В россии сунниты и шииты: Татары — сунниты или шииты?

Содержание

Татары — сунниты или шииты?

В такой огромной многонациональной стране как Россия по сложившейся исторической традиции тесно соседствуют и переплетаются не только разные народности, но и самые разные религиозные течения и верования. Издревле в России плечом к плечу идут через годы и века две наиболее распространенные религии – Христианство и Ислам. Одними из наиболее многочисленных приверженцев мусульманской веры являются татары.

Преимущественно татарин мусульманин – это суннит, и он может быть приверженцем одного из четырех основных мазхабов, среди которых ханафитский более распространен. На вопрос являются ли татары суннитами или шиитами можно ответить однозначно: татары — сунниты, более 98 % татар – это сунниты.

Где живут татары?

Татары представляют собой тюркский народ, который проживает преимущественно в Сибири, Приуралье и Поволжье, в центральной части европейской России, а также в Казахстане, СУАР, Средней Азии и на Дальнем Востоке.

После русских это второй по численности народ в России. По этнотерриториальному признаку этот народ можно разделить на три группы – это сибирские татары, волго-уральские и астраханские. Республика Татарстан больше, чем на половину, состоит из татар. Татарский язык, относящийся к кыпчакской подгруппе тюркских языков, подразделяется на сибирскотатарский, мишарский и средний казанский диалекты. В большинстве своем представители этого народа исповедуют ислам и являются

мусульманами-суннитами ханафитского толка.

История принятия ислама татарами

Проникновение ислама на земли, называемые Волжской Булгарией, началось еще в девятом веке, и уже в десятом веке ислам приняли большинство булгар, и мусульманская религия стала считаться государственной. Как свидетельствует арабский путешественник и историк ибн Фадлан, из-за давних торговых связей со странами Средней Азии поначалу ислам распространялся в этих местах по мазхабу Абу Ханифы. Постепенно среди волжских булгар он укоренился настолько, что сами булгары стали проводниками ханафитского мазхаба среди соседних народов.

Это процесс ненадолго был прерван монгольскими завоеваниями. Но ханы Золотой орды были достаточно веротерпимы, так что и во время их правления ислам распространялся по всей территории ханства, а с тринадцатого века во время правления хана Узбека он стал государственной религией ханства. Когда же произошел распад Золотой Орды, центр мусульманства был смещен в сторону Казанского ханства, куда из Средней Азии тогда же проникает и суфизм.

Христианская религия проникла в Казанское ханство уже после того, как его завоевали русские в середине шестнадцатого века. Христианизация происходила волнообразно, и ее сопровождали нередко репрессии против татар, проповедующих ислам. Больших результатов процесс христианизации не показал – всего лишь около 7.6% всерьез приняли христианство к середине восемнадцатого века. Да и те, кто был перекрещен, возвращались в мусульманскую веру при первой возможности. Только во время правления Екатерины Второй положение мусульман в российском государстве немного улучшилось.

Тогда по всей стране начали строить новые мечети, и даже в Уфе было создано Духовное Собрание, которое было наделено широкими полномочиями в деле управления делами российских мусульманских общин. К началу девятнадцатого века в России начали печатать мусульманские книги, часть из которых издавалась именно на татарском языке.

Официальный «мечетский» ислам в России дореволюционного периода смешивался с суфийскими братствами, в которых шейхов называли, как в Туркестане, «ишаны», и суфизм поэтому и получил название «ишанизма». Между братствами не было особых отличий в самом учении или в духовной практике. Ишанизм стал основой для ваисовского движения, названное так по имени основателя — дервиша Ваисова, который создал «Ваисов Божий полк мусульман-староверов», целью которого было возвращение к чистоте первоначального ислама. Движение это было разгромлено властями царской России, но после 1905 года восстановлено и просуществовало вплоть до 1918 года.

Во второй половине девятнадцатого века среди татар получило большое распространение обновленческое движение, получившее имя «джадидизм», которое состояло, в основном, из передовой мусульманской интеллигенции, которая осознавала, что религия нуждается в обновлении.

Современный ислам среди татар

Возрождение исламских традиций здесь началось активно в восьмидесятых годах прошлого века, когда шло активное строительство мечетей, восстановление старых, возрождались традиции религиозного образования.

В современном Татарстане преимущественно распространен ортодоксальный «мечетный» ислам, а суфизм, который некогда имел распространение, свои позиции в современном Татарстане утратил. Сегодня здесь соблюдается исламская праздничная обрядная традиция, которая практически не прерывалась даже в самые сложные для веры периоды – основными праздниками, широко отмечающимися, все также считаются Ураза-байрам и Курбан-байрам.

Среди двадцати миллионов человек, которые составляет на сегодняшний день коренное мусульманское население современной России, татары являются самым многочисленным мусульманским народом, причем в большинстве своем татары – сунниты, шииты встречаются среди них крайне редко. В России мусульмане сунниты преобладают, а шииты преимущественно живут в северокавказском регионе РФ.

Численность татар на сегодняшний день в стране достигает семи миллионов, из которых только менее двух миллионов человек проживает в Татарстане, на своей исторической родине: остальные проживают в Башкортостане, на территории Средней Азии, в Сибири, на Урале и в Поволжье.

Сунниты и шииты

Если рассматривать исламские течения, то есть определенные направления в мусульманской вере, то важно понимать, что расхождение в направлениях веры имело свое начало еще при Омейядах, затем продолжилось при Аббасидах, когда труды иранских и древнегреческих ученых начали переводить на арабский язык и проводить их анализ с религиозной точки зрения.

В мусульманских странах все также имели место этноконфессиональные противоречия, и это отразилось в разных течениях религии. Между учениями шиитов и суннитов имеется ряд кардинальных разногласий. Но даже при имеющихся разногласиях ислам является единой религией для мусульман всех стран и народов. Некоторые несовпадения существуют между суннитами и шиитами в характере праздников, в юридических принципах, и в вопросах вероубеждения.

Сунниты на сегодняшний день – это 85 % мусульман мира, а остальные 15 % — это все остальные течения, в том числе и шииты. То есть сунниты являются в исламе самым крупным течением. Представителей этого течения называют «Людьми Сунны», так как полное название течения звучит как «Ахлю Сунна валь-Джамаат». По мнению суннитов, первыми законными преемниками Мухаммада являются первые четыре халифа — Абу Бакр, Умар, Усман и Али. Люди Сунны признают Сунну, то есть предания о Пророке Мухаммаде ﷺ наряду с Кораном, и наиболее авторитетными источниками для них считаются хадисы Муслима и Бухари. У суннитов мусульманской общине принадлежит руководящая роль при решении важных жизненных вопросов и проблем. Они проповедуют те основные мусульманские ценности, которые зафиксированы в Священном Писании.

Для Людей Сунны являются признанными четыре богословских правовых школы или мазхаба – ханбалитский, ханафитский, шафиитский и маликитский, и все эти школы между собой признают взаимную правомерность.

Шииты же считаются в мусульманской религии второй по величине ветвью. Шиитское течение было сформировано после смерти Пророка Всевышнего Мухаммада ﷺ, когда группа мусульман, ставших первыми шиитами, выдвинула идею, что только потомки Мухаммада ﷺ, то есть его дети от Фатимы и дети его двоюродного брата Али, достойны имамата, то есть власти в общине. Шииты считают, имам должен быть потомком Пророка Мухаммеда ﷺ, и все, кто не имеет отношения к роду Али или Мухаммеда ﷺ, имамом быть не имеют право — такое право, по мнению шиитов, закреплено за родом Мухаммада ﷺ и Али через божественное установление. Шиитское течение переросло в религиозное направление из политической партии, которой являлось первоначально. В шиитском направлении выделяются умеренные шииты или зейдиты и крайние шииты (алавиты, исмаилиты).

В современной России большинство мусульман принадлежат к суннитскому течению шафиитского или ханафитского мазхабов, где ханафитов — 65 %, а шафиитов — 30 %. Суннитами ханафитского толка являются татары, а также казахи, карачаевцы, ногайцы, балкарцы, черкесы, башкиры, абазины и шапсуги, кабардинцы, адыгейцы и некоторые ингуши, осетины-мусульмане.

Шафиитский суннизм проповедуют часть ингушей и большинство чеченцев, дагестанцы, кроме таких народностей, как ногайцы и таты.

Среди шиитов-джафаритов — около 3 % российских мусульман, в том числе большинство азербайджанцев, небольшая часть лезгин.

Между суннитами и шиитами существуют определенные разногласия, но и те, и другие веруют в Единого Бога Аллаха и в Коран.

Основополагающими постулатами для татарина являются главные исламские заповеди и законы шариата, которых он придерживается неукоснительно и воспитывает своих детей в вере и уважении к своей религии, любви и поклонении Богу.

Между шиитами и суннитами в России добрые отношения, рассказал муфтий

https://ria.ru/20201221/musulmane-1590213338.html

Между шиитами и суннитами в России добрые отношения, рассказал муфтий

Между шиитами и суннитами в России добрые отношения, рассказал муфтий

Между суннитами и шиитами в России складываются добрые отношения, заявил председатель Духовного собрания мусульман России муфтий Альбир Крганов. РИА Новости, 15.03.2021

2020-12-21T13:46

2020-12-21T13:46

2021-03-15T14:29

религия и мировоззрение

религия

владимир зорин

альбир крганов

здоровье — общество

снг

иран

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdn24.img.ria.ru/images/100338/08/1003380844_0:256:2704:1776_1920x0_80_0_0_65b609ec760c4bb1d018bbb477973cb9.jpg

МОСКВА, 21 дек – РИА Новости. Между суннитами и шиитами в России складываются добрые отношения, заявил председатель Духовного собрания мусульман России муфтий Альбир Крганов.В понедельник на пресс-конференции в МИА «Россия сегодня» Духовное собрание мусульман России и Российская ассоциация защиты религиозной свободы представили доклад «О ситуации с соблюдением прав мусульман в Российской Федерации».Комментируя вопрос о влиянии на Россию противостояния суннитов и шиитов в разных регионах мира, муфтий отметил, что в РФ такой проблемы нет. «В России 95-98% мусульман — это сунниты. Остальные — шииты в основном из числа наших братьев азербайджанцев и выходцев из Ирана. Никакой проблемы между суннитами и шиитами нет. У нас очень добрые взаимоотношения», — сказал Крганов.В свою очередь директор Института религии и политики Антон Игнатенко рассказал, что представители этих течений в исламе мирно сосуществуют не только в России, но и странах СНГ, и даже входят в одни и те же мусульманские организации.Ранее в понедельник Альбир Крганов заявил, что в России живут порядка 20 миллионов мусульман. Как отметил председатель комиссии Общественной палаты РФ по межнациональным и межрелигиозным отношениям Владимир Зорин, коренных мусульман в РФ 17 миллионов, остальные три миллиона — мигранты.

https://ria.ru/20201221/musulmane—1590212125.html

https://ria.ru/20201218/sharli—1589806626.html

иран

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og. xn--p1ai/awards/

2020

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdn25.img.ria.ru/images/100338/08/1003380844_0:3:2704:2030_1920x0_80_0_0_ead8eda607b5a45a81146d03afbe0750.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

религия, владимир зорин, альбир крганов, здоровье — общество, снг, иран

МОСКВА, 21 дек – РИА Новости. Между суннитами и шиитами в России складываются добрые отношения, заявил председатель Духовного собрания мусульман России муфтий Альбир Крганов.

В понедельник на пресс-конференции в МИА «Россия сегодня» Духовное собрание мусульман России и Российская ассоциация защиты религиозной свободы представили доклад «О ситуации с соблюдением прав мусульман в Российской Федерации».

Комментируя вопрос о влиянии на Россию противостояния суннитов и шиитов в разных регионах мира, муфтий отметил, что в РФ такой проблемы нет.

21 декабря 2020, 13:43Религия и мировоззрениеВсплеска нарушений прав мусульман в 2020 году не было, уверен Брод

«В России 95-98% мусульман — это сунниты. Остальные — шииты в основном из числа наших братьев азербайджанцев и выходцев из Ирана. Никакой проблемы между суннитами и шиитами нет. У нас очень добрые взаимоотношения», — сказал Крганов.

В свою очередь директор Института религии и политики Антон Игнатенко рассказал, что представители этих течений в исламе мирно сосуществуют не только в России, но и странах СНГ, и даже входят в одни и те же мусульманские организации.

Ранее в понедельник Альбир Крганов заявил, что в России живут порядка 20 миллионов мусульман. Как отметил председатель комиссии Общественной палаты РФ по межнациональным и межрелигиозным отношениям Владимир Зорин, коренных мусульман в РФ 17 миллионов, остальные три миллиона — мигранты.

18 декабря 2020, 10:10Религия и мировоззрениеМуфтий рассказал, чем опасна политика журнала Charlie Hebdo

Кто такие сунниты и шииты – Власть – Коммерсантъ

Одним из главных противоречий в исламском мире является конфликт между суннитами и шиитами.

В исламе обычно выделяют три основных течения — суннизм, шиизм и ибадизм. В последнее время в качестве отдельной ветви рассматривается ваххабизм (салафизм), который ранее классифицировался как одно из направлений суннизма. Количественно доминирующее положение среди мусульман занимают сунниты (вместе с ваххабитами — не менее 80% верующих), шиитов насчитывается не более 20% (наиболее реалистичная оценка — 10-13%). Ибадизм распространен почти исключительно в Омане, где его исповедует от 50% до 75% населения (всего в стране живет около 3 млн человек), и значимой роли за пределами султаната он не играет.

Общее количество мусульман оценивается в 1,6 млрд человек (23% населения мира). Большинство суннитов и вообще мусульман (почти 1 млрд) проживают в Азиатско-Тихоокеанском регионе. На Ближнем Востоке, где сосредоточены шииты, на них приходится примерно половина мусульманского населения. Свыше 40% всех шиитов мира живет в Иране. Крупные общины (более 5 млн человек) существуют в Пакистане, Индии, Ираке, Турции, Йемене и Азербайджане.

Возникновение суннитов и шиитов относят к VII веку, когда после смерти пророка Мухаммеда ислам раскололся на несколько толков. Ключевые различия сводятся к тому, что шииты не рассматривают в качестве законных преемников Мухаммеда первых трех халифов, признавая таковым только четвертого — зятя пророка Али. Поэтому они не используют составленную до Али сунну (предание о жизни пророка) и разделяют догмат о «скрытом имаме», предопределяющем особую роль шиитского духовенства, которое независимо от мнения мусульманской общины.

Внутри обоих течений существуют подгруппы, оформленные как правовые школы (мазхабы), религиозные братства (тарикаты) или секты (например, исмаилиты и алавиты в шиизме). При этом доктринальные отличия неочевидны для самих верующих. Согласно опросу Pew Research Center, в формально суннитской Индонезии (страна с самым большим числом мусульман в мире) лишь 26% назвали себя суннитами, а 56% выбрали вариант «просто мусульманин». В то же время в некоторых ближневосточных странах значительная часть населения вовсе не считает шиитов мусульманами (в Египте таковых 53%, в Марокко — 50%, в Иордании — 43%).

Противостояние шиитов и суннитов вписано в институциональное оформление политических систем или выступает основным содержанием внутриполитического процесса большинства стран региона. В Ливане за общинами закреплены квоты в политическом руководстве: шиитам полагается пост спикера парламента, суннитам — премьер-министра. Аналогичная ситуация сложилась в Ираке, где шиит возглавляет правительство, а суннит — парламент. В населенной преимущественно суннитами Сирии политическая власть находится в руках шиитов-алавитов — абсолютного меньшинства населения (10%). Напротив, в заселенном на 75% шиитами Бахрейне правит суннитская королевская династия.

«Российско-шиитский альянс» в головах и в политике

Вопрос о «российско-шиитском партнерстве» на Ближнем Востоке возник в связи с сирийским конфликтом. С самого начала гражданской войны в Сирии Москва выступила на стороне президента Башара Асада, который принадлежит к считающейся ветвью шиизма секте алавитов. Асад получил поддержку от шиитского Ирана, а также от самой влиятельной религиозно-политической шиитской группировки Ливана – «Хезболлы».

Отношения между шиитами (от 10 до 20% мировой мусульманской общины) и суннитами всегда оставались напряженными. Египетский богослов Мухаммад Ахмад Арафа утверждает, что «вражда между суннитами и шиитами больше, чем вражда между мусульманами и неверными».

На политической карте региона нарисовалась так называемая шиитская дуга, включающая Иран, «шиизированный» Ирак (где шииты составляют от 70 до 80%), алавитские сегменты Сирии и Йемена, Бахрейн и ливанскую «Хезболлу». Шиитская дуга выглядит искусственной, в географическом отношении она представляет собой пунктирную линию. В то же время она может считаться реальным политическим фактором.

Иран является главным союзником Москвы, частью «малой (пророссийской) коалиции». С его стороны в военных действиях участвует до 1500 военнослужащих из Корпуса стражей исламской революции, элитное подразделение «Кудс». В ноябре российское телевидение показало кадры сражения бойцов сирийской армии, поддерживаемых российской авиацией, против местных исламистов. Кульминацией телерепортажа стал захват некоей господствующей высоты и установление на ней знамени, которое, как было четко видно на экране, оказалось иранским.

Сегодня у России и ее партнеров по «малой коалиции» общие враги – сирийские оппозиционеры и Исламское государство (ИГ, запрещенная в России организация). И те и другие – сунниты, к тому же радикально настроенные. Шиитская доктрина категорически отторгает утверждаемый суннитами халифат, предлагая свою версию государственного устройства. И в том и в другом случае не ставится под сомнение политизация ислама. В завещании лидера Исламской революции Хомейни на этот счет сказано ясно: религия неотделима от управления государством и от политики (в России завещание Хомейни в 2008 г. было признано экстремистским, и Федеральная регистрационная служба РФ включила его в список запрещенной литературы). Так что при желании сотрудничество России и Ирана можно интерпретировать и так, что, борясь против одного исламского государства, она действует в поддержку другого, шиитского. Конечно, такое суждение – а мне доводилось слышать его от некоторых арабских коллег и читать в арабской прессе – надуманно. Но все же…

Россия не заинтересована в том, чтобы разыгрывать фактор шиито-суннитского противостояния. Еще в 2012 г. Владимир Путин сказал, что России не хочется погружаться во внутриисламский конфликт. Во-первых, это повлечет падение ее влияния среди арабов-суннитов, да и вообще в мусульманском мире, авторитета в котором она последние 10 лет упорно добивается. Поддержка же шиитов означала бы поддержку амбиций Ирана по укреплению шиитской дуги.

Россия развивает политические и экономические отношения с Египтом, Иорданией, Алжиром, другими арабскими государствами. Москва заключила с Каиром ряд соглашений, в числе которых договор о строительстве в Египте АЭС, развиваются военно-технические контакты. Во время визита в 2014 г. в Каир Путин вручил президенту Египта Абделю Фаттаху ас-Сиси символический подарок – автомат АК-47. В 2015 г. в Аммане был создан российско-иорданский Координационный центр военных ведомств. Все это лишний раз свидетельствует, что Россия не пытается использовать суннито-шиитское противостояние. Как и ранее, при Советском Союзе, Россия исходит из политических, а не религиозных соображений. В прежние времена в Кремле с трудом различали шиитов и суннитов. Если бы Хрущев или Брежнев узнали, что президент Египта Гамаль Абдель Насер – суннит, они бы просто этого не поняли.

Во-вторых, в России большинство мусульман – сунниты, и российское мусульманское духовенство предпочитает не касаться отношений между шиитами и суннитами. К тому же иранский шиизм в их глазах ассоциируется с исламской революцией, т. е. с радикализмом.

Наконец, сами иранцы в «шиитские симпатии» Москвы не поверят. Иранское духовенство не забыло советского атеизма, настороженного отношения к Исламской революции и ее вождю Хомейни.

Таким образом, в отличие от российско-иранского сотрудничества «российско-шиитский альянс» представляется утопией, хотя это обстоятельство и используется пропагандой стран Персидского залива для компрометации политики Москвы на Ближнем Востоке. Так, российские поставки оружия Ирану интерпретируются как поставки оружия агрессивно настроенным шиитам.

И для России, и для Ирана сотрудничество в сирийском кризисе имеет скорее тактическое значение. Тем более что соглашение по ядерной программе открывает Ирану возможности для расширения сотрудничества со странами Запада, к чему Тегеран с приходом на пост президента Хасана Рухани постоянно стремится. Консервативное крыло в руководстве Ирана (в том числе аятоллы) не откажется от поддержки Асада.

Но, оставаясь виртуальным, «российско-шиитский альянс» все более будет интерпретироваться оппонентами Ирана и России как некая реальность. Существование «в политических головах» превращает его в факт политической ситуации. Этому может, например, способствовать и ссора России с Турцией, ведь турки – сунниты. Премьер-министр Турции Ахмед Давутоглу уже заявил, что Россия проводит в Сирии этнические чистки и сгоняет под предлогом безопасности с прилежащих к территории ее авиационной базы земель традиционно проживающих здесь туркмен и суннитов.

Здесь можно добавить и еще одно обстоятельство. Сегодня на Ближнем Востоке на стороне ИГ воюет от 3000 до 5000 российских мусульман. Их поддержка ИГ, по мнению эксперта по Кавказу Ахмета Ярлыкапова, все чаще мотивируется необходимостью поддержать суннитов в борьбе против шиитов. Среди мусульманской миграции в Европе также распространено мнение, что Россия выступает заодно с шиитами против суннитов.

В конце концов, Россия наносит авиаудары именно по суннитам – будь то сирийская оппозиция или структуры ИГ. В арабских же странах борьба против радикалов все более представляется как внутрисуннитская проблема (существует также весьма спорная версия, что появление ИГ есть «суннитская революция» против господства шиитов), решению которой внешнее вмешательство только препятствует. При таком подходе получается, что Кремль в самом деле сражается на стороне шиитов, в чем ему порой даже приходится оправдываться, как это сделал президент Путин, сказавший, что использование Россией суннито-шиитских противоречий есть «ложный тезис». Попытку разрушить свой «прошиитский образ» Россия предприняла, предложив свое посредничество во вспыхнувшем в январе конфликте между Ираном и Саудовской Аравией, однако на ее призыв никто так и не откликнулся.

В середине декабря Саудовская Аравия заявила о создании «исламской антитеррористической коалиции» по борьбе с ИГ. Насколько эффективно она будет действовать, сказать трудно. Интересно то, что это уже третья по счету антиигиловская коалиция, на этот раз составленная из мусульманских суннитских государств. В нее вошли 34 страны. Таким образом, ее провозглашение станет еще одним (пусть и косвенным) посылом, что в регионе Россия, имея своим союзником Иран, выступает на стороне шиизма.

По одному из сценариев, если компромисс между Россией и Ираном с одной стороны и их многочисленными оппонентами, включая западные и мусульманские страны, в частности Турцию, с другой не будет достигнут, возможно расчленение Сирии на несколько анклавов и появление в ее западной части – Дамаск, Латакия и соседние с ними земли – экзотического «сиро-алавитского» государства во главе с бессменным Асадом. При таком раскладе Россия и Иран продолжат оказывать ему поддержку, и со стороны последнего религиозная мотивация станет еще более значимой, поскольку в противном случае Тегеран может утратить имидж шиитского гегемона. В этом случае России будет еще труднее доказывать, что она не выступает как союзник шиитов.

Автор – член научного совета Московского центра Карнеги

как Россия собирается помирить суннитов и шиитов — РТ на русском

Министр иностранных дел России Сергей Лавров считает необходимым провести общеисламскую конференцию для примирения суннитов и шиитов. Об этом глава российского внешнеполитического ведомства заявил в интервью телеканалу RT. По словам Лаврова, это могло бы способствовать налаживанию отношений между Ираном и Саудовской Аравией — двумя крупнейшими оппонентами на Ближнем Востоке. Каковы перспективы мирной инициативы Москвы — в материале RT.

Решение текущих проблем в мусульманском мире должно осуществляться через механизмы диалога и «примирения шиитов и суннитов в рамках общеисламской солидарности», считает Сергей Лавров.

«Мы давно говорили о том, что пора провести очередную Амманскую конференцию и принять декларацию, которая провозгласит единство всех мусульман», — заявил в интервью RT министр иностранных дел России.

По словам главы российского внешнеполитического ведомства, это помогло бы «навести мосты между главными протагонистами в регионе — Саудовской Аравией и Ираном».

Амманская декларация

В 2005 году (4—6 июля) в столице Иордании Аммане прошла Международная мусульманская конференция, на которой была принята декларация мусульманских лидеров, представляющих главные направления суннизма и шиизма. Она подтвердила приверженность мусульман принципу мирного сосуществования различных религиозно-философских школ.

Например, было определено, кого считать мусульманином. Вопрос не праздный, учитывая наличие разнообразных течений и сект, называющих себя исламскими, а также отсутствие институтов церковной иерархии в исламе. 

Также по теме

Сын казнённого Саудовской Аравией шиитского проповедника в интервью RT: Он защищал угнетённых

В начале этого года МВД Саудовской Аравии объявило о казни 47 человек, осуждённых за террористическую деятельность. Среди казнённых…

С точки зрения подписантов Амманской декларации, мусульманами, безусловно, являются приверженцы восьми мазхабов (правовых школ) в исламе. Четырёх суннитских (ханафитского, маликитского, шафиитского и ханбалитского), двух шиитских (джафаритского и зейдитского) и двух особых школ — ибадитской (господствующей в современном Омане) и захиритской.  

Также декларация подчёркивала, что считает и салафитов, и приверженцев мистического направления в исламе — суфиев — мусульманами, и отвергала любые попытки представителей одних течений в исламе выносить такфир (обвинение в вероотступничестве) приверженцам других школ.

Документ подписали 522 государственных и религиозных деятеля из 84 стран. Однако по прошествии 12 лет религиозные противоречия среди мусульман вспыхнули с новой силой.

Раздробленный мир

Все конфликты в сегодняшнем исламском мире носят внутримусульманский характер, отмечают эксперты. Так, исламские экстремисты, представленные приверженцами салафизма, считают вероотступниками вообще всех мусульман, не согласных с их идеями, и организуют против них теракты. Однако политические конфликты окрашивают в религиозные тона не только террористы.

«Арабский и мусульманский мир в целом переживают не очень позитивный этап в своём развитии. Происходит дробление стран, которые считают себя единоверцами, а на деле становятся игрушкой в руках внешних сил», — подчеркнул в интервью RT ведущий научный сотрудник Центра партнёрства цивилизаций МГИМО (У) Юрий Зинин.

  • Шииты-хуситы в Йемене
  • Reuters

В Сирии и Йемене, двух наиболее горячих точках Ближнего Востока, речь идёт о суннитско-шиитском противостоянии. В преимущественно суннитской Сирии противники Башара Асада обвиняют в узурпации власти алавитов — приверженцев одного из направлений шиизма. При этом шиитский Иран поддерживает официальный Дамаск, а салафитская Саудовская Аравия — оппозицию.

В Йемене, напротив, повстанцев-хуситов поддерживает Иран, а противостоящие им группировки — Саудовская Аравия. Шиитско-суннисткое противостояние тянется почти с самого появления ислама, отмечает Зинин.

«Но в последнее время наблюдается всё больше и больше попыток политизации этого явления, — заявил эксперт. — А политизация чревата очень сильным обострением конфликта, приданием ему такой формы, когда трудно разобраться, кто прав, кто виноват».

«Миротворческая роль»

«Эта инициатива, если она действительно будет иметь место, приведёт к значительному снижению напряжённости в регионе: и в сирийском конфликте, и в йеменском», — прокомментировал заявление Сергея Лаврова в интервью RT старший научный сотрудник Центра арабских и исламских исследований Института востоковедения РАН Борис Долгов.

По словам эксперта, стремление нашей страны если не ликвидировать, то хотя бы смягчить разногласия между шиитами и суннитами, и прежде всего между Саудовской Аравией и Ираном, вызвано тем, что Россия заинтересована в развитии отношений с обеими странами. 

  • Президент России Владимир Путин и король Саудовской Аравии Сальман бен Абдель-Азиз Аль Сауд. Москва, 5 октября 2017 года
  • © Sputnik/Alexei Nikolsky/Kremlin via REUTERS

Для Москвы важна стабильность на Ближнем Востоке, потому что постоянный хаос в этом ключевом регионе мира влияет на безопасность в нашей стране, полагают эксперты. Постоянная идеологическая напряжённость и взаимные упрёки со стороны шиитов и суннитов создают общую атмосферу радикализма, способствующую развитию экстремистских течений.

По мнению Зинина, нашу страну слишком часто упрекали в том, что она занимает исключительно прошиитскую и проиранскую позицию. Таким образом противники усиления России на Ближнем Востоке пытались ослабить позиции Москвы в отношениях с суннитскими странами. Поэтому новая инициатива направлена на то, чтобы продемонстрировать нейтралитет России в этом вопросе, её заинтересованность в мире, стабильности и безопасности в регионе.

  • Президент России Владимир Путин и президент Ирана Хасан Рухани. Тегеран, 1 ноября 2017 года
  • © Sputnik/Alexei Druzhinin/Kremlin via REUTERS

«Россия показывает свою миротворческую роль», — утверждает Зинин.

По словам политолога, схожий подход Москва демонстрирует и в Сирии, где инициирует процесс межсирийского диалога, в который намеревается включить максимальное число политических игроков, представителей разных этнических и религиозных групп страны.

Своя игра

Принципиально иные интересы у Соединённых Штатов. По мнению экспертов, это и есть главная сила, заинтересованная в разжигании суннитско-шиитского конфликта.

«США, играя на суннитско-шиитских противоречиях, продвигают свои интересы», — отмечает Долгов.

Сейчас, например, Вашингтон солидаризируется с Саудовской Аравией в противодействии Ирану и продаёт саудовцам и другим монархиям Персидского залива свои вооружения для защиты от «иранской угрозы». Однако когда в 2003 году американцы начали агрессию против Ирака, они, как отмечает Зинин, говорили об «угнетённых» суннитским режимом Саддама Хусейна иракских шиитах.

Также по теме

«Продолжили взаимодействие»: Минобороны России обвинило США в подготовке боевиков для борьбы с армией Сирии

Американские инструкторы ведут подготовку вооружённых отрядов боевиков для борьбы с правительственными войсками Сирии. Об этом…

Как отмечает Долгов, в налаживании процесса диалога между суннитскими и шиитскими странами будет «важна роль России и Китая» — стран, тесно сотрудничающих как с Ираном, так и Саудовской Аравией. Говорить же о каком-то положительном вкладе Соединённых Штатов в этот процесс «пока не стоит».

Эксперт подчёркивает, что организация диалога между суннитами и шиитами, особенно на уровне Ирана и Саудовской Аравии, — очень сложный и долгий процесс.

«Несколько раз уже собирались провести такие конференции и сблизить позиции суннитских и шиитских направлений ислама», — отмечает Долгов, подчёркивая, что и сам Иран выступал инициатором таких конференций, но к существенным изменениям эти инициативы не привели.

По мнению экспертов, если такая конференция и состоится, то кардинального улучшения ситуации ожидать не стоит, хотя это будет важным шагом на пути урегулирования отношений между шиитами и суннитами.

«Я надеюсь, что российская инициатива встретит благожелательную реакцию в мусульманском и арабском мире, — резюмирует Зинин. — Это процесс нелёгкий, но если идёт такой призыв со стороны главы российской дипломатии, это показывает, что Россия уделяет повышенное внимание этому вопросу».

Почему сунниты и шииты не могут жить дружно: Политика: Мир: Lenta.ru

В последние годы Ближний Восток стал ареной значимых мировых событий. «Арабская весна», крушение диктатур, войны и непрекращающееся противостояние между влиятельными игроками в регионе стали важнейшими темами международных отношений. Недавно стало известно о самых масштабных потерях арабской коалиции с начала боевых действий в Йемене. Политические и военные баталии зачастую оттесняют на второй план один из основных аспектов многовековых противоречий — религиозную рознь. Лента.ру постаралась выяснить, какое влияние на ситуацию в регионе оказывает раскол между суннитами и шиитами и в чем его причины.

«Свидетельствую, что нет Бога кроме Аллаха, и свидетельствую, что Мухаммед — Пророк Аллаха», — так звучит шахада, «свидетельство», первый столп ислама. Эти слова известны каждому мусульманину, в какой бы стране мира он ни жил и на каком бы языке ни говорил. В Средневековье троекратное произнесение шахады «с искренностью в сердце» перед официальным лицом означало принятие ислама.

Противоречия между суннитами и шиитами начинаются уже с этой краткой декларации веры. В конце своей шахады шииты добавляют слова «…и Али — друг Аллаха». Правоверный халиф Али ибн Абу Талиб — один из первых руководителей молодого исламского государства, двоюродный брат пророка Мухаммеда. Убийство Али и гибель его сына Хусейна стали прологом к гражданской войне внутри мусульманского сообщества, расколовшей единую общину — умму — на суннитов и шиитов.

Сунниты полагают, что халифа нужно избирать голосованием уммы среди наиболее достойных мужчин племени курейшитов, из которого происходил Мухаммед. Шииты, в свою очередь, выступают за имамат — форму руководства, при которой высший руководитель является и духовным, и политическим лидером. Имамом, по мнению шиитов, могут быть только родственники и потомки пророка Мухаммеда. Кроме того, по словам президента Института религии и политики Александра Игнатенко, шииты считают Коран, использующийся суннитами, фальсифицированным. По их мнению, оттуда убраны аяты (стихи), в которых говорится о необходимости назначения Али преемником Мухаммеда.

Молитва в шиитской семье

Фото: Unknown / Brooklyn Museum / Corbis / EastNews

«В суннизме запрещены изображения в мечетях, а в шиитских «хусейниях» очень много изображений Хусейна, сына Али. В шиизме даже есть течения, последователей которых заставляют поклоняться самим себе. В их мечетях вместо стен и михраба (ниша, которая указывает направление на Мекку — прим. «Ленты.ру») установлены зеркала», — рассказал Игнатенко.

На религиозные разногласия наложились этнические: суннизм в первую очередь является религией арабов, а шиизм — персов, хотя существует множество исключений. Не раз убийства, грабежи и погромы объяснялись стремлением наказать еретиков. В XVIII веке, к примеру, сунниты-ваххабиты захватили священный шиитский город Кербелу и устроили там массовую резню. Это преступление до сих пор не прощено и не забыто.

Иранский военный парад в апреле 2015 года

Фото: Morteza Nikoubazl / Zuma / Global Look

Сегодня оплотом шиизма является Иран: аятоллы считают защиту шиитов всего мира своим долгом и обвиняют суннитские страны региона в их притеснении. 20 арабских стран — за исключением Бахрейна и Ирака — преимущественно суннитские. Суннитами же являются в основном и представители многочисленных радикальных течений, воюющих в Сирии и Ираке, в том числе боевики «Исламского государства».

Материалы по теме

07:10 — 14 июля 2015

Возможно, если бы шииты и сунниты жили компактно, ситуация была бы не столь запутанной. Но в шиитском Иране, к примеру, есть нефтеносный район Хузестан, населенный суннитами. Именно там шли основные бои в ходе восьмилетней ирано-иракской войны. Аравийские монархии называют этот регион не иначе как «Арабистан» и не собираются прекращать борьбу за права суннитов Хузестана. С другой стороны, иранские лидеры порой публично называют арабский Бахрейн провинцией Ирана, намекая на то, что шиизм там исповедует подавляющее большинство населения.

Но самой горячей точкой на линии суннитско-шиитского противостояния остается Йемен. Когда началась «Арабская весна», диктатор Али Абдалла Салех добровольно ушел в отставку, президентом стал Абд-Раббо Мансур Хади. Мирный переход власти в Йемене стал излюбленным примером западных политиков, которые доказывали, что авторитарные режимы Ближнего Востока можно в одночасье сменить на демократические.

Однако вскоре обнаружилось, что спокойствие это мнимое: на севере страны активизировались шииты-хоуситы, которых забыли учесть при заключении сделки между Салехом и Хади. Ранее хоуситы неоднократно воевали с президентом Салехом, но все конфликты неизменно заканчивались вничью. Новый лидер показался хоуситам слишком слабым и неспособным противостоять радикальным суннитам из «Аль-Каиды на Аравийском Полуострове» (АКАП), активно действовавшим в Йемене. Шииты решили не ждать, пока исламисты возьмут власть и перережут их как вероотступников-муртадов, и нанести удар первыми.

Сторонники хоуситов рисуют граффити на стене посольства Саудовской Аравии в Сане

Фото: Khaled Abdullah Ali Al Mahdi / Reuters

Их операции развивались успешно: хоуситские отряды объединились с войсками, верными Салеху, и стремительно прошли страну с севера на юг. Пала столица страны — Сана, и бои развернулись за южный порт Аден, последний оплот Хади. Президент и правительство бежали в Саудовскую Аравию. Суннитские власти нефтяных монархий Залива разглядели в происходящем иранский след. Тегеран не стал отрицать, что сочувствует делу хоуситов и поддерживает их, но при этом заявил, что действия повстанцев не контролирует.

Напуганный успехами шиитов в Йемене, Эр-Рияд при поддержке других суннитских стран региона в марте 2015 года начал масштабную воздушную кампанию против хоуситов, попутно поддерживая силы, верные Хади. Целью было провозглашено возвращение к власти бежавшего президента.

К концу августа 2015 года техническое превосходство арабской коалиции позволило ей отбить у хоуситов часть захваченных земель. Министр иностранных дел правительства Хади заявил, что наступление на столицу начнется в течение двух месяцев. Однако этот прогноз может оказаться слишком оптимистичным: до сих пор успехи суннитской коалиции достигались в основном за счет значительного численного и технического превосходства, и если Иран всерьез решит помочь единоверцам вооружением, ситуация может измениться.

Разумеется, объяснять конфликт между хоуситами и властями Йемена исключительно религиозными причинами было бы неверно, однако они играют значительную роль в новой «большой игре» в Заливе — столкновении интересов шиитского Ирана и суннитских стран региона.

Еще одно место, где суннитско-шиитские противоречия во многом определяют политический ландшафт, — это Ирак. Исторически в этой стране, где большинство населения составляют шииты, правящие посты занимали выходцы из суннитских кругов. После свержения режима Саддама Хусейна во главе страны наконец встало шиитское правительство, не желавшее идти на уступки суннитам, оказавшимся в меньшинстве.

Неудивительно, что когда на политической арене появились радикалы-сунниты из «Исламского государства» (ИГ), им без особых проблем удалось захватить провинцию Анбар, населенную в основном их единоверцами-суннитами. Чтобы отбить Анбар у ИГ, армии пришлось прибегнуть к помощи шиитского ополчения. Это пришлось не по вкусу местным суннитам, включая тех, которые до того сохраняли лояльность Багдаду: они считали, что шииты хотят захватить их земли. Сами шииты о чувствах суннитов особо не беспокоятся: так, операцию по освобождению города Рамади ополченцы назвали «Служим тебе, Хусейн» — в честь сына праведного халифа Али, убитого суннитами. После критики из Багдада ее переименовали в «Служим тебе, Ирак». Нередко отмечались случаи мародерства и нападений на местных суннитов при освобождении населенных пунктов.

Шиитское ополчение Ирака

Фото: Reuters

США, которые оказывают поддержку иракским частям с воздуха, относятся к участию в операциях шиитского ополчения без особого восторга, настаивая на его полной подконтрольности багдадским властям. США опасаются усиления влияния Ирана. Хотя в борьбе против ИГ Тегеран и Вашингтон оказались по одну сторону баррикад, они старательно делают вид, что никак не контактируют друг с другом. Тем не менее американские самолеты, наносящие удары по позициям ИГ, заслужили среди суннитов прозвище «шиитской авиации». А идея о том, что США выступают на стороне шиитов, активно используется в исламистской пропаганде.

При этом показательно, что до момента американского вторжения в Ирак конфессиональная принадлежность играла в стране второстепенную роль. Как отмечает директор Центра партнерства цивилизаций Института международных исследований МГИМО(У) Вениамин Попов, «во время ирано-иракской войны солдаты-шииты фактически воевали друг с другом, на первом месте стоял вопрос гражданства, а не веры». Уже после того как офицерам-суннитам армии Саддама Хусейна запретили служить в вооруженных силах нового Ирака, они массово начали вступать в ряды исламистов. «До этого времени они вообще не задумывались, сунниты они или шииты», — подчеркнул Попов.

Сложность политики Ближнего Востока не исчерпывается противостоянием между суннитами и шиитами, однако оно оказывает существенное влияние на происходящее, и без учета этого фактора невозможно составить полное представление о ситуации. «Можно говорить о переплетении противоречий — религиозных, политических, исторических и геополитических конфликтов, — отмечает Игнатенко, — в них нельзя найти начальную нить, и разрешить их невозможно». С другой стороны, нередко звучат мнения о том, что религиозные разногласия — лишь ширма для прикрытия истинных политических интересов.

Пока политики и духовные лидеры пытаются распутать клубок ближневосточных проблем, конфликты региона выплескиваются за его пределы: 7 сентября стало известно, что в Европу под видом беженцев проникли до четырех тысяч боевиков ИГ (террористической группировки «Исламское государство», деятельность которой запрещена на территории России).

Чечню закрыли для шиитских проповедников / Вера и общество / Независимая газета

Ситуация вокруг Катара настроила Грозный против аятолл

Муфтий Чечни Салах Межиев. Фото с официального сайта Духовного управления мусульман Российской Федерации

Шииты России обеспокоены недавним заявлением муфтия Чечни Салаха Межиева по поводу их религии. По окончании месяца Рамадан Межиев выступил с видеообращением, где сказал, что под видом своей культуры Иран распространяет шиитскую литературу, тем самым искажая истинный путь ислама.

«Такие книги, как «Сборник фетв» аятоллы Сайида Али Систани, «Личность пророка ислама» Хусейна Сайиди, «Личность Али ибн Абу Талиба» и многие другие сбивают с толку молодежь. Существуют и переводы на русский язык, выпущенные шиитами, нельзя их читать и руководствоваться ими! Со всей уверенностью заявляю, что в Чеченской Республике не пройдет ни шиизм, ни ваххабизм!» – заявил Межиев.

Основная часть шиитского населения России – азербайджанцы. Как сказал «НГ» директор Фонда развития и возрождения азербайджанской культуры Шамиль Тагиев, заявление муфтия Чечни поднимает давний вопрос – об отношении властей ряда регионов РФ, где абсолютное большинство – мусульмане-сунниты, к проживающему там шиитскому меньшинству: «Такая проблема есть на Северном Кавказе, в Татарстане, в Москве. После реставрации в 2015 году Соборной мечети Москвы шиитов перестали пускать молиться в эту мечеть, хотя до 11 сентября 2011 года (дата предшествующего реставрации сноса мечети. – «НГ») шииты свободно там молились. Есть вопрос отношения региональных властей и духовенства к местным шиитам. Высказывались претензии насчет того, что в регионе с суннитским большинством продают книги шиитского содержания. Но если книга не входит в Федеральный список экстремистских материалов, ее можно свободно распространять и читать». В Чечне, по словам Тагиева, ранее он не замечал неприязненного отношения к шиитам. «Я сам шиит, в Грозном свободно молился в мечети «Сердце Чечни». В Чечне живут и работают азербайджанцы-шииты. Рамзан Кадыров, как и его отец Ахмат Кадыров, очень уважает нашего шейх-уль-ислама Аллахшукюра Пашазаде, шиита. Президента Азербайджана Ильхама Алиева Кадыров называет братом, а наш предыдущий президент Гейдар Алиев назвал Ахмата Кадырова достойным сыном Кавказа», – говорит представитель азербайджанской диаспоры.

«Заявление муфтия Чечни в шиитском сообществе воспринимают как недоразумение, – считает Тагиев. – Салах Межиев упоминает книгу Сайида Али Систани – одного из крупнейших шиитских лидеров нашего времени. Муфтий Чечни недоволен распространением иранских книг, но аятолла Систани не иранец, а иракец. Иракская шиитская школа отличается от иранской в богословии, образовании, политической идеологии и многих других областях. Поэтому культурные центры Ирана никогда не будут распространять книг Систани. В остальных книгах, которые читают шииты России, нет места политике. Эти книги содержат рисалят – советы для повседневной жизни. Похожие книги выпускает каждое суннитское духовное управление мусульман в России, они везде свободно продаются. Может быть, муфтий Чечни имел в виду не рисаляты, а экстремистскую литературу, но тогда ему стоило бы пояснить это. Тревожно, что муфтий, говоря, что шиизм, как и ваххабизм, в Чечне не пройдет, поставил шиитов на одну доску с ваххабитами».

Антишиитская риторика муфтия Чечни на Азербайджан не распространяется, считает старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Михаил Рощин. «Азербайджанцы для властей Чечни – это «свои», «мягкие» шииты, в отличие от иранцев или арабов, – сказал «НГ» Рощин. – В муфтияте могут быть не очень довольны тем, что на Кавказе имеет широкое распространение богословская литература издательства «Садра», которое спонсирует один ведущий иранский фонд. Но в целом антишиитский настрой Грозного скорее всего обусловлен нынешней ситуацией вокруг Катара. Чечня давно сотрудничает в сферах экономики и образования с Саудовской Аравией и Эмиратами – участниками блокады Катара. Катар эти страны, в свою очередь, обвиняют в сотрудничестве с Ираном и группировкой «Хезболла». Для Грозного, который в плане развития своей экономики ориентируется на антикатарскую коалицию, сейчас важно показать своим партнерам, что Чечня максимально дистанцируется от шиизма и Ирана». 

Комментарии для элемента не найдены.

Кто будет управлять 2 миллионами шиитов в России?

КЛЮЧЕВЫЙ ЗАПАД, Флорида & mdash Три крупнейших мусульманских духовных управления России сейчас активно обсуждают возможное формирование единой мусульманской иерархии, но ни они, ни российские власти, похоже, не уделяют большого внимания одной группе мусульман там & mdash больше чем 2,1 миллиона последователей шиитского ислама.

Все российские MSD являются суннитами по ориентации, что является иллюстрацией того, что до 1990-х годов в Российской Федерации было немного мусульман-шиитов, и эти немногие могли рассчитывать на Закавказский MSD, базирующийся в Баку, глава которого шейх уль-ислам, был ответственен за всех шиитов в Советском Союзе.

Но распад Советского Союза имел два последствия. С одной стороны, это вызвало мощные миграционные потоки, в результате которых в Россию приехали около 2 миллионов азербайджанцев, почти все из которых традиционно являются шиитами. С другой стороны, их традиционный лидер в Баку теперь находился в чужой стране.

Любопытно, что ни MSD в России, ни российские власти не проявили особого интереса к попыткам разрешить эту ситуацию. Суннитское руководство в России часто рассматривало шиитов как чуждый, даже чуждый элемент, несмотря на то, что в результате советских антирелигиозных усилий немногие мусульмане, сунниты или шииты в России могут объяснить разницу между ними.

И Москва была больше заинтересована в том, чтобы заручиться поддержкой Аллашахура Паша-заде, бакинского шейха уль-ислама, даже до такой степени, что он был избран главой религиозной группы в странах СНГ, чем в том, чтобы увидеть еще одно мусульманское духовное управление , на этот раз шиитской ориентации, на территории России.

Однако сегодня есть три причины, по которым такое пренебрежение больше не является жизнеспособным. Во-первых, поскольку российские MSD не поддерживают рабочих-иммигрантов-шиитов, многие из последних обращаются за инструкциями к неофициальным и более радикальным имамам, что угрожает обострить и без того серьезную напряженность между рабочими-мигрантами и российским населением.

Во-вторых, поскольку Иран является ведущей шиитской державой и поскольку в Азербайджане и Ираке имеется большое шиитское население, российские державы явно заинтересованы в том, чтобы представить себя сторонниками шиитов, а не противниками этой тенденции, которая приблизительно 10 процент мусульман мира следуют.

И в-третьих, если три суннитских MSD в Российской Федерации смогут объединиться, что в настоящее время далеко не очевидно, по крайней мере, некоторые из российских властей, вероятно, захотят иметь еще один рычаг, который они могут использовать против все более сплоченная мусульманская умма в Российской Федерации.

Это делает вопрос о статусе более двух миллионов шиитов в Российской Федерации более важным, что было подчеркнуто на конференции шиитов из Сирии, Палестины, Азербайджана, Турции и России в Санкт-Петербурге в конце прошлого месяца. российский зритель.

Выступая на этой встрече, Тарас Черниенко, директор Пражского института диалога цивилизаций, сказал, что, несмотря на присутствие 600 000 шиитов в Санкт-Петербурге и 1.5 миллионов шиитов в Москве, российские ученые «практически» не уделяют внимания этому течению в исламе.

«Работы шиитских авторов на практике не переводятся и очень мало публикуются», — продолжил он, хотя мусульмане и российские официальные лица наверняка должны знать, что «именно шиитский ислам может быть наиболее эффективным фактором в блокировании деятельности разного рода реакционеров. которые говорят во имя ислама ».

В качестве первого шага к исправлению этой ситуации, по словам Черниенко, «главной задачей российских шиитов сегодня [должно быть] формирование единого духовного движения и создание [своей отдельной] религиозной организации.Его слова были подхвачены различными мусульманскими веб-сайтами, но еще неизвестно, как отреагируют шииты России.

Шииты побеждают на Ближнем Востоке — и все благодаря России | Независимый

Шииты побеждают. Это подтверждают две фотографии. Американо-иранская фотооперация, сделанная после подписания ядерного соглашения с Ираном в прошлом году, и только что опубликованные кадры — не меньше — министерством обороны России — показывают московские бомбардировщики Туполев Ту-22М3, вылетающие с иранской авиабазы ​​в Хамадане и бомбардировки врагов шиитского Ирана и шиитского (алавитского) режима Сирии и шиитской «Хезболлы».

А что может противопоставить суннитскому Королевству Саудовская Аравия? Только его жалкая война, чтобы убить несчастных шиитов-хуситов Йемена — британским оружием.

Бедная, неудачливая Турция, чей султан Эрдоган делает политические развороты Терезы Мэй прямым путем, находится в центре этой перестройки. Сбитый российский самолет и потеряв большую часть своего российского туристического бизнеса, турецкий президент быстро отправился в Санкт-Петербург, чтобы объявить о своей бессмертной дружбе с царем Владимиром.Цена? Предложение Эрдогана провести российско-турецкие «совместные операции» против суннитских врагов Сирии Башара Асада. Турция сейчас находится в странном положении, помогая американским самолетам бомбить ИГИЛ, в то же время готовая помочь российским самолетам сделать то же самое.

На фотографиях: удары российской авиации в Сирии

Показать все 19

1/19 На фотографиях: удары российской авиации в Сирии

На фотографиях: удары российской авиации в Сирии

Сирийские мальчики плачут после ударов российской авиации по удерживаемому повстанцами району Фардус северного сирийского города Алеппо, где происходят боевые действия

Гетти

На фотографиях: удары российской авиации в Сирии

Оборона России Официальный представитель министерства генерал-майор Игорь Конашенков обращается к средствам массовой информации в Москве, Россия.Конашенков категорически предупредил Соединенные Штаты против нанесения ударов по сирийским правительственным войскам и издал тонко завуалированную угрозу использовать средства ПВО России для их защиты

AP

На фотографиях: российские авиаудары в Сирии

Сирийцы ждут лечения в больнице после ударов российской авиации по удерживаемому повстанцами району Фардус северного сирийского города Алепп, где происходят боевые действия

Getty

На фотографиях: российские авиаудары в Сирии

Заместитель министра обороны России Анатолий Антонов выступает на брифинге в Министерстве обороны в Москве , Россия.Антонов сказал, что в результате ударов российской авиации в Сирии погибло около 35 000 боевиков, в том числе около 2700 жителей России

AP

На фотографиях: удары российской авиации в Сирии

Джамиль Мустафа Хаббуш получает кислород от добровольцев гражданской обороны, известных как белые в шлемах, когда они спасают его из-под обломков здания после ударов российской авиации по удерживаемому повстанцами району Фардус северного сирийского города Алеппо

Гетти

На фотографиях: российские авиаудары в Сирии

Члены гражданской обороны отдыхает среди завалов на месте, пострадавшем, по словам активистов, от авиаударов, нанесенных российскими военно-воздушными силами в городе Дума, восточная часть Гута в Дамаске, Сирия

Reuters

На фотографиях: российские авиаудары в Сирии

Девушка с девушкой в ​​руках ребенок осматривает разрушения на месте, пострадавшем от, по словам активистов, авиаударов, нанесенных российскими военно-воздушными силами в городе Дума, Восток. р-н Гута в Дамаске, Сирия

Reuters

На фотографиях: Удары российской авиации в Сирии

Гражданские лица и члены гражданской обороны ищут выживших на месте, поврежденном после ударов российской авиации по удерживаемому сирийскими повстанцами городу Идлиб, Сирия

Reuters

На фотографиях: удары российской авиации в Сирии

Гражданские лица и члены гражданской обороны несут раненую женщину на носилках на месте, поврежденном в результате ударов российской авиации по удерживаемому сирийскими повстанцами городу Идлиб, Сирия

Reuters

In фото: российские авиаудары в Сирии

Добровольцы из Сирии гражданской обороны, также известные как белые каски, помогают мирным жителям после того, как Россия нанесла свои первые авиаудары в Сирии

На фотографиях: российские авиаудары в Сирии

Последствия российского авиаудара в Талбисе, Сирия

На фотографиях: удары российской авиации в Сирии

Дымовые волны от зданий в Талбисе, в провинции Хомс, Запад в Сирии, после авиаударов российских самолетов

AP

На фотографиях: Российские авиаудары в Сирии

Российские ВВС наносят авиаудары по контролируемой ИГИЛ мухафазе Аль-Ракка.Российские бомбы КАБ-500 полностью уничтожают командование Лива аль-Хакк

На фотографиях: удары российской авиации в Сирии

Каспийская флотилия ВМФ России запускает крылатые ракеты Калибр по удаленным целям ИГИЛ в Сирии

& Acirc; & copy; ТАСС / ИТАР-ТАСС Фото / Corbis

На фотографиях: удары российской авиации в Сирии

Россия заявила, что поразила восемь целей ИГИЛ, включая полностью уничтоженный «штаб террористов и координационный центр»

На фотографиях: российский воздух ударов в Сирии

Кадр из видеозаписи, размещенной на официальном сайте Минобороны России, якобы показывающий авиаудар по Сирии

На фотографиях: российские авиаудары в Сирии

Сообщение Минобороны России якобы показывает пораженные цели в Сирии

На фотографиях: российские авиаудары в Сирии

Россия нанесла авиаудары по раздираемой войной Сирии, это ее первое военное столкновение за пределами бывшего Советского Союза после оккупации Афганистана в 1979 году.Российские военные самолеты нанесли удары по трем сирийским провинциям вместе с самолетами режима, пока Путин пытается украсть гром президента США Барака Обамы, продвигая конкурирующий план по разгрому боевиков ИГИЛ в Сирии

На фотографиях: российские авиаудары в Сирии

Каспийская флотилия ВМФ России запускает крылатые ракеты «Калибр» по удаленным целям ИГИЛ в Сирии, в тысяче километров от них. В число целей входят заводы по производству боеприпасов, склады боеприпасов и горючего, командные центры и тренировочные лагеря

& Acirc; & copy; ТАСС / ИТАР-ТАСС Фото / Corbis

А Джабхат ан-Нусра? Давайте вспомним эту историю.Аль-Каида, порождение почти забытого Усамы бен Ладена, возникла как в Ираке, так и в Сирии, где она изменила свое название на Фронт Нусра, а затем, всего несколько дней назад, на «Фатх аш-Шам». Иногда союзный с ИГИЛ, иногда воюющий с ИГИЛ, финансируемый Катаром легион теперь является ведущей партизанской армией в Сирии, далеко затмевая одетых в черное парней из Ракки, чьи ужасные видео с головокружительными головами внушают страх Западу прямо пропорционально их военные поражения. Мы все еще одержимы Исидой и ее вероучением геноцида.Мы не уделяем достаточно внимания Нусре.

Но русские есть. Вот почему они сбрасывают свои бомбы на восток Алеппо и провинцию Идлиб. Силы Нусры удерживают почти все повстанческие районы второго города Сирии и большую часть провинции. Именно Нусра сопротивлялась своему окружению сирийским режимом в Алеппо. Режим изгнал ИГИЛ из Пальмиры в короткой и кровопролитной битве, в которой сирийские солдаты, большинство из которых на самом деле являются суннитами, погибли десятками, наступив на скрытые фугасы.

Но Нусра — более могущественный враг, отчасти потому, что в его рядах больше сирийцев, чем Исиды. Одно дело — сказать, что ваша страна должна быть «освобождена» сирийской суннитской группировкой, и совсем другое — получить инструкции от пуристов ИГИЛ, что ваше будущее находится в руках суннитских чеченцев, пакистанцев, иракцев, саудовцев, катарцев, Египтяне, турки, французы, бельгийцы, косовары и англичане. За ИГИЛ стоят суннитские саудовские интересы (и деньги). В Нусре есть суннитский Катар.

Что касается Турции — конечно же, суннитской, но не арабской — она ​​сейчас зажата между гигантами, судьба всех стран, занимающихся контрабандой оружия, как Пакистан осознал за свою цену.Мало того, что его подтолкнули к присоединению к Москве и США для ведения войны с ИГИЛ, он подвергся политическим атакам изнутри Германии, где просочившаяся сводка государственной разведки — часть ответа на парламентский вопрос министерства внутренних дел — говорит о Турция как «центральная площадка для исламистских и других террористических организаций». Замечания государственного секретаря внутренних дел Оле Шредера, по понятным причинам отмеченные как «конфиденциально», ошибочны, поскольку он объединяет поддержку Эрдоганом египетских «Братьев-мусульман» и ХАМАС с вооруженными исламистскими группировками в Сирии.

Российские самолеты вылетают из Ирана для нанесения ударов по Сирии

Суннитское братство до нападения на него президентом Египта фельдмаршалом аль-Сисси действительно давало словесное одобрение суннитским вооруженным противникам Асада в Сирии и суннитским боевикам ХАМАС в Сирии. Газа, должно быть, сотрудничала с ИГИЛ в ее борьбе против армии Сисси на Синае. Но предполагать, что Турция каким-то образом организует этот странный триумвират, заходит слишком далеко. Утверждать, что «бесчисленные выражения солидарности и поддержки со стороны правящей АКП (Партии справедливости и развития) и президента Эрдогана» в отношении троих «подчеркивают их идеологическую [близость] к своим братьям-мусульманам», — это слишком далеко.«Идеологическая близость» не должна служить строительным блоком для отчетов разведки, но ущерб был нанесен. В отчете имя президента Турции было написано ERDOGAN полными заглавными буквами.

Кто-то из немецкой разведки, которая регулярно выступает в качестве переговорщика между Израилем и шиитской «Хезболлой» в Ливане, обычно для обмена телами между двумя сторонами, очевидно, решил, что его заблудший суннитский партнер по НАТО в Анкаре должен быть пойман в печально известном » война с террором », участниками которой должны быть все мы.Таким образом, Эрдоган предлагает России помощь в войне против ИГИЛ, продолжает предоставлять авиабазы ​​США в Турции — и в то же время получает возражения со стороны федерального министерства внутренних дел Германии. И единственное мусульманское государство в НАТО, которое случайно является мусульманином-суннитом, сейчас вовлечено в суннитско-шиитскую войну. Какое будущее Турции?

Рекомендуем

Ну лучше не списывать со счетов. Подобно тому, как Эрдоган подружился с Путиным, министры иностранных дел Турции и Ирана приняли в Анкаре множество обещаний, что их собственные переговоры приведут к созданию новых союзов.Россия-Турция-Иран. На Ближнем Востоке широко распространено мнение, что Тегеран, а также Москва предупредили Эрдогана о надвигающемся перевороте. И сам Эрдоган выразил свои эмоции, когда Путин позвонил после того, как переворот был подавлен, чтобы выразить свою поддержку.

Минометом для создания этого тройственного союза вполне могли оказаться курды. Ни Россия, ни Иран не хотят независимых курдских государств — Путин не любит небольшие меньшинства в национальных государствах, а единство Ирана зависит от согласия его собственного курдского народа.Не собираются защищать сирийских курдов — лояльных пехотинцев американцев прямо сейчас — в «новой» Сирии. Эрдоган хочет видеть их разбитыми вместе с мечтами о «Курдистане» на юго-востоке Турции.

Любое восстановленное сирийское государство будет настаивать на национальном единстве. Когда Асад похвалил курдов Кобане за их сопротивление в начале войны, он назвал их город арабским именем Эйн аль-Араб.

Рекомендуется

Конечно, парадоксально говорить об агонии Ближнего Востока как части межмусульманской войны, когда одна сторона называет своих врагов террористами, а другая называет своих противников отступниками.Арабские мусульмане не заслуживают того, чтобы их религиозное разделение считалось причиной войны со стороны жителей Запада.

Но саудовцам и катарцам есть за что ответить. Именно они поддерживают боевиков в Сирии. Сирия — хотя она и является диктаторским режимом — не поддерживает никаких революций в Эр-Рияде или Дохе. Арабы-сунниты из Персидского залива поддержали суннитских талибов в Афганистане точно так же, как они поддерживают суннитских ИГИЛ и суннитских Нусра в Сирии. Россия и Америка настроены против обоих и становятся все ближе в своем странном сотрудничестве.И впервые в истории иранцы-шииты на своей стороне поддерживают и русских, и американцев, а Турция идет за ними.

Ислам в России | Religion News

Ожидается, что к 2020 году мусульмане будут составлять одну пятую населения.

Мусульманская община в России продолжает расти, достигнув 25 миллионов, по словам муфтия России шейха Равила Гайнетдина.

В недавнем интервью Гайнетдин сказал информационному агентству Anadolu, что мусульманская община в России является коренной и продолжает расти, принимая другие религии России.

Русские мусульмане

  • Факторы роста: В настоящее время численность населения составляет 25 миллионов человек, Гайнетдин объяснил рост мусульманского населения двумя основными факторами: высокой рождаемостью среди мусульманских семей и прибытием людей из Средней Азии.

  • Происхождение: «Ислам пришел на Русь в седьмом веке. Последователи нашего Пророка Мухаммеда приехали в Россию через 22 года после того, как он оставил земную жизнь ».

  • «Они приехали в город, который сейчас известен как Дербент, это в Южном Дагестане.И первый азан, призыв к богослужению, в России был совершен на землях Дагестана », — сказал муфтий.

  • Более 58 народов, национальностей и этнических групп исторически исповедовали ислам, сказал Гайнетдин.

  • Концентрация в регионах: Шейх Гайнетдин сказал, что большинство мусульман в стране проживают в Московской области и других крупных мегаполисах, таких как Санкт-Петербург и Екатеринбург.

  • Существует также высокая концентрация последователей ислама в регионах, где исламские государства располагались до образования единого российского государства; Сегодня это Татарстан, Башкортостан, республики Северного Кавказа, сказал муфтий.

  • Официальное признание: Он также отметил, что ислам был провозглашен государственной религией в одном из государств, расположенных на территории современной России — в Волжской Булгарии, в 922 году, что на 66 лет раньше, чем принятие православных. Христианство как государственная религия Киевской Руси.

  • Он сказал, что количество мусульман было также упомянуто в переписи населения.

  • Состав: Большинство российских мусульман — сунниты ханафитской школы, но есть также некоторые сунниты шафиитской школы и шииты, сказал Гайнетдин.

  • «Русские шииты — это в основном азербайджанцы и таджики с Памира, и их немного. Большинство шиитов проживает в Дербенте на юге Дагестана.

  • «В Москве только одна община зарегистрирована как шиитская», — сказал он.

Общественная организация

«В России есть три федеральных центра, и мы считаем, что это лучший вариант для управления мусульманскими религиозными делами в России», — сказал муфтий.

  • В Москве находится Совет муфтиев России

  • Духовное управление мусульман находится в г. Уфе.

  • Духовное управление мусульман находится на Кавказе, которое действует как координационный центр мусульман на Северном Кавказе.

  • United Ummah: «Мы не разделяем мусульман на шиитов и суннитов, для нас они все члены объединенной мусульманской уммы [сообщества]», — сказал Гайнетдин.

  • Когда гости с Ближнего Востока посещают Россию, они говорят, что связи внутри российской уммы были образцовыми, пояснил муфтий.

  • Нет папы: «Ислам — очень демократическая религия, у нас нет единой иерархии, как в христианстве.”

  • «Нет Папы или Вселенского Патриарха ислама. В исламе каждая страна имеет свою духовную институционализацию ».

Националистические настроения

В интервью 2007 года Дамир Гизатуллин из Совета муфтиев не учитывал рост враждебных националистических настроений.

  • Россия для русских: «Некоторые безответственные политики хотят добиться успеха на выборах, создавая националистические волны».

  • «Когда говорят, что Россия для русских, это ошибочный путь, который может привести к распаду Российской Федерации.”

  • Также в 2007 году Александр Белов из Движения против нелегальной иммиграции сказал: «История — это борьба между расами и религиями».

  • «Это закон природы … люди привыкли быть с такими же людьми, как они сами, разговаривая на том языке, которому их научили матери».

  • Если тенденция сохранится, мусульманское население может превысить численность этнических русских в течение 30 лет.

мусульманских общин в России «25 миллионов»

Елена Теслова

МОСКВА

Мусульманская община в России сейчас насчитывает 25 миллионов человек и продолжает расти, сообщил агентству Anadolu Верховный муфтий России шейх Равил Гайнетдин.

Число мусульман в России увеличивается в основном из-за двух факторов: высокой рождаемости среди мусульманских семей и прибытия людей из Средней Азии, сказал Гайнетдин.

Он сказал, что количество мусульман также упоминалось при переписи населения.

Шейх Гайнетдин сказал, что большинство мусульман в стране проживают в Московской области и других крупных мегаполисах, таких как Санкт-Петербург и Екатеринбург.

Существует также высокая концентрация последователей ислама в регионах, где исламские государства располагались до образования единого российского государства; Сегодня это Татарстан, Башкортостан, республики Северного Кавказа, сказал муфтий.

Мусульмане — коренные жители России; По его словам, более 58 народов, национальностей и этнических групп исторически исповедовали ислам.

Он также отметил, что ислам был провозглашен государственной религией в одном из государств, расположенных на территории современной России — в Волжской Булгарии, в 922 году, что на 66 лет раньше, чем принятие православного христианства. государственная религия Киевской Руси.

«Ислам пришел в Россию в седьмом веке. Последователи нашего Пророка Мухаммеда пришли в Россию через 22 года после того, как он оставил земную жизнь.

«Они пришли в город, который сейчас известен как Дербент, он находится в Южном Дагестане. И первый азан, призыв к богослужению в России, был совершен на землях Дагестана», — сказал муфтий.

Большинство российских мусульман являются суннитами ханафитской школы, но есть также некоторые сунниты шафиитской школы и шииты, сказал Гайнетдин.

«Русские шииты — это в основном азербайджанцы и таджики с Памира, и их немного. Большинство шиитов проживает в Дербенте на юге Дагестана.

«В Москве только одна община зарегистрирована как шиитская», — сказал он.

3 федеральных центра

Тем не менее, он сказал, что ислам в России остается очень терпимым и уважительным как по отношению к другим религиям, так и внутри других сект ислама.

«Мы не разделяем мусульман на шиитов и суннитов, для нас они все члены Объединенной мусульманской уммы», — сказал Гайнетдин.

Шейх сказал, когда гости с Ближнего Востока посещают Россию, они говорят о связях внутри российской уммы. были образцовыми.

Российская система мусульманского управления состоит из трех федеральных центров: в Москве находится Совет муфтиев России; Духовное управление мусульман находится в городе Уфа, а Духовное управление мусульман находится на Кавказе, которое действует как координационный центр мусульман на Северном Кавказе.

«Ислам — очень демократическая религия, у нас нет единой иерархии, как в христианстве.

» Для ислама нет Папы или Вселенского Патриарха. В исламе каждая страна имеет свою духовную институционализацию.

«Есть иерархия, система духовной власти. В России есть три федеральных центра, и мы считаем, что это лучший вариант управления мусульманскими религиозными делами в России», — сказал муфтий.

Говоря об Иерусалиме, Гайнетдин выразил опасение, что если Израиль узурпирует власть над священным городом, мусульмане не смогут там молиться.

Иерусалим или Аль-Кудс — третье по значимости место в исламе, где Пророк Мухаммед взошел на престол Бога и где он получил дар от Аллаха — намаз (намаз) для мусульман.Шейх сказал, что прежде, чем Аллах ниспослал свой приказ встретиться лицом к лицу со Святой Каабой, первая кибла была в Иерусалиме.

«Иерусалим — священное место трех наших монотеистических религий.

» И он должен оставаться святым местом евреев, христиан и мусульман. Израиль не имеет права узурпировать власть и превращать этот город только в израильский; он не имеет права лишать мусульман и христиан возможности молиться.

«И это произойдет, если Израиль узурпирует власть над городом.«

Веб-сайт агентства Anadolu содержит только часть новостей, предлагаемых подписчикам в Системе вещания новостей АА (HAS), и в обобщенной форме. Свяжитесь с нами, чтобы узнать о вариантах подписки.

Политика России в отношении Сирии вызывает недовольство мусульман Центральной Азии — The Diplomat

Реклама

Продолжающиеся авиационные удары правительств России и Сирии по гражданскому населению в Алеппо вызвали враждебную реакцию мусульман в Центральной Азии.Выступления имамов в Кыргызстане во время пятничных молитв и размещенные в Интернете комментарии относительно ковровых бомбардировок жилых кварталов Алеппо демонстрируют, что многие мусульмане в Центральной Азии негативно относятся к бесчеловечным военным операциям, проводимым или поддерживаемым российскими военными в Сирии

Хорошо Известные центральноазиатские религиозные деятели начали рассматривать сирийскую гражданскую войну в связи с межисламскими разногласиями. В частности, по мере эскалации сирийского конфликта проблема отношений между шиитами и суннитами в исламском мире становится все более очевидной для мусульман Центральной Азии.

В частных беседах многие мусульманские священнослужители говорят, что кровавый режим Башара аль-Асада, который принадлежит к секте алави, связанной с шиитами, совершает геноцид против сирийских суннитов. Тот факт, что многие из убитых в ходе конфликта являются суннитами, а социальная инфраструктура, больницы, детские сады, школы и дома мирных жителей разрушаются в результате ударов российской авиации, вызывает глубокую тревогу у мусульман Средней Азии. Более 90 процентов мусульман в Центральной Азии — сунниты.

Россия, имеющая тесные политические, экономические и культурные отношения со странами Центральной Азии, вступила в союз с правительством Асада и шиитским Ираном.

Мусульмане Центральной Азии столкнулись с тем, что русские, с которыми они жили более 70 лет в Советском Союзе, де-факто поддерживают шиитов против суннитов на Ближнем Востоке.

Вам понравилась эта статья? Нажмите здесь, чтобы подписаться на полный доступ. Всего 5 долларов в месяц.

Российские телеканалы, новостные сайты и печатные СМИ часто повторяют голос Кремля и имеют значительное влияние в Центральной Азии.Но многие считают такие СМИ российской пропагандой и не доверяют фильтру информации. Люди получают альтернативную информацию из других источников, включая проповедников из Саудовской Аравии, Катара, Пакистана и Египта, у которых есть благотворительные организации в Кыргызстане, Казахстане и Таджикистане. Информация о конфликте между суннитами и шиитами поступает от молодых имамов, которые учатся в исламских учебных заведениях в суннитских странах. Страны Центральной Азии ежегодно отправляют более 1000 студентов на обучение в Каирский университет Аль-Азхар, Исламский университет Медины, Университет. имама Сауда в Эр-Рияде и Международного исламского университета Исламабада.

Несмотря на то, что прокремлевская массовая пропаганда утверждает, что целью российских бомбардировок являются исключительно экстремисты ИГИЛ и Джабхат ан-Нусра, многие в Центральной Азии принимают во внимание, что Владимир Путин поддерживает Асада и целенаправленно уничтожает сирийскую оппозицию, которая состоит из в основном сунниты.

Diplomat Brief

Еженедельный информационный бюллетень
N

Получите краткую информацию об истории недели и разработке историй для просмотра в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Получить информационный бюллетень

Во время недавней пятничной молитвы Чубак Аджы Джалилов, уважаемый бывший муфтий Духовного тела мусульман Кыргызстана, подробно остановился на вопросах, связанных с конфликтом между суннитами и шиитами в Сирии. Его послание, адресованное мусульманам Кыргызстана, было мгновенно распространено в Интернете и опубликовано в местной газете.

Реклама

Он сказал: «Президент Сирии Башар Асад не мусульманин. Он принадлежит к шиитской секте алавитов, которая не признает Нашего Пророка.Далее он отметил, что алавиты составляют лишь 10 процентов сирийского населения, и назвал режим Асада «династией кафиров». Джалилов прокомментировал коррупцию в правительстве, неудавшуюся систему правосудия и общественное восстание в Сирии.

«В течение последних пяти лет президент Башар Асад целенаправленно и насильственно убивал наших братьев-суннитов», — сказал он. Джалилов упомянул миллионы перемещенных сирийцев и сотни тысяч убитых правительственными войсками. «Война затронула почти каждую сирийскую семью», — сказал он.«Поэтому, если есть возможность, пожалуйста, окажите гуманитарную помощь братьям-суннитам в Сирии. Если такой возможности нет, давай, скрипя зубами, помолимся за них ».

По словам Джалилова, Россия, которая помогает сирийскому правительству и наносит авиаудары по гражданскому населению в Алеппо, также является «преступником» и «врагом сирийских суннитов». Примечательно, что он также против Исламского государства и призывает молодежь не присоединяться к их джихаду на Ближнем Востоке, но открыто демонстрирует свою поддержку суннитской оппозиции в Сирии.

Гражданская война в Сирии и столкновения между суннитами и шиитами на Ближнем Востоке повлияли на межрелигиозные проблемы в Центральной Азии. За последние два года в Таджикистане, Кыргызстане и Казахстане усилилось враждебное отношение к шиитам, а также обострилась фрагментация исламского сообщества в целом. Имамы в мечетях стали больше говорить о проблемах отношений между суннитами и шиитами. Джалилов, пользующийся уважением и поддержкой как среди обычных мусульман, так и среди все большего числа религиоведов, часто обращается к тысячам последователей с речами об угрозе неконтролируемого потока шиитской идеологии в страну.

По словам Джалилова, если государственная власть не остановит усиливающееся влияние шиитской идеологии, то в Кыргызстане может начаться гражданская война, как в Сирии. В частности, он указал на Ага Хана, лидера исмаилитской общины шиитов, чьи благотворительные организации действуют в стране. В частности, средства Ага Хана поддержали открытие нового кампуса Университета Центральной Азии в Нарыне. Джалилов характеризует это как распространение шиитской идеологии.

Открытая антишиитская и антироссийская позиция Джалилова в отношении сирийского конфликта вызвала серьезную обеспокоенность киргизских высших должностных лиц.В связи с растущим антироссийским настроением среди мусульман власти Кыргызстана решили запретить Джалилову выступать с публичными выступлениями на телевидении и радио. Это подтвердил Джалилов. Несмотря на запреты, он продолжает произносить речи в мечетях во время пятничной молитвы и не изменил своих политических и религиозных взглядов.

Давление на Джалилова, вероятно, частично исходило из канцелярии президента Алмазбека Атамбаева. Он единственный центральноазиатский лидер, который в октябре 2015 года публично поддержал военное вмешательство России в Сирию.

Вам понравилась эта статья? Нажмите здесь, чтобы подписаться на полный доступ. Всего 5 долларов в месяц.

Лишь несколько религиозных лидеров и часть мусульман в Кыргызстане и Казахстане открыто выражают солидарность с сирийскими суннитами. Строгий контроль над религиозными вопросами, репрессии против ИДУ (Исламского движения Узбекистана) и сторонников партии «Хизб-ут Тахрир» в Узбекистане, в дополнение к запрету Партии исламского возрождения и судебному преследованию ее членов в Таджикистане. Мусульманам трудно открыто высказывать твердые мнения в отношении сирийских суннитов.Однако за закрытыми дверями они осуждают воздушные удары, направленные на суннитскую оппозицию, которая борется как против Асада, так и против ИГИЛ. Тот факт, что российская авиация атакует районы, в которых нет значительного количества боевиков ИГИЛ, вызывает обеспокоенность у мусульман Средней Азии.

Сирийский конфликт — крупнейшее военное вмешательство России на Ближнем Востоке после распада Советского Союза. Жители Центральной Азии хорошо помнят десятилетнюю интервенцию Советского Союза в Афганистане, которая ускорила распад Советского Союза.

Антироссийские настроения медленно проникают в Центральную Азию, особенно среди тех, кто теперь считает себя частью суннитского мира. На самосознание мусульман Центральной Азии также влияет ощущение того, что борьба противников режима Асада связана с защитой ислама. Поэтому все больше мусульман уезжают на Ближний Восток не только для того, чтобы бороться за ислам, но и для борьбы с «шиитской агрессией».

Реклама

В сентябре 2013 года Балбак Тулобаев через газету «Аят» обратился к общественности с призывом поддержать У.С. усилия по установлению мира в Сирии. По его словам, только военный потенциал США способен предотвратить геноцид суннитов в Сирии и привлечь Асада к ответственности за его преступления. «Колыбель культуры и великой цивилизации Алеппо и другие города превратились в руины. По вине диктатора Башара Асада миллионы людей находятся под давлением. Давайте поддержим усилия США, мы хотим, чтобы они остановили [] диктатора, который истребляет свой собственный народ. Альтернативного выбора нет.

Для многих участие России в Сирии продиктовано ее собственными стратегическими амбициями. Более того, Сирия отвлекает внимание от политики и действий России на востоке Украины и аннексии Крыма. Стремление России стать глобальным игроком на Ближнем Востоке может привести к провалу в Центральной Азии. Путин считает пять бывших советских республик в Средней Азии стратегической зоной влияния Москвы. Но среди мусульман региона растет понимание того, что Россия не является миротворцем в сирийском конфликте.Тактические и стратегические ошибки Москвы в Сирии еще больше отдаляют Среднюю Азию от России.

В 2015 и 2016 годах Россия проводила митинги и демонстрации против войны в Сирии и против решений Путина сохранить связь с Асадом любой ценой. Опросы показали, что противниками военного вмешательства в Сирию являются сунниты из Татарстана (24 процента) и Дагестана (22 процента). По словам Алексея Малашенко из Московского центра Карнеги, военное вмешательство не только обострило проблему внутренних отношений между государством и российскими суннитами, но и увеличило угрозу террористических актов внутри России.

Основная угроза для Москвы заключается в том, что ее односторонняя поддержка кровавого режима Асада может привести к эскалации напряженности в межэтнических и религиозных отношениях на постсоветском пространстве. Когда пресс-секретарь Госдепартамента США Джон Кирби предупредил Москву о серьезных последствиях политики Кремля в Сирии и возможных терактах в российских городах, его слова были восприняты враждебно. В МИД России предупреждение американских коллег сравнили с приказом «атаковать».Но в контексте суннитско-шиитского конфликта в Сирии возросшая угроза террористических атак внутри самой России является очевидным фактом.

В разгар войны Россия перебросила ракету С-300 в Сирию, построила военно-морскую базу в городе Тарту и цинично угрожает уничтожить любую военную цель противников Асада.

Чтобы положить конец гражданской войне в Сирии, следующему президенту США придется разработать и использовать более эффективную стратегию, способную не только противостоять Асаду, но и привлечь его к ответственности.Недавно госсекретарь США Джон Керри и президент Франции Франсуа Олланд заявили, что как сирийское, так и российское правительства должны быть расследованы на предмет военных преступлений.

Уран Ботобеков имеет степень доктора политических наук и является экспертом по политическому исламу.

Ташаю (обращение в шиизм) в Средней Азии и России

Когда Советский Союз распался, мусульмане России и республик Центральной Азии начали заново открывать для себя свою религиозную идентичность.Но десятилетия антирелигиозной политики Советского Союза подорвали и почти искоренили исламские традиции этих регионов. Суннитские религиозные учреждения были либо кооптированы коммунистическими правителями и, таким образом, делегитимизированы в глазах обычных верующих, либо подавлены. Местные синкретические и относительно умеренные традиции, обычно связанные с исторически сильным суфийским присутствием в Средней Азии и России, были забыты. После семидесяти лет жизни при режиме, запрещавшем любую демонстрацию религии, татары, башкиры, узбеки, таджики и представители других национальностей, традиционно считавшиеся умеренными мусульманами-суннитами, остались почти полностью игнорирующими основные принципы исламской веры.Таким образом, российские и среднеазиатские мусульмане оказались в тисках кризиса этнической и религиозной идентичности, не имея возможности выжить из местных религиозных традиций или лидеров. Как следствие этого, многие из этих мусульман стали искать религиозного руководства во внешнем мире.

Это было предпосылкой хорошо задокументированного проникновения ваххабитов в Среднюю Азию, которое началось после распада Советского Союза. Саудовский религиозный истеблишмент вместе с египетским исламским истеблишментом аль-Азхар быстро предпринял шаги по возрождению ислама на этих землях.В Центральной Азии саудовские и египетские ученые из глубин мусульманского мира претендовали на непрерывную исламскую традицию и почти не сталкивались с организованным вызовом коренных народов своей жесткой интерпретации ислама. В любом столкновении между местными традициями и «настоящим исламом», привезенным с Ближнего Востока, первые явно пострадали. Суннитские исламистские движения воспользовались религиозным невежеством бывших советских мусульман, а также их желанием заполнить духовный вакуум в своей жизни.Таким образом, прозелитизаторы-ваххабиты смогли основать и поддерживать многочисленные мечети, исламские клубы и общества, которые обеспечивали людей деятельностью, ориентированной на ислам. И, в конце концов, им также удалось привнести новый элемент исламистской идеологии в национальную борьбу в Чечне.

На протяжении большей части 1990-х годов эта суннитская миссионерская деятельность рассматривалась во многих западных столицах как положительное и эффективное противоядие от угрозы, исходящей от Ирана, который также стремился укрепить свое политическое положение в Центральной Азии.Радикальное проникновение шиитской религии в бывший Советский Союз началось в начале 1990-х годов, когда Иран направил религиозных агентов сначала в Азербайджан из-за своей многочисленной шиитской общины и Таджикистан, потому что таджикский язык сродни фарси. Позже он нацелился на другие республики Средней Азии и на саму Россию. В этих странах иранцы начали кампанию по обращению суннитов в шиитов, то есть «вывести их на свет» ( istibsar ). Однако по сравнению с суннитскими движениями эти ранние иранские усилия не увенчались успехом, главным образом потому, что ваххабитские движения были лучше организованы и финансировались.Таким образом, иранская миссионерская деятельность в Центральной Азии в 1990-е годы оставалась относительно ограниченной.

Однако в последнее время иранская идеология становится все более влиятельной в Центральной Азии и России. Это произошло из-за многих факторов — от новой напористости иранского режима до давления, которое региональные правительства оказали на движения возрождения ваххабитов после кровавой бойни в Беслане 2004 года и других террористических инцидентов. Безусловно, после 11 сентября во всем мире возросло понимание опасности суннитского радикализма.Между тем Иран не сидел сложа руки. Ему удалось активизировать движение шиитского возрождения как в Средней Азии, так и в России. Хотя иранцы, как правило, были более сдержанными, чем ваххабиты, их влияние на мусульман и даже немусульман в этих областях сейчас значительно.

Ахли Бейт прибывает в Москву

Мусульманское население при советской власти было преимущественно суннитским. Когда коммунистическая эпоха подошла к концу, шииты были только в Азербайджане (около четырех миллионов) и Дагастане (несколько тысяч).Однако к середине 90-х годов шиитские организации начали набирать силу. Большинство шиитских прозелитизеров в Центральной Азии были преданными иранскими миссионерами, связанными с иранским режимом. Такие проповедники привлекали последователей, особенно среди азербайджанских иммигрантов в Уральском регионе и в Москве, которые покинули свои дома в поисках работы, но часто оказывались безденежными и безработными. Подобно своим ближневосточным коллегам на Западе, эти иммигранты, как правило, приближаются к исламу и радикализации из-за своего статуса экспатриантов.И для них любая должность в финансируемой Ираном шиитской мечети или клубе — от простого уборщика до религиозного клерка или проповедника — была находкой.

В 1996 году в России открылось шиитское общество «Ахли Бейт», первое отделение которого возглавил Муса Курбанов. В организацию уже входят тысячи мусульман, многие из которых сунниты по рождению. Он выступает за объединение всех суннитских и шиитских мазхабов или научных школ повсюду, но особенно в Российской Федерации. На странице своего сайта «О нас» Курбанов заявляет, что его организация будет «бороться с религиозным экстремизмом и терроризмом.Он пишет: «Основная цель Ахли Бейт — повелевать людям добро и запрещать им зло». В своих официальных документах организация не указывает ни своих отношений с Ахуль Бейт в Иране, ни своей иранской ориентации.

Ахли Бейт с тех пор вырос и стал очень активным в мусульманских общинах России. Организация основала молодежное сообщество Сахиб аз-Заман (Властелин времени — намек на «Скрытого имама») и женскую ассоциацию «Фатима-Захра», названную в честь дочери Пророка и жены Имама Али.Усилия Курбанова также привели к тому, что в Москве были организованы десятки парадов «Хусейния», посвященных памяти имама Хусейна ибн Али, первого и выдающегося шиитского мученика и внука Мухаммеда. Чтобы избежать ненужного внимания со стороны правительства, эти парады были скромными и не включали жестокие и кровавые спецэффекты, которые обычно сопровождают парады Ашура в таких мусульманских государствах, как Ливан.

Но «Ахли Бейт» в России и Центральной Азии, по сути, не является местной организацией.Скорее, это филиал иранской правительственной организации Ahul Beit. Вскоре после исламской революции новый иранский режим сформировал организации для продвижения идеи объединения всех исламских мазхабов и узаконивания шиитской джафарийской школы в рамках общего ислама, охватывающего как суннитов, так и шиитов. raison d’être , стоящий за этими усилиями, был ясен: поскольку мусульманин-суннит может принять авторитет любого суннитского шейха, какую бы школу он ни придерживался, суннит мог бы следовать авторитету шиитского ученого, если бы школа Джафари считалась просто еще одной. школа.И он мог сделать это, не переходя черту и не становясь шиитом.

В этом духе при иранском режиме действуют две основные организации. Одним из них является Маджм-е-джахани-йе ахл-е бейт (Ахли Бейт), который до 1999 года возглавлял Али аль-Таскхири, затем Али Акбар Велаяти, а с октября 2002 года — Мохаммад Махди Ассефи. Другой — Маджма-е Джахани Барайе Такриб-е Бейн-е Мазахеб-е Эслами (Общество примирения среди школ) под руководством Мохаммада Ваиз-Заде Хорасани. Обе организации проводят конференции мусульман-суннитов и мусульман-шиитов и проводят учебу для мусульман-суннитов в медресе Кума.Большая часть этой деятельности нацелена на мусульман неарабского происхождения, многие из которых позже были обвинены в их родных странах в работе на иранскую разведку.

Непоколебимый шиит

Ахли Бейт не довольствуется тем, что просто руководит существующими шиитскими общинами, и уделяет истибсару значительную энергию. Как отмечалось выше, одной из основных целей Ахли Бейт является объединение всех мусульманских мазхабов, но не указывается, как этого можно достичь. О методах работы организации можно судить по ее деятельности в Екатеринбурге, где проживает самая большая шиитская община в Российской Федерации.Даниял Туленцов, 29-летний татарин, обращенный в шиизм, является лидером этой общины и основателем ее отделения Ахли Бейт. Он выступил с речью в день Ашура, в которой рассказал, как празднование мученической смерти Имана Хусейна становится все более центральным в этой общине за последние восемь лет:

Раньше мы собирались у меня в офисе, в домах и квартирах людей. Сегодня, в новой демократической России, где есть свобода веры и власть поддерживает верующих и помогает им отмечать свои праздники, мы собрались здесь.Впервые в истории России официально зарегистрировано ЛРМО (Местная религиозная мусульманская организация) Ахли Бейт…. Мы пригласили и будем приглашать всех, независимо от их вероисповедания и во что они верят. Наши гости сегодня услышали, стали свидетелями и поняли, за что умер имам Хусейн. Они понимали, что Хусейн готов отдать свою жизнь ради своей семьи. Его злейшие враги обезглавили его, когда ему было всего 58 лет… Имам Хусейн своей кровью засвидетельствовал, что люди должны поклоняться только Аллаху и никому, кроме него, особенно Язиду… У нас гости из Азербайджана и Исламской Республики Иран: Кербалаи Тахир Ширвани, Кербалаи Сакит и Кербалаи Зульфигар.

Поддержка правительством России екатеринбургского отделения «Ахли Бейт» свидетельствует о растущей силе и легитимации организации. Однако неясно, насколько российские власти осведомлены об истинной природе Ахли Бейт. Хотя российское правительство обеспокоено ростом числа иммигрантов из республик Центральной Азии, оно не проявляет особого интереса к увеличению числа русских и татар, обращенных в шиизм.Политика России по поддержке мусульман в Российской Федерации, которые якобы настроены против ваххабизма, способствует деятельности таких организаций, как Ахли Бейт, которые процветают, скрывая свою настоящую идентичность под нейтральным ярлыком «местной религиозной мусульманской организации».

В своем обращении к Ашуре Туленцов ни разу не упомянул шиитов. Это не было оплошностью. Стратегия Ахли Бейт состоит в том, чтобы скрыть различия между суннитами и шиитами и тем самым невольно вовлечь суннитов в лоно шиитов.Хотя официального подсчета новообращенных шиитов в России или республиках Средней Азии не ведется, количество настоящих новообращенных, безусловно, намного больше, чем количество «объявленных» новообращенных. Многие «нео-шииты» просто не осознают, что они перешли черту и приняли религиозные доктрины, которые, по сути, обратили их. Если бы их спросили, они, вероятно, описали бы себя в духе Ахли Бейт как простые мусульмане.

Эта тенденция de facto tashayu (шиитизация) очевидна и в других регионах Российской Федерации.Булат Юлдашив, редактор суннитского исламского журнала « Рисалат », который издается в Уфе, Башкортостан, сообщил в интервью, что никто не знает, сколько шиитов среди 400 000 мусульман, проживающих в Уфе. Однако он отметил, что сунниты в городе следуют «новой традиции». Последние несколько лет они отмечают Нуруз (иранский Новый год, Нуруз означает «новый день» или «новая жизнь»), посещая одну из известных мечетей Уфы и совершая особые молитвы. Хотя этот праздник действительно известен среди мусульман Средней Азии, в советское время он отмечался больше в ягодицах, чем в обычаях.И кажется, что его возрождение связано больше с иранским влиянием, чем с собственными древними традициями этого сообщества.

Празднование «неоуруз» отличается от старых местных обычаев элементами, очевидно, привезенными из Ирана. Раньше Нуруз-байрам отмечался в Азербайджане в основном как национальный праздник, не обремененный религиозными или символическими чертами. Фестиваль начинается 20 или 21 марта, после весеннего равноденствия, и длится тринадцать дней. Новые обычаи, связанные с мечетью, способствуют влиянию Ирана.Поскольку большинство молитв на арабском языке, многие люди не понимают слов. Пятничная проповедь ( хутба ) ведется на азербайджанском или татарском языке, однако, благодаря этому шиитским организаторам этих фестивалей довольно легко приобщить ничего не подозревающих мусульман-суннитов к шиитской доктрине.

мусульман по всей России, в основном в Уральском регионе (Уфа, Челябинск, Екатеринбург), посещают «исламские клубы» и мечети, не зная, что они принадлежат к шиитскому движению в России или субсидируются Ираном.Более того, русские, которые хотят принять ислам и посещать эти мечети и клубы, автоматически обращаются в шиизм после произнесения шахады. Они узнают о шиитских принципах, которых нет в суннитском исламе, таких как брак mut’a , рассказывают истории о жизни Хомейни и читают интервью с Моктада ас-Садром. Они слышат, что такие люди — мусульманские или исламские лидеры, но не шииты.

Религия как политика

Несмотря на свои якобы безобидные цели, Ахли Бейт по сути является иранской политической организацией, которая способствует возрождению шиитов во всем мире.«Хезболла» представляет собой особенно успешный пример этого возрождения, и многие из новых шиитов России стремятся продемонстрировать свою политическую приверженность к ней, выставляя напоказ воинственную, антиамериканскую и антиизраильскую идеологию. Российская журналистка Анастасия Фатима Ежова, перешедшая в шиизм, является ярким примером. Преданная сторонница Ахли Бейт, она подписывает большинство своих статей под псевдонимом Фатима Хизбалла и ведет блог в Интернете под названием «Черные знамена Хорасана». Ее слоган, который появляется в конце всех ее статей, звучит так: «Каждый день — это Ашура, весь мир — это Кербела.Но ничто из этого не помешало Фатиме Хизбалле вести колонку на официальном российско-исламском веб-сайте www.islam.ru, хотя этот веб-сайт является суннитским и цитирует сподвижников Пророка ( Сахаба ), которых клевещут на шиитов. историография. Позиция Фатимы является откровенно антисемитской и антизападной. Она открыто заявляет: «Я ненавижу евреев. Как написано в Коране, они отвратительные создания ».

С начала 2008 года Фатима сменила свой прохизбалловский псевдоним на более нейтральный псевдоним «Сестра Фатима» из-за ее нынешних неофициальных обязанностей посланника Ахли Бейт в Чешской Республике.Но она также ведет виртуальную войну против Израиля в своем интернет-сообществе (http://community.livejournal.com/ru_intifada/), где она публикует статьи о «преступлениях сионистов против человечности» и «героическом джихаде Хезболлы против Израиля». Она также ведет свой блог сообщества под названием «Сражайтесь за аль-Кодс».

В одной из статей о «демонических деяниях сионистов против палестинцев» Фатима повторяет информацию с официального сайта ХАМАС www.palestine-info.info, чтобы рассказать фальшивую историю о «самом молодом палестинском заключенном в израильских тюрьмах» — ребенке по имени Бара, который родился у палестинского заключенного в израильской тюрьме. Фатима цитирует источник в ХАМАСе: «Самар Сабих, арестованный сионистами и заключенный в тюрьму, родила ребенка, когда ее руки были скованы наручниками». По словам Фатимы, Самар оставалась в наручниках даже во время кесарева сечения и не могла держать ребенка на руках после его рождения. «Мужу Самар, который также является заключенным в другой сионистской тюрьме, не разрешили находиться с ней в родильном зале в самые важные моменты их жизни.”Фатима продолжает:

Бара стал третьим ребенком, заключенным сионистами в тюрьму. У этих младенцев никогда не будет нормального детства, потому что они живут в ужасных санитарных условиях и без полноценной пищи. Они постоянно подвергаются унижениям, потому что родились от заключенных и живут в тюрьмах.

Фатима — лишь одна из растущего числа новообращенных молодых мусульман, которые «нашли свет», читая страницы веб-сайтов Ахли Бейт. Люди привлекают внимание, потому что они идеологически активны, но наиболее значительный вклад вносят более обособленные члены движения.Двумя известными «новыми шиитами» являются друзья и коллеги Фатимы Туленцов из Екатеринбурга и Тарас Черниенко. Туленков является модератором шиитского веб-сайта www.ek-shia.org, где он публикует статьи о шиитских ритуалах, традициях и лидерах, таких как Муса ас-Садр (известный религиозный лидер ливанских шиитов иранского происхождения, который исчез в 1978 году в возрасте 18 лет). 50) и Хусейн Боруджерди (видный шиитский шейх, умерший в Куме в 1961 году). Он также публикует биографии таких важных религиозных исторических деятелей, как Фатима аз-Захра и двенадцать шиитских имамов.

Не меньшее, если не большее, отличие Тараса Черниенко, русского новообращенного, который использует псевдоним Абдулкарим Черниенко и, по-видимому, пишет большую часть текстов для веб-сайтов Ахли Бейт. Он хорошо образованный полиглот, ему чуть за тридцать, он также переводит книги и рукописи шиитских лидеров с фарси на русский язык. Черниенко оставался относительно низким в шиитском сообществе в России, хотя он был их молчаливым товарищем и руководителем Института диалога между цивилизациями в Праге, до празднования Ашуры в январе 2009 года в Санкт-Петербурге.В Петербурге, когда его страстная речь перед 1500 мусульманами сделала его восточноевропейской шиитской знаменитостью.

Во многих отношениях он выглядит как русская версия Тарика Рамадана, швейцарского ученого-провокатора, популярного среди мусульманской молодежи в Западной Европе. Как и его швейцарский коллега, Черниенко говорит о новом виде ислама — европейском исламе (в отличие от импортированного ислама, который мусульманские иммигранты привезли с собой во Францию, Великобританию и т. Д.). Черниенко утверждает, что есть русский ислам, который традиционно существовал в России и сейчас переживает ренессанс.В интервью мусульманской программе российского радио «Саут аль-Ислам» («Голос ислама») Черниенко ответил на вопрос о «российских мусульманах» следующим образом:

Почему это словосочетание до сих пор звучит экзотично для людей в нашей стране? Именно по этой причине многие из моих братьев по вере задумывались об иммиграции в арабское государство или, по крайней мере, в место, где их поймут. В настоящее время большинство этих проблем решаются благодаря растущим знаниям населения России об исламе.

Черниенко много говорит о мирной и универсальной природе ислама, но никогда не упоминает ни по радио, ни в своих официальных публикациях, что ислам, который он практикует и предлагает новообращенным, является шиизмом. Он раскрывает свое истинное отношение к шиизму и его исламским конкурентам только в относительной приватности блога его подруги сестры Фатимы: «Шииты находятся на гораздо более высоком уровне ислама, чем ваххабиты. Разница между двумя конфессиями аналогична разнице между пророками, упомянутыми в Библии, и американскими проповедниками, проповедующими на стадионах.Его мнение о суфизме, который традиционно оказывал сильное влияние на мусульман в России, немного более позитивно: «Вовчики давно превратились в роботов, но суфии все еще ищут Истину, хотя и идут неверным путем. …. Суфизм опаснее ваххабизма, потому что он привлекает интеллектуалов… » Черниенко однозначно считает, что шииты должны бороться с ваххабитами и суфиями за душу каждого мусульманина.

Выводы

Ташаю бывших советских мусульман — явление только последнего десятилетия, хотя оно не уникально для России и Средней Азии.Арабский суннитский мир все больше осознает частоту ташаю среди мусульман в других местах. Например, в 2006 году в традиционно суннитском Египте более миллиона граждан были зарегистрированы как шииты. Эта тенденция вызвала бурную реакцию со стороны суннитских общественных деятелей, в том числе таких «экуменистов», как шейх Юсуф Карадави. Другие суннитские государства, такие как Иордания, Тунис и Сирия, также выразили озабоченность по поводу числа суннитов, перешедших в шиизм. Хотя ситуация в Центральной Азии, и особенно в России, иная, поскольку большинство населения не мусульмане, большинство новообращенных, тем не менее, являются бывшими мусульманами-суннитами; лишь небольшая часть из них — русские, украинцы и им подобные.

По мере того, как Иран приобретает статус на политической арене, особенно если мусульманский мир воспринимает его как новую ядерную державу, ташаю в суннитском мире, включая бывший Советский Союз, вероятно, будет расти еще быстрее. Было замечено, что демонстрация силы религии часто привлекает новообращенных. Например, после террористических атак 11 сентября мусульманские священнослужители заявили (и, возможно, также преувеличили), что показатели обращения в ислам в Соединенных Штатах увеличились в четыре раза. А в России после теракта чеченского террора в Беслане в регистрационные списки были внесены более 30 000 новообращенных мусульман.

В течение последних двух лет Ахли Бейт отправляет активистов и посланников по всей Европе. Движение имеет большое и растущее отделение в Германии и расширило свою деятельность в Италии. Сегодня Ахли Бейт, похоже, намерен добраться до всех крупных городов Европы. В Лондоне прошло одно из крупнейших торжеств Ашуры, организованное Ахли Бейт.

Что касается России, количество новообращенных в шиитов, похоже, увеличивается с каждым годом, хотя достоверная статистика отсутствует.В отсутствие этой статистики соблюдение и растущее участие в Ашуре свидетельствует о том, где Ахли Бейт стал активным в России. В январе 2009 года, например, митинги и парады Ашура прошли во многих городах России. Вместе с Москвой и Екатеринбургом, где в последние годы отмечается смерть имама Хусейна, во многих новых городах, таких как Омск, Челябинск, Нижний Новгород и даже Санкт-Петербург, прошли празднования Ашуры. Участники подняли черные знамена Хорасана, называя его мусульманской, а не шиитской традицией.Это заставляет задуматься о том, какой ислам выиграет битву над еще немусульманскими умами россиян в следующем десятилетии — сунниты или шиты.

Полная картина относительно ташаю в России и Центральной Азии остается отрывочной, и очень трудно оценить фактическое количество новообращенных шиитов в регионе. Но вполне возможно, что помимо Ахли Бейт существуют и другие шиитские или иранские организации, действующие в России и Средней Азии под безобидным ярлыком «местной мусульманской организации».Еще неизвестно, действительно ли российское правительство не осведомлено о деятельности Ирана внутри своих границ или воспринимает ее как полезный противовес проникновению ваххабитов. Также неясно, продолжит ли он мириться со столь значительным вмешательством Ирана в социальную и религиозную жизнь российских граждан.

Посмотреть PDF

атак на Россию увеличат только

Взрывы едва пробили туннель между станциями Сенная площадь и Технологический институт в Санкт-Петербурге.Петербургский метрополитен в понедельник днем, когда сторонники Исламского государства в Ираке и Сирии начали праздновать онлайн. Сторонники ИГИЛ поделились фотографиями последствий взрыва бомбы в Газве, канале, поддерживающем ИГИЛ, хотя никто еще не взял на себя ответственность за смертоносное нападение, в результате которого погибли по меньшей мере 10 человек.

То, что Россия, возможно, подверглась нападению джихадистов, не должно вызывать удивления. В первые годы после событий 11 сентября Россия провозглашала свое антитеррористическое сотрудничество с Америкой с целью искоренить «Аль-Каиду».Но на протяжении многих лет атаки на российскую землю в основном совершались местными суннитскими группировками (некоторые из которых придерживаются мировоззрения про Аль-Каиду) с различными целями — от этнонационалистических соображений до стремления распространить законы шариата по всему Кавказу. В течение 1990-х годов ряд повстанческих группировок приняли более религиозные идеологии, и этот сдвиг многие ученые связывают с растущим влиянием иностранных боевиков с Ближнего Востока и Центральной Азии, включая батальон Ибн аль-Хаттаба. Шли годы, исламские боевики совершили множество громких атак на российскую землю, в том числе специально нацеленные на транспортную инфраструктуру — теракты смертников в московском метро в 2004 и 2010 годах, взрыв, сошедший с рельсов на Московском метрополитене.-Петербургская экспресс-дорога в 2007 году, теракты смертников в аэропорту Домодедово в 2011 году и на автобусе в Волгограде в 2013 году.

По большей части Путин ответил, отправив российские спецслужбы в горячие точки джихадистов, такие как Дагестан. Риторически Путин и российская пропагандистская машина извлекают выгоду из этих атак, изображая всех врагов Кремля, как внешних, так и внутренних, участниками обширного террористического заговора. Российское государство стремится создать образ защитника народа.

Привязанность Москвы к Ближнему Востоку настроила ее против суннитов и их интересов.

Теперь связи Москвы на Ближнем Востоке настроили ее против суннитов и их интересов. В ближайшие месяцы, по мере углубления участия России в сирийской гражданской войне, почти наверняка суннитские боевики активизируют свою растущую кампанию против России.

С тех пор, как Россия вступила в войну в Сирии в 2015 году, ее все больше воспринимают как авангард шиитских интересов.Президент России Владимир Путин оказал существенную военную помощь сирийскому лидеру Башару аль-Асаду, объединив Россию с шиитским Ираном и ливанской «Хезболлой», явными врагами суннитских джихадистов. Пропагандистское видео ИГИЛ с угрозой возмездия против России было выпущено всего через две недели после сбития самолета Metrojet, выполнявшего рейс 9268 над Синаем в 2015 году. Эта атака была задумана как устрашающее сообщение Путину о том, что его действия в Сирии, где российские военно-воздушные силы бомбили суннитов. позиции повстанцев, не остались бы без ответа.

Демография для России также устрашающая. Тысячи российских граждан воюют с ИГИЛ, а еще 5000-7000 русскоязычных джихадистов делают русский язык вторым по популярности языком в ИГИЛ. Это означает, что у суннитских джихадистских группировок есть готовые местные силы, которые они могут отправить домой в Россию, где боевикам будет легче сливаться с местным населением, планируя дальнейшие атаки.

Возможно, ключевая причина того, что суннитские нападения на Россию будут усиливаться, — это разногласия между суннитскими джихадистами на Кавказе, а именно, Кавказский эмират, связанный с Аль-Каидой, и Вилаят Кавказ, официальный представитель ИГИЛ на периферии России.В последние годы многие высокопоставленные джихадисты перешли от Имарата Кавказ к Вилаят Кавказу. В их глазах ИГИЛ является наиболее законной силой, поддерживающей суровый салафизм, популярный среди джихадистов, особенно среди молодого поколения. Раскол между двумя группами будет продолжать проявляться, что, вероятно, приведет к процессу перекупов, когда агрессивные негосударственные группы полагаются на эффектные атаки, чтобы убедить потенциальных сторонников в том, что их террористическая или повстанческая организация имеет более сильную решимость бороться с противником — в данном случае , Российское государство и службы безопасности.Соревнование распространилось даже на поле боя в Сирии, что только повысило ставки.

Сейчас, когда халифат находится в напряжении, некоторые боевики могут попытаться вернуться домой и соединиться с джихадистами в Дагестане, Чечне или других беспокойных российских республиках.

В конечном итоге большая часть насилия, от которого страдает Россия, может быть вызвана ее собственными действиями. Перед зимними Олимпийскими играми 2014 года в Сочи российские власти, в том числе Федеральная служба безопасности Российской Федерации, якобы поощряли суннитских боевиков уехать из России в Сирию, где они могли вести джихад против режима Асада.Но сейчас, когда халифат находится в напряжении, некоторые из этих перемещенных боевиков могут попытаться вернуться домой и соединиться с джихадистами в Дагестане, Чечне или других беспокойных российских республиках. Путин выразил обеспокоенность по поводу такой возможности, сокрушаясь о том, что после Сирии эти боевики не просто «исчезнут в воздухе». Более того, российский подход к противоповстанческой деятельности избегает рассмотрения жалоб, вместо этого полагаясь почти исключительно на военную силу. Это означает, что, хотя боевиков можно убивать и захватывать, коренные причины политического насилия в значительной степени игнорируются, что позволяет идеологии, питающей воинствующих салафитов, бесконечно гноиться.

Еще одна ключевая переменная в борьбе России с джихадистами — это вновь обретенная известность, которую приобрели многие граждане бывших советских республик как ведущие члены ИГИЛ. Сюда входит ныне покойный Тархан Батирашвили, грузин, известный под псевдонимом Абу Омар аль-Шишани, или «Чеченец Омар». Шишани часто появлялся в пропагандистских видеороликах ИГИЛ и поднялся по карьерной лестнице, чтобы стать военным министром группировки, прежде чем был убит в результате авиаудара коалиции недалеко от сирийского города Шаддади в марте 2016 года.В августе 2016 года ИГИЛ опубликовало на YouTube видео, на котором боец ​​в маске смотрит прямо в камеру и заявляет: «Послушай, Путин, мы приедем в Россию и убьем тебя в твоих домах».

Однако Россия не совсем готова к всплеску суннитской воинственности. Он добился значительного прогресса в подавлении мятежа в Чечне, районе Северного Кавказа, где большинство населения составляют мусульмане, и который был местом двух кровавых войн в 1990-х годах. Чтобы править Чечней, Путин поставил сильного человека Рамзана Кадырова, который мастерски и жестко снизил уровень насилия в регионе.Соответственно, как я утверждал в Politico , жестокий подход России можно охарактеризовать как близорукий из-за ее ориентации на краткосрочные достижения в области безопасности в ущерб долгосрочной стабильности, поскольку внутреннее население на значительных территориях Кавказа было травмировано пытки, насильственные исчезновения и коллективные наказания.

Есть еще одна причина, по которой Россия должна по-прежнему беспокоиться о нападении на Санкт-Петербург, независимо от того, кто в конечном итоге берет на себя ответственность. Несмотря на весь успех кампании по борьбе с повстанцами в Чечне, борьба с терроризмом — это нечто иное.В то время как стратегия борьбы с повстанцами может повлечь за собой развертывание огромного количества солдат с использованием грубой силы, борьба с терроризмом — это скорее дисциплина правоохранительных органов, основанная на разведке и точности. Россия доказала, что она готова и способна использовать жестокие методы для разгрома повстанцев, но еще не продемонстрировала возможности, необходимые для сдерживания и пресечения террористических атак на своей территории, включая разрушительные атаки на ее транспортную инфраструктуру.

В своем стремлении стать более агрессивным в геополитическом плане, взяв на себя более агрессивную роль за рубежом, Россия стала более уязвимой для терроризма внутри страны.Суннитские боевики могут увидеть действия России на Ближнем Востоке и в Восточной Европе и сделать вывод, что сейчас, когда Москва, похоже, отвлечена, пора нанести удар. ИГИЛ и другие джихадисты могут готовиться к бою в крупных городах России, пытаясь доказать свою значимость, и в то же время стремятся выполнить неоднократные обещания заставить Путина и компанию заплатить за свои злоключения на мусульманских землях.

И все же: все это может быть проницательным расчетом Путина, который может рассматривать ответный удар суннитской воинственности у себя дома как неизбежный компромисс в восстановлении российской гегемонии в ее бывшей сфере влияния при одновременном возвращении страны на ее законное место. как настоящая мировая держава.


Колин П. Кларк — политолог корпорации RAND и младший научный сотрудник Международного центра по борьбе с терроризмом. Он является автором книги «Terrorism, Inc .: Финансирование терроризма, мятежа и нерегулярных войн».

Этот комментарий впервые появился на TheAtlantic.com 4 апреля 2017 года.

Комментарий

дает исследователям RAND платформу для передачи идей, основанных на их профессиональном опыте и часто на результатах рецензируемых исследований и анализа.

.