Уголовно правовая норма это: Уголовно-правовая норма в Российской Федерации: понятие и структура

Содержание

11. Уголовно-правовая норма. Уголовное право. Шпаргалки

Читайте также

1.2. Аффект как уголовно-правовая категория

1.2. Аффект как уголовно-правовая категория В уголовном праве аффектированное преступление относится к преступлениям с привилегированным составом. Считается, что его общественная опасность значительно ниже, чем аналогичных преступлений, совершаемых в обычном

14. Норма права

14. Норма права Норма права – этот определенное число составляющих систему права правил, установленных или санкционированных государством, элементарная частица права, относящаяся к нему как часть к целому.Она обладает собственными содержанием и формой, в

§ 2. Уголовно-правовая политика и вопросы общей части уголовного законодательства

§ 2. Уголовно-правовая политика и вопросы общей части уголовного законодательства Одним из общих положений уголовно-правовой политики, закрепленных в уголовном законодательстве, является определение задач этого законодательства. Уголовная политика государства

§ 3. Уголовно-правовая политика и вопросы особенной части уголовного законодательства

§ 3. Уголовно-правовая политика и вопросы особенной части уголовного законодательства «Советская уголовная политика исходит из того, что основанием уголовной ответственности может быть только осознанное общественно опасное поведение человека. Ни состояние личности,

Статья 50. Норма предоставления и учетная норма площади жилого помещения

Статья 50. Норма предоставления и учетная норма площади жилого помещения 1. Нормой предоставления площади жилого помещения по договору социального найма (далее – норма предоставления) является минимальный размер площади жилого помещения, исходя из которого

Тема 8. Уголовно-процессуальные функции и уголовно-процессуальная форма

Тема 8. Уголовно-процессуальные функции и уголовно-процессуальная форма Уголовно-процессуальные функции – это основные направления деятельности участников уголовного процесса, осуществляемые ими в связи с возникающими правоотношениями в сфере уголовного

Глава 3 Законодательство Моисея: уголовно-правовая характеристика

Глава 3 Законодательство Моисея: уголовно-правовая характеристика Среди религиозных источников, имеющих историческое значение, следует выделить Законодательство Моисея, Закон, переданный еврейскому народу Богом через Моисея. Конечно, подлинная человеческая,

Глава 1 Уголовно-правовая характеристика Нового Завета

Глава 1 Уголовно-правовая характеристика Нового Завета 1. Христианские основы российского права, основы взаимосвязи христианства и праваБолее двух тысячелетий назад в маленьком городке Вифлееме, что в семи километрах от Иерусалима, родился от Девы Марии и Духа Святого

Уголовно-правовая оценка нападения при разбое

Уголовно-правовая оценка нападения при разбое В российском уголовном праве такое преступление, как разбой, в различные исторические периоды понималось по-разному.В Русской Правде упоминалось о тягчайшем преступлении – убийстве в разбое. Однако описание этого

Уголовно-правовая ответственность

Уголовно-правовая ответственность Журналист может нести ответственность в рамках не только гражданского, но и уголовного законодательства, поскольку Уголовный кодекс РФ предусматривает ответственность за клевету, оскорбление и нарушение неприкосновенности частной

Что такое социальная норма?

Что такое социальная норма? Социальная норма — это минимальный, но достаточный для жизнеобеспечения и доступный по цене объем (количество) потребления коммунальных услуг гражданином. Предполагается, что услуги, потребленные сверх нормы, надо будет оплачивать по

§ 11. Понятие права. Правовая норма. Источники права

§ 11. Понятие права. Правовая норма. Источники права Право неразрывно связано с государством. Оно принадлежит к классу столь же сложных понятий, что и государство, общество, человек, нравственность. Представления о праве, подобно представлениям о государстве, зависят от

§ 69. Правовая культура и правосознание. Правовая деятельность

§ 69. Правовая культура и правосознание. Правовая деятельность Право, как и мораль, религия, политика, экономика, искусство, является неотъемлемым элементом культуры. Оно способствует приобщению человечества к культуре, ее совершенствованию и расцвету. Состояние и

понятие и признаки – тема научной статьи по праву читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

Проблемы и вопросы уголовного права, уголовного процесса и криминалистики

УДК 343.2.01 ББК Х408.0

УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ НОРМА: ПОНЯТИЕ И ПРИЗНАКИ

Д. А. Гарбатович

Южно-Уральский государственный университет (г. Челябинск)

Статья посвящена анализу понятия и признаков уголовно-правовой нормы. Отмечаются неточности, некорректности отдельных определений уголовно-правовой нормы, оспариваются следующие устоявшиеся признаки уголовно-правовой нормы: 1) уголовно-правовая норма является общеобязательным правилом поведения и государственным предписанием; 2) норма уголовного права предусмотрена только уголовным законом, является единственным источником уголовного права, и только уголовный закон определяет преступность и наказуемость совершаемых деяний; 3) уголовно-правовая норма предусматривает права и обязанности исключительно в связи с совершением преступления; 4) все уголовно-правовые нормы обеспечены государственным принуждением посредством возможности назначения уголовного наказания.

Ключевые слова: уголовно-правовая норма, признаки норм права.

Уголовно-правовая норма является первичным элементом, совокупность которых составляет отдельный правовой институт, Уголовный кодекс в целом. Сложно переоценить значение уголовно-правовой нормы как для уголовного права, так и для уголовного закона. Казалось бы, столь значимое понятие для уголовного закона должно быть давно уже разработано и быть воспринято как истина без каких-либо дискуссий и сомнений. Но по настоящее время единое понятие уголовноправовой нормы еще не сформировалось, не утвердилось, а предлагаемые понятия либо не позволяют отделить норму уголовного права от иных правовых норм, носят неточный характер, либо достаточно дискуссионны, когда уголовно-правовой норме приписывают признаки без учета особенностей отрасли уголовного права или не свойственные иным уголовно-правовым нормам.

Например, И.

А. Тарханов, классифицируя нормы Общей части УК РФ на управомочивающие, обязывающие и поощрительные, под правовой нормой понимает определенное правило поведения, которое установлено и охраняется государством [16, с. 109-110].

Сложно признать представленное понятие удачным относительно уголовно-пра-

вовой нормы. Во-первых, данное понятие не отражает всех необходимых признаков, которые характерны вообще для правовой нормы. Во-вторых, рассматриваемое определение правовой нормы является слишком общим, подходящим для всех отраслей права, поэтому оно не позволяет выявить особенности уголовно-правовой нормы, разграничить уголовно-правовую норму от норм иных отраслей права.

Любое определение состоит из совокупности характерных его признаков, которые в своем единстве составляют конкретное понятие. Рассмотрим признаки уголовно-правовой нормы для уточнения ее определения.

1. Уголовно-правовая норма — это общеобязательное правило поведения.

В доктрине уголовного права до конца не решен вопрос относительно того, является ли уголовно-правовая норма правилом поведения или установленным предписанием, совпадают ли между собой по значению такие термины, как «правило поведения» и «предписание», или они имеют свое самостоятельное значение?

Норма советского уголовного права определялась как установленное государством правило поведения, соблюдение которого

обеспечивается авторитетом государственного требования и угрозой уголовной ответственности и наказания. Уголовно-правовые нормы содержат запреты и веления, предписывают определенное правило поведения людей [7, с. 36].

A. В. Наумов уголовно-правовые нормы определяет как уголовно-правовые предписания, содержащиеся в уголовном законе [9, с. 61].

B. Д. Филимонов разъяснял, что «реализация запретов при совершении преступлений находит выражение в использовании предписаний, регулирующих индивидуализацию уголовной ответственности и наказания, реализация стимулирований осуществляется на основе предписаний, регулирующих освобождение от уголовной ответственности и наказания и др. Дозволения реализуются с помощью предписаний, регламентирующих обстоятельства, исключающие преступность деяний» [17, с. 58].

О. Ф. Шишов настаивает на том, что нормы уголовного права содержат в себе только предписания и запреты и не относятся к категории представительно-обязывающих норм. Одновременно он делает оговорку: как исключение, к нормам-предписаниям не относится только институт обстоятельств, исключающих преступность деяния (гл. 8 УК РФ) [10, с. 7].

Анализируя норму, регламентирующую освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием (ст. 75 УК РФ), сложно говорить о том, что данная норма характеризуется велением или предписанием. Во-первых, уголовный закон только предоставляет виновному лицу право, возможность деятельно раскаяться, не возлагая на него обязанность явиться с повинной, способствовать раскрытию и расследованию преступления, возместить причиненный ущерб, иным образом загладить вред, причиненный в результате преступления. Во-вторых, даже при совершении перечисленных действий закон не предписывает правоприменителю освободить лицо, совершившее преступление, а только предоставляет ему указанное полномочие (ч. 1 ст. 75 УК РФ).

В случае с деятельным раскаянием предписание имеет место быть частично, и касается оно исключительно правоприменителя. Во-первых, если лицу, деятельно раскаявшемуся, предоставлено только право быть освобож-

денным от уголовной ответственности (ч. 1 ст. 75 УК РФ), то на правоприменителя, в данном случае на судью, возлагается обязанность учесть деятельное раскаяние как смягчающее обстоятельство при назначении наказания (ч. 3 ст. 60, п. «к», ч. 1 ст. 61, ст. 62 УК РФ). Во-вторых, если лицо деятельно раскаялось, совершило положительные посткрими-нальные деяния, предусмотренные в примечаниях к статьям Особенной части УК РФ (например, добровольно освободило похищенного (ст. 126 УК РФ), добровольно сдало оружие (ст. 222 УК РФ), добровольно сдало наркотические средства и психотропные вещества (ст. 228 УК РФ)), уголовный закон предписывает правоприменителю освободить лицо от уголовной ответственности.

Тем не менее мы считаем некорректным определять уголовно-правовую норму как предписание. Уголовно-правовая норма является общеобязательным правилом поведения, она характеризуется предоставительно-обязывающим признаком. Норма в случае с деятельным раскаянием (ст. 75 УК РФ), примирением с потерпевшим (ст. 76 УК РФ) предоставляет одновременно лицам, совершившим преступные деяния, возможность, право совершить положительные посткриминаль-ные деяния, не обязывает, не предписывает им совершить указанные деяния, а правоприменителя, наоборот, обязывает, предписывает ему учесть данные уголовно-правовые деяния надлежащим образом.

Используемые в теории уголовного права термины «правило поведения» и «предписание» не являются синонимами. Правило поведения включает в себя предписание, как и иные формы уголовно-правового регулирования (запреты, стимулирование, дозволение), а не ограничивается только им. Поэтому, на наш взгляд, уголовно-правовую норму точнее называть общеобязательным правилом поведения, а не предписанием.

2. Уголовно-правовая норма предусмотрена уголовным законом и является единственным источником уголовного права.

Например, В. Д. Филимонов утверждает, что только норма уголовного права осуществляет охрану общественных отношений, во-первых, путем установления, какие опасные для личности, общества и государства деяния признаются преступлениями, во-вторых, путем определения наказания и иных мер уголовно-правового характера за их совершение

и, в-третьих, путем установления пределов предусмотренной за преступное поведение уголовной ответственности [18, с. 14].

А. В. Наумов разъясняет, что «многие уголовно-правовые нормы включают в себя нормы самых различных отраслей. Более того, анализ действующего уголовного законодательства позволяет утверждать, что вообще нет такой отрасли права, нормы которой не входили бы органически в уголовно-правовые. Так, в содержание бланкетных диспозиций уголовного закона входят нормы и конституционного (например, ст. 136 УК РФ), и административного (например, ст. 264 УК РФ), и гражданского (например, ст. 146 УК РФ), и других отраслей российского права. В этих случаях условия уголовной ответственности за совершение соответствующих общественно опасных деяний предусмотрены не только нормами уголовного права, но и нормами других отраслей. И это не противоречит самостоятельности уголовно-правового запрета, так как нормы других отраслей права, помещенные в оболочку уголовного закона, превращаются в «клеточку» уголовно-правовой нормы, образуя вместе с последними уголовно-правовую материю» [5, с. 4-5].

Тем не менее на сегодняшний день аксиоматичное и хрестоматийное положение о том, что Уголовный кодекс является единственным источником уголовного права Российской Федерации, ставится под большое сомнение [3, с. 77; 4, с. 19-31; 8, с. 155].

Например, ст. 7 Федерального закона от 6 марта 2006 г. № 35 «О противодействии терроризму» устанавливает следующее правила. «Если воздушное судно не подчиняется требованиям о посадке и существует реальная опасность гибели людей либо наступления экологической катастрофы, оружие и боевая техника применяются для пресечения указанного воздушного судна». Статья 8 указанного закона предусматривает при наличии подобных условий пресечение движения плавательного средства путем его уничтожения. Возникает коллизия с нормами УК РФ: во-первых, данные нормы попирают традиционные, в том числе воплощенные в уголовно-правовом институте крайней необходимости, представления об абсолютной ценности человеческой жизни, исключающей допустимость принятия человеком решения о том, кому остаться жить, а кому погибнуть; по мнению отдельных ученых, правило об уничтожении воздушного судна или плавательного средства

есть правило совершения убийства, а соответствующие правовые нормы являются преступными [19, с. 38]; во-вторых, анализируемые положения закона «О противодействии терроризму», по сути, как и нормы УК РФ, определяют пределы преступности и наказуемости совершаемых действий, разрешая причинение смерти при определенных условиях.

Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 27 сентября 2012 г. № 19 «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление» разъясняет, что сотрудники правоохранительных органов, военнослужащие и иные лица, которым законодательством разрешено применение оружия, специальных средств, боевой и специальной техники или физической силы для исполнения возложенных на них федеральными законами обязанностей, не подлежат уголовной ответственности за причиненный вред, если они действовали в соответствии с требованиями законов, уставов, положений и иных нормативных правовых актов, предусматривающих основания и порядок применения оружия, специальных средств, боевой и специальной техники или физической силы [6, п. 28].

Вместе с тем анализ порядка и оснований применения сотрудниками правоохранительных органов, военнослужащими и иными лицами огнестрельного оружия, специальных средств, боевой и специальной техники или физической силы, предусмотренных нормативно-правовыми актами, приводит к тому заключению, что этими актами установлены условия, при соблюдении которых обладающее соответствующими полномочиями лицо, применяя физическую силу, оружие и т.д., действует в состоянии необходимой обороны, крайней необходимости и при других обстоятельствах, априорно исключающих оценку его действий как преступных. Хотя предполагается, что только УК РФ устанавливает основания и принципы уголовной ответственности, определяет, какие опасные для личности, общества и государства деяния признаются преступлениями, и устанавливает виды наказаний и иные меры уголовно-правового характера за совершение преступлений (ч. 2 ст. 2 УК РФ) [2, с. 12-16].

Сам Уголовный кодекс РФ допускает, что преступность и наказуемость может устанавливаться иным законодательством. Например, в соответствии с ч. 3 ст. 331 УК РФ уголовная

ответственность за преступления против военной службы, совершенные в военное время либо в боевой обстановке, определяется законодательством Российской Федерации военного времени.

Не будем вдаваться в анализ проведенных в качестве примера исследований, так как это не является предметом нашего изучения. Заметим лишь одно: нельзя теперь однозначно утверждать, что только уголовно-правовые нормы являются источником уголовного права.

3. Уголовно-правовая норма предоставляет участникам уголовно-правовых отношений субъективные права и юридические обязанности.

Есть мнение, что нормы уголовного законодательства определяют права и обязанности стороны общественного отношения, возникающего вследствие совершения какого-либо преступления [14, с. 32]. Согласимся с данным мнением, но только отчасти. Указанное положение верно в тех случаях, когда действительно были совершены преступления. В то же время отдельные уголовно-правовые нормы предоставляют участникам общественных отношений права и обязанности не всегда вследствие совершенных преступных деяний. Например, право на необходимую оборону и обязанность адекватной защиты возникают не только при пресечении преступных посягательств, но и при защите от иных непреступных общественно опасных деяний, к которым можно отнести нападения малолетних или невменяемых. В данном случае уголовноправовая норма, закрепленная в ст. 37 УК РФ, предоставляет защищающемуся и нападающему некоторый объем прав и обязанностей, возникший не вследствие совершения преступления.

В своих работах В. Д. Филимонов выделяет разные виды уголовно-правовых норм, признает, что не все нормы предусматривают именно конкретные составы преступления, но придает нормам, закрепляющим составы преступлений, решающее значение для уголовного права [18], соответственно, возможно именно поэтому непосредственно связывает уголовно-правовую норму с совершением преступления. Полагаем, что понятие уголовно-правовой нормы должно охватывать все нормы Уголовного кодекса РФ, а не только его часть, и не зависимо от их количества.

4. Уголовно-правовая норма обеспечивается государственным авторитетом и возможностью применения государственного принуждения посредством уголовного наказания и иных мер уголовно-правового характера.

Так, З. А. Незнамова под уголовно-правовой нормой понимает правило поведения, предоставляющее участникам уголовно-правовых общественных отношений юридические права и возлагающее на них юридические обязанности. Нарушение или несоблюдение этих норм влечет за собой применение мер государственного принуждения в виде уголовного наказания [15, с. 30]. Л. В. Инога-мова-Хегай также считает, что уголовно -правовая норма, как и любая норма, содержит правило поведения, она запрещает членам общества совершать преступления под страхом наказания [11, с. 26].

Спорным представляется положение о том, что нарушение или несоблюдение уголовно-правовых норм влечет за собой последствие в виде уголовного наказания. Дело в том, что не все нормы УК РФ предполагают обязанность воздержаться от совершения предусмотренных действий под страхом уголовного наказания, подобное утверждение касается только норм Особенной части УК РФ, которые предусматривают конкретные составы преступления. Действительно, совершение деяния, предусмотренного нормой Особенной части УК РФ, т.е. несоблюдение установленного уголовным законом запрета, влечет государственное принуждение в виде уголовного наказания.

Ситуация заключается в том, что не все уголовно-правовые нормы содержат запрет под страхом уголовного наказания не совершать предусмотренные им деяния. В УК РФ, помимо преступных деяний, предусмотрены еще и иные отрицательные уголовноправовые деяния, влекущие негативные уголовно-правовые последствия, но не ввиде уголовного наказания [1, 12, 13]. Например, речь может идти об отрицательном постпени-тенциарном поведении осужденного, злостно уклоняющего от отбывания назначенного ему судом уголовного наказания (например, ч. 5 ст. 46, ч. 3 ст. 49, ч. 4 ст. 50, ч. 5 ст. 53 УК РФ). Злостное уклонение осужденного от отбывания назначенного ему наказания не влечет государственного принуждения в виде

уголовного наказания, в этом случае происходит замена наказания более тяжким.

Несоблюдение уголовно-правовых запретов и уголовно-правовых предписаний может касаться неисполнения условно осужденным или условно-досрочно освобожденным возложенных на них обязанностей. В этом случае также государственное принуждение не будет выражаться в назначении уголовного наказания, речь может вестись о продлении испытательного срока, об отмене условного или условно-досрочного освобождения, последствием чего будет реальное отбытие уголовного наказания, но не его назначение (например,

ч. 2, 3 ст. 74, ч. 7 ст. 79 УК РФ).

Полагаем, не следует однозначно считать, что все уголовно-правовые нормы обеспечены возможностью государственного принуждения посредством назначения уголовного наказания.

Как было уже сказано, помимо норм, обязывающих, есть уголовно-правовые нормы, которые предоставляют права, дозволяют и поощряют совершение определенных уголовно-правовых деяний. Уголовно-правовые нормы не принуждают защищаться от общественно опасного посягательства, задерживать лиц, совершивших преступление, явиться с повинной, способствовать раскрытию и расследованию преступлений, возместить причиненный преступным деянием ущерб, примириться с потерпевшим.

Следовательно, если обеспеченность возможностью государственного принуждения посредством назначения наказания свойственна лишь части уголовно-правовым нормам, подобная характеристика не может быть признаком всех уголовно-правовых норм.

Соответственно определять уголовноправовую норму как правило поведения, запрещающее членам общества совершать преступления под страхом уголовного наказания, означает не охватить данным понятием иные уголовно-правовые нормы, которые в своем содержании не описывают конкретных составов преступлений.

А. Е. Якубов правильно отмечает, что нормы уголовного права, устанавливая определенные правила поведения, не только охраняют общественные отношения, но и регулируют их. Так, большинство норм Общей части УК РФ имеет позитивный (регулятивный характер), так как их применение само по себе не сопряжено с конкретным преступлением, к тому же в Общей части УК РФ есть нормы

правоприменительного характера, включающие в себя принуждение, которые также не связаны с конкретным преступным деянием [16, с. 113-114].

Литература

1. Гарбатович, Д. А. Квалификация уголовно-правовых деяний по субъективной стороне / Д. А. Гарбатович: монография. — М. : Юрлитинформ, 2009. — 192 с.

2. Гарбатович, Д. А. Право на необходимую оборону в разъяснениях Пленума Верховного Суда РФ / Д. А. Гарбатович // Уголовное право. — 2013. — № 1. — С. 12-16.

3. Коняхин, В. П. Теоретические основы построения Общей части российского уголовного права /В. П. Коняхин. — СПб., 2002. -162 с.

4. Кругликов, Л. Л. Юридические конструкции и символы в уголовном праве / Л. Л. Кругликов, О. Е. Спиридонова. — СПб.: Издательство Р. Асланова «Юридический центр Пресс», 2005. — 336 с.

5. Наумов, А. В. Российское уголовное право. Курс лекций: в 3 т. Т. 1. Общая часть / А. В. Наумов. — М. : Волтерс Клувер, 2008. -736 с.

6. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 сентября 2012 г. № 19 «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление» //Российская газета. — 2012. — 3 окт.

7. Прохоров, В. С. Механизм уголовноправового регулирования: нормы, правоотношение, ответственность / В. С. Прохоров, Н. М. Кропачев, А. Н. Тарбагаев. — Красноярск: Издательство Красноярского университета, 1989. — 205 с.

8. Пудовочкин, Ю. Е. Понятие, принципы и источники уголовного права: сравнительноправовой анализ России и стран Содружества Независимых Государств / Ю. Е. Пудовоч-кин, С. С. Пирвагидов. — СПб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2003. — 207 с.

9. Российское уголовное право. Общая часть: учебник. — М. : Издательство «Спарк», 1997. — 454 с.

10. Российское уголовное право: в 2 т. Общая часть / под ред. проф. А. И. Рарога. -М. : Профобразование, 2001. — Т. 1. — 872 с.

11. Российское уголовное право: в 2 т.

Особенная часть: учебник / под ред.

Л. В. Иногамовой-Хегай, В. С. Комиссарова,

А. И. Рарога. — М. : Проспект, 2011. — Т. 1. -528 с.

12. Сабитов, Р. А. Уголовно-правовое регулирование посткриминального поведения: моногр / Р. А. Сабитов. — Челябинск: ЧЮИ МВД России, 2011. — 388 с.

13. Сабитов, Р. А. Теория уголовноправового регулирования поведения лица после совершение им преступления и вынесения ему приговора: монография / Р. А. Сабитов. — М.: Юрлитинформ, 2013. — 368 с.

14. Смирнов, В. Г. Функции советского уголовного права /В. Г. Смирнов. — Л., 1965. -144 с.

15. Уголовное право. Общая часть: учебник / отв. ред. И. Я. Козаченко, З. А. Незнамо-ва. — М.: Издательская группа НОРМА-

ИНФРА-М, 1998. — 516 с.

16. Уголовное право России. Общая часть: учебник / под ред. Ф. Р. Сундурова, И. А. Тарханова. — М. : Статут, 2009. — 751 с.

17. Филимонов, В. Д. Охранительная-функция уголовного права / В. Д. Филимонов. -СПб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2003. — 198 с.

18. Филимонов, В. Д. Норма уголовного права / В. Д. Филимонов. — СПб.: Издательство Р. Асланова «Юридический центр Пресс», 2004. — 281 с.

19. Шестаков, Д. А. Введение в криминологию закона / Д. А. Шестаков. — СПб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2011. — 75 с.

Гарбатович Денис Александрович — кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного права, криминологии и уголовно-исполнительного права, Южно-Уральский государственный университет (г. Челябинск). E-mail: [email protected]

Bulletin of the South Ural State University

Series “Law»

_______________2013, vol. 13, no. 4, pp. 38-43

CRIMINAL LEGAL STATUTES: CONCEPT AND FEATURES

D. A. Garbatovich

South Ural State University (Chelyabinsk)

The article deals with the analysis of the concept and features of a criminal legal statute. Inaccuracy and incorrectness of several notions of criminal legal statute are marked in the article; the following conventional features of criminal legal statute are litigated: 1) criminal legal statute is an obligatory rule of behaviour and official order; 2) the provision of criminal law is prescribed by the criminal law and is the only source of criminal law, and criminal law determines crime type and penalties for the actions; 3) criminal legal statute identifies rights and obligations due to crimes committed; 4) criminal legal statutes are assured by the state coercion by means of possibility to impose criminal penalty.

Keywords: criminal legal provision, features of legal statutes.

Denis Aleksandrovich Garbatovich — Candidate of Science (Law), Associate Professor of Criminal Law, Criminology and Criminal Penal Law Department, South Ural State University (Chelyabinsk). E-mail: [email protected] ru.

Статья поступила в редакцию 4 сентября 2013 г.

понятие, содержание и структура – тема научной статьи по праву читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

уголовно-правовая норма: понятие, содержание и структура

ГЕННАДИИ ПЕТРОВИЧ НОВОСЕЛОВ

Доктор юридических наук, профессор кафедры уголовного права уральского государственного юридического университета, e-mail: [email protected]

исследуются понятие и содержание уголовно-правовой нормы. Выясняются причины, по которым традиционная характеристика ее элементов вступает в противоречие с общетеоретическими представлениями о гипотезе, диспозиции и санкции, решается вопрос о способе его устранения.

The article is devoted to the concept and the content of a rule of criminal law. The author finds reasons pursuant to which traditional characteristic of components of a rule of criminal law conflicts with general theoretic concepts about hypothesis, disposition and sanction. The method of the conflict resolution is proposed.

Ключевые слова: понятие уголовно-правовой нормы, содержание уголовно-правовой нормы, структура уголовно-правовой нормы, гипотеза, диспозиция, санкция

Key words: concept of a rule of criminal law, content of a rule of criminal law, structure of a rule of criminal law, hypothesis, disposition, sanction

При анализе понятия уголовно-правовой нормы обычно исходят из его нетождественности понятию статьи уголовного закона, и при этом в юридической литературе довольно часто утверждается, что они соотносятся как содержание и форма1. На указанные философские категории ссылаются также при описании соотношения уголовно-правовой нормы не со статьей уголовного закона, а с самим уголовным законом. Так, говоря о необходимости различать уголовный закон (а не его статью) и уголовно-правовую норму, А. В. Наумов первое характеризует как «нормативный акт, содержащий в себе уголовно-правовые предписания, т. е. уголовно-правовые нормы». «Таким образом, — констатирует автор, — уголовный закон — это форма (правовая оболочка) уголовно-правовой нормы, а последняя представляет собой его правовое содер-жание»2. Некоторые исследователи в уголовном законе видят форму не самой уголовно-правовой нормы, а ее выражения. Например, Ю. М. Ткачевский пишет, что «уголовный закон является формой выражения норм уголовного права. Следовательно, закон является формой, а норма — его содержанием»3.

Несмотря на широкую распространенность идеи о том, что закон (или его статья) соотносится с уголовно-правовой нормой как содержа-

ние и форма, ее трудно признать обоснованной по той простой причине, что содержание и форма — это категории, раскрывающие разные стороны одних и тех же предметов или явлений. Стало быть, и уголовный закон (его статья), и уголовно-правовая норма имеют собственные содержание и форму. Содержание в уголовном законе является ничем иным, как содержанием нормативного акта, не имеющего или имеющего кодифицированный характер. Отличительной чертой содержания нормативных актов кодифицированного характера может быть их деление на Общую и Особенную части, как это принято, например, в Уголовном кодексе. Однако мы склонны утверждать, что содержание каждой из этих частей образует совокупность не самих уголовно-правовых норм, а статей уголовного закона, в которых формулируются в первом случае общие, а во втором — отличительные признаки таких норм. Для удобства пользования Общей и Особенной частями УК РФ их статьи объединяются в главы, а главы — в разделы. Будучи «первичной клеточкой» Общей или Особенной части УК РФ, каждая статья имеет собственное содержание, включающее нумерацию и наименование статьи, одну или несколько частей и иногда примечание к статье.

российское право

ОБРАЗОВАНИЕ ПРАКТИКА НАУКА

Если же речь идет о содержании не статьи уголовного закона, а уголовно-правовой нормы, то оно должно раскрываться иначе. Классическим является представление о содержании уголовно-правовых норм как некоторого рода правилах поведения людей. В учебной и научной литературе такой подход явно преобладает, но в последнее время не все исследователи разделяют его. Так, Н. А. Лопашенко считает, что он обедняет содержание уголовно-правовых норм, а потому неверен. «Если следовать такому определению нормы, — пишет автор, -следует признать, что невозможно существование в качестве нормативного заявления нормы-принципа и других разновидностей норм, в которых нет одновременно и правила поведения, и меры ответственности за его нарушение, что очевидно неправильно». В связи с этим Н. А. Лопашенко конструирует иное определение нормы уголовного права: «…Это общеобязательное для исполнения или руководства при совершении действий правовое положение, которое может иметь форму правила поведения, в том числе с мерой уголовной ответственности за его нарушение, и форму принципа, правового определения, декларации, т. е. форму право-положения, которые закрепляют важнейшие понятия уголовного права»4.

Не касаясь пока существа предложенного определения, укажем, что с нашей точки зрения вряд ли удачно использование при характеристике содержания уголовно-правовой нормы терминов «правовое положение» и «правопо-ложение». Давно известные в отечественной юридической литературе, в основном общетеоретической, к настоящему времени они уже получили определенное смысловое значение, позволяющее считать их тесно связанными с понятием «норма права», но не тождественными ему. В подтверждение этого можно сослаться на трактовку категории правоположения, предложенную С. С. Алексеевым. Признавая данную категорию «теоретической находкой», он отмечал, что «правоположения связаны с действующими юридическими нормами, со смыслом, духом действующего законодательства, носят подзаконный, поднормативный характер. Они не входят в нормативную основу механизма правового регулирования, не могут служить самостоятельным основанием возникновения прав и обязанностей, критерием правомерного поведения. Во всех случаях они остаются явлениями, относящимися к области применения права. Но будучи объективированным результатом судебной, иной индивидуально-правовой деятельности компетентных органов, правопо-ложения, не сливаясь с действующими нормами, представляют собой относительно самосто-

ятельные правовые явления, специфическую разновидность правовой реальности»5.

В отечественной юридической литературе при классификации норм права часто выделяют «нормы-принципы», «нормы-дефиниции», «нормы- задачи», «нормы-начала» и т. д., но они далеко не всегда связаны с установлением правил поведения участников общественного отношения. Однако можно ли считать бесспорным отнесение перечисленного к видам именно норм права, а не чего-либо иного? У исследователей нет однозначного мнения на этот счет, но не должно вызывать возражений другое: не представления о содержании правовых норм следует ставить в зависимость от того, в каком статусе (нормы или чего-то иного) терминологически обозначаются закрепленные в УК принципы, дефиниции, задачи и т. д., а наоборот, терминологическое обозначение должно сообразовываться с понятием правовой нормы, ее содержанием.

Обратимся в связи с этим к наиболее распространенным определениям уголовно-правовой нормы как своего рода правил поведения. Очень важно, что обычно в таких дефинициях в качестве отличительных признаков указываются те, которые непосредственно характеризуют правило поведения. Например, утверждая, что норма уголовного права есть «общеобязательное правило, сформулированное в статье или части статьи УК или иного нормативно-правового акта, рассчитанное на неопределенный круг лиц и на неопределенное число случаев криминального характера»6, авторы обычно не акцентируют внимание на том, что правовая норма подразумевает правила не любого, а лишь позитивного (социально одобряемого, должного, нормального) поведения. Возможно, в иных отраслях права данный акцент не актуален, но только не в уголовном праве, в котором вопрос о наличии в уголовно-правовых нормах правил позитивного поведения остается основным камнем преткновения при характеристике понятия уголовно-правовой нормы.

Добавим, что если исходить из традиционных определений указанного понятия, то придется сделать однозначный вывод о том, что содержание уголовно-правовой нормы исчерпывается именно правилами поведения людей7. Но это явно противоречит тому, что подразумевается под содержанием уголовно-правовой нормы, когда рассматривается вопрос об ее элементах, структуре (строении). Даже авторы, отстаивающие мнение о наличии в уголовно-правовой норме только двух элементов (чаще всего именуемых диспозицией и санкцией, реже — гипотезой и диспозицией, гипотезой и санкцией), выходят за рамки определения уголовно-правовой нормы как правила поведения.

Несколько шире мыслится ее содержание сторонниками трехэлементного строения уголовно-правовой нормы, различающими в ней гипотезу, диспозицию и санкцию. Наконец, некоторые ученые утверждают, что в уголовно-правовой норме есть четыре элемента.

В частности, Г. О. Петрова, исходя из того, что нормы права регулируют общественные отношения путем указания на условия своего исполнения, субъектов отношений, их взаимные права и обязанности и санкцию, предлагает выделять в качестве элементов уголовно-правовой нормы соответственно: 1) «гипотезу, включающую фактическую конструкцию»; 2) «субъектов уголовно-правового отношения»; 3) «диспозицию — соответствующие права и обязанности субъектов уголовно-правового отношения»; 4) «санкцию, включающую наказание, а также иные последствия, предусмотренные в уголовном законе для лиц, совершивших преступление»8.

Конечно, сложности в определении числа элементов, образующих содержание уголовно-правовых норм, в некоторой степени обусловлены теми же причинами, по которым на общетеоретическом уровне давно идет дискуссия между сторонниками двух- и трехчленного строения правовой нормы как таковой. Однако проблема может быть порождена и другими обстоятельствами, специфическими для уголовно-правовой доктрины. Понять их невозможно, если не учитывать то, как именно трактуется содержание каждого элемента, включаемого в уголовно-правовую норму, прежде всего гипотезы.

С позиций общей теории права в гипотезе правовой нормы должны указываться жизненные обстоятельства (условия), при которых она реализуется. В таком случае гипотеза — обязательный элемент уголовно-правовой нормы. Учет существующего деления отечественного уголовного законодательного материала позволяет также утверждать, что условия, повторяющиеся или являющиеся едиными для гипотезы всех или многих уголовно-правовых норм, должны найти отражение в статьях Общей части, а специфические условия — в статьях Особенной части УК РФ. При установлении соответствия конкретных обстоятельств дела и условий применения уголовно-правовых норм осуществляется выбор той нормы, которая предусматривает определенное позитивное правило поведения в данной ситуации и подлежит применению.

В юридической литературе гипотеза уголовно-правовой нормы характеризуется иначе. Соглашаясь с тем, что существуют нормы Общей части и нормы Особенной части, которые структурно различаются между собой, авторы довольно часто определяют гипотезу уголовно-правовой нормы как условия (обстоятель-

ства) не применения нормы, а решения вопросов о наличии состава преступления в целом либо его признаков9. Кроме того, стало чуть ли не традицией отказываться от признания существования гипотезы в уголовно-правовых нормах в качестве самостоятельного элемента. Так, Ю. М. Ткачевский, отмечая, что нормы Особенной части УК РФ состоят из гипотезы, диспозиции и санкции, в отношении гипотезы утверждает, что «в уголовно-правовой норме она не приводится. Она предполагается примерно в следующей форме: „если кто-либо совершит убийство.», а далее следует диспозиция, определяющая, что следует понимать под убийством»10. Констатируя, что нормы Особенной части непосредственно не формулируют гипотезы, А. И. Чучаев это связывает с тем, что «гипотеза для всей Особенной части общая, и вытекает она из положений Общей части (в частности, ст. 8 УК)»11. Некоторые авторы отсутствие гипотезы в уголовно-правовых нормах объясняют тем, что она растворяется в их диспозиции12.

Условия, повторяющиеся или являющиеся едиными для гипотезы всех

или многих уголовно-правовых норм, должны найти отражение в статьях Общей части, а специфические условия — в статьях Особенной части УК РФ

Мы не можем поддержать приведенные точки зрения, потому что они противоречат общей теории права и, как представляется, в определенной мере основаны на отождествлении уголовно-правовой нормы и статьи уголовного закона. Вряд ли нужно доказывать то, что исключение гипотезы из уголовно-правовой нормы, ее слияние с диспозицией неизбежно оставляют нерешенным вопрос об условиях и даже возможности применения норм уголовного права. Столь же проблематично применение этих норм и в случаях, когда их гипотеза воспринимается как «имеющая общий характер», «растворяющаяся» в Общей части УК РФ, вытекающая из нее и т. п. Мы ни в коей мере не ставим под сомнение наличие в Общей части УК РФ статей, отражающих единые для всех или множества уголовно-правовых норм условия. Вместе с тем нельзя упускать из виду то, что специфические условия применения уголовно-правовых норм не могут не быть отражены в Особенной части УК РФ, иначе невозможно выбрать норму, которая подлежит применению в конкретном случае.

В юридической литературе отмечается неоднозначность представлений о гипотезе уго-

российское право

ОБРАЗОВАНИЕ ПРАКТИКА НАУКА

ловно-правовой нормы и признается, что любые нормы права — регулятивные и охранительные -имеют гипотезу. Тем не менее исследователи иногда предпочитают, не упоминая о гипотезе, выделять в уголовно-правовой норме только диспозицию и санкцию, объясняя это «целью исключения путаницы в терминологии»13. Можно поспорить с тем, что именно порождает путаницу в терминологии — то, когда вещи называются или, напротив, не называются своими именами. Но больший смысл состоит в данном случае в констатации того, что и в отношении другого возможного элемента нормы права порой высказываются аналогичные суждения. Например, отмечая, что согласно общей теории права диспозиция — ядро любой нормы права, включающее правило поведения участников правоотношения, их права и обязанности, З. А. Незнамова тем не менее не всегда придерживается такого

Признание за деянием, квалифицируемым как преступление, значения юридического

факта, выполняющего роль гипотезы уголовно-правовой нормы, вполне логично и согласуется с реальным ее содержанием

уголовно-правового понимания диспозиции. При этом она вполне обоснованно утверждает, что «в уголовном праве под диспозицией понимается та часть нормы, которая описывает признаки преступления, содержит признаки тех деяний, за которые и устанавливается уголовная ответственность. Нетрудно заметить, что уголовно-правовое понятие диспозиции существенно отличается от общетеоретического… Другими словами, то, что в уголовном праве принято именовать диспозицией, на самом деле является гипотезой».

Как бы ни были важны традиции, соблюдать их вряд ли оправданно в тех случаях, когда они вступают в противоречие со здравым смыслом. Научные интересы всегда требуют не только констатации факта, но и выяснения причин его появления. Почему возникло противоречие в частнонаучных (отраслевых) и общетеоретических представлениях о структуре нормы права и предпочтение стало отдаваться первым без оспаривания истинности вторых? На наш взгляд, причины тесно связаны с пониманием самих правил позитивного поведения, устанавливаемых в уголовно-правовой норме. К сожалению, далеко не всегда сторонники того или иного понимания структуры уголовно-правовой нормы склонны конкретизировать свою позицию. И все же, как представляется, они исходят

из того, что уголовно-правовая норма содержит или должна содержать правила позитивного поведения, которые адресованы в первую очередь лицам, выступающим или способным выступить субъектами преступления.

Вынужденные считаться с тем, что в действительности в статьях УК РФ говорится о негативном, а не позитивном поведении таких лиц, многие исследователи стали усматривать регулятивные функции уголовно-правовых норм в установлении запретов на то деяние, которое в них указано. В результате предусмотренное уголовно-правовой нормой деяние получило статус двуликого Януса: с одной стороны, оно в целом и отдельные его признаки оказались способными выступать юридическим фактом, порождающим применение уголовно-правовой нормы, а с другой — стало играть роль того, что регулируется путем установления на него запрета, предполагающего возложение соответствующей обязанности на лицо, которое совершило наказуемое деяние.

Ранее мы обосновывали, что признание за уголовным правом (а не за всей системой социальных регуляторов) функции установления запретов на совершение преступных деяний не только не подтверждается в статьях уголовного закона, но и в конечном счете принижает и даже ставит под сомнение роль правовых и иных (в том числе моральных, технических и т. д.) регуляторов14. Задачей уголовного законодательства является не установление или дублирование запретов на то или иное деяние, но формулирование условий (признаков), при которых их совершение должно влечь уголовную (а не иную) ответственность. Признание за деянием, квалифицируемым как преступление, значения юридического факта, выполняющего роль гипотезы уголовно-правовой нормы, вполне логично и согласуется с реальным ее содержанием, определенным в статьях уголовного закона, и с общетеоретическими представлениями о структуре правовой нормы.

Но юридический факт чего-то стоит, только когда он способен порождать, изменять или прекращать регулируемые правом общественные отношения. В чем выражается регулирование уголовно-правовыми нормами общественных отношений, возникающих вследствие совершения преступления? Как и во всех иных случаях, в установлении правил социально одобряемого, позитивного поведения, предполагающих наделение кого-то применительно к каждому юридическому факту конкретными правами и возложением конкретных обязанностей. Если исходить из реального содержания уголовно-правовых норм, то можно сделать однозначный

вывод: используя формулу «совершение деяния наказывается.», законодатель обращается не к субъекту преступления, а к правоприменителю, точнее — к суду, возлагая на него необходимые для применения уголовно-правовой нормы обязанности и наделяя его необходимыми правами.

Такое решение вопроса требует переосмыслить понятие санкции уголовно-правовой нормы, которая в традиционных определениях обычно отождествляется с пределами санкции или с наказанием, в них предусмотренным. Как и при формулировании гипотезы, относящиеся к санкции предписания включаются в Общую и Особенную части УК РФ. Если не ставить знака равенства между так называемой санкцией статьи Особенной части УК РФ и санкцией уголовно-правовой нормы, то, к примеру, за простое убийство (ч. 1 ст. 105 УК РФ) суд должен будет не только привлечь виновного к уголовной ответственности, но и возложить ее в установленных в Особенной части пределах, с учетом общих начал назначения наказания, его целей, наличия исключительных, смягчающих и отягчающих обстоятельств, правил назначения наказания при неоконченной преступной деятельности и т. д. Таково реальное содержание уголовно-правовых санкций, сведение которого только к их пределам недопустимо.

Выводы относительно гипотезы и санкции уголовно-правовой нормы позволяют называть вещи своими именами и устранить противоречия в общетеоретическом учении о понятии и структуре правовой нормы. Вместе с тем мы заключаем следующее:

1) как и иные отрасли, уголовное право не только охраняет, но и, предполагая наличие собственных норм, регулирует определенного рода общественные отношения;

2) регулируя такие отношения, уголовное право формулирует непосредственно адресованные суду правила поведения, наделяя его соответствующими правами и возлагая на него обязанности, связанные с признанием деяния преступлением и назначением за него наказания или принятием иных мер уголовно-правового характера;

3) уголовное право необоснованно относят к праву запретов, поскольку в его нормах предусмотрен не сам по себе запрет на совершение того или иного общественно опасного деяния, а условия, при которых должна наступать уголовная ответственность за нарушение существующих в обществе запретов;

4) поскольку уголовно-правовое регулирование предполагает установление правил позитивного поведения, которые адресуются тем,

кто наделен полномочиями по применению уголовно-правовых норм, их соблюдение (следование их предписаниям) — обязанность тех, кем они применяются.

1 См., например: Уголовное право. Общая часть / под ред. В. Н. Петрашова. М., 1999. С. 63; Лопашен-ко Н. А. Основы уголовно-правового воздействия: уголовное право, уголовный закон, уголовно-правовая политика. СПб., 2004. С. 121-122.

2 Наумов А. В. Российское уголовное право: курс лекций: в 2 т. 3-е изд., перераб. и доп. М., 2004. Т. 1: Общая часть. С. 121.

3 Курс уголовного права. учеб. для вузов: в 5 т. Т. 1: Общая часть: Учение о преступлении / под ред. Н. Ф. Кузнецовой, И. М. Тяжковой. М., 1999. С. 86.

4 Лопашенко Н. А. Указ. соч. С. 121-122.

5 Алексеев С. С. Общая теория права: в 2 т. М., 1981-1982. Т. 1. С. 351.

6 Уголовное право России. Часть Общая: учеб. / отв. ред. Л. Л. Кругликов. 3-е изд., перераб. и доп. М., 2012. С. 56.

7 По-другому решил вопрос, в частности, И. Я. Ко-заченко. Определяя правовые нормы как «общеобязательные правила поведения людей, рассчитанные на неопределенное количество случаев подобного рода и неопределенный круг субъектов», он вместе с тем отметил: «Норма уголовного права содержит правило должного поведения, которое имеет общеобязательную силу, и меру ответственности за его нарушение или несоблюдение» (Уголовное право. Общая часть: учеб. / под ред. В. Н. Петрашова. С. 63).

8 Петрова Г. О. Норма и правоотношение — средства уголовно-правового регулирования. Н. Новгород, 1999. С. 126.

9 Оригинальную позицию занимает В. П. Коня-хин, утверждающий, что «понятие гипотезы логической уголовно-правовой нормы предпочтительнее связывать не столько с условиями, сколько с предпосылками применения данной нормы, т. е. с определенными и сходными обстоятельствами, при которых совершенное деяние запрещается уголовным законом и продолжает сохранять пространственно-временной статус преступления» (Коняхин В. П. Теоретические основы построения Общей части российского уголовного права. СПб., 2002. С. 222). Данное суждение примечательно не заменой одного термина другим (смысл от этого принципиально не меняется), а фактическим отказом от традиционного понимания гипотезы как условий применения нормы в пользу другого подхода, имеющего мало общего с традиционным.

10 Курс уголовного права. Т. 1. С. 90.

11 Уголовное право. Общая часть: учеб. для бакалавров / под ред. А. И. Чучаева. М., 2013. С. 25.

12 Уголовное право Российской Федерации. Общая часть: учеб. / под ред. А. И. Марцева. Омск, 1998. С. 26.

13 См. , например: Уголовное право России. Общая часть: учеб. / под ред. Р. Д. Шарапова. Тюмень, 2013. С. 52.

14 Новоселов Г. П. Учение об объекте преступления: методологические аспекты. М., 2001. С. 186.

Понятие и разновидности уголовно-правовой нормы

Понятие уголовно-правовой нормы

Определение 1

Уголовно-правовая норма – это общеобязательное государственно-властное предписание, с помощью которого происходит регулирование уголовно-правовых отношений. Все нормы закрепляются Уголовным Кодексом и содержатся в нем.

Понятие уголовно-правовой нормы рассматривается в соответствии с их функциями. По этому критерию они делятся на 6 групп.

Разновидности уголовных норм права

Основные группы уголовных норм права включают:

  • Декларативные нормы, которые способны устанавливать основные начала, идеи уголовных законов. Подобные юридические нормы отражены в статьях, которые закрепляют принципы уголовного законодательства.
  • Определительные нормы, посредством которых происходит формулировка понятийной системы уголовного права (ст. 14, рассматривающая понятие преступления; ст. 43, определяющая цели и понятие наказания и др.).
  • Нормы допустимого компромисса (добровольный отказ от преступного деяния, условное, досрочное освобождение, деятельное раскаяние.
  • Нормы, которые исключают преступность деяния (статьи 8 главы).
  • Общие охранительные нормы, которые регулируют правила поведения правоприменителей при группировке общественно опасных действий, а также назначение за них определенных мер принуждения. Подобные нормы включены в Общую часть УК и регламентируют порядок использования исправительной работы, общие основы и правила назначения наказаний по совокупности приговоров.
  • Специальные охранительные нормы, которые описывают определенные преступления и предусматривают соответствующее наказание за их совершение (статьи Особенной части УК, которые рассматривают уголовную ответственность за убийство, получение взятки, самоуправство).

Слишком сложно?

Не парься, мы поможем разобраться и подарим скидку 10% на любую работу

Опиши задание

Особенности видов уголовно-правовой нормы

Виды уголовно правовых норм характерно соприкасаются, переплетаются, перерастают одна в другую в статьях Уголовного Кодекса. Так, определительная норма может быть одновременно и общей охранительной.

Например, уголовно-правовая норма, которую рассматривает ст. 46 УК, характеризуется двойным назначением.

Как правило, рассмотренный критерий классификации уголовно-правовых норм нельзя считать единственным. Так, норма поведения в соответствии с методом правового регулирования может быть диспозитивной (дискреционной, факультативной) и императивной (обязательной). Первые уголовно-правовые нормы предоставляют правоприменителю возможность выбирать поведение, поступать указанным образом по своему усмотрению. Императивные нормы рассматривают обязанность поступать правоприменителю (оценка деяния) именно так, как предписано в норме, без предоставления вариантов возможного поведения.

В зависимости от наличия общих правил структура нормы включает гипотезу, диспозиции и санкции.

Замечание 1

Тем не менее, уголовно-правовые нормы в этом случае обладают своими особенностями. Первая из них состоит в том, что норма не содержит гипотезу, которая раскрывается в гл. 1 УК. При этом остальные уголовные нормы права ее подразумевают.

Вторая особенность заключается в том, что санкции предусматривают только нормы, расположенные в Особенной части УК (исключая норму, отраженную в ст. 331).

Если вы заметили ошибку в тексте, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ НОРМА: ПОНЯТИЕ И ПРИЗНАКИ | Гарбатович

Гарбатович, Д. А. Квалификация уголовно-правовых деяний по субъективной стороне / Д. А. Гарбатович: монография. – М.: Юрлитинформ, 2009. – 192 с.

Гарбатович, Д. А. Право на необходимую оборону в разъяснениях Пленума Верховного Суда РФ / Д. А. Гарбатович // Уголовное право. – 2013. – № 1. – С. 12–16.

Коняхин, В. П. Теоретические основы построения Общей части российского уголовного права / В. П. Коняхин. – СПб., 2002. – 162 с.

Кругликов, Л. Л. Юридические конструкции и символы в уголовном праве / Л. Л. Кругликов, О. Е. Спиридонова. – СПб.: Издательство Р. Асланова «Юридический центр Пресс», 2005. – 336 с.

Наумов, А. В. Российское уголовное право. Курс лекций: в 3 т. Т. 1. Общая часть / А. В. Наумов. – М.: Волтерс Клувер, 2008. – 736 с.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 сентября 2012 г. № 19 «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление» // Российская газета. – 2012. – 3 окт.

Прохоров, В. С. Механизм уголовно-правового регулирования: нормы, правоотношение, ответственность / В. С. Прохоров, Н. М. Кропачев, А. Н. Тарбагаев. – Красноярск: Издательство Красноярского университета, 1989. –

с.

Пудовочкин, Ю. Е. Понятие, принципы и источники уголовного права: сравнительно-правовой анализ России и стран Содружества Независимых Государств / Ю. Е. Пудовочкин, С. С. Пирвагидов. – СПб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2003. – 207 с.

Российское уголовное право. Общая часть: учебник. – М.: Издательство «Спарк», 1997. – 454 с.

Российское уголовное право: в 2 т. Общая часть / под ред. проф. А. И. Рарога. – М.: Профобразование, 2001. – Т. 1. – 872 с.

Российское уголовное право: в 2 т. Особенная часть: учебник / под ред. Л. В. Иногамовой-Хегай,

В. С. Комиссарова, А. И. Рарога. – М.: Проспект, 2011. – Т. 1. – 528 с.

Сабитов, Р. А. Уголовно-правовое регулирование посткриминального поведения: моногр / Р. А. Сабитов. – Челябинск: ЧЮИ МВД России, 2011. – 388 с.

Сабитов, Р. А. Теория уголовно-правового регулирования поведения лица после совершение им преступления и вынесения ему приговора: монография / Р. А. Сабитов. – М.: Юрлитинформ, 2013. – 368 с.

Смирнов, В. Г. Функции советского уголовного права / В. Г. Смирнов. – Л., 1965. – 144 с.

Уголовное право. Общая часть: учебник / отв. ред. И. Я. Козаченко, З. А. Незнамова. – М.: Издательская группа НОРМА–

ИНФРА-М, 1998. – 516 с.

Уголовное право России. Общая часть: учебник / под ред. Ф. Р. Сундурова, И. А. Тарханова. – М.: Статут, 2009. – 751 с.

Филимонов, В. Д. Охранительнаяфункция уголовного права / В. Д. Филимонов. – СПб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2003. – 198 с.

Филимонов, В. Д. Норма уголовного права / В. Д. Филимонов. – СПб.: Издательство Р. Асланова «Юридический центр Пресс», 2004. – 281 с.

Шестаков, Д. А. Введение в криминологию закона / Д. А. Шестаков. – СПб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2011. – 75 с.

Капустин В. А. Особенности классификации уголовно-правовых норм

Особенности классификации уголовноправовых норм

Features of the classification of criminally-legal norms

Капустин Виталий Александрович

Kapustin Vitaly Aleksandrovich

магистрант ВСФ ФГБОУ ВО РГУП, г. Иркутск

[email protected]

Аннотация. Автор рассматривает особенности классификации уголовно-правовых норм в законодательстве Российской Федерации. Так же в статье рассмотрены вопросы их соотношения и исследовано особое значение санкций среди прочих уголовно-правовых норм.

Annotation. The author considers the peculiarities of classification of criminal law norms in the legislation of the Russian Federation. Also, the article discusses the issues of their correlation and explores the special significance of sanctions among other criminal law norms.

Ключевые слова: диспозиция, санкция, гипотеза, уголовное право, Уголовный Кодекс Российской Федерации.

Key words: disposition, sanction, hypothesis, criminal law, Criminal Code of the Russian Federation.

Уголовно-правовая норма – это общеобязательное, закрепленное в Уголовном кодексе Российской Федерации (далее УК РФ) правило поведения, предоставляющее участником уголовно-правовых отношений юридические права и возлагающие на них юридические обязанности, направленные на регулирование общественных отношений и их охрану от преступных посягательств.

Анализируя имеющиеся в теории определения уголовно-правовой санкции, полагаем, что важным аспектом в понятии санкции выступает не только карательные меры воздействия, применяемые к лицам, совершившим преступление, но и их роль, стимулирующая надлежащее (правомерное) поведение.

Наиболее очевидной функцией санкции традиционно считается ее роль в определении вида и размера наказания. Другое значение санкции заключено в том, что она в значительной степени устанавливает пределы наказуемости, устанавливает для суда рамки судейского усмотрения.

Важным аспектом рассмотрения уголовно-правовой санкции являются ее форма и содержание. Так, в качестве формы уголовно-правовой санкции допустимо рассматривать определенную часть нормы (статьи) уголовного закона. В нормативном тексте формой выражения уголовно-правовой санкции выступает законодательно оформленный способ фиксации последней. Он находит свое отражение в особенной части УК РФ во втором абзаце статьи (части статьи), содержащий базовый перечень уголовно-правовых мер стимулирования выполнения уголовно-правового запрета, с четким указанием на их виды и размеры [4].

В свою очередь, необходимо отметить, что между уголовно-правовой санкцией и наказанием существует тесная взаимосвязь и взаимообусловленность, благодаря чему в санкции могут быть включены только те виды наказания и лишь в тех размерах, которые установлены Уголовным кодексом РФ.

В Общей части Уголовного кодекса указываются цели наказания, содержится описание видов наказания, определены условия и порядок их применения, а также условия и порядок освобождения от наказания, а санкция уголовно-правовой нормы отражена исключительно в Особенной части Уголовного кодекса РФ и начинается со слова «наказывается».

Нормы уголовного полномочия допускается систематизировать разным способом. По содержанию правоотношений их допускается разбить на управомочивающие, обязывающие и запрещающие. Образцом управомочивающей нормы, т. е. предоставляющей возможность функционировать или согласно собственному усмотрению, или установленным в законе методом, представляется введенная в ч. 5 ст. 73 «Условное осуждение», в соответствии с которой суд, определяя условное осуждение, способен возложить на условно осужденного выполнение установленных прямых обязанностей: не изменять постоянного места жительства, работы, учебы, не посещать некоторые зоны, пройти курс излечения от пьянства, наркомании либо токсикомании и т. п. [5]

Обязывающие нормы подразумевают вознаграждение участников правоотношений какими-либо четко установленными прямыми обязанностями, неисполнение которых может спровоцировать вторжение со стороны страны. Образцом обязывающей нормы работает закрепленная в ч. 1 ст. 78 УК РФ «Освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности», в соответствии с которой человек подлежит избавлению от уголовной ответственности в случае истечения поставленных в уголовном законе сроков со дня совершения правонарушения и вплоть до времени вступления приговора в легитимную силу.

Примером запрещающей нормы представляется ч. 5 той же статьи, в которой определено, что к личностям, осуществившим преступления против мира и безопасности человечества, сроки давности не используются.

По нраву предписаний, содержащихся в уголовно-правовой норме, допускается особо отметить императивные и диспозитивные нормы.

В императивной норме причины и содержимое правоотношений четко установлены законодателем, при данном не разрешается уклонение участников правоотношений от определенных законных предписаний.

Диспозитивные нормы, как норма, дают участникам правоотношений вероятность действовать согласно собственному усмотрению, правда употребительно к уголовному праву необходимо заявлять о подобных диспозитивных нормах, что выделяются сравнительной определенностью регламентации. [7]

Как особенный тип выделяют кроме того бланкетные нормы. Черта подобных норм заключается в том, что они включают изменяющийся компонент — принципы, что находятся в иногда обновляемых нормативных актах (правилах дорожного движения, правилах безопасности при проведении установленных работ, санитарных правилах и т.п.).

В уголовно-правовой литературе довольно досконально исследованы трудности поощрения в области посткриминального поведения. Казалось бы, самое «наказательное» из имеющихся сфер права — уголовное — обязано включать только лишь наказания санкции, однако изучения научных работников подтверждают наличие в уголовном праве поощрительных наказаний. [1]

Поощрительные санкции в уголовном праве объединены с освобождением субъекта от ответственности или с сокращением размера правоограничений. Полный комплекс взаимозависимых норм уголовного права носит поощрительный вид, в таком случае принимать особенность уголовного права заключается не в отсутствии поощрительных наказаний, а в специфике их проявления. Так, в свойстве наказаний поощрения в науке уголовного права оценивают освобождение от уголовной ответственности в случае совершения обоснованных деяний, сориентированных на согласие с пострадавшим (ст. 76 УК РФ), активное раскаяние (ст. 75 УК РФ) и др.

К содержанию уголовно-правовой санкции применима и категория «уголовно-правовое воздействие», ибо санкция оказывает влияние, направляет активность лиц в нужное русло, стимулируя надлежащее поведение и препятствуя преступным проявлениям. Рассмотрение природы санкций в контексте уголовно — правового воздействия предполагает уточнение вопроса о дифференциации, индивидуализации последнего, что заключается в разработке на уровне закона такого набора мер уголовно-правового воздействия, который в наибольшей мере соответствовал бы разнообразию вариантов преступного поведения и характеристик индивидов, вступающих в конфликт с уголовным законом. В этом смысле законодатель фиксирует определенный спектр вариантов реакции на преступление [2].

Говоря о дифференциации санкций, необходимо отметить, что единодушного мнения правоведов по поводу видов санкций не существует. Так, Л.Л. Кругликов выделяет санкции простые и кумулятивные, единичные и альтернативные, относительно определенные и абсолютно определенные, с чисто уголовно-правовым содержанием и с указанием на иные меры воздействия, непосредственно определенные и опосредствованно определенные [6].

А.П. Козлов полагает, что относительно определенными следует признавать санкции, которые не являются абсолютными. При этом он предложил термин «размероотносительные санкции». По его мнению, размероотносительные санкции — это разновидность относительно определенных санкций, связанная с дифференциацией размера наказания в них (минимум и максимум либо только максимум). Ту же разновидность уголовно-правовой санкции, которую обычно называют кумулятивной, А.П. Козлов считает суммирующей, поскольку происходит сложение воздействий нескольких видов наказания.

Основополагающим признаком, характеризующим санкцию, является государственное принуждение. Общеобязательность как признак, несомненно, определяет право в целом, но в отношении санкции неоднозначно. С одной стороны, санкции обязательно устанавливают в нормах, регламентирующих ответственность за преступление того или иного вида; с другой — законодатель создает определенный круг норм, исключающих или ограничивающих применение санкции (ст. ст. 62, 64, 73, 75 УК РФ). [3]

Объективность санкции определяется их социальной обусловленностью и обоснованностью. Социальная обусловленность санкции воздействует на правосознание граждан, воспитывает у них чувство должного поведения. Нередки случаи, когда граждане воздерживаются от совершения преступления либо из-за страха строгости санкции, либо из-за уважительного отношения к нормам, закрепленным Уголовным кодексом.

Субъективность является неотъемлемым признаком санкции, поскольку последняя — это преломленная в сознании определенных представителей общества неизбежность защиты существующих общественных отношений и мера интенсивности воздействия на психологию преступника. Уголовно-правовая санкция — это обязательный структурный элемент уголовно-правовой нормы, отражающий неблагоприятные последствия деяния, содержащий вид и размер наказания, закрепленные в Особенной части Уголовного кодекса РФ. Формой выражения уголовно-правовой санкции выступает законодательно оформленный способ фиксации последней в УК РФ, а содержанием — зафиксированный перечень уголовно-правовых мер, стимулирующих выполнение уголовно-правового запрета, с четким указанием на их виды и размеры.

Библиографический список:

  1. Бабаев М., Пудовочкин Ю. «Мертвые» нормы в Уголовном кодексе: проблемы и решения // Уголовное право. 2014. N 6. С. 9.
  2. Васильев П.В. Автоматические санкции в российском праве (теория, практика, техника): Монография / Под ред. В.А. Толстика. М.: Юрлитинформ, 2016. С. 2
  3. Волженкин Б.В. Российское уголовное право: традиции, современность, будущее. СПб., 2012. С. 20
  4. Демидов Ю.А. Социальная ценность и оценка в уголовном праве. — М., 1975. — С. 68.
  5. Конев А.Н. Идеологические основы жизненного воплощения принципа презумпции невиновности // Юридическая наука и практика: Вестник Нижегородской академии МВД России. 2015. N 4(32). С. 120.
  6. Кругликов Л.Л. Виды юридических конструкций в уголовном праве // Юридическая техника. — 2013. — №7-2. — С. 53.
  7. Кудрявцев В.Н., Эминов В.Е. Криминология и проблемы декриминализации // Журнал российского права. 2012. N 4. С. 106.

 

правовая норма — Перевод на немецкий — примеры русский

На основании Вашего запроса эти примеры могут содержать грубую лексику.

На основании Вашего запроса эти примеры могут содержать разговорную лексику.

Это правовая норма основанная на правах собственности.

Полагаю, это правовая норма.

Предложить пример

Другие результаты

Сеть не освобождает от соблюдения правовых норм.

Для решения этих вопросов необходимо прежде всего создание правовых норм для регуляции этой зоны ответственности.

Международно-правовая норма Устава ООН устанавливает предохранительную стратегию во избежание вооружённых конфликтов: если часть населения одной нации хотела бы отделиться, это должно произойти мирным путём посредством референдума.

Die völkerrechtliche Norm der UN-Charta stellt eine präventive Strategie dar, um bewaffnete Konflikte zu vermeiden: Wenn sich ein Teil der Bevölkerung aus einer Nation lösen möchte, sollte das auf friedlichem Wege durch ein Referendum geschehen.

Основной объект составляют те общественные отношения, для охраны которых была создана данная уголовно-правовая норма.

Ваша честь, мистер Спектер утверждает, что мы не заботимся о своих сотрудниках, хотя принижение, не имеет значимости в качестве правовой нормы.

Euer Ehren, Mr. Specters Behauptung, dass uns unsere Angestellten egal sind, ist zwar herabsetzend, aber sie hat keinen Einfluss als Rechtsgrundsatz.

Все, что требуется для того, чтобы превратить человека, который нищенствует и уязвим, в раба, — это отсутствие правовых норм.

Was es braucht, um einen mittellosen und hilflosen Menschen zum Sklaven zu machen, ist die Abwesenheit der Rechtsstaatlichkeit.

Nº 10; Экономический механизм реализации эколого-правовых норм.

11. Уголовно-правовая норма. Уголовное право. Шпаргалки

Читайте также

1.2. Аффект как уголовно-правовая категория

1.2. Аффект как уголовно-правовая категория В уголовном праве аффектированное преступление относится к преступлениям с привилегированным составом. Считается, что его общественная опасность значительно ниже аналогичных преступлений, совершаемых в обычном

14.Норма права

14. Норма права Норма права — это определенное число составляющих систему правил, элементов или санкционированных частей права, относящаяся к ним как часть к целому.

§ 2. Уголовно-правовая политика и вопросы общей части уголовного законодательства

§ 2.Уголовно-правовая политика и вопросы общей части уголовного законодательства Одним из положений общего уголовно-правовой политики, закрепленных в уголовном законодательстве. Уголовная политика государства

§ 3. Уголовно-правовая политика и вопросы особенной части уголовного законодательства

§ 3.Уголовно-правовая политика и вопросы особенной части уголовного законодательства «Советская уголовная политика исходит из того, что основанием уголовной ответственности может быть только осознанное общественно опасное поведение человека. Ни состояние личности,

Статья 50. Норма предоставления и учетная норма площади жилого помещения

Статья 50.Норма предоставления и учетная норма площади жилого помещения 1. Нормой предоставления площади жилого помещения по договору социального обеспечения является минимальный размер площади жилого помещения, исходя из которого

Тема 8. Уголовно-процессуальные функции и уголовно-процессуальная форма

Тема 8. Уголовно-процессуальные функции и уголовно-процессуальная форма Уголовно-процессуальные функции — это основные направления деятельности уголовного процесса, осуществляемые ими в связи с уполномоченными правоотношениями в сфере уголовного

Глава 3 Законодательство Моисея: уголовно-правовая характеристика

Глава 3 Законодательство Моисея: уголовно-правовая характеристика Среди религиозных источников, имеющее историческое значение, следует Законодательство Моисея, Закон, переданный еврейскому народу Богом через Моисея.Конечно, подлинная человеческая,

Глава 1 Уголовно-правовая характеристика Нового Завета

Глава 1 Уголовно-правовая характеристика Нового Завета. 1. Христианские основы российского права, основы взаимосвязи христианства и праваБолее двух тысячелетий назад в маленьком городке Вифлееме, что в семи километрах от Иерусалима, родился от Девы Марии и Духа Святого

Уголовно-правовая оценка атаки при разбое

Уголовно-правовая оценка атаки при разбое В российском уголовном праве такое преступление, как разбой, в различных исторические периоды понималось по-разному. В Русской Правде упоминалось о тягчайшем преступлении — убийство в разбое. Однако описание этого

Уголовно-правовая ответственность

Уголовно-правовая ответственность Журналист может нести ответственность в не только гражданского, но и уголовного законодательства, поскольку Уголовный кодекс РФ предусматривает ответственность за клевету, оскорбление и нарушение неприкосновенности частной

Что такое социальная норма?

Что такое социальная норма? Социальная норма — это минимальный, но достаточный для жизнеобеспечения и доступный по цене объем (количество) потребления коммунальных услуг гражданина.Предполагается, что услуги, потребленные сверх нормы, надо будет оплачивать по

§ 11. Понятие права. Правовая норма. Источники права

§ 11. Понятие права. Правовая норма. Источники права Право неразрывно с государством. Оно принадлежит к классу столь же сложных понятий, что и государство, общество, человек, нравственность. Представления о праве, представлении о государстве, зависит от

§ 69.Правовая культура и правосознание. Правовая деятельность

§ 69. Правовая культура и правосознание. Правовая деятельность Право, как и мораль, религия, политика, экономика, искусство, неотъемлемым элементом культуры. Оно способствует приобщению человечества к культуре, ее совершенствованию и расцвету. Состояние и

понятие и признаки — тема научной статьи по праву читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

Проблемы и вопросы уголовного права, уголовного процесса и криминалистики

УДК 343. 2.01 ББК Х408.0

УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ НОРМА: ПОНЯТИЕ И ПРИЗНАКИ

Д. А. Гарбатович

Южно-Уральский государственный университет (г. Челябинск)

Статья посвящена анализу понятия и признаков уголовно-правовой нормы. Отмечаются неточности, некорректности отдельных определений уголовно-правовой нормы, оспариваются следующие устоявшиеся признаки уголовно-правовой нормы: 1) уголовно-правовая норма является общеобязательным правилом поведения и государственным предписанием; 2) норма уголовного права предусмотрена только уголовным законом, является единственным действующим уголовным правом, и только уголовный закон определяет преступность и наказуемость совершаемых деяний; 3) уголовно-правовая норма предусматривает права и обязанности исключительно в связи с совершением преступления; 4) все уголовно-правовые нормы обеспечены государственным принуждением посредством возможности назначения уголовного наказания.

Ключевые слова: уголовно-правовая норма, признаки норм права.

Уголовно-правовая норма является первичным элементом, совокупность которых составляет отдельный правовой институт, Уголовный кодекс в целом. Сложно переоценить уголовно-правовые нормы как для уголовного права, так и для уголовного закона. Казалось бы, столь значимое понятие уголовного закона должно быть давно уже разработано и быть воспринято как истина без каких-либо дискуссий и сомнений.Предлагаемые понятия либо не позволяют отделить нормы уголовного права от существующих норм, носят неточный характер, либо достаточно дискуссионны, когда уголовно-правовой норме приписывают признаки без учета отрасли уголовного права или не своиственные иным уголовно-правовым нормам.

Например, И. А. Тарханов, классифицируя нормы Общей части УК РФ на управомоченные правила, обязывающие и поощрительные, под правовой нормой понимает определенное правило поведения, которое установлено и охраняется государством [16, с. 109-110].

Сложно представленное понятие удачное относительно уголовно-пра-

вовой нормы. Во-первых, данное понятие не отражает всех необходимых признаков, которые характерны вообще для правовой нормы. Во-вторых, рассматриваемое определение нормы является общим, подходящим для всех правил, поэтому оно позволяет выявить особенности уголовно-правовой нормы, разграничить уголовно-правовую норму от нормального права.

Любое определение из совокупности характерных его признаков, которые в своем единстве составляют конкретное понятие. Рассмотрим признаки уголовно-правовой нормы для уточнения ее определения.

1. Уголовно-правовая норма — это общеобязательное правило поведения.

В доктрине уголовного права до конца не решен вопрос относительно того, является ли уголовно-правовая норма правил поведения или установленным предписанием, совпадают ли между собой по значению такие термины, как «правило поведения» и «предписание». ?

Норма советского уголовного права определялась как установленное правило поведения, соблюдение которого

обеспечивается авторитетом государственных требований и угрозой уголовной ответственности и наказания.Уголовно-правовые нормы содержат запреты и веления, предписывают определенные правила поведения людей [7, с. 36].

А. В. Наумов уголовно-правовые нормы устанавливают как уголовно-правовые предписания, содержащиеся в уголовном законе [9, с. 61].

Б. Д. Филимонов разъяснял, «реализация запретов при совершении преступлений находит выражение в предписаниях, регулирующих осуществление предписаний, регулирующих освобождение от уголовных и наказания и др.Дозволения реализуются с помощью предписаний, регламентирующих обстоятельств, исключающие преступность деяний »[17, с. 58].

О. Ф. Шишов настаивает на том, что нормы уголовного права содержат в себе предписания и запреты и не относятся к категории представительно-обязывающих норм. Одновременно он делает оговорку: как исключение, к нормам-предписаниям не относится только институт обстоятельств, исключающих преступность деяния (гл.8 УК РФ) [10, с. 7].

Анализируя норму, регламентирующее освобождение от уголовной ответственности с активным раской рамкой (ст. 75 УК РФ). Во-первых, уголовный закон только обеспечивает виновному лицу, возможность активо раскаяться, не возложить на него обязанности по раскрытию преступления, возместить причиненный ущерб, иным образом загладить вред, причиненный в результате преступления.Во-вторых, даже при совершении совершенных действий закон не предписывает правоприменителю освободить лицо, совершившее преступление, а действует только ему указанное полномочие (ч. 1 ст. 75 УК РФ).

В случае с деятельным ранием предписание имеет место частично, касательно исключительно правоприменителя. Во-первых, если лицу, активно раскаявшемуся, предоставлено только право быть освобождением-

денным от уголовной ответственности (ч.1 ст. 75 УК РФ), то на правоприменителя, в данном случае на судью, возлагается обязанность учесть деловое раское как смягчающее обстоятельство при назначении наказания (ч. 3 ст. 60, п. «К», ч. 1 ст. 61, ст. 62 УК РФ). Во-вторых, если лицо деятельно раская, совершило положительные посткрими-нальные деяния, предусмотренные в примечаниях кям Особенной части УК РФ (например, добровольно освободило похищенного (ст. 126 УК РФ), добровольно сдало оружие (ст. 222 УК РФ), добровольно сдало средства и психотропные наркотические вещества (ст.228 УК РФ)), уголовный закон предписывает правоприменителю освободить лицо от уголовной ответственности.

Тем не менее мы считаем некорректным определение уголовно-правовую норму как предписание. Уголовно-правовая норма является общеобязательным правилом поведения, она отличается-обязывающим признаком. Норма в случае с деятельным раскаянием (ст. 75 УК РФ), примирением с потерпевшим (ст. 76 УК РФ) действует одновременно лица, совершившим преступные деяния, возможность совершить положительные посткриминаль-ные деяния, не обязывает, не предписывает совершить часть деяния, а правоприменителя, наоборот, обязывает, предписывает ему учесть данные уголовно-правовые деяния надлежащим образом.

Используемые в теории уголовного права термины «правило поведения» и «предписание» не являются синонимами. Правило поведения включает в себя предписание, как и другие формы уголовно-правового регулирования (запреты, стимулирование, дозволение), а не ограничивается только им. Поэтому на наш взгляд, уголовно-правовую норму точнее называть общеобязательным правилом поведения, предписанием.

2.Уголовно-правовая регулировка уголовным законом и является единственным средством уголовного права.

Например, В. Д. Филимонов утверждает, что нарушением закона являются следующие меры уголовно-правового характера за совершение

и, третьи, нарушение пределов предусмотренной за преступное поведение уголовной ответственности [18, с.14].

А. В. На разъясняет, что «многие уголовно-правовые нормы, включающие в себя нормы самых различных областей». Более того, анализ действующего уголовного законодательства позволяет утверждать, что вообще нет такой отрасли права, нормы которой не вводили бы органически в уголовно-правовые. Так, в содержании бланкетных диспозиций уголовного закона нормы конституционного (например, ст. 136 УК РФ), и административного (например, ст.264 УК РФ), и гражданские (например, ст. 146 УК РФ), и других секторов российского права. В этих случаях уголовной ответственности за совершение соответствующих уголовных прав деяний не только по другим уголовным правам. И это не противоречит самостоятельности уголовно-правового запрета, как нормы других правил, помещенных в «клеточку» уголовно-правовой нормы, образуя вместе с последними уголовно-правовую материю »[5, с.4-5].

Тем не менее на сегодняшний день акоматичное и хрестоматическое положение тома, что Уголовный кодекс является надежным средством уголовного права Российской Федерации, ставится под большое сомнение [3, с. 77; 4, с. 19-31; 8, с. 155].

Например, ст. 7 Федерального закона от 6 марта 2006 г. № 35 «О противодействии терроризму» устанавливает следующие правила. «Если воздушное судно не подчиняется требованиям о посадке и существует реальная опасность гибели людей либо наступления экологической катастрофы, оружие и боевая техника применяются для пресечения воздушного судна». Статья 8 закона предусматривает при наличии подобных условий пресечения движения плавательного средства его уничтожения. Возникает гибель коллизия с нормами УК РФ: во-первых, данные нормы попирают, в том числе воплощенные в уголовно-правовом институте чрезвычайной необходимости, представления об абсолютной ценности жизни, исключающей допустимость принятия человека решения о том, кому остаться жить, а комунуть ; по мнению отдельных ученых, правило об уничтожении воздушного судна или плавательного средства

есть правила совершения убийств, соответствующие правовые нормы преступными [19, с.38]; во-вторых, анализируемые положения закона «О противодействии терроризму», по сути, как и нормы УК РФ, определяют пределы преступности и наказуемости совершенных действий, разрешая смерть при определенных условиях.

Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 27 сентября 2012 г. № 19 «О применении закона о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление» разъясняет, что сотрудники правоохранительных органов, военнослужащие и другие лица, которым разрешено применение оружия, специальных средств, боевой и специальной техники или физической силы для исполнения. возложенных на них федеральными законами обязанностей, не подлежат уголовной ответственности за причиненный вред, если они действовали в соответствии с требованиями законов, положений, положений и существующих актов, предусматривающих основания и порядок применения оружия, специальных, боевой и специальной техники или физических сил [6, п.28].

Вместе с тем анализом порядка и оснований применения сотрудниками правоохранительных органов, военнослужащими и другими лицами сильного оружия, специальных средств, боевой и специальной техники или физических сил, установленных нормативно-правовыми актами, приводит к тому заключению, что этими актами установлены условия при соблюдении обладающие полномочиями власть, применяя физическую силу, оружие и т.д., действует в состоянии необходимой обороны, крайней необходимости и при других обстоятельствах, априорно искающих его действий как преступных. Принципы уголовно-правового характера за совершение преступлений (ч. 2 ст. 2 УК) установлены как только УК РФ устанавливает основания и принципы уголовной ответственности, определяет, какие опасные для личности, и государства деяния признаются преступления, и устанавливает виды наказаний и другие меры уголовно-правового характера за совершение преступлений. РФ) [2, с. 12-16].

Сам Уголовный кодекс РФ допускает, что преступление может устанавливаться и законодательством.Например, в соответствии с ч. 3 ст. 331 УК РФ уголовная

ответственность за преступления против военной службы, совершенные в военное время либо в боевой обстановке, согласно законодательству Российской Федерации военного времени.

Не будем вдаваться в анализ проведенных в качестве примеров исследований, так как это не является предметом нашего изучения. Заметим лишь одно: нельзя теперь однозначно утверждать, что только уголовно-правовые нормы утверждения уголовного права.

3. Уголовно-правовая норма предоставляет участникам уголовно-правовые отношения субъективные права и юридические обязанности.

У нас есть мнение, что обязательного совершения какого-либо преступления [14, с. 32]. Согласимся с данным мнением, но только отчасти. Указанное положение в тех случаях, когда действительно были совершены преступления.В то же время специальные уголовно-правовые нормы снабжения дополнительными обязанностями преступных деяний. Например, право на необходимую оборону и обязанность адекватной защиты включает в себя не только при пресечении преступных посягательств, но и при защите от непреступных общественно опасных деяний, к которому можно отнести нападения малолетних или невменяемых. В данном случае уголовно-правовая норма, закрепленная в ст. 37 УК РФ, возникший не советуется совершения преступления.

В своих работах В. Д. Филимонов выделяет разные виды уголовно-правовых норм, признает, что не все нормы включают в себя нормам, закрепляющим составы преступлений, решающее значение для уголовного права [18], соответственно, возможно именно поэтому непосредственно связывает уголовно-правовую норму с совершением преступления. Полагаем, что понятие уголовно-правовой нормы охватывать все нормы Уголовного кодекса РФ, а не только его часть, и не зависимо от их количества.

4. Уголовно-правовая норма государственным авторитетом и применения государственного принуждения уголовного наказания и мер уголовно-правового характера.

Так, З. А. Незнамова под уголовно-правовой-нормой понимает правило, предоставляющее участникам уголовно-общественное отношение юридических прав и возлагающее на них юридические обязанности.Нарушение или несоблюдение этих норм влечет за собой применение мер государственного принуждения в виде уголовного наказания [15, с. 30]. Л. В. Инога-мова-Хегай также считает, что уголовно-правовая норма, как и любая норма, содержит правило поведения, она запрещает общества совершать преступления под страхом наказания [11, с. 26].

Такое нарушение или несоблюдение уголовно-правовых норм влечет за собой последствие в виде уголовного наказания.Дело в том, что не все нормы УК РФ предполагают обязанность воздержаться от совершения указанных действий под страхом уголовного наказания, подобное утверждение касается только норм Особенной части УК РФ, которые предусматривают составы преступления. Действительно, совершение деяния, предусмотренного нормой Особенной части УК РФ, т.е. несоблюдение установленного уголовного закона запрета, влечет государственное принуждение в виде уголовного наказания.

Ситуация заключается в том, что не все уголовно-правовые нормы содержат запрет под страхом уголовного наказания не совершать предусмотренные им деяния. В УК РФ, помимо преступных деяний, имеются еще другие отрицательные уголовно-правовые деяния, влекущие уголовно-правовые последствия, но не ввиде уголовного наказания [1, 12, 13]. Например, речь может идти об отрицательном постпени-тенциарном поведении осужденного, злостно уклоняющего отбывания назначенного судом уголовного наказания (например, ч. 5 ст. 46, ч. 3 ст. 49, ч. 4 ст. 50, ч. 5 ст. 53 УК РФ). Злостное принуждение от уклонения осужденного от уклонения назначенного ему наказания не влечет государственного принуждения в виде

уголовного наказания, в этом случае происходит замена более тяжким.

Несоблюдение уголовно-правовых запретов и уголовно-правовых предписаний может касаться неисполнения условно осужденным или условно-досрочно освобожденным возложенных на них обязанностей. В этом случае также государственное принуждение будет выражаться в назначении уголовного наказания, речь может идти о продлении испытательного срока, об отмене условного или условно-досрочного освобождения, последствии чего будет реальное отбытие уголовного наказания, но не его назначение (например,

ч. 2, 3 ст. 74, ч. 7 ст. 79 УК РФ).

Полагаем, не следует однозначно считать, что все уголовно-правовые нормы обеспечены государственным принуждения посредством назначения уголовного наказания.

Как было уже сказано, помимо норм, обязывающих, есть уголовно-правовые нормы, которые вносят правовые нормы, дозволяют и нарушают определенные уголовно-правовые деяний.Уголовно-правовые нормы не принуждают защищаться от общественно опасного посягательства, задерживать лиц, совершивших преступление, явиться с повинной преступностью, преступлениями, возместить преступным деянием ущерб, примириться с потерпевшим.

Следовательно, если обеспеченность государственного принуждения наказания назначения свойственна части уголовно-правовым нормам, подобная характеристика не может быть признаком всех уголовно-правовых норм.

Как следует определять уголовно-правовую норму, как правило, запрещающее общество совершать под страхом уголовного наказания, означает не охватить данные понятием другие уголовно-правовые нормы, которые в своем описании поведения не содержат конкретныхов преступлений.

А. Е. Якубов правильно отмечает, что нормы уголовного права, устанавливая правила поведения, не только охраняют общественные отношения, но и регулируют их.Так, большинство норм Общей части УК РФ имеет позитивный (регулятивный характер), так как их применение само по себе не сопряжено с конкретным преступлением, к тому же в Общей части УК РФ есть нормы

правоприменительного характера, включающие в себя принуждение, которые также не связаны с конкретным преступным деянием [16, с. 113-114].

Литература

1.Гарбатович, Д. А. Квалификация уголовно-правового деяний по субъективной стороне / Д. А. Гарбатович: монография. — М. : Юрлитинформ, 2009. — 192 с.

2. Гарбатович, Д. А. Право на оборону в разъяснениях Пленума Верховного Суда РФ / Д. А. Гарбатович // Уголовное право. — 2013. — № 1. — С. 12-16.

3. Коняхин, В. П. Теоретические основы построения Общей части российского уголовного права / В.П. Коняхин. — СПб., 2002. -162 с.

4. Кругликов, Л. Л. Юридические конструкции и символы в уголовном праве / Л. Л. Кругликов, О. Е. Спиридонова. — СПб .: Издательство Р. Асланова «Юридический центр Пресс», 2005. — 336 с.

5. Наумов, А. В. Российское уголовное право. Курс лекций: в 3 т. Т. 1. Общая часть / А. В. Наумов. — М. : Волтерс Клувер, 2008. -736 с.

6.Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 сентября 2012 г. № 19 «О применении суда о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление» // Российская газета. — 2012. — 3 окт.

7. Прохоров, В. С. Механизм уголовно-правового регулирования: нормы, правоотношение, ответственность / В. С. Прохоров, Н. М. Кропачев, А. Н. Тарбагаев. — Красноярск: Издательство Красноярского университета, 1989.- 205 с.

8. Пудовочкин, Ю. Е. Понятие, принципы и источники уголовного права: сравнительноправовой анализ России и стран Содружества Независимых Государств / Ю. Е. Пудовоч-кин, С. С. Пирвагидов. — СПб .: Издательство «Юридический центр Пресс», 2003. — 207 с.

9. Российское уголовное право. Общая часть: учебник. — М. : Издательство «Спарк», 1997. — 454 с.

10.Российское уголовное право: в 2 т. Общая часть / под ред. проф. А. И. Рарога. -М. : Профобразование, 2001. — Т. 1. — 872 с.

11. Российское уголовное право: в 2 т.

Особенная часть: учебник / под ред.

Л. В. Иногамовой-Хегай, В. С. Комиссарова,

А. И. Рарога. — М.: Проспект, 2011. — Т. 1. -528 с.

12. Сабитов, Р. А. Уголовно-правовое регулирование посткриминального поведения: моногр / Р. А. Сабитов. — Челябинск: ЧЮИ МВД России, 2011. — 388 с.

13. Сабитов, Р. А. Теория уголовноправового регулирования лица после совершение им преступления и вынесения ему приговора: монография / Р. А. Сабитов. — М .: Юрлитинформ, 2013. — 368 с.

14.Смирнов, В. Г. Функции советского уголовного права / В. Г. Смирнов. — Л., 1965. -144 с.

15. Уголовное право. Общая часть: учебник / отв. ред. И. Я. Козаченко, З. А. Незнамо-ва. — М .: Издательская группа НОРМА-

ИНФРА-М, 1998. — 516 с.

16. Уголовное право России. Общая часть: учебник / под ред. Ф. Р. Сундурова, И. А. Тарханова.- М. : Статут, 2009. — 751 с.

17. Филимонов, В. Д. Охранительная-функция уголовного права / В. Д. Филимонов. -СПб .: Издательство «Юридический центр Пресс», 2003. — 198 с.

18. Филимонов, В. Д. Норма уголовного права / В. Д. Филимонов. — СПб .: Издательство Р. Асланова «Юридический центр Пресс», 2004. — 281 с.

19. Шестаков, Д.А. Введение в криминологию закона / Д. А. Шестаков. — СПб .: Издательство «Юридический центр Пресс», 2011. — 75 с.

Гарбатович Денис Александрович — кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного права, криминологии и уголовно-исполнительного права, Южно-Уральский государственный университет (г. Челябинск). Электронная почта: [email protected]

Вестник Южно-Уральского государственного университета

Серия «Закон»

_______________ 2013, т.13, нет. 4. С. 38-43

УГОЛОВНО-ПРАВОВЫЕ УКАЗАНИЯ: КОНЦЕПЦИЯ И ОСОБЕННОСТИ

Гарбатович Д.А.

Южно-Уральский государственный университет (Челябинск)

Статья посвящена анализу понятия и особенностей уголовно-правового закона. В статье отмечается неточность и неправильность некоторых понятий уголовно-правового закона; Обсуждаются следующие общепризнанные признаки уголовно-правового статута: 1) уголовно-правовой акт — обязательная норма поведения и служебного порядка; 2) норма уголовного закона предусмотрена уголовным законом и является единственным источником уголовного закона, а уголовный закон определяет вид преступления и наказания за действия; 3) уголовно-правовой акт определяет права и обязанности в связи с совершенными преступлениями; 4) уголовно-правовые нормы обеспечиваются государственным принуждением посредством возможности применения уголовного наказания.

Ключевые слова: уголовно-правовая норма, особенности правовых норм.

Денис Александрович Гарбатович — кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного права, криминологии и уголовно-уголовного права, Южно-Уральский государственный университет (Челябинск). Электронная почта: [email protected]

Статья поступила в редакцию 4 сентября 2013 г.

Понятие и разновидности уголовно-правовой нормы

Понятие уголовно-правовой нормы

Определение 1

Уголовно-правовая норма — это общеобязательное государственно-властное предписание, с помощью которого происходит регулирование уголовно-правовых отношений. Все нормы закрепляются Уголовным Кодексом и существующим в нем.

Понятие уголовно-правовой анализ в соответствии с их функциями. По этому критерию они делятся на 6 групп.

Разновидности уголовных норм права

Основные группы уголовных норм права включают:

  • Декларативные нормы, которые позволяют установить основные идеи уголовных законов. Подобные юридические нормы отражены в статьях, которые закрепляют принципы уголовного законодательства.
  • Определительные нормы, посредством которых происходит формулировка понятийной системы уголовного права (ст. 14, рассматривающее понятие; ст. 43, определяющая цели и понятие положения и др.).
  • Нормы допустимого компромисса (добровольный отказ от преступного деяния, условное, досрочное освобождение, активное раскаяние).
  • Нормы, которые исключают преступность деяния (статьи 8 главы).
  • Общие охранительные нормы, которые регулируют правила поведения правоприменителей при группировке общественно опасных действий, а также назначение за них определенных мер принуждения. Соответствуют нормы включены в Общую часть УК и регламентируют порядок использования исправительной работы, общие основы и правила назначения наказаний по совокупности приговоров.
  • Специальные охранительные нормы, которые описывают особенности и предусматривают наказание за их совершение (статьи Особенной части УК, которые рассматривают уголовную ответственность за убийство, получение взятки, самоуправство).

Слишком сложно?

Не парься, мы поможем разобраться и подарим скидку 10% на любую работу

Опиши задание

Особенности уголовно-правовой нормы

Виды уголовно-правовых норм характерно соприкасаются, переплетаются, перерастают одну в другую статьях Уголовного Кодекса.Так, определительная норма может быть одновременно и общей охранительной.

Например, уголовно-правовая норма, которую рассматривает ст. 46 УК, характеризуемым двойным назначением.

Как правило, рассмотренный критерий классификации уголовно-правовых норм нельзя считать единственным. Так, норма поведения в соответствии с методом правового регулирования может быть диспозитивной (дискреционной, факультативной) и императивной (обязательной). Первые уголовно-правовые нормы выполнять правоприменителю возможность действовать, поступать указанным образом по своему усмотрению.Императивные нормы рассматривают обязанность поступать правоприменителю (предписано деяния) именно так, предписано в норме, без предоставления вариантов возможного поведения.

В зависимости от наличия общих правил структуры нормы включает гипотезу, диспозиции и санкции.

Замечание 1

не менее, уголовно-правовые нормы в этом случае имеют своими особенностями. Первая из них состоит в том, что норма не содержит гипотезу, которая раскрывается в гл. 1 УК. При этом остальные уголовные нормы права ее подразумевают.

Вторая особенность в том, что санкции имеют положение, расположенное в Особенной части УК (исключая норму, отраженную в ст. 331).

Если вы заметили ошибку в тексте, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl + Enter

УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ НОРМА: ПОНЯТИЕ И ПРИЗНАКИ | Гарбатович

Гарбатович, Д. А. Квалификация уголовно-правового деяний по субъективной стороне / Д. А. Гарбатович: монография. — М .: Юрлитинформ, 2009. — 192 с.

Гарбатович, Д. А. Право на оборону в разъяснениях Пленума Верховного Суда РФ / Д. А. Гарбатович // Уголовное право. — 2013. — № 1. — С. 12–16.

Коняхин, В. П. Теоретические основы построения Общей части уголовного права. П. Коняхин. — СПб., 2002. — 162 с.

Кругликов, Л. Л. Юридические конструкции и символы в уголовном праве / Л.Л. Кругликов, О. Е. Спиридонова. — СПб .: Издательство Р. Асланова «Юридический центр Пресс», 2005. — 336 с.

Наумов, А. В. Российское уголовное право. Курс лекций: в 3 т. Т. 1. Общая часть / А. В. Наумов. — М .: Волтерс Клувер, 2008. — 736 с.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 сентября 2012 г. № 19 «О применении суда о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление» // Российская газета.- 2012. — 3 окт.

Прохоров, В. С. Механизм уголовно-правового регулирования: нормы, правоотношение, ответственность / В. С. Прохоров, Н. М. Кропачев, А. Н. Тарбагаев. — Красноярск: Издательство Красноярского университета, 1989. —

с.

Пудовочкин, Ю. Е. Понятие, принципы и источники уголовного права: Сравнительно-правовой анализ России и стран Содружества Независимых Государств / Ю. Ю. Е. Пудовочкин, С. С. Пирвагидов. — СПб .: Издательство «Юридический центр Пресс», 2003.- 207 с.

Российское уголовное право. Общая часть: учебник. — М .: Издательство «Спарк», 1997. — 454 с.

Российское уголовное право: в 2 т. Общая часть / под ред. проф. А. И. Рарога. — М .: Профобразование, 2001. — Т. 1. — 872 с.

Российское уголовное право: в 2 т. Особенная часть: учебник / под ред. Л. В. Иногамовой-Хегай,

В. С. Комиссарова, А. И. Рарога. — М .: Проспект, 2011. — Т. 1. — 528 с.

Сабитов, Р.А. Уголовно-правовое регулирование посткриминального поведения: моногр / Р. А. Сабитов. — Челябинск: ЧЮИ МВД России, 2011. — 388 с.

Сабитов, Р. А. Теория уголовно-правового регулирования поведения после совершение им преступления и лица вынесения ему приговора: монография / Р. А. Сабитов. — М .: Юрлитинформ, 2013. — 368 с.

Смирнов, В. Г. Функции советского уголовного права / В. Г. Смирнов. — Л., 1965. — 144 с.

Уголовное право. Общая часть: учебник / отв.ред. И. Я. Козаченко, З. А. Незнамова. — М .: Издательская группа НОРМА–

ИНФРА-М, 1998. — 516 с.

Уголовное право России. Общая часть: учебник / под ред. Ф. Р. Сундурова, И. А. Тарханова. — М .: Статут, 2009. — 751 с.

Филимонов, В. Д. Охранительнаяфункция уголовного права / В. Д. Филимонов. — СПб .: Издательство «Юридический центр Пресс», 2003. — 198 с.

Филимонов, В. Д. Норма уголовного права / В. Д. Филимонов. — СПб.: Издательство Р. Асланова «Юридический центр Пресс», 2004. — 281 с.

Шестаков, Д. А. Введение в криминологию закона / Д. А. Шестаков. — СПб .: Издательство «Юридический центр Пресс», 2011. — 75 с.

Капустин В. А. Особенности классификации уголовно-правовых норм

Особенности 9023 классификации уголовно правовых норм

Особенности классификации уголовно-правовых норм

Капустин Виталий Александрович

Капустин Виталий Александрович

магистрант ВСФ ФГБОУ ВО РГУП, г. Москва.Иркутск

[email protected]

Аннотация. Автор рассматривает особенности классификации уголовно-правовых норм в законодательстве Российской Федерации. Так же в статье рассмотрены вопросы их соотношения и исследовано особое значение санкций среди прочих уголовно-правовых норм.

Аннотация. Автор рассматривает особенности классификации норм уголовного права в законодательстве Российской Федерации. Также в статье рассматриваются вопросы их соотношения и исследуется особое значение санкций среди других норм уголовного права.

Ключевые слова: диспозиция, санкция, гипотеза, уголовное право, Уголовный Кодекс Российской Федерации.

Ключевые слова: диспозиция, санкция, гипотеза, уголовный закон, Уголовный кодекс Российской Федерации.

Уголовно-правовая норма — это общеобязательное, закрепленное в Уголовном кодексе Российской Федерации (далее УК РФ) правило ведения участником уголовно-правовых отношений юридических прав и возлагающие на них юридические обязанности, рекомендованное на регулирование общественных отношений и их охрану от преступных посягательств.

Анализируя анализ в определениях уголовно-правовой санкции, полагаем, что важным аспектом в поняти санкции выступает не только карательные меры воздействия, используемые к лицам, совершившим преступление, но и их роль стимулирующее надлежащее (правомерное) поведение.

Наиболее очевидной функцией считается ее роль в определении вида и размера наказания. Другое значение санкции заключено в пределах установленных размеров пределы наказуемости, устанавливает для суда рамки судейского усмотрения.

Важным аспектом рассмотрения уголовно-правовой правовой защиты является форма и содержание. Так, как в форме уголовно-правовой санкции допустимо рассматривать определенную часть нормы (статьи) уголовного закона. В нормативном тексте формы выражения уголовно-правовой фикции законодательно оформленный способ последней. Он находит свое отражение в особенной части УК РФ во втором абзаце статьи, базовый перечень уголовно-правовых мер стимулирования выполнения уголовно-правового запрета, с четким указанием на их виды и размеры [4].

В свою очередь, необходимо отметить, что между уголовно-правовой санкцией и наказанием тесная взаимосвязь и взаимообусловленность, благодаря чему в санкции могут быть включены только виды наказания и лишь в тех размерах, которые установлены Уголовным кодексом РФ.

В Общей части Уголовного кодекса указаны цели, указанное описание видов применения, а также условия и порядок освобождения от наказания, санкция уголовно-правовой нормы отражена исключительно в Особенной части Уголовного кодекса РФ и начинается со слова « наказывается ».

Нормы уголовного полномочия систематизировать разным способом. По содержанию правоотношений их разрешает разбить на управляющие, обязывающие и запрещающие. Образцом управомочивающей нормы, т. е. предоставляя возможность функционировать или собственному усмотрению, или установленным в законе методом, введенной в ч. 5 ст. 73 «Условное осуждение», в соответствии с которой суд, определяя условное осуждение, способно возложить на условно осужденного выполнения конкретных функций: не постоянного места жительства, работы, учебы, не посещать некоторые зоны, пройти курс из занятий от пьянства, наркомании либо токсикомании и т. п. [5]

Обязывающие нормы подразумевают вознаграждение участников правоотношений какими-либо четко установленными прямыми обязанностями. Образцом обязывающей нормы работает закрепленная в ч. 1 ст. 78 УК РФ «Освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности», в соответствии с которым человек подлежит избавлению от уголовной ответственности в случае истечения поставленных в уголовном законе сроков со дня совершения правонарушения и вплоть до времени вступления в законную силу.

Примером запрещающей нормы представ ч. 5 той же статьи, которой определено, что к личностям, осуществившим преступления против мира и безопасности, сроки не используются.

По нраву предписаний, разрешений в уголовно-правовой норме.

В императивных норме причины и внутреннее правоотношений четко установлено законодательным органом.

Диспозитивные нормы, как норма, участникам правоотношений вероятность действовать согласно собственному усмотрению, правда употребительно к уголовному праву необходимо заявлять о подобных диспозитивных нормах, что уровня сравнительной определенности регламентации. [7]

Как особенный тип выделяют кроме того бланкетные нормы. Черта подобных норм заключается в том, что они включают в себя изменяющийся иногда компонент — принципы, которые находятся в обновляемых нормативных актах (правилах дорожного движения, правилах безопасности при проведении рабочих работ, санитарных правилх и т.п.).

В уголовно-правовой литературе довольно досконально исследованы проблемы поощрения в области посткриминального поведения. Казалось бы, принудительное наказание — уголовное наказание — принудительное наказание, изучение научных работников подтверждают наличие в уголовном праве поощрительных наказаний. [1]

Поощрительные санкции в уголовном праве объединены с освобождением от ответственности или с сокращением размера правоограничений.Полный комплекс взаимозависимых норм уголовного права носит поощрительный вид, в таком случае принимать особенность уголовного права заключается в отсутствии поощрительных наказаний, а в специфике их проявления. Так, в своем наказании поощрения в науке уголовного права оценивают освобождение от уголовной ответственности в случае совершения обоснованных деяний, сориентированных на благоприятавшим (ст. 76 УК РФ), активных раских (ст. 75 УК РФ) и др.

К содержанию уголовно-правовой санкции применима и категория «уголовно-правовое воздействие», потому что санкция оказывает влияние, стимулирует действие лиц в нужное русло, стимулирующее поведение и препятствуя преступным проявлениям.Рассмотрение санкций в контексте уголовно-правового воздействия предполагает уточнение о дифференциации, индивидуализации, что заключается в разработке на уровне закона такого набора мер уголовно-правового воздействия, который в наибольшей мере соответствовал разнообразию вариантов преступного вопроса поведения и характеристик индивидов, вступающих в конфликт с уголовным законом. В этом смысле фиксирует определенный спектр реакций на преступление [2].

Говоря о дифференциации санкций, необходимо отметить, что единодушного мнения правоведов по поводу видов санкций не существует. Так, Л.Л. Кругликов выделяют простые и кумулятивные, единичные и альтернативные, системные и альтернативные, с чисто указательным действием, с чисто указанным воздействием, с использованием прямого и опосредствованного воздействия [6].

А.П. «Козлов полагает», что относительно официально признавать санкции, которые не являются абсолютными.При этом он включает термин «размероотносительные санкции». По его мнению, размероотносительные санкции — это разновидность относительно санкций, связанная с дифференциацией наказания наказания в них (минимум и максимум либо только максимум). Ту же разновидность уголовно-правовой санкции, обычно называют кумулятивной, А.П. Козлов считает суммирующую, поскольку происходит сложное воздействие нескольких видов наказания.

Основополагающим признаком, характеризующим, является государственное принуждение.Общеобязательность как признак, несомненно, определяет право в целом, но в разрешении неоднозначно. С одной стороны, санкции обязательно устанавливают в нормах, регламентирующих ответственность за преступление того или иного вида; с другой — создающий круг норм, исключающих или ограничивающих применение санкции (ст. ст. 62, 64, 73, 75 УК РФ). [3]

Объективность санкции обусловлена ​​их социальной обоснованностью. Социальная обусловленность санкции воздействует на правосознание граждан, воспитывает у них чувство должного поведения.Нередки случаи, когда граждане воздерживаются от совершения преступления либо из-за страха строгости санкции, либо из-за уважительного отношения к нормам, закрепленным Уголовным кодексом.

Субъективность является неотъемлемым признаком санкции, поскольку последняя — это преломленная в сознании представителей общества неизбежность защиты общественных отношений и мера воздействия на психологию преступника. Уголовно-правовая санкция — это обязательный структурный элемент уголовно-правовой нормы, отражающие неблагоприятные последствия деяния, нарушение вид и размер наказания, закрепленные в Особенной части Уголовного кодекса РФ.Формулированное выражение уголовно-правовой санкции законодательно оформленный способ фиксации последнего в УК РФ, нормативного регулирования уголовно-правового запрета, с четким указанием на их виды и размеры.

Библиографический список:

  1. Бабаев М., Пудовочкин Ю. «Мертвые» нормы в Уголовном кодексе: проблемы и решения // Уголовное право. 2014. № 6. С. 9.
  2. Васильев П.В. Автоматические санкции в российском праве (теория, практика, техника): Монография / Под ред.В.А. Толстика. М .: Юрлитинформ, 2016. С. 2
  3. Волженкин Б.В. Российское уголовное право: традиции, современность, будущее. СПб., 2012. С. 20
  4. Демидов Ю.А. Социальная ценность и оценка в уголовном праве. — М., 1975. — С. 68.
  5. Конев А.Н. Идеологические основы жизненного воплощения принципа презумпции невиновности // Юридическая наука и практика: Вестник Нижегородской академии МВД России. 2015. № 4 (32). С. 120.
  6. Кругликов Л.Л. Виды юридических конструкций в уголовном праве // Юридическая техника.- 2013. — №7-2. — С. 53.
  7. Кудрявцев В.Н., Эминов В.Е. Криминология и декриминализация // Журнал российского права. 2012. № 4. С. 106.

Уголовно-правовая норма — Перевод на английский — примеры русский

На основании вашего запроса эти примеры могут содержать грубую лексику.

На основании вашего запроса эти примеры могут содержать разговорную лексику.

Уголовно-правовая норма , предусматривающая наказание за терроризм, статья 260 квинкиес Уголовного кодекса Швейцарии, вступила в силу 1 октября 2003 года.

Уголовное положение о наказании за финансирование терроризма, статья 260 quinquies Уголовного кодекса Швейцарии, вступило в силу 1 октября 2003 года.

Предложить пример

Другие результаты

Согласно определению Верховного суда, эти частные лица не осуществляется уголовно-правовой нормой .

По данным Верховного суда, эти частные лица не подпадают под действие рассматриваемого уголовного положения .

Государство-участник приняло целый ряд уголовно-правовых норм в области практики расовой дискриминации и внесло поправки в них в соответствии с принятыми положениями, что эти уголовно-правовые нормы применяются на практике.

Хотя государство-участник приняло ряд положений уголовного законодательства в области расовой дискриминации и внесло в них поправки в соответствии с рекомендациями Комитета, имеется мало свидетельств того, что эти положения уголовного законодательства используются.

Согласно уголовно-правовым нормам швейцарской правовой системы исполняемыми видами деяния вне какой-либо зависимости от этнического или расового происхождения правонарушителя.

Швейцарский уголовный закон делает определенные де-факто ситуации наказуемыми по закону независимо от этнического или расового происхождения виновной стороны.

Еще один проект связан с распространением информации о своде уголовно-правовых норм и правами человека среди депутатов Законодательного собрания и ассоциаций адвокатов.

Третий проект связан с распространением Уголовного кодекса , и прав человека среди депутатов Законодательного собрания и ассоциаций адвокатов.

Это требование Конституции, а также всех норм уголовного права , включая Уголовный кодекс с внесенными в него поправками.

Этого требует Конституция и все уголовных законов , включая Уголовный кодекс с поправками.

Ь) уголовно-правовых норм , отсутствие конкретно криминализирующих торговлю детьми;

Ссылки на защиту жертв и свидетелей также фигурируют в международных уголовно-правовых нормах , транснациональной организованной преступности.

Ссылки на защиту потерпевших и свидетелей также можно найти в международном законе , касающемся транснациональной организованной преступности.

Вместе с тем, в Кодексе присутствует уголовно-правовые нормы за причинение физических и нравственных страданий.

Тем не менее, он содержит положений о причинении физических и моральных страданий.

При вынесении приговора суды и судьи руководствуются не только уголовно-правовой нормой , но и решения пленума Верховного суда.

При вынесении приговоров суды и судьи руководствуются не только нормами уголовного закона , но и решениями пленума Верховного суда.

Применение всех уголовно-правовых норм носит общий охват и территорию Марокко без исключений по времени места.

Применение всех форм уголовного права является общим и распространяется на всю марокканскую землю без исключений по времени и месту.

Материальными уголовно-правовыми нормами Колумбии определяет следующие составы преступления:

В главе 47, статья 3, Уголовного кодекса существующего уголовно-правовые нормы о трудовой дискриминации.

Помимо антирасистской уголовно-правовой нормы существует множество положений конституционного, уголовного, административного и частного права, которые обеспечивают защиту от дискриминации.

Помимо антирасистского уголовного закона , многочисленные положения конституционного, уголовного, административного и частного права обеспечивают защиту от дискриминации.

Если бы было иначе, уголовно-правовые нормы международного права были бы издевкой.

Если бы было иначе, уголовных положений международного права были бы издевательством.

Шестнадцать из ответивших государств заявили о наличии уголовно-правовых норм и различных преступлений, связанных с совершением различных форм транснациональных преступлений.

Шестнадцать из ответивших государств указали на существование различных уголовных кодексов и законов, касающихся участия в совершении различных форм серьезных транснациональных преступлений.

Вместе с тем недостатки в области по-прежнему действуют на надлежащем и эффективном осуществлении новых норм уголовно-правовых норм .

Тем не менее, некоторые недостатки в координации отрицательно сказываются на надлежащем и эффективном применении нового уголовного законодательства .

Предложение Гесса Бернхарда от 8 октября 2004 года «Упразднить антирасистскую уголовно-правовую норму «.

Предложение Бернхарда Гесса, 8 октября 2004 г., «Декриминализация расизма ».

Следует отметить, что предусмотрено под стражей лица наравне с любым лицом обращаться в суды по уголовным делам, предоставленным уголовно-правовыми нормами .

Как и любой свободный человек, задержанные могут обращаться в уголовные суды в соответствии с обычным законом .

Фиджи поддерживает формулировку статьи 2 проекта конвенции, которая по его мнению, критериям предъявляемым к уголовно-правовым нормам , которые должны отличаться юридической терминологии.

Требуется четкое определение терроризма.Фиджи поддерживает формулировку статьи 2 проекта конвенции, которая, по ее мнению, соответствует требованиям уголовного закона за счет использования точных юридических формулировок.

Тема 2. Уголовный закон

Тема 2. Уголовный закон

  1. Понятие, строение и структура уголовного закона.
  2. Уголовно-правовая норма. Виды диспозиций и санкций.
  3. Действие уголовного закона во времени.
  4. Действие уголовного закона в пространстве.
  5. Выдача преступника (экстрадиция).
  6. Преюдиция при совершении преступления на территории иностранного государства.
  7. Толкование уголовного закона.

1. Понятие строения и уголовного закона.

Согласно уголовному закону принятый в соответствии с Конституцией нормативный акт, регламентирующий уголовно-правовые отношения, то есть отношения по преступлению и ответственности за него.Единственным уголовным законом, действующим на территории страны, является Уголовный кодекс Беларуси (ст.1 УК). Новые законы, предусматривающие уголовную ответственность.

Предупреждение, уголовное право имеет и другие источники. Уголовный кодекс, например, включает в себя нормы о выдаче преступников, об отношении к преступлениям несовершеннолетних и др. Правилами уголовной ответственности и прав человека.).

Судебно-следственная практика (прецедент) не является легальным представителем уголовного права, так как законодательная база страны (Конституция, Уголовный кодекс) не признает прецедент уголовного права. Однако практические работники формируют свое правосознание, в большой мере используя опыт расследования и судебного рассмотрения конкретных уголовных дел, учитывают то, как дела были разрешены ранее. Поэтому прецедент не признан юридически, действующим в отечественном уголовном праве фактически.

Постановления высшего судебного органа уголовной юрисдикции судебной системы отнести к прецедентным источникам права. Более, согласно Кодексу о судоустройстве и статусе судей в Беларуси решения высшего судебного органа страны обязательны для исполнения всеми представителями того человека и гражданами. Тем не менее, судебные органы не наделены полномочиями толковать закон. Конституционная задача судебной власти — осуществлять правосудие, то есть разрешать дела.Толкование закона, таким образом, выходит за конституционные пределы прав судебной власти.

практика рассмотрения дел требует единообразного применения судебными органами всей страны. Без толкования этого не достичь. Верховный суд и его высший орган — Пленум с этой целью проводит обзоры судебной практики и принимает по ним общеобязательные постановления. Эти постановления в своем названии содержат упоминание не о толковании закона, а о практике судами дел категорий категорий.Поэтому можно утверждать, что судебные решения по конкретным делам и обобщающие постановления высших судебных инстанций, например, Пленума Верховного суда, также являются фактическими источниками уголовного права.

По структуре уголовный закон делится на Общую часть и Особенную часть. Общая часть содержит нормы (статьи 1-121 УК), устанавливающие задачи и принципы уголовного права, регулирующие действие уголовного закона, определяющие признаки, обстоятельства, исключающие преступность деяния, цели уголовной ответственности, виды наказания, порядок его назначения, порядок применения принудительных мер безопасности и лечения, особенности ответственности несовершеннолетних.

Особенная часть содержит исчерпывающий перечень преступлений (статьи 122–465 УК). Взаимосвязь части Общей и Особенной частей кодекса заключается в том, что нормы Общей являются на все статьи части Особенной распространенной. Все противоречия между ними разрешаются в пользу Общей части, как она содержит основополагающие понятия и принципы признания деяния преступными и применения уголовной ответственности к виновному.

В свою очередь части делятся на разделы, в которых группируются нормы, регулирующие широкую группу однородных отношений.Разделы включают в себя главу. В главах заключены нормы, объединённые более узким содержанием правоотношений. Главы состоят из статей , посвященных институциональным органам уголовного права преступлений.

Непосредственно уголовно-правовая норма, регулирующее правоотношение или часть правоотношения, либо в статье Уголовного кодекса, либо в отдельной части части статьи .

Все статьи нумеруются в порядке очерёдности. Внутри статей нумеруются их части.В случае включения в кодекс новых статей им присваивается номер статьи, за которую она следует, с указанием дополнительного порядкового индекса. В случае исключения из УК отменённых статей их порядковыё номер из кодекса не исключается. Таким образом, общая нумерация статей в любом случае остаётся прежней. Части отдельных статей могут иметь отдельные.

К некоторым главам кодекса прилагается примечание , в котором разъясняются общие статьи всей главы положения. Примечания могут прилагаться и к статьям кодекса.

2. Уголовно-правовая норма. Виды диспозиций и санкций.

Уголовно-правовая норма (статья ) посвящена регулированию какого-либо правоотношения. Структура норм Общей части различна и подчинена задачам наиболее полного раскрытия положений основных положений о преступлении и уголовной ответственности. Структура норм особенной части одинакова: каждая статья имеет диспозицию и санкцию, либо несколько диспозиций и санкций, сгруппированных в части статьи.

Диспозиция статьи признаки конкретного преступления. Выделяют следующие виды диспозиций.

Простой является диспозицией, которая называет преступление, но не раскрывает его признаки (ст.180 УК — умышленная подмена). В кодексе простые диспозиции не распространены. Описательная диспозиция , кроме наименования преступления, подробно раскрывает его признаки (ст.ст.205, 206, 207 УК — кража, грабеж, разбой). Это наиболее распространенный вид диспозиций.

Ссылочная диспозиция предполагает уяснения её содержания к другим телесам Уголовного кодекса (ст.154 УК сформулирована как «истязание», то есть деяние, не повлекшие последствия, условия статьями 147 и 149 УК, именно тяжких и менее тяжких телесных повреждений ). Бланкетная диспозиция раскрывает признаки продвижения по нормативным актам других прав (ст.317 УК — нарушение правил дорожного движения).

Смешанная диспозиция сочетает несколько видов диспозиций.

Санкцией называется та структура

нормы, которая устанавливает вид и размер наказания за совершение преступления. В науке уголовного права выделяют следующие виды санкций.

Абсолютно-определенная санкция устанавливает точный вид и размер наказания (например, только смертную казнь). В действующем Уголовном кодексе санкций нет. Некоторая абсолютность характера отдельные санкции может проявляться в том, что санкции предусматривают только один вид наказания (ч.1, 2, 3 ст. 207 УК — только лишение свободы, ст. 418 УК — только арест). Однако каждый вид наказания имеет свой нижний и верхний пределы, что ограничивает абсолютность санкции.

Абсолютно-неопределенная санкция не указаний на вид наказания и его границ («по всей строгости принципов», «до окончания гражданской войны»). Таких санкций в действующем Уголовного кодекса тоже нет.

Самой распространенной относительно определенная санкция.В ней указывается вид и размер наказания, его верхний и нижний пределы соотносятся с общественной преступностью.

Альтернативная санкция предусматривает несколько видов наказаний (либо штраф, либо исправительные работы, либо лишение свободы). Большинство санкций Уголовного кодекса носят альтернативный характер.

Отсылочная санкция отсылает к другой статье Особенной части. В Уголовном кодексе такие санкции теперь также отсутствуют.

3. Действие уголовного закона во времени.

Преступность и наказуемость деяния определяется законом, действующим на момент его совершения (ст. 9 УК). Временем совершения преступления признаётся время деяния независимо от времени наступления последствий. Так, убийством будет деяние, последствием которого стала смерть человека независимо от того, сколько времени прошло после нанесения смертельных ранений.

Уголовный закон вступает в силу в соответствии со ст.65 Закона «О нормативных правовых актах Республики Беларусь», а именно: через десять дней после его опубликования. Уголовный закон может быть введен в действие специальным законом, например, введен в действие ныне действующий Уголовный кодекс (ст. 466 УК).

Действие распространяется только на период времени после его вступления в силу. На деяния прошлого закон не распространяется, то есть не имеет обратной силы . Лишь только в случаях, когда он распространяет свою силу на все преступления, связанные с совершением преступления и осуждением за совершенное преступление.

Если после совершения преступления было принято несколько уголовных норм (норм), то должна быть самая мягкая промежуточная норма .

Более мягкими являются нормы, которые:

— устраняют преступность деяния;

— сужают в диспозиции круг подпадающих под её действие поступков;

— заменяют основное наказание более мягким;

— вводят в санкцию более мягкое альтернативное наказание;

— отменяют или заменяют дополнительное наказание;

— уменьшают нижний либо верхний предел воздействия;

— допускают освобождение от уголовной ответственности;

— иным образом улучшает положение лица, совершившего.

Некоторые преступления складываются из ряда действий. Моментом начала совершения такого преступления будет совершение первого действия, а момент окончания преступления — последнего действия, после которого преступление было окончено виновным либо не было доведено до конца по независящим от него обстоятельствам или пресечено.

4. Действие уголовного закона в простран.

На территории Беларуси исключительно национальное уголовное право.К территории страны суша, внутренние воды, недра и воздушное пространство в пределах государственной границы. К территории государства приравниваются военные корабли и воздушные суда, независимо от их нахождения; гражданские и морские суда, приписанные к портам Республики Беларусь, находящиеся в открытом водном или воздушном пространстве; здания посольств и автомашины послов под флагом Республики Беларусь.

Любое лицо, совершившее преступление на территории Республики Беларусь, подлежит уголовной ответственности в соответствии с Уголовным кодексом Беларуси (ст.5 УК). Такой называется принципом территориальности действия уголовного закона. Он касается как граждан нашей страны, так и иностранных граждан, лиц с двойным гражданством и лиц без гражданства (бипатридов).

Действие принципа территориальности не распространяется на лиц, обладающих дипломатическим иммунитетом. Это послы, секретариаты посольств, консулы, представители представителей других государств, членов официальных и правительственных делегаций.Указанные лица несут ответственности по белорусским законам, не подсудны белорусским судам. Изъятие классической категории лиц из-под действия страны государства называются правилами экстерриториальности . Лицо, злоупотребившее правилами экстерриториальности, объявляется персоной non grata , ему предложено в 24 часа покинуть страну.

Местом совершения преступления признается территория Республики Беларусь, если преступление было:

— начато на территории Беларуси;

— было продолжено на ее территории;

— было окончено на ее территории;

— было совершено в соучастии лицом, действовавшим на территории иного государства.

Следующая группа принципов определяет круг лиц, на которые распространяется действие белорусского Уголовного кодекса .

Принцип гражданства применяется в тех случаях, если гражданин Республики Беларусь совершает преступление за границей. Он предусматривает часть 1 статьи 6 УК, которая устанавливает, что граждане Республики Беларусь (а также лица без гражданства, постоянно проживающих на территории страны), несут уголовную ответственность по белорусскому Уголовному кодексу за преступления, совершенные вне пределов Беларуси.При этом необходимо, чтобы а) совершенное деяние признавалось преступным не только в нашей стране, но также в том государстве, на территории которого оно совершено, и б) виновный не привлекается к этой уголовной ответственности в государстве.

Реальный принцип наступления уголовной ответственности по национальному законодательству Республики Беларусь предусмотрен для тех случаев, когда иностранцы и лица без гражданства, совершают вне пределов Республики Беларусь особо тяжкие преступления против интересов нашей страны (ч.2 ст.6 УК). Это преступления против государства, против общественной безопасности, против жизни людей. Для применения принципа требуется, чтобы виновное лицо не было осуждено в иностранном государстве.

Универсальный принцип распространяет действие Уголовного кодекса Республики Беларусь на всех лиц, независимо от их гражданства и места совершения ими преступления (ч. 3 ст. 6 УК), даже если в государстве по месту совершения преступления их действия уголовно не наказы.Лица могут привлекаться к ответственности по белорусским законам за геноцид, преступлениям против человечества и другим, основам в ч.3 ст.6 УК, а также на международных договорах за терроризм, незаконный оборот наркотиков, захват заложников, торговлю людьми, фальшивомонетничество, отмывание »доходов и других преступлений.

Универсальный принцип действует, если лица не были осуждены в иностранном государстве и привлекаются к уголовной ответственности на территории Республики Беларусь.

5. Выдача преступника (экстрадиция).

Экстрадиция — это передача лица, совершившего преступление, иностранному государству для привлечения к уголовной ответственности за действия, совершённые, как правило, на территории иностранного государства. Согласно общему правилу, белорусский гражданин не может быть выдан иностранному государству (ст. 7 УК). Иные лица могут быть выданы международных договоров для привлечения к уголовной ответственности или отбывания наказания.

Заключено соглашение — Минская Конвенция 1993 года — «О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам». Она регулирует выдачу преступников. Аналогичные соглашения в двухстороннем порядке нашей страной с Польшей, Литвой, Латвией, Венгрией, Китаем, Индией, и заключенными странами.

Государства мира и Республики Беларусь в силу своего суверенитета тоже могут быть лицами, обвиняемыми иностранными государствами в совершении преступлений, право убежища, если имеются основания, что уголовное преследование осуществляется по политическим, религиозным, расовым мотивам (ст.12 Конституции). В таком случае экстрадиция не применяется.

6. Преюдиция при совершении преступления на территории иностранного государства.

904 Преюдиция в данном случае признания белорусским государством последствий привлечения лица к уголовной ответственности судебными иностранных государств (ст. 8 УК). Так, признается судимость за преступление, совершенное за границей, другие обстоятельства, но только, если по поводу этого были заключены соответствующие международные договоры.В США есть другие государства не имеют значения в Беларуси.

7. Толкование уголовного закона.

Толкование — это разъяснение смысла уголовно-правовых норм.

Толкование зависит от того, какой субъект толкует уголовную норму права. Если её толкует сам высший орган власти, принявший закон, то оно называется аутентичным . Если по его поручению закон толкует иной государственный орган, то толкование называется легальным. Если толкование осуществляется практическими работниками-юристами, учёными, то такой вид толкования называется доктринальным .

Чтобы ввести единообразному пониманию и применению законодательства, в самом Уголовном кодексе дано разъяснение некоторых основных понятий: «гражданин», «близкий родственник», «председательное лицо» и т.д. (ст. 4 УК). С этой же целью в кодексе даны при помощи к некоторым разделам, главам и статьям. Например, в примечании к разделу Х Уголовного кодекса определения размера преступления против безопасности и здоровья населения; в примечании к главе 25 УК определение размера преступления против порядка экономической деятельности; в примечании к статье 402 УК дается разъяснение о том, что лицо не подлежит уголовной ответственности при отказе или уклонении от дачи показаний против самого себя, членов своей семьи, близких родственников.

Особенность толкования закона судебными органами является то, что вынесенное по конкретному делу судебное решение является общеобязательным и подлежит безусловному исполнению. Но, как уже указывалось при рассмотрении первого вопроса, судебное толкование является фактическим, а не официальным (легальным). Исключение утверждает правом легального толкования, который имеет право проверять любую норму права.

По приемам или способам толкования оно делится на грамматическое, систематическое (сравнительное), логическое и историческое. Если же взять критерием получаемого объема в результате толкования нормы права, то толкование можно разделить на такие виды, как буквальное (адекватное), распространительное (расширительное) и ограничительное. Статья 3 УК устанавливает, что нормы Кодекса подлежат строгому толкованию, что можно от части рассматривать как принципы уголовного права

В целом способы толкования изучены нами при изучении курса «Общая теория права».

Вопросы по теме:

  1. Почему Уголовный кодекс Республики Беларусь является единственным уголовным законом, действующим на территории нашей страны?
  2. Назовите источники белорусского уголовного права.