Соотношение конституции и конституционализма – —

Содержание

Конституционализм — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Конституционализм (от лат. constitutio «установки, устройство») имеет следующие определения:

Понятие «конституционализм» имеет объективный (совокупность конституционно-правовых актов, регулирует важные связи) и субъективный (наличие теории конституции, прогрессивных представлений об устройстве общества и государства; восприятия конституции, других нормативных актов населением) аспект.

Становление конституционализма в мире связано с оформлением конституционного строя в развитых странах Европы и Америки в период борьбы против феодального абсолютизма (XVII в.)

Историческое развитие конституционализма[править | править код]

Конституционализм ведет начало от древнегреческих конституций, действовавших за несколько столетий до нашей эры, о которых известно лишь из работ Аристотеля. В период принципата Древнего Рима появляются вместе с актами римского сената (senatus consultus) императорские предписания различных видов, которые получили наименование конституций (constitutio ediktum, mandatum, decretum, rescriptum). Их содержание и место в развитии правовой системы Рима имеет интерес прежде всего как экскурс в этимологию понятия.

Ближе к современному представлению о конституционных актах являются английские Великая хартия вольностей (1215 год), «Форма правления государства Англии, Шотландии, Ирландии и владениями, которые к ним относятся» («Орудие управления») (1653 год), Билль о правах 1689 года, в которых уже просматриваются конституционные идеи Декларации прав человека и гражданина 1789 года о том, в частности, что права человека должны признаваться «естественными, неотчуждаемыми, священными».

Современный конституционализм связан с первыми конституционными актами Северной Америки 70-х — 80-х г.г. XVIII в. и, прежде всего, Конституции США (1787), которая имеет наиболее длительную историю существования. К этому же периоду развития конституционализма относятся Декларация прав человека и гражданина (Франция, 1789), Конституции Франции и Польши, а также первый конституционный акт на Украине — «Правовой строй и Конституции прав и вольностей Войска Запорожского», известный как Конституция П. Орлика (1710)

[1].

Термин конституционализм, по мнению Г. Дж. Бермана, был введен в научный оборот в конце XVIII — начале XIX в. для обозначения главным образом американской доктрины верховенства писаной конституции над обычными законами. Однако реальность этого феномена впервые проявилась ещё в городских правовых системах Западной Европы в XI—XII вв[2].

В современной зарубежной юридической литературе конституционализм рассматривается в неразрывной связи с ограничением власти государства как «вера в существование конституционных способов по установлению государственных ограничений», «юридическое ограничение государства и полная противоположность произвольному

ru.wikipedia.org

1. Конституционализм и конституционное государство.

Впервые термин конституционализм появился в США когда принималась конституция 1787 г. Основатели Конституции обозначали им верховенство писаной конституции над издаваемыми законами и иными правовыми актами.

В современной научной литературе используются различные подходы к определению конституционализма.

1 подход определяет конституционализм — государственное правление, ограниченное конституцией;

2 подход видит в конституционализме учение о конституции как основном законе государства и общества

 

В широком смысле Конституционализм есть идеал, к которому должно стремиться общество в своем развитии.

Вообще Основу конституционализма составляют:

идея господства права в обществе;

признание прав и свобод человека высшей ценностью;

участие народа в осуществление власти;

государственная защита прав личности.

 

Совокупность принципов, определяющих взаимоотношения между обществом и властью отражает понятия конституционализма.

Это такие принципы как:

1. принцип суверенитета народа. «Мы, Народ… устанавливаем и учреждаем эту Конституцию».Суверенитет народа есть выражение юридической и фактической принадлежности всей власти народу.

Народовластие предполагает, что общество реализует власть, т.е. осуществляет непосредственно или через своих представителей управление делами общества и государства, добиваясь таким образом удовлетворения общих и не противоречащих им

2. принцип господства права означает, что все государственные органы и должностные лица – это всего лишь толкователи и исполнители конституции и так же как и все должны подчиняться Закону.

3. принцип разделения властейпредполагает независимость трех ветвей государственной власти: законодательной, исполнительной и судебной. Все три ветви власти, функционируя автономно друг от друга, обладают механизмами взаимного контроля и уравновешивания в процессе их взаимодействия. Разделив полномочия государства между тремя независимыми ветвями власти – законодательной, исполнительной и судебной, творцы Конституции исключили возможность монополизации одной ветвью двух остальных

4. принцип плюрализма предполагает многообразие субъектов экономической, политической и культурной жизни общества. Многочисленные «заинтересованные группы», в том числе политические партии, движения и государственные органы, в процессе взаимодействия сталкиваются, конкурируют и уравновешивают друг друга на основе демократического порядка, соблюдение которого, обусловленное консенсусом, является важным условием плюрализма. Содержание принципа плюрализма можно кратко выразить как единство в многообразии. Наличие в обществе плюрализма предотвращает монополизацию власти в одних руках.

5. принцип федерализма. С точки зрения конституционализма принцип федерализма обычно рассматривается как разграничение государственной власти по вертикали – между центральными (федеральными) органами и региональными органами власти. Как и разделение власти между ветвями правления по горизонтали, принцип федерализма используется в конституционном государстве как средство, препятствующее монополизации и злоупотреблению власти.

 Исходя из этого можно подвести итоги и определить конституционализм как систему идей, которые отвечают принципам демократического развития государства, организации в нем власти и взаимоотношений последней с гражданами.

В стране может быть конституция, но может не быть конституционализма, и наоборот. К примеру, Великобритания не имеет конституции и конституционного суда, строгого провозглашения теории разделения властей и т.д., но есть практика конституционализма. В то время как, некоторые республики бывшего СССР имеют весь набор конституционных ценностей, вплоть до конституционного суда или комитета конституционного надзора, однако говорить о развитом конституционализме преждевременно. 

Российский конституционализм (конституционное право) прошел 3 этапа развития и находится на четвертом:

создание предпосылок конституционализма (конституционного права) до Октябрьской социалистической революции 1917г.;

действие тоталитарного социалистического конституционного (государственного) права 1917г-конец 80-х годов;

процесс демонтажа тоталитарного права и переход к демократическому конституционному праву конец 80-х годов-1993 год;

создание современного конституционного права на основе Конституции 1993 года.

Развитие деятельности государства в рамках конституционных норм на основе демократических выборов, использование принципа разделения властей, признание прав человека сформировало нормативную модель конституционного государства

. Суть конституционного государства заключается в том что при наличии в государстве конституции, она должна признавать гарантировать и закреплять права человека и гражданина, существование разделения властей, наличие конституционной защиты

studfiles.net

Рекомендуемая литература:

Конституционное право развивающихся стран. М.,1990.

Актуальные проблемы правоведения за рубежом. М.,1990.

Хайек Ф.А. Дорога к рабству. // Вопросы философии. 1990, № 10-12.

ДадианиЛ.Я., ШумихинА.Ю. «Ливанизация» как модель этно­социальной конфликтности и положение в зоне Кавказа: со­поставительный анализ. М., 1994.

Роуз Р. Россия как общество песочных часов: Конституция без граждан. // Конституционное право: Восточноевропейское обозрение. 1995, №3(12).

На изломах социальной структуры. М., 1987.

Политическая система общества в Латинской Америке. М., 1982.

III. Конституции и основные законы государств

1. Понятие конституции, соотношение понятий «конституция» и»основной закон»

В государственном праве большинства стран мы обнаружива­ем акты, именуемые «конституцией». Однако число стран, в кото­рых действительно сложился конституционный строй, относитель­но невелико. Уже одно это дает повод усомниться, что все обилие актов с титулом конституции имеет подлинно конституционное содержание.

В юридической теории и практике применяется также та­кой термин, как «основной закон». Причем часто термины «ос­новной закон» и «конституция» употребляются как однопоряд-ковые, как синонимы. Представляется, однако, что подобные суж­дения неверны. Вероятно, такое заблуждение пришло из США еще на рубеже XVIII —XIX вв. Американцы только что победи­ли Англию в войне за независимость и очень гордились своей новой конституцией. Наверное, поэтому они «позабыли» об английских корнях американского конституционализма. Не учли они, конечно, и маленькую Швейцарию, также на протяжении столетий создававшую конституционный строй, не имея основно­го закона»

7. Председатель Верховного суда Дж. Маршалл в решении по делу Марбэри против Мэдисона заявил: «Консти­туция либо является высшим законом, который невозможно изменить с помощью обычных законов, либо стоит на их уровне и может быть изменена, когда это будет угодно законодатель­ной власти. Тогда конституция есть не что иное, как абсурдная попытка ограничить власть, безграничную по своей природе». С тех пор, по-видимому, сложилось мнение о нераздельности ос­новного закона и конституции.

117 «Классический тип политической свободы… сложился в Англии более семисот лет тому назад. На этой духовной политической основа в Америке Удалось создать новый тип свободы. На самой маленькой территории эту свобо-Ду осуществила Швейцария в своем федерализме…» — Ясперс К. Смысл и назначение истории. М., 1994, с. 215.

109

Если в любом систематизированном нормативном акте, обла­дающем юридическим верховенством, видеть конституцию, то при­шлось бы признать, что в самодержавной Российской Империи был конституционный строй. Ведь и до 1905 г. в России действо­вали Основные законы — ряд нормативных актов, устанавлива­ющих основы государственности. Но до 17 октября 1905 г., бес­спорно, Россия конституции не имела.

Если конституция и основной закон тождественны, тогда Великобританию нельзя считать конституционным государством, ибо в этой стране нет основного закона. Но это несообразность: как бы американцы ни настаивали на своем первенстве в кон­ституционном творчестве, родиной конституции была и остается Англия.

Необходимо также иметь в виду, что не всегда с понятием конституции связывают юридическое верховенство, присущее основному закону. Так, в Иране принят акт, именуемый конститу­цией. Но высшую юридическую силу признают не за ним, а за Кораном.

Итак, понятия конституции и основного закона явно не со­впадают. Это, однако, не означает, что они никак не пересекаются. Между ними нет непроходимой границы. Так, в ФРГ действует Основной закон, и вместе с тем Германия считается конституци­онным государством.

Следовательно, взаимоотношения между основным законом и конституцией нужно уточнить. Это поможет понять смысл кон­ституционного регулирования, отличить действительную консти­туцию от конституционной видимости.

Очевидно, что конституция — одно из достижений цивилиза­ции. Естественно стремление народов и государств приобщиться к конституционной традиции. Но если ядерную энергетику осво­или далеко не все страны, то почему бы не допустить, что и с конституцией, которая также довольно сложна, отдельные обще­ства знакомы только понаслышке.

Вероятно, что наиболее верно смысл конституции открывается, если воспринимать ее как исторически, эволюционно сложившее­ся правовое явление. Содержание конституционного регулирова­ния определяет не замысел нескольких сочинителей-правоведов, а многовековая политико-юридическая традиция. Последующее го­сударственно-правовое строительство под знаменем конституции

110

можно считать теоретически и юридически достоверным при условии, если государство и политики соблюдают заданные исто­рией конституционные принципы. Неважно имя, которым наделен нормативный акт, — конституция, основной закон, устав или ка­кое-либо еще. Несущественно и само наличие подобных актов. Для формирования конституционного режима достаточно, если госу­дарственно-правовое творчество согласуется с принципами кон­ституционализма, предложенными историей.

Собственно термин «конституция» употребляли уже в древ­них государствах. Но в античности его содержание было иным, чем в новое время. В Древней Греции под конституцией подразу­мевалось не более чем установление, учреждение. В Древнем Риме конституциями называли правовые источники различного со­держания и значения. Например, установления о приобретатель-ной давности, в силу которых возникало право на получение рим­ского гражданства, если лицо в течение трех лет занималось пе­карным ремеслом или построило дом. Кодексы Юстиниана утверждались конституциями. В позднем Риме конституциями называли даже акты исполнительной власти — декреты, эдикты, рескрипты принцепсов (лидеров республики).

Но понятным для современников содержанием термин «кон­ституция» стал наполняться позднее, в средние века, и приобрел завершенность уже с наступлением нового времени. Не вполне правильно переносить современную терминологию на древнюю действительность. К примеру, конституцией назван акт Сетоку, принятый японским принцем еще в VI веке»*, нравственно-поли­тическое содержание которого состояло в идее патерналистского (покровительствующего), но никак не конституционного государ­ства. Япония вообще не имела собственной конституционной тра­диции, а перенимала ее у западных стран.

Пространством, на котором выросли почти все необходимые элементы конституции, стала средневековая Англия. Англия не была одинокой в своем движении к конституционализму. Без интеллек­туального и политического окружения в лице Германии (очаг реформации) , Нидерландов (где на почве освободительной борьбы конституция получила поддер’жку) , Франции (немало привнесшей в теоретическое оформление конституции) и других стран конти-

«я См.: Попов К. А. Законодательные акты средневековой Японии. М.,1984.

111

нентальной Европы, мир, вероятно, не увидел бы успехов англий­ского конституционного строительства. Вместе с тем лидерство Ан­глии в создании конституции очевидно.

Условно первую веху в образовании конституции можно обо­значить 1215 годом — датой подписания Иоанном Безземельным Великой хартии вольностей (Magna Charta). Королевская власть, ослабленная неудачами в англо-французской войне и неспособ­ная более подавлять сопротивление, которое активная часть об­щества оказывала произволу, была вынуждена сделать уступки в пользу дворянства и некоторой части подданных.

Группа баронов, фактически арестовавшая короля, заставила его принять за себя и за своих наследников ряд обязательств. В частности:

                  1. не устанавливать налогов без согласия коллегиального орга­ на, представляющего аристократическое сословие, — королевской курии, которая с 1265 г. стала называться парламентом. Тем са­ мым произошло отчуждение части королевского суверенитета в пользу подданных, представители которых получали право уча­ ствовать в принятии жизненно важных для государства — фи­ нансовых — решений;

                  1. не предпринимать произвольных посягательств на имуще­ ство подданных;

                  1. не посягать на свободу и личность свободных людей (под­ данных, уплачивающих налоги непосредственно государству) иначе, чем на основании приговора суда;

считать церковь свободной, то есть не подчиненной королю.

С другой стороны, бароны согласились с тем, чтобы в Великой хартии вольностей были предусмотрены и обязанности поддан­ных. Право короля на власть принципиально не ставилось под сомнение. Причем неисполнение как королем, так и его поддан­ными условий документа давало пострадавшей стороне право «теснить» нарушителя всеми средствами до приведения отноше­ний в состояние, предусмотренное Хартией.

До середины XVII — начала XVIII века политическая исто­рия Англии представляла собой временами процесс борьбы между королями и все более расширяющимся кругом подданных, про­исходившей с перерывами и обострениями. Очень часто это про­тивостояние приводило к отступлениям от ранее достигнутых

112

договоренностей и снижало подконтрольность короля, сопровож­далось нарушением законов, усиливало государственную центра­лизацию, порождало произвол с обеих сторон.

Другим вектором развития было конституционное правовое строительство, сдерживающее власть короля и укрепляющее па­раллельный источник власти — народный суверенитет.

Великой хартии вольностей оказалось недостаточно для поли­тической безопасности подданных. Появилась потребность в не­прерывно действующем парламенте, и к концу XIII века он стал созываться регулярно. Прерогативы парламента в принятии фи­нансовых решений получили дополнительное подтверждение в последующих нормативных актах. Доступ политически активной части общества к влиянию на государственную власть с XIV века расширился в результате деления парламента на две палаты, одна из которых была выборной, состояла из представителей собствен­ников (землевладельцев и горожан). Устойчивость парламента усилилась с XV века, когда был признан иммунитет его членов.

Деятельность Вестминстерских судов (судов общего права) стала одним из решающих факторов конституционного строитель­ства. Этими судами были проведены обобщение и формализа­ция сложившихся в английских общинах обычаев. В результате относительно независимо от государства возникла система пра­ва — творение не короля и даже не парламента, а общества, со­здавшего множество правовых обычаев, и юристов-профессиона­лов, которые эти обычаи упорядочили и придали им общербя-зательную силу, оформив в авторитетный нормативный источ­ник — судебный прецедент.

Сложность правовой системы, требующей высокого профес­сионализма судей, стала одной из причин, породивших уединение судов общего права в область юриспруденции, их относительную свободу от влияния чисто политических интересов. Королю, госу­дарству нельзя было обойтись без судов, и в то же время суды общего права создавали труднопреодолимый юридический барь­ер для тех политических акций, которые явно противоречили правовым нормам. Растущая независимость судов как нельзя лучше содействовала представлениям о «вечной», стоящей выше госу­дарства справедливости. Утверждалось представление о том, что справедливость, право обязывают не только человека, но и госу­дарство, которое, как и все, должно соблюдать закон.

113

Оформлялось местное управление, чему немало содействовала судебная система (мировые судьи, выполнявшие административ­ные функции). Произошло некоторое упорядочение отношений с Шотландией. Это распределяло роли между центральной властью и территориями, решало проблемы государственного устройства.

Многовековая эволюция привела к тому, что в конце XVII — начале XVIII века был принят комплекс нормативных актов, ко­торый хотя и нуждался в завершении, но в совокупности с ранее сложившимися обычаями, соглашениями, законами и прецеден­тами обладал практически всеми необходимыми признаками конституции в современном смысле этого слова. Были приняты следующие акты, в целом завершившие конституционное здание:

— Акт для лучшего обеспечения свободы подданных и для предупреждения заточений за морями (Habeas Corpus Act 1679 г.), запрещающий произвольные аресты, устанавливающий судебный контроль над задержаниями, а также ответственность чиновников, виновных в произвольных арестах;

                  1. Акты о веротерпимости;

                  1. Билль о правах (1689 г.) окончательно признал парламент в качестве законодательного, «часто» (периодически) созываемо­ го органа. С тем, чтобы представительное правление было гаран­ тировано, Билль запретил королю приостанавливать действие за­ конов, делать изъятия из них, произвольно осуществлять налого­ обложение, угрожать парламенту силой (содержать в мирное время постоянную армию на территории Англии), вмешиваться в выбо­ ры и нарушать свободу прений в парламенте. Кроме того, были установлены некоторые гарантии прав личности, которые огра­ ничивали произвол королевской администрации, — запрет жес­ токих и не установленных законом наказаний, недопустимость подбора присяжных по усмотрению короля и другие;

— Акт о престолонаследовании (1701 г.), помимо прочих норм, предусматривал независимость и несменяемость судей.

Принципиальное значение имел также компромисс, оформив­шийся в 1688 г. между партиями тори и вигов. Тори и виги согласовали политическую тактику — — непримиримые разногла­сия, непризнание соперников были заменены отношениями мир­ной борьбы за власть»9. Иными словами, компромисс обеспечил

114 См.: История буржуазного конституционализма XIX в. М.,1986, с. 9. 114

Іемонополизацию власти, то есть отсутствие группы, обладающей езусловным правом на господство.

США и Франции также принадлежат заслуги в конституцион­ном творчестве. Ученые и политики этих стран, с учетом британс­кой системы отношений между главой государства и парламентом, теоретически разработали и предложили принцип разделения вла­стей. Кроме того, в Соединенных Штатах была учреждена федера­ция — относительно новая в конституционном праве форма госу­дарственного устройства. Федерализм был известен и прежде, но громкой славы не имел и ограничивался такими странами, как Швей­цария, Нидерланды. Во всяком случае, за образец принимали поче­му-то прежде всего американский федерализм, а не Швейцарию.

Именно США и Франция впервые облекли конституцию в форму единого основного закона. Иногда даже говорят о том, что американская и французская конституции были исторически первыми, а датой рождения конституции называют 1787 г. (при­нятие конституции США). Эту дату нельзя считать бесспорной, даже если оставить в стороне заслуги англичан в конституцион­ном творчестве. Во-первых, до принятия федеральной конститу­ции в американских штатах уже действовали свои, по-англий­ски построенные конституции. Во-вторых, в первой американс­кой федеральной конституции отсутствовал совершенно необхо­димый раздел — нормы, комплексно регулирующие права чело­века. Только через два года, с принятием Билля о правах, консти­туция США стала относительно завершенной.

Итак, конституция есть исторически сложившееся правовое явление с определенными признаками и свойствами.

Конституция — — это комплекс норм, содержанием которых является принцип народного суверенитета; основные (фундамен­тальные) права и свободы человека; принцип законности (пра­вомерности), обязательный для государства и иных субъектов; основы государственного устройства (в федерациях — — федера­тивный договор).

Основной закон представляет собой не столько содержатель­ное, сколько формальное понятие, позволяющее определить место и роль данного нормативного акта в системе национального пра­вового регулирования.

Под основным законом подразумевается систематизирован­ный нормативный акт, обладающий высшей юридической силой,

115

являющийся правовой базой для других законов, комплексно регулирующий основополагающие государственно-правовые от­ношения.

Основной закон — весьма удобная юридическая форма, ко­торая вносит порядок в систему правового регулирования. Издание основных законов упрощает проведение государствен­но-правовых реформ, позволяет точно зафиксировать главные свойства государственного строя. Безусловно, основной закон -важное изобретение в области юридической техники. Поэтому большинство конституций имеет форму основного закона, со всеми ее преимуществами. Форма основного закона подчерки­вает особое, учредительное значение конституционных норм, делает их более заметными среди массы прочих законов, облег­чает достижение конституционных целей и правовую охрану конституции.

studfiles.net

1. ПОНЯТИЕ КОНСТИТУЦИИ, СООТНОШЕНИЕ ПОНЯТИЙ «КОНСТИТУЦИЯ» И «ОСНОВНОЙ ЗАКОН». Государственное право зарубежных стран




 

В государственном праве большинства стран мы обнаруживаем акты, именуемые «конституцией». При этом число стран, в кᴏᴛᴏᴩых действительно сложился конституционный строй, относительно невелико. Уже одно ϶ᴛᴏ дает повод усомниться, что все обилие актов с титулом конституции имеет подлинно конституционное содержание.

В юридической теории и практике применяется также такой термин, как «основной закон». Причем часто термины «основной закон» и «конституция» употребляются как однопорядковые, как синонимы. Представляется, однако, что подобные суждения неверны. Вероятно, такое заблуждение пришло из США еще на рубеже XVIII—XIX вв. Американцы только что победили Англию в войне за независимость и очень гордились ϲʙᴏей новой конституцией. Наверное, по϶ᴛᴏму они «позабыли» об английских корнях американского конституционализма. Не учли они, конечно, и маленькую Швейцарию, также на протяжении столетий создававшую конституционный строй, не имея основного закона117. Председатель Верховного суда Дж. Маршалл в решении по делу Марбэри против Мэдисона заявил: «Конституция либо будет высшим законом, кᴏᴛᴏᴩый невозможно изменить с помощью обычных законов, либо стоит на их уровне и может быть изменена, когда ϶ᴛᴏ будет угодно законодательной власти. Тогда конституция есть не что иное, как абсурдная попытка ограничить власть, безграничную по ϲʙᴏей природе». С тех пор, по-видимому, сложилось мнение о нераздельности основного закона и конституции.

_________________________

117 «Классический тип политической ϲʙᴏбоды… сложился в Англии более семисот лет тому назад. На ϶ᴛᴏй духовной политической основе в Америке удалось создать новый тип ϲʙᴏбоды. На самой маленькой территории эту ϲʙᴏбоду осуществила Швейцария в ϲʙᴏем федерализме…» — Ясперс К. Смысл и назначение истории. М., 1994, с. 215.

 

В случае если в любом систематизированном нормативном акте, обладающем юридическим верховенством, видеть конституцию, то пришлось бы признать, что в самодержавной Российской Империи был конституционный строй. Ведь и до 1905 г. в России действовали Основные законы — ряд нормативных актов, устанавливающих основы государственности. Но до 17 октября 1905 г., бесспорно, Россия конституции не имела.

В случае если конституция и основной закон тождественны, тогда Великобританию нельзя считать конституционным государством, так как в ϶ᴛᴏй стране нет основного закона. Но ϶ᴛᴏ несообразность: как бы американцы ни настаивали на ϲʙᴏем первенстве в конституционном творчестве, родиной конституции была и остается Англия.

Необходимо также иметь в виду, что не всегда с понятием конституции связывают юридическое верховенство, присущее основному закону. Так, в Иране принят акт, именуемый конституцией. Но высшую юридическую силу признают не за ним, а за Кораном.

Таким образом, понятия конституции и основного закона явно не совпадают. Это, однако, не означает, что они никак не пересекаются. Между ними нет непроходимой границы. Так, в ФРГ действует Основной закон, и вместе с тем Германия считается конституционным государством.

Следовательно, взаимоотношения между основным законом и конституцией нужно уточнить. Это поможет понять смысл конституционного регулирования, отличить действительную конституцию от конституционной видимости.

Вполне понятно, что конституция — одно из достижений цивилизации. Естественно стремление народов и государств приобщиться к конституционной традиции. Но если ядерную энергетику оϲʙᴏили далеко не все страны, то почему бы не допустить, что и с конституцией, кᴏᴛᴏᴩая также довольно сложна, отдельные общества знакомы только понаслышке.

Вероятно, что наиболее верно смысл конституции открывается, если воспринимать ее как исторически, эволюционно сложившееся правовое явление. Содержание конституционного регулирования определяет не замысел нескольких сочинителей-правоведов, а многовековая политико-юридическая традиция. Последующее государственно-правовое строительство под знаменем конституции можно считать теоретически и юридически достоверным при условии, если государство и политики соблюдают заданные историей конституционные принципы. Неважно имя, кᴏᴛᴏᴩым наделен нормативный акт, — конституция, основной закон, устав или какое-либо еще. Несущественно и само наличие подобных актов. Стоит сказать, для формирования конституционного режима достаточно, если государственно-правовое творчество согласуется с принципами конституционализма, предложенными историей.

Собственно термин «конституция» употребляли уже в древних государствах. Но в античности его содержание было иным, чем в новое время. В Древней Греции под конституцией подразумевалось не более чем установление, учреждение. В Древнем Риме конституциями называли правовые источники различного содержания и значения. К примеру, установления о приобретательной давности, в силу кᴏᴛᴏᴩых возникало право на получение римского гражданства, если лицо в течение трех лет занималось пекарным ремеслом или построило дом. Кодексы Юстиниана утверждались конституциями. В позднем Риме конституциями называли даже акты исполнительной власти — декреты, эдикты, рескрипты принцепсов (лидеров республики).

Но понятным для современников содержанием термин «конституция» стал наполняться позднее, в средние века, и приобрел завершенность уже с наступлением нового времени. Не вполне правильно переносить современную терминологию на древнюю действительность. К примеру, конституцией назван акт Сетоку, принятый японским принцем еще в VI веке118, нравственно-политическое содержание кᴏᴛᴏᴩого состояло в идее патерналистского (покровительствующего), но никак не конституционного государства. Япония вообще не имела собственной конституционной традиции, а перенимала ее у западных стран.

_____________________

118 См.: Попов К.А. Законодательные, акты средневековой Японии. М.,1984.

 

Пространством, на кᴏᴛᴏᴩом выросли почти все необходимые элементы конституции, стала средневековая Англия. Англия не была одинокой в ϲʙᴏем движении к конституционализму. Без интеллектуального и политического окружения в лице Германии (очаг реформации), Нидерландов (где на почве оϲʙᴏбодительной борьбы конституция получила поддержку), Франции (немало привнесшей в теоретическое оформление конституции) и других стран континентальной Европы, мир, вероятно, не увидел бы успехов английского конституционного строительства. Вместе с тем лидерство Англии в создании конституции очевидно.

Условно первую веху в образовании конституции можно обозначить 1215 годом — датой подписания Иоанном Безземельным Великой хартии вольностей (Magna Charta). Королевская власть, ослабленная неудачами в англо-французской войне и неспособная более подавлять сопротивление, кᴏᴛᴏᴩое активная часть общества оказывала произволу, была вынуждена сделать уступки в пользу дворянства и некᴏᴛᴏᴩой части подданных.

Группа баронов, фактически арестовавшая короля, заставила его принять за себя и за ϲʙᴏих наследников ряд обязательств. В частности:

— не устанавливать налогов без согласия коллегиального органа, представляющего аристократическое сословие, — королевской курии, кᴏᴛᴏᴩая с 1265 г. стала называться парламентом. Отметим, что тем самым произошло отчуждение части королевского суверенитета в пользу подданных, представители кᴏᴛᴏᴩых получали право участвовать в принятии жизненно важных для государства — финансовых — решений;

— не предпринимать произвольных посягательств на имущество подданных;

— не посягать на ϲʙᴏбоду и личность ϲʙᴏбодных людей (подданных, уплачивающих налоги непосредственно государству) иначе, чем на основании приговора суда;

— считать церковь ϲʙᴏбодной, то есть не подчиненной королю.

С другой стороны, бароны согласились с тем, ɥᴛᴏбы в Великой хартии вольностей были предусмотрены и обязанности подданных. Право короля на власть принципиально не ставилось под сомнение. Причем неисполнение как королем, так и его подданными условий документа давало пострадавшей стороне право «теснить» нарушителя всеми средствами до приведения отношений в состояние, предусмотренное Хартией.

До середины XVII — начала XVIII века политическая история Англии представляла собой временами процесс борьбы между королями и все более расширяющимся кругом подданных, происходившей с перерывами и обострениями. Очень часто ϶ᴛᴏ противостояние приводило к отступлениям от ранее достигнутых договоренностей и снижало подконтрольность короля, сопровождалось нарушением законов, усиливало государственную централизацию, порождало произвол с обеих сторон.

Другим вектором развития было конституционное правовое строительство, сдерживающее власть короля и укрепляющее параллельный источник власти — народный суверенитет.

Великой хартии вольностей оказалось недостаточно для политической безопасности подданных. Появилась потребность в непрерывно действующем парламенте, и к концу XIII века он стал созываться регулярно. Прерогативы парламента в принятии финансовых решений получили дополнительное подтверждение в последующих нормативных актах. Доступ политически активной части общества к влиянию на государственную власть с XIV века расширился в результате деления парламента на две палаты, одна из кᴏᴛᴏᴩых была выборной, состояла из представителей собственников (землевладельцев и горожан). Устойчивость парламента усилилась с XV века, когда был признан иммунитет его членов.

Деятельность Вестминстерских судов (судов общего права) стала одним из решающих факторов конституционного строительства. Этими судами были проведены обобщение и формализация сложившихся в английских общинах обычаев. В результате относительно независимо от государства возникла система права — творение не короля и даже не парламента, а общества, создавшего множество правовых обычаев, и юристов-профессионалов, кᴏᴛᴏᴩые данные обычаи упорядочили и придали им общеобязательную силу, оформив в авторитетный нормативный источник — судебный прецедент.

Сложность правовой системы, требующей высокого профессионализма судей, стала одной из причин, породивших уединение судов общего права в область юриспруденции, их относительную ϲʙᴏбоду от влияния чисто политических интересов. Королю, государству нельзя было обойтись без судов, и в то же время суды общего права создавали труднопреодолимый юридический барьер для тех политических акций, кᴏᴛᴏᴩые явно противоречили правовым нормам. Растущая независимость судов как нельзя лучше содействовала представлениям о «вечной», стоящей выше государства справедливости. Утверждалось представление о том, что справедливость, право обязывают не только человека, но и государство, кᴏᴛᴏᴩое, как и все, должно соблюдать закон.

Оформлялись местное управление, ‘чему немало содействовала судебная система (мировые судьи, выполнявшие административные функции). Произошло некᴏᴛᴏᴩое упорядочение отношений с Шотландией. Это распределяло роли между центральной властью и территориями, решало проблемы государственного устройства.

Многовековая эволюция привела к тому, что в конце XVII— начале XVIII века был принят комплекс нормативных актов, кᴏᴛᴏᴩый хотя и нуждался в завершении, но в совокупности с ранее сложившимися обычаями, соглашениями, законами и прецедентами обладал практически всеми необходимыми признаками конституции в современном смысле ϶ᴛᴏго слова. Были приняты следующие акты, в целом завершившие конституционное здание:

—Акт для лучшего обеспечения ϲʙᴏбоды подданных и для предупреждения заточений за морями (Habeas Corpus Act — 1679 г.), запрещающий произвольные аресты, устанавливающий судебный контроль над задержаниями, а также ответственность чиновников, виновных в произвольных арестах;

— Акты о веротерпимости;

— Билль о правах (1689 г.) окончательно признал парламент в качестве законодательного, «часто» (периодически) созываемого органа. С тем, ɥᴛᴏбы представительное правление было гарантировано, Билль запретил королю приостанавливать действие законов, делать изъятия из них, произвольно осуществлять налогообложение, угрожать парламенту силой (содержать в мирное время постоянную армию на территории Англии), вмешиваться в выборы и нарушать ϲʙᴏбоду прений в парламенте. Исключая выше сказанное, были установлены некᴏᴛᴏᴩые гарантии прав личности, кᴏᴛᴏᴩые ограничивали произвол королевской администрации, — запрет жестоких и не установленных законом наказаний, недопустимость подбора присяжных по усмотрению короля и другие;

—Акт о престолонаследовании (1701 г.), помимо прочих норм, предусматривал независимость и несменяемость судей.

Принципиальное значение имел также компромисс, оформившийся в 1688 г. между партиями тори и вигов. Тори и виги согласовали политическую тактику — непримиримые разногласия, непризнание соперников были заменены отношениями мирной борьбы за власть119. Иными словами, компромисс обеспечил демонополизацию власти, то есть отсутствие группы, обладающей безусловным нравом на господство.

_______________________

119 См.: Истории буржуазного конституционализма XIX в. М.,1986, с. 9.

 

США и Франции также принадлежат заслуги в конституционном творчестве. Ученые и политики данных стран, с учетом британской системы отношений между главой государства и парламентом, теоретически разработали и предложили принцип разделения властей. Исключая выше сказанное, в Соединенных Штатах была учреждена федерация —• относительно новая в конституционном праве форма государственного устройства. Федерализм был известен и прежде, но громкой славы не имел и ограничивался такими странами, как Швейцария, Нидерланды. Во всяком случае, за образец принимали почему-то прежде всего американский федерализм, а не Швейцарию.

Именно США и Франция впервые облекли конституцию в форму единого основного закона. Иногда даже говорят о том, что американская и французская конституции были исторически первыми, а датой рождения конституции называют 1787 г. (принятие конституции США). Эту дату нельзя считать бесспорной, даже если оставить в стороне заслуги англичан в конституционном творчестве. В первую очередь, до принятия федеральной конституции в американских штатах уже действовали ϲʙᴏи, по-английски построенные конституции. Во-вторых, в первой американской федеральной конституции отсутствовал совершенно необходимый раздел — нормы, комплексно регулирующие права человека. Только через два года, с принятием Билля о правах, конституция США стала относительно завершенной.

Таким образом, конституция есть исторически сложившееся правовое явление с определенными признаками и ϲʙᴏйствами.

Конституция — ϶ᴛᴏ комплекс норм, содержанием кᴏᴛᴏᴩых будет принцип народного суверенитета; основные (фундаментальные) права и ϲʙᴏбоды человека; принцип законности (правомерности), обязательный для государства и иных субъектов; основы государственного устройства (в федерациях — федеративный договор).

Основной закон представляет собой не столько содержательное, сколько формальное понятие, позволяющее определить место и роль данного нормативного акта в системе национального правового регулирования.

Под основным законом подразумевается систематизированный нормативный акт, обладающий высшей юридической силой, являющийся правовой базой для других законов, комплексно регулирующий основополагающие государственно-правовые отношения.

Основной закон — весьма удобная юридическая форма, кᴏᴛᴏᴩая вносит порядок в систему правового регулирования. Издание основных законов упрощает проведение государственно-правовых реформ, позволяет точно зафиксировать главные ϲʙᴏйства государственного строя. Безусловно, основной закон — важное изобретение в области юридической техники. По϶ᴛᴏму большинство конституций имеет форму основного закона, со всеми ее преимуществами. Форма основного закона подчеркивает особое, учредительное значение конституционных норм, делает их более заметными среди массы прочих законов, облегчает достижение конституционных целей и правовую охрану конституции

 

Пользовательское соглашение:
Интеллектуальные права на материал — Государственное право зарубежных стран — Арановский К.В. принадлежат её автору. Данное пособие/книга размещена исключительно для ознакомительных целей без вовлечения в коммерческий оборот. Вся информация (в том числе и «1. ПОНЯТИЕ КОНСТИТУЦИИ, СООТНОШЕНИЕ ПОНЯТИЙ "КОНСТИТУЦИЯ" И "ОСНОВНОЙ ЗАКОН"») собрана из открытых источников, либо добавлена пользователями на безвозмездной основе.
Для полноценного использования размещённой информации Администрация проекта Зачётка.рф настоятельно рекомендует приобрести книгу / пособие Государственное право зарубежных стран — Арановский К.В. в любом онлайн-магазине.

Тег-блок: Государственное право зарубежных стран — Арановский К.В., 2015. 1. ПОНЯТИЕ КОНСТИТУЦИИ, СООТНОШЕНИЕ ПОНЯТИЙ "КОНСТИТУЦИЯ" И "ОСНОВНОЙ ЗАКОН".

xn--80aatn3b3a4e.xn--p1ai

Тема 2. Теория конституции. Конституция и конституционализм.

Исторические закономерности и доктринальные предпосылки возникновения конституции. Признаки конституции, ее понятие.

Предназначение конституции, ее социально-политическая и юридическая ценность. Многообразие теоретических определений сущности конституции, причины этого многообразия. Социально-политическая и юридическая сущности конституции.

Конституционализм как политико-юридическая доктрина: идейные истоки, история возникновения и развития. Основные положения доктрины конституционализма.

Конституционное государство: понятие, основные характеристики. Конституционализм как особый государственно-правовой режим жизни общества. Соединение теории и практики конституционализма.

Содержание и форма конституции.

Предмет конституции и ее содержание. Константа содержания конституции. «Переменное» содержание конституции. Факультативное в содержании конституции. Объем конституции.

Форма конституции: способ выражения, структура, стиль.

Свойства Конституции.

Конституция как политический и юридический документ. Легитимность конституции как ее основное политическое свойство. Иные политические свойства конституции. Верховенство конституции как ее важнейшее юридическое свойство. Нормативное закрепление и гарантии принципа верховенства Конституции РФ. Иные юридические свойства конституции.

Функции Конституции.

Социально-политические и юридические функции конституции. Учредительная роль конституции. Проблемы теоретического конструирования учредительной («конституционно-творящей») власти.

Тема 3. Конституционное развитие: понятие и формы. История конституционного развития России.

Конституционное развитие. Конституционная реформа.

Конституционное развитие: понятие и значение. Статутное правотворчество (законотворчество) и юридическая (судебная) практика как основные формы развития конституции в современных государствах: сравнительный анализ.

Конституционная реформа: объективные и субъективные предпосылки, стратегии и тактики.

Основные способы принятия современных конституций.

Конституционное развитие России до конца 1980-х гг.

Конституционные акты в России до октября 1917 г. Этапы конституционного развития РСФСР. Общая характеристика российских конституций 1918, 1925, 1937, 1978.

Разработка и принятие Конституции РФ 1993 г.

Конституционные реформы в России 1989 — 1993 гг. Распад СССР. Конституционный кризис начала 1990-х гг. Разработка и принятие Конституции РФ 1993 г.

Тема 4. Конституция Российской Федерации 1993 г. Конституции (уставы) субъектов Российской Федерации.

Конституция Российской Федерации 1993 г.: общая характеристика.

Концепции Конституции РФ 1993 г.

Структура Конституции РФ. Особенности и значение отдельных частей Конституции РФ: преамбулы, основного текста, заключительных и переходных положений.

Технико-юридические особенности Конституции РФ 1993 г.: язык, стиль, построение статей, способы изложения нормативных предписаний, соотношение материально-правовых и процессуальных предписаний и т.д.

Концептуальное и технико-юридическое несовершенство Конституции РФ 1993 г. и способы его преодоления.

Порядок внесения поправок в Конституцию Российской Федерации и порядок ее пересмотра.

Понятие поправок положений Конституции РФ, порядок их внесения. Порядок пересмотра Конституции РФ. Проблемы статуирования Конституционного Собрания.

Действующая Конституция РФ: неизменность, «точечные» поправки или радикальный пересмотр?

Конституции (уставы) субъектов Российской Федерации: юридическая природа, функции, содержание.

Конституционная автономия субъектов Федерации: теория и российская практика. Конституции (уставы) субъектов РФ: предмет и юридическая природа, общее и особенное в структуре и содержании. Место и значение конституций (уставов) субъектов РФ в системе конституционного законодательства РФ. Проблемы обеспечения соответствия конституций (уставов) субъектов РФ Конституции РФ и федеральному законодательству.

Конституции (уставы) субъектов РФ в системе законодательства этих субъектов.

studfiles.net

1. ПОНЯТИЕ КОНСТИТУЦИИ, СООТНОШЕНИЕ ПОНЯТИЙ «КОНСТИТУЦИЯ» И «ОСНОВНОЙ ЗАКОН» : Государственное право зарубежных стран

 

В государственном праве большинства стран мы обнаруживаем акты, именуемые «конституцией». Однако число стран, в которых действительно сложился конституционный строй, относительно невелико. Уже одно это дает повод усомниться, что все обилие актов с титулом конституции имеет подлинно конституционное содержание.

В юридической теории и практике применяется также такой термин, как «основной закон». Причем часто термины «основной закон» и «конституция» употребляются как однопорядковые, как синонимы. Представляется, однако, что подобные суждения неверны. Вероятно, такое заблуждение пришло из США еще на рубеже XVIII—XIX вв. Американцы только что победили Англию в войне за независимость и очень гордились своей новой конституцией. Наверное, поэтому они «позабыли» об английских корнях американского конституционализма. Не учли они, конечно, и маленькую Швейцарию, также на протяжении столетий создававшую конституционный строй, не имея основного закона117. Председатель Верховного суда Дж. Маршалл в решении по делу Марбэри против Мэдисона заявил: «Конституция либо является высшим законом, который невозможно изменить с помощью обычных законов, либо стоит на их уровне и может быть изменена, когда это будет угодно законодательной власти. Тогда конституция есть не что иное, как абсурдная попытка ограничить власть, безграничную по своей природе». С тех пор, по-видимому, сложилось мнение о нераздельности основного закона и конституции.

_________________________

117 «Классический тип политической свободы… сложился в Англии более семисот лет тому назад. На этой духовной политической основе в Америке удалось создать новый тип свободы. На самой маленькой территории эту свободу осуществила Швейцария в своем федерализме…» — Ясперс К. Смысл и назначение истории. М., 1994, с. 215.

 

Если в любом систематизированном нормативном акте, обладающем юридическим верховенством, видеть конституцию, то пришлось бы признать, что в самодержавной Российской Империи был конституционный строй. Ведь и до 1905 г. в России действовали Основные законы — ряд нормативных актов, устанавливающих основы государственности. Но до 17 октября 1905 г., бесспорно, Россия конституции не имела.

Если конституция и основной закон тождественны, тогда Великобританию нельзя считать конституционным государством, ибо в этой стране нет основного закона. Но это несообразность: как бы американцы ни настаивали на своем первенстве в конституционном творчестве, родиной конституции была и остается Англия.

Необходимо также иметь в виду, что не всегда с понятием конституции связывают юридическое верховенство, присущее основному закону. Так, в Иране принят акт, именуемый конституцией. Но высшую юридическую силу признают не за ним, а за Кораном.

Итак, понятия конституции и основного закона явно не совпадают. Это, однако, не означает, что они никак не пересекаются. Между ними нет непроходимой границы. Так, в ФРГ действует Основной закон, и вместе с тем Германия считается конституционным государством.

Следовательно, взаимоотношения между основным законом и конституцией нужно уточнить. Это поможет понять смысл конституционного регулирования, отличить действительную конституцию от конституционной видимости.

Очевидно, что конституция — одно из достижений цивилизации. Естественно стремление народов и государств приобщиться к конституционной традиции. Но если ядерную энергетику освоили далеко не все страны, то почему бы не допустить, что и с конституцией, которая также довольно сложна, отдельные общества знакомы только понаслышке.

Вероятно, что наиболее верно смысл конституции открывается, если воспринимать ее как исторически, эволюционно сложившееся правовое явление. Содержание конституционного регулирования определяет не замысел нескольких сочинителей-правоведов, а многовековая политико-юридическая традиция. Последующее государственно-правовое строительство под знаменем конституции можно считать теоретически и юридически достоверным при условии, если государство и политики соблюдают заданные историей конституционные принципы. Неважно имя, которым наделен нормативный акт, — конституция, основной закон, устав или какое-либо еще. Несущественно и само наличие подобных актов. Для формирования конституционного режима достаточно, если государственно-правовое творчество согласуется с принципами конституционализма, предложенными историей.

Собственно термин «конституция» употребляли уже в древних государствах. Но в античности его содержание было иным, чем в новое время. В Древней Греции под конституцией подразумевалось не более чем установление, учреждение. В Древнем Риме конституциями называли правовые источники различного содержания и значения. Например, установления о приобретательной давности, в силу которых возникало право на получение римского гражданства, если лицо в течение трех лет занималось пекарным ремеслом или построило дом. Кодексы Юстиниана утверждались конституциями. В позднем Риме конституциями называли даже акты исполнительной власти — декреты, эдикты, рескрипты принцепсов (лидеров республики).

Но понятным для современников содержанием термин «конституция» стал наполняться позднее, в средние века, и приобрел завершенность уже с наступлением нового времени. Не вполне правильно переносить современную терминологию на древнюю действительность. К примеру, конституцией назван акт Сетоку, принятый японским принцем еще в VI веке118, нравственно-политическое содержание которого состояло в идее патерналистского (покровительствующего), но никак не конституционного государства. Япония вообще не имела собственной конституционной традиции, а перенимала ее у западных стран.

_____________________

118 См.: Попов К.А. Законодательные, акты средневековой Японии. М.,1984.

 

Пространством, на котором выросли почти все необходимые элементы конституции, стала средневековая Англия. Англия не была одинокой в своем движении к конституционализму. Без интеллектуального и политического окружения в лице Германии (очаг реформации), Нидерландов (где на почве освободительной борьбы конституция получила поддержку), Франции (немало привнесшей в теоретическое оформление конституции) и других стран континентальной Европы, мир, вероятно, не увидел бы успехов английского конституционного строительства. Вместе с тем лидерство Англии в создании конституции очевидно.

Условно первую веху в образовании конституции можно обозначить 1215 годом — датой подписания Иоанном Безземельным Великой хартии вольностей (Magna Charta). Королевская власть, ослабленная неудачами в англо-французской войне и неспособная более подавлять сопротивление, которое активная часть общества оказывала произволу, была вынуждена сделать уступки в пользу дворянства и некоторой части подданных.

Группа баронов, фактически арестовавшая короля, заставила его принять за себя и за своих наследников ряд обязательств. В частности:

— не устанавливать налогов без согласия коллегиального органа, представляющего аристократическое сословие, — королевской курии, которая с 1265 г. стала называться парламентом. Тем самым произошло отчуждение части королевского суверенитета в пользу подданных, представители которых получали право участвовать в принятии жизненно важных для государства — финансовых — решений;

— не предпринимать произвольных посягательств на имущество подданных;

— не посягать на свободу и личность свободных людей (подданных, уплачивающих налоги непосредственно государству) иначе, чем на основании приговора суда;

— считать церковь свободной, то есть не подчиненной королю.

С другой стороны, бароны согласились с тем, чтобы в Великой хартии вольностей были предусмотрены и обязанности подданных. Право короля на власть принципиально не ставилось под сомнение. Причем неисполнение как королем, так и его подданными условий документа давало пострадавшей стороне право «теснить» нарушителя всеми средствами до приведения отношений в состояние, предусмотренное Хартией.

До середины XVII — начала XVIII века политическая история Англии представляла собой временами процесс борьбы между королями и все более расширяющимся кругом подданных, происходившей с перерывами и обострениями. Очень часто это противостояние приводило к отступлениям от ранее достигнутых договоренностей и снижало подконтрольность короля, сопровождалось нарушением законов, усиливало государственную централизацию, порождало произвол с обеих сторон.

Другим вектором развития было конституционное правовое строительство, сдерживающее власть короля и укрепляющее параллельный источник власти — народный суверенитет.

Великой хартии вольностей оказалось недостаточно для политической безопасности подданных. Появилась потребность в непрерывно действующем парламенте, и к концу XIII века он стал созываться регулярно. Прерогативы парламента в принятии финансовых решений получили дополнительное подтверждение в последующих нормативных актах. Доступ политически активной части общества к влиянию на государственную власть с XIV века расширился в результате деления парламента на две палаты, одна из которых была выборной, состояла из представителей собственников (землевладельцев и горожан). Устойчивость парламента усилилась с XV века, когда был признан иммунитет его членов.

Деятельность Вестминстерских судов (судов общего права) стала одним из решающих факторов конституционного строительства. Этими судами были проведены обобщение и формализация сложившихся в английских общинах обычаев. В результате относительно независимо от государства возникла система права — творение не короля и даже не парламента, а общества, создавшего множество правовых обычаев, и юристов-профессионалов, которые эти обычаи упорядочили и придали им общеобязательную силу, оформив в авторитетный нормативный источник — судебный прецедент.

Сложность правовой системы, требующей высокого профессионализма судей, стала одной из причин, породивших уединение судов общего права в область юриспруденции, их относительную свободу от влияния чисто политических интересов. Королю, государству нельзя было обойтись без судов, и в то же время суды общего права создавали труднопреодолимый юридический барьер для тех политических акций, которые явно противоречили правовым нормам. Растущая независимость судов как нельзя лучше содействовала представлениям о «вечной», стоящей выше государства справедливости. Утверждалось представление о том, что справедливость, право обязывают не только человека, но и государство, которое, как и все, должно соблюдать закон.

Оформлялись местное управление, ‘чему немало содействовала судебная система (мировые судьи, выполнявшие административные функции). Произошло некоторое упорядочение отношений с Шотландией. Это распределяло роли между центральной властью и территориями, решало проблемы государственного устройства.

Многовековая эволюция привела к тому, что в конце XVII— начале XVIII века был принят комплекс нормативных актов, который хотя и нуждался в завершении, но в совокупности с ранее сложившимися обычаями, соглашениями, законами и прецедентами обладал практически всеми необходимыми признаками конституции в современном смысле этого слова. Были приняты следующие акты, в целом завершившие конституционное здание:

—Акт для лучшего обеспечения свободы подданных и для предупреждения заточений за морями (Habeas Corpus Act — 1679 г.), запрещающий произвольные аресты, устанавливающий судебный контроль над задержаниями, а также ответственность чиновников, виновных в произвольных арестах;

— Акты о веротерпимости;

— Билль о правах (1689 г.) окончательно признал парламент в качестве законодательного, «часто» (периодически) созываемого органа. С тем, чтобы представительное правление было гарантировано, Билль запретил королю приостанавливать действие законов, делать изъятия из них, произвольно осуществлять налогообложение, угрожать парламенту силой (содержать в мирное время постоянную армию на территории Англии), вмешиваться в выборы и нарушать свободу прений в парламенте. Кроме того, были установлены некоторые гарантии прав личности, которые ограничивали произвол королевской администрации, — запрет жестоких и не установленных законом наказаний, недопустимость подбора присяжных по усмотрению короля и другие;

—Акт о престолонаследовании (1701 г.), помимо прочих норм, предусматривал независимость и несменяемость судей.

Принципиальное значение имел также компромисс, оформившийся в 1688 г. между партиями тори и вигов. Тори и виги согласовали политическую тактику — непримиримые разногласия, непризнание соперников были заменены отношениями мирной борьбы за власть119. Иными словами, компромисс обеспечил демонополизацию власти, то есть отсутствие группы, обладающей безусловным нравом на господство.

_______________________

119 См.: Истории буржуазного конституционализма XIX в. М.,1986, с. 9.

 

США и Франции также принадлежат заслуги в конституционном творчестве. Ученые и политики этих стран, с учетом британской системы отношений между главой государства и парламентом, теоретически разработали и предложили принцип разделения властей. Кроме того, в Соединенных Штатах была учреждена федерация —• относительно новая в конституционном праве форма государственного устройства. Федерализм был известен и прежде, но громкой славы не имел и ограничивался такими странами, как Швейцария, Нидерланды. Во всяком случае, за образец принимали почему-то прежде всего американский федерализм, а не Швейцарию.

Именно США и Франция впервые облекли конституцию в форму единого основного закона. Иногда даже говорят о том, что американская и французская конституции были исторически первыми, а датой рождения конституции называют 1787 г. (принятие конституции США). Эту дату нельзя считать бесспорной, даже если оставить в стороне заслуги англичан в конституционном творчестве. Во-первых, до принятия федеральной конституции в американских штатах уже действовали свои, по-английски построенные конституции. Во-вторых, в первой американской федеральной конституции отсутствовал совершенно необходимый раздел — нормы, комплексно регулирующие права человека. Только через два года, с принятием Билля о правах, конституция США стала относительно завершенной.

Итак, конституция есть исторически сложившееся правовое явление с определенными признаками и свойствами.

Конституция — это комплекс норм, содержанием которых является принцип народного суверенитета; основные (фундаментальные) права и свободы человека; принцип законности (правомерности), обязательный для государства и иных субъектов; основы государственного устройства (в федерациях — федеративный договор).

Основной закон представляет собой не столько содержательное, сколько формальное понятие, позволяющее определить место и роль данного нормативного акта в системе национального правового регулирования.

Под основным законом подразумевается систематизированный нормативный акт, обладающий высшей юридической силой, являющийся правовой базой для других законов, комплексно регулирующий основополагающие государственно-правовые отношения.

Основной закон — весьма удобная юридическая форма, которая вносит порядок в систему правового регулирования. Издание основных законов упрощает проведение государственно-правовых реформ, позволяет точно зафиксировать главные свойства государственного строя. Безусловно, основной закон — важное изобретение в области юридической техники. Поэтому большинство конституций имеет форму основного закона, со всеми ее преимуществами. Форма основного закона подчеркивает особое, учредительное значение конституционных норм, делает их более заметными среди массы прочих законов, облегчает достижение конституционных целей и правовую охрану конституции

 

www.adhdportal.com

21.Соотношение конституции рф и конституций субъектов рф

Статья 5 Конституции — республика «имеет свою Конституцию и законодательство», а другие субъекты «имеют свой устав и законодательство». Наличие у республики конституции напрямую вытекает из ее статуса — государства — обязательным атрибутом которого является наличие высшего на своем уровне основного закона — конституции. Другие субъекты Федерации — государственно-территориальные или национально-территориальные образования — принимают уставы.

Конституция и устав по значению и сущности равнозначны — некоторые из них именуются в скобках основными законами.

Статья 66 Конституции — статус республики определяется федеральной Конституцией и конституцией республики, а статус других субъектов Федерации — федеральной Конституцией и уставом соответствующего субъекта — что свидетельствует об учредительном характере конституций и уставов субъектов РФ и их неразрывной связи с Конституцией РФ.

Принятие Конституции и устава отнесено к исключительным предметам ведения самого субъекта, но с условием соответствия их положениям Конституции РФ. Поэтому вполне правомерно, что Конституции и уставы субъектов РФ воспроизводят основные принципы основ конституционного строя, правового статуса личности, федеративного устройства, закрепленные в Конституции РФ.

По отношению к другим НПА субъекта федерации конституции и устав обладает высшей юридической силой. Все иные НПА субъекта не могут противоречить Конституции (уставу). В некоторых республиках и областях имеются конституционные и уставные суды. Структура конституций (уставов) субъектов: имеются, как правило, небольшие преамбулы; большинство делятся на разделы, разделы — на главы, главы — на статьи.

В соответствии с ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ» от 06.10.1999 установлено, что Конституции республик в составе РФ и поправки к ним принимаются законодательным (представительным) органом республики в составе РФ, если иное не предусмотрено Конституцией республики в составе РФ; уставы иных субъектов РФ принимаются законодательным (представительным) органом субъекта РФ. Конституции (уставы) субъектов РФ принимаются большинством не менее 2/3 от установленного числа депутатов, в то время как законы субъектов РФ — большинством от установленного числа депутатов. Может быть предусмотрен иной порядок принятия Конституции и поправок к ней, например, принятие специальным учредительным органом или всенародным голосованием.

Норма об обеспечении соответствия конституций и уставов Конституции РФ, о верховенстве Конституции РФ закреплена в различных формулировках и в конституциях ряда республик и во многих уставах.

23.Толкование Конституции рф

Конституция 1993 года ввела институт толкования Конституции — речь идет об официальном толковании, имеющем юридическую силу и обязательном для всех правоприменяющих субъектов.

Цель толкования — юридически точно определить, как понимать норму конституции.

Причины введения института толкования — конституция — достаточно краткий правовой акт, поэтому не свободна от применения понятий и терминов, допускающих неоднозначное толкование; имеются прямые пробелы в тексте Конституции.

Функция толкования Конституции — статья 125 пункт 5 — Конституционный Суд РФ по запросам Президента РФ, Совета Федерации, Госдумы, Правительства РФ, органов законодательной власти субъектов РФ дает толкование Конституции РФ. КС применяет различные методы толкования: логический, грамматический, системный, исторический. В отдельных случаях КС отказывает в рассмотрении запроса о толковании. КС дал толкование многих статей: статьи 137 части 2 (28.11.1995) — поправки в статью 65 вносятся указом президента; статьи 136 (31.1.01995) — поправки к Конституции РФ принимаются в форме особого правового акта «Закона РФ о поправке к Конституции РФ».

На самом деле, акты суда (постановления) не должны быть источниками права, так как они не создают новой нормы права, а лишь толкуют уже действующую. Самое страшное, что постановления КС обжалованию не подлежат. Точно так же как комментарии к кодексам и законам не представляют собой НПА!

studfiles.net