Соотношения морали и права: аксиологический аспект – тема научной статьи по философии, этике, религиоведению читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

Содержание

аксиологический аспект – тема научной статьи по философии, этике, религиоведению читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

PROBLEMS RELATION OF THE MORALITY AND RIGHT: AXIOLOGICAL ASPECT

Berkovskiy Vyacheslav Aleksandrovich, PhD of sociology, Associate Professor, Department of Philosophy and Culturology, Stavropol State Pedagogical Institute, Stavropol

Bragina Elena Anatolievna, Undergraduate student, North- Caucasus Federal University, Stavropol

The article substantiates the dialectical unity and interrelation of morality and law, their common axiological foundations, which are to protect life, freedom, property and attach absolute significance to the human personality. The value-content features of the social phenomena under consideration and the degree of their impact on the personality are shown.

Keywords: morality; law; values; justice; equality; freedom; property.

ПРОБЛЕМЫ СООТНОШЕНИЯ МОРАЛИ И ПРАВА: АКСИОЛОГИЧЕСКИЙ А СПЕКТ

В статье обосновано диалектическое единство и взаимосвязь морали и права, их общие аксиологические основы, заключающиеся в защите жизни, свободы, собственности и придающие абсолютную значимость человеческой личности. Показаны ценностно-содержательные особенности рассматриваемых социальных явлений и степень их воздействия на личность.

Ключевые слова: мораль; право; ценности; справедливость; равенство; свобода; собственность.

УДК 17.022.1 ВАК РФ 09.00.05

© Берковский В.А., 2018 © Брагина Е.А., 2018

Проблемы морально-правовых устоев общества, этических добродетелей гражданина имеют глубокие исторические корни и являются предметом философского, правового, этического анализа на протяжении всей эволюции государства и общества. Теоретические концепции «человеколюбия», «политического животного», «согласия сословий» восходят к временам античности и находят свое отражение в трудах великих мыслителей прошлого Конфуция, Аристотеля, Цицерона и др.

С развитием философско-правовой мысли особое значение приобретают вопросы, затрагивающие проблемы соотношения морали и права. Данная традиция была заложена в начале XIX века и связана с именем И. Канта в немецкой классической философии и B.C. Соловьева в русской философии права, выдвинувшим концепцию моральной обусловленности правовых норм.

Духовное значение морали состоит в формировании высоких нравственных ценностей и идеалов. Право утверждается моралью, при этом мораль «не заменяет право, не становится более высоким и более значимым, чем право, критерием, при оценке поведения людей, а действуя как духовный фактор, возвышает объективное право, придает ему не только регулятивную, но и самую высокую значимость»[1,287].

В то же время мораль и право есть самостоятельные независящие друг от друга социальные явления, «ценности морали и права занимают самостоятельное и равновеликое положение в составе социальных механизмов, опосредующих общественные отношения, однако правовые начала играют в ряде случаев передовую роль, нередко более соответствуя требованиям общественного прогрес-са»[1,285].

Русский правовед Б.Н. Чичерин отстаивал идею дифференциации нравственности и права, рассматривая их в качестве двух независимых начал имеющих один общий источник — человеческую личность. «Право — не есть только низшая ступень нравственности, как утверждают морализирующие юристы и философы, а самостоятельное начало, имеющие свои собственные корни в духовной природе человека. Эти корни лежат в потребности человеческого обще-

БЕРКОВСКИИ Вячеслав Александрович, кандидат социологических наук, доцент, кафедра Философии и культурологии, Ставропольский государственный педагогический институт, Ставрополь

БРАГИНА Елена Анатольевна, магистрант, Северо-Кавказский федеральный университет, Ставрополь

ния»[13,89]. Исключение может составить обстоятельство, когда одного закона недостаточно и тогда нравственность может выступить дополнением к праву. «Нравственность может требовать совершения действий по внутреннему побуждению, например, при исполнении обязательств, не имеющих юридической силы»[13,91].

B.C. Нерсесянц считал мораль и право абсолютно разными социальными явлениями. «Мораль представляет собой способ автономной самореализации личностью отношения к себе и к миру, своего поведения. Закон (позитивное право) должен быть правовым, но не моральным. Морализация же закону вред-на»[3,116].

Большинство современных исследователей считают, что «мораль и право порождается единой системой общественных отношений, имеют общие исторические корни, являются духовными, культурными ценностями и достижениями человечества и представляют собой средства воздействия на поведение людей»[6].

«Право создает нормативно-организованную сферу деятельности для осуществления моральных притязаний человека, а мораль ориентирует общество на уважительное отношение к правовым ценностям. И право, и мораль обеспечивают стабильное функционирование общественной системы, вступая во взаимодействие для обеспечения и защиты базовых ценностей современного обще-ства»[2,25]. Е.А. Лукашева в этой связи отмечает «мораль и право не имеют специфических или пространственно обособленных сфер общественных отношений, а действуют в едином поле социальных связей»[8,11 ].

Естественное право — явление, где наиболее тесно переплетаются мораль и право. Естественное право есть основополагающая мера морали. Теории естественного права, органично сочетают моральные и правовые ценности. Естественные теории права, признающие несовпадение права и закона, предоставляют возможность, обсуждения проблем морально-этических ценностных установок общества и права, степень воздействия права на мораль, соотношение нравственных и правовых ценностей.

Право, выражающее идеалы справедливости, равенства, свободы, сближается с моралью, поскольку имеют общую ценностную основу придающей абсолютную значимость человеческой личности, способствуют социальной регуляции и социальной интеракции индивидов, социальных групп и общностей. В то же

время мораль и право опираются на разные содержательные оценки социальных явлений. Право ориентировано на систему формального равенства,справедливости, свободы применительно к правовой системе общества, конкретной правовой ситуации, а мораль — на идеалы добра и зла, свободы и необходимости, чести и достоинства как альтернатив морального выбора индивида.

Общей основой морали и права выступает интерпретация прав человека, заключающаяся в защите жизни, свободы, собственности. Так, античные мыслители провозглашали законопослушность граждан, как наиважнейшую добродетель, что свидетельствует о неразделенное™ и взаимообусловленности морали и права в эпоху древности. Сложившееся единство морали и права было во многом определено наличием у них общего категориального аппарата.

В праве велико значение базовых моральных ценностей «справедливость», «правда», «истина». 2,34].

Означении единства морали и права в воспитании детей писал Л.И. Петражицкий, отмечая, что «родители и воспитатели должны вообще обращать серьезнейшее внимание на развитие в детях сильной и живой правовой психологии, им следует заботиться о внушении детям не только нравственности, но и пра-ва»[9,149].

Ключевая роль в данном процессе должна принадлежать именно семье, от нравственного здоровья которой будет зависеть степень усвоения ребенком базовых морально-правовых ценностей и установок. При этом необхо-

димо отметить первичность моральных установок по отношению к правовым нормам. В процессе первичной социализации с первых лет жизни, ребенок непроизвольно усваивает от своего ближайшего окружения первые морально-нравственные нормы и ценности, у него складывается некий базисный мир, с первыми конструктами которого будет согласовывать свое поведение индивид. В дальнейшем на последующих стадиях социализации качество интериоризации правовых норм будет во многом зависеть от первоначальных моральных установок личности, иерархии этических ценностей и норм, усвоенных в детском возрасте. В этой связи Д. Истон и Дж. Деннис, по аналогии с 3. Фрейдом, утверждали, что «базовые детские чувства труднее вытесняются и изменяются, чем те, что были приобретены позже в жизни»[5,306].

Граждане относятся к окружающей действительности, дают оценку социальным явлениям и процессам сквозь призму системы этических норм. Однако состояние права не всегда соответствуют морально-нравственным воззрениям общества. Как отмечал классик отечественной истории права Ф.В. Тарановский, «правовое творчество не всегда поспевает за поступательным движением жизни, нередко отступает от него, и, таким образом возникают коллизии между повышенным нравственным уровнем общества и его отсталым правом. Эти коллизии дают толчок изменениям и содействуют возведению его на уровень нравственных воззрений общества»[11,106].

Таким образом,только «правового государства реально придает праву то высокое значение, которое вытекает из нравственной сути общества, социальной справедливости, позволяет избавиться от системы запретов, которая во многом определяет характер взаимодействия между личностью и обществом, растворяет индивида в обществе, что рождает дух самоотречения и самопожертвования»[4,22].

Только развитое гражданское общество с высоким уровнем правовой культуры способно обеспечить конструктивное взаимодействие общества с государственными институтами, способствовать росту осознания гражданами своих прав и обязанностей, выступая тем самым залогом поступательной эволюции социума на пути к гражданским ценностям равенства, свободы, справедливости.

Необходимо отметить, что справедливость представляет ценность более высокого порядка, где мораль и право находят общие точки взаимодействия и выражают свою социальную

значимость.,51 ].

Мораль и право сближает стремление учитывать традиции и обычаи народа. Поскольку «содержание правовой нормы вытекает, прежде всего, из моральных устоев общества, истории народа, его традиций, нравственных принципов его жизни»[10,18]. Здесь находят свое выражение уникальная система этических и правовых знаний и ценностей народа, транслирующихся из поколения в поколение, формируя нравственно-правовую культуру общества.

Ценностные основы морали и права особенно актуальны для российской национальной традиции. В 90-е годы XX века в период коренной социально-экономической, политической, духовной трансформации данная проблема проявилась с особой остротой и драматичностью. Граждане перестали верить в ценности права, юридическую силу законов, их справедливость. Одновременно среди моральных ценностей в общественном сознании возрастало значение категории «правда», содержащей в себе стремления к справедливости, добру, законности и правопорядку.

Исторически мораль и право в нашей стране находились в тесном взаимодействии, частично воплощая взаимные требования, выступая, с одной стороны, общечеловеческими ценностями, а с другой — регуляторами социальных отношений. В то же время мораль имела всеобъемлющий характер, охватывая все стороны социального бытия. Мораль ориентировала субъекта на идеальную модель социального поведения, учила не только соблюдать правовые нормы, но и переводить их во внутриличностные убеждения.

Таким образом, единство морали и права состоит в органичном формировании ценностной основы общественного сознания, что находит отражение в единстве их общей цели — формировании уважения к закону, повышении нравственной культуры общества, глубоком осознании личностью ценностей свободы, справедливости и гуманизма.

Примечания:

1. Алексеев С.С. Самое святое, что есть у Бога на Земле: Иммануил Кант и проблемы права в современную эпоху/ С.С. Алексеев. — М.: Статут, 1998.

— 495 с.

2. Головкин Р.Б. Право в системе нормативного регулирования современного общества / Р.Б. Головкин. — Владимир : Владимир.гос.пед.ун-т, 1999.

— 124 с.

3. Графский В.Г. Право и мораль в истории: проблемы ценностного подхода // Государство и право. — 1998. — № 8. — С.114-119.

4. Гусев А.Н. Требование общечеловеческой морали — необходимый компонент любой правовой системы // Органы внутренних дел на пути к правовому государству. — СПб., — 1993.- Вып. 1. -С. 22-25.

5. Истон Д., Денис Дж. Теория «политической поддержки» / Р.Т. Мухаев Политология. — М. : Проспект, 2010.-640 с.

6. Костин Ю.В. Проблема соотношения государства, права, и нравственности в юридической науке [Электронный ресурс]. — Режим доступа: www. sovremennoepravo.ru.

7. Кравцов Р.В. Правовые и нравственные ценности в воспитании личности // Вестник ЮУрГУ. -2006,-№5.-с. 47-55.

8. Лукашева Е.А. Право. Мораль. Личность / Е.А. Лу-кашева. — М.: Наука, 1989. — 264 с.

9. Петражицкий Л.И. Теория права и государства в связи с теорией нравственности / Л.И. Петражицкий. — СПб.: Слово, 1910. — Т. 2. — 656 с.

10. Стручков H.A. Нужна новая концепция исполнения наказания // Правовые и организационные основы исполнения уголовных наказаний: Труды Академии МВД СССР. — М„ 1991. — С. 13-24.

11. Тарановский Ф.В. Учебник энциклопедии права / Ф.В. Тарановский — Юрьев : Типография К. Мат-тисена, 1917.-534 с.

12. Тугаринов В.П. Природа, цивилизация, человек /В.П. Тугаринов. — Л.: ЛГУ, 1978. — 128 с.

13. Чичерин Б.Н. Философия права / Б.Н. Чичерин. -М.: Мысль, 1990. -334 с.

KNOWLEDGE AS A CONDITION OF EXTERNAL AND INTERNAL HUMAN FREEDOM

Bikmetov Evgeniy Yurevich, DSc of Sociology, Professor, Ufa State Aviation Technical University, Ufa

Lukyanov Arkadiy Viktorovich, DSc of Philosophy, Professor, Department of Philosophy and Political science

Pushkareva Marina Alekseevna, DSc of Philosophy, Professor, Department of Ethics, Cultural studies and Public

Relations

Bashkir State University, Ufa

The article studies knowledge as a condition of external and internal freedom of a person. On the historical-philosophical and historical-cultural material the idea is substantiated that heuristic potential of knowledge is enhanced on the basis of in-depth analysis of its philosophical foundations. The authors analyze knowledge in different philosophical traditions come to the active concept of knowledge, which includes freedom as a prerequisite for external and internal human activity. The knowledge does not coincide with the absolute dimension of freedom and at the same time it does not coincide with the factual nature of phenomenal existence. The knowledge realizes itself at the point of unity of these considerations. The authors analyze the sensory, empirical and theoretical dimension of knowledge and conclude that knowledge, its structure should be considered in a broad methodological key, including the dialectics of knowledge and lack of knowledge.

Keywords: knowledge; human freedom; absolute and phenomenal existence; dimension of knowledge; knowledge and lack of knowledge; heuristic potential of knowledge.

ЗНАНИЕ КАК УСЛОВИЕ ВНЕШНЕЙ И ВНУТРЕННЕЙ СВОБОДЫ ЧЕЛОВЕКА

В статье исследуется знание как условие внешней и внутренней свободы человека. На историко-философском и историко-культурном материале обоснована мысль, согласно которой эвристический потенциал знания усиливается на базе углубленного анализа его философских оснований. Авторы в процессе анализа знания в различных философских традициях приходят к деятельной концепции знания, которая включает в себя свободу как предпосылку внешней и внутренней активности человека. Знание не совпадает с абсолютным измерением свободы и в то же время с фактичностью феноменального бытия. Оно реализует себя в точке единства этих рассмотрений. Анализируя чувственное, эмпирическое и теоретическое измерение знания, авторы делают вывод о том, что знание, его структура должны быть рассмотрены в широком методологическом ключе, включая диалектику знания и незнания.

УДК 165.12 ВАК РФ 09.00.11

© Бикметов Е.Ю., 2018 © Лукьянов A.B., 2018 © Пушкарева М.А., 2018

МОРАЛЬ И ПРАВО: ЛИНИЯ РАЗГРАНИЧЕНИЯ | Гусейнов

1. Алексеев С. С. Теория права. — М.: Бек, 1995. — 320 с.

2. Аристотель. Никомахова этика // Соч.: в 4 т. — М.: Мысль, 1984. — Т. 4.

3. Артемов В. М. Нравственное измерение и человеческий потенциал права, политики, общества в целом // Нравственное измерение и человеческий потенциал права: сборник научных трудов / отв. ред. В. М. Артемов. — М.: Проспект, 2017. — С. 15-23.

4. Баренбойм П. Соотношение доктрин Верховенства права и Правового государства как главный вопрос философии права и конституционализма. — М.: ЛУМ, 2013. — 128 с.

5. Гаджиев Г. А. Юридическая картина мира. — СПб.: СПбГУП, 2016. — 32 с.

6. Еллинек Г. Общее учение о государстве: учебное пособие. — СПб.: Юридический центр-Пресс, 2004. — 752 с.

7. Зорькин В. Д. Суть права // Вопросы философии. — 2018. — № 1. — С. 5-16.

8. Кант И. Метафизика нравственности // Соч.: в 6 т. — М. : Мысль, 1965. — Т. 4 (2).

9. Лапаева В. В. Соотношение права и морали в правовой концепции Л. Фуллера // Правоведение. — 2013. — № 2 (307). — С. 241-256.

10. Лукашева Е. А. Взаимодействие права и морали: общее и особенное // Взаимодействие права и морали: материалы Международной научной конференции / отв. ред. Т. А. Сошникова. — М.: Изд-во Моск. гуманит. ун-та, 2014. — С. 11-17.

11. Мальцев 厂 В. Нравственные основания права. — М.: Норма, 2008. — 550 с.

12. Михайловский И. В. Очерки философии права. — Томск: Издание книжного магазина В. М. Посохина, 1914. — Т. 1. — 632 с.

13. Нерсесянц В. С. Право // Новая философская энциклопедия: в 4 т. — М.: Мысль, 2010. — Т. 3.

14. Нерсесянц В. С. Право — математика свободы. — М.: Юрист, 1996. — 157 с.

15. Право и национальные традиции: материалы «круглого стола» // Вопросы философии. — 2016.- № 12. — С. 5-41.

16. Разина Е. В. Мораль и право: проблема взаимодействия и взаимодополнения // Научно-методический электронный журнал «Концепт». — 2017. — Т. 39. — С. 2591-2595.

17. Соловьев В. С. Оправдание добра // Соч.: в 2 т. — М.: Мысль, 1988. — Т. 1.

18. Фуллер Л. Позитивизм и верность праву: Ответ профессору Харту // Правоведение. — 2005. — № 6. — С. 124-159.

19. Харт Г. Позитивизм и разграничение права и морали // Правоведение. — 2005. — № 5. — С. 104-136.

20. Чичерин Б. Н. Философия права. — СПб.: Наука, 1998. — 656 с.

21. Recht und Moral // Spektrum. Universität Bayreuth. 10. Jahrgang. — Ausgabe 1. — April 2014. — S. 7-45.

22. Lepsius О. Von der Diktatur zur Demokratie Überlegungen zum Verhältnis von Naturrecht und positivem Recht // Spektrum. Universität Bayreuth. 10. Jahrgang. Ausgabe 1. April 2014. S.7

23. Шершеневич Г. Ф. Общая теория права. М.: Издание бр. Башмаковых, 1910. С. 215-216

Соотношение права и морали

В литературе мораль рассматривается как форма общественного сознания, которая отражает социальную действительность в форме представлений о добре и зле, представленных в сознании человека как принципы, нормы, идеалы. Их призванием является регламентирование поведения людей для сохранения и развития общества как целостной субстанции.

Право и мораль являются основными и ключевыми социальными регуляторами поведения человека и общества.

Соотношение права и морали происходит при выявлении общих черт, различий и особенностей их взаимодействия.

В рамках их соотношения к общим чертам права и морали следует отнести следующие аспекты:

– они относятся к социальным нормам и имеют общее свойство нормативности;

– выступают ключевыми регуляторами поведения людей;

– они имеют общую цель, суть которой состоит в регулировании поведения людей для сохранения и прогрессивного развития общества в целом;

– основаны на принципе справедливости;

– являются мерой свободы индивида и очерчивают её границы.

В рамках их соотношения к различиям права и морали относят ряд обстоятельств.

Во-первых, мораль появляется раньше права, правового сознания и государственной формы организации общества. Мораль появляется наряду с обществом, а право – с государством.

Во-вторых, в границах одного государства и общества может действовать лишь одна правовая система, а моральных систем (отдельных групп, территорий и т.д.) в обществе может быть много. Однако в любом обществе действует система общепринятых моральных взглядов.

В-третьих, нормы морали оформляются как нормативное выражение сложившихся в определенном обществе представлений о добре и зле, благородстве справедливости, чести и других категориях этики. При этом строительство моральных систем происходит неравномерно и нестабильно. Процесс создания права выступает выражением воли государства и результатом его официальной деятельности.

В-четвертых, мораль существует в общественном сознании, выступающего формой её бытия. В этой связи проблематично проводить различие между моралью как формой общественного сознания и моралью как нормативным социальным регулятором. При рассмотрении права четко разграничить правовое сознание и собственно право не составляет большого труда. Право наделено четкими формами закрепления вовне, т.е. формальные источники права. Мораль как специфический социальный регулятор объективно в подобном подходе не нуждается.

В-пятых, предметы регулирования норм права и норм морали имеют разные границы. Они обладают общим предметом регламентирования и несовпадающие области. Так, специфическим предметом морального регулирования выступают сферы дружбы, любви и т. п., что не относится к праву. Однако есть и сферы исключительно правового регулирования, к которым мораль не имеет никакого отношения (например, технико-юридические нормы).

В-шестых, система права в отличие от морали наделена логически стройной и весьма жесткой структурой.

В-седьмых, право и мораль имеют различные средства и методы обеспечения реализации собственных норм. Так, право гарантируется возможностью государственно-принудительной реакции, а нормы морали обеспечиваются силой общественного мнения и осуждения.

Между правом и моралью складывается определенное взаимодействие. Право выступает формой для реализации господствующей морали. При этом мораль обычно признает противоправное поведение аморальным и безнравственным. Нормы морали выполняют важную роль как в правотворческой деятельности, так и в процессе реализации права.

Однако между нормами морали и права могут возникать противоречия, когда один регулятор общественных отношений развивается быстрее другого.

Таким образом, соотношение права и морали показывает наличие у них как общих, так и специфических черт. При соотношении права и морали между рассмотренными регуляторами также устанавливается и определенное взаимодействие.

Закон(но) и мораль(но): аргументы за и против

Различается структура правовых и моральных норм. Правовая норма имеет определенную логическую структуру, включающую причинно-следственную зависимость, и представляет собой умозаключение. Возможны различные логические формулы нормы права: «если…то… иначе»; «если…то»; «если…то, а если…то», но в любом случае сохраняется причинно-следственная связь. Моральные нормы имеют другую структуру, которая определяется своеобразием стоящих за ними санкций. Язык, который использует мораль, отличается от языка, на котором говорит право.

Моральные нормы являются частным случаем моральных оценок. Последние могут быть абсолютными(«Воровство аморально») и сравнительными («Воровать лекарства для онкологического больного морально предпочтительнее, чем для человека, больного простудой»). Различают:

  • частные моральные повеления, например: «Ты должен говорить правду»;
  • общие моральные нормы, например: «Люди должны говорить правду»;
  • принципы: «правда — это благо».
Принципы оценивают действительность с точки зрения ее соответствия определенной ценности, идеалу, образцу и одновременно предписывают следование этому идеалу, образцу. Рассуждая о моральных проблемах, люди, как правило, используют одни и те же приемы рассуждения, которые в совокупности принято называть логикой морального языка.

Согласно логике морального языка, частное моральное повеление обосновывается при помощи ссылки на общую норму; в свою очередь, общая норма обосновывается через принцип, а моральные принципы — в рамках целой системы моральных представлений и других принципов. Обоснование (оправдание) самой системы моральных представлений осуществляется за ее пределами, путем обращения к социальной практике и другим нормативным системам (права, политики, государственного устройства).

Например, для различных профессий есть свои системы профессиональной морали и свои кодексы профессиональной этики, регламентирующие эту мораль. Необходимость именно этих, а не иных моральных норм и принципов определяется целью, предназначением, уровнем развития данной профессии, а также ее предметом, историей формирования, требованиями внутреннего и международного законодательства, «искушениями», дилеммами и проблемами.

Право использует язык морали, называя его понятия и выражения «резиновыми параграфами», «понятиями с изменяющимся содержанием», расплывчатыми, гибкими, неопределенными. Такие понятия иногда преднамеренно вводятся в юридические тексты, чтобы оставить для судьи или органов государственной власти большую свободу оценок.

Язык морали также используется при составлении международных договоров. Современная техника принятия законов, благодаря таким неопределенным понятиям, позволяет осуществлять «делегирование нормативной функции органам власти, ответственным за принятие решений, и дозирует уровень неопределенности таких расплывчатых понятий, ориентируясь на полномочия, которые надо делегировать». Эти понятия используются на практике только в режиме «контролируемой расшифровки», которая осуществляется в процессе интерпретации и применения содержащих их правовых норм.

  • Елена Kpacникoвa, кандидат философских наук, главный эксперт Национального фонда «Российская деловая культура», преподаватель Высшей школы бизнеса МГУ

(PDF) О СООТНОШЕНИИ ПРАВА И МОРАЛИ В АНТИЧНОЙ И РАННЕСРЕДНЕВЕКОВОЙ ФИЛОСОФИИ

49

Закон, данный Иисусом Христом («завет Новый, в

котором обещается небесное царство»). Этот за-

кон является последним и высшим по отношению

ко всем остальным божественным законам. Авгу-

стин называет его также Правдой, отчасти проти-

вопоставляя его Учению (Закону), представленно-

му в Ветхом Завете.

2) Неписаный закон. Божественный закон дан

человеку не только через Моисея и Иисуса Христа.

Он присутствует также в душе каждого и пости-

гается непосредственно, путем прямого видения,

созерцания или даже слияния, отождествления с

ними ума. «Источником вечного и неизменного

морального закона служит божественный разум,

приобщаясь к которому человеческий ум научается

различать добро и зло, справедливое и не-

справедливое (О граде XX, 4).

Именно неписаный божественный закон впо-

следствии стали называть естественным законом.

Однако, как можно увидеть далее, Августин отли-

чает моральные законы от законов природы.

Содержательного различия между божествен-

ным писаным законом (библейскими, в первую оче-

редь, новозаветными заповедями) и законом, за-

печатленным в душе человека, нет и не может

быть. У них один источник и одно содержание.

Разница лишь в форме выражения и способе вос-

приятия. Мудрые души, возлюбившие Бога, в со-

стоянии постичь запечатленный в душе закон и

быть добродетельными. Но даже и для них пер-

вичным во времени является авторитет. Как ука-

зывает Августин, «к изучению наук ведет нас двоя-

кий путь: авторитет и разум. По отношению ко

времени первенствует авторитет, а по отношению

к существу дела – разум.

Суть Нового завета (новой морали) состоит,

как указывает Августин со ссылкой на Евангелие от

Матфея (Мф. XXII, 37, 39, 40), в двух заповедях, «в

которых заключается весь закон и все пророки:

«Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем тво-

им, и всею душою твоею, и всем разумением тво-

им. Возлюби ближнего твоего, как самого себя».

Возлюбить ближнего «повелевается … как самого

себя».

Возлюбить ближнего как самого себя, никому

не только не вредить, но и приносить пользу, кому

нужно – это требования божественного закона.

Эгоистический по своей сути принцип: никому не

делать ничего такого, чего не желают себе (он бу-

дет положен в основу правопонимания Нового вре-

мени) – всего лишь частный случай (норма) боже-

ственного закона.

В божественных заповедях человек находит

три предмета для своей любви: Бога, себя самого

и ближнего. Всякий человек должен заботиться «о

жене, детях, о домашних, обо всех людях, кого

могут касаться; и такого же рода забот о самом

себе желает он от других, если встречает в таких

заботах нужду. Таким путем он будет в примире-

нии, насколько это от него зависит, со всяким че-

ловеком и с миром человеческим, т. е. упорядо-

ченным согласием; порядок же этот заключается,

во-первых, в том, чтобы никому не вредить, а во-

вторых, в том, чтобы приносить пользу, кому нуж-

но» (О граде X, 4, 5).

Итак, прежде всего ему предстоят заботы о

своих домашних: они ближе и доступнее других его

советам и попечениям в силу порядка природы, в

силу порядка самого человеческого общения…

Отсюда возникает домашний мир, т.е. упоря-

доченное согласие относительно управления и

повиновения сожительствующих. Управляют те,

которые заботятся… Повинуются же те, о которых

заботятся… Но в доме праведного … и управляю-

щие служат тем, кем, по-видимому, управляют.

Ибо управляют они не из желания господствовать,

а по обязанности заботиться…» (О граде XIX, 16).

Как видим, божественный закон определяет не

только отношения человека с богом, но также и

отношения человека с человеком. Иными словами

божественный закон это не закон веры и культа, а

закон социальный.

Закон естественный. Под ним в системе Авгу-

стина подразумевается закон природы (законы

физики, физиологии пр.).

Закон гражданский необходим, поскольку он

определяет земной порядок. Так, законы природы

имеют безусловную силу, но порядок реализации

законов природы, относящихся к человеческой

деятельности (продолжение рода и отношения

между полами и т.п.), определяется законами гра-

жданскими.

Божественные заповеди в граде земном также

реализуются благодаря гражданскому закону. Гра-

жданский закон призван обеспечить упорядочен-

ное согласие относительно повеления и повинове-

ния между гражданами. А так как домашний мир

имеет отношение к миру гражданскому то «отец

семейства должен, поэтому брать правила из гра-

жданского закона и управлять согласно им своим

домом так, чтобы он служил к упрочению мира

гражданского общества»13.

Божественные заповеди не ограничиваются

требованием никому не вредить, приносить пользу,

кому нужно. «К обязанности человека невинного

относится не только никому не делать зла, но и

сдерживать от греха или наказывать грех, чтобы

или сам наказуемый, испытав наказание, испра-

вился, или другие, видя наказание, удерживались

страхом перед ним» (О граде XIX, 16).

Таким образом, обосновывается необходи-

мость гражданского закона и специфических (при-

нудительных) методов его обеспечения.

Способы и пределы воздействия гражданского

закона, как указывает Августин, ограничены. Он

распространяется только на мирские блага:

«власть этого [мирского] закона при его осуществ-

лении не распространяется за пределы того, чтобы

у того, кого он карает, отнимать и забирать эти

[мирские] вещи. Таким образом, он принуждает

страхом, направляет и обращает к тому, что ему

угодно, души несчастных, для управления которы-

ми он приспособлен. Ведь из страха потерять эти

[мирские блага] в пользовании ими они соблюдают

некоторую меру, ограниченную оковами государст-

ва, такого государства, которое может состоять из

подобных людей» (О граде XIX, 16).

Странствующая в земной чужбине часть града

небесного «не колеблется повиноваться законам

земного града, которыми управляется то, что слу-

жит для поддержания смертной жизни, чтобы, по-

скольку обща сама смертность, в вещах, к ней от-

носящихся, сохранялось согласие между тем и

другим градами». Конфликт между законами града

небесного возник из-за неправильной веры. «Из-за

этого вышло так, что он не мог иметь с градом

земным общих религиозных законов и был постав-

лен в необходимость вследствие этого спорить с

13 Ср.: Четвернин В.А. Из истории соотношения естественного

права и правового позитивизма // П раво и правотворчество:

вопросы теории. М., 1982. С. 123.

Соотношение права и морали: единство, различие, взаимодействие, противоречие — Вопросы на госэкзамен по ТГП

Единство и различие права и морали

Будучи видами социальных норм, право и мораль обладают общими чертами, которые присущи всем социальным нормам: общие правила, возникающие в связи с волей и сознанием людей, соответствующие типу культуры и характеру социальной организации и т.д. Однако по названным критериям они и принципиально отличаются:

ПРАВО МОРАЛЬ
Способ формирования Закрепляется (издается) государством Возникает стихийно
Форма существования В письменных источниках В сознании людей
Способ обеспечения Обеспечивается государством Поддерживается силой общественного воздействия
Характер регулятивного воздействия Через механизм регулирования Непосредственно через сознание
Сфера действия Отношения, подконтрольные государству Отношения, неподконтрольные государству

Правовые нормы возникают в процессе юридической (прежде всего судебной) и законодательной практики, функционирования соответствующих институтов общества и государства. Именно в этих процессах доминирующие в обществе идеи права и правовые представления переводятся в форму юридических правил, норм общего действия.

Таким образом, правовые нормы являются институциональными, т.е. четко отделены от правосознания и действуют в рамках социальных институтов.

Мораль формируется в духовной сфере жизни общества, не институционализирована, т.е. не связана со структурной организацией общества и не отделима от общественного сознания. Нормы морали опираются на складывающиеся в сознании общества представления о добре и зле, чести, достоинстве, порядочности и т. п., которые вырабатываются философией, религией, искусством в процессе этического осмысления мира.

При рассмотрении форм фиксации правовых и моральных норм обращают на себя внимание различные формы их существования. Правовые нормы как институциональные регуляторы закреплены в строго определенных документальных формах (нормативные акты, судебные решения, нормативные договоры и т.д.). Способы их фиксации должны отвечать строго установленным требованиям с позиций и характера текстов и их атрибутов. Достаточно конкретен и круг субъектов, которые формируют юридические тексты, содержащие нормы права (органы правосудия, законодательные органы, субъекты договорных отношений и т.д.). Разумеется, различного рода высказывания, претендующие на статус правовых, могут содержаться и в иных текстах — философских, научных, литературных. Однако независимо от их культурной и социальной значимости, влияния на общественное сознание и других факторов юридического статуса они не имеют.

Моральные же нормы содержатся в общественном (массовом) сознании и существуют в виде принципов, понятий, идей, оценок и т.п. Соответственно нет каких-либо особых требований к их форме, текстам по поводу морали. Здесь важно подчеркнуть, что такого рода тексты создаются именно «по поводу» морали, а не содержат моральных норм, ибо последние по своей природе могут не иметь текстуального закрепления, документального характера.

Регулятивное воздействие права на общественные отношения осуществляется через особый механизм правового регулирования, обеспечивающий перевод общих правил в конкретные юридические права и обязанности субъектов. Эти права и обязанности достаточно четко определены в плане возможных и должных действий, т.е. конкретных вариантов поведения субъектов. В противоположность этому моральные нормы выражены в безличном долженствовании и воздействуют путем формирования внутренних регуляторов личности: ценностей, мотивов, установок и т.п. Другими словами, суть действия моральных норм состоит в формироваии общих принципов, внутренних убеждений и установок желательного поведения (будь вежлив и др.). Это означает, что регулятивное воздействие моральных норм не имеет, в отличие от норм правовых, заранее установленных способов поведенческой реализации.

Специфику способов и методов обеспечения юридических норм традиционно усматривают в их связи с государственным принуждением, функционированием особых институтов государства и общества. При этом государственное принуждение актуализируется и как действительность, т.е. применение мер властного характера, как и возможность, т.е. угроза такого применения. Важно подчеркнуть, что государственное принуждение является способом обеспечения юридических норм, а не просто произволом власти, поскольку осуществляется только специальными субъектами и в рамках установленных законом процедур.

Мораль не имеет подобных специальных механизмов и процедур, а обеспечивается влиянием общественного мнения, массовым примером, представленным в виде соответствующих убеждений, ценностей, понятий о справедливости, долге, чести, совести и т.д. Гегель считал, что общественное мнение содержит принцип справедливости «в форме здравого смысла людей».

Взаимодействие и противоречие права и морали

Взаимодействие права и морали достаточно сложно. Разумеется, в современном цивилизованном обществе право поддерживается общественным сознанием, следование праву входит в число его моральных ценностей. Более того, принято говорить об общечеловеческих ценностях (жизнь, свобода, равенство и т.д.), которые закреплены как нравственные принципы, представлены в международных и национальных юридических актах как права человека. Следовательно, можно утверждать, что данные ценности являются конституирующими и для моральной, и для правовой системы, по крайней мере в странах европейской культурной традиции.

Вместе с тем в плане содержания моральные нормы в обществе далеко не однозначны. Это связано с существованием так называемой групповой морали, т.е. системы нравственных ценностей и норм какой-либо социальной группы, слоя и т.д., которая может далеко не полностью совпадать с общественной моралью. Так, мы говорим об антисоциальной морали криминальных слоев общества, где налицо не просто безнравственное, противоправное поведение конкретных субъектов, а групповая мораль особого типа, вступающая в конфликт с общественной моралью.

Более сложной является коллизия правовых и моральных норм в обществах, находящихся в состоянии повышенной социальной динамики, переживающих реформы разного рода. В этих случаях неизбежно частичное разрушение общественной морали и правовой системы общества (зависящее от степени кардинальности идущих реформ), сопряженное со сменой их типа. Однако переход к новой морали осуществляется, как правило, медленнее, нежели модернизация правовых институтов и юридических структур. Иначе говоря, между юридическими и моральными нормами возникает некоторая «историческая рассинхронизация», что неизбежно порождает их коллизии. Правда, по сравнению с ассоциальной групповой моралью они менее глубоки, но зато более масштабны.

Право и мораль. Соотношение права и морали

Что я подготовил для вас в этом материале?

  • расскажу о проблемах в понимании соотношения моральных и правовых норм, однобокости восприятия этого вопроса в теории государства и права
  • раскрою понятие и соотношение права и морали с нестандартной и не общепринятой точки зрения
  • разберу примерное задание ЕГЭ для выпускников 11 класса по теме «Соотношение норм морали и норм права»
  • разберу примерное задание ОГЭ для выпускников 9 класса по теме «Соотношение норм права и норм морали»

Право и мораль: для чего необходимо понимать их соотношение?

Всегда следует начинать с понимания необходимости изучения вопроса. Правильно заданные вопросы почти всегда позволяют сформулировать правильные ответы.

Большинство учебников теории государства и права рассматривают вопрос соотношения этих двух видов социальных норм стандартно, скучно и однобоко.

Какой учебник не откроешь — везде одна и та же информация, максимум слова подобраны разные.

А где мысль? 

Главное, что не учитывается в устоявшемся правовом понимании соотношения этих видов норм — это личность, подверженная как моральному, так и правовому влиянию на свое формирование.

Разность влияния серьезнейшая.

Если права стремится стандартизировать поведение индивида, устанавливая общеобязательные нормы, то именно моральные принципы позволяют человеку выделиться из ряда себе подобных.

Право заставляет нас быть как все, мораль позволяет быть самим собой.

В результате соотношение права и морали представляет собой не просто соотношение норм, сформулированных сверху или снизу, не просто различность средств обеспечения исполнения норм. Соотношение права и морали — это соотношение общего и частного, интересов государства и интересов личности, находящихся за рамками государственного регулирования.

И когда я читаю в учебники, что право и мораль чаще всего одинаково регулируют общественные отношения, я негодую, ибо это ложь.

Мораль, в отличиt от права, не общеобязательна. Разные социальные группы имеют совершенно разный набор моральных постулатов, моральные принципы отдельного человека, определяющие его конечное поведение, очень индивидуальны. И это хорошо. Очень хорошо.

Что такое право? Что такое мораль? Что между ними общего и что отлично?

Есть такой автор — Юлий Ким. И есть у него песня, называется «Диалог о совести». Мы должны понимать, что совесть — это важнейшая моральная категория, постоянный измеритель отношения индивида к различным явлениям, событиям, действиям.

Процитирую кусочек упомянутого произведения:

Я недавно сделал открытие: открыл я недавно словарь —
Оказывается, «совесть — это нравственная категория, позволяющая безошибочно отличать дурное от доброго».

Совесть позволяет отделять дурное от доброго. При этом каждый человек исходит из собственных представлений о добре и зле, о хорошем и плохом.

С правом так не получится. В стандартизированных и исходящих от государства нормах уже сформулирован эталон поведения. Отлично, если этот эталон совпадает с моральными нормами, которым готов следовать индивид.

Но если не совпадает?

Что выше интересы государства, выраженные в правовых предписаниях, или собственное мироощущение человека, его видение справедливого поведения в конкретной ситуации?

Ответ очевиден. Моральные нормы лишь постольку являются регулятором поведения людей, поскольку не противоречат нормам правовым. И до тех пор, пока не противоречат.

Социальные нормы. Разбор задания ЕГЭ для выпускников 11 класса

В перечне примерных заданий к ЕГЭ отсутствует задание, непосредственно посвященное соотношению права и морали.

Имеется задание, направленное на анализ действия всех имеющихся социальных норм. Поскольку нормы права и нормы морали являются разновидностями социальных норм, разберем его.

На момент создания этого материала данное задание пробовали решать более тысячи человек, правильные ответ дали 15% участвовавших в пробном решении.

Формулировка задания предполагает возможность указать несколько вариантов ответа. Приступим.

  1. Не верное утверждение. Первое утверждение не может быть верным по причине существования в перечне социальных норм правовых норм, которые, как мы указывали выше, носят общеобязательный характер. Среди правовых норм имеются нормы, адресованные лишь определенным группам людей. Так, например, норма, запрещающая совершать дезертирство, адресована военнослужащим. Но многие правовые нормы обязательны для соблюдения всеми субъектами. Например, запрет совершать убийство, кражу, переходить улицу в неустановленном для этого месте.
  2. Верное утверждение. Программная функция, разумеется, не главная функция социальных норм. Тем не менее, отрицать возможность социальных норм формировать ментальные программы, направляя тем самым поведение людей, нельзя.
  3. Верное утверждение. Право регулирует поведение членов общества, поэтому справедливо отнесено правовой наукой к числу социальных норм.
  4. Верное утверждение. Относительно изменчивости социальных норм в случае изменений в общественном развитии сомнений нет никаких. Социальные нормы меняются вместе с обществом. Что касается объективности этих норм, то это догма. Не все социальные нормы объективны, существует субъективная мораль. В этом вопросе с составителями задания можно поспорить. Я бы на месте авторов заданий ЕГЭ избегал подобных формулировок, поскольку они предполагают дискуссию, что недопустимо, когда речь идет о тестировании.
  5. Не верное утверждение. Снова не очень корректная формулировка, поскольку некоторые нормы действительно выстроены в определенную иерархию, речь прежде всего идёт о нормах права, но имеются и нормы морали, применительно к которым сложно говорить об иерархии норм. Но раз имеются иерархически выстроенные нормы, то общее утверждение, что все социальные нормы неиерархичны и равнозначны, не соответствует действительности.

В итоге правильными ответами будут утверждения 2, 3, 4.

Отличие норм права от других социальных норм. Разбор задания ОГЭ для выпускников 9 класса

Задание довольно простое. На момент создания материала его выполнило более двух тысяч человек, из которых 59% успешно с ним справились.

Главная возможных ошибок состоит в формулировке задания, которую нужно понять.

В задании необходимо определить признак, которые отличает правовые нормы от других социальных норм. Это значит, что нужно перечислить не все признаки из списка, имеющиеся у норм права, а лишь те, которыми не обладают любые другие социальные нормы.

В приведенном перечне таким исключительным признаком является лишь первый признак. Только нормы права обеспечены и поддерживаются силой государственного принуждения.

Признаки 2 и 4 также присущи нормам права, они характерны и для других социальных норм, поэтому в решении к данному заданию выбраны быть не могут.

Поразмышляйте

Ю. А. Дмитриев в своем учебнике, посвященном проблемам теории государства и права, утверждает, что мораль является необходимым условием существования права.

Автор указывает на наличие правовых норм, нарушение которых приводит не только к возложению на виновное лицо мер юридической ответственности, но и к общественному порицанию такого лица.

Готов обсудить в комментариях аргументированные примеры такой тесной взаимосвязи права и морали.

Закон и мораль в свете юриспруденции

Закон и мораль:

с тех пор, как закон был признан эффективным инструментом общественного порядка ведутся споры о его взаимосвязи с мораль.
Согласно Патону, мораль или этика — это наука о высшем благе. В общем, мораль включает:
всевозможных правил, стандартов, принципов или нормы, с помощью которых мужчины регулируют, направляют и контролируют свои отношения с сами и с другими.

И закон, и мораль имеют общее происхождение. В Фактически, мораль породила законы. Государство подкрепляет моральные правила и соблюдение их. Эти правила получили название закона.

Словами Харта Закон каждого современного государства проявляется в тысяче пунктов влияние как общепринятой социальной морали, так и более широкого морального идеала. Оба, закон и мораль имеют общий объект или цель, поскольку они оба направляют действия мужчин таким образом, чтобы произвести максимальное социальное и индивидуальное хорошо.И закон, и мораль поддерживаются социальной или внешней санкцией.

Бентам сказал, что в законодательстве есть тот же центр с моралью, но в нем нет такая же окружность. Мораль обычно является основой закона, т. Е. Незаконна (убийство, воровство и т. д.) тоже аморально. Но есть много аморальных поступков, таких как сексуальные отношения двух взрослых, не состоящих в браке, жестокосердие, неблагодарность, и т.д., которые аморальны, но не являются незаконными. Точно так же могут быть законы, которые не основаны на морали, а некоторые из них могут даже противоречить морали, например.грамм. законы по техническим вопросам, правила дорожного движения и т. д.

Мораль как критерий закона: несколько юристов отметили, что закон должен соответствовать морали, и закон, который не соответствует морали, должен быть нарушен, а правительство, которое издает такой закон, должно быть свергнуто.

Патон сказал, что если закон отстает от общепринятого стандарта, он становится предметом спора, если юридические стандарты слишком высоки; есть большие трудности исполнение.
Мораль как конец закона: По мнению некоторых юристов, цель закона справедливость.

Патон сказал, что справедливость — это конец закона. В популярном смысле слова «Справедливость» основана на морали. Таким образом, такая мораль, являющаяся частью справедливости, становится концом справедливости. Цель, которую пытается достичь преамбула нашей конституции, — это мораль.

Пролог
Никаких различий в древние времена: на ранних этапах существования общества любое различие между законом и моралью. В индуистском праве, первоисточники которого Веды и Смрити, мы не находим такого различия вначале.

Однако позже Миманса установила определенные принципы, чтобы различать обязательно из рекомендательных предписаний. На Западе также положение было похожий. Греки во имя доктрины естественных прав сформулировали теоретические моральные основы права.

Римские юристы во имя «естественного» право признавало определенные моральные принципы в качестве основы права. В средние века, Церковь стала доминирующей в Европе. Естественный закон получил богословский основы и христианская мораль рассматривались как основы права.

Различия, проведенные в постреформационной Европе

Современные тенденции: в постреформационной Европе (когда иго церкви было отброшены) утверждалось, что закон и мораль различны и отделены, и закон получает власть от государства, а не от морали. Мораль их источник в религии или совести. Однако в 17-м и 18-м веков теории естественного права стали очень популярными и, более или менее, имели моральный фундамент.Право снова стало связано с моралью.

Снова наступил реакция. В XIX веке Остин выдвинул свою теорию о том, что закон имеет Ничего общего с моралью. Он определил закон как приказ суверена . Он также сказал, что только закон (приказ) является предметом юриспруденция. Мораль не является предметом изучения юриспруденции.

Многие Позднее юристы поддержали точку зрения Остина. В 20 веке Кельзен сказал что только нормы права являются предметом юриспруденции.Он исключил все прочие посторонние вещи, включая мораль от изучения права. Там есть изменение направления мысли в наше время.

Социологический подход к праву косвенно изучает и мораль. Хотя они всегда делают различие между закон и мораль и рассматривать первые как надлежащий предмет изучения, в отслеживая происхождение, развитие, функции и цели права, они изучают силы, которые на него влияют. Таким образом, их область изучения распространяется на различные социальные науки, включая мораль.

Индия: Как отмечалось ранее, древние индуистские юристы не делали никаких различие между законом и моралью. Позже на практике некоторые различие стало наблюдаться. В Mimansa проводилось различие между обязательные и рекомендательные правила. К моменту написания комментариев различие было ясно установлено и в теории.

Комментаторы указали исключили различие и во многих случаях отбросили те правила, которые основывались на чисто по морали.Доктрина «фактум камердинера» была признана, что означает что действие, противоречащее некоторым моральным предписаниям, если оно совершено на самом деле, следует считать действительным.

Однако это правило не распространяется на юридические судебные запреты. В наше время Тайный совет в своих решениях всегда различие между правовыми и моральными предписаниями. Теперь больше нет путаница между законом и моралью и когда закон постепенно кодифицируется, шансов на такую ​​путаницу мало.

Различие между законом и моралью

В предыдущих абзацах неоднократно отмечалось, что в наше время существует четкое различие между законом и моралью во всех развитых и цивилизованное общество.

Теперь необходимо обсудить различия между ними следующим образом:

  1. Мораль касается личности и устанавливает правила для лепка его характера. Закон концентрируется в основном на обществе и вниз правила, касающиеся отношений людей друг с другом и с государством.
    Â
  2. Мораль обращает внимание на внутреннюю ценность поведения или, другими словами, на в мотив. Закон касается поведения человека, в отношении которого он устанавливает стандарты.
    Â
  3. Мораль — самоцель. Им следует следовать, потому что они хороши сами по себе. Закон предназначен для удобства и целесообразность, и его главная цель — способствовать нормальному функционированию общества.
    Â
  4. Соблюдение нравственности — дело личной совести.Закон представляет собой целостный механизм государства, в котором индивидуальный подчиняется воле организованного общества и обязан следовать его правилам.
    Â
  5. Мораль считается универсальной ценностью. Закон относительна относительно времени и места и, следовательно, варьируется от общество к обществу.
    Â
  6. Право и мораль, опять же, различаются по своему применению. Мораль применяется с учетом индивидуальных случаев, тогда как применение закона единообразно.

Roscoe Pound поэтому говорит, что:

что касается применения моральных принципов и юридических предписаний, соответственно, говорится, что моральные принципы являются индивидуальными и относительное приложение; они должны применяться со ссылкой на обстоятельства и частные лица, тогда как правовые нормы имеют общее и абсолютное применение.

Связь между законом и моралью

В предыдущем абзаце отмечалось различие между законом и моралью. обсуждались, но из-за этих различий между ними не следует собираться, что они противостоят друг другу и нет отношения между ними.На самом деле они очень тесно связаны с друг с другом. При рассмотрении взаимосвязи между законом и моралью многое будет зависят от того, как человек определяет закон. Аналитические, исторические, философские и Все социологи-юристы определили право по-своему, и эти определения существенно отличаются друг от друга.

Изучение взаимосвязи между законом и моралью может быть проведено из трех углы:

  1. Нравственность как основа закона.
  2. Мораль как испытание (положительного) закона.
  3. Мораль как конец закона.

(1) Мораль как основа закона:

Как отмечалось ранее, на ранних этапах развития общества различий не было. между законом и моралью. Все правила произошли из общего источника, и за ними стояла санкция той же природы (в основном сверхъестественный страх).

Когда государство возникло, оно унаследовало те правила, которые были важны, из точка зрения общества, соблюдение которой могло быть обеспечено.Государство наложило собственные санкции на эти правила и обеспечило их соблюдение. Эти правила были названы , закон . Правила, предназначенные для высшего блага индивида (в метафизическом смысле) и государства не могли обеспечить их соблюдение продолжалось в исходном состоянии. Эти правила известны как . Мораль .

Таким образом, право и мораль имеют общее происхождение, но в процессе развития. они пришли отличаться. Следовательно, можно сказать, что закон и мораль имеют общее происхождение, но расходятся в своем развитии.Как пришли закон и мораль из обыкновенных акций многие правила являются общими для обоих. Например, убить человека или украсть — это действия как против закона, так и против нравственности. Именно на этом основании иногда закон считается минимальной этикой.

Дело Королевы против Дадли и Стивена:

Хотя закон и мораль не одно и то же, и многие вещи могут быть аморальными которые не обязательно являются незаконными, но абсолютный отрыв закона от морали будет фатальным последствием. Принципы, изложенные в Queen v.Дадли и В этой связи стоит упомянуть книгу Стивена (14 Q.B.D.273). В этом три моряка и мальчик, экипаж английской яхты, были брошены в шторм в открытом море и были вынуждены спуститься в открытую лодку, принадлежащую указанная яхта.

У них не было еды и воды в лодке, и чтобы спастись от верная смерть, они предали мальчика смерти и питались его телом, когда они были подобраны проходящим судном. Их судили за убийство мальчика и жюри вынесло специальный вердикт.

Дело было передано на рассмотрение коллегии из пяти судей Отделения королевской скамьи. Coleridge C.J. (остальные четыре судьи согласны) наблюдал:

Вообще говоря, сохранить свою жизнь — это долг, но, может быть, это и самое простое. и высший долг — пожертвовать им. Война полна случаев, когда это мужская долг не жить, а умереть. Обязанность капитана в случае крушения корабля экипаж, экипаж пассажиров, солдат женщин и детей …..

Эти обязанности возлагают на мужчин моральную необходимость не сохранения, а жертвовать своими жизнями ради других, от чего ни в одной стране, меньше всего можно надеяться, что в Англии люди когда-нибудь уменьшатся в размерах, хотя они и не сжался.Поэтому неверно утверждать, что существует какой-либо абсолют или безоговорочная необходимость для сохранения жизни. Необязательно указывать законная опасность признания принципа, за который шла речь.

  • Кто должен разбираться в такой необходимости?
  • Какой мерой нужно измерять сравнительную ценность жизней?
  • Это сила, или интеллект, или что?

Ясно, что принцип оставляет тому, кто извлекает из него выгоду, определить необходимость, которая оправдает его намеренное принятие чужого жизнь, чтобы спасти свою.В этом случае самый слабый, самый молодой, самый не сопротивляясь, был выбран.

  • Было ли нужно убить его больше, чем одного из взрослых мужчин?

Ответ должен быть: Нет ..

Так говорил Дьявол, и по необходимости. Мольба тирана оправдала его дьявольское дела.

Не предполагается, что в данном конкретном случае действия были «дьявольскими», но совершенно очевидно, что такой принцип, будучи однажды принятым, мог бы стать законным плащ для необузданной страсти и жестоких преступлений.Нет безопасного пути для судьи действовать, но устанавливать закон в меру своих возможностей и заявить об этом в соответствии с их суждением, и если в любом случае закон будет слишком суровы для отдельных лиц, чтобы предоставить суверену право осуществлять это прерогатива милосердия, которую Конституция возложила на руки, приспособленные к раздать это.

Не следует думать, что отказ признать искушение оправданием для преступления забывается, насколько ужасным было искушение; насколько законно страдания; как трудно в таких испытаниях придерживаться правильного суждения и поведения чистый.

Нам часто приходится устанавливать стандарты, которых мы не можем достичь сами, и устанавливать вниз правила, которые мы не могли удовлетворить сами. Но мужчина не имеет права объявить искушение оправданием, хотя он сам мог бы поддаться ему, или позволить состраданию к преступнику изменить или ослабить каким-либо образом законные определение преступления.

Grove J., согласившись добавил

Если двое обвиняемых были оправданы в убийстве Паркера, то если они не были спасены в когда двое из трех оставшихся в живых будут оправданы в убийстве третьего, и двух оставшихся, более сильный будет оправдан в убийстве более слабого, поэтому что трое мужчин могут быть справедливо убиты, чтобы дать четвертому шанс выжить.

Таким образом, принцип состоит в том, что ни один человек не имеет права лишать другого жизни ради спасения. его собственное ( Общее богатство против Холмса ).

Недавно Верховный суд Индии постановил, что в случае конфликта фундаментальных права двух лиц решение должно быть принято на основе морали.

В данном случае образец крови апеллянта оказался ВИЧ (+). В счет данного раскрытия информации о предложенном апеллянтом браке с одним A , который имел был принят, был отменен.Истец предъявил иск больнице о возмещении ущерба основание, что врачи нарушили свой долг по сохранению конфиденциальности, поскольку а также его право на неприкосновенность частной жизни. Это оспаривалось на том основании, что раскрытие состояния здоровья заявителя, девушки, с которой он был Предложено выйти замуж защищено право на жизнь девушки который включает право на здоровую жизнь.

Суд постановил:

Как человек, А также должна пользоваться, как она, очевидно, имеет право, всеми права человека доступны любому другому человеку.Это отдельно от и в в дополнение к основному праву, предоставленному ей в соответствии со статьей 21. Это право положительно включит право на информацию о том, что человек, с которым она предложила выйти замуж, была жертвой смертельной болезни, которая была сексуально коммуникабельный.

Начиная с право на жизнь включает право вести здоровый образ жизни, чтобы пользоваться все способности человеческого тела в отличном состоянии, респонденты, по их раскрытию, что истец был ВИЧ (+), нельзя сказать, что он имел, в каким-либо образом, либо нарушили правило конфиденциальности или право на неприкосновенность частной жизни.

Более того, когда происходит столкновение двух основных прав, как в момент дело, а именно право заявителя на неприкосновенность частной жизни как часть права на жизнь и Право на здоровый образ жизни, которое является ее основным правом согласно Статья 21 право, которое продвигает общественную мораль или общественные интересы, будет принудительно исполнено в судебном порядке по той причине, что моральные соображения нельзя игнорировать, и от судей не ожидается, что они будут сидеть как немые глиняные конструкции в зале, известном как зал суда, но должны быть чувствительны, в том смысле, что они должны твердо держать пальцы на пульсе принятой морали дня.( Г-н X против больницы Z, (1998) 8 SCC 296)

Однако это не означает, что мораль является основой всех правовых норм. Есть ряд правовых норм, которые не основаны на морали, и некоторые из они даже против морали. Мораль не привлекает человека к субсидиарной ответственности, один несет ответственность за действие другого, когда лицо, привлеченное к ответственности, никоим образом не винить в состоянии. Таким же образом, в случаях, когда обе стороны невиновны и они пострадали от обмана третьего, закон может наложить убытки на сторона, способная выдержать это, но такой курс не будет одобрен мораль.

(2) Мораль как критерий закона:

Ряд юристов с самых давних времен утверждали, что закон должен соответствовать морали. Эту точку зрения поддержали греки и Римляне. В Риме закон в некоторой степени был приведен в соответствие с «естественным законом», который был основан на определенных моральных принципах и в результате преобразован в «jus gentium» .

Большинство древних юристов выражали свои взгляды в духе компромисса и придавал святость правовым нормам и институтам.Они сказали этот закон, даже если это не соответствует морали, является действительным и обязательным. В темные века Христианские отцы убедительно проповедовали, что закон соответствует христианской морали и сказал, что любой закон против него недействителен. В 17-18 веках когда теория «естественного закона» (основанная на определенных моральных принципах) находилась на стадии своего развития. наивысший, утверждалось, что право (позитивное право) должно соответствовать естественному закону .

Они сказали, что любой закон, не соответствующий естественному закону , должен быть неповиновение, и правительство, которое издает такой закон, должно быть свергнуто.Это было эта теория вдохновила Французскую революцию.

В наше время такие взгляды, что закон должен соответствовать морали, и если он не соответствует соответствие морали, это не действует и обязывающие больше не слышны. Однако на практике закон во многом соответствует морали.

Вообще закон не может отходить от морали по многим причинам. Закон не навязывает себя. Есть ряд факторов, которые обеспечивают повиновение закону. Соответствие закона морали — очень важный фактор.Всегда существует очень тесная связь между законом и жизнью человека. сообщества, и в жизни сообщества мораль заняла важное место.

Патон справедливо отмечает, что:
, если закон отстает от общепринятых стандартов, он теряет репутацию, если закон стандарты слишком высоки; есть большие трудности принуждения.

(3) Мораль как конец закона:

Мораль часто считалась концом закона. Ряд именитых Юристы определили закон как «справедливость».Говорят, что цель «закона» заключается в обеспечении справедливости. Справедливость в ее популярном смысле во многом основана на мораль.

В большинстве языков мира слова, используемые для обозначения закона, передают идею справедливость и мораль тоже. По мнению юристов-аналитиков, любое исследование концов закона выходит за рамки юриспруденции. Но социологический подход считает данное исследование очень важным. Он говорит, что у закона всегда есть цель; это средство для достижения цели, и эта цель — благосостояние общества.

Согласно этой утилитарной точке зрения, немедленный конец закона должен защищать социальные интересы, то есть обеспечивать гармонию требований или требований. Это означает, что конфликтующие интересы (в обществе) должны быть взвешены и оцениваются и интересы, которые могут принести большую пользу с наименьшими жертва должна быть признана и защищена.

Таким образом, все это становится вопросом выбора. Делая этот выбор и в взвешивание или оценка интереса, будь то в законодательстве или судебном решении, или юридическое письмо, независимо от того, делаем ли мы это на основании закона или в соответствии с законом, мы должны обратиться к этике за принципами.Мораль — это оценка интересов; закон является или, по крайней мере, стремится к разграничению в соответствии с ним.

Взгляд Коркунова:

он также говорит, что:
идея ценности, следовательно, является базовой этикой концепции. Никаких других условий, такие, как долг, закон или права, являются окончательными для размышлений; каждый логически требует идея ценности как фундамент, на котором она в конечном итоге покоится. Спрашивается, когда столкнувшись с каким-то очевидным требованием или моралью, почему это моя обязанность, я должен подчиняться этому закона, или почему считать такой образ действий правильным? Ответ на любой из этих состоит в том, чтобы показать, что требования долга, закона и права имеют тенденцию в каждом случае способствовать благосостоянию людей, чтобы дать то, что люди на самом деле считают ценности.

Многие современные определения права говорят, что оценка интересов — это очень важная проверка закона. Это можно сделать правильно в контексте социально признанные ценности, которые, в свою очередь, тесно связаны с моралью. Таким образом, в конечном итоге мораль становится концом закона.

Эта цель отражена в конституциях многих стран. Если мы посмотрим в преамбуле нашей Конституции мы обнаружим, что цели, которые она стремления к достижению — это мораль; конечно, это мораль современный век.

Заключение
Как правило, правовые нормы сложны и получены из разнородных источников. В Индии, если мы исследуем все юридические предписания, мы обнаружим, что некоторые из них пришли из личных законов и местных обычаев, многие из них основаны на иностранных правилах и принципах (в основном на английском), а некоторые основаны на логика или политическая идеология и так далее.

Во-вторых, общественное мнение , которое сильно влияет на закон, состоит из ряд вещей — политические идеи, экономическая теория, этическая философия и т. д.Они прямо или косвенно влияют на закон.

Следовательно, когда так много элементов работают на формирование правовых предписаний, вопрос нельзя выразить так просто, как отношения между законом и моралью , потому что ряд факторов объединяет усилия, оказывая влияние на закон, а мораль — это только один из них. Однако можно сделать некоторые наблюдения о связи между закон и мораль.

Влияние морали на закон:

Закон и мораль действуют, взаимодействуют и формируют друг друга.В честь «справедливость», «справедливость», «добрая вера» и «совесть» просочились в ткани закона. В судебном правотворчестве, в толковании юридических предписаний, при осуществлении судебного усмотрения (как при назначении наказания) моральные соображения играют очень важную роль. Мораль служит сдерживанием власть законодательного органа, потому что законодательный орган не может рискнуть принять закон что полностью противоречит морали общества. Во-вторых, все человеческие поведение и общественные отношения не могут регулироваться и регулироваться только законом.

Значительное их количество регулируется моралью. Ряд действий и отношения в жизни сообщества протекают очень гладко, без каких-либо вмешательство по закону. Их соблюдение обеспечивается моралью. Что касается юридических правила, это не только правовые санкции, которые обеспечивают их послушание, но и мораль тоже помогают в этом. Таким образом, мораль совершенствует закон. В браке пока сохраняется любовь, мало что нужно в законе, чтобы управлять отношениями муж и жена, но адвокат входит в дверь, как летит любовь из окна.

Взгляд Харта:

Закон каждого современного государства тысячью точек показывает влияние как общепринятой социальной морали, так и более широких моральных идеалов. Эти влияния входят в закон либо внезапно и открыто через законодательство, либо молча и по частям в судебном процессе. В некоторых системах, например в США Государства, окончательные критерии юридической силы явно включают: принципы справедливости или основных моральных ценностей; в других системах, как в Англия, где нет формальных ограничений компетенции верховного законодательного органа, его законодательство может не менее скрупулезно соответствовать правосудию или мораль.

Дальнейшие способы, которыми закон отражает мораль, бесчисленное множество, и все еще недостаточно изучены: уставы могут быть простой юридической оболочкой и требовать со стороны своих выражать условия, которые необходимо заполнить с помощью моральных принципов; диапазон подлежащие исполнению контракты могут быть ограничены ссылкой на концепции морали и справедливость; ответственность за гражданские и уголовные правонарушения может быть изменена на преобладающие взгляды на моральную ответственность.

Ни один позитивист не может отрицать, что эти являются фактами или что стабильность правовых систем частично зависит от таких типов соответствия морали.Если это то, что подразумевается под необходимым связь закона и морали, ее существование должно быть признано.

Растущее значение морали:

Теперь социологический подход оказал влияние на современность. Этот подход больше озабочен целями, которые должен преследовать закон. Таким образом, признается, или, в другими словами, мораль (конечно, мораль современности) стала очень важный предмет изучения для хорошего законотворчества. О международном праве и морали оказывают большое влияние.

Жестокость и бесчеловечные действия во время мировых войн заставили людей вернуться к морали и прилагаются усилия для установления стандартов и ценностей, которые народы должны следовать. Возможно, нет другого столь веского основания, чтобы оправдать Нюрнбергский процесс как мораль. Если закон должен оставаться ближе к жизни людей и эффективных, он не должен игнорировать мораль.

Артикул:

  1. Д-р Б. Н. Трипати, Юриспруденция Теория права, (Юридическое агентство Аллахабада, Харьяна).
  2. Разница между законом и моралью, https://www.open.edu/openlearn/ocw/mod/oucontent/view.php?id=68341§ion=3.2.
  3. Сатоши Кодама, Различие Бентама между законом и моралью и его Contemporary Significance — La различие que fait Bentham entre droit et моральный дух и актуальность важности, https://journals.openedition.org/etudes-benthamiennes/6378.
  4. Лиам Мерфи, Границы закона: закон, мораль и концепция Закон, 28 октября 2004 г., https: // этика.harvard.edu/event/boundary-law-law-morality-and-concept-law.

Различие Бентама между законом и моралью и его современное значение

1Недавние книги по этике, вводные или иные, мало говорят о взаимосвязи между законом и моралью. Тема больше не обсуждается в академических кругах. Это может частично объяснить, почему существует множество популярных взглядов на их отношения, по крайней мере, в современной Японии.Есть, например, такие взгляды, как «пока в законе есть санкции, в морали их нет; поэтому мы должны подчиняться только закону, но не морали »или« общественность не должна морально критиковать то, что делают другие люди, если только они не совершили уголовное преступление ». Однако подобные мнения, похоже, основаны на неправильном понимании взаимосвязи между законом и моралью. Более того, традиционное различие между законом и моралью как внешними и внутренними ограничениями для людей, похоже, не отражает сложной взаимосвязи между этими двумя нормами в современном обществе.

2 Таким образом, цель данной статьи — прояснить взаимосвязь между законом и моралью, используя идеи из размышлений Джереми Бентама по этой теме, особенно в последней главе его Введение в принципы морали и законодательства . В первом разделе будет обсуждаться то, что кажется проблематичным в понимании права и морали в Японии. Во втором разделе описываются, а затем критикуются традиционные различия между двумя видами норм.В последнем разделе будут рассмотрены идеи Бентама об этом различии и выявлены оставшиеся проблемы в его мысли.

  • 1 «Заявка на недружественное поглощение Nippon Broadcasting: генеральный директор Livedoor Хори отвечает на вопросы», The Sankei New (…)

3 В начале 2000-х годов Такафуми Хори, один известный ИТ-предприниматель в Японии, якобы сказал: «Инвесторов не волнует, аморальны их действия или нет.Какими бы несправедливыми они ни были, их действия разрешены, пока они законны. (Юридические) правила — это все, что их волнует, поскольку мораль меняется со временем »1. Точка зрения« мораль меняется со временем », кажется, выражает форму морального релятивизма. Моральный релятивизм обычно приводит к выводу, что мы должны быть терпимыми друг к другу, потому что мораль у каждого человека разная. Однако здесь это приводит к другому выводу: можно игнорировать то, что о них говорят другие, потому что мораль время от времени меняется.

4 Его рассуждения кажутся ошибочными. Даже если кто-то принимает точку зрения, согласно которой мораль меняется со временем, из этого не следует, что мораль можно игнорировать. Во-первых, закон тоже со временем меняется. Например, Япония декриминализировала блуд в 1947 году, а пересмотренный Уголовный кодекс 1995 года исключил отцеубийство как форму убийства при отягчающих обстоятельствах, спустя много времени после того, как Верховный суд признал его неконституционным в 1973 году. Таким образом, Хори хотел сказать не о морали. со временем меняется, но эта мораль не требует санкций, как закон.Выражаясь более формально:

П1. В правовых нормах есть санкции, а в моральных нормах их нет.

P2. Нужно соблюдать нормы, которые имеют санкции, но можно игнорировать те, которые не санкционированы.

C: Следовательно, нужно соблюдать правовые нормы, но можно игнорировать нормы морали.

  • 2 «Японская партия инноваций изгнала члена нижней палаты Уениши», The Asahi Newspaper , 5 апреля 2015 (…)

5 Этот способ рассуждения также встречается в недавних заявлениях политиков и ученых в Японии. Весной 2015 года одна политическая партия изгнала молодого члена Национального парламента по имени Саюри Уениши за ненадлежащее поведение.Одним из примеров ее плохого поведения было то, что она приняла участие в званом обеде в день, когда взяла отпуск по болезни на пленарном заседании нижней палаты. Лидер политической партии посоветовал ей также выйти из сейма. Однако она отказалась сделать это, как сообщается, заявив: «Меня не лишат членства в Сейме, если я не совершу что-то незаконное» 2. Ее заявление действительно верно, но лидер, должно быть, рекомендовал ей уйти в отставку по моральным соображениям. Ее заявление, кажется, изменяет ее веру в то, что нужно только подчиняться закону, но можно игнорировать мораль.

  • 3 Каку Сечияма, «Японский взгляд на сексуальность: волна недавних скандалов, связанных с супружеской неверностью, и« социальная (…)

6Недавно в СМИ появилась серия сообщений о супружеской неверности, совершенной знаменитостями и членами Сейма в Японии, что привело к более или менее значительным «социальным санкциям» к тем, кто их совершил. Например, одна знаменитость потеряла все свои коммерческие контракты и была вынуждена оставаться в тени после того, как СМИ сообщили о ее романе с женатым музыкантом.В другом случае одному члену парламента мужского пола пришлось покинуть свою политическую партию и добровольно выйти из парламента после того, как стало известно о его супружеской измене. Комментируя эти случаи, японский социолог Каку Сечияма написал: «В современном японском уголовном кодексе супружеская измена больше не является уголовным преступлением. Таким образом, те, кто совершает прелюбодеяние, не должны подвергаться социальным санкциям (или «линчеванию»), таким как аннулирование коммерческих контрактов или лишение официальных должностей »3. Похоже, что его утверждение состоит в том, что людям должно быть позволено делать все, что им нравится, как до тех пор, пока они не делают что-то незаконное.Более формально претензию Сечиямы можно сформулировать следующим образом:

П1. Люди не должны подвергаться социальным санкциям, если они не совершали противоправных действий.

P2. Внебрачные связи не являются противоправными действиями.

C. Следовательно, к лицам, имеющим внебрачные связи, не должны применяться социальные санкции.

7 Аргумент Сэчиямы немного отличается от аргументов, выдвинутых другими выше, тем, что он не отрицает существования социальных санкций. Его утверждение о социальных санкциях кажется скорее нормативным, чем описательным. Он утверждает, что не существует никаких санкций, связанных с моралью, но что люди не должны применять какие-либо санкции к неуголовным действиям отдельных лиц. Таким образом, если кого-то поймают на хранении и употреблении запрещенных наркотиков, к нему справедливо будут применены социальные санкции.Однако, если кто-то совершил прелюбодеяние, что больше не является незаконным в Японии, к нему не должны применяться социальные санкции. Утверждение Сечиямы, похоже, выражает либеральное отношение к отношениям между законом и моралью.

  • 4 Х. Л. А. Харт, Закон, свобода и мораль y, Лекции Гарри Кэмпа в Стэнфордском университете; 1962 (Лондон (…)

8Однако выше ли P1? Похоже, существует серьезное непонимание взаимосвязи между законом и моралью.Помимо правовых норм, в обществе существуют моральные нормы, и они часто сопровождаются особым типом санкций. Моральные нормы здесь относятся к тому, что HLA Hart, вслед за Джоном Остином, назвал «позитивной моралью» по аналогии с позитивным правом4. Позитивное право не является идеальным законом, как естественный закон, а представляет собой набор законов, которые действуют или действовали в настоящее время. одна страна или регион. Аналогичным образом, позитивная мораль — это моральные нормы в одном обществе, которые не установлены государством, но, тем не менее, существуют.Моральные нормы в современной Японии включают «Не лгите», «Никогда не причиняйте неудобства соседям», «Будьте добры к детям и старикам». «Никогда не прелюбодействуй» — еще один пример. Утверждение здесь не в том, что люди должны следовать позитивной морали только потому, что они существуют. Как есть плохие законы, так могут быть и плохие моральные нормы. Здесь просто утверждается, что нельзя отрицать, что положительная мораль существует отдельно от положительного закона.

  • 5 Джереми Бентам, Введение в принципы морали и законодательства , изд.Дж. Х. Бернс, Х. (…)
  • 6 «Социальные санкции» (термин Сечиямы) и «моральные санкции» (термин Бентама) используются взаимозаменяемо (…)

9 Согласно Джереми Бентам, «моральные или народные санкции» связаны с моральными нормами.5 В то время как политические санкции в основном относятся к наказанию, которое создается и применяется суверенной властью, моральные санкции осуществляются не посредством определенных процедурных правил, а через по собственному желанию каждого человека.Моральные санкции, как задумал Бентам, в основном состоят в том, чтобы не помогать рассматриваемому человеку. В современном обществе это могло бы принять форму потребительского бойкота или отказа в помощи тем, кто совершил морально неправильные действия. Крайним примером такого рода санкций в Японии может быть «мура-хатибу», своего рода социальный остракизм, который иногда все еще случается в традиционных японских деревнях, где жители деревни не помогают человеку, о котором идет речь, за исключением случаев пожара и похорон.6

10Сэчияма в вышеприведенной цитате упомянул «линчевание», но включают ли моральные санкции незаконное физическое наказание со стороны соседей или случайных лиц? Конечно, Бентам не упоминал о такой форме наказания, как моральная санкция7. Теоретически это возможно, но там, где правительство монополизирует уголовную власть, такое частное применение наказания, как месть толпы, не может считаться оправданным. Даже если кто-то нарушает моральные нормы, было бы неоправданно причинять ему физический вред во имя моральных санкций, учитывая (не) полезность таких санкций.

11Возможно, в Японии моральные санкции за супружескую неверность слишком суровы, особенно для знаменитостей и политиков. Более того, может случиться так, что моральные санкции теперь принимают форму не только отказа в помощи, которая обычно предоставляется другим, но и причинения серьезного психического вреда нарушителю путем выражения нечувствительных и резких комментариев в социальных сетях. В этом отношении Сечияма может быть прав, когда просит японскую общественность о самоограничении.Однако дело здесь не в строгости моральных санкций в случае супружеской неверности, а в неправильном понимании того, что только закон имеет санкции или что санкции в любой форме не подходят для незаконных действий. Мы можем применять и применяем моральные санкции к тем, кто совершает аморальные поступки, независимо от того, являются ли эти действия незаконными. Моральные санкции в принципе необходимы для моральных норм, так же как политические санкции необходимы для правовых норм. Мы, конечно, можем обсуждать строгость моральных санкций в конкретных случаях, но мы не можем правдоподобно утверждать, что моральных санкций за незаконные действия нет или не должно быть.

12Еще один способ истолковать утверждение Сечиямы — это понять его утверждение как означающее, что наличие внебрачных связей относится к сфере частной жизни. После вышеприведенной цитаты он добавил: «В принципе, супружеская неверность — это проблема, на которую супружеская пара или заинтересованные стороны должны найти для себя ответ. Это не то, во что другие должны легонько совать нос, не говоря уже о применении к нему социальных санкций ». Принимая во внимание это утверждение, его аргумент можно перефразировать следующим образом.

П1. Люди не должны подвергаться социальным санкциям за свои действия, которые не касаются других, кроме тех, кто в них участвует.

P2. Прелюбодеяние — это акт, который не касается других, кроме тех, кто в нем участвует.

C. Следовательно, люди, совершившие прелюбодеяние, не должны подвергаться за это социальным санкциям.

  • 8 John Frederick Wolfenden Wolfenden of Westcott, Отчет Комитета по гомосексуальным преступлениям и (…)
  • 9 «Целью этого эссе является утверждение одного очень простого принципа, имеющего право абсолютного управления (…)

13 Здесь P1 кажется исправным. Например, было бы неправильно публично осуждать или применять моральные санкции к тем согласным взрослым, которые совершают гомосексуальные действия.Так, в Великобритании в докладе Вулфендена 1957 года рекомендовалось декриминализовать гомосексуальные действия, заявив, что «должна оставаться сфера частной морали и безнравственности, что, вкратце и грубо говоря, не является делом закона» 8. пункт, касающийся общественной или социальной морали, как JS Милль делает в своем On Liberty ,9

14 Однако проблема заключается в P2. Правильно ли говорить, что прелюбодеяние — это акт, который не касается других, кроме тех, кто в нем участвует? Основная причина декриминализации гомосексуальных действий в Великобритании заключалась в том, что половые акты между взрослыми гомосексуалистами по взаимному согласию не причиняют вреда.Можем ли мы применить те же рассуждения и к прелюбодеянию? Такое мышление, по-видимому, демонстрирует чрезмерное упрощение отношения между законом и моралью. Перефразируя слова отчета Вольфендена, можно сказать, что, похоже, остается сфера общественной морали и безнравственности, которая является делом общества, если не законом. Чтобы развить этот момент, мы кратко рассмотрим традиционные различия между законом и моралью.

  • 10 Об их взглядах на толерантность см. John Locke, Locke on Toleratio n, Cambridge Texts in t (…)

15 В этом разделе кратко описываются, а затем критикуются традиционные различия между законом и моралью. Как объяснялось в начале статьи, сегодня не так много книг по этике посвящены этому вопросу. Однако в учебниках юриспруденции обычно проводится различие между внешней природой права и внутренней природой морали. Так, согласно Христиану Томазиусу, немецкому юристу и философу (1655-1728), закон достигает внешнего мира, регулируя внешние действия людей, в то время как мораль достигает внутреннего мира, регулируя совесть, внутренний аспект личности.Государство может обеспечивать соблюдение только закона, но не морали. Мораль здесь тесно связана с религиозными убеждениями, а разделение морали и закона направлено на обеспечение свободы религиозной веры. Другими словами, государство не должно вмешиваться в сознание людей, потому что оно не может навязывать веру, которая находится внутри нас самих, как обсуждал Джон Локк в своем письме о толерантности . Известное различие Канта между законностью и моралью похоже на разграничение Томазиуса в том, что он различает внешние действия и внутренние мотивы.10

  • 11 Sato, Ethic s (2-е изд.) (Токио: Tokyo University Press, 1960), стр. 13 (на японском языке).

16В одном японском учебнике этики, написанном более полувека назад, это различие отражено и говорится: «Закон и мораль не полностью разделены, но дополняют друг друга. Тем не менее, в той мере, в какой они различны, этот закон остается социальным, объективным и внешним, а мораль индивидуалистической, субъективной и внутренней.»11 В Японии этот тип объяснения все еще превалирует, например, в области медицинской этики. Тем не менее такое понимание, похоже, не отражает современную реальность права и морали. Оно не может адекватно объяснить, например, роль «Комитеты по этике» медицинских исследований, «этические принципы» правительства или медицинских ассоциаций или «этические кодексы» профессиональных ассоциаций. Такие институты и правила могут не иметь юридического признания и, следовательно, рассматриваться как принадлежащие к сфере морали. .Однако они действительно пытаются регулировать внешние действия, а также внутренние аспекты людей.

17 Даже в обществе, где признается разнообразие ценностей, существует социальная или общественная мораль. Однако понимание закона и морали, вдохновленное Томазиусом, имеет тенденцию упускать из виду социальную или общественную мораль и создает впечатление, что существуют только частная мораль и закон. Так, японский философ-правовед Шигеаки Танака утверждает:

Такое понимание морали [как внутреннего принуждения] слишком узко по своему охвату и не может рассматриваться как существенный элемент, общий для всего разнообразия морали.Акцент на внутреннем аспекте морали может относиться к частной морали, в которой имеют значение совесть и чистота мотивов, но кажется сомнительным, что это относится к позитивистской социальной морали, которая основана на условностях и традициях, а не на индивидуальном автономном выборе12.

18 По его словам, частная мораль здесь подчеркивает внутренние и субъективные чувства людей, такие как совесть и автономный выбор, и уважает оригинальность и разнообразие моральных идеалов.С другой стороны, социальная мораль — это набор позитивных и объективных моральных принципов и норм, которые обычно разделяются членами общества. Признано, что он в основном регулирует внешние действия друг друга, подкреплен социальными санкциями и считается важным для существования и развития общества.

  • 13 Георг Еллинек, Die Socialethische Bedeutung von Recht, Unrecht Und Strafe (Wien: A. Holder, 1878), (…)

19 Социальная мораль и закон — это не одно и то же, хотя они пересекаются друг с другом. Это разные нормы, каждая из которых имеет свои санкции. Тогда возникает вопрос, какую роль каждый должен играть в управлении действиями людей. Немецкий философ-правовед Георг Еллинек (1851-1911) описал закон как минимум этики в двух смыслах. Объективно это требует лишь минимальной части этики. Субъективно это требует лишь минимального этического отношения со стороны членов общества.13 Точка зрения Еллинека уместна, особенно в либеральных обществах, уважающих свободу личности. Однако нам все еще нужно задать вопрос о том, каков этический минимум закона. Чтобы ответить на этот вопрос, мы рассмотрим точку зрения Бентама на отношения между законом и моралью в третьем и последнем разделе.

  • 14 Обратите внимание, что в этой главе Бентам имеет дело только с позитивным законом и позитивной моралью.Он не d (…)

20В последней главе своего Introduction to the Principles of Moral and Legislation (далее IPML) Джереми Бентам дает ясное понимание того, как закон и мораль должны соотноситься друг с другом. Здесь он делает подробную классификацию права и морали, а также классификацию человеческих действий в зависимости от того, как они влияют на счастье себя и других14.

21 В главе 17 IPML Бентам сначала определяет «этику в целом» как «искусство направлять действия людей на создание максимально возможного количества счастья для тех, чьи интересы находятся в поле зрения» (разд.2). Затем он разделяет действия, которые можно направить, на действия одного и других и называет искусство управления первым «искусством самоуправления или частной этикой» (раздел 3). Что касается действий других людей, на которые можно повлиять, Бентам различает действия людей и животных, не являющихся людьми, и называет искусство управления другими людьми «искусством управления». Затем он делит его на «искусство законодательства» (когда меры носят постоянный характер) и «искусство управления» (когда они носят временный характер) (раздел 4).Наконец, когда кто-то руководит действиями несовершеннолетних, это искусство называется «искусством воспитания» (раздел 5).

22 Название книги Бентама противопоставляет мораль и законодательство. Однако приведенная выше классификация «этики в целом» или «этики в целом», как он использует фразу в той же главе, предполагает, что он понимает этику как всеобъемлющую категорию, содержащую не только частную этику (мораль), но также законодательство и образование. . Другими словами, этика имеет дело с нормами в целом, включая правовые нормы и моральные нормы.

  • 15 Майкл Куинн, «Популярные предрассудки, настоящая боль», в Теория права и общественное мнение Бентама , изд. (…)
  • 16 Бентам здесь использует термин «законодательство» для противопоставления «частной этике», но это должно означать законодательство в (…)

23 После широкого разделения человеческих действий на те, которые затрагивают только самого человека, и те, которые влияют на других, Бентам спрашивает, какими действиями должна руководствоваться частная этика и законодательство (разд.8). Как уже предлагали другие комментаторы, вопрос Бентама аналогичен вопросу, который задает Джон Стюарт Милль в О свободе , то есть, когда закон и общественное мнение могут обоснованно принуждать людей к действию или запрещать им действовать определенным образом. ? 15 Ответ Бентама также аналогичен ответу Милля: частная этика должна направлять все действия человека, то есть те, которые затрагивают только его или ее самого, а также те, которые влияют на счастье других, но законодательство должно в основном заботиться о тех действиях, которые влияют на счастье других и, в принципе, не должно применяться к тем действиям, которые затрагивают только самого себя (разд.15-19) .16 Законодатель не должен пытаться навязывать так называемый долг благоразумия, например, не пить слишком много. Отчасти это связано с тем, что отдельный человек находится в лучшем положении для достижения своего счастья, чем законодатель, а отчасти потому, что вредные последствия применения закона в этой сфере деятельности превзойдут пользу. Например, получение доказательств супружеской неверности включает в себя вмешательство в частную жизнь людей, тем самым «посеяв тревогу в каждой семье, разорвав узы симпатии и искоренив влияние всех социальных мотивов» (разд.15).

24Что касается действий, влияющих на счастье других, Бентам различает тех, которые имеют тенденцию уменьшать счастье других, и тех, которые имеют тенденцию увеличивать его. Из них законодательство в основном касается и должно касаться действий первого типа (разделы 6 и 18). Опять же, этот образ мышления аналогичен принципу вреда Милля. Таким образом, Бентам выводит из своего утилитаризма либеральный принцип, а именно принцип, согласно которому человек может добиваться своего счастья, пока не причиняет вред своим соседям.Другими словами, он устанавливает надлежащую сферу права, которую Еллинек охарактеризовал как минимальную этику.

25 С другой стороны, Бентам делает интересные замечания о тех действиях, которые способствуют счастью других, а именно о благотворительности. Многие случаи милосердия теряют свою ценность, если они совершаются по мотивам эгоизма, вызванным угрозой наказания. В этом смысле личная этика, а не законодательство, должна направлять действия одного человека, чтобы способствовать счастью других.Однако в других случаях, когда можно легко помочь кому-то в опасности, Бентам не видит препятствий для вмешательства закона. Таким образом, он пишет:

  • 17 Бентам, гл. 17 сек. 19. Интересно, что Дж. С. Милль делает подобное замечание в книге On Liberty Mill, xvi (…)

Загорелся женский головной убор; вода под рукой; мужчина стоит рядом и смеется. Пьяный человек, упавший лицом в лужу, рискует утонуть, хотя приподнятие головы на бок спасло бы его; другой мужчина видит это и оставляет его там.[…] Может ли кто-нибудь подумать, что наказание в этих случаях неуместно? 17

  • 18 О плохих самаритянских законах см. Файнберг Моральные пределы уголовного закона. Том 1, Вред для других с (…)

26 Есть несколько стран, которые действительно наказывают таких «плохих самаритян». Однако по сей день все еще ведутся споры о том, должно ли неделание другим влекать за собой моральную и юридическую ответственность.18

27 Как видно из приведенного выше обсуждения, Бентам не принимает традиционный взгляд на мораль как внутреннее ограничение и закон как на внешнее ограничение, но различает закон и личную мораль, очерчивая для каждой нормы сферу индивидуальных действий, которые должны регулироваться (см. таблицу ниже). Иными словами, когда Бентам различает закон и мораль, он почти не обсуждает совесть или доброту мотивов, но стремится различить их роли в соответствии со своей утилитарной целью — способствовать всеобщему счастью.

Таблица: Классификация этики Бентама19

Этика в целом (Этика в целом)

Частная этика: руководство своим поведением

Законодательство: руководство поведением других

Эгоистичные действия: долг благоразумия

Вмешательство

Принципиально не вмешиваться

Иное в отношении действий: обязанность соблюдения честности (воздержание от причинения вреда)

Вмешательство

Принципиальное вмешательство

Другое, касающееся действий: долг милосердия (делать добро)

Вмешательство

Принципиально не вмешиваться (но видеть текст)

  • 20 Бентам, главы 13, 17.

28Что бы Бентам сказал с этой классификацией закона и морали по поводу прелюбодеяния, рассмотренного в первом разделе? Он действительно думает, что блуд нельзя объявлять незаконным, но он приводит не то, что прелюбодеяние не является неэтичным, и не то, что его следует разрешить среди тех, кто причастен к этому делу. Напротив, его причина состоит в том, что вред, связанный с пресечением блуда, превзойдет преимущества его регулирования. Он перечисляет четыре обстоятельства, при которых наказание не подходит: 1.Где наказание было бы безосновательным, потому что рассматриваемое деяние не является морально неправильным. 2. Там, где наказание было бы неэффективным. 3. Там, где наказание было бы невыгодным, а именно. цена наказания превосходит его выгоду. 4. Там, где наказание было бы ненужным, поскольку существуют менее навязчивые средства, такие как инструкции для достижения той же цели.20 Из них он считает третью причину относящейся к случаю блуда. А именно, криминализация блуда невыгодна, потому что польза от наказания не перевешивает вред, связанный с соблюдением закона и наказанием за это деяние.Тем не менее, он признает, что прелюбодеяние в целом вредно, и считает, что при этом следует руководствоваться частной этикой, как и при пьянстве. Поэтому он пишет:

  • 21 Бентам, гл. 17 сек. 15.

Все, на что он [законодатель] может надеяться, — это повысить эффективность частной этики, придав силу и направление влиянию моральной санкции.[…] Все, что он тогда может сделать против правонарушений подобного рода, с любой перспективой получения преимущества в виде прямого законодательства, — это подвергнуть их, в случаях дурной славы, легкому порицанию, чтобы таким образом покрыть с легким оттенком искусственной дурной репутации 21

29 Короче говоря, Бентам считал, что, хотя прелюбодеяние является морально неправильным и подлежит моральному наказанию, оно не должно подлежать юридическому наказанию, потому что вред наказания перевешивает его преимущества.

30 Ранее предполагалось, что Бентам разграничивает закон и мораль аналогично тому, как это делал Дж. Принцип вреда Милля. Однако между ними есть одно существенное различие. В своей классификации этики Бентам прямо не ссылается на общественную или социальную мораль. Частная этика Бентама по определению является «искусством руководить своими собственными действиями» и как таковая не включает общественное мнение. Он действительно упоминает моральную санкцию в вышеприведенной цитате, подразумевая, что законодатель может влиять на личную этику отдельных лиц, изменяя общественное мнение, но вопрос о том, когда и в какой степени моральные санкции со стороны других, по-видимому, явно отсутствует в его обсуждении.

  • 22 Генри Сиджвик, еще один утилитарист, вкратце исследует «важную функцию [позитивной морали (…)».

31 С другой стороны, Милль считает, что его принцип вреда применим как к принуждению со стороны правительства, так и со стороны общественного мнения. Другими словами, его принцип гласит, что действие человека должно быть морально и юридически наказуемым только тогда, когда оно наносит вред другим. Однако, учитывая обсуждение в этой статье, кажется слишком широким, чтобы рассматривать моральные санкции и правовые санкции как применимые к одному и тому же типу действий.Например, такие аморальные акты прелюбодеяния, грубости или предательства могут подвергаться критике со стороны других, даже если они не должны наказываться по закону. Следовательно, нам остается задать вопрос об идеальном соотношении между законом, общественной моралью и частной моралью22.

32 Тем не менее, мы надеемся, что из вышеприведенного обсуждения стало очевидно, что даже когда действие не является преступным, оно может быть морально неправильным, как в случае прелюбодеяния, и что позитивная мораль имеет санкции, как и позитивный закон.Если человек понимает закон и мораль таким образом, он может видеть, что существует путаница, связанная с такими утверждениями, как «каждому разрешено делать что угодно, если это не является преступлением» и «никакие социальные санкции не должны применяться к действиям, которые не являются преступниками ».

33 Хотя существует множество способов понять взаимосвязь между законом и моралью, кажется правильным утверждать, что правовые нормы и моральные нормы существуют отдельно, хотя они накладываются друг на друга, и что мораль разделяется на частную и общественную мораль.Когда мы обсуждаем этические вопросы, решающее значение имеет то, как мы понимаем отношения между законом и моралью. Обсуждение Бентама в последней главе IPML помогает лучше понять отношения, хотя необходимо проделать большую работу, чтобы прояснить, как закон, общественная мораль и личная мораль связаны друг с другом.

Подходы общего права к отношениям между законом и моралью

  • Атья, П.С., Обещания, мораль и закон . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, 1981.

    Google Scholar

  • Остин Л., Лекции по юриспруденции или философии позитивного права , 5-е изд. Лондон: Джон Мюррей, 1885.

    Google Scholar

  • Боббио Н., Будущее демократии: защита правил игры, , пер. Р. Гриффина. Кембридж: Polity, 1987.

    Google Scholar

  • Коллинз, Х., Демократия и судебное решение, в Н. Маккормик и П. Биркс (ред.), Правовой разум: Очерки Тони Оноре . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, 1986, стр. 67–82.

    Google Scholar

  • Коттеррелл Р., Политика юриспруденции: критическое введение в философию права . Лондон: Баттервортс, 1989.

    Google Scholar

  • Коттеррелл, Р., Сообщество закона: правовая теория в социологической перспективе . Оксфорд: Clarendon Press, 1995.

    Google Scholar

  • Коттеррелл Р., Правовая концепция сообщества, Канадский журнал права и общества , 12 (1997), стр 75–91.

    Google Scholar

  • Коттеррелл Р., Эмиль Дюркгейм: Закон в нравственной сфере . Эдинбург: Издательство Эдинбургского университета / Стэнфорд: Издательство Стэнфордского университета, 1999.

    Google Scholar

  • Девин П., Принудительное применение морали . Оксфорд: Oxford University Press, 1965.

    Google Scholar

  • Дюркгейм, Э., L’individualisme et les intellectuels, in Durkheim, La science sociale et l’action , ed. пользователя L-C. Филлу. Париж: Press Universitaires de France, 1970, стр. 261–78.

    Google Scholar

  • Дюркгейм, Э., Нравственное воспитание , пер. Э. К. Уилсон и Х. Шнурер. Нью-Йорк: Free Press, 1973.

    Google Scholar

  • Дюркгейм, Э., Тексты 2. Религия, мораль, аномия , изд. В. Карады. Париж: Les Éditions de Minuit, 1975.

    Google Scholar

  • Дворкин Р.М., Принимая права серьезно , исправленное изд. Лондон: Дакворт, 1978.

    Google Scholar

  • Дворкин Р.М., Империя Закона . Лондон: Фонтана, 1986.

    Google Scholar

  • Finnis, L., Natural Law and Natural Rights . Оксфорд: Clarendon Press, 1980.

    Google Scholar

  • Фрид К., Договор как обещание: теория договорных обязательств . Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета, 1981.

    Google Scholar

  • Фуллер, Л.L., Нравственность закона , ред. Нью-Хейвен: Издательство Йельского университета, 1969.

    Google Scholar

  • Фуллер Л.Л., Принципы социального порядка , изд. К. И. Уинстон. Дарем, Северная Каролина: издательство Duke University Press, 1981.

    Google Scholar

  • Гарапон А., Французская правовая культура и шок «глобализации», Социальные и правовые исследования , 4 (1995), стр.493–506.

    Google Scholar

  • Грин, Т.А., Вердикт по совести: перспективы английского суда присяжных по уголовным делам , 1200–1800. Чикаго: University of Chicago Press, 1985.

    Google Scholar

  • Hart, H.L.A., Закон, свобода и мораль . Оксфорд: Oxford University Press, 1963.

    Google Scholar

  • Харт, Х.L.A., Концепция закона , 2-е изд. Оксфорд: Clarendon Press, 1994.

    Google Scholar

  • Герман С., Quot judices tot sententiae: Исследование реакции английского языка на континентальные методы интерпретации, Legal Studies , 1 (1981), стр. 165–89.

    Google Scholar

  • Кеннеди, Х., Ева была подставлена: женщины и британское правосудие .Лондон: Винтаж, 1992.

    Google Scholar

  • Левицкий Л., Европеизация британского правового стиля, Американский журнал сравнительного права , 42 (1994), стр. 368–78.

    Google Scholar

  • Милл, Дж. С., Утилитаризм, О свободе, Соображения о представительном правительстве, изд. Дж. Г. Уильямс. Лондон: Дж. М. Дент, 1993.

    . Google Scholar

  • Нортроп, Ф.S.C., Сложность юридического и этического опыта . Бостон: Литтл, Браун, 1959.

    Google Scholar

  • Postema, G.L, Бентам и традиция общего права . Оксфорд: Clarendon Press, 1986.

    Google Scholar

  • Симпсон, A.W.B., Общее право и юридическая теория, в W. Twining (ed.), Legal Theory and Common Law . Оксфорд: Блэквелл, 1986, стр.8–25.

    Google Scholar

  • Стивен, Дж. Ф., Свобода, равенство, братство . Лондон: Смит, Элгард, 1873.

    Google Scholar

  • Тьюбнер, Г., Раздражители законодательства: добросовестность в британском законодательстве или как объединяющий закон завершается новыми расхождениями, Modern Law Review , 61 (1998), стр. 11–32.

    Google Scholar

  • Уотсон, А., Источники права, правовые изменения и двусмысленность . Эдинбург: Scottish Academic Press, 1985.

    Google Scholar

  • Вебер М., Религиозное отрицание мира и их направления, в Х. Х. Герт и К. В. Миллс (ред. И перевод), Из Макса Вебера: Очерки социологии . Лондон: Рутледж и Кеган Пол, 1948, стр. 323–59.

    Google Scholar

  • Вебер, М., Экономика и общество: Очерк интерпретативной социологии , пер. Э. Фишофф и др. Беркли: Калифорнийский университет Press, 1978.

    Google Scholar

  • Цвайгерт К. и Кец Х., Введение в сравнительное правоведение , 3-е изд., Пер. пользователя T. Weir. Vol. 1. Oxford: Clarendon Press, 1998.

    . Google Scholar

  • Отношения между моралью, законом и религией — Гуманитарные науки [видео 2021]

    Что было первым?

    Во-первых, мораль и религия в значительной степени шли рука об руку на протяжении всей истории.Фактически, многие теологи утверждают, что все моральные законы основаны на сверхъестественных заповедях. Для них человек понимает концепцию добра только потому, что добра есть высшая сила. В споре о том, что пришло первым, курица или яйцо, богословы утверждали, что религия породила мораль.

    Конечно, многие светские гуманисты склонны не соглашаться. Они утверждают, что мораль является автором религии. Человек понял, что ему нужен кодекс поведения, чтобы избежать хаоса. Поэтому человек разработал концепцию «глаз в небе», чтобы держать всех в узде.

    Культурный пример

    Независимо от того, где вы попадаете в дебаты о том, кто пришел первым, трудно отрицать взаимосвязь между моралью и религией. Возможно, они не однояйцевые близнецы, но, по крайней мере, не такие уж дальние родственники. Чтобы доказать это, давайте взглянем на господствующую западную культуру.

    Основываясь на иудео-христианских верованиях, большинство западных верований торгуют скромностью. Да, определение скромности со временем изменилось, но женщина, идущая по улице без рубашки, все равно вызовет ажиотаж.Даже средний атеист наверняка закроет своему ребенку глаза.

    Однако перенесите эту сцену в племенную Африку, страну, основанную не на иудео-христианских верованиях, и обнаженная до пояса женщина — совершенно обычное место. В культуре, чьи местные религии связаны с натурализмом, обнаженная грудь так же нравственна, как яблочный пирог.

    Закон

    Введение законов — постановления, которым государство требует от своего народа следовать — возвращаясь к обсуждению, многие будут утверждать, что законы часто порождаются религией и моралью.Чтобы поспорить с этим, давайте немного продолжим нашу иллюстрацию с обнаженной грудью.

    Как мы уже говорили, если вы поместите нашу даму в племенную Африку, никто не взмахнет глазом. Она не нарушает никаких религиозных заповедей или моральных кодексов. Другими словами, ни вреда, ни фола. Она может навещать друзей, ферму или даже ходить в церковь. Между прочим, как человек, живший в племенной Африке, я могу подтвердить, что это утверждение полностью верно. Однако в большинстве американских городов эту женщину обвиняли в непристойном разоблачении.Другими словами, закон вмешается, чтобы разрушить религиозные убеждения и моральные нормы. Ее нагота была бы не просто неприличной, а преступлением.

    Позвольте нашей бедной даме передохнуть, есть несколько других религиозных и моральных кодексов, которые вошли в закон. Чтобы назвать знаменитый дуэт, есть «ты не должен убивать» и «ты не должен воровать».

    Конечно, мы должны отметить, что такая эволюция идет в обоих направлениях. Вещи, которые когда-то считались совершенно аморальными из-за законов, запрещающих их, теперь освобождены от санкционированных государством штрафов.Не вдаваясь в мнения или детали, мы можем просто найти законы, касающиеся межрасовых браков, абортов и гомосексуализма.

    Краткое содержание урока

    Нравственность определяется как убеждения, определяющие, что правильно и что неправильно или что является хорошим и плохим поведением. Религия — это система убеждений, основанная на уверенности в высшей силе. На протяжении всей истории мораль и религия были переплетены. Многие утверждают, что религия является автором морали. Другие утверждают, что мораль создала религию.Независимо от того, какая точка зрения верна, религия и мораль сформировали западное право. Законы — это указы, которые государство требует от своего народа.

    Связь между законом и моралью

    Автор

    Abstract

    Большинство специалистов согласны с тем, что между законом и моралью существует тесная связь, потому что моральные принципы добра, справедливости и истины являются инструментами и продвигаются верховенством закона, даже если право и мораль сохраняют свою идентичность.Однако со временем их взгляды на проблему понимания взаимосвязи между законом и моралью стали противоречивыми. Я считаю, что между законом и моралью существует лишь кажущееся противоречие, потому что эти две концепции дополняют друг друга. Право могло бы показаться ловушкой для юристов в том, что могло бы заставить их противостоять искушению не смотреть дальше буквы закона, учитывая, что необходимы правоохранительные органы и понимание его духа. Настоящий законник должен не только знать закон, но и смотреть за его пределы и осознавать, что главное достоинство нравственного закона.

    Рекомендуемое цитирование

  • Emima Alistar, 2019. « Связь между законом и моралью », Материалы 12-й Международной конференции РАИС, 3-4 апреля 2019 г. 53EH, Исследовательская ассоциация междисциплинарных исследований.
  • Рукоять: RePEc: smo: cpaper: 53eh

    Скачать полный текст от издателя

    Исправления

    Все материалы на этом сайте предоставлены соответствующими издателями и авторами.Вы можете помочь исправить ошибки и упущения. При запросе исправления, пожалуйста, укажите код этого элемента: RePEc: smo: cpaper: 53eh . См. Общую информацию о том, как исправить материал в RePEc.

    По техническим вопросам, касающимся этого элемента, или для исправления его авторов, названия, аннотации, библиографической информации или информации для загрузки, обращайтесь: (Эдуард Давид). Общие контактные данные провайдера: http://rais.education/ .

    Если вы создали этот элемент и еще не зарегистрированы в RePEc, мы рекомендуем вам сделать это здесь.Это позволяет связать ваш профиль с этим элементом. Это также позволяет вам принимать потенциальные ссылки на этот элемент, в отношении которых мы не уверены.

    У нас нет ссылок на этот товар. Вы можете помочь добавить их, используя эту форму .

    Если вам известно об отсутствующих элементах, цитирующих этот элемент, вы можете помочь нам создать эти ссылки, добавив соответствующие ссылки таким же образом, как указано выше, для каждого ссылочного элемента. Если вы являетесь зарегистрированным автором этого элемента, вы также можете проверить вкладку «Цитаты» в своем профиле RePEc Author Service, поскольку там могут быть некоторые цитаты, ожидающие подтверждения.

    Обратите внимание, что исправления могут занять пару недель, чтобы отфильтровать различные сервисы RePEc.

    Отношения между законом и моралью

    Соотношение закона и морали!

    В первобытном обществе закон и мораль почти не различались. Например, в древней Индии термин Дхама обозначал и закон, и мораль. Греческие мыслители Платон и Аристотель отождествляли мораль с политикой. Такое близкое отождествление этих двух было общей чертой древних обществ.

    Но с ростом государства как отдельной политической организации закон начал провозглашаться сувереном и приобрел характер, отличный от нравственности. Закон и мораль теперь различаются по своему объему и содержанию, а также по разрешению и точности.

    Различия в объеме и содержании:

    Закон влияет только на часть жизни человека. Он касается тех внешних действий человека, которые могут подпадать под действие единого законодательства.Закон не может иметь дело с мыслями и мотивами человека. Вопросы совести также выходят за рамки закона. Как выразился Баркер: «В вопросах совести нет принуждения». Более того, нравственность касается всей жизни человека, то есть его мотивов и мыслей, не меньше, чем его действий. Действия, которые не являются незаконными, могут по-прежнему считаться аморальными.

    Таким образом, ложь, неблагодарность и подлость аморальны, хотя и не всегда незаконны. Пока мужчина не причиняет вреда кому-либо, говоря ложь, он не делает ничего противозаконного.Сфера нравственности — это сфера добровольного самоопределения, тогда как закон действует в сфере обязательных действий. Действие незаконно, потому что это признается законом.

    Таким образом, езда на велосипеде без света является незаконной, хотя в этом нет никакой аморальности. Курение в кинозале незаконно, но не имеет ничего общего с моралью или безнравственностью. Закон порождает класс неправомерных действий, которые являются правовыми, а не моральными. Они неправы, потому что они незаконны, а не потому, что они аморальны.

    Закон может предписывать внешние действия, но не может предписывать мораль. Закон основан на целесообразности. Действия, которые сами по себе не являются аморальными, считаются незаконными, потому что целесообразно, чтобы они были предписаны таким образом. Таким образом, область морали намного шире, чем область права, и любая попытка со стороны закона быть соразмерной с моралью вряд ли когда-либо увенчается успехом.

    Различия в санкциях:

    Закон соблюдается государством, и его неповиновение часто карается штрафом, тюремным заключением или и тем, и другим.Таким образом, санкция за законом — физическая мощь государства. Но моральные санкции исходят от индивидуальной совести. Как говорит Гилкрист, «вопросы совести должны решаться совестью». Моральные поступки — это вопрос свободного выбора и склонности человека.

    Нарушение морали не сопровождается физическим наказанием, хотя иногда может означать общественное осуждение или социальный бойкот. Таким образом, закон — это вопрос силы, но мораль нельзя навязать.Этический призыв всегда направлен на собственное ощущение человека того, что правильно, а что неправильно, и, в крайнем случае, всегда на его понимание того, что хорошо или что плохо.

    Различия в точности:

    Закон точен и достоверен. В нем нет неопределенности или двусмысленности. Он одинаков для всех и состоит из единых правил действий. Это можно узнать из статутной книги. Существует только один свод правил, применимый ко всем лицам в одинаковых обстоятельствах. С другой стороны, мораль субъективна и поэтому расплывчата и неопределенна.Это может отличаться от человека к человеку, и это вопрос совести и мнения.

    По словам МакИвера, «должен быть единый правовой кодекс для всех, но моральные кодексы различаются в той же степени, что и отдельные персонажи, выражением которых они являются». Или, опять же, «поэтому сфера морали никогда не может совпадать со сферой политического права. Мораль всегда индивидуальна и всегда связана со всей представленной ситуацией, политический факт которой не более чем аспект ».

    Загрузите и поделитесь своей статьей:

    Отношения между моралью и законом

    Несмотря на эти различия, между законом и моралью существует родство.
    (i) Идентичный по происхождению:

    Согласно Геттеллу, «По своему происхождению они были идентичны, оба возникли в результате привычки и опыта той примитивной общественной жизни, когда моральные и политические идеалы не были разделены». Закон как единое правило действия устанавливает общую меру поведения для всех. Это обеспечивает соответствие кодексу поведения. Без закона было бы трудно реализовать хорошую жизнь в современном обществе. Как отмечает Баркер, закон служит «забором» для защиты дома этики.

    (ii) Закон не может игнорировать мораль:

    Закон не может позволить себе полностью игнорировать моральные идеи людей. Будет сложно обеспечить соблюдение законов, которые не соответствуют преобладающим этическим стандартам. Закон, который стремится ввести новую концепцию правовой справедливости, не соответствующий преобладающему общественному сознанию, может встретить возражение со стороны народа.

    Только те законы, которые согласуются с общественным сознанием людей, могут охотно соблюдаться ими.Лучшее состояние — это то, что по добродетели ближе к человеку. Однако закон может опережать современные представления о морали.

    Например, союзный парламент Индии внес много изменений в индуистский закон, касающийся брака, развода, усыновления и наследования собственности. Эти изменения оскорбляют традиционные моральные устои православных людей. Тем не менее, это столь необходимые меры социальной реформы.

    Таким образом, государство влияет на мораль людей так же, как моральные соображения влияют на государство.Ожидается, что государство будет принимать законы, которые отвечают наилучшим интересам людей. Отрицательно, он должен отменить плохие законы. В целом закон является показателем общественного согласия.

    Некоторые авторы считают, что близость между законом и моралью настолько близка, что «грань между незаконным и аморальным не всегда очевидна». То, что аморально сегодня, завтра может стать незаконным, и наоборот. Точно так же закон штата в одном поколении может стать моральным законом в следующем.

    Тем не менее, мы не должны отождествлять закон с моралью.Ведь, как замечает Макивер, «превратить все моральные обязательства в юридические — значило бы разрушить мораль». По своей природе закон имеет ограниченную компетенцию. Он не может предписывать мораль. В лучшем случае это может лишь косвенно помочь в его росте. Но было бы хорошо вспомнить замечание Макивера о том, что «мы подчиняемся закону не обязательно потому, что мы думаем, что закон правильный, но потому, что мы считаем правильным подчиняться закону».

    Закон остается законом, считаем мы его справедливым или несправедливым.Это закон, расширяет он или сужает свободу. Как отмечает Сиджвик: «Это знакомый опыт, когда фактически действующий закон осуждается меньшинством членов общества как несправедливый, репрессивный или иным образом аморальный; и даже мнение этого меньшинства становится преобладающим мнением, следовательно, закон не сразу перестает существовать, хотя в государстве с народным правительством его дни сочтены ».