В россии какая правовая семья: Сходство и различие российской правовой системы и романо-германской правовой семьи Текст научной статьи по специальности «Право»

Содержание

Сходство и различие российской правовой системы и романо-германской правовой семьи Текст научной статьи по специальности «Право»

УДК 340.155.8:340.111.5:340.5

Л. П. Рассказов

Сходство и различие российской правовой системы и романо-германской правовой семьи

В статье рассматриваются характерные признаки российской правовой системы. На основании этого показываются ее особенность, сходство и различие с романо-германской правовой семьей. Отмечается, что российская правовая система, имея формально-юридическое сходство с романо-германской правовой семьей, в сущностном отношении резко отличается от нее.

Significant signs of Russian legal system are considered in this article. On the basis of it we can see its peculiarity, similarity and difference with Romanic- Germanic legal family. In this article we can observe that the Russian legal system having formal-law similarity with Romanic-Germanic legal family differs sharply in essential relationship from it.

Ключевые слова: источник права, нормативно-правовой акт, законодатель, отрасль права, частное право, публичное право, кодификация права, рецепция права, западная и восточная цивилизация.

Key words: source of law, normative acts, legislator, law branch, private law, public law, law codification, law reception, west and east civilization.

К общим чертам российской правовой системы, свойственным всем историческим этапам нашего государства, можно отнести следующие:

а) важнейшим источником права был нормативно-правовой акт; б) право, как систему норм формировал законодатель.

Рассмотрим их подробнее.

Российское право обладало и обладает таким важнейшим свойством, как нормативность, означающим, что оно регулирует общественные отношения посредством общеобязательных, формально определенных, общих правил поведения — норм права. Правоприменитель осуществлял квалификацию тех или иных действий на основе имеющихся правовых нормативов (норм права). Данные нормы права содержались в различных источниках права, важнейшим из которых во все времена были нормативно-правовые акты.

© Рассказов Л. П., 2013

Таким образом, нормативно-правовой акт (закон) в российской правовой системе, как и в странах континентальной правовой семьи, является основным источником права в отличие от англо-саксонской правовой семьи, в которой огромную роль играет прецедент. Однако здесь следует учесть, что в континентальной правовой семье «прецедент как источник права (вторичный, а не первичный.

..) постоянно признавался и признается…. И в этом случае можно и нужно говорить о приоритете закона перед прецедентом — продуктом судейского правотворчества…»1. В России данный вопрос решается по-иному. В советское время прецедент вообще не признавался. В постсоветской России «в течение многих лет идут “позиционные” споры и в результате этого сохраняется полная неопределенность в отношении самого факта существования прецедента как источника права в правовой системе России, а следовательно, подспудно — и в отношении характера его взаимосвязи и взаимодействия с другими источниками права и в первую очередь с законом»2.

В Российской Федерации существует своя особенность использования нормативно-правовых актов, связанных с ее федеративным устройством. Если какой-либо вопрос находится согласно Конституции РФ в исключительном ведении РФ, то ее нормативные правовые акты имеют безусловную юридическую силу, а в субъектах РФ по этому вопросу нормативные правовые акты приниматься (издаваться) не могут. Если вопрос согласно Конституции РФ находится в совместном ведении РФ и ее субъектов, то по данному вопросу могут приниматься (издаваться) как федеральные, так и региональные нормативные правовые акты. При этом федеральные акты имеют приоритет перед региональными. Кроме того, существуют нормативные правовые акты по вопросам исключительного ведения субъектов РФ.

В каждом случае система нормативных правовых актов образует структурный ряд, который характеризуется иерархической связью его элементов. Она выражается в том, что нормативные акты имеют в структурном ряду определенное место и не могут содержать норм, противоречащих вышестоящим актам. В свою очередь, каждый нормативный акт выступает исходной правовой базой для нормативных актов, расположенных в структурном ряду после него.

1 МарченкоМ.Н. Сравнительное правоведение. М., 2011. С. 589-590.

2 Там же.

Объединяет все три структурных ряда Конституция РФ, которая устанавливает не только предметы ведения Федерации и субъектов РФ, но и способы разрешения противоречий между нормативно-правовыми актами.

На всех этапах российской истории право, как систему норм, формировал законодатель. В дореволюционный период главным законодателем являлся монарх (за исключением народного вече Новгорода и Пскова в период существования их как республик). Монарх не всегда лично принимал участие в правотворчестве, делегируя соответствующие полномочия учрежденным им же органам, оставляя за собой окончательные решения.

Как известно, и в других странах на ранних периодах их развития в качестве основного законодателя выступал монарх. Но уже в период расцвета Средневековья в Европе появляются представительные органы (например, в Англии — парламент, во Франции — Г енеральные штаты), которые от имени государства наряду с монархом также принимают участие в принятии законов, т.

е. в формировании позитивного права. Это чрезвычайно важный момент в развитии права, поскольку оно в гораздо большей степени начинает отражать интересы различных классов и общественных групп.

В дальнейшем представительные органы занимают доминирующее положение в принятии законов; и наконец, приходит время (после буржуазных революций), когда прерогатива издания законов всецело переходит к представительным органам.

В России переход законодательных полномочий от монархов к представительным органам власти произошел значительно позже. Если в западноевропейских странах, как указывалось, представительные органы власти возникли еще в период Средневековья, то в нашей стране — лишь в начале ХХ в., когда была учреждена Государственная дума. Она наряду с Государственным советом принимала участие в разработке и принятии законов. В то же время император обладал правом абсолютного вето, ослабляя тем самым законодательные полномочия представительных органов.

В Советском государстве формально юридически законодательные функции выполняли представительные органы. Так, в соответствии с Конституцией СССР законы СССР принимались Верховным Советом СССР или всенародным голосованием (референдумом), проводимым по решению Верховного Совета СССР. В РСФСР законы принимались Верховным Советом РСФСР или народным голосованием (референдумом), проводимым по решению Верховного Совета РСФСР. Однако, как мы отмечали, в Советском государстве велико было влияние правящей партии, которое не могло не сказываться на законотворческом процессе. В постсоветском гос-

78

ударстве издание законов является прерогативой законодательных органов. Однако и здесь в нашем государстве имеется специфика в силу особенностей разделения властей в России, о которой мы говорили ранее.

С начала XIX в. российская правовая система приобретает и другие черты, которые свойственны как для дореволюционного, так для советского и постсоветского права:

а) деление на отрасли права;

б) деление на частное и публичное право;

в) кодифицированность права;

г) заимствование (рецепция) положений римского права (в советский период об этом можно говорить чисто условно).

Рассмотрим данные черты подробнее.

Важной общей чертой российского права является деление его на отрасли права. Идея разделения российского права на отрасли появилась в конце ХУШ в. — после того, как в нашей стране сформировались очертания правовой науки, которая и определяла критерии разделения. Начало отраслевого деления российского связано с деятельностью М.

М. Сперанского. При нем появились первые кодифицированные нормативные акты, регулирующие общественные отношения по отраслевому принципу. В XIX в. уже однозначно выделяются гражданское право и уголовное право — с тех пор они изучаются по отдельности. Причем такое деление было основано, прежде всего, на разграничении права частного и права государственного. По мере усложнения социальных отношений отдельные гражданско-правовые и уголовно-правовые институты выделяются в самостоятельные отрасли права — гражданско-процессуальное право, уголовнопроцессуальное право и др.

Однако в XIX в. проблема классификации права по отраслям еще не имела значения предмета активных научных изысканий. И лишь в советское время стали исследоваться вопросы предмета и метода правового регулирования как основных критериев классификации права по отраслям. При этом следует подчеркнуть очень важное обстоятельство, которое заключается в том, что деление действующего законодательства на отрасли получило конституционное закрепление, и впервые это было сделано в Конституции СССР 1924 г.

при регулировании вопросов ведения Союза ССР (ст.1).

В настоящее время количество отраслей права, регулирующих отдельные сферы общественных отношений, составляет несколько десятков. Точная цифра не может быть установлена, поскольку классификация отраслей права не имеет специального правового регулирования (упомина-

79

ние об отраслях законодательства в Конституции России не является правовым закреплением отраслевой классификации), а среди ученых наблюдается значительное расхождение по вопросам о самостоятельности той или иной отрасли права.

Следует отметить еще одну особенность российского права. По мнению М.Н. Марченко, «… в российской правовой системе, в отличие от романо-германской правовой семьи, отсутствует четко выделенная из отрасли гражданского права система норм, формирующих коммерческое право. Торговое право России практически полностью поглощено “чисто” гражданским правом»3.

В конце XIX — начале XX в. идет и процесс деления право на частное и публичное. К публичному праву, как подсистеме права, регулирующей отношения, обеспечивающие публичный (общегосударственный) интерес, относятся в российской правовой системе конституционное, административное, уголовное, уголовно-процессуальное, финансовое право и др.

К частному праву, представляющему собой другую подсистему права, регулирующую отношения, обеспечивающие частные интересы (личноимущественные, брачно-семейные), автономный статус и инициативу частных собственников и юридических лиц в их имущественной деятельности и личных взаимоотношениях, в России входят гражданское, трудовое право и др.

Деление права на частное и публичное имеет место и в континентальной правовой семье. Но в ней в отличие от российской правовой системы данная дифференциация произошла значительно раньше и носила более последовательный характер. В Советском государстве частное право фактически было поглощено публичным правом. Да и в настоящее время частное право еще не заняло достойного места в российской правовой системе в силу пока еще сравнительно низкого уровня развития предпринимательства и большой доли государства в экономической сфере.

Важным признаком российского права является его кодифицирован-ность. Кодификация в российской правовой системе имеет глубокие исторические корни и охватывает практически все отрасли и институты права. В связи с этим следует отметить, что первым сборником правовых норм была Русская Правда, которая регулировала общественные отношения в Древнерусском государстве. В данном нормативном акте были сосредоточены в основном нормы уголовного права и процесса. Но одновременно

его нормы регулировали и сферу гражданского права. Таким образом, в тот период времени отсутствует отраслевое деление.

С принятием Соборного уложения 1649 г. в России начинается новый этап развития права. Оно приобретает черты систематизации. Это проявляется, в частности, в том, что этот документ впервые разделяется на главы, в которых содержатся нормы, регламентирующие отдельные сферы общественных отношений.

По-настоящему процесс кодификации российского права начинается в первой половине XIX в. В это время в России под руководством М.М. Сперанского была осуществлена крупномасштабная систематизация российского права, завершившаяся созданием к началу 30-х гг. сначала Полного собрания, а затем Свода законов Российской империи. Как мы уже отмечали, одновременно было положено начало отраслевому делению российского законодательства, которое приобретает кодифицированный характер.

В Советском государстве, несмотря на сущностное изменение права, от его кодификации не отказались. Уже в первые годы советской власти произошла первая кодификация советского права. И в последующие годы существования Советского государства происходила кодификация права. Некоторые кодексы видоизменялись, а какие-то принимались новые. Впоследствии стала существовать практика, в соответствии с которой в той или иной отрасли на уровне СССР принимались Основы законодательства, а затем на их базе — соответствующие кодексы в союзных республиках.

Вообще в истории России можно выделить несколько этапов кодификации российского права: создание Свода законов Российской империи, первая кодификация советского права (20-е гг.), вторая кодификация советского права (конец 50-х — 60-е гг.) и современная кодификация, причем последний этап продолжается. С начала 90-х гг. в российском праве идет достаточно активный процесс изменения содержания кодифицированных актов, что отражает коренные изменения в нашем обществе (переход от советского типа государства к государству с либеральными ценностями). Но этот процесс характеризуется нестабильностью.

В российской правовой системе происходило заимствование (рецепция) положений римского права. В определенной мере в российской правовой системе рецепция становится известной уже на первоначальных этапах ее зарождения. Это было связано как с заимствованием традиций государственного управления и регулирования общественных отношений из Византии, так и с принятием христианства на Руси. Влияние римского права

81

на российское прослеживается на всех этапах развития Российского государства. По мнению некоторых ученых, различные идеи, принципы, а также отдельные нормы и даже институты римского права оказали определенное влияние на такие весьма значительные российские законодательные акты, как Русская правда (XI в.), Судебник 1497 г., Соборное уложение (1649), Свод законов (1832) и многие другие4.

Таким образом, влияние римского права на правовую систему России сказывалось на всех исторических этапах. В Российской империи XIX — начала XX в. под влиянием экономических и политических преобразований интерес к нему возрастает. Однако в советский период, опять-таки вследствие кардинальных изменений в политической и экономической сферах, влияние римского права на право советское сводится к минимуму.

В постсоветский период по мере «либерализации» экономических и других тесно связанных с ними социально-политических отношений произошло «возрождение» рецепции римского права, привнесшей в правовую систему нашей страны новые или обновленные институты частного права: юридического лица, брачного договора, обязательного страхования гражданской ответственности владельцев автотранспортных средств и т. д.

Отмечая сходство российского и континентального права по признаку воздействия на них римского права можно отметить, что характер и степень воздействия на них римского права несопоставимы. «Когда речь идет о воздействии римского права на романо-германское право, то, по существу, имеется в виду влияние одной системы права на другую внутри и фактически одной и той же правовой и общей культуры, весьма сходного менталитета, одной и той же («западной») цивилизации, одной и той же континентальной системы…

Иначе обстоит дело с природой воздействия римского права на российское право. Последнее по отношению к первому выступает не как родственное, внутриродовое или внутритиповое явление, а как внешнее, а в ряде отношений — даже чуждое право»5.

Таким образом, отмечает М.Н. Марченко, «… аргумент о принадлежности или вхождении российского права в романо-германскую правовую семью на том основании, что они имеют общие «римские корни», является довольно уязвимым и сомнительным. Можно и нужно говорить о сходстве,

4 См.: Салогубова Е. В. Элементы римского права в российском судопроизводстве XXVIII вв. // Древнее право. 1999. №1. С. 173-179; Щапов Я.Н. Римское право на Руси до XVI в. // Феодализм в России. М., 1987. С. 211-218.

5МарченкоМ.Н. Сравнительное правоведение. М., 2011. С. 585.

82

близости, наконец — о взаимном тяготении российского и романогерманского права на том основании, что они были подвержены, хотя и в разной степени, воздействию со стороны римского права, но никак — об их однородстве, а тем более — идентичности или единстве»6.

Итак, российская правовая система имеет следующие характерные черты: важнейшим источником права является нормативно-правовой акт; право, как систему норм, формировал и формирует законодатель; деление на отрасли права; деление на частное и публичное право; кодифицирован-ность права; заимствование (рецепция) положений римского права.

Все эти признаки присущи странам, входящим в романо-германскую (континентальную) правовую семью. И на этом основании некоторые исследователи причисляют российскую правовую систему к данной семье. Но, как мы уже отметили, каждая из перечисленных черт в России имеет свои специфические особенности, которые подчеркивают уникальность российской цивилизации.

Отметим также, что наличие этих черт в российской правовой системе и странах романо-германской правовой семьи характеризует их сходство в формально-юридическом аспекте. Но есть более глубокий, сущностный аспект, который в силу различий цивилизационного характера, отделяет континентальную систему права от российской.

Страны континентальной правовой семьи относятся в основном к западному типу цивилизации. Как мы уже отмечали, Россия — это уникальное государственное образование, на развитие которого оказывали и оказывают влияние различные цивилизационные потоки, исходящие и из Европы, и из Азии. И наша евразийская цивилизация, имея формальноюридическое сходство с романо-германской правовой семьей, в сущностном отношении резко отличается от нее.

Укажем на самые важные из них.

1. В странах романо-германской правовой семьи, как в странах западной цивилизации, давно уже сложился институт частной собственности, рыночной экономики, на базе которых возникла и развивалась соответствующая политическая, идеологическая и правовая надстройка. В России, несмотря на перемены последних двух десятилетий, институты собственности и рыночной экономики функционируют еще не так эффективно, как на Западе, неся на себе оттенок цивилизации восточного типа.

2. В странах романо-германской правовой семьи политическая система базируется на буржуазно-демократических основах, которые формировались не одно столетие. В России демократические традиции опираются не на такой прочный фундамент. Зато в нашем государстве сильны традиции авторитаризма и тоталитаризма.

3. Огромные различия между российской правовой системой и континентальной правовой семьей имеется в правовой культуре, которая, по выражению В.П. Сальникова, пронизывает все право, правосознание, правоотношения, правопорядок, а также правотворческую, правопримени-

7

тельную и всю иную юридическую деятельность .

Эти различия носят коренной характер. Таким образом, можно заметить, что российская правовая система в формально-юридическом аспекте в какой-то степени близка к континентальной правовой семье. В содержательном, сущностном отношении между ними существует большая разница.

К этому можно добавить, что в сущностном отношении романогерманская семья близка к англосаксонской правовой семье, что обусловлено их отношением к одной цивилизации — западной.

Список литературы

1. Марченко М.Н. Сравнительное правоведение. — М., 2011. — С. 585-592.

2. Салогубова Е.В. Элементы римского права в российском судопроизводстве X-XVIП вв. // Древнее право. — 1999. — №1. — С. 173-179.

3. Сальников В.П. Правовая культура // Общая теория государства и права: акад. курс в 3 т. — 2-е изд. — М., 2002. — С. 362.

4. Щапов Я.Н. Римское право на Руси до XVI в. // Феодализм в России. -М., 1987. — С. 211-218.

7 Сальников В.П. Правовая культура // Общая теория государства и права: акад. курс в 3 т. 2-е изд. М., 2002. С. 362.

Правовая система Российской Федерации и романо-германская правовая семья

Правовая система Российской Федерации и романо-германская правовая семья

Для последнего десятилетия XX в. самым значительным в развитии основных правовых систем современности является почти полное исчезновение с юридической карты мира социалистического типа права. Одна из главных тенденций развития права в постсоциалистических странах – это сближение с другими правовыми семьями. Применительно к России эта особенность проявляется в сближении российского права с романо-германской правовой семьей. Если переход к рыночной экономике и многообразию форм собственности предопределил быстрое развитие институтов частного права, то формирование правовой государственности и политический плюрализм обусловили развитие публичного права.

В международно-правовом плане включение России в «общее европейское правовое пространство», в «Европу правовых государств» стало одним из важных условий развития российского права в русле мировых тенденций правового развития.

В эволюции современной правовой системы России прослеживаются две основные тенденции. Это, с одной стороны, исключение из действующего российского права принципов, норм и институтов, которые были призваны подчеркнуть принципиальное отличие советского социалистического права от права буржуазного, а с другой –-появление в российском праве принципов, норм, институтов и даже отраслей, которые ранее считались исключительным атрибутом буржуазного права (например, торговое право и т. д.).

По своим основным юридическим классификационным признакам российское право всегда относилось к романо-германской правовой семье и продолжает оставаться таковым. Об этом свидетельствуют кодификационный характер российского права, структура правовой нормы, принципы верховенства закона и соответствующая иерархия источников права, основные принципы судебной организации и судопроизводства.

Глубокие экономические и политические преобразования во всех сферах общественной жизни открыли широкие возможности к сближению российского права с романо-германской правовой семьей не только по внешней форме, но и по содержанию.

Возникновение частного и публичного права в России в значительной степени было обусловлено социально-экономическим и политико-правовым развитием общества.

Это нашло свое отражение в следующих направлениях в области частного права.

во-первых, в признании многообразия форм собственности и определяющего значения частной собственности. Развитие отношений собственности, и прежде всего частной, приводит к возрождению частного права в России;

во-вторых, в развитии и создании юридических основ свободного предпринимательства. Рыночные отношения, т.е. имущественные, товарно-денежные отношения плюс налоговые, финансовые, трудовые, социальные и др., являются важнейшим источником частного права в России в материальном смысле;

в-третьих, в появлении рада ранее отсутствовавших институтов торгового права.

В сфере публичного права утвердились такие основополагающие признаки демократического правового государства, как:

конституционное провозглашение и практическая реализация принципа разделения властей;

конституционное признание первостепенной роли публичных прав и свобод граждан;

введение и развитие судебного конституционного контроля. Благодаря этим и другим новейшим тенденциям традиционная близость русского дореволюционного и современного российского права к романо-германской правовой семье становится существенным фактором, способствующим сближению рассматриваемых правовых моделей.

Видимо, все это будет предопределять особенности и приоритеты развития российской правовой системы в XXI в.

Унификация законодательства и правовых концепций в ее международно-правовых формах является наиболее известным способом сближения российского права с романо-германской правовой семьей. Однако, как показывает практика, унификация права, которая должна пониматься в широком смысле, начиная с унификации национального законодательства и кончая кодификацией незаконодательного характера юридической практики и обычаев, не есть самоцель, и она должна быть следствием практической потребности установления тесных контактов между государствами в сфере экономической, политической, культурной и социальной жизни.

Для формирования общего правового пространства не меньшее, если не большее, значение имеет такой путь сближения этих систем, как увеличение их общих черт, принципиальных установок, сходства правовых норм и соответственно судебной практики.

Интегрирование России в европейские юридические процессы, утверждение примата международного права ведут к тому, что в национальной правовой системе растет число единообразных норм и стандартов. Несмотря на это, правовое развитие России происходит преимущественно путем изменений национального права. При этом законодатель обращается не только к юридическому опыту романо-германской правовой семьи, но и к англо-американским правовым моделям. Заслуживает, в частности, особого рассмотрения вопрос о возможности использования в определенных пределах принципа прецедента. Однако, как правило, институты англо-американского права плохо вписываются в романо-германскую правовую систему. Действительно, как справедливо отмечает проф. У. Батлер, трудно принять дословно англо-американские концепции и советы, данные с благими намерениями представителями западных юридических кругов. Они просто непонятны принимающей их стороне, а западная сторона в свою очередь обычно не в состоянии понять правовую среду, в отношении которой она дает советы. Поэтому трудно согласиться на столь радикальные перемены правовой системы, в результате которых в России было бы «все, как в США и Великобритании», и установилась правовая семья общего права.

Учет зарубежного юридического опыта и сближение российского права с другими правовыми семьями не тождественны рецепции права, восприятию зарубежных правовых моделей. Они итог развития российского права в результате действия многих факторов, обусловливающих этот процесс в конкретно-исторических условиях России. Отсюда, в частности, возможность различной трактовки даже одноименных правовых институтов, отторжение практикой моделей, разработанных российским законодателем па основе зарубежного опыта. Впрочем, в советское время, в условиях централизованной плановой экономики и демократически неразвитой политической системы, основные правовые институты РСФСР при внешнем сходстве с институтами романо-германской правовой семьи существенно отличались от них. Отсюда можно сделать вывод, что сближение российского права с романо-германской правовой семьей не означает потери самобытности, особенностей, традиций, свойственных правовой системе России. Действительно, российское право, как и любая национальная правовая система, имеет свою специфику, и на нем не могли не отразиться политико-правовые события, происходящие в России; оно отвечает всем основным юридическим признакам романо-германской правовой семьи.

На наш взгляд, весьма спорен призыв выделить самостоятельную «славянскую правовую семью» и возвратиться, в частности, к правовой системе государств восточнославянской культуры. Самостоятельность традиций развития российской правовой системы, в том числе ее отличие от романо-германской правовой семьи, подчеркивает В.Н. Синюков. Он признает за Россией особую правокультурную самобытность, пытается вывести ее из «исконных культурно-правовых основ», из специфических особенностей «славянской правовой семьи», образованной странами славянского этнического происхождения. По его мнению, российская правовая система в будущем должна идентифицироваться в качестве основы правовой семьи как восточнославянских, так и тюркских народов бывшего Советского Союза. А обращение к мировому правовому опыту (который называется однозначно западным), к интеграционным процессам, происходящим в европейских и иных регионах, возможно только на условиях политического и культурно-правового «ассимилирования входящих в СССР регионов в западное сообщество». Такое возвращение восточноевропейских стран в мировую культурно-правовую цивилизацию автор расценивает как «противоестественное вмешательство в их историческую судьбу, чреватое элиминацией этносоциальной специфики правовой культуры». Близкую этому точку зрения высказал и Р.Б. Головкин, писавший, что внедрение в правовую систему России концепций, сформировавшихся в романо-германской и англосаксонской системах права, не учитывающих различий духовных и нравственно-этических традиций Запада и Востока, пока преждевременно.

Следует отметить, что даже в Западной Европе, где происходят процессы объединения различных по своим культурно-историческим, религиозно-этическим и морально-психологическим ценностям государств (сравним, например, Грецию и Ирландию, Испанию и Норвегию), эти государства отнюдь не теряют своей самобытности и складывавшейся веками правовой ментальное.

Признавая справедливыми высказывания В.Н. Синюкова о реально существовавшей самобытной для России правовой системе восточнославянского типа, об особенностях состояния правосознания населения России, А.В. Мицкевич справедливо отмечает, что трудно увидеть те особенные формы законодательства или иных источников права, которые обеспечивали бы успешное развитие российской государственности в современных условиях. Россия вряд ли может избрать «самобытное», без ориентации на международный опыт развитие права, не рискуя снова (как это было совсем недавно) оказаться в международной изоляции. России предстоит жить не в «особой правовой семье», а в содружестве и взаимодействии со всеми правовыми системами мира.

Разумеется, что для этого российская правовая система должна идти своим путем, но вместе с основными правовыми системами современности. При этом не следует избегать ориентира на международно-правовые и передовые зарубежные юридические стандарты, в частности романо-германской правовой семьи.

Романо-германская правовая семья дает России не только исторически оправданный и упрочившийся выбор юридических конструкций (правопонимание, система и источники права, правоприменение), но и другие преимущества, вытекающие из признания общепризнанных принципов и норм международного права частью правовой системы России.

Все эти аргументы свидетельствуют о том, что романо-германская правовая семья в XXI столетии в основном остается правильным для России выбором. Бесплатная система онлайн-бронирования (записи) для любого бизнеса

3. Правовая система Российской Федерации и романо-германская правовая семья

Для последнего десятилетия XX в. самым значительным в развитии основных правовых систем современности является почти полное исчезновение с юридической карты мира социалистического типа права. Одна из главных тенденций развития права в постсоциалистических странах – это сближение с другими правовыми семьями. Применительно к России эта особенность проявляется в сближении российского права с романо-германской правовой семьей. Если пере-

ход к рыночной экономике и многообразию форм собственности предопределил быстрое развитие институтов частного права, то формирование правовой государственности и политический плюрализм обусловили развитие публичного права.

В международно-правовом плане включение России в «общее европейское правовое пространство», в «Европу правовых государств» стало одним из важных условий развития российского права в русле мировых тенденций правового развития.

В эволюции современной правовой системы России прослеживаются две основные тенденции. Это, с одной стороны, исключение из действующего российского права принципов, норм и институтов, которые были призваны подчеркнуть принципиальное отличие советского социалистического права от права буржуазного, а с другой –-появление в российском праве принципов, норм, институтов и даже отраслей, которые ранее считались исключительным атрибутом буржуазного права (например, торговое право и т.д.).

По своим основным юридическим классификационным признакам российское право всегда относилось к романо-германской правовой семье и продолжает оставаться таковым. Об этом свидетельствуют кодификационный характер российского права, структура правовой нормы, принципы верховенства закона и соответствующая иерархия источников права, основные принципы судебной организации и судопроизводства.

Глубокие экономические и политические преобразования во всех сферах общественной жизни открыли широкие возможности к сближению российского права с романо-германской правовой семьей не только по внешней форме, но и по содержанию.

Возникновение частного и публичного права в России в значительной степени было обусловлено социально-экономическим и политико-правовым развитием общества.

Это нашло свое отражение в следующих направлениях в области частного права.

во-первых, в признании многообразия форм собственности и определяющего значения частной собственности. Развитие отношений собственности, и прежде всего частной, приводит к возрождению частного права в России;

во-вторых, в развитии и создании юридических основ свободного предпринимательства. Рыночные отношения, т.е. имущественные, товарно-денежные отношения плюс налоговые, финансовые, трудовые, социальные и др., являются важнейшим источником частного права в России в материальном смысле;

в-третьих, в появлении рада ранее отсутствовавших институтов торгового права.

В сфере публичного права утвердились такие основополагающие признаки демократического правового государства, как:

  1. конституционное провозглашение и практическая реализация принципа разделения властей;

  2. конституционное признание первостепенной роли публичных прав и свобод граждан;

3) введение и развитие судебного конституционного контроля. Благодаря этим и другим новейшим тенденциям традиционная

близость русского дореволюционного и современного российского права к романо-германской правовой семье становится существенным фактором, способствующим сближению рассматриваемых правовых моделей.

Видимо, все это будет предопределять особенности и приоритеты развития российской правовой системы в XXI в.

Унификация законодательства и правовых концепций в ее международно-правовых формах является наиболее известным способом сближения российского права с романо-германской правовой семьей. Однако, как показывает практика, унификация права, которая должна пониматься в широком смысле, начиная с унификации национального законодательства и кончая кодификацией незаконодательного характера юридической практики и обычаев, не есть самоцель, и она должна быть следствием практической потребности установления тесных контактов между государствами в сфере экономической, политической, культурной и социальной жизни.

Для формирования общего правового пространства не меньшее, если не большее, значение имеет такой путь сближения этих систем, как увеличение их общих черт, принципиальных установок, сходства правовых норм и соответственно судебной практики.

Интегрирование России в европейские юридические процессы, утверждение примата международного права ведут к тому, что в национальной правовой системе растет число единообразных норм и стандартов. Несмотря на это, правовое развитие России происходит преимущественно путем изменений национального права. При этом законодатель обращается не только к юридическому опыту романо-германской правовой семьи, но и к англо-американским правовым моделям. Заслуживает, в частности, особого рассмотрения вопрос о возможности использования в определенных пределах принципа прецедента. Однако, как правило, институты англо-американского права плохо вписываются в романо-германскую правовую систему. Дейст-

вительно, как справедливо отмечает проф. У. Батлер, трудно принять дословно англо-американские концепции и советы, данные с благими намерениями представителями западных юридических кругов. Они просто непонятны принимающей их стороне, а западная сторона в свою очередь обычно не в состоянии понять правовую среду, в отношении которой она дает советы. Поэтому трудно согласиться на столь радикальные перемены правовой системы, в результате которых в России было бы «все, как в США и Великобритании», и установилась правовая семья общего права.

Учет зарубежного юридического опыта и сближение российского права с другими правовыми семьями не тождественны рецепции права, восприятию зарубежных правовых моделей. Они итог развития российского права в результате действия многих факторов, обусловливающих этот процесс в конкретно-исторических условиях России. Отсюда, в частности, возможность различной трактовки даже одноименных правовых институтов, отторжение практикой моделей, разработанных российским законодателем па основе зарубежного опыта. Впрочем, в советское время, в условиях централизованной плановой экономики и демократически неразвитой политической системы, основные правовые институты РСФСР при внешнем сходстве с институтами романо-германской правовой семьи существенно отличались от них. Отсюда можно сделать вывод, что сближение российского права с романо-германской правовой семьей не означает потери самобытности, особенностей, традиций, свойственных правовой системе России. Действительно, российское право, как и любая национальная правовая система, имеет свою специфику, и на нем не могли не отразиться политико-правовые события, происходящие в России; оно отвечает всем основным юридическим признакам романо-германской правовой семьи.

На наш взгляд, весьма спорен призыв выделить самостоятельную «славянскую правовую семью» и возвратиться, в частности, к правовой системе государств восточнославянской культуры. Самостоятельность традиций развития российской правовой системы, в том числе ее отличие от романо-германской правовой семьи, подчеркивает В.Н. Синюков. Он признает за Россией особую правокультурную самобытность, пытается вывести ее из «исконных культурно-правовых основ», из специфических особенностей «славянской правовой семьи», образованной странами славянского этнического происхождения. По его мнению, российская правовая система в будущем должна идентифицироваться в качестве основы правовой семьи как восточнославянских, так и тюркских народов бывшего Советского

Союза. А обращение к мировому правовому опыту (который называется однозначно западным), к интеграционным процессам, происходящим в европейских и иных регионах, возможно только на условиях политического и культурно-правового «ассимилирования входящих в СССР регионов в западное сообщество». Такое возвращение восточноевропейских стран в мировую культурно-правовую цивилизацию автор расценивает как «противоестественное вмешательство в их историческую судьбу, чреватое элиминацией этносоциальной специфики правовой культуры». Близкую этому точку зрения высказал и Р.Б. Головкин, писавший, что внедрение в правовую систему России концепций, сформировавшихся в романо-германской и англосаксонской системах права, не учитывающих различий духовных и нравственно-этических традиций Запада и Востока, пока преждевременно.

Следует отметить, что даже в Западной Европе, где происходят процессы объединения различных по своим культурно-историческим, религиозно-этическим и морально-психологическим ценностям государств (сравним, например, Грецию и Ирландию, Испанию и Норвегию), эти государства отнюдь не теряют своей самобытности и складывавшейся веками правовой ментальное™.

Признавая справедливыми высказывания В.Н. Синюкова о реально существовавшей самобытной для России правовой системе восточнославянского типа, об особенностях состояния правосознания населения России, А.В. Мицкевич справедливо отмечает, что трудно увидеть те особенные формы законодательства или иных источников права, которые обеспечивали бы успешное развитие российской государственности в современных условиях. Россия вряд ли может избрать «самобытное», без ориентации на международный опыт развитие права, не рискуя снова (как это было совсем недавно) оказаться в международной изоляции. России предстоит жить не в «особой правовой семье», а в содружестве и взаимодействии со всеми правовыми системами мира.

Разумеется, что для этого российская правовая система должна идти своим путем, но вместе с основными правовыми системами современности. При этом не следует избегать ориентира на международно-правовые и передовые зарубежные юридические стандарты, в частности романо-германской правовой семьи.

Романо-германская правовая семья дает России не только исторически оправданный и упрочившийся выбор юридических конструкций (правопонимание, система и источники права, правоприменение), но и другие преимущества, вытекающие из признания об-

щепризнанных принципов и норм международного права частью правовой системы России.

Все эти аргументы свидетельствуют о том, что романо-германская правовая семья в XXI столетии в основном остается правильным для России выбором.

Правовая система Российской Федерации

Понятие правовой системы

Говоря о понятии правовой системы, следует отметить, что мнения по этому поводу разнятся. Некоторые ученые отождествляют понятия «правовая система» и «система права». Другие ученые считают, что правовую систему следует отграничивать от системы права, поскольку система права представляет собой иерархическую связь норм права, институтов права, отраслей права и более мелких составляющих.

Под правовой системой понимается куда более обширное явление. Она охватывает и систему права, и источники права, а также правосознание, юридическую науку в целом, юридическую практику как практику правотворчества. Правовая система включает в себя все явления, связанные с правом в рамках отдельно взятого государства или общества, и в связи с этим носит комплексный характер.

Определение 1

Из ранее сказанного можно собрать цельное определение правовой системы: комплекс явлений, связанных с правом, который обуславливается объективными закономерностями развития общества, которые осознанно и постоянно воспроизводятся людьми и государством для достижения своих целей.

Элементы правовой системы

Определение 2

Правовой системой называют правовые средства, совокупно связанные друг с другом, которые необходимы и достаточны для осуществления правового регулирования.

Среди таких правовых средств можно выделить правовые нормы, правоотношения, юридические факты, правосознание, юридическую практику, правовую культуру, правосубъектность и т.д. Нельзя говорить о том, что элементный состав правовой системы всегда одинаков – разные ученые отмечают различные компоненты правовой системы. Но наряду с четко установленными основными составляющими элементами правовой системы, выделяют вот такую подвижную динамическую часть. Правовая система характеризуется тем, что включает в себя не только нормы права, но и правовые состояния, правовые процессы и статусы. Несмотря на подвижность элементного состава, правовая система обретает характеристику стабильности за счет своих внутренних системных связей между элементами. Например, правосознание, развиваясь и двигаясь, трансформирует правоотношения и изменяет правовые нормы.

Замечание 1

Правовая система активно подстраивается под внешние изменения, подвергаясь импульсам извне, исходящих от правосознания и правовой практики. Так же на правовую систему могут влиять социальные импульсы, исходящие от общества в процессе стабилизации. Это связано с тем, что правовая система на входе и выходе связана с фактически складывающимися отношениями, которые законодатель может познать с той или иной степенью объективности, привнося в них значительный идеологический момент, субъективную направленность. Все это может привести к рассогласованию и правовой системы, и предмета регулирования.

Основные элементы правовой системы

Рисунок 1.

Аспекты, влияющие на формирование Российской правовой системы

  1. Государственная идеология, как показатель качества выражения в правовых нормах принципов правового регулирования, соответствующих общественному правосознанию, служащего критерием легитимности того или иного нормативно-правового акта.

  2. Принцип федерализма,обуславливающий формирование сложносоставной правовой системы, состоящей из соответствующих правовых систем ее субъектов.

  3. Объективация, которая находит свое выражение во всей совокупности нормативных актов, издаваемых органами государственной власти.

  4. Урегулирование отношений между федеральным и региональным уровнями власти, так как отсутствие должного механизма взаимодействия между ними приводит к возникновению определенных проблем в процессе созидания ценностей, соответствующих уровню гражданского общества и правового государства.

Особенности правовой системы Российской Федерации

Рассматривая вопрос о природе правовой системы Российской Федерации , стоит также отметить тот факт, что нет однозначного мнения о ее самостоятельности и самобытности.

Одной из точек зрения является та, что правовая система Российской Федерации носит самобытный характер и не относится ни к одной из существующих правовых семей. Это обуславливается тем, что, по мнению ученых, российское право обладает некоторыми особенностями по сравнению с классическими моделями правовых систем, которые относятся к романо-германской и англо-саксонской правовым семьям и иным. Считается, что российская правовая система является обособленной, несмотря на то, что она никогда не была цельной и сочетала в себе различные подсистемы.

Другая точка зрения выражается в сопоставлении российской правовой системы с частью романо-германской правовой системы. Россия, касательно правовых аспектов, многое позаимствовала из византийского права, римского права и права континентальной Европы, которые относятся к романо-германской правовой семье. Однако, несмотря на это, в России существовали особые, оригинальные правовые аспекты. Отмечается, что в России практически отсутствовало казуальное право или « право, творимое судьями». Норма права в России — обязательный акт поведения, предназначенный для отдельных субъектов права, который может создаваться только законодателем.

Третий вариант предусматривает синтез общих признаков и черт иных правовых систем, но отмечается, что больше российская правовая система тяготеет к романо-германской правовой семье.

Некоторые ученые склоняются к точке зрения, что российская правовая система представляет собой одну из наиболее мощных и влиятельных систем социалистического типа, и в настоящее время она открыта для обмена идеями, опытом и взаимодействия с любой правовой системой, чему способствует процесс конвергенции правовых систем.

На сегодняшний день практически любое развитое государство в мире стремится создать на своей базе идеальное правовое государство. В данном случае, на первый план выходят вопросы, касающиеся формирования и закрепления в обществе совершенно новых образцов мышления, культуры, профессионализма, чувства законности и справедливости.

Замечание 2

Анализ правового положения современного мира позволяет говорить об актуальности исследования представления о цивилизованности той или иной правовой системы, увязанной «с идеей прав человека, свободы личности, усилением социально-правовой защищенности граждан, упрочением законности, порядка и стабильности в стране».

ПРАВОВАЯ СЕМЬЯ • Большая российская энциклопедия

ПРАВОВА́Я СЕМЬЯ́, груп­па пра­во­вых сис­тем (как пра­ви­ло, на­цио­наль­ных пра­во­вых сис­тем), имею­щих об­щие при­зна­ки. П. с. пред­став­ля­ет со­бой од­ну из ос­но­во­по­ла­гаю­щих ка­те­го­рий срав­нит. пра­во­ве­де­ния. Для обо­зна­че­ния групп род­ст­вен­ных пра­во­вых сис­тем ис­поль­зу­ют­ся так­же по­ня­тия «пра­во­вая тра­ди­ция» и «пра­во­вая куль­ту­ра» в тех слу­ча­ях, ко­гда хо­тят сде­лать ак­цент на ис­то­ри­че­ской и со­цио­куль­тур­ной общ­но­сти стран, ока­зав­шей влия­ние на раз­ви­тие их пра­ва.

Ком­па­ра­ти­ви­сты пред­ла­га­ют разл. кри­те­рии, на ос­но­ва­нии ко­то­рых пра­во­вые сис­те­мы объ­е­ди­ня­ют­ся в П. с. (нем. учё­ные К. Цвай­герт и Х. Кётц на­зы­ва­ют их со­во­куп­ность пра­во­вым сти­лем). Обоб­щён­но они мо­гут быть све­де­ны в 3 груп­пы, эле­мен­ты ко­то­рых тес­но взаи­мо­свя­за­ны: ис­то­ри­че­ские – ис­то­рия фор­ми­ро­ва­ния и раз­ви­тия пра­во­вой сис­те­мы; идео­ло­ги­че­ские – спе­ци­фи­ка ре­лиг., фи­лос., по­ли­тич. воз­зре­ний дан­но­го об­ще­ст­ва и обу­слов­лен­ное ими по­ни­ма­ние пра­ва, го­су­дар­ст­ва, их взаи­мо­свя­зи (гос­под­ствую­щая пра­во­вая док­три­на), пред­став­ле­ние о мес­те пра­ва в сис­те­ме со­ци­аль­ной ре­гу­ля­ции и спо­со­бы его ле­ги­ти­ма­ции; юри­ди­ко-тех­ни­че­ские – спе­ци­фи­ка юри­дич. по­ня­тий и кон­ст­рук­ций (пре­ж­де все­го по­ни­ма­ние пра­во­вой нор­мы), спо­со­бы их об­ра­зо­ва­ния и опе­ри­ро­ва­ния ими, сис­те­ма ис­точ­ни­ков пра­ва, осо­бен­но­сти осн. пра­во­вых ин­сти­ту­тов и струк­ту­ры пра­ва в це­лом, стиль юри­дич. мыш­ле­ния, тео­рия и прак­ти­ка юри­дич. ар­гу­мен­та­ции и при­ня­тия юри­дич. ре­ше­ний.

Вслед за франц. пра­во­ве­дом Р. Да­ви­дом на ос­но­ва­нии этих кри­те­ри­ев при­ня­то вы­де­лять ро­ма­но-гер­ман­скую (кон­ти­нен­таль­ную) П. с., се­мью об­ще­го пра­ва (анг­ло­сак­сон­скую П. с.), се­мью со­циа­ли­стич. пра­ва, а так­же ре­лиг. и тра­диц. (кла­но­вые, обыч­но­го пра­ва) пра­во­вые сис­те­мы. Дан­ная клас­си­фи­ка­ция об­ще­при­зна­на, хо­тя и име­ет не­ко­то­рые мо­ди­фи­ка­ции.

К ро­ма­но-гер­ман­ской П. с. от­но­сят­ся пра­во­вые сис­те­мы стран кон­ти­нен­таль­ной Ев­ро­пы и (с ря­дом ого­во­рок) не­ко­то­рых др. стран, вос­при­няв­ших в хо­де ис­то­рич. раз­ви­тия ев­роп. пра­во. Ис­то­ри­че­ски фор­ми­ро­ва­ние ро­ма­но-гер­ман­ской П. с. свя­за­но с ре­цеп­ци­ей рим­ско­го пра­ва. Пе­ре­ра­бо­тан­ное рим­ское пра­во, во­брав­шее в се­бя мн. эле­мен­ты ка­но­ни­че­ско­го пра­ва, рас­смат­ри­ва­лось как «чис­тое во­пло­ще­ние ра­зу­ма», вы­ра­же­ние спра­вед­ли­во­сти, про­ти­во­пос­тав­ля­лось раз­роз­нен­ным ме­ст­ным обы­ча­ям и пред­пи­са­ни­ям вла­сти и долж­но бы­ло лечь в ос­но­ву ор­га­ни­за­ции об­ще­ст­ва и раз­ре­ше­ния спо­ров (ес­те­ст­вен­но-пра­во­вая шко­ла). Оно при­тя­за­ло на роль об­ще­го пра­ва стра­ны и по­сте­пен­но ста­но­ви­лось та­ко­вым. Совр. ис­то­рия ро­ма­но-гер­ман­ской се­мьи ве­дёт­ся с ру­бе­жа 18–19 вв. То­гда нац. пра­во­вые сис­те­мы вхо­дя­щих в неё стран при­об­ре­ли мн. чер­ты, ха­рак­те­ри­зую­щие дан­ную П. с. и ны­не. Это был пе­ри­од ев­роп. ко­ди­фи­ка­ций, ко­гда гражд. ко­дек­сы (уло­же­ния) бы­ли при­ня­ты во Фран­ции, Гер­ма­нии, Ав­ст­рии и др. Во мно­гих стра­нах бы­ло ко­ди­фи­ци­ро­ва­но уго­лов­ное пра­во. Ос­но­ву нац. пра­во­вой сис­те­мы ста­ла со­став­лять пи­са­ная кон­сти­ту­ция, об­ла­даю­щая выс­шей юри­дич. си­лой. С тех пор сло­жи­лась спе­ци­фи­че­ская для стран ро­ма­но-гер­ман­ской П. с. сис­те­ма ис­точ­ни­ков пра­ва. Осн. ис­точ­ни­ка­ми пра­ва яв­ля­ют­ся нор­ма­тив­ные ак­ты, а сре­ди них – за­ко­ны. В стра­нах ро­ма­но-гер­ман­ской П. с. дей­ст­ву­ет прин­цип вер­хо­вен­ст­ва за­ко­на (тре­бо­ва­ние стро­го­го со­от­вет­ст­вия всех под­за­кон­ных ак­тов за­ко­нам, ко­то­рые, в свою оче­редь, не мо­гут про­ти­во­ре­чить кон­сти­ту­ции). За­ко­но­да­тель­ст­во боль­шин­ст­ва от­рас­лей пра­ва ко­ди­фи­циро­ва­но. Сло­жил­ся дос­та­точ­но вы­со­кий уро­вень юри­ди­че­ской (пре­ж­де все­го за­ко­но­да­тель­ной) тех­ни­ки. Пра­во­вая нор­ма трак­ту­ет­ся как аб­ст­ракт­ное, фор­маль­но оп­ре­де­лён­ное пра­ви­ло по­ве­де­ния, вы­ра­жен­ное в нор­ма­тив­ном ак­те. Су­деб­ный пре­це­дент (су­деб­ная прак­ти­ка) тра­ди­ци­он­но не рас­смат­ри­ва­ют как ис­точ­ник пра­ва. В ря­де стран (напр., во Фран­ции) су­ще­ст­во­ва­ли за­ко­но­да­тель­ные за­пре­ты для су­дов вы­но­сить пред­пи­са­ния об­ще­го ха­рак­те­ра. Од­на­ко по ме­ре «ста­ре­ния» ко­дек­сов су­деб­ное тол­ко­ва­ние их по­ло­же­ний ста­но­ви­лось всё бо­лее не­об­хо­ди­мым для учё­та из­ме­не­ний в об­ществ. от­но­ше­ни­ях и по­сте­пен­но при­обре­та­ло нор­ма­тив­ный (об­ще­обя­за­тель­ный) ха­рак­тер. Ны­не прак­ти­че­ски во всех стра­нах ро­ма­но-гер­ман­ской П. с. «су­дей­ское пра­во» в ви­де об­ще­обя­за­тель­но­го тол­ко­ва­ния по­ло­же­ний за­ко­нов и др. нор­ма­тив­ных пра­во­вых ак­тов функ­цио­ни­ру­ет в ка­че­ст­ве вто­рич­но­го, вспо­мо­гат. ис­точ­ни­ка пра­ва. Ис­точ­ни­ка­ми пра­ва при­зна­ют­ся так­же пра­во­вой обы­чай и пра­во­вая док­три­на, ко­гда-то сыг­рав­шие клю­че­вую роль в ста­нов­ле­нии ро­ма­но-гер­ман­ской П. с. Од­на­ко се­го­дня их роль в ре­гу­ли­ро­ва­нии об­ществ. от­но­ше­ний не­ве­ли­ка. В стра­нах ро­ма­но-гер­ман­ской П. с. вы­со­ко раз­ви­ты юри­дич. нау­ка (вос­хо­дя­щая к рим­ской юрис­пру­ден­ции) и ака­де­ми­че­ское (уни­вер­си­тет­ское) юри­дич. об­ра­зо­ва­ние. Пра­во­вая док­три­на но­сит аб­ст­ракт­ный, тео­ре­тич. ха­рак­тер. Обос­но­вы­ва­ет­ся де­ле­ние пра­ва на от­рас­ли, а так­же раз­ли­че­ние ча­ст­но­го и пуб­лич­но­го пра­ва. Ро­ма­но-гер­ман­ская П. с. не­од­но­род­на. Про­цесс ре­цеп­ции рим­ско­го пра­ва и соб­ст­вен­ное пра­во­вое раз­ви­тие про­ис­хо­ди­ли в раз­ных стра­нах не­оди­на­ко­во, по­это­му и совр. со­стоя­ние их пра­во­вых сис­тем име­ет свою спе­ци­фи­ку. Ряд ис­сле­до­ва­те­лей (К. Цвай­герт и Х. Кётц) да­же пи­шут об отд. ро­ман­ской и гер­ман­ской П. с. От­ли­ча­ют­ся свое­об­ра­зи­ем пра­во­вые сис­те­мы сканд. стран. Цвай­герт и Кётц так­же вы­де­ля­ют их в са­мо­сто­ят. се­вер­ную П. с. Рим­ское пра­во не ока­за­ло су­ще­ст­вен­но­го влия­ния на пра­во­вое раз­ви­тие этих стран. Их пра­во в мень­шей ме­ре ко­ди­фи­ци­ро­ва­но, за­то от­ли­ча­ет­ся су­ще­ст­вен­ной общ­но­стью в рам­ках дан­ной П. с. Су­деб­ная прак­ти­ка в стра­нах Скан­ди­на­вии тра­ди­ци­он­но счи­та­ет­ся ис­точ­ни­ком пра­ва и иг­ра­ет го­раз­до бо́льшую роль, чем в др. го­су­дар­ст­вах ро­ма­но-гер­ман­ской П. с. В эпо­ху ко­ло­ниа­лиз­ма ро­ма­но-гер­ман­ская П. с. рас­про­стра­ни­лась за пре­де­лы Ев­роп. кон­ти­нен­та. Ны­не в об­щем и це­лом к ней от­но­сят стра­ны Лат. Аме­ри­ки. Ча­ст­ное пра­во го­су­дарств дан­но­го ре­гио­на дей­ст­ви­тель­но сфор­ми­ро­ва­лось на ос­но­ве пра­ва быв. мет­ро­по­лии, т. е. в рам­ках ро­ма­но-гер­ман­ской пра­во­вой тра­диции, од­на­ко на их пуб­лич­ное пра­во в боль­шей ме­ре по­влия­ла кон­сти­ту­ци­он­ная сис­те­ма США. Впро­чем, в ре­зуль­та­те ре­цеп­ции рим­ско­го пра­ва во всех стра­нах ро­ма­но-гер­ман­ской П. с. скла­ды­ва­лось имен­но ча­ст­ное пра­во, а их пуб­лич­ное пра­во раз­ви­ва­лось во мно­гом под влия­ни­ем Вест­мин­стер­ской (анг­лий­ской) мо­де­ли. По­сле вес­тер­ни­за­ции к ро­ма­но-гер­ман­ской П. с. тя­го­те­ет и пра­во­вая сис­тема Япо­нии, хо­тя ис­то­рич. тра­ди­ции и мен­та­ли­тет об­ще­ст­ва су­ще­ст­вен­ным об­ра­зом ска­за­лись на её совр. со­стоя­нии.

Вто­рой ве­ли­кой П. с. со­вре­мен­но­сти (в тер­ми­но­ло­гии Р. Ле­же) яв­ля­ет­ся П. с. об­ще­го пра­ва (анг­ло­сак­сон­ская П. с.). В неё вхо­дят пра­во­вые сис­те­мы Анг­лии, Уэль­са, Ир­лан­дии, США, Ка­на­ды, Ав­ст­ра­лии, Но­вой Зе­лан­дии, в оп­ре­де­лён­ной ме­ре Ин­дии и не­ко­то­рых др. стран. Об­щее пра­во на­ча­ло фор­ми­ро­вать­ся в Анг­лии и Уэль­се на­чи­ная с 13 в. в ре­зуль­та­те дея­тель­но­сти ко­ро­лев­ских су­дов (на­зы­вав­ших­ся обыч­но вест­мин­стер­ски­ми по мес­ту, где они за­се­да­ли). Соз­да­вав­шее­ся ими пра­во про­ти­во­пос­тав­ля­лось ме­ст­ным обы­ча­ям в ви­де об­ще­го пра­ва ко­ро­лев­ст­ва. В си­лу ря­да со­ци­аль­но-эко­но­мич. при­чин ре­цеп­ции рим­ско­го пра­ва как та­ко­вой в Анг­лии не про­изош­ло, хо­тя рим­ское пра­во и бы­ло там из­вест­но и ока­за­ло оп­ре­де­лён­ное влия­ние (на­ря­ду с ка­но­ни­че­ским пра­вом) на раз­ви­тие её пра­во­вой сис­те­мы. Об­щее пра­во – это пра­во су­деб­ной прак­ти­ки, пре­це­дент­ное пра­во, где при­ори­тет от­да­вал­ся про­цес­су­аль­ной фор­ме. Имен­но край­ний фор­ма­лизм об­ще­го пра­ва, а так­же ог­ра­ни­чен­ность ком­пе­тен­ции ко­ро­лев­ских су­дов обу­сло­ви­ли по­яв­ле­ние с 16 в. т. н. пра­ва спра­вед­ли­во­сти, сфор­ми­ро­вав­ше­го­ся в ре­зуль­та­те об­ра­ще­ния лиц, ко­то­рые не мог­ли по­лу­чить раз­ре­ше­ние сво­их спо­ров в су­дах об­ще­го пра­ва или бы­ли не­до­воль­ны их ре­ше­ния­ми, к лор­ду-канц­ле­ру (яв­ляв­ше­му­ся ис­по­вед­ни­ком ко­ро­ля) с прось­бой о ко­ро­лев­ской ми­ло­сти («ока­зать ми­ло­сер­дие по со­вес­ти и по су­ще­ст­ву»). Пра­во спра­вед­ли­во­сти так­же бы­ло пре­це­дент­ным, суд канц­ле­ра ори­ен­ти­ро­вал­ся на ре­ше­ния су­дов об­ще­го пра­ва, но не счи­тал се­бя ими свя­зан­ным. В те­че­ние трёх ве­ков в Ве­ли­ко­бри­та­нии су­ще­ст­во­вал слож­ный дуа­лизм об­ще­го пра­ва и пра­ва спра­вед­ли­во­сти, ко­то­рый был в осн. ли­к­ви­ди­ро­ван в хо­де су­деб­ной ре­фор­мы 19 в. Тер­ми­ном «об­щее пра­во» ста­ло ох­ва­ты­вать­ся и пра­во спра­вед­ли­во­сти. Ны­не в Ве­ли­ко­бри­та­нии об­щее пра­во – это пре­це­дент­ное пра­во, ко­то­рое про­ти­во­пос­тав­ля­ет­ся ста­тут­но­му пра­ву – за­ко­но­да­тель­ным ак­там. Ста­тут­ное пра­во, дос­та­точ­но раз­ви­тое в совр. ус­ло­ви­ях, ис­пы­та­ло су­ще­ст­вен­ное влия­ние об­ще­го пра­ва, что от­ра­зи­лось на его юри­ди­ко-тех­нич. свой­ст­вах. Из­на­чаль­но пре­це­дент­ный ха­рак­тер анг­лий­ско­го пра­ва ока­зал серьёз­ное влия­ние на пра­во­вую сис­те­му стра­ны. Пра­во­вые нор­мы при­ня­то из­ла­гать дос­та­точ­но ка­зуи­стич­но. Сис­те­ма ис­точ­ни­ков пра­ва не ие­рар­хие­зи­ро­ва­на. Англ. кон­сти­ту­цию при­ня­то ха­рак­те­ри­зо­вать как не­пи­са­ную. Она су­ще­ст­ву­ет толь­ко в ма­те­ри­аль­ном смыс­ле, в ви­де раз­роз­нен­ных ак­тов пар­ла­мен­та, су­деб­ных пре­це­ден­тов, кон­сти­ту­ци­он­ных со­гла­ше­ний, ре­гу­ли­рую­щих со­от­вет­ст­вую­щие от­но­ше­ния. Хо­тя за­кон (акт пар­ла­мен­та) и мо­жет от­ме­нить су­деб­ный пре­це­дент (в Ве­ли­ко­бри­та­нии дей­ст­ву­ет прин­цип вер­хо­вен­ст­ва пар­ла­мен­та), при­ме­нять­ся за­ко­но­дат. нор­ма в ко­неч­ном счё­те бу­дет так, как её ис­тол­ку­ют су­ды. Мн. отно­ше­ния по-преж­не­му ре­гу­ли­ру­ют­ся в осн. об­щим (пре­це­дент­ным) пра­вом. Ста­тут­ное пра­во не ко­ди­фи­ци­ро­ва­но. От­рас­ле­вая струк­ту­ра пра­ва и его де­ле­ние на ча­ст­ное и пуб­лич­ное вы­ра­же­ны не­яв­но. Про­цес­су­аль­ное пра­во до­ми­ни­ру­ет над ма­те­ри­аль­ным. Ос­но­во­по­ла­гаю­щим прин­ци­пом пра­во­вой сис­те­мы Анг­лии яв­ля­ет­ся гос­под­ство пра­ва (rule of law). Этот принцип пред­по­ла­га­ет, что лю­бой че­ло­век (вклю­чая долж­но­ст­ных лиц) под­чи­ня­ет­ся обыч­ным за­ко­нам го­су­дар­ст­ва и под­ле­жит юрис­дик­ции обыч­ных су­дов. Англ. пра­во­вая док­три­на дос­та­точ­но праг­ма­тич­на и ис­хо­дит из то­го, что пра­во там, где есть сред­ст­во его за­щи­ты (ubi jus ibi remedium). Англ. об­щее пра­во рас­про­стра­ни­лось в ми­ре в ре­зуль­та­те ко­ло­ни­аль­ных за­вое­ва­ний. Прак­ти­че­ски все быв. англ. ко­ло­нии ны­не тя­го­те­ют к се­мье об­ще­го пра­ва, хо­тя их пра­во­вые сис­те­мы и от­ли­ча­ют­ся су­ще­ст­вен­ной спе­ци­фи­кой. В боль­шин­ст­ве из них су­ще­ст­ву­ют пи­са­ные кон­сти­ту­ции (за ис­клю­че­ни­ем Но­вой Зе­лан­дии), дей­ст­ву­ет ин­сти­тут кон­сти­ту­ци­он­но­го кон­тро­ля, осу­ще­ст­в­ля­ет­ся ко­ди­фи­ка­ция за­ко­но­да­тель­ст­ва. На пра­во­вые сис­те­мы США, Ка­на­ды, Ав­ст­ра­лии, Ин­дии су­ще­ст­вен­ное влия­ние ока­зы­ва­ет их фе­де­ра­тив­ное уст­рой­ст­во.

Ро­ма­но-гер­ман­ская и анг­ло­сак­сон­ская П. с. от­но­сят­ся к за­пад­ной пра­во­вой тра­ди­ции (куль­ту­ре). Они име­ют об­щие ми­ро­воз­зренч. ос­но­вы в ви­де на­сле­дия ан­тич­ной куль­ту­ры и хри­сти­ан­ст­ва. Их от­ли­ча­ют ин­ди­ви­дуа­лизм, ра­цио­на­лизм и фор­ма­лизм, при­ори­тет прав че­ло­ве­ка, ко­то­рые при­зна­ют­ся ес­те­ст­вен­ны­ми и не­от­чу­ж­дае­мы­ми. Пра­во здесь яв­ля­ет­ся до­ми­ни­рую­щей сис­те­мой со­ци­аль­но­го ре­гу­ли­ро­ва­ния, и гос. власть ог­ра­ни­чи­ва­ет­ся пра­вом (см. Пра­во­вое го­су­дар­ст­во). В 21 в. от­ме­ча­ет­ся кон­вер­ген­ция дан­ных П. с., осо­бен­но под влия­ни­ем пра­ва ЕС и прак­ти­ки Ев­роп. су­да по пра­вам че­ло­ве­ка.

П. с. со­циа­ли­сти­че­ско­го пра­ва ны­не ухо­дит с ис­то­рич. аре­ны. Боль­шин­ст­во стран, ра­нее от­но­сив­ших­ся к ней (Центр. и Вост. Ев­ро­пы), от­каза­лись от со­циа­ли­стич. пу­ти раз­ви­тия и вер­нулись в ло­но ро­ма­но-гер­ман­ской П. с., к ко­то­рой они при­над­ле­жа­ли до со­циа­ли­стич. (на­род­но-де­мо­кра­тич.) ре­во­лю­ций. Пра­во­вые сис­те­мы лишь не­ко­то­рых стран (Ки­тай, Ку­ба, КНДР, Вьет­нам) со­хра­ня­ют (в разл. ме­ре) эле­мен­ты со­циа­ли­стич. пра­ва, но они не име­ют бы­лой общ­но­сти, по­зво­ляю­щей го­во­рить о соб­ст­вен­но пра­во­вой се­мье.

В ре­ли­ги­оз­ных пра­во­вых сис­те­мах пра­во рас­смат­ри­ва­ет­ся как Бо­же­ст­вен­ное от­кро­ве­ние, на ко­то­ром долж­ны ос­но­вы­вать­ся свет­ское за­ко­но­да­тель­ст­во и су­деб­ная прак­ти­ка. К ре­лиг. пра­во­вым сис­те­мам от­но­сят сис­те­мы ин­дус­ско­го, му­суль­ман­ско­го и иу­дей­ско­го пра­ва. В совр. ми­ре наи­бо­лее вы­ра­жен­ный ре­лиг. ха­рак­тер име­ют нац. пра­во­вые сис­те­мы му­сульм. стран. В совр. ус­ло­ви­ях по­дав­ляю­щее боль­шин­ст­во из них (за ис­клю­че­ни­ем Са­уд. Ара­вии) име­ют свет­ские кон­сти­ту­ции и раз­ви­тое за­ко­но­да­тель­ст­во, од­на­ко в кон­сти­ту­ци­ях спе­ци­аль­но ус­та­нав­ли­ва­ет­ся, что их по­ло­же­ния, рав­но как и за­ко­но­дат. пред­пи­са­ния, не мо­гут про­ти­во­ре­чить ша­риа­ту, ко­то­рый яв­ля­ет­ся ис­точ­ни­ком за­ко­но­да­тель­ст­ва. Соб­ст­вен­но му­суль­ман­ское пра­во об­ра­зу­ет та часть ша­риа­та, ко­то­рая ус­та­нав­ли­ва­ет т. н. прак­тич. нор­мы, т. е. пра­ви­ла внеш­не­го по­ве­де­ния (за ис­клю­че­ни­ем куль­то­вых и об­ря­до­вых пред­пи­са­ний). Не­смот­ря на то, что в совр. нац. пра­во­вых сис­те­мах му­сульм. стран всё боль­шую роль иг­ра­ет свет­ское ре­гу­ли­ро­ва­ние, му­сульм. пра­во ос­та­ёт­ся до­ми­ни­рую­щей нор­ма­тив­ной сис­те­мой, во мно­гом пре­до­пре­де­ляю­щей со­дер­жа­ние за­ко­но­да­тель­ст­ва, осо­бен­но в та­ких сфе­рах, как лич­ный ста­тус, се­мей­ные и на­след­ст­вен­ные от­но­ше­ния.

К тра­ди­ци­он­ным (обыч­но­го пра­ва) пра­во­вым сис­те­мам от­но­сят стра­ны Чёр­ной (Эк­ва­то­ри­аль­ной) Аф­ри­ки и Ма­да­га­скар. Их пра­во до сих пор про­дол­жа­ет ис­пы­ты­вать серь­ёз­ное влия­ние ар­ха­ич­ных кла­но­вых обы­ча­ев. В обыч­ном пра­ве, в от­ли­чие от за­пад­ной пра­во­вой тра­ди­ции, в ка­че­ст­ве субъ­ек­та пра­ва рас­смат­ри­ва­ет­ся не обо­соб­лен­ный ин­ди­вид, а та или иная общ­ность (се­мья, род, об­щи­на), ин­те­ре­сы ко­то­рой име­ют без­ус­лов­ный при­ори­тет. Це­лью ре­гу­ли­ро­ва­ния яв­ля­ет­ся под­дер­жа­ние ми­ра и со­гла­сия в со­об­ще­ст­ве и гар­мо­нии с ок­ру­жаю­щей при­ро­дой. Со­от­вет­ст­вен­но и раз­ре­ше­ние спо­ров на­прав­ле­но на при­ми­ре­ние кон­флик­тую­щих сто­рон (се­мей, об­щин, ро­дов), дос­ти­же­ние ком­про­мис­са, а не на за­щи­ту ин­ди­ви­ду­аль­ных или кол­лек­тив­ных при­тя­за­ний. В ко­ло­ни­аль­ный пе­ри­од в стра­нах ре­гио­на ак­тив­но и от­но­си­тель­но ус­пеш­но на­са­ж­да­лось пра­во мет­ро­по­лий, под влия­ни­ем ко­то­ро­го обы­чаи дан­ных на­ро­дов пре­тер­пе­ли оп­ре­де­лён­ную транс­фор­ма­цию. По­сле об­ре­те­ния не­за­ви­си­мо­сти мо­ло­дые го­су­дар­ст­ва соз­да­ва­ли нац. пра­во­вые сис­те­мы по об­раз­цу быв. мет­ро­по­лии и фор­маль­но ны­не тя­го­те­ют к ро­ма­но-гер­ман­ской или анг­ло­сак­сон­ской П. с. Од­на­ко офиц. пра­во да­ле­ко не все­гда мо­жет кон­ку­ри­ро­вать с ус­то­яв­ши­ми­ся обы­чая­ми, роль ко­то­рых, как и му­сульм. пра­ва, осо­бен­но зна­чи­ма при оп­ре­де­ле­нии лич­но­го ста­ту­са, ре­гу­ли­ро­ва­нии се­мей­ных и на­след­ст­вен­ных от­но­ше­ний.

Об­щей тен­ден­ци­ей раз­ви­тия П. с. в совр. ус­ло­ви­ях яв­ля­ет­ся их сбли­же­ние в це­лом на ба­зе прин­ци­пов, ле­жа­щих в ос­но­ве ро­ма­но-гер­ман­ской П. с. и П. с. об­ще­го пра­ва.

Правовая система России: история и современность

Юридический факультет Московского государственного открытого университета имени В.С. Черномырдина приглашает Вас и Ваших коллег принять участие 5 декабря 2012 года в V ежегодной научно-практической конференции

«Правовая система России: история и современность».

К участию приглашаются студенты, аспиранты, докторанты, преподаватели вузов, представители законодательной, судебной и исполнительной власти, правоохранительных органов, представители научных учреждений, средств массовой информации, заинтересованных министерств и ведомств, члены правозащитных и общественных организаций.

По итогам работы будет издан сборник материалов Конференции.

Направления работы Конференции:

История развития и становления правовой системы России.

Правовая система России на современном этапе.

Развитие и совершенствование правовой системы России.

Правовые системы зарубежных стран.

Основные цели Конференции:

Содействие обмену научными взглядами, идеями и мнениями внутри профессионального сообщества.

Стимулирование научно-исследовательской деятельности молодых ученых, теоретиков и практиков.

Обмен идеями, полученными результатами исследований, выводами и предложениями.

Создание возможностей объединения по интересам и направлениям исследований.

В рамках работы Конференции планируется работа секций:

Государственно-правовая (руководитель – зав. кафедрой теории права и государства, к.ю.н., профессор Побережная И.А.)

Гражданско-правовая (руководитель — зав. кафедрой гражданского права и гражданского процесса, к.ю.н., профессор Дюкарев В.В.)

Уголовно-правовая (руководитель – к.ю.н., доцент кафедры уголовного права Баумштейн А.Б.)

Порядок и условия участия

Для участия в Конференции Вам необходимо до 15 октября 2012 года представить в Оргкомитет заявки и доклад с приложением презентаций в электронном варианте по адресу: г. Москва, ул. Павла Корчагина 22, кафедра уголовного права, каб. 409 (2 корпус).

Материалы и заявку можно отправить по e-mail: [email protected]

§ 4.1. Романо-германская (континентальная) правовая семья. Проблемы теории государства и права: Учебник.

§ 4.1. Романо-германская (континентальная) правовая семья

К романо-германской семье относятся правовые системы, возникающие первоначально в континентальной Европе на основе древнеримского права, а также канонических и местных правовых обычаев. Они как бы продолжают римское право, являются результатом его эволюции и приспособления к новым условиям. Господствующая роль в таких системах принадлежит закону и в первую очередь кодексу.

Романо-германская правовая семья, существовавшая первоначально в странах континентальной Европы, затем распространилась на всю Латинскую Америку, значительную часть Африки, страны Ближнего Востока, Японию. Этот процесс объясняется колонизаторской деятельностью многих европейских стран, а также высоким уровнем кодификации в этих странах в XIX в., которую можно было использовать как образец для создания собственного права.

История создания и развития континентальной правовой семьи довольно длительна. Она сложилась на основе изучения римского права в итальянских, французских и германских университетах, создавших в XII-XVI вв. на базе Свода законов Юстиниана общую для многих европейских стран юридическую науку. Главная роль принадлежала Болонскому университету в Италии. Кодификация Юстиниана была изложена доходчиво и просто, на языке, которым пользовались и церковники, и ученые — на латыни. Римское право было создано одной из самых могущественных цивилизаций древности, которая простирала свои границы практически на всю Западную Европу, а также Ближний Восток, страны Африки.

Процесс, получивший название «рецепция римского права», сначала имел чисто доктринальные формы и сугубо научное значение: римское право непосредственно не применялось, изучались его понятийный фонд, весьма развитая структура, внутренняя логика, юридическая техника.

Преподавание римского права в университетах прошло ряд этапов. Сначала так называемая школа глоссаторов стремилась установить первоначальный смысл римских законов. В XIV в. постглоссаторами римское право было «очищено» и подвергнуто переработке. Со временем забота об уважении законов Древнего Рима уступила в университетах место стремлению выработать принципы права, отражающие рациональные начала не прошлой, а настоящей жизни. Новая школа, именуемая доктриной естественного права, побеждает в университетской науке в XVII-XVIII вв. Выдвижение на первый план разума как силы, творящей право, подчеркивало важную роль закона и открывало путь кодификации. Школа естественного права требовала, чтобы наряду с частным правом, основанным на римском праве, Европа выработала недостающие ей нормы публичного права, выражающие естественные права человека и гарантирующие свободу личности[404].

Постепенно основные нормы римского права начинают восприниматься законодателем. В условиях господства в феодальной Европе натурального хозяйства, отсутствия товарного производства и рынка не было нужды в такого рода нормах. Однако по мере роста капиталистических отношений, развития товарного обмена тщательно разработанное римское право, рассчитанное на общество, где господствует частная собственность, все больше использовалось нарождающейся буржуазией. Именно это обусловило возможность его приспособления к развивающимся в недрах феодальной Европы товарно-денежным отношениям.

Рецепция римского права привела к тому, что еще в эпоху феодализма правовые системы европейских стран — их правовая доктрина, юридическая техника — приобрели определенное сходство. Унифицирующее влияние оказало и каноническое право.

Буржуазные революции коренным образом изменили природу права, отменили феодальные юридические институты, превратили закон в основной источник романо-германского права. Закон рассматривался как наиболее подходящий инструмент для создания единой национальной правовой системы, для обеспечения законности в противовес феодальному деспотизму и кулачному праву. Обстоятельства, определившие важную роль закона, обусловили возможность и необходимость кодификации законодательства. Путем кодификации право приводится в систему, оказывается пронизанным едиными принципами.

Кодификация завершает формирование романо-германской правовой семьи как целостного явления. Во Франции в 1804 г., в Германии в 1896 г., в Швейцарии в 1881-1907 гг. были приняты гражданские кодексы. В течение XIX в. были приняты и другие кодексы в большинстве стран европейского континента. Самой значительной была роль французской кодификации, особенно гражданского кодекса (Кодекса Наполеона), оказавшей заметное влияние на процесс утверждения принципов права во многих государствах Европы и за ее пределами.

Во всех странах романо-германской правовой семьи есть писаные конституции, за нормами которых признается высший юридический авторитет, выражающийся в том числе и в установлении большинством государств судебного контроля за конституционностью обычных законов.

В большинстве стран приняты и действуют гражданские (либо гражданские и торговые), уголовные, гражданско-процессуальные, уголовно-процессуальные и некоторые другие кодексы. Весьма разветвлена система текущих законов, регулирующих все важнейшие сферы общественных отношений. Среди источников романо-германского права велика (и все более возрастает) роль подзаконных актов: регламентов, административных циркуляров, декретов министров и др. В них формулируются нормы, принятые во исполнение законов. Кроме того, в случае необходимости административные органы осуществляют самостоятельную регламентацию отношений, для чего законодатель предоставляет им соответствующие полномочия (делегированное законодательство).

Таким образом, право стран романо-германской семьи характеризуется единой схемой иерархической системы источников права, единым фондом основных правовых понятий, делением права на отрасли (конституционное, гражданское, уголовное и др.).

Что касается обычая, то за редкими исключениями он потерял характер самостоятельного источника права.

Определенное, хотя и довольно скромное, значение придается в континентальном праве судебной практике. Право включает в себя не только правовые нормы, сформулированные законодателем, но и их толкование судьями. Французский исследователь правовых систем современности Р. Давид говорит о так называемых «вторичных правовых нормах», создаваемых судьями, о том, что содержание положений закона истолковывается в том смысле, который в наибольшей степени отвечает требованиям справедливости в момент применения закона[405]. Любое судебное решение, основанное, например, на аналогии закона или на общих принципах, может восприниматься другими судами после прохождения решения через кассационную инстанцию как фактический прецедент.

Существенную роль при отправлении правосудия играют и зафиксированные в законе общие принципы права, которые также могут быть в определенных условиях основанием для решения дел. Например, в публичном праве Франции возможно обращение к общим принципам административного права. Федеральный верховный суд и Федеральный конституционный суд ФРГ в целой серии своих решений объявили, что конституционное право не ограничено текстом Основного закона, а включает «некоторые общие принципы, которые законодатель не конкретизировал в позитивной норме».

С развитием интернациональных связей большое значение для систем права отдельных стран приобретает международное право. В некоторых государствах международным договорам придается большая юридическая сила, чем внутренним законам. Конституция ФРГ 1949 г., например, устанавливает, что «общие нормы международного права» имеют преимущество перед законами и непосредственно порождают права и обязанности для жителей федеральной территории (ст.25).

Во всех странах романо-германской семьи признается деление права на публичное и частное. Такое деление в определенной степени потеряло за последнее время то значение, которое имело на первых этапах развития континентального права, но тем не менее все еще остается важной характеристикой структуры современных национальных правовых систем.

Внутри романо-германской правовой семьи выделяют две правовые группы: романскую, опирающуюся в первую очередь на право Франции и включающую в себя также правовые системы Бельгии, Люксембурга, Голландии, Италии, Португалии, Испании, и германскую, объединяющую наряду с правовой системой ФРГ правовые системы Австрии, Швейцарии и некоторых других стран.

Правовая система Франции. Франция имеет длительную правовую историю, в основе ее современной системы источников права до сих пор лежат кодексы наполеоновской эпохи. В Гражданском кодексе Франции практически нет общей части, а имеется лишь краткий «Вводный титул об опубликовании, действии и применении законов вообще». Кодекс состоит из трех книг: «О лицах»; «Об имуществах и различных видоизменениях собственности»; «О различных способах, которыми приобретается собственность». Первая книга включает семейное право.

Французской модели следуют гражданские кодексы Бельгии, Люксембурга, а также с некоторыми исключениями и испанский гражданский кодекс.

Во Франции, как и во многих других романских государствах, принят и действует Торговый кодекс, хотя в юридической доктрине критикуется такая «дуалистическая» система, поскольку, как считают многие ученые-юристы, торговые отношения — это те же гражданско-правовые отношения.

На первых этапах развития рыночной экономики трудовые отношения весьма кратко регламентировались несколькими статьями гражданских кодексов (договор личного найма) и это почти полное отсутствие регламентации открывало широкий простор для «хозяйской власти». Предприниматель практически произвольно определял длительность и условия труда, размер его оплаты. Развитие трудового законодательства в результате эволюции привело к появлению в западных странах трудового права как самостоятельной отрасли. Во Франции была предпринята попытка свести трудовое законодательство в «трудовой кодекс», но удалось это лишь частично; то, что обычно называют сегодня трудовым кодексом, представляет собой компилятивное собрание разнообразных законодательных актов.

Во Франции, стране классической кодификации, административное право никогда не было должным образом кодифицировано. В таких условиях судебные решения играют гораздо более важную роль, чем в области частного права. Судьи вырабатывают общие принципы и нередко создают концепции правовых институтов.

Несмотря на многочисленные поправки, французские кодексы во многом устарели, и в стране действует огромная масса правовых актов, лежащих за пределами традиционной кодификации. Основной формой упорядочения массива нормативных актов стала разработка кодексов по типу отраслевых сборников, включающих нормы как законодательных, так и подзаконных актов. Начиная с 50-х годов принято несколько десятков таких кодексов, являющихся по своей юридической природе актами консолидации норм отдельных, весьма узких областей законодательства (например, кодексы кинематографической промышленности, морских портов, сберегательных касс и т.д.). Эти кодексы не преследуют цели усовершенствовать и модернизировать действующие нормы, а направлены на логическую перегруппировку уже принятых законодательных актов и регламентов.

Новая кодификационная форма ослабила принцип верховенства законов- кодексов в его традиционном понимании. Второй удар по престижу закона нанесла Конституция 1958 г., изменившая классическое распределение компетенции между законодательной и исполнительной властями. Конституция ограничила сферу законодательной деятельности парламента и значительно расширила полномочия правительственной власти. Тем самым существенно возросли удельный вес и значение актов правительства в системе источников права.

На практике существуют следующие виды актов исполнительной власти в порядке иерархии их юридической силы: ордонансы, декреты, решения, постановления, циркуляры, инструкции, уведомления. Особо важна роль ордонансов — актов делегированного законодательства. В начале действия конституции такие акты рассматривались как исключительная мера, вызванная чрезвычайными обстоятельствами. Впоследствии президент и правительство стали использовать эту процедуру как обычный метод управления страной. Таким образом, прослеживается тенденция размывания различий между законом и актами правительственных органов.

По французской доктрине источники права делятся на первичные (основные) — государственные нормативные акты и вторичные (дополнительные) — судебные решения. Судебная практика сыграла важную роль в развитии французского права, а современная правотворческая практика открывает ей широкую дорогу в виде индивидуальных и общих норм. Из толкователя законов судебная практика превратилась в источник права, хотя и дополнительный, или, как говорят французские авторы, в «источник в рамках закона». Решения Кассационного суда, Государственного совета, Конституционного совета Франции в определенной степени начинают играть роль, близкую английскому прецеденту.

Правовая система ФРГ. В ФРГ, как и во Франции, основой действующего права являются кодексы. Они тоже приняты давно (принятие Германского гражданского уложения, например, относится к 1896 г.), неоднократно изменялись, особенно после Второй мировой войны. Однако значительная часть изменений по сравнению с довоенным временем, в том числе с Веймарской республикой, внесена не через кодексы, а с помощью специальных законов.

В ФРГ наблюдается постоянная тенденция к увеличению удельного веса среди источников права подзаконных актов, прежде всего, правительственных. Однако в отличие от Конституции Франции Основной закон ФРГ 1949 г. не признает за исполнительной властью права на самостоятельное правотворчество и запрещает практику издания декретов-законов. Правительственные и иные подзаконные акты могут быть изданы только в рамках исполнения законов. ФРГ не знает консолидированных кодексов «нового типа», подобных тем, которые ныне широко распространены во Франции.

Как и во Франции, в ФРГ судебная практика приобретает характер источника права, когда решение какого-либо вопроса однозначно зафиксировано при разрешении ряда аналогичных дел и такое решение подтверждено авторитетом высшей судебной инстанции.

Весомую роль в государственных структурах ФРГ играет Конституционный суд. Его решения — это источник права, стоящий наравне с законом, а его толкование изданных парламентом законов обязательно для всех органов, включая и суды.

Система источников права в ФРГ отражает федеральный характер устройства страны. В составе ФРГ — девять земель, и каждая из них имеет свое законодательство. Федеральные законы имеют приоритет над законами земель.

Скандинавское право. Право скандинавских стран в целом близко континентальной модели, хотя и имеет существенные специфические черты, обладает самобытностью и автономностью.

В северных странах римское право сыграло менее заметную роль в развитии правовых систем, чем во Франции и Германии. Там нет и не было кодексов, подобных Кодексу Наполеона или Германскому гражданскому уложению. В каждой из скандинавских стран был издан только один кодекс: в Дании — в 1683 г., в Норвегии — в 1687 г., в Швеции и Финляндии — в 1734 г. Эти кодексы, принятые значительно раньше, чем наполеоновские, охватывают в целом все право. Судебная практика играет здесь более заметную роль, чем в странах континентальной Европы.

Скандинавские страны тесно сотрудничают в области законодательства. Этот процесс, начавшийся в конце прошлого века, привел к появлению значительного числа унифицированных актов, действующих во всех скандинавских государствах. В 1880 г. одновременно в трех странах — Швеции, Дании и Норвегии — вступил в силу единый закон об оборотных документах. В последующем серьезное внимание уделялось унификации торгового права (законы о торговых знаках, торговых реестрах, фирмах и закон о чеках) и морского права. В конце века возникли еще более смелые планы — унифицировать все частное право, чтобы в конечном итоге прийти к единому скандинавскому гражданскому кодексу. В конце концов предпочтение было отдано унификации отдельных отраслей права собственности и обязательственного права. Результатом этих усилий явился проект закона о продаже движимого имущества, который в Швеции вступил в силу в 1905 г., в Дании — в 1906 г., в Норвегии — в 1907 г. и в Исландии — в 1922 г.

Другой важный результат правового сотрудничества скандинавских стран — принятие закона о договорах и других законных операциях в праве собственности и обязательственном праве. В Швеции, Дании и Норвегии он вступил в силу в период с 1915 по 1918 г., а в Финляндии — в 1929 г. На основании этих, а также некоторых других законов в скандинавских государствах сложилось, по существу, единое договорное право.

Латиноамериканское право. Близкие природно-географические условия, общность исторической судьбы латиноамериканских государств, сходство их социально-экономического строя породили в большинстве из них близкие политико-правовые институты.

В своей основе латиноамериканское право — это кодифицированное право, причем кодексы построены по европейским образцам. Отсюда и другие черты сходства с континентальной правовой семьей — примерно аналогичная система права, общий характер нормы. Кодификация, последовавшая вслед за завоеванием независимости, заложила базу для формирования национальных правовых систем. К восприятию европейской и, прежде всего, французской модели кодификации страны Латинской Америки были в определенной мере подготовлены характером колониального права, испанского и португальского, перенесенного на континент завоевателями и близкого по своим историческим корням французскому праву.

В настоящее время в латиноамериканских странах помимо старых кодексов действует масса иных законодательных и подзаконных актов. Особенно значительна роль делегированного законодательства, что связано в первую очередь с президентской формой правления, а также с длительными периодами правления военных, когда нормальная законодательная деятельность фактически сводилась к нулю.

Особенности латиноамериканского права обусловлены главным образом тем, что, завоевав независимость, страны Латинской Америки за модель частного права приняли право континентальной Европы, а конституционный образ заимствовали у США. Конституции этих стран переняли главным образом американскую форму правления — президентскую республику и другие конституционные институты. Восприятие американского конституционного образца дает основание говорить о дуализме латиноамериканского права, о соединении в нем европейской и американской моделей. При этом в отличие от США судебная практика в большинстве стран Латинской Америки не рассматривается как источник права.

Есть в латиноамериканском праве и свои особенности. В Мексике, Перу, Гватемале, например, сохраняются остатки общинного земельного владения. Лицо, которое по закону является собственником земли, в действительности выступает в качестве представителя общины, за счет и в интересах которой согласно обычаю оно должно использовать землю.

На протяжении XX в. Латинская Америка постепенно освобождалась от пассивного подражания зарубежным правовым моделям, характерного для законодательной политики в области как публичного, так и частного права в XIX в. Тексты конституций и других законов стали конкретно и более гибко учитывать изменяющиеся социально-экономические условия своих стран, отражать специфику их государственно-правового развития.

Правовая система Японии. В ней сочетаются и параллельно действуют как традиционные нормы, сложившиеся в прошлом, так и рецепированные в конце прошлого века романо-германские правовые модели.

В силу глубоко укоренившихся традиций японцы отрицательно относятся к праву, которое они обычно отождествляют с уголовным. Слово «право» нередко ассоциируется с тюрьмой — символом жестокости, а категорическое судебное решение всегда вызывало отрицательную реакцию.

Согласно традиции, судебному разбирательству следует предпочесть примирение, полюбовное соглашение. Даже если споры все же рассматриваются судом, они в подавляющем большинстве завершаются примирением. Кредитор, требующий от своего должника все, что ему причитается по закону, выглядит в глазах японца бесчеловечным. Уважения заслуживает кредитор, деликатно выясняющий положение должника и уважающий его. Если нарушен договор, то стороны, прежде чем запустить в действие юридический механизм, сначала должны испробовать «дружественные пути».

Развитие Японии по капиталистическому пути в XIX в. потребовало и модернизации права. Она осуществлялась в основном за счет рецепции европейских правовых моделей. В 1880 г. были приняты уголовный и уголовно-процессуальный кодексы, во многом напоминавшие французские. Что касается частного права, то в Японии в целом преобладало германское влияние. Гражданский кодекс вступил в силу в 1898 г., а Торговый — через год.

После Второй мировой войны значительное влияние на японское право оказали американские образцы. Это проявилось, в частности, в Конституции 1946 г., а также в реформе уголовно-процессуального права 1948 г. Американское влияние сказалось и в сфере экономики — были приняты закон о компаниях, антитрестовское законодательство. Однако, в целом, в Японии сохранилась прежняя кодификационная система, основу которой составляют шесть существенно измененных кодексов, дополненных значительным массивом законов и иных нормативных актов, образующих систему источников, во многом напоминающую западно-европейскую. Японская юриспруденция не считает прецедент источником права.

Социалистическая правовая система. Она была создана первоначально в России в результате революции 1917 г., а после Второй мировой войны — в ряде государств Восточной Европы, Азии и Латинской Америки, провозгласивших социалистический путь развития. В СССР новое право возникло практически без восприятия юридических принципов и норм как бывшей царской России и Временного правительства, так и западных стран. В большинстве же других государств ряд положений старого законодательства, в основном кодексы, были

восприняты новой властью и с определенными модификациями долгое время являлись действующими источниками права.

По внешним признакам социалистическая правовая система имела определенное сходство с романо-германской системой. Она достаточно широко использовала известную юридическую терминологию, юридические конструкции, правила законодательной техники, в какой-то степени и деление права на отрасли. Как и другие системы континентального права, она основывалась на верховенстве закона, кодификации основных сфер правового регулирования.

Социалистическая правовая система базировалась на таких принципах регулирования, как слом старых правовых институтов, основывающихся на защите и охране частной собственности, многопартийности, разделении властей. Ее нормы устанавливали господство социалистической и в первую очередь государственной собственности, законодательно признавали руководящую роль коммунистической партии во всех сферах жизни. Законы лицемерно провозглашали полновластие народа, свободу деятельности общественных объединений, широкие права и свободы граждан, однако на практике отсутствовали действенные механизмы, материальные и юридические гарантии их реального осуществления.

Ныне в большинстве государств, поставивших в свое время перед собой цель строительство социализма и коммунизма, их правовые системы находятся в стадии коренной реконструкции и принципиального обновления. Существенные демократические преобразования политической системы, повышение роли представительных органов, их влияния на жизнь общества, усиление заботы о правах и свободах личности, их материальной гарантированности, а кроме того, и внедрение новых рыночных отношений, обеспечение и охрана всех форм собственности — все эти прогрессивные меры находят закрепление в новых законах, которые интенсивно разрабатываются и принимаются в Российской Федерации, других странах СНГ, а также в ряде восточно-европейских и азиатских государств. Складывается новое законодательство, в корне отличное от того, которое действовало ранее. Бурные темпы законодательной деятельности характерны для каждой из этих стран.

Процесс становления нового права займет довольно длительный исторический период, по окончании которого можно будет сделать выводы о чертах и особенностях новых правовых систем государств социально-демократической ориентации.

Правовая система Китая. Китай — одна из немногих стран, не отвергнувших в настоящий момент лозунга социалистического выбора, что накладывает определенный отпечаток на его законодательство.

Традиционная китайская концепция не отрицает права, но полагает, что оно необходимо для тех, кто не заботится о морали, для преступников, наконец, для иностранцев, которым чужда китайская цивилизация. Сами же китайцы спокойно обходятся без права. Обычно они не интересуются содержанием законов, не обращаются в суд и регулируют свои отношения на основе соглашения и гармонии. Законы, по их мнению, — ненормальное средство решения конфликтов. Они лишь предлагают образцы поведения и предостерегают потенциальных нарушителей. Как и в Японии, в Китае считается идеальным, чтобы законы вообще не применялись, а судебные решения не выносились. Традиционно стремление китайцев обходить суды и решать споры внесудебными методами.

Но постепенно идеи о значении закона, кодификации пробивали себе дорогу, особенно с начала XX в. После революции 1911 г. были организованы интенсивные кодификационные работы. Гражданский кодекс, включающий и гражданское, и торговое право, вступил в силу в 1929-1931 гг., Гражданский процессуальный кодекс — в 1932 г., Земельный — в 1930 г. На процесс кодификации оказали значительное влияние европейские кодексы, что давало многим исследователям повод отнести китайское право с определенными оговорками к континентальной правовой семье.

Современная правовая система КНР развивается в русле общей концепции построения в стране социализма с «китайской спецификой». Первый этап развития нового китайского права (1949-1957 гг.) — это его становление. Принятые временные конституционные акты определили правовые основы государства. Но, как правильно отмечается в литературе, в этот период в Китае отсутствовала целостная правовая система[406], что определялось низкой правовой культурой общества, а также засильем военно-командных методов руководства. Второй этап (1957-1976 гг.) — период «культурной революции». Он характеризуется углублением правового нигилизма, игнорированием закона в регулировании жизни общества. Значительно снизилась роль, а затем и прекратилась деятельность представительных органов, произошел отказ от соблюдения законности. В период «культурной революции», по существу, были разрушены начавшие складываться правовые основы государства. Третий этап (с конца 70-х годов) связан со значительным оживлением законодательной деятельности. Большим событием стало принятие в 1982 г. Конституции Китая. После смерти Мао были приняты Избирательный закон, Органический закон о судах, законы о совместных предприятиях, об иностранных инвестициях, о браке. В этот же период вступили в силу Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы.

В настоящее время в Китае активно проводится хозяйственная реформа: возрождается многоукладная экономика, повышается самостоятельность предприятий, широко привлекается иностранный капитал. Очевидно, что проводимая реформа требует крупных законодательных работ. За последние годы приняты Общие положения гражданского права, Гражданско-процессуальный кодекс, законы о предприятиях, основанных на капитале иностранных фирм, о хозяйственном договоре, а также серия актов о совместных предприятиях и др., обновлено уголовное и уголовно-процессуальное законодательство.

Современное право КНР — сложное явление, органически включающее в себя систему глубоко укоренившихся в сознании народа традиционных представлений о должном поведении, а также поддерживаемых силой государственного принуждения законодательных и иных обязательных для исполнения нормативно-правовых актов.

Семейное право в России

Законодательство по семейным делам подпадает под юрисдикцию Гражданского закона Российской Федерации . Основная нормативно-правовая база , регулирующая семейное право в России. — это Федеральная конституция, за которой следуют региональные законы. Важнейшие законы Российское семейное законодательство основано на следующих законах:

  • — ГК РФ 1996 г.,
  • — Семейный кодекс 1996 г.,
  • — Федеральный закон «Об актах гражданского состояния 1997 г.»,
  • — Федеральный закон «О гарантиях прав ребенка» 1998 г., №
  • — Федеральный закон «Об опеке и попечительстве», принятый в 2008 г.

В отличие от других стран, Закон о семье Российской Федерации не основан на предыдущих судебных решениях или других правовых источниках.

Судебная система по семейным делам в России

Семейные дела относятся к юрисдикции общих судов в России . Однако система позволяет мировым судьям решать незначительные супружеские вопросы, такие как бракоразводные процессы между супругами, не имеющими детей, и финансовые расчеты на сумму менее 50 000 рублей.

Все остальные процедуры развода рассматриваются в районных судах России. Если развод не может быть урегулирован в районном суде, он может быть передан в государственные суды и, наконец, в Верховный суд России. Все дела по семейному праву рассматриваются в России индивидуально . Однако Россия также ратифицировала международные договоры , которые в случае конфликта имеют преимущественную силу над национальным законодательством.

Семейные дела в российских судах

Российские суды обладают юрисдикцией в отношении большинства брачных споров. Согласно Гражданскому процессуальному кодексу, суд примет решение о расторжении брака, если:

  • — один из супругов является гражданином России ,
  • — один из супругов является гражданином России,
  • — один из супруги являются иностранными гражданами, но имеют недвижимость в России.

В любом из вышеперечисленных случаев расторжение брака происходит в соответствии с законодательством Российской Федерации. Российский суд также будет рассматривать финансовые споры, возникшие в связи с расторжением брака с иностранным гражданином, если:

  • — другая сторона является гражданином России,
  • — если другая сторона владеет недвижимостью в России ,
  • — если другая сторона требует супружеской поддержки.

В случае, если иностранные граждане, проживающие в России и желающие развестись, могут выбрать применимое законодательство для процедуры расторжения брака. Российские суды также будут рассматривать семейные дела, связанные с алиментами и опекой.

По вопросам юридического представительства в судебных спорах вы можете обратиться к нашим юристам в России .

Усилия России по отмене брака

«Брак среди крестьян еще не превратился в игрушку, которую можно вылепить сегодня и сломать завтра или на следующей неделе.Новое предложение иметь много жен и мужей в селах считается незаконным. Ответственность за грехи одного члена семьи не должна падать на всю семью. Каждый развод в деревнях приносит с собой семейные раздоры, распри, испытания, месть, убийства и разорение. Надо принимать во внимание отсталость сельского населения, которое чувствует, что новый закон принесет многоженство, горе, деморализацию и вымирание расы ».

В татарском селе Тетуши собрание крестьян описывалось как «шумное, даже бурное».«Это началось в два часа дня и продолжалось до следующего утра. Собрание зарегистрировало единогласное голосование за регистрацию брака. Хотя по всей России все еще ведутся дискуссии, нет никаких сомнений в том, что законопроект с некоторыми изменениями будет принят на следующем заседании ЦИК, которое состоится летом. Наиболее важные изменения в законопроекте, с которыми Наркомат юстиции согласился в знак уважения к широко распространенным народным протестам и оппозиции, следующие: —

Незарегистрированный брак будет иметь законные права только в тех случаях, когда заинтересованные стороны взаимно признают друг друга в качестве мужа и жены, когда в суде установлено, что они жили вместе и владели совместной собственностью, либо по показаниям третьей стороны, либо по доказательствам. личной переписки или иных документов, при наличии взаимной материальной поддержки или совместного воспитания детей.

Муж или жена могут требовать поддержки от другого партнера только в течение одного года в случае нетрудоспособности и только в течение шести месяцев в случае безработицы. (Это изменение было сделано в результате многочисленных предположений о том, что некоторые русские мужчины настолько ленивы, что были бы рады жениться на работающих женщинах и остаться навсегда безработными, если бы они имели право требовать поддержки от своих жен.)

Предпочтение будет отдаваться зарегистрированным бракам, поскольку регистрация будет считаться абсолютным доказательством брака.

Вся крестьянская семья будет нести ответственность за содержание ребенка одного из ее членов, но выплачиваемая сумма ни в коем случае не должна быть настолько большой, чтобы привести к разорению семьи.

Простые технические детали предлагаемого нового закона о браке вряд ли вызвали бы такой поток горячих общественных дискуссий, если бы вся проблема половых отношений не была в центре внимания общественности. Дискуссия просто предоставила выход для выражения давно подавляемых чувств по этому поводу.

Ход дискуссии довольно четко обозначил два выдающихся момента в отношении современной России к проблемам брака, секса и семьи. Во-первых, как среди коммунистов, так и среди широких масс существует явная реакция против чрезмерной распущенности. Некоторые коммунисты особо подчеркивают, что товарищ, слишком много времени уделяющий любовным делам, не может выполнять свои обязанности перед партией и пролетариатом. Среди коммунистических писателей сейчас есть тенденция осуждать чрезмерную озабоченность сексом как симптом буржуазного упадка.Среди населения в целом, особенно среди крестьян, есть острое осознание трудностей, материальных и иных, которые возникли в результате слишком буквального принятия лозунга «свободной любви», и есть стремление к более стабильной работе. семейные отношения.

Семейное право в Советской России 1917-1945 гг. По JSTOR

Abstract

В этой статье рассматривается вопрос о том, намеревалось ли послереволюционное советское правительство разрушить семью, и обсуждаются намерения и последствия различных кодексов семейного права, изданных между 1917 и 1945 годами.Показано, что на самом деле существовало три разных взгляда на то, какой должна быть роль семьи в социалистическом государстве, и что советские политики не достигли консенсуса по вопросу о роли семьи. Кроме того, утверждается, что, несмотря на революционный характер этого периода времени, законодательство не было способно успешно изменить отношение и поведение граждан в направлении, предусмотренном ранними законодателями нового советского государства. В обсуждение включены последствия для анализа современного права.

Информация о журнале

Журнал о браке и семье (JMF), опубликован Национального совета по семейным отношениям, ведущий исследовательский журнал в сфере семьи, и так было уже более шестидесяти лет. Возможности JMF оригинальные исследования и теория, интерпретация исследований и обзоры, а также критические обсуждение всех аспектов брака, других форм близких отношений, и семьи. Журнал также публикует рецензии на книги. Авторы JMF приходят из самых разных областей, в том числе антропология, демография, экономика, история, психология и социология, а также а также в междисциплинарных областях, таких как человеческое развитие и науки о семье.JMF издает оригинальная теория и исследования с использованием множества методов, отражающих полный спектр социальных наук, включая количественные, качественные и мультиметодические конструкции. Интеграционные обзоры, а также отчеты по методологическим и статистическим успехи также приветствуются. JMF выпускается ежеквартально, в феврале, мае, августе и ноябре. каждого года. Объем каждого выпуска составляет в среднем 284 страницы. По всему миру, его распространение более 6200 экз.

Информация об издателе

Уже более шестидесяти четырех лет Национальный совет по семейным отношениям (NCFR) связывает мультидисциплинарные семейные специалисты через свои журналы, конференции, государственные партнерские советы и секции по интересам.NCFR является некоммерческой, беспартийной и полностью финансируемой членами. Исследователи, педагоги, практикующие врачи и политики из всех семейных сфер и направлений делятся знания и информация о семьях. NCFR была основана в 1938 году. Миссия NCFR: Национальный совет по семейным отношениям (NCFR) обеспечивает форум для семейных исследователей, преподавателей и практиков, чтобы поделиться своими разработками и распространение знаний о семье и семейных отношениях, устанавливает профессиональные стандарты и работает над повышением благополучия семьи.

Выдержки из Большевистского Закона о семье (1918 г.)

Принятый в октябре 1918 г. большевистский Закон о семье разъяснил и расширил предыдущие реформы правового статуса брака, развода и отцовства:

Условия, необходимые для брака

«66. Лица, намеревающиеся вступить в брак, должны достичь брачного возраста. Брачный возраст для женщин составляет 16 лет, а для мужчин — 18 лет.

67. Брак не может быть заключен лицами, которые уже состоят в браке, зарегистрированы или не зарегистрированы…

69.Брак не может быть заключен родственниками по восходящей или нисходящей линии или кровнородственными [кровными] братьями и сестрами…

70. Брак не может быть заключен, если не получено обоюдного согласия сторон на брак.

71. Разница в вероисповедании лиц, намеревающихся вступить в брак, не является препятствием.

72. Монашеское государство, священство или диаконат не являются препятствием для брака…

75.Судопроизводство по признанию брака недействительным может быть возбуждено мужем или женой, лицами, чьи интересы затрагивает брак, или представителями государственных органов …

Развод

87. Основанием для развода может считаться обоюдное согласие мужа и жены, а также желание одного из них добиться развода.

88. Ходатайство о расторжении брака может быть подано как устно, так и письменно с составлением официального протокола…

90.Ходатайство о расторжении брака подается в компетентный местный суд по месту жительства обеих сторон, состоящих в браке; или в любой местный суд, выбранный обеими сторонами для развода; но если прошение о разводе подано только одной из сторон, состоящих в браке, оно должно быть подано по месту жительства мужа, будь то истец или ответчик…

92. После проверки того, что прошение о разводе действительно исходит от обеих сторон, Регистратор должен сделать запись о разводе и по просьбе бывших женатых сторон передать им свидетельство о разводе.

Права и обязанности мужа и жены

100. Лица, состоящие в браке, носят общую фамилию (супружеская фамилия). При регистрации брака они могут выбрать, будут ли они брать фамилию мужа (жениха), жену (невесту) или их общие фамилии.

101. Женатые лица сохраняют свою супружескую фамилию во время брака, а также после расторжения брака смертью или объявлением суда о том, что одна из сторон считается умершей…

105.Брак не устанавливает общности собственности.

106. Стороны, состоящие в браке, могут вступать в любые имущественные отношения, разрешенные законом. Соглашения мужа или жены, направленные на ограничение имущественных прав любой из сторон, недействительны и не являются обязательными ни для третьих сторон, ни для самих состоящих в браке сторон, которые могут в любой момент отказаться от их выполнения.

Права семьи

133. Фактическое происхождение рассматривается как основа семьи, без каких-либо различий между отношениями, установленными в законном или религиозном браке или вне брака.Дети, происходящие от родителей, состоящих в незарегистрированном [фактическом] браке, имеют равные права с потомками родителей, чей брак был зарегистрирован…

134. Отцом и матерью ребенка считаются лица, зарегистрированные в качестве родителей в книге регистрации рождений…

140. Забеременевшая незамужняя женщина не позднее, чем за три месяца до рождения ребенка должна уведомить местный ЗАГС по месту своего жительства, указав время зачатия, имя и место жительства отца.Аналогичное уведомление может быть сделано замужней женщиной, если зачатый ребенок не происходит от ее законного мужа…

149. Родители могут осуществлять отцовские права в отношении ребенка мужского пола до достижения им 18 лет и старше ребенка женского пола до 16 лет.

150. Родители осуществляют отцовские права совместно.

151. Все меры в отношении детей принимаются родителями по взаимному согласию…

153. Родительские права осуществляются исключительно в интересах детей.В случае злоупотреблений суд вправе лишить родителей их прав.

154. Родители обязаны позаботиться о развитии своих несовершеннолетних детей, их воспитании и подготовке к полезной деятельности…

Права и обязанности детей и родителей

161. Родители обязаны обеспечивать своим несовершеннолетним детям питание и содержание, если они в этом нуждаются и не могут работать.

162. Обязанность содержать детей в равной степени ложится на обоих родителей, а размер выплачиваемого ими содержания определяется в зависимости от их средств; но сумма, израсходованная одним из родителей, не должна быть меньше половины прожиточного минимума, установленного для ребенка в данном населенном пункте.Родитель, который не может заплатить всю свою долю, оплачивает только ее часть.

163. Дети обязаны обеспечивать содержание своих родителей, которые находятся в нужде и не могут работать, если только последние не получают алименты от государства в соответствии с законом о страховании от болезней и старости или в рамках мер социального обеспечения. . »

Россия — Закон о разводе и семейном праве — Найдите лучших адвокатов Великобритании по разводам

В России действуют одни из самых либеральных семейных законов в мире, и уровень разводов в стране высок по сравнению с другими странами.На развод в России может уйти не более нескольких недель, и иногда вы можете расторгнуть брак в одном судебном порядке. Однако оспариваемый развод может негативно повлиять на вас, если вы будете «более слабой» стороной в финансовом отношении после развода.


Найдите лучших адвокатов по бракоразводным процессам и семейных адвокатов рядом с вами


Мы независимо рассматриваем и составляем список лучших адвокатов по бракоразводным процессам и семейных адвокатов в ближайших к вам городах. 100% бесплатно.

Найдите лучших семейных юристов рядом с вами

Закон о разводе в России

В России есть только одно официальное основание для развода, а именно то, что ваш брак безвозвратно распался и вы больше не можете жить вместе.

Однако вы не можете подать на развод, если:

  • вы жена и беременны
  • у вас есть ребенок младше одного года
  • бракоразводных процессов начались в другой стране.

В России существует два типа развода: административный развод и судебный развод.

Административный развод

В России административный развод позволяет получить развод через ЗАГС.

Этот тип развода обычно подходит, если у вас нет детей и вы достигли соглашения по таким вопросам, как ваши финансы. Административный развод также может быть предоставлен, если один из супругов находится в заключении на срок не менее 3 лет или был официально объявлен пропавшим без вести.

При административном расторжении брака суд может настоять на «периоде обдумывания» продолжительностью 3 месяца. Если вы все еще желаете развестись в конце этого периода, ваш развод состоится.

Судебный развод

Если у вас есть ребенок младше 18 лет или вы не согласны по вопросам развода, вам придется пройти процедуру развода в соответствии с российским судом.

В рамках этого процесса суд будет выносить решения по таким вопросам, как опека над детьми, содержание и раздел вашего имущества.

Один из вас должен подать прошение о разводе, и вам обоим потребуется юридическое представительство, чтобы явиться в суд.

Опека над ребенком в России после развода

Обычно суд в России присуждает опеку над детьми матери в случае развода. Отцы могут подать заявление об опеке и вступить в контакт на слушании дела о разводе, но суды редко присуждают совместную опеку.

Суд выслушает желания и чувства вашего ребенка, если ему исполнилось 10 лет.

Если после развода ваш ребенок живет с другим родителем, вам придется платить алименты до тех пор, пока ваш ребенок не станет взрослым. Вы будете платить 25% своего дохода за одного ребенка, 33% за двоих детей или 50% за троих и более детей.

С октября 2011 года Россия подписала Гаагскую конвенцию о похищении детей. Эта конвенция направлена ​​на обеспечение того, чтобы дети, которые были «похищены» из одной страны-участницы конвенции в другую, находились и возвращались в их обычную страну проживания.

Были случаи, когда было установлено, что Россия не соблюдает меры, предусмотренные Гаагской конвенцией. Например, Европейский суд по правам человека в 2013 году постановил, что Россия нарушила права человека матери, поскольку властям потребовалось три года, чтобы воссоединить ребенка с его матерью.

Финансовые расчеты после развода в России

При разводе в России вам, как правило, придется разделить все активы, которые вы приобрели в период, когда состояли в браке.

Вы можете сами заключить финансовый договор и нотариально его заверить. В качестве альтернативы суд может присудить вам вознаграждение.

Родителю, на попечении которого находится ваш ребенок, обычно будет передано все совместное имущество, которое вы приобрели для своего ребенка. Все, что вы приобрели в браке, будет разделено поровну, за исключением личных вещей и подарков от семьи и друзей.

Все, что вы приобрели до брака, будет исключено при разделении вашего имущества в суде.Обратите внимание, что суды обычно рассматривают только активы, находящиеся в России.

В то время как алименты на ребенка рассматриваются судом (см. Выше), алименты или супружеские алименты в России редко назначаются судом. Премия обычно ограничивается случаями, когда супруга беременна, ухаживает за очень маленьким ребенком, находится в пенсионном возрасте или является инвалидом.

Премия предназначена для удовлетворения ваших основных потребностей, а не для обеспечения того же уровня жизни, который был у вас в браке.

Правила в России часто могут негативно повлиять на более слабую экономическую сторону, особенно если один из супругов имеет активы за рубежом или в других юрисдикциях, или потому что маловероятно, что супружеское алименты будет выплачено.

Если, например, вы остались дома, присматривая за детьми, пока супруг работал, вы можете обнаружить, что любое урегулирование будет менее щедрым по сравнению с вознаграждениями, выплачиваемыми в других странах.



Заметили ошибку на этой странице или что-то не работает? Если да, напишите нам по адресу support [at] wiselaw.co.uk.

Информация на этом веб-сайте должна рассматриваться как руководство и, следовательно, не является юридической консультацией. Вы используете эту информацию с пониманием того, что Wiselaw не несет ответственности за любые прямые или косвенные убытки в результате того, что кто-либо полагался на информацию на этом веб-сайте или действовал в соответствии с ней. Несмотря на то, что мы стремимся предоставлять точную информацию, Wiselaw не несет ответственности за любые ошибки или упущения на этом веб-сайте.

Семейный кодекс о браке, семье и опеке

Центральный исполнительный комитет Советов России ратифицировал Кодекс о браке, семье и опеке в октябре 1918 года, через год после прихода к власти большевиков.Александр Гойхбарг, молодой автор Кодекса, ожидал, что семейное право скоро устареет и «оковы мужа и жены» отпадут. Гойхбарг и другие революционные юристы полагали, что при социализме государство будет поддерживать детей, стариков и инвалидов; домашняя работа будет социализирована и оплачена; и женщины больше не будут зависеть от мужчин в экономическом отношении. Семья, лишенная своих социальных функций, «отомрет», ее заменит «свободный союз», основанный на взаимной любви и уважении.Кодекс призван обеспечить переходную правовую основу на тот короткий период, в течение которого правовые обязанности и защита все еще необходимы.

Дореволюционные юристы в конце XIX века пытались реформировать строгие законы России о браке и разводе, но безуспешно. Вплоть до 1917 года российский закон признавал право религиозных властей контролировать брак и развод. Ни церковь, ни государство предоставили женщинам мало прав. Согласно законам штата, жена должна полностью подчиняться своему мужу.Она была вынуждена жить с ним, взять его имя и принять его социальный статус. До 1914 года женщина не могла устроиться на работу, получить образование или оформить переводной вексель без согласия мужа. Отец обладал почти безоговорочной властью над своими детьми. Только дети от юридически признанного брака считались законнорожденными, а незаконнорожденные дети не имели никаких юридических прав или средств правовой защиты. Вплоть до 1902 года, когда государство провело ограниченные реформы, отец мог признать внебрачного ребенка только с особого имперского согласия.Русская православная церковь считала брак священным таинством, а развод был практически невозможен. Это было допустимо только в случаях супружеской неверности (при свидетелях двух человек), импотенции, ссылки или необъяснимого и продолжительного отсутствия. В случае супружеской измены или импотенции ответственной стороне навсегда запрещалось вступать в повторный брак.

Кодекс 1918 года отмел века патриархальной и церковной власти и установил новое видение, основанное на правах личности и гендерном равенстве. Этому предшествовали два коротких указа, принятых в декабре 1917 года, которые заменили религиозный брак гражданским и установили развод по просьбе любого из супругов.Кодекс 1918 года включил и развил эти два указа. Он отменил низший правовой статус женщин и установил равенство перед законом. Он отменил законность религиозного брака и предоставил правовой статус только гражданскому браку, создав сеть местных статистических бюро (ЗАГС) для регистрации брака, развода, рождения и смерти. Кодекс устанавливает необоснованный развод по просьбе любого из супругов. Он отменил юридическое понятие «незаконнорожденность» и предоставил всем детям право на поддержку родителей.Если женщина не могла идентифицировать отца своего ребенка, судья возлагал отцовские обязанности на всех мужчин, с которыми она вступала в половые отношения, создавая таким образом «коллектив отцов». Он запрещал усыновление сирот отдельными семьями в пользу государственной опеки: юристы опасались, что усыновление в преимущественно аграрном обществе позволит крестьянам эксплуатировать детей в качестве неоплачиваемого труда. Кодекс также резко ограничил обязанности и обязательства брачного союза. Брак не создает общности собственности между супругами: женщина сохраняет полный контроль над своими заработками после замужества, и ни один из супругов не имеет никаких претензий на собственность другого.Хотя Кодекс предусматривает неограниченный срок выплаты алиментов для обоих полов, поддержка была ограничена малоимущими инвалидами. Кодекс предполагает, что оба супруга, женатые или разведенные, будут обеспечивать себя.

Кодекс 1918 года был очень продвинутым для своего времени. Аналогичное законодательство о равных правах и разводе не будет принято ни в Европе, ни в Соединенных Штатах до конца двадцатого века. Однако многие советские юристы считали Кодекс не «социалистическим», а «переходным» законодательством.Гойхбарг, как и многие революционеры-правоведы, ожидал, что этот закон, как и брак, семья и государство, скоро «отомрет».

Кодекс оказал значительное влияние на население, как сельское, так и городское. К 1925 году у советских граждан были широко распространены гражданский брак и развод. В СССР уровень разводимости был выше, чем в любой европейской стране: на каждые сто браков приходилось пятнадцать разводов. Уровень разводов был выше в городах, чем в сельской местности, и выше всего в Москве и Ленинграде.В Москве на каждые два брака приходился один развод. Советские рабочие, особенно женщины, в 1920-е годы страдали от высокого уровня безработицы, и развод оказался особенно тяжелым испытанием для женщин, которые не могли найти работу. Крестьянским семьям было трудно согласовать обычное право с положениями Кодекса об автономной собственности. После обширных дебатов советские юристы в 1926 году приняли новый Семейный кодекс, призванный решить эти и другие проблемы.

См. Также: семейного уложения 1926 г .; семейный указ 1944 г., семейные законы 1936 г .; брак и семейная жизнь

библиография

Берман, Гарольд.(1963). Правосудие в СССР: толкование советского права. Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

Голдман, Венди. (1993). Женщины, государство и революция: советская семейная политика, 1917–1936. Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.

Опасность, Джон. (1969). Коммунисты и их закон. Чикаго: Чикагский университет Press.

Stites, Ричард. (1978). Женское освободительное движение в России: феминизм, нигилизм и большевизм, 1860–1930. Princeton, NJ: Princeton University Press.

Вуд, Элизабет. (1997). Баба и товарищ: гендер и политика в революционной России. Блумингтон: издательство Индианского университета.

Венди Голдман

Первоначальный семейный закон РСФСР — Семнадцать моментов советской истории

Семейный кодекс 1918 года кодифицировал принципы, впервые изложенные в Декрете о рождении и разводе, принятом в декабре 1917 года. Он дал женщинам право свободно разводиться со своими мужьями без согласия (но без раздела имущества), чтобы сделать аборт. без согласия отца и вести личную жизнь без опеки церкви или семьи.В то время это было наиболее прогрессивное семейное право в мире.

Первоисточник: Сборник законов и декретов рабоче-крестьянского правительства, №№ 76-77 (1918), ст. 818.

I. Материальные условия, необходимые для заключения брака
II. Недействительность брака
III. Развод
IV. Права и обязанности мужа и жены
V. Права семьи
VI. Личные права и обязанности детей и родителей
VII. Права собственности и обязанности детей и родителей
VIII.Права и обязанности связанных друг с другом лиц

Материальные условия, необходимые для заключения брака

66. Лица, намеревающиеся вступить в брак, должны достичь брачного возраста. Брачный возраст установлен для женщин на уровне 16 лет, а для мужчин — 18 лет.

67. Брак не может быть заключен между лицами, которые уже состоят в браке, зарегистрированном или незарегистрированном, если последний имеет силу зарегистрированного брака.(2)

69. Брак не может быть заключен родственниками по восходящей или нисходящей линии, а также кровнородственными или полукровными братьями и сестрами.

Примечание. Любые отношения, включая родство, возникающие вне брака, считаются препятствием для брака между родственниками, упомянутыми в предыдущей статье.

70. Брак не может быть заключен, если не получено обоюдного согласия сторон на брак.

71. Различие в вероисповедании лиц, намеревающихся вступить в брак, не является препятствием.

72. Монашеское государство, священство или диаконат не являются препятствием для брака.

73. Брак не запрещается лицам, принявшим обет безбрачия, даже если такие лица являются членами белого (католического) или черного обычного духовенства.

Недействительность брака

74. Брак может быть признан недействительным только в случаях, предусмотренных законом.

75. Судопроизводство по признанию брака недействительным может быть возбуждено мужем или женой, лицами, интересы которых затрагивает брак, или представителями государственных органов.

76. Иски, касающиеся расторжения брака, решаются местными судами в соответствии с правилами местной юрисдикции.

77. Брак считается недействительным, если он заключен сторонами или одной из них до достижения брачного возраста, за исключением случаев:

(а) когда иск об аннулировании брака возбужден после достижения брачного возраста, или

(b) когда в результате брака должно иметь место рождение детей или беременность жены.

78. Браки недействительны, если они заключены душевнобольными или лицами, находящимися в таком состоянии, что не могут действовать рассудительно и осознавать значение своих поступков.

79. Брак недействителен, если он заключен в то время, когда одна из сторон уже состояла в браке, указанное состояние брака остается действительным и не аннулируется смертью бывшего супруга или разводом.

Развод

86. Брак может быть расторгнут путем развода, пока живы обе стороны.

Примечание. Все положения настоящего закона, касающиеся развода, также распространяются на действительные церковные и религиозные браки, заключенные до 20 декабря 1917 года.

87. Основанием для развода может считаться обоюдное согласие мужа и жены, а также желание одного из них добиться развода.

88. Ходатайство о расторжении брака может быть подано устно или письменно с составлением официального протокола.

89. Ходатайство о расторжении брака должно сопровождаться свидетельством о браке или, если оно отсутствует, подписью декларанта о том, что стороны состоят в браке, с указанием места заключения брака; Сторона, предоставляющая такую ​​информацию, несет ответственность за ее точность.

90. Ходатайство о расторжении брака подается в компетентный местный суд по месту жительства обеих сторон, состоящих в браке; или в любой местный суд, выбранный обеими сторонами для развода; но если прошение о разводе подано только одной из состоящих в браке сторон, оно должно быть подано по месту жительства мужа, будь он истцом или ответчиком.

Примечание. — Если адрес одной из вызываемых сторон неизвестен, а ходатайство о расторжении брака подано истцом по месту его жительства, ответчик должен быть вызван в форме, установленной для случаев где место жительства ответчика не известно.

91. При взаимном согласии сторон, состоящих в браке, прошения о разводе могут подаваться в местный суд, а также в Регистрационную палату (3), в которой был зарегистрирован брак.

92. После проверки того, что прошение о разводе действительно исходит от обеих сторон, Регистратор должен сделать запись о разводе и по просьбе бывших женатых сторон передать им свидетельство о разводе.

93. Дело о разводе рассматривается местным судьей публично и по своему усмотрению.

98. Решение местного суда о расторжении брака может быть обжаловано в обычном порядке в Апелляционном суде и не считается имеющим юридическую силу до истечения срока, в течение которого может быть подано обращение в апелляционный суд. Апелляционный суд, если только стороны не заявят, что не намерены обращаться в Апелляционный суд.

Права и обязанности мужа и жены

100. Лица, состоящие в браке, носят общую фамилию (супружеская фамилия).При регистрации брака они могут выбрать, примут ли они фамилию мужа (жениха), жену (невесту) или их общие фамилии.

101. Лица, состоящие в браке, сохраняют свою супружескую фамилию во время брака, а также после расторжения брака смертью или объявлением суда о том, что одна из сторон считается умершей.

102. В случае расторжения брака путем развода в заявлении о разводе должно быть указано, под какой фамилией стороны, состоящие в браке, желают называться впредь.При отсутствии соглашения между ними по этому вопросу разведенные муж и жена должны быть известны по фамилии, по которой каждый из них был соответственно известен до вступления в брак.

103. Если стороны, вступающие в брак, принадлежат к разным национальностям, и одна из них является гражданином России, изменение гражданства по явному желанию жениха или невесты может быть произведено в соответствии с общими правилами.

104. Смена места жительства одной из сторон, состоящих в браке, не обязывает другую к тому же.

105. Брак не устанавливает общности собственности.

106. Стороны, состоящие в браке, могут вступать в любые имущественные отношения, разрешенные законом. Соглашения мужа или жены, направленные на ограничение имущественных прав любой из сторон, недействительны и не являются обязательными ни для третьих сторон, ни для самих состоящих в браке сторон, которые могут в любой момент отказаться от их выполнения.

107. Нуждающаяся сторона (т. Е. Не имеющая минимума, необходимого для существования) и неспособная работать, имеет право на поддержку от другой стороны при условии, что последняя может предоставить такую ​​поддержку.

108. Если одна из сторон, состоящих в браке, отказывается поддерживать другую, если она нуждается и не может работать, он или она имеет право обратиться в Департамент социального обеспечения местного совета по месту жительства ответчика с указанием просить другую сторону предоставить такую ​​поддержку. . . .

129. Если имущество умершего [участника брака] не превышает 10 000 рублей и состоит из дома, мебели или рабочих инструментов, оно передается в распоряжение выжившего, имеющего равные права с другими родственниками. имеет право на наследование.

Примечание. Если между супругом и родственниками умершего возникает спор относительно управления унаследованным имуществом, как указано в предыдущей статье, решение по этому вопросу принимает местный суд.

130. Право нуждающегося и нетрудоспособного супруга на содержание другого супруга сохраняется даже в случае развода до тех пор, пока не будет изменено условие, дающее право на содержание (статья 107).

131. Если между сторонами, подлежащими разводу, достигается полное согласие по вопросу содержания, судья устанавливает размер и форму содержания, которые должны выплачиваться одним супругом другому при расторжении брака.

132. В случае разногласий сторон вопрос алиментов, их размер и форма решается в общем порядке рассмотрения исков в местном суде независимо от суммы иска. До окончательного урегулирования спора судом алименты нуждающемуся и нетрудоспособному супругу должны быть временно выплачены в размере и в форме, определяемых судьей, вынесшим постановление о расторжении брака.

Права семьи

133.Фактическое происхождение рассматривается как основа семьи, без каких-либо различий между отношениями, установленными в законном или религиозном браке или вне брака.

Примечание. Дети, происходящие от родителей, состоящих в незарегистрированном браке, имеют равные права с потомками родителей, чей брак был зарегистрирован.

Примечание.-II. Положения настоящей статьи распространяются также на детей, рожденных вне брака до введения гражданского брака (20 декабря 1917 г.).

134. Отцом и матерью ребенка считаются лица, зарегистрированные в книге регистрации рождений в качестве родителей.

135. Если такая запись о родителях ребенка отсутствует, либо она неверна или неполна, заинтересованные стороны имеют право доказать свое отцовство или материнство в судебном порядке.

Примечание. Местный народный суд правомочен рассматривать иски, касающиеся происхождения.

136. Заинтересованные стороны, включая мать, имеют право доказать истинное происхождение ребенка, даже если стороны, зарегистрированные в качестве родителей во время зачатия или рождения ребенка, заключили брак по зарегистрированному контракту или по контракту, имеющему силу зарегистрированный.

140. Забеременевшая незамужняя женщина не позднее, чем за три месяца до рождения ребенка должна уведомить местный ЗАГС по месту своего жительства, указав время зачатия, имя и место жительства отца.

Примечание. Замужняя женщина может направить аналогичное уведомление, если зачатый ребенок не является потомком ее законного мужа.

141. По получении такого уведомления Офис Регистратора информирует лицо, указанное в качестве отца в уведомлении.Такое лицо имеет право в течение двух недель со дня получения информации обжаловать в суд заявление матери на том основании, что оно неверно. Если в указанный срок апелляция не поступит, лицо считается отцом ребенка.

142. Иски, связанные с доказательством отцовства, рассматриваются в обычном порядке; но стороны обязаны дать правдивые показания, в противном случае они будут признаны виновными в лжесвидетельстве.

143.Если будет установлено, что лицо, указанное в соответствии со статьей IV, имело такие сношения с матерью ребенка, которые стали, в соответствии с естественным ходом событий, отцом ребенка, суд должен принять решение о признании его отцом и в то же время заставить его участвовать в расходах, связанных с вынашиванием, родами и содержанием ребенка.

Личные права и обязанности детей и родителей

145. Дети, происходящие от родителей, состоящих в зарегистрированном браке, принимают супружескую фамилию своих родителей.Дети родителей, состоящих в незарегистрированном браке, могут быть известны по отцовской или материнской фамилии или по общей фамилии. Фамилия таких детей определяется по соглашению между родителями, а в противном случае — по решению суда.

146. В случае расторжения брака путем развода или его признания недействительным решение родителей о том, какую из трех фамилий, упомянутых в статье 145, будут усыновлять дети, зависит от согласия родителей. В случае разногласий между родителями фамилия детей определяется по усмотрению судьи, а в случае спора между сторонами — местным судом.

147. Если родители имеют разное гражданство (если один из них является гражданином России), гражданство детей определяется по предварительному соглашению между родителями, которое они заявили при заключении брака в ЗАГСе.

Примечание. Если родители не придут к согласию по этому вопросу, дети считаются гражданами России, но по достижении совершеннолетия имеют право заявить о своем желании следовать по национальности другого родителя.

148. Решение о вероисповедании своих детей в возрасте до 14 лет остается за родителями. При отсутствии соглашения между родителями считается, что дети не исповедуют никакой религии до достижения ими 14-летнего возраста.

Примечание. Соглашение между родителями, указанным в настоящей статье, относительно религии их детей должно быть заключено в письменной форме.

149. Родители могут осуществлять отцовские права в отношении ребенка мужского пола до достижения им 18 лет и старше ребенка женского пола до 16 лет.

150. Родители осуществляют отцовские права совместно.

151. Все меры в отношении детей принимаются родителями по взаимному согласию.

152. В случае разногласий между родителями спор решает местный суд с участием родителей.

153. Родительские права осуществляются исключительно в интересах детей. В случае злоупотреблений суд вправе лишить родителей их прав.

Примечание. Иски о лишении родителей отцовских прав подпадают под юрисдикцию местного суда и могут быть возбуждены как представителями властей, так и частными лицами.

154. Родители обязаны заботиться о развитии своих несовершеннолетних детей, об их обучении и подготовке к полезной деятельности.

155. Защита личных интересов детей, а также их имущества является обязанностью родителей, которые являются представителями детей в суде и за его пределами (за исключением случаев специального назначения опекунов и попечителей).

156. Родители обязаны оставлять своих детей с собой и имеют право требовать их восстановления от каждого лица, удерживающего детей, без разрешения закона или суда.

157. Родители имеют право решать, как воспитывать и обучать детей, но не имеют права заключать какие-либо договоры о найме своих детей в возрасте от 16 до 18 лет без согласия своих детей.

158. Если родители проживают раздельно, они сами решают по соглашению, с кем из них будут проживать их несовершеннолетние дети.При отсутствии соглашения между родителями вопрос решается местным судом в общем процессе рассмотрения дел.

159. В случаях, когда родители лишены отцовских прав по решению суда, последний обязан разрешить родителям беседовать со своими детьми, если только не будет признано, что такие беседы имеют пагубное и пагубное влияние на детей.

Права собственности и обязанности детей и родителей

160.Дети не имеют прав на собственность своих родителей или родителей на собственность своих детей.

161. Родители обязаны обеспечивать своим несовершеннолетним детям питание и содержание, если они в этом нуждаются и не могут работать.

Примечание. Указанные здесь родительские обязанности приостанавливаются в том случае, если дети содержатся под присмотром государства или государства.

162. Обязанность содержать детей в равной степени ложится на обоих родителей, а размер выплачиваемого ими содержания определяется в зависимости от их средств; но сумма, израсходованная одним из родителей, не должна быть меньше половины прожиточного минимума, установленного для ребенка в данном населенном пункте.Родитель, который не может заплатить всю свою долю, оплачивает только ее часть.

163. Дети обязаны обеспечивать содержание своих родителей, находящихся в нужде и неспособных работать, если только последние не получают алименты от государства в соответствии с законом о страховании от болезней и старости или в рамках мер социального обеспечения. .

164. Если родители отказываются обеспечивать своих детей, или если дети не желают содержать своих родителей в случаях, упомянутых в статьях 161-3, лица, имеющие право на алименты, оставляют за собой право требовать того же в соответствии с правилами. прописаны в статьях 108-18.

165. Право детей на получение содержания от своих родителей и право родителей на получение содержания от своих детей в случаях, упомянутых в статьях 161-3, сохраняется даже в случае расторжения брака родителей либо смерть одного из них или развод, а также признание брака недействительным.

166. При расторжении брака путем развода и по взаимному согласию родителей по вопросам, связанным с содержанием и воспитанием детей, судья при вынесении решения о расторжении брака принимает решение по этим вопросам.Если соглашение о содержании и обучении детей, заключенное родителями, не должно быть выгодным для детей, последние оставляют за собой право требовать от каждого из родителей прожиточного минимума, установленного законом.

Права и обязанности связанных друг с другом лиц

172. Неимущие (т. Е. Лица, не имеющие прожиточного минимума) и нетрудоспособные родственники прямой нисходящей или восходящей линии, кровные или полукровные братья или сестры имеют право на получение содержания от своих богатых родственников.

Примечание. Не должно быть никаких различий между отношениями, установленными в браке и вне брака.

173. Родственники прямой восходящей или нисходящей линии, а также братья и сестры в порядке установленной прогрессии обязаны обеспечивать содержание только в тех случаях, когда неимущие лица не в состоянии получать содержание от супруга, детей или родителей соответственно из-за их отсутствия или их неспособности обеспечивать содержание.

174.