Правовое положение банков как юридических лиц: ПРОБЛЕМЫ ПРАВОВОГО ПОЛОЖЕНИЯ ЦЕНТРАЛЬНОГО БАНКА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ КАК ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА

Содержание

ПРОБЛЕМЫ ПРАВОВОГО ПОЛОЖЕНИЯ ЦЕНТРАЛЬНОГО БАНКА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ КАК ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА

%PDF-1.6 % 1 0 obj > endobj 6 0 obj /CreationDate (D:20170804093929+03’00’) /Creator (Adobe Acrobat 11.0.2) /ModDate (D:20170804094509+03’00’) /Producer (Adobe Acrobat Pro 11.0.2 Paper Capture Plug-in) /Title >> endobj 2 0 obj > stream 2017-08-04T09:45:09+03:002017-08-04T09:39:29+03:002017-08-04T09:45:09+03:00Adobe Acrobat 11.0.2application/pdf

  • ПРОБЛЕМЫ ПРАВОВОГО ПОЛОЖЕНИЯ ЦЕНТРАЛЬНОГО БАНКА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ КАК ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА
  • МАКАРОВА Янина Михайловна
  • uuid:5f4ce3ad-49fb-4bd1-8d43-a47f6251e3e9uuid:2753e4ef-fa02-4f4d-9dd8-892f53b410cdAdobe Acrobat Pro 11.0.2 Paper Capture Plug-in endstream endobj 3 0 obj > endobj 4 0 obj > endobj 5 0 obj > endobj 7 0 obj > endobj 8 0 obj > endobj 9 0 obj > endobj 10 0 obj > endobj 11 0 obj > endobj 12 0 obj > endobj 13 0 obj > endobj 14 0 obj > endobj 15 0 obj > endobj 16 0 obj > endobj 17 0 obj > endobj 18 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB] /XObject > >> /Rotate 0 /Type /Page /Annots [71 0 R] >> endobj 19 0 obj > endobj 20 0 obj > endobj 21 0 obj > endobj 22 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB] /XObject > >> /Rotate 0 /Type /Page >> endobj 23 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB] /XObject > >> /Rotate 0 /Type /Page >> endobj 24 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB] /XObject > >> /Rotate 0 /Type /Page >> endobj 25 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB] /XObject > >> /Rotate 0 /Type /Page >> endobj 26 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB] /XObject > >> /Rotate 0 /Type /Page >> endobj 27 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB] /XObject > >> /Rotate 0 /Type /Page >> endobj 28 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB] /XObject > >> /Rotate 0 /Type /Page >> endobj 29 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB] /XObject > >> /Rotate 0 /Type /Page >> endobj 30 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB] /XObject > >> /Rotate 0 /Type /Page >> endobj 31 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB] /XObject > >> /Rotate 0 /Type /Page >> endobj 32 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB] /XObject > >> /Rotate 0 /Type /Page >> endobj 33 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB] /XObject > >> /Rotate 0 /Type /Page >> endobj 34 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB] /XObject > >> /Rotate 0 /Type /Page >> endobj 35 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB] /XObject > >> /Rotate 0 /Type /Page >> endobj 36 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB] /XObject > >> /Rotate 0 /Type /Page >> endobj 37 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB] /XObject > >> /Rotate 0 /Type /Page >> endobj 38 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB] /XObject > >> /Rotate 0 /Type /Page >> endobj 39 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB] /XObject > >> /Rotate 0 /Type /Page >> endobj 40 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB] /XObject > >> /Rotate 0 /Type /Page >> endobj 41 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB] /XObject > >> /Rotate 0 /Type /Page >> endobj 42 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB] /XObject > >> /Rotate 0 /Type /Page >> endobj 43 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB] /XObject > >> /Rotate 0 /Type /Page >> endobj 44 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB] /XObject > >> /Rotate 0 /Type /Page >> endobj 45 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB] /XObject > >> /Rotate 0 /Type /Page >> endobj 46 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB] /XObject > >> /Rotate 0 /Type /Page >> endobj 47 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB] /XObject > >> /Rotate 0 /Type /Page >> endobj 48 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB] /XObject > >> /Rotate 0 /Type /Page >> endobj 49 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB] /XObject > >> /Rotate 0 /Type /Page >> endobj 50 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB] /XObject > >> /Rotate 0 /Type /Page >> endobj 51 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB] /XObject > >> /Rotate 0 /Type /Page >> endobj 52 0 obj > >> /Rotate 0 /Type /Page >> endobj 53 0 obj > >> /Rotate 0 /Type /Page >> endobj 54 0 obj > >> /Rotate 0 /Type /Page >> endobj 55 0 obj > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB] /XObject > >> /Rotate 0 /Type /Page >> endobj 56 0 obj > >> /Rotate 0 /Type /Page >> endobj 57 0 obj > endobj 58 0 obj > stream 2017-08-04T09:39:13+03:002017-08-04T09:39:13+03:002017-08-04T09:39:13+03:00Adobe Acrobat 11.
    0.2application/pdf
  • uuid:4d07f45b-339f-47a3-a39d-b7ae33d009fduuid:eae37332-539c-4583-870d-29c5608c9715Adobe Acrobat 11.0.2 Image Conversion Plug-in endstream endobj 59 0 obj > stream HW][E}ϯ7PhEE)3{ge;7*{>?6ZiǷ

    3. Понятие и правовое положение банков и иных кредитных организаций

    3.1. Понятие кредитной организации

    Кредитная организация — юридическое лицо, которое для извлечения прибыли как основной цели своей деятельности на основании специального разрешения (лицензии) Центрального банка Российской Федерации (Банка России) имеет право осуществлять банковские операции, предусмотренные Федеральным законом «О банках и банковской деятельности» (далее – Закон о банках). Кредитная организация образуется на основе любой формы собственности как хозяйственное общество.

    Банк — кредитная организация, которая имеет исключительное право осуществлять в совокупности следующие банковские операции: привлечение во вклады денежных средств физических и юридических лиц, размещение указанных средств от своего имени и за свой счет на условиях возвратности, платности, срочности, открытие и ведение банковских счетов физических и юридических лиц.

    Небанковская кредитная организация — кредитная организация, имеющая право осуществлять отдельные банковские операции, предусмотренные Законом о банках. Допустимые сочетания банковских операций для небанковских кредитных организаций устанавливаются Банком России.

    В настоящее время в составе банковской системы РФ имеются следующие виды кредитных организаций: расчетные (клиринговые) НКО и депозитно – кредитные НКО. При этом 95 % кредитных организаций в РФ – банки.

    Иностранный банк — банк, признанный таковым по законодательству иностранного государства, на территории которого он зарегистрирован.

    Согласно закону, могут создаваться союзы и ассоциации кредитных организаций, банковские группы и банковские холдинги.

    Союзы и ассоциации– некоммерческие организации, создаваемые для защиты и представления интересов своих членов, координации их деятельности, развития межрегиональных и международных связей, удовлетворения научных, информационных и профессиональных интересов, выработки рекомендаций по осуществлению банковской деятельности и решению иных совместных задач кредитных организаций.

    Союзам и ассоциациям кредитных организаций запрещается осуществление банковских операций. Союзы и ассоциации кредитных организаций создаются и регистрируются в порядке, установленном законодательством РФ для некоммерческих организаций (ФЗ «О некоммерческих организациях»).

    Банковская группа— не являющееся юридическим лицом объединение кредитных организаций, в котором одна (головная) кредитная организация оказывает прямо или косвенно (через третье лицо) существенное влияние на решения, принимаемые органами управления другой (других) кредитной организации (кредитных организаций). Головная кредитная организация обязана уведомить Банк России в установленном порядке об образовании банковской группы.

    Банковский холдинг —не являющееся юридическим лицом объединение юридических лиц с участием кредитной организации (кредитных организаций), в котором юридическое лицо, не являющееся кредитной организацией (головная организация банковского холдинга), имеет возможность прямо или косвенно (через третье лицо) оказывать существенное влияние на решения, принимаемые органами управления кредитной организации (кредитных организаций).

    Под существенным влиянием в целях Закона о банках понимаются возможность определять решения, принимаемые органами управления юридического лица, условия ведения им предпринимательской деятельности по причине участия в его уставном капитале и (или) в соответствии с условиями договора, заключаемого между юридическими лицами, входящими в состав банковской группы и (или) в состав банковского холдинга, назначать единоличный исполнительный орган и (или) более половины состава коллегиального исполнительного органа юридического лица, а также возможность определять избрание более половины состава совета директоров (наблюдательного совета) юридического лица.

    Головная кредитная организация банковского холдинга обязаны уведомить Банк России в порядке, им установленном, об образовании банковского холдинга.

    Коммерческая организация, которая в соответствии с Законом о банках может быть признана головной организацией банковского холдинга, в целях управления деятельностью всех кредитных организаций, входящих в банковский холдинг, вправе создать управляющую компанию банковского холдинга.

    В этом случае управляющая компания банковского холдинга исполняет обязанности, которые в соответствии с Законом о банках возлагаются на головную организацию банковского холдинга.

    Управляющей компанией банковского холдинга в целях Закона о банках признается хозяйственное общество, основной деятельностью которого является управление деятельностью кредитных организаций, входящих в банковский холдинг. Управляющая компания банковского холдинга не вправе заниматься страховой, банковской, производственной и торговой деятельностью. Коммерческая организация, которая в соответствии с Законом о банках может быть признана головной организацией банковского холдинга, обязана иметь возможность определять решения управляющей компании банковского холдинга по вопросам, отнесенным к компетенции собрания ее учредителей (участников), в том числе о ее реорганизации и ликвидации.

    Правовое положение кредитных организаций

    Правовое положение (правовой статус) кредитных организаций представляет собой конгломерат (т. е. внутренне устойчивую совокупность свойств), включающий в себя следующие элементы: порядок создания (учреждение, государственная регистрация и лицензирование), порядок реорганизации, банкротства и ликвидации, фирменное наименование и местонахождение, учредительные документы, уставный капитал, органы управления, порядок ведения бухгалтерского учета, отчетности и аудита, правовой режим банковской тайны. Все эти моменты регулируются Законом о банках, другими федеральными законами и актами Банка России.

    Порядок создания кредитной организации.. Кредитная организация может быть создана только в форме хозяйственного общества (ОАО, ЗАО, ООО, ОДО). Учредителями могут быть лица, которым это не запрещено законом. Учредители не имеют права выходить из состава учредителей в течение первых 3-х лет с момента регистрации. Юридическое лицо – учредитель должно иметь устойчивое финансовое положение, достаточно собственных средств для внесения в уставный капитал к.о., действовать не менее 3-х лет, выполнять обязательства перед бюджетами всех уровней за последние 3 года. Кредитная организация – учредитель должна быть финансово устойчивой в течение последних 6 мес., предшествующих дате подачи документов на государственную регистрацию и лицензирование.

    Этапы создания:

        1. Предварительный – согласование с ЦБ РФ названия будущей к.о.;

        2. Подготовка и подписание учредительных документов – учредительного договора и (или) устава.

        3. Государственная регистрация к.о. – не позднее чем через 1 мес. После подписания учредительного договора учредители направляют в ТУ ЦБ РФ документы, указанные в Инструкции ЦБ РФ от 14.01.04. № 109-И.

        4. Получение лицензии на осуществление банковской деятельности.

    Порядок реорганизации, банкротства и ликвидации. Государственная регистрация кредитной организации в связи с ее ликвидацией и государственная регистрация кредитной организации, создаваемой путем ее реорганизации, осуществляются в порядке, предусмотренном Федеральным законом «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», с учетом особенностей, установленных федеральным законом «О банках» и принимаемыми в соответствии с ним нормативными актами Банка России. Сведения и документы, необходимые для осуществления государственной регистрации кредитной организации в связи с ее ликвидацией и государственной регистрации кредитной организации, создаваемой путем реорганизации, представляются в Банк России. Перечень указанных сведений и документов, а также порядок их представления определяется Банком России.

    Банк России в течение 15 дней со дня отзыва у кредитной организации лицензии на осуществление банковских операций обязан обратиться в арбитражный суд с требованием о ликвидации кредитной организации (далее — заявление Банка России о принудительной ликвидации кредитной организации), за исключением случая, если ко дню отзыва указанной лицензии у кредитной организации имеются признаки несостоятельности (банкротства), предусмотренные Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций».

    Если ко дню отзыва лицензии на осуществление банковских операций у кредитной организации имеются признаки несостоятельности (банкротства), предусмотренные Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций», или наличие этих признаков установлено назначенной Банком России временной администрацией по управлению кредитной организацией после дня отзыва у кредитной организации указанной лицензии, Банк России обращается в арбитражный суд с заявлением о признании кредитной организации несостоятельной (банкротом) в порядке, установленном Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций».

    Фирменное наименование и местонахождение. Кредитная организация должна иметь полное фирменное наименование и вправе иметь сокращенное фирменное наименование на русском языке. Кредитная организация вправе иметь также полное фирменное наименование и (или) сокращенное фирменное наименование на языках народов Российской Федерации и (или) иностранных языках. Фирменное наименование кредитной организации на русском языке и языках народов Российской Федерации может содержать иноязычные заимствования в русской транскрипции или в транскрипциях языков народов Российской Федерации, за исключением терминов и аббревиатур, отражающих организационно-правовую форму кредитной организации. Фирменное наименование кредитной организации должно содержать указание на характер ее деятельности путем использования слов «банк» или «небанковская кредитная организация». Иные требования к фирменному наименованию кредитной организации устанавливаются Гражданским кодексом Российской Федерации.

    Местонахождение и почтовые адреса органов управления и обособленных подразделений в обязательном порядке указывается в уставе кредитной организации. В случае изменения:

    1. местонахождения (почтового адреса) к.о.;

    2. названия населенного пункта, названия улицы, номера дома;

    3. местонахождения филиала –

    — необходима специальная регистрация изменений в устав. Кроме того, в случае, когда изменение адреса местонахождения (почтового адреса) связано с изменением населенного пункта (названия населенного пункта), требуется также замена лицензии к.о. и регистрируется в Банке России. В остальных случаях замена лицензии не требуется, а регистрацию изменений производит ТУ ЦБ РФ.

    Кредитная организация в течение 1 мес. после получения от ЦБ РФ зарегистрированных изменений в устав должна:

    1. заменить печать, указав в ней новое местонахождение к. о.;

    2. письменно уведомить всех известных кредиторов;

    Информация о новом местонахождении (почтовом адресе) публикуется в «Вестнике Банка России».

    Учредительные документы. Кредитная организация имеет учредительные документы, предусмотренные федеральными законами для юридического лица соответствующей организационно-правовой формы. Кредитная организация обязана регистрировать все изменения, вносимые в ее учредительные документы. Документы, предусмотренные пунктом 1 статьи 17 Федерального закона «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», нормативными актами Банка России, представляются кредитной организацией в Банк России в установленном им порядке.

    Уставный капитал. Уставный капитал кредитной организации составляется из величины вкладов ее участников и определяет минимальный размер имущества, гарантирующего интересы ее кредиторов. Минимальный размер уставного капитала вновь регистрируемого банка на день подачи ходатайства о государственной регистрации и выдаче лицензии на осуществление банковских операций устанавливается в сумме рублевого эквивалента 5 миллионов евро. Минимальный размер уставного капитала вновь регистрируемой небанковской кредитной организации на день подачи ходатайства о государственной регистрации и выдаче лицензии на осуществление банковских операций устанавливается в сумме рублевого эквивалента 500 тысяч евро.

    Банк России устанавливает предельный размер имущественных (неденежных) вкладов в уставный капитал кредитной организации, которые не могут превышать 20 % уставного капитала кредитной организации, а также перечень видов имущества в неденежной форме, которое может быть внесено в оплату уставного капитала.

    Не могут быть использованы для формирования уставного капитала кредитной организации привлеченные денежные средства.

    Органы управления. Органами управления кредитной организации наряду с общим собранием ее учредителей (участников) являются совет директоров (наблюдательный совет), единоличный исполнительный орган и коллегиальный исполнительный орган.

    Текущее руководство деятельностью кредитной организации осуществляется единоличным исполнительным органом и коллегиальным исполнительным органом.

    Единоличный исполнительный орган, его заместители, члены коллегиального исполнительного органа (далее — руководитель кредитной организации), главный бухгалтер кредитной организации, руководитель ее филиала не вправе занимать должности в других организациях, являющихся кредитными или страховыми организациями, профессиональными участниками рынка ценных бумаг, а также в организациях, занимающихся лизинговой деятельностью или являющихся аффилированными лицами по отношению к кредитной организации, в которой работают ее руководитель, главный бухгалтер, руководитель ее филиала.

    Порядок ведения бухучета, отчетности и аудита. Общие правила ведения бухгалтерского учета, представления финансовой и статистической отчетности, составления годовых отчетов кредитными организациями устанавливаются ЦБ РФ с учетом международной банковской практики. В настоящее время действует Положение ЦБ РФ от 05.12.02. «О правилах ведения бухгалтерского учета в кредитных организациях, расположенных на территории РФ».

    Отчетность кредитной организации подлежит ежегодной аудиторской проверке, организацией, имеющей лицензию на данную деятельность. Для организаций – аудиторов банковских холдингов и групп установлено дополнительное требование – аудиторская деятельность в течение не менее чем 2-х лет.

    Банковская тайна. Соблюдение режима конфиденциальности банковской информации – один из главных принципов деятельности к.о. во всем мире. Правовой режим банковской тайны установлен ст. 857 ГК РФ, Законом о ЦБ, Законом о банках. Режим банковской тайны должен соблюдаться бессрочно.

    Кредитные организации гарантируют неразглашение третьим лицам следующей информации:

    1. сведений о банковском счете и банковском вкладе;

    2. сведений об операциях по счету;

    3. сведений о клиентах банка, банках – корреспондентах и т.д.

    Сведения, составляющие банковскую тайну, могут быть предоставлены только самим клиентам или их представителям. Государственным органам и их должностным лицам такие сведения предоставляются исключительно в случаях и в порядке, предусмотренных законодательством.

    В случае неправомерного разглашения кредитной организацией сведений, составляющих банковскую тайну, клиент, права которого нарушены, может требовать от банка возмещения причиненных убытков.

    Особенности правового положения кредитных организаций по законодательству России

    Библиографическое описание:

    Ремезова, И. А. Особенности правового положения кредитных организаций по законодательству России / И. А. Ремезова. — Текст : непосредственный // Право: история, теория, практика : материалы V Междунар. науч. конф. (г. Санкт-Петербург, июль 2017 г.). — Санкт-Петербург : Свое издательство, 2017. — С. 22-25. — URL: https://moluch.ru/conf/law/archive/227/12752/ (дата обращения: 03.05.2021).

    

    В статье рассматриваются особенности правового положения кредитных организаций в Российской Федерации, роль кредитных организаций и их групп в финансовой системе страны.

    Ключевые слова: кредитная организация, банк, банковская кредитная организация, банковская группа, банковский холдинг

    В нынешних экономических условиях кредитные организации являются одним из важнейших участников финансового рынка во всем развитом мире, их деятельность обеспечивает удовлетворения потребностей субъектов гражданского оборота в финансовых ресурсах за счёт привлечённых денежных средств. Вместе с тем, кредитные организации целью своей деятельности ставят извлечение прибыли, а значит, являются субъектами предпринимательской деятельности и на них распространяются соответствующие положения гражданского законодательства. Эти обстоятельства предопределили необходимость особого правового режима таких субъектов, поэтому неслучайно то, что российский законодатель наделил кредитные организации особой, специальной правосубъектностью.

    Согласно ст. 1 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» (далее — Закон о банках) [1] кредитная организация — это юридическое лицо, которое для извлечения прибыли как основной цели своей деятельности на основании лицензии, выданной Центральным банком РФ, имеет право осуществлять банковские операции, закрепленные в федеральном законодательстве. Исследователи также отмечают, что «кредитная организация это экономико-правовая категория, которая представляет собой юридическое лицо, имеющее следующие общие черты: во-первых, работает на определенном сегменте финансового рынка — на кредитном рынке; во-вторых, работает с чужими (привлечёнными) денежными средствами и является институциональным инвестором или осуществляет отдельные банковские операции на условиях и в порядке, установленном специальным законом; в-третьих, является объектом контрольно-надзорных мер с целью обеспечения надёжности и законности деятельности» [2, с. 10].

    В литературе рассматриваются основные аспекты финансово-правового регулирования деятельности кредитных организаций:

    а) особенности регистрации и лицензирования кредитных организаций;

    б) порядок проведения проверок кредитных организаций;

    в) меры принуждения, применяемые Банком России к кредитным организациям;

    г) порядок принудительной ликвидации кредитных организаций [3].

    К этому перечню можно добавить особенности банкротства кредитных организаций и особенности регулирования банковских групп и холдингов.

    Действующее законодательство различает банковские и небанковские кредитные организации. Банковская кредитная организация (банк) имеет исключительное право осуществлять в совокупности следующие банковские операции: привлечение во вклады денежных средств физических и юридических лиц, размещение указанных средств от своего имени и за свой счет на условиях возвратности, платности, срочности, открытие и ведение банковских счетов физических и юридических лиц (ч. 2 ст. 3 Закона о банках). Банки, в свою очередь, подразделяются на банки с универсальной и базовой (относительно усеченной) лицензией.

    Небанковские кредитные организации, в свою очередь, на основании норм Закона о банках (ст. 1) и актов Банка России [4] делятся на депозитно-кредитные, расчетные и платежные в зависимости от спектра операций, которые они имеют право совершать.

    Несмотря на различия между видами кредитных организаций, деятельность всех подлежит лицензированию, причем урегулирован порядок лицензирования специальными нормами (а не Федеральным законом «О лицензировании отдельных видов деятельности» от 04.05.2011 N 99-ФЗ [5]). Обычным хозяйствующим субъектам, однако, не воспрещается передавать денежные средства взаймы: так, ФАС Уральского округа отметил, что действующее законодательство не предусматривает необходимости получения организацией лицензии при осуществлении деятельности по предоставлению займов; круг лиц, обладающих правом предоставления заемных денежных средств, законодательно не ограничен, а деятельность, связанная с выдачей займа, не может быть признана банковской исключительно на основании факта предоставления заемных денежных средств с получением при этом процентов за пользование займом [6]. Более того, 02 июля 2010 года был принят Федеральный закон N 151-ФЗ «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях» [6], который предоставил осуществления коммерческими организациями, не имеющими статуса кредитной организации, в качестве одного из основных видов своей деятельности привлечение займов и их последующую выдачу.

    Возрастает значение банковских групп и холдингов. Одним из последствий кризиса прошлого десятилетия явилось поглощения небольших банков более сильными конкурентами и, как следствие, к настоящему времени банковские группы занимают значительную часть финансового рынка, причем тенденция к сокращению количества кредитных организаций продолжается. Такое положение имеет как положительные, так и отрицательные стороны.

    С одной стороны, крупные субъекты легче переживают кризисные явления в экономике, поскольку увеличивается их гибкость и приспособляемость, увеличивается доступность к капиталу и уменьшение риска посредством диверсификации. Банковская группа позволяет диверсифицировать не только отдельные направления банковской деятельности, но и иную предпринимательскую деятельность банков, в том числе путем создания дочерних организаций, осуществляющих деятельность, запрещенную для банков (например, страхование, производство и торговля) [7].

    С другой стороны, даже крупные холдинги не бессмертны (не в последнюю очередь по причине высокорискованного характера своей деятельности), а последствия финансового неблагополучия крупного холдинга или группы гораздо серьезнее разорения множества мелких самостоятельных кредитных организаций, поэтому деятельность таких «гигантов» нуждается в особом механизме контроля с усилением публично-правового начала. В качестве наиболее существенных рисков банковской группы исследователи называют кредитный, процентный, валютный риски, риск потери ликвидности и риск деятельности группы в целом. Е. Б. Лаутс отмечает, что «их возникновение обусловлено наличием зависимости одних участников группы от других, что, с одной стороны, влечет предоставление услуг на более льготных условиях, а с другой стороны, лишает участников независимости в принятии решений, например, о выдаче кредита, о принятии средств в депозит, о снижении или, наоборот, увеличении процентных ставок по операциям» [7].

    В силу ст. 4 Закона о банках банковской группой признается не являющееся юридическим лицом объединение юридических лиц, в котором одно юридическое лицо или несколько юридических лиц (участников банковской группы) находятся под контролем либо значительным влиянием одной кредитной организации, которая признается головной по отношению к иным.

    В свою очередь, банковским холдингом признается не являющееся юридическим лицом объединение юридических лиц (участников), включающее хотя бы одну кредитную организацию, находящуюся под контролем одного юридического лица, не являющегося кредитной организацией (головная организация банковского холдинга), а также (при их наличии) иные юридические лица, не являющиеся кредитными организациями, находящиеся под контролем либо значительным влиянием головной организации банковского холдинга или входящие в банковские группы кредитных организаций — участников банковского холдинга, при условии, что доля банковской деятельности, определенная на основе методики Банка России, в деятельности банковского холдинга составляет не менее 40 процентов. Далее Закон устанавливает порядок определения доли банковской деятельности в деятельности банковского холдинга.

    Поскольку основной целью банковского регулирования и надзора является минимизация опасности консолидированных рисков банковских холдингов и групп, законодатель, учитывая опасность консолидированных банковских рисков, предъявляет особенно строгие требования к банковским группам и холдингам. Они в основном изложены в ст. 4 Закона о банках.

    Так, в частности, головная организация банковской группы, холдинга, обязана уведомить Центральный Банк РФ об образовании такой группы или холдинга. Такие группы и холдинги обязаны представлять особую отчётность и раскрывать информацию в соответствии с действующим законодательством.

    Причем за кредитной организацией, входящей в состав группы или холдинга, закреплена обязанность представить отчётность о деятельности как в Банк России, так и головной организации холдинга или группы (сведения о своих операциях и об операциях своих клиентов и корреспондентов). В свою очередь, головная кредитная организация банковской группы по формам, в порядке и сроки, которые определяются Банком России, составляет и представляет в Банк России отчетность, необходимую для осуществления надзора за кредитными организациями на консолидированной основе, а также иную информацию о деятельности банковской группы в соответствии с перечнем, установленным Советом директоров Банка России.

    Наконец, не так давно в российское законодательство была включена категория системно значимых кредитных организаций. Основными направлениями их регулирования явилась поддержка государства в случае проблем с финансовой устойчивостью, задействование механизма финансового оздоровления в случае угрозы несостоятельности (банкротства), а также увеличение надзорной нагрузки с учетом факторов дополнительных концентрированных рисков.

    Вместе с тем, к настоящему времени очевидно, что регулирования, установленного ст. 4 Закона о банках недостаточно, особенно с учетом того, что нормы корпоративного законодательства в части регулирования групп компаний и холдингов обычных юридических лиц в целом проработаны слабо.

    Представляется, что именно этот сегмент законодательства нуждается в настоящее время в наиболее пристальном внимании, комплексном, системном регулировании с учетом баланса частных и публичных интересов, экономического и правового опыта развитых зарубежных стран и современных российских реалий.

    Литература:

    1. Федеральный закон «О банках и банковской деятельности» от 02.12.1990 N 395–1-ФЗ // СПС КонсультантПлюс
    2. Щербак Н. В. Гражданско-правовое положение кредитных организаций: диссертация… кандидата юридических наук: 12.00.03. — Москва, 2002. — 198 с.
    3. Финансовое право: учебник для бакалавров / Б. Г. Бадмаев, А. Р. Батяева, К. С. Бельский и др.; под ред. И. А. Цинделиани. 3-е изд. М.: Проспект, 2016. 656 с. // СПС КонсультантПлюс.
    4. Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 08.02.2011 N Ф09–9382/10-С5. // СПС КонсультантПлюс.
    5. Федеральный закон «О лицензировании отдельных видов деятельности» от 04.05.2011 N 99-ФЗ // СПС КонсультантПлюс.
    6. Инструкции Центрального Банка Российской Федерации от 2 апреля 2010 г. N 135-И «О порядке принятия Банком России решения о государственной регистрации кредитных организаций и выдаче лицензий на осуществление банковских операций» // СПС КонсультантПлюс.
    7. Лаутс Е. Б. Правовое положение банковских групп и системно значимых кредитных организаций в банковской системе // Банковское право. 2016. N 2. С. 34–41.// СПС КонсультантПлюс.

    Основные термины (генерируются автоматически): банковская группа, кредитная организация, Банк России, банк, деятельность, юридическое лицо, банковская деятельность, группа, действующее законодательство, финансовый рынок.

    Похожие статьи

    Банковский контроль и надзор в деятельности Банка России

    Ключевые слова: Центральный банк, банковский контроль, деятельность банка России, кредитные организации, анализ банковского контроля, формы эффективности, показатели оценки эффективности.

    О соотношении

    банковского контроля и надзора в деятельности

    банковский надзор, Банк России, банковская деятельность, банк, финансовая стабильность, банковское регулирование, банковская система, установление требований, повышение эффективности… Правовое регулирование банковской деятельности

    Роль

    банковского надзора в обеспечении финансовой

    банковский надзор, Банк России, банковская деятельность, банк, финансовая стабильность, банковское регулирование, банковская система, установление требований, повышение эффективности…

    Правовое регулирование

    деятельности кредитных организаций

    Ключевые слова:коммерческие банки, валютное законодательство, банковская деятельность, кредитование, кредитные организации, небанковские кредитные организации, банковское законодательство.

    Роль специализированных

    финансовокредитных институтов…

    Россия, банк, банковская система России, Центральный Банк, банковская система, современная банковская система, Банк России, взаимосвязь элементов, юридическое лицо.

    Банковский контроль и надзор в деятельности Банка России.

    Банкротство

    кредитных организаций: сущность, причины, факторы

     Федеральный закон от 2 декабря 1990 года № 395–1 «О банках и банковской деятельности» [2]. Необходимость особого правового регулирования отношений, связанных с банкротством кредитных организаций, продиктована тем…

    Агентство страхования вкладов как важный элемент…

    банковский надзор, Банк России, Российская Федерация, Центральный банк, кредитная организация, банковский контроль, банковская деятельность, банковская система, банковское законодательство

    Анализ правового положения

    Банка России в финансовой

    центральный банк РФ, банковский контроль, банк, банковский надзор, деятельность, государственная власть, банковская система, Россия, РФ, финансовый рынок. Роль банковского надзора в обеспечении финансовой

    Совершенствование регулирования

    банковской системы России

    Ключевые слова:банковская деятельность, банковская система, финансовая система, регулирование, банковский контроль, устойчивость банковского сектора.

    Определение таково: банковская система России — это совокупность кредитных организаций, филиалов…

    Правовое положение Центрального Банка России курсовая по финансам

    МОРДОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.П.ОГАРЁВА Факультет юридический Кафедра государственного административного права КУРСОВАЯ РАБОТА на тему: «Правовое положение Центрального Банка (Банка России)» Автор курсовой работы Н.И. Гречишников Специальность 351200 «Налоги и налогообложение» Обозначение курсовой работы КР-2069965- -6-03 Руководитель работы Н. В. Смирнова Оценка______________ САРАНСК 2003 МОРДОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.П.ОГАРЁВА Факультет юридический Кафедра государственного административного права ЗАДАНИЕ НА КУРСОВУЮ РАБОТУ Студент Н.И. Гречишников группа 105 1. Тема «Правовое положение Центрального Банка (Банка России)» 2. Срок предоставления работы к защите ________________________________ 3. Исходные данные для научного исследования: периодическая печать, научная литература 4. Содержание курсовой работы: 4.1. Исторические особенности генезиса банковской системы России. 4.2. Гражданско-правовой статус Центрального Банка РФ. 4.3. Двойственность правовой природы Банка России. Руководитель работы ___________________________________Н. В. Смирнова подпись, дата Задание к исполнению принял: ________________________________________ дата подпись Введение. Вопрос о правовом статусе Банка России имеет практическое значение и поэтому его решение может существенно повлиять на организацию и эффективность функционирования банковской системы, а возможно, и на весь ход экономической реформы. И здесь нет преувеличения. Достаточно вспомнить о том, какую роль играет денежно-кредитная система в любой экономике. Тем более это справедливо для переходной экономики с ее спецификой. Скоротечность экономических преобразований, переход от огосударствленной экономики к экономике, построенной на различных формах собственности, отсутствие концепции реформ – все это стало причиной для воспроизводства той конструкции Центрального банка, которая закреплена в законодательстве и обнаруживает ряд недостатков. Процесс создания Центрального банка не мог не сказаться на его целях, организационно-правовой форме, структуре и функциях, вследствие чего ему уделяется внимание в настоящей работе. Как правильно отмечает Я.А.Гейвандов, «Централизованное управление денежно-кредитной системой Российской Федерации является одним из основополагающих элементов ее государственности. Вместе с тем правовое регулирование банковской системы и системы Банка России нельзя признать совершенным, в связи с чем их организация и функционирование порождают больше вопросов, чем ответов»1. Отсутствием сколько-нибудь значительных достижений на пути укрепления и развития банковской системы можно объяснить неослабевающий интерес ученых и практиков к этому вопросу. Проблема правового статуса Банка России вызывает многочисленные споры. 1 Гейвандов Я.А. Центральный банк Российской Федерации: юридический статус, организация, функции, полномочия. М., 1997. С. 206. При изучении проблемы определения правого статуса Центрального банка акцент ставится на различных ее аспектах. Особое внимание уделяется таким вопросам как соотношение «независимости» и «подотчетности» Центрального Банка в рамках рассмотрения более общего вопроса о правовом статусе и месте Центрального банка в системе органов государственной власти. Часто в литературе поднимается вопрос о гражданско-правовом статусе Центрального банка как юридического лица, делаются попытки определить его организационно-правовую форму, а также дать характеристику прав на закрепленное за ним имущество. В рамках небольшого исследования невозможно подробно остановиться на абсолютно всех аспектах существующей проблемы определения правового статуса Банка России, в связи с чем автор остановился на наиболее, по его мнению, актуальных и интересных. 1. Исторические особенности генезиса банковской системы России. Как уже указывалось, на целях, организационно-правовой форме, структуре и функциях Центрального банка РФ в современном его состоянии в значительной мере сказался процесс его создания. Макарова Я.М., исследуя вопрос о том, какой статус — публично- правовой или частноправовой, был присущ центральным банкам (и в частности, отечественному) изначально, рассматривает исторические особенности генезиса банковской системы России, послужившие предпосылками для формирования основных черт отечественного Центрального банка, отнеся к ним такие как, во-первых, более позднее становление банковской системы, чем в ведущих зарубежных странах; во- вторых, создание ее (системы) преимущественно за счет государства (большинство кредитных организаций были казенными). Анализ функционирования центрального банка в различные исторические периоды (в дореволюционной России, в советское время, на современном этапе) позволили выделить Макаровой Я.М. две генетические особенности отечественного Центрального Банка: 1. изначально создан государством в распорядительном порядке; 2. превалирование публично-правовых функций над частноправовыми2, то есть выступление Банка в качестве одного из органов государственного управления. Соответственно, как указывает Макарова Я.М., отечественный Центральный Банк со времени своего создания в 1860 году, до недавнего времени характеризовался более как государственная структура, непосредственно кредитующая правительство, а также прямо кредитующая промышленность и сельское хозяйство, и лишенная в своей деятельности какой-либо самостоятельности. 2 Макарова Я.М. Проблемы правового положения Центрального Банка Российской Федерации как юридического лица. Ав-реф. М. 2001. С.12. Принцип независимости Центрального банка получает закрепление на высшем законодательном уровне: в статье 75 Конституции РФ от 12.12.1993 года6. В середине 1990-х годов Банк России создал системы надзора и инспектирования коммерческих банков, а также валютного регулирования и контроля. 1990 год по праву можно назвать революционным для российской банковской системы. Именно тогда она получила самостоятельность от банковской системы СССР, тогда были образованы основные банковские институты, приняты основные нормативные акты в этой сфере и, самое главное, осуществлен радикальный переход от единой централизованной банковской системы к ее двухуровневой организации. Реформа банковской системы была логично увязана с теми задачами, которые стояли перед экономикой в целом. Такое начало естественно предполагало свое развитие, поскольку сам факт устройства новых порядков конечно же ещё не обеспечивает их жизненность. Причем общее направление такого развития, как указывает Д.В.Нефедов, должно заключаться в увеличении гражданско- правовых элементов и связей участников банковской системы, в развитии интереса и диспозитивных контактов между всеми без исключения участниками кредитного финансового рынка. Однако в настоящее время направленность банковского законодательства остается в основном прежней дореформенной. Более того, принимаемые в этой области нормы не только не укрепляют ее коммерческую сущность, а, наоборот, ориентированы на отказ от уже достигнутых гражданских способов управления банками. Пожалуй, самую неблаговидную роль здесь сыграл Закон РФ «О внесении изменений в Закон о Центральном банке (Банке России)», в котором совершенно очевидно прослеживается ориентация на увеличение количества нормативов, устанавливаемых ЦБ для коммерческих банков, укрепление его 6 Российская газета N 197, 25.12.1993 года. влияния и контроля за всей банковской системой через многочисленные контрольные функции и нормативное воздействие на коммерческие банки7. 7 Нефедов Д.В. Основные направления совершенствования банковской системы// Труды конференции. 10 лет кафедре коммерческого права. Актуальные проблемы науки и практики коммерческого права. СПб., 1995. С. 94. 2. Гражданско-правовой статус Центрального Банка РФ. 2.1 Проблема определения организационно-правовой формы Центрального банка РФ, как юридического лица. Общим признаком, характеризующим правовое положение Банка России, независимо от того, в каком качестве он выступает, осуществляя возложенные на него функции, является предоставленный ему Федеральным законом РФ от 26.04.1995 года №65-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР «О Центральном банке (Банке России)» статус юридического лица. Однако ни данный Закон, определяющий что центральный Банк является юридическим лицом (статья 2), ни другие принятые после него федеральные законы не устанавливают для него организационно-правовой формы юридического лица. По разным мнениям, нашедшим отражение в юридической литературе, по своей организационно-правовой форме он представляет собой:  унитарное предприятие;  государственное учреждение;  государственную корпорацию. Центральный банк – унитарное предприятие (доводы «за» и «против»). Существование данной точки зрения обусловлено некоторыми историческими предпосылками. Так, действовавшие до 1995 года Закон РСФСР от 02.12.1990 года № 394-1 «О Центральном банке РСФСР (Банке России)» и Устав Банка России, утвержденный Постановлением Президиума Верховного Совета РСФСР от 24.07.1991 года закрепляли за Банком России имущество на праве хозяйственного ведения. В результате были созданы Согласно статье 2 Закона о Центральном банке собственником имущества Банка является Российская Федерация. Однако собственник не финансирует Банк России, который не является бюджетной организацией и осуществляет свои расходы за счет собственных средств (пункт 2 статьи 2 Закона). Но как отмечает Гейвандов Я.А.: «Осуществление Банком России своих расходов за счет собственных средств вовсе не противоречит ст.ст.50 и 120 ГК РФ, так как согласно ст.298 ГК РФ: «если в соответствии с учредительными документами учреждению предоставлено право осуществлять приносящую доходы деятельность, то расходы, полученные от такой деятельности, и приобретенное за счет таких доходов имущество поступают в самостоятельное распоряжение учреждения и учитываются на отдельном балансе». Поэтому осуществление Банком России расходов за счет собственных средств не опровергает, а, наоборот, подтверждает, что из ныне существующих организационно-правовых форм ему, как и другим государственным органам, более всего соответствует государственное учреждение»11. Учреждение согласно пункту 2 статьи 120 ГК РФ отвечает по своим обязательствам, находящимися в его распоряжении денежными средствами, а при их недостаточности собственник имущества учреждения несет субсидиарную ответственность по долгам учреждения. Однако государство не отвечает по долгам Центрального банка, а Банк не отвечает по обязательствам государства, если иное не установлено федеральным законом (часть 5 статьи 2 Закона), на что указывает А.И.Муранов12. Центральный банк – государственная корпорация. В связи с внесением изменений в Федеральный закон от 12.01.1996 года № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях» в литературе высказано мнение об отнесении Банка России к государственным корпорациям13. Ряд 11 Гейвандов Я.А. Какой Центральный Банк нужен Российской Федерации? //Государство и право. 1999. №8. С. 20. 12 Указанное соч. 13 Минин С.В. К вопросу о правовом статусе Центрального банка Российской Федерации// Деньги и кредит. 1999. № 11. положений Закона о Центральном банке корреспондирует нормам Закона «О некоммерческих организациях». Так, Банк России учрежден Российской Федерацией на основе имущественного взноса (имущество Госбанка СССР перешло к Банку России14), Банк России создан на основе Закона о Центральном банке, Банк не имеет членства, Банк в настоящее время не имеет уставных документов, — все это соответствует требованиям статьи 7.1 Закона «О некоммерческих организациях». Веским доводов против представленной точки зрения является то, что Центральный банк не является собственником, закрепленного за ним имущества, которое в соответствии со статьей 2 Закона о Центральном банке является собственностью Российской Федерации. Макарова Я.М. предлагает свое определение организационно-правовой формы Банка: «Банк России – государственная корпорация с особым конституционно-правовым статусом, учрежденная Российской Федерацией для осуществления защиты и обеспечения устойчивости рубля, наделенная исключительным правом эмиссии на территории Российской Федерации и осуществляющая свои функции независимо от органов государственной власти. Имущество, переданное Банку России, является его собственностью»15. Как видно, данное определение устраняет высказанное выше замечание относительно невозможности признания за Центральным банком статуса государственной корпорации. Подводя итог дискуссии необходимо отметить следующее. Принципиальным выводом является тот, что, Банк России, будучи наделенным властными полномочиями в сфере правления банковской системой не может являться коммерческой организацией, то есть организацией основной целью деятельности которой, в соответствии со статьей 50 ГК РФ, является извлечение прибыли. 14 Постановление Верховного совета РСФСР от 22.11.1991 года «О финансово-кредитном обеспечении экономической реформы» и реорганизации банковской системы РСФСР»// Ведомости съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 48. Ст.1667. 15 Макарова Я.М. Проблемы правового положения Центрального Банка Российской Федерации как юридического лица. Ав-реф. М. 2001. В соответствии с действующим в настоящее время законодательством за Центральным Банком не может быть однозначно (без оговорок) признана никакая из вышерассмотренных организационно-правовых форм. Но ближе всех Центральный банк, именно в силу закрепленных за ним имущественных прав, подпадает под определение государственного учреждения. Определение же Центрального банка в качестве государственной корпорации потребует внесения соответствующих изменений в Закон о Центральном банке. 2.2 Определение имущественных прав Банка России в отношении закрепленного за ним имущества. Как представляется, одной из важнейших целей установления организационно-правовой формы Центрального банка, является определение имущественных прав Банка в отношении закрепленного за ним имущества, а также принципов наступления гражданско-правовой ответственности Центрального банка и возможности (или невозможности) ответственности Банка России по обязательствам Российской Федерации. Как отмечает Я.А.Гейвандов: «Все те особенности, которые установлены в Федеральном Законе «О Центральном банке РФ (Банке России)» в отношении закрепленного за ним имущества, в полной мере корреспондируют с соответствующими конституционными нормами»16. В соответствии с частью 4 статьи 214 ГК РФ, имущество, находящиеся в государственной собственности, закрепляется за государственными учреждениями во владение, пользование и распоряжение в соответствии с ГК 16 Гейвандов Я.А. Какой Центральный Банк нужен Российской Федерации?//Государство и право. 1999. №8. С. 22. 3. Двойственность правовой природы Банка России. 3.1 Дискуссия о соотношении публичных и частноправовых начал в сфере регулирования банковской деятельности в России. В настоящее время на страницах юридической литературы достаточно часто встречаются публикации, в основу которых положен тезис о чрезмерной централизации банковской системы в России и концентрации (монополизации) всей полноты власти в Банке России. Однако высказывается и совершенно противоположная точка зрения. Основная дискуссия сводится к следующему: сохранить ли в России централизованную банковскую систему, управляемую федеральными государственными органами, или передать часть государственных полномочий некоммерческим объединениям кредитных организаций. Здесь в очередной раз возникают проблемы соотношения публичных и частноправовых начал в сфере общественных отношений, включая экономические. Необходимо заметить, что проблемы публичного и частного в экономике вызывали интерес задолго до начала экономических преобразований в современной России. Например, известный русский ученый профессор И.А.Покровский, отнюдь не являвшийся сторонником усиления роли государства в жизни общества, в опубликованной в июне 1917 года работе подчеркивал сложность формулирования каких-либо однозначных выводов в пользу использования в экономике частного или публично правового метода государственного регулирования. Более того, по его мнению, «вопрос о перестроении экономических отношений по началам публично-правовой централизации только поставлен ХIХ веком на обсуждение; решение же его, очевидно, не есть дело сегодняшнего или завтрашнего дня». В то же время И.А.Покровский считал, что по мере развития общества в одной области — право частное сменяется публичным, в другой — публичное частным. Причем если «в области экономических отношений все более и более усиливается активное вмешательство государства, то, напротив, в старом вопросе о свободе религиозного исповедания торжествует противоположный принцип — принцип свободы и неприкосновенности…»18. Однако и в наше время проблемы соотношения публично-правовых и частноправовых начал в механизме регулирования экономических отношений в России окончательно не решены. Как и сто лет назад, упомянутые проблемы являются лишь предметом научных дискуссий. В результате в течение длительного времени не используются все те возможности регулирования денежно-кредитной сферы, которые могли бы быть основаны на разумном сочетании государственно-правовых, административных и гражданско-правовых форм, методов и средств. Такой подход позволил бы обеспечить соблюдение приемлемого баланса между общественными и частными интересами, создал бы больше предпосылок для стабилизации отечественной экономики и общества в целом. 3.2 Особенности правового статуса Центрального банка Российской Федерации. Правовой статус Банка России имеет свои особенности. С одной стороны, он является юридическим лицом (статья 2 Закона о Центральном банке) и может совершать определенные гражданско-правовые сделки с коммерческими банками и государством (бюджетом) (статьи 16 – 18 указанного закона). С другой – он же наделен широкими властными 18 Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М., 1998. С. 44-48. полномочиями по управлению денежно-кредитной системой Российской Федерации (статьи 5, 10 – 14, 19 – 33 указанного закона). Таким образом, Банк России имеет двойственную правовую природу. Он одновременно является органом государственного управления специальной компетенции и юридическим лицом, осуществляющим хозяйственную деятельность. Осуществление Банком России хозяйственной деятельности и выполнение им одновременно административно-контрольных полномочий не происходит независимо друг от друга. Заключая гражданско-правовые сделки с коммерческими банками в целях реализации своего хозяйственного интереса и получения прибыли (продажа государственных облигаций, переучет векселей и т.д.), он, прежде всего, оказывает тем самым соответствующее целенаправленное воздействие на развитие системы кредитных учреждений и определяет кредитную политику в государстве. Условия, на которых заключаются такие сделки, вырабатываются Банком России в рамках общей государственной денежно-кредитной политики. По сути дела, управление денежно-кредитной системой РФ БР производит двумя способами: во-первых, с помощью властных предписаний, во-вторых, экономическими методами, то есть путем совершения различных сделок с коммерческими банками, другими организациями. Главной особенностью правового положения Банка России в настоящее время является то, что осуществление его административных прав и хозяйственной деятельности подчинено решению одной и той же задачи – управлению кредитной системой19. Выполнение абсолютно всех административных полномочий по управлению кредитной системой законодательство возложило только на ЦБ РФ. Законодательство предоставило Банку России право издавать нормативные акты по вопросам, отнесенным к их компетенции, обязательные 19 Ефимова Л. Правовая природа Центрального банка Российской Федерации// Хозяйство и право. 1994. № 5. С. 18. государства. Банк де Франс обладает исключительным правом кредитной и налично-денежной эмиссии. Аппарат Банк де Франс обеспечивает деятельность Комитета по банковской регламентации Комитета по кредитным учреждениям, в том числе готовит проекты решений указанных органов управления кредитной системой Франции, а после их утверждения воплощает в жизнь. Таким образом, система органов управления кредитными учреждениями Франции построена таким образом, чтобы соблюдалось своеобразное разделение властей, в котором Банк де Франс отведена роль исполнительного органа. Однако точку зрения Л.Г.Ефимовой разделяют не все ученые. Так Я.А.Гейвандов в своей статье указывает на то, что «практика рыночных реформ в стране показала, что многие общественно значимые задачи невозможно решать вне государственно-правового механизма. В особенности это касается денежно-кредитной сферы. Однако важно не переступить ту грань, за которой государственное регулирование переходит в свою противоположность – управление экономикой исключительно административными методами. В то же время необходимо проявлять крайнюю осторожность и не допустить полного перехода к гражданско- правовым средствам государственного воздействия на экономику»21. Тенденции, свидетельствующие о наличии такой «опасности», по мнению некоторых авторов, стали реальностью. Так, И.Л.Бачило отмечает: «В идеологии руководителей исполнительной власти заметно влияние установок на понимание государственного управления, государства в целом в качестве организации, реализующей определенный вид услуг. Отсюда ориентация на усвоение методов цивилистического характера структурами исполнительной власти. Такие институты, как лицензирование, регистрация, сертификация, становятся источником дохода, а не контроля, учета и регулирования. 21 Гейвандов Я.А. О соотношении публичных и частно-правовых начал в сфере регулирования банковской деятельности //Банковское право. 2001. № 1. С. 12. Получает жизнь модель государственной услуги, и государственный аппарат превращается в цивилистическую структуру»22. К.К.Лебедев также придерживается мнения о том, что существующая ныне в России банковская система является достаточно сложной и гибкой, адаптированной к требованиям современной рыночной экономики. При этом, по его мнению, существование банковской системы в ее нынешнем виде ни в коей мере не препятствует развитию гражданско-правовых отношений в банковской сфере, что подтверждается как общей картиной кредитно-расчетных правоотношений, так и выбранными произвольно фактами совершения отдельных кредитных сделок, пассивных и иных банковских операций, расчетно-кассового обслуживания граждан и организаций23. В условиях рыночного хозяйства центральные банки воздействуют на экономику с помощью инструментов учетной политики, политики минимальных резервов и политики открытого рынка. Таким способом они регулируют соотношение спроса и предложения кредитных ресурсов в целях обеспечения стабильности функционирования денежных и финансовых систем своих стран. Экономическая реформа, направленная на создание в РФ рыночного хозяйства, предопределила необходимость применения данных инструментов и ЦБ РФ. Однако неразвитость рыночных отношений и институтов в экономике России, преобладание в ней государственного (нерыночного) сектора существенно ограничили возможности полномасштабного использования подобного инструментария для реализации денежно- кредитной политики ЦБ РФ. Учитывая это, Банк России был вынужден сохранять прямой контроль за движением и распределением денежно- кредитных ресурсов в стране посредством централизованного кредита, 22 О некоторых актуальных проблемах административного права (По материалам «Лазаревских чтений»)/Государство и право. 1997. № 6. С. 8. 23 Лебедев К.К. Правовое регулирование банковской деятельности// Коммерческое право: Учебник. Под ред. В.Ф.Попондопуло, В.Ф.Яковлевой. СПб., 1998. С. 192. предоставляемого правительству и коммерческим банкам. В этом совмещении рыночных и нерыночных инструментов проявились особые условия переходного периода в реализации денежно-кредитной политики ЦБ РФ в 1992 года. На сегодняшний день централизованный кредит стал основным инструментом воздействия БР на денежную массу и экономику в целом. Первоначально предполагалось, что удорожание централизованного кредита ограничит возможности производителей и торговых посредников в накоплении избыточных товарных запасов и тем самым увеличит предложение товаров на рынке, стабилизирует товарные цены, заставит производителей решать свои финансовые проблемы за счет повышения эффективности производства и снижения себестоимости продукции. Однако эффективному использованию такого инструмента, как централизованный кредит, препятствует деформированная структура современной российской экономики, преобладание государственной собственности и вытекающее отсюда искажение экономической роли кредита, поступающего в государственный сектор. Кредиты, предоставляемые Банком России коммерческим банкам, также не выполняют в полной мере своей роли, так как высокий уровень инфляции и неопределенность экономической конъюнктуры способствуют использованию значительной их доли в сфере торговли, что затрудняет воздействие денежно-кредитной политики Банка России на развитие сферы производства. Интересна проблема подчиненности Банка России. В начале 90-х годов законодательство установило, что Банк России подотчетен Верховному Совету РФ и независим от распорядительных и исполнительных органов государственной власти при решении вопросов, входящих в компетенцию БР. Ранее главный банк государства и вся кредитная система подчинялись непосредственно правительству, органу исполнительной власти. Многие авторы тогда решительно высказывались за изменение подотчетности путем введения в «законодательный» орган управления кредитной системой министра финансов РФ. Заключение. Подводя итог рассматриваемой проблеме необходимо отметить следующее. Рассмотрение вопросов реформирования банковской системы в настоящее время идет по пути дальнейшего усиления властных командно- распорядительных полномочий Центрального банка РФ, в рамках действующего принципа независимости Центрального банка. Такая точка зрения имеет достаточное количество исторических предпосылок, поскольку именно в этом направлении шло развитие банковской системы России. Но с переходом к рыночной экономике, провозглашением принципа демократии, представляется, что развитие принципа жесткого государственного регулирования и контроля в банковской системе будет противоречить общим принципам гражданско-правового регулирования и тормозить дальнейшее развитие экономической системы Российской федерации. Банковская сфера как и любая другая отрасль экономики имеет свои особенности, но наличие этих особенностей не означает, что для регулирования правоотношений, возникающих в банковской системе и с участием банков, должны быть использованы какие-то особые, более жесткие методы правового регулирования. Преобладание методов административно-командного управления в банковской системе не обусловлено особенностями банковской сферы, а является наследием советского периода, от которого сейчас необходимо отказаться. Банковской отрасли права, как любой частноправовой отрасли, присущи диспозитивные методы управления, использование которых создаст дополнительные условия для развития банковской деятельности. Построение банковской системы на принципах саморегулирования, с использования диспозитивных методов управления уже нашло свое воплощение, например, в банковской системе США. Данный вывод не требует слепого копирования и переноса уже существующей в отдельно взятом государстве банковской системы на российскую почву. Но рассмотрение и применение отдельных принципов этой системы при проведении реформы в банковской сфере возможно и необходимо.

    правовое положение. Филиалы, представительства иностранных юридических лиц»

    ПРОГРАММА

     1. ООО, филиал, представительство с иностранными инвестициями: правовые аспекты и способы правовой защиты инвестиций иностранных участников.
     
     2. Формирование уставного капитала иностранными участниками общества.
     
    3. Органы управления ООО, участником которого является иностранное лицо (физическое или юридическое).

    4. Защита интересов Общества и баланс интересов ООО и иностранного участника: отражение в Уставе: практические совет.

    5. Налогообложение и система льгот для организаций с иностранными инвестициями в России: общая характеристика и практические советы.

    6. Правовая защита интересов российской организации и интересов иностранных инвесторов: аспекты и судебная практика.

    7. Филиал и представительство иностранной организации. Особенности и сложности. Понятие «обособленного подразделения» и особенности документооборота между «головной» компанией и филиалом (представительством).

    8. Активы иностранной организации: товарные знаки и недвижимость. Аспекты регистрации и защиты. 

    9. Аккредитация представительств и филиалов: правовые аспекты, возможные проблемы и пути их разрешения.

    10. Актуальные проблемы деятельности российских организаций с иностранным участником и филиала иностранной компании на территории Российской Федерации: обсуждение и решение проблем.

     Ответы на вопросы. Разбор ситуаций
     
    ! Предварительная подготовка: Желательно заранее прислать наиболее острые и волнующие вопросы из тех, что будут освещаться на семинаре. Это сэкономит время и сделает семинар более практичным.
     
    Методы и формы работы
    Занятия проводятся в режиме интенсивного взаимодействия ведущего и участников. Используются работа в малых группах, мозговой штурм, наглядные материалы. Моделируются ситуации, в которых участники будут ощущать действие тех же факторов, с которыми они сталкиваются или могут столкнуться на работе. В ходе последующего обсуждения участники не только наблюдают, анализируют, делают выводы и получают необходимую теоретическую информацию, объясняющую их непосредственный практический опыт, но и соотносят с помощью ведущего свой имеющийся и полученный опыт и знания.
     
    В стоимость входят кофе-паузы, раздаточные материалы, сертификат,  др. Бесплатно содействуем в бронировании гостиницы для иногородних участников.

    Чегринец Е.А. «Конституционно-правовой статус Центральных банков Европейского Союза»

    КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВОЙ СТАТУС ЦЕНТРАЛЬНЫХ БАНКОВ ЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА
    (НА ПРИМЕРЕ ЕВРОПЕЙСКОЙ СИСТЕМЫ ЦЕНТРАЛЬНЫХ БАНКОВ)
    Автореферат диссертации на соискание ученой степени к.ю.н.
    Москва – 2001

     

    I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

    Актуальность темы исследования. С принятием на всенародном референдуме Конституции Российской Федерации 1993 г. в российском праве получила закрепление абсолютно новая для него концепция — концепция независимого центрального банка. Впервые в российской истории п. 2 ст. 75 Конституции России закрепил, что Центральный Банк Российской Федерации (Банк России) в своей деятельности по защите и поддержанию стабильности рубля «независим от других органов государственной власти».

    Однако, в российской науке до сих пор не сформировалась более или менее общепринятая точка зрения на место Центрального Банка в государственном механизме Российской Федерации и на содержание концепции независимого центрального банка.

    Представляется, что при формировании конституционной концепции роли и места Центрального Банка среди других органов государственной власти России, важнейшим аспектом которой является его конституционно закрепленная независимость, необходимо учитывать мировой опыт, который поможет определить содержание и основные элементы этой концепции.

    Договор о Европейском Союзе, принятый в 1992 г., содержит в себе положения, направленные на создание Экономического и Валютного Союза (ЭВС) в рамках Европейского Союза. ЭВС предполагает не только высокую степень экономической интеграции, но и создание единой европейской валюты и Европейской Системы Центральных Банков. Она состоит из Европейского Центрального Банка и национальных центральных банков государств-членов ЕС. Ст. 108 и ст. 109 Договора об учреждении Европейского Сообщества, являющегося составной частью Договора о Европейском Союзе, предусматривают, что и Европейский Центральный Банк, и центральные банки государств-членов ЕС должны быть независимыми.

    Дополнительный интерес Европейской Системе Центральных Банков придает и тот факт, что это образование будет определять и осуществлять единую кредитно-денежную политику на территории государств-членов ЕС, перешедших на единую валюту, а также управлять единой валютой. Таким образом, впервые в истории эти традиционные полномочия суверенных государств переданы от национальных иным органам.

    Степень изученности поставленных в диссертационном исследовании вопросов в российской науке конституционного права в настоящее время представляется явно недостаточной, что связано как с новизной тенденции конституционализации центральных банков, так и с высоким динамизмом и сложностью интеграционных процессов в ЕС.

    <…>

    В соответствии с итогами проведенного исследования и выводами из него на защиту выносятся следующие положения:

    1. В настоящее время в конституционном праве проявилась тенденция правовой институционализации центральных банков в основных законах и закрепления непосредственно в конституциях основ правового статуса центральных банков.

    Конституционные основы правового статуса центральных банков носят системный характер и включают следующие элементы: цели создания центрального банка; основные задачи и функции центрального банка; порядок формирования руководящих органов центрального банка; срок полномочий руководящих органов центрального банка; отдельные, имеющие основополагающее значение для государства и общества предметы ведения и полномочия центрального банка; взаимоотношения центрального банка с парламентами и другими органами государственной власти.

    2. Наряду с тенденцией закрепления основ правового статуса центральных банков, отчетливое выражение в конституциях последнего поколения получает тенденция конституционного провозглашения независимости центральных банков. Это приводит к усложнению и детализации конституционно-правовых средств обеспечения независимости центральных банков, что обуславливает конституционное закрепление основных компонентов независимости центральных банков, а их подотчетности, как формы демократического контроля.

    3.  Европейская Система Центральных Банков по своей сущности представляет собой иерархическую комплексную систему отношений, складывающихся между Европейским Центральным Банком и центральными банками государств-членов ЕС по поводу достижения целей и задач, поставленных перед Европейской Системой Центральных Банков. Главенствующая роль в этих отношениях принадлежит Европейскому Центральному Банку.

    4.  Европейский Центральный Банк является органом, обладающим всеми признаками независимого центрального банка. Он определяет и осуществляет единую денежную политику во всех государствах-членах ЕС, перешедших на третий этап Экономического и Валютного Союза, и осуществляет денежную эмиссию.

    Европейский Центральный Банк является центральным банком с чрезвычайно высокой степенью независимости, элементы которой закреплены в нормативных актах, носящих конституционно-правовой характер. Важнейшими конституционно-правовыми средствами обеспечения независимости этого центрального банка являются следующие пять принципов: целевая автономия; функциональная автономия; институционально-финансовая автономия; личная автономия; юридическая автономия.

    5. Центральные банки государств-членов ЕС, которые перешли на третий этап Экономического и Валютного Союза, в настоящее время юридически находятся в подчиненном положении по отношению к Европейскому Центральному Банку. Это выражается в возложении на Европейский Центральный Банк ряда функций, принадлежавших ранее центральным банкам государств-членов ЕС, а также в том, что такие центральные банки государств-членов ЕС должны осуществлять свою деятельность под руководством и в соответствии с указаниями руководящих органов Европейского Центрального Банка.

    6. Последнее пятилетие привело к гармонизации такого элемента конституционно-правового положения центральных банков государств-членов ЕС, как целевая автономия. Такая гармонизация была вызвана необходимостью привести правовое положение таких центральных банков в соответствие с положениями статей 108 и 109 Договора.

    В то же время можно отметить тенденцию существенного усиления функциональной автономии центральных банков тех государств-членов ЕС, которые перешли на третий этап Экономического и Валютного Союза, от органов власти таких государств. Одновременно сэтим, у таких центральных банков отсутствует функциональная автономия по отношению к Европейскому Центральному Банку.

    <…>

    П. СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

    Структура работы обусловлена поставленными перед ней целями. Диссертационное исследование состоит из введения, трех глав, заключения и приложения.

    Во введении обосновывается актуальность избранной темы, определяются цель и предмет исследования, его теоретическая, нормативно-правовая и информационная основа, указывается научная новизна и практическая значимость диссертации, формулируются положения, выносимые диссертантом на защиту.

    Первая глава «Конституционно-правовой статус центральных банков современных государств (сравнительно-правовой анализ)» посвящена анализу конституционно-правового регулирования правового положения центральных банков зарубежных стран. В данной главе обстоятельно исследуется вопрос о характере, формах и содержании процесса конституционализации центральных банков. Особое внимание в этой главе уделено изучению причин возникновения, структуре и методам конституционно-правового регулирования такого элемента правового статуса многих центральных банков в зарубежных странах, как их независимость.

    Глава начинается рассмотрением первом параграфе первой главы вопроса проблемы правовой дефиниции центральных банков и их функций.

    После анализа целого ряда определений понятия «центральный банк», предложенных российскими и зарубежными исследователями, автор выделил несколько характерных черт, свойственных подавляющему большинству центральных банков. Во-первых, центральный банк является особым органом государственной власти для которого свойственно сочетание публично-правовых и частно­правовых аспектов. Другой характерной чертой центральных банков являются присущие центральным банкам специфические властные функции.

    Объем этих функций определяется различными учеными по-разному. Автор выделяет следующие функции, наличествующие у всех центральных банков:

    1) проведение кредитно-денежной политики государства;

    2) функция обеспечения стабильности национальной банковской системы;

    3)  функция контроля за деятельностью кредитно-банковских учреждений;

    4)  эмиссионная функция;

    5)  функция банка правительства;

    6) функция организации и контроля за обеспечением функционирования системы платежей.

    Выделив основные черты и функции, характерные для центральных банков, во втором параграфе первой главы автор подробно рассмотрел тенденцию конституционализации правового положения центральных банков. Утверждая, что законодательное закрепление правового положения, целей, функций и структуры центрального банка характерно для всех государств, в которых существуют центральные банки, диссертант отмечает, что для некоторых из них свойственно и конституционно-правовое регулирование тех или иных элементов правового положения центральных банков. Проведенное автором исследование показывает, что на март 2000 г. по меньшей мере 54 конституции содержали положения, регулирующие те или иные элементы правового статуса центральных банков, включая основные законы таких государств, как Россия, Украина, Швеция, Финляндия, Великобритания, ФРГ, Португалия, Кипр, Босния и Герцеговина, ЮАР, Намибия, Нигерия, Аргентина, Филиппины, Парагвай, Бразилия, Эквадор, Хорватия, Эфиопия, Эритрея, Мексика и Польша. Таким образом, те или иные элементы правового положения более, чем четверти центральных банков мира закреплены в конституциях соответствующих государств.

    Тот факт, что не менее 36 из них были приняты в период с 1990 по 2000 год, и не менее, чем в 10, соответствующие положения конституций были в той или иной степени изменены в тот же период, а еще не менее 5 были приняты между 1980 и 1989 годами, показывает, что, несмотря на то, что впервые попытки конституционно-правового регулирования центральных банков имели место в первой половине и в середине двадцатого века, именно тенденции развития конституционного права последних двух десятилетий позволяют нам говорить о тенденции конституционализации центральных банков.

    Это явление было отмечено целым рядом видных отечественных и зарубежных ученых-конституционалистов. Появление такого нового объекта конституционно-правового регулирования, как правовое положение центральных банков не является чем-то необъяснимым. По мере развития центральных банков усиливается та роль, которую играют эти институты в жизни общества и государства и, в частности, в сфере экономики. А изменение экономического базиса называется некоторыми учеными одной из причин усложнения конституционного регулирования.

    Объем правового регулирования центральных банков, закрепленный в конституциях различных государств, является разным. Целый ряд конституций просто называет в том или ином контексте сам факт существования центрального банка. Такой минимальный подход в целом не типичен для конституционно-правового регулирования правового положения центральных банков. Большинство конституций, регламентирующих вопросы, связанные с центральными банками, не только предусматривают нормы, либо закрепляющие факт существования центрального банка, либо требующие его образования, но и предусматривают форму нормативного акта, в котором должно закрепляться правовое положение центрального банка.

    Важнейшим аспектом правового положения центральных банков, который достаточно часто подлежит конституционно-правовому регулированию, является определение цели деятельности центрального банка. Цель деятельности может определяться как прямо, так и путем указания на то, что за осуществление определенной деятельности центральный банк несет ответственность. Большинство конституций считают такой целью борьбу с инфляцией.

    Кроме того, конституции уделяют большое внимание полномочиям и функциям центральных банков. К таким функциям, закрепленным на конституционно-правовом уровне относятся: эмиссионная функция, функция по осуществлению, а иногда и определению, денежной политики государства; а также надзорная функция центральных банков.

    Другим аспектом конституционно-правового положения центральных банков, который достаточно часто регулируется конституциями, является система руководящих органов центральных банков. При этом конституции могут просто перечислять такие высшие органы, но могут и более подробно останавливаться на их полномочиях, требованиях к квалификации, сроку полномочий и порядке назначения их членов.

    В этом ряду одним из самых распространенных аспектов конституционно-правового положения центральных банков, который подробно регулируется значительным числом конституций, является вопрос о назначении высших должностных лиц центральных банков. Существует несколько вариантов формирования руководящих органов центральных банков, определенных в различных конституциях.

    Прежде всего, в ряде государств руководящие органы центральных банков назначаются парламентами соответствующих государств.

    Другим вариантом является их назначение главами государств или главами исполнительной власти соответствующих государств.

    Третьим вариантом является принятие совместного решения, как органом законодательной власти, так и главой государства. Обычно в этом случае кандидатуры на замещение постов в руководящих органах центральных банков одобряются парламентом, а вслед за этим утверждаются главой государства.

    Еще один существенный аспект правового положения центральных банков, все чаще закрепляется конституционным правом. Это -независимость центральных банков. Естественно, что не все центральные банки являются независимыми, однако в силу целого ряда экономических и правовых причин в настоящее время многие государства учредили независимые центральные банки. Цели появления независимых центральных банков, структура и конституционно-правовые гарантии независимости центральных банков исследованы в третьем параграфе первой главы диссертационного исследования.

    Рассмотрев основные экономические и правовые причины появления независимых центральных банков автор приходит к выводу, что ограничение полномочий правительства путем создания независимого от него центрального банка вполне вписывается в теорию ограниченной власти, являющуюся, как известно, основой теории разделения властей.

    Однако, являясь элементом системы разделения властей центральный банк не может быть абсолютно независимым. Его взаимосвязь с другими органами государственной власти заключается в его подотчетности таким органам. Такая подотчетность в любых формах не должна становиться контролем за принятием решений конкретным центральным банком, что и отличает зависимые центральные банки от независимых. Подотчетность должна обеспечивать участие демократически избранных органов в назначении лиц, возглавляющих такие центральные банки, а также гарантировать информированность общества о политике, осуществляемой независимыми центральными банками, и ее причинах.

    Рассмотрев причины образования независимых центральных банков, автор рассматривает вопрос о том, какие структурные компоненты составляют независимость центральных банков, и как эти компоненты закрепляются современным конституционным правом.

    Существует довольно много точек зрения на то, какие компоненты образуют и обеспечивают независимость центрального банка. При этом, значительная часть ученых объединяют компоненты независимости центральных банков с критериями независимости центральных банков.

    На наш взгляд, было бы целесообразно предложить следующие пять критериев независимости центральных банков. Это такие критерии, как целевая автономия, функциональная автономия, институционально-финансовая автономия, личная автономия, и юридическая автономия.

    Под целевой автономией мы понимаем наличие у центрального банка законодательно или конституционно закрепленной цели, на которую направлена его деятельность. Под функциональной автономией мы понимаем степень возможности, существующей у центрального банка, осуществлять свои цели и задачи самостоятельно и без вмешательства других органов.

    Функциональная автономия включает в себя одновременно два элемента. Первым элементом является обладание центральным банком различными финансовыми и юридическими инструментами, механизмами и иными средствами, предназначенными для осуществления им своих задач. Вторым элементом функциональной автономии центрального банка является степень возможности влияния государственных органов на решения, принимаемые центральным банком.

    Под финансово-институциональной автономией мы понимаем обладание центральным банком характеристиками юридического лица, а также обособленным имуществом, капиталами и средствами. Под личной автономией понимается такой компонент независимости центрального банка, как личная независимость членов органов, управляющих соответствующим центральным банком. Наконец, юридическую автономию мы можем определить как способ юридического закрепления положения и полномочий центрального банка, а также возможность изменения соответствующих норм.

    Вторая глава «Конституционно-правовой статус Европейского Центрального Банка и его независимость» посвящена комплексному анализу конституционно-правового положения Европейской Системы Центральных Банков (ЕСЦБ) и такого ее важнейшего структурного элемента, как Европейский Центральный Банк (ЕЦБ). При рассмотрении ЕСЦБ основным объектом исследования избран именно ЕЦБ, как основной компонент, конституционно-правовой статус которого во многом определяет конституционно-правовое положение других элементов ЕСЦБ -центральных банков государств-членов ЕС.

    Выбор ЕСЦБ и ЕЦБ в качестве основных объектов исследования диссертации был сделан не случайно. ЕЦБ создан в 1998 г. и является одним из самых независимых центральных банков в мире. ЕЦБ — один из редких центральных банков, чье правовое положение очень подробно закреплено в документе, носящем конституционно-правовой характер, поскольку правовые нормы, определяющие его правовое положение, содержатся в Договоре об учреждении Европейского Сообщества (далее Договор) и неотъемлемых приложениях к нему.

    Правовое положение ЕЦБ представляет также огромный интерес, поскольку Экономический и Валютный Союз, основным институтом которого и является ЕЦБ, признается многими исследователями «самой высокой ступенью экономической интеграции». На этой ступени интеграции государства-члены ЕС передают ЕЦБ свою компетенцию в одних из самых значимых для любого государства вопросах — в вопросах осуществления и регулирования денежной эмиссии и осуществления денежной политики, что отвечает отмечающейся многими российскими и зарубежными исследователями характерной для ЕС тенденции развития «в сторону большей централизации и управляемости».

    В первом параграфе второй главы диссертации исследуется вопрос о конституционно-правовом характере учредительных договоров Европейских Сообществ и Европейского Союза. Поскольку именно эти акты выступают источниками норм, устанавливающих основы устройства и деятельности «надгосударственной» организации политической власти в Западной Европе и в качестве формы права обладают высшей юридической силой в правовой системе Европейского Союза, в настоящее время официальной _дрктр1иной, принятой как институтами и органами ЕС, так и государствами-членами ЕС, является признание их в качестве конституирующих актов, или даже своеобразной «конституции Европейского Союза».

    Рассмотрев основные позиции исследователей по этому вопросу автор приходит к заключению, что учредительные договоры Европейского Союза и Европейского Сообщества и, в частности, Договор об учреждении Европейского Сообщества, не являясь конституциями в принятом в науке конституционного права значении этого термина, тем не менее, носят конституционно-правовой характер и именно в качестве таковых будут анализироваться нами в настоящем исследовании

    Во втором параграфе второй главы исследуется вопрос о конституционно-правовом регулировании Экономического и Валютного Союза (ЭВС) в рамках Европейского Союза и его основных компонентов, поскольку и ЕСЦБ и ЕЦБ существуют и действуют именно в этом правовом контексте. Так, в частности, автор подробно рассматривает такие вопросы, как содержание и конституционно-правовое регулирование принципов и компонентов ЭВС, координация экономических политик государств-членов, меры по борьбе с бюджетным дефицитом, а также правовое положение единой валюты — евро.

    Третий параграф этой главы посвящен изучению конституционно-правового положения ЕСЦБ. Она представляет собой основную институционную структуру, в рамках которой происходит функционирование всех «валютных» компонентов Экономического и Валютного Союза, и которая определяет и осуществляет единую денежную политику ЕС.

    Отсутствие у ЕСЦБ юридического статуса, собственных независимых органов управления и возможности самостоятельного осуществления полномочий позволило выдвинуть множество точек зрения на правовую природу ЕСЦБ.

    При этом большинство как российских, так и западноевропейских ученых-правоведов не признают за ЕСЦБ какой-либо самостоятельной и только ей одной присущей сущности или функции. Исследование ЕСЦБ позволило автору прийти к выводу о том, что ЕСЦБ по своей сущности представляет собой иерархическую комплексную систему отношений, складывающихся между ЕЦБ и центральными банками государств-членов ЕС по поводу достижения целей и задач, поставленных в Договоре перед ЕСЦБ. Главенствующая роль в этих отношениях принадлежит именно ЕЦБ.

    Вышесказанное позволяет, говоря о конституционно-правовом положении ЕСЦБ, понимать под ним конституционно-правовое положение элементов ЕСЦБ, то есть ЕЦБ и национальных центральных банков. А поскольку главенствующая роль в ЕСТ {Б принадлежит ЕЦБ, при изучении конституционно-правового положения ЕСЦБ необходимо уделить основное внимание именно конституционно-правовому положению ЕЦБ.

    Этот вопрос рассмотрен в четвертом параграфе второй главы диссертационного исследования. В нем автором изучаются полномочия и структура ЕЦБ. Большое внимание уделено таким вопросам, как порядок принятия и юридическая сила нормативных актов ЕЦБ и порядок назначения его высших должностных лиц.

    Подробно описано правовое положение, структура, компетенция и порядок формирования высших органов ЕЦБ — Управляющего совета. Исполнительного комитета и Общего совета.

    Особое внимание уделено правовому закреплению в нормативных актах ЕС, носящих конституционно-правовой характер, статуса ЕЦБ как независимого центрального банка. Такое внимание этому аспекту конституционно-правового положения ЕЦБ объясняется его крайней важностью. Не случайно некоторые западноевропейские исследователи отмечали, что независимость является «фундаментальной чертой» ЕЦБ.

    В связи с этим, автор подробно рассматривает основные точки зрения российских и западноевропейских ученых на сущность и конституционно-правовое закрепление элементов независимости ЕЦБ. Анализ конституционно-правового положения ЕЦБ, проведенный с использованием пяти элементов независимости центральных банков, предложенных автором в первой главе диссертации, позволил придти к выводу о том, что ЕЦБ является центральным банком с чрезвычайно высокой степенью независимости, элементы которой закреплены в нормативных актах, носящих конституционно-правовой характер.

    Третья глава «Эволюция конституционно-правового статуса центральных банков государств-членов после образования Европейского Союза» посвящена изучению конституционно-правового статуса центральных банков государств-членов ЕС. При этом, основное внимание автор уделяет изучению эволюции конституционно-правового статуса центральных банков государств-членов после образования Европейского Союза.

    Такая эволюция вызвана тем, что целый ряд положений Договора, посвященных ЭВС, направлен на определенную гармонизацию правового положения центральных банков государств-членов, перешедших на единую валюту. При этом, основным направлением этой гармонизации является изменение такого компонента конституционно-правового статуса центральных банков, как их независимость. Гармонизация затрагивает прежде всего такие компоненты независимости как их целевая автономия и функциональная автономия центральных банков, что не может не привести к определенной эволюционной трансформации конституционно-правового статуса центральных банков государств-членов.

    Наиболее существенное влияние введение евро и создание ЕСЦБ оказало на конституционно-правовое положение центральных банков государств-членов ЕС, перешедших на евро с 1 января 2000 г. (Австрия, Бельгия, Испания, Ирландия, Италия, Люксембург, Нидерланды, Португалия, Финляндия, Франция, ФРГ). Все эти государства либо внесли соответствующие изменения в свое законодательство, определяющее правовой статус центральных банков, либо приняли новые законы, посвященные центральным банкам.

    Рассмотрев изменения конституционно-правового статуса центральных банков таких государств, автор пришел к выводу, что изменение функциональной автономии центральных банков характерно для всех без исключения государств-членов ЕС, перешедших на третий этап ЭВС. При значительном усилении функциональной автономии в их взаимоотношениях с национальными органами власти, центральные банки государств-членов являются абсолютно подчиненными органами власти в их взаимоотношениях с ЕЦБ и обязаны действовать в соответствии с нормативными актами этого органа ЕС.

    Несмотря на то, что переход на третий этап ЭВС привел к наиболее существенным изменениям в конституционно-правовом положении центральных банков тех государств-членов, которые перешли на этот этап, он оказал заметное влияние и на конституционно-правовое положение центральных банков тех государств-членов, которые по-прежнему остаются на втором этапе ЭВС (Великобритания, Дания, Греция, Швеция), и, в частности, на их целевую и функциональную автономии.

    Автор делит государства-члены, которые по-прежнему остаются на втором этапе ЭВС, на две группы. К первой группе относятся такие государства-члены как Греция и Швеция. Это государства-члены, которые обязаны перейти на третий этап ЭВС, как только они будут соответствовать критериям перехода на этот этап, содержащимся в ст. 121 Договора. Греция рассматривается диссертантом как государство, находящееся на втором этапе ЭВС, поскольку диссертация была представлена до 1 января 2001 г., когда Греция успешно перешла на третий этап ЭВС.

    Ко второй группе относятся такие государства-члены как Дания и Соединенное Королевство. Основное отличие государств-членов второй группы от государств-членов первой группы заключается в том, что Дания и Великобритания при подписании Договора о Европейском союзе 1992 г. оговорили для себя особые условия, при которых они не переходят автоматически на третий этап ЭВС при соблюдении критериев, содержащихся в Договоре, как все остальные государства-члены. Для перехода на третий этап ЭВС эти государства должны не только соответствовать критериям такого перехода, но и предварительно выразить свое желание осуществить такой переход.

    Рассмотрев изменения, произошедшие за последнее время в конституционно-правовом статусе центральных банков государств-членов ЕС, не перешедших на третий этап ЭВС, автор отмечает, что в целом эти изменения направлены на усиление независимости таких центральных банков. При этом, можно выделить тенденцию усиления и гармонизации целевой автономии, а также тенденцию усиления функциональной автономии таких центральных банков от их национальных органов государственной власти. В отличие от центральных банков государств-членов, перешедших на третий этап ЭВС, такое усиление функциональной независимости центральных банков государств-членов, не перешедших на третий этап ЭВС, не сопровождается появлением функциональной зависимости этих центральных банков от ЕЦБ.

    Функциональная независимость центральных банков государств-членов, не перешедших на третий этап ЭВС, обычно не соответствует той степени функциональной независимости, которая определена в ст. 108 и ст. 109 Договора, как необходимое условие для перехода на третий этап ЭВС. В связи с этим, можно ожидать, что в случае принятия решения о переходе этих государств-членов на третий этап ЭВС, им придется изменить конституционно-правовое положение своих центральных банков и, в частности, усилить функциональную независимость центральных банков от национальных органов государственной власти, одновременно с этим предоставив им возможность передачи ЕЦБ и ЕСЦБ целого ряда таких важнейших полномочий, как эмиссионные полномочия и полномочия по определению кредитно-денежной политики.

    В заключении содержатся выводы научного исследования конституционно-правого статуса Европейской Системы Центральных Банков и ее структурных компонентов. Обобщаются также высказанные в основной части работы практические предложения об использовании опыта Европейского Союза для совершенствования конституционно-правового регулирования и функционирования государственного механизма Российской Федерации.

    Актуальные правовые вопросы рекламы банковских услуг

    Учитывая повышенную социальную роль банковского сектора как основного распорядителя финансовых ресурсов граждан и организаций, законодатель и органы исполнительной власти стремятся наиболее детально урегулировать вопрос рекламы банковских услуг.

    Особое внимание к рекламе банковских услуг — отнюдь не российское правовое изобретение, практически любой национальный закон о рекламе содержит норму, регулирующую рекламу банковской деятельности.

    В настоящем материале мы разберем актуальные вопросы рекламы банковских услуг в части как общих, так и специальных требований к рекламе.

    Российский Закон о рекламе в ст. 28 закрепляет требования, предъявляемые к рекламе финансовых услуг и финансовой деятельности. Как следует из ч. 2 ст. 4 Федерального закона № 135-ФЗ от 26.07.2006 «О защите конкуренции», под финансовой услугой понимается банковская услуга, страховая услуга, услуга на рынке ценных бумаг, услуга по договору лизинга, а также услуга, оказываемая финансовой организацией и связанная с привлечением и (или) размещением денежных средств юридических и физических лиц. Таким образом, реклама банковской деятельности подпадает под регулирование ст. 28 Закона о рекламе.

    Но прежде чем переходить к детальному рассмотрению требований вышеупомянутой нормы, необходимо определиться с правовой природой рекламы.

    Понятие рекламы

    Действующий Закон о рекламе в ст. 3 определяет рекламу как информацию, распространяемую любым способом, в любой форме и с использованием любых средств, адресованную неопределенному кругу лиц и направленную на привлечение внимания к объекту рекламирования, формирование или поддержание интереса к нему и его продвижение на рынке.

    Определение рекламы именно как «информации» имеет огромное практическое значение. Так, на практике может возникнуть вопрос: если одна и та же ненадлежащая реклама распространяется на телевидении, радио, в качестве наружной рекламе, то рекламодатель может быть привлечен к ответственности один раз или каждый рекламный носитель с этой рекламой — самостоятельное нарушение?

    В данной ситуации понимание того, что реклама — это прежде всего информация, позволяет сделать вывод, что ненадлежащей рекламой может быть признанно исключительно содержание рекламного сообщения, независимо от количества и видов носителей, на которых оно распространялось. Данный вывод поддерживается судебной практикой. Так, в одном из дел1 суд указал следующее: антимонопольный орган не вправе возбуждать несколько дел по признакам нарушения рекламного законодательства Российской Федерации в отношении хозяйствующего субъекта, распространившего одну и ту же ненадлежащую рекламу с использованием различных средств и способов ее распространения (например, реклама на рекламных щитах, реклама на щитах сити-формата, реклама на щитах типа призматрон, телереклама, радиореклама, рекламные листовки, рекламные баннеры и др.), так же как он не вправе выносить в адрес хозяйствующего субъекта несколько решений о признании одной и той же рекламы не соответствующей Закону о рекламе. Этот прецедент наглядно показывает, что такой признак рекламы, как «распространение в любой форме», — лишний в данном понятии, поскольку он может усложнить правоприменительную практику, вызвав сомнения в том, является ли идентичная информация, размещаемая разными способами, разной рекламой.

    Описанный выше подход можно применить и к ситуации, когда в рекламных материалах присутствует два объекта рекламирования, при этом один меняется, а другой нет. В качестве примера можно привести одно из дел, рассмотренное столичным УФАС. В эфире центральных телеканалов в феврале-марте 2011 года распространялась реклама автомобилей Peugeot 308 и Peugeot 207 с указанием на возможность приобретения автомобиля в кредит, однако в данной рекламе отсутствовали все существенные условия кредитования. В рекламе Peugeot 207 содержались те же сведения, что и в рекламе автомобиля Peugeot 308. ФАС РФ за ненадлежащую рекламу кредитования двух разных автомобилей, содержащуюся в двух разных роликах, привлек рекламодателя к ответственности единожды.

    При этом необходимо учитывать, что не каждую информацию стоит относить к рекламной. Так, помимо прямых изъятий, сформулированных в Законе о рекламе, среди которых объявления, вывески, обязательная к размещению информация, упоминания, интегрированные в произведения науки, искусства, практика сформулировала весьма любопытное положение: не является рекламой информация о товарах продавца, размещенная на его официальном сайте и в его официальных группах в соцсетях. Данный вывод содержится в Письме ФАС РФ № АК/45828/15 от 28.08.2015.

    Идентификация банка в рекламе

    Как следует из положений ч. 1 ст. 28 Закона о рекламе, реклама банковских, страховых и иных финансовых услуг и финансовой деятельности должна содержать наименование или имя лица, оказывающего эти услуги или осуществляющего данную деятельность (для юридического лица — наименование, для индивидуального предпринимателя — фамилию, имя и, если имеется, отчество).

    Как следует из ст. 1 Федерального закона № 395 1 от 02.12.1990 «О банках и банковской деятельности», банк — кредитная организация, которая имеет исключительное право осуществлять в совокупности следующие банковские операции: привлечение во вклады денежных средств физических и юридических лиц, размещение указанных средств от своего имени и за свой счет на условиях возвратности, платности, срочности, открытие и ведение банковских счетов физических и юридических лиц. Статья 7 этого нормативного акта закрепляет требования к фирменному наименованию банка как кредитной организации. Так, кредитная организация должна иметь полное фирменное наименование и вправе иметь сокращенное фирменное наименование на русском языке. Кредитная организация вправе иметь также полное фирменное наименование и (или) сокращенное фирменное наименование на языках народов Российской Федерации и (или) иностранных языках. Фирменное наименование кредитной организации на русском языке и языках народов Российской Федерации может содержать иноязычные заимствования в русской транскрипции или в транскрипциях языков народов Российской Федерации, за исключением терминов и аббревиатур, отражающих организационно-правовую форму кредитной организации. Фирменное наименование кредитной организации должно содержать указание на характер ее деятельности путем использования слова «банк» или словосочетания «небанковская кредитная организация». Иные требования к фирменному наименованию кредитной организации устанавливаются Гражданским кодексом Российской Федерации.

    Согласно ст. 54 ГК РФ юридическое лицо имеет свое наименование, содержащее указание на организационно-правовую форму, а в случаях, когда законом предусмотрена возможность создания вида юридического лица, указание только на такой вид. Наименование некоммерческой организации и в предусмотренных законом случаях наименование коммерческой организации должны содержать указание на характер деятельности юридического лица. Юридическое лицо, являющееся коммерческой организацией, должно иметь фирменное наименование. Требования к фирменному наименованию устанавливаются Гражданским кодексом и другими законами. Права на фирменное наименование определяются в соответствии с правилами раздела VII настоящего Кодекса.

    Наименование, фирменное наименование и место нахождения юридического лица указываются в его учредительном документе и в едином государственном реестре юридических лиц, а в случае.

    Согласно ст. 1473 ГК РФ организация выступает в гражданском обороте под своим фирменным наименованием, которое определяется в его учредительных документах и включается в единый государственный реестр юридических лиц при государственной регистрации юридического лица. Фирменное наименование юридического лица должно содержать указание на его организационно-правовую форму и собственно наименование юридического лица, которое не может состоять только из слов, обозначающих род деятельности. Таким образом, в рекламе банковских услуг должно быть указано наименование банка.

    Важно отметить, что данное требование касается не только рекламы бановских продуктов, но и имиджевой рекламы банка. Данный вывод следует из положений ч. 4 ст. 2 Закона о рекламе, в соответствии с которыми специальные требования и ограничения, установленные в отношении рекламы отдельных видов товаров, распространяются также на рекламу средств индивидуализации таких товаров, их изготовителей или продавцов, за исключением случая, когда реклама средств индивидуализации отдельного товара, его изготовителя или продавца явно не относится к товару, в отношении рекламы которого настоящим Федеральным законом установлены специальные требования и ограничения.

    В связи с вышеизложенным на практике возникает вопрос: требуется ли в рекламе банковских услуг указывать организационно-правовую форму банка? По данному поводу существует две антагонистические позиции.

    Первая — формальная, согласно которой в рекламе банковских услуг необходимо указывать организационно-правовую форму банка. Такая точка зрения господствует в Волго-Вятском округе. Так в Постановлении ФАС Волго-Вятского округа от 28.08.2013 по делу № А31-13369/2012 указано, что банк разместил в печатном издании — журнале «Ивановский Бизнесъ» № 3 за 2013 год — на странице 17 рекламное сообщение о получении кредита по программе «Проще простого». В нарушение требований ч. 1 ст. 28 Закона о рекламе в данном рекламном сообщении не указана организационно-правовая форма юридического лица, оказывающего финансовую услугу (услугу по кредитованию). Следовательно, суды пришли к правильному выводу о том, что спорная реклама является ненадлежащей. Довод банка о том, что действующее законодательство не относит организационно-правовую форму хозяйствующих субъектов к обязательному элементу наименования юридических лиц, судом округа признается несостоятельным. Аналогичной точки зрения придерживается и контролирующий орган, о чем свидетельствует административная практика ФАС РФ.

    Однако Западно-Сибирский округ придерживается иной — «телеологической» — позиции. Так, в Постановлении ФАС ЗСО от 29.05.2014 по делу № А70-8887/2013 суд указал, что, как установлено судами, в рекламно-информационной газете «Недвижимость. Строительство для всех» на 10-й странице № 35 (404) от 10.09.2012 и на 8-й странице № 40 (409) от 15.09.2012 размещена реклама следующего содержания: «г. Тюмень, ПАРУСА, ул. Малыгина, 90. Живем один раз, зато в Парусах! Все удовольствия в центре города… Тюменский филиал ООО ФСК “Запсибинтерстрой” г. Тюмень, ул. Шиллера, 34/4… Отдел продаж….. Приобрести квартиры в нашем комплексе можно по ипотечным программам ведущих банков: Сбербанк, Газпромбанк, Промсвязьбанк, Ханты-Мансийский банк открытое акционерное общество, ВТБ24, Запсибкомбанк, Сургутнефтегазбанк, Агентство по ипотечному жилищному кредитованию по Тюменской области».

    По результатам рассмотрения дела антимонопольным органом принято решение о признании рекламы ненадлежащей. Основанием для принятия данного решения послужил вывод антимонопольного органа о том, что рассматриваемая реклама, содержащая указание на возможность приобретения недвижимости потенциальными покупателями по ипотечным программам ведущих банков (Сбербанк, Газпромбанк, Промсвязьбанк, Ханты-Мансийский банк ОАО, ВТБ24, Запсибкомбанк, Сургутнефтегазбанк, Агентство по ипотечному жилищному кредитованию по Тюменской области), является рекламой финансовых услуг (ипотечного кредита), в связи с чем должна содержать полное наименование лица, оказывающего эти услуги. Не согласившись с решением и предписанием антимонопольного органа, общество обратилось в суд.

    Удовлетворяя заявленные требования, суды исходили из того, что наименования кредитных организаций отражены в рекламе в общеупотребительном, понятном для обычного потребителя виде; неуказание организационно-правовой формы организаций, предоставляющих финансовую услугу (ипотечный кредит), не искажает смысла информации и не влечет введение потребителей в заблуждение.

    Данный подход стоит только приветствовать, поскольку он подходит неформально к Закону, а целей Закона о рекламе — недопущение введение потребителя в заблуждение. При этом, такой подход не является судебным волюнтаризмом. Как указывалось выше, банк как коммерческая организация в соответствии со ст. 54, 1473 ГК РФ имеет фирменное наименование, включающее в себя организационно-правовую форму и непосредственно наименование. Положения ч. 1 ст. 28 Закона о рекламе требуют указания исключительно наименования, соответственно банк, указывая в рекламе исключительно свое наименование без организационно-правовой формы, действует в рамках требований рекламного закона.

    Безусловно, во избежание споров с контролирующим органом рекламодателю не составит значительно труда указать организационно-правовую форму банка, но если все же будет иметь место подобная оказия, то рекламодатель может воспользоваться описанным выше способом правовой защиты.

    Любопытен также вопрос о необходимости рекламодателю-небанку, например магазину бытовой техники, имеющему соглашение о сотрудничестве с банком-партнером, сообщать в рекламе о возможности приобретения товара в кредит, идентифицировать соответствующий банк. Вопрос вызван тем, что такой магазин не привлекает внимание к кредиту и не является лицом, предоставляющим кредит. Он лишь информирует потребителя о том, что готов передать товар, если он захочет произвести расчет с привлечением кредитных средств.

    Подход к данному вопросу со стороны антимонопольного органа в течение нескольких лет претерпел эволюцию или деградацию (как кому предпочтительнее считать) от разумно-либерального к консервативно-формальному. Так в Письме ФАС РФ от 08.11.2007 № АК/21149 антимонопольный орган указал, что, поскольку торговые и сервисные организации не являются кредитными, указание в их рекламе на возможность получения товарного кредита без сообщения сведений о кредитной организации, заключающей договор кредита, может быть признано нарушением п. 20 ч. 3 ст. 5 Закона о рекламе.

    Однако, если из рекламы четко следует, что кредитование покупок или услуг осуществляется не торговой или сервисной организацией, а иными лицами, например банком или банками-партнерами, то на такую рекламу требования ст. 28 Закона о рекламе не распространяются.

    Но в 2011 году концепция антимонопольного органа изменилась. Так, в Письме ФАС России от 16.12.2011 № АК/47126 «Об актуальных вопросах применения Федерального закона “О рекламе” арбитражными судами» указано, что в случае размещения в рекламе какого-либо товара информации о возможности приобретения данного товара в кредит подобная реклама должна соответствовать положениям ст. 28 Закона о рекламе, в том числе в части указания имени или наименования лица, предоставляющего кредит. Забавно, что, транслируя данную позицию, ФАС России ссылается на практику уличенного нами в излишнем формализме Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа, отраженную в Постановлении 26.07.2011 по делу № А43-23080/2010. Таким образом, на сегодняшний день магазин, имеющий соглашение с банком-партнером, должен озвучивать данный банк в рекламе, сообщающей о возможности приобрести товар кредит.

    Представляется, что банку такое положение вещей только на пользу, ведь фактически он бесплатно получает рекламу за счет своего торгового партнера.

    Товарный знак в рекламе

    Описанная выше ситуация, когда торговая организация, имеющая соглашение с банком-партнером должна озвучивать в рекламе наименование банка, приводит нас к закономерному вопросу о необходимости получения согласия банка на использования его товарного знака в такой рекламе.

    Ответ на данный вопрос сформулировал Президиум ВАС РФ, рассмотрев одно из дел с аналогичной фабулой и предложив следующую сентенцию. В рекламе собственной деятельности рекламодателя допускается использование чужих товарных знаков, если при этом данная реклама не приводит к смешению деятельности рекламодателя и правообладателя товарного знака2. Данную позицию ВАС РФ закрепил в п. 32 Постановления Пленума ВАС РФ от 08.10.2012 № 58 «О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами Федерального закона “О рекламе”».

    Таким образом, допускается информационное использование товарного знака, в описанной нами ситуации торговая организация не выдает себя за банк, она лишь информирует потребителя, исполняя требования Закона, о лице, оказывающем финансовую услугу. В результате такого упоминания у потребителя не происходит смешения деятельности банка и торговой организации, соответственно у торговой организации отсутствует необходимость заключать с банком еще и лицензионный договор на использование товарного знака.

    Данное разъяснение полезно также и для банка. Предположим, банк имеет свою группу в социальной сети, и в своей рекламе он использует логотип данной соцсети для информирования потребителей об адресе своей группы в данной соцсети. Ему не требуется получать согласие соцсети на использование ее товарного знака, поскольку при таком использовании товарного знака у потребителя не возникает представления, что банк является владельцем соцсети.

    Указание банковской лицензии

    Довольно любопытен вопрос о необходимости указания в рекламе банковских продуктов реквизитов лицензии банка-рекламодателя.

    Как правило, банки указывают в рекламе реквизиты своей лицензии, но это атавизм. Подобное требование содержалось в ч. 3 ст. 5 Закона о рекламе 1995 года, где было предусмотрено, что, если деятельность рекламодателя подлежит лицензированию, в рекламе должны быть указаны номер лицензии и наименование органа, выдавшего эту лицензию.

    В действующем Законе о рекламе подобное требование отсутствует, соответственно у рекламодателя отсутствует обязанность указывать в рекламе информацию о собственной лицензии.

    Мелкий шрифт в рекламе банковских услуг

    Безусловно, одной из самых одиозных проблем в рекламе банковских услуг является вопрос о законности использования мелкого шрифта.

    В 2012 году Президиум ВАС в п. 28 Постановления Пленума ВАС РФ от 08.10.2012 № 58 «О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами Федерального закона “О рекламе”» сформулировал подход: рекламодатель вправе выбрать форму, способ и средства рекламирования своего товара. Однако при этом он должен соблюдать обязательные требования, предъявляемые Законом о рекламе к рекламе, в частности о включении в рекламу предупреждающих надписей, обязательных сведений или условий оказания услуг.

    Поэтому, если информация изображена таким образом, что она не воспринимается или плохо воспринимается потребителем (гарнитура шрифта или кегль, цветовая гамма и тому подобное), и это обстоятельство приводит к искажению ее смысла и вводит в заблуждение потребителей рекламы, то данная информация считается отсутствующей, а соответствующая реклама ненадлежащей в силу того, что она не содержит части существенной информации о рекламируемом товаре, условиях его приобретения или использования (часть 7 статьи 5 Закона о рекламе). При этом оценка такой рекламы осуществляется с позиции обычного потребителя, не обладающего специальными знаниями.

    Данным пунктом ВАС РФ закрепил на судебном уровне многолетнюю практику антимонопольного органа.

    Между тем подобный подход представляется излишне волюнтаристским, давая такое разъяснение исполнительная и судебная власти фактически берут на себя функции законодателя. Закон о рекламе содержит ряд норм, например такие, как ч. 7 ст. 24, которая четко регламентирует требования к размеру дисклеймера в рекламе медицинских услуг; подобных требований к рекламе банковских услуг, тех же условий кредита, в Законе не содержится, поэтому рекламодатель сам вправе выбирать, какой размер шрифта использовать.

    Только законодатель может определить, какой размер шрифта будет считаться нарушением, а считать отсутствующей информацию, которая все же присутствует, представляется крайне абсурдным.

    Не стоит считать, что автор приветствует недобросовестное поведение рекламодателей, озвученный взгляд на проблему исходит из того, что пробелы в Законе должны устраняться законодательным путем, а не административным или судебным, к тому же с использованием таких оценочных суждений, как «восприятие средним потребителем» (особенно учитывая, что порой в глазах контролирующего органа и суда «средний потребитель» представляется не умнее питекантропа, не способным адекватно воспринимать реальность).

    Банковские услуги и информационная продукция

    Федеральный закон от 29 декабря 2010 года № 436-ФЗ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» (далее — Закон о защите детей) вступил в силу еще 2012 году, в связи чем Закон о рекламе был дополнен двумя нормами, ч. 10.1 и 10.2 ст. 5, следующего содержания:

    10.1. Не допускается размещение рекламы информационной продукции, подлежащей классификации в соответствии с требованиями Закона о защите детей, без указания категории данной информационной продукции;

    10.2. Не допускается распространение рекламы, содержащей информацию, запрещенную для распространения среди детей в соответствии с Законом о защите детей, в предназначенных для детей образовательных организациях, детских медицинских, санаторно-курортных, физкультурно-спортивных организациях, организациях культуры, организациях отдыха и оздоровления детей или на расстоянии менее ста метров от границ территорий указанных организаций.

    Тем не менее практика применения данных норм за пятилетнее существование Закона крайне разнообразна, противоречива и запутанна. Вызвано это в большей степени качеством юридической техники самого нормативного акта, в котором довольно много оценочных категорий, туманных формулировок и крайне нелогичная структура. В частности, особое желание отмаркировать все, что только возможно, в собственной рекламе наблюдалось в большей степени у банков. Подобная ситуация требует более детального пояснения порядка указания категории информационной продукции в рекламе банковских услуг.

    Как следует из Письма ФАС России от 14.12.2012 № АЦ/42338/12 «О размещении в рекламе категории информационной продукции», требования ч. 10.1, 10.2 ст. 5 Закона о рекламе распространяется только на рекламу информационной продукции, но не на рекламу иных товаров или услуг. Под информационной продукцией, согласно ст. 2 Закона о защите детей, понимаются предназначенные для оборота на территории Российской Федерации продукция средств массовой информации, печатная продукция, аудиовизуальная продукция на любых видах носителей, программы для электронных вычислительных машин и базы данных, а также информация, распространяемая посредством зрелищных мероприятий, и информация, размещаемая в информационно-телекоммуникационных сетях (в том числе в сети Интернет) и сетях подвижной радиотелефонной связи.

    Соответственно требование об указании в рекламе категории информационной продукции не распространяется на рекламу товаров, не подпадающих под понятие информационной продукции. Поскольку банковские услуги не подпадают под понятие информационной продукции, требования указанного положения Закона о рекламе не распространяются на рекламу данных услуг.

    Если в рекламе банковских услуг упоминается сайт банка и он не является самостоятельным объектом рекламирования и представляет собой источник информации о банковских продуктах, то такая реклама не является рекламой информационной продукции. Если же банк рекламирует «мобильный банк», то есть приложение, то в такой рекламе должна быть указана возрастная маркировка данного приложения, поскольку оно является программой для ЭВМ, которая относится к категории информационной продукции.

    Говоря о банковских продуктах, которыми можно воспользоваться с помощью мобильных приложений, необходимо учитывать, что реклама ряда таких продуктов будет подпадать под ограничения Закона о рекламе. Например, таким продуктом может являться сервис обмена валюты с помощью приложения, которое позволяет оплатить валюту через приложение, а забрать ее в любое удобное время в нужном банке.

    На рекламу такого сервиса распространяются требования ст. 8 Закона о рекламе, согласно которой в рекламе дистанционных продаж должны быть указаны сведения о продавце таких товаров: наименование, место нахождения и государственный регистрационный номер записи о создании юридического лица; фамилия, имя, отчество, основной государственный регистрационный номер записи о государственной регистрации физического лица в качестве индивидуального предпринимателя.

    Нормативное регулирование дистанционных продаж осуществляется на основании Постановления Правительства РФ от 27.09.2007 № 612 «Об утверждении Правил продажи товаров дистанционным способом» (далее — Постановление № 612).

    В соответствии с п. 2 данного документа под дистанционной продажей понимается продажа товаров по договору розничной купли-продажи, заключаемому на основании ознакомления покупателя с предложенным продавцом описанием товара, содержащимся в каталогах, проспектах, буклетах либо представленным на фотоснимках, посредством средств связи или иными способами, исключающими возможность непосредственного ознакомления покупателя с товаром либо образцом товара при заключении такого договора.

    В силу ч. 2 ст. 454 ГК РФ к купле-продаже ценных бумаг и валютных ценностей относятся положения о купле-продаже, соответственно приобретение валюты через мобильное приложение должно быть квалифицированно как дистанционные продажи.

    Реклама ипотеки

    Не иначе как курьезной необходимо аттестовать судьбу института «ипотека» в российском рекламном пространстве. Суть проблемы заключается в том, что в исконном правовом значении термин «ипотека» означает залог недвижимости как способ обеспечения обязательства, но в сегодняшнем бытовом употреблении данный термин тождественен термину «ипотечный кредит», то есть кредит на приобретение жилья, обеспеченный залогом приобретаемого жилья.

    Соответственно на практике возникает вопрос: требуется ли застройщику жилья, готовому продавать квартиры потребителю с привлечением кредитных средств, соблюдать требования ст. 28 Закона о рекламе при использовании термина «ипотека» в рекламной коммуникации? Практика по данному вопросу неоднозначна. Так, в Постановлении ФАС МО по делу № А40-14919/11 от 13.03.2012 суд отменил решение антимонопольного органа, указав, что, оценив конкретные обстоятельства дела, суды обоснованно исходили из того, что в контексте спорной рекламы слово «ипотека» воспринимается как способ приобретения недвижимого имущества с использованием длительной рассрочки, при этом обязательства по оплате обеспечиваются ипотекой (залогом недвижимости), то есть недвижимое имущество оформляется в залог.

    Поскольку в данном случае осуществлялась реклама услуг по продаже квартир, а не услуг по залогу недвижимости, суд правильно пришел к выводу, что в данном конкретном случае указание на возможность применения ипотеки при покупке квартир является способом обеспечения обязательств по оплате при покупке недвижимого имущества, а не рекламой финансовых услуг, которые ЗАЛ «ЮИТ Московия» не оказывает.

    В другом деле, а точнее в Постановлении Верховного суда от 18 февраля 2015 года № 306-АД14-2015, суд принял сторону антимонопольного органа, указав, что антимонопольный орган верно исходил из того, что слово «ипотека» в контексте рассматриваемой рекламы с позиции потребителя воспринимается как возможность приобрести рекламируемую недвижимость посредством ипотечного кредита, то есть путем оказания банковской услуги, в отсутствие сведений о наименовании лица, оказывающего данную услугу, условий кредитования и иных существенных условий, что вводит в заблуждение потребителей рекламы.

    Представляется, что правильным будет подход, при котором застройщик должен соблюдать требования ст. 28 Закона о рекламе только в том случае, если перечень банков, у которых потребитель может взять ипотечный кредит, закрыт.


    1. Постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.11.2012 по делу № А65-10102/2012.

    Что такое банковское учреждение?

    Неудивительно, что в то время, когда международные регулирующие органы уделяют большое внимание операциям более широкого банковского сектора и когда процессы соблюдения требований и управления банками должны быть водонепроницаемыми, возник вопрос о том, что именно представляет собой банковское учреждение. под пристальным вниманием. В конце концов, если юридическое лицо считается не банковским, то ему не нужно соблюдать множество новых правил и положений, с которыми сталкивается сектор финансовых услуг.

    Но отличается ли банковское учреждение от любого другого типа организации? И если да, то как?

    Если мы возьмем обычное юридическое лицо как ассоциацию, компанию, человека, агентство или учреждение, идентифицированное определенным именем — юридическое лицо или юридическое лицо — тогда банковское учреждение, в расширении, будет юридическим лицом или организациями, созданными банком, через который осуществляется деятельность в юрисдикции. То же самое, другой сектор.

    Однако ситуация усложняется, когда речь идет о соблюдении нормативных требований для банковского учреждения.После мирового финансового кризиса 2008 года банкам пришлось изменить способ своей работы. Раздаются призывы к большей прозрачности операций и к наложению дополнительных ограничений на эти операции, чтобы снизить риск еще одного глобального финансового коллапса после рискованного банковского поведения.

    Банковские организации и правило Волкера

    В США такое поведение теперь определяется так называемым «правилом Волкера». Согласно Investopedia, это правило представляет собой «федеральное постановление, которое обычно запрещает банкам проводить определенную инвестиционную деятельность со своими собственными счетами и ограничивает их отношения с хедж-фондами и фондами прямых инвестиций, также называемыми покрытыми фондами.Названный в честь бывшего председателя Федеральной резервной системы США Пола Волкера, это способ защиты клиентов банка, «не позволяя банкам делать определенные виды спекулятивных инвестиций, которые способствовали финансовому кризису 2008 года».

    Волкер хотел ограничить возможность банковских структур покупать и продавать акции, облигации, валюты и рискованные производные инструменты со своих собственных счетов. По сути, правило запрещает банковским организациям использовать депозиты клиентов для получения собственной прибыли. Это статья 619 Закона Додда-Франка о реформе Уолл-стрит 2010 года.

    Правило Волкера в настоящее время претерпевает изменения — в августе 2019 года Управление финансового контролера проголосовало за внесение поправок в правило, уточняющих, какие операции с ценными бумагами разрешены, а какие запрещены банковскими организациями, и мы ждем его утверждения, но поправка, как правило, рассматривается как ослабление предыдущего ограничения Правила для банковских организаций, использующих свои собственные средства для торговли ценными бумагами. Ослабление — часть распоряжения президента Дональда Трампа по смягчению банковского регулирования, возникшего в результате финансового кризиса 2008 года.

    Что Правило Волкера и его предстоящие изменения означают для банковских организаций? По словам Лоуренса Д. Каплана из практики Пола Гастингса: «Эти изменения направлены на то, чтобы изменить правило Волкера со строгой предписывающей формы регулирования на основанную на принципах форму регулирования, позволяющую банковским организациям торговать в рамках диапазонов, основанных на оценке риска, а не убедительное соответствие тестам с яркой линией ». Он говорит, что предлагаемая поправка «создаст три категории регулируемых банковских организаций на основе консолидированных валовых торговых активов и обязательств компании и установит соответствующие требования.”

    Стоит отметить, что торговые активы и обязательства являются активами и обязательствами объединенных операций в США любой ведущей иностранной банковской организации, и поэтому предложение по адаптации приведет к тому, что многие иностранные банки без большого присутствия в США будут помещены в ограниченные торговые активы. и категория пассивов.

    И это означает, что лица, отвечающие за юридические операции, управление и соблюдение нормативных требований для любого банковского учреждения, должны внимательно следить за тем, как работает банковское учреждение — они должны иметь возможность отслеживать эти консолидированные валовые торговые активы и обязательства и знать, банковское учреждение перешло в новую сферу торговой деятельности в соответствии с правилом Волкера.

    Как программное обеспечение для управления предприятиями может помочь отслеживать банковские учреждения

    Независимо от того, подпадает ли банковское учреждение под категорию значительных, умеренных или ограниченных торговых активов и обязательств в соответствии с правилом Волкера, требования к соблюдению нормативных требований остаются неизменными: важно, чтобы банковское учреждение имело надежные процессы управления и соответствия, чтобы оно имело центральный репозиторий, из которого он отслеживает данные об объектах, и что банковское учреждение может эффективно сообщать о своей позиции соответствия, используя данные объекта в реальном времени.

    Программное обеспечение

    Entity Management может облегчить бремя отслеживания для групп юридических операций. Установив единый источник достоверных данных для данных банковской организации, менеджер организации может в любое время сделать снимок статуса соответствия и сообщить регулирующим органам и аудиторам, когда это необходимо, как точно, так и эффективно. Это позволяет банковскому учреждению управлять постоянной точностью корпоративных записей, используя календари соответствия, напоминания и рабочие процессы для получения более точных данных.

    Программное обеспечение

    Entity Management, такое как Diligent Entities, также может помочь устранить разрозненность, которая может легко возникнуть в крупных банковских структурах. Поскольку данные об управлении юридическими лицами находятся в эпицентре нескольких необходимых бизнес-процессов, которые помогают юридическим, налоговым, финансовым и казначейским органам обеспечивать соблюдение нормативных требований, важно развернуть интегрированную систему корпоративного управления и соблюдения нормативных требований, которая поддерживает передовой опыт в нескольких бизнес-единицах и помогает разрушить эти разрозненные структуры для обеспечения надежной и эффективной связи между банковскими организациями и внутри них.

    Diligent Entities легко интегрируется с Diligent Boards и безопасным порталом для обмена файлами для создания облака управления, комплексной экосистемы соответствия и управления, которая оптимизирует отчетность и помогает принимать более взвешенные бизнес-решения. Стратегия может быть основана на полной и актуальной картине, а не только на небольшой части, помогая обеспечить больший рост банковского учреждения и его более широкой структуры.

    Современное управление — это предоставление нужной информации в нужное время.Свяжитесь с нами и запросите демонстрацию, чтобы увидеть, как пакет программного обеспечения для обеспечения соответствия и управления Diligent может помочь вашему банковскому учреждению предоставлять нужную информацию нужным людям в нужное время и помочь обеспечить надежность и безопасность рабочего процесса.

    Доктрина отдельной организации для филиалов иностранных банков в США

    Хотя филиал банка не является юридическим лицом, отдельным от банка, частью которого он является, в законодательстве США филиалы рассматриваются как отдельные от головного офиса и других филиалов банка, когда такое разграничение подходит для различных целей.Филиалы представляют собой гибридную структуру, одновременно являясь неотъемлемой частью банков, для которых они являются просто офисами, и отдельными юридическими лицами для ряда целей регулирующего и коммерческого права США. Эта особенность банковских отделений является центральным принципом федеральных банковских статутов и, в частности, закона, регулирующего деятельность американских отделений иностранных банков.

    Иногда статус филиала иностранного банка в США по определенной установленной законом схеме является явным. Так обстоит дело с США.правовой режим филиалов иностранных банков в США при банкротстве. Как обсуждается ниже, законодательство США рассматривает эти филиалы практически как отдельные субъекты несостоятельности.

    В других обстоятельствах в конкретном законе прямо не говорится о статусе филиалов иностранных банков в США, и такой подход должен определяться путем анализа цели установленной законом схемы. Например, как обсуждается ниже, после длинной серии писем о непринятии мер Комиссия по ценным бумагам и биржам («SEC») выпустила пояснительное руководство, в котором говорится, что ценные бумаги, выпущенные или гарантированные U.S. филиалы иностранного банка (но не его филиалы за пределами США) могут полагаться на освобождение от регистрации, предоставленное для ценных бумаг, выпущенных или гарантированных банком в соответствии с Разделом 3 (a) (2) Закона о ценных бумагах 1933 года («Ценные бумаги Действовать»). Таким образом, отделения в США могут рассчитывать на освобождение от налогов в соответствии с Разделом 3 (a) (2), в то время как сам банк должен зарегистрироваться для распространения своих ценных бумаг в Соединенных Штатах.

    В этой статье будет рассмотрен режим работы филиалов иностранных банков в США в соответствии с различными установленными законом схемами и исследованы причины такого режима.

    I. Справочная информация по филиалам

    (a) Параллельные федеральные и государственные режимы регулирования

    Открытие филиала — наиболее распространенная форма работы иностранных банков в Соединенных Штатах. Иностранные банки, стремящиеся открыть отделения в США, сталкиваются с тем же режимом регулирования, что и новые учреждения, зарегистрированные в США. Как и в случае с банками в США, иностранные банки выбирают, запрашивать ли федеральную лицензию или лицензию штата для своих филиалов в США.

    Федеральные отделения уполномочены и подлежат регулированию и надзору со стороны Управления финансового контролера («OCC»).Филиалы, учрежденные государством, уполномочены и подлежат регулированию на государственном уровне.

    (b) Закон о международной банковской деятельности предусматривает национальный режим для филиалов в США

    Закон о международной банковской деятельности 1978 года («IBA») устанавливает всеобъемлющую основу для надзора и регулирования неамериканских банков в Соединенных Штатах. Руководящий принцип МБА «национальный режим» — или равенство режима между отечественными и иностранными банками — проинформировал все последующие U.S. Законодательство, влияющее на иностранные банки.

    В рамках IBA филиал банка за пределами США в США рассматривается для большинства целей, как если бы он был банком США. Важно отметить, что, несмотря на то, что они являются одним и тем же юридическим лицом, именно филиал в США, а не банк за пределами США в целом, рассматривается как банк США в рамках IBA. Например, хотя Федеральная резервная система имеет право проверять иностранный банк, поскольку он рассматривается как банковская холдинговая компания, полномочия ОКК по проверке ограничены федеральным отделением.

    (c) Только отделения в США имеют право на федеральное страхование вкладов

    Различие между иностранным банком и его филиалом в США также отражено в Федеральном законе о страховании вкладов («FDIA»), в соответствии с которым филиал в США, а не банк в целом, имеет право подать заявку на федеральное страхование вкладов для депозиты к оплате в филиале. С принятием Закона о совершенствовании Федеральной корпорации по страхованию вкладов 1991 года («FDICIA») создание застрахованных филиалов запрещено.Однако положение FDIA, устанавливающее право на участие, не было отменено, и 52 филиала иностранных банков в США, которые на тот момент были застрахованы, сохранили свое право на участие в соответствии с положением о дедушке. FDIC может быть назначен приемником или попечителем застрахованного отделения в рамках FDIA таким же образом, как FDIC может быть назначен приемником или попечителем застрахованного банка США. Кроме того, до введения в действие FDICIA страховое покрытие FDIC для филиалов иностранных банков в США предоставлялось отдельно для каждого филиала, так что иностранный банк мог иметь филиал в одном U.S. заявляет, что оно было застраховано FDIC и другим филиалом в другом штате США, который не был застрахован FDIC.

    (d) Иностранные банки с филиалами в США подлежат регулированию как банковские холдинговые компании в соответствии с Законом о банковских холдинговых компаниях

    Обособленность иностранного банка и его филиала в США также отражена в применении Закона о банковских холдинговых компаниях («Закон BHC») к иностранным банкам, имеющим филиалы в США. Закон о BHC обычно ограничивает деятельность банковских холдинговых компаний только банковскими или управляющими и контролирующими банками, а также теми, которые тесно связаны с ними или имеют финансовый характер.В силу наличия филиала в США иностранный банк считается банковской холдинговой компанией, и Закон BHC применяется к иностранному банку и филиалу в США, как если бы они были холдинговой компанией и дочерним банком, соответственно. Таким образом, на иностранный банк распространяются ограничения деятельности Закона о BHC, а также надзорные и правоприменительные полномочия Федеральной резервной системы, применимые к банковским холдинговым компаниям, включая его полномочия издавать приказы о прекращении действия и оценивать гражданские денежные штрафы.Для целей межгосударственных банковских ограничений Закона о БХК филиалы рассматривались как банки, и, таким образом, иностранный банк не мог приобретать банк в другом штате или открывать филиал в другом штате до появления межгосударственного банковского обслуживания с прохождением Закон Ригла-Нила об эффективности межгосударственного банковского обслуживания и разветвления от 1994 года. Разделение иностранного банка и его филиала в США также отражено в Положении K Федеральной резервной системы, которое разрешает квалифицированной иностранной банковской организации «[поддерживать] деятельность любого вид за пределами Соединенных Штатов », даже несмотря на то, что U.Филиал или дочерняя компания того же юридического лица, как правило, подпадают под ограничения деятельности, предусмотренные Законом BHC и IBA, поскольку деятельность, осуществляемая таким филиалом или дочерней компанией в США, считается деятельностью, осуществляемой в Соединенных Штатах.

    II. Законодательство о несостоятельности

    (a) Государственные филиалы ликвидируются как отдельные юридические лица

    Государственные филиалы иностранных банков подлежат ликвидации на государственном уровне в соответствии с законодательством штата о несостоятельности.Государственные законы обычно предусматривают механизм «ограждения», в соответствии с которым регулирующие органы имеют широкие полномочия по ликвидации всех внутренних активов иностранного банка, включая активы, принадлежащие иностранному банку от его собственного имени, в отличие от активов банка. филиал — в пользу (внутренних) истцов против филиала.

    Закон о несостоятельности банков Нью-Йорка, который часто рассматривается как образец для законов о несостоятельности государственных банков, является показательным. В соответствии с этим режимом суперинтендант финансовых услуг имеет право налагать арест на все активы иностранного банка, расположенные в Нью-Йорке.После ликвидации выручка сначала направляется на оплату требований кредиторов, возникающих в результате деловых операций с нью-йоркским отделением. Суперинтенданту категорически запрещается удовлетворять требования, которые не составляли бы юридические обязательства перед филиалом, если бы он был отдельным и независимым юридическим лицом, а также претензии к другим офисам, филиалам и другим филиалам иностранного банка. После удовлетворения требований к филиалу любые излишки выручки выплачиваются ликвидаторам, если таковые имеются, любого другого U.S. филиалов или офисов. Только после удовлетворения всех таких требований оставшаяся выручка возвращается в головной офис иностранного банка.

    (b) Филиалы, зарегистрированные на федеральном уровне, ликвидируются как отдельные юридические лица

    Аналогичный режим ограждения регулирует неплатежеспособность иностранного банка, имеющего одно или несколько федеральных филиалов в США. IBA уполномочивает OCC назначить приемника, который будет владеть всеми американскими активами иностранного банка и будет выступать в качестве приемника для всех U.С. ветвей. Удовлетворяются только требования, возникающие в результате операций с филиалами иностранного банка в США, которые были бы действительными обязательствами против такого филиала, если бы он был отдельным юридическим лицом, и только после удовлетворения всех таких требований ко всем филиалам в США избыточная выручка возвращается в иностранный банк. домашний офис.

    (c) Конгресс внес поправки в Кодекс о банкротстве США для защиты отделенности иностранных банков и их филиалов в США

    В 2003 году окружной суд отменил решение суда по делам о банкротстве, согласно которому Кодекс о банкротстве запрещал иностранному представителю двух обанкротившихся иностранных банков с филиалами, имеющими лицензию в Нью-Йорке, добиваться судебного запрета, не позволяющего регулирующим органам штата отдавать предпочтение кредиторам Нью-Йорка при ликвидации U.С. активы этих банков. В этом решении, которое широко критиковалось как отход от установленных полномочий, фактически игнорировалось различие между иностранными банками и их филиалами в США.

    В 2005 году Конгресс отреагировал внесением поправок в Кодекс о банкротстве, чтобы уточнить, что иностранный банк, имеющий филиал в США, не имеет права подавать заявление о банкротстве в Соединенных Штатах, тем самым гарантируя, что дихотомия между иностранным банком и его филиалами в США будет по-прежнему отражаться в Процедура банкротства в США.

    III. Закон о ценных бумагах

    (a) Освобождение от Закона о ценных бумагах для филиалов иностранных банков США

    Раздел 3 (a) (2) Закона о ценных бумагах предусматривает освобождение от общих требований к регистрации для ценных бумаг, «выпущенных или гарантированных… любым национальным банком или любым банковским учреждением, учрежденным в соответствии с законодательством любого штата». На первый взгляд, в уставе неясно, соблюдает ли иностранный банк лицензию и связанные с этим требования для фрахтования U.Филиал S. сродни тому, что филиал «организован» в соответствии с законодательством США. Однако по крайней мере еще в 1964 году Комиссия по ценным бумагам и биржам начала выпускать письма о непринятии мер, разрешающие филиалам иностранных банков США полагаться на это «банковское» освобождение для выпуска различных типов ценных бумаг в определенных штатах.

    В 1986 году, после выдачи более 100 таких писем о непринятии мер, Комиссия по ценным бумагам и биржам выпустила руководство, согласно которому впоследствии она займет позицию, согласно которой, хотя филиалы иностранных банков в США не являются отдельными юридическими лицами в строго техническом смысле, они будут считаться банками для целей освобождения банка от уплаты налогов.В сообщении отмечается государственная политика «национального режима», отраженная в IBA, и вывод Комиссии по ценным бумагам и биржам о том, что филиалы иностранных банков в США подлежат внутреннему надзору, достаточному для того, чтобы сделать их «функционально неотличимыми от своих отечественных коллег». Примечательно, что в то время как филиалы иностранных банков в США имеют право на это освобождение, сами иностранные банки нет.

    Определение «США лицо »для целей Положения S Комиссии по ценным бумагам и биржам, которое регулирует размещение и продажу ценных бумаг за пределами США, которые не зарегистрированы в соответствии с Законом о ценных бумагах, также отражает обособленность филиалов и агентств юридического лица.Например, в то время как определение «США» лицо »в Правиле S не включает юридическое лицо, организованное или зарегистрированное в соответствии с иностранным законодательством, оно прямо включает« любое агентство или филиал иностранного юридического лица, расположенное в Соединенных Штатах ». Точно так же, в то время как «США определение лица »включает в себя организации, зарегистрированные в соответствии с законодательством США, однозначно исключенные из такого определения:« [любое] агентство или филиал лица из США, расположенный за пределами Соединенных Штатов, если: (A) агентство или филиал действует по уважительным причинам для бизнеса; и (B) агентство или филиал занимается страхованием или банковским делом и подлежит основному страхованию или банковскому регулированию, соответственно, в юрисдикции, в которой оно расположено.”

    (b) Освобождение от Закона о валютных операциях для филиалов иностранных банков США

    Раздел 3 (а) (6) Закона о фондовых биржах 1934 года («Закон о биржах») определяет термин «банк», включающий, при определенных условиях, «банковское учреждение или сберегательную ассоциацию, как определено в разделе 2 ( 4) Закона о займах домовладельцев, независимо от того, зарегистрированы они или нет, ведение бизнеса в соответствии с законодательством любого штата или Соединенных Штатов ». Это положение было истолковано Комиссией по ценным бумагам и биржам как U.S. филиал неамериканского банка. Это, в свою очередь, позволяет американскому отделению неамериканского банка заниматься определенными видами деятельности, которые разрешены для банков в соответствии с Законом о биржах при отсутствии регистрации брокера-дилера. Эти полномочия предоставляются только филиалу неамериканского банка в США, но не самому банку.

    Более того, Комиссия по ценным бумагам и биржам истолковала положения Закона Грэмма-Лича-Блили о «выталкивании» брокерско-дилерских операций как ограничение возможности филиала неамериканского банка в США заниматься определенной брокерской и дилерской деятельностью, но не применять к любому не-U.S. отделения того же неамериканского банка.

    (c) Освобождение от Закона об инвестиционных компаниях для филиалов иностранных банков в США

    Раздел 3 (c) (3) Закона об инвестиционных компаниях 1940 года («Закон об инвестиционных компаниях») исключает из определения «инвестиционной компании» и, таким образом, из требований Закона о регистрации любое юридическое лицо, подпадающее под определение «инвестиционной компании». банк », как указано в разделе 2 (а) (5) Закона об инвестиционных компаниях. До того, как в 1999 году в статут были внесены поправки для решения этой проблемы, практикующие долгое время придерживались мнения, что У.S. филиалы иностранных банков соответствовали критериям пункта (C) этого определения, которое включало любые «банковские учреждения. . . ведение бизнеса в соответствии с законодательством любого штата или Соединенных Штатов, значительная часть бизнеса которого состоит из приема депозитов или осуществления фидуциарных полномочий, аналогичных тем, которые разрешены национальным банкам. . . и которое контролируется и проверяется государственным или федеральным органом, осуществляющим надзор за банками ».

    В 1990 году Комиссия по ценным бумагам и биржам США выпустила руководство, согласно которому при выпуске ценных бумаг в США она будет считать U.S. филиалы иностранных банков должны быть «банками», подпадающими под действие исключения, при условии, что их советник мог определить, «что характер и степень федерального и / или государственного регулирования и надзора за конкретным филиалом [] по существу эквивалентны тем, которые применяются к банкам зафрахтованы в соответствии с федеральным законодательством или законодательством штата в той же юрисдикции ». Эта позиция была основана на определении SEC о том, что отделения иностранных банков в США «функционально эквивалентны своим внутренним аналогам, а также регулируются аналогичным образом.”

    В 1999 г. определение «банк» в разделе 2 (a) (5) (A) было изменено, чтобы прямо включить в него филиалы иностранных банков в США, но не сами иностранные банки.

    IV. Закон о товарной бирже

    (a) Иностранные отделения американских и иностранных банков рассматриваются как отдельные лица для целей регистрации представляющего брокера и комиссии по фьючерсам

    Комиссия по торговле товарными фьючерсами («CFTC») обычно не требует иностранных филиалов U.S. или иностранные банки для регистрации в качестве представляющих брокеров («IB») или торговцев фьючерсными комиссиями («FCM»), когда они ведут дела только с иностранными клиентами. Основываясь в значительной степени на обращении с отделениями банков в соответствии с банковским законодательством, сотрудники CFTC последовательно «рассматривали банк в одной стране как отдельное юридическое лицо от отделений банка в другой стране».

    (b) Закон Додда-Франка предусматривает отдельное назначение филиалов иностранных банков в США в качестве своп-дилеров

    В соответствии с историческими различиями между иностранным банком и его банком U.S. Branch, Закон Додда-Франка о реформе Уолл-стрит и защите потребителей («Закон Додда-Франка») при определении термина «пруденциальный регулирующий орган» прямо подразумевает, что это «федеральное учреждение». . . иностранного банка »или« Государственный филиал. . . иностранного банка »может сам быть своп-дилером. Кроме того, определение «своп-дилера» в Законе Додда-Франка конкретно предусматривает, что «лицо может быть назначено в качестве своп-дилера для одного типа, одного класса или категории. . . деятельности и не считается дилером по обмену для других типов, классов или категорий.. . виды деятельности.»

    V. Прочие положения банковского законодательства

    (a) Только филиалы в США имеют доступ к окну скидок Федеральной резервной системы и соблюдают резервные требования

    В соответствии с законодательной базой и имплементирующими положениями, регулирующими доступ к дисконтному окну Федеральной резервной системы, филиал иностранного банка в США рассматривается, как если бы он был банком-участником, отдельным от иностранного банка, частью которого он является.

    В 1978 году МБА применил резервные требования к «каждому федеральному отделению и федеральному агентству иностранного банка таким же образом и в той же степени, как если бы федеральное отделение или федеральное агентство было банком-участником», за некоторыми исключениями.В соответствии с полномочиями МБА Федеральная резервная система применила эти требования к отделениям и агентствам штатов и предоставила доступ к дисконтному окну Федерального резервного банка «любому филиалу или агентству иностранного банка таким же образом и в той же степени, что и [ Федеральный резервный банк] может осуществлять такие полномочия в отношении банка-члена, если такое отделение или агентство поддерживает резервы в таком Резервном банке. . . . »

    Впоследствии Закон о денежно-кредитном контроле 1980 года внес поправки в Закон о Федеральной резервной системе, чтобы указать, что «любое депозитарное учреждение, в котором хранятся операционные счета или неличностные срочные депозиты, имеет право на такую ​​же скидку и привилегии по займам, что и банки-участники.”

    Постановление D Федеральной резервной системы, которое реализует положения о резервных требованиях Закона о Федеральной резервной системе, предусматривает, что филиал или агентство иностранного банка, расположенное в Соединенных Штатах, должно соблюдать резервные требования «таким же образом и в той же степени. », Как если бы филиал или агентство были банком-участником. Согласно Закону о Федеральной резервной системе, филиал или агентство США обязаны поддерживать резервы только в отношении своих собственных резервируемых депозитов, а не депозитов других стран.С. банк. Точно так же Положение A Федеральной резервной системы, которое регулирует предоставление кредита Федеральным резервным банком, применяется к американским филиалам и агентствам неамериканских банков, которые подпадают под действие требований по резервированию в соответствии с Положением D «таким же образом и в той же степени, что и эта часть относится к депозитным учреждениям ».

    Таким образом, филиал в США должен поддерживать резервы в Федеральном резервном банке в отношении своих транзакционных счетов и срочных депозитов, но ни один из них не можетФилиал S. или иностранный банк не обязан поддерживать резервы по депозитам иностранного банка. Как следствие, филиал — но не иностранный банк — имеет право на такую ​​же скидку и привилегии по займам, что и банк-член.

    (b) Ограничения по партнерским операциям применяются только к филиалам в США

    Операции между филиалом в США и некоторыми его филиалами страховых, брокерско-дилерских и коммерческих банков в США подчиняются ограничениям Разделов 23A и ​​23B Закона о Федеральной резервной системе, даже если эти ограничения не применяются к операциям между иностранным банком и эти самые У.Филиалы S.

    (c) Положения о запрете связывания применяются только к филиалам в США

    Положения банковского законодательства США, запрещающие связывание, применяются к деятельности филиалов и агентств иностранного банка в США, но не распространяются на деятельность иностранного банка в целом.

    (d) Закон о блокировках управления депозитными учреждениями применяется только к филиалам в США

    Применение Федеральной резервной системой ограничений блокировок в Законе о блокировках управления депозитными учреждениями уважает различие между иностранным банком и его U.S. филиал, применяя ограничения закона к сотрудникам филиалов США, но не к сотрудникам самого иностранного банка.

    (e) Федеральные законы и законы штата требуют поддержания активов или депозитов эквивалентного капитала для отделения иностранного банка в США, несмотря на общую достаточность капитала иностранного банка

    МБА требует, чтобы иностранный банк имел депозит в банке-члене, расположенном в штате, в котором находится каждое из его федеральных отделений и агентств, в сумме, «не менее чем большая из (1) суммы капитала (но профицит), который потребовался бы от национального банка, организованного в этом месте, или (2) 5 процентов от общей суммы обязательств такого филиала или агентства.. . » Основная цель положения о МБА заключается в обеспечении того, чтобы филиалы и агентства иностранного банка поддерживали минимальный уровень необремененных активов в Соединенных Штатах, который будет доступен при ликвидации филиала или агентства. Многие штаты предъявляют аналогичные требования к лицензированным государством филиалам иностранных банков.

    (f) До его отмены запрет на выплату процентов по депозитам до востребования применялся только к филиалам в США

    Запрет на выплату процентов по депозитам до востребования применялся только к тем депозитам, которые хранятся в U.S. филиалов иностранных банков, а не на какие-либо депозиты, «выплачиваемые только в офисе, расположенном за пределами США». Этот запрет был отменен как для американских банков, так и для американских филиалов иностранных банков с 21 июля 2011 года.

    VI. Законодательство США признает определенные различия между банками США и их филиалами

    (a) Законодательство США признает различие между банками США и их зарубежными филиалами

    Законодательство США также признает аналогичные различия между иностранными филиалами U.С. банки, и банки, составными частями которых они являются. Например, депозиты, подлежащие выплате только в иностранных филиалах, не подлежат резервированию, не застрахованы и фактически подчинены в праве выплаты внутренним депозитам. Кроме того, хотя кредит всего банка обычно используется, когда иностранный филиал заключает договор, Закон о Федеральной резервной системе защищает банк от ответственности за депозиты, сделанные в иностранном филиале, если филиал не в состоянии вернуть депозит из-за войны, гражданской войны. раздор, восстание или экспроприация иностранного государства, в котором находится филиал.

    Наконец, чтобы гарантировать конкурентоспособность иностранных филиалов американских банков на своих местных рынках, такие филиалы имеют право заниматься рядом видов деятельности, которые запрещены для американских банков, в том числе предлагать страхование в качестве агента или брокера, а также андеррайтинг и выполнение обязательств иностранные правительства.

    (b) Закон США признает различие между разными филиалами одного и того же банка США в США

    Торговое право США признает различие между разными U.S. филиалы одного и того же банка США, где различие соответствует определенным функциям банка. Например, Единый торговый кодекс предусматривает, что филиал или другой отдельный офис банка США является «отдельным банком» для целей расчета определенных сроков в отношении оборотных инструментов, банковских вкладов и инкассо, а также электронных переводов.

    (c) Доктрина отдельного юридического лица в судебном разбирательстве в Нью-Йорке

    Доктрина отдельного юридического лица согласно закону Нью-Йорка, принятому судьей, по сути, предусматривает, что «каждое отделение банка является отдельным юридическим лицом, [и] никоим образом не связано со счетами вкладчиков в других отделениях или головном офисе .Эта доктрина долгое время была важным аспектом нью-йоркского закона об арестах и ​​казнях и поддерживает положение о том, что «простого факта, что у банка может быть филиал в Нью-Йорке, недостаточно для того, чтобы открывать счета за пределами Нью-Йорка, подлежащие аресту только по обслуживает филиал в Нью-Йорке ». Цель доктрины отдельной организации ясна: обслуживание процесса в одном филиале не должно допускаться для выполнения ограничений по счетам в других филиалах из-за существенного вмешательства в банковскую деятельность и подверженности банков, ведущих бизнес в нескольких юрисдикциях, непоследовательному определения, выносимые судами этих юрисдикций.Раздел 138 Закона о банках Нью-Йорка представляет собой статутную формулировку доктрины отдельного юридического лица для банков Нью-Йорка.

    * * *

    В заключение, закон США уже давно признает в различных контекстах, что отделения банка — это не просто отделения банка. Вместо этого они пользуются гибридным статусом, в результате чего их рассматривают как отдельные объекты для различных целей. Хотя такой отдельный режим иногда прямо предусмотрен законом, он часто является результатом интерпретации соответствующей законодательной схемы и ее цели в свете характера и регулирования отрасли.

    Планирование санации: как банки могут решить проблему рационализации юридических лиц в 2017 году

    Восемь лет после краха Lehman Brothers в году армии юристов и бухгалтеров все еще пытаются раскрутить сложную сеть банка, состоящую из 2 985 юридических лиц и связанных портфелей на 600 миллиардов долларов, разбросанных по 50 странам. Однажды укушенный, дважды застенчивый: регулирующие органы по всему миру теперь требуют, чтобы глобальные банки, имеющие системное значение, составили карту своих юридических лиц и бизнес-операций, осознали трудности, которые могут возникнуть при урегулировании несостоятельности (например, риск того, что существенные организации не будут иметь достаточного капитала). или ликвидность для продолжения операций) и приложить значительные усилия для упрощения своей юридической структуры.Правила различаются в зависимости от географии; Европа, G20 и Соединенные Штаты установили различные стандарты и правила для решения проблемы «слишком большой, чтобы потерпеть неудачу». Но цель рационализации юридических лиц (LER) везде одинакова: гарантировать, что корпоративная структура может быть разобрана в процессе урегулирования без радикального нарушения финансовых рынков.

    Будьте в курсе ваших любимых тем

    После непростого старта банки значительно продвинулись в выполнении этих требований.Например, в Соединенных Штатах семь из восьми крупнейших банковских холдинговых компаний прошли проверку к концу 2016 года. Но в 2017 году, чтобы соответствовать растущим нормативным стандартам, банки должны удвоить усилия по четырем основным компонентам LER: построение надежного управления , упростить структуру и взаимоотношения ЮЛ, проложить путь для передачи ликвидности и капитала между ЮЛ, одновременно изолировав рискованные виды деятельности, и скорректировать вспомогательные операции в соответствии со структурными изменениями.

    LER не прост.Даже по мере того, как банки упрощают некоторые вещи, возникают другие сложности, такие как необходимость ограждать некоторые организации и виды деятельности. Для некоторых организаций правила различных регулирующих органов частично совпадают, и банки не всегда уверены в том, что сделают все правильно. Но некоторые банки находят способ преодолеть сложности — не только полностью соблюдая требования, но и извлекая материальные выгоды для своего бизнеса. LER может стимулировать более эффективную бизнес-деятельность, поскольку банки оптимизируют и реорганизуют свои операции, повышают прозрачность и сокращают расходы.В некоторых отношениях состояния банков возродились, но новая доза эффективности всегда будет приветствоваться в условиях падающей маржи и усиления конкуренции.

    Многое сделано, многое еще предстоит сделать

    В США Федеральная корпорация по страхованию вкладов (FDIC) и Федеральная резервная система обратились к восьми крупнейшим национальным банковским холдинговым компаниям с просьбой о проведении LER в качестве ключевого компонента планирования урегулирования несостоятельности. Хотя основное внимание уделяется крупнейшим банкам, сфера регулирования распространяется на финансовую систему в целом.Планы адресного урегулирования споров требуются для небольших банковских холдинговых компаний и иностранных банковских организаций (FBO) с глобальными активами более 50 миллиардов долларов.

    В других регионах, например в Европе, где регулирующие органы разрабатывают планы санации отдельных банков, аналогичный результат вероятен. Банкам, сложные правовые структуры которых было бы трудно разделить при урегулировании несостоятельности, вероятно, потребуется внести значительные структурные изменения, чтобы продемонстрировать, что их можно легко разделить.

    Подобно программе комплексного анализа и обзора капитала (CCAR), которая началась в США в 2010 году и изменила взгляд банков на планирование капитала, планирование урегулирования несостоятельности побуждает банки переосмыслить свою корпоративную структуру и начать крупномасштабные преобразования. такие как реструктуризация юридического лица — действия, требующие значительного внимания со стороны высшего руководства и совета директоров для рассмотрения и утверждения. Крупнейшие банковские холдинговые компании пересматривают свои бизнес-структуры и операционные модели — от реструктуризации цепочек владения до реорганизации вспомогательных операций.

    Хотите узнать больше о нашей практике управления рисками?

    Тем не менее, получить правильный LER было довольно сложно. Многие американские банковские холдинговые компании изо всех сил пытались получить одобрение своих планов урегулирования несостоятельности. В апреле 2016 года надзорные органы совместно выявили недостатки в планах пяти банков на июль 2015 года. Банки повторно представили свои планы в октябре 2016 года, а в декабре регулирующие органы обнаружили, что четыре из пяти закрыли свои недостатки. При этом семь из восьми банков теперь сосредоточены на 2017 году, в частности, на рекомендациях регулирующих органов.

    Банки уже добились значительного прогресса — упростив структуру своих юридических лиц, исключив тысячи юридических лиц, оптимизировав их географическое присутствие, уменьшив объем внутрифирменных транзакций, перераспределив тысячи сотрудников и предоставив другие важные услуги, а также упростив структуру собственности своих юридических сущности. Но не у всех банков дела идут одинаково хорошо. И всем им необходимо продолжать работу и демонстрировать прогресс в отношении растущих ожиданий регулирующих органов.

    По нашему опыту, банки добились больших успехов в области LER.Многие считают, что разработка полностью заслуживающего доверия подхода остается проблемой. Одна из трудностей заключается в необходимости интеграции LER в структуру управления банка, чтобы бизнес-направления и юридические лица могли быть согласованы таким образом, чтобы способствовать урегулированию проблемы. Банки должны продемонстрировать, что они могут легко разделить свои юридические лица, не затрагивая критически важные услуги или внутрифирменные операции. Банки также должны обеспечить возможность рекапитализации ключевых бизнес-единиц в условиях кризиса.

    Несмотря на то, что руководство регулирующих органов от 2017 г. носит далеко идущий характер, те же четыре темы, которые доминировали в последнее время, вероятно, останутся в центре внимания (см. Рисунок).

    Экспонат

    Мы стремимся предоставить людям с ограниченными возможностями равный доступ к нашему сайту. Если вам нужна информация об этом контенте, мы будем рады работать с вами. Напишите нам по адресу: [email protected]

    В оставшейся части статьи мы рассмотрим проблемы в этих четырех областях и методы, которые ведущие банковские холдинговые компании используют для преодоления трудностей, чтобы прийти к проверенному в боях, подходящему для конкретной цели подходу к LER.

    Создание надежной системы управления

    После стольких достижений банкам меньше всего сейчас нужно, чтобы отдаленные части их глобального предприятия создавали больше юридических лиц или делали выбор, который усложнит планы урегулирования несостоятельности. Решимость должна быть неотъемлемой частью всех бизнес-решений. И структура LE должна соответствовать бизнес-стратегии. По мере развития стратегии должна изменяться и структура LE. Работа LER должна включать в себя такой подход к управлению, который удерживает структуру под строгим контролем.

    Прежде всего, банки должны создать ясный, чистый, хорошо обслуживаемый центральный репозиторий всей ключевой информации о юридических лицах, обновляемой в режиме реального времени по мере создания или удаления новых организаций. Имея это в руках, они могут перейти к созданию прочной структуры управления с широким участием бизнеса и функций контроля. Этот процесс включает в себя несколько шагов, таких как создание конкретных критериев LER, которые поддерживают цели LER и могут применяться согласованным образом.

    Критерии должны быть достаточно конкретными, чтобы их можно было легко понять, и они должны иметь четкое приложение к структуре юридического лица.Например, чтобы поддержать цель иметь как можно меньше организаций, банки могут ввести определенный критерий, позволяющий разрешить только одно юридическое лицо каждого типа (например, только один банк, один брокер-дилер) в каждой юрисдикции.

    Затем банкам необходимо вписать критерии в свои официальные политики и процедуры корпоративного управления. Запросы на исключения должны периодически пересматриваться и оспариваться высшим руководством и профильными экспертами, чтобы способствовать упрощению. Некоторые банки могут обнаружить, что им нужно либо создать новую политику, либо улучшить существующую.

    Для обеспечения надежного управления банки могут рассмотреть вопрос о создании комитета по надзору, который возглавит работу по LER. Комитету следует принимать во внимание масштабы предприятия, чтобы гарантировать, что все инициативы LER являются последовательными и всеобъемлющими, а также определить правильный баланс между приоритетами бизнеса и разрешения проблем.

    Упростите структуру и взаимосвязи

    По мере расширения банков они открыли и приобрели множество юридических лиц в разных юрисдикциях и не всегда останавливались, чтобы оценить скрытые издержки сложности.Теперь один, два или несколько юридических лиц могут заниматься аналогичной коммерческой деятельностью в одной и той же юрисдикции. Тем не менее, об устранении этой избыточности легче сказать, чем сделать; риски включают потерю налоговых льгот, дополнительные затраты на финансирование и перебои в потоках ликвидности. Приложив немалые усилия, несколько ведущих банков уже добились больших успехов, на тысячи сократив количество юридических лиц в своих организациях. Но для постоянного успеха банки должны периодически проверять существующие юридические лица на предмет дополнительных упрощений.Они также должны внимательно оценить создание или приобретение новых юридических лиц, чтобы подтвердить потребности бизнеса и оценить рост сложности.

    Международные филиалы и дочерние компании создают дополнительные проблемы. По мере того, как банки пересматривают свое международное присутствие, они должны четко определить простейшую и наиболее рациональную структуру юридического лица для каждой страны, принимая во внимание бизнес-стратегию и местные нормативные требования. Эта переоценка географического присутствия привела к тому, что один американский банк отказался от операций в более чем 20 странах.

    Упрощение структуры LE имеет решающее значение, но этого недостаточно. Банки также должны четко оценить, как распутывание одной единицы может непреднамеренно повлиять на другие. Многие банки обеспечили наличие у важных организаций достаточного капитала и ликвидности. Но клубок деловых и финансовых связей между ними может помешать разрешению. Например, у некоторых банков есть книга межфирменных операций с производными финансовыми инструментами на сумму в триллионы долларов, которую очень сложно развернуть. Чтобы устранить этот риск, банки проводят тяжелую работу по отображению полного набора торговых отношений с производными финансовыми инструментами и по возможности ограничивают внутрифирменные сделки с производными инструментами.Это может потребовать от них определения ограниченного набора субъектов, которые осуществляют операции с клиентами, и, по возможности, управления рыночным риском в этих же организациях, тем самым ограничивая потребность в межфирменных транзакциях. В случаях, когда требуются внутрифирменные торги, они должны выполняться так же, как и сделки со сторонними организациями, чтобы гарантировать, что они могут быть заменены при разрешении.

    Еще одна попытка облегчить разделение при разрешении споров — это реорганизация бизнес-направлений и юридических лиц. Это может привести к перегруппировке организаций, которые занимаются аналогичными направлениями бизнеса в одной и той же цепочке юридических лиц, в рамках общей холдинговой компании.

    Упрощение передачи ресурсов между объектами при изоляции бизнес-операций

    Эффективный перевод капитала и ликвидности часто является ключом к успешной стратегии урегулирования несостоятельности. Сложные структуры собственности создают трения при передаче капитала и ликвидности между организациями и от холдинговой компании к дочерним компаниям. Например, рекапитализация предприятия материнской компанией потребует множества шагов и требует множественных разрешений регулирующих органов, одобрений совета директоров и решений для других юридических и юрисдикционных вопросов.Такие сложные структуры могут принести бизнесу выгоду (например, снижение налогов), но надзорные органы больше озабочены возможностью урегулирования, чем предоставлением банкам многомиллионных налоговых льгот.

    Для решения этих проблем ведущие банки переоценивают потребность в каждой промежуточной холдинговой компании (IHC), сравнивая бизнес-выгоды каждой из них с ее рисками и затратами. Чаще всего этот анализ приводит к устранению IHC. В то же время некоторые ИГК могут быть полезны для подготовки к разрешению споров.Некоторые банки фактически вводят новые IHC для дальнейшей поддержки своей стратегии урегулирования несостоятельности и рекапитализации материальных организаций. Ликвидные активы могут быть предварительно размещены в новом IHC и служить центральным буфером для оказания дополнительной поддержки существенным объектам в разрешении. Отсутствие сторонних кредиторов для такой IHC является очевидным преимуществом.

    В некоторых случаях создание IHC предназначено для выполнения нормативных требований. В Соединенных Штатах коммерческие организации с глобальными активами более 50 миллиардов долларов должны создать IHC и разместить под ним все операции в США, за исключением филиалов.В ноябре 2016 года Европейская комиссия опубликовала законодательное предложение с аналогичными требованиями для крупных банков, не входящих в ЕС. Это изменение предназначено для обеспечения достаточной капитализации и финансирования операций иностранных банков в ЕС, чтобы в случае банкротства группы на местном уровне было достаточно капитала и ликвидности, чтобы покрыть убытки от операций группы в Европе.

    По мере того, как банки разрабатывают свои модели капитала и ликвидности, они должны учитывать, как структура юридического лица влияет на распределение и передачу этих ограниченных ресурсов.Устранение юридических лиц или упрощение структуры собственности может облегчить передачу ресурсов. Тесное согласование стратегии рекапитализации с подходом LER может помочь обоим усилиям. Во-первых, это может помочь банкам снять озабоченность надзорных органов относительно осуществимости стратегии санации за счет упрощения пути рекапитализации. Во-вторых, это может уменьшить ресурсы, которые необходимо предварительно разместить в каждом объекте.

    Прокладывая путь для эффективной передачи ресурсов, банки также должны гарантировать, что рискованная деятельность на глобальных рынках — с потенциалом распространения в условиях кризиса — изолирована от розничных депозитов или розничной деятельности.В рамках планирования урегулирования несостоятельности банкам следует как переоценить деятельность, проводимую в каждой организации, так и сопоставить и оптимизировать передачу рисков между организациями в одной цепочке владения. Некоторые банки уже начали создавать и использовать различные сети юридических лиц для институциональной и розничной деятельности.

    Рационализировать вспомогательные операции

    Управление сетью ЮЛ требует поддержки, такой как персонал, технологии и физические активы; и нематериальные активы, такие как интеллектуальная собственность и доступ к коммунальным услугам финансового рынка (FMU).Рационализация этих услуг — четвертый ключевой компонент успешного LER.

    Устойчивое соблюдение требований: семь шагов к эффективности и действенности

    Чтобы гарантировать непрерывность критических услуг при разрешении проблем, банкам следует проверить полные сети критических услуг и, когда это возможно, переместить их к небольшому количеству хорошо капитализированных и хорошо финансируемых поставщиков услуг. Эти организации могут предоставлять критически важные услуги в период стабилизации во время упорядоченного выполнения предпочтительной стратегии урегулирования несостоятельности, поэтому они должны поддерживать оборотный капитал в течение шести месяцев.

    Для обеспечения прозрачности и разделимости поддерживающих операций банкам также следует обеспечивать исполнение контрактов на обслуживание, насколько это возможно, на коммерческой основе, используя соглашения об уровне обслуживания. Соглашения об уровне обслуживания позволят обеспечить непрерывность оказания услуг организациям, которые продаются при урегулировании несостоятельности, позволяя им либо продолжать получать услуги от одной и той же операционной компании, либо заменять ее внешним альтернативным поставщиком по контракту с аналогичными условиями.


    Помимо обеспечения соответствия банка нормативным требованиям и ожиданий органов надзора, описанная здесь работа может предложить реальные преимущества для бизнеса:

    • Надежное управление структурой юридического лица позволяет банкам активно думать о том, как лучше всего согласовать структуру своего юридического лица со своей бизнес-стратегией и устранять компоненты, которые не имеют отношения к делу, по мере развития бизнес-стратегии.
    • Упрощение и рационализация взаимоотношений между организациями помогает банкам налаживать отдельные бизнес-операции, которые при необходимости можно легко продать. Для многих это также приведет к экономии средств и повышению прозрачности. Ведущий банк США сообщил, что его работа по упрощению привела к увеличению производительности на 15 процентов.
    • Разделение бизнес-операций в специально созданных организациях приведет к созданию отдельных бизнес-направлений со значительно разными профилями риска, которыми можно управлять более эффективно, чем если бы виды деятельности были совмещены.
    • Рационализированная структура поддержки обеспечивает полную прозрачность внутрифирменных операционных отношений, объемов и затрат, что позволяет принимать более взвешенные бизнес-решения.

    Имея под собой прочный фундамент, банки обнаружат, что 2017 год станет годом, когда они смогут предпринять решительные шаги в отношении LER и увидеть, как выгоды для бизнеса упадут на чистую прибыль.

    Будьте в курсе ваших любимых тем

    Идентификатор юридического лица — Часто задаваемые вопросы

    Что такое код LEI?

    Идентификатор юридического лица (LEI) — это ссылочный код, аналогичный штрих-коду, который используется на разных рынках и в разных юрисдикциях для уникальной идентификации юридически отличного лица, которое участвует в финансовой операции.Код LEI призван стать опорой для финансовых данных — первым глобальным и уникальным идентификатором организации, позволяющим риск-менеджерам и регулирующим органам мгновенно и точно идентифицировать стороны финансовых транзакций. Например, крупный международный банк может иметь код LEI, идентифицирующий материнскую организацию, плюс код LEI для каждого из его юридических лиц, которые покупают или продают акции, облигации, свопы или участвуют в других операциях на финансовых рынках.

    Зачем нам нужны коды LEI?

    Когда в 2008 году банкротство Lehman Brothers рухнуло, регулирующие органы и менеджеры частного сектора не могли быстро и полностью оценить степень влияния участников рынка на Lehman и то, как обширная сеть участников рынка связана друг с другом.Финансовый кризис подчеркнул необходимость глобальной системы для определения финансовых связей, чтобы регулирующие органы и фирмы могли лучше понять истинную природу подверженности рискам в финансовой системе.

    Создание глобальной системы кодов LEI является значительным достижением, которое устраняет эти уязвимости и обеспечивает значительные долгосрочные выгоды для государственного и частного секторов.

    Принятие финансовой отраслью глобального кода LEI означает, что данные, передаваемые внешним надзорным органам и используемые внутри компании для целей управления рисками, будут более согласованными и удобными.Глобальный код LEI помогает регулирующим органам лучше отслеживать и анализировать угрозы финансовой стабильности. Это также помогает компаниям улучшить внутреннее управление операционными рисками и сократить расходы на сбор, очистку и агрегирование данных, а также на представление данных регулирующим органам.

    Если глобальный код LEI настолько полезен, почему он не был создан раньше?

    За последние 20 лет частный сектор предпринял несколько попыток создать глобальную систему идентификации юридических лиц, но частные фирмы и отраслевые ассоциации не смогли добиться координации, необходимой для запуска единого глобального решения.После мирового финансового кризиса 2007–2009 годов лидеры крупнейших экономик мира, действуя через Группу двадцати и Совет по финансовой стабильности (СФС), согласились разработать скоординированное решение, которое поможет преодолеть эти препятствия. Результатом этих усилий стала общественная инициатива, ставшая теперь глобальной системой LEI.

    Почему было задействовано OFR и какова роль OFR?

    Ключевым элементом мандата Конгресса OFR является улучшение качества и объема финансовых данных путем оценки пробелов в стандартах данных и оказания помощи в их заполнении в интересах участников рынка, регулирующих органов и исследовательских сообществ.Глобальная система LEI — важный шаг в выполнении этого мандата.

    В ноябре 2010 года OFR опубликовало заявление о политике, призывающее к созданию глобальной системы кодов LEI. Представители финансовой индустрии приветствовали звонок, ответили предложенным решением и вместе через FSB работали над созданием глобальной системы кодов LEI. На протяжении всего процесса FSB OFR играло ключевую роль, руководя рабочими потоками и работая с другими регулирующими органами и отраслью, чтобы предоставить рекомендации G-20 для руководства, разработки и внедрения глобальной системы LEI.

    В январе 2013 года министры финансов и старшие финансовые надзорные органы крупнейших экономик мира, работая через FSB, согласились передать ответственность за надзор за глобальным проектом LEI на Комитет по надзору за регулирующими органами — группу из более чем 50 регулирующих органов и представителей со всего мира. Глобус. Среди самых ранних решений, члены комитета назначили должностное лицо OFR в качестве первого председателя.

    OFR работал с другими U.S. регулирующим органам следует внедрить концепцию кодов LEI в правила для требований к финансовой отчетности, и они будут продолжать это делать. В Соединенных Штатах и ​​Европе код LEI был впервые использован при регулировании свопов.

    Как работает код LEI?

    Каждый код LEI представляет собой 20-значный буквенно-цифровой код и связанный с ним набор из шести элементов справочных данных, позволяющих однозначно идентифицировать юридически отличную организацию, которая участвует в деятельности финансового рынка. Этот глобальный стандарт соответствует спецификациям 2012 года Международной организации по стандартизации (ISO 17442: 2012).

    Для успешного функционирования глобальной системы LEI требуется поддержка со стороны глобального регулирующего сообщества, компаний частного сектора и отраслевых ассоциаций. Регулирующие органы контролируют систему через Комитет по надзору за регулированием, который публикует обновленную информацию о своей работе на сайте www.leiroc.org. Комитет консультировался с частным сектором по поводу создания центрального операционного подразделения, Global LEI Foundation, которое начало брать на себя операционную ответственность в конце 2014 года. Фонд возглавляет совет директоров, состоящий из 16 членов, все из которых представляют частный сектор.Роль этого центрального операционного подразделения заключается в обеспечении того, чтобы все стороны, внедряющие код LEI, соблюдали руководящие принципы и стандарты, включая надежность, качество и уникальность, что необходимо для достижения общей цели — «единого золотого стандарта» для кодов LEI.

    Каждый код LEI присваивается утвержденным местным операционным подразделением, которое извлекает выгоду из местного знания инфраструктуры, корпоративных организационных структур и методов ведения бизнеса.

    Чтобы получить код LEI в любом местном операционном подразделении, компания платит первоначальный регистрационный сбор в размере около 200 долларов США, а затем ежегодный сбор за обслуживание в размере около 100 долларов США.Все сборы выплачиваются местному операционному подразделению, чтобы покрыть его эксплуатационные расходы. Каждое местное операционное подразделение должно разделить часть этих сборов с некоммерческой организацией Global LEI Foundation.

    По состоянию на конец 2014 г. компаниям почти в 190 юрисдикциях было выдано около 330 000 кодов LEI. Коды LEI были выданы 20 местными операционными подразделениями, уполномоченными Комитетом по надзору за соблюдением нормативных требований, а другие местные операционные подразделения находились на стадии планирования.

    Каковы следующие шаги?

    Ожидается, что по мере расширения глобальной системы LEI она поможет регулирующим органам и участникам рынка понять и задокументировать сложные корпоративные структуры и иерархии.Некоторые из крупнейших транснациональных банков имеют тысячи юридических лиц, многие из которых имеют похожие названия, работающих по всему миру. Данные об отношениях могут показать сети контроля, собственности, ответственности и рисков, давая финансовым регуляторам более глубокое понимание того, как участники рынка связаны друг с другом. OFR помогает рабочей группе, созданной Комитетом по надзору за соблюдением правил LEI, изучить способы добавления информации о корпоративной иерархии в глобальную базу данных LEI.

    Global LEI Foundation планирует создать центральную базу данных кодов LEI, которая будет бесплатной для общественности и всех участников рынка, хотя базы данных, спонсируемые частными лицами, уже существуют.

    Когда LEI станет широко использоваться участниками рынка и регулирующими органами?

    OFR стремится способствовать повсеместному внедрению глобального кода LEI и работает с регулирующими органами США над расширением использования кода LEI в требованиях к нормативной отчетности. OFR утверждает, что несколько ключевых наборов данных, включая отчеты о звонках, подаваемые банками, финансовые отчеты по ценным бумагам и материалы предложения, должны требовать использования кода LEI.

    Ряд финансовых регуляторов в США, Европе, Канаде, Австралии и Сингапуре уже приняли правила отчетности, требующие от компаний использования кодов LEI.

    На данный момент Федеральная резервная система, Комиссия по торговле товарными фьючерсами (CFTC) и Национальная ассоциация комиссаров по страхованию требуют кодов LEI в различных отчетах, представляемых отраслью, о банковских холдинговых компаниях, сделках свопов и инвестициях в страхование. Кроме того, Комиссия по ценным бумагам и биржам (SEC), Совет по регулированию муниципальных ценных бумаг и CFTC рекомендовали включать код LEI в раскрываемую информацию о кредитном рейтинге, ежемесячные отчеты фондов денежного рынка, отчеты управляющих частными фондами и отчеты о владении фьючерсными торговцами. .У SEC и Бюро финансовой защиты потребителей есть ожидающие рассмотрения предложения, которые потребуют, чтобы код LEI отображался в транзакциях свопов и при раскрытии информации о жилищной ипотеке.

    Какую пользу приносит система LEI отрасли?

    По мере того, как глобальный код LEI становится все более широко используемым, ожидается, что он сократит расходы и улучшит управление рисками в отдельных компаниях и в рамках всей системы. Эта экономия будет достигнута в первую очередь за счет повышения операционной эффективности, например за счет уменьшения количества сбоев транзакций; снижение затрат на согласование, очистку и агрегирование данных; и снижение затрат на нормативную отчетность.Глобальная система кодов LEI предоставит компаниям долгосрочные преимущества за счет четкой идентификации их контрагентов и клиентов и улучшения внутреннего управления рисками. Пока преждевременно оценивать, сколько финансовая отрасль сэкономит, приняв глобальную систему LEI, но отраслевые оценки варьируются от 300 миллионов до 10 миллиардов долларов.

    Требования к открытию счетов для юридических лиц

    В 2018 году федеральные нормативные требования обязывали все финансовые учреждения приобретать, проверять и документировать информацию о бенефициарных владельцах и контролерах клиентов-юридических лиц.

    Эти новые правила, призванные помочь правительству в борьбе с финансовыми преступлениями, требуют раскрытия информации о бенефициарных владельцах, которые определяются как физические лица, владеющие или контролирующие юридическое лицо. Все финансовые учреждения обязаны собирать основную идентификационную информацию (имя, адрес, дату рождения, номер социального страхования), а также копию подтверждающей формы идентификации, такой как водительские права, при открытии депозитного или ссудного счета. для застрахованного юридического лица.Эти меры должны соблюдаться RiverHills Bank для каждого физического лица в рамках юридического лица, которое соответствует одному или обоим из следующих критериев:

    • Имеет бенефициарное владение (25% или более) юридического лица
    • Имеет значительный управленческий контроль над юридическим лицом. юридическое лицо

    Действуя в соответствии с новыми требованиями к сбору информации, RiverHills Bank строго придерживается этих более строгих нормативных мер, предусмотренных правительством. Поэтому мы рекомендуем нашим клиентам-юридическим лицам быть готовыми предоставлять необходимую информацию и текущую форму идентификатора каждый раз, когда открывается новый счет или запрашивается кредит от имени юридического лица.

    Часто задаваемые вопросы

    Корпорации, компании с ограниченной ответственностью, юридические лица, созданные путем подачи публичного документа в канцелярию государственного секретаря или аналогичное государственное учреждение, полное товарищество и любое сопоставимое коммерческое предприятие, созданное в США или другой стране регулируются все виды юридических лиц. Индивидуальные предприниматели, некорпоративные ассоциации, трасты (за некоторыми исключениями), публичные компании и большинство финансовых учреждений не являются юридическими лицами, подпадающими под действие этого регулирования.

    Нет. Физическое лицо, открывающее счет от имени юридического лица, также может заполнить форму подтверждения бенефициарного владельца (ов); однако это лицо должно иметь значительный управленческий контроль над юридическим лицом или регулярно выполнять аналогичные функции.

    Для каждого бенефициарного собственника должны быть предоставлены следующие данные: имя, адрес, дата рождения и номер социального страхования (или номер паспорта или аналогичный идентификационный номер для лиц, не являющихся гражданами США). Бенефициарными владельцами являются:

    • Каждое физическое лицо, если таковое имеется, которое прямо или косвенно владеет 25% или более акций корпорации; и
    • физическое лицо, такое как генеральный директор, финансовый директор, главный операционный директор, управляющий член, генеральный партнер, президент, вице-президент или казначей или эквивалентный административный специалист, который несет значительную ответственность за контроль, управление или руководство клиентом-юридическим лицом.

    Да, новые и существующие клиенты-юридические лица должны заполнить форму до открытия нового счета.

    Если банку не известно о какой-либо неверной информации, он может полагаться на Сертификат бенефициарного владельца (ов).

    Информация обычно требуется во время открытия нового счета. В определенных обстоятельствах банк может настаивать на обновлении информации о существующих счетах.

    Бенефициарное владение | FMB

    Бенефициарное владение

    Обзор


    Чтобы помочь правительству бороться с финансовыми преступлениями, федеральное постановление требует, чтобы определенные финансовые учреждения получали, проверяли и регистрировали информацию о бенефициарных владельцах клиентов-юридических лиц.Юридические лица могут быть использованы для сокрытия причастности к финансированию терроризма, отмыванию денег, уклонению от уплаты налогов, коррупции, мошенничеству и другим финансовым преступлениям. Требование раскрытия информации о ключевых лицах, которые владеют или контролируют юридическое лицо (то есть бенефициарных владельцев), помогает правоохранительным органам расследовать эти преступления и преследовать их в судебном порядке.

    В мае 2016 года правительство США приняло новое постановление, касающееся бенефициарного владения клиентов-юридических лиц. В дальнейшем все финансовых учреждений будут обязаны соблюдать это постановление, указав конечного бенефициарного владельца (ов) и контролирующее лицо клиента-юридического лица, открывающего или обслуживающего счет.

    В соответствии с этим новым постановлением, Farmers and Merchants Bank будет собирать информацию о бенефициарной собственности от клиентов-юридических лиц, начиная с 1 мая 2018 года. Это означает, что каждый раз, когда открывается или поддерживается счет для юридического лица, мы будем запрашивать информацию, которая идентифицирует конечный бенефициарный собственник (и) и контролирующее лицо юридического лица. Требуемая идентифицирующая информация включает имя, адрес, дату рождения, идентификационный номер и другую информацию, которая поможет идентифицировать этих людей.Эта информация должна быть собрана независимо от того, является ли указанное лицо клиентом Farmers & Merchants Bank. Эта информация также будет собираться для существующих клиентов-юридических лиц, которые открывают или ведут счета, как только это новое положение будет введено в действие в Farmers and Merchants Bank.

    Хотя мы понимаем, что запрошенная информация является личной и конфиденциальной, нам необходимо получить эту информацию в соответствии с законом. Как всегда, мы будем относиться ко всей собранной информации с особой тщательностью.Вся информация будет надежно храниться и обрабатываться с тем же стандартом конфиденциальности, который мы всегда поддерживали.

    Что нужно знать о бенефициарной собственности

    • Новое постановление касается всех юридических лиц, открывающих или ведущих счета в любом финансовом учреждении. (Индивидуальные предприниматели и субъекты государственных фондов не затронуты)
    • Юридическим лицам необходимо будет идентифицировать и засвидетельствовать всех конечных бенефициарных собственников, которые соответствуют определенным требованиям, а также контролирующее лицо (например,g., главный исполнительный директор, главный финансовый директор, главный операционный директор, управляющий член, генеральный партнер, президент, вице-президент или казначей).
    • Farmers and Merchants Bank будет собирать информацию о конечных бенефициарных владельцах и контролирующих лицах юридических лиц, независимо от того, находятся ли они в личных отношениях с финансовым учреждением.

    Мы ценим ваш бизнес и стремимся предоставлять вам услуги высочайшего качества на долгие годы.

    Бенефициарное владение | CNext — банк века Next | Линкольн | Уашита

    Информационный бюллетень

    Требования к бенефициарному владению счетами юридических лиц

    Обзор

    В мае 2016 года федеральное правительство приняло новые правила банковской деятельности, касающиеся бенефициарного владения клиентов-юридических лиц. Это новое правило требует, чтобы финансовые учреждения идентифицировали конечного бенефициарного владельца (владельцев) и контролирующее лицо клиента-юридического лица на всех новых счетах.

    Когда это правило вступает в силу?

    Финансовые учреждения обязаны соблюдать требования о бенефициарном праве с 11 мая 2018 г.

    Какова цель этого правила?

    Цель этого правила — помочь правительству в борьбе с финансированием терроризма и отмыванием денег. Его цель состоит в том, чтобы помочь правоохранительным органам в финансовых расследованиях и помочь предотвратить уклонение от целенаправленных финансовых санкций путем определения конечных бенефициарных собственников юридического лица, а не номинальных держателей или подставных лиц.Правило также предназначено для содействия соблюдению США международных стандартов и обязательств.

    Кто является бенефициарным владельцем юридического лица?

    Для целей этого правила есть две категории определения бенефициарного собственника: собственность и контроль.

    Собственность — Каждое физическое лицо, прямо или косвенно владеющее не менее 25% долей участия в капитале юридического лица. Если бенефициарным владельцем клиента-юридического лица является другое юридическое лицо, необходимо указать владельцев другого юридического лица.Это правило требует идентификации только физических лиц. В эту категорию может быть отнесено от 0 до 4 физических лиц.

    Контроль — отдельное лицо, которое несет значительную ответственность за контроль, управление или руководство клиентом-юридическим лицом. Это может быть исполнительный директор, старший менеджер или любое другое лицо, которое регулярно выполняет аналогичные контрольные функции. В этой категории всегда будет одно физическое лицо.


    Неправительственные организации (НПО), благотворительные и религиозные организации, такие как церкви, исключаются из зоны владения, поэтому необходимо указать только одно лицо, которое имеет значительный контроль над организацией по линии контроля.

    Какая информация требуется?

    Для каждого нового депозитного или ссудного счета мы должны получить имя каждого идентифицированного человека, дату рождения, физический адрес и номер социального страхования. Мы также потребуем копию государственного удостоверения личности каждого идентифицированного человека, например водительских прав или паспорта.

    Когда необходимо предоставлять эту информацию?

    Эта информация должна быть предоставлена ​​при открытии счета для каждого нового счета, открываемого для юридического лица.Вы должны будете предоставить эту документацию и подтвердить, что информация является достоверной и точной, насколько вам известно. Без этой информации мы не сможем открыть новую учетную запись.

    Чтобы обеспечить эффективное открытие счета, мы рекомендуем вам получить необходимую информацию и документацию, перечисленные выше, прежде чем запрашивать открытие нового счета. Если вам часто нужно будет открывать новые депозитные или ссудные счета от имени юридического лица, пожалуйста, поддерживайте эту информацию актуальной и доступной для представления каждый раз, когда вы открываете новую учетную запись.

    Определения

    Юридическое лицо

    Заказчиком-юридическим лицом является:

    Corporation
    LLC или другое юридическое лицо, созданное путем подачи публичного документа государственному секретарю
    General Partnership
    Limited Partnership
    Аналогичное юридическое лицо, созданное в соответствии с законодательством иностранной юрисдикции
    Деловой траст, созданный путем подачи документов в государственный офис
    Любое другое юридическое лицо создан таким образом

    Исключения

    Следующие организации исключены из определения юридического лица:

    Трасты, которые не созданы на основании государственной регистрации
    Индивидуальные предприниматели
    Некорпоративные ассоциации
    Физические лица, открывающие счета от своего имени

    Некоторые юридические лица, подпадающие под федеральное или государственное регулирование, исключены из требований BO.Эти объекты включают:

    Финансовые учреждения, находящиеся под федеральным регулированием
    Государственные учреждения
    Организации, обыкновенные акции которых котируются на фондовых биржах Нью-Йорка, Америки или NASDAQ
    Организации, зарегистрированные в SEC
    Организации, зарегистрированные в Комиссии по торговле товарными фьючерсами
    Фирма с государственным счетом, зарегистрированная согласно разделу 102 Закон Сарбейнса-Оксли
    Банковская холдинговая компания
    Объединенная инвестиционная компания, управляемая или консультируемая финансовым учреждением, которое исключено из определения LE
    Регулируемая государством страховая компания
    Коммунальное предприятие финансового рынка, назначенное Советом по надзору за финансовой стабильностью под заголовком VIII Закона Додда Франка.

    Сценарии владения

    Сценарий 1

    Bob’s Burger Barn, Inc. принадлежит Бобу и Мэри. Боб и Мэри владеют по 50% акций. Боб — президент, а Мэри — вице-президент.

    Зубец собственности — Боб и Мэри

    Контрольный зубец — Боб или Мэри

    Сценарий 2

    XYZ, LP принадлежит Джо, Салли и Джону. Джо владеет 60%, Салли — 20%, а Джону — 20%.Сьюзан не имеет доли участия в компании, но она является финансовым директором.

    Зубец собственности — Джо

    Контрольный зубец — Сьюзан

    Сценарий 3

    Smith, LLC принадлежит пяти братьям и сестрам Смиту, каждому из которых принадлежит 20% акций компании. Президентом компании является Билл, единственный брат, наделенный значительной управленческой ответственностью.

    Зубец собственности — никто

    Управляющий зубец — счет

    Сценарий 4

    Jefferson Cleaners, LLC принадлежит Jefferson Holding Company.Jefferson Holding Company принадлежит Джорджу (50%), Луизе (30%), Тому (10%) и Хелен (10%). Том — менеджер химчистки.

    Зубец собственности — Джордж и Луиза

    Управляющий зубец — Tom

    .