Принципы толерантности в межэтнических отношениях – 2.3. Толерантность в межэтнических отношениях

2.3. Толерантность в межэтнических отношениях

Историческая практика взаимоотношений этносов и их культур показала, что возможно два типа отношений: толерантный и интолерантный.

Существуют разные интерпретации понятия «межэтническая толерантность». Чаще всего под этим подразумевают индифферентность к этническим различиям, позицию самоограничения и намеренного невмешательства, да и просто терпение. Кроме того, имеет место понимание толерантности как стремления к взаимодействию на принципах равноправия и согласия . Всё это, разумеется, свидетельствует о неустоявшейся терминологии, тем более что термин «толерантность», как и само понятие, заимствованы из западной (главным образом англоязычной) литературы без должного этимологического анализа своего содержания.

Во многих культурах понятие «толерантность» является своеобразным синонимом «терпимости»: лат. — tolerantia — терпение; англ. — tolerance, toleration, нем. — Toleranz, фран. — tolerance. В процессе историко-культурного развития и становления философской мысли категория «терпимости» («толерантности») претерпевала изменения. Это является естественным явлением, т.к. менялось и само общество, во главу угла в человеческих взаимоотношениях ставились разные идеи.

В XIX в. глагол «терпеть» выражал различные значения: выносить, страдать, крепиться, стоять не изнемогая, выжидать чего-то, допускать, послаблять, не спешить, не гнать и т.д. Несмотря на многозначность, категория «терпимости» имеет здесь созерцательный оттенок, пассивную направленность. Подобная характеристика понятия сохранилась и в современных словарях. В «Толковом словаре русского языка» под редакцией Д.Н.Ушакова (М., 1994) категория «толерантность» полностью отождествляется с категорией «терпимость». В «Словаре иностранных слов и выражений» (М., 1998) понятие также определяется как «терпимость к чужим мнениям, верованиям, поведению, снисходительность к чему-либо или кому-либо».

Характеристика определения толерантности видоизменяется в Преамбуле Устава ООН: «…проявлять терпимость и жить вместе, в мире друг с другом, как добрые соседи».

В Декларации принципов толерантности, принятой Генеральной Конференцией ЮНЕСКО в 1995 году, понятие толерантности определено как уважение, принятие и правильное понимание богатого многообразия культур нашего мира, форм самовыражения и проявления человеческой индивидуальности; отказ от догматизма, от абсолютизации истины и утверждение норм, установленных в международно-правовых актах в области прав человека.

Толерантность не уступка, снисхождение или потворство, а прежде всего активное отношение, формируемое на основе признания универсальных прав и основных свобод человека.

В основе толерантности лежит склонность людей к взаимной помощи, благодаря которой стало возможным выживание и про­грессивное развитие человечества. Толерантность как общественная ценность порождена суще­ствующими различиями в человеческих сообществах и проблемой уважительного отношения к этим различиям.

Этническая толерантность понимается не просто как отсутствие негативного, а скорее как наличие позитивного или участного отношения к иной этнической группе, т.е. как готовность контактировать с представителями этой группы такими, какие они есть, при сохранении, однако, позитивного отношения к своей группе. Толерантность «это не просто пассивная терпимость, она предполагает активную позицию всех заинтересованных сторон, но одновременно и отказ от навязывания своей точки зрения одной из сторон». (Терпимость рассматривается как наличие

нейтрального (не позитивного) отношения к чужой этнической группе.)

Проявление толерантности, которое созвучно уважению прав человека, не означает терпимого отношения к социальной несправед­ливости, отказа от своих или уступки чужим убеждениям. Это означа­ет, что каждый свободен придерживаться своих убеждений и признает такое же право за другими. Это означает признание того, что люди по своей природе различаются по внешнему виду, положению, речи, по­ведению и ценностям и обладают правом жить в мире и сохранять свою индивидуальность. Это также означает, что взгляды одного человека не могут быть навязаны другим.

На государственном уровне толерантность требует справедли­вого и беспристрастного законодательства, соблюдения правопорядка и судебно- процессуальных и административных норм. Толерантность также требует предоставления каждому человеку возможностей для экономического и социального развития без какой-либо дискриминации.

Таким образом, понятие толерантности хотя и отождествляется большинством источников с понятием терпения, имеет более яркую активную направленность. Толерантность не пассивное, неестественное покорение мнению, взглядам и действиям других; не покорное терпение, а активная нравственная позиция и психологическая готовность к терпимости во имя взаимопонимания между этносами, социальными группами, во имя позитивного взаимодействия с людьми иной культурной, национальной, религиозной или социальной среды.

Противоположным типом взаимоотношений этносов и их куль­тур является интолерантный тип отношений основывается на неприятии и нетерпимости культурных особенностей других народов. В этом типе основополагающим является убеждение, что собственное куль­турное окружение, своя система взглядов, свой образ жизни выше и лучше других. Соответственно нетерпимость и неприятие чужой культуры порождают стремление к ее подавлению, принижению или уничтожению, к отказу в праве на существование тому, кто придерживается иных взглядов и убеждений.

Перечень практических проявлений и форм интолерантности довольно разнообразен: от обычной невежливости и раздражения до этнических чисток, геноцида и умышленного уничтожения представителей другой культуры. Из широкого диапазона прояв­лений интолерантности наибольшее распространение в прошлом и настоящем получили «этноцентризм», «ксенофобия», «нацио­нализм», «культурный геноцид».

В современном российском обществе наибольшее распростра­нение получила такая форма интолерантности как ксенофобия, означающая неприязненное отношение к чужим этническим группам и их культурам. В зависимости от объекта этнической неприязни в России в настоящее время исследователи выделяют различные варианты ксенофобии: антисемитизм (неприязнь к евреям), кавказофобия (неприязнь к народам Кавказа), синофобия (неприязнь к китайцам), цыганофобия, азиатофобия и др.

Так что же влияет на уровень толерантности/интолерантности в отношениях между индивидами?

Во-первых, усиление конфликтности в полиэтнической среде, затронувшее постсоветские государства впрямую обусловлено болезненными процессами политической и экономической трансформации, распадом традиционной системы ценностей.

Во-вторых, как это ни парадоксально, сама этничность. В истоке любой этнофобии лежит та же социально-психологическая структура различения между «нами» и «не-нами», что и в основе этнической самоидентификации. Но если во втором случае это различение носит лишь «констатирующий» характер («мы» — такие, а «они» — другие), то в первом — оценочный («они» хуже «нас», «мы» — жертва «их» происков и т. п.)

В-третьих, возможен и такой вариант, когда негативное отношение к другим этническим группам концептуализируется на уровне государственной политики и лишь затем по каналам средств массовой информации привносится в массовое сознание (именно такая последовательность «от концепции — к формированию фобии» типична для национализма в ряде постсоветских государств, где теоретически «обосновывается» этническая «неполноценность» того или иного национального меньшинства).

Межэтническая толерантность проявляется в поступках, но формируется в сфере сознания и, конечно, тесно связана с этнической идентичностью. Все виды гиперидентичности повышают уровень интолерантности в межэтнических установках. Но на этом основании считать этнонациональное самосознание опасным, стремиться не напоминать о нем было бы ошибкой, только усиливающей сложность межэтнических отношений. Не этническое самосознание вообще, а гиперболизация его (эгоцентризм, этноэгоизм и т.п.) отрицательно влияет на толерантность. Перерастание этнического самосознания в гиперидентичность и рост интолерантных установок связаны далеко не только с процессами в психической сфере, но и в сферах социальной, экономической, политической жизни. Он в значительной степени определяется и ситуацией — стечением всех этих обстоятельств.

Таким образом, можно сделать вывод что, толерантность как никогда ранее важна в современном мире. Мы живем в век глобализации экономики и все большей мобильности, быстрого развития коммуникации, интеграции и взаимозависимости, в век крупномасштабных миграций и перемещения населения, урбанизации и преобразования социальных структур. Толерантность необходима в отношениях как между отдельными людьми, так и на уровне семьи и общины. В школах и университетах, в рамках неформального образования, дома и на работе необходимо укреплять дух толерантности и формировать отношения открытости, внимания друг к другу и солидарности.

Список литературы:

  1. Абдулатипов Р.Г. Этнополитология. – СПб.: Питер, 2004. – 313 с.

  2. Арутюнян Ю. В. Этносоциология: учеб. пособие / Ю. В. Арутюнян, Л. М. Дробижева, А. А. Сусоколов. – М.: Аспект-пресс, 1999. – 271 с.

  3. Бромлей Ю.В. Очерки теории этноса.- М., 1983.

  4. Денисова Г.С., Радовель М.Р. Этносоциология: учеб. пособие для студентов университетов и педагогических вузов/ Г.С. Денисова, М.Р. Радовель. – Ростов-н/Д: Изд-во ООО «ЦВВР», 2000.- 280 с.

  5. Дробижева Л.М. Толерантность и рост этнического самосознания: пределы совместимости // Толерантность и согласие / отв. ред. В.А. Тишков. — М., 1997. — С. 61-72.

  6. Лебедева Н.М. Социально-психологический аспект межэтнических отношений // Национальное самосознание и национализм в Российской Федерации начала 90-х гг. / отв. ред. Л.М. Дробижева. — М., 1994. — С. 91-103.

  7. Садохин А.П., Грушевицкая Т.Г. Этнология: учебник для студ. высш. учеб. заведений. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Издательский центр «Академия», 2003.- 320с.

  8. Семенов Ю.А. Общество, страны, народы// Этногр. обозр. -1996.- № 2.- С.153-167.

  9. Тишков В.А. О толерантности // Толерантность и согласие / отв. ред. В.А. Тишков. — М., 1997. — С. 21-30.

  10. Чичановский А.А. Толерантность в условиях постсоветского информационного пространства // Толерантность и согласие/ Отв. ред. В.А. Тишков. — М., 1997. — С. 248-260.

studfiles.net

Что такое толерантность в межнациональных отношениях? Культура межнациональных отношений

Все знают, что означает слово «толерантность». И перевод, по сути, не нужен. Да, с латыни это «терпимость», и что? И так же всем все понятно. Возникает даже вопрос: «А зачем вообще вводить в язык лишнее слово?» Логично, когда заимствованные слова заполняют пустующую нишу. Нет понятия – нет и слова в языке. Появляется новое явление – появляется и слово, его определяющее. Если явление пришло из другой культуры, логично, что и определение будет оттуда же. Но если телевизора или компьютера в русскоязычной реальности не было, то терпимость ведь была! Так зачем новое слово?

Терпимость – это не толерантность

Дело в том, что семантически слова «толерантность» и «терпимость» разнятся довольно сильно. «Терпеть» в русском языке – это «преодолевать какие-то неприятные ощущения». «Не нравится, но терплю. Заставляю себя не обращать внимания на неприятности», — именно так можно передать ощущения человека, который проявляет терпимость.

Толерантность – это совсем другое. Это – не преодоление собственной неприязни и раздражения (хотя, конечно, первые шаги к истинной толерантности именно таковы). Принятие чужих традиций, чужого образа жизни как должное, четкое осознание того, что все люди разные и имеют полное право быть такими, – вот что означает слово «толерантность».

Человек терпимый всего лишь заставляет себя мириться с существованием чужих культурных норм, чужих традиций, чужого образа жизни. Человек толерантный воспринимает все это как единственно возможный порядок вещей. Фраза «мы все равны, мы — одно» ошибочна. Истина в том, что все мы разные — это-то и есть норма.

Свои и чужие

Прежде чем говорить о том, что такое толерантность в межнациональных отношениях, стоит вспомнить, что на определенном этапе развития каждое племя называло себя просто и незатейливо – «люди». То есть вот мы, собравшиеся здесь у костра, – люди. А кто там еще бродит вокруг, это еще разобраться надо. Ну и что, что две ноги, две руки и одна голова? Может, это обезьяна такая лысая? Мало ли. Говорит непонятно, наших богов не чтит, наших вождей не любит. Не похож он на человека, ох, не похож…

Римское слово «варвары» — это звукопередача невнятного бормотания. «Вар-вар-вар-вар». Лопочут не пойми что. Вот мы, римляне – люди, правильные люди, говорим понятно, на латыни. А эти… варвары, одним словом. И либо они станут нормальными людьми – заговорят на латыни и признают главенство Рима, либо…

Вероятно, и у гуннов была соответствующая доказательная база, построенная по тому же принципу.

Люди – это мы и те, кто похож на нас. А все остальные – чужаки, на которых никакие этические и правовые нормы не распространяются. Вот так и формировались нации и межнациональные отношения много-много сотен лет. Постепенно круг «людей» расширялся. Мы и наши соседи. Мы и наши союзники. Мы – христиане, или мы – иудаисты. Мы – белые люди. Но постоянно были те, кто за кругом, вне границ. Люди другой нации, другой веры, другого цвета кожи. Не такие. Другие.

Преображение картины мира

С одной стороны, это все же положительная динамика. Если круг «своих» расширяется, значит, культура межнациональных отношений пусть медленно, но растет. Если экстраполировать, можно прийти к выводу, что когда-то все станут «своими», а место плохих и чужих займут, скажем, инопланетяне. Или разумные дельфины — неважно.

С другой стороны, это очень и очень плохо. Потому что тенденции наглядно демонстрируют, что людям нужен кто-то чужой, просто как антитеза своего. Нужен кто-то, против кого можно дружить, забывая о мелких отличиях ради крупных.

О том, что такое толерантность в межнациональных отношениях, начали задумываться не так давно. Просто потому что еще в XIX веке рабство было явлением весьма распространенным, а аборигенов Австралии до 1967 года не учитывали при переписи населения, тем самым исключив из числа граждан. За редким исключением евреи в Российской империи не имели права покидать черту оседлости до 1917 года, а основанный во многом на культурных и религиозных противоречиях конфликт в Ирландии существует уже много десятков лет, то вспыхивая, то затухая. Поэтому международная дипломатия прошлого, конечно, была вполне терпима в рамках профессионализма, то есть дипломатична. Но это никоим образом не означало, что в задачу государства входило воспитание толерантных граждан. Отсутствие войны – уже мир, а основан ли он на доброжелательных чувствах к соседу или просто на осознании бесперспективности вооруженного конфликта, не так уж и важно.

Почему толерантность стала необходимостью?

Справедливости ради стоит заметить, что именно в ХХ веке возникла необходимость в толерантности. До этого жители отдельно взятой страны большей частью представляли собой культурный монолит. Британцы – это британцы, французы – это французы, японцы – это японцы. Чужаки — иноверцы, инородцы, пришлые — конечно, были везде, но их было мало. Этническая толерантность была не слишком актуальна просто потому, что те, на кого она должна была быть направлена, являлись исключительно малочисленной группой. Так, никого не волнуют случаи заболевания гриппом до тех пор, пока не вспыхнет эпидемия.

Только двадцатый век с его активной миграционной политикой, бесконечными войнами, приведшими к массовым переселениям, заставил людей задуматься о терпимости. Ну и, конечно, Вторая мировая война, наглядно всем продемонстрировавшая, что такое доминанта одной нации и межнациональные отношения, на этом построенные. Точнее, двадцатый век позволил взглянуть на ситуацию не со стороны облеченного бременем ответственности белого человека, а со стороны «второсортного экземпляра», подлежащего либо улучшению, либо уничтожению. Наглядность была исключительной. Фашизм с легкостью убедил всех в том, что расовые или религиозные предрассудки – это плохо, а межнациональная толерантность – хорошо. Потому что никто не гарантирует, что тот, кто только что был в роли облеченного правами и властью большинства, вдруг не окажется меньшинством со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Международное право

В двадцатом веке резко сократилось число людей, не понимающих, что такое толерантность в межнациональных отношениях. Она стала альтернативой религиозной, расовой, этнической и любой другой терпимости. Способность принимать чужую культуру, чужие традиции как должное, приспосабливаться к ним стала в определенном смысле залогом выживания. Потому что двадцатый век – не десятый, и на смену мечу и кинжалу давно пришли автоматическое оружие и взрывчатка.

То равенство, о котором философы твердили много веков, наконец-то было закреплено законодательно. Всеобщая декларация прав человека, подписанная в 1948 году, впервые сделала взаимное уважение не добровольным, а обязательным. В Преамбуле Устава ООН и в Декларации принципов толерантности ЮНЕСКО от 1995 года даны определения, озвучившие основные принципы толерантности. Сводятся они к довольно простому утверждению: все члены гражданского сообщества имеют право быть разными, и задача государства – это право обеспечивать.

Отсутствие толерантности в действии

Как следствие, все государства, подписавшие данные международные акты, обязаны законодательно закреплять подобные стандарты поведения. Это относится как к нормам уголовного и административного права, в которых должна быть прописана ответственность за нарушение чужих прав и свобод, так и к предписаниям образовательной или культурной сферы. Государство должно не только наказывать тех, кто стремится ограничить других в их национальном, культурном или религиозном самовыражении, но и воспитывать в людях терпимость и уважение, насаждать их в обществе всеми доступными средствами.

С этой точки зрения закрепившаяся в российских СМИ традиция использовать сомнительный термин «лицо кавказской национальности» — прямое нарушение норм межнациональной толерантности. Определять преступников, основываясь на их предположительной национальной принадлежности, в ситуации, когда это никак не связано собственно с составом преступления, – крайне некорректно. Тем более если нигде не звучит «лица славянской национальности», «лица германо-романской национальности», «лица латинской национальности». Если все приведенные выше определения даже звучат абсурдно, смешно и нелепо, то почему «лицо кавказской национальности» стало нормой? Ведь таким образом в сознании людей просто закрепляется устойчивая ассоциация: выходец с Кавказа — потенциальный преступник. И не имеет значения, что Кавказ большой и многонациональный, что население этой территории разнообразно и многочисленно. Там, как и везде, есть преступники, но там, как и везде, порядочных людей несоизмеримо больше. Стереотип создать легко, но трудно разрушить. Межнациональные отношения в России очень страдают от подобных необдуманных высказываний медийных персон.

Братские народы уже не такие и братские

Именно с подобными проявлениями формирования общественного мнения и должно бороться законодательство стран, ратифицировавших международные акты в этой области. Подача информации в прессе и на телевидении, уроки в школах, проведение различного рода мероприятий, посвященных пропаганде толерантности и взаимоуважения, – все это должно контролироваться государством. Альтернатива, увы, печальна. Гражданские возмущения, конфликты, рост ксенофобных настроений в обществе – с такими проявлениями бороться очень тяжело. Проще не допустить их сразу. Государство должно формировать общественное мнение, и тогда возникнут новые традиции и нормы поведения, которые будут негласно определять поступки граждан. Да, преступления на почве национальной или расовой нетерпимости – зло практически неизбежное. Но если преступники сталкиваются с всеобщим осуждением и презрением – это одно. А вот если встречают молчаливое понимание и одобрение, в крайнем случае равнодушие – совсем другое…

К сожалению, в настоящее время межнациональные отношения в России далеки от безоблачных. Раньше, во времена многонационального СССР, механизм госпропаганды работал именно на воспитание взаимоуважения, и акцент делался на том, что вне зависимости от национальной принадлежности все – граждане одной большой страны. Сейчас, к сожалению, уровень толерантности к представителям других наций сильно упал, поскольку этому аспекту воспитания уделяется мало внимания. А вот межнациональные различия в СМИ подчеркиваются достаточно остро. И можно только надеяться на то, что ситуация скоро изменится к лучшему.

Не все так радужно

Справедливости ради нужно заметить, что тот идеал взаимоуважения и взаимопонимания, к которому стремится современное культурное сообщество, имеет и довольно неприятные побочные эффекты. Толерантность – это, конечно, замечательно. Так же как и христианское непротивление. Можно подставлять щеки до бесконечности, если это соответствует принципам и моральным убеждениям. Но никто не гарантирует, что непротивленец останется жив. Потому что его система моральных ценностей включает в себя и гуманизм, и любовь к ближнему, и убежденность во всеобщем равенстве. Но кто сказал, что эти принципы будет разделять оппонент? Велика вероятность, что непротивленцу сначала хорошенько дадут по физиономии, а потом попросту оттолкнут в сторону. Никого он не переубедит и никого не перевоспитает – просто потому, что подобное поведение представителями другой культуры будет расцениваться не как исключительная красота души, а как банальная слабость. «Толерантность» — термин, далеко не везде и не всеми воспринимаемый в положительном ключе. Для многих это безволие, трусость, отсутствие жестких моральных принципов, за которые стоит бороться. В результате возникает ситуация, когда толерантность и терпимость проявляет только одна сторона. А вот вторая активно навязывает свои правила игры.

Толерантность и шовинизм

С подобной проблемой столкнулась современная Европа. Большое количество мигрантов с мусульманского Востока и из Африки привело к значительным культурным сдвигам. Сами переселенцы вовсе не стремятся ассимилироваться, что вполне понятно. Они живут так, как привыкли, так, как считают правильным. А толерантные европейцы, естественно, не могут их принуждать – ведь это нарушает права личности. Вроде бы поведение абсолютно корректное. Но возможна ли гармонизация межнациональных отношений в ситуации, когда диалога, по сути, нет? Есть монолог одной из сторон, той, которая не хочет ни слышать чужих аргументов, ни понимать их.

Уже сейчас многие европейцы жалуются на то, что приезжие не только не хотят вести себя «по-европейски». Они требуют, чтобы коренные жители соответствовали нормам и традициям, принятым на старой родине. То есть толерантные европейцы не могут навязать свои нормы и правила, но нетолерантные приезжие-то могут! И навязывают! Потому что их культура именно такое поведение считает единственно возможным и правильным. А единственный способ изменить подобные традиции – это ограничения в правах и свободах, принудительная ассимиляция, что несовместимо с философией взаимоуважения и свободы личности. Вот такой парадокс. Примеры толерантности такого рода довольно точно описываются детской шуткой «сначала съедим твое, а потом каждый свое».

Толерантность – не равно сервильность

К сожалению, следствием подобной ситуации является рост популярности фашистских движений. Желание оградить, сохранить свою культуру, защитить ее от чужого грубого вмешательства заставляет некоторых европейцев остро ощущать собственную национальную принадлежность. И выливается это уже в формы, далекие от цивилизованных.

Можно сказать, что волна межнациональных конфликтов, захлестнувшая Европу в последнее время, – как раз в определенном смысле следствие переизбытка толерантности. Потому что в определенный момент люди забывают, что такое толерантность в межнациональных отношениях, и перестают отличать ее от сервильности. Взаимоуважение – оно именно взаимно. Одностороннего взаимоуважения не бывает. И если одна из наций не желает считаться с традициями и нормами другой, то ни о какой толерантности и речи быть не может. Если этот факт игнорировать, конфликты неизбежны. И они будут намного более серьезными – просто потому, что будут проистекать вне правового поля. Возрождение экстремистских фашистских движений в Европе как симметричный ответ культурному дисбалансу, вызванному большим количеством приезжих, это со всей очевидностью доказывает. Как и каждая, даже самая чудесная и гуманная мера, толерантность хороша только в разумных пределах. Передозировка превращает лекарство в яд.

fb.ru

Толерантность в межэтнических отношениях

 

Историческая практика взаимоотношений этносов и их культур показала, что возможно два типа отношений: толерантный и интолерантный.

Существуют разные интерпретации понятия «межэтническая толерантность». Чаще всего под этим подразумевают индифферентность к этническим различиям, позицию самоограничения и намеренного невмешательства, да и просто терпение. Кроме того, имеет место понимание толерантности как стремления к взаимодействию на принципах равноправия и согласия . Всё это, разумеется, свидетельствует о неустоявшейся терминологии, тем более что термин «толерантность», как и само понятие, заимствованы из западной (главным образом англоязычной) литературы без должного этимологического анализа своего содержания.

Во многих культурах понятие «толерантность» является своеобразным синонимом «терпимости»: лат. — tolerantia — терпение; англ. — tolerance, toleration, нем. — Toleranz, фран. — tolerance. В процессе историко-культурного развития и становления философской мысли категория «терпимости» («толерантности») претерпевала изменения. Это является естественным явлением, т.к. менялось и само общество, во главу угла в человеческих взаимоотношениях ставились разные идеи.

В XIX в. глагол «терпеть» выражал различные значения: выносить, страдать, крепиться, стоять не изнемогая, выжидать чего-то, допускать, послаблять, не спешить, не гнать и т.д. Несмотря на многозначность, категория «терпимости» имеет здесь созерцательный оттенок, пассивную направленность.
Подобная характеристика понятия сохранилась и в современных словарях. В «Толковом словаре русского языка» под редакцией Д.Н.Ушакова (М., 1994) категория «толерантность» полностью отождествляется с категорией «терпимость». В «Словаре иностранных слов и выражений» (М., 1998) понятие также определяется как «терпимость к чужим мнениям, верованиям, поведению, снисходительность к чему-либо или кому-либо».

Характеристика определения толерантности видоизменяется в Преамбуле Устава ООН: «…проявлять терпимость и жить вместе, в мире друг с другом, как добрые соседи».

В Декларации принципов толерантности, принятой Генеральной Конференцией ЮНЕСКО в 1995 году, понятие толерантности определено как уважение, принятие и правильное понимание богатого многообразия культур нашего мира, форм самовыражения и проявления человеческой индивидуальности; отказ от догматизма, от абсолютизации истины и утверждение норм, установленных в международно-правовых актах в области прав человека.

Толерантность не уступка, снисхождение или потворство, а прежде всего активное отношение, формируемое на основе признания универсальных прав и основных свобод человека.

В основе толерантности лежит склонность людей к взаимной помощи, благодаря которой стало возможным выживание и про­грессивное развитие человечества. Толерантность как общественная ценность порождена суще­ствующими различиями в человеческих сообществах и проблемой уважительного отношения к этим различиям.

Этническая толерантностьпонимается не просто как отсутствие негативного, а скорее как наличие позитивного или участного отношения к иной этнической группе, т.е. как готовность контактировать с представителями этой группы такими, какие они есть, при сохранении, однако, позитивного отношения к своей группе. Толерантность «это не просто пассивная терпимость, она предполагает активную позицию всех заинтересованных сторон, но одновременно и отказ от навязывания своей точки зрения одной из сторон». (Терпимость рассматривается как наличие нейтрального (не позитивного) отношения к чужой этнической группе.)

Проявление толерантности, которое созвучно уважению прав человека, не означает терпимого отношения к социальной несправед­ливости, отказа от своих или уступки чужим убеждениям. Это означа­ет, что каждый свободен придерживаться своих убеждений и признает такое же право за другими. Это означает признание того, что люди по своей природе различаются по внешнему виду, положению, речи, по­ведению и ценностям и обладают правом жить в мире и сохранять свою индивидуальность. Это также означает, что взгляды одного человека не могут быть навязаны другим.

На государственном уровне толерантность требует справедли­вого и беспристрастного законодательства, соблюдения правопорядка и судебно- процессуальных и административных норм. Толерантность также требует предоставления каждому человеку возможностей для экономического и социального развития без какой-либо дискриминации.

Таким образом, понятие толерантности хотя и отождествляется большинством источников с понятием терпения, имеет более яркую активную направленность. Толерантность не пассивное, неестественное покорение мнению, взглядам и действиям других; не покорное терпение, а активная нравственная позиция и психологическая готовность к терпимости во имя взаимопонимания между этносами, социальными группами, во имя позитивного взаимодействия с людьми иной культурной, национальной, религиозной или социальной среды.

Противоположным типом взаимоотношений этносов и их куль­тур является интолерантный тип отношений основывается на неприятии и нетерпимости культурных особенностей других народов. В этом типе основополагающим является убеждение, что собственное куль­турное окружение, своя система взглядов, свой образ жизни выше и лучше других. Соответственно нетерпимость и неприятие чужой культуры порождают стремление к ее подавлению, принижению или уничтожению, к отказу в праве на существование тому, кто придерживается иных взглядов и убеждений.

Перечень практических проявлений и форм интолерантности довольно разнообразен: от обычной невежливости и раздражения до этнических чисток, геноцида и умышленного уничтожения представителей другой культуры. Из широкого диапазона прояв­лений интолерантности наибольшее распространение в прошлом и настоящем получили «этноцентризм», «ксенофобия», «нацио­нализм», «культурный геноцид».

В современном российском обществе наибольшее распростра­нение получила такая форма интолерантности как ксенофобия, означающая неприязненное отношение к чужим этническим группам и их культурам. В зависимости от объекта этнической неприязни в России в настоящее время исследователи выделяют различные варианты ксенофобии: антисемитизм (неприязнь к евреям), кавказофобия (неприязнь к народам Кавказа), синофобия (неприязнь к китайцам), цыганофобия, азиатофобия и др.

Так что же влияет на уровень толерантности/интолерантности в отношениях между индивидами?

Во-первых, усиление конфликтности в полиэтнической среде, затронувшее постсоветские государства впрямую обусловлено болезненными процессами политической и экономической трансформации, распадом традиционной системы ценностей.

Во-вторых, как это ни парадоксально, сама этничность. В истоке любой этнофобии лежит та же социально-психологическая структура различения между «нами» и «не-нами», что и в основе этнической самоидентификации. Но если во втором случае это различение носит лишь «констатирующий» характер («мы» — такие, а «они» — другие), то в первом — оценочный («они» хуже «нас», «мы» — жертва «их» происков и т. п.)

В-третьих, возможен и такой вариант, когда негативное отношение к другим этническим группам концептуализируется на уровне государственной политики и лишь затем по каналам средств массовой информации привносится в массовое сознание (именно такая последовательность «от концепции — к формированию фобии» типична для национализма в ряде постсоветских государств, где теоретически «обосновывается» этническая «неполноценность» того или иного национального меньшинства).

Межэтническая толерантность проявляется в поступках, но формируется в сфере сознания и, конечно, тесно связана с этнической идентичностью. Все виды гиперидентичности повышают уровень интолерантности в межэтнических установках. Но на этом основании считать этнонациональное самосознание опасным, стремиться не напоминать о нем было бы ошибкой, только усиливающей сложность межэтнических отношений. Не этническое самосознание вообще, а гиперболизация его (эгоцентризм, этноэгоизм и т.п.) отрицательно влияет на толерантность. Перерастание этнического самосознания в гиперидентичность и рост интолерантных установок связаны далеко не только с процессами в психической сфере, но и в сферах социальной, экономической, политической жизни. Он в значительной степени определяется и ситуацией — стечением всех этих обстоятельств.

Таким образом, можно сделать вывод что, толерантность как никогда ранее важна в современном мире. Мы живем в век глобализации экономики и все большей мобильности, быстрого развития коммуникации, интеграции и взаимозависимости, в век крупномасштабных миграций и перемещения населения, урбанизации и преобразования социальных структур. Толерантность необходима в отношениях как между отдельными людьми, так и на уровне семьи и общины. В школах и университетах, в рамках неформального образования, дома и на работе необходимо укреплять дух толерантности и формировать отношения открытости, внимания друг к другу и солидарности.

 

Список литературы:

 

1. Абдулатипов Р.Г. Этнополитология. – СПб.: Питер, 2004. – 313 с.

2. Арутюнян Ю. В. Этносоциология: учеб. пособие / Ю. В. Арутюнян, Л. М. Дробижева, А. А. Сусоколов. – М.: Аспект-пресс, 1999. – 271 с.

3. Бромлей Ю.В. Очерки теории этноса.- М., 1983.

4. Денисова Г.С., Радовель М.Р. Этносоциология: учеб. пособие для студентов университетов и педагогических вузов/ Г.С. Денисова, М.Р. Радовель. – Ростов-н/Д: Изд-во ООО «ЦВВР», 2000.- 280 с.

5. Дробижева Л.М. Толерантность и рост этнического самосознания: пределы совместимости // Толерантность и согласие / отв. ред. В.А. Тишков. — М., 1997. — С. 61-72.

6. Лебедева Н.М. Социально-психологический аспект межэтнических отношений // Национальное самосознание и национализм в Российской Федерации начала 90-х гг. / отв. ред. Л.М. Дробижева. — М., 1994. — С. 91-103.

7. Садохин А.П., Грушевицкая Т.Г. Этнология: учебник для студ. высш. учеб. заведений. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Издательский центр «Академия», 2003.- 320с.

8. Семенов Ю.А. Общество, страны, народы// Этногр. обозр. -1996.- № 2.- С.153-167.

9. Тишков В.А. О толерантности // Толерантность и согласие / отв. ред. В.А. Тишков. — М., 1997. — С. 21-30.

10. Чичановский А.А. Толерантность в условиях постсоветского информационного пространства // Толерантность и согласие/ Отв. ред. В.А. Тишков. — М., 1997. — С. 248-260.

 




infopedia.su

Культура мира, толерантность и межэтнические отношения

Application of the principle and method of the world culture and tolerance in the interethnic relations assumes deliberate social behavior based not only on the fact that cultural diversity promotes development of mutual understanding, real understanding of cultural identity and ‘searching of some common features for the majority of civilizations’, but also on the fact that their application presents a contribution to the solution of global problems of the modern world. These problems have to be solved on the basis of new ethical principles and increased responsibility of not only those who make decisions on destiny of mankind, but also figures of science and culture. This thought is confirmed also by the statement that it is necessary to make ‘a huge common effort of the best minds of one nation in order to improve the existing social reality for it could reach the level of its optimum historical opportunities’. Philosophy also plays a certain role in this regard, because it is not simply a science, but also something that differs from science. ‘It is not only the knowledge or something that can be created without knowledge. It represents an effort of the human spirit to ascend to the heights from where it would be possible to see the world more comprehensive’.

1. Философия старается рассмотреть мир как можно полнее. Поэтому философы изучают не только историю философии и ее категории, но и проблемы современной жизни и чрезвычайно сложные отношения в современном глобализирующемся обществе. Исследуя и описывая эти взаимоотношения, они сознают, что не существует готовых теоретических образцов или теорий об этих отношениях и их актуализация, возможно, происходит вне теоретических концепций. В современном многостороннем и противоречивом обществе при подобном изучении и философском размышлении наряду с такими понятиями, как глобализация, апеллируют, конечно же, к таким понятиям, как культура мира, толерантность и диалог, представляющим собою в некотором смысле инструменты ее осуществления. Так, например, в конце прошлого века – в течение последних двадцати лет – наряду с такими понятиями, как глобализация, глобальное общество, глобальная экономика, глобальные проблемы и глобальное развитие, все чаще стали употребляться такие понятия, как культура мира, диалог и толерантность. Распространение этих понятий и их применение при изучении и решении социальных проблем свидетельствуют в некотором смысле об их взаимосвязи с первой группой понятий. В действительности противоречия, которые влечет за собой глобализация, требуют новых способов и инструментов для их разрешения. На пути поиска новых способов и инструментов появились и новые понятия: культура мира, диалог и толерантность. Глобализация способствует объединению человечества, созданию мирового, глобального сообщества. Движущая сила такого объединения, то есть создания в некотором смысле мирового сообщества, – капитал, ищущий сферу своего приложения, то есть возможности для своего увеличения (оплодотворения), так как в прежних границах это уже невозможно. Глобализация представляет собой продуманный способ расширения границ для увеличения капитала посредством освоения новых рынков. Первый раз в истории человечества рынок осваивается без применения силы, без войны. Деньги становятся основным движущим мотивом и главным регулятором жизненной активности. Территориальные единицы значительных масштабов и целые государства претворяются в социальные общности, функционирующие по законам мощных денежных систем и огромного капитала. Глобализация ведет к тесной интеграции государств и народов мира, снижая расходы на транспорт и коммуникацию, разрушая искусственные барьеры в движении товаров, услуг, капитала, знания (в меньшей степени) и людей через границы, увеличивая число транснациональных корпораций и их растущую доминацию над национальными экономиками. Все это говорит о том, что происходит самоуничтожение «узаконенного» устройства мира, в котором господствуют национальные государства, и дело здесь не в столкновении цивилизаций, «а в борьбе за культуру человечества, в которой возможно совместное существование различных традиций»[1].

В формирующемся «глобальном», «мировом» сообществе во второй половине прошедшего ХХ в. на нашей планете появляется глобальная система. Она обладает определенной самостоятельностью и проявляется посредством трех процессов: процесса экономической взаимосвязи (экономической глобализации), глобализации культуры и формирования международной менеджерской буржуазии – транснационального капиталистического класса. Отношения этих процессов чрезвычайно сложны. В глобальной системе нет единства. В силу того, что она своим появлением обязана рынку, глобальная система в процессе своего формирования не только не сохраняет уже существующие противоречия, но и пополняется новыми, со всеми их противоположными интересами. В такой ситуации возможны столкновения не только на локальном, но и на региональном и глобальном уровнях. Что особенно вероятно – на глобальном уровне, так как выравнивание условий для экономической деятельности (условий для оплодотворения капитала) и извлечения экономической выгоды влечет за собой и выравнивание обособленных культур, представляющих собой сущность уникальных цивилизаций; это в свою очередь может привести не только к столкновениям культур (Ф. Фукуяма), но и к столкновениям цивилизаций (С. Хантингтон), ставя под вопрос существование не только человеческой цивилизации, но и условия существования жизни на целой планете.

По существу, глобализация порождает противоречия между государствами, их отдельными регионами, между различными социальными слоями, группами и этническими общностями, преследующими противоположные интересы, в том числе и на поле глобальной экономики. С глобализацией, которую «устанавливают сильные против бедных» (У. Бек), мир превращается в опасно неоднородное пространство, драматично увеличивая нищету в слаборазвитых зонах планеты. «В то время как западные государственные деятели одушевляются десятилетием неожиданного мира и богатства, все большее количество стран сталкивается с ростом долгов, безработицей и разорением. То, что выгодно западным концернам, как, например, строгое проведение дерегуляции, приватизации и флексибилизации, – для развивающихся стран оборачивается гибелью»[2]. В действительности мировая глобальная экономика – это не что иное, как освоение планеты западными транснациональными компаниями в интересах этих компаний, но не в интересах народов планеты.

Крупный капитал создал для денег игровое поле огромных размеров, а взамен требует свободу действий, подчиняющуюся только одному закону: праву сильного. «Глобализация нуждается в жестком, решительном соревновании без милосердия, большой прибыли и больших вложениях, ей нужна жесткая селекция, так как она ведет грубую игру, в которой нет места для слабых. Ясно и громко: она нуждается в игровом поле, на котором действует только одно правило: побеждает сильнейший»[3]. Неолиберальная глобализация насаждает свое влияние на политической арене и внутри различных национальных партий, не слывущих приверженцами достижений развития цивилизации. В таком контексте звучит высказывание о том, что прогресс, достигнутый в «процессе цивилизации», диаметрально противоположен «закону джунглей», то есть физической силе или власти над международными отношениями, реализуемой посредством монетарных и других экономических рычагов. На фоне таких отношений в условиях неолиберальной мировой (глобальной) экономики возникают противоречия на глобальном уровне. «Человечество вновь находится на переломном этапе своего развития. С одной стороны, находятся силы, требующие от народов отказаться от своей истории, культуры и духовности, так как все противоречия между государствами возни-кают якобы вследствие культурно-цивилизационных различий. С другой стороны – все, кто настаивает на своей национальной самобытности, подпадают под давление глобализации, представляющей собой угрозу для культурно-цивилизационного разнообразия мира» (С. Лавров).

В таком современном мире с различиями, которые в контексте основных противоречий имеют разные виды проявлений, возникает потребность в переосмыслении путей и возможностей разрешения противоречий в условиях глобализации с точки зрения объективного и закономерного развития цивилизации. Например, глобализация порождает не только различные виды взаимозависимости, но и способствует появлению противоположных интересов во многих обществах (государствах). Перспектива мира требует нового равновесия сил и влияний, которое должно базироваться на открытом и плодотворном диалоге и полном уважении достоинства других или, другими словами, на уважении культурной специфичности каждого народа. В этом смысле нужно иметь в виду, что мысль о том, «что современное общество может существовать без своего поля устоявшихся традиций, является утопией и так же, как и любая другая утопия, имеет репрессивно-тоталитаристические импликации»[4].

А для того, чтобы выжил мир, поделенный в силу многих причин, необходим целый набор правил, обеспечивающих возможность совместного сосуществования одних возле других, несмотря на все существующие различия между индивидуумами и группами. Правила нужны для решения споров мирным путем, прежде чем дело дойдет до насилия. В стремлении найти способы решения споров без применения силы, мирным путем, и появились такие понятия, как культура мира и толерантность. Они ставят акцент на способах решения споров между государствами (и общественными группами) мирным путем, без применения насилия. Но их принятие и употребление не исключают потребности критического осмысления, прежде всего их содержания и достижения общественных целей, которые при их помощи достигаются или могут быть достигнуты.

2. Культура мира является относительно новым термином в сфере общественных наук. С момента его появления едва ли прошло 10 лет. Культура мира формируется вместе с расширением глобализации и противоречий широких масштабов в человеческом обществе (принимающем все больше черт мирового сообщества) и созданием Организации Объединенных Наций, призванной разрешать противоречия без употребления силы, мирным путем. В сфере общественных, особенно социологических и политических, наук нет общего согласия относительно дефиниции культуры мира, но все больше находит применение дефиниция, в соответствии с которой культура мира представляет собой ту часть общей культуры, которая включает ценности, убеждения, позиции, символы, предрасположенности и образцы поведения по отношению к миру как условию совместного существования, то есть к реализации всеобщей безопасности на планете как условию выживания и развития глобального сообщества, регионов, отдельных государств и индивидуумов на планете Земля. Становление культуры мира, понятой в таком контексте, требует изменения всех культурных парадигм, представляющих собой насилие, и принятия универсальных ценностей как средств борьбы против распада человеческого рода и его сообщества. В принятии этих ценностей нужно руководствоваться сходством глубочайших чувств людей относительно смысла жизни, к которой они стремятся, и общим участием в формировании системы ценностей. По существу, культура мира должна привести к нравственно-этическому регулированию международных и межэтнических отношений, а фокусом этих отношений, как бы парадоксально это ни звучало, является защита созданной человеком цивилизации от самого человека, от его агрессивности, уничтожения ресурсов и разрушения его собственной экологической и социальной среды обитания. В этом контексте говорится и о новой этике как совокупности этических воззрений в атомно-космической эре информационной цивилизации, философско-культурологический вектор которой направлен не только на нравственно-политическую, гуманистическую экспертизу новой реальности и идей, но и на методологическое, научно-прикладное обоснование. Так, например, информационная цивилизация – это не только освоение и использование во всех сферах жизни общепризнанной информационной технологии, но и объединение сообщества посредством духовно-нравственных особенностей отдельных общностей. Эта связь должна укрепляться за счет новых нравственно-этических факторов, появляющихся в условиях модернизации техносферы информационного общества, а также посредством творческого испытания опыта человечества.

Толерантность – другой, наряду с культурой мира, путь разрешения противоречий между государствами, общественными группами и внутри них. Она базируется на сознании того, что, несмотря на все то, что нас не удовлетворяет в убеждениях и поведении других, нужно считаться с этим фактом, так как люди могут совместно жить и созидать, даже не принадлежа к одной вере, одной нации, не разделяя одних и тех же нравственных и политических убеждений. И при таких обстоятельствах могут мирным путем достигаться противоположные интересы, решаться столкновения и развиваться демократические начала во взаимоотношениях. Терпимость как один из видов выражения толерантности является средством достижения определенной возвышенной цели (определенного идеала, ценности или добродетели). Она не является идеалом, ценностью или добродетелью, только помогает их проявлению. И вследствие того, что терпимость служит определенной высшей цели или смыслу, она не является ценностью самой по себе, то есть добродетелью. Являясь таковой, она должна была бы иметь только позитивное значение, но это не так: нельзя быть терпимым по отношению ко всему. «Терпимость по отношению ко всему представляет собой равнодушность, нейтральность, увиливание, трусость, лицемерие, снисходительность и т. д. Она представляет собой требование выражения своей позиции по отношению к основным положениям, убеждениям, предрасположенностям или поведению, с которыми вы не согласны»[5]. В принципе, начало терпимости – это определенный вид выражения начала свободы как универсального начала, в соответствии с которым люди свободны распоряжаться своей жизнью по своему усмотрению. Между тем они могут осуществить это только при том условии, если их выбор не угрожает свободе и правам других людей. В случае если их выбор не является таковым, если угрожает свободе и правам других, он заслуживает не поддержку, а предотвращение. В этом смысле нужно понимать и высказывание о том, что нельзя быть терпимым по отношению к нетерпимым. Терпимость не означает, что все имеет абсолютную поддержку: можно думать что хочешь, но нельзя делать что хочешь. Терпимые имеют право ограничить свободу нетерпимых, если последние угрожают основам свободы. Терпимость имеет свои границы, так как если признать позицию, в соответствии с которой нужно быть терпимым по отношению ко всем, это бы подразумевало, что нужно быть терпимым и по отношению к тем, кто сам является нетерпимым. При таком понимании терпимости она становится абсолютной, при существовании опасности уничтожения себя самой. Терпимость по отношению к нетерпимым – самоуничтожающаяся. Нетерпимость по отношению к нетерпимым также самоуничтожающаяся. Нетерпимость может быть оспорена без применения силы двумя способами: самому избегая нетерпимого поведения или убеждая нетерпимых в том, что они находятся на ошибочном пути. Но если посредством свободной дискуссии не удается убедить нетерпимых в их ошибочном направлении и они продолжают действовать в соответствии со своими ошибочными убеждениями, тогда общество во избежание нежелательных последствий имеет право им воспрепятствовать. Таким воспрепятствованием, через терпимость, проверяется цивилизационная зрелость (государства, общества, группы) для будущего.

При формировании культуры мира и толерантности диалог является необходимым средством разрешения общественных противоречий и конфликтов мирным путем, без применения силы. Люди, выражая свое согласие на разговор и приступая к переговорам, уже проявляют минимум толерантности. Однако диалог – это не только элементарная техника ведения переговоров, но и реализация иного способа жизнедеятельности (и понимания человека в его самосознании). Поэтому разговор, возможно, и является самым глубоким из всех видов человеческих отношений, подтверждая античное высказывание о том, что человек есть не существо, которое говорит, а существо, которое разговаривает. Поэтому разговор – это встреча двух (или более) свободных людей, желающих обменяться мнениями по поводу важного вопроса, давая на него различные ответы, с тем чтобы при равноправных условиях дошло до решения, которое бы удовлетворяло их обоих (или более). В процессе разговора всякие попытки применения силы сводятся в рамки спора или столкновения, разрешая их без тяжелых последствий. В тот момент, когда индивидуумы и группы откажутся от насилия как способа решения споров и противоречий, их мысли и дух открываются для поиска новых путей, так как больше нет возможности опираться на старый способ достижения цели посредством силы. Диалог – это не только способ, содействующий разрешению существующих противоречий мирным путем, без прибегания к силе, но и способ предотвращения столкновений между государствами, общественными группами и внутри них, проявляющими противоположные интересы. Однако разговор между институциями стесняет и делает невозможным разговор между личностями, что может иметь негативные последствия для реализации предварительно достигнутых договоренностей. Наступление подобной ситуации зависит от того, используется ли культура мира и толерантность для решения мирным путем проблем между государствами и общественными группировками, или же под этим предлогом используется для удовлетворения социальных, прежде всего межэтнических, интересов (столкновений). Но, не упуская из вида такое утверждение, нужно иметь в виду и то, что чаще всего в той или иной степени существует связь между противоположными интересами государств и общественных групп и противоположными интересами и этническими столкновениями. Подобная связь проявляется или может проявиться и стать очевидной в зависимости от существующих исторических и политических обстоятельств.

3. Существует тесная взаимосвязь между культурой мира и толерантностью при использовании диалога для решения мирным путем общественных столкновений, в том числе межэтнических и связанных с ними. С теоретической (и практической) точки зрения их связь и взаимообусловленность представляют собой существенную предпосылку для установления добрых цивилизованных отношений между этническими общностями, интересы которых (территориальные, экономические и культурологические) не только различны, но и противоположны и требуют решения. Однако для того, чтобы теоретическая возможность превратилась в реальность, необходимо, чтобы все заинтересованные стороны, особенно когда речь идет о межэтнических отношениях, придерживались начал культуры мира в своих взаимоотношениях и проявляли толерантность, прибегая к диалогу. Если этого нет, если отдельная сторона или отдельная этническая общность, особенно когда речь идет о межэтнических отношениях, использует такой подход, а другая – нет, то решение конфликтных ситуаций не только не достигается мирным путем, но и часто не придерживающиеся начал культуры мира и не уважающие принципы толерантности во взаимоотношениях «награждаются» удовлетворяющими их решениями во вред других, придерживавшихся начал культуры мира, толерантных и выражавших готовность к диалогу. Поэтому реализация культуры мира и толерантности при разрешении противоречий на глобальном, региональном и межгосударственном уровне, особенно когда речь идет о межэтнических отношениях, должна быть рассмотрена и продумана в контексте существующих исторических обстоятельств.

Начала культуры мира используются или, вернее, должны использоваться прежде всего для решения споров между государствами мирным путем. Именно на это направлена деятельность ООН и ЮНЕСКО. Реализуя свою основную цель, состоящую в обеспечении мира и ее социальных основ, ограничивая национальный эгоизм и духовную экспансию, ООН выступила с инициативой о принятии программы культуры мира, содействуя решению конфликтов между государствами мирным путем. С распространением глобализации формируется международное сообщество, субъектами которого являются государства, имеющие различные интересы, прежде всего на поле глобальной экономики как совокупности национальных экономик. Оно представляет собой единую противоречивую систему, состоящую из богатых и бедных, в которой богатые становятся еще богаче, а бедные – еще беднее, со множеством социальных последствий, в том числе и в форме различного рода конфликтов. По существу, с глобализацией открываются два различных направления отношений между цивилизациями. Одно проявляется посредством их плодотворного переплетения и взаимного обогащения, другое – посредством конфликтов или войны цивилизаций и множества столкновений внутри одной и той же цивилизации, чаще всего между государствами. Так, например, с глобализацией открываются новые пространства и горизонты для деятельности. Политика больше не действует внутри определенных границ и государств. Происходит креативное самоуничтожение «узаконенного» устройства мира, в котором господствуют национальные государства. Судя по всему, только одно государство оказывается способным действовать глобально – Соединенные Штаты Америки. Эти его возможность и мощь базируются на том факте, что все, что имеет признаки глобализма, происходит из США. Штаты контролируют институции ООН или не оказывают им поддержку, если те не принимают во внимание их интересы. Вдобавок ко всему США доминируют в НАТО и ЕС или же манипулируют ими. Таким образом, США доминируют в трех самых значительных областях: военно-технической, монетарно-промышленной и области идеологии и массовой информации.

Ограничение или отрицание суверенности и территориального интегритета национальных государств и рост мощи США при существующем монополярном устройстве мира сопровождаются противоречиями и столкновениями интересов государств по ряду причин. существуют и просчеты США в политике по отношению к государствам, названным «государствами-отщепенцами», а после и «проблематичными государствами». В глобализирующемся мире, все менее монополярном, а все более многополярном, возникают противоположные интересы как между центрами, так и в пределах отдельных частей тех центров, в которых мир может представлять собой нечто более худшее, чем война. Поэтому необходимо различные интересы артикулировать мирным способом. А для того, чтобы выжил мир, поделенный в силу многих причин, необходим целый набор правил, обеспечивающих возможность совместного сосуществования одних возле других, несмотря на все существующие различия. Правила нужны для решения споров мирным путем, прежде чем дело дойдет до насилия.

Однако необходимо, чтобы правила создавали те, к кому они относятся (кто их применяет), вместо их насаждения всем, кто не принимал участия в их составлении. Определенное общество является справедливым в той же степени, в какой мощь определения поступков и регулирования важных процессов одинаково распределена. Другими словами, общественная справедливость препятствует доминированию отдельных индивидуумов и общественных группаций над остальными. В контексте такого подхода, только частично описывающего сложность общественных условий, необходимых для применения начал культуры мира при решении международных конфликтов и регулировании отношений в международном сообществе (субъектами которого являются государства), следует, что вариант «мир любой ценой» не всегда возможен и оправдан. Но, руководствуясь разумом, необходимо попытаться использовать последствия компромисса. Судя по всему, компромисс, если вообще может быть достигнут, должен исходить из уважения того факта, что субъективность этноса есть часть нашей существующей реальности, то есть он должен искать формулу уравновешенности между этническим и конституционным идентитетом.

Реализация идеи культуры мира и толерантности в межэтнических отношениях непосредственно связана с процессами, происходящими в современном государстве, и идеей и практикой (этнических) прав меньшинств. Длительный кризис и невозможность существования национального государства, дополнительно усложненные процессом глобализации и сопровождающими ее процессами интеграции, способствуют признанию идеи о регионализации государства. Эту мысль подтверждает и высказывание о том, что программы ЕС, такие как, например, «Европа регионов», потенциально способствуют развитию социально-экономического кризиса, питаемому идеей о дезинтеграции национальных государств. Вдобавок ко всему существуют определенные идеи о том, что «государство тем либеральнее, чем больше в нем прав у меньшинств»[6]. В свете подобных идей встают вопросы: до какой степени права меньшинств могут иметь интеграционную функцию в том смысле, что меньшинствам, особенно этническим, дается возможность ощутить широкую политическую общность (государство) как свою собственную; с какого момента те права превращаются в функцию дезинтеграции, доводящую до вытеснения примата индивидуальных прав и разрушения общей правовой и политической идентичности государства? В этом контексте говорится: несмотря на то, что политика и репрезентативные права могут способствовать общественной интеграции и политическому единству, право на самоуправление может поставить под вопрос интеграционную функцию гражданских прав. Требования самоуправления часто являются выражением желания ослабить связи с широкой общностью в лице государства. Проявление и реализация таких желаний могут быть и становятся источником межэтнического напряжения и доводят до подозрительности этнического большинства по отношению к этническим меньшинствам и стремления к установлению этнонационального государства. В принципе, гарантирование прав меньшинств небольшим этническим общностям и группам, обеспечивающее их сохранение, культурную самобытность и идентитет, может иметь двойственное значение. Оно может быть фактором интеграции этих общностей в более широкую общность, в ее политические организации и особенно в структуры государственной власти. И если права этнических меньшинств имеют именно такой характер и функцию, представители этнического большинства по отношению к таким желаниям должны быть не только толерантны, но и посредством диалога с этносом меньшинства должны способствовать реализации таких стремлений. Однако если реализация этнических прав меньшинств не имеет подобной функции, а доводит до угрозы территориального интегритета государства, в таком случае может существовать угроза и правам представителей этнического большинства. С этой стороны показателен опыт Югославии и Сербии в связи с наличием албанской этнической общности в Косове и Метохии. Так, например, в этом крае права албанцев, представляющих собой этническое меньшинство в Сербии, а большинство – в Метохии, не были реализованы, так как не были направлены прежде всего на сохранение и проявление своего этнического идентитета, а ставили под угрозу правовой и территориальный интегритет государства, которое им эти права и обеспечивало. Толерантность этноса большинства и государства по отношению к правам этнических меньшинств имело негативные последствия для представителей этноса большинства, проживающего в том крае, начиная от невозможности реализации, вернее, утраты, личных прав, таких как право на свободу передвижения, общения на своем родном языке и право на вероисповедание, и заканчивая изгнанием с территории, на которой этническое меньшинство реализует свои права. Дошло до того, что нетолерантные поставили под угрозу права толерантных. Взаимоотношения сербов и албанцев, вернее, отношение албанцев к сербам, в Косове и Метохии, так описываются в одном из выступлений: «Питались (имеются в виду албанцы) нашей (сербской) толерантностью, смотрели на нее как на выражение страха и опирались на инфериорность сербского государства, которое во имя непонятных и эгоистических целей оставляло своих людей незащищенными и подвергающимися всякого рода террору»[7]. Выражение и реализацию стремления этнического большинства сохранить свой культурный идентитет нельзя понимать как угрозу прав меньшинств. Представители этноса большинства имеют право на сохранение своего культурного идентитета как в проявлении толерантности по отношению к правам этнических меньшинств, так и в связи с процессами интеграции, сопровождающими глобализацию, и актуальными процессами европейских интеграций. В том смысле нужно понимать и высказывание: «что касается меня – даже если и никогда не войду в Европу, – придерживаюсь мнения, что сербы ничуть не умнее, но и ничуть не глупее других народов; не считаю Сербию наилучшей страной на свете, но и не “черной дырой, из которой нужно бежать”, не упиваюсь идеей о “наидревнейшей письменности”, но и не избегаю писать теми же буквами, которыми писали мой отец, дед и прадед»[8].

Применение принципа и метода культуры мира и толерантности в межэтнических отношениях предполагает обдуманное общественное поведение, основанное не только на сознании того, что культурное разнообразие содействует развитию взаимопонимания, реальному видению культурной идентичности и «поиску того, что является общим для большинства цивилизаций»[9], но и на том, что их применение представляет собой вклад в решение глобальных проблем современного мира. Эти проблемы должны решаться на основе новых этических принципов и повышенной ответственности не только тех, кто принимает решения о судьбе человечества, но и деятелей науки и культуры. Эту мысль подтверждает и высказывание о том, что необходимо предпринять «огромное общее усилие наилучших умов одной нации для того, чтобы существующая общественная реальность преобразилась и поднялась до уровня своих оптимальных исторических возможностей»[10]. В этом отношении определенную роль играет и философия, которая не просто наука, но и не нечто, отличное от науки. «Она не только знание или нечто, что может быть создано без знания. Она представляет собой усилие человеческого духа взвиться до высот, с которых бы было возможно увидеть мир как можно целостнее»[11].


[1] Beck, U. Моћ против моћи у доба глобализације. – Загреб: Школска књига, 2004. – С. 14.

[2] Beck, U. Цит. дело. – С. 55.

[3] Борико, А. NEXT – Мала књига о глобализацији и свету будућности. – Београд: Народна кига, Алфа, 2002. – С. 4.

[4] Дивјак, С. Проблеми идентитета: култура, етичко, национално и индивидуално. – Београд: ИК «Службени гласник», 2006. – С. 105.

[5] Шушњић, Ђ. Толеранциja // Eнциклопедиjа политичке културе. – Београд: Савремена администра-циjа, 1993. – С. 1186.

[6] Дивјак, С. Цит. дело. – С. 236.

[7] Табаковић, Ј. Убија ме туга за Косовом. – Београд: Правда, 2007.

[8] Антонић, С. Срби и «евро-Срби». – Београд: Политика, 2007.

[9] Хангтингтон, С. Сукоб цивилизација. – Подгорица: ЦИД; Бања Лука; Романов, 2000. – С. 61, 354.

[10] Марковић, М. Критичка друштвена наука / М. Марковић // Изабрана дела. – Београд: БИТЗ и др., 1994. – Т. 4. – С. 299. English (Markovich, of a drushtven science / M. Markovich_// Selected works. – Belgrad: BITZ, etc., 1994. – Vol. 4. – P. 299).

[11] Марковић, М. Филозофски основи науке. – Београд: Српска Академиjа наука и уметности, 1981. – с. 63.

www.socionauki.ru

Межэтническая толерантность как залог мира и согласия в современном обществе

В статье рассматривается вопрос межэтнической толерантности в современном обществе, которое служит политике укрепления, взаимоуважения и взаимопонимания между людьми.

Введение

В истории человечества нетерпимость присутствовала всегда, порождая войны, религиозные преследования и идеологические противостояния. Отсутствие толерантности приводит к агрессивности, вспыльчивости и необдуманности, от чего печальные последствия, в большинстве случаи, были неизбежными. Эти потрясения продемонстрировали всему миру, что защита прав народов на национальное самоопределение, на сохранение и развитие родных языков и национальных культур является необходимым условием на сохранения мира и стабильности во всем мире! Любое ограничение прав человека по национальному, расовому или религиозному признаку – это прямая дорога к Холокосту, – говорится в одном из выступлений члена Ассамблеи народа Казахстана на круглом столе, посвященном правам малочисленных народов.

В своем выступлении на ХIХ сессии Ассамблеи народа Казахстана Н.А.Назарбаев сказал: «Наша Конституция гарантирует и защищает равенство прав всех граждан независимо от расовой, этнической, религиозной и социальной принадлежности. Вместе с тем, необходимо дальнейшее укрепление казахстанской идентичности» [1].

Эти слова еще раз подкрепляют то, что принципы толерантности важны в казахстанском обществе, но индивидуальность каждого казахстанца при этом не будет потеряна.

В интересах межэтнического, межконфессионального согласия, существенно важно, чтобы отдельные люди, общины и нации признавали и уважали культурное многообразие человеческого сообщества. Мир невозможен без толерантности, а развитие государства и его демократия невозможны без мира. Толерантность необходима в отношениях, как между отдельными людьми, так и на уровне семьи и общины. В школах и университетах, в рамках неформального образования, дома и на работе необходимо укреплять дух толерантности и формировать отношение открытости, солидарности и внимания друг к другу. Средства коммуникации играют огромную роль в деле содействия свободного и открытого диалога и обсуждений, распространению ценностей толерантности и разъяснению опасности проявления безразличия по отношению к «набирающим силу группам и идеологиям, проповедующим нетерпимость».

Уникальность каждого индивидуума заключается в том, что нет ему подобного в обществе, и, как было бы неинтересно жить, если бы люди были одинаковыми. Представим, что все мы похожи: у нас нет имен, нет своих мыслей, нет своих убеждений. Наш мир превратился бы в подобие человеческого общества, как в романе Е.Замятина «Мы», где вместо имен – номера, где нет живых чувств, а на любовь отводится определенные час, гделюди не имеют своего мнения. В таком обществе человек перестает сострадать, сопереживать чужому горю, становится нетерпимым, а, иногда, агрессивным. В реальности же, все наоборот: все мы разные, у каждого свое  мнение, образ жизни, традиции, своя религия, свои национальные особенности, свой менталитет. Если одна личность чем-то не похожа на других, то это не обозначает, что она может быть лучше или хуже кого-то. Своей оригинальностью человек не оскорбляет, а напротив, обогащает другого. Французский писатель Антуан де Сент-Экзюпери как-то сказал: «Если я чем-то на тебя не похож, я этим вовсе не оскорбляю тебя, а напротив, одаряю». В данном контексте понятие «одарять» следует рассматривать в значении «дать информацию о новом, непохожем на тебя», и это служит обогащению личного интеллекта другой личности.

Какой смысл кроется в слове «толерантность»? Очень важно понять его во всем многообразии, чтобы это понятие служило каждому представителю человеческого общества, помогало сделать его и общество лучше, стало тем «золотым ключиком», который   откроет           нам         двери         в          мир                  любви,     добрых           отношений,           взаимопомощи. Во многих современных толковых словарях указано, что толерантность (от лат. tolerantia — терпение) – терпимость к чужому образу жизни, поведению, обычаям, чувствам, мнениям, идеям, верованиям. Но так ли это на самом деле? Толерантность — это, прежде всего, активное отношение, формируемое на основе признания универсальных        прав и основных свобод человека. Сегодня все свободны придерживаться своих убеждений, но мы должны признавать такое же право за другими. Люди по своей природе различаются по внешнему виду, положению, речи, поведению и ценностям, и обладают правом жить в

мире, сохраняя свою индивидуальность.

На сегодняшний день понятие о толерантности имеет сугубо важнейший характер в молодежной среде, потому как именно за нами строится наше будущее, будущее нашей страны. Следовательно, для того, чтобы наша страна была развитой и совершенной, необходимо постараться сделать все возможное для этого. Если же толерантность в нас будет развита и воспитана, то это послужит гарантией предупреждения межнациональных конфликтов, противостояний этническим и религиозным экстремизмам, а также низкому уровню пренебрежительных отношений в оценочных характеристиках представителей разных народов или унижающих национальное достоинство людей, относящихся к другой культуре, расе или нации.

Методы и результаты

Воспитание толерантности среди студенческой молодежи начинают непосредственно на первом курсе и это можно продолжать во время всего периода их обучения в вузе. Применять данный вид воспитания можно посредством привлечения студентов к всевозможным мероприятиям по данному вопросу .

Во время учебных занятий и внеаудиторных мероприятий со студенческой молодежью следует разъяснять многообразие толерантности, помогать им разбираться в этом важном вопросе можно при помощи анкетирования, социологических опросов, ролевых игр, дискуссий. Они должны знать, чтобы быть толерантным, необходимо владеть такими правилами поведения как:

  1. Относиться к окружающим с уважением;
  2. Уметь видеть ценность и самобытность культуры каждой нации;
  3. Никогда не думать, что твое мнение важнее мнения другого человека;
  4. Не судить о ценностях других, отталкиваясь от своих собственных;
  5. Не навязывать свое мнение другим;
  6. Никогда не думать, что ваша религия в чем-то превосходит другую;
  7. Помнить, что каждый волен выбирать свой имидж, стиль, привычки и пристрастия.

Если в молодежной среде будет сформирована толерантность, то в первую очередь, не будет межэтнических конфликтов, разногласий между людьми и, следовательно, между государствами. И поэтому, призыв воспитать в себе то, что послужит пользой не только для отдельной личности, но и для государства в целом можно называть призывом к установлению толерантности в обществе. А начинать воспитание принципов толерантного отношения друг к другу надо еще в раннем возрасте: в семье, в детском саду, в начальных классах школы. В молодых людях, поступивших в высшие учебные заведения можно лишь продолжить укреплять данные принципы, так как студенческая молодежь – это уже установившиеся личности с определенным перечнем взглядов, интересов и амбиций.

В Казахском национальном аграрном университете воспитание толерантности, взаимоуважения, взаимопонимания между народами — это один из основополагающих принципов «Положения о студенческой ассамблеи «Достык», которая является неформальным объединением. Вся деятельность данной организации направлена на то, чтобы студенты воспитывались в духе патриотизма, дружбы, толерантности, взаимоуважения и межконфессионального согласия.

Начинать рассуждать о толерантности можно с такого вопроса: «А толерантен ли я?». Многие станут отвечать примерно в таком духе: «По крайней мере, стараюсь…», «Иногда, сдерживаю свои эмоции и мысли…», «Делаю вид, что не замечаю этого…». Данная позиция считается пассивной и она не дает полноценного понимания толерантности, поэтому следует перейти в разряд активных сторонников дружбы между людьми, которые придерживаются некоторых правил самоконтроля над собой:

  • иметь четкую цель перед собой; не может служить
  • желание быть толерантным;
  • уметь ставить себя на место других;
  • не осуждать и уметь сопереживать, если случилось что-то печальное с другими;
  • расширять свой круг общения;
  • знакомиться с другими культурами и общаться с представителями других культур;
  • по возможности, путешествовать по стране и миру.

Для формирования гражданского общества необходимо воспитание гражданина – человека, обладающего соответствующими этому обществу ценностными ориентациями. Одним из важнейших качеств, присущих такому человеку, является этническая толерантность — умение терпимо, а главное — с пониманием относиться к людям других национальностей, к их обычаям, традициям, культуре, образцам поведения, образу жизни. Этническая толерантность или, напротив, этническая нетолерантность во многом определяет характер межнациональных отношений.

Формирование толерантной личности, способной к реализации личных и профессиональных компетенций в условиях современного полиэтнического пространства становится объективным требованием времени.

Уважение — это чувство, основанное на признании чьих-либо достоинств, заслуг, качеств; уважать — это значит «быть внимательным, проявлять внимание». Уважать других в их значимости, в их свободе выбора и свободе решений означает, по З. Бауману, «чтить в другом значимость, в чужом чуждость при этом сходство между мной и другим состоит в нашем различии, в универсальности нашей уникальности. Лишь уважая мое собственное отличие, я могу уважать и отличие других людей [2].

Выводы

Толерантность как особенность сознания или личностная черта не присуща человеку изначально и может никогда не появиться, не будучи специально воспитана, сформирована. Наоборот, человеку скорее органично присуща противоположная тенденция – настороженность, легко переходящая во враждебность, агрессию по отношению к тем, кто от него отличается, на него не похож. У каждого человека есть бессознательный механизм, который фиксирует отношение «свой — чужой». Безотчетно другой, иной воспринимается как представляющий угрозу [3].

 

Литература 
  1. Бекирова А. Созидать нацию единого будущего нужно уже сейчас // «Литер», 11 июля, 2015. Режим доступа http://liter.kz/mobile/ru/articles/show/10559- sozidat_naciyu_edinogo_budushego_nuzhno_uzhe_seichas
  2. Недорезова Н.В. Толерантность в межличностном общении старшеклассников. Дис. … канд. психол. наук — М., 2005. — 189 с.
  3. Режим доступа http://www.bibliofond.ru/view.aspx?id=797484

Фамилия автора: Ускенбаева Б.А.

articlekz.com

Толерантность как основа межнационального согласия и мира в Узбекистане



В начале нового века во всем мире произошли чрезвычайно глубокие социально-экономические и политические изменения, которые требуют всестороннего философского переосмысления. В основном политическое обновление картины мира характеризуется повышением роли религиозного фактора в современных мировых идеологических процессах. Начало XXI века ознаменовалось появлением передовой технологии, инновационные технологии производства стали важнейшим основанием обновления облика политического мира.

В результате внедрения информационных технологий и индустрии идеологические полигоны занимают главное место в мировой политике, отодвинув на второй план опасность военных полигонов.

В связи с этим большое значение для будущего приобретает характер складывающихся социально-экономических и политических отношений, как между государствами, так и народами мира, имеющими различную духовную и культурную ориентацию.

Среди глобальных вызовов мирной жизни человеческого сообщества и международной стабильности, в целом, исследователями называются, прежде всего: этно-национальные конфликты, дискриминация в отношении меньшинств, расистские организации и идеологии, нетерпимость со стороны политических движений и идеологии [1, c. 6]

Глобализация придает проблеме толерантности новое качество и остроту. Нетерпимость превратилась в одну из крупнейших глобальных проблем современного мира. Её суть в отрицании и подавлении различий между отдельными людьми и культурами. Возведенная на уровень коллективной, институциональной и даже государственной позиции нетерпимость подрывает принципы демократии и приводит к нарушению индивидуальных и коллективных прав человека.

Как показывает мировая практика, устойчивость государства во многом зависит от способности решать различного рода проблемы межнациональных отношений. Особенно важным это стало в последнее время, когда в глобализующемся мире наблюдается эскалация конфликтов, в том числе межэтнических. В силу этого, межнациональное согласие приобретает кардинальное значение для любого многонационального государства.

В настоящее время усиление негативных тенденций создало острую потребность в утверждении культуры толерантности, вызвало к жизни общественное движение за антидискриминацию и толерантность здесь также надо отметить, что толерантность- результат процесса воспитания культуры мира, являющегося профилактикой экстремизма. Это система воспитания на идеях и принципах ненасилия.

Толерантность, обретшая сегодня исключительно большую актуальность, в связи с необходимостью активизации борьбы с международным терроризмом и экстремизмом, имеет исторические духовные истоки. Исторические корни толерантности непосредственно связаны с такими факторами, как развитие культурных и экономических отношений, развитие культурных и экономических отношений, развитие древних путей и возникновение центров цивилизаций. Не смотря на то, что войны сопровождали всю историю человечества, отметим, что во все времена развития человеческого общества прогрессивные экономические, политические и культурные взаимоотношения между различными племенами, народами, этносами и территориями основывались на принципах мирного соседства, доброты. Проблема толерантности, как отмечают исследователи, возникла в те времена и наиболее остро стояла там, где народы с различными вероисповеданиями были вынуждены жить вместе в пределах крупных империй.

На протяжении веков толерантность играла и до сих пор играет важную роль как фактор социально-политической стабильности в обществе и государстве

Для толерантности характерно активное неприятие расизма, терроризма и религиозной нетерпимости. При этом толерантность должны проявлять как отдельные граждане, так и народы государств. Принцип толерантности подразумевает уважение между индивидуумами, между обществами различных цивилизаций.

Итак, толерантность — это ценность и норма любого гражданского общества, в этом качестве она проявляется как обеспечение гармонии между конфессиями, политическими и другими социальными группами, в уважении мировых культур, цивилизаций и готовность народов к пониманию и сотрудничеству между собой.

Толерантность является также одним их ключевых духовно-нравственных принципов гражданского общества. Глобализующейся мир- это пестрое этнокультурное сообщество, в котором культура каждого этноса уникальна.

В ряде стран на различных континентах в последнее время нарастает количество проявлений устойчивой неприязни и нетерпимости к «другой» культуре, образу жизни, языку, верованиям — вплоть до этноцентризма, неприкрытой вражды, военных конфликтов и даже актов терроризма. В этих условиях среди мер немалое внимание отводится выработке этнической толерантности. Именно поэтому одним из направлений урегулирования данных проблем выступает формирование толерантности в массовом сознании, формирование общественного мнения.

Полиэтничность любого государства подразумевает постепенное развитие межэтнических отношений, опирающееся на естественное взаимодействие между этносами. Это требует постоянного анализа в целях предупреждения этнических и межнациональных конфликтов, которые в случае их появления, могут создавать угрозу государственной и региональной безопасности.

Межнациональная толерантность наиболее ярко проявляется в общественном мнении как особой форме общественного сознания населения, проявляющегося в его оценках различных сторон социально-политической и нравственно-духовной жизни общества.

Процесс этнического возрождения не обошел стороной и многонациональный Узбекистан. В стране, особенно с обретением независимости значительно повысилась роль национального фактора в социально-политических процессах, возрос интерес к истории, традиционной культуре не только у титульных наций (узбеки, каракалпаки) но и у представителей всех других народов, населяющих её этническое и культурное многообразие рассматриваются в стране как богатейший прогрессивный потенциал, важный составляющий компонент гражданского общества, а межнациональное согласие — как фактор стабильности и сохранения государства.

Межнациональные отношения в современном Узбекистане строятся на основе национальной политики государства, в которой исторически сложившаяся многонациональность страны рассматривается как благоприятный фактор ее социально-экономического развития, источник духовно- интеллектуального обогащения всех наций и народностей, проживающих в республике, благоприятное условие для интеграции республики в мировое сообщество.

В многонациональном обществе толерантность, взаимное доверие и взаимное уважение являются фундаментом межнационального согласия и двигателем гармонизации отношений между народами в стране. Толерантность, взаимное уважение наций и народностей- это показатель степени цивилизованности общества, основа не только межнационального согласия в государстве, но и важнейшая предпосылка его дальнейшего успешного развития.

В независимом Узбекистане сегодня представлены равные права и возможности всем ее гражданам независимо от их национальности, социального статуса, расовой или религиозной принадлежности, что закреплено в основном Законе страны.

Одним из основных факторов общественного развития является согласие и дружба между титульной нацией, давшей название стране, и проживающими здесь представителями других наций и народностей. И, напротив, общество, не принявшее и не постигшее сути идеи межнационального согласия, может лишиться мира и стабильности.

С древнейших времен на нашей земле сосуществуют такие крупнейшие религии, как буддизм, иудаизм, христианство, ислам; проживают в мире и согласии люди разных наций и народностей. И то, что на протяжении веков между ними нет национальных конфликтов, демонстрирует великодушие и терпимость нашего народа. Сегодня в нашей стране действуют религиозные организации более десяти конфессий. Созданы условия для того, чтобы они свободно осуществляли свою деятельность и принимали активное участие в жизни общества. [2, с 59–60]

Народ Узбекистана, обладающий такими уникальными качествами как благородство, великодушие, гуманизм и милосердие, бескорыстная помощь всем, кто нуждается в поддержке, всесторонняя забота о сиротах впиталась в плоть и кровь каждого жителя нашей страны. Наша страна твердо следует курсом миролюбия, развивая культурный диалог между народами и укрепляя мир и спокойствие.

Взаимоуважение наций и народностей — это показатель и основа не только межнационального согласия в государстве, но также важнейшая предпосылка его социально-экономического и общественно-политического развития. Исходя из этого постулата, в межнациональных отношениях независимого Узбекистана устранена почва для проявления высокомерия одной нации над другой, пренебрежения этнических особенностей любой национальности или народности.

В настоящее время основными задачами национально-культурной политики страны становиться предупреждение конфликтных ситуаций, воспитание толерантности. Президент Узбекистана И. А.Каримов подчеркивает, что источником духовного возрождения нашего общества в условиях независимости является этническая, культурная, религиозная толерантность. Она является основой духовного развития гражданского общества и должна служить сохранению в нем стабильности.

Ныне в условиях независимого развития происходят глубокие социальные изменения, которые интенсифицируют процессы становления новой национально-государственной идентичности в менталитете узбекистанцев. Более того, толерантность, как один из основополагающих демократических принципов, предполагающий проявление терпимости к образу жизни, поведению, чувствам, мнению, идеям и верованиям людей различных этнических групп, все более утверждается не только на государственном, но и личностном, межгрупповом уровне.

Вместе с тем толерантность направлена на восстановление и укрепление величайших культурных, исторических и моральных ценностей страны в противовес этнической, религиозной и политической нетерпимости. Воспитание толерантности, наряду с формированием гражданской активности навыков разрешения конфликтов, сотрудничества является необходимой характеристикой гражданина современного демократического общества.

Литература:

  1. О. Ата-Мирзаев, В.Гентшке, Р. Муртазаева. Межнациональная толерантность в Узбекистане: история и современность.-Т; 2004.
  2. Идея национальной независимости: основные понятия и принципы. — Ташкент; 2003.
  3. www.ziyonet.uz
  4. www.religion.ng.

Основные термины (генерируются автоматически): межнациональное согласие, гражданское общество, толерантность, общественное мнение, последнее время, воспитание толерантности, образ жизни, проблема толерантности, мир, государство.

moluch.ru

Лекция 7 Культура мира, толерантность и межэтнические отношения — МегаЛекции

1. Культурантропологические аспекты формирования культуры мира.

2. Толерантность как путь к культуре мира.

3. Современное состояние межэтнических отношений на Северном Кавказе.

 

1.Третье тысячелетие характеризуется резким обострением самых разнообразных проблем, которые в гой или иной степени усугубляют проблему выживания современной цивилизации. В этих условиях актуализируется концепция культуры мира, без реализации которой невозможно предотвращение военных конфликтов, сохранение и обеспечение мира как в рамках отдельного государства, так и между государствами.

Известно, что впервые идея культуры мира была выдвинута на Международном конгрессе ЮНЕСКО по проблемам мира в 1989 г., где и сформулировали принципы культуры мира, к которым можно, прежде всего, отнести идеи свободы, справедливости, толерантности, равенства, приоритетность естественных прав человека.

Культура мира должна принимать во внимание новый политический ландшафт. Преодолевая границы и сокращая расстояния, экономическая и технологическая глобализация вносит изменения в понятие «цивилизационная парадигма». Сегодня мы стоим на пороге нового глобального общества. Нам необходимо изменить наше поведение во всех сферах жизни и перейти к новому планетарному мышлению.

Реализация идеи культуры мира и толерантности в межэтнических отношениях непосредственно связана с процессами, происходящими в современном государстве, и идеей и практикой (этнических) прав меньшинств. Длительный кризис и невозможность существования национального государства, дополнительно усложненные процессом глобализации и сопровождающими ее процессами интеграции, способствуют признанию идеи о регионализации государства.

В настоящее время современное российское общество переживает трансформацию системы ценностей, обусловленную модернизацией общественной жизни.

Процессы глобализации в экономической, политической, культурной сферах, втягивающие население разных стран в миграционные потоки разного характера и уровня приводят к усложнению структурных связей конкретных обществ и всего сообщества в целом.



Вышеперечисленные факторы в определенной степени стимулируют напряженность в межнациональных отношениях, сопровождающуюся межэтническими конфликтами, начинают появляться различные оппозиционные группы, добивающиеся желаемого результата через экстремизм и терроризм.

В условиях вынужденного притока мигрантов молодежь призвана выступить проводником идеологии толерантности, развития российской культуры и укрепления межпоколенческих и межнациональных отношений.

 

2. Толерантность русского человека в общении с другими народами отмечали и государственные деятели западных держав. Показательно наблюдение, сделанное О. фон Бисмарком: «Англичане ведут себя в Азии менее цивилизованно, чем русские; они слишком презрительно относятся к коренному населению и держатся на расстоянии от него… Русские же, напротив, привлекают к себе народы, которые они включают в свою империю, знакомятся с их жизнью и сливаются с ними». «Россия, бесспорно, обладает замечательным даром добиваться верности и даже дружбы тех, кого она подчинила силой, — как бы соглашался с Бисмарком лорд Керзон. Русский братается в полном смысле слова. Он совершенно свободен от того преднамеренного превосходства и мрачного высокомерия, которые в большей степени воспламеняют злобу, чем сама жестокость. Он не уклоняется от социального и семейного общения с чужими и низшими расами».

 

Толерантность – другой, наряду с культурой мира, путь разрешения противоречий между государствами, общественными группами и внутри них. Она базируется на сознании того, что, несмотря на все то, что нас не удовлетворяет в убеждениях и поведении других, нужно считаться с этим фактом, так как люди могут совместно жить и созидать, даже не принадлежа к одной вере, одной нации, не разделяя одних и тех же нравственных и политических убеждений. И при таких обстоятельствах могут мирным путем достигаться противоположные интересы, решаться столкновения и развиваться демократические начала во взаимоотношениях. Терпимость как один из видов выражения толерантности является средством достижения определенной возвышенной цели

Мы все живем в обществе. Вокруг нас тысячи, нет даже миллионы, миллиарды людей. Каждый день мы видим множество новых, незнакомых лиц. Кого-то замечаем в толпе, а кого-то нет. Мы не задумываемся, что каждый из нас уникален, нет абсолютно одинаковых людей. Даже близнецы обычно очень сильно различаться по характеру. Что же говорить об остальных людях?!

У каждого из нас свои интересы, принципы, желания, цели. Каждый из нас выглядит по-разному, по-разному одевается, по-разному разговаривает. Все имеют что-то свое, неповторимое.

Прелесть современного мира именно в многообразии, разногранности. Не все это могут понять и принять.

Ну, разве вы бы стали выкорчевывать из своего сада красивые желтые тюльпаны, лишь потому, что большинство цветков в саду красные?! Нет… так и в современном мире нельзя стремиться к уничтожению чего-либо.

Безусловно, сейчас, значимой задачей общества стало объединение различных индивидов в общее и понимающее друг друга человечество. Для того чтоб объединиться всем вместе, нам необходимо проявлять уважение к чуждым для себя вещам, культурам, обычаям, традиция, должны научиться вслушиваться во мнение окружающих и признавать свои ошибки.

Все это — есть проявление толерантности. В настоящее время проблема формирования толерантности стоит особенно остро. Ее актуальность объясняется рядом причин: резкое расслоение мировой цивилизации по экономическим, социальным и другим признакам, связанный с этим рост нетерпимости, терроризма, развитие религиозного экстремизма, обострение межнациональных отношений вызванных локальными войнами, проблемами беженцев.

В своем широком смысле слово «толерантность» означает терпимость к чужим мнениям и поступкам, способность относиться к ним без раздражения. В этом смысле толерантность является редкой чертой характера. Толерантный человек уважает убеждения других, не стараясь доказать свою исключительную правоту.

Толерантность неотъемлемо связана с самой концепцией прав человека. Она формируется на основе утверждения прав и основных свобод человека, плюрализма (в том числе культурного), демократии. Для нее характерно также активное неприятие расизма, ксенофобии, религиозной нетерпимости, терроризма, различного рода экстремизма. При этом терпимость должны проявлять как отдельные граждане и социальные группы, так и народы, государства.

Одним из основополагающих принципов международного права является требование недискриминации. Несмотря на это дискриминация по признаку расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических и иных убеждений, национального, социального или иного происхождения сохраняется почти в каждой стране мира, в том числе и в России.

Волна терроризма, прокатившаяся по всему миру, теракты в российских городах; рост организованной преступности, решение личных, коммерческих, политических и иных споров с использованием оружия, коррупция и чиновничий произвол, несомненно, препятствуют утверждению принципов толерантности. Отголоски событий в США, Афганистане, бывшей Югославии, взрывов жилых домов в Москве и некоторых других городах России, захват нескольких сотен заложников в Театральном центре «Норд Ост», война в Чечне… наглядно показали, что социумом во многих случаях правят не гуманные начала, а, напротив, террористы, желающие деморализовать общество и повлиять на власть. Это сильнодействующий фактор, во многом определяющий степень интолерантности обществе.

По мнению экспертов, развитию толерантности мешает неблагоприятная социально-экономическая ситуация. Здесь серьезно сказывается возрастающее социальное расслоение, а отсюда — усугубляющееся раздражение против богатых, правительства, олигархов.

Так же одним из неблагоприятных факторов эксперты считают наличие в массовом сознании и на бытовом уровне стереотипов неприятия некоторых национальностей. Это проявляется в нетерпимом отношении среди некоторых слоев к другим национальностям. Устраиваются погромы, осквернения могил и памятников, даже взрывы в синагогах, сеются антисемитские настроения.

Среди факторов мешающих развитию толерантности также религиозный экстремизм; ксенофобия, особенно против беженцев и мигрантов; ограничения свободы слова, свободы мнений, дискриминация меньшинств, половая дискриминация; масштабные нарушения прав человека, особенно инвалидов, заключенных, военнослужащих, коренных малочисленных народов, социально уязвимых слоев общества.

Несмотря на все эти факторы, формирование толерантного пространства в обществе на данном этапе времени набирает свои обороты. Всем уже становиться понятным актуальность проблем толерантности, поэтому для их решений уделяется пристальное внимание.

Главным шагом в развитие было принятие и подписание «Декларации принципов толерантности». Которая утверждена резолюцией 5.61 генеральной конференции ЮНЕСКО от 16 ноября 1995 года. Было проведено множество конференций, круглых столов и мероприятий, на которых поднимались именно проблемы интолерантности общества. Так же были приняты Федеральные Целевые программы.

 

Одна из них: Федеральная Целевая программа «ФОРМИРОВАНИЕ УСТАНОВОК ТОЛЕРАНТНОГО СОЗНАНИЯ И ПРОФИЛАКТИКА ЭКСТРЕМИЗМА В РОССИЙСКОМ ОБЩЕСТВЕ»

Особо пристальное внимание развитию толерантности стали уделять в школах. Наверно потому, что проще объяснять детям, насколько важна терпимость в нашем мире, чем людям с уже сложившимися взглядами. В школах проводятся мероприятия, праздники, которые направлены на сплочение всех детей и подростков. Проводятся классные часы, посвященные проблемам толерантности. Ведутся исследовательские работы, с целью выявления процента детей выбравших для себя принципы интолерантого пути развития.

Будущее мира за новыми поколениями. Поэтому, молодому поколению необходимо сделать все, чтобы этот мир был полон тепла и любви.

Применение принципа и метода культуры мира и толерантности в межэтнических отношениях предполагает обдуманное общественное поведение, основанное не только на сознании того, что культурное разнообразие содействует развитию взаимопонимания, реальному видению культурной идентичности и «поиску того, что является общим для большинства цивилизаций», но и на том, что их применение представляет собой вклад в решение глобальных проблем современного мира.

Эти проблемы должны решаться на основе новых этических принципов и повышенной ответственности не только тех, кто принимает решения о судьбе человечества, но и деятелей науки и культуры. Эту мысль подтверждает и высказывание о том, что необходимо предпринять «огромное общее усилие наилучших умов одной нации для того, чтобы существующая общественная реальность преобразилась и поднялась до уровня своих оптимальных исторических возможностей». В этом отношении определенную роль играет и философия, которая не просто наука, но и не нечто, отличное от науки. «Она не только знание или нечто, что может быть создано без знания. Она представляет собой усилие человеческого духа взвиться до высот, с которых бы было возможно увидеть мир как можно целостнее».

Т.О. Толерантность как базовая ценность культуры мира должна пронизывать не только общественное сознание по поводу внутриобщественных, внутригосударственных проблем, но и в рамках проблем мирового сообщества.

 

 

Межнациональные отношения на Северном Кавказе

Северо-Кавказский федеральный округ отличается сложным, разнообразным этническим составом, сконцентрированным на относительно небольшой территории, что обусловливает прямую зависимость состояния общественно-политической обстановки от ситуации в сфере межнациональных отношений.

В настоящее время на территории Северо-Кавказского федерального округа проживают 2743 тыс. русских (29,9 процента общей численности населения), 1485,2 тыс. чеченцев (16,2 процента общей численности населения), 785,3 тыс. аварцев (8,5 процента общей численности населения), 511,7 тыс. кабардинцев (5,6 процента общей численности населения), 488,8 тыс. даргинцев (5,3 процента общей численности населения), 476,5 тыс. осетин (5,2 процента общей численности населения), 462,2 тыс. ингушей (5 процента общей численности населения), 399,1 тыс. кумыков (4,3 процента общей численности населения), 359,5 тыс. лезгин (3,9 процента общей численности населения), 187,6 тыс. карачаевцев (2 процента общей численности населения), 148 тыс. лакцев (1,6 процента общей численности населения), 106,8 тыс. балкарцев (1,2 процента общей численности населения), а также представители других национальностей.

Современная общественно-политическая и этнополитическая обстановка в Северо-Кавказском федеральном округе характеризуется рядом выраженных негативных социальных тенденций, проявлениями этнополитического и религиозного экстремизма, а также высоким конфликтогенным потенциалом.

Внешними факторами, дестабилизирующими этнополитическую и межконфессиональную ситуацию в Северо-Кавказском федеральном округе, являются следующие факторы:

активность международной террористической сети, использующей этнический и религиозный факторы;

стремление ряда радикальных международных организаций к эскалации этнополитической и межконфессиональной напряженности, включая стремление к переделу административно-территориальных границ указанного федерального округа;

импорт радикальных форм ислама на территорию указанного федерального округа.

Внутренними факторами, способствующими обострению этнополитической ситуации в Северо-Кавказском федеральном округе, являются следующие факторы:

широкое распространение коррупции;

проявление этнополитического и религиозно-политического экстремизма;

неурегулированность земельных отношений, порождающая большинство межнациональных конфликтов, в том числе на бытовом уровне;

межэтническая напряженность на фоне слабой общегражданской идентичности;

популяризация экстремистской идеологии в силу высокого уровня безработицы и социальной необустроенности населения;

продолжающийся отток русского населения.

Общественно-политическая и социально-экономическая значимость предотвращения оттока русского населения и создание условий для его возвращения и безопасного и комфортного проживания на территории Северо-Кавказского федерального округа была обозначена Президентом Российской Федерации Д.А.Медведевым, а также общественными лидерами этого федерального округа 19 мая 2010 г. на заседании Совета по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека, посвященном ситуации на Северном Кавказе.

За последнее время субъекты Российской Федерации, входящие в состав Северо-Кавказского федерального округа, покинули около 300 тыс. русских (27,5 процента общей численности населения), однако в настоящее время темпы оттока несколько снизились, но обозначилась тенденция оттока русского населения из некоторых районов Ставропольского края.

Сегодня прекращение оттока и возвращение русского населения на территорию Северо-Кавказского федерального округа является стратегической задачей. Русское население для Северо-Кавказского федерального округа не только важнейший фактор стабилизации этнополитической ситуации, но и источник высококвалифицированных кадров, необходимых для обеспечения устойчивого развития нашего федерального округа и достижения его инвестиционной привлекательности.


Рекомендуемые страницы:


Воспользуйтесь поиском по сайту:

megalektsii.ru