Реформы хрущева плюсы и минусы таблица: Плюсы и минусы реформ Никиты Сергеевича Хрущева

Содержание

Плюсы и минусы реформ Никиты Сергеевича Хрущева

После смерти Сталина в 1953 году, у власти неожиданно оказался Никита Хрущев. Долгое время на место генерального секретаря претендовал Лаврентий Берия, но Хрущеву и его сподвижникам удалось вовремя провести партийную чистку и сместить очевидного кандидата со всех должностей.

Период нахождения у власти Хрущева называют временем оттепели и неожиданных государственных реформ. Действия Никиты Сергеевича у власти не были последовательными, что привело к кризису в экономике и смещению его с должности. Какие же основные реформы удалось провести Хрущеву, и можно ли выделить их достоинства и недостатки?

Достоинства реформы

Недостатки реформы

1957 год — последовательное внедрение в социалистическую модель экономики рыночных элементов

Реформа помогла сделать поворот в экономике в сторону потребителя, расширить рынок. Также эта реформа стала свидетельством оттепели в отношениях с другими державами, предпочитающими использовать рыночную модель экономики

Реформа привела к тому, что на долгие годы прекратились выплаты по облигациям, а это привело к существенным денежным потерям среди населения.

К тому же, наблюдалось общее повышение цен на многие группы товаров.

Антирелигиозная кампания 1954-1964 годов, в ходе которой Хрущев попытался снизить влияние церкви на население страны

Формирование системы духовно-нравственного воспитания. Для строительства коммунизма нужна была плеяда людей с высокими моральными качествами. Кодекс строителя коммунизма входил в противоречие с религиозными предрассудками, которым не было место в «светлом будущем человечества».

Антирелигиозная кампания, по сути не принесла никаких результатов, ведь люди продолжали посещать церковь, развешивать дома иконы. Противопоставление власти генерального секретаря церковному влиянию, Хрущевым было проиграно, а это сказалось и на его авторитете среди граждан.

Развенчание культа Сталина и антиреформы

Хрущев постарался восстановить справедливость истории, внеся поправки в понимании периода правления Сталина. Также были освобождены многие репрессированные граждане, осужденные в сталинский период по несправедливым обвинениям.

В сознании народа, Сталин был великим лидером, и желание Хрущева «оклеветать» (на самом деле, восстановить правду) вождя вызывало негодование. К тому же, Никита Сергеевич делал слишком большой акцент на отмене всех сталинских реформ, что только тормозило развитие экономики и социальной сферы.

Социальные реформы 1957-1965 годов

Хрущев повлиял на сокращение рабочего дня до семи часов, были повышены заработные платы работникам. К тому же, увеличивался жилищный фонд, по всей стране работникам раздавали квартиры, возводились так называемые «хрущевки». Жилье становилось более доступным.

Увеличение жилищного фонда никак не влияло на право собственно, а о приватизации можно было только мечтать. К тому же, реформы Хрущева не были последовательными, что приводило к выступлениям рабочих.

Международные реформы

Хрущеву удалось добиться оттепели в международных отношениях, снизить градус напряженности между СССР и Европой. К тому же, улучшалась международная торговля, расширялся рынок, а количество невыездных граждан сокращалось. Освоение космической программы, начавшееся при Хрущеве, помогло СССР укрепить в статусе сверхдержавы.

Возведение Берлинской стены и Карибский кризис в 1962 году чуть было не привело к Третьей Мировой войне. СССР балансировало в международном плане на тонкой грани, и война могла развязаться в любой момент. Здесь, опять же, проявлялась непоследовательность реформ Хрущева.

Школьная реформа 1958 года, в ходе которой упразднялась прежняя модель обучения, вводились трудовые школы

Число школ, ПТУ и ВУЗов значительно увеличилось, при них создавались заочные и вечерние отделения. Образование стало полностью бесплатным. Школы и ВУЗы получили право на месте готовить для народного хозяйства необходимых специалистов.

Хрущев отказался от модели средней школы, введя в оборот обязательное обучение в 8 классов и последующие 3 года трудовой школы. Таким образом генеральный секретарь хотел приблизить школу к реальной жизни, но добился лишь общего снижения успеваемости. К тому же, привлечение интеллигенции к рабочим специальностям приводило к недовольству и выступлениям. Реформы была упразднена в 1966 году.

Кадровые реформы внутри партии

К работе в партии привлекались молодые кадры, способные вести страну вперед.

Молодые кадры не могли рассчитывать на высокие должности, продвижение по карьерной лестнице внутри партии происходило очень тяжело. Борьба с культом Сталина привела к тому, что многие уважаемые люди, поддерживающие бывшего лидера, лишились работы. Также генеральный секретарь вводил так называемую реформу «несменяемости кадров», приводящую к тому, что один и тот же человек мог занимать конкретную должность до конца жизни вне зависимости от его профессиональных успехов.

Военные реформы конца 50-х, начала 60-х годов

Основой обороны СССР стали ракетные войска и другое высокотехнологичное вооружение во всех видах и родах войск. Благодаря большим финансовым вливаниям были созданы современные наукоёмкие отрасли оборонной промышленности, обеспечившие армию новыми образцами оружия.

Масштабные сокращения личного состава, техники и вооружений стали тяжёлым испытанием для армии. Проводившиеся бездумно и в спешке они привели к уменьшению боевого потенциала войск и стали причиной социальных неурядиц миллионов офицеров и членов их семей.

Итоги реформаторских действий Хрущева

Какие выводы можно сделать касательно реформ, проводимых Хрущевым? За годы нахождения у власти, Никита Сергеевич неоднократно менял линию своей политики. И если первый годы его правления неизменно называли «оттепелью», то к началу 60-х годов, СССР оказался в эпицентре крупнейшего политического кризиса за последние 20 лет.

Подобная непоследовательность наблюдалась во всем. Многие реформы не были доведены до конца, а некоторые из них, например, развеивание культа Сталина основывались на личном отношении Хрущева к политике и экономике.

К началу 60-х годов СССР оказалась в глубоком экономическом кризисе, объяснить который также можно было непоследовательностью реформ. Хрущев хотел сохранить социалистическую модель власти, но при этом приблизить страну к демократическим нормам Запада.

Возмущение нелогичности политики слышались как со стороны простых людей, так и со стороны членов партии. Неспроста Хрущева сместили с должности, понимая, что он не сможет вести СССР в счастливое будущее. Однако смена Хрущева на Брежнева не привела к должным результатам, и страну ожидал экономический и социальный кризис.

67 Плюсы и минусы правления НС Хрущева


    Никита Сергеевич Хрущёв
    (1894, Калиновка, Дмитриевский уезд, Курская губерния — 1971)

    Период правления Хрущёва часто называют «оттепель»: были выпущены на свободу многие политические заключённые, по сравнению с периодом правления Сталина активность репрессий значительно снизилась.
    Уменьшилось влияние идеологической цензуры. Советский Союз достиг больших успехов в покорении космоса. Было развёрнуто активное жилищное строительство. Вместе с тем с именем Хрущёва связаны и организация самой жёсткой в послевоенный период антирелигиозной кампании, и значительное усиление карательной психиатрии, и расстрел рабочих в Новочеркасске, и неудачи[источник не указан 340 дней] в сельском хозяйстве и внешней политике. В период его правления США усилило напряжение в отношениях с СССР Холодная война. Политика ЦК КПСС под его руководством по десталинизации привела к разрыву с коммунистической партией КНР Мао Цзэдуна и Энвера Ходжи в Албании, однако Китайской Народной Республике в то же время было оказано существенное содействие в разработке собственного ядерного оружия, также ей были частично переданы имевшиеся в СССР технологии его производстваВ июне 1957 года в ходе продолжавшегося четыре дня заседания Президиума ЦК КПСС было принято решение об освобождении Н. С. Хрущёва от обязанностей первого секретаря ЦК КПСС.
    Однако группе сторонников Хрущёва из числа членов ЦК КПСС во главе с маршалом Жуковым удалось вмешаться в работу Президиума и добиться передачи этого вопроса на рассмотрение созываемого для этой цели пленума ЦК КПСС. На июньском пленуме ЦК 1957 года сторонники Хрущёва одержали победу над его противниками из числа членов Президиума. Последние были заклеймены как «антипартийная группа В. Молотова, Г. Маленкова, Л. Кагановича и примкнувшего к ним Д. Шепилова» и выведены из состава ЦК (позже, в 1962 году, они были исключены из партии).14 октября 1964 года Пленум ЦК КПСС, организованный в отсутствие Н. С. Хрущёва, находившегося на отдыхе в Пицунде, освободил его от должности Первого секретаря ЦК КПСС «по состоянию здоровья». На следующий день указом Президиума Верховного Совета СССР Хрущёв был освобожден от должности главы советского правительства 

    Историческая справка

    Никита Хрущев — это Первый секретарь ЦК КПСС, который следовал за Сталиным. Начал он править в 1953 году и закончил в 1964 году. Некоторые говорят, что он правил СССР в момент его наибольшего расцвета, хотя многие считают, что эта добрая участь подвигла его преемника — Брежнева. 

    Известен тем, что развинчивал культ личности Сталина, несмотря на то, что до 1953 года активно его поддерживал. То же касается и реабилитации репрессуемых, которые были наказаны именно с его легкой руки, которая помогала бывшему вождю дела творить. 

    Родился он в 1894 году в семье шахтера. Зимой ходил в школу. В 1908 году он стал жить возле Успенского рудника возле нынешнего Донецка.

    В 1938 году его просят возглавить ЦК КП(б) Украины, и здесь он активно «боролся с врагами народа» и льстил Сталину. В это время он перевыполнял планы по расстрелам и репрессировал всех, кого только можно. Причем после смерти Сталина Хрущев не имел особо шансов стать главой СССР. Особого авторитета он не имел, но путем хитростей он смог занять кресло Первого секретаря ЦК.

    Также он известен благодаря множеству мемов, которые пошли в народ во время его правления. Хрущев много чего интересного говорил, что ему вспоминают со смехом даже сейчас. Он кинул много фраз, смешащих и по сей день:

    ·        Мы вас закопаем. Эту фразу он сказал американским дипломатам и журналистам. Он имел в виду, что коммунистический строй победит с легкостью капиталистический, но на практике оказалось все наоборот.

    ·        Мы вам покажем кузькину мать. Эта фраза была сказана во время осмотра американской выставки в Сокольниках вице-президенту США того времени Ричарду Никсону. Интересно то, что он имел в виду не настолько агрессивное высказывание, как может показаться на первый взгляд. Под кузькиной матерью он подразумевал «то, что вы еще никогда не видели».

    Много чего интересного он еще сказал, но наиболее интереса оценка Хрущева, как политического деятеля. Какие плюсы и минусы были в его правлении?

    Плюсы и минусы правления Никиты Хрущева

    Никита Хрущев — это неоднозначная личность, и его политика имеет множество плюсов и минусов. Есть у него как очень правильные действия, которые помогли простимулировать развитие Советского Союза, но есть и некоторые неостатки . Период правления этого человека характеризовался красивыми речами, но слова не всегда превращались в реальность.

    Он разоблачил культ личности Сталина и реабилитировал сотни тысяч репрессированных. Это вменяют ему в плюс. Впрочем, после смерти бывшего вождя уже и можно не скрываться. Хотя против культа личности самого себя против не был.

    Общество при нем начало относительно демократизироваться, хотя до настоящей демократии было еще очень далеко. Например, репрессии диссидентов явно не свидетельствуют о демократическом устое государства. С другой стороны, он ввел непродуманную военную реформу, в ходе которой множество офицеров стали безработными и бездомными. Впрочем, реформа с кукурузой также не дала ожидаемых результатов, и после ее провала Хрущёва начали называть «Кукурузой». Что же, давайте рассмотрим детальнее плюсы и минусы правления этого неоднозначного человека.

    Плюсы правления Хрущева
    1.   Победа в Карибском кризисе, убедив США отодвинуть ракеты от границ СССР, убрав их из Турции
    2. Принятие «Программу мира», главной мыслью которой было предупреждение войны между странами с разными социальными системами.
    3.  Заключение Договора о запрете ядерных испытаний в трёх сферах: атмосфере, космосе и под водой.
    4. Пенсионная реформа, благодаря которой пожилые люди смогли улучшить качество жизни. Крестьяне стали впервые получать пенсии.
    5. Выдача паспортов жителям села. Наконец-то закончилось порабощение сельского населения, которое было при Сталине. Людям разрешили уезжать в город и переходить в другие колхозы. До этого, чтобы получить паспорт, колхозники вербовались на стройки или отправлялись в армию, после которой можно было остаться где-нибудь в городе.
    6. Посевы кукурузы, как самого урожайной культуры из зерновых позволило победить голод и обеспечить людей хлебом и мясом (из зеленой массы кукурузы изготовлялся силос)
    7. Освоено 30 млн га целинных земель. Распашка целинных земель позволило вырастить такой урожай, что часть его даже не удалось вывезти с полей. Голод был побежден.
    8. О первым из советских правителей занялся массовым строительство жилья для простых людей.Например, в 1956 г. Темпы строительства в Москве обогнали темпы прироста населения. Многие хрущевки популярны и по сей день. Запас их прочности был столь велик, что они стоят до сих пор, хотя по срокам должны были уже рухнуть. 
    9. Успехи в науке — первая в мире атомная электростанция (1954), первый спутник (1957), первый космонавт (1961).
    10. Также Хрущев приоткрыл железный занавес, что дало возможность немного подпитывать культуру с других стран и путешествовать в более широких пределах. Но массового характера туризм заграницу не обрел.
    11. Разоблачение культа личности Сталина. Реабилитация сотен тысяч незаконно репрессированных. Относительная демократизация общества.
    12. Сокращение Вооружённых сил СССР на одну треть (1,2 млн человек) и уменьшение непомерных военных расходов.
    13. Создание системы практикоориентировнного образования. Введение бесплатного высшего и среднего профессионального образования.

    Минусы правления Хрущева
    1. При Хрущеве была расстреляна демонстрация рабочих в Новочеркасске. В ходе подавления волнений погибло 26 человек, а 58 ранены.
    2. Хрущев противился культу личности Сталина, но не был против, чтобы его хвалили. Его портрет в центральных газетах был напечатан 120 раз, то за неполный 1964-й – более 140!
    3. Обещал, что «нынешнее поколение будет жить при коммунизме». Но как-то не заладилось. Ну по факту, популистское обещание-пустышка, которое не имеет никаких фактов под собой. Собственно, такими заявлениями и прославился Хрущев.
    4. С 1963 года снизились урожаи пшеницы, и начались закупки зерна за рубежом, что привело к ухудшению экономики СССР.
    5. Борьба с «нездоровыми явлениями в искусстве» при помощи административно-государственных методов (от парткомов до бульдозеров).
    6. Повсеместное, невзирая на природу, культивирование кукурузы. «Во всех областях и краях Союза, — утверждал популярный при Хрущёве стишок, — может давать урожай кукуруза».
    7. Передача Крыма Украине. Историческая справедливость была востановленна только в 2014 году, когда жители полуострова выразили желание вернуться на родину и спаслись от украинской агрессии и силового подавления недовольства. При этом, необходимо отметить, что передача Крыма была нужна Хрущеву, чтобы без проблем строить канал водоснабжения полуострова из УССР
    8. В результате непродуманной военной реформы огромное количество офицеров остались без работы, жилья и гражданской специальности.
    9. Обещал за несколько лет «догнать и перегнать Америку» по производству мяса, молока и масла на душу населения. И не выполнил…
    10. С 1963 г. начались регулярные закупки зерна за рубежом.
    11. Хрущёв проводил политику воспрепятствования содержанию скота в личной собственности граждан, из-за чего погибли миллионы голов скота.
    12. При нём была построена Берлинская стена (1961), ставшая символом противостояния социализма и капитализма

    Таким образом, Хрущев — это личность спорная, и противоречивая хотя бы тем, что несмотря на реабилитацию репрессованных при Сталине, он сам был далеко не белым у пушистым. Известно, что Хрущев ставил подписи под расстрельными протоколами «троек». Взять тех же диссидентов, к которым он относился не очень хорошо. Так что несмотря на то, что создалась имитация демократизации общества, по сути мало что изменилось. Тем не менее у него было и много положительных качеств и он остается значимой фигурой в истории как нашей страны, так и всего мира.

    Достоинства и недостатки реформ Хрущева

    Реформа Хрущева

    Достоинства реформы

    Недостатки реформы

    1. 1957 год — последовательное внедрение в социалистическую модель экономики рыночных элементов.

    Реформа помогла сделать поворот в экономике в сторону потребителя, расширить рынок. Также эта реформа стала свидетельством оттепели в отношениях с другими державами, предпочитающими использовать рыночную модель экономики

    Реформа привела к тому, что на долгие годы прекратились выплаты по облигациям, а это привело к существенным денежным потерям среди населения. К тому же, наблюдалось общее повышение цен на многие группы товаров.

    2. Антирелигиозная кампания 1954—1964 годов, в ходе которой Хрущев попытался снизить влияние церкви на население страны

     

    Антирелигиозная кампания, по сути не принесла никаких результатов, ведь люди продолжали посещать церковь, развешивать дома иконы. Противопоставление власти генерального секретаря церковному влиянию, Хрущевым было проиграно, а это сказалось и на его авторитете среди граждан.

    3. Развенчание культа Сталина и антиреформы.

    Хрущев постарался восстановить справедливость истории, внеся поправки в понимании периода правления Сталина. Также были освобождены многие репрессированные граждане, осужденные в сталинский период по несправедливым обвинениям.

    В сознании народа, Сталин был великим лидером, и желание Хрущева «оклеветать» (на самом деле, восстановить правду) вождя вызывало негодование. К тому же, Никита Сергеевич делал слишком большой акцент на отмене всех сталинских реформ, что только тормозило развитие экономики и социальной сферы.

    4. Социальные реформы 1957—1965 годов

    Хрущев повлиял на сокращение рабочего дня до семи часов, были повышены заработные платы работникам. К тому же, увеличивался жилищный фонд, по всей стране работникам раздавали квартиры, возводились так называемые «хрущевки». Жилье становилось более доступным.

    Увеличение жилищного фонда никак не влияло на право собственно, а о приватизации можно было только мечтать. К тому же, реформы Хрущева не были последовательными, что приводило к выступлениям рабочих.

    5. Международные реформы

    Хрущеву удалось добиться оттепели в международных отношениях, снизить градус напряженности между СССР и Европой. К тому же, улучшалась международная торговля, расширялся рынок, а количество невыездных граждан сокращалось. Освоение космической программы, начавшееся при Хрущеве, помогло СССР укрепить в статусе сверхдержавы.

    Возведение Берлинской стены и Карибский кризис в 1962 году чуть было не привело к Третьей Мировой войне. СССР балансировало в международном плане на тонкой грани, и война могла развязаться в любой момент. Здесь, опять же, проявлялась непоследовательность реформ Хрущева.

    6. Школьная реформа 1958 года, в ходе которой упразднялась прежняя модель обучения, вводились трудовые школы

     Среднее и высшее образование в СССР стало бесплатным. Сближение образовательных учреждений и производства повышало квалификацию выпускников. 

    Хрущев отказался от модели средней школы, введя в оборот обязательное обучение в 8 классов и последующие 3 года трудовой школы. Таким образом генеральный секретарь хотел приблизить школу к реальной жизни, но добился лишь общего снижения успеваемости. К тому же, привлечение интеллигенции к рабочим специальностям приводило к недовольству и выступлениям. Реформы была упразднена в 1966 году.

    7. Кадровые реформы внутри партии.

    К работе в партии привлекались молодые кадры, способные вести страну вперед.

    Молодые кадры не могли рассчитывать на высокие должности, продвижение по карьерной лестнице внутри партии происходило очень тяжело. Борьба с культом Сталина привела к тому, что многие уважаемые люди, поддерживающие бывшего лидера, лишились работы. Также генеральный секретарь вводил так называемую реформу «несменяемости кадров», приводящую к тому, что один и тот же человек мог занимать конкретную должность до конца жизни вне зависимости от его профессиональных успехов.

    http://www.aif.ru/society/plyusy_i_minusy_pravleniya_nikity_hruscheva

    http://histerl. ru/lectures/pravlenie_xrusheva/plyusy-i-minusy-reform-xrushheva.htm  

    Информация по валовым сборам зерновых с Росстата с 1913 по 2014


    Таблица:

    Валовый сбор (млн. т)

    Урожайность (ц/га)

    1913

    50,5

    8,4

    1917

    31,8

    6,4

    1922

    34

    7,7

    1928

    50

    8,1

    1932

    47,5

    6,9

    1937

    70,4

    9,3

    1940

    55,6

    8,6

    1941

    45,5

    7,3

    1942

    24

    4,4

    1943

    19,8

    4,2

    1944

    26,9

    6

    1945

    25,4

    5,6

    1946

    21,2

    4,6

    1947

    35,7

    7,3

    1948

    34,2

    6,7

    1949

    38,9

    6,9

    1950

    46,8

    7,9

    1951

    47,5

    7,4

    1952

    51,9

    8,6

    1953

    48,2

    7,8

    1954

    56,3

    7,7

    1955

    54,7

    8,4

    1956

    66,5

    9,9

    1957

    54,9

    8,4

    1958

    72,9

    11,1

    1959

    64,9

    10,4

    1960

    72,6

    10,9

    1961

    70,3

    10,7

    1962

    83,1

    10,9

    1963

    62,8

    8,3

    1964

    83,2

    11,4

    1965

    66,3

    9,5

    1966

    95,6

    12,7

    1967

    84,8

    11,2

    1968

    103,8

    13

    1969

    83,9

    12,2

    1970

    107,4

    14,4

    1971

    98,8

    14,2

    1972

    86

    13

    1973

    121,5

    16,3

    1974

    105,1

    14,2

    1975

    72,4

    10,1

    1976

    119

    16,2

    1977

    101,6

    13,9

    1978

    127,4

    17,1

    1979

    84,8

    13,1

    1980

    97,2

    13,9

    1981

    73,8

    11,7

    1982

    98

    14,1

    1983

    104,3

    14,7

    1984

    85,1

    13,3

    1985

    98,6

    15,1

    1986

    107,5

    16,6

    1987

    98,6

    16,8

    1988

    93,7

    15,3

    1989

    104,8

    17,5

    1990

    116,7

    19,5

    1991

    89,1

    15,1

    1992

    106,9

    18,0

    1993

    99,1

    17,1

    1994

    81,3

    15,3

    1995

    63,4

    13,1

    1996

    69,2

    14,9

    1997

    88,5

    17,8

    1998

    47,8

    12,9

    1999

    54,6

    14,4

    2000

    65,4

    15,6

    2001

    85,1

    19,4

    2002

    86,5

    19,6

    2003

    67

    17,8

    2004

    77,8

    18,8

    2005

    77,8

    18,5

    2006

    78,2

    18,9

    2007

    81,5

    19,8

    2008

    108,2

    23,8

    2009

    97,1

    22,7

    2010

    61

    18,3

    2011

    94,2

    22,4

    2012

    70,9

    18,3

    2013

    92,4

    22,0

    2014

    103,8

    24,1

     Источник

    Дополнительная информация по теме:


    Информация по валовым сборам зерновых с Росстата с 1913 по 20141956. Доклад Хрущева Н.С. «Окульте личности и его последствия»
    Мифы о Хрущеве
    Мнения о Хрущеве на одном из форумов
    Цитаты Хрущева
    1956. Доклад Хрущева Н.С. «Окульте личности и его последствия»
    Мифы о Хрущеве
    Мнения о Хрущеве на одном из форумов
    Цитаты Хрущева

    Вопросы и задания

    1. Назовите годы правления Хрущева.
    2. Почему период правления Хрущева называют «оттепелью»?
    3. Укажите основные особенности правления Хрущева?
    4. Назовите плюсы и минусы правления Хрущева.
    5. На ваш взгляд, что является основным итогом правления Хрущев?
    6. Назовите две известные вам фразы Хрущёва
    Алтухова О.

    Плюсы и минусы реформ Хрущева | История в двух словах

    Итак, человек с низов, Никита Хрущев, переживает все нападки судьбы, остается в живых будучи близким к Сталину, опережает в борьбе за власть Берия, Маленкова, и наконец, становится Председателем Совета Министров и впереди у него шесть лет, чтобы изменить страну и остаться в истории. (1958-1964)
    Итак. Что он делает, что из этого выходит и были ли уже тогда некие предпосылки к распаду Советского Союза?

    Административные реформы

    Экономическая реформа 1957 года. Если до этого все предприятия были под ответственностью министерства промышленности, то благодаря этой реформе она перешла местному управлению. Ради чего? Конечно, чтобы ускорить развитие народного хозяйства, ведь если местное руководство будет отвечать за продовольственную, промышленную часть своей территории, то это должно сработать. А нет. Ведь за планы, цены, объёмы все равно принимало решение правительство. Суть не изменилась, правительство не могла просто так отдать свое господствующее положение в этом деле. Реформа не удалась. Началась неразбериха, дело ухудшилось и пришлось возвращать всё на места свои — здравствуй, централизованное управление промышленностью.

    Реформы в сельском хозяйстве

    Освоение целины, внедрение кукурузы после поездки Хрущева в штаты, лозунги догнать и перегнать Америку, изменения в сельскохозяйственном управлении в совокупности привели сельское хозяйство на грань кризиса. Да, освоили 42 млн га земель (597,5 млн тонн зерна) но по нашим меркам это была бы масштабное уничтожение животных, растений, почв и к тому же дороги в России не позволяли вывозить тонны зерен, а значит часть просто сгнила там, где их собрали.
    Кукуруза же сумела обжиться лишь на юге СССР, хотя бОльшинство земель в тех годах были переданы «под кукурузу». Самая провальная реформа. В итоге всё ухудшилось, что пришлось начать покупать зерно из-за границы.

    Денежная реформа

    Обмен денежными знаками в соотношении 10:1. Новый рубль был недооценен, а значит снизилась его покупательная способность. В итоге низкий уровень оплаты труда и дороговизна множества товаров.

    Социальные реформы

    Экономию Хрущева на проектировании домов вы видите каждый день. Человек может без труда преодолеть 5 этажей, значит на лифт не тратимся, мусоропровод — ну не так он уж и нужен; низкие потолки тоже в целях экономии, уменьшение всех комнат до минимальных размеров. Итог — 55 миллионов человек получили бесплатное жилье. СССР заняла первое место в мире по общему количеству построенной жилой площади. За время Хрущева было построено больше домов, чем за 40 лет до него.
    Был отменен налог на холостяков, бездетный и одиноких граждан.
    Установлен 7-часовой рабочий день, повышение зарплаты низкооплачиваемым работникам.
    Но одна реформа все-таки оказалась не такой успешной. Из-за неудачных реформ в сфере сельского хозяйства и финансов образовался острейший дефицит, а затем и повышение цен и общее уменьшение заработной платы. На повышение цен Новочеркасский электровозостроительный завод ответил забастовкой. Подавлял городской отдел милиции. Люди убиты, ранены, расстреляны, арестованы. Вся информация о них вполть до 1980-х годов была строго засекречена.

    Реформы национально-государственного строительства

    В начале 1950-х годов включили Крымскую область в состав Украинской ССР. С тех пор и началась проблем статуса Крымского полуострова, которую мы ощутили буквально пару лет назад. (Но первый раз она возникла во время распада СССР)

    Реформы в области науки

    Развитие промышленности, освоение космоса, Гагарин, атомная энергия. Всё есть огромный плюс. Но катализатором всего этого была принеприятнейшая ситуация — холодая война. Каждый третий инженер работал не ради народа, а ради оружия. Именно во время Хрущева был самый высокий пик, самая большая вероятность того, чтобы США и СССР начнут атомную войну.

    Нидерландская карикатура на Хрущева: Никита Сергеевич возмущается полетами американцев над СССР, в то время как в США полным полно советских шпионов.

    Нидерландская карикатура на Хрущева: Никита Сергеевич возмущается полетами американцев над СССР, в то время как в США полным полно советских шпионов.

    В конце концов, грубейшие ошибки во многих сферах, хаотичные и нелепые реформы привели к тому, что он стал неудобен. И на его место пришел Брежнев. Начинается эпоха застоя.
    Напоминаю, что о борьбе Хрущева за власть можно прочитать здесь.
    Ставьте лайк! Подписывайтесь! Следующий пост о Брежеве.

    Выпустил зэков, но посадил кукурузу: плюсы и минусы правления Хрущёва | История | Общество

    Плюсы

    1. Разоблачение культа личности Сталина. Реабилитация сотен тысяч незаконно репрессированных. Относительная демократизация общества.

    2. Принятие «Программы мира», основной тезис которой – предотвращение войны между государствами с различными социальными системами.

    3. Заключение Договора о запрете ядерных испытаний в трёх сферах: атмосфере, космосе и под водой.

    4. Сокращение Вооружённых сил СССР на одну треть (1,2 млн человек) и уменьшение непомерных военных расходов.

    5. Пенсионная реформа, коснувшаяся десятков миллионов граждан. При Хрущёве впервые на пенсию можно стало жить.

    6. Реформа сельского хозяйства: колхозники, находившиеся практически на положении крепостных, стали получать гарантированную денежную оплату за труд. Им выдали паспорта, разрешили переходить в другие колхозы и уезжать в город.

    7. Массовое жилищное строительство. Например, в 1956 г. Темпы строительства в Москве обогнали темпы прироста населения.

    8. СССР добился крупнейших достижений в области науки и техники. Первая в мире атомная электростанция (1954), первый спутник (1957), первый космонавт (1961).

    9. Освоено 30 млн га целинных земель.

    10. Приоткрылся «железный занавес», оживился культурный обмен с зарубежными странами. Советские люди потихоньку начали ездить за границу.

    Минусы

    1. Расстрел рабочей демонстрации в Новочеркасске (1962). Считается, что погибли 26 человек, 58 ранены, 7 приговорены к высшей мере.

    2. Хрущёв не противился возвеличиванию собственной личности. Если в 1963 г. Его портрет в центральных газетах был напечатан 120 раз, то за неполный 1964-й – более 140!

    3. Обещал, что «нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме». И не выполнил…

    4. В результате непродуманной военной реформы огромное количество офицеров остались без работы, жилья и гражданской специальности.

    5. Обещал за несколько лет «догнать и перегнать Америку» по производству мяса, молока и масла на душу населения. И не выполнил…

    6. С 1963 г. начались регулярные закупки зерна за рубежом.

    7. Хрущёв проводил политику воспрепятствования содержанию скота в личной собственности граждан, из-за чего погибли миллионы голов скота.

    8. При нём была построена Берлинская стена (1961), ставшая символом противостояния социализма и капитализма.

    9. Повсеместное, невзирая на природу, культивирование кукурузы. «Во всех областях и краях Союза, — утверждал популярный при Хрущёве стишок, — может давать урожай кукуруза».

    10. Борьба с «нездоровыми явлениями в искусстве» при помощи административно-государственных методов (от парткомов до бульдозеров).

    Плюсы и минусы правления Никиты Хрущева

    Никита Хрущев — это неоднозначная личность, и его политика имеет множество плюсов и минусов. Есть у него как очень правильные действия, которые помогли простимулировать развитие Советского Союза, но есть и некоторые неостатки . Период правления этого человека характеризовался красивыми речами, но слова не всегда превращались в реальность.

    Он разоблачил культ личности Сталина и реабилитировал сотни тысяч репрессированных. Это вменяют ему в плюс. Впрочем, после смерти бывшего вождя уже и можно не скрываться. Хотя против культа личности самого себя против не был.

    Общество при нем начало относительно демократизироваться, хотя до настоящей демократии было еще очень далеко. Например, репрессии диссидентов явно не свидетельствуют о демократическом устое государства. С другой стороны, он ввел непродуманную военную реформу, в ходе которой множество офицеров стали безработными и бездомными. Впрочем, реформа с кукурузой также не дала ожидаемых результатов, и после ее провала Хрущёва начали называть «Кукурузой». Что же, давайте рассмотрим детальнее плюсы и минусы правления этого неоднозначного человека.

    Историческая справка

    Никита Хрущев — это Первый секретарь ЦК КПСС, который следовал за Сталиным. Начал он править в 1953 году и закончил в 1964 году. Некоторые говорят, что он правил СССР в момент его наибольшего расцвета, хотя многие считают, что эта добрая участь подвигла его преемника — Брежнева.

    Известен тем, что развинчивал культ личности Сталина, несмотря на то, что до 1953 года активно его поддерживал. То же касается и реабилитации репрессуемых, которые были наказаны именно с его легкой руки, которая помогала бывшему вождю дела творить.

    Родился он в 1894 году в семье шахтера. Зимой ходил в школу. В 1908 году он стал жить возле Успенского рудника возле нынешнего Донецка.

    В 1938 году его просят возглавить ЦК КП(б) Украины, и здесь он активно «боролся с врагами народа» и льстил Сталину. В это время он перевыполнял планы по расстрелам и репрессировал всех, кого только можно. Причем после смерти Сталина Хрущев не имел особо шансов стать главой СССР. Особого авторитета он не имел, но путем хитростей он смог занять кресло Первого секретаря ЦК.

    Также он известен благодаря множеству мемов, которые пошли в народ во время его правления. Хрущев много чего интересного говорил, что ему вспоминают со смехом даже сейчас. Он кинул много фраз, смешащих и по сей день:

    • Мы вас закопаем. Эту фразу он сказал американским дипломатам и журналистам. Он имел в виду, что коммунистический строй победит с легкостью капиталистический, но на практике оказалось все наоборот.
    • Мы вам покажем кузькину мать. Эта фраза была сказана во время осмотра американской выставки в Сокольниках вице-президенту США того времени Ричарду Никсону. Интересно то, что он имел в виду не настолько агрессивное высказывание, как может показаться на первый взгляд. Под кузькиной матью он подразумевал «то, что вы еще никогда не видели».

    Много чего интересного он еще сказал, но наиболее интереса оценка Хрущева, как политического деятеля. Какие плюсы и минусы были в его правлении?

    Плюсы правления Хрущева

    1. Принял «Программу мира», главной мыслью которой было предупреждение войны между странами с разными социальными системами.
    2. Заключил договор о запрете ядерных испытаний.
    3. Пенсионная реформа, благодаря которой пожилые люди смогли улучшить качество жизни.
    4. Реформа сельского хозяйства. Наконец-то закончилось порабощение сельского населения, которое было при Сталине. Людям разрешили уезжать в город и переходить в другие колхозы.
    5. Массовое строительство жилья. Многие хрущевки популярны и по сей день.
    6. Успехи в науке — первая атомная электростанция, спутник и космонавт в открытом космосе.

    Также Хрущев приоткрыл железный занавес, что дало возможность немного подпитывать культуру с других стран и путешествовать в более широких пределах. Но массового характера туризм заграницу не обрел.

    Минусы правления Хрущева

    • Хрущев расстрелял демонстрацию рабочих в Новочеркасске. В ходе этой репрессии погибло 26 человек, а 58 ранены.
    • Хрущев противился культу личности Сталина, но не был против, чтобы его хвалили. За неполный 1964 год его фото в газетах было опубликовано более 140 раз.
    • Обещал, что это поколение будет жить при коммунизме. Но как-то не заладилось. Ну по факту, популистское обещание-пустышка, которое не имеет никаких фактов под собой. Собственно, такими заявлениями и прославился Хрущев.
    • Например, он обещал перегнать Америку по многим сферам, но так и не выполнил.
    • С 1963 года зерно перестали так выращивать, и начали закупать за рубежом, что привело к ухудшению экономики СССР.
    • При нем построили Берлинскую Стену.
    • Слишком большая любовь к кукурузе привела к тому, что другие культуры попросту не выращивали.
    • Передача Крыма Украине. Историческая справедливость была востановленна только в 2014 году, когда жители полуострова выразили желание вернуться на родину и спаслись от украинской агрессии и силового подавления недовольства.

    Таким образом, Хрущев — это личность спорная, и противоречивая хотя бы тем, что несмотря на реабилитацию репрессованных при Сталине, он сам был далеко не белым у пушистым. Взять тех же диссидентов, к которым он относился не очень хорошо. Так что несмотря на то, что создалась имитация демократизации общества, по сути мало что изменилось. Тем не менее у него было и много положительных качеств и он остается значимой фигурой в истории как нашей страны, так и всего мира!

    Похожие записи

    РЕФОРМЫ ЭПОХИ Н.С.ХРУЩЕВА — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

    Преобразования Н.С. Хрущева затронули разные стороны жизни советского общества и были отчасти связаны с критикой культа личности И.Сталина.

    Реформа управления

    В конце января 1957 г. широкому кругу руководителей страны для обсуждения была разослана записка Н.С. Хрущёва об улучшении руководства промышленностью и строительством. Суть записки заключалась в предложении отменить ведомственное подчинение предприятий и отдать их в ведение регионов.

    После обсуждения, в мае 1957 г. был принят закон об управлении промышленностью через Советы народного хозяйства (совнархозы), подчиненные непосредственно Советам министров союзных республик. Реформа заключалась в делении территории СССР на так называемые «экономические административные районы» с созданием в пределах областей, краев и республик Союза ССР сети территориальных советов народного хозяйства, в ведение которых были переданы предприятия, ранее находившиеся в подчинении промышленных и агропромышленных министерств. Одновременно упразднялось множество министерств, как федерального так и республиканского значения.

    В ноябре 1962 г. пленум ЦК КПСС по инициативе Хрущева взял курс на перестройку по производственному принципу всех руководящих органов. Партийные организации — от областных и ниже – делились на промышленные и сельские. После этого областные организации и управления связи, торговли, народного образования, здравоохранения, подчинявшиеся и промышленным и сельским партийным и советским органам, стали ежедневно получать дублирующие постановления и распоряжения по одним и тем же вопросам.

    В 1962-1963 гг. произошло дальнейшее укрупнение совнархозов, над ними надстраивались новые органы (республиканские и общесоюзные СНХ). В марте 1963 г. был создан Высший Совет народного хозяйства, фактически возрождавший централизованную структуру управления экономикой.

    Для проведения единой технической политики, вместо упразднённых промышленных министерств были образованы государственные производственные комитеты — отраслевые органы управления, которые сосредоточили в своем ведении научно-исследовательские, конструкторские и проектные организации, для оказания прямой помощи подведомственным совнархозам предприятиям. От децентрализации перешли к централизации, но попытки скорректировать реформу все равно не смогли дать необходимый импульс для экономического развития, поскольку сформированная еще в 30-е гг. командно-административная система управления продолжала существовать и при попытке введения некоторых черт территориального управления.

    В июле 1964 г. Хрущев предложил идею очередной перестройки управления сельским хозяйством: намечалось создание около дюжины специализированных главков, отвечавших за производство отдельных видов продукции. Подъем сельского хозяйства и увеличение производства средств потребления, он предлагал осуществить за счет сокращения расходов на армию и на вооружение.

    Промышленность

    В 50-х годах СССР осуществил первый этап научно-технической революции XX в., выразившийся в развитии новых отраслей хозяйства, таких как электроника, атомная энергетика, космонавтика. При этом опережающими темпами развивалась тяжелая промышленность, предприятия группы «Б» (легкая, пищевая и др. отрасли) развивались медленней, однако и их рост был двукратным. На годы Хрущева пришлось 2 пятилетки (1951-1955; 1955-1958) и семилетка (1959-1965).

    Среднегодовые темпы роста промышленного производства в СССР в 1951-1955 гг. составляли, по официальным данным, 13,1%, а 1956-1960 гг. – 10,3%, в 1961-1965 гг. – 8,6%.

    27 июня 1954 г. дала ток первая в мире атомная электростанция в Обнинске. В июне 1959 г. была перекрыта Ангара, где возводилась Братская ГЭС, ставшая после введения всех мощностей, в 1964 г. мощнейшей в мире.

    Курс на перестройку топливно-энергетического комплекса страны был взят в 1956-1961 гг., СССР постепенно отходил от использования угля в пользу газа и нефти. Развитие газовой промышленности на территории Северного Кавказа и Поволжья позволило газифицировать более 160 городов. В 1962 г. началось освоение первых богатых нефтью месторождений в Сибире. К 1963 г. суммарная добыча нефти и газа впервые в истории СССР превысила долю угольного топлива.

    Аграрная реформа

    Новый курс, провозглашенный в августе 1953 г. на сессии Верховного Совета СССР, провозглашал среди прочих подъем сельского хозяйства, переживавшего непростые времена. Основы новой аграрной политики были утверждены на сентябрьском пленуме ЦК КПСС в 1953 г. С этого времени укреплялось экономическое положение колхозов, был уменьшен размер сельхозналога, повышались закупочные цены. Хозяйствам предоставили кредиты, поступала новая техника. Для укрепления руководящих кадров колхозов на работу в них направлялись партработники («тридцатитысячники»).

    В 1954 г. стартовала кампания по освоению целинных земель в Казахстане, Сибири, Урале и Поволожье. Уже в первые три года кампании удалось освоить 32 млн га новых земель. Последовал резкий скачок с небывалыми урожаями. Большую роль в освоении целины сыграл комсомольский призыв. Но из-за ветровой эрозии почв большую часть освоенных земель пришлось перевести под пастбища. Нечерноземный центр страны пришел в полный упадок, из-за повышенного внимания к целине (вся техника, молодежь направлялась туда).

    В 1957 г. Хрущев заявил, что в ближайшие годы СССР не только догонит, но и перегонит США в производстве мяса, молока и масла на душу населения. Это соревнование обернулось конфузом, связанного с приписками и массовым забоем скота. Наиболее известным стал случай, произошедший в Рязани, секретарь местного обкома А.Н. Ларионов получил звание Героя Соцтруда, но в конце 1960 г. обман раскрылся и секретарь застрелился.

    В феврале 1958 г. было принято решение о реорганизации машинно-моторных станций (МТС) в ремонтно-тракторные станции при колхозах. Подобное слияние легло тяжким бременем на небогатые колхозы, которые были вынуждены приобретать технику. Для решения этой проблемы Хрущев предложил пойти на укрупнение колхозов – преобразовать их в совхозы. Затем были созданы и совнархозы.

    В целях скорейшего достижения задач коммунистического строительства власти повели наступление на личные подсобные хозяйства. У колхозников вновь были урезаны земельные участки (с 1,5 сотки в расчете на один колхозный двор в 1955-1956 гг. до одной сотки в 1959-1960 гг.; в 1950-1952 гг. приходилось 32 сотки), насильственно выкупался скот. На этом фоне развернулась кампания общественного осуждения торгашей и стяжателей, борьба против захватчиков колхозных земель. В итоге произошел упадок личного подсобного хозяйства.

    После визита руководителя СССР в США в 1959 г. кукурузная эпопея стала также частью имиджа Хрущева – эту культуру стали усиленно насаждать везде, даже там, где она в принципе расти не могла. Сокращение посевов ржи и пшеницы ради кукурузы привело к общему снижению сбора зерновых. Поэтому неурожай 1962 г. привел к нехватке пшеницы и ржи. Дефицит пришлось восполнять закупкой пшеницы у США. После этого стало понятно, что сельское хозяйство нуждается в иных выходах из кризиса. В декабре 1963 г. пленум ЦК принял специальное постановления по развитию химической промышленности, перед которой ставилась задача по развитию минеральных удобрений в сельском хозяйстве. Отдача от этих мер пришлась уже на 70-е гг.  

     

    Социальные реформы

    Установлены нормы рабочего времени, в частности – 6-часовой рабочий день для подростков 16-ти лет. В 1956 г. рабочий день рабочих и служащих по субботам и в предпраздничные дни был сокращен на 2 часа, с 1957 г. начался переход на семичасовой рабочий день. В марте 1957 г. были снижены налоги на рабочих и служащих.

    Активно расширялся фонд жилья, при этом жилищное строительство базировалось на индустриальных методах, символом нового типового домостроения стали московские Черемушки. В конце 50-х – первой половине 60-х гг. по темпам строительства и количеству вводимой жилой площади СССР вышел на первое место в мире. Жилой фонд страны увеличивается на 40% за семилетку. Это подтолкнуло развитие связанных со строительством отраслей экономики. Правда, построенное жилье, вошло в историю под названием «хрущобы», но зато в стране был разрешен жилищный кризис, коммуналки постепенно стали уходить в прошлое. За 1956-1960 гг. в новые квартиры переселилось почти 54 млн. человек.

    С сентября 1956 г. было принято решение об отмене оплаты обучения в старших классах и вузах. В 1958 г. вместо семилетки была создана обязательная восьмилетняя политехническая школа. Желающим получать полное среднее образование нужно было продолжать обучение в средней политехнической школе (в ПТУ, в вечерней или заочной школе), а для тех, кто хотел продолжить образование в вузе вводился обязательный производственный стаж. Но подобная реформа не достигла нужного эффекта, уровень образования упал, и с 1964 г. средняя школа вновь стала десятилетней.

    При Хрущеве произошло радикальная реформа пенсионного законодательства, с июля 1956 г. пенсию стали получать мужчины после 60 лет и женщины с 55 лет. С февраля 1958 г. началась постепенная паспортизация крестьян-колхозников. В июле-ноябре 1964 г. был принят комплекс мер о выплате пенсии крестьянам, что стало последней инициативой в карьере Н.С. Хрущева. Впервые в истории советской деревни, пенсии по старости стали получать мужчины в возрасте 65 лет, женщины – 60 лет. Выплаты производились из фонда, созданного за счет средств из колхозов и государственного бюджета. Но при этом надо отметить, что пенсии колхозников были существенно ниже, чем у рабочих и служащих.

    Итоги реформ

    Положительным результатом реформ Н.С. Хрущева были внушительные по сравнению с экономически развитыми странами количественные экономические показатели. В частности, к 1965 г. национальный доход СССР увеличился на 53% по сравнению с 1958 г., производственные фонды выросли на 91%, производство промышленной продукции — на 84%. Реальные доходы населения выросли на одну треть.

    В то же время многочисленные реформы так и не смогли решить вопрос модернизации экономики. После неудач противоречивой преобразовательной деятельности Н.С.Хрущева в обществе возник синдром усталости от постоянного реформирования, и после него началась эпоха «застоя».

    Оценка реформы управления экономикой, предпринятой Хрущевым

    После смерти Сталина перед новым руководством СССР в лице Хрущева возникла необходимость реформирования страны в области сельского хозяйства и промышленности, прежде всего, поскольку эти отрасли были жизненно важны и набирали обороты после окончания войны. В данной статье мы проведем оценку реформы управления экономикой, предпринятую Хрущевым, а также покажем ее положительные и отрицательные стороны.

    Хрущев начал реформирования СССР по 3 направлениям:

    Экономическая программа Маленкова

    В 1953 году Георгий Максимович Маленков, занимавший должность председателя совета министров, впервые говорит о том, что стране необходимы экономические преобразования. В его представление нужно было сделать упор на сельское хозяйство и легкую промышленность.  Реформирование промышленности должно было привести к тому, что в течение 3 лет страна должна была обеспечить всех граждан товарами первой необходимости.

    Изменения сельского хозяйства затрагивали улучшения технологий обработки земли для увеличения урожайности, а также сокращение налогов, которые выплачивают крестьяне за право пользование землей.  Предложения были с энтузиазмом восприняты в народе, но Маленкова очень быстро убрали с должности, а реформу управления экономикой предпринял Хрущев. И получилась она крайне противоречивой.

    Реформирование сельского хозяйства при Хрущеве

    Сельское хозяйство это ключевой аспект и в реформах Хрущева, и в идеях Малинкова. Но нужно понимать, что между ними была огромная разница. Современники называют программу Малинкова называют интенсивной, а Хрущева – экстенсивной.

    Интенсивный путь развития сельского хозяйства предполагал добиваться увеличения урожайности текущих плодородных почв. Экстенсивный путь развития на постоянном расширении посевных земель. С победой Хрущева в СССР началась реализация экстенсивного плана, но к 1965 году стало очевидно, что этот эксперимент провалился, а сельское хозяйство оказалось в страшном упадке.

    Историческая справка

    Маленков говорил о качестве, а Хрущев о количестве. И если локально качество давало определенные результаты, то на этапе в 10 лет последовал провал. Для понимания сути приведу первые пятилетки под началом Сталина. Сначала построили предприятия (количественный подход), потом начали привлекать квалифицированные кадры и улучшать знания работников (качественный подход). Точно такой же процесс должен был происходить и в сельском хозяйстве – сначала расширение земель (количественный подход), а затем создание технологий ее обработки и выращивания урожая (качественный подход). Но реформа управления экономикой в целом и сельского хозяйства в частности второй этап упустила. Поэтому пятилетки Сталина дали положительный результат, а реформы Хрущева – отрицательный. А ведь временной интервал идентичный…

    Основные реформы в 1953-1958 годах:

    • В 1954 году начинается основание целины. Всего было освоено 42 миллиона гектара новых земель.
    • Снижение налогов для колхозов, а также списание предыдущих долгов.
    • Снижены налоги на подсобное хозяйство
    • Разрешено увеличить подсобное хозяйство в 5 раз
    • Колхозы оснащаются техникой и инструментами, необходимыми для их работы.

    Освоение целины

    Экономическая реформа Хрущева в сельском хозяйстве во многом началась с освоения целины, которая началась в 1954 году. Новые земли для освоения были выбраны в Казахстане и в Западной Сибири. Изначально это не лучшее место для сельского хозяйства, но тем не менее благодаря  тому, что к работам было привлечено более 150 тысяч человек – удалось уже в 1958 году освоить 42 миллиона гектаров новых земель. Среди людей, которые привлекались на работы были партийные служащие, специалисты, заключенные.

    Интересный факт – руководить освоением целины должен был Брежнев. Почему именно он? Леонид Ильич был давним приятелем Хрущева, а который всячески продвигал своего друга на ведущие роли.

    Историческая справка

    Чтобы понять суть освоения целины предлагаю обратить внимание на таблицу, в которой указаны Валовые сборы зерна в СССР.


    Период

    Собрано зерна (тысяч тонн)

    В СССР

    В том числе в районах целины

    1949-1953

    80948

    20697

    1954-1958

    110313

    45176

    1959-1963

    124699

    51501

    О чем это говорит? Даже беглый взгляд на эти цифры показывает, что экстенсивный путь Хрущева был крайне неэффективным и вот почему:

    • Освоение целины началось в 1953/4 годах. Поэтому объяснимо резкое увеличение собранного зерна в этих районах почти на 25 000 тысяч тонн. При этом общие сборы зерна в СССР увеличились на 30 000 тысяч тонн.  То есть положительная динами была для всей страны.
    • Период с 159 по 1963 годы показал рост сбора зерна в районах целины почти на 6 000 тонн, в то время как рост по стране в целом был чуть более 14 000 тысяч тонн. То есть пропорция ломалась и земли целины были неэффективными. В этом и была главная ошибка экономической реформы Хрущева в сельском хозяйстве – нужно было не уделять больше качества существующим землям, а не делать упор на новые пашни в Сибири и Казахстане, которые никак не могли сравниться по качеству с черноземом южных регионов.

    Административные решения в колхозах (селах)

    Одни из главных мероприятий по поддержке колхозов на начальном этапе реформ стали: отмена предыдущих долгов и повышение закупочных цен. Теперь государство гарантировало более высокие цены закупки сельхоз продукции.

    Большим шагом вперед стало разрешение крестьянам иметь подсобное хозяйство. Напомню, что до эпохи Хрущева подсобные хозяйства могли быть, но только очень небольшие, и за их наличие следовало заплатить налог.

    Это, в совокупности с освоением новых земель, привело к небывалому росту производства продукции сельского хозяйства, которая в период с 1953 по 1958 выросла на 34%. Это был большой скачок в развитии, который мог быть сопоставим только с ранними этапами НЭПа.

    Удивительный факт, но обе сомнительные реформы (НЭП и реформы Хрущева) дали в краткосрочной перспективе небывалый рост сельского хозяйства. Но в среднесрочной перспективе (10 лет) обе эти политики привели к страшным последствиям – голову.

    Историческая справка

    Во главу угла в начале сельскохозяйственных реформ ставились административные методы воздействия. Это привело следующим результатам уже через несколько лет после начала реформы:

    • Рост благосостояния крестьян. Результат хороший, но ЦК партии выявил недовольство, что в селе могут вновь появиться «кулаки».
    • Экономический рост сел сводил к минимуму необходимость административного влияния.

    В результате уже начиная с 1959 года реформа управления сельским хозяйством изменила свою суть – теперь преследовались не экономические показатели эффективности, а исключительно административное давление сверху понуждать крестьян делать то, что в партии считалось правильным.

    Провал реформы сельского хозяйства

    До 1959 года реформа в сельском хозяйстве шла хорошо, без всяких преувеличений. Но то, что после этого устроил Хрущев – уму не постижимо, и является ярчайшим примером того, как некомпетентность руководства, а также желание контролировать всех людей, могут погубить любые позитивные начинания.

    Семилетний план развития сельского хозяйства (1959-1965) начался с реорганизации МТС (машинно-тракторные станции). Точнее сказать МТС просто закрывали, а технику предлагали выкупать колхозам. Фактически выкуп был обязательным, поскольку техника была необходима для обработки земли. Вот только государство завышало цену и требовало полного расчета в течение 1 года. Это был первый удар по финансам колхозов.

    Следующий удар был нанесен по частным подсобным хозяйством. Если в предыдущие 5 лет его разрешили увеличить в 5 раз, но с начала 1960-х годов подсобное хозяйство становилось практически незаконным. Его опять возвращали в старые рамки. Управление экономическими реформами при Хрущеве говорило о том, что крестьяне должны работать на колхозы, а не на собственных полях. В итоге чиновники получили приказ за 3 года выкупить весь скот, который есть в частных хозяйствах.

    Кроме этих шагов руководство СССР приняло и другие:

    • Создание крупных аграрных хозяйств. Колхозы объединялись и укрупнялись.
    • Повышение цен на мясо (на 30%), на масло (на 25%).
    • Увеличение посевных площадей кукурузы.

    Если спросить, что люди знают об эпохе Хрущева, то большинство скажет – сажали кукурузу. И будут правы. Откуда у Секретаря ЦК появилась эта мания – непонятно. Но ясно другое – увеличение посевных площадей кукурузы было искусственными велось за счет сокращения посевных площадей пшеницы и ржи. Как итог – в СССР случился глубочайший кризис сельского хозяйства. Впервые за долгие годы зерно стало закупаться за границей! В итоге реформа управления экономикой, предпринятая Хрущевым в сельском хозяйстве провалилась.

    Развитие промышленности при Хрущеве

    Одной из важнейших проблем развития промышленности в эпоху Хрущева стало то, что к концу 1959 года доля производства объектов группы «А» (средства производства) составляла 75%. С одной стороны это подчеркивает направленность страны на развитие промышленности (в 1953 году, например, этот показатель составлял 70%), но с другой стороны это было очень опасно. Опасность в том, что доля предприятий группы «Б» (предметы личного потребления) практически не работали.

    В послевоенную эпоху Сталина ежегодный темп прироста промышленности превышал 10%. Хрущев со своей командой полагал, что эти цифры удержать реально, нужно только строить новые предприятия. Так и поступали повсеместно – открывали новые фабрики и заводы, хотя во всеуслышание говорили о том, что будут развивать экономику благодаря научно-техническому прогрессу. Но применен этот прогресс оказался только в военной сфере.

    Реформирование управления народным хозяйством

    Реформа управления экономикой в промышленности, предпринятая Хрущевым затронула и управление. В 1957 году Министерства были упразднены, а их место заняли региональные  отраслевые министерства. Они сегодня известны, как Совнархозы (Советы Народного Хозяйства). В результате произошла частичная децентрализация экономики, с передачей полномочий регионам. В этом были и положительные моменты, но минусы перевешивали:

    • Нарушены связи между регионами страны и отраслями экономики
    • Нарушена техническая концепция производства
    • Потенциала для роста реформа не имела
    • Экономическая свобода у предприятий не появилась.

    Эти проблемы стали быстро очевидными для руководства СССР, и реформа экономики Хрущева перешла на следующий этап сглаживания негативных последствий. В частности Совнархозы перешли с регионального на республиканский уровень (фактически вернулись к министерствам). После этого был объявлен план на 1959-1965 годы по качественному скачку экономики.

    Темпы роста промышленности

    Ключевой показатель развития экономики это темпы роста промышленности. И этот показатель был неумолим для руководства Хрущева – темпы падали, причем достаточно быстро. Ниже представлена таблица, после рассмотрения которой вы сами оцените реформу управления экономикой, предпринятую Хрущевым в плане промышленности и сельского хозяйства.

    Таблица – темпы прироста экономики.


    Период

    Промышленность

    Сельское хозяйство

    1951-1955

    +85%

    +20,5%

    1956-1960

    +64,3%

    +30%

    1961-1965

    +51%

    +11%

    Темпы роста промышленности снижались регулярно, а в период 1961-19165 годы буквально провалились и промышленность и сельское хозяйство. Стало очевидным, что реформа управления экономикой провалилась и в плане промышленности, хотя в целом индустриальное общество в СССР уже было сформировано.

    Социальная политика при Хрущеве

    Экономическая политика Хрущева делала упор на социальную политику. Но провалы в сельском хозяйстве приводили в том числе и к восстаниям. Самым распространенным из них был восстание в Новочеркасске в 1962 году, для подавления которого была использована армия и танки. Но в целом в этот период было сделано сразу несколько важных изменений:

    • Колхозникам выдали паспорта. Напомню, что до 1960 года люди на селе паспортов не имели!
    • В 1964 году колхозникам была установлена пенсия. До этого ее не было!
    • Колхозникам гарантировалась заработная плата, которая стала фиксированной.
    • Увеличение зарплат на 19%
    • Сокращение рабочего дня до 46 часов (на производстве).
    • Рост жилья (всем же известны квартиры с названием «хрущевка»). В этот период 54 миллиона человек получили новые квартиры.

    В экономической политике Хрущева были свои положительные моменты, но глобально для страны это время стало временем большого провала. Промышленность работала, но стало очевидно, что предприятий группы «Б» не  хватает категорически. В сельском хозяйстве доэксперементировались до того, что впервые с гражданской войны зерно стали закупать за границей. Увеличение цен привело к многочисленным восстаниям (понятно, что о них особо не говорят, но они были). Поэтому деятельность Хрущева скорее негативная для СССР, чем позитивная. Именно отсюда начались процессы, которые вылились в перестройку. И хуже всего то, что Хрущев передал власть своему единомышленнику и ученику – Брежневу, который с удовольствием продолжил начатое. Справедливости ради следует отметить, что здесь ученик существенно превзошел учителя.

    Я считаю, что мы провели полную оценку управления экономикой, предпринятую Хрущевым в период своего правления.


    Источники и дополнительный материалпо теме:

    • «Российское крестьянство: от Сталина к Хрущеву» — Вербицкая 0.М. Москва, 1992
    • «Хрущев» — Таубман У. Москва, 2008
    • «Никита Хрущев: отец или отчим советской «оттепели»» — Медведев Р.А. Москва, 2006

    Почему развалился СССР

    На протяжении большей части 20-го -го -го века Советский Союз соперничал с Соединенными Штатами в политической, военной и экономической мощи. В то время как центральная командная экономика Советского Союза была диаметрально противоположна рыночному либерализму западных стран, быстрое экономическое развитие, которое Советы добились в середине века, сделало их систему жизнеспособной экономической альтернативой.

    Но после того, как рост замедлился и были проведены различные реформы для возрождения стагнирующей экономики, Советский Союз в конечном итоге распался, вместе с обещаниями альтернативы западному капитализму.В то время как централизованное экономическое планирование помогло стимулировать его рост в середине века, частичные реформы Советского Союза по децентрализации экономической власти в конечном итоге подорвали его экономику.

    Ключевые выводы

    • Официально Советский Союз распался 26 декабря 1991 года, когда СССР был распущен и политика коммунистической эпохи в регионе прекратилась.
    • Ослабление вооруженных сил и экономики СССР после Второй мировой войны началось с коммунистической политики и экономики.
    • Однако вскоре эта экономическая система уже не могла конкурировать на мировой арене. Наряду с общественным недовольством политикой перестройки и гласности президента Горбачева, Советский Союз в конечном итоге потерпел неудачу.

    Начало советской командной экономики

    В 1917 году русский царь был свергнут группами революционеров, включая большевиков, которые сражались и выиграли гражданскую войну за создание социалистического государства в границах бывшей Российской империи.Пять лет спустя был создан Союз Советских Социалистических Республик (СССР), объединивший конфедерацию государств, находящихся под властью Коммунистической партии. Начиная с 1924 года, с приходом к власти Иосифа Сталина, командная экономика, характеризующаяся тоталитарным контролем над политической, социальной и экономической жизнью, будет определять Советский Союз на протяжении большей части оставшихся 20 -го -го века.

    Советская командная экономика координировала экономическую деятельность посредством выпуска директив, установления социальных и экономических целей и введения нормативных актов.Советские лидеры определились с главными социальными и экономическими целями государства. Для достижения этих целей должностные лица Коммунистической партии взяли под свой контроль всю социально-экономическую деятельность страны.

    Коммунистическая партия узаконила свой контроль, заявив, что у нее есть знания, чтобы управлять обществом, которое могло бы соперничать с любой западной рыночной экономикой и обогнать ее. Чиновники управляли значительными объемами информации, необходимой для централизованного планирования производства и распределения.Иерархические структуры были установлены на всех уровнях экономической деятельности, при этом начальство имело полный контроль над нормами и параметрами плановых заданий, а также устанавливало регулярные оценки эффективности и вознаграждения. (Чтобы узнать больше, см .: В чем разница между рыночной экономикой и командной экономикой? )

    Начальный период быстрого роста

    Сначала в Советском Союзе наблюдался быстрый экономический рост. В то время как отсутствие открытых рынков, обеспечивающих ценовые сигналы и стимулы для прямой экономической деятельности, приводило к расточительности и экономической неэффективности, в советской экономике среднегодовые темпы роста валового национального продукта (ВНП) составляли 5.8% с 1928 по 1940 год, 5,7% с 1950 по 1960 год и 5,2% с 1960 по 1970 год (с 1940 по 1950 год был спад до 2,2%).

    Впечатляющие показатели были во многом обусловлены тем, что, будучи слаборазвитой экономикой, Советский Союз мог перенять западные технологии, при этом принудительно мобилизуя ресурсы для внедрения и использования таких технологий. Сосредоточение внимания на индустриализации и урбанизации за счет личного потребления дало Советскому Союзу период быстрой модернизации.Однако, как только страна начала догонять Запад, ее способность заимствовать все новые технологии и связанный с этим эффект производительности вскоре уменьшились.

    Замедление роста и начало реформ

    Советская экономика становилась все более сложной, поскольку у нее начинали иссякать модели развития, которые можно было подражать. При замедлении среднего роста ВНП до 3,7% в год в период с 1970 по 1975 год, а затем до 2,6% в период с 1975 по 1980 год, стагнация командной экономики стала очевидной для советских руководителей.Взаимодействие с другими людьми

    Советский Союз с 1950-х годов был осведомлен о таких долгосрочных проблемах, как неэффективность командной экономики и о том, как внедрение знаний и технологий развитых стран может происходить в ущерб развитию инновационной национальной экономики. Частичные реформы, такие как реформы Совнархоза , осуществленные Никитой Хрущевым в конце 1950-х годов, пытались начать децентрализацию экономического контроля, позволяя «второй экономике» справляться с возрастающей сложностью экономических дел.Взаимодействие с другими людьми

    Эти реформы, однако, подорвали основы институтов командной экономики, и Хрущев был вынужден «реформировать» обратно к централизованному контролю и координации в начале 1960-х годов. Но по мере того, как экономический рост снижается, а неэффективность становится все более очевидной, в начале 1970-х годов были возобновлены частичные реформы, позволяющие обеспечить более децентрализованное рыночное взаимодействие. Задача советского руководства заключалась в том, чтобы создать более либеральную рыночную систему в обществе, в основе которого лежал централизованный контроль.

    Перестройка и крах

    Эти ранние реформы не смогли возродить все более стагнирующую советскую экономику, при этом рост производительности труда упал ниже нуля к началу 1980-х. Эти продолжающиеся низкие экономические показатели привели к более радикальному набору реформ под руководством Михаила Горбачева. Пытаясь сохранить социалистические идеалы и центральный контроль над основными общественными целями, Горбачев стремился децентрализовать экономическую деятельность и открыть экономику для внешней торговли.

    Эта реструктуризация, получившая название perestroika , поощряла индивидуальный частный стимул, создавая большую открытость. Perestroika было прямым противоречием ранее существовавшей иерархической природе командной экономики, но более широкий доступ к информации способствовал усилению критики советского контроля не только над экономикой, но и над общественной жизнью. Когда советское руководство ослабило контроль, чтобы спасти пошатнувшуюся экономическую систему, оно помогло создать условия, которые привели бы к распаду страны.

    Хотя перестройка поначалу казалась успешной, поскольку советские фирмы воспользовались новыми свободами и новыми инвестиционными возможностями, оптимизм вскоре угас. Конец 1980-х — начало 1990-х годов, которые были последними годами существования Советского Союза, характеризовали резкий экономический спад.

    Советские лидеры больше не могли вмешиваться в растущий экономический хаос. Новые полномочия местных лидеров требовали большей автономии от центральной власти, что пошатнуло основы командной экономики, в то время как более локализованные культурные особенности и приоритеты взяли верх над национальными проблемами.В конце 1991 года, когда его экономика и политическое единство были разорваны в клочья, Советский Союз распался на пятнадцать отдельных государств. (Чтобы узнать больше, см .: Плюсы и минусы капиталистической и социалистической экономик ).

    Итог

    Первоначальной сильной стороной советской командной экономики была ее способность быстро мобилизовать ресурсы и направлять их в производственную деятельность, аналогичную той, что была в развитых странах. Тем не менее, приняв существующие технологии, вместо того, чтобы разрабатывать свои собственные, Советский Союз не смог создать среду, которая ведет к дальнейшим технологическим инновациям.

    Пережив период наверстывания с сопутствующими высокими темпами роста, командная экономика начала стагнировать в 1970-х гг. На этом этапе недостатки и неэффективность советской системы стали очевидными. Вместо того, чтобы спасти экономику, различные частичные реформы только подорвали основные институты экономики. Радикальная экономическая либерализация Горбачева стала последним гвоздем в крышку гроба, когда локальные интересы вскоре распутали ткань системы, основанной на централизованном контроле.

    Судьба Хрущева и будущее Китая — Дипломат

    Реклама

    Судьба Китайской Народной Республики как политического проекта все больше зависит от одного человека — Си Цзиньпина. Шестой пленум 18-го съезда партии, уже неофициально известный как «председатель всего», недавно объявил его «ядром» руководства Коммунистической партии Китая (КПК). Ходят слухи, что теперь он намерен нарушить партийные нормы отбора руководителей на партийном съезде в следующем году, изменив пенсионный возраст в Постоянном комитете Политбюро и не назвав преемника.

    Признавая масштаб амбиций Си, ученые попытались лучше понять его перспективы, сравнивая и противопоставляя его целому ряду других лидеров, включая Мао Цзэдуна, Дэн Сяопина, Чан Кайши, Владимира Путина и даже Папу Римского. Однако по своим амбициям, сильным и слабым сторонам Си наиболее явно напоминает бывшего советского лидера Никиту Хрущева.

    И Хрущев, и Си пришли к власти, полагая, что только серьезные реформы могут спасти революцию.Си обладает теми же источниками стойкости, которыми обладал Хрущев — широко распространенным чувством необходимости перемен, традицией в партии подчиняться высшему лидеру, общим пониманием того, что межфракционная борьба нанесет ущерб единству партии, и трудность для заговорщиков организовать переворот .

    Однако ни один из лидеров не достиг авторитета своих предшественников, победы которых привели к власти коммунистов. Также, как и Хрущев, Си не может претендовать на однозначный авторитет, который мог бы обеспечить полностью институционализированный процесс выбора руководства.История показывает, что эти ограничения означали, что возможности Хрущева перехитрить оппонентов были сильно ограничены.

    Оглядываясь назад на хрущевскую эпоху, Си может увидеть хорошие и плохие новости. Как ему решать эти дилеммы, зависит от него. Для сторонних наблюдателей уроки правления Хрущева помогут нам определить, преуспевает ли он.

    Вам понравилась эта статья? Нажмите здесь, чтобы подписаться на полный доступ. Всего 5 долларов в месяц.

    Два амбициозных человека

    Хрущев считал, что без серьезных изменений режим ждет безрадостное будущее.Теперь мы знаем, что преемники Сталина были едины в своей вере в то, что советский народ не потерпит вечно ужасных условий жизни. Как сказал Хрущев: «Только наш многострадальный русский народ смирится с [плохими условиями жизни], но мы не можем рассчитывать на их терпение».

    Diplomat Brief

    Еженедельный информационный бюллетень
    N

    Получите краткую информацию об истории недели и развивающих историях для просмотра в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

    Получить информационный бюллетень

    Сегодняшнее руководство Китая также глубоко обеспокоено будущим.Эпоху Ху Цзиньтао многие считают потраченным впустую десятилетием, в течение которого проблемы продолжали усугубляться. Как писал Кеннет Либерталь в 2012 году, когда Си пришел к власти, «необходимы болезненные решения, чтобы избежать снежного кома структурного замедления роста и усиления социальной напряженности и нестабильности».

    Реклама

    Движимые чувством кризиса, оба лидера инициировали амбициозные планы: реструктуризация и сокращение численности вооруженных сил; борьба с особыми интересами внутри столицы и регионализмом в остальной части страны; устранение коррупции; уничтожение потенциальных конкурентов внутри элиты; и улучшение положения страны на мировой арене.Хотя Хрущева часто ассоциируют с «потеплением» в политике, к концу своего правления он выступил против либеральных интеллектуалов — позицию, которую Си занимал с самого начала своего пребывания на посту лидера.

    Сильные стороны ленинских лидеров

    Хрущев был отстранен от руководства в октябре 1964 года, но его поражение было далеко не неизбежным. До своего внезапного отстранения Хрущев был сильным лидером, и Си может использовать аналогичные политические активы для управления потенциальными противниками.

    Во-первых, Хрущев мог эффективно использовать широко распространенные надежды на лучшее общество. После Второй мировой войны и сталинской эпохи многие среди советского руководства и населения надеялись, что Хрущев положит конец десятилетиям лишений. Даже после чистки Хрущева многие заговорщики хвалили его в своих мемуарах за его амбиции и безграничную энергию, которые они противопоставляли довольно скучному Брежневу.

    Во-вторых, по крайней мере, пока Хрущев был у власти, его коллеги были склонны подчиняться его воле.Как однажды написал бывший враг Хрущева Вячеслав Молотов в письме в ЦК Советского Союза: «Где во всех материалах после 1957 года [когда Молотов был отстранен от руководства] и вплоть до октября 1964 года возможно даже малейшее противодействие Хрущева найти? » Другими словами, подхалимство, а не компромисс, было главной чертой политики элиты.

    Таким образом, до своего отстранения Хрущев сталкивался с несколькими прямыми ограничениями со стороны коллег наверху. Тем временем он смог добиться принятия крайне непопулярных решений, таких как разделение многих местных партийных комитетов на промышленные и сельскохозяйственные отрасли.

    В-третьих, потенциальные противники Хрущева были обеспокоены тем, что фракционная борьба может выйти из-под контроля и поставить под угрозу стабильность всей партии. Согласно одной из мемуаров, когда советскому идеологу Михаилу Суслову впервые сообщили о заговоре против Хрущева, его губы посинели, а рот дернулся: «О чем ты ?! Будет гражданская война ».

    Вам понравилась эта статья? Нажмите здесь, чтобы подписаться на полный доступ. Всего 5 долларов в месяц.

    В-четвертых, из-за очевидных проблем коллективных действий перед заговорщиками стояла непростая задача.Кто посмел бы первым начать заговор, если бы неудача означала отстранение от руководства? Когда один сообщник предложил Брежневу попытаться устранить Хрущева, не совершив переворота, Брежнев чуть не закричал: «Я уже сказал вам: я не верю в открытые заговоры; тот, кто заговорит первым, будет первым изгнан из руководства ». Заговорщикам не была гарантирована победа — Брежнев не только плакал от страха, когда услышал, что Хрущев может знать о заговоре, но и, возможно, даже попросил главу КГБ пойти по более безопасному пути и просто убить первого секретаря.

    Эти преимущества означают, что даже несмотря на то, что Хрущев в конечном итоге был отстранен от власти, его потеря не была гарантирована. На самом деле заговорщики смогли действовать только благодаря весьма условному событию — безвременной смерти Хрущева Фрола Козлова, второго секретаря и партийного руководителя КГБ, полиции, вооруженных сил, прокуратуры и судов. Как позже писал один бывший партийный деятель: «Мое строго личное мнение таково, что если бы Козлов дожил до пленума ЦК в октябре 1964 года, противники Хрущева ничего бы не добились.

    Слабые стороны ленинских лидеров

    Реклама

    Хрущев, конечно, страдал от серьезных слабостей, и Си должен столкнуться с этими же проблемами сегодня. Ни один из лидеров не развил личный авторитет старых революционеров, таких как Сталин, Мао или Дэн. В то же время плохо институционализированный характер ленинских режимов означает, что ни один из них не может достичь того, что Макс Вебер назвал «рационально-правовой» властью: легитимность, полученная после победы в недвусмысленном и универсально поддерживаемом процессе.Без этих двух сильных сторон ни один лидер не может быть уверен, что он неприкосновенен.

    Может ли ленинский лидер с учетом этих недостатков добиться значительных реформ? Китайцы разделяют убеждение Хрущева, что единственный подходящий инструмент для реформ — это дисциплинированная и неограниченная партия, особенно после опыта Михаила Горбачева. Но как лидер может реформировать организацию, которая также является его собственным источником власти? Или, говоря словами антикоррупционного царя Ван Цишаня, хирург может оперировать самого себя? Хотя мы не можем предсказать будущее, следующие уроки хрущевской эпохи дают нам больше возможностей для понимания потенциальных уязвимостей Си.

    Во-первых, многие методы, которые использовал Хрущев для укрепления своего авторитета, в долгосрочной перспективе оказались слабыми. Его привычка отстранять лидеров от руководства еще до того, как они смогли сформировать фракцию, вызвала у других опасения по поводу того, что их положение ненадежно. Попытка Хрущева выдвинуть новых, обязанных ему молодых лидеров только помогла спровоцировать движение против него.

    Хрущев также создал параллельные силовые структуры, такие как партийная и государственная контрольные комиссии, чтобы дать ему некоторое влияние на партию.Однако он отказался дать им достаточно полномочий, чтобы бросить вызов своему собственному руководству. Несмотря на эти опасения, в конечном итоге в заговоре участвовал глава комиссии партийного контроля.

    Во-вторых, Хрущев боролся с проблемой делегирования полномочий. Находясь в центре каждого решения, он был виноват в каждой неудаче. Огромный размер проблем означал, что побед было немного, особенно с учетом косвенного сопротивления местных лидеров. Как жаловался Хрущев Фиделю Кастро: «Вы могли подумать, что я, как первый секретарь, могу что-то изменить в этой стране! Как черт возьми, я могу! Какие бы изменения я ни предлагал и не проводил, все остается неизменным.«Что еще хуже, когда что-то пошло не так, Хрущев расстроил своих коллег, обвиняя их вместо того, чтобы взять на себя ответственность.

    Однако Хрущев не мог просто разделить бремя принятия решений. Он уволил второго секретаря партии Алексея Кириченко за слишком большую независимость. Затем Хрущев попытался сделать так, чтобы члены секретариата выполняли функции второго секретаря в алфавитном порядке, но это оказалось неработоспособным, поскольку раздробленность власти привела к отсутствию решимости.

    В-третьих, Хрущев оказался неспособен надежно контролировать политическую полицию и вооруженные силы, известные как «силовые министерства», и они сыграли решающую роль в его окончательном поражении. Три важнейших фигуры решили поддержать заговор только после того, как убедились, что силовые министерства участвуют в нем. Глава КГБ Владимир Семичанский помог обеспечить, чтобы союзники Хрущева не смогли сплотиться, чтобы поддержать советского лидера во время переворота. Брежнев принял окончательное решение выступить против Хрущева только после того, как министр обороны дал понять, что не будет вмешиваться.Контроль Козлова над «силовыми министерствами» был одной из основных причин, по которым его смерть сделала Хрущева таким уязвимым.

    Заключение

    История Советского Союза не может сказать нам с абсолютной уверенностью, что произойдет с Си. Как указывалось выше, несмотря на его непопулярность, поражение Хрущева не было полностью предопределено. Однако опыт Хрущева действительно помогает нам формулировать вопросы, полезные для оценки сильных и слабых сторон Си с течением времени.

    Считают ли Си Си уникальной способностью проводить необходимые реформы? Насколько эти реформы вызывают недовольство людей с особыми интересами? Есть ли у нас основания полагать, что уровень обеспокоенности по поводу более широкого воздействия переворота на политическую стабильность может измениться, возможно, из-за того, что Си теряет популярность в партии и обществе? Достаточно ли расстроены или напуганы члены элиты, чтобы рискнуть оказаться уличенными в заговоре?

    В какой степени он нарушает даже двусмысленные правила отбора лидеров? Кадровые изменения устраняют противников или создают новых? Центральная комиссия по проверке дисциплины (параллельная структура власти) слишком сильна или недостаточно сильна? Как Си справляется с проблемами делегирования? Каково положение людей в ключевых узлах власти, таких как политическая полиция или вооруженные силы?

    По сути, будущее Си зависит от того, сможет ли он совершить настоящий прорыв.Как и в случае с Хрущевым, сам акт накопления власти и стремление к крупным победам поставит его в более шаткое положение, чем в противном случае. Но без усилий Китай столкнется с очень советским будущим — стагнацией.

    Объявление

    Вам нравится эта статья? Нажмите здесь, чтобы подписаться на полный доступ. Всего 5 долларов в месяц.

    Джозеф Ториджан — научный сотрудник Стэнфордского центра международной безопасности и сотрудничества , интересуется политикой и внешней политикой Китая, России и Северной Кореи.Его текущее исследование использует архивные материалы для изучения природы власти на элитном уровне при ленинских режимах. Он получил степень бакалавра политических наук в Мичиганском университете и степень доктора политических наук в Массачусетском технологическом институте.

    Провал хрущевизма Исаака Дойчера 1965

    Провал хрущевизма Исаака Дойчера 1965

    Исаак Дойчер 1965

    Провал хрущевки


    Источник: Socialist Register 1965 (Merlin Press, Лондон, 1965).Отсканировано и подготовлено для марксистского Интернет-архива Полом Флеверсом.


    I

    Десятилетие, в течение которого Н.С. Хрущев стоял во главе Коммунистической партии Советского Союза и СССР, было периодом междуцарствия и условием. [1] Нельзя говорить о «хрущевской эпохе», как говорят о сталинской эпохе, не только потому, что Хрущев находился у власти только одну треть того времени, когда был Сталин, и не пользовался даже одной третью власти. . [2] Хрущевизм не олицетворял собой какую-либо великую позитивную идею (или даже политику).Он даже не означал нового канона или мифа, который мог бы значимо выражать, как это сделал Социализм в одной стране , «ложное сознание» реальной исторической ситуации. Хрущевизм был лишен каких-либо творческих устремлений; всякий раз, когда сам Хрущев озвучивал какую-либо из знакомых и элементарных целей социализма, он неизменно создавал вульгарную пародию («гуляш-коммунизм»). Во многих отношениях он продолжал линию, заданную Сталиным, но делал вид, что выдвигает собственные, захватывающие дух новшества.Показательный пример — «мирное сосуществование». Таков лозунг «мирного перехода от капитализма к социализму». Таковы «национальные дороги к социализму». Все это обновленные сталинские концепции, восходящие к Народным фронтам середины 1930-х годов и Национальным коалициям середины 1940-х годов. А Хрущев был эпигоном Сталина прежде всего в том, что он подчеркивал «монолитность» советской партии и государства. Его решимость не мириться с оппозицией, открытой критикой и свободными дебатами неизбежно вела к «культу» его собственной «личности», то есть к попыткам установления своего собственного автократического правления.

    И все же Хрущев, эпигон сталинизма, был почти полностью омрачен популярным образом борца и героя десталинизации. Парадокс его карьеры был таков, что, несмотря на его ставку на сталинизм и его большую долю в его злодеяниях, ему пришлось взять на себя еще большую долю в его разрушении. Он разрывался между своей привязанностью к сталинизму и отвращением к нему, а также, по личным причинам, между своим обожанием Сталина и его горящими воспоминаниями о невыносимых унижениях, перенесенных им от рук Сталина.В этом он был представителем целого поколения партийных лидеров, на чьей спине Сталин пришел к власти и которым затем приходилось терпеть пинки и жестокие прихоти хозяина. Беспомощные при жизни Сталина, они отомстили призраку. Однако они были в состоянии удовлетворить свое эмоциональное стремление к мести только потому, что более широкие политические интересы — потребности нации в целом — призывали к десталинизации.

    Но действительно ли Хрущев был инициатором и поборником прогрессивных реформ постсталинского десятилетия? Историки, которые однажды расскажут «внутреннюю историю» кампании десталинизации, вероятно, представят других членов Президиума, особенно Микояна и Маленкова, как движущихся духов.Во всяком случае, до ХХ съезда партии, то есть до февраля 1956 года, Хрущев либо встал на сторону Молотова и Кагановича, сталинских «стойких», либо заколебался и сел на забор. Между тем десталинизация, вызванная экономическими и социальными потребностями, зашла так далеко, что остановить ее было невозможно; действительно, необходимо было продвинуться гораздо дальше. Лагеря рабского труда были распущены еще до двадцатого Конгресса. Выжившие жертвы террора и Больших чисток были освобождены и требовали полной реабилитации для себя и своих погибших товарищей и родственников.Их клич ворвался в дебаты ХХ съезда. Для любого советского лидера было самоубийственным безумием игнорировать это или сопротивляться ему, как вскоре выяснили Молотов и Каганович; Сталинский террор уже был разоблачен и осужден новым национальным сознанием. Довольно поздно Хрущев уступил господствующим настроениям и позволил им покорить себя. Его «секретная речь» стала сюрпризом в его жизни даже для него самого. Благодаря этому он стал проводником огромных народных эмоций, рупором национального чувства горя и стыда; и таким образом он превзошел самого себя и масштабы своей личности.Чем более неохотно и с опозданием он брал на себя свою новую роль, тем резче и взрывоопаснее было его выступление. Он скрывал свое смущение и внутренние опасения за чрезмерно подчеркнутыми жестами и резким осуждением Сталина. И с самого ХХ съезда его деятельность была отмечена контрастом между мелодрамой его антисталинизма и его стремлением удержать прогрессивные реформы в узких рамках.

    Значительная часть советского мнения была хорошо осведомлена о двусмысленности политического характера Хрущева и о мотивах, которые побудили его благословить разрыв партии со сталинизмом.Это благословение, в основном платоническое, становилось замаскированным проклятием, так как оно скрывало упорное и хитрое препятствие на пути любой подлинной социалистической демократизации СССР. (Между прочим, образ Хрущева как поборника десталинизации был в последние годы гораздо шире принят на Западе и в некоторых странах Восточной Европы, особенно в Польше, чем в СССР.) Следовательно, в момент падения Хрущева Советское мнение было вполне уверено, что это событие не только не помешает дальнейшему прогрессу, но и будет способствовать ему.

    «Кризис лидерства» 1964 года был беспрецедентным событием в истории России. Никогда прежде российский правитель не лишался власти таким образом, занимая все высшие должности в государстве. Чтобы это стало возможным, нужно было сломать старую инерцию автократического правления. Кризис был разрешен сочетанием дворцового восстания и квазидемократического голосования в Центральном комитете. Ни восстание, ни голосование не прошли бы так гладко, как раньше, если бы всего несколько «властолюбивых людей» объединились для изгнания Хрущева.Для успеха действия основная часть правящей группы должна была повернуться против Лидера. Несколько сотен членов ЦК не согласились бы на смещение человека, который в течение одиннадцати лет был их первым секретарем, если бы они, их друзья и соратники не убедились, что это оправдано и необходимо по политическим соображениям. Да, Хрущев вызывал неприязнь к ЦК, изображая из себя единого лидера; и поэтому он спровоцировал его заявить о своих претензиях на коллективное лидерство.Тем не менее его квази-автократические амбиции по московским меркам были довольно умеренными; и тот факт, что он должен был вызвать такую ​​решительную реакцию, сам по себе примечателен. Любая бюрократическая олигархия или каста, как сказали нам «политологи», предпочитает единоличное правление правительству комитетами и неизменно заменяет любое коллективное руководство единым лидером. Нам сказали, что это «железный закон», регулирующий любую борьбу за престолонаследие на вершине советской иерархии. Что же в данном случае отменило «закон»? Почему советская правящая группа недвусмысленно отказалась мириться с единовластием Хрущева?

    II

    Оглядываясь назад на послесталинскую эпоху, можно увидеть, что она делится на две отдельные главы: первая, охватывающая период с 1953 по 1959 год, была наполнена интенсивной реформистской деятельностью и десталинизацией; вторая, охватившая оставшиеся годы правления Хрущева, в целом характеризовалась стагнацией и даже регрессом.Эти две главы могут частично совпадать; и все же их контраст реален и резок.

    Это был первый период, когда был сломлен террор и произвол политической полиции, и гигантские концентрационные лагеря были распущены; что в промышленности был отменен старый драконовский трудовой кодекс и смягчено существовавшее до сих пор крайнее неравенство; что колхозов крестьян предложили Новый курс; что чрезмерная централизация экономики была ослаблена; и что официальный контроль интеллектуальной и артистической жизни ослаб.Советские граждане стали дышать более свободно, чем им позволяли за четверть века; и эффект был замечен в возрастающих кривых экономической, социальной и культурной активности и достижений. Большая часть многостороннего прогресса, достигнутого Советским Союзом в постсталинскую эпоху, была достигнута в те первые годы. Именно тогда, между 1953 и 1958 годами, советское сельское хозяйство, преодолев депрессию, длившуюся несколько десятилетий, увеличило производство более чем на 50 процентов. Хотя выгода была ненадежной — большая часть ее была получена за счет экстенсивного земледелия на целинных землях, — тем не менее она обеспечила основу для заметного повышения уровня жизни в стране. [3] Впервые Советский Союз, казалось, успешно справился с опасной диспропорцией между огромной и постоянно расширяющейся промышленностью и узкой и шаткой сельскохозяйственной базой. lan промышленного расширения были чрезвычайно мощными; Это послужило толчком к триумфальным полетам первых спутников. [4] За границей среди рабочих, менеджеров и администраторов царил новый дух и новая уверенность в завтрашнем дне.

    Эта прогрессивная тенденция была обращена вспять или замедлилась во второй половине срока правления Хрущева.Решающий спад произошел в сельском хозяйстве, самом слабом секторе экономики. Это отнюдь не было вопросом стихийных бедствий и катастрофического урожая 1963 года. Спад произошел намного раньше, и за ним последовала затяжная депрессия: из пяти урожаев, собранных в 1959-63 годах, четыре были плохими или посредственными. , только один был средним. Стихийные бедствия 1963 года с исключительной силой выявили слабость сельскохозяйственной структуры. Выявлена ​​также некомпетентность администрации, которая не могла адекватно распределять скудные продовольственные ресурсы.В городах и поселках ощущалась нехватка еды, какой они не знали со времен мрачных последствий Второй мировой войны; и некоторые слои населения, похоже, пострадали больше, чем китайский народ, в результате трехлетних наводнений, засух и неурожаев. Рост уровня жизни населения остановился, хотя производство промышленных товаров народного потребления продолжало расширяться.

    За последние шесть лет хрущевского режима средняя заработная плата советских рабочих выросла всего на 2.4% годовых, согласно тому, что А. Н. Косыгин сообщил Верховному Совету в декабре 1964 года. Из-за частичной инфляции — официальные цены на мясо и молоко были увеличены на 25–30% — реальная заработная плата была снижена или осталась неизменной. Незаявленное замораживание заработной платы фактически действовало с 1959 или 1960 года (и мир узнал об этом только к концу 1964 года из краткого описания нового советского премьер-министра). Отложена реализация законодательных мер, предусматривающих дальнейшее сокращение продолжительности рабочего дня в промышленности, повышение низких доходов и пенсий по старости.Даже жилищная программа, которая еще не планировалась для удовлетворения реальных потребностей людей, была свернута. Общий ритм экономической активности замедлился. Чистый национальный доход вырос в 1964 году только на пять процентов по сравнению с семью или восемью процентами роста в предыдущие годы (и восьмипроцентными темпами, запланированными снова на 1965 год). Темпы роста строительства и оборудования заводов в 1964 г. составили всего 3,3% — на 1965 г. они планируются на уровне 8,2. Масштабы промышленного развития по-прежнему впечатляли: например, сталелитейная промышленность с ее 85 млн. Тонн. годовой объем производства почти сравнялся с американским уровнем начала 1960-х годов.Но рост снова был, как и в сталинскую эпоху, неравномерным и однобоким, относительно плавным в тяжелой промышленности и вооружении старого типа, но медленным и резким в новых отраслях (например, в синтетических волокнах и электронике). Количество продукции не соответствовало качеству; Таким образом, государственные торговые организации сообщили об огромных непродаваемых излишках потребительских товаров длительного пользования некачественного производства. Эти профициты оцениваются в два миллиарда рублей, что составляет около трети годовых капитальных вложений в легкую промышленность.За этой массой непроданных товаров вырисовывается реальность огромной забастовки потребителей, развитие которой, хотя и немыслимо в годы острого дефицита потребительских товаров, показывает, насколько жестко отсталой и неприспособленной была советская легкая промышленность. Социальные диспропорции, характерные для сталинизма, вновь проявились на более высоком уровне развития вместе с новыми элементами неравновесия.

    Почему реформистский порыв, столь мощный в первой половине хрущевского десятилетия, исчерпал себя во второй половине? Отчасти затруднительное положение было (и есть) обусловлено объективными обстоятельствами, особенно бременем непрекращающейся гонки ядерных и обычных вооружений.Неизвестно, насколько велики фактические расходы на вооружение Советского Союза по сравнению с номинальным оборонным бюджетом. Но похоже, что из общей суммы чистого национального дохода (который составлял 175 миллиардов рублей в 1964 году и планируется достичь 189 миллиардов в 1965 году) только 55 процентов или около того направляется на частное потребление, социальные услуги и образование. [5] Остальное в неизвестной пропорции распределяется между национальным фондом накопления и расходами на вооружение. Из всех новых, чисто промышленных инвестиций, самое большее около 15 процентов направляется в потребительские отрасли; новые вложения в сельское хозяйство примерно такого же порядка.Достаточно указать эти пропорции, чтобы осознать масштаб проблемы. Страна, постоянно тратящая почти половину своего дохода на новые инвестиции и оборону, неизбежно будет страдать от серьезных напряжений и стрессов в своей экономике и своем социальном организме. Действительно, в постсталинскую эпоху национальный доход увеличился более чем вдвое; и объем гражданского потребления, даже если он составляет неизменную долю дохода, соответственно вырос. Но, как мы видели, большая часть этого роста произошла до 1960 года.Последующее замедление имело морально-политические последствия. Пока бедность и нищета сталинской эпохи оставались свежими воспоминаниями, даже небольшой рационализации экономической политики и скромных уступок интересам потребителей было достаточно, чтобы вызвать удовлетворение и поднять моральный дух. Но с повышением общего уровня национальной экономики соответственно повысился и уровень социальных потребностей и ожиданий; и поскольку многие потребности и ожидания оставались неудовлетворенными, неизбежно было много разочарования и недовольства.

    Эти трудности были (и остаются) опасно усугубленными произволом, неразберихой и коррупцией чиновничества. Советская пресса приносит бесчисленное количество гротескных и шокирующих иллюстраций, напоминающих страницы гоголевского « мертвых душ» . Глупость и расточительность его собственной администрации стоили Советскому Союзу не меньше, чем некоторые из самых дорогостоящих мероприятий по вооружению — они «замораживают» огромные ресурсы и энергию. Подлинный общественный контроль над бюрократическим истеблишментом, таким образом, является предварительным условием любой радикальной рационализации экономики.Однако бюрократия упорно сопротивлялась контролю; и в последний год своей жизни Хрущев олицетворял это сопротивление. Его произвольные решения — его «проектомания», осужденная его преемниками — во многом связаны с беспорядком в сельском хозяйстве. Он сознательно продвигал экстенсивное земледелие на огромных площадях целинной земли вместо интенсивного возделывания; при этом он проигнорировал оппозицию внутри партии, советы экспертов и предупреждения об опасности эрозии почвы и неурожаев на целинных землях.Он был настолько уверен в том, что у него есть или ответ на хроническую нехватку мяса — кукурузы — что он принудил выращивать кукурузу по всей стране, независимо от почвы и климата. Он предписал методы выращивания травы, которые должны быть приняты по всей территории Советского Союза. По его решению небольшие участки земли, которыми колхозники владели и обрабатывали в частном порядке, в последние годы были сокращены или конфискованы. (Это решение затронуло многие миллионы фермеров; однако оно оставалось « секретом », пока Хрущев находился у власти, и только его преемники раскрыли его.) Он лихорадочно манипулировал аппаратом администрации, перестраивая его снова и снова. Эти реорганизации заменили ему настоящую реформу: он был подобен дирижеру оркестра из русской пословицы, который постоянно переставлял своих музыкантов, чтобы улучшить музыку. Как правило, реорганизации меняли способы осуществления контроля над бюрократией сверху; они почти никогда не создавали возможности для контроля снизу. Не удовлетворив массы народа, они раздражали бюрократию, которая устала от слишком частых встряски, и обратилась против Хрущева.

    III

    В первые годы после Сталина конфликт между государством и обществом или между бюрократией и народом был значительно смягчен; сейчас он снова обостряется. Старая напряженность между прогрессивной динамикой СССР и консерватизмом его правящих групп снова нарастает. Это был конфликт и напряжение, которые подорвали сталинизм в начале 1950-х годов. К тому времени новая структура советского общества стала несовместима с отсталой политической надстройкой.Метод правления, призванный держать в подчинении полуварварскую и доиндустриальную нацию, не мог быть навязан нации, преобразованной за четверть века массового образования, урбанизации и индустриализации. Идеология и партийный канон, отражавшие постреволюционную изоляцию и моральную депрессию Советского Союза, не могли устроить Советский Союз, который поколение спустя стояло во главе «одной трети человечества».

    Преемники и бывшие ученики Сталина смягчили конфликт; но они не могли решить это.Они могли предложить только полурешения и паллиативы. Они вышли из состояния, в котором унаследовали безумие террора и чисток; но они не смогли внести здравомыслие в его работу. Они освободили советских людей от страха, но не смогли вселить в них надежду. Они избавили их от жестокого угнетения, но лишили подлинной свободы. Они побуждали их думать самостоятельно, но не позволяли высказывать критические мысли. Что касается Хрущева, он начал с урезания бюрократического истеблишмента и урезания его привилегий.Но, хотя он сделал это для того, чтобы укрепить свое господство и неприкосновенность, истеблишмент цеплялся за свои привилегии и претензии и не проявлял особого рвения к подавлению даже самой ранней коррупции в своей среде.

    Народное настроение, конечно, отличается от того, что было в 1953-54 годах. Правление Сталина оставило массу людей возмущенными, но потрясенными, отчаявшимися, но оцепеневшими от беспомощности, неспособными вынести свою судьбу, но неспособными также ее изменить. По окончании правления Хрущева почти не осталось чувства трепета, и лишь немного от старого ошеломляющего негодования.Вместо этого существует открытое недовольство беспорядком в экономике и подавлением критики и оппозиции; и много раздраженного нетерпения по поводу некомпетентного и неисправимого чиновничества.

    Это правда, что бюрократия со времен Сталина сильно изменилась к лучшему. Но советское общество изменилось еще больше. Его внутренняя прогрессивная динамика работала в нем и трансформировала его. Урбанизация и индустриализация непрерывно меняют всю его структуру.В следующей таблице показаны масштабы этого уникального в истории преобразования.

    Прогресс урбанизации в СССР
    Население в миллионах (округленные числа)
    Год Всего Городской Сельский
    1920 137
    1926 147 26 121
    1939 171 56 115
    1950 * 178 100 109
    1962 220 112 108
    1964 226 118 108
    1965 * Статистика за годы, начиная с 1950 г., включает численность населения земель, находящихся в собственности СССР с 1939 года.Данные за 1959 год являются данными официальной переписи населения; на последующие годы у нас есть только официальные оценки.

    Таким образом, за время жизни одного поколения городское население СССР выросло почти на 100 миллионов душ; и почти половина этого роста пришлась на конец сталинской эпохи! В начале 1950-х годов сельское население все еще составляло подавляющее большинство; в начале 1960-х большинство составляли уже горожане; в настоящее время последние составляют около 55 процентов населения.

    Одновременно масса промышленных рабочих и служащих выросла с 44 миллионов в 1953 году до более 75 миллионов в 1965 году, то есть более чем на 70 процентов (около 55 миллионов — рабочие). Наемные работники государства составляют около трех четвертей всего работающего населения. Остальные 25% составляют колхозов и крестьян. Менее чем за десять лет весь баланс между социальными классами изменился. Впервые рабочий класс составляет большинство нации.Крестьянство ненамного многочисленнее интеллигенции, массы врачей, учителей, служащих, менеджеров, ученых, чиновников и т. Д. [6] Россия мужиков ушла далеко в прошлое, намного дальше, чем она продвинулась к началу 1950-х годов. Мало того, что крестьянство уменьшилось в размерах; его морально-культурный вес также сильно уменьшился. Узы, которые раньше связывали рабочий класс и интеллигенцию с образом жизни и образом мышления мужиков, постепенно исчезают.Каждые несколько лет растет та часть городского населения, менталитет которой не отличается сельским происхождением и примитивным культурным фоном. Все больше людей во втором и третьем поколении являются горожанами. Мировоззрение городов менялось; все меньше и меньше старославянской лени и вялости; а городские толпы стали более «вестернизированными», то есть они приобрели индивидуальность и современность. Непрерывный образовательный прогресс придает переменам широту и глубину.За последние десять-двенадцать лет количество учеников средних школ увеличилось примерно вдвое; так же как и количество студентов университетов.

    Хрущевизм довольно точно отражал социальный баланс и культурный климат начала и середины 1950-х годов, когда влияние сельского примитивизма было намного больше, чем сейчас. Сам Хрущев принадлежал к границе между старой и новой Россией; одной ногой он стоял в современном городе, другой — в архаической деревне.

    Несмотря на весь прогресс, достигнутый до сих пор [я утверждал в 1959 году], сегодня в Советском Союзе все еще существуют обширные области отсталости и примитивизма; и сила хрущевизма состоит в том, что он является подлинным продуктом этой смеси прогресса и отсталости. В самом Хрущеве еще много старых мужиков — это мужиков , достигших порога атомного века, последние мужиков , говорящие от имени России… Через несколько лет от России мужиков не останется и следа. Подрастает новый рабочий класс. Уже в 1950-е годы большинство молодых рабочих, пришедших на заводские станки, получили среднее образование. Они сыграли свою роль в изменении атмосферы в промышленности. Они вели себя по отношению к менеджерам и партийным боссам с уверенностью в себе, которая приходит с образованием. С каждым годом вес этих образованных «фабричных рабочих» растет; и требования рабочего контроля над промышленностью приобретут новое значение с растущей способностью рабочих осуществлять такой контроль… массовое образование сокращает пропасть между физическим и умственным трудом. В бездонной глубине этой пропасти укоренился русский бюрократический абсолютизм и сталинизм; и можно предвидеть, что сужение и преодоление пропасти сделает устаревшими и невозможными даже более мягкую, хрущевскую форму бюрократической диктатуры.

    Несмотря на свою огромную самоуверенность, неукротимую энергию и небрежный напор [так я пришел к выводу], Хрущев руководит тем, что может быть лишь относительно нестабильным и коротким междуцарствием.Впереди не хрущевская эпоха, которую можно сравнить со сталинской эпохой. Мало того, что времена Хрущева были травой — он пришел к власти в свои шестьдесят, а Сталин сделал это в свои сорок. Гораздо важнее тот огромный поток, в котором находится советское общество и которое преобразуется так быстро, что всего за несколько лет оно устарело и сделало неприемлемыми отношения, институты, законы и политическую практику, которые долгое время казались неприемлемыми. глубоко укоренившийся и почти нерушимый.Этот поток пробил тяжелую корку сталинизма; он пробьет гораздо более тонкую и хрупкую корку хрущевки. [7]

    Тем не менее, несмотря на явно изменившееся мировоззрение советского рабочего класса и интеллигенции, несмотря на их новые культурные способности, а также несмотря на их очевидное беспокойство, они до сих пор не сформировали ни одного отчетливого политического движения снизу, какой-либо общенациональной оппозиции бюрократическому правительству. режим. Не было недостатка в промышленных забастовках, местных уличных демонстрациях и даже в продовольственных бунтах.В российских университетах существовали подпольные оппозиционные группы — различные «ленинские учебные и пропагандистские кружки», членство в которых каралось как государственная измена. Впечатляющее количество трактатов, очерков, стихов и рассказов, не прошедших цензуру, — целая полуподпольная литература — ходит из рук в руки в Москве, Ленинграде и других городах. Однако все эти рефлексы социального недовольства были спорадическими и разрозненными; они не слились ни в одно национальное выражение протеста.В этом отношении ситуация кардинально не изменилась за все годы, прошедшие после Сталина. И даже если нескольким поэтам и романистам удалось поднять несогласные голоса и найти широкий отклик, общество в целом по-прежнему невнятно. Рабочий класс остается политически немым.

    Чем объясняется такое положение вещей? А каковы перспективы? В 1950-х годах «корку» сталинизма пришлось сломать сверху самим сталинистам именно потому, что снизу не поднималось движение, чтобы изменить или реформировать систему правления.Спустя еще десять лет по той же причине «корка» хрущевизма ломается самими хрущевцами. Никто другой не мог и не готов был его сломать. Правящие группы снова стремятся изменить структуру и надстройку с помощью Реформы сверху. Однако рамки такой реформы довольно узки, намного уже, чем они были в 1950-е годы. Тогда преемники Сталина смогут сбросить огромный балласт терроризма и при этом оставить нетронутыми основы бюрократического режима. Преемники Хрущева не могут достичь подобного подвига; они не могут еще раз унять народное недовольство такими поразительными уступками, как в 1950-х годах.Новые уступки должны глубоко врезаться в саму бюрократическую структуру, которая теперь обнажена и лишена запаса прочности. На карту поставлено уже не «право» Лидера и правящей группы терроризировать нацию, а сама суть их политической монополии, их «право» говорить от лица народа, которому не позволено говорить за себя. Трудности, с которыми сейчас борется Советский Союз, требуют не новой дозы патриархально-бюрократического «либерализма», а подлинной свободы и подлинного продвижения к социализму.

    Сохраняющееся несоответствие между потребностью в контроле снизу и очевидной неспособностью тех, кто внизу осуществлять контроль, вызывает недоумение и даже тревогу. В конце сталинской эпохи такая неспособность не вызывала удивления: тридцать лет тоталитарного давления атомизировали рабочий класс и интеллигенцию и свели их политическое мышление к полной бесформенности. В послесталинское десятилетие массы заново учились навыкам независимого формирования мнения; но они слишком медленно переучивались, а правящая олигархия слишком успешно препятствовала этому процессу.Не столько полицейское преследование мешало какой-либо прогрессивной советской оппозиции кристаллизоваться и действовать в национальном масштабе. В последние годы преследований, вероятно, было меньше, чем в царской России, когда поколение за поколением повстанцы и революционеры выдвигали свои программы и боролись за свои цели открыто и тайно. Очевидно, что антагонизм между правителями и управляемыми теперь другой по своему характеру и менее фундаментален, поскольку это не классовый антагонизм; и людям трудно преодолеть перерыв, который десятилетия монолитного конформизма оставили в их политическом мышлении и социальной инициативе.Однако в собственных интересах и во имя социализма они должны его преодолеть.

    IV

    Международный рекорд хрущевцев идет параллельно с отечественным. Здесь также заметный прогресс первых лет остановился или был обращен вспять, пока внешняя политика и ведение международных коммунистических дел не оказались в тупике.

    С начала 1950-х годов в мировом балансе сил произошли значительные сдвиги. Растущий экономический и военный потенциал СССР, победы СССР в космосе, спутники, ракеты и многомегатонные бомбы внесли большой вклад в «баланс сдерживающих факторов», который теперь составляет основу «мирного сосуществования».В то же время, однако, ослабла крайняя поляризация власти, возникшая в результате Второй мировой войны. Две сверхдержавы больше не противостоят друг другу в военно-экономическом вакууме, которым была Западная Европа в начале 1950-х годов. Исключительно длительный и энергичный рост капиталистической экономики более чем уравновесил рост Советской власти. Это вселило в буржуазию новую уверенность в надежности «неокапитализма». Он произвел огромное впечатление на западные рабочие классы, подавил их социалистические устремления и привел в рабочее движение ультра-оппортунизм, по сравнению с которым старый социал-демократический реформизм выглядит почти как революционный экстремизм.На фоне восстановления старой социальной системы на всем Западе немецкий капитализм достиг своего второго возрождения и благодаря своему экономическому весу возглавил Западную Европу. Немецкий милитаризм тоже восстал из пепла, чтобы дотянуться до ядерного оружия, стать потенциально самым могущественным союзником Америки в Европе и снова стать ужасом Европы, особенно народов СССР, Польши и Чехословакии.

    Предотвратить такое развитие событий было провозглашенной целью преемников Сталина, целью их новой версии «мирного сосуществования».Тем не менее, как только капитализм был сохранен к западу от Эльбы и в условиях холодной войны, ничто не могло предотвратить возрождение германской мощи. Идея, которую когда-то поддерживал Сталин, о том, что члены «Великого союза» совместно деиндустриализируют и демилитаризируют Германию, теперь выглядит реакционной иллюзией очень далекого прошлого. Теоретически преемники Сталина могли либо умиротворить США и Германию, либо упорно противостоять им. Но советской дипломатии не хватало мужества и последовательности, необходимых для сопротивления или даже умиротворения врагов.Он нажился на некоторых более или менее платонических достижениях, таких как частичное запрещение ядерных испытаний и умеренное смягчение последствий холодной войны. Ему не удалось сделать менее взрывоопасными мировые центры политических штормов, Берлин или Южный Вьетнам. Действительно, через двадцать лет после войны пороховые бочки лежат на знакомых местах, угрожая взорвать мир.

    На фоне этих опасностей Советский Союз был крайне заинтересован в укреплении единства советского блока и, особенно, в укреплении своего союза с Китаем.По общему признанию, это была нелегкая задача. Сталинизм оставил после себя тяжелое бремя напряженности и негодования: он ранил, оскорблял и унижал всех своих коммунистических союзников. Первым звуковым импульсом постсталинской дипломатии было покончить с этим наследием. В середине 1950-х Москва компенсировала многим коммунистическим правительствам причиненный им вред: она распустила акционерные общества, через которые Сталин контролировал экономику Китая и стран Восточной Европы; он аннулировал навязанные им неравноправные торговые договоры; и он отказался от других форм «проникновения».Сталинская «империя» трансформировалась в «социалистическое содружество». Логика десталинизации побудила Хрущева, Маленкова и Булганина объявить реабилитацию Тито, Райка, Гомулки и других «предателями» и «шпионами». Советское правительство не могло навязать за границей жесткий деспотизм, который оно не могло или не желало поддерживать дома. Действительно, осквернение Сталина вызвало восстание в Берлине 1953 года, венгерское восстание 1956 года и моральную болезнь коммунистов повсюду.Тем не менее, преимущества десталинизации перевешивали недостатки. Надежды и ожидания, которые породил новый курс, были сильнее разочарования.

    И (как ни странно это может показаться в свете новомодной легенды о непоколебимой верности Мао сталинизму) расцвет десталинизации в СССР был также временем расцвета советско-китайской солидарности и сотрудничества. Между 1954 и 1958 годами советская экономическая и культурная помощь Китаю достигла своего апогея, позволив Китаю сделать гораздо более мощный старт индустриализации, чем он мог бы сделать, если бы он полагался только на свои собственные ресурсы; он позволил Китаю справиться с первоначальным социалистическим накоплением гораздо менее болезненно, чем СССР в 1930-х годах.Даже если СССР должен был пойти на определенные «жертвы», чтобы помочь Китаю, они были в достаточной мере компенсированы силой, накопленной всем советским блоком. Перед Советским Союзом, Китаем и всеми их союзниками открывалась вдохновляющая долгосрочная перспектива: перспектива того, что они будут двигаться к социализму не изолированно друг от друга, ни в то время как каждый из них будет развивать свой собственный автаркий социализм в своем собственной «единой страной», но в тесном сотрудничестве на основе широкого и планомерного международного разделения труда.Свежий ветер интернационализма развеял удушающий воздух недоверия, страха и национального эгоизма, который навис над «империей» Сталина.

    Эти надежды были подавлены последствиями гражданской войны в Венгрии и русско-китайского конфликта. Тенденция к международной интеграции была обращена вспять. Здесь не место подробно рассматривать превратности и «идеологические» составляющие этого развития. Все они затмеваются одним актом политики Хрущева, полное значение которого до недавнего времени было не совсем ясно: его отзыв из Китая в июле 1960 года всех советских инженеров и техников, занятых в развитии промышленности Китая. [8] Это было самое возмутительное и причудливое проявление великорусского высокомерия и жестокости, которое Москва когда-либо позволяла себе. Совершенно неважно, спровоцировали ли китайцы, как утверждает Хрущев, отзыв, пренебрегая советами специалистов и оскорбляя их начальство в Москве. Никакая такая провокация не может оправдать неизбирательные, массовые и жестокие возмездия. Одним ударом огромное количество промышленных построек было остановлено, потому что советским техникам было приказано лишить китайцев всех советских строительных планов, чертежей и патентов.Китайцы вложили большие средства в строящиеся фабрики и заводы; инвестиции были заморожены; массы наполовину установленной техники и недостроенных зданий оставили ржаветь и гнить. Для обнищавшей нации, только начинающей промышленно оснащаться, это был сокрушительный удар. Его последствия были столь же жестокими, как и последствия полномасштабной вооруженной интервенции. Примерно на пять лет индустриализация Китая была прервана; он замедлился на гораздо более длительный период. Миллионы рабочих были внезапно обречены на безделье и лишения и вынуждены были вернуться в деревни.Удар был еще более разрушительным, потому что он совпал с масштабными наводнениями, засухой и неурожаем.

    Такой шок не может не иметь травмирующих последствий. Китайцы почувствовали, что их предали. Мао сказал им, что они никогда больше не должны полагаться на иностранную помощь; что для русских и их «ревизионистских» друзей пролетарский интернационализм был пустой фразой. Эта реакция в некотором роде была сопоставима с чувством предательства и изоляции, которому поддались большевики в годы становления сталинизма.Маоисты тоже иногда, казалось, отвечали на свою изоляцию идеологией изоляционизма, своей собственной версией социализма в отдельной стране. Однако они противоречат самим себе, а также решительно выступают в роли интернационалистов. Они знают, что против великорусского высокомерия Москвы они должны обратиться к международному сознанию коммунизма; и что они могут укрепить свои позиции в мире только благодаря своей солидарности с растущими народами Азии, Африки и Латинской Америки.Но нельзя отрицать болезненное перетягивание каната между конфликтующими идеологическими элементами в маоизме, исход которого все еще невозможно предсказать. Даже если бы в послужном списке внешней политики Хрущева были самые поразительные успехи (что отнюдь не так), этого одного его поступка, подобного Герострату, было бы достаточно, чтобы разрушить ее навсегда.

    Российско-китайский конфликт придал новый импульс всем центробежным силам, открытым и скрытым, которые действовали в советском блоке и в международном коммунизме.Маоисты винят эту хрущевскую десталинизацию, заявляя, что она лишила социалистический лагерь морального авторитета, который был его объединяющим элементом. По правде говоря, десталинизация могла только помочь высвободить центробежные силы; это не привело к их существованию. Об этом позаботился сталинизм. Нельзя слишком часто повторять, что своей бюрократической наглостью, которая оскорбляла все народы, большие и малые, в пределах советской орбиты, сталинизм готовил ужасный взрыв националистических эмоций.И так же, как после 1953 года напряженность, накопившуюся в Советском Союзе, нельзя было больше сдерживать, так и напряжение и стрессы внутри «социалистического лагеря» не могли больше подавляться. Им нужно было найти выход. Необходимо было открыто выразить накопившееся национальное недовольство и негодование, чтобы их можно было исправить или устранить. И еще более было необходимо, чтобы тот, кто сейчас правил Москвой, был свободен и считался свободным от какой-либо заразы великорусского шовинизма и жестокости.Только тогда СССР мог завоевать или вернуть доверие других народов; и только тогда высвободившиеся центробежные силы могли вместо того, чтобы действовать разрушительно, способствовать новому балансу и сплоченности советского блока. Не меньшая, а большая десталинизация, то есть десталинизация другого рода, была необходима для того, чтобы СССР и его союзники смогли справиться с таким трудным историческим переходным периодом. Хрущевизм позволил недовольству проявиться открыто, но затем он разозлил их, а не успокоил.Он высвободил мощные центробежные силы, но затем всколыхнул их до высшей степени разрушительности. Вот почему за ударом по Китаю последовал новый урожай националистических разногласий в Восточной Европе и распад «международного коммунизма».

    В

    Ключ к большинству проблем, внешних и внутренних, с которыми сталкивается СССР, лежит во взаимоотношениях между правящей группой и рабочими массами. После свержения Хрущева система, при которой единый лидер тиранировал бюрократию, а последний терроризировал рабочий класс, была разрушена во второй раз.Правящая группа не позволила Хрущеву утвердиться на своей спине — она ​​стряхнула его, прежде чем он успел оседлать и обуздать ее. Для бюрократии это было чем-то вроде акта политического самоопределения, посредством которого она провозгласила, что отныне ее коллективные интересы и амбиции должны преобладать. При Сталине бюрократия была всего лишь преторианской гвардией, лишенной собственной политической идентичности. Теперь преторианская гвардия превратилась в правящий слой, завидующий своим прерогативам и осознающий свою роль, готовый делегировать власть своим лидерам, но не желающий им отречься.

    Советская правящая группа установила свою «внутреннюю демократию» исключительно для себя. Он старается не распространять демократические права на рабочих и крестьян, на низшие слои бюрократии и интеллигенцию. Противоречивость такого отношения очевидна. Правящая группа обязана своим собственным «освобождением» от деспотизма единственного лидера новому культурному уровню и уверенности в себе нации, а также ее потребности в более современной и рациональной системе правления.Но эти факторы, сделавшие практически невозможным восстановление какого-либо личного правления, также выступают против господства олигархии. Переросшие деспотический патернализм диктатора рабочие массы также не могут примириться ни с какой «коллективной» формой бюрократической опеки. Даже если они не могут бороться с ним открыто и в национальном масштабе, они молча препятствуют этому и находят бесчисленные способы сделать его все менее и менее эффективным.

    Разрозненное и невнятное, но все же всепроникающее давление снизу является определяющим фактором в советской политике.Иерархия волей-неволей должна делиться своей недавно завоеванной свободой с другими и демонстрировать, что она больше не обращается с государством и национальной экономикой как с ее собственными частными владениями. Хрущев в новой программе партии провозгласил, что СССР больше не находится под властью пролетарской диктатуры, потому что Советское государство теперь «принадлежит всему народу». Маоисты возразили, что, «ликвидировав» диктатуру пролетариата, хрущевцы отказались от марксистского учения о государстве и выявили «буржуазное перерождение» советской правящей группы и даже опасность капиталистической реставрации в СССР.Но здесь маоисты перепутали внешность с реальностью. С теоретической марксистской точки зрения идея советского государства, « принадлежащего всему народу », конечно, столь же несочетаема, как и лассалевская концепция Volkstaat , которую Маркс опроверг в своей работе Критика Готской программы . По замыслу Маркса, диктатура пролетариата должна была «отмирать» и возвестить бесклассовое и безгосударственное общество. Но хрущевский «тезис» (как и некоторые каноны маоизма) имеет мало общего с марксистской теорией.Это было (и остается) важным из-за того, что он должен был передать и предложить, а не из-за его так называемого теоретического содержания. Он был адресован народу, в умах которого диктатура пролетариата и сталинизм стали одним целым; и для них лозунг о прекращении диктатуры пролетариата был залогом и долговым обязательством — залогом того, что не будет возврата к сталинским методам правления, и обещанием расширения гражданских свобод, к которому стремился народ.

    Мы сказали, что неконтролируемое правительство (помимо бремени вооружений) является величайшим препятствием на пути сбалансированного роста советской экономики и более здорового развития общества.Никакие новые перестройки системы управления и никакие новые приемы и уловки планирования не могут заменить собой свободную критику и социальный контроль. Гражданские свободы для СССР сегодня меньше, чем когда-либо, являются вопросом чистой политики — они являются незаменимым элементом рационального планирования и управления современной государственной экономикой. Пока рабочие не могут делать и выражать свой собственный выбор, будь то производители или потребители, экономика отчуждена от своих собственных человеческих элементов, становясь жертвой бюрократических фантазий и коррупции.Хрущев избежал этой проблемы; но различные проекты, рекламируемые после его падения, такие как так называемая схема Либермана, также не решают эту проблему. Они предлагают новые методы бухгалтерского учета, измененные нормы амортизации основного капитала, приведение предложения потребительских товаров в соответствие со спросом и другие административные преобразования. Какими бы ни были достоинства и недостатки этих предложений, они не могут добавить к общей национальной эффективности даже малую часть того, что могло бы быть добавлено производителями в результате ощущения, что бюрократия перестала быть единственным хозяином экономики.Такое чувство высвободило бы огромную творческую энергию. Это было бы чем-то вроде второй национализации промышленности, подлинной национализации в отличие от формальной, господствовавшей до сих пор. Только когда государство, контролирующее экономику, само контролируется обществом, социализм начинает функционировать. Неспособность режима Хрущева исправить недостатки и диспропорции экономической структуры отражала продолжающийся глубокий раскол между государством и обществом.

    Безответственное правительство также было величайшим источником беспорядка в советской внешней политике и катастрофического обострения конфликта с Китаем.Ясно, что в таком положении дел следует винить не политическую дифференциацию и разделение коммунистических партий на правые, левые и центристские. Напротив, это разделение, возникшее в результате распада идеологического монолита, потенциально является наиболее прогрессивным развитием. Возникновение различных школ мысли отражает реальные противоречия, присущие живому историческому процессу, и реальные дилеммы, стоящие перед живым движением. Трагедия состоит в том, что различные «коммунистические» бюрократии — в первую очередь советская, но также и китайская — делали и делают сначала для подавления разногласий, а затем для их безмерного увеличения и искажения.Поскольку интересы бюрократии являются национальными по определению, и поскольку их мышление всегда движется в пределах границ своего « собственного » национального государства, они извращают и фальсифицируют столкновение противоположных точек зрения и его международную диалектику до столкновения националистические амбиции и эмоции. Таким образом, полемика, которая вначале касалась обоснованности или устаревания ленинского взгляда на империализм, а также стратегии и тактики коммунизма перед угрозой ядерной войны, переросла в междоусобицу из-за территориальных притязаний и границ и в вульгарные проявления националистического толка. гордость и предубеждения, достойные старомодных расистов и империалистов.Даже если Москва и Пекин восстановят трезвость и прекратят эти эксцессы (поскольку Москва и Белград прекратили поливать грязью), выпуск такого количества глупой и откровенно реакционной пропаганды обязательно оставит после себя огромный след деморализации.

    Но разве бы российско-китайский спор когда-либо принял такие гротескные формы, если бы в Москве и Пекине лидерам пришлось отчитываться за то, что они делали перед Съездом Советов или другим представительным органом? Если бы российские коммунисты могли публично, без страха и предпочтения, заявить, что они симпатизируют взглядам Мао или кого-либо еще, а не Хрущева? А если бы китайцы также были вправе отвергать как ложные откровения своего Божественного Оракула?

    Задать вопрос — это почти ответить на него.Не нужно идеализировать душевное состояние масс. Спустя почти полвека после Октябрьской революции некоторые советские рабочие, крестьяне и интеллигенция все еще заражены яростным шовинизмом, даже расизмом; и то же самое, несомненно, верно и в отношении других стран советского блока. При Сталине или при Хрущеве правящие группы в своих целях слишком охотно потворствовали или раздували националистические предрассудки и эмоции; а затем, исказив умы масс, они почувствовали, что должны потакать своей ненависти и подозрениям.Таково взаимодействие, знакомое также из западного социал-демократического опыта, между реакционными наклонностями вождей и реакционными эмоциями ведомых. Однако, как часто подчеркивал Ленин, есть разница между невежественным и сбитым с толку шовинизмом простых рабочих и крестьян и лукавым, расчетливым и неизлечимым национальным высокомерием правителей (точно так же, как есть еще более глубокая разница между националистическими чувствами угнетенные и угнетатели).Глубоко в людях и в интеллигенции существуют по крайней мере два крупных течения мысли, одно тяготеющее к интернационализму, другое — к национализму. Действительно, на всех уровнях советского общества эти две тенденции боролись друг с другом. Открытое противостояние между ними почти наверняка ослабило бы реакционные элементы и усилило бы прогрессивные. Социальный контроль над бюрократией, по крайней мере, значительно затруднит последнему продолжение националистических интриг и силовых политических игр, направленных против других «рабочих» государств.Трудно представить, чтобы должным образом информированное советское общественное мнение когда-либо одобрило бы столь же беспринципную атаку на жизненно важные интересы Китая, как отзыв советских специалистов. Недаром Хрущев — истинный ученик Сталина в этом — скрывал этот шаг от советских людей и мира в течение почти четырех лет, пока сами китайцы не начали разоблачать безмерность возмущения.

    Прекращение секретности, открытых дебатов и публичной критики в адрес тех, кто находится у власти, необходимы СССР и всем его союзникам, если они хотят выбраться из трясины, в которой их бросил хрущевизм.

    К сожалению, преемники Хрущева по-прежнему принадлежат, как и он, к той породе лидеров, которая сформировалась при сталинизме, даже несмотря на то, что они были реформированы в постсталинскую эпоху. Иные лидеры могут быть только из более молодого и более цивилизованного поколения; но у них еще не было времени и возможности сделать шаг вперед. Между тем преемники Хрущева прямо обязались продолжить работу по десталинизации и неявно покончить с «культом Хрущева».В их собственных интересах, чтобы они выполнили это обещание; но поскольку они также имеют свои ставки как в сталинизме, так и в хрущевщине, их поведение, вероятно, будет усугублено двусмысленностью.

    Как накапливаются эти неоднозначности! Сталин использовал варварские методы, чтобы изгнать варварство из России; Хрущев разрушал сталинизм по-сталински; и теперь Брежнев, Косыгин и их соратники пытаются справиться с запутанным балансом хрущевизма более или менее хрущевским способом.Каждый из сменявших друг друга режимов выбросил из жизни России большую часть зла, с которым боролся; тем не менее, из-за характера используемых средств большая часть зла продолжает расползаться. В конце сталинской эпохи в СССР еще существовали огромные элементы исконного русского варварства; большой остаток сталинизма остался в хрущевщине даже после того, как мумию Сталина выбросили из Мавзолея; и теперь, после ухода Хрущева, советская сцена остается загроможденной хрущевскими обломками.Однако история не пошла по замкнутому кругу. То, что осталось от старого варварства и сталинизма, постепенно разбавлялось, чтобы удовлетворить потребности национального и международного прогресса. Сейчас, возможно, аналогично сокращаются и ретроградные элементы хрущевизма. И поскольку двусмысленности следуют одна за другой, они также пародируют друг друга: если хрущевизм заполнил лишь промежуток между двумя эпохами, режим Брежнева и Косыгина может быть не более чем его пресным хвостом. Открытие, недвусмысленное начало действительно новой фазы русской — и не только русской — революции давно назрело.


    Банкноты

    1. Хрущев был первым секретарем ЦК КПСС с сентября 1953 года и премьер-министром СССР с марта 1958 года. Он «ушел в отставку» с обеих должностей в октябре 1964 года.

    2. Одно это различие может не иметь значения. «Срок полномочий» Ленина составлял лишь половину хрущевского; тем не менее, пять или шесть лет, в течение которых Ленин руководил большевистской революцией, были одной из величайших эпох формирования в истории, гораздо более важной по своему влиянию на человечество, чем предыдущие пять десятилетий или даже пять веков существования России.

    3. В следующей таблице показан физический объем всей розничной торговли, что является хорошим показателем объема потребления (1940 = 100):

    Год Все товары Продовольственные товары Прочие товары
    1940 100 100 100 11024 9024 9024 9024 9024 9024 9024 140
    1955 208 177 263
    1956 226 190 289 190 289
    1957 274 225 359
    1959 296 241 390

    Индекс розничной торговли на душу населения вырос со 100 в 1950 году до 208 в 1957 году.

    4. Эти технологические достижения были, конечно, частично подготовлены интенсивными исследованиями и инвестициями сталинской эпохи.

    5. Я произвел этот расчет на основе официальной статистики, используя советские определения национального дохода и его составляющих. Ввиду расплывчатости некоторых официальных данных нельзя исключать погрешность в расчетах; но это вряд ли существенно повлияет на широкие пропорции между потреблением, инвестициями и расходами на вооружение.

    6. Умственные работники составляют в настоящее время 22% от всех занятых, всего на три или четыре процента меньше, чем колхозных крестьян. О росте «интеллигенции» (в самом широком смысле слова) свидетельствуют следующие данные: число техников и других специалистов, занятых в советской экономике, увеличилось с примерно двух миллионов человек в 1940 году до примерно 11 миллионов в 1964 году. -65 (из них 40% имеют высшее образование, 60% — среднее образование).Перед Второй мировой войной насчитывалось 2,5 миллиона учителей и работников образования; в настоящее время их шесть миллионов. Ученые, исследователи и сотрудники научно-исследовательских институтов насчитывают 2,5 миллиона человек по сравнению с менее чем полумиллионом в 1940 году. Врачи и сотрудники служб здравоохранения составляют более четырех миллионов человек по сравнению с 1,5 миллиона до войны. Размер государственного управления (включая центральное экономическое управление) уменьшился с 1,8 миллиона в 1940 году до 1.3 миллиона в 1962 году.

    7. Исаак Дойчер, The Great Contest (Лондон, 1960), стр. 20-1.

    8. Я должен признать, что, когда я писал свой очерк о маоизме для журнала The Socialist Register 1964 , я не полностью осознавал масштабы и последствия этого события.


    Политический протест и инакомыслие в хрущевскую эпоху

    % PDF-1.4 % 1 0 объект > / Контуры 2 0 R / Метаданные 3 0 R / PieceInfo> >> / Страницы 4 0 R / PageLayout / OneColumn / OCProperties> / OCG [5 0 R] >> / StructTreeRoot 6 0 R / Тип / Каталог / LastModified (D: 20091201122339) / PageLabels 7 0 руб. >> эндобдж 8 0 объект > эндобдж 2 0 obj > эндобдж 3 0 obj > поток Акробат Дистиллятор 8.1.0 (Windows) The Ridings SchoolD: 20091125100629Acrobat PDFMaker 8.1 для Word2009-12-01T13: 45: 15Z2009-12-01T12: 22: 08Z2009-12-01T13: 45: 15Zuuid: 16c487bc-a67f-444f-9fbe-21664469f30auuid: 8 9904-45f3-983d-4f3fbb911998

  1. 2
  2. application / pdf
  3. Роберт Хорнсби
  4. Политический протест и инакомыслие в хрущевскую эпоху
  5. Правда конечный поток эндобдж 4 0 объект > эндобдж 5 0 obj >> / PageElement> >> / Имя (верхний колонтитул) / Тип / OCG >> эндобдж 6 0 obj > эндобдж 7 0 объект > эндобдж 9 0 объект >> эндобдж 10 0 obj > эндобдж 11 0 объект > эндобдж 12 0 объект > эндобдж 13 0 объект > эндобдж 14 0 объект > эндобдж 15 0 объект > эндобдж 16 0 объект > эндобдж 17 0 объект > эндобдж 18 0 объект

    13 дней: президент Кеннеди и кубинский ракетный кризис

    1.Прочтите отрывок из сценария Killing Kennedy .

    Поручите учащимся сыграть разные роли в эпизоде ​​«Кубинский ракетный кризис» из сценария « Убийство Кеннеди» . Попросите учащихся разыграть сцену. Перед чтением попросите оставшихся студентов послушать, чтобы определить, с какой проблемой президент Кеннеди сталкивается в этой сцене. После спросите: С какой проблемой столкнулся президент Кеннеди в этом ролике? Объясните студентам, что эта проблема получила название «Кубинский ракетный кризис».Произошло это в 1962 году. Тринадцать дней мир балансировал на грани ядерной войны. Спросите: Почему ракеты на Кубе представляют угрозу для Соединенных Штатов?

    2. Обзор вариантов политики Кеннеди перед лицом кубинского ракетного кризиса.

    Объясните студентам, что они будут действовать как советники Кеннеди в течение этого тринадцатидневного периода. Им нужно будет изучить и проанализировать документы, которыми были доступны реальные советники Кеннеди, а затем представить свои выводы президенту (вам).

    Сообщите студентам, что у президента Кеннеди было несколько вариантов ответа на угрозу, исходящую от размещения ракет на кубинской земле. Спросите студентов, какие варианты, по их мнению, были у Кеннеди. Запишите ответы учащихся на бумаге для плакатов или на доске. Используйте обсуждение, чтобы побудить учащихся включить все варианты, перечисленные ниже. Вы можете спроецировать список для чтения учащимися.

    1. Ничего не делать: уязвимость Америки перед советскими ракетами не была новостью. Недавно размещенные на Кубе ракеты мало повлияли на военный баланс сил в стратегическом плане.
    2. Дипломатия: используйте дипломатическое давление, чтобы заставить Советский Союз удалить ракеты.
    3. Предупреждение: отправьте сообщение Кастро, чтобы предупредить его о серьезной опасности, с которой столкнулись он и Куба.
    4. Блокада: используйте ВМС США, чтобы заблокировать попадание любых ракет на Кубу.
    5. Воздушный удар: используйте ВВС США для атаки всех известных ракетных объектов.
    6. Вторжение: начать полномасштабное вторжение на Кубу и свергнуть Кастро.

    3.Студенты изучают варианты политики Кеннеди, используя основные ресурсы и играя роль EXCOMM.

    Объясните студентам, что после провала вторжения в Залив Свиней Кеннеди поощрял разногласие среди своих советников. Если идея плохая, Кеннеди хотел, чтобы его советники сказали ему; он не хотел, чтобы «да, мужчины» помогали ему принимать решения. Объясните студентам, что во время вторжения в Залив Свиней члены штата Кеннеди, не согласные с этой акцией, отказались высказывать свое негативное мнение, не желая критиковать большую группу.После этой неудачи Кеннеди изменил свой стиль руководства, желая изучить все варианты, прежде чем принимать решение.

    Скажите студентам, что теперь они будут играть роль советников по национальной безопасности президента Кеннеди, группы, известной во время кубинского ракетного кризиса как EXCOMM. Каждой студенческой группе будет назначен один вариант политики, согласованный ранее, и она будет отвечать за:

    • Список плюсов и минусов для выбора политики группы
    • Наглядное пособие — на плакатной бумаге — для представления классу «за» и «против».

    Разделите класс на группы и назначьте по одному параметру политики для каждой группы для дальнейшего изучения.Раздайте конфиденциальные файлы каждой группе. Сообщите учащимся, что они будут использовать эти конфиденциальные файлы для поддержки своего выбора политики. Раздайте T-диаграмму каждой группе и попросите их использовать ее для составления таблицы «за» / «против». Раздайте плакатный лист и маркеры каждой группе, чтобы разработать наглядное пособие, которое определит их вариант политики, а также плюсы и минусы этого варианта.

    4. Действуя как EXCOMM, учащиеся представляют свои политические аргументы, и класс приходит к единому мнению по поводу одного ответа.

    После того, как группы закончат формулировать свои «за» и «против» с помощью наглядных пособий на плакатной бумаге, пусть каждая группа представит свою политику и сопутствующие плюсы и минусы. После представления каждой группы студенты могут задавать вопросы о политике и мышлении группы. Попросите весь класс резюмировать презентацию, определив наиболее важные «за» и «против» политики. Попросите учащихся подкрепить все утверждения доказательствами, взятыми из Конфиденциальных файлов.

    После того, как все группы будут представлены, попросите учащихся обсудить все представленные варианты.

    5. Сравните консенсус класса EXCOMM с реальным ответом Кеннеди на кубинский ракетный кризис.

    Включите в класс видеоклип Red Threat. После просмотра спросите:

    • Какой политический выбор сделал Кеннеди в ответ на кубинский ракетный кризис?
    • По сравнению со списками «за» и «против», разработанными ранее, считаете ли вы, что Кеннеди принял наилучшее возможное решение? Почему или почему нет?

    6.Изучите результаты кубинского ракетного кризиса.

    Объясните учащимся следующие результаты кубинского ракетного кризиса. Проецируйте эти моменты в презентации PowerPoint или запишите их на листе плаката.

    • После блокады советский премьер Никита Хрущев направил письмо Кеннеди. Хрущев согласился удалить ракеты с Кубы, если Соединенные Штаты пообещали не вторгаться на Кубу и в конечном итоге вывести ракеты из Турции.
    • Кеннеди согласился.США тайно вывезли ракеты из Турции. Хрущев открыто удалил ракеты с Кубы, положив конец кубинскому ракетному кризису.

    Закройте упражнение, обсудив приведенные ниже вопросы. Спросите:

    • Насколько Кеннеди был успешным лидером в этом кризисе?
    • Почему Кеннеди был более успешным во время кубинского ракетного кризиса, чем во время вторжения в залив Свиней? В каких случаях?

    Коммунистическое наследие: за и против в ретроспективе

    За последние пять десятилетий две последовательные волны политических реформ принесли демократию, во-первых, в Испанию, Португалию и Грецию, а в последнее время — в страны Центральной и Восточной Европы.Мы оценили, была ли демократизация связана с улучшением здоровья населения, о чем свидетельствуют ожидаемая продолжительность жизни и уровень смертности от конкретных причин. Данные об ожидаемой продолжительности жизни при рождении, стандартизованных по возрасту показателях общей смертности и смертности от конкретных причин, уровнях демократии и возможных переменных, зависящих от времени, были собраны из согласованных международных банков данных. В двух объединенных поперечных анализах временных рядов с фиксированными для страны эффектами ожидаемая продолжительность жизни и смертность от конкретных причин были регрессированы по показателям текущей и кумулятивной демократии с учетом искажающих факторов.Первый анализ охватывал период 1960–1990 годов, второй — период 1987–2008 годов. В период 1960–1990 годов нынешняя демократия сильнее ассоциировалась с более высокой продолжительностью жизни, чем кумулятивная демократия. Положительное влияние нынешней демократии на общую смертность было обусловлено, главным образом, более низкой смертностью от болезней сердца, пневмонии, цирроза печени и самоубийств. Однако в период 1987–2008 годов нынешняя демократия ассоциировалась с более низкой, а кумулятивная демократия с более высокой продолжительностью жизни, особенно среди мужчин.Положительное влияние кумулятивной демократии на общую смертность было обусловлено, главным образом, более низкой смертностью от болезней системы кровообращения, рака груди и внешних причин. Нынешняя демократия была связана с более высокой смертностью от дорожно-транспортных происшествий в обоих периодах, а также с более высокой смертностью от рака и всех внешних причин во втором. Наши результаты показывают, что в Европе в течение этих двух периодов демократизация имела неоднозначный эффект. Кратковременные изменения в уровнях демократии имели положительные эффекты в первом, но не во втором периоде, вероятно, из-за того, что демократизация в Центральной и Восточной Европе была частью полного изменения системы, которое вызвало серьезные социальные потрясения.

    «Засуха не вызывает страха»

    1 Название этой статьи [1] относится к подписи в журнальном журнале, опубликованной в 1980-х годах, которую я обнаружил во время путешествия по Кыргызстану в 2006 году. Среди множества других изображений, документирующих аспекты советской жизни в Кыргызстане, на одной странице была фотография разбрызгивателя установки для орошения хлопкового поля где-нибудь в Ферганской долине. Подпись на английском, русском и кыргызском языках гласила: «Проект не вызывает опасений». Фотография и подпись, казалось, говорили об изобилии, а не о дефиците, людях, освобожденных от превратностей природы, бесконечных возможностях технического прогресса и твердой вере в будущее.Рогатое видение доступности ресурсов и человеческой изобретательности сразу напомнило мне термин, который использовал Джеймс Скотт для описания такой веры: высокий модернизм.

    2 Я предлагаю, чтобы и рисунок, и подпись в журнальном столике относились к определенному периоду в истории советского орошения. Ирригационная сеть в Центральной Азии получила особенно крупные финансовые и технологические инвестиции в периоды Хрущева (1953-1964) и Брежнева (1964-1982), когда финансовые ограничения и политические трудности уменьшились и планы, разработанные ранее в советской истории, могли в конечном итоге быть реализованы (ср. , например, Турман, 1999).Основная цель этих инвестиций заключалась в увеличении посевных площадей для выращивания хлопка. Это повлекло за собой расширение и расширение основных каналов для орошения ранее не возделываемых территорий. Значительная часть этих территорий находилась уже не на равнинах, а в более окраинных областях предгорий. Из-за топографии предгорной зоны расширение орошения потребовало установки насосов для дополнения каналов, работающих под действием силы тяжести (Bucknall et al., 2003, стр. 27). Кроме того, для поддержки этого расширения были построены сезонные и многолетние водохранилища, а также дамбы. В то же время они служили для уменьшения подверженности сезонным и годовым колебаниям запасов воды, связанным с засухой. Управление ирригацией, в свою очередь, стало строго централизованным, а водораспределение осуществлялось согласно строго стандартизированным графикам (O’Hara, 2000, стр. 375-376). Короче говоря, ирригация в Центральной Азии превратилась в крупномасштабное централизованно планируемое мероприятие (см. Также Bichsel, 2009; Bichsel et al., 2011).

    3 Именно такие крупномасштабные проекты находятся в центре внимания основополагающей книги Джеймса С. Скотта под названием «« Видеть как государство: как некоторые схемы улучшения условий жизни человека потерпели неудачу ». В этой книге Скотт исследует и критикует централизованно планируемые проекты социальной инженерии в двадцатом веке, которые, как он понимает, руководствуются набором идей и практик, называемых «высокий модернизм». Скотт утверждает, что идеология «высокого модернизма»

    4

    […] сильная, можно даже сказать мускулистая версия уверенности в себе в отношении научно-технического прогресса, расширения производства, растущего удовлетворения человеческих потребностей, господства над природой (включая человеческую природу) и прежде всего, рациональное устройство общественного порядка, соизмеримое с научным пониманием естественного права.

    (Скотт, 1998, стр. 4).

    5 На первый взгляд такая вера в прогресс, вера в научную и технологическую изобретательность и роговое видение человеческого будущего, кажется, сильно перекликается с особенностями истории ирригации в Центральной Азии в постсталинские годы Советского Союза.

    6 Некоторые ученые недавно обсуждали, дает ли концепция Джеймса Скотта «высокий модернизм» полезную аналитическую концепцию для понимания советских ирригационных схем.[2] Наиболее значительный вклад в дебаты до сих пор принадлежит Джулии Обертрейс. Она использует концепцию «высокого модернизма» Скотта в своем подробном и всестороннем историческом анализе хлопководства и орошения в Узбекистане и Туркменистане в период с 1860 по 1991 год (Obertreis, готовится к печати). Основываясь на своем тщательном эмпирическом анализе, Обертрейс определяет пик советской современности в Центральной Азии в 1950-х и 1960-х годах, с предвестниками в конце 1940-х и постепенным исчезновением в начале 1970-х годов.Она разделяет мнение Клауса Гесты (2010) о том, что публикация плана Сталина по преобразованию природы в 1948 году явилась решающим поворотным моментом для дальнейшего развития отношений между природой и обществом в Советском Союзе, и что его образ мышления оставался неизменным. преобладать далеко после окончания правления Сталина, а также в периоды Хрущева и Брежнева. Однако она подчеркивает, что 1950 год также оказался важным для обозначения современности в Центральной Азии. В течение этого года была начата капитальная реконструкция ирригационных систем, направленная на расширение полей, и началась политика увеличения колхозов и ферм путем объединения, процессы, которые явились предпосылкой для последующих изменений.Менее легко определить, чем начало, Обертрейс определяет конец «высокого модернизма» в Центральной Азии в 1970-е годы, когда после последнего пика энтузиазма среди руководителей ирригационных служб и инженеров проблемы, вытекающие из соответствующей политики, стали очевидными и быстро обострились.

    7 В своем исследовании Обертрейс обсуждает ряд особенностей, которые она определяет как «высокую современность» в советской сельскохозяйственной практике, в том числе геометрические формы полей и элементов инфраструктуры, их большой масштаб, быстрый рост монокультуры хлопка вместо поликультуры, обильные использование химикатов, пестицидов и дефолиантов и растущее значение, приписываемое механизации как на практическом, так и на идеологическом уровне.Особого упоминания заслуживают две особенности: трест (трест) как доминирующая организационная форма и «комплексное освоение» (комплексное освоение) как центральная строительная парадигма для развития ирригации. Однако Обертрейс помещает высокие модернистские черты не только в материальные практики, но и на дискурсивный уровень. В официальной пропаганде, а также в личных воспоминаниях идея борьбы за цивилизацию и против природы выражалась на военном жаргоне, говоря, например, о «нападении на пустыню».И снова она показывает, что эти милитаристские коннотации сочетаются с поэтическими метафорами природных пространств и, что еще более удивительно, инфраструктуры. Она удачно называет тексты, в которых говорится о пустыне, превращенной в «цветущий сад», или канале, описанном как «серебряная лента», «инфраструктурной поэзией» и утверждает, что они служат для пропаганды политических целей и целей развития, представляя их как достижения цивилизации и благосостояния .

    8 Как показала дискуссия Джулии Обертрейс, исследовать концепцию Джеймса Скотта «высокого модернизма» для истории ирригации в Центральной Азии означает затронуть более широкую дискуссию — о Советском Союзе и современности.Точнее, споры о том, продуктивно ли исследовать советский период, принимая концепцию модерна, или вообще имеет смысл говорить об особой советской современности с ее специфическими особенностями. Долгое время эта дискуссия велась оживленно, если не сказать жарко. Его частые идеологические течения были сформированы конкретным историческим контекстом холодной войны. Оглядываясь назад после 1991 года, аналитики задаются вопросом, был ли Советский Союз неудачным путем или, наоборот, неудачным восстанием против современности (Arnason, 2000).Точно так же существует много разногласий относительно того, должны ли крупномасштабные модернистские проекты и намерения или их зачастую довольно скромные, а иногда и неожиданные результаты, характеризующиеся импровизацией и бриколажем, быть в авангарде определения характера советского периода. Концептуальный раскол возникает между «модернистской» и «нетрадиционалистской» позицией в новейшей историографии сталинской эпохи. «Группа современности» ставит под сомнение стереотип современности, основанный исключительно на западных политических и экономических системах, и утверждает, что советский опыт представляет собой важную альтернативную форму.Сторонники «неотрадиционализма» признают определенные современные аспекты в Советском Союзе, но сосредотачиваются на преобладании «архаичных» явлений, таких как петиции, патронно-клиентские сети, персоналистические связи и мистификация власти (Дэвид-Фокс, 2006). В общем, мнения сильно расходятся, и примирить их нелегко. Однако большинство позиций редко раскрывают свои центральные термины, и современность остается неуловимой концепцией. [3]

    9 Эта статья преследует двоякую цель. Во-первых, он намерен продолжить и углубить анализ и размышления других ученых о том, действительно ли Джеймс К.Концепция «высокого модернизма» Скотта полезна для анализа истории ирригации в постсталинский советский период в Средней Азии. В этой статье я в основном не сосредотачиваюсь на использовании технологий в ирригационном секторе, меняющихся моделях рабочих отношений и влиянии на строительные тресты, как это было сделано в других местах. Скорее, я смотрю на два, казалось бы, второстепенных аспекта ирригации: дискурсивный сдвиг, который переосмыслил степь как пахотную землю, и изменения в политике переселения для заселения мелиорированных территорий.С этой целью в статье делается акцент на эмпирическом исследовании конкретного случая: проекте развития ирригации и мелиорации земель так называемой «Голодной степи» с акцентом на бывшую Таджикскую ССР. Во-вторых, на основе этого анализа я пытаюсь оценить преимущества и недостатки концепции Скотта для продвижения дебатов о советской современности. В статье утверждается, что это исследование важно, поскольку оно не только дает представление о природе советской социальной инженерии, но также вносит значительный вклад в понимание современных ирригационных систем, которые в значительной степени сформировались в этот последний период.Однако эта статья не пытается предложить всесторонний анализ теорий современности по отношению к Советскому Союзу. Это вышло бы за рамки его возможностей и было сделано в другом месте.

    10 Эмпирические данные, использованные в этой статье, были собраны в ходе архивных и библиотечных исследований в течение 5 месяцев в Душанбе, Таджикистан (октябрь 2010 г. — март 2011 г.) и одного месяца в Москве (февраль 2012 г.). Представленные архивные документы поступают из Центрального государственного архива Республики Таджикистан (ЦГА РТ), Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ) и Российского государственного архива новейшей истории (РГАНИ).В этой статье я также использую вторичную литературу на русском языке, доступную в Национальной библиотеке Таджикистана им. А. Фирдауси, Библиотеке Академии наук Республики Таджикистан, Российской государственной библиотеке в Москве (РГБ), Центральной научной сельскохозяйственной библиотеке. (ЦНСХБ) и Библиотеки Института географии РАН. Кроме того, я использую статьи, опубликованные в газете Коммунист Таджикистана за период 1959-1979 годов. Этот документ основан на первоначальных выводах исследовательского проекта по развитию Голодной степи в Таджикистане, и представленный здесь эмпирический материал является лишь частью значительного количества данных, которые еще не были полностью проанализированы.

    11 После этого введения во второй части представлена ​​концепция «высокого модернизма» Джеймса Скотта с особым акцентом на его интерпретации советского опыта, а также критика и споры вокруг его концепции. В части 3 я подводлю итоги этих дебатов с целью принятия концепции Скотта для моего собственного исследования и формулирую свою аналитическую основу для исследования проекта «Голодная степь». Затем в Части 4 мы переходим к эмпирическому исследованию и предлагает краткий исторический обзор проекта развития ирригации и мелиорации земель в Голодной степи.Каждая часть 5 и 6 исследует аспект проекта «Голодная степь» через призму «высокого модернизма» Скотта. В пятой части я рассматриваю концептуальную переработку природного пространства на примере превращения степи в «новую землю». Затем в части 6 рассматривается переосмысление определенного сегмента общества с целью заселения степи. В части 7 обобщаются результаты и оценивается продуктивность концепции Скотта для анализа истории советского орошения и более широких дискуссий о советской современности. Завершаю статью коротким заключением.

    12 Для Джеймса С. Скотта современность — это государственная программа. Он занимается инициированными государством крупномасштабными проектами социальной инженерии [4] в двадцатом веке. По его словам, эти проекты имеют свои корни в определенной форме планирования и социальной организации и отличаются крупными масштабами, геометрическими особенностями и попыткой конструировать естественный и социальный порядок. Эти проекты, по словам Скотта, вдохновлены «идеологией высокого модернизма». Скотт заимствует этот термин у географа-марксиста Дэвида Харви (1989).По словам Харви, которые цитирует Скотт, проект современности

    13

    […] обещал свободу от бедности, нужды и произвола стихийных бедствий. Развитие рациональных форм социальной организации и рациональных способов мышления обещало освобождение от иррациональных мифов, суеверий, освобождение от произвольного использования власти, а также от темной стороны нашей человеческой природы.

    (Харви, 1989, стр. 12)

    14 Таким образом, модернизм исповедовал веру в прогресс, в совершенствование естественного и социального порядка и в рациональные формы порядка и способов мышления.«Высокий модернизм», в понимании Скотта, — это «особенно широкое видение того, как преимущества технического и научного прогресса могут быть применены […] во всех сферах человеческой деятельности» (Скотт, 1998, стр. 90). Научно разработанные схемы производства и общественной жизни в этом понимании превосходят мудрость традиций. Структуры прошлого стали продуктом мифов, суеверий и религиозных предрассудков. Таким образом, «высокий модернизм» — это, по сути, вера в будущее, которая оправдывает краткосрочные жертвы, необходимые для достижения долгосрочных «высокомодернистских» целей (Скотт, 1998, стр.95). Для тех, кто принимает ее, идеология может привести к тому, что они сами возьмут на себя культурную роль воспитателя, утащив технически отсталое, необразованное ориентированное на существование население в двадцатый век под видом цивилизационной миссии (Скотт, 1998, с. 96). ). Характерной чертой предрасположенности к «высокому модернизму» является желание использовать государственную власть для осуществления огромных, утопических изменений в рабочих привычках, образцах жизни, моральном поведении и мировоззрении людей (Скотт, 1998, стр. 5). Обычно огромные масштабы таких проектов требовали больших вливаний денег, собранных за счет налогов или кредитов.Хотя в капиталистической экономике они могли быть выращены в частном порядке, Скотт утверждает, что обычно они принимались на себя государственной властью, возможно, связанной с созданием новых государственных органов или «супергентств» с квазигосударственной властью (Скотт, 1998, стр. 95). Скотт говорит, что «высокомодернистская» вера может быть найдена во всем спектре политической ориентации в сторону левых или правых. Центральным для него являются скорее отдельные, но взаимно составляющие стратегии, которые служат государству в реализации его грандиозных планов: четкости и упрощения.

    15 Скотт, как следует из названия его книги, очень критически относится к этим великим планам. Он утверждает, что такие схемы редко оказывались успешными и во многих случаях приводили к катастрофическим бедствиям, влекущим за собой огромные человеческие страдания и гибель людей (Скотт, 1998, стр. 3). Он преимущественно объясняет такую ​​неудачу ошибочным восприятием того, что составляет человеческое знание, и последующим государственным редукционизмом по отношению к реальной сложности и здравому смыслу. По его мнению, централизованное планирование привело к появлению «тонких» (в отличие от «толстых» в смысле Герца) схем социальной организации и производства (Скотт, 1998, с.261). Эти схемы не смогли создать эффективный новый социальный порядок, потому что они игнорировали и очерняли социально закрепленные практические знания. Скотт называет такое знание mētis , греческое выражение, которое переводится на английский как «хитрость» или «хитрый ум» (Скотт, 1998, стр. 313). Такое практическое знание, по мнению Скотта, является залогом практической сложной деятельности и не может быть заменено формальным эпистемическим знанием (Скотт, 1998, стр. 311). Государственное планирование, таким образом, представляет собой «тонкое упрощение» реального функционирующего общественного порядка, который скорее препятствует, чем улучшает условия жизни человека, и приводит к потере метисов , которую невозможно восстановить.Тем не менее, как это ни парадоксально, mētis в то же время предотвратили еще больший вред, если бы схемы не были смягчены заложенной в них находчивой человеческой мудростью (Скотт, 1998, стр. 310).

    16 Скотт подробно и подробно описывает опыт Советского Союза. Он в значительной степени опирается на советский случай, чтобы обобщить катастрофические последствия «высокомодернистского» планирования в сочетании с авторитарными государствами (Скотт, 1998, стр. 219). Однако его исследования ограничиваются ранними годами существования Советского Союза и не выходят за рамки 1930-х годов.Скотт выделяет отчетливый советский «высокий модернизм» в своем анализе как партии авангарда, так и коллективизации. В самом деле, он рассматривает идеологические основы и практические результаты этих примеров как превосходную степень социальной инженерии и соответственно называет это «разновидностью ультравысокого модернизма» (Скотт, 1998, стр. 193). С одной стороны, он утверждает, что появление Советского Союза вызвало определенную группировку как следствие войны, революции и последующего голода. Короче говоря, Советский Союз приблизился к идеалу «чистого листа» для « высокомодернистские »планировщики: они могли начать почти с нуля (Скотт, 1998, стр.194). С другой стороны, Скотт считает, что советский «высокий модернизм» вырос на почве прежних схем социальной инженерии при царском режиме (Скотт, 1998, стр. 193). По словам Скотта, «[…] большевики мыслили масштабно» (Скотт, 1998, стр. 194). Большая часть запланированного — города, индивидуальные застройки, строительные объекты, промышленное развитие и коллективизация — были, соответственно, монументальными по своим масштабам. В то же время большевики не остановились перед изменением физического ландшафта. Скорее, они пытались переделать общество и создать нового человека — советского человека, который олицетворял новый кодекс социальной этики, светской жизни, образования и грамотности.Образцом для этих изменений послужила главная наука научного социализма. Таким образом, эта наука дала партии привилегированное понимание революционного процесса и дала ей право претендовать на лидерство в революции (Скотт, 1998, стр. 157).

    17 Как справедливо отмечает Дениз Кандиоти в своем обзоре, Видя как государство — очень соблазнительный текст, который оставляет многих читателей в восторге от его элегантного и ясного письма, а также эрудиции и масштабов интеллектуального проекта (Kandiyoti, 2000, стр.180). И все же концептуальное новаторство Скотта в виде «высокого модернизма» заслужило его много критики. Фредерик Купер в своей недавней статье Написание истории развития утверждает, что Скотт неправильно анализирует логику как больших проектов, так и небольших местных инициатив: хотя он не видит, что упрощающий и суммирующий характер больших проектов был уточнен в ходе реализации, он также игнорирует возможность того, что сложные местные механизмы превращаются в хищнические и разрушительные (Купер, 2010, стр.11, сл. 11). Гешьер (2007, с. 130) правильно говорит, что предполагаемая стабильность и согласованность этих больших схем вызывают образ монолитного и целенаправленно действующего государства. Таким образом, Скотт, вероятно, будет переоценивать и переоценивать его единообразие и квазипаноптическую силу и взгляд. Напротив, Скотт исходит из предположения о местном разнообразии и изображает «сообщество» как независимую альтернативу и даже противоядие государству. [5] Впоследствии анализ Скотта игнорирует сложные связи между формированием состояния и кристаллизацией сообществ (Gschiere, 1998, p.63) — этот интерфейс остается черным ящиком не только эмпирически, но и концептуально. [6]

    18 То, что Скотт представляет нам эмпирически, — это интеллектуальный tour de force . Однако его также критикуют за концептуальную предвзятость при выборе и недостаточную историческую точность эмпирических случаев, которые используются для построения его аргументов (Laitin, 1999). Прежде всего, и как следствие его гипотезы о государственном подтексте «высокого модернизма», он почти исключительно сосредотачивается на государстве и, возможно, пренебрегает другими доминирующими или даже гегемонистскими констелляциями, такими как глобальный капитализм (Mann, 1999, p.1814 г.). Более того, его эмпирический анализ «высокого модернизма» сосредоточен на авторитарных государствах, и он лишь в незначительной степени затрагивает опыт демократических государств. [7] Его аргумент о том, что «высокий модернизм» не ограничивается политической ориентацией левых или правых (Скотт, 1998, стр. 5), не подтверждается эмпирическим материалом, который он представляет, поскольку он сосредотачивается на социалистических авторитарных государствах и имеет мало сказать о правых режимах, таких как нацистская Германия или фашистская Италия (Adas, 2000, p. 960). Возражения также исходят от историков — его интерпретации советской коллективизации и ленинской авангардной партии критикуют за их ошибки, упущения и вводящие в заблуждение аргументы (Tauger, 1999).И последнее, но не менее важное: Шнайдер в своем пересмотре тематического исследования Танзании ставит под сомнение причинную связь между «высокомодернистским» планированием и провалом деревенских поселений (Schneider, 2007).

    19 Есть также несколько проблемных аспектов, которые явно касаются применения теорий Скотта к Советскому Союзу. Идея Скотта о «высоком модернизме» и неизбежном провале крупномасштабных схем укрепляет общепринятую точку зрения, с которой проводились многие недавние исторические анализы Советского Союза.Перефразируя Шейлу Фицпатрик, два предположения сформировали большую часть писаний о Советском Союзе после его распада: «Что пошло не так с Советским Союзом» и «Как советская система не сработала» (Фитцпатрик, 2007, стр. 51-52). Оглядываясь назад на «результат» советского проекта, многие исторические исследования написаны на основе шаблона временного развертывания Советского Союза, телеологически определяемого его распадом. Я предполагаю, что это проблематично, поскольку это дает предпочтение определенной интерпретации, отвергая другие возможные способы мышления.Исходя из основного предположения Скотта о том, что большинство великих схем провалились, принятие его линз ставит нас перед риском склонности к предвзятости, акцентируя внимание на чертах, которые затем связываются с последующим распадом Советского Союза, который понимается как неизбежный.

    20 Скотт использует аналогичные аргументы, выдвигаемые «модернистами», а также «нео-традиционалистами» (см. Fitzpatrick, 2000; David-Fox, 2006). С самого начала Скотт явно выступает за универсалистское понятие современности со сравнительной точки зрения.Однако то, что он описывает как mētis , имеет некоторое сходство с «архаическими» явлениями, которые неотрадиционалисты выдвигают для объяснения результатов крупномасштабных схем. Эти явления, такие как tis, заставляли крупномасштабные схемы каким-то образом работать, несмотря на их встроенную неисправность. По крайней мере, личностные связи и отношения патрон-клиент, вероятно, будут структурными аспектами практических знаний. Тем не менее, нетрадиционалисты по большей части, вероятно, не согласятся с предположительно идеалистическим восприятием Скоттом местных практических знаний как превосходящих формальные эпистемологические знания.Важно помнить, что позиция Скотта здесь также является нормативной: хотя он и не является откровенно анархистским, его симпатии явно принадлежат тому, что он описывает как местное, а не государству. Несмотря на его стремление уйти от дискуссии о неуловимой бинарной категории «современное / традиционное», обходя термин «традиционные знания» и вместо этого выбирая mētis , дихотомия полностью не исчезает с помощью этого маневра. Следует задаться вопросом, действительно ли такое дихотомическое понимание полезно для продвижения нашего анализа (см. Также Herzfeld, 2005).

    21 Можно ли в таком случае применять работу Скотта перед лицом серьезной критики и возражений против нее? Что может помочь нам объяснить его концепция «высокого модернизма»? Похоже, что просто вооружившись Как государство , мы не сможем разобраться в сложных сочленениях на стыке государства и сообщества или даже в их взаимном устройстве. Точно так же изучение местности через его довольно нормативные линзы может рассказать нам проблемную историю.Тем не менее, я предполагаю, что, несмотря на критику, направленную против его концепции, Скотт по-прежнему предоставляет нам мощные инструменты для понимания общей картины крупномасштабных схем. И действительно, его интересуют большие картины. Скотт, как показали и представление его работы, и направленная на него критика, аналитик, который успешно пытается описать крупные тенденции, стремясь обобщить, а не исследовать нюансы в их мельчайшие детали. Поступая так, он может игнорировать тонкие различия, но, с другой стороны, его нельзя обвинить в пренебрежении важными фактами.Он идет прямо к пределу обобщения, что, согласно его собственному утверждению, также является намерением, стоящим за его написанием:

    22

    Я всегда, за исключением, пожалуй, «Оружия слабых», прибегал к самым смелым и ярким аргументам. Только так можно оценить четко сформулированный тезис.

    (Скотт, 2005 г., стр. 399)

    23 Я полагаю, что нам нужно оценивать и ценить его работу с его собственных позиций.

    24 Я считаю, что часть такого подхода состоит в том, чтобы серьезно относиться к взаимодействию Скотта с Советским Союзом, несмотря на хорошо известные недостатки его работы. Советский Союз был одним из центральных предметов исследования Скотта для построения его аргументов, несмотря на критику, высказанную в отношении использования и интерпретации им исторических источников. Таким образом, эта концепция не только взята из советского случая, но и приспособлена к нему и позволяет увидеть последний — по крайней мере теоретически — в сравнительном контексте.Завершая свои наблюдения о Советском Союзе проектом коллективизации, Скотт ссылается на более поздний крупномасштабный проект, который он помещает также в рамки советского «высокого модернизма»: кампанию Хрущева за целинные земли. Он видит эту кампанию как проистекающую из «высокомодернистского духа», как «высокомодернистскую мечту», постепенно разворачивающуюся из ленинской концепции сельского хозяйства, создания крупных совхозов и коллективизации. Для Скотта кампания за целинные земли также является свидетельством стойкости «высокомодернистской» веры, несмотря на многочисленные свидетельства ее многочисленных провалов и публичное осуждение преступлений, совершенных во время коллективизации при Сталине (Скотт, 1998, стр.167, 204). Он рассматривает это как преемственность со стратегиями внутренней колонизации, целью территориального управления государством для более тесного владения населением и территорией (Скотт, 1998, стр. 167). Однако крупномасштабные проекты Советского Союза в послевоенный период остаются для Скотта неизведанными. Я полагаю, что стоит продолжить его намек на постоянное направление «высокомодернистской» мысли. На мой взгляд, изучение тематического исследования, такого как Кампания Целинной Земли, через его призму, может быть использовано для пересмотра некоторых исходных критических замечаний, высказанных в адрес его интерпретации Советского Союза, и, возможно, корректировки его хронологии «высокого модернизма».

    25 Однако этого аргумента недостаточно, чтобы оправдать, почему Скотт предлагает дополнительную ценность в теоретизировании советской современности по сравнению с тем, что другие достигли раньше. Возьмем, к примеру, детальный и эмпирически более обоснованный исторический анализ Кейт Браун (Kate Brown, 2004) под названием A Biography of No Place , который выдвинул убедительный аргумент о модернизации и стандартизации в двадцатом веке, иллюстрируя, как идеи улучшения привели к изоляции и регресса региона, смерти и изгнания больших слоев населения и демонстрации того, как современный акцент на национальном государстве заслоняет взгляд на приграничье.Ее анализ, разделяя некоторые общие черты со Скоттом, выдвигает точку зрения «сильные люди / слабое государство» и ставит под сомнение эффективность централизованной советской власти. Аналитические ориентиры Брауна — это места, территории, национальные государства и народы, но она не рассматривает или не рассматривает в недостаточной степени отношения между природой и обществом.

    26 Поэтому я согласен с Джулией Обертрейс, которая утверждает, что одним из заметных преимуществ концепции Скотта является то, что он исследует трансформационные схемы взаимозависимо для природы и общества.Она предполагает, что его концепция позволяет связать историю окружающей среды с более общей историей политики и развития (Obertreis, готовится к печати). Действительно, недавние исследования в относительно молодой области истории окружающей среды предоставляют новые и новаторские попытки внести свой вклад в традиционную историографию, а иногда даже исправить ее, основываясь на глубоком анализе отношений между природой и обществом. Алан Михаил (2011) в своем анализе социальной и экологической истории использования воды и орошения в сельской местности Египта показывает, как вода служит конституционным и преобразующим элементом мусульманских обществ в Египте и других местах.Дайана Дэвис (2007) в своих исследованиях французского колониализма, экологических нарративов и истории в Северной Африке исследует, как конкретные нарративы эксплуатации местных ресурсов могут оправдать колонизацию путем делегитимации традиционного образа жизни. Она отметила заметный переход от прежнего рассказа о Северной Африке как плодородной земле к рассказу о французской колонизации разрушения «Зернохранилища Рима» местными скотоводами. Этот нарратив оказался очень настойчивым при введении не только колониальных законов о правах собственности, но и законодательства постколониальных государств Северной Африки.Таким образом, недавние экологические истории учат нас не недооценивать долгосрочное влияние устоявшихся нарративов на отношения между природой и обществом — и здесь я согласен с Обертрейсом в том, что концепция Скотта предлагает продуктивную основу для дальнейших исследований.

    27 Резюмируя, «высокомодернистская» идеология изначально исходила из стремления всесторонне переработать природу. Скотт обращает внимание на особую лексику, которая используется «высокомодернистскими» схемами для описания организованной природы.По его мнению, он обычно обнажает утилитарный дискурс, сосредотачиваясь на тех аспектах природы, которые могут быть использованы человеком (Скотт, 1998, стр. 13). Таким образом, «бульдозерство», о котором Скотт упоминает несколько раз, происходит не обязательно на материальном, но и в очень значительной степени на дискурсивном уровне. Однако это стремление распространилось также на социальные привычки и саму человеческую природу (Скотт, 1998, с. 94). Существенным для «высокого модернизма» было, как предполагает Скотт, «открытие» общества как материализованного объекта, отдельного от государства, который можно было бы описать с научной точки зрения.По аналогии с Зигмунтом Бауманом, Скотт использует метафору «социального садоводства», термин, который намекает на идейную близость социального упорядочения к естественным наукам. Это означает попытку сделать сельскую местность, ее продукты и ее жителей более легко узнаваемыми и доступными для столичного центра и, таким образом, взять под свой контроль окраины на периферии (Скотт, 1998, с. 184).

    28 Сейчас я обращаюсь к проекту, параллельному и преемнику кампании за целинные земли, упомянутому Скоттом в «Видя как государство» : «Голодная степь» (Голодная ступенька) ирригационный проект и мелиорация земель в Советской Средней Азии.Проект «Голодная степь» не является частью того, что обычно понимается как «Кампания за целинные земли» между 1954 и 1960 годами, но имеет существенное структурное и семиотическое сходство. Основной целью этой кампании было увеличение производства зерна в Советском Союзе. Для этого использовали ранее не обрабатываемые (целинные) или залежные (залежные) земли (обе эти категории обычно переводятся термином «целинные земли») на правом берегу Волги, Северном Кавказе, северной части Казахской ССР. Западная Сибирь должна была быть превращена в сельскохозяйственные угодья (сравните Миллс, 1970).Я предлагаю понимать освоение Голодной степи как плод схемы Хрущева по увеличению посевных площадей с целью увеличения сельскохозяйственного производства Советского Союза. Однако, в отличие от кампании «Целинные земли», она была направлена ​​на увеличение производства хлопка, стратегической культуры в Центральной Азии для удовлетворения потребностей советской текстильной промышленности. По своим масштабам, продолжительности и финансам возделывание Голодной степи было крупным проектом, в котором участвовали три советские республики (Узбекская, Казахская и Таджикская ССР) в Центральной Азии.

    29 Голодная степь представляет собой холмистую равнину площадью 1 миллион гектаров на высоте 200-400 м над уровнем моря. Географически Голодная степь расположена к западу от Ферганской долины и к юго-востоку от пустыни Кызылкум. На северо-востоке река Сырдарья отмечает свою границу, а на юге граничит с Туркестанским и Нуратинским хребтами. Климат степи резко континентальный. Средняя температура июля повышается до 30 ° C, а средняя температура января -1 ° C, с поздними весенними и ранними осенними заморозками (Matley, 1970, с.331). Годовое количество осадков в среднем составляет около 200-300 мм в год, большая часть выпадает зимой и весной. Летом скорость испарения влаги из почвы очень высока. Сильные ветры тоже сушат почву. Единственный приток воды с гор происходит на южной окраине степи, где небольшие ручьи берут начало в предгорьях Туркестанского хребта, однако многие из них испаряются или исчезают под землей после их прибытия в степь. Хотя подземные воды существуют под Голодной степью, большая их часть сильно минерализована (Игамбердиев, 1969, с.19-24). Хотя в целом есть хорошие перспективы для сельского хозяйства с точки зрения относительно плодородных почв, преобладающий климат Голодной степи и отсутствие притока воды ограничивают возможности для неорошаемого земледелия и требуют дополнительного водоснабжения.

    30 Исторически Голодная степь оказалась в центре внимания русских планировщиков и администраторов в девятнадцатом веке. [9] Первый русский генерал-губернатор Русского Туркестана К.П. Фон Кауфман заказал топографическую съемку Голодной степи, чтобы оценить, подходит ли эта территория для расширения производства хлопка для обеспечения текстильной промышленности.Осуществлен экспедицией Г.А. Аминова, съемка 1869 г. послужила основой для освоения ирригации степей. Планировщики решили основывать оросительные системы на заимствовании из Сырдарьи из-за ее объема и равномерности потока (Игамбердиев, 1969, стр. 27-28). По результатам опроса заявлено 150 000 десятин [10] Голодной степи как орошаемый. Несколько проектов каналов были начаты во второй половине девятнадцатого века, но от них пришлось отказаться из-за отсутствия финансирования, технических проблем и других причин.Лишь к концу века первый канал под названием «Император Николай I» принес значительное количество воды в центральные части Голодной степи, и русские поселенцы начали возделывать землю. Однако эксплуатация и обслуживание каналов по-прежнему сопряжены с трудностями, заболачивание и засоление почв мешали сельскому хозяйству, и участки часто забрасывались после нескольких лет возделывания (Matley, 1970, стр. 333-337). Несмотря на амбициозные планы, к 1916 году в Голодной степи было орошено всего 35 000 гектаров (см. Таблицу выше).

    31 Сообщается, что Ленин придавал большое значение увеличению орошаемых земель в Голодной степи еще в начале советской истории. Советские авторы цитируют постановление Совнаркома, подписанное Лениным в 1918 году «О выделении 50 миллионов рублей на ирригационные работы в Туркестане и организацию этих работ» [11] (см., Например, Алдабергенов, 1970, с. 15). ; Игамбердиев, 1969, с. 45; Парпиев, 1965, с. 7; Ходжиев, 1975, с. 16-17). Указ содержал следующую директиву:

    32

    Утвердить план работ по увеличению обеспеченности […] текстильной промышленности хлопком, включая орошение 500 000 десятин.

    (Ленин, 1918 в Парпиеве, 1965, с. 7)

    33 Однако гражданская война и ее катастрофические последствия в Туркестане не только помешали строительству новых каналов, но и привели к разрушению существующей ирригационной сети, что привело к резкому падению орошаемых площадей (см. Таблицу выше). После реконструкции и ремонта оросительных каналов и дренажных сооружений оросительная система была расширена по планам, разработанным инженером Г.К. Ризенкампф выдвинул еще в 1915 году.В то время он подсчитал, что в Голодной степи можно орошать более 600 000 десятин (Ризенкампф, 1915, стр. 2). Однако ожидания, что это может произойти в течение шести лет, оказались слишком амбициозными. Расширение происходило медленно (см. Таблицу выше), и в годы Второй мировой войны не наблюдалось. Проект снова набрал обороты в 1947 году, когда началось строительство Южного голодного степного канала (Южный Голодностепский канал) , который будет обслуживать южную часть Голодной степи в Узбекской ССР водой из Сырдарьи.Год спустя Казахская ССР также расширила свою ирригационную систему дополнительным каналом (Матлей, 1970, с. 337-341).

    34 Середина 1950-х годов ознаменовала начало нового и важного периода в освоении Голодной степи. В 1956 году ЦК КПСС и Совет Министров Советского Союза приняли постановление «Об орошении и освоении новых земель Голодной степи в Узбекской ССР и Казахской ССР для увеличения производства хлопка».[12] Постановление ставит цель увеличить к 1960 году общую орошаемую площадь Голодной степи с 200 000 га до 500 000 га, одновременно улучшая состояние земель, уже используемых в сельском хозяйстве. Недавно построенное Кайраккумское водохранилище и сооружение плотины Фархад на реке Сырдарья в Таджикской ССР сгладят сезонные различия в речном стоке и обеспечат регулярное водоснабжение в низовьях. При таком запланированном расширении орошаемых земель, говорится в постановлении, можно ожидать увеличения урожайности хлопка на 320-340 тонн в год.Для реализации этих планов в 1956 г. было создано специальное государственное агентство «Главголодностепстрой» (сокращенно от «Управление голодного степного строительства») [13]. Главголодностепстрой был наделен значительными ресурсами и широким кругом полномочий. [14] Это было основано на принципе «комплексной рекультивации» (комплексное освоение), , в соответствии с которым ответственные органы не только брали на себя строительство и контроль ирригационных и дренажных сооружений, но также обеспечивали жилье и коммунальные услуги. как управление в первые несколько лет растениеводства на недавно освоенных землях (сравните Thurman 1999, p.232). Мэтли (1970, с. 346) приводит цифру в 242,2 миллиона рублей, впоследствии вложенных в развитие Голодной степи в период с 1956 по 1961 год.

    35 Хотя большая часть мелиорации земель проводилась в Узбекской и Казахской ССР, менее известно, что Таджикская ССР также принимала участие в освоении Голодной степи. Следующее постановление ЦК Коммунистической партии и Совета Министров Советского Союза в 1958 г. озаглавлено «О дальнейшем расширении и ускорении работ по орошению и освоению Голодной степи в Узбекской ССР, Казахской ССР и других странах». Таджикская ССР »[15] одобрила передачу полосы земли общей площадью 50 500 га, расположенной в юго-восточной части Голодной степи, от Узбекской ССР к Таджикской ССР для развития орошаемого земледелия.Перенос был осуществлен в 1959 году, и этот район к западу от Худжанда стал известен как «Таджикская часть Голодной степи» (Таджикская часть Голодной степи). Технически залегание земли представляло проблему для водоснабжения, так как территория расположена на высоте 100-180 м над берегом Сырдарьи (Парпиев, 1965, с. 24). Таким образом, его рекультивация потребовала строительства насосных станций для подачи воды в каналы, работающие самотеком. Для этого были построены две мощные насосные станции, которые забирали воду из Сырдарьи по разветвительному каналу от Фархадской плотины и питались в свою очередь Фархадской ГЭС (Джураев, 1967, с.45-46). Мандат на реализацию был предоставлен Таджикцелинстрой (сокращенно от: Таджикское агентство нового земельного строительства), бывшему подразделению Министерства водных ресурсов Таджикской ССР, работавшему под руководством Главголодностепстроя с 1958 г. (Парпиев, 1965, с. 28). Впоследствии эта территория была освоена для орошаемого земледелия в 1960-х и 1970-х годах (сравните также Абулхаев, 1991, стр. 32-33, 103-106, 197).

    36 Несмотря на огромные суммы, вложенные с течением времени, амбициозные цели рекультивации, сформулированные на разных этапах освоения Голодной степи, так и не были выполнены.Вместо 500 000 га, которые должны были быть орошены к 1961 году, общая мелиорированная площадь в Голодной степи к 1967 году составила 350 000 га (см. Таблицу выше). В целом, планирование игнорировало или не учитывало местные условия, реализация часто отставала, плохое качество изготовления усугубляло трудности, а переселение в рамках схемы было вызвано большими человеческими страданиями и потерями. Что касается окружающей среды, это привело к сильному засолению и загрязнению почвы из-за чрезмерного применения пестицидов и фунгицидов, а также к истощению почв из-за монокультуры хлопка.Не последний массовый забор воды привел к известной катастрофе высыхания Аральского моря.

    Источник : Мэтли 1970, стр. 343 [16]

    37 Слово «голодный» в «Голодной степи» на первый взгляд кажется любопытным термином для обозначения естественного пространства. Matley (1970) предполагает, что термин «Голодная степь» относится к состоянию путешественников и караванов: трудности с получением свежих продуктов на пути между Ташкентом и Самаркандом. Он цитирует описание этого участка земли американским дипломатом Юджином Шайлером во время его путешествия по Средней Азии в 1873 году как «[…] выжженную и бесплодную пустыню, хотя в одном или двух местах есть колодцы и цистерны с солоноватой и неприятной водой» (Schuyler в Matley 1970, стр.332). Шайлер сожалеет, как и многие другие, прибывшие в это место, из-за отсутствия воды для поддержания человеческой жизни. Это подкрепляется графическим описанием этого участка земли, вызывающим иссушенный, враждебный и неприглядный образ степи. Голодная степь в этом понимании была безлюдным участком земли, который мало что мог предложить тем, кто ее пересекает.

    38 Однако, если мы посмотрим на описания Голодной степи почти столетие спустя, мы обнаружим, что интерпретация термина «голодный» изменилась.Это проявляется в описаниях Голодной степи в различных научных и популярных источниках. Я решил исследовать изменившееся толкование термина «голодный» применительно к «Голодной степи» в цитате из книги Айтлеу Алдабергенова. Алдабергенов был советским ученым, который стремился дать научное описание проекта «Голодная степь». Опубликованная в 1970 году в Алма-Ате его книга « Очерки истории освоения Голодной степи (1918-1968 гг.) » посвящена анализу мелиорации земель в казахстанской части Голодной степи.Его отчет ни в коем случае не является исключительным и следует основным линиям анализа других публикаций советских авторов, описывающих проект «Голодная степь» (см., Например, Игамбердиев, 1969; Парпиев, 1965). И все же, на мой взгляд, Алдабергенов исключительно ясен. а также графику в его описании характеристик, отображаемых в «Голодной степи» — что-то, что находит отклик у других авторов, но остается скорее подразумеваемым, чем явным.

    39 В своем отчете о развитии Голодной степи в Казахстане Айтлеу Алдабергенов пишет:

    40

    Раньше вся Голодная степь на короткое время оживала только весной, когда ее покрывала пестрая травянистая растительность.Однако уже к концу мая палящее солнце обожгло зеленое покрывало, и ступенька снова стала «голодной». Местное население называло его «Мирза-Чул», что в переводе означает «щедрая степь» или «щедрая пустыня». Они назвали пустыню «щедрой», потому что если дать ей воды, она превратится в цветущий оазис, и «голодной» — потому что без воды это самое пустынное место на земле.

    (Алдабергенов, 1970, с. 13).

    41 Терминологическое объяснение, которое дает здесь Алдабергенов, интересно по нескольким аспектам.Во-первых, в его цитате прилагательное «голодный» не относится к опыту путешественников, пересекающих этот участок земли. Напротив, голодом считаются не люди, а сама степь. Я предполагаю, что, образуя таким образом Голодную степь, Алдабергенов характеризует это природное пространство как недостающее, неполное и лишенное чего-то. Короче говоря, он описывает это как несовершенное существо. В этой характеристике есть и эстетический аспект: его описание «самого пустынного места на земле», которое Голодная степь представляет большую часть года, вряд ли вызывает вдохновляющий и манящий образ, особенно в сравнении с «цветущим оазисом», который у него есть потенциал стать.Таким образом, природа требует вмешательства, требует вмешательства человека, чтобы преобразовать ее во что-то целое, чтобы снова сделать ее завершенной. Описание Алдабергенова в определенной степени агентивно.

    42 Во-вторых, у Голодной степи оказывается местное название — Мирза-Чул. Алдабергенов переводит Мирза-Чул как «щедрая степь» или «щедрая пустыня». Есть интерпретации, выдвинутые другими авторами [17], и я не собираюсь претендовать на авторитетный перевод здесь. Скорее я хотел бы обратить внимание на то, как Алдабергенов строит свои аргументы на основе своего перевода термина Мирза-Чул.В своей цитате, используя эти два имени, он противопоставляет две интерпретации этого природного пространства: Голодная и Щедрая степь. «Голодная степь», как я утверждал ранее, вероятно, является русско-советской интерпретацией этого природного пространства. «Щедрая степь», как утверждает сам Алдабергенов, — это «локальное», то есть среднеазиатское описание того же пространства. Это интересно, поскольку эти две интерпретации явно противоположны друг другу. Алдабергенов обсуждает характеристики «голодный» и «щедрый» применительно к климатическим сезонам и их последствиям для растительности.В годовом цикле степь имеет короткий период весной, когда она становится щедрой, когда выпадает достаточно осадков, чтобы превратить степь в «цветущий оазис». Но в остальное время года, когда нет значительных осадков и притока воды, он остается голодным.

    43 И все же, если следовать за Алдабергеновым, короткого периода цветения достаточно, чтобы создать местное восприятие щедрого природного пространства. Таким образом, степь должна обеспечивать достаточное количество продуктов, которые востребованы теми, кто живет в ней постоянно или временно.На мой взгляд, это указывает на две различные формы использования человеком, которые лежат в основе квалификаций «голодный» и «щедрый» как суждения о продуктивности степи. Степь можно назвать «щедрой» с точки зрения отгонного или кочевого способа производства и образа жизни. Однако промышленное сельское хозяйство, включая мечты о крупномасштабном монопроизводстве хлопка, предъявляет совсем другие требования к продолжительности и надежности продуктивности степей: оно требует регулярного и значительного водоснабжения, чтобы почва могла поддерживать желаемое возделывание в течение продленный период года.Интересно видеть, что Алдабергенов осознает противоречие, которое подразумевают две интерпретации одного и того же природного пространства, и прилагает все усилия, чтобы представить связное повествование, объясняющее эти различия в понимании. Он делает это, не в последнюю очередь, отвергая многочисленные более ранние мелкие местные виды использования, которые привели к пониманию степи как щедрой. [18] В конце концов, его рассуждения служат для того, чтобы перезаписать историю щедрой степи и превратить ее в повествование об улучшении. Именно с этой точки зрения степь выглядит голодной в цитате Алдабергенова.

    44 Хотя мое исследование короткой цитаты Алдабергенова может показаться анекдотическим, ее содержание согласуется с характеристиками Голодной степи в других научных отчетах. Леонов и Леонов (1957), например, во вступительной главе своего историко-географического трактата о Голодной степи довольно подробно рассматривают и объясняют различные интерпретации терминов «голодный» и «щедрый». Подобные изображения появляются в отдельных газетных статьях в газете Коммунист Таджикистана .Вполне вероятно, что эта дискуссия возникла не только в отношении постсталинского периода, но имела свои предшественники в царской и раннесоветской литературе. Карабаев (1914, с. 6) описывает Голодную степь как «ужасную и недоступную», но уже тогда утверждает, что нужна лишь вода, чтобы превратить ее в «цветущий оазис». Можно с уверенностью предположить, что облик оазиса возник еще до середины 1950-х годов. Однако мне кажется, что только в период после середины 1950-х годов семантическое содержание слова «голодный» в «Голодной степи» становится предметом озабоченности в научной и популярной литературе.

    45 Развитие Голодной степи повлекло за собой несколько аспектов «социального садоводства». Наиболее заметно среди них крупномасштабные переводы населения через переселение. До освоения Голодная степь была малонаселенной и часто только сезонно заселенной землей (см. Также выше). Однако недавно созданным совхозам и колхозам требовалась рабочая сила для выполнения трудоемких задач по производству хлопка. Принудительные переселения в Советском Союзе имеют долгую и болезненную историю (сравните Бугай, 1996; Полян, 2004).При сталинском «режиме особого расселения» депортированные в Среднюю Азию люди нескольких национальностей (немцы, карачаевцы, калмыки, чеченцы, ингуши, балкарцы, крымские татары и турки-месхетинцы) были вынуждены работать на производстве хлопка. Этот режим был отменен лишь постепенно в 1954–1956 годах (Pohl, 2007a). В то время как во время кампании по освоению целинных земель в северном Казахстане мигранты из России и Украины в основном оседали для работы на освоенных землях (см., Например, Pohl, 2007b), в Голодной степи оформилась иная политика переселения.В письме ЦК Коммунистической партии Советского Союза от 1956 года Госплан и Государственные экономические комиссии СССР рассчитывали предоставить 48000 человек из 86 800 человек, необходимых для мелиорации земель в Голодной степи, посредством переселение в пределах Узбекской и Казахской ССР. [19]

    46 В случае Таджикской ССР большое количество жителей горных и предгорных районов было переселено на вновь возделываемые площади на равнинах.Мало того, что поселенцы в Голодной степи были выходцами из горных регионов, но и те, кто участвовал во многих других мелиоративных проектах (например, в долинах Вахш и Джовон). Государственное переселение населения, населявшего горные и предгорные районы, началось еще в 1920-х годах. Касымбекова (2011, с. 350), ссылаясь на Полян (2004) и Курбонову (1993), указывает количество более 48 000 семей, которые были переселены из горных районов внутри и за пределами республики на равнину.По оценкам Бушкова (2000, с. 150), в довоенный период было переселено около 400 000 человек или 30% населения Таджикской республики. Оба автора заявляют, что в этот период большинство людей было переселено в южную часть Таджикской ССР, а некоторые даже в приграничные районы. Касымбекова в своей статье утверждает, что такая политика переселения имела не только экономические, но и политические и военные причины. Он служил для «этнизации», тем самым делая территорию более однородной в этническом отношении, а также защищая южные равнины, граничащие с Афганистаном.Однако она также упоминает, что политику переселения можно понимать как «[…] попытку разобраться с физической географией Таджикистана» (Касымбекова, 2011, стр. 352), поскольку горные территории и население воспринимались как изолированные, неэффективные и недоступно для Советского государства.

    47 Переселение продолжилось и после Великой Отечественной войны в большом количестве. Однако, как утверждает Абулхаев (1991) в своей истории ирригации в Таджикистане, сдвиг в политике стал заметным с 1960-х годов.По его словам, в 1940-х и 1950-х годах поселенцы на вновь возделываемых землях были выходцами как из Таджикской ССР, так и из других социалистических республик (в первую очередь Узбекской ССР и РСФСР). В этот период в основном отдельные семьи или группы домохозяйств были переселены из территории Таджикской ССР, охарактеризованной как «из горных регионов с социально-экономическими и культурными [и] внутригосударственными (культурно-бытовыми) отсталыми взглядами» (Абулхаев, 1991). , стр.124). Переписка между чиновниками Муминабадского района и Государственным агентством по расселению и организации найма рабочих в 1957 году, кажется, иллюстрирует это в случае Д.Расыков. В письме говорится:

    48

    Он не занимался общественно-полезным трудом, его дети были лишены возможности посещать школу, в семье преобладали крайне антисанитарные условия [.] [T] поэтому исполком районного Совета депутатов трудящихся посчитал это незаменимым. переселить в хлопковый район и дать возможность заниматься общественно-полезным трудом . [20]

    49 Переселение в этом случае, как и во многих других, таким образом, объяснялось недостаточным личным или групповым вкладом в общество, образование и гигиену.

    50 Однако в 1960-е и 1970-е годы поселенцы из других республик играли гораздо меньшую роль, и перемещение населения происходило преимущественно в пределах Таджикской ССР. Более того, похоже, произошел сдвиг в основной политике (Абулхаев, 1991, с. 126). Не только семьи или группы домашних хозяйств, но и целые районы, расположенные в горах, к настоящему времени считались бесперспективными на будущее (неперспективные). В информационной записке 1967 года председатель Государственного агентства по переселению и организации найма рабочих отмечает:

    51

    В большинстве небольших деревень имеется от 3 до 20 дворов и они отделены от культурных центров, в них нет средних школ, больниц, клубов, и в результате дети лишены возможности продолжить свое образование […], а дети Население не имеет достаточного доступа к медицинской помощи и кинотеатрам .[21]

    52 Короче говоря, у этих групп населения не было предпосылок для развития, которое должно было привести к построению социализма. Решением было переселить их в район, где у них был лучший доступ к постоянной работе, образованию, медицинским и культурным учреждениям: недавно орошаемые земли на равнинах.

    53 Такие идеи по улучшению шли рука об руку с экономическими соображениями. Особые географические и топографические особенности Таджикской республики означали, что значительная часть ее населения жила в горах, занимаясь животноводством и мелкомасштабным сельским хозяйством.Начиная с 1960-х годов, как следствие масштабных мелиоративных схем, возникли новые требования к пространственному распределению рабочей силы: на засушливых равнинах требовалось больше рабочих (Абулхаев, 1991, с. 125). В той же информационной записке, процитированной выше, председатель обсуждает трудовую ситуацию в горных районах:

    54

    Трудоспособное население таких деревень [небольших и удаленных друг от друга] занимается неорошаемым земледелием и животноводством и, как правило, работает от 70 до 110 человеко-дней в год на общественно полезном производстве, тогда как остальное время уходит в личное подсобное хозяйство, в основном женщины занимаются домашними делами.[22]

    55 Таким образом, в этих областях имелась возможность заработать на простаивающем труде. В соответствии с логикой плановой экономики и государственных квот производительности, факты были просты: горные и предгорные районы испытывали избыток рабочей силы, тогда как хлопкопроизводящие, особенно вновь освоенные территории, страдали от ее дефицита (Абулхаев, 1991, с. стр. 125-126). Решением этого дисбаланса было переправить людей с гор на равнины. Короче говоря, с 1960-х годов основная схема переселения заключалась в переселении людей из горных и предгорных районов в вновь созданные совхозы на ранее неиспользуемых или залежных землях (Абулхаев, 1991, с.129).

    56 Переселение населения Ягнобской долины в таджикскую часть Голодной степи является хорошим примером такой политики. Долина Ягноб, характеризуемая как удаленная и высокогорная долина, расположенная к северу от Душанбе, до 1970-х годов могла быть доступна только пешком, верхом или вертолетом из-за отсутствия дороги. Его население, этнически и лингвистически обособленные ягноби, в значительной степени сохранило натуральное хозяйство, основанное на животноводстве и горном земледелии.Еще в 1958 году руководство Таджикской ССР намеревалось переселить весь Айнинский район из-за его бесперспективности (ср. Абулхаев, 1991, с. 126-127; Лой, 2005). Из-за сопротивления населения и политических беспорядков, связанных со сменой партийного руководства, от этого плана в конечном итоге отказались. В последующие годы люди из близлежащих районов переселились в Голодную степь, но распространились слухи о том, что обещанная инфраструктура практически отсутствует, а условия жизни далеки от заявленных властями.Руководители совхозов и Таджикцелинстрой неоднократно подавали официальные жалобы на нехватку рабочей силы на Новой Земле. В конце концов, все население Ягнобской долины, составляющее 3020 человек, было переселено в таджикскую часть Голодной степи в 1969 и 1970 годах (Лой, 2005, стр. 2). Официальное обоснование их переселения с точки зрения отсутствия потенциала развития было подтверждено заключением государственного геологического агентства о том, что долине угрожают оползни. Подробный отчет об опыте переселения ягнобов и последующей существенной трансформации их культурной и социально-экономической жизни представлен Лоем (2005) на основе обширных исследований устной истории.

    57 В то время как некоторые были счастливы обменять свои горные жилища на новые дома в степи, многие были вынуждены покинуть свои родные места и мигрировать в районы с незнакомыми климатическими и жилищными условиями и тяжелой работой на хлопковых полях. Абулхаев (1991, с. 131-132) намекает на тот факт, что, несмотря на зачастую тщательное планирование, перемещение поселенцев автомобильным или даже воздушным транспортом неоднократно происходило хаотично и импровизировано. Очень часто обещанное жилье в месте назначения было либо не достроенным, либо ненадлежащего качества.Архивные свидетельства показывают, что иногда председателям не сообщали о переводе новоселов в их совхоз или колхоз, и их приход к воротам совхоза застывал врасплох. [23] Многие люди потеряли свое здоровье или даже жизнь в новых местах проживания в суровых и незнакомых условиях (см. Устные истории поселенцев в Loy 2005). Неудивительно, что большое количество переселенцев пытались вернуться в места своего происхождения, обычно без официального разрешения, как показано в ежегодной статистике переселения Государственного агентства по переселению и организации найма рабочих.Например, за 1963 год Агентство заявляет, что из 7 483 переселенных лиц 1 958 человек вернулись в места своего происхождения без разрешения. [24] В документе от 1967 года Агентство оценивает, что в среднем 20% переселенцев вернулись в свои бывшие деревни. [25] В некоторых случаях репатрианты добились успеха, и им разрешили остаться в горах. Остальных неоднократно переселяли на равнины. Таким образом, на многих уровнях программа переселения и ее реализация оказались серьезно ошибочными.

    58 Как власти понимали это сопротивление переселению на равнину? В своей информационной записке председатель подробно останавливается на этой загадке, говоря, что, несмотря на отсутствие перспектив в местах происхождения,

    59

    […] население сел в горных и предгорных районах отказывается добровольно переселяться во вновь созданные колхозы и совхозы в районах с орошаемым земледелием, мотивируя это тем, что климат в районах назначения очень жаркий, а в их родных В деревнях климат прохладный и умеренный, поэтому согласно традициям и национальным обычаям все потомки должны жить там, где похоронены их предки.Надо сказать, что эти традиции очень живы, особенно среди горного населения [26]

    60 Таким образом, отказ от переезда на равнину объясняется традициями, препятствующими продвижению современности.

    61 В этой статье я утверждаю, что идея Скотта о «высоком модернизме» дает нам мощные инструменты для анализа проекта «Голодная степь». Я согласен с Джулией Обертрейс в том, что полезно применить концепцию Скотта к ирригационным схемам в советской Средней Азии в постсталинский период.Хотя Скотт намекнул на сохранение «высокомодернистских» тенденций в схеме целинных земель, я бы даже предположил, что, по крайней мере, в случае развития Голодной степи, «высокомодернистские» черты явно набрали силу и стали даже более подчеркнутый после середины 1950-х годов. Однако, поскольку Скотт рассматривает идеологические основы и практические результаты раннего Советского Союза как уже «своего рода сверхвысокий модернизм» (Скотт, 1998, стр. 193), кажется непродуктивным найти еще новую превосходную степень для обозначения характера этого позже — ускоренная фаза развития ирригации и мелиорации земель в постсталинской Средней Азии.Этот вывод, безусловно, контрастирует с популярным советским и западным восприятием стагнации и замедления реформ после смерти Сталина. Скорее, случай Голодной степи, по-видимому, способствует недавнему исследованию преемственности между поздним сталинским и постсталинистским периодами и подтверждает сложность этого временного промежутка, который обрисовывает в общих чертах это исследование (см., Например, Gestwa, 2010; Jones, 2006; Schattenberg , 2010).

    62 Используя призму «высокого модернизма» Скотта, я предполагаю, что научные отчеты в форме, представленной в Части 5, — одновременно или ретроспективно — пытаются создать «чистый лист» для государственного вмешательства через развитие ирригации.Это происходит не столько за счет физического уничтожения, сколько за счет семантического сдвига. С точки зрения крупномасштабного промышленного сельского хозяйства с его программой улучшения, рассматриваемое естественное пространство больше не является местом, где люди «голодны» (и как бы испытывают жажду), но оно само становится голодным и, как следствие, испытывает жажду. следствие, неполноценное. Я полагаю, что перспектива рассматриваемого природного пространства, которую предлагает Алдабергенов и другие авторы, основана на «сокращенной карте», которая делает ее удобочитаемой для советских проектировщиков и разработчиков.Помимо удобочитаемости, их особая формулировка термина «голодный» в «Голодной степи» создает нормативное обязательство для вмешательства человека перед лицом недостатка природы. Такое построение, как утверждает Скотт (1998, стр. 95-96), делает вмешательство полезным с культурной точки зрения, но также оправдывает краткосрочные жертвы, необходимые для достижения долгосрочных «высокомодернистских» целей.

    63 Переселение населения из горных и предгорных районов на равнины, в том числе в Голодную степь, находит свое отражение в описании Скотта «социального садоводства».Это смесь схем улучшения человеческого потенциала, основанная на искренней вере в то, что отсталые группы населения необходимо втянуть в современность, и в то же время на необходимости удовлетворить потребности в рабочей силе для крупномасштабного проекта монокультуры хлопка. В глазах государства переселенцы были преобразованы из горцев в «ньюлендеров» (целинники) , которым было поручено заселить бывшую степь и соблюдать квоту на производство хлопка. Хотя переселение из горных районов в новые орошаемые районы произошло до 1950-х годов и продолжало осуществляться, эта политика изменилась на дискурсивном уровне.Как утверждает Касымбекова (2011), помимо экономических причин, политика переселения больше не следовала более или менее явно политическим и военным соображениям и не служила для того, чтобы сделать определенные территории более однородными в этническом плане. Скорее, он руководствуется понятием улучшения — сначала отдельных семей или групп, но затем целых географических областей и населения в горных и предгорных районах. Переселение, как также утверждает Schoeberlein (2000), превратилось в меру социальных преобразований.

    64 Хотя Скотт убедительно объясняет эти два дискурсивных сдвига в проекте «Голодная степь», он также оставляет многое необъяснимым. Линзы «высокого модернизма» вызывают некоторую плоскость крупномасштабных схем, таких как проект «Голодная степь», и перекликаются со статичностью, которую он в первую очередь приписывает «высокомодернистским» изображениям (Скотт, 1998, с. 254). ). Более пристальный взгляд на репортаж газеты « Kommunist Tadzhikistana » — официального органа Центрального Комитета Коммунистической партии Таджикистана и Верховного Совета Таджикской ССР — показывает, что в официальном дискурсе нет мрачных схем и прямых линий. Новая земля голодной степи как почти персонифицированная сущность.Бывшие горные жители, ставшие «ньюлендерами», вступают в симбиотические отношения с этим существом, что требует тщательного балансирования. Новая Земля была завоевана, побеждена, одержима, но она также представлена ​​как могущественный противник, которому нужно оказывать уважение. В этих мифоподобных рассказах его кормили и лелеяли люди, но в то же время он описывался в терминах, касающихся человеческой сексуальности и женской фертильности. Тем не менее, мы не можем увидеть, не говоря уже об объяснении этого феномена, если примем на вооружение линзы Скотта.Таким образом, Скотт мог бы, как он с должной осторожностью признает во вступлении к своей книге, продемонстрировать «высокомерие, в котором справедливо обвиняется высокая современность» (Scott, 1998, стр. 7), и предложить «тонкое упрощение» высокого модернизма. Дальнейший анализ имеющегося материала, вероятно, покажет необходимость объединить концепцию Скотта с другими теоретическими подходами, которые допускают большую сложность.

    65 В этой статье исследуется концепция Скотта «высокого модернизма» на эмпирическом примере «Голодной степи».Я предположил, что постсталинскую фазу проекта «Голодная степь» можно легко определить как проект «высокого модернизма». Он соответствует ряду критериев, которые перечисляет Скотт: высокоцентрализованная администрация, важность инженеров и планировщиков на ключевых ролях, большое, если не грандиозное, запланированное увеличение орошаемых земель и производства хлопка, вера в научно-технический прогресс, огромное государственные инвестиции, изменение административных границ и даже республиканских границ, строительство с нуля новых совхозов и колхозов, а также новых поселений, перестройка сельской жизни и, наконец, что не менее важно, массовые перемещения населения.Проект «Голодная степь» также включает ряд провалов, предсказанных Скоттом, в том числе и высыхание Аральского моря. Принятие концепции Скотта позволяет нам пролить свет на то, как люди и природа были одновременно переосмыслены на дискурсивном уровне, чтобы сделать такие проекты легитимными. Он обращает внимание на преемственность и разрывы в таких проектах, которые, как показывает «Голодная степь», часто существуют и живут в научной мысли и политических дебатах гораздо дольше, чем их реальная реализация.Однако, хотя Скотт хорошо объясняет грандиозные особенности проекта «Голодная степь», он не может объяснить обрамление Новой Земли в официальных средствах массовой информации, таких как газеты и документальные фильмы. Другими словами, с его обширным описанием великих схем с высоты птичьего полета он, возможно, упустил из виду их фактическую дискурсивную сложность.

    66 Тем не менее, Скотту есть что предложить для дальнейшего взаимодействия с Советским Союзом и современностью. Как показывают выражения «разборчивость» и, в некоторой степени, «упрощение», Скотт не только приписывает определенный визуальный код «высокому модернизму», но также исследует его особенности с помощью визуальных концепций и терминов.В своей критике «высокого модернизма» он объявляет государственные упрощения «близорукими» (Скотт, 1998, стр. 47), «сужением видения» (Скотт, 1998, стр. 11). В отношении приручения природы он говорит о «слепых пятнах», «слабом периферическом зрении» и «близорукости» (Скотт, 1998, стр. 290-293). Аналитики, в том числе и я, изначально были привлечены к теории Скотта, когда размышляли над пространственной компоновкой ирригационных систем, прямыми непрерывными линиями каналов или сетчатыми формами поселений и ферм в Центральной Азии (см., Например, Obertreis, 2007 ), мне кажется, что в советской современности гораздо больше возможностей для изучения его работ в области визуального.Я имею в виду, например, огромное количество фотографического и кинематографического материала в соответствующих хранилищах архивов, а также текстовое выражение визуального в графических описаниях. Это можно сделать, сочетая идеи Скотта с другими размышлениями о визуальном восприятии и современности (см., Например, Левин, 2003).