Реферат на тему мораль – : — BestReferat.ru

Реферат — Мораль — Философия

Содержание.

Введение. 3

Глава 1. Понятие и сущность морали. 4

Глава 2. Общечеловеческие основания морали. 10

Заключение. 16

Литература. 17

Введение

Быть моральным, руководствоваться в своем поведении нормами морали необходимо человеку, поскольку он живет в обществе, это является обязательным условием личного счастья. Моральные качества есть, прежде всего, качества характера. Они формируются в реальном опыте общения, борьбы и сотрудничества человека. В этом отношении они отличаются, а нередко и противостоят интеллектуальным свойствам личности, которые выражают познавательную мощь, способность проникнуть в глубь причинно-следственных взаимосвязей окружающего мира. Моральные нормы и оценочные представления выражают интересы той или иной социальной группы и выставляют их в качестве общечеловеческой основы морали. Они представляют собой общественно значимый знаменатель многообразия индивидуальных действий, один из способов сведения индивидуального к социальному, задают тип поведения, который необходим данному обществу. Таким образом, качества, и моральные нормы имеют своей основой отношения между людьми, их общественную связь.

Мораль — общественное явление, что она передается от одного поколения к другому путем социального, а не биологического наследования. Конечно, могут существовать какие-то наследуемые предпосылки морального поведения, например определенные особенности темперамента или эмоционального склада, которые в конкретных общественных условиях будут способствовать добрым или злым поступкам. Но бесспорно, что моральным или аморальным человек становится только в обществе.

В данной контрольной работе будут рассмотрены общечеловеческие основания морали, которые на протяжении всего существования человечества способствовали привитию системы ценностей и ценностных ориентаций, этических чувств, моральных суждений, а также нравственных идеалов.
Глава 1. Понятие и сущность морали.

Слово «мораль» (от латинского mos, mores— нрав, нравы, обычаи) означает в современном языке примерно то же самое, что и слово «нравственность». Поэтому большинство специалистов не проводят строгого разграничения между моралью и нравственностью и считает эти слова синонимами. [1]

Что же такое мораль?

Мораль воплощается в нормах и правилах, регулирующих поведение людей, их взаимоотношения. Всякое общественное действие, т. е. всякое человеческое действие, имеет свою моральную глубину, свою меру моральности; наряду со специфичным для каждого отдельного случая предметным результатом она производит и воспроизводит определенные моральные ценности. Моральные ценности не существуют отдельно от технологии, вещественного содержания и результата действий, хотя, разумеется, не сводятся к ним. Вся многообразная гамма телесных и предметных проявлений человеческой активности может служить способом фиксации морали: мимика, жест, речь, молчание, одежда, жилище и т. д. — за всем этим может скрываться и на деле, как правило, скрывается определенная нравственная позиция.

Мораль как общественное отношение в ее, так сказать, чистом виде обнаруживается (отражается) в моральном сознании, в нравственных чувствах и понятиях. Чувства (вины, раскаяния и т. д.), требования (личностные добродетели, нормы, кодексы и т. д.), другие проявления морального сознания представляют собой специфичные формы описания моральных отношений, они, собственно, и есть их непосредственная действительность.[2]

Моральная жизнь человека рассекается на два уровня: сферу сущего, т. е реально практикуемых нравов, и сферу должного, т. е. нормативных установок воспарившего морального сознания. Следует подчеркнуть, что мораль не сводится к моральному сознанию. Мораль — это не только моральные понятия, добродетели и нормы, но, прежде всего то, что лежит за ними и находит в них отражение (не всегда адекватное, а зачастую и вовсе искаженное). Это не те назидания, которые человек слышит от родителей, учителей, со страниц газет и с экранов телевизоров, а тот действительный ценностный смысл, который заключен в составляющих его сущность общественных отношениях.

Противоположность добра и зла специфична для морали, но она, разумеется, не исчерпывает ее содержания. Добро и зло, как и другие нравственные понятия (долг, честность и т. д.), в своей основе являются конкретными формами общественных связей между индивидами, объективными свойствами их поступков. В этом смысле моральное сознание является отражением и выражением моральных отношений, способом их фиксации. Поэтому нет ничего удивительного в том, что в определениях морали очень часто содержится логический круг, а именно ссылка на сами моральные понятия, прежде всего на понятия добра и зла, которые являются в этике основополагающими. Без обращения к данным морального сознания нельзя идентифицировать мораль. Можно сказать, что мораль есть такое качество общественных отношений между индивидами, которое позволяет охарактеризовать их в рамках противоположности добра и зла.[3]

Чтобы показать своеобразие морали, попытаемся кратко сопоставить ее с наукой. Они отличаются между собой и по предмету, и по целям, и по способам функционирования. Предметом науки является мир сам по себе, в его объективных, внутренне закономерных связях; наука занимается вопросом, что собой представляют те или иные вещи и процессы. Предметная область морали иная, она может быть обозначена вопросом: как следует относиться к вещам, к миру? При том имеется в виду только такое отношение индивида к миру, которое реализуется в свободном выборе. Мораль имеет дело с человеческим поведением; она выражает внутреннюю, нерасторжимую связь между общественными индивидами, являющуюся способом их самосозидания. К примеру, законы движения планет относятся к компетенции науки, они совершенно чужды морали, не подлежат моральной квалификации. С другой стороны, вопрос о том, следует ли родителям применять к детям физическое наказание, является по преимуществу моральным и к науке прямого отношения не имеет. Можно, конечно, его подвергнуть рационально-аргументированному разбору, что отчасти и делается в педагогике, этике, но полученные при этом выводы мало меняют существо дела, ибо родители бьют своих чад не потому, что невежественны, и перестают это делать не потому, что стали просвещенными.[4]

Основную цель науки можно определить как производство знаний, наука движется в рамках альтернативы истины и заблуждения. Мораль же производит ценности, выявляет меру человечности процессов внешнего мира и движется в рамках альтернативы добра и зла. К примеру, утверждение о существовании Атлантиды может быть истинным или ложным, оно находится вне противоположности добра и зла, тогда как, скажем, вопрос о допустимости прелюбодеяния является по своей природе ценностным и может быть осмыслен только на основе понятий добра и зла, он мало связан с альтернативой истины и заблуждения.

Наука и мораль различаются также и способами функционирования в живом индивиде. Психологической движущей силой науки является разум. Психологические основания морали значительно шире, они коренятся и в эмоционально-бессознательной сфере. Так, может ли человек усвоить теорию относительности или нет, зависит от мощи его интеллекта, но причины, по которым он является скупым или щедрым, не сводятся к состоянию его ума.

Знания приобретаются в процессе обучения, тогда как моральные ценности усваиваются в живом опыте общения, в значительной мере выступая результатом навыка, привычки. Человек, например, не может стать человеком чести « долга только через усвоение книжное, даже если он будет читать «Никомахову этику» или «Критику практического разума»: для этого ему надо каждодневно практиковать соответствующие поступки. С другой стороны, он не сможет усвоить философию Аристотеля и Канта путем выработки определенных привычек, даже если это будет привычка к чтению.[5]

Мораль не является результатом человеческого произвола, она объективно детерминирована и выступает необходимой формой самоосуществления общественных индивидов. Думать, что человек может измениться внезапно, в любом направлении, что он может выработать в себе любые моральные качества и следовать любому принципу и что задача состоит, собственно, в том, чтобы придумать самый верный, истинный принцип, думать так — значит в лучшем случае предаваться романтической иллюзии. Социально-нравственное поведение имеет свою строгую логику и, может быть, не менее строгую, чем каузальность природы.

Теория морали неизбежно принимает философский характер. Мораль, о чем уже упоминалось, пронизывает собой все многообразие связей общественного человека, все виды и конкретные проявления его социально значимой деятельности. Эта «повсюдность», «вездесущесть» морали крайне затрудняет, а в дополнение с необычной индивидуализированностью моральных проявлений просто исключает возможность ее целостного описания точными, эмпирическими методами. Еще отец этической науки Аристотель отмечал, что в ней мы имеем дело с истиной в крупных масштабах и со следствиями скорее вероятными, чем необходимыми, и что степень точности, допустимая в этике, отличается от степени точности, свойственной, например, математике и астрономии. В силу природы морали нет иного средства проникновения в ее сущность и выявления ее специфики как целостного явления, кроме абстракции. Ряд соображений показывает, что сама абстракция в данном случае неизбежно приобретает философский характер. Реальная нравственная жизнь расчленяется на два уровня: с одной стороны, относительно самостоятельное царство морального сознания, а с другой — мир моральных отношений, действительных ценностных значений реальных форм общественных связей между людьми. Теоретики морали сталкиваются с вопросами о том, как эти два уровня соотносятся между собой, в каком отношении находятся моральные принципы к живой практике морального поведения, к моральным основам самого образа жизни. Ответ на них оказывается конкретизацией основного вопроса философии и зависит от исходной философской позиции исследователя. Коренной исторический порок идеалистической этики и состоит в том, что она субъективные проявления морали принимает за саму мораль и интерпретирует ее как совокупность абстрактных норм и добродетелей.

Далее, одна из центральных проблем, над которой бились все теоретики морали, состояла в том, чтобы осмыслить мораль в ее соотнесенности с другими факторами человеческого бытия. Она формулировалась как соотношение добродетели и счастья, добродетели и пользы, морального совершенства и жизненного успеха, долга и склонностей, категорического и условного императивов и т. д.. Проблема не всегда ставилась в адекватной форме, но речь всегда шла о выяснении того, в каком отношении находится мораль к экономическим, политическим и иным предметным целям человека и общества. Нет нужды доказывать, что решение данной проблемы прямо зависит от общей социально-философской теории и объективно подводит к определенному общефилософскому взгляду на общество.[6]

Идеалистическая этика имеет тенденцию абсолютизировать мораль. Она рассматривает ее как самоцель, как некое самостоятельное царство, находящееся по ту сторону причинности. Она превращает морального человека в человека морали. В ней мораль отчуждается от конкретных индивидов, противостоит им в виде вечных и безусловных законов, требований, правил. Мораль интерпретируется в виде силы, призванной господствовать над индивидами. Предполагается, что быть моральным уже есть счастье.

С точки зрения материалистической этики мораль является одним из моментов в цепи причин и следствий, свойством общественного человека; будучи необходимой для полноты бытия человека, она не исчерпывает его. Мораль выявляет свои гуманистические возможности только в той мере, в какой она не отчуждается от живых индивидов, а получает продолжение в их эмпирических интересах и целях.[7]

Глава 2. Общечеловеческие основания морали.

Мораль отличается от права и от других социальных регуляторов еще и способами осуществления своих целей. Поэтому, чтобы раскрыть природу морали, надо выяснить, как, какими способами она согласует личный и общественный интересы, что является основаниями морали, что вообще побуждает человека быть моральным.

Если право, например, опирается прежде всего на принуждение, на силу государственной власти, то мораль — основывается на убеждениях, на силе сознания, общественного и индивидуального. Можно сказать, что мораль держится как бы на трех «китах».

Во-первых, это — традиции, обычаи, нравы, которые сложились в данном обществе, в среде данного класса, социальной группы. Формирующаяся личность — ребенок, подросток, юноша или девушка — усваивает эти нравы, традиционные формы поведения, которые входят в привычку, становятся достоянием духовного мира личности. Они реализуются в ее поведении, мотивы которого при этом формулируются следующим образом: «так принято» или «так не принято», «так все делают», «как люди, так и я», «так исстари велось», «наши отцы и деды так поступали, и мы будем так же». Важность подобных мотивов несомненна. Ведь без усвоения того, что принято или не принято в данном обществе, нельзя понять, «что такое хорошо» и «что такое плохо».

Во-вторых, мораль опирается на силу общественного мнения, которое с помощью одобрения одних поступков и осуждения других регулирует поведение личности, приучает ее соблюдать моральные нормы. Орудиями общественного мнения являются, с одной стороны, честь, доброе имя, общественное признание, которые становятся следствием добросовестного выполнения человеком своих обязанностей, неуклонного соблюдения им моральных норм данного общества; с другой стороны, стыд, присты-жение человека, нарушившего нормы морали.

Наконец, в-третьих, мораль основывается на сознательности каждой отдельной личности, на понимании ею необходимости согласования личных и общественных интересов. Этим определяется добровольный выбор, добровольность поведения, что имеет место тогда, когда прочной основой морального поведения личности становится совесть.[8]

О реальности названных трех «китов», или трех оснований морали, говорит вся ее история. Зафиксировано это и народной мудростью. Ведь недаром об очень плохом, аморальном человеке говорят: «Ни стыда, ни совести». Значит, общественное мнение на него не действует, а совесть неразвита. Такого человека моралью не проймешь, приходится применять более жесткие средства воздействия, рассчитанные на низкий уровень сознательности («Кого честь не берет, того палка проймет»,— говорит одна из пословиц).

Конечно, три «кита» морали неодинаковы по своим размерам, силе и значению. Мораль как способ социального регулирования и духовного совершенствования личности в коллективистском и гуманистическом направлениях опирается и на привычки, традиции, и на силу общественного мнения. Вместе с тем особое значение здесь имеет моральная сознательность личности, добровольность ее нравственного поведения.

Роль религии в основании морали и в обеспечении ее функционирования очень велика. Это большой самостоятельный вопрос. Религиозное основание морали («так бог велит», «если бога нет, то все дозволено» и т. д.) сыграло в истории нравственности немалую роль. Оно весьма существенно для верующего человека и поныне. Но это не дает еще оснований считать религию обязательной основой морали, о чем свидетельствует хотя бы высокий моральный уровень многих атеистов. С полным правом мы можем утверждать, что среди неверующих добродетельных людей никак не меньше, чем среди верующих.[9]

Разумеется, в том обществе, где религия является господствующей идеологической силой, она подчиняет себе все, в том числе и мораль. Но религия использует при этом для воздействия на моральное сознание и поведение людей все те же указанные выше факторы — силу традиций, общественное мнение, совесть верующего человека и т. д., иначе говоря, «бог», будучи сам продуктом человеческой фантазии, может сделать человека моральным только с помощью человеческих же установлений, чувств, идей. Нельзя забывать и о негативной социальной роли религии в обществе, о том, что она есть «опиум народа». Ведь моральный авторитет религии и церкви очень широко используется для прикрытия и оправдания антинародной, глубоко аморальной политики. Исследователи морали давно уже обратили внимание на то, что она является не только одним из важнейших социальных регуляторов, не только совокупностью норм и правил поведения, но и особым, очень важным способом самопознания и самосовершенствования человеческой личности, способом раскрытия человеческого в человеке.

Человек моральный отличается от аморального, от того, у кого «ни стыда, ни совести», не только и даже не столько тем, что его поведение гораздо легче регулировать, подчинять существующим правилам и нормам. Сама личность невозможна без морали, без этого самоопределения своего поведения. Мораль из средства превращается в цель, в самоцель духовного развития, в одно из необходимейших условий становления и самоутверждения человеческой личности.[10]

У самых разных народов был обнаружен сложившийся в родовом обществе обычай, который иногда называют законом талиона: виновный должен понести наказание, равное по силе преступлению («око за око», «зуб за зуб» и, конечно, «смерть за смерть»). Причем мстили не конкретному обидчику или убийце, а всему его роду, и не в одном, а во многих последующих поколениях. А в роли мстителя выступал тоже не отдельный человек, а весь род, к которому относился пострадавший, то есть мстил не человек человеку, а род — роду.

Правила талиона и кровной мести органически вписывались в образ жизни и мораль родового общества, где отдельный человек экономически и нравственно почти ничего не значил. Род был для него всем, и он как бы растворяется в роде, сливается с ним. Родовая мораль жестко делит людей на «своих» и «чужих». «Свои» — это кровные родственники, члены данного рода, затем племени. С ними нужно делиться всем, что у тебя есть, их следует поддерживать и защищать даже ценою собственной жизни. Все остальные — «чужие», на них не распространяются нормы морали, а если данный род состоит с другим в отношениях кровной мести, то возмездие грозит всем его представителям.

В классовом обществе родоплеменные связи разрушаются, родовую мораль сменяет мораль классовая, а обычай кровной мести приходит в конфликт с государственно-правовой формой организации общества, с государством, которое вершит правосудие. Поэтому в новых условиях этот обычай становится анахронизмом и постепенно исчезает, хотя кровная месть встречается еще и в XX веке (так было у некоторых народов Кавказа и Средней Азии, такова вендетта на островах Корсика и Сардиния).[11]

В морали феодального общества одним из самых значительных явлений стал феодальный кодекс чести и связанные с ним рыцарские поединки и дворянские дуэли. Анализируя природу средневекового рыцарства и его представления о чести, А. И. Герцен писал, что основу их морали составляла «беспредельная самоуверенность в достоинстве своей личности и личности ближнего, разумеется, признанного равным по феодальным понятиям. Человек научился уважать человека в рыцаре; этого мы им не забудем. Гордое требование признания рыцарских прав было почвою, на которой выросло сознание права и достоинства человека вообще».

Но феодальный кодекс чести был частью морали феодалов. Отсюда его историческая ограниченность и узость. Как и родовая мораль, он распространялся только на «своих», хотя круг «своих» и стал заметно шире. Рыцарь и дворянин, очень чувствительные к малейшим обидам и оскорблениям в своей среде, высокомерно взирали на всех, кто стоял ниже их на социальной лестнице. А уж крепостного крестьянина можно было безнаказанно оскорблять, унижать, продавать, как скот, пороть плетьми и травить собаками — и все это в полном соответствии с моральными нормами и кодексом чести феодального дворянства. Налицо еще одна система исторически ограниченных моральных норм, распространенных в сравнительно узком кругу и теряющих свое значение с переходом человечества на новые ступени развития.

А возможны ли общечеловеческие основания морали, имеющие более широкое применение? Проанализируем одно из них, называемое даже «золотым правилом» нравственности. Речь идет о правиле, которое еще в древности получает такую формулировку: «Не делай другому того, чего бы ты не хотел по отношению к себе». Или: «Как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними». Применив это правило в анализе различных ситуаций поведения, мы вынуждены будем признать, что оно неплохо «работает» и позволяет различать добро и зло в отношениях между людьми. Действительно, быть добрым, честным, бескорыстным, благодарным хорошо, ибо этого я бы хотел и по отношению к себе, а злым, жестоким, лживым, корыстным, неблагодарным — плохо, ведь этого я бы не хотел, следовательно, и сам не должен так поступать с другими.[12]

В отношениях между отдельными людьми, причем людьми равными, хорошими, моральными, это правило в самом деле «работает».

Большинство исследователей морали признает, что наряду с правом, юридическими законами и нормами она является одним из основных социальных регуляторов. Причем регулятивная функция морали так или иначе обусловливает другие ее функции — воспитательную, познавательную, оценочную, ориентирующую и т. д. Мораль направлена на осуществление еще одной цели, имя которой гуманизм (человечность).

Заключение

Таким образом, при исследовании данной проблемы можно сделать следующие выводы.

Мораль в обществе поддерживаются силой устоявшегося и общепринятого порядка, властью привычки и совокупного давления окружающих и их мнения на человека, но получает, идейное выражение в общих фиксированных представлениях (заповедях, принципах) о том, как должно поступать. Мораль отражает целостную систему воззрений на социальную жизнь, содержащих в себе то или иное понимание сущности («назначения», «смысла», «цели») общества, истории, человека и его бытия. Поэтому господствующие в данный момент нравы и обычаи могут быть оценены моралью с точки зрения её общих принципов, идеалов, критериев добра и зла, и моральное воззрение находится в критическом отношении к фактически принятому образу жизни. Вообще же, в морали должное и фактически принятое совпадает далеко не всегда и не полностью.

В реальной истории нормы общечеловеческой нравственности никогда не исполнялись целиком, безоговорочно всех случаях без исключения.

Особенно велико значение – основы морали, призванной помочь человеку правильно определить свое место в жизни, облегчить ориентацию в ней, опираясь при этом на знание законов развития общества и на многовековой, по крупинкам собираемый опыт сотен поколений. Значение общечеловеческих оснований морали заключается в том, что они обеспечивают содержательное и функциональное единство всей структуры морали, характеризуя ее общую направленность.

1. Бондаренко Ю.Я. У истоков современной морали. М., 1991.

2. Гусейнов А.А. Введение в этику. М., 1985.

3. Зеленкова И.Л. Основы этики. М., 1998.

4. Лосский Н.О. Условия абсолютного добра. Основы этики. М., 1991

5. Момов В.А. Человек, мораль, восприятие. М., 1985.

6. Спиркин А.Г. Основы философии. М., 1988.

7. Философский энциклопедический словарь/ под ред. Аверинцева С.С., Ильичева Л.Ф. М., 1989.

8. Франк С.Л. Сочинения. М., 1990.

[1] Философский энциклопедический словарь/ под ред. Аверинцева С.С., Ильичева Л.Ф. М., 1989. С. 378

[2] Зеленкова И.Л. Основы этики. М., 1998. С. 157

[3] Лосский Н.О. Условия абсолютного добра. Основы этики. М., 1991. С. 203.

[4] Спиркин А.Г. Основы философии. М., 1988. С. 176.

[5] Бондаренко Ю.Я. У истоков современной морали. М., 1991. С. 64

[6] Франк С.Л. Сочинения. М., 1990. С. 314.

[7] Зеленкова И.Л. Основы этики. М., 1998. С. 160.

[8] Момов В.А. Человек, мораль, восприятие. М., 1985. С. 98.

[9] Бондаренко Ю.Я. У истоков современной морали. М., 1991. С. 70.

[10] Спиркин А.Г. Основы философии. М., 1988. С. 180.

[11] Франк С.Л. Сочинения. М., 1990. С. 320

[12] Лосский Н.О. Условия абсолютного добра. Основы этики. М., 1991. С. 213.

ronl.org

Реферат Мораль

скачать

Реферат на тему:

План:

    Введение
  • 1 Определения
  • 2 Социология морали и личность
  • 3 Мораль и конфликт цивилизаций
  • 4 Мораль и право
  • 5 Мораль и нравственность
  • 6 Мораль и религии
  • Примечания
    Литература

Введение

Мора́ль (лат. moralis — касающийся нравов) — один из основных способов нормативной регуляции действий человека в обществе; особая форма общественного сознания и вид общественных отношений[1]. Мораль охватывает нравственные взгляды и чувства, жизненные ориентации и принципы, цели и мотивы поступков и отношений, проводя границу между добром и злом, совестливостью и бессовестностью, честью и бесчестьем, справедливостью и несправедливостью, нормой и ненормальностью, милосердием и жестокостью и т. д.[2]


1. Определения

Современный философ Фрэнсис Фукуяма рассматривает мораль как социальный капитал, определяющий степень жизнеспособности общества. Такому пониманию морали близко её определение как коллективной интуиции.

Мораль направлена на единообразие регуляции отношений и снижение конфликтности в обществе.

Так называемая «общественная мораль» — мораль, принятая определенным обществом, как правило, эндемична для культуры или исторического периода, иногда даже для социальной или религиозной группы, хотя разные моральные системы могут быть в определенной степени схожи.[3]

Следует разделять идеальную (пропагандируемую) и реальную моральные системы. [4]

Мораль формируется главным образом в результате воспитания, в меньшей степени — в результате действия механизма сопереживания или адаптационного процесса. Мораль индивидуума, как императивный подсознательный механизм, плохо поддается сознательному критическому анализу и коррекции.[4]

Мораль служит предметом изучения этики. Более широким понятием, выходящим за рамки морали, является этос.

Мораль — понятие более тонкое, чем нравственность, связанное не только с системой нравов, но и с духовным миром человека, его ориентацией на внутренние ценности. От вопросов экологии, технологии, политологии мы неизбежно должны перейти к обсуждению проблем эволюции внутреннего мира человека. Необходимо найти способы такого воздействия на него, чтобы внутренний духовный мир человека превратился в его основную ценность. В этом и лежит ключ к самому главному — сохранению вида homo sapiens.

Н. Н. Моисеев


2. Социология морали и личность

Одним из факторов формирования морали является общественность человека, его способность к сопереживанию другим (эмпатия) и альтруистические позывы.[5] Следование морали возможно и из эгоистических побуждений — в этом случае человек ожидает, что к нему будут относиться в рамках той же морали.[6]. В таком случае оно приводит к улучшению репутации. Эволюционный подход к морали и широкое освещение вопроса репутации в социуме содержится в книге Мэтта Ридли «Происхождение добродетели».

Основные социальные функции морали:

  • регулятивная,
  • ценностно-ориентировочная,
  • познавательная,
  • воспитательная,
  • оценочная,
  • мотивирующая,
  • коммуникативная
  • гуманизирующая

Социология морали изучает закономерности как формирования систем моральных ценностей различных социальных групп, так и взаимодействия этих социальных групп, обусловленные действием существующих моральных систем. Социология морали занимается исследованием характера причин конфликтов между индивидами и социальными группами, вызванных несовпадением их моральных ценностей, а также определением судьбоносных тенденций развития общества в условиях разрешения им моральных проблем.

Мораль проявляется на общественном и личном уровне. Индивид усваивает моральные нормы в процессе социализации, ориентации на добродетельное — на гуманное, доброе, честное, благородное, справедливое. Человек приобретает сведения о том, что такое порядочность, честь, совесть. При этом мораль изменяется в процессе нормотворчества людей, самостоятельно, со всей ответственностью за моральность своего выбора принимающих решения о выборе целей и средств.


3. Мораль и конфликт цивилизаций

Моральные суждения можно обосновать в рамках некоторой нормативной системы, в случае же, когда сталкиваются противоречащие моральные суждения из разных нормативных систем, нет оснований для выбора между ними. [7] Таким образом, некорректно называть какую-то систему моральных ценностей хорошей или плохой без упоминания того, что оценивается она с позиций другой моральной системы. При таком понимании морали общечеловеческие ценности теоретически невозможны из-за разнообразия моральных норм. Практически же в мире идет постоянная борьба различных цивилизаций, одной из причин которой, по мнению наблюдателей[8], является именно несовпадение моральных ценностей. Согласно другой точке зрения, общечеловеческие ценности, в которых терпимость находится на центральном месте, должны стать частью любой моральной системы именно с целью избежать подобных конфликтов и сопутствующего насилия.

В этой связи интересны слова Карла Маркса:

У республиканца иная совесть, чем у роялиста, у имущего — иная, чем у неимущего, у мыслящего — иная, чем у того, кто не способен мыслить.

Известна т. н. «готтентотская мораль». При встрече христианского миссионера с одним из представителей этого племени якобы произошёл диалог типа:

-Что такое плохо?
-Это когда мой сосед побьёт меня, угонит мой скот, похитит мою жену.
-Что такое хорошо?
-Это когда я побью моего соседа, угоню его скот, похищу его жену

4. Мораль и право

Мораль и право тесно переплетены. С одной стороны, формализованная мораль может становиться правом. Десять заповедей — это одновременно моральный и правовой закон многих культур. Нравственная оправданность норм права для создания правового государства настолько же важна как и их единство[9].

В праве отражено понятие «морального вреда», однако мораль остается сферой высших идей, делом совести, которая служит критерием для исторических правовых реформ. Кроме того, практика тоталитарных режимов показала, что иногда мораль может вступать в противоречие с правом.

И моральные, и правовые нормы являются социальными. Общим для них является то, что оба вида служат для регулирования и оценки поступков индивида. К различному можно отнести:

  • право вырабатывается государством, мораль — обществом;
  • право закреплено в государственных актах, мораль — нет;
  • за нарушение нормы права предполагаются санкции государства, за нарушение нормы морали — общественное осуждение и критика.

Вслед за цитатой Маркса следует добавить: ‘мораль коммунистов вошла в противоречие с моралью Христа, ибо провозглашала уничтожение богатых.’


5. Мораль и нравственность

Понятия морали и нравственности имеют разные оттенки. Мораль, как правило, подразумевает наличие внешнего оценивающего субъекта (других людей, общество, церковь и т. д.). Нравственность в большей степени ориентирована на внутренний мир человека и его собственные убеждения.

6. Мораль и религии

Религии в сложившихся исторически конфессиональных формах оказали значительное и всеобъемлющее влияние на моральные принципы народов, их исповедавших. Религиозная мораль, будучи кодифицирована в священных текстах, распространяется вместе с религиями. Следует заметить, что монотеистические религии чётче и жёстче определяют границы добра и зла по сравнению с религиями, где практикуется многобожие. Однако существуют целые культуры и цивилизации, в которых формирование морали и нравственности происходило в условиях язычества (древние греки сформулировали золотое правило нравственности и разработали само понятие этики)[10], или которые могут выглядеть безрелигиозными (конфуцианство китайской цивилизации)[11].

С развитием моральных ценностей в мире и распространении идеи о существовании общечеловеческой морали, сама религия и её священные тексты стали подвергаться иногда неутешительным оценкам со стороны этих, несколько отличных, моральных систем. Например жестокость и несправедливость по отношению к иноверцам (см. кяфир, гой) и атеистам, практикующаяся в некоторых религиях, часто считается аморальной.

Со стороны многих атеистов религия часто представляется как учение, которое несет в себе аморальность. При этом часто в критике используется тот факт, что некоторые люди используют религию как инструмент для достижения собственных целей. Подобное мнение иногда выражают словами Зигмунда Фрейда, говоря, что безнравственность во все времена находила в религии не меньшую опору, чем нравственность[12].

В аморальности обвинялся и Бог Ветхого Завета[13]:

«Бог Ветхого Завета — возможно, самый неприятный персонаж в мировой литературе. Ревнивый и гордый этим, мелочный, несправедливый, безжалостный властолюбец, мстительный, кровожадный этнический чистильщик, женоненавистник, гомофоб, расист, детоубийца, сеющий чуму и смерть садомазохист, капризный, злобный хулиган».

Ричард Докинз

И боги политеистических религий:

«Как вы жестоки, о боги, как завистью всех превзошли вы!» (Гомер, Одиссея)

Согласно одному из исследований на основе репрезентативного опроса по вопросам морали, отход от религиозности не приводит к росту аморальности. «Полученная статистика свидетельствует: атеисты не более аморальны, чем верующие. Религия накладывает отпечаток на часть ответов, однако это относится скорее к особенностям догм различных верований. В собственно моральных и этических вопросах каждый человек руководствуется своими собственными соображениями, полученными при воспитании от родителей или врожденными, причем нельзя сказать, что атеисты воспитаны хуже, чем религиозные люди».[14]


Примечания

  1. В.Кемеров Философская энциклопедия — terme.ru/dictionary/183/word//
  2. Энциклопедия социологии — slovari.yandex.ru/~книги/Энциклопедия социологии/ — Мораль — slovari.yandex.ru/мораль/Энциклопедия социологии/Мораль/
  3. А. А. Гусейнов — Мораль и цивилизация — guseinov.ru/publ/moral_zivil.html
  4. 12 Нравственность, мораль, этика: Слова и термины — www.countries.ru/library/ethic/etterm.htm
  5. Мораль и рациональность — ИФРАН, 1995 — www.philosophy.ru/iphras/library/ratomor.html
  6. Роберт Райт — Моральное животное — www.ethology.ru/library/?id=184
  7. Оссовская Мария — «Основы науки о морали» (Niedzwiecka-Ossowska — Podstawy nauki o moralności, Warszawa, 1947 (1963)
  8. Хантингтон С. Столкновение цивилизаций. М.: АСТ, 2003. ISBN 5-17-007923-0.
  9. М. М. Акулич — Функционально-целевое согласие: становление и развитие — www.isras.ru/files/File/Socis/2002-01/Akulich.pdf
  10. «Высшими ценностями являются у греков ценности не религиозные, а интеллектуальные, соответственно понятие морали строится на разуме, на понимании её самим человеком, что делает мораль элитарной и относительной. Греческие философы фактически отделяют мораль от религии» (Проф. Йосеф Бен-Шломо, «Введение в философию иудаизма»).
  11. Абдусалам Гусейнов — Мораль как сфера свободного выбора — www.religare.ru/print23666.htm
  12. Фрейд З. Будущее одной иллюзии. — Минск, 1997
  13. Ричард Докинз -«Иллюзия бога» (англ. «The God Delusion»; 2006)
  14. Религия не мораль — www.gazeta.ru/science/2010/02/09_kz_3321689.shtml, Мораль легко отделима от религии — www.infox.ru/science/human/2010/02/05/Religia_moral.phtml, Morals don’t come from God — www.nature.com/news/2010/100208/full/news.2010.55.html //nature.com, 08.02.2010

wreferat.baza-referat.ru

РЕФЕРАТ на тему МОРАЛЬ, КАК ФОРМА ОБЩЕСТВЕННОГО СОЗНАНИЯ.

Этимологически термин «мораль» восходит к латинскому слову «mos», обозначающему «нрав». Другое значение этого слова – закон, правило, предписание. В современной философской литературе под моралью понимается нравственность, особая форма общественного сознания и вид общественных отношений; один из основных способов регуляции действий человека в обществе с помощью норм.

Мораль возникает и развивается на основе потребности общества регулировать поведение людей в различных сферах их жизни. Мораль считается одним из самых доступных способов осмысления людьми сложных процессов социального бытия. Коренной проблемой морали является регулирование взаимоотношений и интересов личности и общества.

Моральные идеалы, принципы и нормы возникли из представлений людей о справедливости, гуманности, добре, общественном благе и т.п. Поведение людей, которое соответствовало этим представлениям объявлялось моральным, противоположное – аморальным. Иными словами, морально то, что, по мнению людей, отвечает интересам общества и индивидов. То, что приносит наибольшую пользу. Естественно, что эти представления менялись от века к веку, и, кроме того, они были различны у представителей различных слоев и групп.

Моральные (нравственные) отношения – отношения, в которые вступают люди, совершая поступки. Нравственные отношения представляют собой диалектику субъективного (побуждения, интересы, желания) и объективного (нормы, идеалы, нравы) с которыми приходится считаться. Вступая в нравственные отношения, люди возлагают на себя определенные моральные обязательства и вместе с тем возлагают на себя моральные права.

Истоки морали следует искать в эпоху античности, когда наметился поворот философии к проблеме человека.

Человеческая мораль как особая форма человеческих отношений складывалась издавна. Это прекрасно характеризует заинтересованность общества к ней и то значение придаваемое морали как форме общественного сознания. Естественно нормы морали разнились от эпохи к эпохе, и отношение к ним всегда было неоднозначно.

В древности «этика» («учение о нравственности») означала жизненную мудрость, «практические» знания относительно того, что такое счастье и каковы средства для его достижения. Этика – это учение о нравственности, о привитии человеку деятельно–волевых, душевных качеств, необходимых ему в первую очередь в общественной жизни, а затем и личной. Она учит практическим правилам поведения и образу жизни отдельного человека.

Нравственная деятельность направлена на самого человека, на развитие заложенных в нем способностей, особенно его духовно-нравственных сил, на совершенствование его жизни, на реализацию смысла своей жизни и назначения. В сфере “деятельности”, связанной со свободой воли, человек “выбирает” личности, сообразующей свое поведение и образ жизни с нравственным идеалом, с представлениями и понятиями о добре и зле, должном и сущем.

Средневековье выносит критерии добра и зла за пределы человека. Добродетели не нужно учиться, не нужно культивировать в себе характер совершенного человека. Нужно научиться принимать моральные нормы, в качестве которых выступают заповеди Бога. Мораль дана до бытия человека. Ее нормы общезначимы, безусловны и абсолютны.

Среди философских трактатов по этике особенно выделяются труды И. Канта. Этика Канта во многих отношениях явилась вершиной философии морали нового времени. Моральное поведение требует не только осознания долженствования, но и практического выполнения долга.

Учение о нравственности находится в центре всей системе Канта. Канту удалось обозначить, если и не объяснить полностью, целый ряд специфических черт морали. Нравственность не есть психология человека как такового, она не сводится ни к каким-то присущим всем людям элементарным стремлениям, чувствам, влечениям, побуждениям, ни к каким-то особенным уникальным переживаниям, эмоциям, побуждениям, отличным от всех остальных психических параметров человека. Нравственность, конечно, может принимать форму тех или иных психологических явлений в сознании человека, но лишь через воспитание, через подчинение стихии чувств и побуждений особой логике морального долженствования. Вообще, мораль не сводится к «внутренней механике» душевных импульсов и переживаний человека, а имеет нормативный характер, то есть вменяет человеку определенные действия и сами побуждения к ним по их содержанию, а не по психологическому облику, эмоциональной окраске, душевному настрою и т. п. Этим методологическим разграничением “логики чувств” и “логики морали” Канту удалось обнаружить суть нравственного конфликта в сфере индивидуального сознания в конфликте долга и склонностей, влечений, желаний, непосредственных стремлений.

Парадокс кантовской этики состоит в том, что, хотя моральное действие и направлено на осуществление природного и морального совершенства, достичь его в этом мире невозможно.

Кант категорически отказал морали в праве быть учением о сущем, то другой представитель классической немецкой философии Г. Гегель обратил внимание на различие морали и нравов, идеальных и фактических форм общественной связи между людьми. Нравственность, по Гегелю, есть выражение сущего, закрепленного традицией, нравами, а мораль есть выражение должного.

Подметив важные, существенные аспекты проблемы морали, и тот и другой мыслитель рассматривают мораль как некую абстракцию, тогда как в действительности мораль включена в живую ткань интересов человека и общества, и каждая эпоха вкладывает в нее свое содержание.

Так, в условиях первобытного общества нравственность есть свойство жизнедеятельности человека. Содержание нравственности обеспечивается кровно – родственными отношениями. Нравственность выступает как естественное состояние человека, о чем он даже не подозревает, ибо лишен личностной определенности.

Мораль, являясь особой формой сознания, имеет свою структуру — систему форм, нарастающих по степени своей обобщенности и независимости от конкретной ситуации. Структура включает: норму — систему норм — моральные качества — моральный идеал — моральные принципы — понятия, задающие нормативный смысл социальной действительности (справедливость, общественный идеал, смысл жизни) — понятия, задающие особый уровень развития личности (долг, честь, достоинство, ответственность).

Структура морали фокусирует особое требование к поведению человека. Специфика этого требования в том, что оно носит всеобщий, общечеловеческий характер, снимает различие между субъектом и объектом, представляет высший уровень обусловленности, имеет свои санкции в форме общественного мнения, ориентированного на должное.

Логика морали как особой формы сознания — это логика долженствования. Она ориентирует человека на возможность своими усилиями проектировать себя, созидать свою жизнедеятельность, уяснив свой смысл жизни и избрав свой образ жизни, свое понимание противоречия между сущим и должным.

Поскольку мораль как форма сознания включается в структуру общественного сознания, где одна из форм задает ориентир отражения общественного бытия, то мораль, имея общечеловеческое основание, несет на себе печать и своего времени, и той формы, которая доминирует в структуре общественного сознания. И чтобы уяснить содержание морали, ее характер применительно к конкретному времени, следует учитывать все факторы влияния на мораль. Только так можно понять причину метаморфозы тех или других норм морали.

Поскольку мораль имеет двойную детерминацию: зависимость от общечеловеческих ценностей и зависимость от конкретного общественного бытия, то это задает особость морали, ее специфику. Она (мораль) «видит», отражает и диагностирует состояние сущего через абстракции добра и человечности. Неся в себе антитезу сущего и должного, мораль претендует на то, чтобы помочь отчужденным индивидам обрести достойный смысл их жизни.

Что касается взаимосвязи морали как формы общественного сознания и нравственного сознания индивида, то в пределах этой взаимосвязи мораль выступает как идеальная форма человечности, ориентируя индивида на критическое отношение к обществу и к себе.

Нравственность является одним из основных типов социальной регуляции, своеобразным способом организации реального процесса человеческой жизнедеятельности. Объективные потребности общества, фиксируясь в нравственности, принимают форму оценок, общих правил и практических предписаний. Материальные отношения отражаются в ней под углом зрения того, как они могут и должны реализоваться в непосредственной деятельности отдельных индивидов и групп. Фиксируя те требования, которые общественное бытие предъявляет к сознательно действующим индивидам, нравственность выступает как способ практического ориентирования людей в общественной жизни. Она по своей роли в обществе одно – порядковая с правом, обычаями и т.д. Мораль, согласно понятию «практически-духовного освоения мира» – это форма духовного отношения к миру, но такая, которая практически ориентирована, и ее непосредственная задача состоит в организации реального общения между людьми.

Для понимания регулятивной природы нравственности представляются существенными, по крайней мере, четыре момента:

1. она представляет собой определенное ценностное отношение к миру, – точнее – субъективно-заинтересованное. Она рассматривает мир, отдельные социальные явления и акты не сами по себе, а с точки зрения их значения для общества (класса).

2. нравственность является выражением активности человеческого сознания, – ценностное отношение к миру есть в то же время отношение деятельное. Характеризуя нечто как добро или зло, нравственность одновременно подразумевает, что к первому надо стремиться, а второго избегать.

3. нравственные взгляды и представления даны в единстве с практическими отношениями, – особенность нравственного сознания, рассмотренного в целом, состоит в том, что оно является нормативно – предписанным, нацеленным на определенные действия, поэтому моральные взгляды и представления надо брать в единстве с реальными нравственными отношениями.

Будучи формой отражения действительности, моральное сознание, как и другие формы общественного сознания, может быть истинным или ложным, критерием его истинности служит практика. Однако оно обладает некоторыми специфическими свойствами. Прежде всего, оно способно оказывать активное воздействие на повседневное поведение людей. Моральные представления, принципы, идеалы вплетены в человеческую деятельность, выступая мотивами поступков. В отличие от науки моральное сознание действует в основном на уровне общественной психологии, обыденного сознания.

kursak.net

Реферат: Мораль и поведение

1.  Мораль и нравственность, происхождение идеалов

2.  Мораль, обычай, право

3.  Исторические типы морали

—  Страх

—  Стыд и гордость

—  Честь как регулятор поведения

—  Понятие достоинства и принцип гуманизма

4.  «Золотое правило» нравственности

5.  Особенности нравственного сознания и поведения

6.  Структура нравственного сознания

—  Частные требования и оценки, моральная норма

—  Моральные качества и нравственный идеал

—  Нравственные принципы

—  Представления о смысле жизни


Но где рождается такой мудрый, там процветает счастливый род.

Будда Шакья-Муни

Само слово «мораль» происходит от латинского mores — обычаи, нравы. Мораль — это особая, культурно-нормативная форма внебиологической регуляции человеческих отношений. Различают моральное сознание, моральные отношения, мо­ральные поступки.

Термины «мораль» и «нравственность» обычно использу­ют в качестве синонимов. Однако само наличие двух терми­нов, обозначающих одно явление, указывает на существова­ние двух смысловых оттенков в понятии морали. С одной стороны, мораль — это регулятор человеческих отношений, это нравы, «естественные» стремления человека, массовые привычки, получившие общественное одобрение. С другой сто­роны, мораль — это противостояние природе активного воле­вого субъекта, осознающего свою автономность, это личност­ное измерение общества.

Гегель эти два аспекта морали превратил в две ступени ее развития. Нравственность для него — это обычаи, бессозна­тельно усвоенные индивидом. В нравственности совпадают должное (предписания) и сущее — фактическое поведение людей. Мораль, по Гегелю, это как бы критическая оценка нравственности (обычаев, нравов). В морали свободная лич­ность сознательно ищет всеобщего закона, лежащего в основе нравов. Веления морали начинают расходиться с повседнев­ным порядком, «сущим». Однако мораль как выражение субъективной воли опять объективируется, переходит в нрав­ственность, понимаемую как воплощение морального закона в семейных отношениях, в гражданском обществе, в государ­стве. «Нравственность государства» Гегель считал третьей, последней фазой развития объективного духа — это «сила ра­зума, осуществляющего себя как волю». Это синтез свободы как проявления духа и ее социально-культурной объективации.

Моральные запреты, нравственные нормы складывались внутри человеческого рода еще до возникновения религии. Зигмунд Фрейд считал, что человека от животного отличает только одно главенствующее свойство – совесть. В природном царстве нет таких особей, которые испытывают раскаяние. Человек только тогда и выделился из естественного царства, когда испытал муки сожаления о содеянном. Но угрызения совести невозможны, если у человека нет нравственных абсолютов. Стало быть, они возникли у истоков истории, а не явились в готовом виде.

Есть и другая версия, толкующая происхождение идеалов. Считают, что причиной тому стал общественный договор. Люди обратили внимание на то, что многие поступки наказуемы. Если ты украл что-то у соседа, он может поступить с тобой так же. Экономист Адам Смит разработал концепцию, в которой показал индивидуальный интерес человека как фактор экономического прогресса. В книге «Теория нравственных эмоций» он пытался доказать, что развитие рынка и бизнеса должно идти параллельно с развитием морали и права.

Мораль, обычай, право

Поведение, опирающееся на моральные нормы, и поведе­ние, опирающееся на обычай, на первый взгляд, сходны. В самом деле, и мораль, и обычай регулируют человеческие вза­имоотношения. И мораль, и обычай не институализированы, то есть моральные предписания и обычаи не исходят от како­го-то особого учреждения, которое добивалось бы принуди­тельного их исполнения.

И мораль, и обычай определяют то, что мы называем нрава­ми, — привычные, широко распространенные в определенном сообществе формы поведения. Но между поведением на основе обычая и моральным поведением есть существенные различия.      Обычай — это устойчивые, стереотипные способы массово­го поведения, сложившиеся исторически. Обычай, как прави­ло, требует буквального исполнения, он не нуждается в инди­видуальной интерпретации, в отличие от морали. Обычай может требовать от представителей различных социальных групп ис­полнения различных действий. Требования же морали одина­ковы для всех. Так, например, по обычаю древних ацтеков пить вино разрешалось только старикам. Молодой же человек, на­рушивший обычай, должен был быть наказан. Наказания так­же не были одинаковыми для всех за одинаковый проступок. Чем выше социальное положение провинившегося, тем тяже­лее было наказание. Обычай находится в большей зависимости от общественного мнения, нежели мораль: нарушение обычая вызывает общественное осуждение. Нарушение моральной нор­мы могло пройти незаметно для окружающих. С этой особенностью обычая связана его большая, по сравнению с моралью, внешняя оформленность. Обычай не затрагивает человеческой души, он, в известной степени, «деятельность напоказ». Обы­чай не ставит перед человеком перспективной задачи личного совершенствования, что характерно для морального сознания. Требования морали («должное») часто расходятся с повседнев­ной человеческой жизнью («сущим»).

Для совершенствования морального поступка порой надо преодолевать рутину повсед­невности, выходить за рамки привычного, обычного, повторя­ющегося, идти наперекор общественному мнению. Обычай же есть сгущение стереотипности, повторяемости жизненных событий, это объективизация общественного мне­ния, коллективной ответственности. Обычай носит внеличностный характер, в нем совпадают должное и сущее. Обычай так же нормативен, как и мораль, но обоснование этой нормативности иное — «так должно поступать, потому что так поступают все».

Правовое требование обосновывает свою принудительность ссылкой на государственную волю, закрепленную в законах, соблюдение правовых норм предполагает меры государствен­ного принуждения. Субъект нравственности — личность, а высшая правовая инстанция — совесть; субъект обычая — че­ловеческое сообщество, группа, высшая инстанция — обще­ственное мнение. Субъект права — государство, высшая ин­станция — суд. Но право, как и обычай, тесно связано с моралью. Известно, что незнание закона не избавляет от от­ветственности. Это обусловлено тем, что в основе правовых норм лежат так называемые нормы нравственности, известные всем: «не убий», «не укради», «не лжесвидетельствуй». Обы­чай также включает в себя подобные запреты. Право обладает наибольшей принудительной силой, поскольку обеспечивает исполнение норм, являющихся основой общественной безопас­ности. По словам русского философа Вл.Соловьева, право не рассчитывает на личное совершенствование, не требует нрав­ственного выбора. Право есть принудительное требование ми­нимального добра, право имеет дело не с «идеальным совер­шенством некоторых, а с реальной безопасностью всех».

Юрист и социолог Б.Н.Кистяковский, один из авторов изве­стного сборника «Вехи», писал об обратном влиянии права на нравственность. Право не есть только «этический минимум», право не есть только принуждение. Право — это « единственная социально-дисциплинирующая система». Игнорируя ценность права, русская интеллигенция, писал он, оказывается крайне неустойчивой в своих нравственных принципах. «Главное и существенное содержание права составляет свобода. Правда, это свобода внешняя, относительная, обусловленная общественной средой. Но внутренняя, более безотносительная, духовная сво­бода возможна только при существовании свободы внешней, и последняя есть самая лучшая школа для первой».

Исторические типы морали

Исторический тип морали определяется целой совокупно­стью признаков: соотношением моральных норм и обычаев, характером санкций, соотношением поступка и его мотива, в конечном итоге — степенью автономности субъекта нравствен­ности, зрелостью личности.

Страх перед наказанием за совершенный поступок — са­мая простая форма социального контроля, распространимая даже на коллективные взаимоотношения в биологических популяциях. В ранних человеческих общностях чувство стра­ха преобладало по отношению к чужим, потенциально враж­дебным иноплеменникам.

По отношению к «своим» внутри группы действует меха­низм «стыда». В чувстве стыда выражена уже простейшая форма социального контроля, отделившаяся от ее группового носителя и ставшая самооценкой индивида. Стыд — это страх осуждения «своими». Стыд не предполагает разграничения мотива и поступка. Стыдиться (или гордиться, гордость — по­ложительная форма социального контроля этого типа) можно и случайной ошибки, гордиться можно случайной, немотиви­рованной удачей, победой, не зависящей от победителя. Ан­тичная культура в основном была воплощением того типа нрав­ственности, для которой наиболее характерной формой самооценки были «стыд» и «гордость». Человек судит себя по объективному результату, а не по мотивам поступка (таковы герои Еврипида: Федра, Геракл, Тесей). Стыд не осознавался как стыд перед собой, он как бы вынесен вовне и воплощен в образе Эриний, преследующих того, кто совершил зло.

Неотделенность еще внутреннего мира от внешних прояв­лений человеческой активности отразилась на характере дру­жеских отношений. Наиболее тесно связывала людей в «геро­ическую» эпоху Древней Греции дружба, скрепленная дого­вором. Героические действия, совершенные Ахиллом под Троей, были связаны с необходимостью отомстить за гибель своего друга Патрокла. Главным в дружбе был ее «практичес­кий» характер, мотив не отделялся от действия.

Другой тип нравственности характерен для сословного об­щества. Здесь центральным оказывается такой регулятор по­ведения, как честь. Чувство стыда трансформируется в чувство бесчестья. Понятие чести не столько выражает персональную репутацию индивида, сколько определяет значимость той общ­ности, к которой он принадлежит. Понятие чести воплощается в корпоративные « кодексы чести ». Идеалом дворянского сосло­вия было сознательное изгнание страха и утверждение чести как основного «законодателя» поведения дворянина. Дуэль — про­цедура по восстановлению чести. С этих позиций храбрость — самоцель дворянина, это не средство служения государствен­ной пользе. В отличие от более ранних типов нравственности, в данном случае поражение или победа не есть критерий нрав­ственного поступка. Главное — личное бесстрашие, то есть сле­дование закону чести, что предполагает индивидуальную мо­тивацию, а не только позитивный результат поступка. Но корпоративное одобрение вызывают только определенные внут­ренние побуждения, воплощенные в определенные действия. Дуэль, способность добровольно взглянуть в лицо смерти, ста­новится особым «очищающим» ритуальным действием, смы­вающим печать личного бесчестья. Причем индивидуальному решению в дуэли отводится серьезная роль: необходимо решить, достаточно ли только простого вызова, или «обозначения» боя (выстрел в воздух), или же оскорбление необходимо смыть кро­вью. Для низших сословий понятие чести часто связано с уров­нем мастерства, с трудом, как достойным человека занятием.

Понятие достоинства оказывается в центре нравственного сознания уже в новое время. Достоинство мыслится как то, что должно быть присуще каждому индивиду, должно носить все­общий характер. С этой точки зрения, дуэль — лишь ритуали- зированное убийство, унижающее достоинство человека дей­ствие. Достоинство предполагает расхождение между должным и сущим, что открывает простор для личного самосовершенство­вания. Понятие человеческого достоинства предполагает ощу­щение индивидом себя как представителя «рода человеческо­го» в целом, ставшее мотивом его поведения. Чувство собственного достоинства предполагает значительную вариа­тивность поведения индивида, открывает возможность различ­ных его интерпретаций. В частности, диапазон интерпретации понятия достоинства находится между полюсами безгранично­го самоутверждения индивида и ощущением огромной ответ­ственности за свои поступки перед человечеством. Основопола­гающим для истолкования идеи человеческого достоинства является принцип гуманизма, который и сам имеет различные интерпретации.

Гуманизм выражен и в идее И. Канта, согласно которой человек всегда является целью и не может стать сред­ством. Но существует и марксистский, «конкретный» гума­низм, согласно которому отдельный человек может и даже дол­жен с радостью стать средством для прогрессивного развития человечества в целом. Ж. П. Сартр рассматривает гуманизм как абсолютную свободу человека, не стесненную внешними усло­виями и внутренней «цензурой». В религиозной христианской традиции гуманизм подвергается критике, рассматривается в качестве одного из самых больших заблуждений человечества (Н. Бердяев, Ю. Бохеньский). Гуманизм как поклонение чело­века самому себе рассматривается как форма идолопоклонни­чества, несвободы человека.

«Золотое правило» нравственности

Принцип гуманизма наиболее ярко выражен в так называ­емом «золотом правиле» нравственности. История станов­ления этого принципа как основы нравственного поведения одновременно является историей становления нравственнос­ти. В современном его значении «золотое правило» начинает использоваться с XVIII века.

Изначально, в условиях родоплеменной общности, действо­вал универсальный обычай кровной мести («око за око, зуб за зуб»), талион, содержание которого сводится к идее равного воздания: «возмездие по отношению к представителю другого рода должно быть равно причиненному им ущербу тебе или членам твоего рода». Этот жестокий с современной точки зре­ния обычай ограничивал вражду родов, вводил ее в определен­ные рамки, ибо требовал строго равного воздаяния. В талионе отражена спаянность рода и отчужденность межродовых вза­имодействий.

Разрушение родоплеменных отношений вело к невозмож­ности четкого разделения на «своих» и «чужих». Внеродовые экономические связи порой оказывались важнее связей род­ственных. Как индивид уже не желает отвечать за прегреше­ния своих родственников, так и родовая общность не стремит­ся брать на себя ответственность за проступки своих членов. В этих условиях талион, рассчитанный на действия в рамках взаимоотношений «своих» и «чужих», теряет свою эффектив­ность. Возникает необходимость формирования нового прин­ципа регуляции межиндивидуальных отношений, не завися­щего от родоплеменной принадлежности индивидов.

Таким принципом и стало «золотое правило», упоминания о котором встречаются уже в V—VI веках до н.э. — в учении Конфуция и памятнике древнеиндийской культуры «Махаб-харата», в изречениях семи греческих мудрецов, в Ветхом и Новом заветах. Например, в Евангелии от Матфея «золотое правило» звучит следующим образом: «Итак, во всем как хо­тите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними…» (Матф. 7, 12). В отличие от приведенной «позитив­ной», существует и «негативная» формулировка «золотого правила»: не желай другому того, чего не желаешь себе.

«Другой» в «золотом правиле» — это любой человек, ближ­ний и дальний, знакомый и незнакомый. «Золотое правило» в скрытой форме содержит представления о равенстве всех лю­дей. Но равенство это не принижает людей, не делает их оди­наковыми. Это равенство в свободе, равенство в возможности к бесконечному совершенствованию. Это равенство в тех че­ловеческих качествах, которые индивид считает наилучшими; равенство перед теми нормами поведения, которые оптималь­ны для каждого человека.

«Золотое правило» предполагает возможность встать на место другого человека: я к себе могу отнестись как к друго­му, к другому — как к себе. Такое отношение и есть основа свя­зи между людьми, которая называется любовью. Отсюда — другая формулировка «золотого правила»: «люби ближнего, как самого себя». «Золотое правило» требует отношения к другому человеку как к себе в перспективе совершенства, то есть как к цели, но никогда — как к средству.

«Золотое правило» как основа нравственного поведения и нравственного сознания всегда было объектом пристального внимания философов. Т. Гоббс считал его основой естественных законов, определяющих жизнь человека. Это правило доступ­но для понимания каждого, оно помогает ограничить индиви­дуальные эгоистические притязания, что составляет основу еди­нения людей в государстве. Дж. Локк не считал «золотое правило» врожденным человеку, напротив, в его основе лежит естественное равенство людей, осознав которое в форме «золо­того правила», люди приходят к общественной добродетели. И. Кант весьма критически оценивал традиционные формы «зо­лотого правила». По мнению Канта, «золотое правило» в явном виде не позволяет оценить степень нравственной развитости индивида: индивид может занизить нравственные требования к самому себе, может стать в эгоистическую позицию (я не ме­шаю вам жить, не мешайте и мне). «Золотое правило» включа­ет в нравственное поведение желание индивида. Но человечес­кие желания, страсти часто делают его рабом природы и полностью выключают из мира нравственного — мира свободы. Однако категорический императив Канта — центральное поня­тие его этического учения — есть лишь философски уточнен­ное «золотое правило»: поступай так, чтобы максима твоей воли всегда могла стать основой всеобщего законодательства. В сво­ем определении Кант пытается закрыть лазейку мелкому эго­изму. Страсти, желания не должны подменять нравственные мотивы поступка. Индивид возлагает на себя ответственность за возможные последствия своего поступка.

Особенности нравственного сознания и поведения

Моральное (нравственное) сознание носит ценностный ха­рактер, то есть любая моральная норма и действие, совершен­ное на ее основе, соотносятся с некоей абсолютной системой координат — благом, добром, всеобщей справедливостью — и оцениваются в зависимости от того, насколько он близок к со­вершенству.

Человек сам определяет, что для него свято. Однако многие духовные абсолюты у людей тождественны. Незыблемую, сокровенную жизненную ориентацию философы назвали ценностью. Это и есть то, без чего человек не мыслит полноценной жизни. Исследователи подразумевают под ценностью то, что свято для конкретного человека. Ценности родились в истории человеческого рода как некие духовные опоры, помогающие человеку устоять в тяжелых жизненных испытаниях. Ценности упорядочивают действительность, вносят в ее осмысление оценочные моменты, отражают иные по сравнению с наукой аспекты окружающей действительности. Они соотносятся не с истиной, а с представлением об идеале желаемом, нормативном. Ценности придают смысл человеческой жизни.

Но мораль не есть только система представлений об абсолют­ном благе, моральное сознание понуждает человека стремить­ся к этому благу, оно как бы говорит «ты должен» — следовательно, моральному сознанию присущ долженствовательный момент, оно предписывает и запрещает.

Моральные санкции не носят характер внешнего наси­лия — материального или духовного. Когда к Христу привели грешницу, он спросил ее обвинителей, кто первым бросит в нее камень, зная, что он сам без греха? Никто не решился на это. Христос, единственный, кого не коснулся грех, остался в кон­це концов с женщиной наедине. Но и он не стал осуществлять наказание, предписанное обычаем, а сказал только: «И Я тебя не осуждаю, иди и впредь не греши» (Ин. 8, 3 — 11). Христос — носитель подлинного нравственного сознания, поэтому он стре­мится пробудить чувство вины в душе самой грешницы.

Система реальных наказаний и наград или угроза наказания в потустороннем мире — это внеморальные санкции. Даже об­щественное осуждение носит, как правило, характер внешнего давления на совершившего аморальный поступок. «Высший су­дия» человеку — он сам. Но только тогда внутренняя санкция, примененная человеком к самому себе, будет выражением нрав­ственности, когда он осудит себя с позиций абсолютного добра и абсолютной справедливости, то есть с позиций всеобщего зако­на, который он нарушил. Но, как правило, моральной самооцен­кой дело ограничивается редко. К ней могут присоединиться об­щественное осуждение и одобрение, юридические санкции, санкции церковно-религиозного характера.

Нравственный поступок всегда носит осознанный характер. Нельзя совершить добрый поступок ненароком, случайно. Мотив поведения, а не только и не столько его внешний ре­зультат становится объектом нравственной оценки. Конечно, осознание это отлично от размышлений теоретика. Достаточ­но сказать себе, что я поступаю так, потому что не могу иначе или потому что мучает совесть. Но всякий носитель нравствен­ного сознания осознает, что он совершает поступок свободно, то есть исходя из внутренних моральных побуждений, а не из соображений выгоды, чувства страха, вызванного внешней уг­розой, или из тщеславного желания заслужить одобрение ок­ружающих. В произведении О. Уайльда «Портрет Дориана Грея» Дориан, ужаснувшись тому видимому образу своей по­рочной души, который хранил его портрет, решил изменить свое поведение. Но побуждения Дориана Грея не выходили за рамки желания казаться другим, он не хотел по-настоящему преобразиться. И портрет — лицо его души — не изменился. Только в чертах Дориана на портрете появилось выражение хитрости и фальши.

Свобода воли носителя нравственного сознания, его авто­номность по отношению к природе и социальному окружению концентрированно выражает всю специфику нравственности. Свобода воли есть как бы итог перечисленных выше особенно­стей нравственности. Она включает осознанность поведения, способность быть самому себе высшим судьей, способность преодолевать силу привычки, обычая, общественного мнения, как бы «не замечать» влияния природных и социальных об­стоятельств. Конечно, свобода воли не предполагает абсолют­ную независимость от внешних обстоятельств. Как раз наобо­рот, подлинный субъект нравственного сознания порой действует, зная, что результаты его поступка будут сведены к нулю неумолимой силой внешних обстоятельств, что он, ско­рее всего, не сможет спасти утопающего, не выручит из неми­нуемой беды друга. Но тем не менее нравственный человек дей­ствует, несмотря на обстоятельства.

Структура нравственного сознания

Частные предписания и оценки — простейшая, исторически наиболее ранняя форма требования. Частное предписание дик­тует человеку совершение определенных поступков в конкрет­ной ситуации. Как правило, такая конкретность предписаний связана либо с моральной незрелостью субъекта, его «нравствен­ной ненадежностью», отсутствием сложившегося внутреннего механизма различения добра и зла, либо с внеморальным харак­тером источника морального предписания в тоталитарном обще­стве («моральный кодекс строителя коммунизма»), сознательно лишающего индивида свободы воли, либо — с отсутствием фун­кционирования механизмов морали в обществе вообще (архаи­ческое общество, в котором обычай, традиция оказываются ос­новным механизмом регуляции взаимоотношений).

Основная форма морального требования, в котором выраже­ны характерные особенности морали, — это моральная норма. Моральная норма включает долженствователъные, ценност­ные моменты, носит всеобщий характер, апеллирует к автоном­ному нравственному субъекту. Моральная норма содержит в себе призыв совершать добро и воздерживаться от зла, следователь­но, ее выполнение уже предполагает возможность самостоятельного различения человеком добра и зла, предполагает знание не­обходимости этого различения и способность в каждом конкрет­ном случае выбрать добро — нравственный способ действий.

В рассказе-притче Л. Андреева «Правила добра» один черт вдруг «возлюбил добро» и захотел жить по его правилам. Но в нем отсутствовала человеческая моральная интуиция, ему были необходимы «неизменные начала добра», данные раз и навсегда на все случаи жизни, для всех людей на все времена, ясные, простые, внутренне непротиворечивые. Черт мечтал о таких правилах, следуя которым не надо размышлять, нельзя ошибиться, не надо мучиться от сознания самой возможности ошибки. Другими словами, черт мечтал о своде частных пред­писаний, подобным рецептам из поваренной книги. Но черту пришлось испытать на этом пути муки страшнее адовых. Люди ему говорят: «Твори добро!» А правил не дают. «Есть ли что страшнее: стремиться к добру так неуклонно и жадно и не знать ни облика, ни имени его!»

Рассказ Л. Андреева не только является блестящей иллюс­трацией к проблеме различения частного предписания и мо­ральной нормы. Леонид Андреев вводит понятие абсолютно­го добра и раскрывает невозможность его воплощения в человеческой жизни. Человек как нравственный субъект тер­пит постоянные муки ответственности за несовершенство соб­ственных поступков, за несовершенство творимого им добра, за неведомые ему, возможно несущие зло последствия его доб­рых поступков, за невозможность облегчить человечеству стра­дания, о которых он знает и о которых не знает.

Моральная норма в «чистом виде» — нечто тривиальное: в ней налагается запрет на совершение зла и человек понужда­ется делать добро. Но что такое добро и зло в каждом конкрет­ном случае, человек определяет сам. В этом заключается так называемый «формализм» нравственного сознания. Нрав­ственные нормы — это часть культуры. Культура же оформ­ляет человеческую жизнь, направляет смутные душевные по­рывы по руслу выработанных форм разрешения нравственных конфликтов, она задает лишь структуру нравственного выбо­ра, выбирает же всегда сам человек, наполняя «формальные» структуры нравственности своими переживаниями. Мораль­ная норма — это форма свободы индивида от непосредственного окружения; как бы ни вели себя другие — родственники, коллеги, друзья, он отвечает за свой поступок.

Исполнение моральной нормы предъявляет к человеку оп­ределенные требования: он должен быть достаточно упорным, самолюбивым, выдержанным, мужественным и т.п., чтобы быть способным «говорить от своего имени», противостоять общественному мнению. Речь идет о моральных качествах — устойчивых чертах характера, проявляющихся в индивиду­альном поведении и необходимых для морального поведения. Определенное сочетание этих качеств образует целостность — нравственный идеал совершенной личности. Процесс «при­обретения» этих качеств носит осознанный характер, требует индивидуальных волевых усилий в процессе самовоспитания. Нравственный идеал личности (впервые сформулированный стоиками) предъявляет большие требования к обычному че­ловеку, неспособному постоянно быть на высоте идеального исполнения нравственных норм. Недаром в христианстве толь­ко Богочеловек — Иисус Христос — способен быть воплоще­нием нравственного идеала.

Чтобы делать добро, человек должен быть волевым, муже­ственным, способным противостоять толпе, но совсем не обяза­тельно нравственный человек должен быть мыслителем, всю жизнь посвятившим размышлениям о природе добра. Однако в число нравственных качеств обязательно входит осмысленность совершения нравственных поступков. То есть нравственный человек проделывает определенную нравственную работу, в каждом конкретном случае сознательно определяя для себя, что в данных обстоятельствах есть добро. Нравственное поведение осознанно, это осознание происходит в рамках «практического разума», способного осознать общие предпосылки любого кон­кретного поступка и тем самым сделать его осмысленным. Прак­тический разум позволяет человеку осознать основу своего дей­ствия, но он не тормозит это действие, не уводит человека в теоретические лабиринты. Теоретика может заинтересовать вопрос, откуда берутся нравственные принципы — являются ли они природной необходимостью, даны Богом, или выражают социальную потребность; он может задуматься над отдельны­ми последствиями своего поступка, но тогда, возможно, доброе Дело никогда не будет сделано. В практической ситуации нравственного выбора теоретик становится похож на гоголевского Манилова, размышляющего о том, что хорошо бы от дома про­вести подземный ход или через пруд выстроить каменный мост, на котором стояли бы лавки и в них продавались разные това­ры, что существенно бы улучшило жизнь крестьян его дерев­ни. Для человека как носителя нравственного сознания вполне достаточно такого обоснования своего поступка: «я это делаю, потому что иначе меня замучает совесть».

Нравственные принципы и позволяют осознать нравствен­ность как бы рамках самой нравственности, не сковывая пове­денческой активности человека, они дают основу для напол­нения моральных норм конкретным содержанием. В качестве нравственных принципов в различных этических системах могут выступать принципы счастья, наслаждения, любви, аль­труизма, равного воздаяния (справедливости), гуманизма.

Нравственные предписания, нормы, нравственные каче­ства, идеалы и принципы — это те элементы нравственности, которые обращены ко всем, они определяют структуру массо­вого поведения и массового сознания. Но принципы морали могут успешно функционировать только в том случае, если совершение нравственного поступка становится особой зада­чей отдельной личности или конкретной социальной группы. Чтобы совершить подлинно нравственный поступок, человек должен почувствовать себя свободным от внешнего принуж­дения; он сам должен осуществить нравственный выбор (ре­шить, совершение какого поступка можно назвать добром) и собственными волевыми усилиями воплотить свое решение в жизнь. Субъект морали становится автором собственного по­ступка, его поведение не подзаконно, но — самозаконно, он не может сослаться на то, что «все так делают», или на боязнь наказания, он ставит собственную подпись под совершенным им. То есть, говоря «я должен», индивид не использует чье-то требование, он обязуется исполнять те нормы, автором кото­рых является он сам. Субъект нравственного сознания — и ис­полнитель, и законодатель. В связи с этим для понимания структуры нравственного поведения особую значимость при­обретают такие элементы нравственности, как долг, нрав­ственный выбор, ответственность, совесть.

Это те механизмы, с помощью которых некая общезначи­мая нравственная формула становится личной задачей инди­вида, слово претворяется в дело, мысль — в поступок. Нравственное сознание недаром называют «практическим разу­мом », обслуживающим человеческую жизнь и побуждающим человека к действию. Переход нравственной нормы во внут­реннюю установку и есть долг. «Чувство долга» — это слияние мысли (осознание нор­мы как своей обязанности), воли, переживания.

Долг связан с другим элементом нравственности — нрав­ственным выбором, самостоятельным определением своей нравственной позиции, выбором своего понимания моральной нормы (и готовностью действовать в соответствии с этим по­ниманием). Сходная с долгом категория — категория ответ­ственности. В категории ответственности очерчиваются гра­ницы того, до каких пределов я могу отвечать за содеянное, то есть границы моего долга, взвешивается способность осуще­ствить свой долг в конкретных обстоятельствах, определяет­ся, в чем я виноват и в чем моя заслуга. Чувство ответственно­сти устанавливает баланс должного и сущего, нравственного мотива и поступка. За что я должен отвечать — за то, что хо­тел сказать, или за то, что сказалось? За благие намерения или дурное их исполнение? Я должен каяться (признать вину) за совершенное моим народом, классом или партией или только за мой личный проступок? Взгляды философов по этому воп­росу расходятся, впрочем, как и взгляды безымянных носите­лей практического разума — нравственного сознания. Доста­точно вспомнить слова героев Достоевского: «Нет в мире виноватых!» и «Всяк за всех виноват!» Одни мыслители гово­рят о безусловной значимости мотива, независимо от удачно­го или неудачного его воплощения (И. Кант). Другие же счита­ют необходимым точно подсчитать «полезный эффект» поступка (представители этического утилитаризма).

Совесть — категория для обозначения наиболее сложного механизма внутренней нравственной регуляции человеческого поведения. Совесть — универсальный индикатор внутреннего «морального самочувствия» человека; определенное состояние совести (спокойная совесть, неспокойная совесть, муки совес­ти) есть форма самоконтроля над выполнением индивидом нрав­ственного долга, показателем меры нравственной ответствен­ности индивида. Требования совести всегда завышены; неумолимый голос совести в человеке свидетельствует о невоз­можности окончательно разрешить основное противоречие че­ловеческой жизни — противоречие между сущим и должным.

Вместе с тем «совестливость» — качество, предполагающее постоянную нравственную неудовлетворенность, осознание неспособности подняться до нравственного идеала, — есть наи­более почитаемое свойство реальной, а не гипотетической, иде­альной личности. В известной степени святой — это персони­фикация совестливости.

В моральном сознании присутствуют также и такие образо­вания, функционирование которых требует привлечения опре­деленных специальных, социологических, философских зна­ний. Речь идет о понятиях справедливости, общественного идеала. Дело в том, что эти понятия предназначены для оцен­ки поведения не только отдельного человека, но и общества в целом или какой-то социальной группы. Как совместить это с утверждением, что нравственность всегда личностно обращена, может предъявлять требования к отдельному человеку, но не к обществу? Нравственная оценка общества все равно использу­ет аргумент «от человека». Общество несправедливо, то есть об­щество не позволяет человеку реализовать свои возможности. Следовательно, поскольку человек — всегда цель, но не сред­ство, общество необходимо «заменить» (реформировать или разрушить и создать заново). Оценка общества определяется моральными принципами. Однако достижение желаемого ре­зультата, даже само действие (изменение общественных поряд­ков) невозможно без использования специальных методов и знаний внеморального свойства.

Особое место в моральном сознании занимает представле­ние о смысле жизни. Здесь на первый план выдвигаются цен­ностные моменты, а не долженствовательные. Смысл жизни, являясь высшей ценностью для индивида, предельным осно­ванием его бытия, сам оказывается побудительной силой от­дельных нравственных поступков. Смысл жизни оказывается понятием, в свете которого личность определяет направление своей жизни, увязывает в единое полотно судьбы весь свой жизненный путь. Если «добро» — это нечто безусловное, то смысл жизни часто оказывается предметом мучительных раз­мышлений, поисков, разочарований. Тем самым смысл жиз­ни как некая осознанная доминанта человеческого бытия яв­ляется одновременно и жизненной ценностной ориентацией, и предметом философских размышлений. Это и элемент нрав­ственного сознания, и категория одного из разделов филосо­фии — этики.

Впрочем, современная этика подчеркивает: никаких посторонних опор у человека нет. Он постоянно вступает в мир индивидуальных, самостоятельных решений. Выбор приходится делать ему самому, опираясь на свой внутренний мир, на собственную веру в правомерность того или иного поступка…

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1.  Философия. Справочник студента. / Г.Г. Кириленко, Е.В. Шевцов – М.: Филологическое общество «СЛОВО», ООО «Фирма «Издательство АСТ», 1999.

2.  Гуревич П.С. Человек. Учебное пособие для образовательных учреждений. – М.: Дрофа, 1995.

3.  Чалдини Р. Психология влияния – СПб, Издательство «Питер», 2000.

4.  Столяренко Л.Д., Самыгин С.И. Психология и педагогика в вопросах и ответах. Серия «Учебники, учебные пособия». Ростов-на-Дону: «Феникс», 2000.

5.  Таранов П.С. Мудрость трех тысячелетий. / М.: ООО «Издательство АСТ», 1997


www.neuch.ru