащих выяснению — это ______ допроса.
5. Сколько часов подряд может проводиться допрос?
6. Лица младше 14 лет, на усмотрение следователя, могут допрашиваться в присутствии …
8. Допрос – это не пассивное получение той или иной информации, а … деятельность обеих сторон, участвующих в ней.
9. Очень важно вызывать у допрашиваемого … к даче показаний.
10. Особый, специфический тип допроса – очная …
12. Допрос обычно проводится в кабинете …
15. К каким факторам относятся следующие примеры: переутомление наблюдателя, отсутствие интереса к событию?
16. Психологический контакт не может означать установления … между следователем и допрашиваемым.
18. (Продолжите предложения) показания — это источник ____
19. Назовите критерий деления допросов на виды, согласно которому можно выделить: допрос потерпевшего и допрос свидетеля.

Понятие и виды допроса | Студент-Сервис

Допрос – это следственное действие, заключающееся в личном общении следователя с допрашиваемым лицом с целью получении и фиксации в установленной процессуальной форме показаний о фактах и обстоятельствах, имеющих значение для расследования уголовного дела.

Среди следственных действий, проводимых в ходе раскрытия и расследования преступлений, допрос является наиболее распространенным. Допрос выступает в качестве основного источника доказательств, средства собирания и проверки доказательств. Целью допроса является получение полных и объективных показаний относительно события преступления. Задачи допроса состоят в установлении истины по уголовному делу и отдельных обстоятельств, входящих в предмет доказывания.

В предмет допроса могут входить любые другие данные, значимые для установления истины по расследуемому делу. Предмет допроса зависит как от процессуального положения допрашиваемого лица и информации, которой он располагает.

Уголовно-процессуальный кодекс РФ (гл. 26) подробно регламентирует правила проведения допроса и очной ставки. Следует подчеркнуть, что УПК РФ предоставляет следователю сравнительно широкую свободу при выборе тактики допроса (ч. 2 ст. 189 УПК РФ). Данная позиция законодателя объясняется признанием допроса сложным психологическим действием, требующим творческого подхода к организации и тактике проведения допроса. Не случайно вопросам тактики допроса посвящена широкая криминалистическая литература. К психологии допроса обращались известные писатели – Ф.М. Достоевский, А.П. Чехов, М.Е. Салтыков-Щедрин, многие писатели детективного жанра. В современном арсенале непроцессуальных форм допроса используются полиграф, когнитивное интервью, гипноз, так называемые «сыворотки правды».

Сложность допроса состоит не только в том, что ряд допрашиваемый может отказаться, уклониться от дачи показаний или дать ложные показания. Допрашиваемое лицо может ошибиться, неправильно оценить наблюдаемое событие, имеют место пробелы восприятия, запоминания и сохранения в памяти информации об искомом событии. Задача следователя состоит в правильном диагностировании ситуации, оказании помощи допрашиваемому лицу, а при необходимости – преодолении противодействия со стороны лжесвидетелей и заинтересованных лиц. Современное законодательство установило так называемый свидетельский иммунитет, право определенных лиц не свидетельствовать против себя и своих близких. Такая конституционная гарантия направлена на соблюдение прав и законных интересов граждан в уголовном судопроизводстве.

Соответственно допрашивающий должен обладать высоким профессиональным мастерством, знанием человеческой психологии, умением разбираться в психологических особенностях допрашиваемого лица, правильно использовать тактические приемы.

Не нашли что искали?

Преподаватели спешат на помощь

Допрос в криминалистике принято классифицировать по следующим основаниям. В зависимости от процессуального положения допрашиваемого: допрос свидетеля, потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, эксперта и специалиста.

По возрастным особенностям допрашиваемого: допрос взрослого, несовершеннолетнего, малолетнего.

По последовательности допроса лица: первичный и повторный.

По объему: основной и дополнительный допрос.

По составу участников: без участия третьих лиц (единолично следователем, дознавателем), с участием третьих лиц (адвоката, законных представителей несовершеннолетнего, педагога, психолога, переводчика).

Особым видом допроса является допрос на очной ставке.

Онлайн-тесты на oltest.ru: Криминалистика — все вопросы (3/30)

Онлайн-тестыТестыЮриспруденция, государство и правоКриминалистикавопросы

31. Виды допроса по процессуальному положению допрашиваемого
допрос свидетеля, потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, эксперта

32. Виды допроса по свойствам личности:
допрос несовершеннолетних, рецидивистов, душевнобольных, осужденных, граждан иностранных государств

33. Виды обыска по времени проведения:
одновременный и разновременный

34. Виды обыска по объектам:
обыск в помещении, находящемся в ведении (пользовании) определенных граждан или организаций; обыск на местности, которой пользуются определенные граждане; личный обыск; обыск транспортных средств

35. Виды обыска по последовательности проведения:
первичный и повторный

36. Виды предъявления для опознания — предъявления на опознание
людей; трупов и их частей; предметов и документов; животных и их трупов; участков местности, помещений, строений

37. Виды следственного осмотра по объектам:
осмотр места происшествия, наружный осмотр трупа, осмотр предметов, документов, животных, помещений и участков местности, транспортных средств, освидетельствование

38. Виды следственного осмотра по объему:
основной, дополнительный

39. Виды следственного осмотра по последовательности проведения:
первоначальный, повторный

40. Виды судебных экспертиз по объему исследования:
основная и дополнительная

41. Виды судебных экспертиз по последовательности проведения:
первичная и повторная

42. Виды судебных экспертиз по численности и составу исполнителей:
единоличная, комиссионная, комплексная

43. Внешний облик человека — это:
совокупность разнообразных наружных данных человека, воспринимаемых зрительно

44. Внешний облик человека обладает следующими свойствами
индивидуальность, относительная устойчивость, способность запечатлеваться в различных отображениях

45. Вспомогательная документация, облегчающая планирование расследования
схемы преступных связей обвиняемых, каналов сбыта похищенного и др.; карточки на обвиняемых и свидетелей



Тактика допроса — презентация онлайн

1. Тактика допроса.

Общие положения тактики допроса.

2. Понятие, сущность и цели допроса.

3. Понятие допроса

Допрос ( по Порубову Н.И.)– следственное
действие, состоящее в получении
показаний от допрашиваемого лица об
обстоятельствах, входящих в предмет
доказывания по делу
Отрицательные моменты:
В ходе допроса не всегда показания могут
быть получены
Предмет допроса не ограничивается
обстоятельствами ст. 73 УПК РФ

4. Сущность допроса

Составляет не факт получения показаний,
а процесс их получения, поэтому
Сущность допроса состоит во
взаимодействии следователя с
допрашиваемым с целью получения
показаний

5. Цели допроса (уровни)

ОСНОВНАЯ: получение достоверных
показаний
ПРОМЕЖУТОЧНЫЕ ( в зависимости от
ситуации допроса):
получение правдивых показаний
получение любых показаний

6. Понятие допроса

это следственное действие
представляющее собой сложный процесс
взаимодействия следователя с
допрашиваемымс целью получения от него
в установленной законом форме
(сущность)
достоверных показаний об
обстоятельствах, (цель)
имеющих или могущих иметь отношение к
расследуемому делу (предмет)

7. Классификация допроса

процессуальное положение
допрашиваемого субъекта:
— свидетеля
— потерпевшего
— подозреваемого
— обвиняемого
— эксперта
— специалиста ( с 2003 г.)

8. Классификация допроса

По последовательности
— первоначальный
— повторный
По полноте
— основной
— дополнительный

9. Классификация допроса

в зависимости от возраста
допрашиваемого:
— допрос малолетнего свидетеля,
потерпевшего
Допрос несовершеннолетнего (свидетеля,
потерпевшего, подозреваемого,
обвиняемого)

10. Классификация допроса

В зависимости от отношения
допрашиваемого к искомой следователем
информации
— допрашиваемый обладает информацией
о событии, желает и может объективно и
полно передать ее следователю
(бесконфликтная ситуация допроса)

11. Классификация допроса

— допрашиваемый обладает информацией,
желает объективно и полно передать ее
следователю, однако передает ее с
искажениями ( ввиду ошибок восприятия
или памяти)
ситуация допроса в конфликтной ситуации
с нестрогим соперничеством

12. Классификация допроса

допрашиваемый обладает искомой информацией,
однако не желает передавать ее следователю,
поэтому передает ее с умышленными
искажениями либо отказывается от передачи
информации
Допрашиваемый не обладает искомой
информацией, однако следователь ошибочно
полагает, что он умышленно ее скрывает
ситуации конфликтные со строгим
соперничеством

13. Подготовка к допросу

Изучение материалов дела
Изучение личности допрашиваемого
Составление плана допроса
Подготовка НТС
Подготовка вещественных доказательств и
иных материалов дела
Выбор времени и места допроса
Вызов на допрос

14. Тактика отдельных видов допроса

15. Тактика допроса свидетеля(потерпевшего) в различных ситуациях

16. Допрос свидетеля (потерпевшего) в бесконфликтной ситуации

Определение порядка вызова на допрос
Выбор времени и места
Четкая организация допроса
Способ предупреждения об
ответственности по ст. 307, 308 УК РФ
Установление контакта в начале допроса

17. тактика допроса

— Установление психологического контакта
— Детализация допроса
— Постановка уточняющих, детализирующих,
контрольных вопросов
— Использование дополнительных средств
передачи и закрепления информации
(зарисовка, моделирование, допрос на
месте и т.д.)

18. Допрос в конфликтной ситуации с нестрогим соперничеством

19. Причины неумышленных искажений в показаниях

Ошибки на разных стадиях формирования
показаний:
Восприятие
Запоминание
Воспроизведение

20. Тактика допроса

Методы ассоциаций (временных,
пространственных):
допрос на месте
зарисовка,
использование контуров
моделирование
дополнительные средства обеспечения
наглядности (альбомы, схемы,
справочники)
Детализация отдельных блоков предмета
допроса
Повторный допрос (с первоначальной
постановкой задачи)

22. Допрос в конфликтной ситуации со строгим соперничеством

23. Причины лжи

Заинтересованность в деле
Материальные
Боязнь расправы со стороны
заинтересованных лиц

24. Тактика допроса

Разъяснение (значения показаний в деле)
Обращение к положительным качествам
Логические приемы доказывания
Детализация ( с последующим выявлением
противоречий)
Напоминание об ответственности по ст.ст. 307,
308 УК РФ
Предъявление доказательств
Иные меры:
Повторный допрос (с целью выявления
противоречий)
Очные ставки
Проверка показаний на месте
Следственный эксперимент

26. Бесконфликтная ситуация

Тактическая задача – та же
Специфика – в особенностях
процессуального положения
подозреваемого (обвиняемого)
Использование бесконфликтного
характера допроса должно быть
максимальным (через реализацию
комплекса тактических приемов допроса)

27. Тактические приемы

Изучение личности (на стадии подготовки)
Максимальное использование
возможностей свободного рассказа
(анализ поступающей информации
Детализация показаний (специфика – в
выяснении деталей-контрольных точек,
которые могут быть проверены)

§ 4. Тактические особенности отдельных видов допроса : Криминалистика

Тактические особенности допроса свидетеля и потерпев­шего. Процессуальный порядок допроса свидетеля и по­терпевшего определяется ст.ст. 155—161 УПК. При под­готовке и проведении допроса свидетеля и потерпевшего необходимо руководствоваться изложенными выше об­щими положениями тактики допроса на предваритель-

392

 

ном следствии. Кроме того, следует учитывать, что сви­детель и потерпевший в отличие от обвиняемого и подо­зреваемого обязаны не только явиться по вызову, но и дать правдивые показания: сообщить все известное им по делу и ответить на поставленные вопросы (ст.ст. 73, 75 УПК). Процессуальная обязанность свидетеля и потер­певшего дать правдивые показания иногда встречает про­тиводействие с их стороны в силу заинтересованности в исходе дела и нежелания показывать правду. Нередки случаи, когда и добросовестный свидетель не дает пока­заний о проверяемых обстоятельствах, потому что не помнит их. Бывает и так, что свидетель дает недостовер­ные показания в результате добросовестного заблужде­ния. Разобраться в причинах ложности свидетельских показаний, в мотивах умолчания свидетеля об известных ему фактах порой бывает трудно. Поэтому при подготов­ке к допросу свидетеля, кроме изучения материалов, от­носящихся к предмету допроса, составления плана до­проса и выполнения других общих требований подготов­ки к допросу, необходимо выяснить отношение свидетеля к обвиняемому и к расследуемым фактам, о которых предполагается его допросить; проверить, не является ли данный свидетель заинтересованным лицом, не привле­кался ли он к уголовной ответственности, как харак­теризуется по службе и в быту.

Когда о проверяемом событии знают несколько сви­детелей, следует решить, кого из них и в какой очереднос­ти вызвать на допрос. Определяя круг свидетелей по тому или иному эпизоду, необходимо обращать внима­ние на то, в каких условиях каждый из них наблюдал данный эпизод, какие стороны его могли лучше запом­ниться свидетелю в силу объективных условий воспри­ятия и индивидуальных психологических особенностей свидетелей. В числе первых на допрос вызываются свиде­тели, которые характеризуются как наиболее добросо­вестные и хорошо осведомленные в проверяемом собы­тии (очевидцы происшествия; лица, отрицательно относя­щиеся к преступным действиям виновного; свидетели, полнота восприятия у которых обусловлена професси­ональными качествами; свидетели нескольких фактов преступной деятельности обвиняемого и др.). Очеред­ность вызова свидетелей определяется также хронологи­ческой последовательностью проверяемых событий: в числе первых допрашиваются свидетели, знающие о бо­лее ранних эпизодах.

393

 

В начале допроса следователь сообщает свидетелю, для выяснения каких обстоятельств он вызван, и пред­лагает ему последовательно рассказать об этих обсто­ятельствах. Если свидетель заявляет, что ему по данному вопросу ничего не известно или если его показания про­тиворечивы, нелогичны, не соответствуют другим мате­риалам дела и вызывают сомнение, не следует делать поспешный вывод о недобросовестности свидетеля. Не­обходимо проверить его показания путем постановки напоминающих, уточняющих и контрольных вопросов и предъявления допрашиваемому показаний других сви­детелей и иных материалов, относящихся к проверяемым обстоятельствам, использовать тактические приемы, на­правленные на восстановление забытых фактов, либо методы изобличения лжесвидетельства. Для оказания по­мощи допрашиваемому в восстановлении забытого мо­жет быть использован тактический прием активизации ассоциативных процессов, а также создание необходимых условий, когда воспоминание дополняется узнаванием тех или иных объектов. Если, например, свидетель забыл тот или иной проверяемый факт, следователь напоминает ему о каком-то сопутствующем обстоятельстве, и это нередко приводит к тому, что допрашиваемый по ассоци­ации восстанавливает в памяти и забытый факт. Сопутст­вующее обстоятельство может относиться, а может и не относиться к проверяемому факту: причинная связь здесь не обязательна. Важно, чтобы это обстоятельство и про­веряемый факт были смежными (по времени, месту), сходными либо контрастными. Для восстановления за­бытого события или его отдельных обстоятельств свиде­телю могут быть предъявлены участники события, пред­меты обстановки, фотоснимки, планы, схемы и т. п. Эффект восстановления забытого может быть получен при допросе свидетеля на месте происшествия.

Иные тактические приемы применяются для изобли­чения в лжесвидетельстве. Однако прежде чем прибегнуть к ним, необходимо убедиться в том, что допрашиваемый свидетель дает ложные показания, и выяснить их мотивы. Мотивами лжесвидетельства могут быть заинтересован­ность в исходе дела, сговор с обвиняемым, неприязнен­ные отношения с другими участниками события, непра­вильно понимаемое чувство товарищества, боязнь мести, чувство стыда, стремление скрыть собственное неблаго­видное поведение (например, трусость, небрежность, ха­латность), опасение повредить близким и др. Уяснение 394

 

мотивов лжесвидетельства поможет их устранению и по­лучению правдивых показаний. Полезным бывает также разъяснение свидетелю его роли в установлении истины по делу, в разоблачении действительных преступников, в ограждении невиновных от незаслуженного наказания; напоминание об уголовной ответственности за дачу заве­домо ложных показаний. И если эти приемы не достига­ют цели, производится изобличение недобросовестного свидетеля путем предъявления ему показаний других лиц, вещественных доказательств, проведения очных ставок.

Согласно ст. 161 УПК при допросе потерпевшего применяются процессуальные правила допроса свидете­ля. Некоторые тактические особенности допроса потер­певшего обусловлены его процессуальным положением и психическим состоянием в момент восприятия проис­ходивших событий. Потерпевший имеет право предо­ставлять доказательства, заявлять ходатайства о допросе свидетелей, знакомиться с материалами дела с момента окончания предварительного следствия и др. Поэтому не исключается возможность влияния на его показания име­ющихся в деле доказательств; внушающего воздействия фактов, почерпнутых из материалов дела, в том числе из недостоверных показаний недобросовестных свидетелей. В этой связи важно своевременно допросить потерпевше­го, когда возможность отрицательного влияния на его показания минимальна или вообще исключена. При оцен­ке показаний и выборе тактических приемов допроса потерпевшего должно учитываться психическое состоя­ние его в момент восприятия событий. Испуг, волнение, страх, физические страдания могут исказить восприятие и помешать правильному изложению фактов при допро­се. В таких случаях рекомендуется отложить вызов потер­певшего на допрос, дать ему возможность «прийти в се­бя», снять нервное напряжение и только после этого в более спокойном состоянии допросить потерпевшего.

Тактические особенности допроса обвиняемого и подо­зреваемого. Обвиняемый и подозреваемый не обязаны давать показания по делу. Однако следователь не может безразлично относиться к тому, дает или не дает до­прашиваемый правдивые показания о совершенном пре­ступлении. Соблюдая процессуальный порядок допроса (ст. ст. 150—152 УПК) и используя рекомендованные криминалистикой тактические приемы, следователь дол­жен убедить допрашиваемого в бесполезности сокрытия истины. Поскольку показания обвиняемого являются не 395

 

только источником доказательств, но и средством защи­ты, следователь должен предоставить ему возможность с исчерпывающей полнотой изложить свои объяснения. Задача допроса обвиняемого и подозреваемого состоит не в том, чтобы допрашиваемый «сознался», а в том, чтобы он дал правдивые исчерпывающие показания.

Тактические приемы допроса обвиняемого имеют не­которые особенности. К допросу обвиняемого следова­тель должен готовиться особенно тщательно. Он должен в деталях знать материалы дела, правильно определить момент очередного допроса. Если обстоятельства, по поводу которых намечено допросить обвиняемого, не исследованы, сомнительны и не ясны для следователя, вызов обвиняемого на допрос будет преждевременным и, как правило, безуспешным. Нельзя также рассчитывать на успех, если доказательства, с помощью которых пред­полагается разоблачать ложные показания обвиняемого, предварительно не проверены, противоречивы и неубеди­тельны. По групповому делу важно решить, кого из обвиняемых допросить в первую очередь. При этом учи­тывается, какую роль играл тот или иной обвиняемый в совместной преступной деятельности и какое наказание ему грозит за содеянное, насколько убедительны доказа­тельства его вины, в каких взаимоотношениях находился он с другими соучастниками, не проявлялось ли к нему недоверие с их стороны, не высказывал ли он намерений явиться с повинной и прекратить преступную деятель­ность, каковы его личные качества (трусость, решитель­ность, безволие и т. д.). Более быстрое получение прав­дивых показаний от одних обвиняемых может стать важ­ным условием успешного допроса их соучастников, дающих заведомо ложные показания. При подготовке к допросу обвиняемого следователь оценивает факты совершенного преступления с точки зрения тяжести соде­янного. О менее значительных эпизодах преступной де­ятельности обвиняемый может быстрее дать правдивые показания, чем о тяжком преступлении, а откровенное объяснение одних фактов нередко побуждает его честно рассказать и о других, более опасных эпизодах. Обвиня­емому необходимо разъяснить предусмотренное законом положение (ст. 38 УК) о том, что чистосердечное раская­ние является обстоятельством, смягчающим ответствен­ность.

При допросе недопустимы обман и умышленная дезо­риентация обвиняемого. Следователь не вправе, напри-396

 

мер, заявлять ему, что «следствию все известно», что «соучастники сознались» и т. п., если это не соответствует действительности. Следователь не обязан раскрывать об­виняемому в начале допроса, какие доказательства со­браны по делу. Эта неосведомленность обвиняемого мо­жет быть использована в тактических целях.

Для разоблачения ложности показаний обвиняемого могут быть использованы следующие тактические при­емы: 1) детализация показаний; 2) повторные допросы об одних и тех же фактах; 3) использование противоречий в показаниях; 4) использование доказательств, а также данных, полученных оперативно-розыскным путем. Об­виняемый, дающий ложные показания, обычно схематич­но излагает обстоятельства события. Это объясняется не только сложностью заполнения пробелов вымышленны­ми деталями, но и сознанием, что детальные показания легче проверить. Поэтому обвиняемый иногда разобла­чает себя тем, что оказывается не в состоянии детализи­ровать свои ложные показания. Если обвиняемый все же заполняет свои показания вымышленными деталями, повторные допросы его об одних и тех же фактах позво­ляют выявить неизбежные в таких случаях несоответст­вия одних показаний другим и разоблачить их ложность.

Обвиняемый, давая ложные показания, нередко впада­ет в противоречия. Иногда целесообразно не спешить акцентировать внимание на лживости и противоречивос­ти его объяснений и лишь после занесения ложных пока­заний в протокол и подписания его обвиняемым следует использовать противоречия для изобличения допрашива­емого во лжи и получения от него правдивых показаний. Наиболее эффективным тактическим приемом изобличе­ния является использование имеющихся доказательств и данных, полученных оперативно-розыскным путем.

При допросе для изобличения обвиняемого во лжи и получения от него правдивых показаний можно исполь­зовать лишь проверенные, достоверные факты. Предпоч­тение при этом отдается доказательственным фактам, известным из нескольких источников, которые при необ­ходимости могут быть поочередно предъявлены допра­шиваемому. Предъявление не следует начинать с матери­алов, полученных оперативно-розыскным путем, а также с вещественных доказательств, обнаруженных в отсутст­вие обвиняемого, и с предметов, назначение которых пока неясно. Не рекомендуется предъявлять обвиняемо­му сразу все собранные по делу доказательства. Обычно

397

 

больший эффект дает тактика последовательного исполь­зования материалов в порядке возрастания их доказатель­ственного значения. В то же время надо иметь в виду, что предъявление доказательств с большими промежутками во времени и вне логической последовательности не прино­сит положительных результатов. Иногда бывает целесооб­разно предъявить вначале самое сильное, решающее дока­зательство. Данный тактический прием можно рекомендо­вать, например, когда обвиняемый «колеблется», намерен дать правдивые показания, но еще не решается сделать это, когда используемое доказательство невозможно опро­вергнуть и когда обвиняемый не ожидает, что следователь может располагать таким сильным доказательством.

При допросе обвиняемого имеющиеся материалы сле­дует использовать таким образом, чтобы у него созда­лось впечатление о полной осведомленности следователя относительно обстоятельств расследуемого преступле­ния. Можно, например, в процессе допроса как бы между прочим коснуться незначительных деталей проверяемого события. Видя, что следователю известно даже о таких подробностях, обвиняемый обычно приходит к убежде­нию о необходимости дать правдивые показания.

Иногда обвиняемый ссылается на алиби, указывает, что в момент совершения преступления он находился в другом месте. В этом случае необходимо подробно допросить его о месте пребывания и выяснить максимум деталей, кото­рые позволят объективно проверить заявленное алиби.

Допрос подозреваемого производится с соблюдением тех же процессуальных правил и тактических приемов, что и допрос обвиняемого. Подозреваемый до предъявления обвинения обычно не в полной мере осведомлен, какие факты преступления известны следователю и какими дока­зательствами его вины он располагает. Поэтому виновный подозреваемый чаще всего придерживается тактики выжи­дания, предпочитает уклоняться от правдивых показаний по крайней мере до тех пор, пока не узнает, в чем конкретно он обвиняется. Тактические приемы допроса избираются следователем с учетом поведения подозреваемого.

Особенности тактики допроса несовершеннолетних оп­ределяются возрастными особенностями их психики, вли­яющими на характер восприятия, запоминания и воспро­изведения проверяемых событий на допросе. При выборе тактических приемов надо учитывать недостаточный уро­вень развития несовершеннолетнего, ограниченный круг понятий, узость логического мышления, отсутствие жиз-

398

 

ненного опыта и профессиональных знаний, повышенную склонность к внушению, самовнушению и фантазирова­нию. Несовершеннолетние обычно поверхностно и некри­тично воспринимают действительность, порой бывают не способны правильно оценивать поступки людей и меру грозящей им опасности. В то же время для них характер­ны яркость впечатлений и прочное удержание в памяти новых, интересных и необычных событий. Детская непо­средственность и бесхитростность, искренность и прос­тота иногда позволяют легче, чем при допросе взрослых, выявлять элементы лжи в их показаниях.

При подготовке к допросу несовершеннолетних необ­ходимо прежде всего правильно определить, кто будет присутствовать (участвовать) при допросе (знакомый или незнакомый педагог, мать, отец или кто-то из близких родственников) и где целесообразно его провести (в шко­ле, дома либо в кабинете следователя), создать благопри­ятную спокойную, привычную для несовершеннолетнего обстановку. До вызова на допрос необходимо собрать подробные сведения, характеризующие личность несовер­шеннолетнего (уровень развития, интересы, особенности характера, склонность к фантазированию, поведение в школе и дома, взаимоотношения с лицом, о котором он будет допрошен).

Следователь должен расположить к себе несовершен­нолетнего, преодолеть его недоверие и отчуждение, вы­звать на откровенный разговор. Установлению необходи­мого «контакта» способствует порой отвлеченная беседа на интересную для несовершеннолетнего тему (о книгах, спорте, любимых занятиях, друзьях). Допрос малолетне­го свидетеля дошкольного возраста можно начать с лю­бимой для него игры. Форма свободного изложения по­казаний предпочтительнее по сравнению с вопросно-от­ветной формой, так как она в большей степени обеспечивает достоверность показаний. Однако рассчи­тывать на исчерпывающее, последовательное и логичное изложение несовершеннолетним, а тем более малолетним своих показаний нельзя. Их свободный рассказ обычно весьма отрывочен, непоследователен и сбивчив. Следова­телю приходится помогать допрашиваемому восстанав­ливать утерянную нить изложения, предостерегая себя при этом от случайных подсказок, чрезмерной настой­чивости, внушения и наводящих вопросов. Слишком «гладкое», стройное, похожее на заученный урок изложе­ние показаний должно настораживать следователя. Такие

399

 

показания, как правило, ложны и даются несовершенно­летним под воздействием заинтересованных лиц.

Следователю надо внимательно следить за поведени­ем несовершеннолетнего на допросе, чтобы оценить, за­стенчив он или запуган, обидчив или боязлив, откровенен или скрытен. Иногда несовершеннолетний под влиянием уговоров, запугивания или обмана взрослых, из-за бояз­ни мести, нежелания первым «выдавать» своих соучаст­ников, а иногда и совершенно бесцельно искажает реаль­ные факты и события либо вовсе отказывается давать показания. В таких случаях необходимо терпеливо и до­ходчиво разъяснить ему опасность совершенного пре­ступления и значение установления истины по делу. Воп­росы, задаваемые несовершеннолетнему, должны быть простыми, понятными, краткими и конкретными. Если допрашиваемый недостаточно хорошо уяснил содержа­ние вопроса, следует изменить его формулировку, уп­ростить или расчленить на несколько более конкретных и простых вопросов. Протокол допроса составляется обычно по окончании устной беседы с несовершеннолет­ним. Если следователь в самом начале допроса приступа­ет к протоколированию, это отвлекает и настораживает допрашиваемого. Желательно, чтобы протокольная за­пись показаний сохранила речевые особенности несовер­шеннолетнего, его небогатый, но своеобразный лексикон.

Тактические приемы очной ставки. Очная ставка про­водится между двумя ранее допрошенными лицами, в по­казаниях которых имеются существенные противоречия. Цель ее — устранение противоречий, выяснение истины.

В ходе подготовки очной ставки определяются ее участники, выявляются противоречия в их показаниях, решается вопрос о последовательности их допроса. По общему правилу, первым допрашивается лицо, показания которого вызывают доверие (подтверждены другими до­казательствами), лицо, подробно и уверенно дающее по­казания о фактах, которые отрицаются или искаженно освещаются в показаниях другого участника.

Необходимо обеспечить психологическую готовность к очной ставке ее участников. Особенно в ней нуждаются свидетели и потерпевшие, впервые попавшие в сферу уголовного процесса. Их целесообразно предупредить о предстоящей встрече на очной ставке с обвиняемым, ибо в противном случае при неожиданной встрече такой свидетель может растеряться и цель очной ставки не будет достигнута. Перед очной ставкой каждый из ее

400

 

участников может быть не только предупрежден о ее проведении, но при необходимости повторно допрошен об обстоятельствах, отнесенных к предмету данной очной ставки, с целью уточнения и детализации ранее данных показаний, устранения в них пробелов и противоречий. Однако такие допросы нельзя превращать в «репетицию» перед очной ставкой. Недопустимо специально готовить участников к очной ставке, рекомендуя при этом «уверен­но держаться», «смелее изобличать» другого и т. п. До­прос ведется по каждому противоречивому эпизоду в от­дельности с соблюдением целесообразной в каждом кон­кретном случае последовательности их исследования. На вопросы следователя показания дают поочередно оба участника очной ставки. С разрешения следователя они могут задавать друг другу вопросы. На протяжении всей очной ставки следователь должен внимательно наблю­дать за поведением допрашиваемых и не допускать воз­можности сговора или воздействия одного из них на другого. В случае каких-либо неправомерных действий со стороны участников очной ставки следователь должен немедленно их пресекать. Если один из участников при­знает, что ранее давал неправильные показания, он под­робно допрашивается либо тут же, в присутствии другого участника, либо после окончания очной ставки.

Применение тактических приемов допроса в суде обус­ловлено спецификой судебного следствия. Подсудимый и, как правило, свидетели, потерпевший, эксперт уже были допрошены на предварительном следствии, а теперь в су­дебном заседании они допрашиваются по тем же эпизодам и фактам в условиях гласности, состязательности и непо­средственности. В большинстве случаев они подтверждают в суде ранее данные показания, порой уточняют отдельные обстоятельства, приводят иногда новые факты. Но бывает и так, что подсудимый, а иногда и свидетели частично либо полностью изменяют свои прежние показания, отказыва­ются от них. В таких случаях тактические приемы допроса должны быть направлены на выяснение причин отказа от показаний, установление истины, подлинных фактов пре­ступлений и вины подсудимого (или ее отсутствия), а при наличии оснований — выявление лжесвидетельства.

Все тактические приемы допроса, используемые на предварительном следствии, могут быть рекомендованы для применения в суде. Допрос на судебном следствии — не только способ получения доказательств, но и средство проверки их достоверности.

401

 

Порядок допроса подсудимого, свидетелей, потерпев­шего и эксперта в ходе судебного следствия председатель­ствующим, судьями, обвинителем, потерпевшим, граж­данским истцом, гражданским ответчиком и их пред­ставителями, защитником определен ст.ст. 280, 283, 287, 289 УПК. Эффективность допроса во многом зависит от тщательности подготовки суда к рассмотрению дела в це­лом и к допросам в частности. Председательствующий должен принять все предусмотренные законом меры к получению правдивых показаний. На нем лежит обязан­ность обеспечить спокойную обстановку при проведении судебного следствия, постановку вопросов допрашива­емым в тактичном, спокойном тоне. Суд выясняет, знали ли свидетель и подсудимый, свидетель и потерпевший друг друга до совершения преступления, каков характер взаимоотношений между ними, не являются ли эти от­ношения неприязненными, каковы причины неприязнен­ных отношений.

В ходе судебного следствия допрос производится так же, как и на предварительном следствии, в форме свобод­ного рассказа и в вопросно-ответной форме. Вопросы могут быть заданы не только по обстоятельствам, ос­вещенным в свободной форме, но и в связи с ответами на вопросы других участников судебного разбирательства. Специфичным для суда является перекрестный допрос. Суть его заключается в том, что во время допроса под­судимого, свидетеля и других лиц одним из участников процесса вопросы ему с разрешения председательствую­щего могут задавать и другие участники судебного раз­бирательства. При необходимости в ходе судебного след­ствия суд вправе провести повторный допрос. Суд не связан показаниями, полученными ранее на предвари­тельном следствии. Применяемые им тактические при­емы допроса и судебного следствия в целом должны быть направлены на то, чтобы по всем обстоятельствам рас­сматриваемого дела была установлена объективная ис­тина.

 

Допрос: определение, методы и виды — видео и стенограмма урока

Методы допроса

Офицер Смит может использовать различные методы допроса. Самый распространенный метод известен как метод Рейда. Следующие девять шагов являются частью этой техники.

1. Прямая очная ставка

Все доказательства предоставляются подозреваемому, а полицейский дает подозреваемому возможность немедленно признаться. Офицер Смит говорит Дэйву, что соседи видели, как он ударил свою жену, и у его жены синяки на руках.Офицер Смит также показывает Дейву фотографии отпечатка руки на лице его жены и говорит Дейву, что они могут сопоставить отпечаток руки с фотографии с рукой Дейва. Если это не сработает, офицер переходит к следующему шагу: доминированию.

2. Доминирование

Сотрудник правоохранительных органов не дает говорить подозреваемому. Поскольку Дэйв не говорит, офицер Смит может продолжать говорить, не прерываясь. Office Smith предлагает разные сценарии.

A) Дэйв не бил свою жену.Он помогал ей, потому что она падала, и схватил ее, чтобы она не упала на землю.

B) Дэйв был расстроен, вскинул руки и случайно ударил ее.

C) Домашнее насилие не было случайностью, и у Дэйва был момент ярости, и он действительно хотел ударить свою жену.

Дэйв все еще не разговаривает. Он не признает и не отрицает ни одного из сценариев, предложенных офицером Смитом. Поскольку доминирование не работает, офицер может использовать отклонение.

3.Отклонение

Офицер Смит попытается дать моральное оправдание тому, почему Дэйв ударил свою жену. Отклонение также известно как «создание темы», и тема может меняться на протяжении всего допроса в зависимости от того, как подозреваемый отвечает на вопросы.

Офицер Смит создает тему, используя сценарии на этапе доминирования. Офицер Смит оправдывает действия Дэйва, потому что это правильно — помочь его жене, которая упала. Он также оправдывает, что Дэйв ударил свою жену, создавая тему, что это был несчастный случай.Она либо падала, либо он размахивал руками, и она вошла в них.

Офицер Смит также использует обвинение жертвы, говоря, что Дэйв был зол, поэтому ей не следовало приближаться к Дэйву в это время ярости. Ее бы не ударили, если бы она просто ушла.

Дэйв наконец начинает говорить и возражает против всех тем. Эти возражения дают офицеру Смиту возможность превратить возражения в оправдание домашнего насилия.

4. Превращение возражений в оправдания

Дэйв говорит офицеру Смиту: «Я не бью женщин, потому что это неправильно.» и » Я не жестокий человек, поэтому я бы никого не ударил ». Офицер Смит принимает возражения и оправдывает насилие в семье. Офицер Смит говорит: «Значит, вы действительно не хотели ударить свою жену, не так ли?» И «Вы не проявляете агрессии, но когда ваша жена встала у вас на пути, вам пришлось ее ударить?» Офицер Смит. не смог уговорить Дэйва ответить ни на один из его вопросов об оправдании, поэтому начал проявлять сочувствие к Дэйву.

5. Выражение сочувствия

Офицер Смит выражает сочувствие Дэйву.Он говорит Дэйву, что понимает, через что он проходит, и что его раздражает собственная жена. Офицер Смит говорит, что, если бы жена Дэйва не спорила с ним, она бы не пострадала. Дэйв снова молчит и предпочитает не разговаривать с офицером Смитом после того, как выразил сочувствие. Офицер Смит перейдет к следующему этапу техники Рейда и снова создаст альтернативные темы.

6. Предлагая альтернативные темы

Дэйв не отвечает на этапе сочувствия.Он не отвечает на вопросы офицера Смита, поэтому офицер Смит предлагает разные темы и разные сценарии. На этот раз, создавая сценарии, офицер Смит сосредотачивается на обязанностях Дэйва перед обществом. Офицер Смит говорит: «Дэйв, ты не признаешься, потому что боишься потерять работу и не сможешь видеть своих детей». Затем офицер Смит говорит: «Ты ударил свою жену, чтобы она была мужчиной. дом, и ты не хотел терять над ней контроль ». Дэйв начинает реагировать на сценарий о потере работы и своих детей.Он кивает офицеру Смиту, что является первым признанием вины. Офицер Смит продолжает допрос, задавая альтернативные вопросы о детях и работе Дэйва.

7. Задание альтернативного вопроса

Задание альтернативного вопроса означает, что офицер Смит спросит Дэйва о потере работы и детей. Он скажет Дэйву: «Ты боишься потерять работу и что твои дети не будут разговаривать с тобой, если ты признаешься в том, что ударил свою жену?» Дэйв отвечает: «Я ударил свою жену, но на самом деле этого не сделал. значит.Я не хочу терять своих детей ». Дэйв признает свою вину офицеру Смиту, и теперь он должен повторить признание перед другими членами агентства.

8. Повторение

Если бы Дэйв признался на любом этапе допроса, офицер Смит мог бы попросить Дэйва повторить признание. Офицер Смит мог пропустить другие шаги техники Рейда и перейти к повторению и документированию.

9. Документация

Это заключительный этап техники Рейда при допросе подозреваемого.Документация включает в себя документирование даты и времени, когда подозреваемый дал признательные показания. Затем записывается признание, и подозреваемый подписывает признание, что делает его законным. Дэйву придется написать признание и подписать заявление.

Другой способ допроса подозреваемого — его завершение.

Допрос подозреваемого — это один из видов допроса. Сотрудники правоохранительных органов систематически опрашивают подозреваемых. Сначала они планируют и готовят вопросы, а затем связывают подозреваемого и объясняют, почему он там.Третий шаг собеседования — объяснить, что произошло. Офицер сводит воедино показания потерпевшего и свидетелей и рассказывает подозреваемому, что, по его мнению, произошло. Четвертый шаг — закрыть интервью. Последний шаг — оценить ответы подозреваемого.

Пока Дэйв был в камере, офицер Смит мог запланировать интервью с Дэйвом. Офицер Смит задавал уместные вопросы о преступлении. Он объяснит Дэйву, почему его задерживают.Затем офицер Смит как можно лучше рассказывал о случившемся, используя информацию, полученную от жертвы и свидетелей.

Пока офицер Смит вместе с Дейвом проходит каждый шаг, он документирует ответы Дэйва и язык тела Дэйва. Он закрывал интервью и находил время, чтобы оценить ответы. Он также просил Дэйва уточнить любую информацию, по которой у него есть вопросы.

Альтернативой допросу подозреваемого является словесная агрессия. Словесная агрессия — это так, как звучит.Это интенсивно и может быть очень неудобно для подозреваемого. Офицер Смит кричал на Дэйва и использовал словесную силу, задавая вопросы. Он повторял вопросы несколько раз, подходя все ближе и громче, не касаясь Дэйва. Силы и негатива, которые использует Смит, может быть достаточно, чтобы заставить Дэйва признаться в преступлении.

Типы допросов

Существуют различные способы допроса подозреваемого сотрудником правоохранительных органов. Если подозреваемый находится под стражей, это называется допросом , а если подозреваемый не находится под стражей, то этот тип допроса является допросом без содержания под стражей .

В этом примере у офицера Смита было достаточно улик, чтобы арестовать Дэйва за насилие в семье. Дэйв находился под стражей за насилие в семье, которое он совершил в отношении своей жены.

Если против Дэйва не будет достаточно улик, офицер Смит может допросить Дэйва, но не будет брать его под стражу и не зачитывать ему его права на Миранду. Дэйва попросят добровольно сделать заявление и ответить на вопросы, но он не обязан оставаться и отвечать на вопросы.

Резюме урока

Хорошо, давайте на минутку вспомним, что мы узнали!

Допрос подозреваемого может оказаться сложной задачей. Допрос в правоохранительных органах — это когда представитель агентства собирает информацию о преступлении путем допроса подозреваемых, потерпевших или свидетелей.

Во время этого процесса подозреваемый знает, что у него будут проблемы, как только он признается в преступлении, но одна из обязанностей правоохранительных органов — заставить подозреваемого признаться. Существует несколько методов, которые следователь может использовать с подозреваемым: как при допросе , , когда подозреваемый находится под стражей, так и при допросе без содержания под стражей, , когда подозреваемый не находится под стражей.

Если подозреваемый находится под стражей, как, например, Дэйв, то подозреваемому нужно будет зачитать свои права Миранды. Если подозреваемый не находится под стражей, его просят добровольно дать показания. В конце концов, сотрудники правоохранительных органов надеются на признание подозреваемого и информацию от потерпевшего и свидетеля, чтобы они могли раскрыть преступление.

Глава 9: Опрос, допрос и допрос — Введение в уголовное расследование: процессы, практики и мышление

«Понимание правильных процессов и юридических параметров допроса, допроса и допроса может иметь значение, будет ли признание подозреваемого принято судом в качестве доказательства или нет.”

В этой главе мы рассмотрим допрос, допрос и допрос подозреваемых как методы сбора информации, которые полиция использует для помощи им в расследовании. В современной полиции методы допроса, допроса и допроса являются объективными и этичными. Они нацелены на открытие истины; не просто признание в преступлении. Это контрастирует с более ранними временами полицейской деятельности, когда методы, называемые «третьей степенью», иногда включали угрозы, запугивание, принуждение и даже физическое насилие.К счастью, эти методы «третьей степени» были идентифицированы в Соединенных Штатах Комиссией Викершема в 1931 году как незаконные полицейские методы, приводящие к ложным признаниям и судебным ошибкам, когда подозреваемых иногда незаконно осуждали и заключали в тюрьму (Head, 2010).

Исходя из этого, полицейские силы по всей Северной Америке, которые в разной степени использовали методы «третьей степени», начали переходить к менее репрессивным и менее агрессивным методам допроса подозреваемых (Gubrium, 2002).

Несмотря на то, что произошла значительная эволюция в сторону более объективных и этичных практик, суды по-прежнему бдительно оценивают методы, используемые полицией для допроса, допроса и допроса подозреваемых в ходе уголовных расследований. Суды ожидают, что полиция будет придерживаться высоких стандартов, используя методы, ориентированные на права обвиняемого, и сводит к минимуму любые физические или психические страдания, которые могут вызвать ложное признание. Чтобы оправдать эти ожидания, задачи допроса и допроса подозреваемых могут быть сложными, и многие полицейские органы имеют обученных следователей и операторов полиграфа, которые проводят допрос подозреваемых по серьезным уголовным делам.Но не каждое расследование квалифицируется как крупное дело, и перед следователями полиции стоит задача ежедневно проводить допросы, допросы и допросы возможных подозреваемых. Проблема для полиции состоит в том, что допрос подозреваемого и последующее признание могут быть скомпрометированы неправильными методами допроса, допроса или допроса. Понимание правильных процессов и правовых параметров может иметь значение, будет ли признание подозреваемого принято судом в качестве доказательства или нет.Имея в виду вышеизложенное, в этой главе будут рассмотрены несколько важных вопросов, в том числе:

  1. Переход от допроса к допросу к допросу и как этот переход связан с следственной практикой
  2. Переходы, демонстрирующие необходимость перехода от допроса свидетеля к допросу задержанного подозреваемого к допросу арестованного подозреваемого
  3. Проблемы физического и психического расстройства и способы избежать ощущения стресса, вызванного офицером, во время допроса
  4. Семь элементов, которые необходимо изучить для подготовки плана допроса
  5. Пять распространенных причин, по которым арестованные подозреваемые отказываются от своего права хранить молчание и давать показания и признательные показания
  6. Стратегии допроса для инициирования утверждений с использованием мотивов в рамках пяти общих причин
  7. Три типа ложных исповедников и стратегии борьбы с ложными признаниями
  8. Дополнительные права молодых правонарушителей и практики, необходимые для выполнения следственных обязательств в соответствии с Законом Канады об уголовном правосудии в отношении несовершеннолетних
  9. Признание сопутствующего правонарушения

Полицейские расследования могут быть динамичными, а ход событий и раскрытие улик может быть непредсказуемым.Эта предпосылка также верна для допроса, допроса и допроса подозреваемых. Участники криминального события могут быть выявлены в качестве подозреваемых на разных этапах расследования. Чтобы должным образом обезопасить доказательства, полученные в ходе взаимодействия с подозреваемыми или возможными подозреваемыми, и управлять ими, следователям важно понимать действия, которые следует предпринимать на каждом этапе, помня при этом, что допрос, допрос и допрос — это термины, которые относятся к отдельные этапы в процессе сбора устных ответов от подозреваемого или возможного подозреваемого.Но каждый этап отличается в зависимости от того, когда и как может и должен происходить процесс сбора информации. Различия между этими тремя этапами необходимо определить в сознании следователя, поскольку они будут проходить через процесс сначала допроса, затем допроса и, наконец, допроса подозреваемого. Когда происходит такое развитие событий, следователю необходимо распознать меняющиеся условия и предпринять соответствующие действия в нужные моменты, чтобы гарантировать, что признание будет приемлемым в суде в случае получения признания.Учитывая это, давайте рассмотрим операционную прогрессию этих трех этапов и определим обстоятельства, которые заставляют переходить с одного этапа на другой.

Допрос возможного подозреваемого — это первый этап и самый низкий уровень взаимодействия. Фактически, этот человек даже не может быть определен как подозреваемый на данный момент. Как указано в нашей главе, посвященной работе со свидетелями, подозреваемые часто сообщают о преступных действиях, выдавая себя за свидетелей или даже жертв преступления.Следователь, получив отчет о показаниях такого лица, может заподозрить, что они не являются правдивыми; однако до тех пор, пока эти подозрения не будут подтверждены доказательствами, отвечающими критерию формирования разумных оснований для убеждений, следователь может продолжать разговаривать с этим возможным подозреваемым, не предоставляя никаких положений раздела 10 или предупреждений. На этом этапе появляется уникальная возможность собрать версию событий, изложенную в постановке, включая любые ложные утверждения, которые могут дать возможность позже расследовать и продемонстрировать возможную фабрикацию, которая сама по себе является уголовным преступлением.Переход следователя от допроса свидетеля или потерпевшего к задержанию и допросу человека как возможного подозреваемого должен наступить тогда, когда обнаруживаются реальные доказательства, дающие следователю разумные основания подозревать, что это лицо причастно к происшествию. Обнаружение реальных доказательств и получение «разумных оснований для подозрений» накладывают на следователя обязанность прекратить допрос человека, который затем становится подозреваемым. На этом этапе лицо является подозреваемым и должно быть задержано по подозрению в правонарушении и при условии соблюдения соответствующих предостережений в соответствии с разделом 10 Устава и заявлений, прежде чем приступить к допросу подозреваемого.

Допрос подозреваемого — следующий уровень взаимодействия. Для допроса подозреваемого необходимы некие косвенные улики, позволяющие следователю задержать этого подозреваемого. В нашем предыдущем сценарии, когда молодой человек был найден в 3 часа ночи стоящим под деревом в жилом районе на границе промышленного комплекса в одном квартале от здания, где было подтверждено проникновение, этот молодой человек был задержан надлежащим образом. , зафрахтован и предупрежден о расследовании взлома.Однако на тот момент не было никаких прямых доказательств, которые могли бы связать его с этим преступлением. Его заподозрили только косвенные доказательства времени, поведения и близости к событию. Он был обязан сообщить свое имя и документы. Если бы он попытался уйти, его могли бы арестовать за то, что он препятствовал полицейскому при исполнении служебных обязанностей. Следователь на месте этого инцидента допросил бы этого подозреваемого, и в соответствии с его правами в соответствии с Канадской хартией прав и свобод , подозреваемый не был обязан отвечать на вопросы.

Это право не разговаривать не препятствует следователю задавать вопросы, и следователь должен продолжать предлагать подозреваемому возможность раскрыть информацию, которая может иметь оправдательный характер и позволить следователю исключить этого человека из числа подозреваемых в расследуемом преступлении. В качестве примера снова рассмотрим нашего молодого человека, которого задержали, когда нашли стоящим под деревом возле взлома. Если бы этот человек ответил на вопрос, что вы здесь делаете, заявив, что он живет в доме через дорогу, и когда он услышал сигнал тревоги о взломе, он вышел на улицу, чтобы посмотреть, что происходит, это значительно уменьшило бы подозрения в отношении Молодой человек сразу это заявление подтвердил.Последующее подтверждение одним из родителей в доме о том, что они слышали, как он ушел при срабатывании сигнализации, могло исключить его из числа подозреваемых и привести к его освобождению.

Допрос — это самый серьезный уровень допроса подозреваемого, а допрос — это процесс, который происходит после установления разумных оснований для убеждений и после помещения подозреваемого под стражу за расследуемое преступление. Разумные основания полагать, что такой арест требует наличия каких-либо прямых доказательств или веских косвенных доказательств, которые связывают подозреваемого с преступлением.Конечно, в случае ареста подозреваемому будут предоставлены уставные права и предупреждение полиции в соответствии со следующим:

Чартерные предупреждения

Раздел 10 (а)

«Я задерживаю / задерживаю вас по следующим причинам: (Укажите причину ареста / задержания, включая правонарушение, и предоставьте известную информацию о правонарушении, включая дату и место.)»

Раздел 10 (b)

«Мой долг сообщить вам, что вы имеете право без промедления нанять и проинструктировать адвоката в частном порядке.Вы можете позвонить любому адвокату, которого захотите. Имеется круглосуточная телефонная служба, в которой дежурный адвокат может предоставить вам юридическую консультацию в частном порядке. Этот совет предоставляется бесплатно, и адвокат может объяснить вам план юридической помощи. Если вы хотите связаться с дежурным юристом по оказанию юридической помощи, я могу предоставить вам номер телефона.

Вы понимаете?

Вы хотите вызвать юриста? » (Канадская хартия, 1982 г., с. 10 (a, b))

Предупреждение полиции

«Вы не обязаны ничего говорить, но все, что вы говорите, может быть приведено в качестве доказательства.»(Транзитная полиция, 2015 г.)

Если подозреваемый уже общался с полицией в связи с расследуемым правонарушением, ему следует сделать вторичное предупреждение. Это вторичное предупреждение служит для того, чтобы сообщить обвиняемому, что, даже если он ранее делал заявление, это не должно влиять на него, чтобы сделать дальнейшие заявления.

Дополнительное предупреждение полиции

«(ФИО), вы задержаны по: (причине задержания). Если вы разговаривали с каким-либо полицейским (включая меня) по этому поводу, который предлагал вам какую-либо надежду на преимущество или высказывал опасения по поводу предубеждения, если вы поговорите или откажетесь говорить со мной (нами) в это время, это Мой долг предупредить вас, что никакое такое предложение или предложение не может иметь никакого эффекта и не должно влиять на вас или заставлять вас чувствовать себя обязанным сказать что-либо мне (нам) по любой причине, но все, что вы говорите, может быть использовано в качестве доказательства »( Транзитная полиция, 2015 г.).

После того, как обвиняемому была предоставлена ​​возможность поговорить с адвокатом, обязанности полиции по предупреждению обвиняемого были выполнены, и подозреваемый может быть допрошен относительно его причастности к правонарушению. Эти предостережения и предупреждения могут показаться серьезными усилиями, направленными на то, чтобы отговорить подозреваемого вообще что-либо сказать полиции, и во многих случаях это является результатом. Однако, если предупреждения приняты должным образом и возможность поговорить с адвокатом должным образом предоставлена, основное препятствие для принятия любых будущих заявлений будет удовлетворено.

Допрос обычно проводится в формальной обстановке комнаты для допросов и часто записывается на магнитофон или видео, чтобы сохранить детали сказанного. Видеозапись является предпочтительным средством, поскольку она точно отображает обстановку в комнате для допросов, в которой проводился допрос. Оспаривая процесс допроса, на котором обвиняемый дал показания, защитник будет искать все, на что следователь может указать как на репрессивную среду или угрожающее поведение.В пределах соответствующих границ обеспечения безопасности и защищенности исследователь должен приложить все усилия, чтобы продемонстрировать чувствительность к этим вопросам.

Сиденья в комнате должны быть удобными и сбалансированными для личного контакта. Следователь не должен стоять над подозреваемым или ходить по комнате позади подозреваемого во время допроса. Наличие более чем одного следователя в комнате с подозреваемым может быть истолковано как деспотичное, и этого следует избегать.Подозреваемому следует предложить напиток или еду, если это уместно, и сообщить, что для их нужд по запросу предоставляется ванная комната. Поведение следователя должно быть неагрессивным и спокойным, демонстрировать объективный профессиональный тон как искателя истины. Установление неагрессивного тона и установление открытых отношений с подозреваемым не только полезно для демонстрации суду позитивной обстановки, но также помогает создать позитивные открытые и даже доверительные отношения с подозреваемым.Этот тип отношений может быть гораздо более благоприятным для сотрудничества в направлении заявления или даже признания.

Перед началом самого допроса следователь должен подготовить план допроса:

  1. Проверка профиля подозреваемого, сведения о судимости и прошлых расследований
  2. Рассмотрение всех деталей текущего расследования на сегодняшний день
  3. Определение элементов правонарушения, которое необходимо доказать
  4. Определение того, были ли уже получены достаточные доказательства для подачи дела prima facia в Crown
  5. Изучение доказательств, демонстрирующих мотив, возможность и средства
  6. Определение того, какие доказательства были обнаружены и учтены при формировании разумных оснований для ареста подозреваемого
  7. Какие были обнаружены вещественные доказательства, которые еще можно проанализировать, чтобы доказать причастность подозреваемого?

Подготовка плана допроса может помочь следователю разработать стратегию, чтобы убедить подозреваемого ответить на вопросы или признаться в преступлении.Непосвященные к процессу допроса могут задаться вопросом, почему кто-то, возможно, решит отвечать на вопросы или признаться, когда им была предоставлена ​​их Хартия прав и свобод и стандартное предупреждение о том, что они не обязаны ничего говорить и что бы они ни делали. скажем, может быть использовано в качестве доказательства. Есть несколько причин, которые могут мотивировать или убедить подозреваемого ответить на вопросы или признаться. Заявления или признания часто делаются, несмотря на предупреждения, которые, казалось бы, могут удержать кого-либо от того, чтобы что-либо сказать.Эти причины включают:

  • Желая оправдать себя,
  • Попытка обмана, чтобы перехитрить систему,
  • Совесть,
  • Дать объяснение, чтобы свести к минимуму свою причастность к преступлению, или
  • Сдаться перед неопровержимыми доказательствами.

Следователи, знакомые с этими причинами и мотивами, могут использовать их при оценке своего подозреваемого и разработке стратегии для своего плана допроса.

Оправдание

После ареста объективный следователь всегда должен быть готов услышать объяснение, которое оспаривает прямые доказательства или предположения косвенных доказательств, которые привели к разумным основаниям полагать, что арест.Лучшая причина, по которой арестованному подозреваемому могут быть предложены ответы на вопросы, — это освобождение от преступления. Возможно, и бывает, что людей арестовывают за преступление, которого они не совершали. Иногда жертвы ошибочно идентифицируют их и обвиняют. В других случаях им инкриминируют набор косвенных улик, которые они в конечном итоге могут объяснить. Допрос после ареста дает подозреваемому возможность зафиксировать свою версию событий и предложить следователям альтернативное объяснение доказательств.Оправдание — это не просто стратегия допроса; Объективный следователь обязан предоставить подозреваемому возможность объяснить доказательства, которые привели к его задержанию. Это может быть инициировано предложением подозреваемому: «Это доказательства, которые привели к вашему аресту. Если есть альтернативное объяснение этому свидетельству, пожалуйста, скажите мне, что это такое ». В некоторых случаях заявления подозреваемого потребуют дополнительного расследования и подтверждения фактов для проверки оправдания.Проведение этих расследований также является обязанностью объективного следователя.

Обман для перехвата системы

Некоторые опытные преступники или лица, совершившие хорошо спланированные преступления, полагают, что они могут предложить альтернативное объяснение своей причастности к преступному событию, которое оправдает их как подозреваемых. Следователь может получить ответы от подозреваемого этого типа, предложив то же предложение, которое предлагается для освобождения от ответственности. Это возможность для подозреваемого предложить алиби или отрицание преступления и альтернативное объяснение или оправдывающие доказательства.Подозреваемому может быть очень сложно правильно объяснить все доказательства. Глядя на развитие события, следователь иногда может запросить дополнительные подробности, которые подозреваемый не может объяснить. Правду сказать легче, потому что это произошло, и факты совпадают. Напротив, ложь часто требует дополнительной лжи, чтобы поддержать ложное утверждение. Изучая утверждение, которое считается ложным, следователь иногда может задавать вопросы, раскрывающие ложь, лежащую в основе первоначальной лжи.

Совесть

Так же, как представление о преступной деятельности «хорошие парни» в сравнении с «плохими парнями» обычно изображается в книгах и фильмах, опытные следователи могут сказать вам, что люди, совершившие уголовное преступление, часто испытывают чувство вины и искреннее сожаление о своем преступлении. Это особенно верно в отношении лиц, впервые совершивших правонарушения, и особенно молодых правонарушителей, совершивших преступление против личности.

Подозреваемые, подпадающие под эту категорию, могут быть идентифицированы по их личному профилю, который обычно включает отсутствие судимости, отсутствие полицейского досье или ограниченное полицейское досье предыдущих расследований, свидетельство плохого планирования или свидетельство эмоциональных / спонтанных действий в преступном событии.

Подозреваемых, которые соответствуют этому профилю, могут побудить к беседе следователи, изучившие последствия преступного деяния для жертвы или ее семьи. После этого анализа воздействия на потерпевшего следователь может обратить внимание на отсутствие у подозреваемого преступного поведения в прошлом, сделав при этом наблюдение, что подозреваемый, вероятно, очень плохо себя чувствует по этому поводу. Наблюдая за подозреваемым во время этого прогрессирования, подозреваемый, затронутый чувством вины, иногда демонстрирует язык тела или выражение лица беспокойства или раскаяния.Такие реакции, как опущенные плечи, опущенная голова, слезящиеся глаза или избегание зрительного контакта, могут указывать на то, что подозреваемый стыдится преступления и сожалеет о нем. Наблюдая за этим типом реакции, следователь может перейти к теме разговора, которая предлагает подозреваемому возможность очистить свою совесть, взяв на себя ответственность за свои действия и извинившись, или предприняв какие-либо другие действия для исправления сделанного проступка.

Объяснение минимизации участия

Подозреваемые, которые были арестованы, иногда будут готовы предоставить дополнительное объяснение своей причастности или событий, чтобы снизить уровень своей вины или вины за преступление.В случаях, когда несколько подозреваемых были арестованы за преступление, один из этих подозреваемых может пожелать охарактеризовать свое собственное участие как второстепенное, иногда как причастность к факту или постфактум. Примерами этого могут быть человек, который оставил дверь незапертой на случай взлома, или просто управлял автомобилем для побега. Эти менее вовлеченные подозреваемые надеются добиться смягчения обвинения или даже переквалификации в качестве свидетелей против своих сообвиняемых. В таких случаях, когда арестовано несколько подозреваемых, следователь может инициировать эту стратегию, предложив: «Если у вас только ограниченный или минимальный уровень участия в этом преступлении, вы должны сообщить мне об этом сейчас.”

Сдаться неопровержимым уликам

Задержанному подозреваемому по уголовному делу, ожидающему допроса под стражей, есть над чем подумать. Даже самые опытные преступники будут обеспокоены тем, сколько улик у полиции для доказательства их причастности к преступлению. В процессе предоставления подозреваемому возможности обратиться к собранным доказательствам иногда может быть задействована дополнительная стратегия, когда имеется большой объем компрометирующих улик или неоспоримых прямых доказательств, таких как очевидцы или убедительные судебно-медицинские доказательства для косвенных связей. подозреваемого в преступлении.В таких случаях, если следователь может подробно раскрыть улики подозреваемому, такое раскрытие может привести к тому, что подозреваемый потеряет надежду и сделает признание в преступлении. Хотя эта тенденция подчиняться неопровержимым доказательствам может показаться нелогичной, это действительно происходит. Иногда эта сдача больше связана с совестью и позором за преступление, но в других случаях преступник просто теряет энергию, чтобы сопротивляться тому, что он считает безнадежной схваткой. Каким бы противоречивым это ни казалось, исследование показало, что восприятие подозреваемым силы доказательств полиции является одним из наиболее важных факторов, влияющих на их решение признаться в полиции (Gudjonsson & Petursson, 1991).Более поздние исследования показали, что чем убедительнее доказательства, тем больше вероятность того, что подозреваемый признается (Gudjonsson, 2015).

Как отмечалось в начале этой главы, цель этического допроса, допроса и допроса состоит в установлении истины, и правда может включать утверждения, которые являются либо обвинительным признанием вины, либо оправдывающим отрицанием причастности к преступлению. Каждый раз, когда следователь допросил подозреваемого и было получено признание вины, этому следователю необходимо предпринять некоторые дополнительные шаги, чтобы гарантировать, что признание может быть подтверждено как правдивое, прежде чем оно будет передано в суд.Эти дополнительные шаги необходимы, потому что, хотя следователь не использовал какие-либо незаконные или неэтичные методы, суд все равно будет рассматривать, признал ли обвиняемый по какой-либо причине в преступлении, которого он не совершал. Опытный адвокат часто приводит аргументы, утверждающие, что психологический стресс, связанный с чувством вины или безнадежностью, вызванный воздействием неопровержимых доказательств, использовался для того, чтобы убедить подозреваемого признаться в преступлении, которого он не совершал. В таких случаях суду полезно заслушать любые дополнительные заявления, сделанные обвиняемым, например, те, которые показывают, что подозреваемый непосредственно знал о преступном событии, которое могло быть известно только виновному преступнику.

В ходе полицейских расследований есть много деталей преступного события, которые будут известны полиции при осмотре места преступления или в ходе допроса свидетелей или потерпевших. Эти детали могут включать в себя фактический способ совершения преступления, например последовательность событий, инструменты, использованные при совершении преступления; или средства входа, путь входа / выхода, а также другие неясные факты, которые могут быть известны только фактическому преступнику. При осмотре места преступления у следователя есть возможность наблюдать один или несколько уникальных фактов, которые могут быть скрыты как «скрытые доказательства».Эти скрытые доказательства не включаются в отчеты или сообщения средств массовой информации, а хранятся исключительно для проверки на ложные признания. Признаться в преступлении — это одно, но признание в преступлении и раскрытие интимных подробностей гораздо более убедительно для суда. Независимо от усилий и заботы, которые следователи прилагают, чтобы не получить ложное признание, они все равно имеют место, и есть еще несколько распространенных сценариев, когда ложные признания случаются. При получении признательных показаний следователю важно учитывать эти возможности.Это ситуации:

  1. Духовник был привлечен к ответственности — В случаях, когда люди являются участниками организованной преступности, лицо с более низким статусом в группе назначается или приносится в жертву, чтобы взять на себя вину за преступление вместо лица с более высоким статусом . Эти организационные пешки, как правило, являются лицами с более мелким криминальным прошлым или молодыми правонарушителями, поскольку они, вероятно, получат меньшее наказание за преступление.
  2. Жертвенный исповедник — Подобно духовнику, зачисленному в организованную преступную организацию, существует другой тип жертвенного исповедника; тип, который делает шаг вперед, чтобы взять на себя вину, чтобы защитить друга или любимого человека.Это добровольные исповедники, но их ложное признание можно раскрыть, расспросив духовника о скрытых подробностях происшедшего.
  3. Психически больной Ложный исповедник — Ложный исповедник этого типа встречается, когда к преступлению уделяется значительное внимание средств массовой информации. Как отметил Пикерсгилл (2015), невиновный человек может добровольно дать ложное признание из-за патологической потребности в известности или необходимости самонаказания из-за вины за несвязанные прошлые преступления.Кроме того, люди, страдающие психозом, эндогенной депрессией и синдромом Мюнхгаузена, могут ложно признаться в преступлении, которого они не совершали (Abed, 2105) . Как и других ложных исповедников, этих людей можно обнаружить с помощью допроса скрытых деталей.

За последнее столетие, с принятием Закона о несовершеннолетних правонарушителях (1908), Закона о несовершеннолетних правонарушителях (1984) и Закона об уголовном правосудии для несовершеннолетних (2003), в Канаде возросло признание необходимости обращаться с несовершеннолетними правонарушителями иначе, чем со своими взрослыми сверстниками.Признавая особые потребности молодежи, каждое из этих действий направлено на то, чтобы обращаться с молодыми правонарушителями с меньшим наказанием и с большим вниманием к реабилитации. Кроме того, в соответствии с Законом об уголовном правосудии в отношении несовершеннолетних ( YCJA ) молодые правонарушители считаются особой категорией подозреваемых, и к процессу ареста, допроса или допроса молодого правонарушителя применяются очень строгие правила. Например, YCJA требует уведомления и включения родителей или опекунов в ситуациях, когда к подростку предъявляются иски в связи с расследованием или предъявлено обвинение в правонарушении.Кроме того, следователь должен разъяснить всем молодым людям их уставные права на языке, соответствующем их возрасту и уровню понимания. Это означает, что полицейский должен поговорить с обвиняемым молодым человеком и оценить его способность понимать свои права, прежде чем давать показания.

Процесс оценки сотрудником полиции будет подвергнут сомнению и рассмотрению судом, прежде чем любое заявление, сделанное молодым человеком, будет принято в качестве доказательства. Во время этой экспертизы суд определит на основании доказательств, полностью ли молодой человек понимал разъясняемые ему права.Офицер, представляющий доказательства проведения надлежащей оценки обвиняемого молодого человека, должен иметь записи, отражающие разговоры и конкретные наблюдения в ответах молодого человека, чтобы убедить суд в том, что были предприняты соответствующие усилия для обеспечения того, чтобы молодежь действительно понимала свои права. Хорошее свидетельство понимания может быть достигнуто, если попросить молодежь повторить, резюмировать или перефразировать свое понимание прав, которые им были объяснены.

В дополнение к праву инструктировать адвоката, предоставляемому любому взрослому в соответствии с Канадской хартией прав и свобод , подростку также должно быть предоставлено дополнительное право на получение разумной возможности проконсультироваться с родителем или, в отсутствие одного из родителей, взрослого родственника или любого другого подходящего взрослого, выбранного молодым человеком, при условии, что это лицо не является сообвиняемым и не находится под следствием по одному и тому же правонарушению.

Кроме того, в дополнение к этому праву следователь полиции обязан как можно скорее направить независимое уведомление родителю задержанного молодого человека. Требование об уведомлении родителя является отдельной обязанностью полиции, и оно требует конкретного уведомления о (а) имени молодого человека, (б) обвинении против молодого человека и (в) заявлении о том, что молодой человек имеет право быть представленным адвокатом. Если родитель не может получить это уведомление, оно может быть передано лицу, которое следователь сочтет подходящим.В случае некоторых молодых людей это может быть старший брат или сестра, взрослый опекун или, для тех, кто находится на попечении социальных служб, социальный работник, отвечающий за уход за молодым человеком. В любом случае, эти и другие требования, касающиеся молодых правонарушителей, изложены в разделе 146 Закона об уголовном правосудии в отношении несовершеннолетних :

.

Закон об уголовном правосудии в отношении несовершеннолетних (статья 146)

(1) В соответствии с данной статьей, закон, касающийся допустимости заявлений, сделанных лицами, обвиняемыми в совершении правонарушений, применяется в отношении молодых людей.

(2) Никаких устных или письменных заявлений, сделанных молодым человеком моложе восемнадцати лет, миротворцу или любому другому лицу, которое по закону является лицом, наделенным властью, об аресте или задержании молодого человека. лицо или в обстоятельствах, когда у миротворца или другого лица есть разумные основания полагать, что молодой человек совершил преступление, допускается против молодого человека, за исключением случаев

(а) заявление было добровольным;

(b) лицо, которому было сделано заявление, до того, как было сделано заявление, четко объяснило молодому человеку языком, соответствующим его возрасту и пониманию, что

(i) молодой человек не обязан давать показания,

(ii) любое заявление, сделанное молодым человеком, может быть использовано в качестве доказательства в судебном разбирательстве против него или нее,

(iii) молодой человек имеет право проконсультироваться с адвокатом и родителем или другим лицом в соответствии с параграфом (c), и

(iv) любое заявление, сделанное молодым человеком, должно быть сделано в присутствии адвоката и любого другого лица, с которым проводятся консультации в соответствии с параграфом (c), если таковые имеются, если молодой человек не желает иного;

(c) молодому человеку до того, как было сделано заявление, была предоставлена ​​разумная возможность проконсультироваться с

(i) с адвокатом и

(ii) с родителем или, в отсутствие родителя, взрослым родственником или, в отсутствие родителя и взрослого родственника, любым другим подходящим взрослым, выбранным молодым человеком, при условии, что это лицо не является сообвиняемый или находящийся под следствием по одному и тому же правонарушению; и (d) если молодой человек консультируется с человеком в соответствии с параграфом (c), молодому человеку была предоставлена ​​разумная возможность сделать заявление в его присутствии.

(3) Требования, изложенные в параграфах (2) (b) — (d), не применяются в отношении устных заявлений, если они сделаны спонтанно молодым человеком мирному офицеру или другому уполномоченному лицу до того, как это лицо имел разумную возможность выполнить эти требования.

(4) Молодой человек может отказаться от прав в соответствии с параграфом (2) (c) или (d), но любой такой отказ

(а) должен быть записан на видеокассету или аудиокассету; или

(b) должен быть составлен в письменной форме и содержать заявление, подписанное молодым человеком, о том, что он или она были проинформированы об отказе от права.

(5) Если отказ от прав в соответствии с параграфом (2) (c) или (d) не осуществляется в соответствии с подразделом (4) из-за технического нарушения, суд юстиции по делам несовершеннолетних может определить, что отказ действителен, если он удовлетворен тем, что молодой человек был проинформирован о своих правах и добровольно отказался от них.

(6) Когда имело место техническое нарушение в соблюдении параграфов (2) (b) — (d), суд юстиции по делам несовершеннолетних может принять в качестве доказательства заявление, указанное в подразделе (2), если он убедится, что допущение это заявление не повредит репутации принципа, согласно которому молодые люди имеют право на усиленную процессуальную защиту для обеспечения справедливого обращения и защиты их прав.

(7) Судья суда по делам несовершеннолетних может признать неприемлемым в любом разбирательстве в соответствии с настоящим Законом заявление, сделанное молодым человеком, в отношении которого ведется производство, если молодой человек убедит судью в том, что это заявление было сделано под принуждением, наложенным любым лицо, которое по закону не является лицом, наделенным властью.

(8) Судья юстиции по делам несовершеннолетних может в ходе любого разбирательства в соответствии с настоящим Законом принять любое заявление или отказ от права молодого человека, если на момент подачи заявления или отказа от требования

(a) молодой человек считал себя не моложе восемнадцати лет;

(b) лицо, которому было сделано заявление или отказ, провело разумное расследование относительно возраста молодого человека и имело разумные основания полагать, что молодому человеку было восемнадцать лет или старше; и

(c) во всех других обстоятельствах заявление или отказ в противном случае были бы допустимы.

(9) Для целей данного раздела лицо, с которым проводились консультации в соответствии с параграфом (2) (c), при отсутствии доказательств обратного считается не уполномоченным лицом. (Правительство Канады, 2015)

Преступные действия могут быть сложными, а лица, совершающие преступления, могут быть коварными. В каждом законе, запрещающем преступное деяние, есть те, кто стремится избежать судебного преследования или полностью подорвать закон. Уголовное право превратилось в нынешнюю модель, чтобы отразить различные типы возможных преступлений, и теперь эта эволюция включает законы, известные как сопутствующие правонарушения.Для следователя часть набора навыков расследования — это научиться распознавать доказательства и закономерности фактов, составляющие эти сопутствующие преступные действия. Эти преступления включают:

  • Заговор с целью совершения преступления
  • Покушение на преступление
  • Соучастие в преступлении после факта совершения преступления
  • Пособие и подстрекательство к преступлению
  • Консультации по поводу совершения преступления
  • Составление преступления, преследуемого по обвинительному акту

В отношении любого из этих преступлений следователь должен знать типы информации и доказательств, подтверждающих эти обвинения.Иногда расследование выявляет подозреваемого участника, если кажется, что есть связь с причастностью к преступлению, но эта связь не является достаточным доказательством преступного деяния для обоснования ареста или предъявления обвинения. В этих случаях может быть уместным дополнительное правонарушение.

Заговор с целью совершения преступления

Заговор с целью совершения какого-либо преступления требует соглашения между двумя или более лицами с целью совершения преступного деяния.

Уголовный кодекс Канады как преступление сговора

(1) Если иное прямо не предусмотрено законом, в отношении сговора применяются следующие положения:

(a) каждый, кто вступает в сговор с кем-либо с целью совершения убийства или подстрекательства к убийству другого человека, будь то в Канаде или за ее пределами, виновен в совершении преступления, подлежащего уголовному преследованию, и подлежит максимальному сроку тюремного заключения на всю жизнь;

(b) каждый, кто вступает в сговор с кем-либо с целью преследования лица за предполагаемое преступление, зная, что он не совершал этого преступления, виновен в преступлении, преследуемом по обвинению, и несет ответственность

(i) к лишению свободы на срок, не превышающий десяти лет, если предполагаемое преступление является преступлением, за которое, в случае признания виновным, это лицо могло бы быть приговорено к лишению свободы на всю жизнь или на срок, не превышающий четырнадцати лет, или

(ii) к тюремному заключению на срок до пяти лет, если предполагаемое преступление является преступлением, за которое в случае признания виновным это лицо могло бы быть приговорено к тюремному заключению на срок менее четырнадцати лет;

(c) каждый, кто вступает в сговор с кем-либо с целью совершения преступления, преследуемого по обвинительному акту, не предусмотренного в параграфе (а) или (b), виновен в преступлении, преследуемом по обвинительному акту, и подлежит тому же наказанию, что и обвиняемый, в совершении которого это преступление в случае осуждения подлежало бы ответственности; и

(d) каждый, кто вступает в сговор с кем-либо с целью совершения преступления, наказуемого в порядке суммарного судимости, виновен в преступлении, наказуемом в порядке суммарного судимости.(Досталь, 2012)

Преступление, по которому ведется сговор, называется «целевым преступлением», и это преступление не обязательно должно быть совершено, чтобы составить преступление сговора. Все, что требуется для установления состава преступления сговора, — это доказательства того, что два или более человека вступили в сговор и сформировали общее намерение совершить целевое преступление.

В качестве интересного примечания к обвинению в сговоре: если два человека сговорились с целью совершить какое-либо преступление за пределами Канады, и это преступление будет считаться преступлением, если оно совершено в Канаде, им может быть предъявлено обвинение в сговоре (Правительство Канады, 2017).Другими словами, два человека могут сговориться в Канаде с целью совершения убийства в Соединенных Штатах, и, даже если это убийство не было совершено, им могут быть предъявлены обвинения в заговоре с целью совершения убийства.

Заговор открывает дверь ко многим возможностям, когда лица, не подлежащие иному обвинению, могут быть привлечены к ответственности за их участие в преступном деянии или предполагаемом преступном деянии.

Рассмотрим ситуацию, когда происходит вооруженное ограбление банка, и трое подозреваемых скрываются с места происшествия в ответ на действия полиции.Последний подозреваемый, вышедший из банка, Уильям Туслоу, был остановлен и арестован полицией в ответ на сигнал тревоги, но двое других подозреваемых сбегают. По мере продолжения расследования не обнаруживается никаких дополнительных доказательств, позволяющих идентифицировать двух сбежавших грабителей, но поиски сотового телефона мистера Туслоу выявили сообщения и электронные письма другого мужчины, Ибена Фастера, в которых явно строились планы ограбления этого банка. на прошлой неделе.

Хотя доказательств для помещения г-на Фастера в банк во время ограбления недостаточно, ему все же могут быть предъявлены обвинения в сговоре с целью совершения вооруженного ограбления, в то время как г-н ФастерТуслоу обвиняется в совершении преступления вооруженного ограбления. Во время допроса подозреваемый может попытаться свести к минимуму свою причастность к преступлению и признаться только в участии в составлении плана. Следователь должен признать, что это правонарушение по-прежнему влечет за собой взыскание.

Попытка совершения преступления

Как и заговор, попытка совершения преступления не требует совершения преступления.

Покушения — Уголовный кодекс Канады

24.(1) Каждый, кто, имея намерение совершить преступление, делает или бездействует что-либо с целью осуществления этого намерения, виновен в попытке совершить преступление, независимо от того, было ли возможно в данных обстоятельствах совершить преступление. преступление. (Досталь, 2012)

В отличие от заговора, для попытки совершения преступления требуется только одно лицо, планирующее преступление, для совершения целевого преступления. Для того чтобы преступление в виде попытки совершения преступления было завершено, должны быть доказательства, подтверждающие, что обвиняемый вышел за рамки простого планирования и сделал что-то или не сделал что-то в соответствии со своим планом.Эта попытка совершить нарушение может быть полезным стратегическим инструментом для следователей, поскольку дает возможность вмешаться до того, как преступление будет совершено на этапе планирования.

Рассмотрим сценарий, в котором подозреваемый, Фрэнки Япсалот, говорит другу, что планирует вторгнуться в дом богатого местного бизнесмена в субботу вечером. Друг сообщает в полицию, и следователи ведут наблюдение за г-ном Япсалотом. В субботу вечером г-н Япсалот был замечен в темной одежде и перчатках и садился в свою машину с обрезанным ружьем.Когда он въезжает в жилой район дома бизнесмена, полиция останавливает его машину и производит арест. В этом случае будет достаточно доказательств, чтобы предъявить обвинение в попытке взлома и проникновения с намерением совершить преступление, преследуемое по обвинению.

Преступление в виде попытки совершения преступления иногда может позволить полиции принять эффективные принудительные меры и вмешаться до того, как произойдет целевое преступление, не подвергая опасности предполагаемую жертву запланированного преступления. На стадии допроса в ходе расследования подозреваемый, желающий свести к минимуму свою вину, может признать наличие достаточного планирования и действий, чтобы разглядеть преступление в виде попытки совершения.

Соучастие после совершения преступления

Причастность к факту совершения преступления — это другое преступление, при котором лицо может быть обвинено в участии в преступлении, даже если оно не принимало непосредственного участия в планировании или совершении основного преступления.

Принадлежность по факту — Уголовный кодекс Канады

23. (1) Соучастником преступления постфактум является тот, кто, зная, что какое-либо лицо было стороной в преступлении, принимает, утешает или помогает этому человеку с целью дать этому лицу возможность бежать.(Досталь, 2012)

Лицо может быть обвинено как «соучастник постфактум» к преступлению, если будут обнаружены доказательства того, что они знали, что другое лицо совершило основное преступление, и они получили, утешили или помогли этому человеку, чтобы они могли чтобы избежать правосудия. Примером этого преступления может быть ситуация, когда человеку позвонил друг и попросил его перевезти и спрятать его после побега из тюрьмы. Если друг выполнит эту просьбу, он станет соучастником преступления, связанного с побегом из законной опеки.

Консультации по поводу совершения преступления

В этом виде сопутствующего преступления лицо, предоставляющее консультации, становится стороной преступления, если оно совершено.

Правонарушение, связанное с консультированием — Уголовный кодекс Канады

22. (1) Если лицо советует другому лицу стать стороной в преступлении, а это другое лицо впоследствии становится стороной этого преступления, лицо, давшее консультации, является стороной этого преступления, несмотря на то, что преступление было совершено в способом, отличным от того, что было рекомендовано.

То же

(2) Каждый, кто советует другому человеку быть стороной в правонарушении, является стороной каждого правонарушения, которое другой совершает в результате советов, которые консультирующее лицо знало или должно было знать, вероятно, будет совершено вследствие этого. консультации.

Определение «адвокат»

(3) Для целей настоящего Закона «адвокат» включает в себя сводничество, подстрекательство или подстрекательство.
Р.С., 1985, с. С-46, с. 22; Р.С., 1985, с. 27 (1-е приложение), с. 7. (Досталь, 2012)

Подобно заговору и пособничеству / подстрекательству, для лица, предоставляющего консультации, необязательно участвовать в преступлении, и преступление даже не обязательно должно быть совершено в соответствии с точными инструкциями консультанта. Условием совершения этого преступления является то, что консультант будет участником только в том случае, если он знал или должен был знать, что другое лицо могло совершить это преступление в результате консультации. Допрашивающий, признавший это правонарушение, будет стремиться получить признание того, что подозреваемый-консультант знал или должен был знать о вероятности совершения правонарушения преступником.

Стороны преступления

Дополнительное преступление, связанное с участием в преступлении, в соответствии с разделом 21 (1) Уголовного кодекса также часто называется пособничеством и подстрекательством.

Стороны преступления — Уголовный кодекс Канады
21. (1) Каждый является стороной преступления, который

(а) действительно совершает это;

(b) делает или не делает что-либо с целью помочь кому-либо совершить это; или

(c) поощряет любое лицо в его совершении.

Общее намерение

(2) Если два или более лиц формируют общее намерение выполнить незаконную цель и помогать друг другу в этом, и любое из них, при выполнении общей цели, совершает преступление, каждый из них, который знал или должен был чтобы знать, что совершение преступления будет вероятным следствием достижения общей цели, является стороной этого преступления. Р.С., с. С-34, с. 21. (Досталь, 2012)

Помощь и подстрекательство отличается от других сопутствующих правонарушений тем, что они не выделяются в отдельное обвинение от основного правонарушения.В случаях сговора, консультирования и соучастия постфактум лицам предъявляются обвинения в этих сопутствующих правонарушениях; однако в случае пособничества и подстрекательства к совершению преступления лицо обвиняется в совершении основного преступления. Таким образом, если доказательства показывают, что лицо приобрело оружие для вооруженного ограбления, этому лицу будет предъявлено обвинение в соответствии с разделом собственно вооруженное ограбление.

В этой главе мы определили этапы и обсудили вопросы, связанные со следственными задачами допроса, допроса и допроса подозреваемых в уголовных расследованиях.Мы также привлекли внимание к конкретным обязательствам по внесению изменений, которые следователь должен признать и отреагировать в ходе расследования. Что касается допроса подозреваемых, в этой главе был рассмотрен процесс разработки плана допроса с учетом разнообразия мотивов, которые могли заставить подозреваемого сделать признание в преступлении, а также обсуждались дополнительные меры защиты, предоставляемые молодежи. В последнем разделе этой главы были представлены определения и примеры гибридных дополнительных правонарушений, а также необходимость допроса подозреваемых и расследования дополнительных доказательств в поддержку уникальных элементов дополнительных правонарушений, если они имели место.

  1. В какой момент следователь перейдет от опроса человека к его допросу?
  2. В какой момент следователь перейдет от допроса подозреваемого к его допросу?
  3. Каковы три распространенных сценария, при которых следователь может столкнуться с ложным признанием?
  4. Какими двумя способами следователь должен обращаться с несовершеннолетними правонарушителями иначе, чем со взрослыми, в процессе их допроса о причастности к преступлению?
  5. Какие шесть примеров сопутствующих правонарушений должны быть известны следователям?
  6. Какие доказательства должны быть представлены, чтобы показать, что лицо может быть обвинено в том, что оно «соучастник постфактум»?
  7. Чем «пособничество» отличается от других сопутствующих правонарушений?

Метод допроса по сбору информации — Центр доказательной преступной политики (CEBCP)

Изображение полицейской машины Сиэтла любезно предоставлено пользователем Flickr elfsternberg и использовано по лицензии Creative Commons.

Что такое метод допроса при сборе информации?

Согласно Мейснеру и его коллегам (2012: 10) методы допроса по сбору информации (распространенные в Великобритании) отличаются от подходов к обвинительному допросу (распространенных в США) по четырем основным параметрам:

1. Отношения с подозреваемым:

  • Сбор информации: Попытка установить взаимопонимание с подозреваемым и использовать позитивную конфронтацию для получения признательных показаний, четко объяснить обвинение подозреваемому
  • Обвинение: Попытка манипулировать подозреваемым и контролировать его с целью получения признательных показаний, конфронтационная

2.Подход к опросу:

  • Сбор информации: вопросы открытого типа, поисковые; подозреваемым предоставлена ​​возможность рассказать свою сторону истории
  • Обвинение: закрытый допрос, подтверждающий

3. Первичный ожидаемый результат:

  • Сбор информации: получение информации, поиск истины
  • Обвинение: получить признание

4. Модель обнаружения обмана:

  • Сбор информации: когнитивные сигналы (напр.грамм. может ли подозреваемый описать события в другом порядке, что, по-видимому, будет труднее для того, чтобы солгать, чем тому, кто говорит правду?)
  • Обвинение: сигналы, основанные на тревоге (например, кажется ли подозреваемый нервным и испытывающим дискомфорт?)

Каковы доказательства использования метода допроса с целью сбора информации?

Подходы к допросу для сбора информации перечислены в разделе «Что многообещающе?» в нашем обзоре научных исследований .

Мейснер, Редлих, Бхатт и Брэндон (2012) оценили методы полицейского допроса и допроса, чтобы определить, какой метод допроса более эффективен для получения максимальных достоверных признаний от подозреваемых и сведения к минимуму ложных признаний. Они сравнили обвинительный метод, распространенный в Соединенных Штатах, с менее конфронтационным методом сбора информации, распространенным в Соединенном Королевстве.

Полевые исследования (т.е. исследования, в которых изучались фактические допросы) показали, что оба метода увеличивают вероятность признания вины по сравнению с общими методами допроса.Однако лабораторные эксперименты (обычно с участием студентов колледжей) показали, что методы сбора информации уменьшают количество ложных признаний и в некоторых случаях повышают вероятность истинных признаний, в то время как обвинительные методы повышают вероятность ложных признаний.

Мейснер и его коллеги (2012: 33-34) заключают, что «хотя обвинительные методы значительно увеличили вероятность получения истинного признания (по сравнению с условием отсутствия тактического контроля), эти методы также значительно увеличили вероятность получения ложного признания. — довольно средний или большой эффект, который согласуется со многими случаями неправомерного осуждения в Соединенных Штатах.«Что касается методов сбора информации, они отмечают», что подходы к сбору информации значительно повысили уровень истинных признаний, но не показали значительного увеличения количества ложных признаний по сравнению с условием отсутствия тактического контроля. Фактически, подходы к сбору информации, по-видимому, показали численное снижение количества получаемых ложных признаний ».

Основное политическое значение Meissner et al. (2012), что полиции (и другим правоохранительным органам) следует рассматривать подходы к сбору информации при допросе как средство для получения максимальных истинных признаний и минимизации ложных признаний и, таким образом, повышения справедливости полицейской деятельности.


Что может сделать полиция для улучшения допросов?

Meissner et al. (2015) предлагают стратегии максимального повышения эффективности подхода к сбору информации. К ним относятся:

  • Создание взаимопонимания, например, посредством активного слушания, установления зрительного контакта, установления точек соприкосновения
  • Использование познавательного интервью — например, побудите испытуемых рассказать все, что они помнят, но не угадывать детали, которые они не могут вспомнить, использование открытых вопросов
  • Представление доказательств, а не ложных доказательств — может использоваться для выявления противоречий или проблем в счете
  • Оценка достоверности — наиболее эффективно выполняется путем раскрытия доказательств позже и постепенного раскрытия доказательств для выявления несоответствий в счете

Методика Рида для допросов (судебная психология)

Сотрудники правоохранительных органов используют различные процедуры для получения признательных показаний от подозреваемых.Техника Рейда использует психологические методы для получения признательных показаний от тех, кто считается виновным, без необходимости прибегать к физической силе для получения признания. Этот метод, первоначально разработанный в 1940-х и 1950-х годах, был впервые опубликован в 1942 году Фредом Инбау и назывался «Обнаружение лжи и допрос по уголовным делам». С годами эта техника превратилась в то, что сейчас известно как техника Рейда. Девятиступенчатый процесс эффективного допроса использовался в программах подготовки полицейских на национальном уровне.Техника Рейда или аналогичные методы обычно используются правоохранительными органами при организации допроса. К сожалению, правоохранительные органы иногда неправильно применяют технику Рейда. Другая проблема заключается в том, что теории, лежащие в основе техники Рейда, не были подтверждены эмпирически. Техника Рейда также может дать ложные или неточные признания.

Предположения, лежащие в основе техники Рейда

Техника Рейда различает интервью и допрос.Эти два термина часто используются как синонимы, как если бы они относились к одному и тому же процессу. Якобы допрос проводится, когда у офицера недостаточно доказательств, позволяющих установить причастность подозреваемого. Он используется для получения доказательств, которые могут или не могут установить вину. Допрос не носит обвинительного характера и может проводиться относительно рано во время полицейского расследования. Интервью также можно проводить в различных условиях (например, дома, в офисе, позади полицейской машины), не обязательно в полицейском участке.Интервью может быть плавным и относительно неструктурированным. Следователь должен вести письменные записи на протяжении всего собеседования.

Согласно методике Рейда, допрос должен проводиться только в отношении подозреваемых, в совершении которых есть разумные основания полагать, что полиция совершила преступление. Тон допроса носит обвинительный характер, поскольку предполагается, что виновные вряд ли сделают компрометирующие заявления, если правоохранительные органы не уверены в их вине. Допрос предполагает активное убеждение подозреваемого признать свою вину.Допрос проходит в контролируемой среде. Офицер не делает записей до тех пор, пока подозреваемый не скажет правду о своей причастности к преступлению, и обвиняемый полностью не привержен этой должности.

Предположение, лежащее в основе процедур допроса, согласно методике Рейда, заключается в том, что большинство подозреваемых в совершении уголовных преступлений неохотно признаются, потому что им стыдно за то, что они сделали. Также они опасаются юридических последствий, связанных с признанием. В соответствии с техникой Рейда в большинстве практик допроса считается, что для раскрытия правды требуется определенное давление, обман, убеждение и манипуляции.Верховный суд США признал, что все допросы в местах лишения свободы в определенной степени носят принудительный характер из-за силы и контроля, присущих правоохранительным органам.

Техника Рейда предполагает, что виновные испытывают большую нервозность, чем невиновные, когда их допрашивают правоохранительные органы. Это также предполагает, что тревога невиновных людей уменьшается по мере продолжения допроса, в то время как обратное верно для виновной стороны. Как невиновный, так и виновный могут во время допроса проявлять гнев в адрес правоохранительных органов.Виновный притворный гнев и настоящий невинный гнев выглядят почти одинаково. Однако, в отличие от гнева невиновной стороны, предполагается, что виновной стороне трудно поддерживать этот гнев в течение долгого времени. Нет исследований, подтверждающих любое из этих предположений.

Техника Рейда предлагает три совершенно разных канала, через которые люди общаются: вербальный канал (выбор слов и расположение слов для отправки сообщения), паралингвистический канал (характеристики речи, выходящие за рамки произнесенного слова) и невербальный канал (поза , движения рук и ног, зрительный контакт и мимика).Методика Рейда рекомендует подход к поведенческому анализу, чтобы помочь оценить поведение, связанное с правдой и ложью. Хотя специалисты в области психического здоровья обычно наблюдают за многими аспектами вербального и невербального поведения при оценке психологического функционирования, эти специально обученные специалисты не являются человеческими детекторами лжи и не могут определить вербальное или невербальное поведение субъекта (например, поза защитного типа во время сидения). ), является ли конкретное утверждение правдой или ложью.Тем не менее, исследователи, использующие технику Рейда, утверждают, что могут анализировать вербальное, паралингвистическое и невербальное поведение, чтобы определить, говорит ли подозреваемый правду. Критики утверждают, что метод основан на необоснованных предположениях.

Эти предположения не подвергались научной проверке и могут привести к тому, что сотрудники правоохранительных органов сделают ошибочные предположения относительно виновности подозреваемого, исходя из того, как этот подозреваемый сидит на своем месте, тона голоса, который использует подозреваемый, и того, как формулируются опровержения. .

Девятиэтапный процесс

Техника Рейда состоит из девяти этапов. Первый шаг, прямая позитивная конфронтация, включает непосредственное предъявление подозреваемому заявления о том, что известно, что он или она совершили преступление. Часто полицейские лгут и описывают несуществующие доказательства, указывающие на подозреваемого как на правонарушителя.

Второй этап, разработка темы, — это этап, на котором полиция представляет гипотезу о причине, по которой подозреваемый совершил преступление.Эта тема сводит к минимуму моральные последствия предполагаемого преступления или позволяет подозреваемому сохранить лицо, имея морально приемлемое оправдание для совершения преступления. Хотя техника Рейда гласит, что ни в какой ситуации офицер не может заявить, что наказание будет уменьшено путем признания вины, на самом деле довольно часто офицер заявляет именно это. Если подозреваемый становится эмоциональным, следователь демонстрирует понимание и сочувствие по отношению к подозреваемому. Если подозреваемый не проявляет эмоций и допрашивающий не обнаруживает угрызений совести по поводу правонарушения, используются различные другие методы, такие как попытка поймать подозреваемого на лжи, натравливание одного соучастника против другого или более конфронтационное поведение, например, заявив, что нет смысла отрицать причастность к преступлению, потому что все доказательства указывают на вину.

Третий шаг, обработка опровержений, включает прерывание подозреваемого в отрицании вины. Четвертый шаг, преодоление возражений, включает отказ от оправданий или объяснений подозреваемого. Как только виновный подозреваемый чувствует, что возражения ни к чему не приводят, он замолкает и проявляет признаки отказа от активного участия. Когда подозреваемый отстраняется, следователь действует быстро, чтобы не потерять психологическое преимущество. На пятом этапе — привлечении и удержании внимания подозреваемого — допрашивающий сокращает физическое и психологическое пространство между собой и подозреваемым, чтобы привлечь внимание подозреваемого.Это предотвращает эмоциональное отстранение подозреваемого или отключение от оставшейся части допроса.

Шестой шаг, касающийся пассивного настроения подозреваемого, является продолжением пятого шага. Полиция продолжает вникать в тему преступления, выражая сочувствие и понимание подозреваемого и подчеркивая необходимость того, чтобы подозреваемый сказал правду. Уговаривая подозреваемого говорить правду, следователь может подчеркивать «ради всех, кого это касается», «стресс для семьи жертвы» или «порядочность и честь».”

Седьмой шаг, представляющий альтернативный вопрос, имеет место, когда дознаватель дает два возможных варианта того, почему было совершено преступление. Обе альтернативы являются компрометирующими, но одна представляется как сохраняющая лицо, более приемлемая или более нравственно менее осуждающая, чем другая. Хотя сторонники Reid

Technique категорически заявляет, что ни при каких обстоятельствах офицер не заявляет, что морально приемлемый вариант будет менее суровым, многие подозреваемые полагают, что более морально оправданное объяснение действительно встретит более снисходительное отношение.

Восьмой этап, когда подозреваемый устно излагает различные детали правонарушения, включает допрос один на один, в котором других полицейских в комнате нет. Это делается для того, чтобы подозреваемый дал подробный отчет о преступлении, который установил бы юридическую вину. Девятый и последний шаг, преобразование устного заявления в письменное, выполняется как можно быстрее после восьмого шага. Иногда признание будет записано на видео, аудиозаписи или записано стенографисткой, а не написано подозреваемым или следователем.

Использование техники Рейда с невиновными подозреваемыми

Хотя Фред Инбау и его соавторы подчеркивают, что техника Рейда не должна использоваться, если правоохранительные органы не уверены, что признание получено от виновного субъекта, часто этот метод или другие подобные методы используются в отношении невиновных подозреваемых. Полиция может ошибочно полагать, что подозреваемый виновен из-за неправильной работы полиции или плохих доказательств, или из-за того, что подозреваемый ведет себя подозрительно во время первоначального допроса.Например, подозреваемый может солгать полиции по многим причинам, даже если он невиновен. У подозреваемого может быть информация, которую он хотел бы скрыть (например, об употреблении наркотиков или внебрачной связи). Невинный подозреваемый может показаться чрезмерно нервным из-за прошлого опыта работы с правоохранительными органами или из-за изначально вызывающей тревогу ситуации обвинения в преступлении.

Тактика и приемы полицейского допроса, особенно в отношении подозреваемых, которые легко поддаются внушению и / или подчиняются, могут дать ложные признания.Кроме того, тактика допроса может привести к утверждениям подозреваемого, которые, хотя и изобличают его или ее в каком-либо аспекте преступления, могут также преувеличивать фактическую причастность к преступлению или преступность.

К сожалению, очень немногие юрисдикции требуют, чтобы правоохранительные органы регистрировали все взаимодействия с подозреваемым — от первой встречи после совершения преступления до завершения признания, занесенного в память. Часто в отчетах о том, что произошло, есть расхождения. У подсудимого одна версия, а у полиции другая.

Свидетельство эксперта о методах допроса и признаниях

Даже если признание ранее было признано приемлемым, существует прецедентное право, подтверждающее показания экспертов о методах допроса, которые повышают риск получения ложных, опровергнутых или искаженных признаний. Это свидетельство эксперта может быть сосредоточено на индивидуальных характеристиках обвиняемого, таких как психологическая уязвимость (например, низкий интеллект), вопросительная внушаемость и уступчивость. В показаниях экспертов можно также описать методы, используемые правоохранительными органами для получения признательных показаний, и то, как такие методы могут повысить или снизить надежность полученных заявлений.Он также может быть сосредоточен на взаимодействии между характеристиками обвиняемого и методами допроса, применяемыми правоохранительными органами.

Техника Рейда и аналогичные методы были признаны юридически допустимыми процедурами допроса. Хотя правоохранительные органы и сторонники этой методологии подтверждают ее эффективность в получении признательных показаний в отношении виновных подозреваемых, многие специалисты в области психического здоровья, специализирующиеся в этой области, считают, что эти методы повышают вероятность ложных признаний в отношении определенных типов подозреваемых.Признание или самообвинение в правоохранительных органах имеет большое значение для присяжных. В этой области существуют разногласия относительно того, какой процент обвиняемых на самом деле дает ложные признания. Фактически, большинство людей понимают, что в настоящее время невозможно сделать никаких научных оценок. В настоящее время невозможно точно оценить количество ложных признаний или процент ложных признаний. Тем не менее, ложные признания случаются, и есть люди, которые подвергаются более высокому риску получения ложных признаний при столкновении с техникой Рейда.

Ссылки:

  1. Gudjonsson, G. (2003). Психология допросов и признаний: Справочник. Западный Сассекс, Великобритания: Wiley.
  2. Инбау, Ф., Рид, Дж., Бакли, Дж., И Джейн, Б. (2001). Уголовные допросы и признания (4-е изд.). Гейтерсбург, Мэриленд: Аспен.
  3. Кассин, С., & Гуджонссон, Г. (2004). Психология признаний: обзор литературы и проблем. Психологическая наука в интересах общества, 5, 31-67.
  4. Лео, Р.А. (1996). В комнате для допросов. Журнал уголовного права и криминологии, 86, 266-303.

См. Также:

Домашняя страница судебной психологии

Неделя 6

Допросы и признания в полиции

Признание , признание обвиняемым вины, является наиболее разрушительные доказательства, которые могут быть представлены в суде.

Мнение меньшинства судьи Верховного суда Уильяма Бреннана: «Никакие другие доказательства не наносят столь серьезного ущерба … Ссудители фактов придают признаниям такой вес в своей решимости. что введение признания делает другие аспекты трила в суде лишнее и настоящий судебный процесс, для всех практических целей, происходит при получении признания «(Colorado v.Коннелли, 1986, стр. 182).


Зачем кому-то признаваться в том, чего он не делал?

Fellhoelter, Posey, & Wrightsman
Предложил 347 студентам-психологам следующий сценарий:
«Допустим, полиция допрашивает вас об определенном преступление.Вы знаете, что не совершали этого преступления. Есть ли обстоятельства, при которых вы признались бы полиции, что вы совершили преступление? »

Всего Мужчины Женщины
Да, могу 2.6%
Мой ответ зависит от 34,0% 43% 31%
Нет, не стал бы 63,4%


Дело Пола Инграма: разделение ложных признаний От подлинных

В 1988 году Пол Ингрэм, заместитель шерифа штата Вашингтон, был обвиняется в сексуальном насилии над двумя его дочерьми и участии в сатанинских культовых ритуалах, включая убийство 25 младенцев.Обвинения были основаны на утверждениях, первоначально выдвинутых Ингрэмом. старшая дочь (22 года), а затем его младшая дочь.

Инграма допрашивали 23 раза за пятимесячный период. У него есть загипнотизировал и предоставил графические подробности преступления, но изначально не вспомнить, что участвовал в каком-либо из мероприятий. После того, как его подтолкнули настойчиво психологами, сотрудниками правоохранительных органов и даже его пастор — его ответы начали медленно меняться с «Я не делал это «к», я не помню, чтобы это делал.«

После интервью с Инграмом Ричард Офше, социолог и свидетель-эксперт, пришел к выводу, что Ингрэму промыли мозги и доказали, что свою теорию, придумав вымышленную историю , в которой он предположил что Ингрэм заставил одного из своих сыновей и одну из дочерей заниматься сексом друг с другом, пока он смотрел на них. Несмотря на то, что Офше Эксперимент, Ингрэм был осужден по шести пунктам обвинения в изнасиловании третьей степени и в настоящее время отбывает срок.


Психология ложных признаний

Три типа ложных признаний

  1. Добровольные ложные признания
  2. Принудительно-совместимый
  3. Принудительно-интернализованный

Добровольные ложные признания
Предлагается охотно, без принуждения, часто из стремления к публичности (е.g., дело о похищении Линдберга), по общей вине (не связанных с конкретным преступлением), или отражающие некоторые лежащие в основе патология.

Признания в соответствии с принуждением

Тип признания по принуждению, в котором подозреваемый признается, несмотря на тот факт, что он / она невиновен. Как правило, признания по принуждению к согласию предлагается избежать допроса или угрозы наказания, или получить обещанную выгоду.

Классическое исследование соответствия тактики третьей степени Аша (1956)

  1. Гилфордская четверка и Бирмингемская шестерка. Под большим давлением произвести арест после того, как Ирландская республиканская армия взорвала два публичных дома в 1974 году, полиция якобы использовала физические и психологические давление с целью получения признательных показаний по делу. Позже внушаемость тестирование Gudjonsson выявило существенные различия между те, кто давал и не давал письменные признания.
  2. Пример 1980-х годов, когда полиция Нью-Йорка была арестована за получение признательных показаний встряхивая их электрошокером.
  3. Использование режима «телефонная книга» (потому что, если не оставить заметные следы), чтобы получить признание от Барри Ли Фэирчайлда за убийство медсестры в округе Пуласки, штат Арканзас.

Психологические уловки для получения признаний

  1. Дело Ричарда Джуэлла и взрыва на Олимпийских играх 1996 года в Атланте.ФБР считало, что Джуэлл подходит под «профиль» человека, который был заинтригован правоохранительными органами и попросил его о сотрудничестве сначала сказав ему, что им нужна его помощь в подготовке тренинга фильм. Уловка сработала, по крайней мере частично, из-за интереса Джуэлла. в правоохранительных органах.
  2. Дело Сьюзан Смит (в котором она обвинялась и в конечном итоге признана виновной в том, что утопила двух своих детей).
    Ее первоначальная история о том, что неизвестный черный подозреваемый угнал самолет. ее машину и похитил ее детей — был опровергнут местным шерифом уловка (утверждала, что ее версия истории неправдоподобна потому что [фиктивный] обнаружение наркотиков произошло в том же месте она утверждает, что похищение имело место.

Является ли использование данных видов процедур для получения признательных показаний? соответствующий?

Принудительно-интернализованный

Тип признания, в котором признается невиновный подозреваемый, и затем со временем приходит к выводу, что он или она виновны в преступление.

Какие факторы могут помочь объяснить это явление:

  • Характеристики среды, в которой проводится допрос (настойчивые вопросы, спартанская обстановка, и т. д.)
  • Повышенная внушаемость
    Дело мальчиков 7 и 8 лет, обвиняемых в сексуальное убийство молодой девушки.После первоначального признания (после интенсивного допроса) было установлено, что мальчики не были достаточно зрелыми, чтобы произвести найденную сперму на теле жертвы.
  • The Kassin & Kiechel, 1996 Исследование

Кассин и Кичел, 1996:


Резюме

пары студентов (предмет и конфедерат) приняли участие в эксперимент на время реакции, в котором испытуемых предупреждали не прикоснитесь к клавише ALT на клавиатуре, так как это приведет к сбою программы и испортить эксперимент.

Подопытных заставили поверить, что они случайно коснулись ключ. Для половины испытуемых «сообщник» раскрыл, что они видели, как человек нажал клавишу ALT.

Субъектам была предоставлена ​​возможность подписать признание в правонарушении. подготовлен экспериментатором. Не подписывать признание означало бы конкретные последствия: очная ставка с бегущим профессором учеба.

Результаты показали, что все испытуемые в «критическом» состоянии подписал признание. После выхода из экспериментальной установки 2/3 из этих субъектов указал ожидающему субъекту (на самом деле сообщнику) что он или она совершили ошибку (нажав клавишу ALT).


Роль полиции в получении признаний


Допрос

Целей допроса:

  1. Чтобы получить информацию, которая поможет расследованию.
  2. Чтобы вызвать признание вины.
  3. Для изучения и решения проблем … в попытке найти правда.

История Miranda Warnings


Методы допроса

Минимизация: методов «мягкой продажи», в которых следователь предлагает сочувствие, спасающие лицо отговорки или моральное оправдание.В Основа этой техники — перераспределение вины за преступление. Атрибуции меняются с внутренних на внешние.

Максимизация: включает использование «тактики запугивания», которая преувеличивает серьезность преступления и размер обвинения.
— Уловка «блеф знания», в том числе: (1) утверждение, что у него есть сильные косвенные доказательства, такие как отпечатки пальцев; (2) наличие единомышленника идентифицировать подозреваемого (ложно) в очереди; (3) сосредоточить внимание подозреваемого внимание на «физиологические» признаки вины.
— Использование вопросов на приманку; те, которые подразумевают что ответ уже известен полиции, хотя на самом деле не является.

Раппорт Дом: Эмоциональная привлекательность.
— Хороший коп / Плохой коп.


Законные тактики

  • Искажение фактов по делу
  • Использование приемов несправедливого извлечения выгоды из эмоций или убеждения подозреваемого.
  • Несообщение подозреваемому о каком-либо важном факте или обстоятельстве это может снизить вероятность признания подозреваемого.

(см. Вставку 7-3, стр. 151)


Незаконные тактики

  • Физическая сила, жестокое обращение и пытки; угрозы причинения вреда или наказания; длительная изоляция или лишение пищи или сна; обещания снисхождения; неуведомление подозреваемого об их правах Миранды; определенные виды психологического воздействия.

способов, которыми психологи могут помочь при допросе Процесс

  1. Помогите сотрудникам правоохранительных органов понять роль вопроса внушаемость (и аналогичные характеристики личности) в признания.

    Исследование Гудонссона (1984) предлагает надежный процедура выявления этой характеристики у людей. Предметы которые набрали высокие баллы по этому инструменту, как правило, имеют высокий уровень беспокойство, низкая самооценка, плохая память и недостаток напористости. Факторы, такие как лишение сна, по-видимому, увеличивают баллы.

  2. Планирование до допроса (например, комплексное расследование фактов по конкретному делу; помочь в выборе и обучение следователей).
  3. Обратитесь к социальным психологам, чтобы они применили их выводы к аспектам физической среды, в которой проводятся допросы.
  4. Проведение исследований психологических факторов, которые могут повлиять на аспекты процесса допроса и признаний (например, понимание роли фундаментальной ошибки атрибуции; в важность фиктивных присяжных).

Темная наука допроса

Не так давно, в рамках теста, разработанного психологом Мелиссой Руссано, молодая женщина в майке сидела за столом с растущим опасением, склонившись над своей сумочкой. Студентка, она только что сдала экзамен, и администратор теста обвинял ее в мошенничестве: ее ответы, по его словам, совпадали с ответами другого студента. Администратор сказал, что он только что позвонил профессору, проводившему исследование, и сообщил, что он совсем недоволен.«Он может счесть это жульничеством, я не знаю», — сочувственно сказал мужчина. «Я уверен, что вы не знали, что делиться информацией будет такой большой проблемой. Я бы, наверное, сделал то же самое, будь я на твоем месте. … Моему профессору было бы легче, если бы вы были замечены в сотрудничестве. Он пододвинул к ней лист бумаги с написанным признанием.

«Не думаю, что мне стоит его подписывать. Я ничего не делал », — сказал студент. Покачав головой и скривив лицо от отвращения, она подписала:Как оказалось, она была невиновна.

Десять лет назад Руссано, профессор Университета Роджера Уильямса в Род-Айленде, задумал разработать исследование, которое воспроизвело бы социальную и эмоциональную динамику настоящего допроса в лаборатории, где условия можно было контролировать. И где, в отличие от беспорядочного мира реальных дел, правдивость признаний могла быть легко оценена. В ее исследовании испытуемые проходили тест на когнитивные способности в комнате с другим учеником. В половине случаев второй студент, который на самом деле работал на Руссано, просил о помощи.Испытуемые знали, что это противоречит правилам, но большинство охотно делится своими ответами. Позже, после того, как администратор теста якобы просматривал некоторые результаты, он возвращался, говорил, что существует потенциальная проблема, и оставлял испытуемого тушиться одному в комнате на пять минут. Затем разворачивалась некоторая версия описанного выше взаимодействия, взятая из видео одного субъекта.

Руссано интересовался тестированием того, что долгое время было двумя полюсами стилей допроса: «минимизация» и «максимизация».Это формы принуждения, которые примерно соответствуют «хорошему полицейскому, плохому полицейскому». Минимизация преуменьшает значимость преступления и предлагает ему возможные оправдания: «вы просто хотели напугать ее» или «любой в вашей ситуации сделал бы то же самое». Максимизация обыгрывает это, в конфронтации предъявляя компрометирующие доказательства и отказываясь дать какой-либо ответ, кроме признания. Эти два инструмента являются наиболее широко используемыми в наборе инструментов для следователей американской полиции. В армейском полевом руководстве, которое регулирует все военные допросы, перечислены одобренные методы максимизации, такие как «эмоциональный страх» и «эмоциональная гордость и подавление эго».”

Уровень точности обнаружения лжи
Студенты колледжа 45% -60%
Секретная служба 64%
Шерифы 67%
CIA 73%

источник: «Обнаружение истинной лжи: способность полицейских обнаруживать ложь подозреваемых» Саманта Манн, Альдерт Врай и Рэй Булл

Компания John E. Reid & Associates, базирующаяся в Чикаго, является крупнейшим в мире инструктором по проведению допросов, ежегодно обучающим тысячи полицейских, сотрудников разведки и частных детективов.Его методы основаны на опыте основателей компании, опросах подозреваемых после допросов и на том, что кажется здравым смыслом. «В случае преступлений на сексуальной почве следователю также полезно заявить, что он слышал, как многие люди рассказывают о сексуальных действиях намного хуже, чем может рассказать сам подозреваемый», — говорится в руководстве Рида «Допрос и признание в уголовных делах». «Это побудит подозреваемого к совершению особенно« постыдного »полового акта».

Эти методы действительно приводят к признанию.Однако Руссано обнаружил, что эти признания зачастую ненадежны. «Виновные люди с большей вероятностью признаются», когда используются минимизация и максимизация, — говорит она. «Проблема в том, что невинные люди тоже». Одна только минимизация почти удвоила количество мошенников, которые признались в ее исследованиях. Но при этом в три раза увеличилось количество ложных признаний. Видеозаписи этих ложных признаний производят увлекательный просмотр. Кто-то рассердился, кто-то смирился. Одна молодая женщина сохраняет самообладание до тех пор, пока администратор теста не выходит из комнаты с ее подписанным признанием, а затем растворяется в слезах.

Эти методы далеки от пыток — университетские исследователи вряд ли проведут исследование по применению воды. Они также далеки от тех допросов, которые проводятся в участковых домах и тюрьмах в пустыне; в конце концов, как отмечает Джозеф Бакли, президент John E. Reid & Associates, по сравнению с настоящими преступниками, студенты колледжа — легкая атлетика. Однако работа Руссано показывает, что даже более мягкие формы принуждения могут вовлечь невиновных и привести к дезинформации.

Руссано все еще работает над версиями этого первого допроса, изменяя сценарий, чтобы увидеть, как это повлияет на результат. В одной итерации она исследовала, можно ли избавить минимизацию от неявного предложения снисхождения. Она заставляла своих следователей проявлять сочувствие, даже лестно — говорить такие вещи, как: «Я уверена, что вы хороший человек, и никто не хочет, чтобы вас обвиняли в мошенничестве или нарушении правил», — но не преуменьшая серьезности преступления или его потенциальное наказание.Таким образом, у них было столько же истинных признаний, но гораздо меньше ложных.

сотен исследований показали, что следователи было бы так же хорошо подбросить монетку

Методы принуждения также затруднены следователями, которые, не имея какого-то резкого уличного представления о виновности и невиновности, не всегда хорошо знают, допрашивают ли они преступника или ценного свидетеля. Типичное взаимодействие между следователем и подозреваемым начинается с определения виновности или невиновности, которое Рид называет интервью с анализом поведения.Но сотни исследований показали, что следователям было бы так же хорошо подбросить монетку. Неважно, наблюдают ли они за чужой речью или задают им вопросы — самая большая разница между профессиональными детекторами лжи и любителями в том, что профессионалы гораздо более уверены в своих силах.

С одной стороны, лжецы часто ведут себя не так, как на телевидении и в руководствах по допросу. В «Уголовном допросе и признаниях» Рейда перечисляются «царапины на любой части тела», «замкнутая, отступившая поза» и отсутствие зрительного контакта как возможные признаки обмана.В 2003 году группа под руководством психолога Беллы ДеПауло из Университета Вирджинии изучила эти и другие подсказки, синтезируя все исследования, которые были проведены к тому моменту. Они обнаружили, что прерывание зрительного контакта и беспокойство на самом деле не коррелируют с ложью, как и никакие физические сигналы, на которые они смотрели. Конечно, многие виды поведения могут быть симптомами нервозности, но даже невиновный человек на допросе, вероятно, будет нервничать. «Основное предположение о том, что лжецы будут более эмоционально затронуты, оно интуитивно понятно, но никогда не подтверждалось эмпирически», — говорит Пар-Андерс Гранхаг, психолог из Гетеборгского университета, обучавший инструкторов в колледже Норвежского полицейского университета.

Гранхаг — ведущий сторонник альтернативного подхода к обнаружению лжи, который полагается на умственную цену обмана, а не на его эмоциональную ценность. Лгать сложно: сканирование с помощью функциональной магнитно-резонансной томографии показывает повышенную активность в областях мозга, связанную с самоконтролем во время лжи. Лжец должен вести свой рассказ прямо, он должен следить за реакцией слушателя, и он должен следить за собой, чтобы убедиться, что он не выглядит подозрительным. В результате ложь, как правило, рассказывается более тщательно, чем правдивые истории — лжецы говорят медленнее и содержат меньше деталей.

Когда психолог Альдерт Врай из Портсмутского университета попросил английских полицейских посмотреть видео, на которых люди рассказывают истории, и выбрать, кто из них больше думает, а не лжет, офицеры стали лучше распознавать обман. Интервьюер также может увеличить когнитивную нагрузку на собеседника. Например, исследование 2008 года, проведенное Вриджем, показало, что, когда лжецов просили рассказать свои истории в обратном, а не в хронологическом порядке, вероятность того, что их заметят, значительно выше.Другая работа предполагает, что введение инкриминирующих улик постепенно, а не сразу, также повышает вероятность того, что лжец ошибется.

Распространенные ошибки при обнаружении лжи
1
Изучение неправильных реплик
такие сигналы, как отвращение взгляда и жесты ухода, ненадежны
2
Чрезмерное внимание невербальным сигналам
стереотипные представления о поведении могут привести к ложным подозрениям
3
ошибка Отелло
честные люди могут быть такими же нервными, как лжецы
4
использование эвристики
«Все лжецы смотрят прочь» — ненадежная мера.
5
пренебрежение личными вариациями
люди по-разному реагируют в разных контекстах
6
пренебрежение личными различиями
интроверты больше подвержены риску ложного обнаружения
7
существующие методы интервью
чрезмерное использование инструкций может затруднить обнаружение лжи
8
Плохие результаты
Профессионалы правильно классифицируют лжецов в 56% случаев с погрешностью 50%

Источник: «Ловушки и возможности в невербальном и вербальном обнаружении лжи» Врай, Гранхаг и Портер, Ассоциация Психологических Наук

Бакли опровергает такие работы, как Vrij’s.Он утверждает, что компромиссы, необходимые для моделирования в лабораторных исследованиях того, что происходит в реальном мире, делают результаты бесполезными. «Когда вы имеете дело с людьми, которые совершают инсценированные преступления, параллелей нет, потому что у них ничего не поставлено на карту», ​​- говорит он. Он открыто признает, что метод Рейда основан на анекдотических свидетельствах, но в таком сложном взаимодействии, как допрос, это все, что действительно существует. «Нет никаких научных исследований по этому поводу. Я имею в виду, что это невозможно », — говорит он. «Человеческая природа — это в значительной степени человеческая природа.

Но что, если следователи вообще избегали принуждения? Лоуренс Элисон, психолог из Ливерпульского университета, обнаружил доказательства силы установления взаимопонимания в реальных допросах. Элисон получила доступ к 181 допросу исламских и правых террористов британской полицией и закодировала их для разных подходов. Он обнаружил, что наиболее продуктивными с точки зрения информации были допросы, в которых следователи, по сути, действовали как терапевты. Следователи в Австралии, Нидерландах, Новой Зеландии, Норвегии и Соединенном Королевстве теперь обучены сосредотачиваться не на получении признания вины, а на сборе доказательств.Эта информация может подтвердить историю невиновного подозреваемого или может быть использована для того, чтобы прикончить виновного. Признания не обескураживают, но количество обвинительных приговоров в Великобритании свидетельствует о том, что для присяжных извращения подозреваемых, столкнувшихся с неудобными фактами, могут быть столь же ужасающими.

Но что, если следователи не выносили никаких суждений о своих испытуемых и вообще не прибегали к принуждению?

Большая часть исследований и обучения, финансируемых HIG, была сосредоточена на получении более качественной информации даже от людей, которые совершенно готовы говорить.Воспоминания могут быть столь же сложными для доступа, как и для допрашивающего. Оказывается, одним из ограничивающих факторов является простая постановка вопросов. В начале 1980-х годов молодой когнитивный психолог по имени Рональд Фишер заметил, что у него есть странная способность помогать людям находить потерянные вещи. Знакомый звонил и спрашивал, оставил ли он бумажник в квартире Фишера, а затем, разговаривая, вспомнил, куда он его положил. Фишер понял, что, не задумываясь об этом, он пробуждает их воспоминания, тонко руководя беседой, основанной на теориях памяти, которым он обучал своих студентов в Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе.Вместе со своим коллегой Эдвардом Гейзельманом он начал изучать исследовательскую литературу и смотреть сотни часов интервью. В статье 1985 года эти двое формализовали процедуру в виде того, что они назвали когнитивным интервью.

Одна из идей Фишера и Гейзельмана заключалась в том, что типичный формат вопросов и ответов снижает вероятность получения новой информации в ходе интервью. «Хорошие интервьюеры задают очень и очень мало вопросов, — говорит Фишер. «Если вы остановитесь и подумаете об этом, в этом есть смысл.Почему вы задаете вопрос во время собеседования? Потому что свидетель не говорит вам того, что вы хотите знать ». Фишер понял, что чем больше вопросов задают, тем меньше вероятность того, что свидетель добровольно предоставит информацию, поскольку он просто ждал следующего вопроса.

Для решения этой проблемы в когнитивном интервью особое внимание уделяется открытым вопросам: свидетелям предлагается сообщать обо всем, что они помнят, независимо от того, кажется ли это важным. Их просят закрыть глаза или нарисовать набросок планировки комнаты.Интервьюеры подсказывают им, что они описывают сцену с других точек зрения — через улицу от того места, где они стояли, или из машины перед ними — и пересказывают последовательность событий, начинающихся в разных точках или в обратном порядке. Память очень ассоциативна, и то, что для лжеца является когнитивным вызовом, может обострить воспоминание для кого-то, кто рассказывает о реальных событиях, изменяя контекст таким образом, чтобы выявлялись ранее незамеченные детали. В 2013 году Фишер провел исследование в Федеральных учебных центрах правоохранительных органов в Глинко, штат Джорджия.Инструкторы смогли получить на 80 процентов более актуальную и точную информацию с помощью когнитивного интервью, чем с помощью традиционного метода, которому они обучали своих учеников. Его начали применять полицейские управления и спецслужбы. HIG обучает федеральных следователей этому методу, а Управление специальных расследований ВВС, подразделение правоохранительных органов и разведки, обучает этому методу всех своих следователей.

Исследователи даже полностью выходят за рамки разговоров.В 2012 году Мария Хартвиг ​​начала изучать роль, которую эта среда играет в следственных интервью. 34-летняя Хартвиг ​​- бывшая студентка Гетеборгского университета Гранхаг и профессор Колледжа уголовного правосудия Джона Джея в Нью-Йорке, где она хранит небольшую фигурку Пиноккио в своем офисе. В основе ее работы лежит теория под названием «воплощенное познание», согласно которой, поскольку наш мозг сначала эволюционировал, чтобы перемещать наши тела по миру — и только позже стал способен мыслить более высокого уровня, — тело и мозг все еще влияют друг на друга элементарно. бессознательно.Некоторые из наиболее известных работ показали, что физическое тепло делает людей более щедрыми по отношению к другим и что социальная изоляция может снизить чью-то оценку комнатной температуры.

Если литература воплощенного познания верна, рассуждал Хартвиг, то типичная комната для допросов — клаустрофобная, закрытая, суровая — была совершенно неподходящим местом, чтобы заставить кого-то разглашать информацию. В еще не опубликованном исследовании она изменила дизайн пространства вокруг темы открытости: открытые окна, открытая книга на столе, открытые ящики стола, «картина открытой воды под открытым небом», как это описывается в документе.Она обнаружила, что субъекты предоставляли более подробную информацию, когда их допрашивали в измененной комнате для допросов. Департамент полиции Филадельфии проявил интерес к этой идее, и Хартвиг ​​и ее сотрудники пытаются выяснить, как именно они будут ремонтировать комнаты для допросов.

Хартвиг ​​признает, что работа предварительная. Даже если результаты подтвердятся, она не утверждает, что правильное оформление заставит террористов сразу же раскрыть заговоры с бомбами, но большинство следователей соглашаются, что ничего не получится.«У допроса нет волшебного переключателя, — говорит полковник Кляйнман. «Нет никакого варианта« перерыв в случае пожара »». Вера в это, утверждает он, является частью того, как вы заканчиваете программой пыток. В некотором смысле новая тактика больше связана с сомнением, чем с уверенностью. Как любят выражаться исследователи обмана, носа Пиноккио не существует.

Дрейк Беннетт — штатный корреспондент Bloomberg Businessweek в Нью-Йорке. С ним можно связаться в Twitter @drakepbennett или по электронной почте dbennett35 @ bloomberg.сеть.

Редактор: Брайант Урстадт
Дизайн и код: Стефани Дэвидсон
Фотограф: Стивен Брамс / Bloomberg Businessweek
Дизайн декораций: Джейсон Синглтон


границ | Научно обоснованные способы понимания ложных признаний и неправомерных убеждений

Введение

Gudjonsson (2018) утверждает, что в настоящее время существует прочная научная доказательная база для понимания процессов, связанных с ложными признаниями, выявления факторов риска и оценки реальных дел для судебных целей.Растущая доказательная база за последние 40 лет в значительной степени обусловлена ​​глубоким анализом реальных случаев ложных признаний [доказанных или вероятных] (Gudjonsson, 1992, 2003a; Leo and Ofshe, 1998; Drizin and Leo, 2004 ; Гарретт, 2011).

Ранние разработки

Мюнстерберг (1908) заложил основу для концептуализации [трех] различных типов ложных признаний (Gudjonsson, 2018), но только в 1980-х годах произошли дальнейшие ощутимые теоретические разработки.Кассин и Райтсман (1985) посредством тщательного обзора литературы сформулировали три психологических типа ложных признаний, которые Мюнстерберг (1908) грубо обрисовал. Они назвали их добровольными (т. Е. Не вызванными полицией), подчиненными по принуждению (т. Е. Результатом неспособности справиться с давлением содержания / допроса и просто согласием с полицией) и принудительно-интернализованными ( т. е. полиция убеждает подозреваемых в том, что они совершили преступление, в котором они действительно невиновны).Несмотря на некоторую критику и предлагаемые уточнения (Ofshe and Leo, 1997; McCann, 1998), трехтиповая классификация выдержала течение времени (Gudjonsson, 2018).

На ранних этапах разработки Гуджонссон и Маккейт (1982) ввели термин «синдром недоверия памяти » для описания уязвимостей памяти и процессов, которые вызывают усвоение ложных признаний. Многочисленные тематические исследования (Gudjonsson, 2003a, 2018), а также экспериментальные данные (Kassin and Kiechel, 1996; Horselenberg et al., 2003; Van Bergen et al., 2008, 2009, 2010), подтвердили решающую роль недоверия памяти в некоторых случаях ложных признаний. Возрождение научного интереса к ложным признаниям в 1980-х гг. Первоначально вызвало два случая судебной ошибки в 1970-х гг.: Один в США, а другой — в Великобритании. Они подготовили почву для лучшего понимания уязвимости молодых людей, когда их манипулируют с целью получения признательных показаний. В обоих случаях признания оказались ложными, и полиция принудила их.

Случай 18-летнего Питера Рейли в США (Connery, 1977) предоставил важную модель для понимания принудительно-интернализованных ложных признаний (Kassin and Wrightsman, 1985). Другой случай касался неправомерного осуждения трех невиновных молодых людей в Лондоне, осужденных за убийство Максвелла Конфейта (Прайс и Каплан, 1977). Дело Конфаита привело к созданию Королевской комиссии по уголовному процессу в 1978 году, а в январе 1986 года последовало введение в действие Закона о полиции и доказательствах по уголовным делам (ПАСЕ) и его кодексов практики.

Кодекс

обеспечивает улучшенную защиту подозреваемых, задержанных для допроса, что включает более строгие процедуры допроса в полиции (например, установленную продолжительность допросов, перерывы и электронную запись всех допросов), бесплатный доступ к юридическим консультациям и предоставление «соответствующих взрослый »в отношении молодых людей (т. е. в возрасте до 18 лет) и психически уязвимых (Gudjonsson, 2003a, 2016). Молодой возраст — хорошо известная уязвимость к ложным признаниям (например, Drizin and Leo, 2004), требующая особых процессуальных гарантий (Panzavolta et al., 2015).

Два случая доказанного ложного признания 1970-х годов создали отличную платформу для развития научных исследований признаний. Первые работы в США были сосредоточены в первую очередь на разработке теории (Kassin and Wrightsman, 1985) и на тактике принуждения полиции (Leo, 1996, 2008; Leo and Ofshe, 1998). Напротив, разработки в Великобритании были сосредоточены на психологической уязвимости и разработке психометрических тестов для оценки этих уязвимостей, таких как внушаемость и согласие (Gudjonsson, 1992, 1997, 2003a; Gudjonsson et al., 1993). В своем обзоре судебной психологии в Великобритании Блэкберн (1996) назвал разработку и проверку шкал внушаемости Гуджонссона (GSS1 и GSS 2; Gudjonsson, 1983, 1984, 1987) исключительным вкладом в судебную психологию. СОБ оказало влияние на отмену неправомерных приговоров в Великобритании (Gudjonsson, 2010) и на международном уровне (Gudjonsson, 2003a).

Примеры из практики, экспериментальные исследования и общественные исследования

Гуджонссон и его коллеги провели исследования среди заключенных и подозреваемых в полицейских участках, которые сообщили об истории ложных признаний, а также опросы среди выборок населения (обзор см. В Gudjonsson, 2018, Таблицы 5.3, 5.4). Исследования показывают, что около 20% исландских заключенных и «обычных» подозреваемых, допрошенных в полицейских участках, сообщают о ложных признаниях, при этом среди шотландских заключенных этот показатель составляет 33,4% (Gudjonsson et al., 2019). Уровень ложных признаний составил 13,8% среди 2726 учеников (средний возраст = 15,5 лет), допрошенных в полицейских участках семи европейских стран (Исландия, Норвегия, Финляндия, Болгария, Литва, Латвия и Россия) (Gudjonsson et al. ., 2009).

Redlich et al.(2010, 2011) провели подобное исследование в США. Полученные данные дополняют результаты отдельных тематических исследований (Gudjonsson, 2018). Лабораторные исследования также способствовали нашему пониманию процессов и механизмов, связанных с ложным признанием (Clare and Gudjonsson, 1995; Meissner et al., 2010). Это сочетание исследований из реальной жизни, ложных признаний, экспериментальных исследований , появившихся в 1990-х годах, и исследований сообщества , которые продвинули научную основу психологии ложных признаний.Эта база знаний была укреплена в результате совместной работы исследователей из США и Великобритании (Kassin and Gudjonsson, 2004; Kassin et al., 2010; Lassiter and Meissner, 2010).

Знания, полученные в ходе тематических исследований, значительно улучшили методологию оценки случаев, включая разработку, проверку и применение психометрических тестов (Gudjonsson and Gunn, 1982; Gudjonsson and MacKeith, 1988; Wrightsman and Kassin, 1993; Gudjonsson, 1997, 2003a). , 2018; DeClue, 2005; Дэвис, Лео, 2013).Случай Энгина Рэгипа, одного из «Тоттенхэмской тройки», был первым в Великобритании, продемонстрировавшим мощную взаимосвязь между реальным случаем и научными [психологическими] достижениями (Gudjonsson, 2003a, 2018). Ключевым достижением было научное объяснение «средних» оценок внушаемости Рэгипа до суда [1987] [GSS 1]. При повторном тестировании в 1988 году другим экспертом [Gudjonsson], Рэгип был ненормально внушаемым в двух отдельных тестах [GSS 1 и GSS 2], проводимых с интервалом в 11 дней.Его слабостью была неспособность справиться с давлением допроса, и это имело отношение к его апелляции.

Апелляционный суд отклонил апелляционную жалобу Рэгипа в декабре 1988 года из-за несоответствия между показателями внушаемости до суда и после суда. Похоже, это был конец надежд Рэгипа на справедливость, пока Гуджонссон не решил найти удовлетворительное научное объяснение расхождения в выводах двух экспертов относительно внушаемости. Он обнаружил, что во время досудебной оценки Рэгип очень подозрительно относился к эксперту защиты, который, по-видимому, его раздражал.Это подтвердил досудебный эксперт. Это побудило Гуджонссона провести исследование взаимосвязи между внушаемостью, подозрительностью и гневом, руководствуясь здравой теоретической базой (Gudjonsson and Clark, 1986). Он опубликовал научную статью о своих выводах (Gudjonsson, 1989), которая имела решающее значение для министра внутренних дел, снова направившего дело в Апелляционный суд и выигравшей апелляцию в декабре 1991 года (Gudjonsson, 2003a, 2018). Рэгип был свободным человеком благодаря развивающейся науке судебной психологии.

Свидетельские показания эксперта и сопротивление суду

Недавний опрос экспертов в области признаний (Kassin et al., 2018) показал единодушное мнение о том, что существует достаточная доказательная база, чтобы помочь присяжным заседателям оценить надежность признательных показаний. Факторами риска для ложных признаний были не только явные угрозы и обещания во время допросов в полиции, но также уловка с ложными доказательствами и тактика минимизации , которые подразумевают снисхождение, предлагая сочувствие и моральное оправдание.Эксперты также полностью согласны с тем, что риск во время допроса в полиции более заметен среди подростков, лиц с уступчивыми или внушаемыми личностями, а также лиц с интеллектуальными нарушениями и другими психическими расстройствами.

Несмотря на впечатляющую базу доказательств, полиция и судебные органы сопротивлялись утверждению, что подозреваемые ложно признаются в преступлениях, которых они не совершали (Gudjonsson, 2003a; Kassin, 2014), но инновации в технологии ДНК доказали, что многие обвиняемые в был неправомерно осужден на основании ложных признаний (Scheck et al., 2000; Гарретт, 2011; Норрис, 2017).

Самая фундаментальная проблема при оценке характера допросов в полиции заключается в том, что допросы не всегда записываются в электронном виде (Gudjonsson, 2003a; Lassiter et al., 2010). Это затрудняет, если не делает невозможным, подтверждение утверждений подозреваемых о принуждении, даже если они верны (Gudjonsson, 2018). В Великобритании Закон о полиции и доказательствах по уголовным делам [1984], известный как «PACE»], обязывает записывать в электронном виде все допросы подозреваемых, что помогает выявить принуждение и ложные признания (Gudjonsson, 2003a, 2018).

Обзор фокуса и целей

Этот обзор покажет, что после получения ложных признаний они загрязняют весь судебный процесс от полицейского расследования до прокуратуры, судов и апелляций. Гарретт (2011) отмечает, что один из уроков, извлеченных из случаев реабилитации ДНК, состоит в том, что «если центральное доказательство искажено на самых ранних стадиях дела, повреждение не может быть легко обнаружено или обращено вспять» (стр. 272). Пути к ложным признаниям и неправомерным обвинениям часто возникают из-за системного сбоя всей системы уголовного правосудия и ожесточенной борьбы истеблишмента за защиту полиции и судебных органов от критики и ответственности за свои ошибки, возлагая вину на незаконно осужденных. человек (Sekar, 2012; Norris, 2017).Автор обсудит научно обоснованные пути к ложным признаниям и судебной ошибке с помощью трех основных ошибок Лео и Дризина (2010): « неправильная классификация », « принуждение » и « заражение », при этом осознавая недавняя пятиэтапная структура совокупного недостатка, недавно предложенная Scherr et al. (2020).

Scherr et al. (2020) предоставляют всесторонний научно обоснованный анализ того, как невиновные подозреваемые могут быть подвергнуты «совокупному невыгодному положению» из-за совместных действий полицейских, судебных экспертов, прокуроров, адвокатов, судей, присяжных и апелляционных судов.Этот многоступенчатый (гештальт) подход обеспечивает прекрасную психологическую основу для понимания того, как невиновность может привести к ложному признанию и неправомерному осуждению на разных этапах процесса. Схема совокупного недостатка Scherr et al. (2020) включает пять отдельных этапов процесса: Этап 1 — « Предварительные собеседования, »; 2 этап — « Допрос »; Этап 3 — « Последующие расследования »; Этап 4 — « обвинений и обвинений в суде, »; и этап 5 — «, после вынесения приговора, апелляции, реабилитации и после » (рис. 1, стр.355).

Дела Гудмундур и Гейрфиннур

В этом обзоре приводятся соответствующие примеры трех ошибочных путей из-за серьезной судебной ошибки шести осужденных в Исландии. Они известны как дела Gudmundur и Geirfinnur и были показаны в радиопрограммах BBC, документальном фильме BBC Storyville и Netflix «Out of Thin Air» и четырех книгах (Latham and Gudjonsson, 2016; Adeane, 2018; Cox, 2018; Gudjonsson, 2018).

Таблица 1 помещает принудительное обращение с шестью осужденными (то есть дни в одиночном заключении, часы допроса в полиции и количество очных столкновений с надуманными полицейскими подозреваемых) в историческом и международном контексте. Автору не известно ни о каких аналогичных уголовных делах в международном масштабе. Например, подробные ведущие обзоры случаев реабилитации ДНК в США (Дризин и Лео, 2004; Гарретт, 2011) кажутся «мягкими» по сравнению с исландскими случаями.

Таблица 1 . Дни одиночного заключения, часы допросов в полиции и количество очных встреч с подозреваемыми.

Продолжительность допроса тесно связана с частотой ложных признаний (Gudjonsson, 2003a; Drizin, Leo, 2004; Perske, 2008; Kassin, 2014). Кассин и др. (2007) в ходе опроса полицейских США обнаружили, что предполагаемая продолжительность допроса по уголовным делам колеблется от 1,60 до 4,21 часа, в отличие от подтвержденных случаев ложных признаний со средним показателем 16.3 часа допроса (Дризин, Лео, 2004). Пирс и Гуджонссон (1996) обнаружили, что из 161 допроса полиции в Англии 95% длились менее 30 минут (среднее значение = 22 минуты, диапазон = 2–109 минут). В исследовании 20 серьезных уголовных дел, связанных с первоначальным отказом, за которым следовали принудительные допросы и признание впоследствии оспариваемых признаний (Pearse and Gudjonsson, 2003), среднее время допроса составило 2 часа 16 минут (диапазон = 22 мин — 12 часов и 42 минуты). ). Наибольшее время допроса (почти 13 часов) было обнаружено в случае Стивена Миллера [один из «Кардиффской тройки»], который обсуждается далее в этой статье.

Таблица 1 показывает, что в делах Гудмундур и Гейрфиннур допросы длились от 120 (EB) до 340 (SC) часов, за исключением AS, где они длились 17 часов. Кроме того, полиция устраивала очные ставки подозреваемых, которые длились от пяти (GS) до 20 (SC) заседаний.

Три основных пути ошибки к ложному признанию

Лео и Дризин (2010) утверждают, основываясь на современных научных знаниях, что существует три основных последовательных пути ошибок, которые приводят к ложным признаниям.Они упоминаются как «ошибка неправильной классификации », «ошибка принуждения » и «ошибка загрязнения ».

Ошибка неправильной классификации

В литературе было выявлено несколько факторов, имеющих отношение к ошибкам классификации на ранних этапах расследования, что может привести к совокупному ущербу на всех этапах процесса рассмотрения дела. Ниже рассматриваются шесть факторов: (1) субъективная интерпретация обмана, (2) предвзятость, (3) профилирование правонарушителей, (4) ошибочные научные доказательства, (5) гипотезы спекулятивного расследования и (6) зависимость от тюремных информаторов.

Субъективная интерпретация обмана

Ошибка классификации, которая является фундаментальной для ложных признаний, полученных по принуждению полиции, заключается в том, что следователи ошибочно рассматривают невиновных людей как подозреваемых. В США это обычно происходит из-за вводящего в заблуждение образования или ложного убеждения, что офицеры могут достоверно сказать с помощью вербальных / невербальных знаков, когда опрашиваемый «лжет» или полагается на какое-то «внутреннее чувство» или «шестое чувство». »(Leo, 1996; Vrij et al., 2014). Ложное предубеждение об обмане обычно приводит к предвзятости ответа исследователя (т.е. сильная презумпция вины, часто без веских доказательств; Мейснер и Кассин, 2002).

Предвзятость и непредвзятость

St-Yves (2014) выделяет несколько факторов, которые могут привести к предвзятости и недостаточной открытости во время следственных интервью. К ним относятся: чрезмерное внимание к первому впечатлению, вводящее в заблуждение восприятие других (например, люди видят то, что они ожидают увидеть), стереотипное мышление (например, что преступники всегда лгут, а сотрудники полиции всегда говорят правду), предрассудки (e.g., с меньшей вероятностью вызвать сомнение у опрашиваемых с криминальным прошлым), необоснованная презумпция вины и туннельное зрение (т. е. предвзятость подтверждения).

Профиль преступника

Лео и Дризин (2010) отмечают, что «профилирование преступников» и чрезмерное использование профилей может привести к ошибочной классификации. В деле норвежской Биргитте Тенгс шведский психиатр представил двоюродного брата жертвы как подозреваемого в убийстве [двоюродный брат имел историю сексуальных домогательств в школе], что привело к тому, что его стали рассматривать как «главного подозреваемого» и к его неправомерному осуждению ( Gudjonsson, 2003a Глава 23).

Ошибочные научные доказательства

Существует множество задокументированных случаев, когда ошибочные [«научные») доказательства вводили в заблуждение полицейское расследование, что приводило к ошибочной классификации (Walker and Stockdale, 1999; Garrett, 2011). Сюда входят «Бирмингемская шестерка» (Мэнсфилд, 2009 г.) и «Семерка Магуайров» (Ки, 1989 г.). За последние 30 лет в судебно-медицинских исследованиях были достигнуты большие успехи, что снизило вероятность ошибочной классификации из-за этого фактора (Scheck et al., 2000; Гарретт, 2011; Коул, 2012; Галоп, 2019).

Спекулятивная [необоснованная] гипотеза расследования

Ошибочная классификация может быть вызвана тривиальной косвенной «уликой» или весьма умозрительными следственными гипотезами чрезмерно усердных следователей и прокурора (Gudjonsson, 2018). Всесторонний психологический анализ заявлений по делам Гудмундур и Гейрфиннур показывает, что следователи манипулировали уязвимостями молодой женщины [Эрла Болладоттир — у которой в то время была маленькая дочь, низкая самооценка и уступчивый характер], чтобы ложно обвинить люди, представляющие интерес для полиции [связанные с Клаббуринном — см. вставки 1, 2] в их неустанном стремлении «раскрыть» дело Гейрфиннур (Gudjonsson, 2018, глава 14).

Ящик 1 . В двух словах о делах Гудмундур и Гейрфиннур.

Дела Гудмундура и Гейрфиннур связаны с исчезновением двух не связанных между собой мужчин 27 января и 19 ноября 1974 года соответственно. В то время исчезновение Гудмундура не считалось подозрительным. Напротив, управление шерифа Кефлавика посчитало исчезновение Гейрфиннур подозрительным и связало его с контрабандой алкоголя, очевидно, без каких-либо оснований для расследования. Вскоре после того, как расследование Кефлавика началось, начали распространяться необоснованные слухи о том, что в исчезновении Гейрфиннур виновны двое мужчин, связанных с популярным клубом Рейкьявика (« Klúbburinn »).

Официально личность подозреваемых не установлена, расследование было закрыто в течение нескольких месяцев, но внезапно официально возобновлено полицией Рейкьявика в январе 1976 года с пагубными последствиями для справедливости и справедливости. Ключевая ошибка, по-видимому, заключалась в том, что следователи Рейкьявика сосредоточили внимание на причастности к исчезновению Гейрфиннура мужчин, связанных с Klúbburinn .

В феврале 1980 года Верховный суд Исландии признал виновными в убийстве Гейрфиннура троих мужчин: Саэвара Чесельски [SC], Кристьяна Видарссона [KV] и Гудьона Скарфединссона [GS].Эрла Болладоттир [Е.Б.], единственная женщина в этом деле, была признана виновной в даче ложных показаний. В то же время Верховный суд Исландии признал SC и KV виновными, а также третьего человека, Трюггви Лейфссона [TL], в убийстве Гудмундура. Четвертый человек, Альберт Скафтасон [AS], был осужден за вмешательство в место преступления. Все шесть осужденных были приговорены к тюремному заключению на срок от 12 месяцев [AS] до 17 лет [SC] (Gudjonsson, 2018, таблица 9.4, стр. 249).

Два дела расследовались совместно и рассматривались совместно.Однако не было ни трупов, ни свидетельств судебно-медицинской экспертизы, ни каких-либо достоверных свидетельских показаний. Единственным доказательством, использованным против них, были их непоследовательные и непоследовательные признания, полученные под принуждением. Преобладание предполагаемого чувства вины и поведения в полиции, прокуратуре, следственном изоляторе и судебных органах привело к величайшей судебной ошибке в Исландии, на исправление которой [в основном] потребовалось 40 лет.

Ящик 2 . Краткая хронология ранних событий в делах Гудмундур и Гейрфиннур.

1. Начало декабря 1975 г .: Информатор полиции обвиняет SC, KV и TL в исчезновении Гудмундура.

2. 12–13 декабря С.Б. и Б.Б. арестованы по подозрению в мошенничестве и заключены под стражу. После 7 дней содержания под стражей Е.Б. неожиданно допрашивают об исчезновении Гудмундур, и она обвиняет С.К. и К.В., после чего ее освобождают из-под стражи. Вскоре после этого SC проводится собеседование, и в нем выясняется еще одно лицо [TL].

3. Ближе к концу декабря следователи начинают расспрашивать Е.Б. о возможной осведомленности С.К. об исчезновении Гейрфиннур [полиция не вела записей этих допросов].Впоследствии Э. Б. трижды доставляли в качестве свидетеля в следственный изолятор в общей сложности на 11 часов, прежде чем 23 января 1976 г. она дала официальные свидетельские показания, в которых говорилось о причастности четырех мужчин, очевидно представляющих интерес для полиции, известных как «люди Клаббуринна». Четверо Klúbburinn были впоследствии арестованы после того, как SC и KV также причастны к исчезновению Гейрфиннур.

4. В мае 1976 года мужчины Клуббуринна были освобождены из-под стражи без предъявления обвинений. Затем следователи обратили внимание на причастность SC и KV, а затем и Гудьона Скарфединссона [GS] к убийству Гейрфиннура.

Эрла Болладоттир была ключевым объектом манипуляций полиции в начале обоих дел (то есть их стержнем), что привело к необоснованному аресту четырех мужчин Клаббуринна по делу Гейрфиннур. В деле Гудмундур, когда она находилась в одиночном заключении в предыдущем месяце, ее заставили указать на своего партнера С.К. и его друга К.В. Затем С.К. причастен к предполагаемой смерти Гудмундура еще двух своих соратников [Т.Л. и А.С.].

В оценке автором дела Гейрфиннур Эрла Болладоттир была манипулирована с целью вовлечь четырех мужчин Клаббуринна, двое из которых представляли основной интерес для полиции, но была необходима связь, чтобы установить связь между ними и Эрлой, чтобы ее свидетельские показания были считаться заслуживающим доверия.Ошибочная классификация полиции была связана с мужчинами из клуба Klúbburinn, но следователям, по-видимому, требовалось, чтобы молодые люди причастны к исчезновению Geirfinnur для достижения своих целей (то есть осуждения мужчин из Klúbburinn). Полицейское расследование было сорвано после того, как четверо подозреваемых в Клаббуринне были освобождены из-под стражи из-за отсутствия дополнительных доказательств (у них был свободный доступ к своим адвокатам, и ни один из них не дал признательных показаний), и они были окончательно исключены из дела. Затем полиция попыталась «спасти лицо», превратив Э.Б., С.К. и К.В. в главных подозреваемых в исчезновении Гейрфиннура, и вдобавок позже обвинила их в лжесвидетельстве за причастность четырех мужчин Клаббуринна.

В октябре 1976 года СК замешал Гудьона Скарфединссона [GS], его предыдущего учителя и образованного человека, в деле Гейрфиннур. Г.С. стал столь необходимым свидетелем по делу, когда он ехал на предполагаемое место преступления в гавани Кефлавик. Предполагаемые следователи убедили его, что он был причастен к делу, хотя у него никогда не было никаких независимых воспоминаний об этом (Gudjonsson, 2017). Два исландских дела, расследуемые одновременно, демонстрируют опасность манипулирования уязвимыми свидетелями с целью вовлечения людей, представляющих интерес для полиции, из-за ошибочной классификации.

Опора на тюремных осведомителей

Не было реальной доказательной базы для расследования Рейкьявика ни по делу Гудмундура, ни по делу Гейрфиннура. Опора следователей на корыстного тюремного информатора в деле Гудмундур проложила путь к ошибочному расследованию Гейрфиннура. Самым серьезным упущением было то, что следователи никогда не говорили полностью о своей зависимости от информатора, просто утверждая, что информация была доведена до их сведения (Gudjonsson, 2018).Впоследствии появились доказательства, позволяющие предположить, что заключенный причастен к ошибочно осужденным лицам в обмен на снисхождение к своим преступлениям (Gudjonsson, 2018, стр. 303–304).

Garrett (2011) и The Justice Project (2007) показали важную роль тюремных информаторов в совершении судебных ошибок, особенно в делах об убийствах, заявив, что они слышали признательные показания предполагаемого подозреваемого, иногда с графическими деталями. Часто с полицией заключают нераскрытую сделку об «одолжении» заключенному (Garrett, 2011).

Ошибка принуждения

После того, как следователи неверно классифицировали подозреваемого, как правило, из-за ошибочного субъективного обнаружения обмана и предвзятости презумпции вины, они могут использовать вопросительные и факторы содержания под стражей , чтобы добиться признания от подозреваемого, особенно в громких делах, когда полиция находится под контролем общественности и политиков. давление для раскрытия дела (Leo and Drizin, 2010; Gudjonsson, 2018). Внешнее давление на полицию, а также внутренние мотивированные факторы (например,g., амбиции, когнитивная предвзятость, чувство власти и контроля, а также чувство целесообразности) могут привести к тактике принудительного собеседования.

Gudjonsson (1992) отмечает, что девятиступенчатая техника Рейда (Inbau et al., 1986), доминирующая до сих пор в США, фокусируется на том, чтобы следователи выявляли уязвимости подозреваемого и играли на них, чтобы получить признание. Это привело ко многим случаям судебных ошибок (Gudjonsson, 2003a, 2018; Drizin and Leo, 2004; Leo and Drizin, 2010).Ложные признания являются одним из факторов, способствующих неправомерному осуждению, примерно в 30% случаев реабилитации в США (Scherr et al., 2020).

Интервью связаны с динамическим процессом

Gudjonsson (2003a, b) иллюстрирует интерактивный характер полицейских допросов, где существует взаимодействие между:

а. Контекст (например, характер преступления, серьезное общественное и политическое давление на полицию с целью раскрытия дела, характер и сила улик против подозреваемого — см. Leahy-Harland and Bull (в печати).

г. Ситуационные факторы (например, характер и продолжительность допроса, продолжительность и тип задержания).

г. Личные факторы (т. Е. Возраст, психическое состояние / здоровье / условия, физические условия, история травм, нарушения развития или личности, черты личности, такие как внушаемость и комплаентность, а также связь с правонарушителями со сверстниками).

г. Защитные факторы (т.е. присутствие юриста, «подходящего взрослого» для молодых людей (<18 лет) и лиц с психическим здоровьем или другими уязвимыми состояниями.

Kassin and Gudjonsson (2004) и Kassin et al. (2010) проанализировали важность различных типов ситуационных и личных факторов во время допросов подозреваемых. Два обзора показывают, что метод Рейда состоит из двух основных тактик манипуляции: максимизация ‘(т. Е. Подчеркивание силы доказательств — « уловка доказательств » — и увеличение беспокойства, связанное с продолжающимся отрицанием) и минимизация (т.е. разработка темы и предоставление моральных оправданий преступлению).

Gudjonsson (2018) предоставляет список из 17 типов уязвимостей [«факторов риска»], которые, как было установлено, связаны с предрасположенностью к даче ложных показаний. Они представлены в таблице 2 и не требуют пояснений. Он включает в себя факторы состояний и признаков (Davis and Leo, 2013). Gudjonsson (2003a) предоставляет подробную психологическую основу для оценки случаев оспариваемых признаний и психометрические инструменты, доступные для объективного тестирования психологических уязвимостей, включая когнитивные способности, внушаемость, конфабуляцию, комплаентность и проблемы психического здоровья (e.ж., тревога, депрессия, симптомы травмы). Уязвимости во время допросов в полиции продолжают исследоваться в Великобритании (Farrugia and Gabbert, 2020), США (Morgan et al., 2020) и Нидерландах (Geijsen et al., 2018a, b, c).

Таблица 2 . Факторы «риска» ложного признания (Gudjonsson, 2018, стр. 115–116).

Какие методы принудительного собеседования разрушают сопротивление и отрицания?

Пирс (1997) и Пирс и Гудьонссон (1999, 2003) использовали факторный анализ, чтобы изучить ключевые влиятельные тактики, используемые для подавления сопротивления в случаях спорных / ложных признаний.В одном исследовании (Pearse and Gudjonsson, 1999) было проанализировано 39 отдельных тактик допроса из 18 серьезных уголовных дел (т. Е. Были проанализированы тактики, использованные в течение каждого 5-минутного сегмента следственного допроса с подозреваемым). Исследование выявило три основных фактора: «Запугивание» [«Максимизация»]; «Надежный вызов» и «Манипуляции». Элементы, составляющие три тактики, которые обычно использовались в комбинации, показаны в Таблице 3.

Таблица 3 .Три ключевых тактики допроса, которые используются для подавления сопротивления в спорных случаях / случаях ложных признаний.

Три фактора в Таблице 3 представляют собой основную общую тактику для множества различных случаев. Эта методология имеет ограничение в том, что факторный анализ не разделяет различные типы расследуемых преступлений. Например, тип техники и принудительные реакции подозреваемого могут отличаться от сексуальных преступлений, чем при убийстве. В сексуальных преступлениях мягкие психологические манипуляции, обращение и мягкие вызовы (например,g., от заявленных жертв), иногда используются для мягкого преодоления отрицания и [предполагаемого или реального] чувства стыда и отвращения (Gudjonsson, 2003a). В делах об убийствах проблемы отрицания носят решительный, конфронтационный характер и могут включать в себя рутину «хороший полицейский — плохой полицейский» (Pearse and Gudjonsson, 2003), которую можно использовать одновременно или поочередно (St-Yves, 2014).

Также возможно, особенно во время длительных допросов, факторно проанализировать тактику допроса и ответы подозреваемого на допрос в каждом конкретном случае.Пирс (1997) приводит ряд случаев, когда это было сделано, показывая тесное соответствие между тактикой и реакцией, которое было различным в случаях поджога, грабежа, инцеста и убийства. Тактика и ответы определялись не только типом преступления, но и контекстом вопросов.

Пирс и Гуджонссон проанализировали тактику вопросов и ответы Стивена Миллера, одного из «Кардиффской тройки» (Pearse and Gudjonsson, 2003; Sekar, 2012; Gudjonsson, 2018).Было 19 записей интервью, наиболее принудительное интервью представлено на Ленте 7. Во время 19 интервью было использовано пять основных тактик, которые были крайне принудительными и заложили основу для ложного признания Миллера:

1. Мистер Насти фактор . Неоднократно оспаривал (более 300 раз) версию событий г-на Миллера, утверждая, что он лжец, продолжал споры, повышал голоса, угрозы, усиливая тревогу Миллера.

2. Mr. Nice Факторы . Низкий тон и заверения, сопровождаемые множественными утверждениями и предполагающими наличие доказательств.

3. Фактор манипуляции . Подчеркивая опыт офицеров, манипулируя деталями, сводя к минимуму ответственность и ставя под сомнение версию событий Миллера с помощью информации, предоставленной свидетелями под принуждением.

4. Фактор плохой доставки . Использование нескольких вопросов и утверждений.

5. Коэффициенты постоянного давления . Допрос несколькими сотрудниками с акцентом на серьезность преступления и использование скрытых побуждений (например,g., «Может быть, есть хороший способ обойти это, не так ли?»).

Во время допроса на Ленте 7 Миллер отвечает повторяющимися гневными отрицаниями, повышенным голосом и признаками беспокойства, но начинает признавать, что во время убийства он был «забит камнями» наркотиками, вызывающими проблемы с памятью (признание), и «возможность» того, что он мог быть на месте преступления. Миллер теперь стал легкой добычей для манипуляций, и «мистер Мистер» Насти »передал допрос« господину. Хороший.»

Использование [злоупотребление] одиночным заключением для побуждения к признанию

В делах Гудмундур и Гейрфиннур угроза и использование одиночного заключения как для свидетелей, так и для подозреваемых были самыми необычными в современной криминальной истории.Свидетели всегда находились под нависшей угрозой того, что их могут поместить в одиночные камеры почти на неограниченное время, если будет сочтено, что они не будут сотрудничать со следователями. Согласно осужденным, свидетелям и судебным документам, угроза одиночного заключения была трех видов:

а. Явно заявлено (т.е. прямая угроза).

г. Подразумевается в разговоре или во время собеседования.

г. Заявление или намек на то, что существующее одиночное заключение будет продлено, если они не будут сотрудничать с полицией.

Их одиночное заключение неоднократно продлевалось, обычно начиная с 30 дней, а затем на все более продолжительные периоды. Таблица 1 показывает, что в случаях СК, КВ и ТЛ одиночное заключение длилось 741, 682 и 627 дней соответственно.

Оказавшись в одиночном заключении, подозреваемые в первую очередь обращали внимание на то, чтобы предоставить следователям информацию, которую они хотели услышать, чтобы выйти из-под стражи (Gudjonsson, 2018). Подозреваемые были обречены, что бы они ни говорили, вызывая чувство безнадежности и отчаяния.Чтобы помочь им справиться с ухудшающимся психическим состоянием, им давали высокие дозы психотропных препаратов, снотворных и транквилизаторов в течение длительного времени (Gudjonsson, 2018, p. 308).

Неизбежно, что следователи никогда не могли независимо подтвердить «спровоцированные ссоры», которые часто отвергались, когда они не соответствовали принудительным рассказам других подозреваемых, при растущем требовании дополнительной информации. Заявлениям подсудимых о невиновности не поверили, им жестоко бросили вызов, и жестокое обращение с ними в заключении продолжалось, а в некоторых случаях оно было ужесточено, когда подсудимые считались не сотрудничающими (Gudjonsson, 2018, стр.306, 365). Очевидный «красный флаг», который должен был остановить расследование на ранних этапах, заключается в том, что ни один из шести подозреваемых не смог сообщить о местонахождении тел Гудмундура или Гейрфиннура. Следователи пошли по пути американских горок и просто усилили принуждение, вместо того чтобы признать неудачу.

Угрозы и чрезмерное использование одиночного заключения в тюрьме Сидумули в Рейкьявике для принуждения к признанию или сотрудничества с подозреваемыми были тревожной чертой исландской системы уголовного правосудия с начала 1970-х годов (Gudjonsson, 2018).Тюрьма Сидумули изначально была построена для хранения и мойки автомобилей, но внутренняя часть была перестроена полицейскими камерами и в 1971 году стала временным следственным изолятором. Она закрылась в мае 1996 года (Отчет Рабочей группы, 2013). Одна из проблем с юридическими процедурами в Исландии заключается в том, что до 1992 года «все лица, содержащиеся под стражей в Исландии, систематически помещались в одиночные камеры» в течение длительных периодов времени (для обзора см. ЕКПП, 1993, параграф 60). Это позволило следователям, как видно из дел Гудмундур и Гейрфиннур, использовать эту лазейку в законе для принуждения к признанию (см. Вставку 3). Европейский комитет по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания (CPT, 1993) выразил озабоченность по поводу злоупотребления одиночным заключением в исландских тюрьмах и плохих условий содержания. В отчете особо критиковалось содержание тюрьмы Сидумули, где говорилось, что «они [заключенные] просто содержались в этом учреждении» (пункт 84). В параграфе 14 отчета также отмечалось, что несколько задержанных полицейских, с которыми они беседовали, «ссылались на угрозы поместить их или содержать их в одиночном заключении», показывая, что в начале 1990-х годов полиция все еще использовала одиночное заключение как угрозу для достижения своих целей (i .е., сотрудничество, согласие и признания). Пагубное влияние одиночного заключения на психическое здоровье хорошо задокументировано в литературе (Haney, 2018).

Ящик 3 . Сильные и слабые стороны закона Исландии о полиции 1974 года.

Во многих отношениях исландский закон о допросе в полиции во время расследования дела Гудмундур и Гейрфиннур [74/1975], принятый еще в 1950-х годах, был продвинутым и опередил свое время. Он требовал непредубежденности (т.е., по вопросам, подтверждающим как виновность, так и невиновность), требование о записи допросов и ложь подозреваемым, вводящая их в заблуждение или сбивающая их с толку, не разрешалось (Gudjonsson, 2018, p. 147).

Основным недостатком было то, что закон предусматривал, что подозреваемые могут допрашиваться до 6 часов за раз [Раздел 40 — английский перевод: «Не разрешается опрашивать человека более 6 часов за раз, и они должны получать достаточно спать и отдыхать »].

Расплывчатость термина «6 часов за раз» позволила следователям интерпретировать его так, как они хотели, и злоупотребить процессом.В делах Гудмундур и Гейрфиннур время от времени подозреваемых допрашивали более 6 часов непрерывно, но дополнительно иногда допрашивали более 10 часов в день, часто с небольшими перерывами через 6 часов. Запись времени допроса подозреваемых, как правило, не предусматривалась, как предусмотрено законом [другое нарушение], но должна была определяться на основе ссылок в дневниках тюрьмы Сидумули, которые, несомненно, недооценивали продолжительность допроса в пользу полиции.

В 1989 году полиция Рейкьявика опубликовала руководство по проведению собеседований (Lögreglan í Reykjavík, 1989).Это замечательно продвинутый документ. Он фокусируется на повышении профессионализма, прозрачности, гуманности и подотчетности, четырех столпах честности и справедливости, которые были нарушены в расследовании Гудмундур и Гейрфиннур (Gudjonsson, 2018, p. 463). В руководстве четко указано, что 6 часов относятся к допросу в течение каждых 24 часов. Это разъяснение для следователей стало важным шагом вперед в интересах справедливости и справедливости.

Самый важный урок из дел Gudmundur и Geirfinnur заключается в том, что « хороших законов и кодексов практики бесполезны, если они не соблюдаются, а суд игнорирует нарушения полицией » (Gudjonsson, 2018, p.463). Еще один урок заключается в том, что двусмысленность закона может быть использована для создания неблагоприятных условий для подозреваемых. Эти ключевые уроки имеют международное значение независимо от юрисдикции.

Злоупотребление одиночным заключением было серьезной проблемой для свидетелей и подозреваемых по делам Гудмундур и Гейрфиннур. Спустя более 40 лет одиночное заключение, по всей видимости, все еще чрезмерно используется исландской полицией для допросов. 16 марта 2017 года Верховный суд Исландии постановил, что исландское государство нарушило пункт конституции, запрещающий любые пытки или унижение граждан (Mál nr.345/2016; Гудьонссон, 2018, стр. 463). Серия исследований мотивации ложных признаний показывает, что уклонение от заключения под стражу является широко распространенным фактором в Исландии, но не в Великобритании или США (обзор исследований см. Gudjonsson, 2018, p. 111).

Допрос свидетелей и подозреваемых по делам Гудмундур и Гейрфиннур включал все методы принуждения, перечисленные в Таблице 3: запугивание , серьезные вызовы и манипуляции .

Заблуждение о «высшем благе»

Сопротивление со стороны полиции, прокуратуры и судебных органов является обычным явлением в случаях неправомерного осуждения (Garrett, 2011; Norris, 2017). Часто кажется, что ошибочно осужденные лица несут вину за судебную ошибку, совершенную властями (Sekar, 2012; Gudjonsson, 2018). В контексте обширных нарушений со стороны полиции [и суда] в делах Гудмундура и Гейрфиннура, следователь [VS], который вел расследование Кефлавика по делу Гейрфиннура из отдела шерифа в период с ноября 1974 года по июнь 1975 года, пытался оправдать следователей нарушение правил.Когда он дал интервью журналисту BBC [Саймон] Кокс (2018, стр. 296), В.С. признал, что следователи «нарушили все правила, но когда мы это сделали, это было развитием уголовных судов» [или, в интересах «Большее благо»]. Именно такой ошибочный «образ мышления» и самооправдание приводят к судебным ошибкам (Garrett, 2011; Appleby and Kassin, 2016). Ему нет места в стремлении к честности и справедливости (см. Вставки 3, 4).

Ящик 4 . «Индийская» методика допроса.

В июле 1976 года, когда дело ни к чему не привело после того, как в мае 1976 года было сорвано дело с освобождением «четырех ошибочно обвиняемых», министерство юстиции Исландии пригласило недавно вышедшего на пенсию «тяжеловесного» комиссара полиции [Карла Шютца] из Германии. Федеральная полиция (BKA) (Gudjonsson, 2018, Глава 10). Шютц создал рабочую группу, допросил подозреваемых и свидетелей через переводчика и, похоже, постепенно взял на себя расследование в течение 6-месячного периода (август 1976 г. — январь 1977 г.).И это несмотря на то, что он не говорил по-исландски, не был гражданином Исландии и не допросил подозреваемых в соответствии с законом. Он обучил исландских следователей так называемой «индийской» технике допроса, которая, как он утверждал, эффективно использовалась в Германии. Это было направлено на то, чтобы сбить с толку людей и застать их врасплох как способ якобы «добраться до истины». Этого достигали, задавая вопросы вне логической последовательности или контекста, чтобы «поймать их». Использование «индийской» техники было серьезным нарушением исландского законодательства, но использовалось исландскими следователями, очевидно, с одобрения судебных органов (Gudjonsson, 2018, p.262). Это не было международно признанной или принятой техникой. Он показывает опасность использования манипулятивных и непроверенных методов допроса.

Сравнение техники Рейда и английской модели PEACE

В отличие от техники Рейда, английская Модель МИРА [аббревиатура от Preparation and Planning, Engage and Explain, Account and Clarification, Closure, and Evaluation] фокусируется на открытости, прозрачности и подотчетности при выявлении уязвимостей как способе обеспечения справедливости и справедливости. (Gudjonsson, Pearse, 2011).Ряд ученых представили полезные описания двух стилей интервью, которые обычно ассоциируются с Великобританией (PEACE) и США (Reid) соответственно (Bull et al., 2009; Meissner et al., 2012, 2014; Vrij et al. , 2014; Oxburgh et al., 2016; Snook et al., 2016, 2020).

Модель МИРА состоит из стиля сбора информации («установления истины»), используемого для установления взаимопонимания с интервьюируемыми, и использования открытых исследовательских вопросов для получения информации и установления доказательств вины или невиновности.Напротив, обвинительный стиль, содержащийся в технике Рейда, предполагает презумпцию вины, использует закрытые подтверждающие вопросы для получения признательных показаний.

Руководство для сотрудников полиции по допросу подозреваемых претерпело изменения с момента его включения в Кодексы практики ПАСЕ в 1986 году (Gudjonsson, 2016; Home Office, 2019). ВНИМАНИЕ !!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! В настоящее время, в контексте уязвимостей, Код C фокусируется на необходимости особого ухода во время допроса уязвимых подозреваемых, важности учета индивидуальных обстоятельств и необходимости c orroboration для обеспечения надежности предоставленных счетов.Признано, что при допросе психологически уязвимых подозреваемых могут возникнуть трудности с общением, склонность к путанице, внушаемость, уступчивость и уступчивость. Настоящее руководство показывает влияние эмпирических исследований, разработки соответствующих инструментов оценки и судебных решений на полицейскую практику (Gudjonsson, 2003a, 2010, 2016, 2018).

Загрязнение и конфабуляция

После признания «Я сделал это» обычно дается отчет о материальном событии и его контексте.Это называется повествованием «после приема», которое в сочетании с облегчающим его процессом собеседования играет центральную роль в понимании и оценке признательных показаний (Leo and Ofshe, 1998). Загрязнение может быть связано с чрезмерным желанием подозреваемого помочь полиции, когда он находится под давлением (Gudjonsson, 1995, 2003b), с проблемами с совладанием с давлением допроса и ограничением свободы и с сообщением полиции того, что они хотят услышать (Sigurdsson and Gudjonsson, 1996a). и не полностью понимают свои законные права (Sigurdsson and Gudjonsson, 1996b; Gudjonsson, 2003a).

Конфабуляция

Наиболее серьезной формой заражения во время допроса в полиции является конфабуляция, которая в контексте допроса в полиции была определена как: «проблемы в обработке памяти, когда люди заменяют пробелы в своей памяти воображаемыми переживаниями, которые они считают правдой». Gudjonsson, 2003a, стр. 364). Следуя работе Берлина (1972), Копельман (1987) представил доказательства различия между « спонтанных » и « спровоцировали » конфабуляции. Спонтанная конфабуляция встречается редко и может иметь органическую основу, тогда как спровоцированная конфабуляция является более распространенным расширением нормальных процессов памяти до «слабого» следа памяти и обычно носит временный характер (Копельман, 2010). Копельман (2010) считает конфабуляцию центральной частью усвоенных ложных признаний, что подтверждается растущей научной базой данных (Gudjonsson, 2003a, 2018). Обычно этому предшествует состояние, которое Гуджонссон и МакКейт (1982) описывают как «синдром недоверия к памяти » (MDS).Gudjonsson (2003a) определяет MDS как:

«состояние, при котором у людей развивается глубокое недоверие к своим воспоминаниям, в результате чего они особенно чувствительны к тому, чтобы полагаться на внешние сигналы и внушения» (стр. 196).

Gudjonson (2018) описывает контекст (например, существующие проблемы с памятью или злоупотребление психоактивными веществами) и обстоятельства (например, интервьюер подрывает доверие подозреваемого к его / ее памяти), в которых это может произойти в случаях ложного признания. Шактер (2007, стр.120–121) применяет модель MDS Гуджонссона / МакКейта к широко разрекламированному делу Питера Рейли из 1970-х в США, где принудительное интервью привело Рейли к недоверию, а затем к отказу от его собственных воспоминаний о невиновности, что в «» называется неудачей. эвристика различимости »(Schacter, 2007) и ошибочно инкриминирует себя в убийстве своей матери. Шактер определяет эвристику различимости как «практическое правило, которое заставляет людей требовать воспоминаний об отличительных деталях опыта, прежде чем они захотят сказать, что они его помнят» (стр.102). Согласно Шактеру (2007), MDS «может развиться, когда есть вероятность, что можно забыть даже о насильственном преступлении — возможно, когда человек находится в состоянии алкогольного опьянения или считает, что он мог бы подавить ужасное событие» (стр. 121). Gudjonsson (2003a, 2017, 2018) и Gudjonsson et al. (1999) описали случаи, когда конфабуляция синдрома недоверия памяти приводила к ошибочным убеждениям.

Спровоцированная конфабуляция между подозреваемыми и свидетелями по одному делу

Дела Гудмундура и Гейрфиннур, которые расследовались вместе, демонстрируют спровоцированную конфабуляцию между пятью подозреваемыми и двумя ключевыми свидетелями обвинения (Gudjonsson, 2018).Это делает кейсы исключительно интересными для ученых. Как ни странно, двух свидетелей обвинения вынудили якобы подтвердить конфабулированные признания подсудимых, очевидно, в процессе их «спровоцирования» на конфабуляцию. В деле Гудмундур свидетель обвинения [GJ] начал «вспоминать» свое пребывание на месте убийства только после 5 часов ожесточенной конфронтации в Уголовном суде Рейкьявика с одним из обвиняемых [AS]. Это было после допроса в суде в течение двух дней.Адвокаты обвиняемых не были приглашены на это «судебное разбирательство» и поэтому не могли наблюдать или оспаривать то, что «скрыто» происходило на заднем плане. Впоследствии показания GJ были использованы для осуждения четырех обвиняемых по делу [SC, KV, TL и AS], при этом адвокаты защиты никогда не имели возможности допросить свидетеля. При обжаловании их приговора Верховный суд принял во внимание очевидные « специальных знаний » о подвальной квартире, где предположительно произошло убийство, но не упомянул, что полиция доставила Г.Дж. на предполагаемое место преступления до на его первое обвинительное заявление в суде 3 мая 1977 г. (Gudjonsson, 2018, p.315).

В деле Гейрфиннур свидетель обвинения [SOH] развил спровоцированную конфабуляцию после того, как следователи вынудили его дать показания обвиняемым. Десять месяцев спустя он отказался от своих свидетельских показаний, осознав, что на самом деле он вообще не был свидетелем этого существенного события. Власти яростно отреагировали, обвинив его в даче ложных показаний, и он был заключен в одиночную камеру, несомненно, чтобы попытаться убедить его вернуться к своим конфиденциальным показаниям, чего он не сделал (Gudjonsson, 2018, стр.227, 465–470). Тем не менее его показания были использованы Верховным судом для осуждения подсудимых.

На пресс-конференции 2 февраля 1977 года бывший комиссар немецкой BKA Карл Шютц объявил, что SOH была надежным и важным свидетелем по делу Гейрфиннур. Позже [октябрь 1977 г.] SOH официально отказался от своего признания. В апелляции в феврале 1980 года Верховный суд постановил, что SOH была водителем автофургона в Кефлавик в ночь смерти Гейрфиннур. Примерно во время пресс-конференции в 1977 году министр юстиции поблагодарил Карла Шютца, прокомментировав: «Нация избавилась от бремени кошмара» (Gudjonsson, 2018, p.267). Шесть месяцев спустя президент Исландии наградил Шютца и пятерых его коллег из BKA [а также человека, который рекомендовал Шютца исландскому правительству] медалями исландского государства. Это демонстрирует исключительную политическую приверженность делу.

Сила заявленных «особых знаний»

Анализ процесса и содержания заявления после госпитализации имеет решающее значение для оценки достоверности признания (Leo and Ofshe, 1998).Многие существенные расхождения с известными фактами о преступлении могут указывать на вынужденное и / или выдуманное признание, в то время как верные существенные факты (например, необычные особенности преступления, точное описание места преступления, одежда жертвы), особенно когда они не находятся на месте преступления. общественное достояние или неизвестное полиции, рассматриваются как убедительные подтверждающие [инкриминирующие] доказательства, часто называемые «особыми знаниями» (Gudjonsson, 2003a). К сожалению, неправомерные осуждения обычно встречаются в случаях, когда полиция и прокуратура ложно заявляют в суде, что специальных знаний должны были исходить от обвиняемого (Garrett, 2011; Appleby et al., 2013).

Гарретт (2011) обнаружил, что из 40 случаев ложного признания в 38 (95%) следователи утверждали, что подозреваемые добровольно сообщали ключевые детали, «а также утверждали, что они [следователи] старательно избегали искажения признания, не задавая наводящих вопросов. … »(Стр. 20). «Эти ложные признания были настолько убедительными, подробными и правдоподобными, что судьи неоднократно оставляли приговор в силе во время апелляций и пересмотра habeas. По прошествии лет у этих невинных людей не было другого выбора, кроме как пройти анализ ДНК, который наконец подтвердил ложность их признания »(стр.21). Особые знания в случаях ложных признаний, скорее всего, были получены от полиции сознательно или невольно. Наиболее достоверные специальные сведения получены из случаев, когда подозреваемые предоставляют подробности преступления, которые не были известны полиции, например орудие убийства (Sutton, 2013).

Пятиступенчатый процесс усвоения ложного признания

Следуя сути модели MDS, Gudjonsson et al. (2014) предполагают, что конфабуляция в случаях интернализованного ложного признания обычно включает пятиступенчатый процесс):

а. Триггер (например, арест, разговор с полицией, проведение допроса, подрыв доверия к своей памяти), который заставляет подозреваемого не доверять своей собственной памяти (т. Е. MDS).

г. Правдоподобие (т.е. находясь в замешательстве, подозреваемый убежден, что материальное событие могло произойти). Чем серьезнее предполагаемое преступление, тем выше порог признания правдоподобия (Mazzoni et al., 2001; Horselenberg et al., 2006).

г. Принятие (т. Е. Подозреваемый соглашается с тем, что событие могло произойти). Это происходит, когда подозреваемый отказался от своей веры или воспоминаний о невиновности после того, как сработала «эвристика различимости » (подробные примеры дел см. В Gudjonsson, 2018).

г. Восстановление памяти (т. Е. Подозреваемый пытается разобраться в том, что произошло, часто при помощи полиции и посещения места преступления).

e. Резолюция (то есть внутреннее ложное признание, вызванное полицией, обычно недолговечно, и как только состояние замешательства разрешается, признание обычно отменяется).

Как долго длится «интернализация»?

В случаях спровоцированных конфабуляций интернализация обычно бывает временной (Berlyne, 1972; Kopelman, 1987). Гуджонссон (2003a) пришел к выводу, что большинство «усвоенных» ложных признаний разрешаются в течение нескольких часов, после того как подозреваемый больше не находится в состоянии растерянности, но иногда они могут длиться месяцами или даже годами (Gudjonsson, 2018, стр. 458–461). Офше и Лео (1997) считают, что термин «интернализация» в случаях ложного признания вводит в заблуждение, поскольку «изменение убеждений, вызванное полицией, во время допроса является временным, по своей природе нестабильным и ситуативно адаптируемым» …«Обычного полицейского допроса недостаточно, чтобы произвести трансформирующее или внутреннее изменение убеждений» (стр. 209).

Свидетельства показывают, что в большинстве случаев подозреваемые никогда полностью не верили и не принимали свою вину, но признались, потому что в то время, обычно из-за давления полиции, они считали и соглашались, что это могло или, вероятно, произошло (Gudjonsson, 2018). Это говорит о том, что конфабулированные признания не полностью «интернализуются», даже если они длительны и больше связаны с изменением убеждений, чем со стабильной «ложной» памятью.

Имеются доказательства, подтверждающие мнение о том, что в большинстве случаев признания являются нестабильными, временными и ситуативно адаптируемыми, что подтверждает предположение Офше и Лео (1997). Однако, несмотря на кажущееся нестабильное существование, в исключительных обстоятельствах они могут оказывать длительное воздействие на память (Gudjonsson, 2003a, глава 23; Gudjonsson et al., 1999). Офше и Лео (1997) основали свое предложение на использовании «обычного полицейского допроса». Это не совсем точно отражает пагубные последствия экстремальной тактики, как те, что были обнаружены в делах Гудмундур и Гейрфиннур (см. Таблицу 1 и Вставку 4).Недавно появились экспериментальные данные, свидетельствующие о том, что интервью, наводящие на размышления, могут вызвать богатые ложные воспоминания о совершении преступления (Shaw and Porter, 2015; Shaw, 2020).

Свидетельство эксперта о спорных [«принудительных»] признаниях

Экспертов защиты иногда вызывают для дачи показаний в суде о принудительном давлении во время допроса в полиции и риске получения ложных признаний (Gudjonsson, 2003a; Kassin et al., 2018; Marion et al., 2019). Прямые комментарии относительно правдивости признания, как правило, не допускаются (Marion et al., 2019), хотя это заметно различается в зависимости от юрисдикции (Gudjonsson, 2003a). Комментарии о психологической уязвимости принимаются с большей готовностью, чем конкретные комментарии о нарушениях со стороны полиции (Gudjonsson, 2010).

Kaplan et al. (2020) провели важное исследование, которое показало, что «эксперты в области социальных наук» [также известные как «эксперты по признанию» в делах о спорных признаниях) были значительно лучше осведомлены о тактике допроса и личной уязвимости как факторах риска при оспариваемых признаниях, чем простые люди.Существенные различия были обнаружены по четырем группам переменных: «Запрещенные тактики» (большой размер эффекта), «Максимизация» (большой размер эффекта), «Минимизация» [средний размер эффекта] и «Факторы личного риска» (средний размер эффекта).

Как вновь открылись дела Гудмундур и Гейрфиннур

Хельга Арнардоттир [исландский тележурналист] и Кристин Трюггвадоттир [дочь Трюггви Лейфссон] прибыли в Англию 1 октября 2011 года с уцелевшими тремя дневниками, которые Т.Л. написал в период с 25 октября 1976 года по 5 декабря 1977 года, находясь под стражей в связи с делом Гудмундур. .Целью их визита было получить совет от Гисли Гудьонссон по поводу содержания дневников. Изучив длинные дневники, Гудьонссон заявил во время интервью, снятого на пленку, что это важные «свежие» доказательства, требующие пересмотра обвинительных приговоров по делам Гудундура и Гейрфиннура. Интервью транслировалось по исландскому телеканалу TV 2 через 2 дня.

7 октября 2011 года министр внутренних дел Исландии создал Рабочую группу [«Starfshópur»] для рассмотрения расследования и вынесения приговоров по делам Гудмундур и Гейрфиннур.В его состав входили три юриста и профессор психологии (Джон Фридрик Сигурдссон).

Министр получил петицию от 1190 человек с просьбой о пересмотре двух дел (Gudjonsson, 2018). Гудьонссон был назначен экспертом-консультантом Рабочей группы. Он работал в тесном сотрудничестве с Сигурдссоном [профессором психологии] над психологической оценкой признаний шести осужденных. Сама рабочая группа не имела следственных полномочий.

Рабочая группа завершила свой отчет 21 марта 2013 года, выразив серьезную озабоченность по поводу полицейского расследования, достоверности признаний шести осужденных и справедливости судебного разбирательства.Комплексная научно обоснованная психологическая оценка, проведенная двумя психологами, была включена в отдельную главу отчета (Gudjonsson, 2018). Психологическая оценка задокументировала многие существенные контекстуальные, ситуативные и личные факторы риска, которые были настолько серьезными, что властям пришлось действовать. На этот раз судебная система Исландии находилась под пристальным международным контролем.

Комиссия по рассмотрению дел в судах Исландии

После публикации отчета рабочей группы Министерство внутренних дел заложило правовую основу [Постановление от 27 августа 2013 года] для создания Исландской судебной комиссии по рассмотрению дел в [«Endurupptökunefnd» — сокращенно «Комиссия по рассмотрению»].Это был знаковый шаг. Специальный прокурор (Дэвид Бьоргвинссон) был назначен для рассмотрения апелляционных ходатайств шести осужденных [семьи погибших Трюггви Лейфссон и Свар Цесельски подали апелляцию от их имени — в декабре 2014 года в Парламент был принят специальный законопроект, разрешающий это ]. Бьоргвинссон сообщил о своих выводах и рекомендациях Комиссии по обзору. Бьоргвинссон поддержал апелляции в отношении осуждения четырех из них в непредумышленном убийстве и осуждения Альберта Скафтасона за вмешательство в место преступления, но отклонил апелляцию Эрлы Болладоттир на осуждение за лжесвидетельство по делу Гейрфиннур (Gudjonsson, 2018).Бьоргвинссон ранее работал в Европейском суде по правам человека и сыграл важную роль в возбуждении дел.

28 января 2016 года четыре члена Рабочей группы и Гудьонссон дали под присягой показания в Окружном суде Рейкьявика по запросу специального прокурора от имени Комиссии по надзору. Гуджонссон и Сигурдссон спросили об их методологии оценки достоверности признаний и их основных выводах.

Комиссия по надзору, наделенная следственными полномочиями, завершила свой исчерпывающий отчет по каждому из шести осужденных по существу для подачи апелляции.По сути, это следовало рекомендациям спецпрокурора. Шесть длинных отчетов [для каждого заявителя был отдельный отчет] примечательны своей детализацией, синтезом сложного и объемного материала и ясностью выводов. Комиссия в значительной степени полагалась на психологические выводы, содержащиеся в отчете Рабочей группы, а также на личные дневники Гудьона Скарфединссона и Трюггви Лейфссона, которые находились в одиночном заключении в тюрьме Сидумули в 1976 и 1977 годах.

Несмотря на в целом хорошее качество и достоинства отчетов обзорной комиссии, в отчетах были серьезные недостатки, в частности, в отношении отклонения заявления о вынесении обвинительного приговора Эрле Болладоттир за лжесвидетельство. По мнению автора, две наиболее серьезные ошибки заключались в том, что Комиссия проигнорировала важные доказательства, подтверждающие апелляционную жалобу Эрлы (например, незарегистрированные допросы свидетелей, в том числе трех в условиях следственного изолятора), и попытки подорвать вес выводов двух психологов, обвиняя их за небольшую ошибку в отчете рабочей группы министра внутренних дел.Ошибка не имела ничего общего с психологической оценкой и не была написана психологами. Кроме того, Комиссия по надзору ошибочно утверждала, что несколько духовных лиц в делах указали, что подозреваемые несут ответственность за смерть Гудмундура и Гейрфиннур (см. Вставку 5).

Ящик 5 . Множественные ложные исповедники.

Комиссия утверждала, что в признаниях имелись «веские улики» в том, что осужденные несут ответственность за смерть Гудмундура и Гейрфиннур.Этот вывод был основан на предполагаемой невероятности того, что так много людей, осужденных и свидетелей, признались бы в убийствах аналогичным образом (Gudjonsson, 2018, стр. 455–456). Комиссия не рассмотрела доказательства того, что во многих случаях ложных признаний фигурирует более одного ложного признания (Gudjonsson, 2003a). Действительно, Дризин и Лео (2004) обнаружили в США исследование 125 подтвержденных случаев ложного признания в период с 1971 по 2001 гг., Что 38 (30,4%) были связаны с более чем одним ложным исповедником (стр.975). Наличие нескольких подозреваемых увеличивает риск получения ложных признаний, поскольку ложное признание одного подозреваемого используется для принуждения к ложному признанию другого. По мере того, как появляется все больше ложных признателей, давление на новых подозреваемых и свидетелей с целью дать ложные изобличающие показания заметно возрастает. Это хороший пример совокупного невыгодного положения свидетелей и подозреваемых.

Постановление Верховного суда

Решающий вопрос после публикации отчета Рабочей группы заключался в том, хватило ли у исландской судебной системы смелости и мотивации отменить приговоры по делам Гудмундур и Гейрфиннур.Верховный суд ранее отклонял решительные апелляционные жалобы от SC и EB, и не было никаких признаков того, что он нарушит традицию, пока специальный прокурор и Комиссия по надзору не раскроют свои выводы под растущим международным давлением. 27 сентября 2018 года, через 3 месяца после публикации книги Гуджонссона (2018) по этим делам, Верховный суд отменил обвинительные приговоры пяти мужчинам, связанным с исчезновениями, и предположил гибель Гудмундура и Гейрфиннур. Это был исторический момент, но в конце судебного решения был нанесен ущерб: Верховный суд не смог представить собственную критику того, что пошло не так в этих двух делах, и извлеченных уроков.Это могло бы послужить руководством для полиции, прокуратуры и судебных органов, чтобы помочь предотвратить будущие судебные ошибки. Это была упущенная возможность для повышения справедливости и справедливости не только в Исландии, но и на международном уровне.

Судебным органам все еще не хватило смелости отменить обвинительный приговор за лжесвидетельство, особенно в отношении Э.Б., который по-прежнему несет вину за эту судебную ошибку (Gudjonsson, 2018). 30 января 2020 года пятерым мужчинам [двое касались компенсации семьям погибших] была выплачена существенная компенсация за их неправомерные осуждения.Эрла, напротив, не получила компенсации и вынуждена финансировать продолжающуюся судебную тяжбу, чтобы в первую очередь аннулировать решение Комиссии по пересмотру дела о нанесении ущерба, прежде чем ее приговор за лжесвидетельство может быть отменен.

Выводы

Из этого обзора можно сделать следующие выводы:

1. За последние 40 лет были достигнуты значительные научные успехи в понимании ложных признаний и исправлении ошибочных убеждений. Это можно охарактеризовать как «золотую эру» исследований, тематических исследований и судебного воздействия.

2. Большинство исследований проводилось в Великобритании, США и Исландии. Другим юрисдикциям необходимо проводить больше собственных исследований допросов полиции, психологической уязвимости и судебных ошибок. Необходим скоординированный международный подход и сотрудничество.

3. Наука основана на реальных уголовных делах, что привело к развитию психологических теорий различных типов ложных признаний, лучшему пониманию вовлеченных процессов, инновационным психометрическим тестам на внушаемость и соблюдение требований, всеобъемлющей основе для процедур оценки , выявление и проверка основных факторов риска, улучшение практики проведения допросов в полиции и положительное влияние на судебные процедуры и результаты.

4. Это сочетание детальной оценки и анализа реальных случаев, экспериментальных исследований, опросов населения и исследований в тюрьмах [и полицейских участках], которые в первую очередь продвинули науку. Судебные решения и опросы сотрудников полиции, свидетелей-экспертов и потенциальных присяжных также существенно расширили существующие знания о ложных признаниях и неправомерном осуждении.

5. Случаи неправомерного осуждения обычно связаны с совокупным ущербом в ходе многоступенчатого процесса (Scherr et al., 2020). Важно понимать совокупное влияние этого процесса на справедливость, справедливость и психическое здоровье обвиняемых.

6. В этом обзоре конкретно не рассматривается долгосрочный психологический ущерб, обычно связанный с неправомерными приговорами (Grounds, 2004; Gudjonsson, 2018). Эта заброшенная область требует дополнительных исследований.

7. Несмотря на научные достижения и улучшение выявления подлинных случаев ложных признаний, здесь нет места для самоуспокоенности. Оправдание ДНК показало, что ложные признания иногда случаются в серьезных уголовных делах и что заявления полиции об уникальных «специальных знаниях» подозреваемых о месте преступления часто фактически неверны и вводят суд в заблуждение.Текущий обзор показывает, что следователи полиции должны строго соблюдать закон и правовые процедуры и допросить подозреваемых непредвзято, профессионально, прозрачно, гуманно и справедливо.

8. Чрезвычайно важно, чтобы методы полицейского допроса продолжали совершенствоваться для обеспечения справедливости и справедливости. Оценка допросов в полиции, например, посредством независимых исследований, и извлеченные уроки необходимо использовать в полицейской практике. По-прежнему существует риск того, что полицейские допросят обучение и судебная защита (например,g., доступ к юридической консультации и «подходящим взрослым») может быть скомпрометирован по финансовым соображениям. Легко вернуться к плохим следственным привычкам и плохому судебному надзору.

9. Урок, извлеченный из современной научной базы, состоит в том, что ложные признания обычно вызываются динамическим процессом, который включает комбинацию контекстных (например, характер преступления, давление на полицию для раскрытия дела), ситуативных (т. Е. содержание под стражей и допрашивающее давление), личный риск (например, внушаемость и подчинение) и защитный (т.д., доступ к адвокату и «соответствующий взрослый») факторы. Они могут действовать независимо, но чаще взаимодействуют. Это выраженность, серьезность и количество совокупных факторов риска, которые увеличивают риск ложного признания, создавая совокупный ущерб.

10. Каждый случай необходимо анализировать индивидуально, руководствуясь имеющимися научными данными.

11. Основные пробелы в исследованиях связаны с лучшим пониманием тонкого и динамического взаимодействия между различными факторами риска и предоставлением научно обоснованных вероятностных [алгоритмов] оценок общего риска ложного признания в каждом случае.

Примечание автора

Автор заявляет, что летом 1976 года он работал детективом в Управлении уголовного розыска Рейкьявика и встречался с пятью осужденными в тюрьме Сидумули [Рейкьявик] в связи с его исследованием обнаружения лжи для диссертации на степень магистра [1977] в г. Клиническая психология в Университете Суррея, Англия.

Авторские взносы

Автор подтверждает, что является единственным соавтором этой работы, и одобрил ее к публикации.

Конфликт интересов

Автор заявляет, что исследование проводилось в отсутствие каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Сноски

Список литературы

Адеан, А. (2018). Из воздуха. Правдивая история невозможного убийства в Исландии . Лондон: Quercus Publishing.

Эпплби, С. К., Хазел, Л. Э., и Кассин, С. М. (2013). Признания, вызванные полицией: эмпирический анализ их содержания и влияния. Psychol. Закон о преступности 19, 111–128. DOI: 10.1080 / 1068316X.2011.613389

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Эпплби, С. К., Кассин, С. М. (2016). Когда самооценка важнее науки: влияние признаний, ДНК и обвинительных теорий на восприятие вины. Psychol. Закон о государственной политике 22, 127–140. DOI: 10.1037 / law0000080

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Блэкберн Р. (1996). Что такое судебная психология? Legal Criminol.Psychol. 1, 3–16. DOI: 10.1111 / j.2044-8333.1996.tb00304.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Булл, Р., Валентин, Т., и Уильямсон, Т. (2009). Справочник по психологии следственного допроса . Чичестер: Вили-Блэквелл.

Google Scholar

Клэр, И. К. Х., и Гуджонссон, Г. Х. (1995). Уязвимость подозреваемых с умственной отсталостью во время допросов в полиции: обзор и экспериментальное исследование процесса принятия решений. Mental Handicap. Res. 8, 110–128. DOI: 10.1111 / j.1468-3148.1995.tb00149.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Коул, С. А. (2012). Судебная медицина и неправомерные приговоры: от воздействия на виновника до корректора. New Engl. Law Rev. 46, 711–736.

Google Scholar

Коннери, Д. С. (1977). Виновны до доказанной невиновности . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Путман.

PubMed Аннотация

Кокс, С. (2018). Признания в Рейкьявике . Лондон: BBC Books.

CPT (1993). Отчет правительству Исландии о визите в Исландию, проведенном Европейским комитетом по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания (ЕКПП) с 6 по 12 июля 1993 г. . CPT, Страсбург.

Дэвис Д. и Лео Р.А. (2013). «Острая внушаемость при допросе в полиции: отказ саморегулирования как основной механизм уязвимости» в «Внушаемость в юридических контекстах».Психологические исследования и судебные последствия , ред. А. М. Ридли, Ф. Габберт и Д. Дж. Ла Рой (Чичестер: Вили-Блэквелл), 45–61.

Google Scholar

ДеКлю, Г. (2005). Допросы и оспариваемые признания. Пособие по судебно-психологической практике . Сарасота: Professional Resource Press.

Google Scholar

Дризин С.А., Лео Р.А. (2004). Проблема ложных признаний в мире пост-ДНК. Северная Кэрол.Закон Rev . 82, 891–1007.

Google Scholar

Фарруджа, Л., и Габберт, Ф. (2020). Уязвимые подозреваемые на допросах в полиции: изучение текущей практики в Англии и Уэльсе. J. Investig. Psychol. Профиль преступника 17, 17–30. DOI: 10.1002 / jip.1537

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Галоп, А. (2019). Когда собаки не лают. В поисках истины судмедэксперт . Лондон: Hodder and Stoughton Ltd.

Гаррет, Б.Л. (2011). Осуждение невиновных. Неправильные уголовные приговоры . Лондон: Издательство Гарвардского университета.

Google Scholar

Гейсен, К., де Руйтер, К. и Коп, Н. (2018a). Выявление психологической уязвимости: исследования проблем психического здоровья подозреваемых в полиции и мнения сотрудников полиции. Cogent. Psychol. 5: 1462133. DOI: 10.1080 / 23311908.2018.1462133

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гейсен, К., Коп, Н., и де Руйтер, К. (2018b). Скрининг на умственную отсталость у подозреваемых в полиции Нидерландов. J. Investig. Psychol. Профиль преступника 15, 200–214. DOI: 10.1002 / jip.1502

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гейсен, К., Коп, Н., Ванбелле, С., и де Руйтер, К. (2018c). Допрос уязвимых подозреваемых в Нидерландах: предварительное исследование. Investigat. Интервью Res. Практик. 9, 34–51.

Google Scholar

Граунд, А.Т. (2004). Психологические последствия неправомерного осуждения и лишения свободы. Canad. J. Criminol. Уголовное правосудие 46, 165–182. DOI: 10.3138 / cjccj.46.2.165

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Gudjonsson, G.H. (2003a). Психология допросов и признаний. Справочник. Чичестер: Джон Вили и сыновья.

Google Scholar

Gudjonsson, G.H. (1984). Новая шкала вопросительной внушаемости. чел.Индивидуальный. Dif. 5, 303–314. DOI: 10.1016 / 0191-8869 (84) -2

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Gudjonsson, G.H. (1992). Психология допросов, признаний и свидетельских показаний . Чичестер: Джон Уайли и сыновья.

Google Scholar

Гудьонссон, Г. Х. (1995). «Я помогу вам, мальчики, чем смогу»: как стремление угодить может привести к ложному признанию. J. Судебная психиатрия 6, 333–342. DOI: 10.1080 / 09585189508409899

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гудьонссон, Г.Х. (1997). Руководство по весам внушаемости Гудьонссона . Хоув: Psychology Press.

Google Scholar

Гудьонссон, Г. Х. (2010). Психологические уязвимости во время допросов в полиции. почему они важны? Legal Criminol. Psychol. 15, 161–175. DOI: 10.1348 / 135532510X500064

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гудьонссон, Г. Х. (2016). «Задержание: пригодность для интервью», в Энциклопедии судебной и судебной медицины , 2-е изд. , Vol.2, ред. Дж. Пейн-Джеймс и Р. У. Байард (Oxford: Elsevier), 214–219.

Гудьонссон, Г. Х. (2018). Психология ложных признаний. Сорок лет науки и практики . Чичестер: Уайли Блэквелл.

Google Scholar

Gudjonsson, G.H., Clare, I., Rutter, S., and Pearse, J. (1993). Лица, подвергающиеся риску во время допросов в полиции: выявление уязвимостей . Лондон: H.M.S.O; Королевская комиссия по уголовному правосудию.

Google Scholar

Гудьонссон, Г.Х. и Кларк Н.К. (1986). Внушаемость на допросе в полиции: социально-психологическая модель. Soc. Behav. 1: 83104.

Google Scholar

Гудьонссон, Г. Х., Гонсалес, Р., Янг, С. (2019). Риск сделать ложные признания: роль нарушений развития, расстройства поведения, психиатрических симптомов и комплаентности. J. Disord внимания. 25. DOI: 10.1177 / 1087054719833169

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гудьонссон, Г.Х., Копельман М. Д. и МакКейт Дж. А. С. (1999). Ненадежные признания в убийстве: случай неправильной диагностики амнезии и неправильного использования техники абреакции. Br. J. Psychiatry 174, 455–459. DOI: 10.1192 / bjp.174.5.455

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Gudjonsson, G.H., и MacKeith, J.A.C. (1982). «Ложные признания. психологические эффекты допроса. дискуссионный документ »в Реконструируя прошлое: роль психологов в уголовных процессах, , под ред А.Транкель (Стокгольм: П. А. Норстедт и Зёнерс фёрлаг), 253–269.

Gudjonsson, G.H., и Pearse, J. (2011). Допросы подозреваемых и ложные признания. Curr. Реж. Psychol. Sci. 20, 33–37. DOI: 10.1177 / 0963721410396824

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гудьонссон, Г. Х., Сигурдссон, Дж. Ф., и Сигфусдоттир, И. Д. (2009). Допросы и ложные признания среди подростков в семи странах Европы. какие биологические и психологические факторы лучше всего позволяют отличить ложных исповедников от ложных исповедников? Psychol.Закон о преступности 15, 711–728. DOI: 10.1080 / 10683160802516257

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гуджонссон, Г. Х., Сигурдссон, Дж. Ф., Сигурдардоттир, А. С., Стейнторссон, Х., Сигурдардоттир, В. М. (2014). Роль недоверия памяти в случаях интернализованного ложного признания. Заявл. Cogn. Psychol. 28, 336–348. DOI: 10.1002 / acp.3002

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хейни, К. (2018). Психологические эффекты одиночного заключения: систематическая критика. Правосудие по уголовным делам 47, 365–4016. DOI: 10.1086 / 696041

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Home Office (2019). Закон 1984 года о полиции и доказательствах по уголовным делам (ПАСЕ) КОДЕКС C Пересмотренный Кодекс практики задержания, обращения и допроса лиц сотрудниками полиции . Лондон: Министерство внутренних дел.

Хорсленберг, Р., Меркельбах, Х., и Джозефс, С. (2003). Индивидуальные различия и ложные признания: концептуальная реплика Kassin и Kiechel (1996). Psychol. Закон о преступности 9, 1–8. DOI: 10.1080 / 10683160308141

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Horselenberg, R., Merckelbach, H., Sweets, T., Franssens, D., Peters, G.-J. Y., и Zeles, G. (2006). Ложные признания в лаборатории: имеют ли значение правдоподобие и последствия? Psychol. Закон о преступности 12, 61–75. DOI: 10.1080 / 1068310042000303076

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Инбау Ф. Э., Рид Дж. Э. и Бакли Дж. П. (1986). Уголовный допрос и признания, 3-е изд. . Балтимор, Мэриленд: Уильямс и Уилкинс.

Google Scholar

Каплан, Дж., Катлер, Б.Л., Лич, А.М., Марион, С., Иствуд, Дж. (2020). Восприятие принуждения на допросах: сравнение мнений экспертов и непрофессионалов. Psychol. Закон о преступности 26, 384–401. DOI: 10.1080 / 1068316X.2019.1669597

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кассин, С.М., Кичел, К.Л. (1996). Социальная психология ложных признаний: уступчивость, интернализация и конфабуляция. Psychol. Sci. 7, 125–128. DOI: 10.1111 / j.1467-9280.1996.tb00344.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кассин, С.М., Райтсман, Л.С. (1985). «Признательные доказательства», в Психология доказательств и судебные процедуры , ред. С. М. Кассин и Л. С. Райтсман (Лондон: Sage), 67–94.

Google Scholar

Кассин, С. М. (2014). Ложные признания: причины, последствия и значение реформы. Behav. Мозговая наука .1, 112–121. DOI: 10.1177 / 2372732214548678

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кассин, С. М., Дризин, С. А., Гриссо, Т., Гуджонссон, Г. Х., Лео, Р. А., и Редлих, А. П. (2010). Признания, вызванные полицией: факторы риска и рекомендации. Law Hum. Behav. 34, 3–38. DOI: 10.1007 / s10979-009-9188-6

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кассин, С. М., и Гудьонссон, Г. Х. (2004). Психология конфессий.обзор литературы и выпусков. Psychol. Sci. Общественный интерес 5, 33–67. DOI: 10.1111 / j.1529-1006.2004.00016.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кассин, С. М., Лео, Р. А., Мейснер, К. А., Ричман, К. Д., Колвелл, Л. Х., Лич, А. М., и др. (2007). Опрос и допрос в полиции: самоотчетное исследование практики и убеждений полиции. Law Hum. Поведение . 31, 381–400. DOI: 10.1007 / s10979-006-9073-5

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кассин, С.М., Редлих А. Д., Альцест Ф. и Люк Т. Дж. (2018). О всеобщем признании исследований признаний: Мнения научного сообщества. Am. Psychol. 73, 63–80. DOI: 10.1037 / amp0000141

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ки, Р. (1989). Метод проб и ошибок. Истинные события, окружающие осуждения и испытания Гилфордской Четверки и Магуайров Семь . Лондон: Penguin Books.

Копельман М. Д. (1987).Два типа конфабуляции. J. Neurol. Нейрохирург. Психиатр. 50, 482–1487. DOI: 10.1136 / jnnp.50.11.1482

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ласситер Г. Д., Мейснер А. (2010). Полицейские допросы и ложные признания. Текущие исследования, практика и последствия для политики . Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация.

Google Scholar

Ласситер, Г. Д., Уэр, Л. Дж., Линдберг, М. Дж., И Рэтклифф, Дж.Дж. (2010). «Видеосъемка допросов в местах лишения свободы: к научно обоснованной политике», в журнале « полицейских допросов и ложных признаний» , ред. Г. Дэниел Ласситер и А. Кристиан Мейснер (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Американская психологическая ассоциация), 143–160.

Google Scholar

Латам Дж. И Гуджонссон Г. (2016). Теории сахарной бумаги . Лондон: Здесь Пресса.

Leahy-Harland, S. и Bull, R. (в печати). Влияние контекста на допросы о серьезных преступлениях в реальной жизни. Полицейский практикум. Res . 21, 1–18. DOI: 10.1080 / 15614263.2020.1848565

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лео, Р. А. (2008). Полицейские допросы и американское правосудие . Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

Google Scholar

Лев Р. А., Дризин С. А. (2010). «Три ошибки: пути к ложному признанию и неправомерному осуждению», в полицейских допросах и ложных признаниях , ред. Г. Д. Ласситер и К.А. Мейснер (Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация), 9–30.

Google Scholar

Лео, Р. А., и Офше, Р. Дж. (1998). Последствия ложных признаний: лишение свободы и судебные ошибки в эпоху психологического допроса. J. Уголовное право Criminol . 88, 429–496. DOI: 10.2307 / 1144288

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мэнсфилд, М. (2009). Воспоминания радикального юриста . Лондон: Блумсбери.

Google Scholar

Мэрион С., Каплан Дж. И Катлер Б. Л. (2019). «Свидетельство эксперта», в Психологическая наука и закон , ред. Н. Брюэр и А. Дуглас (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Гилфорд), 318–337.

Google Scholar

Маццони, Г. А. Л., Лофтус, Э. Ф., и Кирш, И. (2001). Изменение представлений о неправдоподобных автобиографических событиях: небольшая правдоподобность имеет большое значение. J. Exp. Psychol. Прил. 7, 51–59. DOI: 10.1037 / 1076-898X.7.1.51

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Макканн, Дж. Т. (1998). Концептуальная основа для определения различных типов конфессий. Behav. Sci. Закон 16, 441–453. DOI: 10.1002 / (SICI) 1099-0798 (199823) 16: 4 <441 :: AID-BSL320> 3.0.CO; 2-W

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мейснер, К. А., Редлих, А. Д., Бхатт, С., и Брэндон, С. (2012). Методы допроса и допроса и их влияние на истинные и ложные признания. Campbell Syst. Ред. 13, 1–53. DOI: 10.4073 / csr.2012.13

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Meissner, C.A., Redlich, A.D., Michael, S.W., Evans, J.R., Camilletti, C.R., Bhatt, S., et al. (2014). Обвинительные и информационные методы допроса и их влияние на истинные и ложные признания: метааналитический обзор. J. Exp. Криминол . 10, 459–486. DOI: 10.1007 / s11292-014-9207-6

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мейснер, К.А., Руссано М. Б., Нарчет Ф. М. (2010). «Важность лабораторных исследований для повышения диагностической ценности признательных показаний», в книге «Полицейские допросы и ложные признания: текущие исследования, практика и политические рекомендации» , ред. Г. Д. Ласситер и К. А. Мейсснер (Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация), 111–126.

Google Scholar

Морган, К. А. III, Дуле, Дж., И Рабинович, Ю. Г. (2020). Влияние стресса при допросе на уступчивость и внушаемость у U.С. Военный персонал специальных операций. Med. Общественное здравоохранение 14: 100499. DOI: 10.1016 / j.jemep.2020.100499

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мюнстерберг, Х. (1908). На стойке свидетелей: Очерки психологии и преступности . Дарден-Сити; Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Doubleday.

Google Scholar

Норрис, Р. Дж. (2017). Оправдан. История движения невиновности . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: University Press.

Google Scholar

Офше, Р.Дж. И Лео Р. А. (1997). Социальная психология полицейского допроса: теория и классификация истинных и ложных признаний. Шпилька. Право Политика Соц. 16, 189–251.

Оксбург, Г., Фазинг, И., Хаворт, К., и Блэр, Дж. П. (2016). «Допрос подозреваемых преступников», в Сообщение в следственных и юридических контекстах , ред. Г. Оксбург, Т. Майклбуст, Т. Грант и Р. Милн (Чичестер: Вили Блэквелл), 135–157.

Google Scholar

Панзаволта, м., де Вохт, Д., ван Остерхаут, М., и Вандерхаллен, (2015). (ред.). Допрос молодых подозреваемых: процессуальные гарантии с правовой точки зрения . Кембридж: Intersentia Ltd.

Google Scholar

Пирс Дж. И Гудьонссон Г. Х. (1996). Методы допроса полиции в двух полицейских участках южного Лондона. Psychol. Закон о преступности 3, 63–74. DOI: 10.1080 / 10683169608409795

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пирс Дж. И Гудьонссон Г.Х. (1999). Измерение влиятельной тактики допроса полиции: факторно-аналитический подход. Legal Criminol. Psychol. 4, 221–238. DOI: 10.1348 / 13553259

60

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пирс Дж. И Гудьонссон Г. Х. (2003). «Выявление и измерение« репрессивной »тактики проведения допросов со стороны полиции в Великобритании», в Психология допросов и признаний. Справочник , изд. Г. Х. Гуджонссон (Чичестер: Джон Уайли и сыновья), 75–129.

Google Scholar

Пирс, Дж. Дж. (1997). Допрос в полиции: изучение некоторых психологических, допросных и фоновых факторов, связанных с признанием подозреваемого. (докторская диссертация), Королевский колледж Лондона, Лондон.

Google Scholar

Прайс К. и Каплан Дж. (1977). Конфессиональные Признания . Лондон: Марион Мойарс.

Google Scholar

Редлих А.Д., Кулиш Р.и Стедман, Х. Дж. (2011). Сравнение истинных и ложных признаний лиц с тяжелыми психическими заболеваниями. Psychol. Закон о государственной политике 17, 394–418. DOI: 10.1037 / a0022918

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Редлих А. Д., Саммерс А. и Гувер С. (2010). Самостоятельные сообщения о ложных признаниях и ложных заявлениях среди правонарушителей с психическим заболеванием. Law Hum. Behav. 34, 79–90. DOI: 10.1007 / s10979-009-9194-8

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Рейкьявик, L.(1989). Leið * beiningar fyrir starfsmenn lögreglunar í Reykjavík um yfirheyrslur [Руководство для сотрудника полиции Рейкьявика при проведении следственных допросов] . Рейкьявик: Лёгреглан в Рейкьявике [полиция Рейкьявика].

Шактер, Д. Л. (2007). Как разум забывает и помнит. Семь грехов памяти . Лондон: Сувенирная пресса.

Шек Б., Нойфельд П. и Дуайер Дж. (2000). Настоящая Невинность . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Doubleday.

Шерр, К.К., Редлих А. Д., Кассин С. М. (2020). Совокупный недостаток: психологическая основа для понимания того, как невиновность может привести к признанию, неправомерному осуждению и так далее. Перспектива. Psychol. Sci. 15, 353–383. DOI: 10.1177 / 17456

896608

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Секар, С. (2012). Кардиффская пятерка. Невинность вне всяких сомнений. Хэмпшир: Waterside Press.

Google Scholar

Шоу, Дж.(2020). Ложные воспоминания кажутся реальными? Свидетельства того, что людям сложно распознать богатые ложные воспоминания о совершении преступления и других эмоциональных событиях. Перед. Psychol. 11: 650. DOI: 10.3389 / fpsyg.2020.00650

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сигурдссон, Дж. Ф., и Гудьонссон, Г. Х. (1996a). Психологические характеристики «ложных исповедников». исследование среди исландских заключенных и несовершеннолетних правонарушителей. чел. Индивидуальный. Dif. 20, 321–329.DOI: 10.1016 / 0191-8869 (95) 00184-0

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сигурдссон, Дж. Ф., и Гудьонссон, Г. Х. (1996b). Взаимосвязь между типами заявленных ложных признаний и причинами, по которым подозреваемые признаются в полиции, согласно Анкете признаний Гуджонссона (GCQ). J. Criminol. Legal Psychol. 1, 259–269. DOI: 10.1111 / j.2044-8333.1996.tb00324.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Снук, Б., Бэррон, Т., Фэллон, Л., Кассин, С.М., Клейнман, С., Лео, Р.А., и др. (2020). Актуальные вопросы и перспективы реформирования допросной практики в США и Канаде. Legal Criminol. Психол . 26. DOI: 10.1111 / lcrp.12178

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Снук, Б., Лютер, К., Бэррон, Т. (2016). «Опрос подозреваемых в Канаде», в журналах « International Developments and Practice» и «In Investigating Interviewing and Interrogation» Том 2: Подозреваемые , ред.Уолш, Г. Э. Оксбург, А. Д. Редлих и Т. Майкельбёрст (Лондон: Рутледж), 229–239.

Google Scholar

Сент-Ив, М., (ред.). (2014). «Раппорт в следственных интервью. Пять основных правил для достижения этого », Investigative Interviewing. Основы (Торонто: Carswell), 1-27.

Саттон, Дж. (2013). Жажда учиться. Джон Саттон разговаривает с Gisli Gudjonsson CBE. Психолог 26, 488–490.

Правовой проект (2007). Свидетельские показания снитча в тюрьме. Обзор политики . Вашингтон.

Ван Берген, С., Хорсленберг, Р., Меркельбах, Х., Еличич, М., и Бекерс, Р. (2010). Недоверие к памяти и принятие дезинформации. Заявл. Cogn. Psychol. 24, 885–896. DOI: 10.1002 / acp.1595

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ван Берген С., Еличич М. и Меркельбах Х. (2008). Методы допроса и недоверие к памяти. Psychol. Закон о преступности 14, 425–434.DOI: 10.1080 / 10683160701822533

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ван Берген, С., Еличич, М., Меркельбах, Х. (2009). Связаны ли субъективные проблемы с памятью с внушаемостью, податливостью, ложными воспоминаниями и объективными показателями памяти? Am. J. Psychol. 122, 249–257.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Вридж А., Хоуп Л. и Фишер Р. П. (2014). Получение достоверной информации в ходе следственных интервью. Policy Insights Behav.Brain Sci. 1, 129–136. DOI: 10.1177 / 2372732214548592

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Уокер К. и Стокдейл Р. (1999). «Судебные доказательства», в Miscarriages of Justice, A Review of Justice in Error , ред.