Происхождение слова авторитарный: Недопустимое название — Викисловарь

Содержание

Значение слова «авторита́рный»

ая, ое; авторита́рен, рна, рно.

1. Полит.Основанный на беспрекословном подчинении личной власти.

Авторитарное государство. Авторитарный строй. Авторитарные методы управления. Противодействие авторитарным угрозам. Авторитарные тенденции в деятельности руководства страны.

2. Стремящийся утвердить свою власть, авторитет, влияние; требующий беспрекословного подчинения.

Авторитарный лидер. Авторитарные педагоги, родители.

Данные других словарей

Большой толковый словарь русского языка

Под ред.

С. А. Кузнецова

авторита́рный

-ая, -ое; -рен, -рна, -рно.

[от франц. autoritaire — властный]

Книжн.

1. Основанный на беспрекословном подчинении власти, авторитету.

А-ая форма правления. А. строй.

2. Стремящийся утвердить свой авторитет.

      нареч.

      -и; ж.

Толковый словарь иноязычных слов

Л. П. Крысин

авторита́рный

ая, ое, рен, рна

[фр. autoritaire властный

1. Основанный на беспрекословном подчинении власти, диктатуре (во 2-м знач.).

А. режим.

Ср. тоталитарный.

2. Основанный на стремлении утвердить свою власть.

Авторитарное решение.

      — свойство авторитарного (в 1-м и 2-м знач.).

Школьный словарь иностранных слов

Л. А. Субботина

авторита́рный

-ая, -ое

[франц. autoritaire – властный

1. Основанный на беспрекословном подчинении власти, диктаторский (авторитарная форма правления, авторитарный строй).

2. Стремящийся утвердить свою власть, авторитет; властный (авторитарное решение, авторитарная манера поведения).

     

АВТОРИТАРИЗМ (авторитарный режим) — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

Государственный режим, при котором правящая группа или слой самостоятельны от населения в принятии государственных решений, не ограничены гражданским обществом и представительными органами власти, самостоятельны от верховной и исполнительной власти.

В условиях А. руководство государства как правило считается с интересами существующих в обществе социальных слоев, однако их воздействие на государственную структуру происходит негласно, с помощью теневого лоббирования и прошений, при которых чиновники сами решают, какое предложение принять, а какое — отклонить. А. способствует росту бюрократии, коррупции, применяет политические репрессии против оппозиции. В условиях А.

нарушается обратная связь между властью и обществом, что способствует накоплению социальных противоречий и социальным потрясениям, переворотам и революциям, которые приводят к свержению авторитарных режимов. В отличие от тоталитаризма в условиях А. правящая группа и бюрократический аппарат не стремятся управлять всеми общественными процессами. Они предоставляют человеку большую или меньшую сферу свободы, в некоторых случаях даже допуская существование самостоятельных общественных течений при условии, что они не выступают как открытая оппозиция. Возникновению А. способствуют низкий уровень демократии и общей культуры, мобилизация сил общества в условиях модернизации и войны и др. А. является наиболее распространенным режимом в истории. Государственность в традиционных аграрных обществах, как правило, авторитарна, на этапе ранней модернизации устанавливается абсолютизм, который также авторитарен, А. используется радикалами, совершающими революцию, для подавления сил, противодействующих их стратегии преобразований, такая же ситуация возникает и при модернизации сверху.
Периферийные режимы Третьего мира используют А. для сохранения своего неустойчивого положения. Отклонение от А. либо к тоталитаризму, либо к плюралистическим политическим системам возникает в условиях перехода к индустриальному обществу. Неустойчивость А. в этих условиях дает возможность для развития элементов демократии, которые вытесняют А. Процесс борьбы против А. шел неравномерно, сопровождался откатами. После Первой мировой войны пали крупнейшие империи Европы — Россия, Австро-Венгрия и Германия. Однако большинство режимов, установившихся на их пространстве, также оказались авторитарными. А. господствовал в государствах Вост. и Юж. Европы (кроме Чехословакии) и Латинской Америки, на Иберийском п-ове. По мере наступления фашизма, особенно в ходе Первой мировой войны, в Европе ряд авторитарных режимов перешли к тоталитаризму. Во второй половине ХХ в. в ряде стран (СССР, Вост. Европа, Испания, Португалия и др.) произошел переход от тоталитаризма к А. Однако устанавливались и новые авторитарные режимы (напр.
, «черные полковники» в Греции, режим Пиночета в Чили). В 1974–1975 произошло падение А. в Испании, Португалии и Греции. В 80-е — начале 90-х произошла волна демократических выступлений и революций, которые привели к падению А. в СССР, большинстве стран Вост. Европы, Чили, Аргентине, Бразилии, Уругвае и др. Однако в Китае, Бирме и ряде других стран А. устоял. Формальное следование демократическим процедурам и введение демократических институтов стало общепринятым во второй половине ХХ в., А. стал использовать их для камуфлирования характера режима. Формально подавляющее большинство существующих сегодня в мире режимов провозглашают свой демократический характер, хотя и сохраняют либо авторитарный характер, либо значительные элементы А. в своей реальной государственной и политической практике.

Автор статьи: А. В. Шубин.

© Российская Историческая Энциклопедия

Авторитаризм — Гуманитарный портал

Авторитаризм — это форма государственной власти, которая основана на безусловном или мнимом авторитете (см.  Авторитет) правящего субъекта (правителя, вождя, политического лидера, группы, организации) и обусловлена соответствующей формой политического сознания

на основе отношения к авторитету вообще и к авторитету власти в частности. Авторитарная власть основывается на традиционном, рациональном или иррациональном, харизматическом авторитете носителя (или носителей) власти, его способности удерживать власть и привлекать сторонников. Как правило, данный субъект обладает широкими или исключительными, а иногда и неограниченными властными полномочиями, выступая в качестве главы государства основным носителем суверенитета верховной власти. Политический режим, соответствующий принципам авторитарности, существенно ограничивает или полностью исключает институты представительной и выборной демократии, политические свободы и гражданское участие в вопросах управления государством. Авторитаризм часто сочетается с диктатурой отдельной личности (или группы, например партократией или олигархией), которая в отдельных случаях трансформируется в наиболее выраженную форму авторитарной власти —
автократию
, при которой высшая государственная власть принадлежит одному субъекту (см.  Автократия).

Общие признаки всех политических режимов, соответствующих принципам авторитарности, сводятся к следующим:

  1. Автократизм (самовластие), то есть концентрация высшей государственной власти в руках одного лица или группы лиц (традиционные абсолютистские монархии в ряде стран Арабского Востока, пожизненное президентство в ряде стран Африки, военные хунты и олигархические режимы в ряде стран Латинской Америки, бывшие коммунистические партократии в ряде стран Восточной Европы).
  2. Монополизация высшей государственной власти наряду с реализацией политики, исключающей политическую конкуренцию, реальную оппозицию и автономию различных политических систем, как представляющих вероятную или реальную угрозу такой монополизации.
  3. Ограничение или имитация демократических институтов и процедур; при этом рекрутирование политической элиты осуществляется посредством кооптации или назначения сверху, а не путём свободных выборов.
  4. Ограничение принципа разделения властей, при котором отмечается выраженное доминирование исполнительных органов власти наряду со снижением роли представительных органов и их замещением авторитарно-бюрократическими институтами, а также неподконтрольность и неподотчётность высшей государственной власти гражданскому обществу.
  5. Опора высшей государственной власти преимущественно на командные, административные и силовые методы, акцент на принуждении; при этом выраженные силовые методы (репрессии) имеют нерегулярный характер и применяются, как правило, лишь в случае необходимости (например, для нейтрализации политических оппонентов или подавления массового недовольства).
  6. Ограниченное вмешательство государства в общественную жизнь; государственное вмешательство действует, как правило, лишь в политической сфере и государственном управлении, не распространяясь (или частично распространяясь) во внеполитические сферы.
  7. Отсутствие гарантий безопасности отдельной личности во взаимоотношениях с властью; при этом права и свободы личности могут провозглашаться, но реально не обеспечиваются.

В научный оборот термин «авторитаризм» был введён теоретиками Франкфуртской школы для характеризации особого типа сознания, отмеченного приверженностью авторитету, которое присуще как политической культуре, так и массовому сознанию в целом.

В работе Т. Адорно и его коллег «Авторитарная личность» (1950), призванной эмпирически обосновать эту концепцию, понятие авторитаризма раскрывается при помощи социально-психологического анализа соответствующего типа личности (авторитарной личности). Согласно их концепции, именно авторитарное сознание, которому присущи такие ценностные установки как некритичность и шаблонность мышления, опора на авторитеты, культ власти и повиновения, боязнь свободы и ответственности, создавало социальную почву и питательную среду всех «фашистских», «фашизоидных» и подобных им политических режимов в XX веке (впоследствии, однако, возобладала точка зрения, основанная на различении авторитарного и тоталитарного типа сознания, с которым связывается появление фашистских тенденций в XX веке. — см. Тоталитаризм). В 1960-е годы указанная теория авторитаризма широко использовалась в леворадикальной социологии и критической публицистике, однако начиная с середины 1970-х годов она подвергается социологической критике (особенно представителями неоконсервативной ориентации). Многие современные исследователи, признавая, что понятие авторитаризма в своё время было важным элементом теоретических построений социальных наук, обращают внимание на необходимость соблюдать осторожность при его применении, особенно в эмпирических исследованиях.

В политической философии авторитаризм рассматривается с точки зрения не столько авторитарного сознания, сколько авторитарной идеологии, определяемой как специфическая форма идеологии порядка, ведущая начало от идеологии Реставрации начала XIX века (Ж. де Место, Л. де Бональд, Р. де ла Тур дю Пин) с её романтическим культом исторического прошлого, национальных героев, с развитой политической мифологией, с акцентом на определяющей роли власти, государства и повиновения. К теоретикам авторитаризма нередко относят Т. Гоббса, как идеолога сильной государственной власти, способной навести порядок и обуздать анархию неограниченной свободы. Среди других видных теоретиков авторитарного типа правления известны: X. Д. Кортес, противник либерализма и социализма, сторонник религиозно-абсолютистской модели; Ф.  Ю. Шаль — теоретик монархического варианта авторитаризма; Г. Трейчке — идеолог и теоретик имперского правления Бисмарка. Исторические формы авторитарной идеологии сменялись от реакционных к консервативным, затем к либеральным, позже они пополнились националистическим, профашистским и фашистским вариантами. Во второй половине XX века кризисы отдельных национальных государств вызвали к жизни новые авторитарные режимы смешанного типа, которые во многом утратили идеологическую составляющую.

Ныне в западной политической науке наиболее распространена точка зрения, согласно которой авторитарное правление обычно господствует в сообществах, где либо не развиты политические и правовые институты, либо требуется ускоренное осуществление социально-экономических преобразований в условиях неготовности к ним большинства общества, само общество жёстко стратифицировано, а демократические институты, как правило, слабы и неустойчивы. При этом, длительное существование многочисленных режимов подобного типа в странах Африки исследователи чаще всего объясняют неразвитостью политической культуры и общественных институтов, а в странах Азии — особенностями национальной культуры и веками складывавшихся политических традиций. Так, для конфуцианских государств (Китай, Южная Корея, Вьетнам, Сингапур) характерны культ централизованного государства и традиционно сильного авторитарно-бюрократического аппарата, развитые патерналистские отношения (опека «сверху» при полном подчинении «снизу») и общая дисциплинированность населения. Для мусульманских государств (страны Арабского Востока, Иран, Индонезия, Малайзия) свойственны культ верховной власти, признание её фактически неограниченного права вмешательства в частную и общественную жизнь, устоявшееся убеждение в том, что только сильная (в идеале — неограниченная и неразделённая) и опирающаяся преимущественно на силу власть способна обеспечить общественный порядок. Наряду с этим, в странах исламского мира сложилась своеобразная авторитарно-коллективистская концепция демократии: так, после вполне демократичного избрания в мусульманской общине (умме) руководителя, он получает в свои руки практически неограниченную [диктаторскую] власть, и это воспринимается как норма; впоследствии этот принцип правления утверждается и в масштабах всего государства. В силу указанных причин многие современные конфуцианские и мусульманские государства, соединив передовые индустриальные технологии с традициями национальной культуры, фактически утвердили у себя авторитарную модель. При этом то, что воспринимается в западных обществах как диктатура и произвол, может выглядеть в глазах их населения как «правление лучших и достойных», а произвольное вмешательство в частную сферу и нарушения гражданских прав — как справедливое наказание людей, попирающих моральные, религиозные или иные нормы, безусловно принятые в этих обществах. Поэтому сегодня в целом, хотя и с оговорками, признаётся, что такие ценности, как экономика свободного рынка, права человека, принципы разделения властей и правового государства являются порождениями западной цивилизации и её политической культуры, и их внедрение на неевропейской культурной почве весьма затруднительно.

19. Авторитарный режим. Политология [Ответы на экзаменационные билеты]

19.  Авторитарный режим

Авторитаризмом называют систему власти, характерную для антидемократических режимов. Термин «авторитаризм» произведен от латинского слова, означающего «власть, влияние».

К историческим формам авторитаризма относятся азиатские деспотии, тиранические и абсолютистские формы правления древности, Средневековья и Нового времени, военно-полицейские и фашистские режимы.

Авторитаризм представляется более широким понятием, чем тоталитаризм. Можно утверждать, что авторитаризм в истории человечества был наиболее распространенной формой осуществления власти. В современном мире этот политический режим является реальностью в жизни сотен миллионов людей.

К характерным признакам авторитарного режима относятся:

? сосредоточение огромной власти, основных ключевых государственных постов в руках высшего руководителя (авторитета) страны — императора, фараона, царя, короля, президента и т. д.;

? огромное преобладание исполнительной власти над остальными ветвями власти даже в тех случаях, если эти ветви формально существуют;

? при наличии представительного органа (типа парламента) его формирование и деятельность зависят от высшего руководителя страны;

? преобладающими методами руководства обществом являются приказы, команды, распоряжения, исходящие от высшей власти;

? права и свободы личности ограничены и не гарантированы;

? ограниченный и контролируемый плюрализм в политическом мышлении, мнениях и действиях, допущение оппозиции, не представляющей большой опасности;

? руководство различными сферами жизни общества не столь всеохватывающее, как при тоталитаризме; нет строго организованного контроля над социальной и экономической инфраструктурой гражданского общества, над производством, профсоюзами, учебными заведениями, организациями, средствами массовой информации.

Автократия, авторитаризм не требуют демонстрации преданности со стороны населения, как при тоталитаризме. Авторитарной власти достаточно отсутствия открытого политического противостояния. В то же время авторитарная власть использует все средства борьбы против политических конкурентов, претендентов на власть. При авторитаризме население не участвует в принятии решений по важнейшим вопросам жизни общества.

Таблица 49. Авторитаризм

Достаточно распространенной разновидностью авторитарных режимов являются «военные режимы», которые в XX в. существовали и существуют сейчас во многих странах Азии, Африки и Латинской Америки. Примером может служить военная хунта в Чили во главе с генералом Пиночетом. Авторитарные режимы действуют в странах Персидского залива, в Непале, Марокко, султанате Бруней и в некоторых других традиционных абсолютистских монархиях. Здесь отсутствует разделение властей, политическая конкуренция, власть концентрируется в руках узкой группы лиц, преимущественно родственников правителя. В некоторых экономически отсталых странах действуют авторитарные режимы местных олигархов, которые после формальной ликвидации колониальной зависимости своих стран стали выступать в качестве посредников между иностранным капиталом и национальным рынком (режимы на Филиппинах при президенте Маркосе, в Тунисе, Камеруне и т. д.).

Различные виды авторитарных режимов широко представлены на постсоветском пространстве: Лукашенко в Белоруссии, Шеварднадзе (до 2004 г.) в Грузии, Ниязов в Туркмении (умер в 2007 г., но режим сохранился) и т. д. Большинство специалистов считает авторитарным и российский политический режим после событий сентября-октября 1993 г. и принятия действующей российской Конституции. При этом одна группа теоретиков считает, что авторитаризм в России является неизбежной и полезной формой политического правления для плавного перехода к подлинно демократическому устройству. Другие указывают на исторические традиции тоталитарного, диктаторского порядка и опасность перехода от современного авторитаризма к неприкрытому тоталитаризму. Сегодняшние студенты будут свидетелями разрешения этого научно-политического спора.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Что значит авторитарный человек, стиль

Чтобы максимально точно понять значение слова «авторитарность», легче всего привести ряд синонимов, таких как: антидемократизм, тоталитарность, авторитаризм.

Авторитарность – это стиль поведения, который характеризуется сильным стремлением подчинять, доминировать, управлять и руководить, принимая абсолютно все решения. Авторитарный человек не склонен советоваться, обсуждать или слушать чье-то мнение, для него существует лишь его взгляд на действительность и его мнение, которое он считает истиной.

Авторитарность как поведенческий стиль может проявляться в таких сферах, как руководство, воспитание и общение. При этом характеристики поведения во всех этих сферах мало различаются. На работе, в семье и личной сфере авторитарный тип личности проявляется в следующих факторах:

  • Повышенная агрессивность, жесткость.
  • Склонность к принуждению, угрозам, давлению на других (на членов семьи или подчиненных).
  • Строгий контроль, стремление к максимальной дисциплине.
  • Чрезмерная требовательность.
  • Игнорирование психологического фактора, человеческих эмоций.
  • Нацеленность на результат.
  • Бескомпромиссность.

Такое поведение встречается нередко, и оно имеет свои причины. Первая кроется в строгом воспитании. Ребенок, растущий в семье, где царствует авторитарное воспитание, с достаточно большой долей вероятности вырастет в именно такого руководителя. Часто авторитарный лидер получается из человека, который рос в неблагополучной семье либо был неуспешным в школе, и все его мечты были направлены на достижение в жизни успеха, материального благополучия, стабильности.

Рекомендуем: Что значит агорафобия?

Скачайте бесплатно: 5 книг, которые изменят вашу жизнь! ♡

Иногда авторитарный стиль руководства становится следствием психологических травм, одиночества, детских обид или желания отомстить. Часто люди выбирают именно авторитарный стиль лидерства осознанно, считая, что только он ведет к настоящему успеху и достижению максимального результата – в семье, в общении, на работе.

В деловой сфере

Чаще всего авторитарность проявляется именно как тип управления. Для такого руководителя характерны жесткость, стремление к абсолютной дисциплине, абсолютному контролю. Авторитарное руководство не предполагает обсуждения проблем с коллективом, коллективного принятия решений, голосований, брейн-штурмов, выслушивания чужих идей или, тем более, советов. Такой руководитель принимает решения исключительно сам, на основе своих личных суждений, у него есть четкий набор идей и мнений, и к гибкости он не склонен.

Авторитарный руководитель все решения берет на себя, не давая возможности высказаться или проявить себя подчиненным. Условия работы, методы и законы диктуются исключительно руководителем, и это не обсуждается.

Часто применяется жесткое давление, принуждение, лидер не склонен идти на уступки, для него не бывает форс-мажоров или семейных обстоятельств. Он не интересуется личными проблемами своих подчиненных, и работник, опоздавший на работу по серьезной личной причине (например, из-за болезни близкого человека), будет наказан без возможности объяснить причину.

Рекомендуем: Что такое раздражение?

Такое руководство имеет свои плюсы и минусы. Причем плюсов довольно много, и осознанный руководитель, грамотно применяя авторитарный стиль управления на нужном этапе, сможет добиться отличных результатов.

Скачайте бесплатно: 5 книг, которые изменят вашу жизнь! ♡

Такой тип управления может с успехом применяться на этапе начальном, когда коллектив (предприятие, фирма) только формируется. С помощью такого стиля руководства можно сформировать у сотрудников четкие цели, дать им понять структуру и форму работы, ее стиль, обозначить рамки рабочих обязанностей, установить дисциплину.

На начальном этапе этот стиль руководства поможет начальнику сформировать и утвердить собственный авторитет, укрепить его, проявить свои лидерские качества, показать умение достигать целей. Такой тип руководства хорош в плане дисциплины, он действительно помогает добиваться целей, обходить конкурентов, стремительно развиваться.

Минусы авторитарного управления могут быть не очевидны для самого руководителя, предпочитающего данный стиль, но очевидны для окружающих. Отсутствие возможности проявить себя и внедрить свои идеи полностью уничтожает инициативность работников, а напряженная психоэмоциональная атмосфера ведет к апатии и нежеланию членов коллектива работать и достигать целей.

Рекомендуем: Как научиться быть спокойной?

Это приводит к «застоям», к отсутствию новых идей и методов, к текучести кадров. Работники под таким начальством становятся скрытными, пассивными, они заискивают и скрывают недостатки в работе, не стремятся делать ее на должном уровне, но, боясь гнева начальства, тщательно прикрывают недоработки. Разумеется, это ведет к неизбежному понижению качества работы коллектива.

Скачайте бесплатно: 5 книг, которые изменят вашу жизнь! ♡

В личной сфере

Авторитарный подход применяется не только в деловой сфере, но и в воспитании, и даже в общении. Такое общение и тип воспитания имеют те же особенности, что и авторитарное давление в рабочей среде. Характерные особенности:

  • Принятие всех решений единолично.
  • Неприятие ребенка как личности.
  • Жесткость, давление.
  • Метод «кнута и пряника».
  • Принуждение без объяснения причин.
  • Жесткие меры наказания за непослушание.
  • Неспособность искать компромисс.
  • Нежелание выслушать.
  • Равнодушие к чужим эмоциям.

Разумеется, такой родитель, родственник, супруг – не просто тиран, который хочет, чтобы окружающие страдали. Авторитарный стиль общения имеет свои причины, которые могут крыться в страхе одиночества, в детских травмах, в болезненном желании уважения, признания, в неуверенности в себе. Человек убежден, что его методы приведут к хорошим результатам, что он – справедливый и строгий воспитатель, а все другие методы – это попустительство, и оно приведет к беде.

Родители, применяющие авторитарный стиль воспитания, жестко контролируют своего ребенка, вторгаясь во все сферы его личной жизни и принимая за него решения – с кем дружить, где гулять и чем заниматься в свободное время. Они не утруждают себя объяснениями, за что ребенок наказан или почему он должен выполнять то или иное действие, а просто аргументируют: «потому что я так сказал», или «я знаю, как правильно».

В результате у ребенка может попросту атрофироваться способность к анализу, к размышлениям, интеллектуальные способности будут притупляться, он попросту перестанет задавать вопросы, и его успешность в учебе будет снижаться год за годом.

Рекомендуем: Как научиться показывать свою любовь ребенку?

Скачайте бесплатно: 5 книг, которые изменят вашу жизнь! ♡

Родители, практикующие авторитарное воспитание, крайне требовательны к своему ребенку, но вместо того, чтобы стимулировать его, они применяют методы угроз, психологического давления, наказаний и принуждения. Игрушки или красивые вещи ребенок непременно должен заслужить тяжелым трудом и большими достижениями, а просто так, из родительской любви, их не дарят.

Ребенок, на которого оказывается авторитарное давление, полностью лишается собственного мнения, инициативы или права принять решение. Все решения принимаются за него, и он попросту не имеет права на какие-либо желания.

Если авторитарный стиль семейного воспитания и имеет свои плюсы, то только в меру, и только в раннем детстве, когда ребенок еще не способен самостоятельно ходить, разговаривать, принимать решения и проявлять себя, другими словами – до тех пор, пока не достигнет четырех-пятилетнего возраста. Но в этом случае родители, принимая все решения за ребенка, оберегают его и заботятся о нем, и это не авторитарный подход, а здоровое, нормальное воспитание.

Результаты метода

Увы, авторитарный метод воспитания всегда имеет негативные последствия, иногда – довольно тяжелые. Ребенок, живущий и растущий в страхе, лишен радостей детства и вряд ли станет счастливым, здоровым и полноценным человеком в будущем.

В детстве он испытывает трепет и страх перед своими родителями, однако к подростковому возрасту ситуация меняется, и страх трансформируется в ненависть, агрессию, отстранение. Возникают постоянные и довольно сильные конфликты, подросток становится неуправляемым, мечтает покинуть дом как можно скорее.

Скачайте бесплатно: 5 книг, которые изменят вашу жизнь! ♡

Часто авторитарность в семье приводит к тому, что ребенок становится деспотичным и жестоким. Свою боль, обиды и страхи он вымещает на более слабых. Он может издеваться над животными, обижать детей в школе, хулиганить.

Воспитанный в авторитарном режиме ребенок не знает, что такое компромиссы, мирное решение конфликтов, не знает настоящей дружбы, не склонен любить окружающих, ему неведома жалость (потому что он этого не получал в семье). Такой ребенок убежден, что прав тот, кто сильнее, он все получает грубой силой, ведет себя цинично, грубо и жестоко.

Другой вариант развития событий – это развитие слабой личности. Ребенок не имеет собственных желаний, не чувствует за собой права получать желаемое, он безынициативен и умеет лишь исполнять приказы. Этот человек лишен собственной воли, у него крайне занижена самооценка и отсутствует чувство собственного достоинства, он считает себя слабее остальных. Разумеется, такой человек не сможет добиться в жизни настоящего развития, успеха и процветания.

Резюме

Крайности опасны во всем, и стоит учитывать, что у любого подхода есть как минусы, так и положительные стороны. Авторитарность в работе, воспитании, браке может быть вызвана благими побуждениями, желанием достичь больших целей, но может привести к плачевным последствиям.

Мы воспитываем и руководим так, как считаем нужным, однако стоит всегда учиться, изучать доступные и успешные методы и не забывать брать пример с успешных людей – руководителей, родителей, жен, мужей, которые достигли успеха и счастья. Искать золотую середину, прислушиваться к мнению окружающих, не забывая о собственном мнении, уметь принимать решения и брать на себя ответственность, но не забывать слушать советы тех, кто может быть полезен.

Рекомендуем: Как наладить свою жизнь?

Искусство общения, руководства, воспитания – сложное искусство. Но его можно постигать, не ограничивая себя рамками и не принимая никаких методов за окончательную истину. Ведь цель воспитания – вырастить гармоничную, счастливую и успешную личность, а такая личность не сформируется в атмосфере страха и давления. Так же и в деловой сфере: никакие блестящие идеи не появятся и никакой стремительный успех не ждет предприятие, если в коллективе царят страх и негатив. Автор: Василина Серова

Если вы любите давать советы и помогать другим женщинам, пройдите бесплатное обучение коучингу у Ирины Удиловой, освойте самую востребованную профессию и начните получать от 70-150 тысяч:

Кто такие фашисты и что такое фашизм?

Подпись к фото,

Адольфа Гитлера и Бенито Муссолини чаще всего называют фашистами

Термины «фашист» и «фашизм» кому-то могут показаться простыми ярлыками, но стоит копнуть поглубже, и глазу откроется множество хитросплетений, дающих основания для бесконечных научных дебатов.

С момента окончания Второй мировой войны и краха нацистской Германии прошло уже более шести десятилетий, но те события продолжают оставаться призмой, через которую мир смотрит на слово «фашизм».

Первым фашистским движением, которое пришло к власти, стали чернорубашечники Муссолини. Это произошло в 1922 году.

Это движение можно определенно назвать националистическим и авторитарным, а также принимающим насилие как форму политической борьбы. Но по поводу большинства остальных его отличительных черт давно ведутся академические споры.

Общий знаменатель?

«К сожалению, я не могу дать простого определения, — говорит Кевин Пассмор из Кардиффского университета, автор книги о фашизме. – Все зависит от определений».

Если принять, что «фашист» – это тот, кто является последователем фашизма, то сам термин «фашизм» все равно нуждается в четком определении.

«»Вы можете сказать: «Является ли фашизм движением, которое похоже на фашизм, который существовал в Италии?», — говорит Пассмор. Однако для большинства термины «фашизм» и «фашист» являются общим знаменателем итальянского фашизма и германского нацизма.

Однако в письме в британскую газету Times сэр Перегрин Уорсторн спешит акцентировать различия между понятиями. 85-летний бывший редактор Sunday Telegraph признает, что как и «большинство людей моего поколения 80-летних британцев… в прошлом я верил в превосходство белой расы».

Но это «ни в коей мере не означает, что [мы] были фашистами», — говорит сэр Перегрин, добавляя, что больше не является расистом.

Отдельные характеристики

Одна из проблем при попытке связать фашизм с нацизмом заключается в том, что они совсем не так легко взаимозаменяемы, как кажется некоторым.

Расизм, а особенно антисемитизм, являлся центром идеологии нацизма, при том что в итальянском фашизме взгляд на этот вопрос был намного менее однозначным.

Подпись к фото,

Одним активистам термин «фашист» нравится, а другие не считают себя фашистами

Поэтому для некоторых ученых одного лишь расизма в идеологии современной организации может быть недостаточно для того, чтобы заклеймить ее фашистской.

Фашизм в Италии также отличался тем, что в его политической структуре присутствовал корпоратизм. Под ним обычно понимают политическую или экономическую систему, в который отдельные люди собраны в различные группы – например, «слесари» или «священники» – в рамках государства, которые договариваются с другими группами ради достижения прогресса.

В современных либеральных демократиях ситуация другая, где простейшим политическим элементом является человек. В корпоративной же модели сотрудничеству отдается приоритет над соперничеством.

Еще одной характеристикой, относящейся к фашизму, является автаркия – самодостаточная экономика. Однако современные автаркии — тот же Афганистан во времена правления в нем талибов – совершенно не принято считать фашистскими государствами.

Тема фашистских символов также представляется очень значимой.

Сам термин происходит от слова «фации» – символического вооружения воинов почетной охраны у должностных лиц в Древнем Риме, приглянувшегося фашистам Муссолини.

Фалангисты, во главе которых стоял Франко, сделали своим символом стрелы, связанные хомутом, символом королевы Изабеллы и короля Фердинанда.

Нацисты сделали своим символом свастику.

Символы, которые каким-то образом перекликаются с такими давними мотивами, вообще распространены среди современных экстремистов.

Широта определений

Другой проблемой, возникающей при попытке четко определить понятие «фашист», является то, что зачастую заявленная идеология итальянских фашистов и германских нацистов далеко не полностью совпадала с проводимой ими политикой.

Однако самая очевидная трудность – это то, сколь широко понятие «фашист» использовалось на протяжении многих лет.

Кто-то считает его оскорблением, а, скажем, Оксфордский английский словарь дает разные определения: «(в широком смысле) человек, придерживающийся правых авторитарных взглядов» и «человек, который пропагандирует определенную точку зрения или порядок в такой манере, которая считается нетерпимостью или авторитаризмом». Отсюда получаем «расизм по принципу физических особенностей тела» (body racism).

«Плохое слово»

В целом, слово «фашист» намного чаще используется как ругательное, нежели как попытка дать четкое определение.

Нацисты были плохими, и, согласно такому взгляду на вещи, их идеология была фундаментальным образом привязана к фашизму, что означает, что фашизм является фундаментально плохим явлением.

Подпись к фото,

Чернорубашечники Муссолини пришли к власти в Италии в 1922 году

«Это удобное политическое оружие – говорить, что от какого-нибудь современного политического движения отдает фашизмом», — отмечает Пассмор.

А организации, в отношении которых оппоненты часто употребляют термин «фашистская» – к примеру, Британская национальная партия, — предпочитают не использовать этот термин в качестве самохарактеристики.

«Можно задать вопрос, почему они не называют себя фашистами, учитывая, что их привлекают некоторые аспекты [фашизма]. Почему это слово продолжает считаться плохим? Антифашисты часто говорили, что фашизм – то же самое, что и нацизм», — говорит Пассмор.

Кто-то, возможно, предпочитает вариант «слона в посудной лавке», считая, что фашиста всегда можно различить, даже если найти точное определение этого слова сложно.

Для таких людей любое националистическое политическое движение, которое является авторитарным, выступает против свободы слова, пропагандирует создание государства под руководством одной партии или диктатора и склонно к расизму, зачастую получает ярлык «фашистское».

Но споры по поводу точного определения «фашизма» и «фашиста» будут продолжаться.

«Студентам свойственно считать, что такое-то слово означает то-то, — говорит Пассмор. – Я же склоняюсь к точке зрения, что намного интереснее смотреть на то, как именно использовался термин. Суть истории и жизни – это дебаты на тему того, что означают слова «.

Значение слова «авторитарный» — ИЗЮМ

Что означает слово «авторитарный»

Словарь Ушакова

Авторитарный

авторит а рный, авторитарная, авторитарное; авторитарен, авторитарна, авторитарно (франц. autoritaire) (книж.). Властный, с непререкаемым авторитетом.

Словарь Ефремовой

Авторитарный

  1. прил.
    1. Характеризующийся беспрекословным подчинением власти одного лица; диктаторский.
    2. :
      1. Стремящийся утвердить свою власть, свое влияние; властный.
      2. Свойственный такому человеку.

Словарь Ожегова

АВТОРИТАРНЫЙ, ая, ое; рен, рна (книжн.). Основанный на беспрекословном подчинении власти, диктатуре. Авторитарные режимы.

| сущ. авторитарность, и, ж.

Политическая наука: Словарь-справочник

Авторитарный

(от лат. autokratos власть, влияние)

основанный на беспрекословном подчинении власти, диктаторский; властный. Авторитарное лидерство предполагает единовластное и директивное (т.е. категорически приказное, не терпящее возражений) управление людьми. Лидер здесь сосредоточивает в своих руках почти все основные управленческие функции и не позволяет подчиненным выходить за жесткие рамки отведенных им ролей. Тщательно контролируя работу людей, он постоянно держит их под угрозой применения силы или других мер принуждения и наказания за те или иные ошибки.

Смотрите также:

Морфологический разбор слова «авторитарный»

Фонетический разбор слова «авторитарный»

Значение слова «авторитарный»

Синонимы «авторитарный»

Разбор по составу слова «авторитарный»

Карточка «авторитарный»

Предложения со словом «авторитарный»

Словари русского языка

Лексическое значение: определение

Общий запас лексики (от греч. Lexikos) — это комплекс всех основных смысловых единиц одного языка. Лексическое значение слова раскрывает общепринятое представление о предмете, свойстве, действии, чувстве, абстрактном явлении, воздействии, событии и тому подобное. Иначе говоря, определяет, что обозначает данное понятие в массовом сознании. Как только неизвестное явление обретает ясность, конкретные признаки, либо возникает осознание объекта, люди присваивают ему название (звуко-буквенную оболочку), а точнее, лексическое значение. После этого оно попадает в словарь определений с трактовкой содержания.

Словари онлайн бесплатно — открывать для себя новое

Словечек и узкоспециализированных терминов в каждом языке так много, что знать все их интерпретации попросту нереально. В современном мире существует масса тематических справочников, энциклопедий, тезаурусов, глоссариев. Пробежимся по их разновидностям:

  • Толковые Найти значение слова вы сможете в толковом словаре русского языка. Каждая пояснительная «статья» толкователя трактует искомое понятие на родном языке, и рассматривает его употребление в контенте. (PS: Еще больше случаев словоупотребления, но без пояснений, вы прочитаете в Национальном корпусе русского языка. Это самая объемная база письменных и устных текстов родной речи.) Под авторством Даля В. И., Ожегова С.И., Ушакова Д.Н. выпущены наиболее известные в нашей стране тезаурусы с истолкованием семантики. Единственный их недостаток — издания старые, поэтому лексический состав не пополняется.
  • Энциклопедические В отличии от толковых, академические и энциклопедические онлайн-словари дают более полное, развернутое разъяснение смысла. Большие энциклопедические издания содержат информацию об исторических событиях, личностях, культурных аспектах, артефактах. Статьи энциклопедий повествуют о реалиях прошлого и расширяют кругозор. Они могут быть универсальными, либо тематичными, рассчитанными на конкретную аудиторию пользователей. К примеру, «Лексикон финансовых терминов», «Энциклопедия домоводства», «Философия. Энциклопедический глоссарий», «Энциклопедия моды и одежды», мультиязычная универсальная онлайн-энциклопедия «Википедия».
  • Отраслевые Эти глоссарии предназначены для специалистов конкретного профиля. Их цель объяснить профессиональные термины, толковое значение специфических понятий узкой сферы, отраслей науки, бизнеса, промышленности. Они издаются в формате словарика, терминологического справочника или научно-справочного пособия («Тезаурус по рекламе, маркетингу и PR», «Юридический справочник», «Терминология МЧС»).
  • Этимологические и заимствований Этимологический словарик — это лингвистическая энциклопедия. В нем вы прочитаете версии происхождения лексических значений, от чего образовалось слово (исконное, заимствованное), его морфемный состав, семасиология, время появления, исторические изменения, анализ. Лексикограф установит откуда лексика была заимствована, рассмотрит последующие семантические обогащения в группе родственных словоформ, а так же сферу функционирования. Даст варианты использования в разговоре. В качестве образца, этимологический и лексический разбор понятия «фамилия»: заимствованно из латинского (familia), где означало родовое гнездо, семью, домочадцев. С XVIII века используется в качестве второго личного имени (наследуемого). Входит в активный лексикон. Этимологический словарик также объясняет происхождение подтекста крылатых фраз, фразеологизмов. Давайте прокомментируем устойчивое выражение «подлинная правда». Оно трактуется как сущая правда, абсолютная истина. Не поверите, при этимологическом анализе выяснилось, эта идиома берет начало от способа средневековых пыток. Подсудимого били кнутом с завязанными на конце узлом, который назывался «линь». Под линью человек выдавал все начистоту, под-линную правду.
  • Глоссарии устаревшей лексики Чем отличаются архаизмы от историзмов? Какие-то предметы последовательно выпадают из обихода. А следом выходят из употребления лексические определения единиц. Словечки, которые описывают исчезнувшие из жизни явления и предметы, относят к историзмам. Примеры историзмов: камзол, мушкет, царь, хан, баклуши, политрук, приказчик, мошна, кокошник, халдей, волость и прочие. Узнать какое значение имеют слова, которые больше не употребляется в устной речи, вам удастся из сборников устаревших фраз. Архаизмамы — это словечки, которые сохранили суть, изменив терминологию: пиит — поэт, чело — лоб, целковый — рубль, заморский — иностранный, фортеция — крепость, земский — общегосударственный, цвибак — бисквитный коржик, печенье. Иначе говоря их заместили синонимы, более актуальные в современной действительности. В эту категорию попали старославянизмы — лексика из старославянского, близкая к русскому: град (старосл.) — город (рус.), чадо — дитя, врата — ворота, персты — пальцы, уста — губы, влачиться — волочить ноги. Архаизмы встречаются в обороте писателей, поэтов, в псевдоисторических и фэнтези фильмах.
  • Переводческие, иностранные Двуязычные словари для перевода текстов и слов с одного языка на другой. Англо-русский, испанский, немецкий, французский и прочие.
  • Фразеологический сборник Фразеологизмы — это лексически устойчивые обороты, с нечленимой структурой и определенным подтекстом. К ним относятся поговорки, пословицы, идиомы, крылатые выражения, афоризмы. Некоторые словосочетания перекочевали из легенд и мифов. Они придают литературному слогу художественную выразительность. Фразеологические обороты обычно употребляют в переносном смысле. Замена какого-либо компонента, перестановка или разрыв словосочетания приводят к речевой ошибке, нераспознанному подтексту фразы, искажению сути при переводе на другие языки. Найдите переносное значение подобных выражений в фразеологическом словарике. Примеры фразеологизмов: «На седьмом небе», «Комар носа не подточит», «Голубая кровь», «Адвокат Дьявола», «Сжечь мосты», «Секрет Полишинеля», «Как в воду глядел», «Пыль в глаза пускать», «Работать спустя рукава», «Дамоклов меч», «Дары данайцев», «Палка о двух концах», «Яблоко раздора», «Нагреть руки», «Сизифов труд», «Лезть на стенку», «Держать ухо востро», «Метать бисер перед свиньями», «С гулькин нос», «Стреляный воробей», «Авгиевы конюшни», «Калиф на час», «Ломать голову», «Души не чаять», «Ушами хлопать», «Ахиллесова пята», «Собаку съел», «Как с гуся вода», «Ухватиться за соломинку», «Строить воздушные замки», «Быть в тренде», «Жить как сыр в масле».
  • Определение неологизмов Языковые изменения стимулирует динамичная жизнь. Человечество стремятся к развитию, упрощению быта, инновациям, а это способствует появлению новых вещей, техники. Неологизмы — лексические выражения незнакомых предметов, новых реалий в жизни людей, появившихся понятий, явлений. К примеру, что означает «бариста» — это профессия кофевара; профессионала по приготовлению кофе, который разбирается в сортах кофейных зерен, умеет красиво оформить дымящиеся чашечки с напитком перед подачей клиенту. Каждое словцо когда-то было неологизмом, пока не стало общеупотребительным, и не вошло в активный словарный состав общелитературного языка. Многие из них исчезают, даже не попав в активное употребление. Неологизмы бывают словообразовательными, то есть абсолютно новообразованными (в том числе от англицизмов), и семантическими. К семантическим неологизмам относятся уже известные лексические понятия, наделенные свежим содержанием, например «пират» — не только морской корсар, но и нарушитель авторских прав, пользователь торрент-ресурсов. Вот лишь некоторые случаи словообразовательных неологизмов: лайфхак, мем, загуглить, флэшмоб, кастинг-директор, пре-продакшн, копирайтинг, френдить, пропиарить, манимейкер, скринить, фрилансинг, хедлайнер, блогер, дауншифтинг, фейковый, брендализм. Еще вариант, «копираст» — владелец контента или ярый сторонник интеллектуальных прав.
  • Прочие 177+ Кроме перечисленных, есть тезаурусы: лингвистические, по различным областям языкознания; диалектные; лингвострановедческие; грамматические; лингвистических терминов; эпонимов; расшифровки сокращений; лексикон туриста; сленга. Школьникам пригодятся лексические словарники с синонимами, антонимами, омонимами, паронимами и учебные: орфографический, по пунктуации, словообразовательный, морфемный. Орфоэпический справочник для постановки ударений и правильного литературного произношения (фонетика). В топонимических словарях-справочниках содержатся географические сведения по регионам и названия. В антропонимических — данные о собственных именах, фамилиях, прозвищах.

Толкование слов онлайн: кратчайший путь к знаниям

Проще изъясняться, конкретно и более ёмко выражать мысли, оживить свою речь, — все это осуществимо с расширенным словарным запасом. С помощью ресурса How to all вы определите значение слов онлайн, подберете родственные синонимы и пополните свою лексику. Последний пункт легко восполнить чтением художественной литературы. Вы станете более эрудированным интересным собеседником и поддержите разговор на разнообразные темы. Литераторам и писателям для разогрева внутреннего генератора идей полезно будет узнать, что означают слова, предположим, эпохи Средневековья или из философского глоссария.

Глобализация берет свое. Это сказывается на письменной речи. Стало модным смешанное написание кириллицей и латиницей, без транслитерации: SPA-салон, fashion-индустрия, GPS-навигатор, Hi-Fi или High End акустика, Hi-Tech электроника. Чтобы корректно интерпретировать содержание слов-гибридов, переключайтесь между языковыми раскладками клавиатуры. Пусть ваша речь ломает стереотипы. Тексты волнуют чувства, проливаются эликсиром на душу и не имеют срока давности. Удачи в творческих экспериментах!

Определение авторитарного режима по Merriam-Webster

ау · тор · я · тар · я · ан | \ ȯ-ˌthȯr-ə-ˈter-ē-ən , ə-, -ˌthär- \ 1 : в отношении слепого подчинения властям или за их поддержку были авторитарные родители

2 : в отношении концентрации власти у лидера или элиты, не несущих конституционной ответственности перед народом, или выступающих за такую ​​концентрацию власти. авторитарный режим

авторитарных — Викисловарь

Английский [править]

Этимология [править]

Около 1880 г. Орган + -arian

Произношение [править]

  • (Великобритания) IPA (ключ) : / ɔːˌθɒrɪˈtɛːrɪən /
  • (США) IPA (ключ) : / əˌθɔrəˈtɛriən /, / əˌθɒrəˈtɛriən /, / ɔˌθɔrəˈtɛriən /, / ɔˌθɒrəˈtɛriən /

Прилагательное [править]

авторитарный ( сравнительный более авторитарный , превосходный наиболее авторитарный )

  1. В отношении властей, связанных с ними или демонстрирующих их строгое подчинение; отдавая предпочтение авторитаризму перед гражданскими и личными свободами.
  2. Требование подчинения власти; отмечен авторитаризмом; диктаторский, тиранический.

    Авторитарное правительство требовало более строгих законов для низкооплачиваемых крестьян.

    • 2020 14 марта, «О чем нам рассказало внезапное падение Берлинской стены?», В Минхуэй [1] :

      Это может быть именно из-за его слабости Природа, авторитарная диктатура нуждается в безудержном насилии и лжи, чтобы поддерживать свое правление.

  3. Склонность навязывать свои требования другим, как если бы кто-то был авторитетом.
Синонимы [править]
Antonyms [править]
Производные термины [править]
Переводы [править]

или относящиеся к абсолютному подчинению властям

характеризуется тираническим подчинением власти; диктаторский

склонность навязывать свои требования другим, как если бы он был авторитетом

Существительное [править]

авторитарных ( множественное число авторитарных )

  1. Тот, кто повелевает безоговорочно подчиняться своей власти.
    Диктатор был авторитарным .
  2. Тот, кто следует и чрезмерно послушен авторитету.
    • 2006 , Роберт Альтемейер, Авторитаристы
Переводы [править]

тот, кто повелевает полностью подчиняться своей власти

Тот, кто следует авторитету

  • китайский:
    Кантонский: пожалуйста, добавьте этот перевод, если можете
    Китайский: пожалуйста, добавьте этот перевод, если можете
Приведенные ниже переводы необходимо проверить и вставить выше в соответствующие таблицы переводов, удалив все цифры.Числа не обязательно совпадают с числами в определениях. См. Инструкции в Викисловаре: макет статьи § Переводы.

Проверяемые переводы

Ссылки [править]

Внешняя политика для американского народа

СЕКРЕТАРЬ БЛИНКЕН: Доброе утро. Дорогие американцы, пять недель назад я был приведен к присяге в качестве государственного секретаря. Моя работа — представлять Соединенные Штаты в мире, бороться за интересы и ценности американского народа.Когда президент Байден попросил меня служить, он убедился, что я понимаю, что моя работа — служить вам — делать вашу жизнь более безопасной, создавать возможности для вас и ваших семей и преодолевать глобальные кризисы, которые все больше определяют ваше будущее.

Я очень серьезно отношусь к этой ответственности. И важная часть работы — это поговорить с вами о том, что мы делаем и почему.

Сегодня позже президент Байден поделится так называемым «временным стратегическим руководством» по нашей национальной безопасности и внешней политике.Он дает начальное направление нашим агентствам национальной безопасности, чтобы они могли сразу приступить к работе, в то время как мы продолжаем разрабатывать более глубокую стратегию национальной безопасности в течение следующих нескольких месяцев. Временное руководство излагает глобальный ландшафт, каким его видит администрация Байдена, объясняет приоритеты нашей внешней политики — и, в частности, то, как мы обновим силу Америки, чтобы противостоять вызовам и использовать возможности нашего времени.

Итак, для этого — моей первой важной речи в качестве секретаря — я собираюсь пройти — я расскажу вам, как американская дипломатия будет претворять в жизнь стратегию президента.Если мы будем делать свою работу правильно, вы сможете проверить нашу работу — увидеть связи между тем, что мы делаем по всему миру, и целями и ценностями, которые я изложу сегодня.

Я знаю, что внешняя политика иногда может казаться оторванной от нашей повседневной жизни. Либо все дело в серьезных угрозах, таких как пандемии, терроризм, либо оно исчезает из поля зрения.

Отчасти потому, что часто речь идет о людях и событиях на другом конце света и о вещах, которых вы не видите — например, о прекращении кризисов до того, как они начнутся, или о переговорах, которые проходят вне поля зрения.

Но это еще и потому, что те из нас, кто проводит внешнюю политику, не всегда хорошо справлялись с ее соответствием потребностям и чаяниям американского народа. В результате в течение некоторого времени американцы задают жесткие, но справедливые вопросы о том, что мы делаем, как мы ведем — действительно, должны ли мы вообще руководить.

Имея это в виду, мы определили приоритеты внешней политики для администрации Байдена, задав несколько простых вопросов:

Что будет значить наша внешняя политика для американских рабочих и их семей?

Что нам нужно делать по всему миру, чтобы стать сильнее здесь, дома?

А что нам нужно делать дома, чтобы стать сильнее в этом мире?

Ответы на эти вопросы не такие, как в 2017 или 2009 годах.Да, многие из нас, работающих в администрации Байдена, также гордо служили президенту Обаме, включая президента Байдена. И мы проделали огромную работу по восстановлению лидерства Америки в мире; добиться с трудом завоеванных дипломатических прорывов, таких как сделка, которая помешала Ирану произвести ядерное оружие; и объединить мир для решения проблемы изменения климата. Наша внешняя политика соответствует моменту, как и любая хорошая стратегия.

Но сейчас другое время, поэтому наша стратегия и подход другие.Мы не просто продолжаем работу с того места, на котором остановились, как будто последних четырех лет не было. Мы смотрим на мир свежим взглядом.

При этом, хотя времена изменились, некоторые принципы остаются неизменными.

Во-первых, американское лидерство и вовлеченность имеют значение. Мы слышим это сейчас от наших друзей. Они рады, что мы вернулись. Нравится нам это или нет, но мир не самоорганизуется. Когда США отступают, может произойти одно из двух: либо другая страна попытается занять наше место, но не таким образом, который продвигает наши интересы и ценности; или, может быть, так же плохо, никто не подойдет, и тогда мы получим хаос и все опасности, которые он создает.В любом случае это плохо для Америки.

Еще один незыблемый принцип заключается в том, что нам нужно сотрудничество между странами, сейчас больше, чем когда-либо. Ни одна глобальная проблема, которая влияет на вашу жизнь, не может быть решена какой-либо одной страной в одиночку — даже такой могущественной, как Соединенные Штаты. И нет стены, достаточно высокой или достаточно прочной, чтобы сдержать изменения, преобразующие наш мир.

Вот где приходит на помощь учреждение, которым я имею честь руководить. Роль Государственного департамента, американских дипломатов и специалистов по развитию — взаимодействовать со всем миром и налаживать это сотрудничество.

Президент Байден пообещал вести дипломатию, потому что это лучший способ справиться с сегодняшними проблемами. В то же время мы позаботимся о том, чтобы у нас и впредь были самые мощные вооруженные силы в мире. Наша способность быть эффективными дипломатами в немалой степени зависит от силы наших вооруженных сил.

И во всем, что мы делаем, мы будем стремиться не только решать краткосрочные проблемы, но и устранять их коренные причины и закладывать основу для нашей долгосрочной силы.Как говорит Президент, чтобы не только отстраиваться, но и лучше отстраиваться.

Итак, вот наш план.

Во-первых, мы остановим COVID-19 и укрепим безопасность глобального здравоохранения.

Пандемия определяла жизни — наши жизни — более года. Чтобы справиться с этим, нам нужны правительства, ученые, предприятия и сообщества по всему миру, работающие вместе. Никто из нас не будет в полной безопасности, пока большая часть мира не станет иммунной, потому что, пока вирус реплицируется, он может мутировать в новые штаммы, которые вернутся в Америку.Поэтому нам необходимо тесно сотрудничать с партнерами, чтобы продолжать глобальные усилия по вакцинации.

В то же время нам необходимо убедиться, что мы извлекаем правильные уроки и делаем правильные инвестиции в глобальную безопасность в области здравоохранения, включая инструменты для прогнозирования, предотвращения и остановки пандемий, а также твердое глобальное обязательство по обмену точной и своевременной информацией, чтобы что подобный кризис больше никогда не повторится.

Во-вторых, мы преодолеем экономический кризис и построим более стабильную и инклюзивную мировую экономику.

Пандемия привела к резкому росту безработицы во всем мире. Почти каждая страна на земле сейчас находится в рецессии. Пандемия также обнажила неравенство, которое долгое время определяло жизнь миллионов американцев. Таким образом, перед нами стоит двойная задача: защитить американцев от затяжного экономического спада и обеспечить безопасность и возможности для максимального числа американцев в долгосрочной перспективе.

Для этого нам нужно проводить правильную политику дома, например, пакет помощи, который президент настойчиво настаивает прямо сейчас, одновременно работая над управлением мировой экономикой, чтобы он действительно приносил пользу американскому народу.И под этим я имею в виду не только рост ВВП или рост фондового рынка; для многих американских семей эти меры мало что значат. Я имею в виду хорошие рабочие места, хорошие доходы и более низкие домашние расходы для американских рабочих и их семей.

Мы опираемся на извлеченные уроки. Некоторые из нас ранее выступали за соглашения о свободной торговле, потому что мы верили, что американцы будут широко разделять экономические выгоды, которые эти — и что эти соглашения будут формировать мировую экономику так, как мы хотели.У нас были веские причины так думать. Но мы не сделали достаточно, чтобы понять, на кого это негативно повлияет и что потребуется, чтобы адекватно компенсировать их боль, или для обеспечения соблюдения уже заключенных соглашений и помощи большему количеству работников и малых предприятий в полной мере от них.

Теперь наш подход будет другим. Мы будем бороться за каждую работу в Америке и за права, защиту и интересы всех американских рабочих. Мы будем использовать все инструменты, чтобы не дать странам украсть нашу интеллектуальную собственность или манипулировать своими валютами с целью получения несправедливого преимущества.Мы будем бороться с коррупцией, которая настраивает против нас колоду. И наша торговая политика должна будет очень четко ответить, как они будут способствовать росту американского среднего класса, созданию новых и лучших рабочих мест и приносить пользу всем американцам, а не только тем, для кого экономика уже работает.

В-третьих, мы обновим демократию, потому что она находится под угрозой.

Новый отчет независимой наблюдательной группы Freedom House отрезвляет. Авторитаризм и национализм на подъеме во всем мире.Правительства становятся менее прозрачными и утратили доверие народа. Выборы все чаще становятся очагом насилия. Коррупция растет. И пандемия ускорила многие из этих тенденций.

Но эрозия демократии происходит не только в других местах. То же самое происходит и здесь, в Соединенных Штатах. Здесь свирепствует дезинформация. Структурный расизм и неравенство ухудшают жизнь миллионов людей. Всего два месяца назад наши избранные лидеры стали жертвами насильственной осады Капитолия.И в более широком смысле, американцы становятся все более поляризованными — и существующие институты, помогающие нам справляться с нашими различиями, чтобы наша демократия могла продолжать функционировать, находятся под напряжением.

Укрепление нашей демократии — императив внешней политики. В противном случае мы играем прямо на руку противникам и конкурентам, таким как Россия и Китай, которые используют любую возможность, чтобы посеять сомнения в силе нашей демократии. Мы не должны облегчать им работу.

Меня воодушевляет тот факт, что мы открыто решаем наши проблемы.И это отличает нас от многих других стран. Мы не игнорируем свои неудачи и недостатки, не пытаемся замять их под ковер и делать вид, что их не существует. Мы противостоим им на всеобщее обозрение. Это больно. Иногда это некрасиво. Но так мы добиваемся прогресса.

Тем не менее, нет никаких сомнений в том, что наша демократия хрупка. Люди во всем мире видели это. Многие признают в наших проблемах проблемы, с которыми они сталкиваются. А теперь они наблюдают за нами, потому что хотят увидеть, устойчива ли наша демократия, сможем ли мы ответить на этот вызов здесь, у себя дома.Это будет основой нашей легитимности в защите демократии во всем мире на долгие годы.

Почему это важно? Потому что сильные демократии являются более стабильными, более открытыми, лучшими партнерами для нас, более приверженными правам человека, менее склонными к конфликтам и более надежными рынками для наших товаров и услуг. Когда демократии слабы, правительства не могут обеспечить своих граждан или страна становится настолько поляризованной, что становится трудно что-либо сделать, они становятся более уязвимыми для экстремистских движений изнутри и вмешательства извне.И они становятся менее надежными партнерами США. Все это не отвечает нашим национальным интересам.

Чем больше мы и другие демократии можем показать миру, что мы можем предоставить не только для нашего народа, но и друг для друга, тем больше мы сможем опровергнуть ложь, которую авторитарные страны любят говорить, что их ложь — лучший способ встретиться основные потребности и надежды людей. Наша задача — доказать, что они неправы.

Итак, вопрос не в том, будем ли мы поддерживать демократию во всем мире, а в том, как это сделать.

Мы будем использовать силу нашего примера. Мы будем поощрять других проводить ключевые реформы, отменять плохие законы, бороться с коррупцией и прекращать несправедливые действия. Мы будем стимулировать демократическое поведение.

Но мы не будем продвигать демократию через дорогостоящее военное вмешательство или пытаясь свергнуть авторитарные режимы силой. Мы пробовали эту тактику в прошлом. Какими бы благими намерениями они ни были, они не сработали. Они оклеветали продвижение демократии и утратили доверие американского народа.Мы будем поступать иначе.

В-четвертых, мы будем работать над созданием гуманной и эффективной иммиграционной системы.

Прочные границы — основа нашей национальной безопасности, а законы — основа нашей демократии. Но нам также нужно дипломатическое и просто приличное решение того факта, что год за годом люди из других стран рискуют всем, чтобы попытаться сделать это здесь. Нам необходимо устранить коренные причины, из-за которых так много людей покидают свои дома. И поэтому мы будем тесно сотрудничать с другими странами, особенно с нашими соседями в Центральной Америке, чтобы помочь им обеспечить лучшую физическую безопасность и экономические возможности, чтобы люди не думали, что миграция — это единственный выход и выход.

Выполняя эту работу, мы не упускаем из виду наши основные принципы. Жестокое обращение, особенно с детьми, недопустимо. И отвернуться от некоторых из самых уязвимых людей на земле — это не то, кем мы должны когда-либо быть.

Одна из важнейших составляющих нашей национальной идентичности — это то, что мы — страна иммигрантов. Нас делает сильнее тот факт, что трудолюбивые люди приезжают сюда, чтобы учиться, открывать бизнес, обогащать наши сообщества. Мы отошли от этой части себя за последние несколько лет.Мы должны вернуться к этому.

В-пятых, мы активизируем наши связи с нашими союзниками и партнерами. Наши союзы — это то, что военные называют мультипликаторами силы. Они наша уникальная ценность. С ними мы делаем гораздо больше, чем без них. Поэтому мы делаем сейчас большой рывок, чтобы восстановить связь с нашими друзьями и союзниками и заново изобрести партнерские отношения, которые были созданы много лет назад, чтобы они соответствовали сегодняшним и завтрашним задачам. Сюда входят страны Европы и Азии, которые были нашими ближайшими друзьями на протяжении десятилетий, а также старые и новые партнеры в Африке, на Ближнем Востоке и в Латинской Америке.

За десятилетия эти обязательства привели к созданию новых рынков для нашей продукции, новых союзников для сдерживания агрессии и новых партнеров для решения глобальных проблем. У нас было название для этого: «просвещенный личный интерес». Нам будет ясно, что настоящее партнерство означает совместное несение бремени, при этом каждый выполняет свою часть работы, а не только мы. И всякий раз, когда мы можем, мы выберем участие. Где бы ни писались правила международной безопасности и глобальной экономики, Америка будет там, и интересы американского народа будут в центре внимания.

Нам всегда лучше за столом, а не за пределами комнаты. Вы не должны ожидать меньшего от своего правительства.

В-шестых, мы будем бороться с климатическим кризисом и совершим революцию в области зеленой энергетики. Может быть, вы живете в Калифорнии, где пожары с каждым годом усиливаются. Или на Среднем Западе, где сельхозугодья продолжают наводнять. Или юго-восток, где сообщества были разрушены более сильными и частыми штормами. Климатический кризис угрожает всем нам и с каждым месяцем обходится нам все дороже.Мы не сможем исправить это в одиночку. Соединенные Штаты производят 15 процентов выбросов углерода в мире. Это много, и нам очень нужно это число уменьшить. Но даже если мы сведем его к нулю, мы не сможем решить кризис, потому что остальной мир производит остальные 85 процентов.

Это определение проблемы, над решением которой мы должны работать вместе, как сообщество наций. И мы не можем довольствоваться тем, что делаем только самый минимум. Мы должны бросить вызов себе и друг другу, чтобы сделать больше.В то же время мы должны позиционировать Соединенные Штаты, чтобы они процветали и занимали лидирующие позиции на растущем мировом рынке возобновляемых источников энергии. Ветряная и солнечная энергия сегодня являются самыми дешевыми источниками производства электроэнергии в мире. Это больше не отрасли будущего; Будущее — сегодня. И другие страны впереди нас. Нам нужно изменить это и создать миллионы хорошо оплачиваемых рабочих мест для американцев в сфере возобновляемых источников энергии.

В-седьмых, мы закрепим за собой лидерство в области технологий. Сейчас происходит глобальная технологическая революция.Ведущие мировые державы стремятся разрабатывать и внедрять новые технологии, такие как искусственный интеллект и квантовые вычисления, которые могут повлиять на все в нашей жизни — от источников энергии до того, как мы выполняем свою работу, и до того, как ведутся войны. Мы хотим, чтобы Америка сохраняла свое научное и технологическое превосходство, потому что это критически важно для нашего процветания в экономике 21 века.

Но мы знаем, что новые технологии не приносят автоматически выгоды. И не всегда у тех, кто ими пользуется, добрые намерения.Нам нужно убедиться, что технологии защищают вашу конфиденциальность, делают мир безопаснее и здоровее, а демократии — более устойчивыми. Вот тут-то и вступает в дело американская дипломатия. Мы собираемся объединить наших друзей и партнеров, чтобы сформировать их поведение в отношении новых технологий и установить защиту от злоупотреблений.

В то же время мы должны усилить нашу техническую защиту и средства сдерживания. Достаточно взглянуть на SolarWinds, крупнейший взлом правительственных сетей США в прошлом году, чтобы увидеть, насколько решительно наши противники используют технологии, чтобы подорвать нас.Сегодня обеспечение нашей национальной безопасности означает инвестирование в наши технологические возможности и постановку этого вопроса в нашей дипломатии и нашей обороне. Мы сделаем и то, и другое.

И, в-восьмых, мы справимся с самым большим геополитическим испытанием 21 века: нашими отношениями с Китаем.

Ряд стран ставят перед нами серьезные задачи, в том числе Россия, Иран, Северная Корея. И нам приходится иметь дело с серьезными кризисами, в том числе в Йемене, Эфиопии и Бирме.

Но проблема, которую ставит Китай, иная.Китай — единственная страна, обладающая экономической, дипломатической, военной и технологической мощью, чтобы серьезно бросить вызов стабильной и открытой международной системе — всем правилам, ценностям и отношениям, которые заставляют мир работать так, как мы хотим, потому что он в конечном итоге служит интересы и отражает ценности американского народа.

Наши отношения с Китаем будут конкурентными, когда они должны быть, совместными, когда они могут быть, и враждебными, когда они должны быть. Общим знаменателем является необходимость вступить в контакт с Китаем с позиции силы.

Это требует работы с союзниками и партнерами, а не очернения их, потому что наш совокупный вес Китаю гораздо сложнее игнорировать. Это требует участия в дипломатии и в международных организациях, потому что там, где мы отступили, Китай заполнил его. Это требует отстаивания наших ценностей, когда права человека нарушаются в Синьцзяне или когда демократия попирается в Гонконге, потому что, если мы не будем т, Китай будет действовать еще более безнаказанно. А это значит инвестировать в американских рабочих, компании и технологии и настаивать на равных условиях игры, потому что, когда мы это делаем, мы можем превзойти кого угодно.

Это восемь главных внешнеполитических приоритетов администрации Байдена. Вы можете заметить кое-что в этом списке.

Во-первых, на нем нет важных вещей. Это не значит, что они для нас не важны или что мы не будем над ними усердно работать. В самом деле, я с нетерпением жду возможности изложить, что мы будем делать по другим жизненно важным элементам нашей внешней политики в ближайшие дни и недели.

Но эти приоритеты — те, о которых я говорил сегодня, — самые неотложные, те, по которым мы должны добиться быстрого и устойчивого прогресса.

И все они одновременно внутренние и внешние. И мы должны подойти к ним таким же образом, иначе мы проиграем. Победить COVID — значит вакцинировать людей дома и за границей. Победа в мировой экономике означает правильное инвестирование у себя дома и противодействие несправедливой торговой практике Китая и других стран. Решение проблемы изменения климата означает инвестирование в устойчивость и экологически чистую энергию здесь, у себя дома, и руководство глобальными усилиями по сокращению углеродного загрязнения.

Больше, чем когда-либо в моей карьере — может быть, в моей жизни — различия между внутренней и внешней политикой просто исчезли.Наше внутреннее обновление и наша сила в мире полностью переплетены. И то, как мы работаем, будет отражать эту реальность.

И, наконец, как и обещал президент, дипломатия, а не военные действия, всегда будет на первом месте.

Опять же, это сформировано тяжелыми уроками. Американцы справедливо опасаются длительных военных интервенций США за рубежом. Мы видели, как они часто обходятся слишком дорого как для нас, так и для других. Оглядываясь назад на прошлые десятилетия нашего военного присутствия в мире, особенно в Афганистане и на Ближнем Востоке, мы должны помнить, что мы узнали об ограничениях силы для построения прочного мира; что день после крупного военного вмешательства всегда труднее, чем мы себе представляем; и насколько важно использовать все возможные пути к дипломатическому решению.

Конечно, мы никогда не остановимся перед применением силы, когда на карту поставлены жизни и жизненные интересы американцев. Вот почему президент Байден санкционировал на прошлой неделе авиаудар по поддерживаемым Ираном группировкам ополченцев, нацеленным на США и силы коалиции в Ираке. Но в этом случае — и в будущих случаях, когда мы должны предпринять военные действия — мы будем делать это только тогда, когда цели и миссия ясны и достижимы, соответствуют нашим ценностям и законам и с осознанного согласия американского народа.И сделаем это вместе с дипломатией.

Наконец, все наши приоритеты напрямую связаны с нашими основными источниками национальной силы. И мы определяем силу широко, потому что по-настоящему сильная страна сильна сразу во многих отношениях. Настоящая сила — это не бахвальство или запугивание. И это основано не только на военной силе.

Настоящая сила в этом и даже больше.

Это гарантирует, что наш самый ценный товар как нации — наши человеческие ресурсы — может полностью раскрыть свой потенциал.

Это процветающая демократия, инновационная и инклюзивная экономика.

Это способность объединить страны, потому что они доверяют нам руководство, и никто не может объединить другие, как мы.

Это когда наши дипломаты заходят в здания по всему миру и пользуются уважением, потому что они пользуются доверием американского народа.

И это означает, что мы руководствуемся нашими ценностями. Это то, на чем я хочу сегодня закончить.

В своих лучших проявлениях Соединенные Штаты — это целостная и сердечная страна. Вот что заставляет нас гордиться тем, что мы американцы, и почему так много людей во всем мире отдали все, чтобы стать американцами.

Сюда входят члены моей семьи, а также многие из ваших семей.

Внешняя политика администрации Байдена будет отражать наши ценности.

Мы будем твердо придерживаться наших обязательств в отношении прав человека, демократии и верховенства закона. И мы будем выступать против несправедливости по отношению к женщинам и девушкам, ЛГБТКИ, религиозным меньшинствам и людям всех рас и национальностей. Потому что все люди равны в правах и достоинстве, независимо от того, где они живут и кто они.

Мы будем уважать науку и данные, и мы будем бороться с дезинформацией и дезинформацией, потому что правда — краеугольный камень нашей демократии.

Мы будем работать с Конгрессом всякий раз, когда сможем — при взлете, а не только при посадке — потому что они представляют волю нашего народа, и наша внешняя политика сильнее, когда ее поддерживает американский народ.

Мы создадим кадры национальной безопасности, которые отражают Америку во всем ее разнообразии, потому что мы работаем в разнообразном мире, и наше разнообразие является уникальным источником силы, с которым могут сравниться немногие страны.Когда у нас нет разноплановой команды, это похоже на дипломатию, связанную с одной рукой за спиной. Это императив национальной безопасности и личный приоритет для меня.

Мы вернем беспартийность в нашу внешнюю политику. Как говорится, было время, когда политика останавливалась у кромки воды. Государственные секретари не представляли ни демократов, ни республиканцев. Мы представляли всех американцев. Некоторые могут подумать, что это странная идея. Ну, нет. И президента тоже.

Мы уравновесим смирение с уверенностью. Я всегда считал, что они должны быть оборотной стороной медали лидерства Америки. Смирение, потому что мы несовершенны, у нас нет ответов на все вопросы, и многие мировые проблемы связаны не с нами, даже если они влияют на нас. Но уверенность, потому что Америка в лучшем виде обладает большей способностью, чем любая другая страна на Земле, мобилизовать других на общее благо и на благо нашего народа.

Прежде всего, мы будем нести ответственность за достижение единственного всеобъемлющего показателя успеха: приносим ли мы результаты для вас?

Делаем ли мы вашу жизнь более безопасной и создаем возможности для ваших семей? Защищаем ли мы планету для ваших детей и внуков? Уважаем ли мы ваши ценности и оправдываем ли вы ваше доверие?

Для меня большая честь быть вашим государственным секретарем.И я каждый день осознаю, что мы пишем следующую главу нашей истории. Нам решать, будет ли история этого времени рассказом о мире и процветании, безопасности и равенстве; поможем ли мы большему количеству людей в большем количестве мест жить достойно и оставим ли Соединенные Штаты сильнее у себя дома и в мире.

Это наша миссия. Это наша возможность. Мы не будем его растрачивать.

Мы служим американскому народу. И мы сделаем все возможное, чтобы вы гордились.

Большое спасибо.

Утечка COVID-19 из лаборатории? Репортер расследует и находит препятствия: NPR

ТЕРРИ ГРОСС, ХОЗЯИН:

Это СВЕЖИЙ ВОЗДУХ. Я Терри Гросс. Чтобы предотвратить новую пандемию бедствия, было бы полезно знать с большей уверенностью, как она началась. Многие из нас считали, что это решенный вопрос. Вирус перешел от животного к человеку и распространился.Теория о том, что вирус сбежал из лаборатории в Ухане, Китай, по-видимому, была отклонена как объяснение, которое Трамп и его союзники отстаивают, обвиняя Китай в том, что Трамп любил называть китайским вирусом. Но в прошлом месяце президент Байден объявил, что он попросил разведывательное сообщество удвоить свои усилия, чтобы выяснить, возник ли COVID-19 в результате контакта человека с инфицированным животным или в результате лабораторной аварии. Ответ на этот вопрос также является одной из целей Группы планирования комиссии COVID, внепартийной группы, возглавляемой Филипом Зеликоу, который также руководил Комиссией 11 сентября.

На этой неделе мировые лидеры на саммите G-7 призвали к новому расследованию происхождения вируса. Моя гостья, журналист Кэтрин Эбан, вела собственное расследование теории утечек в лаборатории и ее достоверности. По ее словам, когда Трамп выдвинул гипотезу лабораторной утечки в апреле прошлого года, его разногласия и отсутствие доверия сделали теорию лабораторной утечки в значительной степени запретной. Она сообщает, что те, кто настаивал на прозрачности, говорят, что токсичная политика и скрытые программы держали нас в неведении.Но теперь, когда Трампа нет у власти, она говорит, что должна быть возможность отвергнуть его ксенофобную повестку дня и все же спросить, почему вспышка началась в городе с лаборатории, в которой хранится одна из самых обширных в мире коллекций вредоносных вирусов и которая выполняет некоторые из них. самое агрессивное исследование?

Статья

Эбана «Теория утечки из лаборатории» теперь находится на веб-сайте Vanity Fair и будет в следующем номере печатного журнала. Она провела месяцы, исследуя историю, проводя десятки интервью и просматривая сотни страниц U.S. правительственные документы, включая служебные записки, протоколы собраний и электронные письма. Эбан в качестве редактора Vanity Fair. Ранее она присоединилась к нам, чтобы обсудить свою книгу «Бутылка лжи» о мошенничестве в индустрии непатентованных лекарств.

Кэтрин Эбан, добро пожаловать в «СВЕЖИЙ ВОЗДУХ». Почему вы начали рассказ? Что заставило вас поверить в то, что теория лабораторных утечек заслуживает доверия?

КАТЕРИН ЭБАН: Итак, мой редактор и я просто, вы знаете, собрались вместе и говорили о COVID-19, по крайней мере, в США.С., находился под определенным контролем, каковы были основные оставшиеся вопросы пандемии? И одним из больших оставшихся вопросов было его происхождение, знаете ли, не из-за теорий заговора, которые мы намеревались распаковать, а потому, что не было найдено животное-хозяин, которое могло бы подтвердить зоонозное происхождение. А из-за подавления и отсутствия прозрачности со стороны китайского правительства не было снято никаких вопросов о том, может ли это быть вирус лабораторного происхождения.

И я объединил это с тем фактом, что Всемирная организация здравоохранения, в отчете, который она сотрудничала с экспертами, опубликовала этот документ примерно пару месяцев назад в этот момент, в основном говоря, что нет никакой поддержки теории лабораторных утечек.И сам директор Всемирной организации здравоохранения сказал, что на самом деле эта теория все еще обсуждается, и мы действительно не думаем, что этот отчет дошел до ее сути. Итак, взяв все это вместе, мне показалось, что настало время для глубокого погружения, чтобы взглянуть на какие заслуживающие доверия вопросы, на которые еще нет ответа, относительно возможного происхождения лабораторной утечки?

GROSS: Вы пишете, что есть основания сомневаться в гипотезе лабораторной утечки, но большую часть прошлого года сценарий лабораторной утечки рассматривался не просто как маловероятный или даже неточный, а как морально неприемлемый.Не могли бы вы объяснить?

EBAN: Ага. Таким образом, возможная гипотеза о том, что это возникло в лаборатории, полностью запуталась в политике Трампа. Так что в апреле 2020 года Трамп выступил довольно преждевременно, по сути противоречил собственным спецслужбам и выдвинул идею лабораторной утечки. И это, конечно же, исходило от того же президента, который делал расистские оскорбления в адрес азиатов и называл это гриппом кунг и способствовал этому ужасающему росту насилия против азиатов, а здесь, в этой стране, американцев азиатского происхождения.Так что тот факт, что он обнародовал это, казалось, как бы заклеймил это как теорию заговора и вызвал своего рода реакцию антител в правительстве, как сказал один из моих источников, вы знаете, когда люди чувствовали, что они абсолютно полны решимости бороться против того, что они считали заговором такого масштаба.

GROSS: Итак, давайте разберем две основные теории. Первая теория заключается в том, что он прыгнул — вирус перешел от животного, как летучая мышь, к человеку. Расскажите нам немного о научной основе этой теории и немного о том, какие доказательства свидетельствуют о том, что это могло произойти.

EBAN: Конечно. Итак, вы знаете, как мы знаем, это была траектория предыдущих вирусных вспышек. Так, например, вспышка атипичной пневмонии в 2002 году была связана с летучими мышами как резервуарами этого вируса. И MERS также был связан с животным-хозяином. И это было на Ближнем Востоке. И хотя у нас нет установленного хозяина Эболы, считается, что она произошла от летучих мышей. Таким образом, это абсолютно в рамках традиции этих вирусов — иметь животный резервуар и, возможно, тот, который перескочил с исходного животного-хозяина на промежуточное животное и на человека.

Итак, вы знаете, это, в некотором смысле, оказался наиболее вероятным научным сценарием вспышки. Но тем не менее, прошли месяцы, а животное-хозяин не идентифицировано, несмотря на масштабные усилия по отбору проб дикой природы. Поэтому я считаю, что китайское правительство отобрало около 80 000 различных образцов дикой природы, чтобы попытаться идентифицировать животное-хозяина, и пока не может сделать это.

GROSS: Расскажите нам о теории утечек в лаборатории и о лаборатории, о которой идет речь в этой теории.

EBAN: Итак, сначала позвольте мне сказать, что теория лабораторных утечек не является унитарной теорией. Он варьируется от самого вопроса: могли ли исследователи, которые отправились на миссии по отбору проб летучих мышей в эти отдаленные пещеры летучих мышей в провинции Юньнань, собрать образец, содержащий этот вирус, и заразиться им в полевых условиях, или, возможно, принести его обратно в лабораторию? И это могло спровоцировать вспышку. Или это могло быть совершенно случайное высвобождение штамма, который хранился в лаборатории. Или это могло быть продуктом рискованного исследования, о котором мы можем говорить, которое потенциально могло манипулировать естественной инфекционностью образца, чтобы увидеть, может ли он потенциально стать более заразным для людей.А затем все простирается до гораздо более заговорщической точки зрения, согласно которой китайская программа создания биологического оружия каким-то образом пошла наперекосяк. Теперь, при обсуждении всех этих различных сценариев, лаборатория, которая продолжает появляться, — это Уханьский институт вирусологии, который находился примерно в 7 милях от первого идентифицированного места, которое, как полагали, было эпицентром вспышки, — морепродуктов Хуанань. Рынок.

Уханьский институт вирусологии — крупнейшее в Китае исследовательское учреждение по изучению коронавируса.Он содержит одно из крупнейших в мире хранилищ образцов летучих мышей и базу данных, содержащую около 22000 образцов вирусов, которые были отключены незадолго до пандемии. И мы можем поговорить об этом чуть позже. Но именно в этой лаборатории они проводили исследования, называемые исследованиями усиления функций, с целью манипулирования патогенами как способа оценки риска того, могут ли они перейти, чтобы заразить людей.

ГРОСС: И некоторые ученые говорят, что, может быть, это не совпадение, что пандемия началась, знаете ли, всего в нескольких милях от этой лаборатории.

EBAN: Ну, правильно. Итак, это одна из центральных загадок этой вспышки SARS-CoV-2, которую необходимо распаковать, а это, знаете ли, как, в разгар зимы в центральном Китае, в городе, где нет летучих мышей, в время, когда летучие мыши, вероятно, будут впадать в спячку, будет ли у вас такая вспышка? Что это объясняет? Двое китайских ученых, изучавшие эту закономерность, опубликовали предпечатную статью, в которой спрашивали, как это произошло? И они говорят, что мы осмотрели местность, и там есть две лаборатории, одна из которых находится в ведении китайского эквивалента Центров по контролю и профилактике заболеваний, который находится прямо возле рынка морепродуктов Хуанань.Другой — Уханьский институт вирусологии, который находится примерно в 11,2 км.

ГРОСС: Думаю, сейчас самое время сделать перерыв. Если вы только присоединяетесь к нам, моя гостья — Кэтрин Эбан. Ее новая статья «The Lab-Leak Theory» теперь размещена на веб-сайте Vanity Fair, где она работает редактором. Он будет опубликован в следующем номере актуального печатного журнала. Мы вернемся сразу после небольшого перерыва. Это СВЕЖИЙ ВОЗДУХ.

(ЗВУК ПЕСНИ ЭМИ РИГБИ, «ИГРАЕТ ИЗ ПИТТСБУРГА»)

GROSS: Это СВЕЖИЙ ВОЗДУХ.Вернемся к моему интервью с журналистом-расследователем Кэтрин Эбан. Ее новая статья в Vanity Fair под названием «Теория лабораторных утечек: борьба за раскрытие происхождения COVID-19» теперь размещена на веб-сайте Vanity Fair.

Вы сообщаете, что Уханьский институт вирусологии проводит эти очень противоречивые эксперименты по увеличению функциональности. Не могли бы вы объяснить немного подробнее, почему они противоречивы и почему одна из теорий состоит в том, что они могли, знаете ли, способствовать началу пандемии?

EBAN: Конечно.Итак, исследования по увеличению функциональных возможностей — это то, что разделяло вирусологическое сообщество на протяжении многих лет. В 2011 году вирусолог по имени Рон Фошье в основном манипулировал возбудителем птичьего гриппа и создал то, что он объявил, как вы знаете, самым инфекционным вирусом, который когда-либо был известен. Такое исследование называется усилением функции, когда вы, по сути, манипулируете патогеном, чтобы увидеть, можете ли вы увеличить его передачу людям. Что ж, зачем вам это исследование? Сторонники утверждают, что практически вся вирусология занимается исследованиями увеличения функциональности.Вирусы постоянно приобретают функции и теряют функции — и что вы хотите провести такого рода исследование, чтобы оценить существующие риски. И это также помогает ускорить производство вакцины. Но есть критики, которые говорят, зачем вам пойти и взять патоген из ниоткуда, принести его в лабораторию в многолюдном городском районе и попытаться сделать его более заразным, потенциально рискуя выпустить его на человека. сообщество? И как — один ученый сравнил это с поиском утечки газа с зажженной спичкой.

БРУТТО: Верно. Поэтому для безопасного проведения этого исследования вам потребуется множество протоколов безопасности. Каковы протоколы в Уханьском институте вирусологии?

EBAN: Итак, исследования в Уханьском институте вирусологии имели широкий диапазон. Некоторые из них происходят в так называемой лаборатории BSL-4. И если вы видели изображения ведущего исследователя коронавируса Ши Чжэнли, ее часто изображают в … чем-то похожем на скафандр с автономным кислородом. Итак, у вас есть независимый воздушный поток в помещениях с избыточным давлением.Существует множество протоколов безопасности для лаборатории BSL-4, которая работает с самыми заразными патогенами в мире.

Но исследования в Уханьском институте вирусологии также проводились в соответствии с гораздо более низкими протоколами безопасности, например, лаборатория BSL-2, которую некоторые люди сравнивают с контролем в офисе американского стоматолога. А Институт вирусологии Ухани работал над живыми вирусами, подобными атипичной пневмонии, в лабораториях BSL-2. Теперь интересно отметить, что примерно через месяц после реального начала вспышки COVID-19 китайское правительство объявило о пересмотре протоколов безопасности в лабораториях, проводящих подобные исследования.Почему тогда? Это разумный вопрос.

GROSS: Итак, в феврале прошлого года очень уважаемый британский медицинский журнал The Lancet опубликовал заявление, подписанное 27 учеными, отвергающее теорию лабораторных утечек. Что это было за заявление и как оно повлияло на него?

EBAN: Итак, в заявлении говорилось, что люди, поднимающие вопрос об утечке в лаборатории, торгуют теориями заговора. В нем говорилось, что мы поддерживаем наших китайских коллег, этих исследователей и ученых, которые были откровенны и прозрачны.А потом эти ученые сказали, вы знаете, у нас здесь нет конкурирующих интересов, нет конфликта интересов. Это было очень сильное заявление в научном мире. Чтобы привлечь внимание ученых, вы поднимаете теорию лабораторных утечек и выполняете работу теоретиков заговора. Это действительно произвело пугающий эффект.

Вы знаете, вопрос, который меня заинтересовал — как это повлияло на надежных людей, которые видели повод для сомнений? Вы знаете, у них были вопросы, которые они хотели задать, но чувствовали, что не могут.Как сказал один из персонажей, о которых я пишу, Жиль Деманеф, это было как будто прибили к двери церкви. Это стало ортодоксальным подходом к обсуждению происхождения COVID.

GROSS: Но вы обнаружили возможный конфликт интересов у автора этого письма. Расскажи нам об этом.

EBAN: Это довольно сложно. Но, как выясняется, человек, организовавший это письмо, по имени Питер Дасзак, который является президентом организации под названием EcoHealth Alliance, взял деньги в виде государственного гранта и передал их в виде субгрантов, частично, Уханьскому институту вирусологии. и довольно тесно сотрудничал с Ши Чжэнли.

ГРОСС: Кто возглавляет лабораторию, которая проводила исследования вирусов.

EBAN: Правильно, ведущий исследователь коронавируса в Уханьском институте вирусологии. Некоторые лица, подписавшие это письмо, либо получали зарплату от EcoHealth Alliance, либо получали финансирование от EcoHealth Alliance. Но на самом деле проблема заключалась в том, что группа по свободе информации получила электронные письма от Питера Дашака, в которых в основном говорилось, что мы попытаемся опубликовать это заявление без обратной связи с нами, так что похоже, вы знаете, есть своего рода единодушие, и на нем не будет наших отпечатков пальцев, что придаст ему больше авторитета и силы.

Итак, проблема в том, что его роль не раскрывается. Его конфликты не разглашались. И было заявление, что конфликтов вообще не было. Итак, оглядываясь назад, это заявление, оказавшее такое сдерживающее воздействие на научное сообщество, выглядит спланированным и гораздо более сомнительным, чем в то время.

GROSS: Вы упомянули, что США на самом деле финансируют некоторые исследования в Уханьском институте вирусологии, что было для меня настоящим сюрпризом. И вы думаете, что это могло быть одним из препятствий на пути дальнейшего исследования теории лабораторных утечек.Какое финансирование мы даем институту или мы ему предоставляли? Мол, сколько денег и на какие исследования?

EBAN: Одно из заблуждений состоит в том, что каким-то образом Национальные институты здравоохранения напрямую финансировали Уханьский институт вирусологии. Дело в том, что правительству США выделялись гранты EcoHealth Alliance. Это некоммерческая организация из Нью-Йорка, которая пытается работать с обширными лабораториями, чтобы отсортировать образцы вирусов в мире природы и попытаться определить или предвидеть, какие из них станут потенциально заразными для людей.Таким образом, EcoHealth предоставляла субгранты Уханьскому институту вирусологии.

ГРОСС: Итак, давайте посмотрим, понимаю ли я это. Таким образом, NIH дает деньги этому альянсу EcoHealth Alliance. EcoHealth Alliance передает часть этих денег другим группам, включая Уханьский институт вирусологии. Теперь человек, который возглавляет EcoHealth Alliance, — Питер Дашак, автор статьи в Lancet, о которой мы говорили ранее, которая дискредитировала теорию лабораторных утечек.

EBAN: Верно.Вы получили точность всей цепочки. Итак, вы знаете, позвольте мне просто сказать, что столкнувшись с этой схемой фактов, были теории заговора, которые выходят, вы знаете, так далеко за рамки того, что здесь заслуживают внимания. Тем не менее, я думаю, есть законные вопросы, которые следует задать о контроле над этими деньгами, о том, для чего эти деньги использовались. И, знаете ли, люди задают вопрос, действительно ли китайские военные, являющиеся враждебным противником США, действительно находились в Уханьском институте вирусологии, проводя исследования потенциально двойного назначения, то есть в оборонительных и наступательных целях. , если бы мы позволяли U.S. долларов налогоплательщиков в этот исследовательский центр?

ГРОСС: Если вы только присоединяетесь к нам, моя гостья — Кэтрин Эбан. Ее новая статья «Теория утечки из лаборатории» теперь размещена на сайте Vanity Fair. Она — пишущий редактор журнала. Мы вернемся сразу после небольшого перерыва. Я Терри Гросс, и это FRESH AIR.

(ЗВУК МИЛИ ДЭВИСА КВИНТЕТА «СЛЕДЫ»)

GROSS: Это СВЕЖИЙ ВОЗДУХ. Я Терри Гросс. Вернемся к моему интервью с Кэтрин Эбан, пишущим редактором Vanity Fair.Ее новая статья называется «Теория лабораторных утечек: изнутри борьба за раскрытие происхождения COVID-19». В нем изучаются политические планы и конфликты интересов, которые могли помешать серьезному расследованию того, произошла ли утечка коронавируса, вызвавшего пандемию, из лаборатории в Ухане, Китай. Она провела месяцы, исследуя историю, проводя десятки интервью и просматривая сотни страниц правительственных документов США, включая внутренние служебные записки, протоколы встреч и электронные письма.

Давайте поговорим о политике, которую вы раскрыли.Вы пишете, что за закрытыми дверями эксперты по национальной безопасности и общественному здравоохранению, а также должностные лица из ряда отделов исполнительной власти были вовлечены в серьезную битву за то, что можно, а что нельзя расследовать и обнародовать. Чем закончились некоторые из этих сражений?

EBAN: В правительстве США было две основные следственные группы, занимавшиеся изучением происхождения COVID. Один был в Совете национальной безопасности, который входит в состав исполнительной власти Белого дома. А другая команда входила в Госдепартамент.И это была группа, которая обычно расследует нарушения биологического оружия, потенциально нарушения договоров. Так что, когда эти две группы начали разбираться в этом вопросе по отдельности, группа Государственного департамента натолкнулась на препятствие, которое состоит в том, что их часто упрекали коллеги, согласно одной полученной мною тогдашней записке, что изучение исследования увеличения функциональности продолжалось. открыть ящик Пандоры, раскрыть банку червей в вопросе о причастности правительства США к этому.

Также я документирую встречу, состоявшуюся в декабре 2020 года, для которой я получил одновременную документацию, которая показывает, что опять же были должностные лица Государственного департамента — чиновник Государственного департамента, который сказал, вы знаете, если вы собираетесь Чтобы углубиться в это исследование увеличения функциональности, вы, знаете ли, открываете банку с червями. И вы не должны этого делать.

ГРОСС: Что там с червями?

EBAN: Ну вот в чем вопрос. Все сложно.Я имею в виду, что банка с червями — это участие научного сообщества США в исследованиях и расширении возможностей, а также финансирование Уханьского института вирусологии в этой спорной области вирусологических исследований. Таким образом, следователи Госдепартамента посчитали, что в этот критический момент им велят не смотреть. Люди по другую сторону этой дискуссии, с которыми я беседовал, другие должностные лица Госдепартамента, считали, что эти следователи Госдепартамента проводят необъяснимое расследование, делая определенные необоснованные логические прыжки в отношении рисков такого рода исследований, которые потенциально собирались сделать утверждения о нарушениях договоров о биологической войне.И они хотели убедиться, что наука точна.

Но вы знаете, что очень ясно, так это то, что у вас были эти две группы в Государственном департаменте, которые были в абсолютном ссоре по поводу того, как решать эти вопросы, следует ли решать эти вопросы, как это делать. Фактически, эти дебаты завершились документом, который обе стороны считают законным, который представляет собой опубликованный Государственным департаментом фактологический бюллетень от 15 января 2021 года, который частично основан на секретной информации, а частично на информации из открытых источников, в которой говорится, что ряд из — у нас есть информация о том, что ряд исследователей из Уханьского института вирусологии заболели осенью 2019 года — так это было до официальной вспышки пандемии — и что Уханьский институт вирусологии проводил секретные военные исследования.Итак, вы знаете, в основном они говорят в этом заявлении, что вопрос о происхождении COVID-19 остается без ответа.

ГРОСС: Что ж, расскажите нам больше об истории исследователей, погибших при исследовании вируса.

EBAN: Верно. Мои источники указывают на то, что примерно в ноябре 2020 года исследователи Госдепартамента получили наводку от иностранного источника, в которой говорилось, что у вас есть информация, которая может указывать на, вы знаете, возможных исследователей, которые были … намного раньше, чем описано, кто работал в U.С. Институт вирусологии. И дворниками они не были. Они занимались исследованием коронавируса.

Итак, это привело к рывку секретной информации. И вывод о том, что три исследователя из Уханьского института вирусологии действительно заболели симптомами, похожими на COVID-19, примерно в ноябре 2019 года и обратились за помощью в больницу. Вы знаете, вопросы, которые остаются без ответа — теперь это то, что ведущий исследователь коронавируса в институте Ши Чжэнли категорически отрицает.Недавно она сказала The New York Times, что у нее нет информации о том, кто эти люди. Не могли бы вы поделиться со мной именами?

Вы знаете, здесь есть другие неизвестные вопросы: если на самом деле разведка верна, то чем они заболели? Вы знаете, сейчас сезон гриппа. Это был грипп? Был ли это COVID-19? И вы знаете, были ли эти люди, по сути, нулевым пациентом, так сказать, источником этой вспышки? Так что ничего из этого доподлинно неизвестно. Но нет никаких сомнений в том, что в Госдепартаменте это вновь привлекло внимание к расследованию.

ГРОСС: Позвольте представить вас здесь. Если вы только присоединяетесь к нам, моя гостья — Кэтрин Эбан. Ее новая статья «Теория утечки из лаборатории» теперь размещена на сайте Vanity Fair. Он будет опубликован в следующем печатном номере журнала. Мы скоро вернемся. Это СВЕЖИЙ ВОЗДУХ.

(ЗВУК АМАНДА ГАРДИЕР «ФЬОРД»)

GROSS: Это СВЕЖИЙ ВОЗДУХ. Вернемся к моему интервью с журналистом-расследователем Кэтрин Эбан. Ее новая статья, которая в настоящее время находится на веб-сайте Vanity Fair, называется «Теория лабораторных утечек: изнутри борьбы за раскрытие происхождения COVID-19».«

Китай, похоже, скрыл некоторую информацию и не позволил Всемирной организации здравоохранения и журналистам узнать то, что они хотят узнать. Какую роль сыграл Китай в предотвращении доступа к информации?

EBAN: Это одна из областей в этой истории, где, похоже, мало споров о том, что Китай действовал, чтобы скрыть вещи с самого начала вспышки — вы знаете, изначально вопрос о том, передавалась ли она от человека к человеку, вопрос серьезности вспышки, молчания ученых и врачей в Китае, которые говорили об этом.Теперь, когда дело доходит до вопроса об утечке из лаборатории, есть еще одна причина, по которой эти вопросы не исчезли, а именно потому, что Китай не был прозрачным в предоставлении доступа к определенным аспектам Уханьского института вирусологических исследований. Например, эта критически важная база данных, содержащая около 22 000 образцов вирусов, была отключена за несколько месяцев до официальной вспышки пандемии и не была восстановлена. По сути, это институтская инвентаризация всех образцов, которые были у них в файлах.Это похоже на картотеку вирусных последовательностей. Так что это оффлайн.

ГРОСС: Подождите. Таким образом, это могло бы сказать нам, был ли коронавирус, вызвавший пандемию, одним из вирусов, с которыми они специально работали?

EBAN: Верно. Что ж, это один из способов оценить это. Вы знаете, это несовершенно. Но один из вопросов заключается в том, есть ли там вирусная последовательность, которая является более близким предшественником SARS-CoV-2, чем другие известные вирусные последовательности?

GROSS: Что еще мог сделать Китай, чтобы намеренно скрыть информацию о вещах, которые могли привести к пандемии?

EBAN: Ну, во всем этом действительно есть своего рода поразительный раздел, и он имеет отношение к заброшенной шахте в провинции Юньнань.Поэтому в 2012 году группа из шести горняков была отправлена ​​в шахту, чтобы сгребать гуано летучих мышей — фекалии летучих мышей — со дна шахты. Они сильно заболели с симптомами, напоминающими COVID-19. Но это, конечно, еще в 2012 году. Их положили в больницу. Трое из тех шахтеров погибли.

Так вот, это как раз то, что, по вашему мнению, Китай будет отмечать, не так ли? Они должны сообщить об этом Всемирной организации здравоохранения. Как вы знаете, как сказал один эксперт в группе Госдепартамента, вы ожидаете, что вокруг этого инцидента будут заголовки баннеров.Но на самом деле об этом никогда не сообщалось во Всемирную организацию здравоохранения. Теперь мы знаем, что образцы вирусов из этой шахты были доставлены в Уханьский институт вирусологии и проанализированы. Еще в 2013 году эта последовательность называлась 4991. Как только началась вспышка COVID-19, Институт вирусологии США опубликовал статью, но не упомянул 4911. Они ссылались на RaTG13.

Это было изменение названия, которое, по мнению некоторых, было попыткой скрыть эту вирусную последовательность, которая является ближайшим известным предком SARS-CoV-2 — это 96.2% похоже — что это произошло из этой шахты. Итак, есть всевозможные вопросы, как вы знаете, об этой последовательности, о глубоком секвенировании этих вирусных образцов, вы знаете, было ли это в этой базе данных, которая была отключена. И вы знаете, что в своего рода экосистеме, где каждый ученый в мире пытается выяснить, кто был ближайшим предшественником SARS-CoV-2 и откуда он возник, все это кажется ключевыми — потенциально ключевыми частями головоломки, которая скрывались или рассматривались гораздо менее откровенно, чем следовало бы.

GROSS: Итак, эта теория о людях, подметающих гуано летучих мышей со дна шахты, что они могли заразиться тем же или подобным вирусом, который вызвал пандемию, чтобы доказать, что вирус распространился от гуано летучих мышей на люди, что он в основном там скрещивал виды. Так что объясните еще немного, как в этом участвует лаборатория.

EBAN: Верно. Итак, вы знаете, здесь кроется главная загадка: если этот образец в провинции Юньнань на юге Китая потенциально является источником COVID-19, как он попал в Ухань, который, как вы знаете, является центральным? Китайский город, не оставляющий на своем пути следа болезней, правда? Что ж, есть один способ, который мог произойти, или несколько способов, которые могли произойти, а именно: исследователи из Уханьского института вирусологии совершили поездки для отбора проб в шахту и взяли те образцы, которые вызывали у шахтеров отвращение.

Итак, есть один способ узнать, что гуано летучих мышей или что-то там было, попало в Ухань. И это благодаря исследованиям Уханьского института вирусологии. Теперь помните; Теория лабораторных утечек, как мы уже обсуждали, представляет собой диапазон возможностей. Необязательно, что они создали патоген с наддувом в результате гнусных исследований. Возможно, в их коллекции был потенциальный образец вируса, который мог привести — который мог случайно, случайно ускользнуть из лаборатории.

Так вот, такая возможность приходила в голову Ши Чжэнли. И мы знаем, что, поскольку она давала интервью журналу Scientific American на раннем этапе, говоря, по сути, перефразируя то, что она рассказала журналу, вы знаете, я так волновался, когда началась эта вспышка, что не спал всю ночь и просмотрел всю нашу инвентаризацию. чтобы убедиться, что это не наша лаборатория. И я с таким облегчением обнаружила, что этого не произошло, — так она сказала журналу.

ГРОСС: Вы доверяете ее словам?

EBAN: Ну, одна из настоящих проблем здесь в том, что, знаете, вы должны спросить, может ли она быть откровенной? Я имею в виду, что она — вы знаете, имеет — она ​​живет в авторитарной системе, которая внимательно следит за тем, что говорят ее граждане и ведущие ученые.Вы знаете, многие люди, которые на раннем этапе задавали вопросы, их голоса были жестоко подавлены. Итак, вы знаете, это не так — она ​​не работает в системе, в которой она могла бы свободно говорить о возможной аварии в лаборатории, понимаете, даже если бы она захотела. Так что трудно просто сказать, конечно, мы доверяем тому, что она говорит.

GROSS: Итак, другая группа, которая пытается исследовать теорию лабораторных утечек, является своего рода группой фрилансеров, группой людей, которые вроде как объединились. И он называется DRASTIC, что является аббревиатурой от Decentralized Radical Autonomous Research Team Investing (ph) COVID-19.Я видел их имя и хотел почти автоматически их уволить. Типа, я бы предпочел, чтобы их называли абсолютно беспристрастной, истинно научной группой, у нас нет повестки дня, понимаете?

(СМЕХ)

EBAN: Ну, как и все в этой истории, группа DRASTIC представляет собой настоящую смесь. Вы знаете, что в этой группе есть законные ученые из передовых исследовательских институтов. Есть энтузиасты науки. Есть люди, которые прячутся за псевдонимами.Так что это круг исследователей и, возможно, целый ряд мотивов. Но нет никаких сомнений в том, что они провели какое-то исследование, в результате которого были получены реальные результаты.

ГРОСС: Как что?

EBAN: Например, один из их участников, который скрывается под псевдонимом — он известен в Твиттере как TheSeeker268. Я разговаривал с ним по телефону, поэтому мне удалось упомянуть его в статье, потому что я смог установить его личность. Он бывший учитель естествознания, живущий в восточной Индии.И, знаете, как и все, он был, знаете, заперт в своем доме, когда бушевала пандемия. И ему это стало очень любопытно.

Я должен отметить, что, вы знаете, многие из этих исследователей, когда я брал у них интервью, все они говорили что-то похожее на меня, и когда они смотрели на эту схему фактов, они задавались вопросом, почему ученые действуют так ненаучно? Почему все они решили снять эту гипотезу со стола, если она не была опровергнута?

Итак, Искатель заинтересовался этим вопросом и начал проводить исследования в китайской базе данных, в которой хранятся тысячи китайских диссертаций.Он не говорит по-китайски, поэтому он будет вводить ключевые слова в эту базу данных и получать китайские диссертации, написанные на китайском языке. Он брал диссертации и вставлял их в Google Translate. Таким образом он получил китайскую магистерскую диссертацию, написанную в 2013 году, в которой подробно описывались болезни этих шести горняков, которые спустились в шахту. Это очень подробный тезис, который я прочитал, и в нем описывается жестокость их болезни, как самый старый шахтер умер первым, и, по сути, расследование, которое последовало за тем, чтобы попытаться выяснить, что с ними было не так.Итак, вы знаете, что этот безработный учитель естествознания, сидящий в восточной Индии и занимающийся этим, поднял все эти вопросы о руднике Модзян.

ГРОСС: Давайте сделаем еще один перерыв. Если вы только присоединяетесь к нам, моя гостья — Кэтрин Эбан. Ее новая статья «The Lab-Leak Theory» теперь размещена на веб-сайте Vanity Fair, где она работает одним из редакторов. ВНИМАНИЕ !!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! Он будет опубликован в следующем номере актуального печатного журнала. Мы вернемся сразу после небольшого перерыва. Это СВЕЖИЙ ВОЗДУХ.

(ЗВУК ИОР ХРОНИКА «МЫ ВСЕ СНЕЖИНЫ»)

GROSS: Это СВЕЖИЙ ВОЗДУХ. Вернемся к моему интервью с журналистом-расследователем Кэтрин Эбан. Ее новая статья на веб-сайте Vanity Fair называется «Теория лабораторных утечек: изнутри борьба за раскрытие истоков COVID-19».

Когда Всемирная организация здравоохранения отправила свою команду для расследования теории утечки в лаборатории, утаивал ли Китай доказательства от них, были ли они заблокированы?

EBAN: Что ж, это действительно необычно.Всемирная организация здравоохранения совместно с Китаем собрала группу экспертов для проведения своего рода независимого исследования, миссии в Китай, чтобы рассмотреть некоторые из этих вопросов.

Правительство США выдвинуло имена трех экспертов, которые будут включены в эту группу, эту группу экспертов. Ни один из них не был выбран и не утвержден. Китай утвердил одного представителя США, и это был Питер Дасзак, который является президентом EcoHealth Alliance и был одним из первых авторов этого заявления Lancet.Итак, перенесемся в эту миссию в Китай. Эксперты — эта группа экспертов побывала в Уханьском институте вирусологии. Вы бы подумали, если бы они проводили очень тщательное расследование, они бы сказали, что нам нужен доступ к базе данных, верно? — всех этих образцов. Они этого не просили.

Когда Петера Дашака позже допросили, команда просила, знаете ли, просмотреть эту базу данных? — он сказал, о, нет, нам не нужно было спрашивать, потому что мы, по сути, знаем, что находится в этой базе данных — в этом нет необходимости.И Ши Чжэнли, главный исследователь, сказал нам, что из-за попыток взлома база данных была отключена, и это вполне разумно. Знаете, в свете 3,5 миллиона смертей во всем мире от COVID-19, вы знаете, это своего рода странное отношение к мысли, что все это прекрасно, чтобы работать по системе чести, и не нужно никаких независимых подтверждений. этого.

Итак, вы знаете, отношение Питера Дашака, неспособность команды экспертов действительно разобраться в этом, действительно вызвали удивление у людей, которые очень внимательно следили за этим.А потом еще больше удивило то, что в их заключительном отчете по этому поводу сделан вывод: мы думаем, что гипотеза об утечке из лаборатории очень маловероятна. И вопрос в том, хорошо, но на основании чего? Знаете, эта теория освещена только на двух страницах из 120-страничного отчета. Вы знаете, это некоторые из проблем, которые заставили экспертов внимательно следить за этим, чтобы сказать, знаете ли, это совершенно неадекватный анализ такой возможности.

ГРОСС: Ну, вы знаете, пандемия уже существует.Мол, мы не можем предотвратить это. Это случилось. Так почему так важно знать происхождение?

EBAN: Это так важно знать, чтобы мы могли предотвратить будущую пандемию, верно? Я имею в виду, что если бы это была утечка из лаборатории, нам пришлось бы серьезно пересмотреть лабораторную безопасность и научные подходы к исследованиям. Это имело бы огромное значение для научного мира. Если это естественное происхождение, мы должны, вы знаете, значительно ограничить наши вторжения в эти дикие пространства и попытаться исключить наше взаимодействие с животными, которых нужно оставить в покое.Кто-то может возразить, что мы все равно должны делать это ради планеты. Но, знаете, именно поэтому FAA расследует каждую авиакатастрофу. И они делают это с особой тщательностью, потому что это упражнение с извлеченными уроками, которое жизненно важно для повышения безопасности в будущем.

GROSS: Что ж, спасибо, что рассказали нам о своем отчете.

EBAN: Спасибо.

ГРОСС: И спасибо, что были нашим гостем.

EBAN: Было приятно поговорить с тобой, Терри.

GROSS: Кэтрин Эбан, редактор Vanity Fair. Ее статья «Теория лабораторных утечек: изнутри борьбы за раскрытие происхождения COVID-19» теперь размещена на сайте Vanity Fair.

(ЗВУК ИЗ «ПЕСНИ НА САЛЛИ» ЧИК КОРИ)

GROSS: Если вы хотите быть в курсе пропущенных вами интервью FRESH AIR, например, интервью на этой неделе с Энтони Рамосом, звездой экранизации мюзикла Лин-Мануэля Миранды «В высотах» и звездой сериала HBO » В разделе «Лечение» ознакомьтесь с нашим подкастом.Вы найдете множество интервью FRESH AIR.

(ЗВУК ИЗ «ПЕСНИ НА САЛЛИ» ЧИК КОРИ)

GROSS: FRESH AIR Исполнительный продюсер — Дэнни Миллер. Наш технический директор и инженер — Одри Бентам. Наши интервью и обзоры подготовлены и отредактированы Эми Салит, Филлис Майерс, Роберта Шоррок, Сэм Бригер, Лорен Крензель, Хайди Саман, Тереза ​​Мэдден, Энн Мари Бальдонадо, Теа Чалонер, Кайла Латтимор и Джоэл Вольфрам. Наш ассоциированный продюсер цифровых медиа — Молли Сиви-Неспер.Сет Келли поставил сегодняшнее шоу. Я Терри Гросс.

(ЗВУК ИЗ «ПЕСНИ НА САЛЛИ» ЧИК КОРИ)

Авторские права © 2021 NPR. Все права защищены. Посетите страницы условий использования и разрешений на нашем веб-сайте www.npr.org для получения дополнительной информации.

стенограмм NPR создаются в срочном порядке Verb8tm, Inc., подрядчиком NPR, и производятся с использованием патентованного процесса транскрипции, разработанного NPR. Этот текст может быть не в окончательной форме и может быть обновлен или изменен в будущем.Точность и доступность могут отличаться. Авторитетной записью программирования NPR является аудиозапись.

Что такое авторитаризм… и чем не является: * практическая перспектива | Международные отношения

Абстрактные

В этой статье освещаются три основные проблемы, связанные с нынешними концепциями авторитаризма: они составляют негативную или остаточную категорию, чрезмерно сосредоточены на выборах и предполагают, что авторитаризм обязательно является явлением на уровне государства.Такая «классификация режимов» не может помочь нам разумно прокомментировать обеспокоенность общественности тем, что такие политики, как президент Родриго Дутерте, премьер-министр Нарендра Моди, премьер-министр Виктор Орбан или президент Дональд Трамп, по сути, являются «авторитарными» лидерами. В этой статье предлагается, чтобы у политологов были лучшие инструменты для различения современных угроз демократии и интерпретаций, проникнутых леволиберальными предрассудками, исследования авторитаризма должны быть переориентированы на изучение авторитарных, а также нелиберальных практик , а не справедливости только национальные выборы.В статье определяются и иллюстрируются такие практики, существующие в авторитарном, демократическом и транснациональном контекстах. Сравнительный анализ авторитарных и нелиберальных практик поможет нам понять условия, в которых они процветают, и как им лучше всего противостоять.

Ни один читатель политических комментариев в последние годы не мог не заметить озабоченность, возможно, даже панику, по поводу глобальной волны авторитаризма, которая теперь может затронуть даже устоявшиеся демократии. «Как построить автократию» было зловещим названием передовой статьи Дэвида Фрума в The Atlantic , в которой утверждалось, что существуют условия для «отступления от демократии»… «по пути к нелиберализму» в Соединенных Штатах. 1 Индийский независимый новостной сайт The Wire предупреждает американцев, что Индия под властью партии Бхаратия Джаната (БДП) является примером того, как «неавторитарное государство может практиковать повседневные акты авторитаризма». 2 А Кен Рот, директор Human Rights Watch, предупредил о «новом поколении авторитарных популистов», назвав демократически избранных лидеров, таких как президент Филиппин Дутерте, премьер-министр Венгрии Орбан и премьер-министр Индии Моди, на одном дыхании с автократами. таких как Си Цзиньпин из Китая, Путин из России и Асад из Сирии. 3 Другие называют таких, как Дутерте, Орбан и Моди, «нелиберальными» лидерами. 4

Эти комментаторы кое-что понимают. Их опасения широко разделяются и законны. Но профессиональные политологи мало что могут сказать о том, существуют ли в демократическом обществе такие вещи, как «повседневные акты авторитаризма» или «автократическое лидерство», и если да, то как они будут выглядеть. Они разработали изощренный анализ качества демократии и некоторые предупреждающие сигналы «отката демократии» к авторитарному правлению. 5 Но им — нам — не хватает словаря и инструментов, чтобы дать ясный, основанный на исследованиях анализ этих явных явлений авторитаризма и нелиберализма в рамках устоявшихся демократий. Они могут многое сказать о том, почему избираются такие лидеры, как Дутерте, Моди, Орбан или Трамп, но очень мало о том, как оценить то, что они делают после прихода к власти. Они также не могут ответить на публичные обвинения в том, что МВФ или ВТО неподотчетны и нуждаются в демократизации, 6 или что цифровое наблюдение, подобное тому, которое практикуется Агентством национальной безопасности США (АНБ) и раскрывается утечками Сноудена, авторитарно в Оруэлловское чувство.Однако без такого анализа, без реального понимания того, как авторитаризм или нелиберализм может выглядеть в демократическом или транснациональном контексте, мы не знаем, в чем именно заключается проблема, каковы текущие тенденции и как эти тенденции могут быть связаны с другими. последние тенденции, такие как популизм, ксенофобия и нативизм.

Почему политологи разработали такие шоры и как их снимать? В академической литературе «авторитарный» означает две совершенно разные вещи.В сравнительной политике это относится к режиму, который не организует периодические свободные и справедливые выборы. Такая классификация типов режимов говорит нам о том, что такие лидеры, как Дутерте, Моди, Орбан и Трамп, были (относительно) свободно и справедливо избраны, так что, если они не распустят парламент или не украдут выборы, их соответствующие режимы не заслуживают формальной классификации как авторитарные. В политической психологии авторитаризм — это психологический профиль людей, характеризующийся стремлением к порядку и иерархии и страхом перед посторонними.Теория авторитарной личности может рассказать нам о вероятных корреляциях между приверженностью тому, что они называют авторитарными ценностями, и поведением при голосовании. 7 Но он не ставит своей целью исследовать, что делают лидеры, избранные этими «авторитарными» избирателями, когда они находятся у власти.

Ни классификация режимов, ни теория авторитарной личности не помогают нам разумно прокомментировать опасения, что Дутерте, Моди, Орбан и Трамп могут быть «авторитарными» или «нелиберальными» лидерами. Может ли за такими вердиктами политических комментаторов, журналистов или активистов еще быть суть, которую мы, политологи, не понимаем? В настоящее время нам не хватает инструментов, чтобы различать реальные угрозы демократии и интерпретации, проникнутые леволиберальными предрассудками, потому что мы не смогли определить или операционализировать «авторитаризм» или «нелиберализм» способами, которые связаны с здравым смыслом, который журналисты и граждане свободно используют. .Мы должны иметь возможность судить об «авторитарности» правительств не только по тому, как они пришли к власти, или по предполагаемым личностным чертам электората, но и по тому, что они делают, оказавшись у власти.

Я буду утверждать, что вместо того, чтобы сосредотачиваться исключительно на авторитарных режимах или авторитарных личностях, мы должны изучать (то есть определять, вводить в действие, наблюдать, классифицировать, анализировать) авторитарные и нелиберальные практики . Сосредоточение внимания на практике имеет дополнительное преимущество, так как помогает нам выйти за рамки контекста одного государства и признать такие явления, как транснациональный нелиберализм или авторитарное партнерство государственного и частного секторов.Ниже я продемонстрирую, с какими аналитическими проблемами мы сталкиваемся, обсудим, как политическая наука стала настолько близорукой в ​​своем исследовании авторитаризма, и предложу, как практическая перспектива может обеспечить более социально значимое и резонансное понимание авторитаризма и нелиберализма. Я буду определять авторитарные практики как модели действий, которые саботируют подотчетность людям, над которыми политический деятель осуществляет контроль, или их представителям посредством секретности, дезинформации и подавления голоса.Они отличаются от нелиберальных практик, которые относятся к шаблонным и организованным посягательствам на индивидуальную автономию и достоинство. Хотя эти два вида практики часто сочетаются в политической жизни, разница заключается в типе нанесенного вреда: авторитарные практики в первую очередь представляют собой угрозу демократическим процессам, в то время как нелиберальные практики — это в первую очередь проблема прав человека. 8 Я заканчиваю несколькими словами о том, что необходимо сделать, чтобы политологи могли лучше выявлять и анализировать авторитарные и нелиберальные практики и, таким образом, лучше информировать свое общество, когда их демократические основы оказываются под угрозой.

Диагностика дисциплинарных шор

Чтобы показать несоответствие между инструментами политологии и реальной политикой, давайте сначала рассмотрим Венесуэлу. В 2006 году Уго Чавес был переизбран президентом с большим перевесом, что было подтверждено международными наблюдателями за выборами. Убедительно выиграв референдум по отмене ограничения президентских полномочий двумя сроками подряд, Чавес снова баллотировался в 2012 году и снова победил со значительным отрывом. В течение всего периода пребывания Чавеса у власти лидеры оппозиции подвергались преследованиям, а работа активистов гражданского общества и журналистов затруднялась; некоторые были заключены в тюрьму.После смерти Чавеса его преемник Николас Мадуро с небольшим перевесом выиграл президентский пост в опросе, проведенном в 2013 году на фоне насилия на выборах. В декабре 2015 года оппозиция выиграла парламентские выборы и заняла свои места, но с тех пор Мадуро распустил Национальное собрание и заменил его новым Учредительным собранием после выборов, бойкотированных оппозицией. 9 Политологи пытались классифицировать Венесуэлу. Чейбуб, Ганди и Вриланд, используя данные до 2009 года, классифицируют Венесуэлу как демократию с 1959 года, тогда как Геддес, Франц и Райт классифицируют ее как персональную диктатуру с 2006 года.Индекс Polity колеблется: Венесуэла опустилась ниже отметки демократии (+6) в 2006 году, году обвального падения Чавеса, а в 2009 году упала с +5 до −3; но в 2013 году, когда состоялись неоднозначные выборы Мадуро, он снова поднялся до +4. Страновед Хавьер Корралес, напротив, считает, что медленный переходный период завершится полным авторитаризмом к октябрю 2016 года. 10 Так была Венесуэла авторитарной при Чавесе или нет? И стало ли оно более или менее авторитарным при Мадуро? Или все это время это была нелиберальная демократия?

Теперь давайте рассмотрим менее очевидный случай, политику, а не страну: в частности, политику выдачи.Под этим я имею в виду тайные задержания и допросы так называемых вражеских комбатантов, проводимые Центральным разведывательным управлением США (ЦРУ), но осуществляемые различными национальными вооруженными силами, полицией и спецслужбами в разных странах с 2002 года. to 2008. 11 В настоящее время общепризнано, что программа выдачи нарушила права человека заключенных, которые почти без исключения были неамериканцами. Администрация США держала эту политику в секрете даже от членов комитетов по разведке Конгресса. 12 Администрация Буша, которая в конечном итоге несла ответственность за эту политику, была, конечно, демократически избрана. Возможно, он не был полностью осведомлен о политике ЦРУ или не контролировал ее. Было бы странно называть администрацию Буша авторитарным режимом из-за программы выдачи. Должны ли мы сделать противоположный вывод, что, поскольку правительство было избрано свободно, оно не может заслуживать ярлыка «авторитарное», даже если демократический надзор явно ниспровергается в связи с выдачей правонарушителей? И мы должны только спросить, подлежала ли политика выдачи контролю со стороны представителей американцев человек? Или сами заключенные и их представители (например, их адвокаты) также имеют отношение к определению того, что считается авторитарным? А как насчет других граждан, на почве которых происходили тайные задержания и пытки? Этот пример примечателен тем, что ЦРУ могло экстерриториализировать свою деятельность именно для того, чтобы помешать национальному демократическому и судебному надзору. 13

Неспособность политической науки дать четкие ответы на такие вопросы связана с тремя основными проблемами нашего нынешнего образа мышления. Во-первых, авторитаризм на самом деле является негативной категорией, не имеющей собственного определения. Во-вторых, чрезмерное внимание к выборам в то время, когда связь между голосованием на выборах и реальным влиянием на формирование политики широко сомневается как гражданами, так и политологами. Третье — это предположение, что авторитаризм — это структурное явление, находящееся только на уровне национального государства.

Вакуум в ядре

Особенность исследования авторитаризма состоит в том, что оно не начинается с определения своего собственного основного предмета. Термин впервые получил широкое концептуальное внимание как категория, находящаяся между тоталитаризмом и демократией, в классике Линца 1975 года Тоталитарные и авторитарные режимы . 14 Линц задал тон многим последующим исследованиям, которые характеризуют авторитаризм, во-первых, как недостаток демократии, а во-вторых, как контейнерную концепцию, которая получает содержание только в своих подкатегориях. 15 Большая аналитическая работа была проделана по некоторым из этих подкатегорий, 16 , но они мало помогают в определении «авторитаризма» как такового.

Пытаясь исследовать все авторитарные режимы, а не только их подмножества, исследователи авторитаризма все еще прибегают к классическим определениям демократии , сформулированным Шумпетером или Далем, чтобы очертить область своей деятельности. Шумпетер назвал демократию «институциональным механизмом для принятия политических решений, при котором отдельные лица получают право принимать решения посредством конкурентной борьбы за голосование народа», или, если кратко, «свободной конкуренцией за свободное голосование». 17 Таким образом, авторитаризм характеризуется просто отсутствием свободной и честной конкуренции. Идеи Даля лежат в основе более всеобъемлющего определения, согласно которому демократия не сводится исключительно к выборам, но также предполагает уважение к свободе выражения мнения, доступу к информации и свободе объединений. 18 В более широком смысле, авторитарные режимы — это те, которые не могут организовать свободные выборы и не уважают эти свободы. Формулировка на основе Даля дает немного больше информации о том, что такое авторитаризм на самом деле, а также дает больше информации о промежуточных типах, иногда называемых гибридными режимами или дефектными демократиями.Но «ядро по-прежнему остается вакуумом», 19 , поскольку определение по-прежнему опирается на отсутствие, на отсутствие выборов и свобод, а не на позитивное определение того, что такое авторитаризм на самом деле и что он делает.

Не только выборы

Наличие или отсутствие свободных и справедливых выборов считается главным критерием определения того, является ли государство авторитарным или демократическим. Но это овеществление выборов, которое никогда не бывает полностью беспроблемным, сегодня менее актуально, чем когда-либо.Исследователи авторитаризма посвятили много энергии одной стороне проблемы, а именно преобладанию в мире государств, которые проводят выборы с некоторым элементом конкуренции, но с тем, что Левицкий и Уэй назвали «неравным игровым полем». 20 Но эта литература о «реальных, но несправедливых» выборах остается изолированной от недавних работ о недостатках и ограничениях выборов в устоявшихся западных демократиях. Исследователи авторитаризма, похоже, не принимают всерьез аналитическую связь с демократией, на которой основываются их негативные определения.Ведущие исследователи авторитаризма, такие как Чейбуб, Ганди и Вриланд, пишут, что «выборы позволяют гражданам влиять на политику посредством своего контроля над лидерами», 21 , в то время как Геддес, Райт и Франц утверждают, что в демократических странах «правящая коалиция из 50 процентов (плюс ) избирателей могут обложить налогом тех, кто не входит в коалицию, чтобы распределять выгоды среди тех, кто находится внутри ». 22 Но их категоризация авторитарных и демократических государств с помощью фиктивных переменных, зависящая от состязательных выборов, не позволяет проверить, действительно ли граждане имеют возможность влиять на политику или организовывать распределение.У этих авторов есть слепое пятно для широко распространенного скептицизма, как среди ученых западных демократий, так и среди их широкой общественности, относительно того, действительно ли выборы являются средством изменения политики в ответ на популярный спрос. 23 Хотя исследователи демократии расходятся во мнениях относительно степени и причин растущего общественного недоверия к политикам и политическим партиям в последние десятилетия, они в целом согласны с тем, что это реальное явление. 24 Снижение явки избирателей и, в последнее время, обращение к популистским кандидатам и партиям объясняется именно этим скептицизмом.Действительно, некоторые авторы начали утверждать, что может иметь место сближение между ранее совершенно разными авторитарными и демократическими национальными правительствами. 25 Дело не в том, что свободные и честные выборы потеряли смысл. Но исследователи демократии уже давно перестали определять демократию только по наличию свободных и справедливых выборов, 26 и исследователи авторитаризма должны перестать определять авторитаризм просто по их отсутствию.

Вместо этого мы должны поразмышлять о том, что выборы изначально означали при разделении на демократию / авторитарность: то есть подотчетность правителей demos .Действительно, подотчетность, а не выборы, была основной концепцией демократии, разработанной Шмиттером и Карлом в контексте демократизации после 1989 года: «Современная политическая демократия — это система управления, в которой правители несут ответственность перед обществом, действуя косвенно через конкуренцию и сотрудничество их избранных представителей ». 27 В более поздней статье Шмиттер прямо опускает слово« избранный »перед представителями, открывая путь для включения более неформальных типов представительства в качестве механизмов подотчетности. 28 Акцент на подотчетности может по-прежнему включать выборы как частый — и обычно до некоторой степени действенный — механизм подотчетности, но это не будет объединять показатель с категорией.

Много было написано об альтернативных формах подотчетности в отсутствие выборов, особенно на уровнях, отличных от государства. Такие формы часто выявляются на местном уровне, где механизмом, обеспечивающим подотчетность, могут быть неформальные институты, гражданское общество, СМИ или даже само центральное государство, которое может обратиться к местным структурам подотчетности как к средству решения проблем своего собственного принципала-агента. проблема по отношению к местным чиновникам. 29 Точно так же есть литература о подотчетности через гражданское общество на транснациональном уровне. 30 Глубина и значение этих альтернативных форм подотчетности, как и должно быть, вызывают много споров. Дело здесь не в том, чтобы определить, какие типы или условия подотчетности могут считаться достаточно демократическими, а в том, чтобы определить, что будет считаться определенно авторитарным. Концепция «светофора», согласно которой государства являются демократическими, когда они проводят свободные и справедливые выборы, и авторитарными во всех остальных случаях, нам не помогает.Вместо этого мы должны искать активную практику подрыва или саботажа подотчетности, а не отсутствие свободных и справедливых выборов как ключевую особенность авторитаризма. Такой саботаж будет проявляться в политической практике , не обязательно в конституционных мерах.

От типов национальных режимов к политическим практикам

Третье слепое пятно в исследованиях авторитаризма — это неспособность заметить влияние глобализации на политику.Исследования авторитаризма в подавляющем большинстве случаев предполагают, что соответствующая арена для изучения политики, авторитарной или демократической, является национальной. Так было не всегда. У отцов-основателей авторитаризма и исследований демократии был гораздо более широкий кругозор. Гарри Экштейн и Тед Гурр, стоявшие у истоков проекта Polity, изначально стремились определить «авторитетные модели социальных единиц», которые в принципе могут включать в себя любую единицу, от нуклеарной семьи до международной организации. 31 Роберт Даль в своей ранней работе также рассматривал условия для демократии в «социальной организации», 32 , которая ни в коем случае не обязательно была национальным государством. Доминирование государства в политическом воображении вместе с количественной склонностью к единицам «страна-год» может объяснить, почему основополагающие идеи авторитаризма и демократии были сужены до исключительно государственного фокуса. Сегодня эта узкая направленность мешает решить некоторые из наиболее насущных проблем нашего времени.

Ученые демократического Запада, а также развивающихся стран тщательно исследовали, как, почему и в какой степени «автономия демократически избранных правительств была и все больше ограничивается источниками неизбираемой и непредставительной экономической власти». 33 Эту загадку ярко проиллюстрировал греческий долговой кризис. Греческий народ неоднократно имел возможность выбирать между разными партиями на свободных и справедливых выборах в период с 2011 по 2015 год и в разное время делал разные выборы.Но даже после того, как радикальная левая партия Syriza одержала убедительную победу на платформе пересмотра условий выплаты долга страны, позиция Греции на переговорах существенно не изменилась, и Syriza в конечном итоге приняла условия, которые в значительной степени сохранили меры жесткой экономии. Общенациональные выборы имели ограниченное значение для навязывания политики жесткой экономии грекам в последние годы, поскольку реальный источник политики не был национальным. Это была, скорее, так называемая «тройка» (Европейская комиссия, Европейский центральный банк и МВФ), которая не имела мандата избирателя.Ситуация в Греции может быть крайним случаем, и некоторые могут найти вывод Дэвида Хелда о том, что «некоторые из наиболее фундаментальных сил и процессов, которые определяют природу жизненных шансов внутри и между политическими сообществами, в настоящее время находятся за пределами досягаемости национальных государств», 34 завышено. Но утверждение о том, что автономия государства распространилась, и что международная система перешла к многоуровневым, иногда перекрывающимся или конкурирующим, механизмам управления, было подтверждено во многих направлениях современной политической научной литературы, включая государственную политику, международные отношения, политическую экономию и т. Д. демократическая теория. 35

Если мы серьезно отнесемся к этому утверждению, естественно возникает вопрос, могут ли и как новые формы авторитаризма проявить себя на уровнях ниже, выше или за пределами государства. Приведу лишь один пример. Известно, что ЕС страдает от дефицита демократии. Но следует ли из этого, что он авторитарный или может быть? Или что условия кредита МВФ или арбитражные решения ВТО, которые часто называют необъяснимыми, являются авторитарными? Даже для того, чтобы иметь возможность ответить на такие вопросы, мы должны думать об авторитаризме таким образом, чтобы этот ярлык в принципе мог применяться к транснациональным структурам управления, но это не будет автоматически следствием отсутствия выборов.

В целом, чтобы понять современную политику, нам нужно определение авторитаризма, которое является существенным и динамичным, а не негативным и системным; это сосредоточено на саботаже подотчетности, а не только на качестве выборов; и это поддается оценке политических институтов внутри, ниже или за пределами государства. Следовательно, определение, ориентированное на практику, а не определение, ориентированное на систему, лучше подходит для понимания авторитаризма сегодня и для ответа на насущные вопросы общества по этому поводу.

Авторитарные и нелиберальные практики

Практическая перспектива

Практики — это, попросту говоря, «шаблонные действия, встроенные в определенные организованные контексты». 36 По словам Теодора Шацки, одного из их главных теоретиков, «практические подходы могут… анализировать (а) сообщества, общества и культуры, (б) правительства, корпорации и армии, и (в) господство и принуждение как особенности совокупностей или явлений, установленных и воплощенных в практике.’ 37 Философы, социологи и теоретики культуры все обратились к концептуализации «практик» немного по-разному, по несколько разным причинам. Я выделю здесь только две важные и почти универсально согласованные особенности практик.

Во-первых, практики — это гораздо больше, чем действия или поведение отдельного человека, но гораздо меньше, чем государственная структура. Сосредоточение внимания на практике позволяет отказаться от обозначения только «режимов» как авторитарных, признавая, что в современной политике механизмы управления могут быть более гибкими.Таким образом, мы можем представить себе (и, следовательно, определить определяющие черты) авторитарных практик, существующих в Индии, США или ЕС. В то же время практики не сужают внимание к личности. 38 В то время как политология может быть слишком озабочена государственными структурами, в просторечии мы иногда попадаем в противоположную ловушку, называя таких людей, как Моди или Трамп, как если бы они были всемогущими и единолично ответственными за всю политическую жизнь внутри и исходящую из их соответствующие состояния.

Глобальная программа цифрового наблюдения Агентства национальной безопасности США (АНБ), обнародованная через разоблачения Сноудена, прекрасно иллюстрирует, что составляет практику. В течение ряда лет АНБ собирало огромные объемы данных в основном о гражданах, не являющихся гражданами США, с помощью различных методов, включая перекачку данных с наземных и подводных кабелей, приказы компаниям обмениваться метаданными, использование вредоносных программ и оказание давления на поставщиков, чтобы те установили «лазейки» в свою продукцию. Эта практика не была связана конкретно с одной администрацией: в то время как различные подпроекты, такие как XKeyscore и PRISM, по-видимому, были инициированы Джорджем У.Буш, 39 , они продолжались при администрации Обамы, а Закон о поправках к FISA 2008 года, который разрешал АНБ, в принципе, контролировать электронные сообщения иностранцев за границей, был продлен в 2012 году. 40 Программа поддерживалась годами, ну что ж. задокументировано и в некоторой степени транснационально, причем особенно тесно сотрудничают Штаб связи правительства Великобритании и Управление связи Австралии. 41 К его реализации были привлечены сотни человек. 42

Это подводит нас ко второй полезной общности в теории практики: ее упор на организационный и социальный контекст. Согласно Шацки, «практика — это набор действий и высказываний, организованный совокупностью пониманий, набором правил». 43 Это перекликается с тем, что мы знаем из тематических исследований авторитарных режимов. Люди не подчиняются изолированному диктатору из чистого страха и не сотрудничают с ним из чистой жадности или жажды власти. У них формируется общее понимание того, как все делается в их социальном контексте, независимо от того, искренне ли они верят в легитимные нарративы правительства, или просто прагматики, или что-то среднее между ними.Действительно, в то время как теория практики редко прямо упоминается в исследованиях авторитаризма, 44 во многих отличных исследованиях, посвященных странам или регионам, косвенно используется подход, ориентированный на практику. Стерн и О’Брайен, например, обнаруживают, что политизированные граждане Китая постоянно получают и интерпретируют «смешанные сигналы» о том, что можно, а что недопустимо, — наблюдение, которое предполагает, что «китайское государство, даже в его наиболее репрессивной форме, не является таким целеустремленный, как его иногда изображают », но вместо этого состоит из« мешанины разрозненных актеров »с очень разными способами действий. 45 Слейтер и Феннер, опираясь на примеры из разных стран, проводят тщательное различие между «государственным аппаратом» и «его операторами», 46 и утверждают, что сильные государственные институты могут быть замечательным ресурсом для эффективных авторитарных практик. например правящими партиями. Хейдеманн и Лендерс настаивают на том, что переход от целостного анализа режима к исследованию авторитарной практики судебной, социальной политики или религиозных институтов в Сирии и Иране необходим для анализа того, что они называют «рекомбинантным авторитаризмом». 47 Рассматривая возможность «авторитарности» в Венгрии или Соединенных Штатах, мы не должны зацикливаться только на личностях Орбана или Трампа, но в равной степени учитывать необходимые «действия и высказывания» групп политиков, гражданских лиц. служащие и общественные деятели на разных уровнях, которые с ними связаны. Это было общее понимание внутри и за пределами разведывательного сообщества относительно того, что является необходимым и допустимым сбором данных для национальной безопасности, что сделало возможной практику наблюдения АНБ.

Авторитарные практики

Что же такое авторитарные практики? Существует риск расширить этот термин, чтобы охватить все политические явления, которые оказывают негативное влияние на жизнь людей, включая дискриминацию, насилие, коррупцию или неравенство. Это было бы бесполезно с аналитической точки зрения. Как я предлагал выше, мы должны переориентировать наше понимание авторитаризма с неспособности провести выборы на саботаж подотчетности . Более пристальный взгляд на значение самой ответственности должно прояснить, что означает саботаж и почему это важно.

Согласно скупому и широко цитируемому определению, «подотчетность — это отношения между субъектом и форумом, в которых субъект обязан объяснить и оправдать свое поведение, форум может задавать вопросы и выносить суждения, а актер может столкнуться с последствиями ». 48 Причины оценки подотчетности, если их перевернуть, проливают свет на то, что большинство из нас интуитивно называет «авторитаризмом», и почему мы считаем это нормативной проблемой. Согласно Рубинштейну, по сути, «подотчетность дает возможность — точнее, она помогает конституировать — недоминирование ». 49 Далее она перечисляет его достоинства: усиление соблюдения основных и процедурных правил политическими деятелями, продвижение предпочтений и гражданских добродетелей тех, кому передается ответственность, и предоставление полезной информации всем заинтересованным лицам. Бовенс также различает демократический, конституционный и обучающий аспекты подотчетности. 50 Авторитарные практики допускают господство: они влекут за собой существенное и процедурное нарушение правил, вмешиваются в предпочтения и подавляют гражданские добродетели тех, перед кем лежит ответственность, и строго контролируют информационные потоки.

Авторитарные практики саботажа подотчетности не следует приравнивать к простому отсутствию подотчетности, которое может быть вызвано отсутствием возможностей или может быть институциональным. С политической точки зрения можно было бы назвать это «авторитаризмом», чтобы уточнить точку зрения, но с аналитической точки зрения это привело бы нас к отрицательному определению. Напротив, исследование активных практик подотчетности и саботажа как ядра авторитаризма особенно актуально сегодня, потому что, в отличие от нескольких веков назад, дискурсы и институты подотчетности теперь повсеместны и часто имитируются.У большинства авторитарных режимов сегодня есть парламент, конституционный суд и, возможно, даже псевдоплюралистические СМИ, что делает аналитические инструменты, которые могут различать несовершенные механизмы подотчетности и фактическое подрывание подотчетности, тем более важным.

Не все виды ответственности относятся к авторитаризму. От латинского слова auctoritas , означающего «власть», авторитаризм предполагает власть. В частности, он предполагает социальную единицу, в которой одни контролируют других.Таким образом (с точки зрения практической власти, если не обязательно конституционных договоренностей) отношения между субъектом и форумом, который саботируется, — это отношения снизу вверх, а не снизу вверх, бюрократическая или коллегиальная подотчетность. Рассмотрение авторитаризма с точки зрения саботажа подотчетности позволяет избежать традиционного «другого» подтекста этого термина. Фактически существующие демократии сами по себе являются формами господства и никогда не несут полной ответственности. Демократии, возможно, также необходимо демократизировать, даже если они не находятся в процессе «отката назад». 51

Сосредоточение внимания на реальном контроле над другими также позволяет различать транснациональные практики, не прибегая к надуманным представлениям о подотчетности, саботаже по отношению к всем гражданам мира. Люди, над которыми государственные субъекты осуществляют контроль, обычно являются либо гражданами, либо людьми в пределах границ этого государства, но иногда существует физический контроль, и возможен саботаж подотчетности без того и другого. В приведенном примере ЦРУ в сотрудничестве с другими службами безопасности явно контролировало «незаконных комбатантов», которые не были ни гражданами США, ни находились в пределах США.В таком случае ответственность должна быть возложена на граждан США, которые имеют право знать, что делают их государственные органы, и могут быть саботированы в отношении самих жертв выдачи и их представителей, а также жителей штатов, на территории которых находятся на территории имели место тайные задержания и пытки. Другим примером может служить экстерриториальная практика авторитарных режимов, таких как Эритрея, Иран, Сирия и различные государства Центральной Азии, которые включают физическое и цифровое преследование их критиков в диаспоре. 52

Итак, резюмируя приведенный аргумент: для того, чтобы удовлетворить сегодняшние аналитические потребности, определение авторитарных практик должно: (а) подходить к авторитаризму как к существенному явлению, а не просто к недостатку демократии; (б) отойти от выборов как основного пробного камня; и (c) отражать характер авторитаризма, когда он больше не обязательно воплощается и осуществляется только национальными правительствами государств. Авторитарные практики предполагают нисходящие отношения, когда задействованный в них политический деятель имеет контроль над затронутыми людьми.Основываясь на этих критериях, я определяю авторитарную практику как модель действий, встроенных в организованный контекст, саботаж подотчетности перед людьми (« форумом »), над которыми политический деятель осуществляет контроль, или их представителями, лишая их доступа к информации и / или отключение их голоса.

Как показано на рисунке 1, авторитарные практики являются проявлением предотвращения диалога между властным субъектом и форумом. Сохранение в секрете действий и решений на форуме исключает диалог, блокируя доступ к информации.Должно быть ясно, что не все формы секретности в политике представляют собой саботаж ответственности. При определенных обстоятельствах политическая тайна может быть законной при условии, что сама процедура определения исключений из публичности должна быть публичной. Конфиденциальный обмен информацией с назначенными представителями форума также может быть законной альтернативой полной гласности. 53 В большинстве парламентов, например, есть секретный комитет по разведке, где избранная группа парламентариев будет проинформирована о вопросах разведки, которые открыто не обсуждаются с другими представителями, не говоря уже о широкой общественности.Несомненно, существуют тяжелые случаи, но для разборчивых авторитарных методов следует сосредоточить внимание на легких: схеме отключения информации, а не исключительных инцидентах или хорошо регулируемой секретности, связанной с прозрачными процедурами. Программа ЦРУ по выдаче лиц выдержала бы это испытание: в ряде случаев администрация Буша отказала в передаче соответствующих меморандумов и другой информации, запрошенной членами комитетов по разведке Палаты представителей и сената, или отрицала их существование, а в 2005 г. документы в ответ на постановление суда. 54

Рисунок 1

Саботаж подотчетности

Рисунок 1

Саботаж подотчетности

Доступ к информации также затрудняется, когда форуму преднамеренно предоставляется неточная информация. Конечно, политики все время вертятся, извращаются и уклоняются от правды. Но дезинформация — это больше, чем случайное приукрашивание фактов. Одноразовая политическая ложь не является авторитарной практикой, но вполне может подойти модель, в которой несколько людей, облеченных властью, в разное время представили неточную информацию.Например, утверждение президента Трампа о том, что на его инаугурацию была рекордная посещаемость, не следует рассматривать как обоснованное или достаточно важное, чтобы считаться закономерным. Но утверждения о том, что миллионы нелегальных мигрантов обманным путем проголосовали на президентских выборах в США, будут примером более устойчивой модели. Эти обвинения сначала были озвучены во время предвыборной кампании Трампа, 55 , а затем неоднократно озвучивались самим президентом, 56 его пресс-секретарем, 57 и старшим советником Белого дома Стивеном Миллером; 58 наконец-то они стали предметом расследования, которое возглавил вице-президент Майк Пенс. 59 Вряд ли нужно говорить о современной актуальности авторитарных практик во времена политики «постправды» и альтернативных фактов. Как схематично показано на рисунке 1, и секретность, и дезинформация блокируют коммуникационный поток от властей к форуму.

Другой формой подрыва ответственности является отключение голоса. Это нарушает диалогический поток в другом направлении, от форума к актеру. Критические вопросы могут быть обескуражены, а вопрошающие запуганы, наказаны или подкуплены.Или может быть, что критика, «вынесение суждения» о поведении актера, затруднена. Эта конкретная форма саботажа подотчетности наиболее легко узнаваема теми, кто изучает авторитарные режимы: мы сразу же склонны думать о свободных и справедливых выборах как о средстве вынесения суждений, а противодействие им как об авторитаризме.

Но голос может быть гораздо больше, чем голос. Вынесение приговора происходит не только у урны для голосования, но также может принимать форму журналистики, отчетов НПО, проповедей или песен в стиле рэп.Лишение форума возможности выносить суждения может проявляться как вмешательство в свободные и справедливые выборы, но также как цензура или произвольное вмешательство в дела критики того или иного действия или решения. Те, кто задает вопросы, и критики могут быть обычными людьми или профессиональными вопрошающими и критиками, такими как парламентарии, журналисты, правозащитники или другие активисты. Или они могут даже быть внутренними критиками, такими как действительные или потенциальные информаторы.

Венгерский закон о СМИ от 2010 года, которым был учрежден надзорный орган, контролируемый государством, является хорошим примером.Учреждение формально не занимается цензурой, но имеет право налагать недопустимо высокие штрафы на радио и телеканалы. Под надзором контролируемого партией органа с широкими полномочиями и в сочетании с предвзятыми процедурами проведения торгов он оказал сдерживающее воздействие на венгерские СМИ. 60 Массовая отмена правительством Индии разрешений для НПО на получение лицензий на иностранное финансирование — еще один пример меры, направленной на то, чтобы заглушить критические голоса. 61 Венесуэла сделала и то, и другое: при Чавесе она национализировала телевизионные станции и приняла ограничительные законы о СМИ, а также запретила иностранное финансирование НПО, а при Мадуро она продолжала, а иногда и расширяла эту практику. 62

Все эти примеры были хорошо задокументированы, и юристы указали на то, как такая практика нарушает международные обязательства соответствующих стран в области прав человека. Но политологи склонны рассматривать такую ​​практику в первую очередь в связи со свободой и справедливостью выборов или с такими идеологиями, как популизм. Они не рассматривают их как потенциально «авторитарные» практики сами по себе. Система подотчетности и саботажа позволяет нам это делать.Он не классифицирует правительства или институты систематически как «авторитарные» или «неавторитарные», а вместо этого применяет этот термин к конкретным практикам, которые могут быть более или менее присущи общему способу управления.

Нелиберальные практики

Некоторые читатели могут здесь отметить отсутствие элементов, которых они ожидали в определении авторитаризма, таких как нарушение прав человека. Так же, как некоторые политологи считают полезным различать простую демократию и либеральную демократию, я делаю различие между авторитарной практикой и нелиберальной практикой.Проведение таких теоретических различий может показаться академическим перед лицом угроз демократии, гражданскому обществу и правам человека. Но важно именно тогда, когда звонят либеральные сигналы тревоги и накаляются эмоции, чтобы провести четкие аналитические различия, чтобы лучше понять явления, свидетелями которых мы являемся.

Авторитарные практики, по своей сути, связаны с подотчетным саботажем. Иногда они нарушают индивидуальные политические права. Но целый ряд других прав носит скорее либеральный, чем политический характер.По словам Фарида Закария, конституционный либерализм «относится к традиции, глубоко укоренившейся в западной истории, которая стремится защитить автономию и достоинство человека от принуждения, независимо от его источника, государства, церкви или общества». 63 Можно усомниться в утверждении Закарии о глубине этой традиции на Западе и ее предполагаемом отсутствии где-либо еще в свете колониальной истории и современных событий, но с аналитической точки зрения полезно идентифицировать нелиберализм как явление, отличное от авторитаризма. .На уровне государств это различие также может способствовать нашему анализу так называемых «гибридных» режимов. Сейчас хорошо известно, что гибридность не одномерна, поскольку различные авторы проводят различие между электоральным и либеральным измерениями. 64 Но гибридность по любому из этих параметров все еще измеряется с точки зрения демократии и поэтому классифицируется как недостаточная эффективность, а не рассматривается с точки зрения активных практик и изучается исключительно на национальном уровне.

Я определяю нелиберальную практику как модель действий, встроенных в организованный контекст, посягающих на автономию и достоинство человека. К классу нелиберальной практики относятся модели вмешательства в юридическое равенство, обращение в суд или признание перед законом; нарушение свободы выражения мнения, права на справедливое судебное разбирательство, свободы религии и права на неприкосновенность частной жизни; и нарушения прав на физическую неприкосновенность.

Разграничение авторитарной и нелиберальной практики не является зеркальным отражением различия, которое часто проводится между свободными и справедливыми выборами и разделением властей. Разделение властей служит той же цели, что и свободные и справедливые выборы: подотчетности.Таким образом, подрыв разделения властей, как и фальсификация выборов, носит авторитарный характер. Различные формы обхода парламента, будь то секретность или совершенно открыто, посредством неограниченного президентского указа, также должны (при их использовании) считаться авторитарной практикой, поскольку они отключают одну из наиболее важных форм вынесения суждений — парламентский надзор. То же самое верно, когда судебный надзор нарушается, искажается или игнорируется. На рисунке 2 показано, как авторитарные и нелиберальные практики — это разные, но частично совпадающие категории.В частности, нарушения свободы выражения мнения являются авторитарной практикой, поскольку они блокируют диалог об ответственности. В то же время это нелиберальная практика, поскольку она ущемляет автономию и достоинство личности.

Рисунок 2

Авторитарные и нелиберальные практики

Рисунок 2

Авторитарные и нелиберальные практики

Само собой разумеется, что нелиберальные практики не более или менее предосудительны или последовательны, чем авторитарные.Различие носит аналитический характер. Авторитарные методы направлены на то, чтобы оградить власть имущих от ответственности. Нелиберальные методы могут преследовать множество целей, включая подавление голосов тех, кто представляет угрозу для власть имущих, но также могут быть разработаны для продвижения идеологического проекта или даже для выполнения воли большинства. Показательный пример — крайне нелиберальное одобрение президентом Филиппин Дутерте убийства наркоманов. 65 Маловероятно, что потребители наркотиков представляют особую угрозу власти Дутерте.Скорее, идея о том, что потребители наркотиков опасны и менее чем люди, очевидно, пользуется значительной поддержкой на Филиппинах, и позиция Дутерте, возможно, помогла ему выиграть президентский пост. Если обвинения в употреблении наркотиков не направляются против критиков правительства, нельзя предположить, что нелиберальная практика одобрения убийства потребителей наркотиков имеет авторитарные намерения. Скорее, это типичное проявление популизма, определяемого как мажоритарный антиплюрализм. 66 Популизм может вести к нелиберальным практикам, но это ни в коем случае не единственная их причина.В то время как репрессивные меры российского правительства против гомосексуализма, например, могут быть вызваны популистскими мотивами, очень похожими на мотивы Дутерте, неоднократное заключение режима Алексея Навального в тюрьму является авторитарной попыткой заставить замолчать популярный, возможно, даже популистский, оппозиционный голос.

Иногда может существовать причинно-следственная связь: нелиберальные практики часто служат стимулом для авторитарных практик. Программа выдачи, например, была прежде всего нелиберальной практикой: так называемые «незаконные комбатанты» подвергались произвольным задержаниям и пыткам.Однако ее практикующие, зная, насколько спорной будет программа пыток, старались сохранить ее в секрете — авторитарная практика. В других случаях нелиберальные методы, особенно когда они санкционированы большинством, могут совершаться совершенно открыто и открыто критиковаться, как это видно на примере убийств потребителей наркотиков на Филиппинах или обращения шерифа Джо Арпайо с заключенными и расового профилирования в Аризоне. .

Срочная повестка

Многие политологи в последнее время задаются вопросом, следует ли им действовать по-другому: занять более четкую позицию в отношении политических событий, которые вызывают у них беспокойство, более активно участвовать в публичных дебатах, приправлять свой сухой анализ эмоциональными и близкими к дому примерами, чтобы чтобы усилить свое влияние или найти способы противостоять атакам на научные знания и ученых.Все это достойные и необходимые инициативы; но мы также должны пересмотреть наш основной бизнес и подумать, подходят ли наши аналитические инструменты своему предназначению. Концептуальные инновации могут не выглядеть как политическое вмешательство, но это так. Самый важный вклад, который социологи могут внести в общество, — это делать то, что у них получается лучше всего: проводить систематические наблюдения, абстрагироваться от того, что они видят, а затем снова операционализировать абстракции, классифицировать и анализировать, чтобы отвечать на описательные, причинные и нормативные вопросы их день.

Исследования авторитаризма начались с таких ученых, как Карл Поппер и Ханна Арендт, а затем Хуан Линц и Гильермо О’Доннелл, которые анализировали ужасающие события в их собственных обществах с целью научиться противодействовать таким тенденциям. 67 Это превратилось в профессиональное исследование с точки зрения Запада политических систем, отличных от нашей и считающихся ниже нее. В попытке оживить исследования авторитаризма, вернувшись к основным принципам, я определил и проиллюстрировал авторитарные и нелиберальные практики и предположил, что они теоретически различны, хотя в действительности они часто совпадают.Не только нелиберальные, но и авторитарные практики могут иметь место независимо от того, каким образом политический субъект (-ы) попал в свою (-ые) позицию (-и), поскольку авторитаризм не определяется как отсутствие свободных и справедливых выборов.

Определение, основанное на практике, позволяет нам заметить, что правительство Венесуэлы при Чавесе применяло обширные авторитарные и нелиберальные методы, одновременно признавая, что он неоднократно приходил к власти путем всенародного голосования. Точно так же мы можем постулировать без логического противоречия, что, хотя премьер-министры Моди и Орбан и президенты Дутерте и Трамп, похоже, были свободно и справедливо избраны — и могут быть переизбраны, — их правительства придерживаются авторитарных и / или нелиберальных методов.

Я также показал, что практика хранения незаконных секретов укоренилась в службах безопасности Соединенных Штатов, независимо от того, какая партия или президент находится у власти. Это не предназначено для того, чтобы указать пальцем конкретно на США, а скорее для того, чтобы показать, что авторитарные методы в определенных проблемных областях или со стороны конкретных агентств могут сохраняться в рамках устоявшихся демократий. В самом деле, как уже давно признано в критической литературе по безопасности, то, что я назвал авторитарными и нелиберальными методами, часто совпадает с обращением к проблемам безопасности. 68 Такая практика требует политологического анализа с точки зрения ее авторитарности, даже когда нет неминуемой угрозы полномасштабной смены режима.

Это концептуальное эссе — только начало. Авторитарные и нелиберальные практики должны быть лучше операционализированы, классифицированы и сопоставлены, а причинные связи должны быть установлены с другими явлениями, если мы хотим предложить способы реагирования на них. Новое определение авторитаризма и нелиберализма с точки зрения практики позволяет нам вернуть домой накопленные нами знания о том, как работает авторитаризм.Обращая взор на наши собственные общества, мы можем прийти к пониманию того, как авторитарные и нелиберальные практики развиваются и развиваются внутри демократий и в транснациональных условиях; мы можем начать видеть, в каких обстоятельствах они процветают и как им лучше всего противостоять.

Заметки автора

© Автор (ы) 2018. Опубликовано Oxford University Press от имени Королевского института международных отношений.

Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License (http: // creativecommons.org / licenses / by / 4.0 /), который разрешает неограниченное повторное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии правильного цитирования оригинальной работы.

Авторитаризм против тоталитаризма [Видео]

Привет! Добро пожаловать на видео Mometrix о тоталитаризме и авторитаризме.

Мы понимаем, что их различие может немного запутать. Итак, сегодня я хочу помочь вам прояснить ситуацию.

Сегодня я дам определение тоталитаризму и авторитаризму.Затем мы сопоставим их друг с другом, чтобы более четко увидеть разницу.
Давайте начнем с определения обоих.

Во-первых, авторитаризм:
Авторитаризм отмечен подчинением власти. Это противоположность индивидуализма и демократии. В авторитарных системах правления политическая власть сконцентрирована в одной или нескольких авторитетных фигурах. Как правило, они берут на себя власть и не избираются народом. Их сила безудержна, и они никому не подчиняются.

Теперь перейдем к тоталитаризму:
Тоталитарная система правления — это система, в которой тот, кто находится у власти, или те, кто находится у власти, не видят ограничений своей власти и стремятся контролировать все аспекты общественной и частной жизни любым возможным способом .

А теперь сравним их. В чем разница между тоталитаризмом и авторитаризмом?

Итак, тоталитаризм — это авторитаризм . А потом еще немного. В авторитарной системе есть несколько социальных и экономических институтов, неподконтрольных правительству.Итак, авторитарная система хочет полной политической власти, но не выходит за рамки этого. С другой стороны, система тоталитарного правления хочет власти над ВСЕМ. ВСЕ. Они стремятся к власти за пределами правительственного правления и начинают вторгаться в идеологию каждого, кто находится под их властью.

Одним из самых известных примеров тоталитарного правителя был Адольф Гитлер. Он вышел за рамки политического правления и искал контроля над тем, во что верят люди, и даже над тем, какой, по его мнению, расы должны быть люди.Еще одно ключевое отличие заключается в том, как они исполняют свое решение. Авторитарный правитель больше ориентирован на индивидуальную власть, тогда как тоталитарный правитель — скорее очаровательный идеолог, который утверждает, что руководствуется интересами народа или государства.

Надеюсь, это помогло выявить разницу! До скорого!

Word Root Of The Day: crat

Сумасшедший «Ящик» создает линейки

Греческое слово crat означает «правило», а соответствующий суффикс -cracy означает «править посредством.Здесь следует хорошая выборка различных типов «правления» по всему миру, все из которых содержат суффикс -cracy и корневое слово crat .

Все мы знаем, что демо cracy — это «правление» людьми; Слово demo crat было первоначально образовано для обозначения члена правительства, который поддерживает «правление» народа, принцип управления demo crat ic. Древние греки были основателями demo cracy , или «правления» людьми, но, что интересно, твердо верили, что система управления demo crat ic не может работать с более чем десятью тысячами человек.

В мировых правительственных системах существует множество других типов «правил». Давайте продолжим с другими типами правления, установленными древними греками.

Греческий философ Платон написал литературное произведение под названием Республика , в котором он обсуждал различные лучшие формы правления. Платон писал, что высшей формой правления была aristo cracy , или «правление» лучшими. Король-философ считался этим aristo crat или лучшим «правителем», но стал им только после того, как он прошел через многие-многие годы обучения, чтобы иметь возможность «править» мудро и справедливо.Первоначальная возвышенная концепция aristo crat как наилучшего возможного «правителя» государства значительно деградировала после написания The Republic и, наконец, стала просто «правлением» тех, кто имел королевскую кровь и / или много денег. вещи, которые по умолчанию делали их «лучшими» правителями. Второй лучшей формой греческой системы правления была timo cracy , или «правление» теми, кто либо владел собственностью, либо являлся высокопоставленным военнослужащим; и Платон, и Аристотель обсуждали timo cracy , который был решительным шагом вниз по сравнению с чистым aristo crat , поскольку timo crat фактически никогда не обучался тому, как управлять гражданскими лицами, как это делал Король-философ.

Есть много-много различных систем правил, о которых мы могли бы поговорить подробно. Вот некоторые из наиболее популярных:

Плутон , крати возглавляется плутоном , кратом . Плутон краси — это «правление» богатых, названное в честь бога Плутона, который был не только богом подземного мира, но и, таким образом, богом богатства, так как здесь находят богатство в виде драгоценных металлов и драгоценностей. под землю. Следовательно, ящик с плутоном — это богатый человек, который «правит» другими.

Бюро cracy возглавляет бюро crat s, или правительственные чиновники, которые, как правило, очень строги в отношении правил и придерживаются их и, таким образом, являются «правителями», которые неуклонно придерживаются административных «правил».

Techno cracy — это «правила» технических экспертов. Такие techno crat s — это бюро crat s, у которых есть большой объем обучения в той или иной форме технологии или инженерии.

Автомобиль cracy , возглавляемый одним автомобилем crat , является «правлением» всемогущего единственного «правителя» над страной, как при диктатуре.

Thalasso cracy , возглавляемый thalasso crat s, является «правлением» превосходящей военно-морской державы на обширной территории моря или океанов. Примеры исторического талассо , крака -х годов включают финикийцев и минойцев.

Гинеколог краси , возглавляемый гинекологом срат s, «правит» только женщинами, в то время как андро краси , возглавляемый андро крат s, «правит» только мужчинами.

По сравнению с aristo cracy , или «править» лучшими, kakisto cracy , во главе с kakisto crat s, является худшим «правилом».Некоторые из вас могут подумать, что kakisto cracy сегодня жив и здоров в некоторых частях мира! Тип kakisto cracy , несомненно, klepto cracy , или «правление ворами». Остерегайтесь клепто crat s !!

Теперь вы тоже можете быть «правителем» греческого корневого слова crat и соответствующего ему суффикса -cracy . Только не сходи с ума политически!

  1. демократия : «править» людьми
  2. демократ : тот, кто поддерживает людей, «правящих»
  3. демократический : относящийся к «правлению» народа
  4. аристократия : «править» лучшими
  5. аристократ : лучший «правитель»
  6. тимократия : «правление» людьми, владеющими собственностью, или военачальниками
  7. тимократ : «правитель» в тимократии
  8. плутократия : «правление» богатыми
  9. плутократ : «правитель», который богат
  10. бюрократия : «правят» административные чиновники
  11. бюрократ : тот, кто «правит» как административный чиновник
  12. технократия : «правят» те, кто обладает техническими ноу-хау
  13. технократ : «правитель» с техническими знаниями
  14. самодержавие : «править» одним всемогущим человеком
  15. самодержец : единый всемогущий «правитель»
  16. талассократия : «правление» военно-морской державой
  17. талассократ : «правитель» военно-морской державы
  18. гинократия : «правление» женщин
  19. гинократ : женщина, которая «правит»
  20. андрократия : «правление» мужчин
  21. androcrat : человек, который «правит»
  22. какистрократия : «правят» худшие
  23. какистрократ : очень плохая «линейка»
  24. клептократия : «правление» воров
  25. клептократ : вор, который «правит»
.