Сенека философия – Луций Анней Сенека — Википедия

36. Философия Сенеки. Философия. Шпаргалки

36. Философия Сенеки

Луций Анней Сенека (ок. 4 г. до н. э.–65 г. н. э.) – крупнейший римский философ, первый представитель стоицизма в Древнем Риме.

Сенека считал, что философия должна заниматься как нравственными, так и естественно-научными вопросами, но только в той мере, в какой это знание имеет практическое значение. Знание природы дает возможность иметь средства против тех сил природы, которые противостоят человеку, помогает бороться против болезней и различных природных бедствий. Это знание позволяет понять природу как целое.

Учение Сенеки пронизано противоречиями: с одной стороны, он признает, что все в мире совершается согласно законам природы, а с другой – что все от Бога. С одной стороны, он насмешливо относится к мифологии, с другой – признает роль всякого мистического, вплоть до того, что философски обосновывает гадания.

Особенно противоречиво его учение о душе. Сенека считает, что душа телесна, но при этом она слаба и постоянно стремится освободиться от тела. Сенека полагает, что божественная часть нашей души никогда не умирает.

Сенека, подобно стоикам, рассматривает вопрос о самоубийстве и допускает его. Основанием для самоубийства он считает как телесные болезни, так и рабство, понимая под последним в основном не социальное рабство, а рабство добровольное, когда люди находятся в рабстве у похоти, скупости, страха. Таким образом, для Сенеки главное – это свобода духа.

Сенека занимает главные стоические позиции: в жизни изменить ничего нельзя, следует повиноваться судьбе, можно лишь изменить свое к ней отношение и презирать невзгоды. Величие стоического духа, по Сенеке, состоит в том, что человек стоически выдерживает все удары судьбы. Счастье человека состоит в отношении к событиям и обстоятельствам: «Каждый несчастен настолько, насколько полагает себя несчастным».

Вся этика Сенеки представляет собой систему нравственных правил о поведении человека для достижения счастливой жизни.

Сенека формулирует по-своему золотое правило нравственности: «Обходись со стоящим ниже так, как ты хотел бы, чтобы с тобою обходились стоящие выше».

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

fil.wikireading.ru

Сенека — биография, личная жизнь, философия, причина смерти

Биография

Сенека (Луций Анней Сенека) — римский писатель, поэт, философ, политик. Он является одним из самых значимых последователей философии стоицизма, а также учителем императора Нерона.

Портрет СенекиПортрет Сенеки

Луций Анней Сенека родился в 4 веке до н. э. в испанском городе Кордова в достаточно знатной семье, принадлежавшей к роду всадников. Отец Сенека-старший и мать Гельвия были образованными людьми, изучали историю, философию и риторику. Чуть позже, когда Луций и его старший брат Юний Галлион были юными, супруги решили перебраться в Рим. Там молодой Луций был учеником стоиков Папиния, Секстия, Аттале.

Отец мальчика обладал хорошими связями и деньгами, поэтому мог не экономить на образовании и развитии сына. Сенека-старший пророчил своему ребенку блестящую карьеру адвоката. И действительно — благодаря личной харизме, ораторскому таланту и замечательной эрудиции адвокатские дела Сенеки-младшего шли в гору.

Барельеф СенекиБарельеф Сенеки

Но неожиданная тяжелая болезнь, которая требовала отъезда в Египет на длительное восстановление, нарушила все планы начинающего адвоката. Свалившееся горе подкосило Луция, и он чуть не покончил жизнь самоубийством.

После возвращения из Египта в Рим Сенека начинает обличать существующий строй в Римской империи, политиков в падении нравов, создает работы, связанные с моральной проблематикой.

Государственная деятельность

В 37 году к власти пришел Калигула. Он настолько не одобрял деятельность Сенеки, что принял решение убить его. И только случай спас философа от незавидной судьбы — любовница Калигулы отговорила императора от совершения преступления, считая, что Луций и так скоро умрет из-за болезни.

Император КалигулаИмператор Калигула

Окончание правления Калигулы не стало для Сенеки успокоением — в 41 году к власти пришел Клавдий, который продолжил традицию прежнего императора. Он также негативно относился к харизматичному, властному и сильному политическому лидеру и по совету своей жены Мессалины отправил Сенеку в ссылку на остров Корсика, где ему пришлось пробыть долгих 8 лет.

По иронии судьбы вернуться на родину Луцию помогла новая жена Клавдия Агриппина. Властная женщина в то время была озабочена вопросом восхождения на престол своего 12-летнего сына Нерона после смерти императора. Ее тревожил сын Клавдия от первого брака — Британик, который также претендовал на престол. Именно поэтому она, влияя на мужа, вернула Сенеку в Рим — чтобы тот стал воспитателем юного Нерона.

Нерон и СенекаНерон и Сенека

Покровительство талантливого философа не прошло даром — Нерон стал великим и знаменитым императором в 17 лет. При его правлении Сенека получил должность консула и статус всемогущего советника.

Как обычно, у любой ситуации есть несколько сторон: с одной – Луций обладал почти безграничной властью, с другой – находился в полной зависимости от властвующего императора, с третьей – являлся объектом ненависти для римского народа и сената. Это повлияло на его решение уйти добровольно в отставку в 64 году. Он оставил все свое богатство в пользу государственной казны и укрылся в одном из своих имений.

Философия и поэзия

Сенека придерживался философии стоицизма. Ключевыми чертами этого направления являются безразличие, апатия, спокойное отношение ко всем ударам судьбы, фатализм. Очень четко философия стоицизма выражена в высказывании:

«Идущего судьба ведет, а упирающегося волочит».
Бюст СенекиБюст Сенеки

И Сенека, являясь продолжателем этого направления, затрагивал темы счастья, гнева, добродетели, милосердия. Взгляды Сенеки отличались от взглядов представителей римского стоицизма: он пытался познать, что есть мироздание, что управляет миром и из чего он состоит, изучал теорию познания.

Итог его философской деятельности — «Нравственные письма к Луцилию». В них стоик показал, что философия учит прежде всего делать, а не рассуждать. Философия не может быть потехой для толпы, это не шоу. Она образует и формирует душу, упорядочивает жизнь и управляет действиями человека.

Бюст ЛуцилияБюст Луцилия

Луцилий — реальный человек, который являлся эпикурейцем. В античном мире не было настолько противоположных течений, как стоицизм и эпикуреизм, ключевыми моментами которого являлся гедонизм и наслаждение жизнью. Стоики же — это люди, которые жили в предельном аскетизме и старались контролировать свои эмоции и желания.

У Сенеки много работ, посвященных моральной проблематике, например, «О гневе». В ней он говорил, что важно не просто подавлять в себе гнев, но и проповедовать любовь к ближнему. В другой своей работе мужчина заговорил о милосердии — оно всегда приносит с собой счастье, успокоение в каждом доме; особенно ценно милосердие в царском доме, где оно, как правило, редкий гость.

Памятник СенекеПамятник Сенеке в Кордове

В целом труды Сенеки включают в себя 12 трактатов — упомянутый выше «О гневе», «О спокойствии духа», «О счастливой жизни» и т. д., также 3 более весомые работы — «О милосердии», «О добрых делах», «Исследования о природе». Кроме того, философ написал 9 трагедий, основанных на мифологии. Самыми известными работами являются «Эдип», «Медея», «Агамемнон», «Федра» и другие.

Современники ценят его прежде всего за мудрые изречения и глубокомысленные высказывания, которые не теряют свою актуальность и сегодня. Книги с его трудами активно печатаются и распродаются до сих пор.

Личная жизнь

Достоверно известно, что у Сенеки была как минимум одна жена — Помпея Паулина, которая вдвое младше философа. Однако мнение историков разнится относительно того, с какого периода супруги состояли в браке и были ли у Сенеки женщины до Паулины. По версии античных авторов, Помпея — вторая жена философа, они познакомились у нее дома, Сенеке было за 50 лет.

СенекаСенека

Этому мнению противоречит тот факт, что в трактате «О гневе» автор упоминает свою привычку каждый вечер анализировать в присутствии жены прошедший день. Трактат был написан еще при императоре Клавдии, когда Луцию было около 40 лет. По второй версии, философ женился на Паулине в 36 лет и прожил с ней в любви и согласии до самой своей смерти.

Так или иначе, количество браков и год женитьбы на Помпее официально не доказаны — эта страница биографии философа не до конца раскрыта. Личная жизнь гения так и останется секретом для современников. Но главным и незыблемым является то, что любовь женщины к Сенеке была самоотверженной и всепрощающей, она даже решилась на смерть вместе с супругом.

Смерть

Причиной смерти поэта и философа стала нетерпимость императора Нерона к своему бывшему воспитателю. Возникший заговор Пизона в 65 году раскрылся, и имя Сенеки совершенно случайно всплыло, хотя его никто не обвинял. Это стало поводом для Нерона распрощаться с философом — он приказал Сенеке перерезать себе вены.

Смерть СенекиСмерть Сенеки

Смерть Луция описал Тацит. По его словам, приговоренный в последние минуты жизни был тверд и спокоен, сам ободрял многочисленных друзей, всего один раз дрогнул — когда прощался с женой Паулиной. Он старался ее утешить, но женщина решила последовать за ним. Паулину вовремя остановили, и она пережила мужа на несколько лет.

Сенека, будучи стоиком, не колеблясь перерезал себе вены, но из-за преклонного возраста и малоподвижной крови никак не умирал. Мужчина приказал своим слугам перенести его в ванну и там, дыша горячими парами и обливаясь густой кровью, скончался.

Цитаты

Величие некоторых дел состоит не столько в размерах, сколько в своевременности их.
Если хочешь жить для себя, живи для других.
Если сегодняшний день в твоих руках, меньше будешь зависеть от завтрашнего. Пока мы откладываем жизнь, она проходит.
Задуманное, хотя и не осуществленное преступление есть все же преступление.

Библиография

  • 40 н.э. — «Утешение к Марции»
  • 41 н.э. — «О гневе»
  • 42 н.э. — «Утешение к Гельвии»
  • 44 н.э. — «Утешение к Полибию»
  • 49 н.э. — «О кратковременности жизни»
  • 62 н.э. — «О досуге»
  • 63 н.э. — «О душевном покое» или «О душевном спокойствии»
  • 64 н.э. — «О провидении»
  • 65 н.э. — «О стойкости мудреца»
  • 65 н.э. — «О счастливой жизни»

24smi.org

Персоналии. Сенека: философия нравственности

Самое двойственное выражение стоической философии — это жизнь, ее самое совершенное воплощение — писания Луция Аннея Сенеки.                      Вил Дюрант. Цезарь и Христос.

Они рабы? Но они и люди. Они рабы? Но они и соседи. Они рабы? Но они и скромные друзья. Они рабы? Но они твои сотоварищи по рабству, если вспомнить, что все мы одинаково находимся в рабстве у судьбы.                Луций Анней Сенека. Письма к Луцилию.

Как вы помните из истории, структура империи, созданной Августом, так называемый «принципат», просуществовала после его смерти более двухсот лет. Это, в общем, была военная диктатура, единственная власть, которая могла удержать распадающееся рабовладельческое общество. И сами императоры, и знать часто мало соответствовали званию лидеров общества, столица империи постепенно уступила реальную экономическую инициативу провинциям, сама же утопала в роскоши и политических интригах. Все это не могло не сказаться на культуре. Наука ослабела даже в Греции, тем более — в Риме, где она никогда и не была сильной. Научные труды, создававшиеся в это время, представляли собой чисто компилятивные сочинения, как, например, «Естественная история» в 37 книгах Плиния Старшего,

Значительно усилилось влияние мистицизма, с которым философия отнюдь не боролась, но даже поощряла его. Литература обратилась к теме частной жизни, приправленной все тем же мистицизмом, хотя и дала, конечно, ряд прекрасных писателей. Мистицизм сосуществовал с критицизмом, Апулей с Ювеналом. В общем, налицо были все те черты, которые характерны для «серебряного» века культуры в любое время и в любом обществе.

Мы уже говорили о том, что излюбленными философскими учениями в Риме были стоицизм и эпикурейство. Крупнейшим представителем стоицизма I в. н.э. является ЛУЦИЙ АННЕЙ СЕНЕКА, «миллионер-мудрец», по выражению В. Дюранта, одаренный поэт и драматург, оказавший колоссальное влияние на драматургию Европы Нового времени и ниспровергаемый критикой столько же, сколько и цитируемый в качестве образца Шекспиром и классицистами.

Сенека — один из тех писателей, чья жизнь и личность в целом интереснее творчества. Случается и такое в литературе. Поэтому уделим его биографии должное место.

Он родился в Кордубе около 4 г. до н.э. в семье видного ритора и историка, получил блестящее образование сначала у отца, потом в Риме у самых известных тогда стоиков и пифагорейцев, а затем получил уроки практической политики у своего дяди, бывшего римским правителем в Египте. Человек слабого здоровья, часто вынужденный придерживаться вегетарианской диеты, он страдал астмой и часто задумывался о самоубийстве, так как, несмотря на свое огромное состояние, отнюдь не мог позволить себе соответствующего состоянию образа жизни. Но, думается, что воздержанность все же соответствовала его взглядам, поскольку, вопреки окружающим его нравам, он жил в редком согласии со своей супругой и, будучи воспитателем юного наследника трона Нерона, максимально способствовал первому спокойному пятилетию его правления.

В начале своей деятельности он занимался юриспруденцией и оставил ее, лишь унаследовав отцовское состояние. Калигула и Клавдий не жаловали Сенеку, а последний надолго сослал его на захолостную Корсику. Подобно Овидию в Томах, Сенека провел здесь восемь лет. По-видимому, на Корсике и были написаны его трагедии, о которых речь впереди.

Сменившаяся власть возвратила Сенеку в Рим. В течение пяти лет он был воспитателем наследника, а затем еще пять практически руководил государственной политикой. В эти годы им созданы несколько философских трактатов, излагающих стоическую философию: «О гневе», «О краткости жизни», «О постоянстве мудреца» и др. Помимо того, Сенека приумножал свое состояние путем ссужения денег провинциалам под невиданно высокие проценты, чем вызвал бурю негодования у современников, когда оно (состояние) дошло до безумной цифры трехсот миллионов сестерциев (30 000 000 долларов). Его называли «лицемером, прелюбодеем, распутником; человеком, который порицает придворных и не покидает дворца; который порицает роскошь и выставляет напоказ пятьсот обеденных столов из кедра и слоновой кости; который порицает богатство и разоряет провинции своим лихоимством». Может быть, и не все обвинения были правдивы, но справедливы по сути: стоики-то учили терпению и нищенству. Впрочем, Сенека не гневался, а терпеливо отвечал своим хулителям в том смысле, что мудрец вовсе не обязан прозябать в бедности. Если богатство нажито им честным путем, что ж от него отказываться? Но и отказаться от богатства мудрец должен быть способен в любой момент без сожаления. Да ведь и жил-то он блестяще только внешне. На самом же деле, окруженный роскошью, он спал на жестких матрацах, пил только воду, любил только собственную жену и ел так мало, что к старости был совершенно истощен и напоминал скорее аскета, нежели вельможу.

Сенека никогда не переставал учиться, и в 60 лет с удовольствием посещал лекции философа Метронакта. К тому же, не слишком дорожил он и государственной деятельностью, и не раз просил освободить его от этих обязанностей. После большого пожара 64 г. он отдал большую часть своего состояния на восстановление Рима, постепенно удалился от двора, словно предчувствуя скорую гибель. Да, политика Нерона все более склонялась к необузданному и порой безумному террору, участвовать в котором Сенека не мог и не желал. В эти годы он пишет свои трактаты, посвященные естественнонаучным вопросам, а также самое лучшее свое сочинение — «Нравственные письма к Луцилию», обращенные к его молодому другу, наместнику Сицилии, поэту и философу-эпикурейцу. Книжка эта интересна для нас прежде всего не блестящим приспособлением стоицизма к нуждам миллионера, а тем, что предвозвещает появление в мировой литературе нового жанра — эссе (по-французски — «опыт») на свободную тему, который станет излюбленным жанром писателей уже Нового времени: Монтеня, Бэкона, Вольтера, хотя в каком-то смысле будет развиваться уже и в творчестве древних: Плутарха и Лукиана. Для того, чтобы лучше представить «Нравственные письма» Сенеки, обратимся за помощью к В. Дюранту и процитируем некоторые фрагменты его книги «Цезарь и Христос».

 «В них (в «Нравственных письмах» — В.Р.) с нами говорит Зенон, который обращается к читателю с мягкостью Эпикура и обаянием Платона… Первый урок, который нам преподает философия, сводится к тому, что мы не можем быть мудрыми во всем. Мы осколки в бесконечности и мгновения в вечности, если бы подобные нам крохотные атомы принялись описывать вселенную или Высшее Существо, планеты содрогнулись бы от хохота. Исходя из этого убеждения, Сенека не чувствует нужды в метафизике или теологии… Он видит вокруг себя разгул безнравственности… Как же освободиться от… постыдных вожделений? Я прочел сегодня у Эпикура: «Если хочешь наслаждаться подлинной свободой, стань рабом философии». Человек, который ей покоряется, получает свободу здесь и сейчас… Тело, после того как его исцелили, часто болит опять… но разум, исцеленный однажды, излечен навсегда. Я скажу тебе, что я понимаю под здоровьем: разум здоров, когда он удовлетворен и уверен в себе, когда он осознает, что все, о чем молятся люди, все благодеяния, к которым они стремятся и которые расточают, совершенно не нужны для счастья… Я открою тебе правило, пользуясь которым ты сможешь судить о себе и о своем развитии: только тогда придешь ты в себя, когда осознаешь, что добившиеся успеха — самые жалкие из людей».

Философия — это наука мудрости, а мудрость — это искусство жить («Искусство… жить достойно», — добавит М. Монтень спустя полтора тысячелетия, и мы в свое время к этому еще вернемся.) . Счастье — это конечная цель, путь к которой пролегает через доблесть, а не через наслаждение… Наслаждение — благо, но только в том случае, когда его можно совместить с добродетелью.

Но как же приобрести мудрость? Ты должен каждый день упражняться в ней, неважно, насколько скромны твои результаты. В конце каждого дня вспомни, как ты себя вел, как жил сегодня. (Л.Н. Толстой на заре XX века выпустит двухтомный труд «Круг чтения», который представит читателю подобранные Толстым цитаты из древних мудрецов и теологов, мудрые и нравственные мысли, с которых нужно начинать день, как с молитвы. Цитаты эти подобраны для каждого дня календарного года. Таким образом, Л.Н. Толстой как бы продолжит «Нравственные письма» Сенеки.)

Будь нетерпим к собственным недостаткам и мягок к ошибкам других. Общайся с теми, кто превосходит тебя мудростью и добродетелью. Выбери какого-нибудь общепризнанного мудреца своим невидимым советчиком и судьей. Тебе поможет чтение философов… Хорошие книги читай по нескольку раз — лучше прочесть меньше хороших, чем множество плохих…

Последний урок стоицизма — презрение к трусости и добровольный выбор смерти… Если человек находит свою жизнь слишком мучительной и может расстаться с ней, не причиняя вреда другим, ему следует предоставить право выбирать время и способ ухода самому… «Я насытился жизнью. Я жду смерти. Прощай».»

Предчувствовал ли Сенека скорый конец? Наверное. Он был умным человеком и дальновидным политиком. В 65 г. Нерон обвинил его в участии в заговоре против трона и приказал покончить самоубийством. Сенека и его супруга, не пожелавшая расставаться с ним даже в смерти, вскрыли вены, и писатель скончался. Жену же его спасли против ее воли по настоянию жестокого императора.

Мужество Сенеки принесло ему великую славу в веках, как и его презрение к безнравственности и завет отвечать приветливо врагам. Христианство с легкой руки Августина, воскликнувшего: «Что такого может сказать христианин, о чем не говорил прежде этот язычник?» — приняло его в свои предтечи, Петрарка считал его прозу образцовой, Монтень испещрил цитатами из его произведения свой многотомный труд, классицисты учились у него сочинению трагедий, Ломоносов переводил фрагменты из них для своего учебника риторики, американский мыслитель и писатель Р.У. Эмерсон выбрал Сенеку в качестве невидимого советчика и судьи, как тот и предлагал Луцилию, и всю жизнь проверял по нему все свои помыслы и поступки.

В заключение — несколько слов о трагедиях Сенеки. Собственно, единого мнения о его авторстве среди ученых нет. Более того, вокруг этих пьес уже не одно столетие кипят жаркие споры. Если классицисты действительно почитали их образцовыми, то уже предромантики — от Лессинга до Шлегеля — напрочь отрицали за ними какую-нибудь художественность. Скорее всего, причина здесь в том, что автор не предназначал свои трагедии для театра, но сочинял их для собственного чтения вслух. Они очень риторичны, длинны и скучны. Действие в них уходит в разговоры, в бесконечные монологи хора и действующих лиц. В пьесах Сенеки много насилия и крови, того, что представляет собой скорее не греческий театр, а римский гладиаторский бой. В целом же в пьесах его интересны скорее идеи, чем персонажи. Наверное, это естественно для философа. Добавим, что трагедии Сенеки — единственные произведения этого жанра, дошедшие до нас после трагедий Еврипида.

Тематика их соответствует тематике греческой трагедии. Вот их названия: «Медея», «Федра», «Эдип», «Агамемнон», «Безумный Геркулес» и др. Из этого ясно, что Сенека перерабатывал, или заново составлял свои произведения на давно известные и разработанные сюжеты. Для чего? Да для того, чтобы влить в старый колодец новую воду, т. е. выразить новые, свои, идеи в удобном, хорошо знакомом и, значит, понятном всем прежнем содержании. Это — древнейший и не устаревший до наших дней литературный прием. Михаил Булгаков, в частности, с блеском продемонстрировал его в «Мастере и Маргарите» всего полвека назад. В античном же мире, да и в Новое время вплоть до XIX века он был не просто нормой, но считался верным тоном. Впрочем, мы уже говорили о том, что вся мировая литература живет не столько реальностью, сколько реалиями собственного мира, питаясь как произведениями предшествующих поколений, так и современными.

Мы уже знакомились в свое время с «Медеей» Еврипида, поэтому нам понятны будут различия в образе, перевоссозданном латинским драматургом. Медея Сенеки не ненавидит того, кто обманул ее любовь. Она пытается вернуть Язона и предлагает ему бегство. Язон Еврипида эгоист, Язон Сенеки — усталый человек, знающий, что виноват, и робкий. К жизни его привязывает лишь любовь к детям. И Медея знает, как нанести ему самый болезненный удар. «Медея» Сенеки — трагедия о мести. Ему неинтересна критика семейной морали, не интересует его и вообще идеология. Еврипид говорит о драме обманутого человеческого чувства, о материнских страданиях. Сенека — о мести и ярости брошенной женщины. Центр тяжести переносится на волю человека. Отсюда — уменьшение количества действующих лиц, упрощение самого действия. Отсюда же — обилие патетики и нагнетание ужаса. Мир для Сенеки — «поле действия слепого, неумолимого рока, которому человек может противопоставить лишь величие субъективного самоутверждения, несокрушимую твердость духа, готовность все претерпеть и, в случае надобности, погибнуть». (И.М. Тронский. История античной литературы. С. 414.)

Сравним несколько строк из центрального монолога Медеи в разных переводах. Они и покажут нам излишнюю многословность Сенеки и позволят сопоставить три различных подхода к переводу одного и того же текста. Первый перевод (автор — В.Г. Рабинович) наиболее точно соответствует звучанию и смылу подлинника, второй выполнен русским ученым С.М. Соловьевым и стилизован под пятистопный ямб Шекспира и Пушкина, третий — ломоносовский — дает представление о становлении русского стиха в самом его начале.

 Ударил в сердце страх, все тело холодом Сковало, гнев погас в груди трепещущей. Вернулась мать, прогнав жену безумную. Моих детей, родных моих ужели же Я кровь пролью? Уймись, о гнев безумящий! Гнуснейший грех, злодейство небывалое, Прочь от меня! Какое искупать им зло? Зло, что Ясон отец им, зло страшнейшее, Что мать — Медея. Смерть им! Не мои они. Смерть им — они мои. От преступления Они чисты. Но так же был и брат мой чист. Что ты, мой дух, колеблешься? Зачем кропят Лицо мне слезы? Для чего любовь и гнев Рвут сердце? На волнах ношусь, бессильная. Когда сойдутся в битве ветры быстрые, И в море поднимают волны встречные, Кипит пучина, — и такой же бурею Бушует сердце. Друг над другом верх берут То гнев, то жалость. Горе, сдайся жалости!

***

Но ужас сердце сжал, и холод — в членах, И дрожь — в груди. Ушел куда-то гнев, Вернулась мать, супругу прогоняя, Ужель пролью я кровь моих детей? О, нет! Придумай что-нибудь получше! Пускай уйдет подальше от меня Безбожное, неслыханное дело! За грех какой прольют бедняжки кровь? За то ль, что рождены они Язоном И матерью Медеей? Пусть падут! Ведь не мои они, пускай погибнут… Они мои, и нет на них вины, Они так непорочны. Это — правда… Но разве был виновен брат? Зачем Колеблешься, душа моя, и слезы Кропят лицо? Зачем любовь и гнев На части рвут взволнованную душу? Как яростные ветры бой ведут, Со всех сторон гоня морские волны, И море неуверенно кипит, Так и в моем забушевавшем сердце Любовь и гнев друг друга гонят прочь. Гнев, уступи любви!..

***

К неслыханному злу рука моя готова. Примите, дети, казнь за отческу неверность. Трепещет грудь моя и члены цепенеют! Отходит лютость прочь: я стала снова мать. Ах, как мне кровь пролить драгих своих детей? Однако, не мои, пускай уже погибнут. Ах нет, они мои! и ничему невинны! Но равно как они, и брат невинен был. Что зыблешься, мой дух? и слезы что текут? Любовь влечет в страну, а гнев влечет в другую.  

По большому счету, Сенека-драматург говорит то же, что и Сенека-философ. Герои его — люди великой силы и страсти. Федра его — абсолютная обольстительница, Геракл — великий труженик и страдалец. На этих примерах он делает то же, что и в своих «Нравственных письмах» — учит жить, исследовать психологию.

«Каждая эпоха, — пишет известный филолог и переводчик с латинского С.А. Ошеров, — отбирает и своих авторов, и свое у каждого автора. Наше дело — понять, чего хотел Сенека. Он хотел писать трагедии, но так, чтобы они были соотнесены с жизнью; для этого он хотел от них пользы и правды, как сам их понимал. В этом — и объяснение, и оправдание всех несовершенств его драматургии» (С.А. Ошеров. Сенека-драматург. В кн.: Луций Анней Сенека. Трагедии. М.: Наука, 1983).

Вопросы

  1. Каковы основные положения нравственной философии Сенеки?

  2. В чем смысл новых вариаций на старые темы в литературе и конкретно в трагедии Сенеки «Медея» по сравнению с одноименной трагедией Еврипида?

  3. Как вы поняли, что такое эссе?

studfiles.net

Философия Сенеки

План

  1. Этика пассивного героизма
  2. Природа и разум
  3. Нравы
  4. Противоречия учения и жизни Сенеке
 

Этика пассивного героизма 

Этика Сенеки – этика  пассивного героизма. Изменить в жизни, в сущности, ничего нельзя. Можно  только презирать ее напасти. Величайшее дело жизни – твердо стоять против ударов судьбы. . Но ведь это означает, что судьба активна, а человек пассивен. Он занимает, лишь оборонительную позицию. Нужно господствовать над своими страстями, не быть у них в рабстве. Что касается счастья, то оно целиком зависит от нас, в том смысле, что несчастен лишь тот, кто сам считает себя несчастным: “Каждый несчастен настолько, насколько полагает себя несчастным”. В этом и состоит то величие духа, которое проповедовал стоицизм и что привлекало к нему всех, по кому прошелся каток тоталитаризма.

    Этика Сенеки противоречива. Зачем нужна  энергия, если все же от нас ничего не зависит? Если нет большой цели? Это противоречие стоики так и  не смогли разрешить. Культ разума и  силы духа и признание бессилия человека перед непонятной человеческому  разуму судьбой, от которой всего  можно ожидать, перед волей Бога, как личного мирового разума, идущего  непознаваемыми для человека путями несовместимы. 
 

Природа и разум. 

Для сенеке не может быть природы без Бога и Бога без природы. Сенека считает, что и тело, и душа, и страсти души телесны.Душа –есть тело, что благо человеческое не может не быть телом. ”. Что “страсти – такие, как гнев, грусть, любовь, суть тела”. Телесно то, что способно действовать, а страсти изменяют состояние тела, мы под влиянием страсти изменяемся в лице, краснеем, бледнеем… Значит, они телесны. Вторым критерием телесности является способность к соприкосновению. Сенека приводит слова Лукреция: “Тело лишь может касаться и тела лишь можно коснуться”. Отсюда следует, что различие между материей и разумом происходит внутри телесности.

Это вода и огонь, воздух и земля. В конкретном учении о природе Сенека повторяет старое учение об Элементах . Все эти элементы взаимопревращаютя, а следовательно, все находится во всем и все возникает из всего.

Все в природе, в  том числе и небесные тела, находятся  в движении.

Все они вечно  вращаются, все они вечно в  переходе, перемещаясь согласно властному  закону природы”.

Но все  движения в природе кругообразны, все находится в круговращении. В этом и состоит “закон природы”, о котором говорит Сенека. Никаких  реальных законов природы, разумеется, он не знал. Сенеков “закон природы” – закон судьбы, он подменяет закон судьбой. И все содержание закона природы сводится к тому, что он неподвластен человеку.

Философия Сенеке может может научить, это не только переносить все превратности жизни и удары судьбы, но и большому искусству быть другом самому себе. Дружба с самим собой по Сенеке не эгоистична! Под такой дружбой Сенека понимает внутренний мир и гармонию внутри человека, господство в нем высшего (разума ) над низшим (страстями), а такой гармоничный и самоуспокоенный человек действительно может быть другом и для других людей.

Он замечает это, говоря, что нельзя более истинно и христианину говорить о Боге, чем говорит о Боге Сенека, хотя он и не знал истинной веры.

В эпоху  Возрождения Сенека пользовался  любовью. Его часто восхваляют гуманисты  за чистоту его нравственного  учения и за его идеи человека. При  этом гуманисты идеализировали Сенеку, чего он как человек не заслуживает. Ведь он и сам говорил о себе, что он видит лучшее, но следует  худшему, сознаваясь, таким образом, в своей непростительной слабости.

Отвергая  религию и считая, что истинная религия — это культ добродетели, Сенека в то же время приходит к  теистическому пониманию мира, подразумевая Бога, существующего отлично от материи. Таким образом, учение .Сенеки пронизано противоречиями: с одной стороны он признает, что все в мире совершается согласно законам природы а с другой — что все от Бога. С одной стороны, он насмешливо относится к мифологии, с другой — признает роль всякого мистического, вплоть до того, что философски обосновывает гадания.

Нравы.

Самоубийство и допускает его, считая только, что оно возможно лишь при определенных условиях, и предостерегая против «сладострастной жажды смерти», которая охватывает некоторых людей, становясь эпидемией. Основанием для самоубийства Сенека считает как телесные болезни, так и рабство, понимая под последним в основном не социальное рабство, а рабство добровольное, то, когда люди находятся в рабстве у похоти, скупости, страха. Таким образом, для Сенеки главное — это свобода духа, именно поэтому он так относится к смерти.

Сенека прямо  заявляет, что и рабы люди, требующие  к себе хорошего отношения. 
 
 
 

Противоречия  учений Сенеке и его  образа жизни

Сенека не был  примером добродетели. Он был сыном  своего времени, своей среды, которая  была аморальной. Сенека – пример расхождения  мировоззрения и образа жизни. Сенека не жил согласно своим принципам. Он проповедовал бедность, а сам  всеми правдами и неправдами стремился  к чрезмерному обогащению.

 “Мне говорят,  что моя жизнь несогласна с моим учением. Все философы говорят не о том как они сами живут, а о том как надо жить. Я говорю о добродетели, а не о себе, и веду борьбу с пороками, в том числе и со своими собственными; когда смогу, буду жить как должно. Ведь если бы я жил вполне согласно моему учению, кто был бы счастливее меня.

Но я говорю, что все следует презирать  не с тем, чтобы отказаться от всего  этого, но чтобы не беспокоится об этом; он собирает его не в своей  душе, но в своем доме”. В своих  “Письмах к Луцилию” Сенека утверждает, что кратчайший путь к богатству – через презрение к богатству. Несмотря на свой девиз: “Пусть наши слова приносят не удовольствие, а пользу”, — Сенека часто стремится к красноречию за счет глубины содержания своих речей. 
 
 
 
 
 
 
 

Сенека.

Луций Анней Сенека родился в римской провинции Бетина, в Южной Испании в городе Кордова в самом конце I в. до н. э. и прожил около семидесяти лет.

Отец Сенеки –  также Луций Анней Сенека (старший) – принадлежал к знатному и богатому сословию всадников и был известным ритором – преподавателем риторики, красноречия. Философию же он ненавидел.

Учителями Сенеки были Сотион из Александрии, киник Деметрий, стоик Аттал, эклектик Фабиан Попирий.

Сенека не был  примером добродетели. Он был сыном  своего времени, своей среды, которая  была аморальной. Сенека – пример расхождения  мировоззрения и образа жизни. Сенека не жил согласно своим принципам. Он проповедовал бедность, а сам  всеми правдами и неправдами стремился к чрезмерному обогащению. Это расхождение между словом и делом Сенека осознавал, о нем писал и его цинично оправдывал. В своем трактате “О счастливой жизни” он говорит: “Мне говорят, что моя жизнь несогласна с моим учением. В этом все время упрекали и Платона, и Эпикура, и Зенона. Все философы говорят не о том как они сами живут, а о том как надо жить. Я говорю о добродетели, а не о себе, и веду борьбу с пороками, в том числе и со своими собственными; когда смогу, буду жить как должно. Ведь если бы я жил вполне согласно моему учению, кто был бы счастливее меня, но теперь нет основания презирать меня за хорошую речь и за сердце полное чистыми помыслами”, и ниже: “Про меня говорят: “зачем он любя философию, остается богатым, зачем он учит, что следует презирать богатства, а сам их накопляет? Презирает жизнь – и живет, презирает болезни, а между тем очень заботится о своем здоровье? Называет изгнание пустяком, однако, если только ему удастся, — состарится и умрет на родине? Но я говорю, что все следует презирать не с тем, чтобы отказаться от всего этого, но чтобы не беспокоится об этом; он собирает его не в своей душе, но в своем доме”. В своих “Письмах к Луцилию” Сенека утверждает, что кратчайший путь к богатству – через презрение к богатству.

Сенека автор многих сочинений. При этом у Сенеки та же история, что и у Цицерона: он в  основном писал, когда был не у  дел, поэтому большую часть своих  сочинений он создал в последние  три года своей жизни.

Несмотря на свой девиз: “Пусть наши слова приносят не удовольствие, а пользу”, — Сенека часто стремится к красноречию  за счет глубины содержания своих  речей.

Сенека довольно хорошо эрудирован в истории философии. Он говорит о Пифагоре, Гераклите, Пармениде, Зеноне, Демокрите, Сократе, Платоне, Спевсиппе, Зеноне-стоике, Клеанфе, Хрисиппе, Цицероне – и это только в одних “Письмах к Луцилию”. Однако его отношение к учениям древнегреческих и римских философов избирательное: его интересуют практически-нравственные взгляды, меньше представления о душе, еще меньше представления о мире.

Сенека ставит личный жизненный пример философа важнее его  учений. Он утверждает, что “и Платон и Аристотель, и весь сонм мудрецов, которые потом разошлись в  разные стороны, больше почерпнули из нравов Сократа, чем из его слов”, что Клеанф стал подобием Зенона из Китиона не потому, что слушал его лекции, а потому что жил вместе с ним. Сенека преклоняется перед Катоном Старшим, перед Сократом и Платоном, Зеноном и Клеанфом именно как мудрецами, создателями мудрости, которая учит правильно жить, общество которых, хотя бы и заочное, избавляет от пороков.

Сенека резко противопоставляет  мудрость и философию, с одной  стороны, и знание с другой. Здесь  он подобен своему современнику апостолу Павлу, который философии и знанию как мудрости мира сего противопоставляет  мудрость мира иного. Сенека говорит  о мудрости мира сего даже, когда  говорит о Боге. Для него мудрость руководство не для того, чтобы  попасть в потусторонний рай, а для того чтобы уцелеть в  этом.

Говоря о философии, Сенека различает в ней в качестве ее предметного содержания природу, нравы и разум. Так, что предметом  его философии является и природа, иначе он не написал бы свои “Естественные вопросы”. Сенека повторяет деление философии на этику, логику и физику, которую произвели греческие стоики, деление, восходящее к Платону, но без слова “логика” (у Платона была “диалектика”). Знание природы стоикам необходимо, ибо ведь их главное этическое требование – жить в согласии с природой. Но стоики не знали естественного, природы, они не знали ни одного закона природы. Они превращали природу в метафизическую реальность, которой приписывали свойственные ей черты: разумность и божественность.

Сенека – своего рода теологический и психологический  материалист. Все телесно. Телесны и боги, и души. Но в то же время все одушевлено, разумно и божественно. Правда, эта позиция Сенеки до конца не выдерживается. Вслед за греческими стоиками, он берет за начало начал бытие, как то, что есть, все то, что есть. Это бытие он делит на бестелесное и одушевленное, одушевленное – на растительное и животное, а то и другое на виды. Но бестелесное у него как бы существует: пустота и время… Сенека думает, что и тело, и душа, и страсти души телесны. Он утверждает, что “душа есть тело, что благо человеческое не может не быть телом”. Что “страсти – такие, как гнев, грусть, любовь, суть тела”. Но каковы критерии телесности? Телесно то, что способно действовать, а страсти изменяют состояние тела, мы под влиянием страсти изменяемся в лице, краснеем, бледнеем… Значит, они телесны. Вторым критерием телесности является способность к соприкосновению. Сенека приводит слова Лукреция: “Тело лишь может касаться и тела лишь можно коснуться”. Отсюда следует, что различие между материей и разумом происходит внутри телесности.

В конкретном учении о природе Сенека повторяет старое учение об Элементах. Это вода и огонь, воздух и земля. Все эти элементы взаимопревращаютя, а следовательно, все находится во всем и все возникает из всего.

Все в природе, в  том числе и небесные тела, находятся  в движении. “Воззри на звезды, освещающие мир. Ни одна из них не задерживается, непрерывно течет и меняет свое место  на другое. Все они вечно вращаются, все они вечно в переходе, перемещаясь согласно властному закону природы”. (Сенека “Утешение Гельвии”: 6,6). Но все движения в природе кругообразны, все находится в круговращении. В этом и состоит “закон природы”, о котором говорит Сенека. Никаких реальных законов природы, разумеется, он не знал. Сенеков “закон природы” – закон судьбы, он подменяет закон судьбой. И все содержание закона природы сводится к тому, что он неподвластен человеку.

Немалое место в  философских взглядах Сенеки занимает вопрос смерти, а точнее вопрос самоубийства. Сенека, как и все стоики, начиная  с самоубийцы Зенона из Китиона, допускает добровольное прекращение своей жизни, самоубийство, но при определенных условиях. Так Сенека пишет: “Если тело не годится для своей службы, то почему бы не вывести на волю измученную душу? И может быть, то следует сделать немного раньше должного, чтобы в должный срок не оказаться бессильным это сделать”. Вместе с тем Сенека предостерегает против “сладострастной жажды смерти”, которая иногда овладевает людьми и становится, чуть ли не эпидемией. Для самоубийства должны быть веские основания, иначе это малодушие и трусость!

Одним из оснований  для самоубийства являются не только телесные недуги, особенно если они  затрагивают душу, но и рабство. Проблема рабства широко обсуждается Сенекой. Нет, он вовсе не против социального  рабства, того позорного, но неизбежного  явления в древнезападном мире. Он даже по-своему оправдывает рабство: ведь рабами становятся те, у кого нет мужества умереть. Сенека расширительно понимает рабство, топя позор социального рабства в бытовом рабстве, которое присуще и свободным, в рабстве многих людей перед страстями пороками.

В отличие от Аристотеля, который стремился не замечать в  рабах людей, Сенека прямо заявляет, что и рабы люди, требующие к  себе хорошего отношения.

Проповедь Сенеки равенства  и свободных, и рабов без требования, однако, упразднения позорного института  социального рабства, растворение  рабства социального в рабстве  нравственном, в рабстве перед  страстями, в моральной низости  человека сближает Сенеку с христианством, которое в те уже времена учило  о равенстве всех людей пред Богом, равенстве во грехе, без требования упразднения социального рабства.

stud24.ru

Философия сенеки

Герой рассказа — великий римский философ-стоик Луций Анней Сенека, воспитатель императора Нерона. В 64 г. он был приговорен Нероном к смерти за участие в заговоре против императора и вынужден был покончить жизнь самоубийством.

За стеной гремели раскаты смеха. Так хохочут здоровые и крепкие люди — от соленого ли словца или от милетской истории, рассказанной заезжим балагуром. Так смеются рыбаки на Капрее, моряки в Путеолах, пастухи в Пренесте — люди, умеющие ценить веселье.

Стоявший за дверями человек недоумевал. У него было вытянутое личико с округлившимися глазками. Он поматывал головкой, словно бы старался отогнать мысль, навязчивую, как овод: «Да сюда ли я попал? Разве Сократ смеялся, когда ему подносили цикуту? Хохотал ли Катон, падая на меч?»

Человечек нажал на створку двери и проскользнул в таблин. Хохот прекратился мгновенно. Старец повернул голову. Мученические складки на лбу, горестный изгиб губ. Неужели рокочущие звуки исходили из этих уст? Но ведь в таблине нет никого другого.

Луций Анней Сенека

Чему обязан? — спросил мудрец, приподнимаясь на ложе.
Меня зовут Оригеном,— пробормотал человечек.— Титом Оригеном. Случайно прохожу… мимо.
Случайно! Ха! Ха! Расскажи другому!
Мне показалось странным. Смеяться в такое время. Может быть, нужна моя помощь?
Что же ты предлагаешь — веревку или нож?
Нет, я медик! Клянусь Геркулесом, медик,— залепетал человечек.
Тогда поклялись Асклепием!
Клянусь Асклепием! — повторил он покорно.
Допустим! — согласился философ.— И что же? Тебя одолело любопытство? Ты полагал, что в этих случаях визжат как свиньи, бьются головою о стену? Или ты вычитал: «Беспричинный смех — признак безумия». Врут твои Гиппократы. Я, Луций Анней Сенека, умираю в здравом уме. А что касается смеха, то я могу тебе кое-что рассказать, если у тебя есть время.
Да, да! — закивал человечек.— Я не тороплюсь…
Так вот! Много лет назад я оказался на Корсике. Как тебе известно, туда не попадают по доброй воле. Корсика лечит от опасных мыслей, как Байи от болезней ног. А если мысли остаются на острове вместе с головами, палатинским медикам еще лучше. Молодость неосторожна на язык. Я попал в ту дыру вместе с тремя друзьями. Болота, зараженные миазмами, комары, суровые и дикие нравы. Медленная смерть. Я был и впрямь любопытен и нетерпелив. Ходил по гиблым местам, заселенным некогда тирренами и грайями, разглядывал могилы и руины башен. И вдруг вижу между камнями пучок травы необычной формы. Сорвал пару былинок, растер машинально между пальцами и к губам поднес. И что же? Мир предстал передо мною в ином свете, и я захохотал. Почему-то вспомнилось, как Калигула в сенат жеребца ввел. Хохочу еще громче. Вокруг никого. Только скалы эхом отзываются: «Ха! Ха! Ха!»

Сенека остановился словно бы для того, чтобы набрать в грудь воздуху, и продолжал другим тоном:

Смех меня и спас. Ведь он целителен не только для людей, но и для государства, если оно не безнадежно больно. Афины в годы войны с пелопоннесцами были спасены Аристофаном. Никто не мешал ему смеяться над тем, что заслуживает осуждения. Вместе с Аристофаном в театре под акрополем хохотал на радость богам демос. А я смеялся в одиночку. Кашлять перестал, словно смех прочистил не только душу, но и легкие. Медик был один на всю Корсику. Мы его Хароном прозвали, потому что он никого не лечил, а только на тот свет провожал. Вот он и подходит ко мне: «Как, мол, здоровье?» — «Лучше, чем у Геркулеса».— «А чем лечишься?» Я ему про травку рассказал, о том, что ее из Сардинии южным ветром занесло. Он глаза вылупил. Решил, что я рехнулся. Друзей похоронил. А меня вскоре помиловали, ввели в сенат. Агриппина пригласила во дворец, чтобы я сына ее воспитывал.
А лечиться ты продолжал? — поинтересовался Ориген.
О да! — воскликнул Сенека.— И я уже обходился без травки. Смех вошел в привычку. Там, где другие скулили, стонали и плакали, наполняя своими жалобами письма и сочинения, я хохотал над не знающей границ лестью сенаторов, над чванством выскочек-вольноотпущенников и конечно же над собственной слабостью. Я ведь был не лучше других.

По губам Оригена скользнула вежливая улыбка.

Император Нерон

Вот видишь! — спохватился Сенека.— Тебе наскучил мой монолог. Так и мне надоел смех в одиночку. Я возмечтал о славе Аристофана. На мое счастье, Клавдий не без помощи своей супруги ушел в лучший из миров. А над ушедшими смеяться пока еще можно. Так я написал «Отыквление». Ты помнишь эту сатиру о Клавдии, явившемся на небо в качестве новоявленного бога?
Еще бы! Весь Рим покатывался от хохота,— вставил Ориген.— Здорово его оттуда турнули. И вместо короны тыкву на голову напялили.
Но смешнее всего было то, что одновременно с «Отыквлением» мне нужно было составить похвальную речь Клавдию для моего воспитанника. Ведь Нерон стал императором, а я его советником. И позднее, на протяжении целых пяти лет, я продолжал составлять для Нерона речи. А он бессовестно говорил моими словами в сенате, в судах, на открытиях Игр. В Риме это понимали и все, что он болтал, стали также приписывать мне. Даже в глазах друзей я стал обрастать чешуей, как некое чудовище из греческого мифа. На меня уже показывали пальцами. Все были уверены, что я пристрастил Нерона к театру и научил его декламировать. Тем более что ему нравилось выступать в пьесах моего сочинения.
Да! Да! Я сам видел твою трагедию «Геркулес в безумии» с императором в главной роли. Кажется, публика осталась безразличной, но ты аплодировал.
Зато публика ликовала, когда он превращал в театр Форум, обещая подвести море к Капитолию и омыть калиги легионов в теплом Индийском океане. А в это время наших легионеров на Кавказе проводили под ярмом и едва не была потеряна Сирия. С каким воодушевлением слушал его народ, веря всему, что он набалтывал. Я уверен, если провести опрос, по крайней мере четверть римлян отдали бы за него голоса.

Сенека вытер со лба пот и, пройдя несколько шагов, прислонился к стене.

Он возненавидел Агриппину, хотя, накормив Клавдия белыми грибками, она открыла сыну дорогу к власти. Он решил избавиться от матери. Любой другой негодяй на его месте попросту подсыпал бы яду или подослал убийцу. Но ведь это Нерон! У него все, как в театре, где боги не просто ходят по сцене, а спускаются на канате. Бог из машины! Нерон задумал сделать над спальней Агриппины падающий потолок. Дернешь за веревку, и он рушится. Придавить, как мышь! Эффектно!

Ориген разразился хохотом. Дождавшись, когда он успокоится, Сенека продолжал.

Да! Да! Это смешно, но и страшно, как и все, что он делает. Как-то ночью Агриппине захотелось пройтись. А может быть, ее кто-нибудь предупредил. Потолок обрушился, но она осталась жива. И этот жалкий актеришка устроил торжественное жертвоприношение богам, спасшим любимую родительницу. А сам в это время готовил ей другую эффектную кончину. На воду был спущен корабль такого же свойства, как потолок. Приглашения сопровождать Агриппину он разносил сам. Я наблюдал за ним, не зная о его планах, но чувствуя по выражению лица и подслеповатым, покрытым поволокой глазкам, что готовится что-то недоброе. Нерон был уже во власти извращенного воображения. Он представлял себе приглашенных барахтающимися в воде и взывающими о помощи.
И тебя он тоже пригласил? — спросил Ориген.
Нет! Меня эта честь миновала. Я был еще ему нужен. Хитроумное устройство, как тебе известно, на этот раз не подвело. Корабль рассыпался, и все приглашенные утонули. Все, кроме матери. Она выплыла на берег с помощью вольноотпущенника. Мы с Нероном обсуждали какое-то не терпящее отлагательств дело, когда спаситель вбежал в таблин, мокрый, разгоряченный и радостный. Несчастный рассчитывал на награду. «Твоя мать спасена,— кричал он.— Случилось чудо!» Посмотрел бы ты, как менялось выражение лица у Нерона. Тогда я подумал, что он впрямь не лишен актерских способностей. Сначала растерянность, потом злоба, затем властная сила — таким он изображен на монетах. Он сорвал со стены кинжал в дорогой оправе, подаренный ему Агриппиной, и бросил его под ноги вольноотпущенника. «Стража! — завопил он.— Арестуйте злоумышленника! Он хотел меня убить!» Остальное тебе известно. Мать была убита в тот же день. И никто не возмутился. А я должен был произнести речь, оправдывающую убийство. И я это сделал. С тех пор убийство Агриппины также приписывают моим интригам.

Ориген всхлипывал. Слезы текли по его личику. Он их не вытирал.

Смерть Сенеки

Странный ты человек. Говоришь о смешном, плачешь. Послушай, что было дальше. Я больше не мог оставаться во дворце. Нерон принял отставку. «Я не держу тебя, мой Луций»,— сказал он. У него было такое же выражение лица, как в то время, когда он беседовал со спутниками своей матери. Уже тогда я понимал, что меня ожидает. Когда корабль ведет такой кормчий, лучше не быть на борту.
Мысль бросить обезумевшего кормчего за борт не казалась мне неразумной,— продолжал Сенека.— Но я ее не высказывал. В своих сочинениях я призывал к терпимости и милосердию. Пизон и Лукан сами поняли, как надо действовать. Да, они мои друзья. Я горжусь этим. Еще ближе мне Петроний, хотя он мне и не друг. Его «Сатирикон» будет разить и через тысячу лет. Свело нас нешуточное дело. Но пьеса не удалась. Мы не сумели войти в роли и вынуждены сойти со сцены. Спектакль досмотрят другие.

Сенека подошел к Оригену и положил ладони ему на плечи.

Теперь я хочу знать правду: ты врач?!
Да, я медик.
Пришел ко мне сам?
Нет, но…
Можешь не продолжать. Нерон любопытствует, какой я избрал способ смерти. Он хочет знать, не струсил ли тот, кто всю жизнь учил: «Смерть — это благо». Передай ему, что Сенека умер от смеха, что Сенеки уже нет. Но ведь смех остался. Он будет длиться века.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.

Подписаться

history-doc.ru

3. Сенека. Античная философия

Люций Анней Сенека был крупнейшим из стоиков Древнего Рима. Он родился в Испании, в Кордубе (Кондова), в знатной семье ритора Марка Аннея Сенеки, сначала сам обучался специальности ритора, но затем — философии, в которой оказался последователем греческого стоика Посидония. При императоре Нероне Сенека возвысился до крупных должностей, которые дали ему возможность составить огромное состояние, удивлявшее его современников. При дворе Нерона он домогался подарков — деньгами, имениями, садами и дворцами, проповедуя при этом бедность. Впав в опалу, он просил Нерона взять обратно все эти подарки, говоря что с него «достаточно его философии» [1, т. 19, с. 311–312]. Он покончил самоубийством (65 г. н. э.).

Сенека был плодовитым писателем — не только философом, но и драматургом, автором 9 трагедий дидактического содержания и одной исторической драмы. Философское его наследие состоит из философских диалогов, 8 книг «Естественнонаучных вопросов», 124 писем к Люцилию и трактатов, от которых сохранились отрывки. Философскую славу принесли Сенеке его моралистические сочинения, которые были во все последующие времена излюбленным чтением поклонников моральной философии, а их доступная, популярная форма укрепила и поддерживала эту славу.

Из трех частей стоической философии наименьшее внимание Сенеки привлекает ее теоретическая часть — логика и теория познания. Сенека постоянно возражает против чрезмерного увлечения логическими вопросами и тонкостями. Он оставляет совершенно в стороне вопросы теории «каталептических» представлений, а в теории познания ограничивается тем, что больше других стоиков останавливается на доказательстве устойчивости выведенных из опыта общих понятий.

Проблемы морали настолько преобладают у Сенеки, что им он посвящает значительные части рассуждении в своих «Естественнонаучных вопросах», не говоря уже о «Письмах», где моральная дидактика главенствует.

Однако сводить к одной морали содержание философии Сенеки не приходится. Сенека — настоящий стоик, философ, развивающий в качестве стоика учение материалистического монизма во всех частях философии. Согласно учению Сенеки, все телесно. Это значит, что все есть теплое дыхание, или «пневма», т. е. огонь. Физика Сенеки — насколько можно у него говорить о самостоятельном физическом учении — есть физика гераклитовского огня. В своем наиболее чистом и тонком виде этот огонь пребывает на небе. Опускаясь вниз, огонь по мере приближения к земле уплотняется. В земле он остывает и окаменевает. Боги, как и душа человека, телесны. Душа есть истечение высшего огня и восходит к высшему огню. У мудреца это восхождение совершается сознательно, в природе — бессознательно. Следуя древним стоикам, Сенека принимает их учение о периодически повторяющихся воспламенениях мира. Учение Сенеки о первоогне телеологично и вместе с тем фаталистично.

Четкого разграничения областей бытия у Сенеки не проводится. Для него совершенно тождественны бог, провидение, судьба, природа. Вечные законы природы получают осознание в человеке, в нем они становятся его свободной волей. Мировоззрение Сенеки — настоящий пантеизм, проникнутый мыслью о гармонии космоса и хаоса, а космос для Сенеки — единый и общий для богов и для людей. Вместе с древними греческими стоиками Сенека наделяет психической жизнью и обожествляет все небесные светила и все поднебесье.

Ученик Посидония, Сенека усвоил от него ряд учений Средней Стои. Как и у Посидония, стоицизм Сенеки окрашивается в тона платонизма и в учении о бытии, и в психологии, и в этике. Таковы в онтологии учения о бестелесном мировом разуме и о бестелесной душе.

Впрочем, учение Сенеки о душе путанно и противоречиво. С одной стороны, душа у него вполне телесна и, как у греческих стоиков, есть «пневма», весьма тонкое, весьма легкое, но все же материальное теплое дыхание. С другой же стороны, в ряде мест Сенека говорит о душе как о самотождестве человеческого духа. В этом последнем смысле душа, согласно утверждению Сенеки, есть сам покой, сама неизменность. В то же время душа характеризуется и как область постоянной борьбы, ее жизнь — как область побед и поражений, а ее задача — как задача освобождения от аффектов и от всякой скверны, как задача восхождения к богу. Все это оттеняется постоянными жалобами Сенеки на слабость души и на трудности ее борьбы за освобождение от материи. В этих противоречиях сходит на нет материализм и материалистический монизм философии Сенеки, а сам Сенека приближается к тому, каким его характеризовал Ф. Энгельс, назвавший его «дядей христианства» [1, т. 19, с. 310].

Впервые у Посидония понятие о стоическом мудреце подверглось преобразованию: на место учения о самоутверждении древнего стоического мудреца было выдвинуто представление о слабости человека и о его беспомощности: человек отпал от мирового разума и безуспешно стремится вновь вернуться в исходное состояние. У Сенеки и здесь противоречие. Мудрец достигает у Сенеки высочайшего состояния. Истинный мудрец не знает никаких бурь и пребывает в безмолвии надлунного мира. Но такой мудрец — величайшая редкость. Как птица Феникс, он появляется один раз в пятьсот лет. По своей природе человек слаб и вполне беспомощен, погружен в зло и в грех, почти лишен возможности выйти из своего греховного состояния. Бог Сенеки — отнюдь не личный Бог Христианского монотеизма, его огненный мировой разум не имеет ничего общего с христианским представлением о личном Боге. Жизнь мира и его история представляют собой величавый, гармоничный и целостный круговорот, где. все его части протекают в согласованности, а все стихии переходят друг в друга и в котором все возникает из всего.

Сенека не свободен от разительных противоречий и в понимании бога. У него бог одновременно есть и огонь, иначе говоря — тело, и идея, разум, творящая сила, любящий отец. За отпадение мира от истины бог устраивает мировой пожар, в котором мир погибает без остатка; только влага, остающаяся после мирового пожара, — след мира погибшего и залог возникновения нового, лучшего мира. Образ воспламенения мира, самосжигающегося, как Геркулес после подвигов, и таким образом несущего кару за свои грехи и злодейства, — выразительное у Сенеки изображение судьбы мира и мирового процесса. Тем не менее эта участь постигает мир не из-за гнева богов. В мире все происходит, даже землетрясения, согласно законам природы, и даже сам бог не властен изменить материю.

Наряду с этим натурализмом Сенека учит о том, что жизнь человека определяется звездами, так что мистическое и мифическое объяснение явлений природы и человеческой жизни сохраняется у него во всей своей силе: с одной стороны, в мире невозможны никакие случайности, а с другой — все в мире от бога, и катастрофы, которые представляются нам случайными, непостижимы для нас только вследствие нашего незнания. Натурализм, критическое и даже насмешливое отношение к мифологии совмещаются у Сенеки с их признанием и даже с философским обоснованием гаданий, вплоть до признания гаданий по блеску молнии и по внутренностям животных. Юпитер двоится у Сенеки. Сенека отличает от народного (капитолийского) Юпитера образ Юпитера для верующего философа; последний представляется в разных обликах ради демонстрации своих различных, совершенно духовных функций.

Антропология Сенеки противоречива. Согласно его взгляду, природа человека в основе своей непорочна. Однако эта чистая природа подверглась порче. В результате тело превратилось в темницу души, в непреодолимые для нее оковы. Поэтому истинная жизнь души возможна лишь вне тела, а сама душа — лишь гость тела, узник, заключенный в теле, как в темнице, откуда она освобождается для непорочной, блаженной, безмолвной жизни на небе.

Философ проявляет непоколебимую стойкость при всех случаях угрожающих ему бедствий и крушений, всегда стремится к добродетели только через самое добродетель и к избавлению от скорби только через истину. Божество может быть созерцаемо скорее в диких рощах, чем в храмах, оно является в бьющих из глубины земли горячих ключах, в глубинах рек и озер.

Сенека считал всех людей равными. Все люди — члены единого мирового целого, все люди безусловно равны между собой, даже преступники — те же люди; перед человеком открыты бесконечные пути совершенствования, так что в результате настойчивого стремления к добру добро непременно одержит победу над злом. В то же время Сенека презирал рабов, считал унизительным всякий ремесленный труд в силу его неизбежной утилитарности и допускал только духовное творчество как единственно свободное.

Он осуждал гнев, призывал к ласке и всепрощению, проповедовал милосердие и любовь к ближнему. Как стоик, он полагал, что при безнадежной запутанности в противоречиях жизни философ должен добровольно уходить из нее, и он на самом себе исполнил эту заповедь, покончив самоубийством, правда, по приказанию Нерона. Но в этом случае исполнение предписания совпало с собственным внутренним решением.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

fil.wikireading.ru

Луций Анней Сенека — Философия.НЭС

Сенека Луций Анней

5. г. до н. э. — 65 г. н. э.) — римский философ-стоик, поэт и государственный деятель. Воспитатель будущего императора Нерона, по приговору которого покончил жизнь самоубийством. Считал философию нравственным учением, дающим нормы и правила человеческой жизни. Выступал против института рабства и социальных различий. Золотое правило нравственности: «обходись со стоящими ниже так, как ты хотел бы, чтобы с тобою обращались стоящие выше». До нас дошли следующие произведения Сенеки: «Нравственные письма к Луцилию», «О милосердии», «О блаженной жизни», «О благодеяниях» и др.

Оцените определение:

Источник: Философия: словарь основных понятий и тесты по курсу «Философия»

СЕНЕКА Луций Анней (ок. 4 до н. э.— 65 н. э.)

представитель римского стоицизма (Стоики), воспитатель императора Нерона, по приговору которого покончил жизнь самоубийством. Его труды (“Нравственные письма к Луцилию” и др.) дошли до нас в подлинниках. Учение С., отражая конфликтность той эпохи, было крайне противоречиво. С. сохранял пантеизм греч. стоиков, рассматривал мир как единое материальное и разумное целое. С. разрабатывал гл. обр. морально-этические проблемы, при правильном решении к-рых, по его словам, достигается спокойствие и невозмутимость духа (Атараксия). Свою в основном индивидуалистическую этику он пытается связать с задачами об-ва и государства. Этика С. оказала большое влияние на выработку христианской идеологии. Энгельс называл С. дядей христианства (Т. 19. С. 307).

Оцените определение:

Источник: Философский энциклопедический словарь

Луций Анней Сенека

4 до н. э. — 65 н. э.) — римск. философ и писатель, один из гл. представителей стоицизма. Основным в человеке С. считал духовно-моральные качества: бесстрастие, терпение, милосердие, преодоление страха смерти и презрение к внешнему благополучию. Единство божеств, природы и человеч. души (совершенной она может быть у раба и у господина) — условие достижения высш. блага. Допуская равенство духовное, С. признавал естественной разницу в соц. положении людей, что означало примирение с существующими порядками. Идеи С. оказали значит, влияние на формирование христианства. Энгельс писал, что если Филона можно считать отцом христ. учения, то «дядей его был Сенека. Некоторые места из Нового завета как будто списаны почти дословно с его сочинений» (т. 21, с. 9). Осн. произведения: «О блаженной жизни» (58-59), «Нравственные письма к Лицилию» (63-64).

Оцените определение:

Источник: Атеистический словарь

terme.ru