События осени 1993 года: Хроника событий политического кризиса осени 1993 года в России

Содержание

Хроника событий политического кризиса осени 1993 года в России

Через час после телевизионного обращения Ельцина председатель Верховного Совета Руслан Хасбулатов выступил на экстренном совещании депутатов в Белом доме, где квалифицировал действия Ельцина как государственный переворот.

В тот же день в 22.00 на экстренном заседании президиума ВС было принято постановление «О немедленном прекращении полномочий Президента Российской Федерации Б.Н. Ельцина».

В эти же часы началось экстренное заседание Конституционного суда (КС) под председательством Валерия Зорькина. Суд вынес заключение, что данный указ нарушает Конституцию в двенадцати пунктах и является основанием для отрешения президента Ельцина от должности. После того, как заключение КС было доставлено в Верховный Совет, тот, продолжая своё заседание, принял постановление о возложении исполнения полномочий президента на вице‑президента Александра Руцкого.

Страна вступила в острый политический кризис.

23 сентября в 22.00 в здании ВС открылся внеочередной (чрезвычайный) Х cъезд народных депутатов. По распоряжению правительства в здании были отключены телефонная связь и электричество. Участники съезда проголосовали за прекращение полномочий Ельцина и поручили исполнять обязанности президента вице‑президенту Александру Руцкому. Съезд назначил основных «силовых министров» — Виктора Баранникова, Владислава Ачалова и Андрея Дунаева.

Для охраны здания ВС из числа добровольцев были сформированы дополнительные охранные подразделения, членам которых, по специальному разрешению, выдавалось огнестрельное оружие, принадлежавшее Департаменту охраны ВС.

27 сентября здание Верховного Совета было окружено сплошным кольцом оцепления из сотрудников милиции и военнослужащих внутренних войск, вокруг здания было установлено заграждение из колючей проволоки. Пропуск людей, транспортных средств (включая машины «скорой помощи»), продовольствия и медикаментов внутрь зоны оцепления был фактически прекращен.

29 сентября президент Ельцин и председатель правительства Черномырдин потребовали от Хасбулатова и Руцкого до 4 октября вывести из Белого дома людей и сдать оружие.

1 октября в Свято‑Даниловом монастыре при посредничестве патриарха Алексия II начались переговоры между представителями правительств России и Москвы и Верховного Совета. В здании Верховного Совета было включено электричество, начала поступать вода.

Ночью в мэрии был подписан протокол о поэтапном «снятии остроты противостояния», ставший результатом переговоров.

2 октября в 13.00 на Смоленской площади Москвы начался митинг сторонников ВС. Произошли столкновения демонстрантов с милицией и ОМОНом. В ходе беспорядков на несколько часов оказалось перекрытым Садовое кольцо у здания МИД.

3 октября конфликт приобрел лавинообразный характер. Митинг оппозиции, начавшийся в 14.00 на Октябрьской площади, собрал десятки тысяч человек. Прорвав заслоны ОМОНа, участники митинга двинулись к Белому дому и разблокировали его.

Около 16.00 Александр Руцкой с балкона призвал взять штурмом мэрию и «Останкино».

К 17.00 демонстранты штурмом взяли несколько этажей здания мэрии. При прорыве оцепления в районе мэрии города Москвы сотрудники милиции применили против демонстрантов огнестрельное оружие на поражение.

Около 19.00 начался штурм Останкинского телецентра. В 19.40 все телеканалы прервали передачи. После небольшого перерыва в эфир вышел второй канал, работавший из резервной студии. Попытка демонстрантов взять телецентр не увенчалась успехом.

В 22.00 по телевидению был передан указ Бориса Ельцина о введении в Москве чрезвычайного положения и об освобождении Руцкого от обязанностей вице‑президента РФ. Начался ввод войск в Москву.

4 октября в 7.30 началась операция по зачистке Белого дома. Стреляли из крупнокалиберного оружия. Около 10.00 танки начали обстрел здания ВС, вызвав там пожар.

Около 13.00 начался выход защитников ВС, из здания парламента стали выносить раненых.

Около 18.00 защитники Белого дома заявили о прекращении сопротивления. Александр Руцкой, Руслан Хасбулатов и другие руководители вооруженного сопротивления сторонников Верховного Совета были арестованы.

В 19.30 группой «Альфа» были взяты под охрану и эвакуированы из здания 1700 журналистов, сотрудников аппарата ВС, жителей города и депутатов.

Спустя несколько месяцев Государственная дума объявила политическую амнистию участникам событий сентября‑октября 1993 года.

Согласно выводам Комиссии Госдумы, по приближенной оценке в ходе событий 21 сентября — 5 октября 1993 года были убиты или скончались от полученных ранений около 200 и получили ранения или иные телесные повреждения различной степени тяжести не менее 1000 человек.

В результате трагических событий 3-4 октября 1993 года в Москве Съезд народных депутатов и Верховный Совет РФ были ликвидированы. До избрания Федерального Собрания и принятия новой Конституции в РФ устанавливалось прямое президентское правление. Указом от 

7 октября 1993 года «О правовом регулировании в период поэтапной конституционной реформы в РФ» президент установил, что до начала работы Федерального Собрания вопросы бюджетно‑финансового характера, земельной реформы, собственности, госслужбы и социальной занятости населения, ранее решаемые съездом народных депутатов РФ, теперь осуществляются президентом РФ. Другим указом от 7 октября «О Конституционном Суде РФ» президент фактически упразднил этот орган. Также Борис Ельцин издал ряд указов, прекращающих деятельность представительных органов власти субъектов Федерации и местных Советов.

12 декабря 1993 года была принята новая Конституция России, в которой такой орган государственной власти, как съезд народных депутатов, уже не упоминался.

Материал подготовлен на основе информации РИА Новости и открытых источников

Кто что выиграл и проиграл в октябре 1993 года

События 25-летней давности, завершившиеся вооруженным противостоянием у здания Верховного совета (ВС) и телецентра «Останкино» в Москве 3–4 октября 1993 г., привели к массовому разочарованию простых граждан в политике, закрепив отчуждение обывателей от власти. Они также возродили стремление найти доброго и справедливого «царя», который в одиночку, без государственных институтов и лишней бюрократии, способен решить проблемы обывателей.

25 лет назад, 21 сентября 1993 г., первый президент России Борис Ельцин издал указ № 1400 «О поэтапной конституционной реформе». Ельцин обвинил действующие органы представительной власти – Съезд народных депутатов и ВС – в саботаже работы по принятию новой Конституции, умышленном обострении политической ситуации. Своим указом он фактически упразднил ВС и объявил выборы в новый парламент – Государственную думу.

Указ отразил стремление президента и его окружения завершить в свою пользу стремительно развивавшийся конфликт между победителями августа 1991 г., которые ожесточенно делили власть, стремясь толковать в свою пользу букву устаревших законов в ущерб их духу.

Депутаты, опиравшиеся не только на советскую Конституцию, но и на недовольство миллионов граждан, увидевших вместо светлого капиталистического завтра без дефицита и очередей шоковую терапию, резкое падение доходов и неизвестность в будущем, не подчинились президенту и продолжили войну законов. В тот же день Конституционный суд 9 голосами против 4 признал указ противоречащим Основному закону и основанием для отстранения Бориса Ельцина от власти. Верховный совет объявил о его отрешении от должности.

Участники конфликта перешли в прямое вооруженное столкновение, жертвами которого стали 160 человек с обеих сторон. Он завершился тактической победой Ельцина и его соратников и обернулся серьезной травмой для российской государственности и общества. События осени 1993 г. рассеяли питавшиеся с конца 1980-х иллюзии про единство силовых структур и армии с народом, продемонстрировав, что приказ для военных остается важнее рассуждений о неприменении силы против собственных граждан. В сознании патерналистского большинства слова «демократия» и «демократ» перешли из разряда абстрактных идеалов в список ругательств.

Последующее протестное голосование в декабре на выборах депутатов первого созыва Госдумы (голосование по партспискам выиграла ЛДПР, набрав 22,9%) отразило разочарование миллионов людей в политике в целом – как во власти, так и в оппозиции («чума на оба ваших дома!») и в отдельных политиках. Отчуждение обывателей заложило основу нового негласного договора между властью и обществом о невмешательстве общества в государственные дела и «большую» экономику, а власти – в частную жизнь и повседневные хозяйственные практики наемных работников и самозанятых.

Спустя годы российское общество все больше дистанцируется от конфликта между двумя ветвями власти 1993 г. В 2013 г., по данным ВЦИОМа, 80% опрошенных сообщили, что слышали о тех событиях или знают о них хорошо, 16% тогда впервые услышали о них от социологов, 4% затруднились с ответом. В 2017 г., по данным опроса «Левада-центра», доля знающих или что-то слышавших снизилась до 68% (причем доля хорошо знающих сократилась вдвое), одновременно до 22% выросла доля не знающих о событиях октября 1993 г., а затруднившихся с ответом – до 10%. Быстрые изменения вряд ли вызваны только сменой поколений, отмечает Денис Волков из «Левада-центра». Люди стремятся вытеснить из памяти психотравмирующий эпизод, забыть о неудачном участии в уличной политике. Власть также старается не вспоминать о тех событиях, чтобы не возникало вопроса о ее ответственности за несоразмерное применение силы во время конфликта и после победы президентской стороны.

Люди все больше воспринимают конфликт 1993 г. как схватку в верхах, не имеющую к ним отношения. Почти две трети опрошенных «Левада-центром» в 2017 г. или затруднились ответить, кто был прав 25 лет назад, или считают, что не правы были обе стороны. Это не касается активных участников событий: они не примирились друг с другом, иногда их публичные споры едва не перерастают в потасовку, говорит Волков.

Отчуждение от власти и политики не было единственным итогом событий осени 1993 г. Разочарование в демократических институтах, которые теперь связывались в массовом сознании с вооруженным конфликтом, укрепило веру людей в «доброго царя», способного единолично восстановить нарушенную справедливость, считает политолог Алексей Макаркин. Кроме того, часть либералов также увлеклась идеей «твердой руки» и «чилийской моделью» построения рынка, что во многом предопределило приход к власти Владимира Путина.

Тревожная осень 1993 года — Парламентская газета

События двадцатипятилетней давности октября 1993 года стали кульминацией внутриполитического кризиса в России, который начался в стране в 1992 году.

Он был вызван противостоянием двух политических сил: с одной стороны — сторонники Президента России Бориса Ельцина, которые выступали за принятие новой Конституции, усиление президентской власти и либеральные экономические реформы, а с другой — руководство Верховный Совет РСФСР, ряд народных депутатов и вице-президент России

Александр Руцкой, которые хотели сохранить всю полноту власти у Съезда, и были резко против проведения радикальных экономических реформ.

21 сентября 1993 года Президент России Борис Ельцин подписал указ, согласно которому Верховный Совет и Съезд народных депутатов распускались, а на декабрь 1993 года назначались выборы в первую Государственную Думу. На следующий день большая часть депутатов Верховного Совета проголосовала за отстранения Ельцина от власти. Исполнение обязанностей главы государства было возложено на вице-президента Александра Руцкого.

Сторонники Верховного Совета начали организовывать отряды самообороны Белого дома, а также проводить акции протеста и возводить баррикады в центре Москвы. Борис Ельцин и председатель Правительства Виктор Черномырдин потребовали от Руслана Хасбулатова и Александра Руцкого до 4 октября вывести из Белого дома людей и сдать оружие. В здании были отключены телефонная связь и электричество.

3 октября протестующие по приказу Александра Руцкого захватили здание московской мэрии и предприняли попытку взять штурмом телецентр Останкино. Было прервано вещание всех телеканалов, в эфир выходил лишь второй канал, который работал из резервной студии. Вечером того же дня в Москве было введено чрезвычайное положение.

В город были введены части и подразделения Таманской и Кантемировской дивизий, 27-й отдельной мотострелковой бригады и нескольких парашютно-десантных полков, дивизии внутренних войск им. Дзержинского.

4 октября правительственные войска заблокировали здание на Краснопресненской набережной. По войскам начали вести прицельную стрельбу из Белого дома и со стороны гостиницы  «Украина». Войска открыли ответный огонь. Появились первые жертвы.

 Четыре танка Таманской дивизии на мосту, напротив Белого дома, дали предупредительные выстрелы по зданию  холостыми болванками.

Подъезд со стороны Краснопресненского метро был заблокирован офицерами группы  «Альфа» Главного управления охраны РФ. К центральному подъезду, со стороны  Москвы-реки, к зданию выдвинулись офицеры  спецгруппы  «Вымпел» Министерства безопасности России. Офицеры двух самых элитных подразделений страны считали своей главной задачей предотвратить дальнейшее кровопролитие и вызвали на переговоры представителей обороны Белого дома. На переговоры со спецназовцами был вызван  вставший на сторону Верховного Совета экс-министр безопасности генерал Баранников. Несколько офицеров вошли в здание, и прошли в зал заседаний к депутатам. Выступление  офицеров было коротким — всем гарантируем неприкосновенность под нашу ответственность. После этого офицеры покинули здание.

Через час из здания стали выходить люди — под охраной спецназа из здания было эвакуированы 1700 человек — депутатов, сотрудников аппарата Верховного Совета и журналистов.

Через час из здания стали выходить  сторонники Верховного Совета. А вот  руководители обороны Белого дома (Александр Руцкой, Руслан Хасбулатов, Альберт Макашов и другие) были арестованы.

В 1994 году участники октябрьских событий 1993 года были амнистированы и освобождены из следственного изолятора Лефортово. Через два года производство по уголовному делу было прекращено.

По разным данным, в ходе октябрьский событий 1993 года погибли от 140 до 160 человек, ранения получили от 380 до 1000 человек.

Политическими итогами этого одного из острейших политических кризисов в современной истории России стало принятие 12 декабря 1993 года новой Конституции, усиление президентской власти и образование нового двухпалатного парламента — Федерального Собрания РФ.

Трагические события осени 1993-го…

Виктор Резунков: Сегодня у нас в гостях бывшие народные депутаты России и свидетели драматических, трагических событий осени 1993 года Юрий Лучинский и Юрий Нестеров.

13 лет назад, 4 октября 1993 года, расстрелом Дома советов и капитуляцией сторонников Руслана Хасбулатова и Александра Руцкого закончилось 14-дневное противостояние исполнительной и законодательной властей России, приведшее к десяткам, а то и сотням человеческих жертв. Сейчас россияне уже стали забывать событий тех дней, стали путать событие 1991 года с событиями 1993 года, а если и помнят, то, судя по результатам социологических опросов, кардинально изменили свое отношение и к Борису Ельцину, и к другим действующим персонажам той драмы. И до сих пор нет ответов на множество вопросов. Например, на вопрос, кто и зачем послал людей под пули и кто по ним стрелял. Сегодня мы вспомним те дни.

И мой первый вопрос – Юрию Лучинскому. Началом противостояния считается выступление 21 сентября (это как бы официальная версия) в 20 часов по первому каналу Российского телевидения Бориса Ельцина, когда он объявил свой знаменитый указ номер 1400. Кем был вы в эту конкретную дату и чем вы занимались?




Юрий Лучинский

Юрий Лучинский: На тот момент я был не освобожденным уже депутатом Верховного совета Российской Федерации, а должность занимал официальную – начальника госинспекции Министерства печати Российской Федерации. Когда огласили около 20 часов указ президента Ельцина, я только приехал с работы домой. Сел уже в свою машину (шофера отправила) и помчался в Кремль. В Кремль меня уже не пустили, поскольку сказали, что мое удостоверение перестало действовать. Я приехал на Страстной бульвар, в Минпечати. Новое руководство министерства до утра в таком дежурном режиме находилось там и ждало, что будет. К счастью, в первую ночь никаких катаклизмов не случилось.


Виктор Резунков: Такой же вопрос – Юрию Нестерову. Пожалуйста.


Юрий Нестеров: Я тогда работал в Верховном совете, был заместителем председателя Комитета по общественным организациям, средствам массовой информации. А в тот конкретный вечер был в Петербурге и сопровождал наших шведских коллег в Мариинском театре, был спектакль, как сейчас помню, «Бахчисарайский фонтан. Машина казенная меня вместе со шведскими коллегами ждала у входа, и когда я вышел после спектакля, водитель мне сообщил, что меня уже нет как депутата, что песенка света. Я узнал у него подробности и, не заезжая домой, отправился сперва в Мариинский дворец, а затем на вокзал и в Москву.


Виктор Резунков: Вы согласились с тем, что вы лишились депутатских полномочий?


Юрий Нестеров: Суть была не в этом. Я готов был согласиться с этим и на полгода раньше. И если мы в итоге, чуть забегая вперед, оказались с моим коллегам Юрием Лучинским по разные стороны водораздела, то вовсе не потому, что я был сторонником Руцкого и Хасбулатова. До последнего момента я поддерживал Бориса Ельцина во всех вещах, которые связаны были с реформами, в общем, во многих вопросах я его поддерживал. Но для меня был категорически неприемлем тот вариант решения конфликта между президентом и исполнительной властью в целом, и Съезда народных депутатов, который выбрал Ельцин. Я просто не мог допустить… За месяц до этих событий была опубликована моя статья в «Известиях», где я анализировал этот вариант, говорил о том, что непременно прольется кровь, это просто было неизбежно. И вина за эту кровь всегда лежит на том, кто первый поднял дубину. А первый дубину поднял Ельцин.


Юрий Лучинский: Я, в принципе, как юрист, тоже далек от рассуждения о чистоте правовой ельцинского указа 1400, но полагаю, что политическая обстановка в стране была такова, что она являлась форс-мажорной для принятия вот такого решения, как указа 1400 и последующие уже силовые решения руководства Российской Федерации.




Юрий Нестеров

Юрий Нестеров: Вот это и есть главная точка соприкосновения с тобой и твоими сторонниками. Я и тогда, и теперь, спустя 13 лет, убежден, что у Ельцина в руках было еще достаточно рычагов, чтобы развернуть ситуацию в правильном направлении. А что такое правильное направление? Это, конечно, досрочное прекращение полномочий нашего съезда, это, конечно, разработка и принятие новой Конституции, по которой законодательная власть должна была бы быть приближена к европейским образцам. А после апрельского референдума того же 1993 года (помните, «Да-Да-Нет-Да») инициатива политическая была в руках Ельцина. Все разговоры о том, что Верховный совет и Хасбулатов готовились к каким-то злокозненным вещам, копили оружие, готовили чуть ли не военный переворот, это все ерунда, это не подтвердилось ни дальнейшими следствиями, не было никаких фактов. Было просто фантастически острое противостояние между двумя личностями – Ельциным и Хасбулатовым. Каждый внес свой вклад в том, чтобы эта вражда превратилась просто в патологическую ненависть друг к другу, но это не должно было отразиться таким образом на судьбах страны.

А вот о судьбе страны – это важнее. Почему я выступал против этих методов тогда, и выступаю теперь? Потому что я считал, формулировка даже тогда у меня такая появилась: преступление против ментальности народа. В течение многих лет мы с большим трудом пытались насаждать мысль о том, что как делать – ничуть не менее важно, чем что делать. Опираясь все-таки на закон, соблюдая этот закон, меняя его с огромным трудом, меняя Конституцию (хотя и способов изменения Конституции тогда не нашли) – так и только так. Потому что иной вариант обязывал ту сторону, которая начнет силовое противостояние, опереться на силовые структуры. И именно они помогут поддержать победу, если такая победа будет одержана, а она была одержана в итоге. Но когда она была одержана, тот, кто поднял дубину, оказался заложником тех самых силовых структур, которые помогли тогда справиться с этим самым несчастным или счастливым, но злокозненным Хасбулатовым.

И все, что мы видим в последующие 13 лет, есть прямое следствие этого принципиального выбора Ельцина. Если сейчас мы говорим, что государство становится полицейским, если сейчас мы говорим, что силовые структуры диктуют всем – и судам, и бизнесу – свои правила игры, то корни этого – в 21 сентября 1993 года.


Виктор Резунков: Спасибо, Юрий Нестеров. Юрий Лучинский, вы согласны с этим мнением?


Юрий Лучинский: Во многом. Не совсем согласен я, к сожалению, со штампом средств массовой информации о противостоянии Ельцина и Хасбулатова. Это было противостояние, если далеко и условно, Пересвета с Челубеем. За каждым из них стояли диаметрально противоположные мощнейшие силы и армии. И ежели, допустим, сторона Ельцина с большим количеством оговорок, с большими огрехами по форме, по существу стремилась все-таки вести страну вперед, то сторона, которая стояла за Хасбулатовым, она при достаточно красивой риторике, на мой взгляд, хотела вести страну назад. Кстати, я совершенно согласен с оценкой моего коллеги по поводу теперешнего полицейского государства, тут мне даже нечего возразить. Но я полагаю, что если бы в октябре 1993 года победила та сторона, то полицейское государство наступило бы в том виде, в каком оно есть, гораздо раньше, и, может быть, сейчас проявление его было бы гораздо тяжелее.


Юрий Нестеров: Дорогой мой, у нас перед глазами опыт Европы. Там за эти годы прошла не одна трансформация, не одна – нормальная, легитимная, через выборы – смена государственных парадигм, правда, не на противоположные. Побежали более левые, потом они уходили, побеждали более правые, но в конце концов они добиваются того, чего никак не можем добиться мы. Он добиваются изменения функционирования и общества, и экономики. Мне хотелось бы уточнить, когда ты сказал «армия», ты имел в виду «армию» в кавычках?


Юрий Лучинский: Безусловно, большие массы.


Юрий Нестеров: В том-то все и дело, что с одной стороны стояла армия без кавычек, с танками, с пушками, с автоматами, потом они и стреляли по Белому дому. А за другой стороной стояла армия людей, которые хуже или лучше разбирались в политике, оценивали так или иначе и были готовы кого-то подержать.


Юрий Лучинский: Юра, как раз эта самая армия вот буквально до окончания ночных часов с 3 на 4 октября, она не стояла за нами. В том-то все и дело, что, сидя той ночью в Кремле, я и вот мои сторонники, сторонники Ельцина, мы до утра еще не знали, кто будет с восходом солнца обороняться, а кого будут выкуривать. Армию-то заставили еще работать.


Юрий Нестеров: Мы оцениваем историю постфактум, армия в итоге встала за вами.


Виктор Резунков: Хорошо. Ирина из Москвы хочет задать вопрос. Пожалуйста.


Слушатель: Добрый вечер. Я, можно сказать, оказалась в эпицентре событий, поэтому то, что я скажу, прозвучит как вопрос. Мне никогда не было так страшно, никогда в жизни, как тогда, когда я услышала призывы Руцкого и Макашова. Хотя вчера у Кара-Мурзы Руцкой что-то оправдывался, доказывал. И мне тут же позвонили родственники с Проспекта Мира и рассказали про грузовики, везущие эти обезумевшие толпы к Останкино. Это было так страшно! Я не спала ночь. На следующий день, это, наверное, было 4-е, я была на работе и не могла в прямом эфире наблюдать расстрел Белого дома. Я живу у метро «1905 года», как я добиралась домой – только до «Беговой» удалось доехать, дальше переулочками до дому. Я перебегала Звенигородку, буквально закрыв голову руками – стреляли. Я вбежала в подъезд, подъезд был забит людьми, потому что через наш двор отступали куда-то на Ваганьково или еще куда-то снайперы. Мы желали все на полу в квартире, потому что напротив, на другой стороне Звенигородского шоссе, сидел снайпер – об этом предупредили. Потом уже ухнуло, его выбили.

Я не могу однозначно судить, правильно или неправильно поступили с Белым домом. Возможно, не было иного выхода. Я очень сомневаюсь в количестве жертв, в причинах этих жертв. И я только до сих пор живу с большим уважением к Борису Николаевичу, несмотря на всего его «загогулины».


Виктор Резунков: Спасибо за ваше мнение. Официальные цифры – 147 или 151 жертва. Но неофициально говорить очень сложно.

Итак, продолжим. Дальше что с вами происходило, Юрий Лучинский, 22-го, 23-го, 24-го?..


Юрий Лучинский: Я продолжал работать на своем посту. Моя организация занималась регистрацией средств массовой информации и контролем за соблюдением закона о печати. Естественно, у нас было повышенное напряжение, мы больше работали. Нас предупреждали о возможности осложнений, но в целом никакого дополнительного, экстренного чего-то в работе нашей не было.


Виктор Резунков: Цензуру не вводили и не собирались вводить? Хасбулатов говорил, что был разработан закон о цензуре.


Юрий Лучинский: Моя организация была правопреемником бывшего Главлита СССР, правда, без функции цензуры. У нас вплоть до 4-го числа не поступало никаких служебных документов, распоряжений о подготовке механизма цензуры, не было.

3-го числа был выходной, я находился около своего дома, а жил я в депутатском доме на улице Королева, и из моей квартиры на 22-м этаже была прямая видимость пространства между двумя зданиями телецентра. Я с утра занимался ремонтом своей машины на автостоянке, и по радио из машины я слышал, что прорвалась толпа к зданию СЭВ, к мэрии тогдашней, что здание занято, что колонны повстанцев движутся к зданию телецентра. В начале седьмого эти колонны, о чем сейчас говорила слушательница, которые проехали по Проспекту Мира мимо нее, они въехали на улицу Королева. Да, там были люди с автоматами, даже отдельные выстрелы в воздух были. Я сказал соседям: «Ребята, пора уходить со стоянки, сейчас будет нехорошо, пока разбегаться по домам». Причем самое интересно, что вместе с колоннами повстанцев, параллельно, ехали и БТРы группы «Витязь», которая потом обороняла телецентр. Они вместе подъехали. Ошибка повстанцев была в том, что они подъехали к телецентру и начали митинговать, хотя могли бы совершенно спокойно в это время его занять. Пока они митинговали, «Витязь» успел занять позиции обороны, и только в половине восьмого началась вся эта заваруха последующая.


Юрий Нестеров: Как я понимаю, ко мне тот же вопрос. Постараюсь короче, хотя о таких событиях трудно говорить кратко. Итак, 22-го я был уже в Москве, и действительно принимал участие в том самом последнем чрезвычайном 10-ом внеочередном съезде. Тут очень важно сделать одно маленькое пояснение. Приблизительно за год до этих событий была создана фракция «Согласие ради прогресса», я был одним из координаторов этой фракции. Среди пяти главных ценностей этой фракции была такая: конституционность всех совершаемых в стране перемен. Это была принципиальная вещь. И поэтому я рассчитывал, что мои коллеги по фракции будут. К сожалению, был только один Виктор Шейнис на открытии съезда, но и он поприсутствовал только в первые полчаса, а потом ушел и категорически рекомендовал мне не выступать. Тем не менее, я нарушил запрет и выступил на первом заседании этого чрезвычайного съезда.

Я сказал тогда, что мы, депутаты, несем ответственность не меньшую, чем Ельцин, за то, что сложилось в стране. Это в нашей власти было принять Конституцию много раньше, и мы старались это сделать в течение трех лет работы съезда. То в нашей власти было конституционную реформу провести своими силами, своим решением, договорившись о чем-то с президентом, найти компромисс. Но то, что сделал Ельцин, несмотря на все это, все равно является конституционным переворотом, что по закону любой страны является преступлением, безусловно преступлением. Эти жесткие оценки я дал и выступил за так называемый нулевой вариант, за то, чтобы обе стороны конфликта ушли как можно скорее в отставку, чтобы было назначены досрочные выборы и президента, и парламента, и чтобы были приняты все меры – теперь уже с опозданием – для того, чтобы не пролилась кровь. Такое было мое выступление.

И еще четыре дня я провел в зале заседаний. С каждым днем атмосфера становилась все мрачнее. Под окном собирались люди под красными знаменами и скандировали: «Ельцин, чемодан – вокзал – Израиль!» Слушать это было невыносимо. Я оказался в кругу своих идейных, идеологических противников. Но я оказался там потому, что Ельцин меня туда затолкал. Как любого человека, который ценит идею права выше, чем идею власти, и выше, чем идею каких-то иных преобразований, он меня затолкал в эту компанию. И я находился в ней, просто совершая над собой колоссальные усилия. И когда уже было оцепление, не пускали никого за пределы, но кое-кого пропускали внутрь. И когда проник туда Невзоров, и кто-то сказал, что теперь подвиги защитников Белого дома будет живописать Александр Невзоров, тут мое терпение лопнуло. Я встал, вышел из зала и уехал в город Ленинград. Чтобы не находиться в эпицентре этого кошмара и этой гнусности. Поскольку гнусность была с обеих сторон.


Юрий Лучинский: Кстати, вот терминология насчет переворота. В архиве моего деда Григория Борисовича Лучинского, который был офицером НКВД, рабоче-крестьянской милиции в 30-е годы, я нашел им самим написанную автобиографию. Так вот, в середине 30-х годов офицер НКВД писал «октябрьский переворот 1917 года». Слова «Великая Октябрьская социалистическая революция» даже в НКВД тогда не фигурировали.


Виктор Резунков: А по вашему мнению, Юрий Лучинский, можно назвать это октябрьским переворотом – события 1993 года?


Юрий Лучинский: Можно назвать. Просто я не говорю, что каждый переворот – это обязательно так уж плохо.


Юрий Нестеров: А я говорю, что всякий переворот – это обязательно так уж плохо. Вот в этом наше несогласие. И я чуть-чуть еще поясню, это очень важная вещь. Смотрите, в течение какого-то времени простые люди, бизнесом которые занимались, которые отстаивали свои жилищные права, любые иные гражданские права, они надеялись на суд. Потому что думали, что рано или поздно суд изменится, и можно будет отстоять свои права. Но Борис Николаевич Ельцин грубо зримо показал всему народу, что прав тот, на чьей стороне сила. Так было всегда при Сталине, при прочих коммунистических правителях, там было, кстати, и при царе, так продолжает оставаться при Ельцине, и так, значит, будет всегда. А теперь посмотрите, что происходит. Весь этот рэкет, все эти наезды, вся эта неправовая переделка бизнеса, все, что происходит, кстати, с Грузией сегодня, — это прямое следствие 1993 года. Только слепец не видит связи между всем негативным развитием России последние 13 лет и тем роковым выбором, который Ельцин сделал в октябре 1917 года. Вот такая моя оценка и сегодня.


Юрий Лучинский: Повторяю, сегодняшнюю оценку я с коллегой не оспариваю ни на деталь.


Виктор Резунков: Отлично. Вопрос Владимира из Саратова, пожалуйста.


Слушатель: Добрый вечер. Хотелось бы знать, почему генерал Макашов не поднял свой самый мощный в России округ, что, безусловно, решило бы ситуацию против осуществления переворота? Спасибо.


Юрий Нестеров: За генерала Макашова я, естественно, ничего не могу сказать, потому что в те дни я был рядовым депутатом и пытался как политик, а не как военачальник содействовать нулевому варианту, бескровному решению конфликта. Могу сказать только одно: я не готов осудить Ельцина за те действия, которые были совершены после 21 октября. Кто хоть разок играл в шахматы или читал книжки, знает, что такое цугцванг – это позиция, в которой каждая сторона делает необходимые ходы, только те ходы, которые она и может сделать. Так вот, искусство политика в том состоит, чтобы не доводить до этой ситуации. Ельцин, подписав указ 1400, уже заранее начертал все, что должно произойти: и эти толпы людей на улице, и эти выстрелы по Белому дому, и эти больше 200 человек погибших в Белом доме (это данные «Мемориала» московского, но не официальные). Я не могу осудить его за это, потому что он уже вступил на тропу войны, а на этой тропе надо было действовать только так, как он действовал. Я осуждал и осуждаю его за то, что он на эту тропу вступил.


Юрий Лучинский: Макашов тогда, во-первых, был уже не в полномочиях командующего округом. А во-вторых, честно признаться, и тогдашнюю, и тем более нынешнюю нашу армию сподвигнуть на что-то конкретное, деловое и к тому же радикальное – это проблема мало разрешимая. Как действует наша армия, к сожалению, мы все видим в разных местах и России, и за ее пределами. Так что проку, к сожалению, я думаю, мало было бы от всего Приволжско-Уральского военного округа.


Виктор Резунков: Михаил, Красноярский край, пожалуйста.


Слушатель: Здравствуйте, господа. У меня вопрос по поводу освещения американской печати этих событий. В ту пору я слушал Голос Америки, и они передавали обзоры «Нью-Йорк Таймс». Статья была, видно, небольшая, и в ней шла речь о том, что ЦРУ и их деньги участвовали в приходе Ельцина к власти. Как вы прокомментируете это? За то, что я слышал это, ручаюсь головой.


Виктор Резунков: Юрий Лучинский, давайте ответим на вопрос по поводу участия ЦРУ во всех этих событиях, что писала якобы зарубежная пресса, как сказал слушатель.


Юрий Лучинский: Я вполне могу допустить, что одна из ведущих мировых держав может так или иначе, в том числе, даже, извините, и агентурным путем участвовать в событиях другой державы в той или иной степени законности, для того чтобы изменить положение как в той державе, так и в мире в целом. Так что допустить такое я могу. И, самое главное, особого ужаса, когда ведущая демократическая и инновационно способная держава пытается как-то изменить режим в достаточно реакционной стране мира, ну, честно говоря, большого ужаса совсем я здесь не вижу.


Юрий Нестеров: Это тот редкий случай, когда, в принципе, я готов согласиться с моим коллегой, бывшим коллегой Лучинским. Но добавлю только, что никогда не считал, что подобные попытки как-то повлиять на ситуацию в другой стране могут иметь решающее значение. Точно так же как они не повлияли, не были решающими в событиях на Украине, чего боится наша власть. Точно так же как они не являются решающими в Грузии. Кстати, Ельцин пришел к власти дважды. Что имеет в виду радиослушатель – не вполне понятно. Был 1991 год, когда его просто на руках, на плечах внесли ликующие массы москвичей сперва на Съезд народных депутатов СССР, а потом и на Съезд народных депутатов России. И потом был 1996 год, когда я, откровенно говоря, рассчитывал, что Ельцин будет наказан за то, что он совершил три года назад, в 1993 году. Под наказанием я имею в виду легитимный проигрыш выборов. Под наказанием я имею в виду оценку людьми того, что Ельцин совершил три года назад. Этого не произошло. И надо сказать, что это послужило серьезным отрезвляющим фактом и для меня, я понял, что рано еще рассчитывать на демократический потенциал большинства российского народа.


Виктор Резунков: А по-моему, здесь сыграл еще фактор начала войны в Чечне через год после 1993 года.


Юрий Нестеров: Конечно. Дело в том, что, как бы ни пытались промывать мозги с помощью телевидения государственного, с помощью официальной или неофициальной цензуры, мои мозги от моих убеждений оказались не промыты, и я уверен, что их никогда никому промыть не удастся. Почему же большинству людей удается мозги промыть? Вот это мне очень жаль.


Юрий Лучинский: Кстати, война в Чечне тоже, вполне мотивированная по содержанию, была безобразно исполнена по форме, что обесценило и испохабило, может быть, изначально все хорошие ростки установления конституционного порядка.


Виктор Резунков: Вопрос господина Шальмана из Москвы, пожалуйста.


Слушатель: У меня вопрос к обоим вашим гостям. Все время говорится об обстреле Белого дома. А что думают гости об обстреле окрестных домов из Белого дома?


Юрий Нестеров: Я уже рассказывал, что 28 или 29-го числа я покинул Москвы, потому как очевидец не могу про это ничего сказать. Из бесед с коллегами, которые там всегда были, у меня сложилось впечатление, что такого обстрела из Белого дома не было. Во всяком случае, факт, что мальчишка, который перелезал через забор стадиона, был убит выстрелом снайпера с другой стороны, не из Белого дома. Допускаю, что я чего-то не знаю. Допускаю, что там было оружие, и там люди могли стрелять. Снайперов, насколько мне известно, в Белом доме не было. А вот люди, вооруженные автоматами, там были. Во всяком случае, мне известно, что подавляющее количество жертв погибли от пуль, выпущенных из оружия со стороны господина Ельцина.

Другое дело, что те события, к сожалению, не получили расследования. Все расследование было прикрыто, как вы помните, в начале 1994 года так называемой всеобщей амнистией, когда эту амнистию для того и совершили, чтобы не узнавать, что же произошло. Амнистия – это тоже, что прикрывает преступление. В обеих сторон могли быть преступления, и амнистия прикрыла эти преступления.


Виктор Резунков: Юрий Лучинский, где вы были 4-го?


Юрий Лучинский: В ночь с 3-го на 4-е число я находился в Кремле, в кабинете Вячеслава Волкова, тогдашнего зама руководителя администрации президента. Я, естественно, не был в самой точке событий, но из той информации, что поступала от сотрудников охраны, безопасности, я вполне допускаю, что стрельба была из Белого дома, из зданий и помещений, непосредственно рядом с ним расположенных, и именно теми лицами, которые были связаны с находящимися внутри Белого дома. И именно поэтому, это было одним из мотивов, может быть, такого не самого удачного действа, как уже обстрел Белого дома как из стрелкового оружия, так и из танков.

Кроме всего прочего, я хотел бы еще уберечь всех нас от старого штампа «расстрел парламента». Из 1060 наших депутатов, меня, Юрия Михайлович, в тот момент там находились несколько десятков, которые пребывали в зале совета национальностей, куда, простите меня, хорошую ракету не вгонишь – он настолько защищен. А по всему периметру здания, по окнам находились те самые уже непонятные какие-то патриоты, казаки, бандиты – не знаю кто.


Виктор Резунков: Маргиналы, да.


Юрий Лучинский: Огонь-то велся по ним все-таки.


Юрий Нестеров: Я здесь просто не могу удержаться. Много раз за последние годы на этот штамп «расстрел парламента» возражают тем, что из депутатов никто не пострадал. Действительно, никто из депутатов не пострадал. Правда, были избиты несколько человек.


Юрий Лучинский: Бабурину немножко по физиономии надавали, да.


Юрий Нестеров: Но никто не погиб из депутатов. На этом основании говорить, что не было расстрела Белого дома, просто нельзя. Он был, поскольку парламент – это не только эти вот 200 или 400 человек, которые там сидели в последний день. Это, во-первых, институт – он был уничтожен на корню. Это, во-вторых и гораздо важнее, те люди, которые пришли защищать. Они не были депутатами, но они-то как раз и погибли, они-то как раз и были расстреляны, причем многие были расстреляны без суда и следствия, прямо там, в подвалах и коридорах Белого дома, что, в принципе, молве известно, но юридически не подтверждено, поскольку, повторяю, следствие было прикрыто. Таким образом, факт расстрела парламента состоялся. В конце концов, парламент – это такой символ большой, это Белый дом.

И для меня – это тоже очень характерно – просто чудовищным было, когда затем было принято решение поменять местами, сделать эту рокировку географическую, и вселить исполнительную власть в Белый дом. Это вот такое вот наглядное просто, циничное свидетельство того, что люди получили то, за что боролись. Исполнительная власть взяла себе тот дом, где раньше сидел парламент, а парламент переселила куда-то на чердаки. И прошел целый год, прежде чем парламент переселился в нынешнее здание, бывшее здание Госплана. Это было просто цинично и некрасиво.


Виктор Резунков: Вопрос Сергея из Петербурга, пожалуйста.


Слушатель: Здравствуйте. Сергей Бабурин, депутат, рассказывал, что его вели расстреливать на стадион, но не довели, поскольку он депутат. Но из-за того Ельцин и победил, что на этом стадионе очень много людей расстреляли, безоружных, которые сдались из Дома советов, в основном молодежь, и об этом ничего не известно. Я разговариваю с людьми, и они говорят: «Да брось ты, не было такого. Не может быть такого, чтобы, как Пиночет, на стадионе людей расстреливали». Расскажите про стадион, что там происходило.


Юрий Лучинский: На стадионе никого не расстреливали, и Бабурина, кстати, омоновцы поколотили в подворотне, на прилежащих улицах к Белому дому. Дальше, не забудьте, что стадион, который под окнами Белого дома находился и находится, он с двух сторон просматривался видеокамерами CNN – и ничего подобного, если бы даже не прошло в эфир, CNN не зафиксировала. Это раз. Ну, и, наконец, понимаете, можно спорить, 150 человек погибло или 350, как это ни цинично, но можно спорить об этой цифре. Но когда говорили о погибших тысячах, все-таки в 1993 году, даже после этих событий, степень свободы печати была очень высока по сравнению с нынешнем временем, и если бы уж действительно появились сотни пропавших без вести людей, это бы достоянием масс стало обязательно. Но, извините, этого не было. Можно спорить, опять же горько, цинично, но сотней больше, сотней меньше, но говорить о большем на порядки невозможно, я считаю.


Виктор Резунков: Юрий, вы находились 4-го числа в Кремле. Насколько, скажем так, существовала угроза того, что армия не поддержит Бориса Ельцина? Как там разворачивались события?


Юрий Лучинский: Нас, несколько десятков поддерживающих президента, по распоряжению тогдашнего начальник охраны Коржакова пропустили в Кремль, разрешили нам базироваться в президентском дворце, именно уже из соображений нашей безопасности. Потому что поздним вечером 3-го числа совершенно было неясно, кто же будет главой положения утром 4-го числа. И буквально часов до 3-4-х, пока в Министерстве обороны не заставили руководство Министерства обороны принять все последующие меры, мы сидели точно так же, как наши коллеги, оппоненты в Белом доме, и не знали, кого будут выкуривать или выводить из помещения утром – нас или их. Так что практически судьба последующих событий решилась, условно говоря, с 3 до 5 утра 4-го числа.


Юрий Нестеров: Насчет того, что сидели так же, как ваши коллеги в Белом доме, не могу удержаться…


Юрий Лучинский: Не спорю, да-да, сидели покомфортабельнее, согласен.


Юрий Нестеров: Напоминаю, я там все-таки пять дней просидел. На третий день отключили электричество. На 16-м этаже и всех прочих перестали работать туалеты, потому что не наполнялись сливные бачки. Люди ходили по коридорам либо с свечкой, либо с фонариком, держась за правую стенку, чтобы не стукнуться лбами. Поднимались на 16-й этаж пешком. А загаженные туалеты… Ну, это все то, что унижало человеческое достоинство с такой силой, что рассчитывать на целование потом, на какие-то мирные разрешения было просто невозможно. Ведь там, в Белом доме, были нормальные мужики и не только мужики, конечно, а нормальные люди с нормальным самолюбием. Это все ужасно.

Но я хочу другое сказать. Я не знаю, что происходило в Кремле в эти дни. Один раз я туда пришел, еще в те времена, в те первые два дня, когда можно было туда-сюда ходить, и я посмотрел на моих бывших коллег-демократов, которые с увлечением обсуждали вопрос, что еще сделать, что «выкурить этих паршивых депутатов из их дома». Кстати, с их подачи отключили электричество, это у них такие гениальные идеи в головах рождались, у депутатов-демократов.


Юрий Лучинский: Ну, это без меня, я в Министерстве печати работал в это время.


Юрий Нестеров: А сейчас, спустя уже столько лет, среди молодежи появляются люди (хотя большинство, действительно, не помнят и не отличают 1991 от 1993 года), профессиональные историки, которые собирают по крупицам информацию о тех событиях. Два года назад мне довелось встретиться с одной девушкой, не помню сейчас ее имени, к сожалению, которая выбрала эти события темой своей не то дипломной работы, не то даже уже кандидатской диссертации. И это очень ценно. Потому что если люди забудут о том, что было, то они никогда не поймут, чего нельзя делать.

И я еще раз повторяю, большой политик отличается не тем, что он знает, что надо делать, а тем, что он твердо знает, чего делать нельзя ни при каких обстоятельствах. Борис Николаевич Ельцин этот экзамен не сдал тогда, в 1993 году, потому что делать то, что он делал, ни в коем случае было нельзя, а осуществить эти реформы можно было, может быть, с некоторой задержкой во времени, на полгода или год, но можно было. И это было бы чрезвычайно важно, потому что обеспечило бы потом цивилизованное развитие российской экономики, российского общества, российских общественных организаций, людей, всего. Люди бы почувствовали, что они что-то значат в этой стране. С 1993 года люди как считали, большинство, что они ни черта в этой стране не значат, так и пребывают в этом убеждении и сегодня. Никогда этого Ельцину не прощу.


Виктор Резунков: Если говорить о тех событиях, социологи сейчас отмечают, что, судя по оценке россиян событий осени 1993 года, в том путче для них нет ни правых, ни виноватых, ни вообще какого-либо исторического содержания, что вы сейчас как раз говорили, только совершенно обратное. Почему, мне бы хотелось узнать, Юрий Лучинский?


Юрий Лучинский: Прежде всего сейчас страна стала такой, какой ее негативно характеризует Юрий Михайлович (повторяю, я согласен с ним практически полностью), и в глубокой ретроспективе в сознании массы населения не склонны, да к тому же и информация о деталях тех событий, конечно, может, не злостно, но максимально упакована, упрятана, и сейчас огромные массы людей в деталях не знают, как было дело, ни с такой позиции, как говорю я, ни с такой позиции, как говорит Юрий Нестеров. А то, что сейчас в стране паршиво, причем паршиво условно как для «красных», так и для «белых», для кого угодно, как для богатых, которых сажают, так и для бедных, которым есть нечего, это все как-то автоматом накладывается на воспоминания, что где-то когда-то в кого-то стреляли. И вот в конечном итоге было плохо тогда, когда стреляли, а сейчас стало плохо, что теперь у нас такая система. Прямую причинно-следственную связь 1993 года и того, что наступило сейчас, я допустить могу, хотя не уверен. Юрий Михайлович более уверен в этом, но это только через несколько десятков лет нас Господь рассудит.


Виктор Резунков: Вопрос Владимира из Петербурга, пожалуйста.


Слушатель: Здравствуйте. Дело вот в чем. Понимаете, то, что Борис Николаевич Ельцин вышел на тропу войны, это, конечно, понятное дело. Каждый выходит на свою тропу, как я, например, и как он – по своим возможностям. Вот я задаю просто такой вопрос. Когда профессор Преображенский передал власть Полиграфу Полиграфовичу Шарикову, он предал ту демократию, ради которой пролил человеческую кровь. Разве так нужно было передавать эту власть по демократии? Спасибо большое.


Юрий Нестеров: Ну, что тут ответить, профессор Преображенский, слава богу, нашел не только силы, но и возможности у Шарикова эту власть отобрать и вернуть его в то состояние, в какое надо. Что же касается нашей ситуации, то, я считаю, есть одно лекарство, очень серьезное и универсальное, для того положения, в котором находится российское общество и государство. Это нужно власти (когда я говорю «власть» — это те, кто наиболее влиятелен и от кого зависит принятие стратегических решений в стране), — чтобы эта власть отказалась программировать выборы. Вообще чтобы вот отказалась, чтобы она однажды самой себе сказала: как выберут честно – так и будет. Зюганов так Зюганов…


Юрий Лучинский: Жить-то хочется им.


Юрий Нестеров: Я скажу жуткие слова, но Жириновский так Жириновский. Для меня как для демократа это важнее, чем, манипулируя выборами, добиться того результата, который запрограммирован, спланирован в коридорах Кремля Сурковым или еще кем-нибудь. если люди когда-нибудь хоть раз поймут, что они могут повлиять на свою судьбу, сами своими бюллетенями, своим голосованием, я вас уверяю, через 3-4 голосовательных цикла у нас будет как в Чехословакии, в Финляндии, в Польше и еще где-нибудь там, где нам кажется, что хорошо. А если власть будет постоянно планировать выборы и организовывать такой результат, какой ей кажется правильным, тогда у нас всегда будет полицейское государство. А Шариков ведь остается Шариковым независимо от того, замминистра он или министр, или начальник «Продочистки».


Виктор Резунков: Владимир из Нижегородской области, пожалуйста, ваш вопрос?


Слушатель: Спасибо. Я помню, писатель в буквальном смысле вопил в телевизоре: «Ельцин, добей зверя!» И вот я жалею, что не добил. А отсюда и живем плохо…


Юрий Нестеров: Есть такая точка зрения, я ее знаю, я с ней не согласен, но уважаю ваше право иметь такую точку зрения. Между прочим вот эта теория, когда нужно какого-то там зверя где-то добить, и тогда будет хорошо, она ведь восходит к очень далеким временам. И при Иване Грозном, при Петре Первом, после революции 1917 года постоянно в России так поступали – добивали какого-то зверя. И выяснялось, что среди победителей мгновенно рождается зверь пострашнее и позубастее. Потому что нужно один раз понять: мы – российский народ с разными взглядами, с разными пониманием ситуации, но зверей и врагов таких, вот исконных каких-то, среди нас нет, а есть только дикое непонимание, дикая жадность, дикой эгоизм и дикое наплевательство друг на друга. Вот это и есть зверь, который живет во всех или во многих. Слишком во многих.


Юрий Лучинский: Галина Васильевна Старовойтова, светлая ей память, тоже наша коллега по депутатскому корпусу, в свое время была инициатором пакета законов о люстрации, то есть о недопущении в новую власть наиболее замаранных представителей власти старой. К сожалению, этот пакет не прошел, и, может быть, поэтому мы сейчас имеем то, что имеем, может быть, потому что мы хотя бы фигурально, в той или иной форме не добили в свое время этого зверя.


Юрий Нестеров: Абсолютно никакой связи нет. Потому что те, кто сейчас берут самые большие взятки, в самых больших числительных, в самых надежных мировых валютах, как правило, они не имели никакого отношения к бывшей коммунистической власти. Это уже наше снова воспитанное поколение взяточников.


Юрий Лучинский: Но и не из нас с вами они выросли, не из демократов, Юрий Михайлович.


Юрий Нестеров: Да нет, частично и из нас.


Юрий Лучинский: Ну, частично, частично…


Виктор Резунков: Сейчас мы наблюдаем ту же картину, опять ищем зверя. Вот Грузия, например, нашли в виде Грузии такого зверя. Вы не считаете, что это такое продолжение поиска зверей?


Юрий Лучинский: Вот уже сделать Грузию зверем, чтобы убить которого – и в России станет хорошо, вот это уже идиотизм, простите. Зверь-то он там, за Кавказским хребтом.


Юрий Нестеров: Знаете, это тема, которой вы обещали не касаться в начале, поскольку она напрямую не касается нашей темы.


Виктор Резунков: Но я хотел найти связь, которая, может быть, существует между событиями 1993 года…


Юрий Нестеров: Я-то как раз считаю, что существует. И существует она, поскольку, между прочим, Владимир Владимирович Путин – преемник, и он сейчас мучается проблемой преемника, но сам-то является преемником. Преемником не в смысле экономического курса или социальной политики, тут многое изменилось за последние годы, не хочу это комментировать. Но в самом главном они с Борисом Николаевичем едины: существует два мнения на любой вопрос, одно мнение – мое, а второе – неправильно. Так считал Ельцин, и так считает Путин. И это то, что сейчас разделяет Россию с Грузией. Но Грузия имеет такую «наглость» иметь мнение, отличное от Москвы, на очень многие вопросы. И просто не может пережить этого на каком-то уж эмоциональном уровне российское руководство. И если отношения двух стран (не только народов, отношения народов испортить не удастся, я уверен, в конце концов все будет как надо) становятся заложником и зависят от этих психологических особенностей руководителей, простите меня, это значит, что демократией еще и не пахнет ни там, ни тут.


Юрий Лучинский: Согласен!


Виктор Резунков: Хорошо. Виктор Васильевич, Тверская область, пожалуйста.


Слушатель: Здравствуйте. Я хочу задать вопрос гостям передачи. Неужели вы искренне верите, что большинство народа России спят и видят оказаться в таком государстве, как Польша, Финляндия, Грузия или что-то подобное? Я считаю, что никто не бредит этим. Мы хотим жить в России, в стране, которая наша, которая не калька с какой-то Финляндии или Польши. А Польша – это вообще смешно. Неужели вы в это искренне верите?


Юрий Нестеров: Поскольку я эти страны называл, то мне, что называется, и оправдываться перед возмущенным радиослушателем. Конечно, во всех этих странах разные ситуации, и конечно, я в дурном сне не видел, чтобы наш народ мечтал переместить физически из России в Финляндию, Польшу или Грузию, и не мечтаю тоже. И я, как и радиослушатель, хочу только, чтобы в России порядки, скажем, в области права были такие же, как в Финляндии, чтобы возможности политических перемен, сами возможности, я не говорю об их векторе, были такие же, как в Грузии несколько лет назад. Я хочу, чтобы у нас бизнес не платил постоянно друг другу взятки. Я сегодня выходил с работы, и какой-то мужичок стоял у подъезда моего института, где я тружусь, и по мобильному с кем-то разговаривал, и он говорил: «Ну, завтра этот вопросы, наверное, решим. Конечно, придется мзду какую-то заплатить, но решим этот вопрос». Это так распространено! Вы хотите жить в такой России? Я не хочу. Я знаю, что есть страны, где с этим дело обстоит гораздо благополучнее, и я хочу, чтобы в России было так, как в этих странах и чтобы мы с вами вместе жили в такой России. Вот чего я хочу.


Юрий Лучинский: Совершенно согласен тоже.


Виктор Резунков: Татьяна из Москвы, пожалуйста, ваш вопрос?


Слушатель: Добрый день. У меня реплика о деталях с позиции людей, живших на Пресне. Моя мама пряталась в туалете, потому что почта под ней простреливалась из автомата. Мой бывший сосед по коммуналке был вызван в военкомат, его нашли мертвым в одном из подъездов. Еще один человек, которого я знала, я нашла его фамилию в списках убитых в Белом доме. Родственник моих друзей, работавший завхозом в Белом доме, потом пережил инфаркт и умер. Никто за это не ответил. Понимаете, есть вещи, которые недопустимы! Больше мне сказать нечего. Спасибо.


Юрий Нестеров: Я абсолютно согласен, я это как раз и говорил. Я не то что запрезирал, но потерял значительную часть уважения к своим коллегам, в том числе и по «Яблоку», которые пришли в первую Думу после первых выборов в 1994 году и согласились с идеей всеобщей амнистии, а стало быть, с закапыванием всех преступлений сентября и октября 1993 года. С этим я согласен. Но это уже история, к сожалению. Историю не поменять, ее нужно учесть, чтобы никогда ничего подобного не повторилось.


Виктор Резунков: Спасибо, Юрий Нестеров. Будем считать, что вы подвели итоги нашей программы.


Октябрь 1993 в лицах – Политика – Коммерсантъ

Вице-президент России Александр Руцкой

Фото: Павел Кассин, Коммерсантъ

Александр Руцкой, в 1991–1993 годах вице-президент России:

21 сентября 1993 года выходит указ президента №1400 о конституционной реформе, которым узурпируется власть в нарушение действующей Конституции и законодательства. Все полномочия до выборов, в том числе законодательные, президент России присвоил себе. Что должен делать нормальный человек в ситуации, когда попирается основной закон страны, попирается в целом законодательство страны? Тем более человек, который принимал присягу страны? Безусловно, я занял ту позицию, которую должен был занимать,— противостоять этому. А дальше был съезд, который на основании заключения Конституционного суда по этому указу назначил меня исполняющим обязанности президента. Ну а дальше пошла нормальная работа с депутатами. Мы тогда предложили идеальную формулу — одновременные выборы в парламент и президента страны. Когда меня назначили и. о., я написал заявление, где четко и ясно изложил свою позицию: участвовать в выборах президента страны и парламента не намерен. Но, несмотря на это заявление, до сей поры звучат крики: вот, мол, Руцкой хотел присвоить себе власть. Глупость все это.

Из всего того, что тогда произошло, я больше всего сожалению о трагической гибели людей, защищавших Конституцию. Когда проводилась дактилоскопическая экспертиза, то было доказано: ни одного человека из оружия, изъятого из Верховного Совета, убито не было. Естественно, возникает вопрос: а из какого оружия убивали людей? Потом кричали, что все эти убитые — фашисты, бандиты, уголовники. Но если взять официальные документы, то из 160 погибших нет никого, кто имел бы судимость. То есть это были приличные, порядочные люди, защищавшие закон. А чем закончила страна? Тогда у Бориса Николаевича был главный аргумент: ему мешают работать Верховный Совет и Съезд народных депутатов. Хочу напомнить, съезд по старой Конституции был высшим органом власти. Так с 1993 года никто не мешал и чем закончила страна? Дефолтом 1998 года, неспособностью платить по своим долгам. Плюс война в Чечне, брошенные мирные граждане, солдаты и офицеры, развал промышленности, развал сельского хозяйства, Тогда дошли до того, что полтора года вообще не платили пенсии. Вот к чему пришли, уничтожив законодательный орган страны и высший орган власти. А оценку действиям Кремля тогда не мы давали, а Конституционный суд. Когда Ельцин выступил по телевидению с указом об особом порядке управления страной, то за это выступление Конституционный суд вынес заключение — это нарушение Конституции и законодательства, и президент подлежит отстранению от занимаемой должности. Так что какие здесь могут быть разговоры и споры, кто прав, кто виноват? Господа, суд вынес решение…

Затем, ельцинская власть объявила амнистию. Амнистия им нужна была для того, чтобы оправдать свои действия. Лично я амнистию не подписывал, так как амнистия — это признание своей вины. Я же себя виновным не считаю.


Полпред президента в Совете федерации Александр Котенков

Фото: Дмитрий Азаров, Коммерсантъ

Александр Котенков, полпред президента в Совете федерации, в 1993 году начальник Государственно-правового управления президента России:

Две недели безвылазно сидел у себя в кабинете и писал проекты указов президента о временных органах государственной власти в Российской Федерации, о выборах в Государственную думу и Совет федерации.


Глава центра политического консультирования «Никколо М» Игорь Минтусов

Фото: Ильдар Азюков, Коммерсантъ

Игорь Минтусов, с 1992 года глава центр политического консультирования «Никколо М»:

Впервые была проведена общероссийская кампания двумя разными федеральными силами. Хотя на деле кампанию эффективно вела лишь президентская команда. До 1993 года никто в стране не знал, что такое политическая реклама. Разработка речитатива «Да—да—нет—да» была важным коммуникационным решением, которым мы гордимся. Оно было из области рекламы — не разъяснять суть поставленных вопросов, а внедрить в общественное сознание: приходите и голосуйте так, если любите президента. В 1996 году этот прием был повторен во время кампании «Голосуй или проиграешь». Совещания были абсолютно разношерстными — и у этого были свои минусы: нам, пиарщикам, предлагавшим продукты, которые надо было утверждать, не удалось в итоге согласовать ни одного печатного носителя с этой речевкой. Всегда находился какой-то умник с начальным художественным образованием, который говорил: надо поменять цвет, шрифт, еще что-то.


Министр экономики Российской Федерации Андрей Нечаев

Фото: Павел Смертин, Коммерсантъ

Андрей Нечаев, министр экономики Российской Федерации:

Масштабы в смысле сумм и вовлеченности людей в коррупционные схемы выросли за 20 лет в разы. Другое дело, что бюджет тогда был куда скромнее. Особенность того времени — развиты были разные распределительные функции государства. Верховный совет, например, полностью контролировал Центральный банк. Они могли выдавать разного рода льготные кредиты. Если сегодня эта процедура систематизирована, то тогда это часто было индивидуальное решение кого-то из руководства ЦБ или ВС.


Член-корреспондент РАН, в 1991–1993 годах председатель Верховного Совета Российской Федерации Руслан Хасбулатов

Фото: Анатолий Сергеев, Коммерсантъ

Руслан Хасбулатов, член-корреспондент РАН, в 1991–1993 годах председатель Верховного Совета Российской Федерации:

Сидел у себя в кабинете в Белом доме, руководил и пытался нейтрализовать этот позорный путч, который организовали Ельцин и его банда в погонах. В своем большинстве тогда были прекрасные депутаты, которые показали подлинный человеческий характер, гуманизм и приверженность законам, справедливости. Были служащие, в том числе молодые женщины, которые ежедневно были вынуждены пробираться сквозь строй этой банды в погонах, чтобы служить справедливости и закону. Иногда эти женщины были в синяках, так как над ними откровенно издевались. Но у них, у депутатов, было понятие долга. Наши депутаты показали умение защищать свою честь и честь своих избирателей. Они объявили войну этой несправедливости. Это меня больше всего поражало и восхищало. Это самое большое впечатление от тех двух недель, когда мы изнывали от оскорблений, в том числе со стороны прессы и так называемых демократических сил. Горбачев их не устраивал своим демократизмом — им нужна была сильная рука. Тогда все они мечтали о сильной руке. Вот я теперь никак не могу понять некоторую часть нашей прессы, которая все критикует Путина. Сама же пресса добилась этой сильной руки, так чего теперь хотите? Вернитесь к событиям 1993 года, проанализируйте свое позорное поведение, и, прежде чем критиковать нынешнее руководство, увидите, что вы сами его и породили. Путинское правление — это еще либеральное правление. Правление на основе Конституции, которую создал Ельцин на пепелище Белого дома, на пепелище расстрелянной демократии. А ведь к власти мог бы прийти совсем другой человек, более жесткий и властный, который зажал бы всех, и никаких Навальных и выборов не было бы до скончания веков.


Депутат Верховного совета Лев Пономарев

Фото: Сергей Михеев, Коммерсантъ

Лев Пономарев, депутат Верховного совета:

Телевидение и СМИ поддерживали нас, но совсем не из финансовых соображений. Например, сразу четыре демократически настроенных депутата съезда были сотрудниками популярных тогда «Аргументов и фактов», газета нас поддерживала из убеждений. «Ночные волки» во главе с Хирургом (Александр Залдостанов по прозвищу Хирург — президент ассоциации байкеров «Ночные волки», в 2013 году награжден орденом Почета.— «Ъ»), который сейчас поддерживает Владимира Путина, тогда ездили и агитировали за команду Бориса Ельцина. Это, наверное, было похоже на современные PR-технологии.


Заместитель председателя исполкома «Фронта народного спасения» Виктор Алкснис

Фото: Сергей Пономарев, Коммерсантъ

Виктор Алкснис, заместитель председателя исполкома ФНС:

С 21 сентября я ночевал в Доме Советов. Я спал на полу в коридоре, укрываясь ковровыми дорожками. 29 сентября на площади у метро «Улица 1905 Года» я пытался остановить беспредел ОМОНа, который избивал москвичей, выступавших против поправок к Конституции. Я попал под эти дубинки, и следующие десять минут ОМОН избивал меня ногами и руками. В результате я оказался в больнице имени Склифосовского с перебитой рукой, разбитой головой и сотрясением мозга. Поэтому, к сожалению, 3–4-го числа я не был в Белом доме, но своими глазами наблюдал все то, что творилось в тот период на улицах Москвы.


Депутат Мосгордумы, президент Ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа» Сергей Гончаров

Фото: Александр Тимошенко, Коммерсантъ

Сергей Гончаров, депутат Мосгордумы, президент Ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа»:

Я хотя и был уже уволен, но был в те дни в подразделении. Я узнал заранее о том, что руководители «Альфы» и «Вымпела» вызваны к Ельцину и готовится штурм. И могу сказать, что те события поставили определенный водораздел в нашей истории. Если бы «Альфа» и «Вымпел» в то время поступили по-другому или выполнили приказ покойного Ельцина так, как хотел он, со штурмом и потерями, то история могла бы повернуться в другую сторону. Конечно, офицеры не колебались, и они знали, что приказ надо выполнять. Но вместо штурма они вышли на переговоры и заявили, что не хотят крови. В те дни это было оптимальное решение, которое позволило сохранить жизни защитникам Верховного Совета, ведь воевать против «Альфы» бесполезно. Думаю, что это правильное решение и они до сих пор благодарны тем офицерам. Если бы победил ВС, то история была совсем другая. Думаю, не было бы такого дикого капитализма, какой мы имеем сейчас. И коррупции такого масштаба тоже не было бы. Но такой ситуации быть не могло, ведь вне зависимости от современного отношения к Ельцину в то время его авторитет был еще высок и он мог отдавать приказы, которые выполняли военные и спецподразделения.


Председатель комитета Верховного Совета по судебной реформе и вопросам работы правоохранительных органов Сергей Бабурин

Фото: Сергей Михеев, Коммерсантъ

Сергей Бабурин, с сентября 1993 года председатель комитета Верховного Совета по судебной реформе и вопросам работы правоохранительных органов:

Все сентябрьские дни и начало октябрьских находился в Верховном Совете. 3 октября стало очевидно, что происходит что-то радикальное и новое. Я участвовал в очередном заседании Съезда народных депутатов, затем видел из окон своего кабинета, как стал отходить ОМОН, разрозненные группы демонстрантов направлялись к зданию Верховного Совета. Потом закрутились события. После этого я был на переговорах в штабе Московского военного округа, в Министерстве госбезопасности, ночью вернулся в Верховный Совет, а утром уже находился под обстрелом в своем кабинете. Во второй половине дня, когда выстрелы затихли, мы смогли перебраться в центральную часть здания. Затем организовывал выход защитников через первый подъезд, на улице стоял с ними достаточно долгое время. После того как всех повели к метро, а затем начали избивать, был задержан и отправлен в тюремную камеру. Вот хроника тех двух дней. Больше всего запомнилось, когда мы выходили из горящего Верховного Совета, как тысячи и тысячи любознательных сограждан, которые усеяли все крыши окрестных домов, смотрели молча на обстрел здания и убийство людей. Если бы победил Верховный Совет, была бы абсолютно другая ситуация в стране. Позиция Верховного Совета заключалась в совершенно другой экономической реформе — социально ориентированной, мы бы избежали бандитской приватизации. То, что происходит сейчас,— это прямое последствие государственного переворота Ельцина осенью 1993 года. Была бы совершенно другая ситуация и страна.


Руководитель администрации президента Российской Федерации Сергей Филатов

Фото: Алексей Куденко, Коммерсантъ

Сергей Филатов, руководитель администрации президента Российской Федерации (19 января 1993 года — 16 января 1996 года):

Ночью я был в Совете безопасности, когда стрельба была уже шла вовсю на Тверской и в Останкино. До этого я вел переговоры в Свято-Даниловом монастыре, третьего числа в районе полпятого позвонил Попцов и сказал: «В городе идет стрельба, просьба вас с Лужковым приехать и выступить, надо успокоить москвичей». Приехали на Шаболовку — там пустота, только один автоматчик ходит. Олег сказал, что не надо приезжать в Останкино, нам выслали бригаду, договорились, что выступать будет один Лужков: вдвоем было неудобно. Выступили, я поехал в Кремль, который стоял в темноте. Стоял вертолет, я понял, что Борис Николаевич здесь. Ждали армию, когда войдут войска. Мы не готовились ни к каким военным действиям, надеялись, что разум победит, но оказалось — нет. Естественно, из Кремля, из гарнизона отдавали по несколько человек туда и сюда — для защиты самого Кремля осталось не так много людей. Это было третьего. Потом позвонил Брагин: «Сергей Александрович, что делать? Черномырдин приказал отключить первый канал?» Я ответил: «Что меня спрашиваешь, обстановку знаешь, она опасная, как ты видишь? Раз опасная, отключай». После этого первый был отключен, в полную силу начал работать второй канал. Мы оставались в Кремле всю ночь, смотрели репортажи и за все очень беспокоились. Где-то без двадцати девять мне позвонила Джуна и сказала, что она видит, как в Москву идут танки. Они действительно шли по Минскому шоссе. Сразу отрядили несколько единиц спецтехники в Останкино, чтобы там все успокоить. Для меня было абсолютно понятно, что если жестко не поступить, утром может начаться усиление военных действий и гражданская война. Борис Николаевич отдыхал какое-то время: напряжение сказывалось. В два часа поехали в Министерство обороны на Совет безопасности, охрана была очень жесткая, никого не пускали по нашим документам, я прошел только с помощником Грачева. Черномырдин вел встречу, Борис Николаевич сидел и молчал, Черномырдин спрашивал, что будем делать, но все молчали. Коржаков дал слово своему заместителю, контр-адмиралу, у того был план, чтобы танки стреляли не по верху, а по низу, с другой стороны, это был бы сигнал для того, чтобы вышли люди из здания. Мы не думали, что Белый дом освободится, но оттуда вышло порядка 2000 человек. Остались депутаты и вот буяны, эти отставленные генералы, Руцкой, банда Баркашова. Их показывали по монитору, я звонил и спрашивал, почему не начинается операция. Оказывается, не привезли болванки, только боевые снаряды. Болванки привезли только в полдесятого. Танки зачем-то вышли на мост, первые выстрелы и крики «ура», очень тяжело на все на это смотреть было. Когда стало темнеть, начались серьезные волнения. Утром стало понятно, что все, кто был в «Останкино», укрылись в Белом доме, то есть сосредоточены в одном месте, что было легче. Звонил Ельцин, говорил про 164 убитых во всей операции во все дни. Я предложил ему опубликовать фамилии погибших в «Московской правде», он согласился — мы опубликовали весь список. Пятого числа начались будни — стало понятно, что надо делать срочно Совет федерации помимо Госдумы. Юрист из Франции нам подсказал по поводу Конституции, посол Рыжов Юрий Алексеевич позвонил мне и сказал, что французский юрист, занимающийся российским правом, предложил 12 декабря с выборами в Думу делать и референдум по Конституции.


Председатель движения «Гражданское достоинство», министр социальной защиты Элла Памфилова

Фото: Дмитрий Лекай, Коммерсантъ

Элла Памфилова, председатель движения «Гражданское достоинство», в 1993 году министр социальной защиты:

Была во Владимирской области на даче, когда стали захватывать мэрию, поехала в Москву на такси, ехала по абсолютно пустым улицам, где не было ни одного милиционера даже. Приехала на Старую площадь, Правительство раньше там сидело, на входе даже охранников уже не стояло. Там были Гайдар и другие члены правительства. Потом выходила со всеми на Красную площадь, была со всеми вместе, в гуще событий, готовилась к тому, что меня тоже арестуют и посадят. Запомнилось, как приняла душ дома, думаю: «Если будут сажать в тюрьму, так хоть чистой сесть». Потом позвонила близким, чтобы не оставляли дочь одну, которая была маленькая и виду не показывала, что тоже волнуется и чувствует, что маме грозит опасность. А когда приехала с маленькой сумочкой на Старую площадь, когда открыла неожиданно тяжелую сумку, увидела там икону, которую положила мне моя маленькая дочь. Она, оказывается, все понимала и пыталась меня таким образом защитить и поддержать. Я даже прослезилась.


Член Комитета Верховного Совета РФ по вопросам экологии и рационального использования природных ресурсов Светлана Горячева

Фото: Павел Смертин, Коммерсантъ

Светлана Горячева, в 1993 году член Комитета Верховного Совета РФ по вопросам экологии и рационального использования природных ресурсов:

Я находилась непосредственно в Белом доме, там принимала в момент расстрела православное крещение, там меня расстреливали семь или восемь часов, я уже не помню. Больше всего запомнилось, когда я проснулась в семь часов утра, была на 19-м этаже, в этой башне, лифты не работали, туалеты не работали, было очень холодно. Я выглянула в окно на 19-м этаже, окна выходили на Москва-реку, и увидела, что стоят танки и на земле уже лежат расстрелянные люди. Я быстро разбудила всех, кто был на этаже, мы начали быстро спускаться, а в этот момент начали палить по окнам. Так под пулями мы спустились на третий этаж в непростреливаемый зал, потому что там башня, еще шестиэтажное обрамление этой башни, которое не позволяло просто простреливать. Еще запомнилось, когда мы вышли оттуда, к нам пришли представители группы «Альфа», они сказали, что их послали нас убить, но они не могут взять на себя такой грех, сказали: «Мы вас выведем». Когда они вывели нас к Москва-реке, опять начали стрелять, они пообещали, что попытаются нейтрализовать снайперов, которые стреляли с американского посольства и гостиницы «Украина», сказав нам рассеиваться и как можно быстрее уходить, рассредоточиваться пол жилмассиву — мы ушли направо. Зашли в какой-то подъезд, опять пули свистели, поднялись на пятый или шестой этаж, нас было несколько женщин, не только депутаты, но и сотрудники аппарата Верховного Совета России, вышел мужчина покурить и сказал нам: «Заходите, женщины, такие, как вы, у меня уже есть». Мы зашли, он нам сказал, что в 91-м у него располагался в квартире штаб по поддержке Ельцина, но говорит: «Когда я выходил с собакой погулять и видел, как вас обнесли колючей проволокой, оставили без хлеба, воды и тепла, всего остального в течение десяти суток, я понял, что если сегодня вы уйдете молча и склоните голову, то завтра эта участь коснется всех нас, я знаю, что вы из Белого дома, оставайтесь до утра, я постараюсь вас потом вывести всех». Что он потом, кстати, и сделал, еще и накормил нас, и напоил чаем с бутербродами. Я этому человеку очень благодарна, я подарила ему фонарик, с которым я ходила по темному Белому дому. Меня поразило, как люди быстро прозревали и увидели с ужасом, что творит эта власть. Если бы мне пришлось пройти мой политический путь, я бы прошла его так, как я его прошла, я там приняла православное крещение, я не жалею об этом, как и ни о чем не жалею. Победил бы Верховный Совет, я думаю, была бы абсолютно другая ситуация, была другая экономика. Понятно было, что шоковая терапия, лихая приватизация ни к чему не приведут, когда породилось ворье и жулье, хорошие люди остались ни при чем. Вся эта кадровая чехарда, когда нужен не профессионализм, а близость к телу, это же всем понятно и очевидно. Я не идеализирую депутатский корпус: там разные были, в том числе и мои оппоненты, критиковавшие меня в 91-м, когда я выступала с известным политическим заявлением, нас вместе потом и расстреливали, они просили прощения. Хуже, чем то, что случилось, просто не может быть. В страшном сне не представить таких последствий. Все это больно видеть, лучше бы мы оказались тогда неправы: мне было бы проще, но жила бы страна по-другому. Мне нечего скрывать и бояться, это моя точка зрения — я от нее никогда не откажусь. Все это пережито, из песни слов не выкинешь.


Народный депутат России, член Верховного Совета России, секретарь, заместитель председателя, председатель Комиссии по бюджету, планам, налогам и ценам Совета Республики Верховного Совета России, заместитель министра финансов Российской Федерации (24 сентября 1993 года — 5 января 1994 года), председатель Комиссии по передаче дел Верховного совета России Александр Починок

Фото: Роман Мухаметжанов, Коммерсантъ

Александр Починок, в 1990–1993 годах народный депутат России, член Верховного Совета России, секретарь, заместитель председателя, председатель Комиссии по бюджету, планам, налогам и ценам Совета Республики Верховного Совета России; 24 сентября 1993 года — 5 января 1994 года — заместитель министра финансов Российской Федерации, председатель Комиссии по передаче дел Верховного совета России:

3–4 октября я считал убытки. Я зашел в Белый дом, мы пытались спасти, что там было. Спасали орденскую кладовую с Баскаевым, наградную кладовую, старались, чтобы там растащили как можно меньше, потому что здание горело, оно было залито и с выбитыми стеклами. Пытались хоть как-то выяснить, что ж там происходит. Наутро нашли женщину-кассиршу, которая закрылась вместе с сейфом в комнате, сняв табличку. Мы спросили ее: «Что ж ты не ушла? Если бы комнату взломали, тебя б убили». Она ответила: «Если бы деньги расхитили, мне все равно не жить». Вот такая героическая женщина! Там шел штурм, а она в обнимку с сейфом всю эту ночь пережила, потому что там были довольно большие деньги, они все, кстати, целы остались благодаря ей. Вот такие русские женщины! Кстати, первыми пришли наводить порядок в Белый дом сотрудницы из бухгалтерии: они говорили, что у них там документы, они не могут все это бросить, хотя здание еще продолжали тушить. В момент самого обстрела я находился еще в одном здании Верховного Совета на Новом Арбате, там несколько стекол пробило. Потом пошел к Белому дому, меня страшно поразило, что люди шли как на парад, с детьми даже. Я говорил: «Ребята, вы куда идете, там же стреляют?». Они отвечали: «А мы посмотреть». Там было огромное количество зевак. Я уже никого не уговаривал в тот день, я делал это раньше, пока меня еще не выгнали из Белого дома — меня же исключили официально, я не мог там находиться и перешел на Новый Арбат. До этого пытался уговорить, так как понимал, насколько все это страшно может быть. Когда мы вошли в здание четвертого числа, там было огромное количество растяжек, мин, таких «сюрпризиков» оставлено по разным комнатам. Победил бы Верховный Совет, конечно, ситуация сложилась бы по-другому, потому что у Верховного Совета не было конструктивной программы, он был настроен на борьбу с Ельциным. Победить-то, может, и победил бы, а далее мы бы свалились в очередной виток абсолютно не пойми чего. Все равно в итоге плохо, потому что погибли люди, а это всегда страшно, многие погибли совершенно непричастные. Наверное, можно было обойтись и без танков, но надо еще за год до этого делать другие шаги. А скорее сразу после 91-го года проводить новые выборы — тогда бы у нас власть соответствовала той стране, в которой мы оказались. Наверное, таких вещей не произошло бы. Я не о том, кто бы прошел — по выборам 93-го помним, что прошли и коммунисты, и демократы. Но были бы другие депутаты, другие люди, а это очень важно: они бы соответствовали стране. Огромное количество из участвовавших в событиях 93-го (с обеих сторон) не прошли затем на выборах — их люди отвергли. В тех странах, которые после распада СССР сразу провели выборы, у них все было спокойнее.


Заместитель министра обороны Альберт Макашов

Фото: Дмитрий Духанин, Коммерсантъ

Альберт Макашов, заместитель министра обороны (22 сентября — 4 октября 1993 года, назначен и. о. президента РФ Александром Руцким):

И 3, и 4 октября, и все годы до этого, и после я продолжаю защищать свою родину. В 12 лет надел погоны, сапоги, я воспитанник Воронежского Суворовского училища, 6 лет суворовцем, 4 года курсантом, 37 лет календарной службы. Я был и остался патриотом Советского Союза. Третьего числа мне запомнилось сообщение, уже когда была взята мэрия, уже произошел расстрел в «Останкино», о том, что Зюганов сказал не выходить на улицы, сидеть по домам, что это провокация, призвал не принимать никакого участия. Я сказал тогда: «Или дурак, или большая гнида!» Далее я только утвердился в своем мнении, он потом за все это исключил меня из рядов КПРФ, из рядов моей партии. Конечно, если бы победил Верховный Совет, тогда ситуация по-другому сложилась бы в стране и сейчас бы все было по-другому. Не было бы 20 лет правления этого ЕБээНа, как народ его давно уже сокращенно зовет. Мы бы не докатились до этого ЕБээНа, ситуация была бы иной.


Председатель подкомитета по связям с зарубежными организациями Комитета Верховного Совета России по свободе совести, вероисповеданиям, милосердию и благотворительности Виктор Аксючиц

Фото: Фото ИТАР-ТАСС

Виктор Аксючиц, в 1993-м председатель подкомитета по связям с зарубежными организациями Комитета Верховного Совета России по свободе совести, вероисповеданиям, милосердию и благотворительности, лидер Российского христианского демократического движения:

Хотя внутри Верховного Совета я был в оппозиции к руководству, то есть к команде Хасбулатова, в те дни я был среди защитников Белого дома. Я был избранным народным депутатом, а Ельцин совершил государственный переворот. События тогда могли бы закончиться и победой Верховного Совета, но было бы так лучше — сложный вопрос. Руководство Верховного Совета на тот момент, да и вообще, было не очень дееспособно. Ситуация могла разрешиться и путем переговоров, но виновником того, что договоренность не была достигнута, стал Ельцин, совершивший переворот. Искусство политики — это искусство поиска компромиссов. Съезд народных депутатов вытащил его из политического небытия, принял закон о президентстве, выдвинул его на эту должность, наделил его чрезвычайными полномочиями для проведения реформ. И только когда оказалось, что реформы осуществляются совсем не так, как Ельцин сам же обещал, то есть самым разрушительным и радикальным для России образом, большая часть народных депутатов перешла в оппозицию к нему. Он периодически обманывал съезд. Чего стоит только акция с так называемой народной приватизацией. Верховный Совет принял закон об именных приватизационных счетах с крупной по тем временам суммой. Но эти деньги можно было потратить только на участие в приватизации. Ельцин же воспользовался чрезвычайными полномочиями и в момент летних каникул издал указ о приватизационных чеках Чубайса. Большинству населения этот указ ничего не дал, а те, кто уже бандитским путем заработал капитал, скупали эти ваучеры вагонами. Таким образом, Ельцин выбирал тактический разрушительный путь. Именно его сторона не могла договориться. Большевистский подход возобладал в его команде, и это привело к кровавому государственному перевороту. И сегодня, думаю, Россия так и не сделала выводов из той ситуации. Собственно, выводов несколько. Во-первых, это был переворот и попрание Конституции. Ельцин перешагнул через все, и это стало примером для политиков, оппозиции, простых граждан. Одной из главных задач посткоммунистического общества было воспитание правосознания людей. А какое может быть правосознание, когда власть так кроваво и нагло попирает право, на виду у всей планеты расстреливая парламент из танков? Во-вторых, если демократы ведут себя так, призывают Ельцина к дальнейшим репрессиям, у общества формируется определенное отношение к понятиям либерализма и демократии. В-третьих, у нас до сегодняшнего дня нет полноценного парламента. Есть некая послушная администрации президента команда нажимающих на кнопки и штампующих законы. И это именно потому, что тогда был расстрелян парламент, а вместе с ним многие начинания, например принцип многопартийности.


Судья Конституционного суда Российской Федерации Гадис Гаджиев

Фото: Александр Коряков, Коммерсантъ

Гадис Гаджиев, судья Конституционного суда Российской Федерации:

Во время октябрьских событий я был в Москве на работе в Конституционном суде. Отнесся к этим событиям я очень плохо, очень тягостное было ощущение: была нарушена Конституция, не было ничего хорошего. То были самые окаянные дни в моей жизни. Как судья я тогда не был ни на чьей стороне, но, думаю, в той ситуации Верховный Совет уже не мог взять верх. Самое яркое воспоминание — когда пошел гулять с детьми и увидел напротив здания Министерства иностранных дел огромную толпу людей, которая неслась по Садовому кольцу в сторону Белого дома. Уверен, мы сделали выводы из тех событий и это во всех отношениях пошло на пользу. Мы стали еще лучше понимать опасность таких революционных действий.


Руководитель службы безопасности президента Российской Федерации Александр Коржаков

Фото: Дмитрий Духанин, Коммерсантъ

Александр Коржаков, в 1993 году руководитель службы безопасности президента Российской Федерации:

Я был на своей работе, руководил охраной президента. В наши дни все кругом кричат «Расстрел Белого дома! Расстрел Белого дома!». Это чушь. Для сравнения: при расстреле нашего «Останкино» погибло 140 человек, у Белого дома — всего 10. Больше всего меня поразило поведение некоторых лиц. Например, Руцкой и Хасбулатов были пойманы и арестованы, но не были наказаны, а отпущены под амнистию, хоть они этого и не заслужили. Думаю, можно было избежать жертв, но все началось не с Белого дома. Сначала были беспорядки на Смоленской площади 2 октября, затем они продолжились 3-го и уже потом переросли в атаку мэрии и Белого дома. И поначалу практически никто не пострадал. Но большая группа людей собралась, забрав оружие у охраны Белого дома, и по команде Руцкого и Хасбулатова пошла на «Останкино». Уже там началась стрельба по невинным людям. При защите телецентра героически действовал спецотряд «Витязь» из МВД, благодаря им «Останкино» было спасено, но жертв избежать не удалось. Вообще, у Верховного Совета не было никаких шансов на победу. Хотя и с их стороны была серьезная команда.


Генпрокурор России Валентин Степанков

Валентин Степанков, в 1993 году генпрокурор России:

Помнится, конечно, жесткий конфликт и отсутствие реального желания искать компромиссы как у той, так и у другой стороны. И та, и другая стороны были убеждены, что у них есть все шансы на победу, и вступать в переговоры они не хотели. Даже то, что компромисс может не допустить кровопролития, они не хотели понимать. Тогда все концентрировалось в Москве, и, в отличие от 1991 года, волнения не выплескивались в регионы, основные страсти кипели в столице, а страна по большей части безмолвствовала. Оказавшись вне правового поля, та же прокуратора, которую я возглавлял, была лишена возможности как-то повлиять на ситуацию, опираясь на какой-либо закон, потому что противоборствующие стороны вышли из рамок правового поля. Чувствовалось бессилие. После расстрела Белого дома на следующий день я туда приехал, чтобы оценить возможность проведения следственных действий: там же были убитые, кровь. Надо было оценить организацию работы по осмотру места происшествия, понять, сколько потребуется времени, сколько следователей, как фиксировать, Ведь местом преступления был целый Белый дом. Находясь там, я получил звонок, что со мной хотят встретиться и передать указ Ельцина о моей отставке. Обида? Никакой обиды с моей стороны на это не было. Я был членом Верховного Совета, который был разгромлен силовым методом, а победившая сторона должна была иметь прокурора, который в интересах победившей стороны должен провести расследование. Я же был непосредственным участников всех событий и переговоров, до последнего дня встречался и с этой стороной, и Хасбулатовым. Понимаю, что в случае победы Верховного Совета при том раскладе политических сил это было бы временное отступление Ельцина. Месяц-полтора — и мы бы получили серьезное продолжение. В то время разрядить обстановку просто так было нельзя. Там было глубоко укоренившееся желание не искать компромиссы. Но после этих кровавых событий — а это было уголовно наказуемым деянием со стороны власти — Ельцин не пошел на узурпацию власти и диктатуру, а все же объявил референдум о Конституции. Пусть впопыхах, пусть в большинстве своем народ не читал Конституцию и совершенно бездумно за нее проголосовал, но это было возвращение в правовое поле. Это была попытка вернуться к цивилизованному государству. Хотя пути развития событий были разные: можно было заморозить ситуацию, год-два вообще обойтись без парламента. Я не говорю, что выбрали лучший выход. Но это была хирургическая ситуация, после которой стали приниматься правильные меры.


Депутат Верховного совета Юрий Слободкин

Фото: РИА НОВОСТИ

Юрий Слободкин, депутат Верховного совета:

С 1992 года Конституция, принятая в 1978 году, была уже российской, съезд народных депутатов внес многочисленные изменения в главу о правах и свободах человека. Поэтому, когда Ельцин поднял вопрос, является ли она конституционной, мы возмутились и начали скандировать: «Позор! Позор!». Борису Ельцину нужно было оправдание своим действиям по коренному изменению государственного строя. А Конституция 1978 года высшим органом власти в стране признавала съезд, а не президента. Во время выступления председателя ВС в зале поднялся такой гвалт, что он и фразы сказать не мог. В итоге Хасбулатов махнул рукой и пошел к выходу из Мраморного зала Кремля. Вслед за ним пошли мы.


Лидер КПРФ Геннадий Зюганов

Фото: Александр Тимошенко, Коммерсантъ

Геннадий Зюганов, лидер КПРФ:

Больше всего меня потрясло всемирное вероломство. Даже Рейхстаг подожгли ночью, а Белый дом расстреливали из танков днем, когда весь мир мог это наблюдать. Я тогда выступил по телевидению с призывов, 62 губернатора готовы были приехать и вести переговоры. Патриарх Алексий готов был стать посредником на этих переговорах. Все искали варианты, предлагали досрочные выборы в декабре. Но им надо было устроить показательный расстрел советской власти, чтобы потом все разворовать и растащить. Ельцинская камарилья рвалась поскорее распродать народную собственность в частные руки. Эти люди прекрасно понимали, что им не удастся задуманное, если не уничтожить советскую власть. Вспомним, одним из первых действий Ельцина на посту президента был указ о роспуске Народного контроля. Но Советы оставались. Они имели многоступенчатую структуру, охватывавшую всю страну. Именно Советы стали последним препятствием, не позволявшим жуликам и мерзавцам разворовать и растащить собственность, которую народ наживал почти тысячу лет. Что произошло после расстрела Верховного Совета, все мы прекрасно знаем. Чубайсовская приватизация и лихие 1990-е стали сегодня притчей во языцех. Первыми же указами были отданы на разграбление золотовалютные резервы страны и все фонды, включая пенсионный. Одних только стратегических запасов на случай военной опасности имелось на $200 млрд — все их растащили по частным лавочкам. С невиданного ограбления страны начиналось первоначальное накопление капитала в России. Колоссальная собственность перешла в руки группки людей, которые составили костяк зарождающейся олигархии. Ресурсы богатейшей страны мира отныне были обречены на то, чтобы их варварски разворовывали и в конечном счете попросту пропивали и проматывали. Намерения Ельцина были недвусмысленны. Задолго до «кровавого» октября он пошел по пути эскалации насилия и утверждения режима личной власти. Становилось ясно, что этот человек не остановится ни перед чем. 23 февраля 1992 года была избита демонстрация левопатриотических сил в Москве на улице Горького. В июне того же года насилие применили к участникам массовой акции возле телецентра в Останкино. Уже в марте 1993-го ради сохранения своих чрезвычайных полномочий Ельцин готовился разогнать парламент и растоптать Конституцию. Указ «Об особом порядке управления страной» даже был озвучен им, но тогда его не решились осуществить. Затем последовал кровавый разгон первомайской демонстрации на Ленинском проспекте в столице. Под дубинки попали женщины и дети. Демонстрантов обвинили в попытке прорваться к Кремлю, хотя даже дураку понятно, что путь от Октябрьской площади по Ленинскому ведет в противоположном направлении. Избиение готовилось и в святой день 9 Мая. Столица была буквально забита войсками, но на улицы вышла такая масса людей, что власть испугалась что-либо предпринять. Черный октябрь 1993-го не стал случайностью: Ельцин избрал для себя кровавый путь совершенно сознательно. Обвинять защитников Конституции в том, что они спровоцировали насилие 3 и 4 октября,— грубая фальсификация. Еще в сентябрьские дни по команде Ельцина окрестности Белого дома затянули колючей проволокой, а на прилегающих улицах началось массовое избиение сторонников Верховного Совета. Коммунисты предупреждали страну заранее. В мае 1993 года наша партия приняла специальное обращение к гражданам о недопустимости политического экстремизма. К сожалению, нас тогда не услышали. Многие в то время избрали для себя позицию стороннего наблюдателя. Они не проявили волю к защите Конституции и советской власти, не понимая, что тем самым могли защитить в первую очередь самих себя от произвола нарождающейся олигархии. В итоге граждане страны лишились не только общенародной собственности, но и социальных гарантий, которые им давала советская власть и которыми они пользовались сполна. Сегодня, спустя 20 лет, каждый осознал, что произошло. Мы живем в стране, где земля, недра, вода и леса не принадлежат нам. Все это стало возможно после «кровавого» октября, и те, кто гордился своим голосованием за Ельцина, сегодня или отводят глаза в сторону, или не признаются в этом.


Сопредседатель «Объединенного фронта трудящихся» Олег Шеин

Фото: Дмитрий Азаров, Коммерсантъ

Олег Шеин, сопредседатель «Объединенного фронта трудящихся»:

Понять майские события невозможно без контекста предыдущих месяцев. Избиения демонстрантов ОМОНом были обычным делом на протяжении второй половины 1992 года и всего 1993 года. Ветеран ВОВ погиб в итоге разгона митинга 23 феврале 1992 года, после чего люди выходили на улицы, возмущенные этой трагедией. Так что к столкновениям с ОМОНом манифестанты были готовы, и все дальнейшие события известны: был захвачен грузовик, его направили на омоновское оцепление, в результате чего один боец погиб.

Подготовила группа «Прямая речь», ИД Ъ


В России сегодня вспоминают события осени 1993 года. Новости. Первый канал

В России сегодня вспоминают события осени 1993 года. 25 лет назад затяжной политический кризис перерос в вооруженные столкновения, жертвами которых стали около 200 человек. 3 октября сторонники Верховного Совета попытались взять штурмом телецентр Останкино и здание столичной мэрии. В ответ Борис Ельцин объявил в Москве чрезвычайное положение, в город ввели войска. Единой точки зрения на случившееся нет и спустя четверть века. 

3 октября, Москва, Садовое кольцо. Колонну БТР внутренних войск, с бойцами «на броне», обгоняют грузовики с вооруженными сторонниками Верховного совета. «Не надо крови» кричали те, кто ехал захватывать телецентр «Останкино». Хотя к тому времени кровь уже пролилась – были убитые и раненые с обеих сторон. Противники президента Ельцина, его недавние ближайшие соратники – Руслан Хасбулатов и Александр Руцкой, после нескольких дней, проведенных в блокированном Белом доме, 3 октября решили перейти в контрнаступление, прямо с балкона здания обозначив цели.

«Надо штурмом взять Кремль! С узурпатором Ельциным!», – кричал Хасбулатов.

«Молодежь, боеспособные мужчины, вы должны формировать отряд, и надо сегодня штурмом взять мэрию и Останкино!», – призывал Руцкой.

Через несколько часов – штурм здания. Грузовик таранит двери, внутри взрывается граната, стрельба очередями по атакующим. 25 лет спустя Александр Руцкой спокойно проходит в здание телецентра через те же самые двери.

«Я не въезжал на грузовике в это окно, да? Поэтому у меня ощущений нет никаких. Я не говорил «на штурм Останкино». Зайдите, возьмите архивы, посмотрите. Я не говорил — штурм Останкино. Я сказал — надо идти в Останкино и требовать выход в эфир», – заявил он.

На стенах здесь памятные таблички с именами погибших во время попытки штурма – рядовой Внутренних войск Николай Ситников и видеоинженер Сергей Красильников. Таблички сделаны из тех самых мраморных панелей, в которые попали осколки и пули.

«Я сожалею о том, что произошло в 1993 году. Глубоко сожалею. Я даже себе и в мыслях, и во сне не мог себе представить, что именно все закончится так», – сказал Руцкой.

Представить себе, чем все закончится, не мог не только Александр Руцкой, на тот момент вице-президент России. Президент Борис Ельцин тоже представлял себе иной исход, когда подписывал указ номер 1400, в котором сообщал, что парламент, на тот момент он назывался Верховный Совет, должен быть распущен. Сергей Филатов тогда был руководителем администрации президента.

«Это очень опасный указ, мы не знаем, как повернется. Это может привести к гражданской войне», – отметил он.

Полномочий распускать высший законодательный орган страны у Ельцина не было. Съезд охарактеризовал действия Ельцина как госпереворот, постановив, что его полномочия переходят к Руцкому, назначил силовых министров. После чего здание парламента было заблокировано силами МВД, в нем отключили электро- и водоснабжение, вынуждая депутатов прекратить работу и разойтись. Часть разошлась, часть осталась работать в темноте, при свечах и фонариках, самые же решительные занялись организацией сопротивления – агитацией, сооружением баррикад.

Почти неделю Москва находилась в ситуации не двоевластия даже, нет, безвластия. 3 октября все началось с шествия на Октябрьской площади, затем попытка соорудить баррикады на Смоленской площади, потом – прорыв через милицейские кордоны на Крымском мосту.

Действуют организовано, по плану. Захвачены несколько грузовиков Внутренних войск, они идут на таран. Потом такое же повторят у здания мэрии, у телецентра. Милиционеры, большинство из которых безоружные, разбегаются, их щиты и каски оставляют себе в качестве трофеев.

Уже ночью, после поражения штурмовавших «Останкино», в город были введены армейские части, до этого избегавшие прямого участия в конфликте. О погибших, которых, по слухам и сплетням, исчисляли то в десятках то в сотнях или даже тысячах, узнали в стране и в мире, появился мотив для масштабной силовой операции.

Два дня в Москве фактически шла гражданская война. То, что не случилось, уже казавшейся неминуемой гражданской войны в масштабах всей страны, можно объяснить чудом, а можно – парализующим психологическим шоком. В России ранее не видели такого, чтобы в столице танки российской армии били прямой наводкой по зданию российского парламента, в котором сидел вице-президент и призывал на подмогу военную авиацию.

Находившиеся по разные стороны баррикад в октябре 93 года, теперь, спустя четверть века, приходят к выводам, которые и тогда казались, вроде бы, всем очевидными – личные амбиции и нежелание договариваться заводят политиков в тупик, который для окружающих оказывается трагедией. 

Хроника событий в Москве 21 сентября — 4 октября 1993 года. Досье — Политика

Внутриполитический конфликт 21 сентября — 4 октября 1993 года стал кульминацией конституционного кризиса в России, начавшегося в 1992 году. Кризис был вызван противостоянием двух политических сил: с одной стороны — президента России Бориса Ельцина, правительства во главе с Виктором Черномырдиным, ряда региональных руководителей, включая правительство Москвы, части народных депутатов; с другой — руководства Верховного Совета РФ во главе с Русланом Хасбулатовым, большей части народных депутатов, вице-президента России Александра Руцкого. Сторонники президента выступали за принятие новой Конституции, усиление президентской власти и либеральные экономические реформы; Верховный Совет и Съезд народных депутатов — за сохранение всей полноты власти у Съезда, согласно ст. 104 Конституции РСФСР 1978 года, и против проведения радикальных экономических реформ.

21 сентября 1993 года президент РФ Борис Ельцин подписал Указ № 1400 «О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации», озвученный в телевизионном обращении к гражданам России. В Указе, в частности, предписывалось прервать осуществление Съездом народных депутатов и Верховным Советом /ВС/ Российской Федерации законодательной, распорядительной и контрольной функций, не созывать Съезд народных депутатов, а также прекратить полномочия народных депутатов РФ. Указом на декабрь 1993 года были назначены выборы в первую Государственную Думу.

После обращения президента по телевидению выступил председатель Верховного Совета РФ Руслан Хасбулатов, который квалифицировал действия Бориса Ельцина как государственный переворот. В тот же день на экстренном заседании президиума ВС было принято постановление «О немедленном прекращении полномочий Президента Российской Федерации Б.Н. Ельцина». Конституционный суд РФ, собравшись на экстренное заседание, вынес заключение, что президентский указ в двенадцати пунктах нарушает Конституцию и является основанием для отрешения Ельцина от должности, согласно статье 121-6 Основного закона и закону «О Президенте РСФСР». Верховным Советом было принято решение об организации обороны Белого дома. У здания стихийно образовался многотысячный бессрочный митинг.

22 сентября на VII /экстренной/ сессии Верховного Совета было принято постановление о прекращении полномочий Ельцина с момента подписания им Указа № 1400, исполнение обязанностей главы государства были возложены на вице- президента Александра Руцкого. По представлению Руцкого ВС принял постановления о назначении на должности министров безопасности, обороны и внутренних дел Виктора Баранникова, Владислава Ачалова и Андрея Дунаева. Постановления ВС о прекращении полномочий Ельцина и переходе их к Руцкому были утверждены вечером 23 сентября X /чрезвычайным/ Съездом народных депутатов РФ.

Для охраны здания ВС из числа добровольцев были сформированы подразделения, членам которых выдали огнестрельное оружие, принадлежавшее Департаменту охраны ВС. Президент Ельцин и председатель правительства Виктор Черномырдин потребовали от Р. Хасбулатова и А. Руцкого до 4 октября вывести из Белого дома людей и сдать оружие. По распоряжению правительства в здании были отключены телефонная связь и электричество.

В последующие дни обстановка вокруг Белого дома резко осложнилась. Здание Верховного Совета было оцеплено частями внутренних войск и ОМОНа, которые имели на вооружении огнестрельное оружие, спецсредства, БТРы и водометные установки. Со своей стороны защитники Верховного Совета начали возводить в центре Москвы баррикады.

1 октября в Свято-Даниловом монастыре при посредничестве Патриарха Алексия II начались переговоры между представителями правительств России и Москвы и Верховного Совета. В результате в ночь на 2 октября был подписан протокол о сдаче оружия. В Белом доме было включено электричество и смягчен пропускной режим. Однако спустя несколько часов по инициативе Верховного Совета переговоры были прекращены и протокол денонсирован.

2 октября на Смоленской площади начался митинг сторонников Верховного Совета, вылившийся в столкновения демонстрантов с милицией и ОМОНом.

3 октября митинг оппозиции, начавшийся на Октябрьской площади, собрал десятки тысяч человек. Прорвав заслоны ОМОНа, протестующие двинулись к Белому дому и разблокировали его. По приказу Александра Руцкого демонстранты захватили здание московской мэрии и предприняли попытку взять штурмом телецентр Останкино. При прорыве оцепления в районе мэрии сотрудники милиции применили огнестрельное оружие. При штурме телецентра демонстранты использовали военные грузовики. Вещание всех телеканалов было прервано, в эфир вышел лишь второй канал, работавший из резервной студии. Во время беспорядков произошел взрыв, в результате которого погиб боец спецназа, один из защитников телецентра. После этого спецназ открыл по штурмующим огонь на поражение. Нападение на Останкино было отражено.

Вечером того же дня по телевидению был передан указ Бориса Ельцина о введении в Москве чрезвычайного положения и об освобождении Руцкого от обязанностей вице-президента РФ. В Москву были введены части и подразделения Таманской и Кантемировской дивизий, 27-й отдельной мотострелковой бригады и нескольких парашютно-десантных полков, дивизии внутренних войск им. Дзержинского.

Утром 4 октября правительственные войска полностью окружили Белый дом и начали его обстрел из танковых орудий. В здании вспыхнул пожар. В 17 часов защитники Белого дома заявили о прекращении сопротивления. Были арестованы А. Руцкой, Р. Хасбулатов, В. Баранников, А. Дунаев, В. Ачалов, А. Макашов и другие. Группой «Альфа» взяты под охрану и эвакуированы из здания 1,7 тыс. человек — депутаты, сотрудники аппарата Верховного Совета, журналисты.

6 октября Борис Ельцин подписал указ «Об объявлении траура по жертвам вооруженной попытки государственного переворота».

По разным сведениям, в дни вооруженного конфликта погибли от 140 до 160 человек и получили ранения от 380 до 1000 человек. По данным Генеральной прокуратуры России, погибшими числятся 147 человек. На парламентских слушаниях в Госдуме в октябре 1995 года была озвучена цифра — 160 погибших. Комиссия Государственной Думы по дополнительному изучению и анализу событий 1993 года, которая работала с мая 1998 по декабрь 1999 года, опубликовала данные о 158 погибших. Вместе с тем, в материалах Комиссии указывалось, что «по приблизительной оценке, в событиях 21 сентября — 5 октября 1993 года всего убиты или скончались от полученных ранений около 200 человек».

26 февраля 1994 года Хасбулатов, Руцкой, Макашов, Дунаев, Анпилов, Ачалов — всего 16 человек из числа обвиняемых в организации октябрьских событий, в соответствии с постановлением Государственной Думы об амнистии от 23 февраля 1994 года, были освобождены из следственного изолятора Лефортово. Принятие этого решения было продиктовано убеждением, что «вывести Россию из общенационального кризиса невозможно без амнистии всех участников октябрьских событий 1993 года, невозможно без стабильного гражданского мира». В начале 1995 года производство по уголовному делу было прекращено и сдано в архив.

Политическими итогами событий 1993 года стало принятие новой Конституции 12 декабря 1993 года, усиление президентской власти, образование нового двухпалатного парламента — Федерального Собрания РФ.

What Happened in 1993 inc. Поп-культура, цены и события

Миссия космического корабля «Шаттл» STS-55

Миссия космического челнока НАСА STS-55 завершается в мае, когда экипаж благополучно вернулся на Землю. Во время миссии космический шаттл «Колумбия» доставил в космос команду из семи человек для проведения нескольких экспериментов на орбите. Командиром экипажа был Стивен Р. Нагель, а пилотом — Теренс Т. Хенрикс. В миссии был установлен немецкий модуль Spacelab, и на орбите экипаж провел около 88 экспериментов.Миссия была признана в целом успешной, несмотря на несколько незначительных проблем, связанных с запуском и во время пребывания в космосе.

Канада — первая женщина-премьер-министр

1. Ким Кэмпбелл становится первой женщиной-премьер-министром Канады 25 июня.

2. Кэмпбелл сделала заявку на лидерство в Прогрессивно-консервативной партии после объявления об отставке бывшего премьер-министра Брайана Малруни в феврале 1993 года.

3. Ее первые федеральные выборы состоялись 25 октября News Events, на которых Прогрессивно-консервативная партия потерпела поражение на решительных выборах в пользу Либеральной партии с Жаном Кретьеном в качестве лидера.

4. Хотя Кэмпбелл считалась популярной в течение ее короткого пребывания на посту премьер-министра, непопулярность ее предшественницы и ее собственная откровенность в отношении экономики работали против нее.

5. Она покинула офис 4 ноября 1993 года.

World — Южноафриканские лидеры получают Нобелевскую премию

Нельсон Мандела и Ф.В. де Клерк были удостоены Нобелевской премии мира в октябре 1993 года. Оба лидера получили признание за их успешные усилия по ликвидации апартеида в Южной Африке и открытию новой эры полностью представительной демократии в стране.Ф.В. де Клерк был президентом Южной Африки с 1989 по 1994 год и руководил ликвидацией апартеида. Нельсон Мандела был президентом ЮАР с 1994 по 1999 год, лидером партии Африканский национальный конгресс и сторонником расового равенства и примирения в стране.

США — Спейс шаттл Индевор

Миссия космического челнока «Индевор» по устранению оптического дефекта в космическом телескопе Хаббла.

Дополнительная информация и сроки ремонта телескопа Хаббл.

Space Shuttle Endeavour запускается 2 декабря 1993 года для завершения своей пятой миссии. Его миссия заключалась в том, чтобы установить COSTAR (Corrective Optics Space Telescope Axial Replacement) на космическом телескопе Хаббла, чтобы исправить дефект в зеркале, из-за которого некоторые изображения были не в фокусе. Было семь членов экипажа, и они провели рекордные пять выходов в открытый космос для ремонта телескопа. Миссия длилась до 12 декабря 1993 года, и экипаж успешно установил COSTAR и добавил несколько новых инструментов к космическому телескопу Хаббла.Хаббл был запущен в космос 24 апреля 1990 года и продолжает работать.

США — Космический полет STS-57

Космическая миссия НАСА STS-57 успешно завершена в июне и июле.

Дополнительная информация и сроки для STS-57.

Космическая миссия НАСА STS-57 успешно вернулась на Землю в июле 1993 года, проведя в космосе 9 дней 23 часа 44 минуты 54 секунды. В миссии участвовали шесть членов экипажа Рональд Грабе, Брайан Даффи, Дж.Дэвид Лоу, Нэнси Шерлок, Питер Висофф и Дженис Восс на борту космического шаттла Endeavour. Миссия была важна тем, что она ознаменовала собой первый полет герметичной лаборатории SPACEHAB, коммерческой лаборатории, в которой также было проведено 22 эксперимента. Экипаж также захватил более 9000 фунтов стерлингов European Retrievable Carrier — экспериментальный спутник, который находился в космосе около года. В целом миссия успешно выполнила поставленные задачи и благополучно вернулась домой.

Другие важные события с 1993 года

США Билл Клинтон

Билл Клинтон Президент США

Билл США Брэди

Законопроект Брэди, требующий проверки биографических данных потенциальных покупателей, подписан в законе

Взрыв Всемирного торгового центра

Исламские фундаменталисты взорвали Всемирный торговый центр

Раковины Haiti Ferry

Паром на Гаити тонет — более 1000 умирает

Бомбардировка Индии

Несколько бомб взорвались в Бомбее , Индия, погибло около 300 человек

U.С. Суровая метель

Сильная метель обрушивается на восточной части США, , принося рекордные снегопады и другие суровые погодные условия на всем пути от Кубы до Квебека

Землетрясение в Японии

Землетрясение магнитудой 7,8 у побережья Хоккайдо, Япония вызывает разрушительное цунами , убив 202 человека на небольшом острове Окусири, Хоккайдо

Землетрясение в Индии

Землетрясение с центром в Киллари, Махараштра, Индия убило почти 10 000 человек.

Шотландия / Шетландские острова MV Braer

Нефтяной танкер MV Braer, перевозящий 85 000 тонн сырой нефти, сел на мель 5 января из-за ураганного ветра у Шетландских островов и большого разлива сырой нефти в Северном море, вызвав экологическую катастрофу в этом районе.

Босния и Герцеговина

В Боснии происходят боевые действия между мусульман и хорватами

Босния и Герцеговина

Организация Объединенных Наций создает убежище для мусульманских беженцев в Сребренице в Боснии

Маастрихтский договор

Маастрихтский договор , подписанный 7 февраля , вступает в силу, официально учреждая Европейский Союз.

Протест фермеров Европейского Союза

ЕС Фермеры протестуют против сокращения сельскохозяйственных субсидий в связи с Маастрихтским соглашением

Джеймс Балджер

В Соединенном Королевстве 11-летние Роберт Томпсон и Джон Венейблс признаны виновными в детском убийстве 2-летнего ребенка Джеймса Балджера из Ливерпуля

Землетрясение в Индонезии

Землетрясение ударов Флорес, Индонезия -2200 погибших

Малайзия

В Малайзии обрушился жилой дом, погибло 48 человек

Европейский Союз

В отчете указано 2.5 миллионов человек в Европе бездомны

Букингемский дворец

Букингемский дворец открывает свои двери для публики

Бомбардировка Бишопсгейт

ИРА взрывает массивную бомбу в припаркованном фургоне в Бишопсгейте в центре лондонского Сити

Активист против абортов

Активист, выступающий против абортов, убивает врача у отделения аборта

Томаск 7

Российская ядерная авария на Томасске 7

Бен Джонсон

Бен Джонсон, пожизненно запрещен заниматься легкой атлетикой

Старт II

США и Советский Союз подписывают «Старт II», сокращающий количество ядерных боеголовок на 3500 штук каждая

НАФТА

Североамериканское соглашение о свободной торговле (НАФТА) подписано президентом США Биллом Клинтоном

Ицхак Рабин (Израиль) и Ясир Арафат (ООП)

Ицхак Рабин (Израиль) и Ясир Арафат (ООП) подписывают мирное соглашение 13 сентября на лужайке Белого дома.

Харлей Дэвидсон

Harley Davidson Motorcycles исполнилось 90 лет

Моника Селеш

Теннисистка Моника Селеш получает ножевое ранение от зрителя во время четвертьфинального теннисного матча в Гамбурге Гюнтером Парче, одержимым поклонником Штеффи Граф

Детские шапочки

Ty Warner USA запускает первую модель Beanie Babies

Австралия Brush Fires

Худшие пожары в истории Австралии уничтожили второй по величине национальный парк в мире Королевский национальный парк

Словакия

Словакия обретает независимость после разделения Чехословакии на Чехию и Словакию

Родни Кинг

Двое бывших полицейских осуждены за нарушение гражданских прав избитого автомобилиста Родни Кинга.

Технологии 1993

Микропроцессор Pentium , представленный Intel.

Windows NT 3.1 выпущена Microsoft

Всемирная паутина была создана в ЦЕРН.

Dyson продает первый циклонный пылесос без мешка

Всемирная организация здравоохранения W.H.O. оценивает 14 миллионов человек во всем мире, инфицированных вирусом СПИДа

Дистрибутив Debian GNU / Linux основан Яном Мердоком.

Миссия космического челнока «Индевор » по устранению дефекта оптики в космическом телескопе Хаббла.

Первое клонирование эмбриона человека двумя американскими учеными.

US Drops SDI Initiative

США и Россия подписывают договор «Старт-2» , призывающий к двустороннему сокращению стратегических ядерных вооружений

Народная культура 1993

Полиция начинает расследование жестокого обращения с детьми Майклом Джексоном

Популярные фильмы

Парк Юрского периода

МиссисДаутфайр

Беглец

Фирма

Бессонница в Сиэтле

Непристойное предложение

На линии огня

Краткое описание Pelican

Список Шиндлера

Клиффхэнгер

Филадельфа

Робин Гуд: Мужчины в трико

Популярные музыканты

Джанет Джексон с «Это путь любви идет»

Снуп Догги Догг

Гарт Брукс

Ярость против машины

Фил Коллинз

УБ40

Radiohead

Аэросмит

Мадонна

Род Стюарт с «Я уже говорил тебе в последнее время»

Мэрайя Кэри с любовником мечты

Нирвана

Уитни Хьюстон и «Я всегда буду любить тебя»

Мясной рулет

Провозвестники

р.E.M.

Гарт Брукс

Алиса в цепях

Осенних троп начинается в Виннсборо

Осенние тропы Виннсборо, рассчитанные на месяц, начались в субботу с ежегодного Гранд-парада. Каждые выходные в октябре наполнены мероприятиями для всей семьи.

В эту субботу 11 учениц средней школы Виннсборо будут претендовать на корону «Мисс Осенняя тропа LIV». Нынешняя королева Саммер Джерачи коронует нового победителя на церемонии, которая начнется в 18:30.м. в аудитории средней школы Виннсборо.

В субботу, 13 и 14 октября, в выходные дни «Осенние тропы искусств и ремесел» устанавливаются и готовы к запуску в 8 часов утра. Выставка «Искусство и ремесла» началась в 1960 году и была известна как Выставка искусств и ремесел на тротуаре. В этом году выставка проходит на улице Вязов. В прошлом году было 42 продавца. Кабинки доступны по цене 30 долларов за пространство размером 10 на 10 футов, и продавцы должны сами предоставить свои палатки, столы, стулья и другие необходимые им принадлежности. Будки по-прежнему доступны, а информацию можно найти на сайте winnsboroautumntrail.com или по телефону 903-342-1958.

В этом году конкурс домашних животных и чили-офф назначены на 14 октября. Конкурс домашних животных был переименован в Выставку домашних животных в память о Кэролайн Карни в честь Карни, скончавшегося в июне. Карни был 32-летним членом Совета по осенним тропам. Награды будут вручаться за «Лучшая одежда», «Лучший трюк» и «Самая экзотика». Шоу начинается в 10 часов утра на стоянке First National Bank. Chili Cook-off спонсируется Масонской ложей Гаса Гаррисона № 1273 в Центре молодежного служения Первой баптистской церкви на 200 W.Бродвей.

13 октября Winnsboro Rodeo Association проведет вторую ежегодную гонку 5D Barrel Race на Winnsboro Rodeo Arena. Выставки начнутся в 16:30. затем открытая гонка в 19:00. 14 октября в 19:00 состоится ранчо-родео. с четырьмя событиями. Это Докторен и Брандин, доение диких коров, сбор и погрузка прицепов. Чтобы получить информацию о родео на ранчо, свяжитесь с Амандой Крамп по телефону 903-629-5272.

The Big Woods Trail Ride — одно из крупнейших и старейших событий осенних троп.В этом году будет два аттракциона: один в субботу, 21 октября, в 9 утра, и традиционный аттракцион в воскресенье, 22 октября, в 9:30 после утреннего богослужения, проводимого Джимом Зердером на арене родео. 8 утра. Трейлрайд до сих пор является рекордсменом штата Техас по посещаемости в 1992 и 1993 годах, когда трейлрайд собрал 12 000 и 12 500 человек. В прошлом году аттракцион собрал около 100 участников. В центре Виннсборо состоится приветственный парад трейл-райдеров, который начнется в 16:00.

В субботу, октябрь, состоится 42 турнира по домино.21, в 9 утра в Депо на пересечении Бродвея и Мэйн-стрит. Конкурс кулинарии и выпекания пирогов «Вкус Виннсборо» состоится в 11 часов утра, а Barn Dance — в 8 часов вечера. в Winnsboro City Auditorium.

, 26-29 октября, отмечает день торгов и встречу по обмену, проводимую в Городском парке каждый день с 8:00 до 17:00. Парад старинных автомобилей в этом году состоится в субботу 28 октября, начало в 10:00. Поездка по центру города примерно в 10:30. В прошлом году было собрано 183 заявки, и при хорошей погоде в этом году ожидается, что это число достигнет не менее 200 старинных автомобилей.

Ежегодная встреча бывших учеников и всей школы состоится 28 октября в спортзале Old Rock Gym Park, начало в 14:30. двери открываются в 11 часов утра и остаются открытыми в течение дня и вечера для посещения. Будет вручена награда «Выдающиеся выпускники», и за 25 долларов вы можете получить свое имя и год окончания или имя любимого человека, начертанное на кирпиче, которое будет добавлено на «Аллею славы».

«Погрузитесь» в планирование осенней тематической свадьбы! Susan Lane Events

Размещено Сьюзан Лейн 29 марта 2014 г. / 0 комментариев

Только что помолвили в День святого Валентина или знаете кого-то? Если ответ ДА! (энтузиазм заглавными буквами является обязательным в этом случае), тогда у вас есть некоторые планы: и мы здесь, чтобы помочь вам вдохновить.В этой статье мы сосредоточимся на осенних свадьбах, поскольку считаем, что осень — лучшее время для свадьбы в Новой Англии. Подумайте об этом — температура ниже (что означает, что с вашего макияжа не потеет, пока вы не успеете сказать «Да»), а листва впечатляющая. Летняя жара прошла, и наступил свежий сезон с новыми запахами и цветами. появляются новые осенние тенденции. У Susan Lane Events есть несколько отличных мест для свадьбы, вдохновленной осенью, и мы даже дадим вам пищу для размышлений о том, как включить эту тему в свой декор, меню и развлечения!

«Безумие Осеннего сада» в банке Вязов

Расположенный в пригороде Бостона Уэллсли, банк Elm Bank Массачусетского садоводческого общества, без сомнения, является одним из самых популярных мест для проведения свадеб в этом районе.Это лучшее место для проведения свадеб в Массачусетсе, расположенное на красочной и безукоризненно ухоженной территории, действительно единственное в своем роде. На территории есть много мест для фантастических фотосессий, а фон с осенней листвой Новой Англии будет просто райским. Приемные меньшего масштаба можно разместить в Каретном доме, или, если вы устраиваете грандиозное мероприятие, идеально подойдет аренда соседней палатки. За проведение церемонии в одном из садов плата не взимается, так почему бы не воспользоваться этим? Мы изображаем разноцветные листья, бегущие по проходу, и букеты полевых цветов насыщенных осенних цветов для свадебных вечеринок.Обменивайтесь клятвами под индивидуальной аркой, сделанной из элегантно расположенных ветвей и веток с соответствующими осенними цветочными акцентами, такими как дахила, золотые паучьи мамы и темные розы с гранатовыми акцентами.

Для вашей свадьбы в осеннем саду нам очень нравится идея провести час коктейлей в саду после церемонии и насладиться фирменным напитком из мартини с карамельным яблочным сидром. Обильный коктейльный час, стационарная демонстрация марочных вин и сыров, в том числе персонализированный батончик с оливковым маслом, удивит и порадует всех ваших гостей.Сезонные вина в сочетании с сырами, идеально подходящими для осеннего бриза, станут прекрасным началом кулинарного путешествия, которым должен стать ваш свадебный ужин. Не можете подобрать осеннюю цветовую палитру без коричневого? Мы вас там накроем! В наших отчетах о тенденциях говорится, что цвет года по версии Pantone 2014 года — это сияющая орхидея — насыщенный, четкий фиолетовый оттенок, который прекрасно сочетается с золотом и представляет собой элегантную альтернативу коричневому. Золотые стулья из кьявари, зарядные устройства и стеклянная посуда в золотой оправе были бы такими элегантными в каретном дворе.Некоторые другие идеи, которые нам нравятся для этого яблочного безумия, перечислены ниже.

— Хотите, чтобы ваша карта места и стол для гостевой книги выделялись среди других? Нам нравится идея держателей яблочных карточек с индивидуальными бирками и гостевых книг Tree с принтом большого пальца в форме яблони. Для вашей картонной коробки отличным дополнением будут бушели из фруктового сада.

— Застрял на одолжениях? Наше любимое блюдо, вдохновленное яблоками, — это определенно смесь для блинов с яблоком и корицей с индивидуализированными кленовыми сиропами! Поместите их в бушельные корзины рядом с гостевой книгой и поставьте карточные столики с табличкой, позволяющей гостям «Take One!»

— Высокие центральные элементы с золотым основанием и полными округлыми формами — ключ к увеличению высоты ваших столов.Сделайте еще больше с высокими подсвечниками поверх цветочной композиции для мягкого окружающего освещения.

— Наши любимые фавориты осеннего меню включают стартовое блюдо из урожая салата с рукколой, пеканами со специями, мускатной тыквой и винегретом из сидра, а также основное блюдо из утиной грудки, обжаренной на поленте, с добавлением граната. Обязательно попробуйте горячий глинтвейн со свадебным тортом! Это обязательно согреет ваших гостей прохладным осенним вечером!

— Гости, желающие перекусить поздно вечером? Они всегда так делают! Серверы могут передать дворецкому чашки горячего яблочного сидра и миниатюрные пончики с сидром.Или положите теплые пончики у выхода вместе с личными сумками, чтобы потом вернуться в отель!

«Деревенская осень» в сарае на Журавлином поместье

Для невест, желающих пойти более непринужденным и деревенским путем, идеально подойдет свадьба в амбаре с живописным фоном. Нам нравится Амбар в поместье Журавлей в Ипсвиче, потому что у невест есть выбор фона для церемонии в дополнение к великолепному деревенскому сараю: церемония на берегу моря или церемония в огороде! Сам амбар вмещает до 140 гостей и отличается высокими плиточными потолками и терракотовыми стенами, что придает им аутентичный деревенский вид 19 годов века.Фотосъемка является обязательной на каменной стене у входа в сарай, расположенный на обширном ландшафте с прекрасным видом на Замковый холм.

Для невест, которые мечтают о свадьбе на пляже, здесь можно установить белые садовые стулья параллельно с прекрасным видом на океан. Поскольку сейчас осень и погода будет прохладнее, почему бы не поставить пашмины у входа в место проведения церемонии в качестве памятного подарка, чтобы защитить гостей от осеннего бриза? Официанты могут передать дворецкий горячим пижамам или горячему яблочному сидру, чтобы им было тепло и комфортно перед церемонией.В этом месте нам очень понравилась идея сделать самодельный конфетти-бар — это то, чем гости обязательно повеселятся! Гости могут наполнить свой сосуд для конфетти, например конус, начинками по своему выбору, такими как травы (лаванда, тимьян, розмарин), лепестки и рис. Выровняйте проход с красивыми цветочными орнаментами из каменной кувшины, привязанными к сиденьям или стоячим крючкам.

Для приемной в деревенском амбаре выделяются центральные украшения из клюквы и хризантем с длинными ветвями, прикрепленные подвесными обетами.Глубокие цвета и теплый верхний свет дополняют деревенские тона потолка и стен в амбаре, что станет идеальным оттенком для свадьбы поздней осенью. Меню будет включать в себя что-нибудь сытное, например, биск из мускатной тыквы в качестве первого блюда и короткие ребрышки в кофейных зернах с корнеплодами из урожая в качестве основного блюда. За десертом последует домашний пирог, s’mores station и, конечно же, свадебный торт с клюквенным вкусом и сливочным кремом. Вот еще несколько потрясающих идей для этого позднего осеннего вечера:

— Сангрия из яблочного сидра подается в каменных банках! Его можно приготовить заранее и подавать весь вечер вместе с пивом и вином вместо полноценного бара.

— Столы из винных бочек для коктейльных приемов и десертные столы будут такими уникальными!

— Серебряные или прозрачные стулья chiavari идеально сочетаются с темно-красными цветами хризантем. Зарядные устройства в деревенском стиле также станут отличным дополнением к столу.

— В качестве подарков включите местные мини-джемы или сезонные мини-пироги, которые гости могут забрать домой. Эти одолжения также могут выступать в качестве визитных карточек — просто привяжите ярлык к одолжению и поместите его у входа в сарай.Или для чего-то особенного, включите рецепт, который передавался из поколения в поколение, чтобы гости могли повторить подлинность пирога у себя дома!

закрыть

«Причудливый шик» в ботаническом саду Тауэр-Хилл

Великолепный ботанический сад с сезонными площадками, Тауэр-Хилл в Бойлстоне — это скрытая жемчужина с захватывающим видом на сельскую зелень! Оранжерея открыта с апреля по сентябрь для проведения мероприятий ранней осенью, а их главная галерея с огромным камином идеально подходит для проведения мероприятий поздней осенью и зимой.Это идеальное место для пары, которая хочет уединения в интимной обстановке в окружении прекрасных садов и всевозможных цветов. Оранжери, одно из самых романтичных мест в Новой Англии, вдохновило на создание удивительного свадебного стиля: причудливый шик!

Необычные свадьбы и приемы становятся все более популярными в мире организации мероприятий, и мы можем понять, почему: простота в сочетании с аутентичностью привлекает внимание. Для церемонии между лужайкой стоит прекрасная перигола, где вы обмениваетесь клятвами.Украсьте эти красивые беседки перевернутыми зонтиками любого цвета по вашему выбору. Нам нравится идея невесты, несущей по проходу простой букет брошей ручной работы вместо традиционного цветочного букета. Конечно, в ботаническом саду нам НЕОБХОДИМО привнести цветы в какой-то момент — и стойка регистрации — идеальное место для этого! Представьте нестандартные цветочные сочетания в несоответствующих вазах. Бамбуковые стулья и длинные элегантные обеденные столы. К ужину будут сервированы плетеные зарядные устройства и изящно вышитые льняные салфетки.Говоря об ужине, необычной невесте наверняка понравится меню, состоящее из полностью местных, органических блюд. Наши фавориты включают первое блюдо в стиле тапас с четырьмя сезонными блюдами, приготовленными в местных традициях, и основное блюдо в семейном стиле, состоящее из маринованной в гранате каре ягненка с кус-кусом и огуречным мятным соусом. Мы любим свадьбы по «прихоти» и придумали несколько отличных идей для невесты, которая не так уж проста:

— Наш любимый «современный, но простой» тренд? Дыхание ребенка! Его можно использовать буквально с любым цветовым сочетанием.Нам нравится идея смешать дыхание ребенка с отдельными бутонами различных сезонных цветов. Наша комбинация №1? Одинокий бутон розы, смешанный с детским дыханием, разбросан по столам в крошечных черно-белых вазах, скоординированных друг с другом.

— Карты, выстроенные в ряд на подносах с желудями и украшенные парой птиц, станут приятным дополнением для причудливого приема. Номера таблиц будут совпадать, чтобы цветовая схема и шрифт оставались согласованными.

— Белые тыквы и осенний декор являются обязательными на осенней свадьбе в Тауэр-Хилл, так как великолепный камин в зале требует наряжаться для осени.Продолжайте следовать причудливой теме и добавьте тыквы и деревянные фонари, а также ураганные свечи и длинные ветки в качестве акцентов по ширине камина. Добавьте старинную птичью клетку, чтобы использовать ее как карточную коробку, и несколько ваших любимых любовных цитат, вырезанных на деревянных коробках или тыквах!

— Добавьте немного тыквенной идеи к мартини с тыквенным пирогом в качестве фирменного напитка! Нам нравится вкусная ободок из карамелизованного сахара!

— С повальным увлечением фургонами в Бостоне и его окрестностях наймите один, чтобы обслужить ваших гостей и перекусить поздно вечером! Наш любимый ночной перекус — жирный сыр на гриле от Roxy’s — идеальное завершение танцевального вечера!

Нравится то, что вы видите, и хотите обсудить темы осенней свадьбы и места ее проведения? Свяжитесь со Сьюзен по телефону (508) 763-1663 или напишите ей по адресу susan @ susanlaneevents.com. Информацию о планировании свадьбы и полный список услуг можно найти на сайте www.susanlaneevents.com

.

Посетите наш новый сайт!

Фотографии предоставлены: Dreamlove Photography, Sarah Maller Photography, Vinwood Caterers, Caper’s Catering, Vintage Design Company, веб-сайт Crane Estate

New Welsh Review 22, осень 1993 г.

• Тони Кертис «В восторге от видимого»
Тони Кертис отдает дань уважения Дэнни Абсу, которому исполнилось 70 лет.
• Журналы из муравейника Дэнни Абсе
Превью новой подборки из дневников автора, в которой он раскрывает свои мысли, деятельность и заботы на 70-м году жизни.
• Рассказ о сотрудничестве, не противоречащем «людям книги», Лео Абсе
Автор осуждает новую историю евреев Южного Уэльса за непризнание того, что действительно важные отношения между еврейскими иммигрантами и принимающей общиной лежат за пределами гетто синагоги и ломбарда.
• Американский «Оскар» Гвина Томаса от Виктора Голайтли
Автор исследует предысторию рассказа Гвин Томас «Оскар» и обнаруживает, что он был написан молодым человеком, чьи американские модели оказали не столько влияние, сколько привязанности и снисходительность.
• Избранный выход на ежедневных съездах Питера Стеда
Автор объясняет, почему телеадаптация Би-би-си в Уэльсе автобиографии Гвина Томаса «Несколько избранных выходов» не смогла его взволновать.
• Вспомнил и проигнорировал, прославлял и забыл Лесли Грант-Адамсон
Автор исследует Андалусию, чтобы узнать больше о мире убитого писателя Фредерико Гарсиа Лорки.
• «… вспомните печальный ветерок среди оливок» Х. Г. А. Хьюза,
Автор отдает дань уважения новым переводам стихов Фредерико Гарсиа Лорки Меррином Уильямсом.
• Валлийский писатель, обращающий внимание на ирландскую публику, Джудит Маро
Автор описывает Харри Причарда Джонса, председателя Yr Academi Gymreig, в день его 60-летия.
• Пресса выступлений и дебатов Фила Майярда
Фил Майлард описывает одного из самых успешных пионеров творческого письма в Южном Уэльсе, писателя и поэта Криса Торранса.
• Я видел будущее, и это не «Работы» Криса Бендона
Автор обсуждает будущее книги в свете современных технологических достижений.
• В сериале «Театр в Уэльсе» рассказывается Джоном Гауэром
, где мы находимся. Примечания к телерадиовещанию
• Женщины определенного возраста, Гленда Биган,
• Конец сезона, Рон Берри,
• Композитор Роберта Моргана
• Вечер Пола Бхогала

Редактор: Робин Ривз

Гудвуд объявляет Speedweek — новаторское мероприятие этой осенью

  • Goodwood Speedweek, представленный Mastercard, пройдет на Goodwood Motor Circuit 16-18 октября 2020 года.
  • Это уникальное зрелище, вдохновленное Фестивалем скорости и возрождения, будет отмечать величайшие элементы обоих событий.
  • Из-за продолжающейся пандемии коронавируса это мероприятие будет проходить «за закрытыми дверями», и зрители не будут допущены на автодром.
  • Ряд партнеров Goodwood уже обязались помочь создать уникальную интерактивную трансляцию с эффектом присутствия, которая будет доступна бесплатно во всем мире.

Каждое лето потрясающая сельская местность Западного Суссекса оживает под впечатлением гоночных двигателей на полную мощность, так как в Гудвуде проходят два крупнейших и самых известных соревнования по автоспорту в мире; Фестиваль скорости, представленный Mastercard, и Возрождение.К сожалению, в этом году ни один из них не сможет продвинуться вперед из-за глобальной пандемии. Вместо этого, вдохновленный видами и звуками, любимыми поклонниками обоих событий, в октябре Гудвуд откроет новое уникальное мероприятие в области автоспорта.

Goodwood Speedweek, представленный Mastercard, объединит величайшие элементы Фестиваля и Возрождения в одну трехдневную феерию, которую нельзя пропустить. Speedweek, проходящий за закрытыми дверями на автодроме Goodwood Motor Circuit, будет оптимизирован для трансляций, привлекая любителей автоспорта в самое сердце событий, где бы они ни находились.Захватывающее зрелище будет бесплатно транслироваться по всему миру через веб-сайт Goodwood Road & Racing, социальные каналы и ряд партнеров по вещанию.

Ничего подобного Speedweek не видели раньше, поскольку Goodwood воплощает в жизнь более чем столетний опыт автоспорта мирового класса, чтобы отпраздновать легендарные подвиги скорости, отваги и выносливости, которые делают его самым захватывающим видом спорта на земле. На трассе самые ценные автомобили будут сражаться в самых сложных исторических гонках в мире, ведомые блестящим составом знаменитых лиц.Принимая во внимание нехватку зрителей, в драматических раллийных соревнованиях будут проезжать машины, над трассой или даже под ней, а первая «Гудвуд Джимхана» буквально захватит место проведения, направляясь в места, которые обычно были бы строго запрещены.

Подойдя к кульминации в воскресенье, соревнование, которое никогда не повторится, увидит, как одни из самых быстрых автомобилей в истории автоспорта будут бороться за награды в серии буллитов «победитель получает все» на одном круге. Современные автомобили никогда не соревновались в Гудвуде, поэтому скорость, которую они достигают, будет непохожа на все, что раньше можно было увидеть на этом культовом месте.Официальный рекорд круга в Гудвуде держится 55 лет, и, учитывая, что современные автомобили никогда не вернутся, вполне возможно, что время, зафиксированное на Speedweek, останется непревзойденным в следующие 55…

.

Во время Speedweek Гудвуд станет эпицентром автомобильного мира, поскольку ведущие производители представят свои новейшие автомобили мировой аудитории. На исторической гоночной трассе Goodwood Motor Circuit будут представлены потрясающие суперкары, в то время как технологии также будут в центре внимания, поскольку FOS Future Lab дает заманчивую возможность заглянуть в будущее мобильности.Bonhams, постоянный партнер Гудвуда с самого первого Фестиваля скорости в 1993 году, проведет в выходные дни онлайн-аукцион, просмотр которого возможен только по предварительной записи в Гудвуде со среды по пятницу.

Speedweek, самое масштабное мероприятие, когда-либо проводившееся в Гудвуде, будет транслироваться новаторски, предлагая зрителям сидеть прямо в гоночном кресле, с интерактивными элементами, которые создают захватывающий, незабываемый опыт. Без присутствия зрителей действие может быть более быстрым, экстремальным и даже более захватывающим, чем когда-либо.Это изменит представление о просмотре автоспорта дома во многом так же, как Фестиваль скорости и возрождения навсегда изменил восприятие событий, связанных с классическими автомобилями. Программа мероприятий и полный состав пилотов будут объявлены в ближайшие недели и месяцы.

Герцог Ричмонд сказал: «Приняв душераздирающее решение не проводить Фестиваль скорости и возрождения в этом году, мы были полны решимости найти способ перенести автоспорт в Гудвуд в 2020 году. Speedweek будет уникальным мероприятием. Событие на всю жизнь — самое быстрое, захватывающее и зрелищное мероприятие, которое мы когда-либо устраивали.Я был поражен позитивом и поддержкой, которые нам предложили наши партнеры и друзья. В частности, я рад, что Mastercard, которая является партнером-представителем Фестиваля скорости с 2017 года, также выступит партнером-представителем Speedweek; и Bonhams, которые проводят свои аукционы в Goodwood ежегодно с 1993 года, присоединятся к нам. Мероприятие, не похожее ни на одно из предыдущих, Goodwood Speedweek станет достойным праздником духа Фестиваля скорости и возрождения, оба из которых вернутся в 2021 году, более масштабными и лучшими, чем когда-либо.”

— Концы —

Для заметок редакции:

О фестивале скорости в Гудвуде

Проводимый каждое лето с 1993 года фестиваль скорости в Гудвуде, проводимый MasterCard, является крупнейшей в мире вечеринкой в ​​автомобильном саду. На фоне Goodwood House в Западном Сассексе, Великобритания, более 600 автомобилей и мотоциклов, охватывающих феноменальную историю автомобилестроения и автоспорта, принимают участие в нем с некоторыми из самых легендарных деятелей спорта, а также с международными знаменитостями, которые регулярно посещают.Основные моменты включают знаменитый холм (на самом деле передний подъезд Гудвуд-хауса, на котором соревновались более известные водители и автомобили, чем на любом другом асфальте в мире), лаборатория будущего FoS, этап лесного ралли, гонка суперкаров Мишлен, паддок F1 ГАЗ Арена, Авиационная выставка и аукцион Bonhams. Событие, не похожее ни на одно другое, это все равно что наблюдать за тем, как прошлое, настоящее и будущее автоспорта оживают на ваших глазах.

О возрождении Гудвуда

Воссоздавая гламур гонок, каким он был раньше, Автодром оживает для Возрождения, как на исторической трассе, так и за ее пределами.Единственная гоночная встреча, которая проводится полностью в аутентичной обстановке того времени, Revival представляет собой возвращение к безмятежным дням Гудвуда как духовного дома британского автоспорта. Это праздник былых дней, винтажной моды и гонок на колесах по этой классической трассе, которая остается неизменной со времен своего расцвета.

О Mastercard (NYSE: MA), www.mastercard.com Mastercard — глобальная технологическая компания в индустрии платежей.Наша миссия — объединить и обеспечить инклюзивную цифровую экономику, которая приносит пользу всем и везде, делая транзакции безопасными, простыми, умными и доступными. Используя безопасные данные и сети, партнерские отношения и увлеченность, наши инновации и решения помогают частным лицам, финансовым учреждениям, правительствам и предприятиям реализовать свой самый большой потенциал. Наш коэффициент приличия, или DQ, определяет нашу культуру и все, что мы делаем внутри и за пределами нашей компании. Имея связи в более чем 210 странах и территориях, мы строим устойчивый мир, который открывает бесценные возможности для всех.

Следите за нами в Twitter @MastercardEU @MastercardNews, присоединяйтесь к обсуждению в блоге Beyond the Transaction Blog и подпишитесь на последние новости в Engagement Bureau.

О компании Bonhams

Автомобильный отдел Bonhams известен тем, что проводит аукционы мирового уровня по продаже редких и значимых коллекционных автомобилей, от самых ранних ветеранов до современных суперкаров, часто достигающих мировых рекордов. Глобальный охват компании дополняется ее опытной и уважаемой международной командой специалистов, базирующейся в Великобритании, Европе и США.Bonhams ‘проводит 22 аукциона в течение года в престижных местах, часто в связи с самыми важными автомобильными событиями мира.

www.bonhams.com

Переиздание, осень 1993 г. | VQR Online

Давний житель Нью-Йорка писатель Джозеф Митчелл увековечил людей и места великого города в четырех памятных книгах — «Прекрасный салон МакСорли», «Старый мистер Флад», «Дно гавани» и «Секрет Джо Гулда» — , все из которых были объединены в один под названием Up in the Old Hotel , национальный бестселлер 1992 года, который снова доступен как винтажная книга [14 долларов.00]. Vintage также переиздал книгу Ричарда Бена Крамера What It Takes , которая занимает более 1000 страниц, чтобы рассказать о президентской кампании 1988 года, которую Time провозгласил «# 1 книгой года» [15 долларов]. Третье переиздание Vintage — это книга Джоан Дидион After Henry , сборник эссе от Вашингтона до Лос-Анджелеса [12 долларов]. Когда в 1983 году была опубликована книга Стивена У. Сирса «Пейзаж , окрасившийся в красный цвет: битва при Антиетаме, », журнал Newsweek назвал ее «первоклассным историческим трудом, книгой настолько авторитетной и изящной, что кажется маловероятной, что она нуждается в замене. будущее.Он снова доступен в мягкой обложке Ticknor & Fields [$ 12,95]. Другой кровавый конфликт описан в книге Джона Толанда In Mortal Combat: Korea, 1950–1953 , недавно переизданной в мягкой обложке Quill [13 долларов]. Три репринта из Йельского университета — это соответственно Говарда Вайцкина «Политика медицинских встреч: как пациенты и врачи решают социальные проблемы» [ткань за 35 долларов, бумага за 17 долларов]; Ричард Л. Цвейгенхафт и Г. Уильям Домхофф « Чернокожие в среде белых: исследование расы и сословия в Америке» [$ 29.50 ткани, 11 долларов бумаги] и Майкла Розенфельда Affirmative Action & Justice [18 долларов на бумаге, 35 долларов на ткани]. У Transaction Books есть бумажное издание книги Уолтера Липпманна The Phantom Public с новым введением Уилфреда М. Макклея [21,95 доллара]. Transaction также переиздала American Anxcies , коллективный портрет 1930-х годов под редакцией Льюиса Филлера и включающий эссе Джона Дьюи, Джона Стейнбека и Эрскина Колдуэлла [статья за 19,95 доллара]. Хоутон Миффлин предлагает бумажное издание книги Джона Кеннета Гэлбрейта Культура удовлетворенности , которую The Wall Street Journal назвал «бравурным представлением» [9 долларов.95]. На Сент-Мартине есть бумажное издание «» Дуэйна Шульца «Я иду над Землей: Великое восстание сиу 1862 года» , «Заслуженная книга года Нью-Йорк Таймс» за 1992 год [12,95 доллара]. Две книги в мягкой обложке Джонса Хопкинса посвящены коренным американцам: первая — это Патрисии М. Мэлоун «Скрытый путь войны: технологии и тактика среди индейцев Новой Англии » [13,95 долларов], а вторая — Грегори Эванса Дауда «Оживленное сопротивление: Борьба североамериканских индейцев за единство, 1745-1815 гг. [14 долларов США.95]. У Bison Books есть бумажное издание книги Ровены Рид «« Комбинированные операции в гражданской войне »» с введением Джона Д. Миллигана [17,95 доллара]. Южная Каролина опубликовала второе издание книги Уолтера Дж. Фрейзера-младшего «Патриоты, пистолеты и юбки» ; «Бедный грешный Чарльзтаун» во время американской революции , описание оживленной, а иногда и непристойной атмосферы в Чарльстоне в эпоху Войны за независимость [статья за 14,95 доллара].

ЖИЗНЬ И ПИСЬМА

Двухтомная биография Шарля Де Голля Жана Лакутюра получила широкое признание, причем London Times охарактеризовала эти два тома как «Героический материал.. . . масштаб событий и личностей, трагические иронии истории неотразимы ». The New York Times Book Review назвал биографию просто «великолепной». К настоящему времени Нортон опубликовал два тома в бумажном виде: первый том DeGaulle the Rebel 1890-1944 , а второй том DeGaulle the Ruler 1945-1970 [15,95 доллара каждый]. Collier Books предлагает однотомное сокращение Ричарда Харвелла из семитомной биографии Дугласа Саутхолла Фримена, получившей Пулитцеровскую премию, Вашингтон, , с новым введением Майкла Каммена и послесловием Дюма Мэлоуна [21 доллар.00]. В серии книг о бизонах Небраски переиздана автобиография «Цыпленок синей курицы » А. Б. Гатри младшего с послесловием Дэвида Л. Петерсена [ткань за 35 долларов, бумага за 11,95 доллара]. У Bison Books также есть бумажное издание книги Чарльза Л. Дюфура «Девять мужчин в сером» , в которой описываются некоторые из самых ценных офицеров Роберта Э. Ли [14,95 доллара]. Две недавние книги Йельского университета в мягкой обложке — это книга Вед Мехта Махатма Ганди и His Apostles [15,95 доллара] и книга Кена Раттенбери Duke Ellington, Jazz Composer [18 долларов].00]. Колумбия выпустила бумажное издание книги Лорри Голденсона Элизабет Бишоп: Биография поэзии [$ 15,95]. Quill Books перепечатали книгу Кэролли Эриксон Кровавая Мэри: Жизнь Мэри Тюдор , работа The Chicago Tribune , названная «исторической биографией, которая читается как самая яркая художественная литература» [статья за 15 долларов]. Ticknor & Fields переиздал книгу Дональда Холла Их древние блестящие глаза: вспоминая поэтов и еще больше поэтов , включая таких поэтов, как Т.С. Элиот, Роберт Фрост и Эзра Паунд [статья за 11,95 доллара]. У Vintage Books есть новое издание книги Уильяма Киттреджа Hole in the Sky , мемуаров о взрослении на Западе [11 долларов]. Еще одно переиздание Vintage — это книга Деборы Диггес « Fugitive Spring: Coming of Age in the 50-60s », которую The Boston Globe охарактеризовал как «горько-сладкую камею послевоенной Америки» [11 долларов]. Университетское издательство Америки выпустило бумажное издание книги Рэндалла У. Бланда «Частное давление на публичное право: правовая карьера судьи». Тургуд Маршалл: 1934–1991 [$ 21.50], книга в мягкой обложке Пантеона — это книга Алана Ломакса Mister Jelly Roll: The Fortunes of Jelly Roll Morton, New Orleans Creole и «Изобретатель джаза» [$ 19,50].

ОБЩЕЕ

Поэзия Микеланджело: аннотированный перевод Джеймса М. Саслоу — единственное доступное двуязычное издание из более чем 300 сонетов, мадригалов и других стихотворений, написанных Микеланджело за его долгую карьеру. Стихи раскрывают сокровенные чувства художника к таким универсальным темам, как любовь, смерть и искупление.Йельский университет опубликовал бумажное издание перевода Саслоу работы великого итальянца [бумага за 20 долларов]. В Йельском университете также есть бумажное издание книги Оливера МакДонаха «Джейн Остин: Реальные и воображаемые миры », в которой выдающийся историк показывает, как романы Джейн Остин освещают историю Англии в начале 19 века [12 долларов]. Третья недавняя книга Йельского университета в мягкой обложке — это книга Мелиссы Уокер «Вниз с горы: романы чернокожих женщин после движения за гражданские права, 1966–1989 гг.» [$ 12,00].В документе из Йельского университета также доступна книга Мизии Ландау « Рассказы об эволюции человека », анализ различных теорий эволюции Дарвина, Кейта и Эллиота Смита, а также более свежие отчеты [13 долларов]. Оксфорд предлагает второе издание « Анналов австралийской литературы » Джой Хутон и Гарри Хезелтина, включающих такие жанры, как история, биография, переписка и путевые заметки, а также поэзию, художественную литературу и драму [ткань стоимостью 52 доллара]. В серии «Австралийские писатели» Оксфорд предлагает бумажные издания книги Кевина Харта A.Д. Хоуп , Лин МакКредден Джеймс Маколи и Питер Стил Питер Портер [15,95 доллара США каждый]. Еще одно недавнее переиздание в Оксфорде в мягкой обложке — «Оксфордская индийская антология двенадцати современных индийских поэтов» под редакцией Арвинда Кришны Мехротры [10,95 доллара]. Джонс Хопкинс переиздал книгу Вольфганга Изера «Вымышленное и воображаемое: диаграмма литературной антропологии » [ткань за 55 долларов, бумага за 15,95 доллара]. В Пенсильвании есть бумажное издание книги Дэвида Кэрриера « Принципы истории искусств Написание» [16 долларов.95]. Переиздание Graywolf Discovery — это книга Эдвина Мюира The Estate of Poetry с новым введением Джона Хейнса и предисловием Арчибальда Маклиша [бумага за 11 долларов]. Vintage Books переиздали книгу Робина Лейна Фокса «Несанкционированная версия: правда и вымысел в Библии », книгу, которую The New York Times назвал «эрудированной и вдохновляющей» [15 долларов]. В Гарварде есть бумажное издание книги Малькольма Боуи Lacan , исследования работы французского интеллектуала [12 долларов.00]. The Los Angeles Times назвал «реальным триллером» Джона Костелло «Десять дней до судьбы ». Это история драматического полета Рудольфа Гесса, печально известного заместителя Гитлера, в Англию в мае 1941 года с мирной инициативой. он включает в себя первую публикацию файлов КГБ. Бумажное издание теперь доступно в виде Quill Book [13 долларов США], Vintage перепечатал книгу Стивена Холла «Карта следующего тысячелетия: как компьютерная картография революционизирует лицо науки» [16 долларов.00]. Также в Vintage можно приобрести книгу Лоис В. Баннер «В полный цветок: старение женщин, сила и сексуальность », работа The New fork Times Book Review , получившая высокую оценку как «очень грамотная и тщательно исследованная» [13,00 долларов]. Еще одна недавняя винтажная книга — это книга чешского лидера Вацлава Гавела « летние медитации » [$ 11,00]. У Джона Хопкинса есть бумажное издание книги Томаса Л. Пэнгла «Облагораживание демократии: вызов эпохи постмодерна », в которой содержится тщательная критика постмодернизма и его последствий для политической жизни и мышления [$ 13.95]. Еще одно переиздание Джонса Хопкинса — это переработанное издание книги доктора Фрэнсиса Мондимора Депрессия: болезнь настроения , которую Science Books & News назвал «четко написанной, всеобъемлющей и сострадательной» [ткань за 22,95 доллара]. Transaction Books переиздали книгу Томаса Мольнара Бог и знание реальности с новым введением автора [бумага за 19,95 доллара], книги Йельского университета в мягкой обложке включают книгу У. М. Ормрода The Reign of Edward III: Crown 4? Политическое общество в Англии 1327–1377 [17 $.00], Тяжелые расстройства личности Отто Ф. Кернберга: психотерапевтические стратегии [18,00 долларов], Эдвард Фридман, Пол Г. Пикович и Марк Селден в китайской деревне , Социалистическое государство [17,00 долларов], Четыре тропических леса , очерки экологических экспертов под редакцией Олвина Х. Джентри [32,50 доллара].

FICTION

В рамках серии «Гера» компания SOHO Books переиздает исторические романы женщин-историков. Среди первых — роман Секлии Холланд « Grate Maria », роман о средневековье [12 долларов.00 paper], и « Дитя утра » Полины Гедж, рассказ о женщине-фараоне, Хатшепсут [12 долларов США], Vintage Books предлагает новые издания двух произведений Джеймса Джойса, первое из которых — сборник рассказов Dubliners [10 долларов США] ], и вторая новаторская автобиография художественной литературы Джойса, Портрет художника в молодости [$ 9. 00]. У Vintage также есть перепечатки двух сборников рассказов Исака Динесена, одна из которых Winter’s Tales [$ 12.00], и другие Анекдоты судьбы и Эренгард , включая рассказ «Пир Бабетты» [12 долларов США]. Среди других винтажных репринтов: The Loser Томаса Бернхарда [10 долларов], City of Boys Бет Ньюджент [11 долларов] и Пейзаж Барри Гиффорда с путешественником: Наволочка Фрэнсиса Ривза [10 долларов]. Bison Books переиздали роман Синклера Льюиса Free Air , который появился в 1919 году, за год до того, как Main Street принесла автору всемирную известность [11 долларов.95 paper], Kodansha International запустила новую серию книг в мягкой обложке под названием «Современные писатели Японии». Среди первых писателей, чьи произведения он публикует, — « Озеро » Ясунари Кавабата (единственный в Японии лауреат Нобелевской премии по литературе) [8 долларов. 00], Такеши Кайко «В черное солнце: Вьетнам 1964—65» [8 долларов. 00], Масудзи Ибусе « Волны: Два коротких романа » [8 долларов. 00], Ghosts Морио Кита [8 долларов. 00], Харуми Сетучи «Конец лета: рассказы » [8 долларов.00] и Ясуси Иноуэ Tun-Hauang [8 долларов. 00].

Осень в Академии | Oscars.org

Фонд Академии объявляет список предстоящих в этом сезоне мероприятий в Лос-Анджелесе и Нью-Йорке. Проверяйте почаще, поскольку билеты становятся доступными ближе к каждому мероприятию:

Edgar G. Ulmer’s Detour (1945)
17 сентября — 19:30.
Театр Линвуд Данн, Голливуд
Со специальным гостем Арианн Улмер Сайпс . Восстановлен Киноархивом Академии и Фондом кино в сотрудничестве с Королевской синематекой Бельгии, Музеем современного искусства и Французской синематекой.Финансирование реставрации предоставлено Фондом семьи Джорджа Лукаса.

Женщины в инди-анимации
21 сентября — 19:00
Академия в Метрографе, Нью-Йорк
С режиссерами Сигне Бауман , Эмили Хабли , Кэнди Кугель и Дебра Соломон . Модерирует оскароносный продюсер Пегги Стерн .

Food, Inc. (2009)
24 сентября, 19:30
Театр Сэмюэля Голдвина, Беверли-Хиллз
С номинированным на «Оскар» режиссером Робертом Кеннером , номинированным на «Оскар» продюсером Элиз Перлштейн , сюжет фильма Кэрол Морисон , шеф-повар Рой Чой , основатель и исполнительный директор Food Forward Рик Нахмиас .Модерирует шеф-повар, автор и радиоведущий Эван Клейман . Представлено в партнерстве с Международной ассоциацией документального кино (IDA), Participant Media и River Road Entertainment.

Продавец (1969)
27 сентября — 19:30
Театр Линвуд Данн, Голливуд
Со специальным гостем Ребекка Мейслс . Включает 35-миллиметровую печать, восстановленную Архивом кино Академии и Фондом кино при финансовой поддержке Фонда семьи Джорджа Лукаса.Представлено в партнерстве с Международной документальной ассоциацией (IDA).

4-й ежегодный саммит карьеры в кино
6 октября — 9.00-17.00
Театр Сэмюэля Голдвина, Беверли-Хиллз
Члены Академии и профессионалы кино делятся своими знаниями о карьере в киноиндустрии в этой продолжающейся целый день серии панельных дискуссий.

Комната войны (1993): 25-летие
9 октября — 19:30 вечера.
Театр Сэмюэля Голдвина, Беверли-Хиллз
Со специальными гостями, включая персонажей фильма Джеймс Карвилл , Ди Ди Майерс , режиссеры Крис Хегедус и D.A. Pennebaker и продюсеры R.J. Катлер и Венди Эттингер . Модератором: Тодд С. Пардум .

45-я награда студенческой академии
11 октября — 19:00
Театр Сэмюэля Голдвина, Беверли-Хиллз
Студенты-кинематографисты-победители получат свои медали — золотые, серебряные, бронзовые — в семи номинациях. После церемонии будут показаны фильмы, завоевавшие золотые медали.

Вечер Тома Савини
13 октября — 7 р.м.
Академия в Метрографе, Нью-Йорк
Личное выступление режиссера, каскадера и визажиста Том Савини .

Экзорцист (1973): 45-летие
Понедельник, 22 октября — 19:30 программа
Театр Сэмюэля Голдвина
С номинированным на Оскар режиссером Уильямом Фридкиным и номинированной на Оскар актрисой Эллен Бурстин .
КУПИТЬ БИЛЕТЫ ЗДЕСЬ

Стипендии Академии Николла в области сценариев и чтения в прямом эфире
8 ноября — 19:30 с.м.
Театр Сэмюэля Голдвина, Беверли-Хиллз
Ансамбль актеров (будет объявлен позднее) прочитает избранные сцены из сценариев-победителей.
ПОЛУЧИТЕ БИЛЕТЫ ЗДЕСЬ

Босоногая графиня (1954)
16 ноября — 19:00
Академия в Метрографе, Нью-Йорк
С кинокритиком и писателем Карина Лонгворт .
КУПИТЬ БИЛЕТЫ ЗДЕСЬ

Рождественская история (1983)
10 декабря — 7:30 с.м.
Театр Сэмюэля Голдвина, Беверли-Хиллз
С актером Питером Биллингсли .

.