Правосознание схема: К сожалению, что-то пошло не так

Содержание

Урок 9. правосознание и правовая культура — Право — 10 класс

Право. 10 класс

Урок №9. Правосознание и правовая культура

Перечень вопросов, рассматриваемых на уроке:

1. Что такое правовое сознание?

2. Как формируется правовая культура?

Тезаурус:

Юридическая ответственность — предусмотренная нормами права обязанность субъекта правонарушения претерпевать неблагоприятные последствия.

Презумпция невиновности один из основополагающих принципов уголовного судопроизводства, заключающийся в том, что лицо считается невиновным, пока его вина в совершенном преступлении не будет доказана в порядке, предусмотренном законом, и установлена вступившим в законную силу приговором суд.

Уголовная ответственность один из видов юридической ответственности, основным содержанием которого выступают меры, применяемые государственными органами к лицу в связи с совершением им преступления.

Гражданско-правовая ответственность последствия, возникающие на основании гражданского правонарушения.

Административная ответственность вид юридической ответственности, который определяет обязанности субъекта претерпевать лишения государственно-властного характера за совершение административного правонарушения.

Дисциплинарная ответственность вид юридической ответственности, основным содержанием которой выступают меры (дисциплинарное взыскание).

Материальная ответственность правовой термин, в общем случае обозначающий обязанность лица возместить ущерб, причиненный другому лицу.

Убытки имущественные потери, наступившие в результате гражданского правонарушения.

Неустойка — вид санкции, которая применяется при неисполнении договорных обязательств.

Возмещение неустойки выплата определенной денежной суммы за ненадлежащее исполнение обязательства.

Срок давности

временной период со дня совершения преступления и до момента вступления приговора суда в силу.

Крайняя необходимость ситуация, когда лицо вынуждено для предотвращения значительного вреда причинить в качестве крайней меры менее значительный вред.

Ключевые слова: правовое сознание; правовая идеология; правовая психология; правовые знания; правовые эмоции; правовая установка; правовые ценности; правовая культура; правовой нигилизм; правовой идеализм; правовое воспитание.

Основная литература по теме урока:

Певцова Е.А. Право: основы правовой культуры: учебник для 10 классов общеобразовательных учреждений. Базовый и углубленный уровни в 2 ч. Ч.1/. Е.А. Певцова – М.: ООО «Русское слово» – учебник», 2017. –стр.161-171.

На уроке мы узнаем, что такое правовое сознание, правовая культура

Научимся решать типовые задания формата ЕГЭ на применение знаний ЕГЭ, касающихся правовой сознания и его структуры.

Сможем раскрывать сущность основных понятий.

Основное содержание урока

Правосознание — это форма общественного и индивидуального сознания, выражающая представления и чувства людей о праве и регулируемом им поведении.

Основные черты правосознания:

1. Является одной из форм общественного сознания;

2. Состоит из идей, теорий, чувств, эмоций, настроений и других компонентов;

3. Носителями компонентов правосознания являются различные субъекты права;

4. Обращено не только к настоящему, но и к прошлому, и к будущему;

5. В отдельные периоды развития общества является формой права;

6. Ориентирует субъектов права в социально-правовых ситуациях, позволяет им делать соответствующий (не всегда правомерный) выбор и принимать юридически значимые решения, т.е. выступает своеобразным «внутренним механизмом» регулирования деятельности людей.

Функции правосознания:

1. Познавательная, ей соответствует определенная сумма юридических знаний.

2. Оценочная, суть ее в определенном отношении личности к разным сторонам и явлениям правовой жизни на основе опыта и правовой практики. Это отношения к праву и законодательству, к правовому поведению окружающих, к правоохранительным органам, к своему правовому поведению.

3. Регулятивная. Эта функция осуществляется посредством правовых установок и ценностно-правовых ориентаций.

Структура правосознания:

1. Правовая идеология, олицетворяющую преимущественно результаты абстрактного мышления и включающую концептуально оформленные понятия и идеи о необходимости и роли права, его функциях и ценности, его обеспечении, совершенствовании, методах и формах проведения в жизнь; это наиболее видимая, активная часть правосознания.

2. Правовая психология, состоящую преимущественно из созерцательных моментов познания, психологического восприятия правовых реалий: чувств, эмоций и переживаний людей, связанных с правом; она является менее заметной, но более устойчивой, консервативной частью правосознания.

3. Поведенческие факторы, в которых «цементируются» интеллектуальные, идеологические и психологические элементы. Эти факторы, выражаясь в мотивах, целях, внутренних установках и конкретных волеизъявлениях в регулируемых правоотношениях, во многом определяют правомерность поведения субъектов права.

Правовая культура общества – общий уровень знаний и отношение общества к праву.

Правовая культура личности представляет собой знание и понимание права, а также действия в соответствии с ним.

Правовой нигилизм. Он выражается в девальвации права и законности, осознанном игнорировании требований законов или недооценке их регулирующей социальной роли.

Проблема правового нигилизма является одной из самых актуальных в новейшей России. В качестве специальных средств сведения его к минимуму следует обозначить:

1. обеспечение должного качества принимаемых законов;

2. соблюдение самими государственными органами и должностными лицами требований закона;

3. улучшение деятельности всей правоохранительной и судебной системы;

4. улучшение правового воспитания населения, профессионального обучения и воспитания юристов, других должностных лиц.

Развитое массовое правосознание, зрелая правовая активность отдельных граждан являются основой верховенства права в цивилизованном обществе, фундаментом правового государства. Поэтому воспитание правосознания граждан — необходимая часть профилактики правонарушений, борьбы с преступностью в современных условиях.

Правовое воспитание представляет собой целенаправленное и систематическое воздействие на сознание и культуру поведения членов общества, осуществляемое в целях выработки у них чувства уважения к праву и привычки соблюдения права на основе личного убеждения. При этом наиболее эффективный результат достигается через осознанное усвоение индивидом основных положений права.

К средствам правового воспитания относятся: правовое обучение; правовая пропаганда; юридическая практика; самовоспитание.

Правовое обучение заключается в передаче, накоплении и усвоении знаний, принципов и норм права, а также формировании соответствующего отношения к праву и практике его реализации, умении использовать свои права, соблюдать запреты и исполнять обязанности.

Разбор типового тренировочного задания

Используя конспект урока, найдите и выделите цветом правовые термины.

О становлении правового общества | Совет Федерации Федерального Собрания Российской Федерации

Сегодня верным остается утверждение о том, что эффективность жизнедеятельности любого общества и в первую очередь, его государственных институтов, в большой степени зависит от хороших законов, правильного их применения и правосознания граждан.

Ученые правоведы давно выявили органичную связь между правосознанием и законопослушанием, с одной стороны, и глубинными ценностями народа, его духовным, культурным наследием, с другой. Для укрепления этой связи не обязательно прививать любовь населения к власти. Хотя попытки в этом направлении предпринимались в российской истории довольно часто, но без заметного успеха. Для зрелого правового общества достаточно наладить нормальное доверие между гражданами, с одной стороны, властью и законом, с другой.

Но вот как раз доверия к власти в России всегда не хватало, хотя это — обычное явление и для многих демократических стран. В нашей культуре сложилась устойчивая схема недоверия и подозрительность к законам. Логика такой установки всегда была простой: «законы устанавливает власть, к власти нет доверия, поэтому нет уважения и к закону». Такая жесткая установка массового сознания была в период имперской монархии, во времена СССР, остается она и сегодня.

В обществе необходимо разорвать этот разрушительный силлогизм. И много в этом направлении за последние 25 лет уже было сделано. В стране стала формироваться социально автономная личность с реальными правами на собственность, политическим решением, ответственным за свое поведение. Такая личность обладает достоинством, которое признается государством и всеми гражданами, а также особым социальным качеством – потребностью в правосознании на основе взаимного уважения и доверия общества к власти, а власти – к обществу. Пока такой тип человека с гражданским достоинством и правопорядком еще не стал у нас преобладающим, но тенденция к этому налицо.

Чтобы искоренить из общественного сознания такое древнее наследие как «правовой нигилизм» требуется время. Но, уже сегодня наше общество находится на том историческом этапе, когда имеет возможность принимать действенные шаги по исправлению положения. Разумеется, нужно продолжать повышать уровень правосознания населения путем юридического просвещения. Требуются формировать новые условия для налаживания диалога между населением и властью и другие более активные меры. И в настоящее время такие условия уже существуют и принимаются соответствующие меры.

К ним можно отнести значительное улучшение качества самих принимаемых законов. Очень много в этом отношении было сделано за последние два года, и эффект от этих усилий далеко еще не исчерпан.

Кроме того, к таким важным обстоятельствам, формирующим стабильное доверие граждан к законам, следует подтянуть и практику правоприменения, с тем, чтобы возросший уровень законов мог реализоваться в качестве принимаемых, юридически значимых решений. Это очень важный фактор, поскольку правоприменительные действия постоянно находятся под надзором общества, которое чутко реагирует на эти решения, давая им оценку не только по критерию «законно-незаконно», но и по шкале «справедливо – несправедливо». Поэтому, следует добиваться неотвратимости действия законов применительно ко всем без исключения гражданам и правовым случаям. Не должно быть места политически мотивированным исключениям в пользу избранных и близких. Это всегда и везде токсично действует на уровень правовой дисциплины граждан. Сегодня же в период высокой, почти мгновенной информированности это особенно чревато.

Важно идти по пути повышения уровня правосознания, не выламываясь из своего исторического и культурного контекста, духовно-нравственного наследия, развивать позитивное отношение к закону на основе собственных социальных институтов государства и права, свободы и гражданской ответственности личности. Это особенно важно в свете того, что сегодня в России сохраняется достаточно влиятельное представление, основанное на постулатах западного юридического позитивизма о наличии некого «нормального правосознания». Под этим понимается его ориентированность исключительно на западные правовые идеалы и социальные институты, которые сторонниками такого подхода объявляются как универсальные, общечеловеческие ценности. В этой связи, считаю важным заявление спикера Совета Федерации Валентины Матвиенко: учитывать при разработке важных законопроектов исторически сложившиеся социально-культурные и духовно-нравственные ценности российского народа.

Россия — страна с богатой, самодостаточной культурой, способная выработать и реализовать собственную систему правосознания и правопослушания, и в этом направлении нами пройден уже большой путь.

«Профнепригодность для юриспруденции – это отсутствие правосознания»

28 августа 2019

Приемная кампания в вузах завершена. Юридические специальности вновь рискуют оказаться одними из самых популярных. Их спектр весьма широк: право изучают как те, кто хочет стать профессиональным адвокатом, так и те, кто видит себя в будущем на государственной службе. «ФедералПресс» побеседовал с директором Института права и национальной безопасности (ИПиНБ) РАНХиГС, доктором юридических наук, профессором и заслуженным юристом РФ Станиславом Могилевским о современных тенденциях в юридическом образовании, правовой культуре и влиянии законотворчества на разработку программ вузов.

Станислав Дмитриевич, еще несколько лет назад рейтинги показывали, что самыми популярными факультетами были юридический и экономический. Большой конкурс был как в региональных вузах, так и в столичных. Если судить по этому году, интерес к юридическому образованию у абитуриентов растет или падает?

– Институт права и национальной безопасности РАНХиГС включает в себя три факультета: юридический факультет имени М. М. Сперанского, факультет таможенного дела и факультет национальной безопасности. Я могу сравнить востребованность абитуриентов этих факультетов института, опираясь на количество поданных заявлений на образовательные программы, реализуемые этими факультетами. По последним данным, на «юриспруденцию» (бакалавриат) конкурс составляет: на бюджет – 32 человека на место, на договор – 4 человека на место. «Правовое обеспечение национальной безопасности» (специалитет, квалификация «юрист»): на бюджет – 37 человек на место, на договор – 3,1 человека на место. А вот «таможенное дело»: на бюджет – 20 человек на место, 2 человека на договор. «Экономическая безопасность» – на бюджет претендуют 26 человек на место, на договор – 2,7 человека на место. Эти цифры говорят о том, что популярность юридических направлений продолжает быть высокой. Аналогичная ситуация и в наших филиалах. Я постоянно встречаюсь с их руководителями, особенно с деканами юридических факультетов, где мы открываем новые программы и видим, что популярность юридической специальности продолжает расти.

Я так понимаю, что популярен не только бакалавриат, но и магистратура?

– Да, популярность юридических программ магистратуры тоже очень высокая. Пока рано говорить о каких-то цифрах, потому что прием в магистратуру еще идет. Кроме того, у нас есть разные формы магистратуры – очная, очно-заочная, заочная. Все это продлевает сроки подачи документов. Наибольшее количество магистерских программ разработано и реализуется на юридическом факультете института. Их 14. На факультете национальной безопасности их пять. Традиционно у нас в магистратуру на направление «юриспруденция» большое количество заявлений подают те, кто не имеет базового (бакалаврского) образования. В основном это лица, окончившие бакалавриат по направлению «экономика», «финансы» «государственно-муниципальное управление» и так далее. Таким образом через второю ступень высшего образования студенты одного направления получают знания по второму направлению. Иногда это воспринимается как получение второго высшего образования. Я, кстати, не согласен, что магистратура дает второе образование, но, к сожалению, существующие правила создают некоторую коллизию. Например, если ты закончил бакалавриат и четыре года изучал юриспруденцию, то это само по себе не дает тебе права на поступление в аспирантуру по направлению «юриспруденция», а окончание магистратуры даже при непрофильном бакалавриате – дает. Не во всякую организацию могут взять специалиста на работу при наличии только бакалавриата, требуют окончания магистратуры. Ну и так далее.

Эта тенденция не очень удобна преподавателям, работающим в магистратуре. Когда ты входишь в группу, где половина студентов, а то и больше не имеют базового юридического образования, то тебе достаточно сложно построить занятие – ведь это следующая по отношению к бакалавриату ступень образования, но есть опасность, что столкнешься с непониманием предмета со стороны тех, кто базовыми знаниями не обладает.

Какие юридические специальности востребованы? Где кадров хватает, а где не хватает?

– Хороших кадров везде не хватает. Это для меня аксиома. Как вы думаете, какое количество юридических вузов было в Советском Союзе?

Затрудняюсь ответить…

– На сегодняшний день только в России в 20 раз больше вузов, где готовят юристов, чем во всем СССР. Это не только специализированные юридические вузы, но и юридические факультеты непрофильных вузов, даже таких специализированных, как, например, Губкинский университет нефти и газа или Московский химико-технологический институт.

С учетом этого ежегодно на рынок труда выпускается огромная армия юристов, казалось бы, одинаково хорошо подготовленных. Но качество образования у всех вузов разное. Я могу отметить только пару десятков московских вузов, которые дают хорошее образование, из 130, которые готовят юристов.

А если более конкретно говорить о специальностях? Какие сегодня востребованы?

– Рынком востребованы разные юридические специальности. Если отталкиваться от практики трудоустройства наших выпускников, то в Москве это государственно-правовое и гражданско-правовое направления. Государственно-правовое – это госслужба, а гражданско-правовые профиль или специализация – это адвокатуры, организации, которые занимаются правовым консалтингом. Еще это, казалось бы, не имеющие отношения к юриспруденции компании, но внутри них есть структуры, которые обеспечивают правовое регулирование их деятельности… Да, еще иностранные юридические фирмы. В каждой из топ-10 иностранных юридических фирм работают наши выпускники, начиная с третьего курса.

В этом отношении на первом месте гражданско-правовое направление, на втором – государственное право. Наименьшее количество выпускников берут правоохранительные органы, потому что считают, что мы специализируемся на специалистах гражданского и государственного права. А вот в филиальной сети Академии 80% выпускников-юристов уходят в правоохранительные органы. Но там и больше готовят для правоохранительных органов.

А как обстоят дела с правовой грамотностью населения? Она на низком уровне или на высоком?

– А вот мне интересно ваше представление. Что вы понимаете под правовой грамотностью?

Я понимаю под правовой грамотностью базовые знания законодательства. К примеру, на теоретическом уровне нужно знать, что Конституция – это главный закон страны. Ну, или на практике иметь представление о том, как защитить свои права. Предположим, знать, в каких случаях полицейский имеет право требовать документы, задерживать, что такое протокол. Это какие-то базовые вещи… А как вы думаете в таком случае, можно ли рассматривать такое понятие, как правовая грамотность населения?

– Ваш вопрос вызвал у меня такую ассоциацию: вы можете зайти в любую поликлинику и увидеть висящие на стенах плакаты, где написано: «Не занимайтесь самолечением!». Вот мы говорим о правовой грамотности, а почему бы не поговорить о медицинской грамотности, почему бы не поговорить о журналистской грамотности? Со мной многие юристы не согласятся, но это вообще абсурдный термин – «правовая грамотность», потому что без опытного специалиста все равно не обойтись – ни в вопросах медицины, ни в правовых вопросах, ни во многих других, требующих высокого уровня специальной подготовки. Хотя нужно сказать, что в последнее время (может быть, в силу того, что стали достаточно недешевыми услуги юриста) во многих сферах, например, ЖКХ, правовая грамотность выросла многократно, потому что люди недовольны тарифами, работой управляющих компаний и они начинают изучать эти вопросы. Но это скорее исключение. Нужно всегда понимать, когда мы говорим об азах юриспруденции, что у нас более двадцати отраслей права. Представьте себе, какие должны быть программы подготовки специалистов, чтобы они во всем этом одинаково хорошо разбирались. Сможет ли непосвященный человек, не обладающий специальными знаниями, в этом всем разобраться и понять?

Мне кажется, тут лучше говорить не о правовой грамотности, а о здравомыслии. Очень часто в СМИ говорят: «Вот, у нас низкая правовая грамотность, он пришел в банк и подписал договор, и…». Это не правовая грамотность, это отсутствие здравомыслия! Если ты подписываешь документ, не прочитав его до конца, при чем здесь правовая грамотность?

Когда мы говорим «низкая правовая грамотность», значит, человек чего-то не знает. А высокая правовая грамотность? Значит, он юрист. Поэтому я бы отказался вообще от использования этих терминов и говорил бы лучше о правосознании и о правовой культуре. Что такое правосознание? Правосознание – это индивидуальные представления человека о правовых явлениях, а правовая культура – это часть общественной культуры, которая отражает уровень правосознания. Посмотрите на простейший пример – проезд на красный свет. Разве у человека, который себе это позволяет, недостаточно правовой грамотности, чтобы знать, что не надо ехать на красный свет? Достаточно, он прекрасно это знает. Или поворот из правого ряда под стрелку налево. Он что, не знает, что делать? Знает. У него низкий уровень правосознания и, соответственно, никакой правовой культуры нет. Вот о чем нужно думать.

А когда мы все-таки говорим о правовой грамотности, то лучше говорить о правовой помощи. Существуют и бесплатные юридические консультации, и у нас есть нормативно-правовая база, которая обеспечивает возможность доступа к этой бесплатной юридической помощи. У нас даже в Институте существует «юридическая клиника» для социально необеспеченных слоев населения, которым требуется профессиональная помощь. Возглавляет ее один из самых интересных и умнейших специалистов в юриспруденции, заведующий кафедрой Александр Романов. Получив по интернету запрос, сами студенты под руководством преподавателя по конкретному направлению готовят ответ, преподаватель корректирует, проверяет и отправляет ответ. Вот в этом направлении, конечно, нужно осуществлять более активные действия, потому что это приносит реальные результаты, помогает людям.

Я сам как юрист всю жизнь специализируюсь на корпоративном праве. Учитывая, что у нас на сегодняшний день больше четырех миллионов юридических лиц, то, естественно, на сегодняшний день корпоративное право – одна из активно развивающихся отраслей права. Так вот какие азы по поводу корпораций можно дать населению? Никаких, потому что даже сами юристы, кто не занимается корпоративным правом, не в состоянии понять в полном объеме все нюансы этой сферы.

Вы затронули тему юридических лиц. У нас в Правительстве широко обсуждается проблема поддержки малого и среднего предпринимательства. Нужно ли здесь правовую культуру воспитывать, что-то разъяснять людям, которые хотят открыть свой бизнес, но не хотят при этом сесть за какие-то экономические статьи?

– Неужели вы пребываете в иллюзиях, что получают статьи за экономические преступления люди, которые осознанно на это не идут?

Я не пребываю в иллюзиях, но вдруг! Ведь все возможно…

– Если вы собираетесь создавать свой малый или средний бизнес, он может быть в двух видах – либо c созданием юридического лица, и тогда возникает общество с ограниченной ответственностью или акционерное общество, либо индивидуальное предпринимательство. Тогда речь идет о предпринимательской деятельности без образования юридического лица. Что вам для этого нужно знать? Нужно знать, как зарегистрировать либо одно, либо другое. Причем первое сложнее зарегистрировать, потому что нужно совершать целый ряд действий: провести учредительное собрание, утвердить устав, прописать в нем нормы, которые будут регулировать отношения с вашими партнерами, осуществить регистрацию. Индивидуальному предпринимателю регистрироваться проще, но особых знаний для регистрации не надо. Все начинается потом. А потом что? Где чаще всего возникают проблемы? Не платят налоги, уходят от них, ищут какие-то схемы, которые позволят уменьшить отчисления государству и так далее. И вот здесь возникает то правосознание, которое позволяет либо на это не идти и платить налоги полностью, не хитрить. Или рисковать с теми негативными перспективами, о которых вы говорили. Ну, а если у вас бизнес развивается так, что ваших знаний не хватает, то все равно вы их в необходимом объеме не получите ниоткуда, потому что это нужно быть юристом самому. Лучше, все-таки, пригласить грамотного юриста, который станет вашим помощником в этом деле.

Вернемся к теме образования. Есть ли спрос на российское юридическое образование у иностранных студентов и есть ли спрос на выпускников российских вузов за границей?

– Очень интересный вопрос. Его понимание абсолютно разное в нашем обществе: линейка восприятия от полного «для чего это вообще нужно» и до восторга, что вот завтра все наши юристы будут работать за границей. Буквально три слова скажу на этот счет, чтобы было единое понимание ситуации. В мире существуют разные правовые системы. Их еще называют правовые семьи. Есть англосаксонская правовая семья, есть романо-германская правовая семья, есть мусульманская правовая семья. Еще называют традиционную правовую семью, но не все с этим согласны. Так вот, все они разные. Для первой характерен прецедент и процесс, для второй характерен закон и материальное право. Соответственно мусульманская семья – это религия, особый подход.

Воспитанникам разных правовых семей сложно работать в странах другой семьи. Англосаксонская правовая семья – это Англия, Америка, Австралия, Ирландия и так далее. Романо-германская – это вся континентальная Европа, Латинская Америка и большая часть Африки. Мы относимся именно к континентальной системе права. Казалось бы, поскольку мы находимся в рамках одной правовой семьи, мы могли бы здесь взаимозаменять друг друга. Но не надо забывать, что те семьдесят лет, которые мы прожили при советском строе, наложили отпечаток на нашу правовую систему. Мы до сих пор пытаемся каким-то образом прийти к единству и интеграции с континентальной системой права по многим вопросам. Я об этом могу судить в первую очередь по корпоративному праву, потому что все время нас упрекают в том, что наше корпоративное право не позволяет привлекать инвестиции, поскольку оно достаточно консервативно и не интегрировано в полной мере в континентальную систему права. Нам очень сложно это сделать, и тех, кто может работать не только в другой правовой системе, а даже в нашей, континентальной системе права, – их единицы.

Те двойные дипломы, которые получают наши юристы, – это не основание, чтобы их допустили работать за рубежом. Для этого нужно пройти еще долгий-долгий путь. И если говорить о реалиях, то двойной диплом, как правило, не дает преимуществ для работы в другой стране. И зачем тогда кому-то изучать российское право, если отсутствует интеграция правовых систем? Если только для расширения своего кругозора.

В 90-х я работал в Лондоне, и после этого одна фирма прислала сюда на стажировку своего юриста, который возглавил здесь представительство этой организации. Первое, что они сделали, – привезли своих юристов. И эти юристы были не в состоянии здесь работать, потому что все традиции, образование, которое они получили у себя в Великобритании, – все это здесь оказалось неприменимо. Во-первых, это другая правовая система, во-вторых, это другая страна. И они постепенно отказались от приглашений юристов-соотечественников и набрали здесь российских юристов. Сейчас эта юридическая фирма процветает.

В этом отношении российским юристам хорошо знать ту же англосаксонскую систему права, потому что, работая с ними, они должны понимать, какие подводные камни могут быть. Но исключительно работать в той правовой системе им очень сложно.

Недавно Институт провел учебные программы для госслужащих по борьбе с терроризмом и коррупцией. Почему возникла потребность в создании таких программ, в чем особенность и будут ли такие программы проводиться дальше?

– В Институте права и национальной безопасности программы по направлению «противодействие коррупции» реализуются в соответствии с указом Президента Российской Федерации и распоряжением Правительства Российской Федерации, согласно которым гражданские служащие разного уровня, а также сотрудники государственных корпораций (компаний) и публично-правовых компаний должны ежегодно проходить соответствующее обучение. Для этого в рамках Института был создан научно-учебный центр противодействия коррупции.

Работа по антитеррористическому направлению ведется в Институте в соответствии с решением Национального антитеррористического комитета.

На Институт были возложены функции учебно-методического центра дополнительного профессионального образования федеральных государственных служащих, государственных гражданских служащих субъектов Российской Федерации и муниципальных служащих, участвующих в рамках своих полномочий в реализации мероприятий по профилактике терроризма. В 11 филиалах РАНХиГС созданы соответствующие учебно-методические центры.

Обучение по данным программам в Президентской академии впервые состоялось в июне текущего года в рамках реализации государственного задания. Повышение квалификации уже прошли представители более 30 федеральных органов исполнительной власти.

Также заслуживает внимания работа, которая ведется в Институте права и национальной безопасности РАНХиГС в рамках реализации комплекса мер, направленных на повышение эффективности межведомственного взаимодействия органов исполнительной власти разного уровня по противодействию незаконному обороту наркотических средств, а также на проведение мониторинга и оценки развития наркоситуации в Российской Федерации и ее субъектах.

Совместно с Государственным антинаркотическим комитетом была разработана и впервые реализована весной 2019 г. программа повышения квалификации для руководителей аппаратов антинаркотических комиссий в субъектах Российской Федерации и секретарей антинаркотических комиссий в субъектах Российской Федерации, целью которой является совершенствование компетенций, необходимых для повышения результативности и эффективности деятельности антинаркотических комиссий в субъектах Российской Федерации.

В октябре текущего года состоится уже второй поток по данной программе. В дальнейшем программа будет реализовываться на постоянной основе два раза в год также с привлечением в качестве экспертов представителей Главного управления по контролю за оборотом наркотиков МВД России и других профильных ведомств.

На этих программах переподготовки и повышения квалификации проходит обучение порядка полутора тысяч человек в год.

У нас в Институте около трех тысяч студентов (бакалавриат, специалитет и магистратура), а только по линии дополнительного образования мы обучаем полторы тысячи человек в год. В этом смысле эти программы являются базой как для нашего Института, так и для других организаций, где есть госслужащие, которые занимаются вопросами борьбы с коррупцией, терроризмом и наркотиками. Их подготовкой мы и занимаемся.

У нас сегодня очень много говорят о цифровизации. Так вот, как она влияет на отрасль права? Появляются ли новые практики и ждет ли нас в дальнейшем появление новых специальностей в этой области, связанных с юриспруденцией?

– Они уже сейчас появляются. У нас появились новые магистерские программы – юрист в сфере цифровой экономики, новая бакалаврская программа по правовому регулированию цифровой экономики. Это не просто дань моде. Дело в том, что все новеллы, связанные с блокчейн-технологиями, с реестрами, стали входить непосредственно в правоприменительную деятельность по ряду отраслей права.

Например, сейчас активно обсуждается использование реестров для акционерных обществ, для проведения собраний, для хранения данных. Уже даже есть некоторый опыт, когда это действительно делается через использование цифровых платформ. Мы приглашали для участия в Гайдаровском форуме председателя Суда по интеллектуальным правам Людмилу Новоселову именно на секцию, посвященную правовому регулированию цифровизации. Обсуждение показало, что эти вопросы сейчас крайне актуальны, а достижения в области блокчейн-технологий уже в ближайшее время будут использованы в текущей практике.

Герман Греф неоднократно заявлял: кто из юристов не знает о том, что такое нейронные системы, те и не приходите на работу в Сбербанк. Нам деваться некуда. К каким-то вещам, связанным не с суперинтеллектуальной деятельностью, а, например, с разработкой договора, мы подходили давно, когда делались конструкторы договора. Я думаю, что подготовка серьезно изменится и упростится с внедрением этих новых технологий и искусственного интеллекта. Но есть вещи, которые без участия человека не сделать, поэтому профессия юриста останется.

Как в целом Институт адаптирует свои программы к изменениям в законодательстве?

– Это мы делаем каждый год. На Ученом совете Института в июне каждого года мы утверждаем все образовательные программы с учетом внесенных в них изменений, которые возникли в нашем законодательстве. Это касается не только юриспруденции, это касается и таможенного дела, это касается и экономической безопасности.

У нас в Институте порядка шестидесяти образовательных программ. Каждый год мы их все пересматриваем. На новый год мы готовим новые программы. Я вам привел пример с правовым регулированием цифровой экономики, с возникновением новых магистерских программ. Так, например, в этом году у нас появилась магистерская программа по правовому регулированию контрольно-надзорной деятельности. Наши преподаватели как эксперты участвуют в формировании и правового понимания, и правовой реализации этих процессов. Иначе нельзя на сегодняшний день. Это как преподавать, не имея собственного практического опыта. Если раньше было достаточно теоретических знаний, то сейчас студенты не воспринимают это. Порядка 70% наших преподавателей совмещают преподавание с практической деятельностью.

Кому точно не стоит получать юридическое образование? Есть ли профнепригодность в этой сфере?

– Профнепригодность для юриспруденции – если патологически низкое правосознание. Вот, например, человек знает все, даже какой-то минимальной частью правовых знаний обладает, но систематически их нарушает – значит, правосознание у него на нуле.

Я все время почему-то привожу пример с дорогой, потому что, наверное, я каждый день езжу из загорода на машине. Некоторые водители в принципе не могут быть юристами, потому что они изначально считают себя лучше всех. Я сам являюсь водителем, сам езжу за рулем, законопослушный гражданин, поэтому стараюсь (это говорит, что у меня не абсолютное правосознание) не нарушать ничего.

На ваш взгляд, получив юридическое образование, какими моральными качествами должен обладать выпускник и каких принципов придерживаться?

– Об этом сказали уже больше двух тысяч лет назад в десяти заповедях. Обратите внимание: начиная с шестой заповеди (если мне память не изменяет, то это «Не убий!»), это все говорит о высоком правосознании и высокой правовой культуре. Это фактически говорит напрямую о том, что нельзя нарушать законы. Перед этим заповеди говорят о других законах – нравственных, моральных, житейских. А вот эти говорят абсолютно точно о том, что существует правовая система, которая содержит в себе набор правовых норм и правил, которые нарушать нельзя, нравится тебе это или не нравится. Dura lex, sed lex!

А что касается пожеланий. Каждый год на вручении дипломов выпускникам Института в качестве напутствия им я им говорю о тех заповедях, которые сложились у меня в процессе жизни. Вот некоторые из них: «Никогда не нарушайте законы. Более того, вы должны их охранять и защищать», «Не изменяйте своим принципам и убеждениям независимо ни от каких обстоятельств. Всегда будьте честны, хотя бы перед собой», «Сохраните в себе жажду открытий. Не растеряйте в бытовых проблемах и мелочной суете способность и желание постигать новое и неизведанное», «Никогда и ничего не бойтесь, ни в профессии, ни в жизни в том числе, не бойтесь перемен».

Фото: ФедералПресс / Виктор Вытольский

Оригинал статьи

Научные публикации — Автономная некоммерческая организация «Центр внедрения и развития инклюзивных технологий»

Шумова Ю.В Шумов А.В. Ростомашвили И.Е.

1.   Высоких Ю.В. Правосознание как форма общественного сознания.// Антропология культуры: Материалы Всероссийских научных конференций по философии. – Челябинск: Изд-во ИИУМЦ «Образование», 2005. – с. 266.

2.   Высоких Ю.В.  Генетические истоки правосознания.// Вестник Южно-Уральского государственного университета №13 (68) 2006, серия «Право» Выпуск 8, том 2. ВАК

3.   Высоких Ю.В.  К вопросу о первоисточниках правосознания.// Научный журнал «Социум и власть» №1 (13) 2007. С. 58–60.

4.   Шумова Ю.В. Соответствие естественного и положительного правосознания как необходимое условие формирования здорового правосознания. // Вестник института психологии и педагогики: Выпуск 7. / Под общей ред. С.А. Репина. – Челябинск: Изд-во ИЦ «Уральская академия», 2007. – с. 144.

5.   Шумова Ю.В. Генезис правосознания как теоретический объект философского анализа.//Философия и социальная динамика XXI века: проблемы и перспективы: сборник статей IIмеждународной конференции. – Омск: СИБИТ, 2007. – Ч. 2. – с. 277.

6.   Шумова, Ю. В. Генетические истоки императивного и демократического правосознания. [Текст] / Ю. В. Шумова // Актуальные проблемы права России и стран СНГ – 2008 г.: Материалы X международной научно-практической конференции, посвященной 65-летию Южно-Уральского государственного университета, 15-летию специальности «Юриспруденция» в Южно-Уральском государственном университете, 10-му юбилейному выпуску сборника конференции, 5-летию Юридического факультета, 3-4 апреля 2008 г. – Челябинск, 2008. Ч.I. – 372 с. С. 185-187.

7.   Шумова, Ю. В. Связь императивного правосознания с религиозным сознанием. [Текст] / Ю. В. Шумова // Вестник института психологии и педагогики: Выпуск 8. / Под общей ред. С.А. Репина. – Челябинск: Изд-во ИЦ «Уральская академия», 2008.

8.   Шумова, Ю. В. Проблемы формирования некоторых элементов общественного правосознания.[Текст] / Ю. В. Шумова // Вестник института психологии и педагогики: Выпуск 8. / Под общей ред. С.А. Репина. – Челябинск: Изд-во ИЦ «Уральская академия», 2008.

9.   Шумова, Ю. В. Теоретический анализ общепринятой классификации общественного правосознания. [Текст] / Ю. В. Шумова // Философия и социальная динамика XXI века: проблемы и перспективы: сборник статей III международной конференции. – Омск: СИБИТ, 2008.

10. Шумова Ю.В. О некоторых детерминантах деформации российского общества. // Актуальные проблемы права России и стран СНГ — 2010: Материалы XII Международной научно-практиеской конференции с элементами научной школы. В 6 частях. Часть II. Теория и история государства и права. Трудовое и социальное право (Юридический факультет Южно-Уральского государственного университета 1-2 апреля 2010 г.) — Челябинск, 2010. — 284 с. ISBN 978-5-9772-0175-9. С. 165-166.

11. Шумова Ю. В. ВЛИЯНИЕ СОВРЕМЕННЫХ ТЕНДЕНЦИЙ СЕМЕЙНОЙ И ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ НА ФОРМИРОВАНИЕ И РАЗВИТИЕ ПРАВОСОЗНАНИЕ МОЛОДЕЖИ. [Текст] / Ю. В. Шумова  // Материалы научно-практической конференции «Татищевские чтения: актуальные проблемы науки и практики». Актуальные проблемы юридической науки. Часть I. — издательство ВУиТ, Тольятти, 2011. С. 215-218.

12. Шумова Ю. В. ВЛИЯНИЕ НЕКОТОРЫХ СУБКУЛЬТУР НА ФОРМИРОВАНИЕ ПРАВОСОЗНАНИЯ МОЛОДЕЖИ. [Текст] / Ю. В. Шумова // Актуальные проблемы права России и стран СНГ — 2011: Материалы XIII Международной научно-практиеской конференции с элементами научной школы. (Юридический факультет Южно-Уральского государственного университета 1-2 апреля 2011 г.) — Челябинск, 2011.

13. Шумова Ю.В. Роль сети Интернет в формировании общественного правосознания российских граждан. [Текст] / Ю. В. Шумова // Актуальные проблемы права России и стран СНГ — 2012: Материалы XIV Международной научно-практиеской конференции с элементами научной школы. (Юридический факультет Южно-Уральского государственного университета 30-31 марта 2012 г.)Ч.1. — Челябинск: Цицеро, 2012. – 246 с., ББК х 62а 43 + х.я43, ISBN 978-5-91283-257-4. С. 106-108.

14. Шумова Ю.В. О некоторых проблемах трудоустройства инвалидов. [Текст] / Ю.В. Шумова //Евразийский юридический журнал: №9 (52) 2012 — М.: Р-Мастер, 2012. — 160 с. ISSN: 2073-4506. С. 99-100. ВАК

15. Шумова Ю.В. Проблемы трудоустройства инвалидов в рамках проводимой социальной политики России. [Текст] // Право и политика: теоретические и практические проблемы : сборник материалов 1-й Международной научно-практической конференции, 2 ноября 2012 года / отв. ред. А.В. Малько; Ряз. гос. ун-т им. С.А. Есенина. – Рязань: Издательство «Концепция», 2012. С. 216-219.

16. Шумова Ю.В. Проблема реализации права инвалидов на образование. [Текст] / Ю.В. Шумова // Актуальные проблемы права России и стран СНГ — 2013: Материалы XV Международной научно-практиеской конференции с элементами научной школы, посвященной 70-летию ЮУрГУ, 10-летию юридического факультета и 20-летию юридического образования в ЮУрГУ (Юридический факультет Южно-Уральского государственного университета 29-30 марта 2013 г.) Ч.1. — Челябинск: Цицеро, 2013. – 413 с., ББК х 62я. 43 + х.я43, ISBN 978-5-91283-336-6. С. 252-254.

17. Шумова Ю.В. Проблема формирования доступной среды в учреждениях образования и науки. [Текст] // Проблемы права. №2 2013 г. / Главный редактор Лебедев В. А. – Челябинск: ООО «Южно-Уральский юридический вестник» – 185 с.  ISSN 2075-7913 С. 113-115.
УДК 342.734.5 + 378.16.014
ББК Х401.121 + Ч448.44
В статье затрагивается фактор, детерминирующий первичный барьер к получению высшего образования лицами с ограниченными физическими возможностями: малодоступная архитектурная среда высших учебных заведений. Проведен обзор и анализ, как действующего законодательства, так и законопроектов, затрагивающих данную проблематику. Эмпирической базой статьи являются статистические данные собранные «Центром социальной политики и гендерных исследований». В заключительной части выработаны рекомендации, позволяющие в некоторой степени решить данную проблему.
THE PROBLEM OF FORMATION OF AN ACCESSIBLE ENVIRONMENT IN THE ESTABLISHMENTS OF SCIENCE AND EDUCATION
Ключевые слова: малодоступная архитектурная среда, высшее учебное заведение, лица с ограниченными физическими возможностями, реформа образования, правовая реформа, интеграция, доступность образования.
The paper touches upon the factor determining the primary barrier to higher education for persons with disabilities: this architectural environment of higher education institutions. The review and the analysis, as the current legislation and draft laws affecting these issues. The empirical base of the articles are based on statistical data collected by the «Center for social policy and gender studies». In the final part of the recommendations, allowing to some extent solve the problem.
Keywords: This architectural environment, institution of higher education, persons with disabilities, education reform, legal reform, integration, and access to education.
Журнал
Номер

18. Шумова Ю.В. Влияние социальных сетей на процесс формирования правосознания российских граждан. [Текст] // Государство и право: 20 летний рубеж Конституции Российской Федерации: Материалы Всероссийской научно-практической конференции, посвященной 20-летию Конституции Российской Федерации и 17-летию Южно-Уральского государственного университета (Юридический факультет Южно-Уральского государственного университета 20 сентября 2013 г.)/ под редакцией В.И. Майорова — Челябинск: Полиграфмастер, 2013 г. – 140 с. – С. 132-133. РИНЦ

19. Шумова Ю.В. Анализ правонарушений совершаемых с сети интернет. [Текст] // Демократия и право: соотношение понятий: международная научно-практическая конференция 28 февраля 2014 года г. Москва. Московский центр правовых исследований: — 128 стр. УДК 34. ББК Х67(Рус). ISSN: 0869-8387. С. 86-87. Журнал Номер

20. Шумова Ю.В. Анализ некоторых детерминант интернет-правонарушений [Текст] // Актуальные проблемы совершенствования законодательства и правоприменения: материалы IV международной научно-практической конференции (г. Уфа, 8 февраля 2014 г.): в 2 ч. / под общ. ред. А.В. Рагулина, М.С. Шайхуллина; Евразийский научно-исследовательский институт проблем права. – Уфа, 2014. – С. 386-389.

21. В публикации (Забайкальский университет)

22. Шумова Ю.В. Дискриминация по признаку инвалидности в трудовых отношениях. [Текст]// Вестник Южно-Уральского государственного университета №2, 2014, серия «Право», том 14. – C. 89-92.ВАК

Аннотация: В статье проводится исследование состояния нормативной базы регулирующей вопросы труда лиц с ограниченными возможностями здоровья, особое внимание уделено положениям регулирующим работу федерального органа медико-социальной экспертизы, на основании проведенного анализа делаются следующие выводы: понятие «нетрудоспособности» противоречит Конституции РФ и международному законодательству, причиной данного противоречия является рассмотрение «нетрудоспособности» только с медицинской точки зрения, социальные же факторы при этом остаются без должного внимания, во взаимоотношениях между работником, работодателем и федеральным органом медико-социальной экспертизы существует проблема герменевтического характера относительно понимания специально созданных условий труда, все организации, независимо от того трудоустроены ли на них лица с ограниченными возможностями здоровья, должны обладать безбарьерной средой. Эмпирической базой исследования является экспресс информации главного управления по труду и занятости челябинской области за период с июля 2009 года по июль 2013. В заключительной части статьи делается ряд предложений позволяющих разрешить рассмотренные проблемы.

Ключевые слова: Инвалид, нетрудоспособность, медико-социальная экспертиза, реабилитация, трудоустройство, законодательство.

 DISCRIMINATION ON GROUNDS OF DISABILITY IN LABOUR RELATIONS Shumova J.

 Abstract: The paper is a study of the state of the normative framework regulating the issues of employment of persons with disabilities, special attention is given to the provisions regulating the activity of the Federal body of medical-social examination, on the basis of the analysis are as follows conclusions: the concept of «disability» contradicts the Russian Constitution and international law, the reason for this contradiction is the consideration of «disability» only from the medical point of view, social factors are overlooked in the relationship between worker, employer and the Federal body of medical-social examination, there is a problem of the hermeneutic nature concerning the understanding of the specially created working conditions, all organizations, regardless of whether employed by persons with disabilities, should have a barrier-free environment. The empirical base of the research is to Express information of the main Department of labour and employment of Chelyabinsk region for the period from July 2009 to July 2013. In the final part of the article makes a number of proposals allowing to solve the considered problem.

Keywords: Disabled, disability, medical-social expertise, rehabilitation, employment, legislation.

23. Шумова Ю.В. Дискриминация по признаку инвалидности в образовательной и культурной сферах. [Текст] // Мир науки, культуры, образования. №2 (45), 2014 – 476 с. ISSN 1991-5497. – С. 365 – 367.

УДК 342.216 + 369.026

Ю.В. Шумова, кафедра Конституционного и административного права ЮУрГУ

 Аннотация: В статье проводится анализ проблемы дискриминации по признаку инвалидности в образовательной и культурной сферах жизни общества. Рассмотрено ограничение прав абитуриента в выборе формы обучения и вида специальности.  Далее, основываясь на исследования доступности архитектурной среды ВУЗов России, проведенные Национальным исследовательским университетом Высшей школы экономики (г. Москва) при поддержке Российского совета ректоров, делаются выводы о состоянии архитектурной доступности высших учебных заведений в целом по России. Во второй части исследования по эмпирическим данным, предоставленным Московским институтом социальных программ и Центром социальных рейтингов города Москвы, об архитектурной  доступности объектов массовой культуры, делается вывод о состоянии рассматриваемой проблемы в культурной сфере. В заключительной части статьи делается общий вывод об объективном характере проблем архитектурной и информационной доступности объектов образования и массовой культуры. Разрешение данных проблем лежит в распределении ответственности и обязанностей между всеми звеньями цепочки организаций и учреждений участвующих в реализации прав инвалидов.

Ключевые слова: Инвалид, дискриминация, архитектурная среда, информационная доступность, ограничение прав, интегрированное образование, массовая культура.

 DISCRIMINATION ON GROUNDS OF DISABILITY IN EDUCATIONAL AND CULTURAL SPHERES Shumova J.

 Abstract: The article analyses the problem of disability-based discrimination in educational and cultural spheres of society life. Considered a restriction of the rights of the applicant to choose the form of education and specialty type. Further, based on research availability of the architectural environment of Universities in Russia, conducted by the National research University-Higher school of Economics (Moscow, supported by the Russian Council of rectors, the conclusions are made about the state of the architectural availability of higher educational institutions in Russia as a whole. In the second part of the study on the empirical data provided by the Moscow Institute of social programs and the Center for social ratings of the city of Moscow, about the architectural availability of objects of mass culture, a conclusion is made about the state of the problem in the cultural sphere. In the final part of the article the General conclusion is made about the objective nature of the problems of architectural and information accessibility of education and mass culture. Resolution of these problems lies in the distribution of responsibilities and duties between all the links of the chain of organizations and institutions involved in the implementation of the rights of persons with disabilities.

Keywords: a disability, discrimination, architectural environment, information availability, limitation of rights, inclusive education, mass culture.

Текст в ЭБС «Лань» доступ авторизованный

24. Шумова Ю.В. Уровень правовой культуры российских граждан в вопросах наследования по завещанию. [Текст] / Ю.В. Шумова, О.В. Игуменщева // Актуальные проблемы права России и стран СНГ — 2014: Материалы XVI Международной научно-практиеской конференции с элементами научной школы, посвященной 85-летию со дня рождения профессора, доктора юридических наук, Заслуженного деятеля Высшей школы Юрия Даниловича Лившица (Юридический факультет Южно-Уральского государственного университета 4 апреля 2014 г.) — Челябинск: Цицеро, 2014, С. 264 – 267.

25. Шумова Ю.В. Проблемы правового регулирования вопросов квотирования и создания специальных рабочих мест для инвалидов [Текст] / Ю.В. Шумова // Сборник публикаций Московского центра правовых исследований: «Фоновые общественно-политические процессы и развитие права» , «V осенние юридические чтения»: сборник со статьями (уровень стандарта, академический уровень). – М. : Московский центр правовых исследований, 2014 – 54 с.,  C. 53-54. УДК 34 ББК Х67(РУС) ISSN: 0869-8387

26. Фиктивное трудоустройство инвалидов как негативный фактор трудовой интеграции [Текст] / Ю. В. Шумова // Актуальные проблемы права России и стран СНГ — 2015: Материалы XVII Международной научно-практической конференции (Юридический факультет Южно-Уральского государственного университета, 3 – 4 апреля 2015 г.).  Часть II. — Челябинск: ООО «Абрис-принт», 2015. – с. 386, С. 230-232. УДК Х 62.я 43 А 437, ISBN 978-5-9906410-6-8. 

27. Вопросы доступности электронных информационных ресурсов для лиц с нарушением зрения [Текст] / Ю. В. Шумова //  Вестник Южно-Уральского государственного университета, 2015, серия «Право» ВАК Текст в ЭБС «Лань» доступ авторизованный

28. Некоторые проблемы правового регулирования инклюзивного подхода к образованию [Текст] / Ю. В. Шумова // Проблемы права, 2015, №6(54), – Челябинск: типография издательского центра ЮУрГУ – с. 228, С.41-43. УДК 37.014 : 34.03 + 37.042 : 34.03, ISSN 2075-7913. ВАК

29. Некоторые вопросы внедрения инклюзии в систему профессионального образования [Текст] / Ю. В. Шумова // Преемственная система инклюзивного образования: Материалы IV Международной научно-практической конференции. Казань, 3-5 февраля 2016 г. – Казань: Изд-во «Познание» Института экономики, управления и права, 2016. – 412 с. С. 352-354. УДК 37.018.4 ББК 74.044.6 П 71, ISBN 978-5-8399-0603-7.

30. Проблема правового регулирования реализации пава инвалидов на доступ к информации и связи [Текст] / Ю. В. Шумова // Актуальные проблемы права России и стран СНГ – 2016: Материалы XVIII Международной научно-практической конференции (Юридический институт Южно-Уральского государственного университета, 1-2 апреля 2016 г.), Часть I. – Челябинск: Издательство ООО «Полиграф-Мастер», 2016. – 301 с. С. 221 – 224. ISBN 978-5-9772-0353-1. Х 62.я 43 + х.я43 А437

31. Некоторые проблемы реализации механизма обеспечения социально-экономической поддержки граждан, проживающих на территории зоны радиационного влияния [Текст] / Ю.В. Шумова // Проблемы права, 2016, № 4(58), – Челябинск: типография издательского центра ЮУрГУ – с. 170, С. 81-84. УДК 364.3 + 349.7 + 342.7, ISSN 2075-7913. ВАК

32.Проблема реализации профессиональных компетенций лицами с ограниченными возможностями здоровья [Текст] / Ю.В. Шумова // Преемственная система инклюзивного образования: профессиональные компетенции педагогов: материалы V  Международной научно-практической конференции, 1–2 марта 2017 г. – Казань: Изд-во «Познание» Казанского инновационного университета, 2017. – 588 с., С. 495-497. ISBN 978-5-8399-0629-7. УДК 37.018.4 ББК 74.044.6 П71.

33. Актуальные проблемы реализации социально-трудовых преференций в области трудоустройства лиц с ограниченными возможностями [Текст] / Ю.В. Шумова // Актуальные проблемы права России и стран СНГ – 2017: материалы XV Международной научно-практической конференции (Юридический институт Южно-Уральского государственного университета, 31 марта 2017 г.). Часть I. – Челябинск: Цицеро, 2017. – 410 с., С. 402-405. ISBN 978-5-91283-797-5. УДК 342.4 ББК Х62я.43 + Х.Я43 А 43.

34. Механизм управления персоналом: сравнительно-правовая характеристика России и США [Текст] / Ю.В. Шумова, А.А. Смольникова // Актуальные проблемы права России и стран СНГ – 2017: материалы XV Международной научно-практической конференции (Юридический институт Южно-Уральского государственного университета, 31 марта 2017 г.). Часть I. – Челябинск: Цицеро, 2017. – 410 с., С. 406-409. ISBN 978-5-91283-797-5. УДК 342.4 ББК Х62я.43 + Х.Я43 А 43.

35. Vyacheslav A. Pikalov, Aleksandr V. Shumov, and Julia V. Shumova, Integral upper-limit estimation method for assessment of project design changes feasibility in industrial engineering // SHS Web of Conferences – 2017, 35, 01011 (2017) [Электронный ресурс]: https://www.shs-conferences.org/articles/shsconf/pdf/2017/03/shsconf_icie2017_01011.pdf WoS

36Некоторые проблемы реализации механизма гарантий и компенсаций работникам, подвергающимся воздействию вредных факторов производства, находящегося на территории зоны радиационного влияния [Текст] / Ю.В. Шумова //  Вестник Южно-Уральского государственного университета, серия «Право» , 2017, № 3, – Челябинск: типография издательского центра ЮУрГУ – С. 67-70.  ВАК

37. Нарушение некоторых принципов информационного права в процессе обеспечения беспрепятственного доступа лиц с ограниченными возможностями здоровья к информации [Текст] / Ю.В. Шумова //  СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЮРИСПРУДЕНЦИИ, 2017, выпуск 1, – Челябинск: Издательский центр ЮУрГУ – 407 с., С. 157-160. ISBN 978-5-696-04934-2, УДК 34, ББК Х + Х01 С568. Сборник

38.  Нарушение некоторых принципов информационного права в контексте обеспечения беспрепятственного доступа инвалидов по зрению к информации [Текст] / Ю.В. Шумова //  Вестник Южно-Уральского государственного университета, серия «Право», №1, – Челябинск: типография издательского центра ЮУрГУ –  119 с., С. 94-98 ВАК Сборник

39. Проблемы инклюзивного взаимодействия между всеми участниками образовательного процесса [Текст] / Ю.В. Шумова // Преемственная система инклюзивного образования: взаимодействие специалистов разного профиля: материалы VI Международной научно-практической конференции. – Казань: Изд-во «Познание» Казанского инновационного университета, 2018. – 584 с., С. 568-572. ISBN 978-5-8399-0651-8, УДК 37.018.4, ББК 74.044.6 П71.

40. Проблема инклюзивного взаимодействия между всеми участниками образовательного процесса: коммуникативный и правовой аспекты [Текст] / Ю.В. Шумова // Научная весна ИСПиП-2018: сборник материалов научно-практической конференции «Современное образовательное пространство – опыт и перспективы инклюзии» и IX Городского логопедического семинара «Абилитация и реабилитация лиц с нарушениями речи»/ науч. ред. Е. В. Михайлова, сост. С. А. Масленникова. – СПб.: ЧОУВО «Институт специальной педагогики и психологии», 2018. – 254 с.  С. 235-238 ББК 88 Н34 ISBN 978-5-8179-0200-6 Сборник

41. Шумова Ю.В. Организационно-правовые основы инклюзивного взаимодействия между всеми участниками образовательного процесса в высшем учебном заведении: учебное пособие / Ю.В. Шумова. – Челябинск: Издательский центр ЮУрГУ, 2018. – 63 с.

 Данное пособие ориентировано на представителей из числа профессорско-преподавательского и учебно-вспомогательного составов и иных сотрудников ВУЗа. Полученные знания и рекомендации позволят повысить качество образования и будут способствовать созданию благоприятной социальной среды для коррекции физического, психического и психологического здоровья всех участников инклюзивной группы, в которой совместно обучаются условно здоровые студенты со студентами различных нозологических групп.

Содержание учебного пособия включает теоретические, практические и методологические подходы к организации образовательного процесса в инклюзивных группах высшего учебного заведения. Особое внимание уделено социально-правовой проблематике рассматриваемого вопроса. Для каждой нозологической группы выделены особенности организации учебного процесса.

Пособие написано в соответствии с действующими нормативно-правовыми актами, государственными стандартами в области оборудования специальных рабочих мест, предназначенных для студентов с инвалидностью и с ограниченными возможностями здоровья, положеньями и инструкциями Южно-Уральского государственного университета, справочной литературой.

Некоторые изложенные в пособии положения представляют авторский подход к проблеме организации учебного процесса студентов с особыми образовательными потребностями, прошедшим апробацию на международных научно-практических конференциях, в рамках иных практикоориентированных мероприятиях, тренингах по инклюзивному образованию. Главная идея данного подхода: взаимодействие между всеми участниками образовательного процесса первично, то есть взаимодействие должно предшествовать образованию. В пособии выделен особый вид взаимодействия – инклюзивное взаимодействие, сформулирован ряд признаков и принципов его характеризующих, выделены правила, соблюдение которых всеми участниками образовательного процесса является необходимым условием успешного получения качественного образования лицами с инвалидностью и ограниченными возможностями здоровья [скачать]

42. Шумова Ю.В., Семенчук А.В. ПРОБЛЕМЫ РЕАЛИЗАЦИИ СОЦИАЛЬНО-ТРУДОВЫХ ГАРАНТИЙ: РОССИЙСКИЙ И ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ // Вестник Южно-Уральского государственного университета, серия «Право» – Челябинск: типография издательского центра ЮУрГУ, 2018, Т. 18, № 4, С. 58-61.

43. Шумова Ю.В., Семенчук А.В. Особенности механизма управления персоналом: российский и зарубежный опыт // Инновационные технологии  управления: сборник  статей  по материалам V Международной научно-практической конференции (13 ноября 2018 г.). – Н.Новгород: Мининский университет, 2018. – 268с., С.108-110.

44. Шумова Ю.В., Шумов А.В. Принцип инструментальной доступности электронного информационного ресурса // Наука ЮУрГУ: Материалы 70-й научной конференции. Секции экономики, управления и права. – Челябинск: Издательский центр ЮУрГУ, 2018.  – 576 с., С. 496-501. [сборник]

45. Шумова Ю.В. Взаимодействие в сфере инклюзивного образования: коммуникативный и правовой аспект // Наука ЮУрГУ: Материалы 70-й научной конференции. Секции социально-гуманитраных наук. – Челябинск: Издательский центр ЮУрГУ, 2018. – 699 c., С. 727-732. [сборник]

46. Шумова Ю.В. Общекультурная компетенция инклюзивного взаимодействия между всеми участниками образовательного процесса (ОК-100) // Непрерывное инклюзивное профессиональное образование: материалы Межрегиональной научно-практической конференции, Челябинск: Изд-во Челяб. гос. ун-та, 2019. – 144 с., С. 130-136.

Шумов А.В.

1. О критериях доступности информационных ресурсов [Текст] / А. В. Шумов // Преемственная система инклюзивного образования: Материалы IV Международной научно-практической конференции. Казань, 3-5 февраля 2016 г. – Казань: Изд-во «Познание» Института экономики, управления и права, 2016. – 412 с. С. 84-86 УДК 37.018.4 ББК 74.044.6 П 71, ISBN 978-5-8399-0603-7.

2. Vyacheslav A. Pikalov, Aleksandr V. Shumov, and Julia V. Shumova, Integral upper-limit estimation method for assessment of project design changes feasibility in industrial engineering // SHS Web of Conferences – 2017, 35, 01011 (2017) [Электронный ресурс]: https://www.shs-conferences.org/articles/shsconf/pdf/2017/03/shsconf_icie2017_01011.pdf WoS

3. Шумова Ю.В., Шумов А.В. Принцип инструментальной доступности электронного информационного ресурса // Наука ЮУрГУ: Материалы 70-й научной конференции. Секции экономики, управления и права. – Челябинск: Издательский центр ЮУрГУ, 2018.  – 576 с. С. 496-501.

Ростомашвили И.Е.

1. Как обучать детей с ограниченными возможностями здоровья в общеобразовательной школе: учебно-методическое пособие / под ред. И.А. Михаленковой. – СПб: Издательство ООО «НПО ПБ АС» 2019. — 146 с. [обложка] [фрагмент]

В учебно-методическом пособии рассматриваются проблемы обучения детей с ограниченными возможностями здоровья по программе начального общего образования. Раскрыта специфика обучения и взаимодействия с детьми с нарушением слуха, с нарушением зрения, с нарушением опорно-двигательного аппарата, с задержкой психического развития, с синдромом дефицита внимания и гиперактивности, с нарушениями речи в условиях инклюзивного образовательного пространства.

Пособие адресуется практическим работникам общеобразовательных школ и бакалаврам педагогических высших учебных заведений.

Хабриева Т.Я. Между Сциллой и Харибдой современного законотворчества / Интервью. – Парламентская газета

Об итогах парламентской сессии, формировании массового правосознания и языке нормотворчества в интервью «Парламентской газете» рассказала директор Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ, вице-президент Российской академии наук Талия Хабриева.

— Талия Ярулловна, что, на ваш взгляд, было наиболее знаковым в работе Федерального Собрания за время весенней сессии?

— Нынешний состав Государственной Думы, во-первых, показал, что депутаты готовы принимать к рассмотрению самые острые вопросы и предлагать свои правовые решения. Собственно, этим и должен заниматься парламент.

Второе — в палате всё чаще разворачиваются дискуссии, где можно представлять разные точки зрения. В этом отношении показательной была дискуссия о реформе Академии наук, в которой за принятие проекта закона проголосовало 254, против — 157 депутатов. Наконец, третье — Дума стала формировать новые законодательные тренды.

— Какие именно?

— Законотворчество становится социально ориентированным. В последние 20 лет нужно было решать новые экономические задачи. При этом не всегда прогнозировали социальные последствия. А нынешняя Дума, особенно в весеннюю сессию, стала заметным образом сокращать разрыв между решением экономических и социальных задач и оценивать экономические вопросы с учётом их социальной составляющей.

К примеру, пятого апреля был принят закон, дополнивший Трудовой кодекс нормами о регламентации дистанционного труда. Здесь учитывались не столько экономические интересы работодателей, сколько социальный запрос большого числа людей, чей труд был, наконец, узаконен. Еще один пример неразрывности социальных и экономических задач — принятие поправок в Закон о занятости населения.

Другой важный тренд — в регулировании сферы культуры. Депутаты начали с очень правильного шага: внесли изменения в «Основы законодательства Российской Федерации о культуре», впервые предусмотрев необходимость подготовки и представления ежегодного государственного доклада о состоянии культуры в Российской Федерации. Будет проводиться постоянный мониторинг развития культуры, а также реакции общественного сознания на изменения в этой сфере. Это позволит Министерству культуры предпринимать необходимые действия для перелома сложившейся негативной ситуации: «глухоты» общества (в первую очередь молодёжи) к культурным достижениям.

— На массовом правосознании это как-нибудь скажется?

— А как, по-вашему, формируется правовое сознание? Лучше всего оно формируется не через чтение законов, а через следование образцам правомерного поведения. Для этого нужна их визуализация, в том числе посредством художественных фильмов, телевизионных передач и т.д. Так прививается не только культура поведения, но и восприимчивость к достижениям культуры. Такие вопросы должны стать предметом особого внимания государства.

— Вы начали перечислять тренды…

— Ещё один важный законодательный тренд — планомерное развитие форм общественного и парламентского контроля.

В весеннюю сессию приняты законы о парламентском контроле и о Счётной палате РФ, а также серия законодательных актов, которые расширяют транспарентность государственных органов и усиливают правовые механизмы общественного контроля за их деятельностью. Я думаю, эти документы во многом определят развитие современного российского законодательства.

— Законопроект о Федеральном Собрании тоже повлияет на систему законодательства?

— Это очень важная инициатива. Она показывает, что укрепление основ парламентаризма не только продолжается, но и вошло в такую стадию, когда о ней можно говорить как о совершенно устойчивой тенденции. Второй значимый момент — укрепляется научная основа организации государственной власти. В юридической науке давно  выдвигались идея и проекты закона о Федеральном Собрании, призванные восполнить пробел в реализации отдельных положений Конституции.

Понятен общий контур закона, потому что его несущие конструкции определены Конституцией. В этой связи я поддерживаю Председателя Государственной Думы Сергея Евгеньевича Нарышкина, который говорил, что главное — остаться в рамках Конституции, не допустив произвольного расширения предмета регулирования, а также подмены действующих нормативных правовых актов, в том числе регламентов палат.

На мой взгляд, в этом законе совершенно определённо должны быть отражены вопросы взаимоотношений Федерального Собрания и других государственных органов, институтов гражданского общества, международных организаций. Поддерживаю идею урегулировать вопросы, связанные с так называемыми кадровыми полномочиями Совета Федерации, то есть с вопросами назначения некоторых высших должностных лиц государства.

Полагаю также, что документ не должен  быть, с одной стороны, декларативно-описательным, а с другой — слишком детализированным. В последнем случае он будет часто меняться, что недопустимо для современной парламентской практики. Исключив эти две крайности, можно пройти между Сциллой и Харибдой современного законотворчества. Впрочем, это необходимо при разработке любого закона.

— А как вы оцениваете работу палаты регионов?

— Совет Федерации показал высокую активность. Большая часть поступивших от палаты законодательных инициатив связана с интересами регионов. Раньше возникали проблемы, связанные с тем, что законодательные инициативы затрагивали вопросы, характерные для одного-двух-трёх регионов. Но последние 50 законодательных инициатив Совета Федерации носят универсальный характер. Они важны для всей страны и, вместе с тем, отражают насущные потребности регионов.

Заметно повысилось качество законопроектов. В Совете Федерации стали шире использовать механизм экспертиз и публичных обсуждений, а это препятствует ошибкам в законотворчестве.

—  Из Совета Федерации продолжается «исход» некоторых его членов.  Как Вы это оцениваете?

— Функции Совета Федерации как палаты парламента — заниматься законотворчеством и, если хотите, быть дополнительным фильтром для достижения высокого качества законов, особенно в контексте  интересов субъектов РФ. Для того чтобы этим заниматься, член Совета Федерации должен быть свободен от других занятий. Выход из состава Совета Федерации — личный выбор каждого.

— По мнению ряда парламентариев, язык законов загромождён сложными конструкциями и терминологией. Можно ли его сделать более понятным для граждан и правоприменителей?

— Вопрос о языке закона — это тема, которая обсуждается не только в российском, но и в зарубежных парламентах. Причём довольно давно. Здесь важно найти меру доступности закона. Конечно, юридический язык можно сделать более ясным. Но здесь есть и другая проблема. Часто, стремясь к доступности или из-за низкой квалификации разработчиков, законы пишутся практически обыденным языком. Но от этого потенциал законов не повышается. Более того, они вообще могут не работать! Потому что есть общая система понятий и категорий, которая используется в юриспруденции и которая связывает правовую систему в единое целое, и об этом надо помнить. Я, например, считаю неправильным, когда в проекте закона предлагается понятие  «в целях данного закона». Получается, что специальные понятия останутся только в этом нормативном акте и не будут связаны с другими законами, что разрывает общую ткань системы законодательства.

Конечно, повышать доступность юридического языка можно и нужно. Те акты, которые обращены к широкому кругу адресатов (к примеру, закон о волонтёрстве, инициированный Советом Федерации), необходимо излагать простым языком. Но, с другой стороны, бесконечно упрощать текст тоже нельзя. Без специальной терминологии не обойтись при разработке технических регламентов, финансовых и многих других отраслевых законодательных актов.

Говоря о качестве языка, я бы напомнила два правила юридической техники. Во-первых, язык закона не должен использовать малоизвестную профессиональную терминологию, иностранные слова, термины, архаизмы, жаргонные выражения и аббревиатуры, что, к сожалению, иногда происходит. Второе: нужно соблюдать стилистические языковые правила, поскольку это способствует восприятию законодательных норм. В этой связи стоит вновь вернуться к идее закона о нормативных правовых актах.

— Закон о том, как писать законы?

— Да, это инициатива нашего Института. Тот редкий случай, когда законопроект предлагает научный коллектив. Разработанный нами проект упорядочивает систему нормативных правовых актов и возводит в ранг правовой нормы некоторые правила юридической техники.

Такие законы действуют в Италии, Японии, Болгарии, во многих государствах ближнего зарубежья: в Казахстане, Беларуси, Узбекистане, Грузии, Кыргызстане, Азербайджане, Таджикистане и Туркменистане.

Другие государства воплощали идею закона о законах в иных правовых  формах — в актах парламента и правительства, а также министерств, в чьем ведении находятся вопросы нормотворческой деятельности.

Так, правила законодательной техники утверждаются в Польше и Франции председателем правительства, а в Германии — министром юстиции.

Из существующих правовых форм регулирования нормотворческой деятельности, несомненно, более предпочтительным является принятие закона. Закон обязывает все органы, участвующие в нормотворческой деятельности, в том числе парламенты. Только закон дает возможность гармонизировать совокупность нормативных правовых актов, придав ей свойства внутренне взаимосвязанной и развивающейся по единым правилам системы. И только закон может придать необходимую стабильность нормотворческой деятельности, что не исключает её совершенствования. Так, в Болгарии Закон «О нормативных правовых актах» с момента его принятия обновлялся трижды, а в Узбекистане два раза (последняя редакции — в декабре 2012 года).

Надеемся, что такой закон, идея которого нашла поддержку руководства Государственной Думы, будет принят и у нас, вслед за законом о Федеральном Собрании.

— А как вы считаете, не будет ли проблем с правоприменением указанного закона?

— С правоприменением любого закона могут возникнуть проблемы, потому что правовой документ реализуется людьми с разным образованием, опытом и  уровнем правосознания. Поэтому надо постоянно проводить мониторинг применения, чтобы  иметь возможность не только изучить практику применения закона, но и при необходимости ее скорректировать.

— Талия Ярулловна, в начале июля Владимир Путин вручил вам Орден дружбы. Примите поздравления от нашей редакции и расскажите, за какие заслуги вы удостоились этой награды?

— Искренне благодарю за поздравление. Воспринимаю эту высокую награду как знак признания заслуг всего нашего Института, который очень многое делает для развития международного сотрудничества, гармонизации правовых систем современного мира, продвижения и защиты правовых позиций нашей страны.

Учёные Института привлекались к разработке конституций и законодательных актов зарубежных государств, постоянно участвуют в международных форумах, входят в состав известных международных организаций. И такое международное сотрудничество постоянно расширяется.

Так, в апреле этого года Президент Российской Федерации назначил меня представителем Российской Федерации в Венецианской комиссии Совета Европы (Европейской комиссии за демократию через право — прим. редакции). Это — международная организация, которая состоит из самых авторитетных юристов и занимается конституционно-правовой оценкой законодательства 59 государств, входящих в ее состав. Члены Комиссии выступают как независимые эксперты, защищая не только универсальные ценности права, не только своё видение направлений его развития, но и правовые позиции своей страны.

— Вам уже приходилось отстаивать национальные интересы на этой площадке?

—  Я впервые приняла участие в пленарной сессии Комиссии, на которой, наряду со многими другими вопросами, рассматривался проект доклада о запрете пропаганды гомосексуализма среди несовершеннолетних в Украине, Молдове и России.

В письменном комментарии и в своём выступлении на пленарной сессии Комиссии я доказывала, что проект этого доклада исходит из ложной предпосылки о том, что законодательство Российской Федерации запрещает либо предполагает запретить пропаганду гомосексуализма. Таких запретов нет ни в федеральном законодательстве, ни в законодательстве субъектов Федерации. Вводятся административные санкции (штрафы) в тех случаях, когда пропаганда гомосексуализма направлена на несовершеннолетних. Таким же образом (в виде штрафных санкций) по административному законодательству РФ карается большая часть других административных  проступков. Так, например, за переход улицы в неположенном месте  на пешехода может быть наложен штраф, но его не лишают права ходить по улицам.

Ключевым аргументом авторов проекта доклада было утверждение о недопустимости использования термина «пропаганда», поскольку он, по их мнению, является неопределённым. Но термин «пропаганда» без каких-либо дополнительных разъяснений применяется для пресечения человеконенавистнических, экстремистских, нацистских идей в уголовном законодательстве многих демократических государств, в том числе Канады, Германии, Польши.

Если быть последовательным, выводы доклада должны быть распространены на законодательство всех государств, использующих понятие «пропаганда», что может разрушить одну из важнейших опор существующих демократических правопорядков.

Такие правовые аргументы российской стороны возымели своё действие, в результате монолитный консенсус Комиссии не сложился. К примеру, представитель Польши предложила обсудить при подготовке доклада вопросы, касающиеся данной проблемы, и указала на существование конкуренции конституционных и международно-правовых ценностей. Представитель Австрии указал на некорректность некоторых методологических подходов, использованных при подготовке доклада.

Все это дает основание для продолжения дискуссии, которая развернулась на заседании Венецианской комиссии, и которая, уверена, ещё не завершена.

Источник: http://vytyagov.dev.www.pnp.ru/archive/2013/07/10/mezhdu-scilloy-i-kharibdoy-sovremennogo-zakonotvorchestva.html

ОСОБЕННОСТИ ПРАВОВОГО ВОСПИТАНИЯ МОЛОДЁЖИ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

ОСОБЕННОСТИ ПРАВОВОГО ВОСПИТАНИЯ МОЛОДЁЖИ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

Зайцева С.П.

Россия это демократическое, правовое государство, которое характеризуется высокой степенью обеспеченности полноты прав и свобод человека и гражданина. Однако такая полнота прав и свобод человека и гражданина возможна только при достаточно высокой степени правосознания и правовой культуры. Задавая вопрос — насколько высок уровень правосознания и правовой культуры в России в настоящее время? Можно лишь ответить, что в каждый конкретно исторический момент культура накладывает глубокий отпечаток на правовую жизнь общества в целом. Духовно нравственный кризис  перестроечного периода привел большую часть российского общества к правовому безразличию и отчужденности правовой культуры от повседневной жизни народа. Данное обстоятельство сделало частично невозможным выполнения определенных задач и функций правового государства. В связи, с чем в настоящее время актуально говорить о формировании должного уровня правосознания и правовой культуры необходимого для демократического, правового государство.

Процесс формирования правосознания и правовой культуры реализуется посредствам  правового воспитания населения.

Сам термин «правовое воспитание» появился в начале 20 века, однако до сих пор  не существует единого понимания «правового воспитания». Одни под правовым воспитанием понимают социализацию человека, когда он «воспитывается» окружающей обстановкой в целом, всей юридической практикой и поведением людей, должностных лиц — представителей государственного аппарата в правовой сфере [1.-С.28]. Другие под правовым воспитанием понимают формирование уважения к праву, закону, а также навыков исполнения правовых норм. Третьи считают, что правое воспитание — это обучение правовым знаниям и формирование понимания необходимости этого знания [2.-С.89]. Четвёртые видят в правовом воспитании целенаправленную деятельность воспитателя правового обучения формированию у подрастающего поколения определенных убеждений, потребностей и интересов, ценностных ориентаций и установок поведения [3.-C.345]. Однако следует отметить, какого бы понятия не придерживался человек, размышляющий по этому вопросу, все сходятся в одном: в необходимости формирования в человеке правовых идей, норм, принципов, представляющих ценности мировой и национальной правовой культуры. Правовое воспитание следует рассматривать, как весьма емкий и многообразный процесс, содержанием которого, прежде всего, является правовое просвещение и обучение основам права, а так же формирования правового сознания и правового поведения.

Наиболее благодатной почвой для правового воспитания является молодёжь, так как именно это социальна группа является наиболее активной частью общества, за которой стоит реальная сила, способная оказывать воздействие на общество в целом. Кроме того молодость это тот период жизни человека который максимально благоприятен для обучения и интеллектуальных поисков.

Задача правового воспитания молодёжи состоит в усвоении каждым молодым человеком основных принципов и направленности правовых норм, в выработке правильной правовой ориентации, в приобретении не только знаний основ законодательства, но и в формировании глубокого уважения к праву, превращающегося в личное убеждение, потребность и привычку соблюдать закон.

Существует несколько способов внешнего правового воспитательного воздействия, которые помогают реализовать задачу правового воспитания. 

     Первый способ это правовая пропаганда, который представляет собой   распространение определенных правовых идей и ценностей по средствам агитации. Пропаганда  бывает двух видов: пропаганда средствами массовой информации и пропаганда  путем устной агитации населения. Пропаганда права средствами массовой информации это журналы, радио и телевидение. Данной форме характерен массовый, наиболее обширный охват аудитории, использование различных рубрик, тематических бесед и репортажей. Правовая пропаганда в средствах массовой информации является одним из эффективных средств формирования правового сознания молодежи. При этом ее содержание должно наиболее полно соответствовать как потребности общества в широкой политико-правовой ориентации индивидов, социальных групп, так и запросам, потребностям, интересам граждан. Для эффективного осуществления правовой пропаганды очень важно знать, какие цели обращения к юридической информации доминируют в правосознании молодежных групп [2.C.106].
Устная правовая пропаганда это лекции, беседы, консультации, вечера вопросов и ответов, циклы лекций и лектории. Охват аудитории здесь меньше, зато имеются возможности непосредственно связываться со слушателями, сразу же получить ответ на интересующий вопрос, обменяться мнениями и вступить в дискуссию.

     Второй способ воздействия это юридическая практика. Данный способ  подразумевает точный и справедливый характер правовойпрактики органов суда, прокуратуры, правоохранительных органов благодаря которому возможно убеждение молодых граждан в соблюдение нормы права.
Третий это самовоспитание. Он опирается на осознанное и добровольное усвоение личностью основных положений права.
И наконец, четвертый способ наиболее действенная форма правового воспитания это правовое образование.

     Правовое образование, подразумевает способ внешнего выражения и организации передачи теоретического правового материала объекту воспитания [4. C.158]. Однако успех правового образования будет зависеть не только от удачно выбранного воспитателем способа передачи правового материала, но и от внутренней переработки личностью внешних воздействий.

Личность молодого человека это субъект отражающий воздействие внешнего мира. Однако данное воздействие приобретает свою значимость только тогда, когда они преломляются в индивидуальных позициях молодого человека, в его отношении к этим факторам, а также в практической реализации этого личностного отношения в его действиях и поступках. Поэтому очень важно знать, как молодой человек осмысливает, переживает внешние правовые воздействия, как реагирует на него.

 Процесс осознания и оценки личностью своих общественных интересов, выраженных в праве, может быть весьма длительным по времени. Более того, интересы могут быть осознаны неточно, неполно, на разных уровнях. До конца не осознанный интерес может привести к ложной постановке цели, порочным методам ее достижения и даже к правонарушениям и преступлениям.   Поэтому важным идеологическим фактором правового воспитания молодежи является разъяснение молодым людям на конкретном примере идеи сочетания в правовых актах общественных и личных интересов. Чем больше в своих общественных отношениях молодые люди будут руководствоваться не узколичными интересами, а интересами общества, требованиями правовых и моральных норм, тем выше будет уровень их сознательности, будут вырабатываться привычки, убеждения соблюдать закон, а также нетерпимое отношение к другим нарушителям предписаний законов[3. C.130].

  Правовое воспитание — это составная часть всего воспитательного процесса, целью которого является формирование социально активной личности.

      Основными направлениями правового воспитательного процесса в России в настоящее время считаютобучающее направление. Данное направлениеправового воспитания молодежи включает в себя совокупность мер, направленных на обучение молодежи российского законодательства в рамках общеобразовательного процесса. Консультативное направлениеправового воспитания молодежи предполагает активную деятельность общественных юридических служб во всех городах, где студенты и начинающие юристы и правоведы в рамках стажировки и практики окажут консультативные юридические услуги любому молодому человеку, способствуя росту его правовой грамотности и разбирая отдельные случаи в праве. Факультативное направление выражается в проявлении активности молодежи в различных гражданских региональных молодежных движениях, в рамках, деятельности которых будет повышаться правовая грамотность молодых людей.Инициативное направление, предполагающее создание Молодежных центров законодательных инициатив. Основной целью деятельности будет определение значимых законодательных инициатив региональной молодежи, способствующих оперативному обеспечению устойчивого развития региона[3. C.140].

    В заключении хотелось бы отметить, что правовое воспитание  это сложный воспитательный процесс призванный формировать правосознание и правовую ответственность. Выбор форм и методов правового воспитания зависит от конкретных целей, содержания и объема знаний, которые необходимы молодёжи, от условий в которых проводится воспитание, от времени выделенного для него.

   При осуществлении правового воспитания необходимо помнить и понимать, что молодёжь это та социальная группа, которая в силу своей природы постоянно совершает движения вперед ко всему новому и неизученному, поэтому способствуя этому процессу, следует опираться на уже имеющиеся у молодёжи правовые знания и убеждения, правовой опыт и навыки.

    Результаты правового воспитания зависят от того, насколько продуманно, целеустремленно, комплексно ведется весь воспитательный процесс. Сегодня правовое воспитание молодёжи это путь к обновлению России.    

Список использованных источников:

  1. Емельянов Б.М. Теория государства и права. Учебный курс / Б.М.Емельянов, С.А. Правкин. — М.: МИЭМП, 2004. — 64 с.
  2. Кваша А.А. Правовые установки граждан: Дис…. канд. юрид. наук / Кваша А.А. — Волгоград. -2002. -160 с.
  3. Теория государства и права: Курс лекций / Под ред. Н.И.Матузова, А.В.Малько. -М.: Юристъ, 2001. – 776с.
  4. Мардахаев Л.В. Социальная педагогика: учебник -М.: Гардарики, 2006.-269с.
  5. Чупров В.И., Зубков Ю.А. Социология молодёжи: учебник/ Под ред. В.И. Чупров, Ю.А.Зубков. -М.: Норма,2011.-335с.

Правосознание: понятие, виды, функции

Правосознание –это совокупность идей, теорий, чувств, эмоций, взглядов, настроений и т.п., в которой выражается отношение людей к праву действовавшему, действующему и желаемому.

Выделяют следующие основные черты правосознания:

1) является одной из форм общественного знания;

2) состоит из идей, теорий, чувств, эмоций, настроений и других компонентов;

3) носителями компонентов правосознания являются различные субъекты права;

4) обращено не только к настоящему, но и к прошлому, и к будущему;

5) является формой права в отдельные периоды развития общества;

6) ориентирует субъектов права в социально-правовых ситуациях, позволяет им делать соответствующий (не всегда правомерный) выбор и принимать юридически значимые решения.

Структура правосознания –это строение правосознания, расположение основных элементов и связей, обеспечивающих его целостность.

Правосознание включает в себя три элемента: правовую идеологию, правовую психологию и поведенческие элементы.

Правовая психология – это чувства, эмоции, иллюзии, выражающие отношение человека к праву, правовым явлениям, поведению. Это неосознанное или не до конца осознанное и продуманное отношение к праву, правовым явлениям.

Правовая идеология –это осознанное отношение к праву. Выражается в виде теорий, концепций, идей, представлений о праве, его оценок и формируется представителями социальных групп.

Поведенческие элементыпредставляют собой привычки, установки, готовность к деятельности.

Выделяют следующие виды правосознания:

1. По носителю:

– индивидуальное;

– групповое;

– и массовое (общественное).

2. По уровню:

– обыденное;

– профессиональное;

– научное.

3. По направленности:

– ретроспективное;

– адекватное;

– перспективное.

4. По степени осознанности:

– с преобладанием сознательного;

– с преобладанием бессознательного.

Правосознание выполняет следующие функции:

гносеологическую (познавательную), т.е. накопление знаний о праве и возможности дальнейшего осмысления правовой действительности;

регулятивную,т.е. способность выступать регулятором общественных отношений;

прогностическую,т.е. возможность предвидения, предсказания будущего состояния правовой системы;

моделирования,т.е. возможность формировать соответствующие модели поведения;

коммуникативную,т.е. оно служит важной идеально-духовной основой для социального взаимодействия, установления и поддержания контактов, передачи необходимой информации и сознательного управления людьми;

оценочную,т.е. возможность оценки поведения людей с точки зрения различных элементов структуры правосознания.

Деформация правосознания –это его искажение, “разрушение” позитивных идей, убеждений, чувств, установок и т.п.

Виды деформации правосознания:

правовой инфантилизм– несформированность, недостаточность правовых знаний;

правовой нигилизмотрицание социальной ценности права; осознанное игнорирование требований закона;

“перерождение” правосознания крайняя степень искажения правосознания, включающая преступный умысел.

Формы выражения правового нигилизма:

1) прямые умышленные нарушения действующих законов и иных нормативно-правовых актов;

2) повсеместное массовое несоблюдение и неисполнение юридических предписаний;

3) издание противоречивых, параллельных или даже взаимоисключающих актов, которые как бы нейтрализуют друг друга;

4) подмена законности политической, идеологической или практической целесообразности;

5) конфронтация представительных и исполнительных структур власти на всех уровнях;

6) нарушения прав человека, особенно таких, как право на жизнь, честь, достоинство, жилище, имущество;

7) правотворческие экспромты, декларативность и многословие законов, неуважение к суду, ведомственность, неконтролируемые процессы суверенизации и сепаратизма, разбалансированность правовой системы.

 


Узнать еще:

Защита совести для медицинских работников

Темы на этой странице : Права вашей совести | Федеральный закон о защите совести поставщика медицинских услуг | Как подать жалобу по совести | Ресурсы

Права вашей совести

Защита совести применяется к поставщикам медицинских услуг, которые отказываются оказывать, предоставлять или помогать определенные медицинские услуги по религиозным или моральным соображениям.

Федеральные законы защищают права совести поставщиков медицинских услуг и запрещают получателям определенных федеральных средств дискриминировать поставщиков медицинских услуг, которые отказываются участвовать в этих услугах на основании моральных возражений или религиозных убеждений.

Вы можете подать жалобу в соответствии с Законом о защите совести федерального поставщика медицинских услуг, если считаете, что подверглись дискриминации, потому что вы:

  • Возражение, участие или отказ от участия в определенных медицинских процедурах, включая аборт и стерилизацию, а также в соответствующей учебной и исследовательской деятельности

  • Принуждены к выполнению процедур, противоречащих вашим религиозным или моральным убеждениям

  • Отказ в предоставлении медицинских товаров или услуг с целью вызвать смерть человека или способствовать смерти, например, в результате самоубийства или эвтаназии с помощью

Федеральный закон о защите совести поставщика медицинских услуг

OCR принимает жалобы на дискриминацию в соответствии со следующими законами:

Церковные поправки

Положения о совести, содержащиеся в 42 U.SC § 300a-7 и последующие, известные под общим названием «церковные поправки», были приняты в 1970-х годах для защиты прав совести физических и юридических лиц, которые возражают против выполнения процедур аборта или стерилизации или оказания им помощи, если это будет противоречить религиозным убеждениям или моральным убеждениям провайдера. Это положение также распространяет защиту на кадровые решения и запрещает любой организации, которая получает грант, контракт, ссуду или гарантию по ссуде в соответствии с определенными законодательными актами, введенными в действие Департаментом, от дискриминации любого врача или другого медицинского персонала при приеме на работу, потому что это лицо либо выполняло, либо отказывалось сделать аборт, если это противоречит религиозным убеждениям или моральным убеждениям человека.

Закон о государственной службе здравоохранения, § 245

Принят в 1996 г., раздел 245, содержащийся в 42 U.S.C. § 238n запрещает федеральному правительству и органам власти штата или местного самоуправления, получающим федеральную финансовую помощь, дискриминировать любое учреждение здравоохранения на том основании, что оно: 1) отказывается проходить обучение по выполнению искусственных абортов, требовать или предоставлять такое обучение для выполнения таких абортов или предоставления направлений на такое обучение или такие аборты; 2) отказывается организовать такую ​​деятельность; или 3) посещает (или посещает) программу послевузовской подготовки врачей или любую другую программу обучения медицинским профессиям, которая не выполняет (или не выполняла) искусственные аборты или требует, предоставляет или направляет для обучения в работе искусственных абортов, или организовать такое обучение.

Поправка Уэлдона

Поправка Велдона была первоначально принята как часть ассигнований HHS и повторно принималась (или включалась посредством ссылки) в каждый последующий закон об ассигнованиях HHS с 2005 года. Она предусматривает, что «[n] один из средств, предоставленных в соответствии с этим Законом [делая ассигнования для министерств труда, здравоохранения и социальных служб и образования] могут быть предоставлены федеральному агентству или программе, или правительству штата или местного самоуправления, если такое агентство, программа или правительство подчиняются какой-либо институциональной или индивидуальной организации здравоохранения. на дискриминацию на основании того, что медицинское учреждение не предоставляет, не оплачивает, не покрывает или не направляет аборты.Он также определяет «медицинское учреждение», чтобы включать «отдельного врача или другого медицинского работника, больницу, спонсируемую поставщиком организацию, организацию по поддержанию здоровья, план медицинского страхования или любое другое медицинское учреждение, организацию. , или план. »

Закон о доступном медицинском обслуживании

Закон о доступном медицинском обслуживании (Pub. L. No. 111-148 с поправками Pub. L. No. 111-152) включает новые меры защиты совести поставщика медицинских услуг в рамках программы обмена медицинского страхования.Раздел 1303 (b) (4) Закона предусматривает, что «Ни один квалифицированный план медицинского обслуживания, предлагаемый через биржу, не может дискриминировать любого отдельного поставщика медицинских услуг или медицинского учреждения из-за его нежелания предоставлять, оплачивать, обеспечивать покрытие или направлять для абортов ». Недавний исполнительный указ подтверждает, что в соответствии с Законом о доступном медицинском обслуживании давно действующие федеральные законы о совести поставщиков медицинских услуг остаются в силе, а новые меры защиты запрещают дискриминацию в отношении медицинских учреждений и поставщиков медицинских услуг на основании их нежелания предоставлять, оплачивать, обеспечивать покрытие или обратитесь за абортами.Правительственный указ 13535 «Обеспечение соблюдения и применения ограничений на аборты в Законе о защите пациентов и доступном медицинском обслуживании» (24 марта 2010 г.).

Кроме того, раздел 1553 Закона о доступном медицинском обслуживании (42 USC § 18113) предусматривает защиту совести в отношении оказания помощи при самоубийстве. «Федеральное правительство, а также любое государство или местное правительство или поставщик медицинских услуг, которые получают федеральную финансовую помощь в соответствии с настоящим Законом (или в соответствии с поправкой, внесенной этим Законом) или любым планом медицинского страхования, созданным в соответствии с этим Законом (или в соответствии с поправкой, внесенной настоящим Законом. ), не может подвергать отдельное или институциональное учреждение здравоохранения дискриминации на том основании, что оно не предоставляет никаких предметов медицинского обслуживания или услуг, предоставляемых с целью вызвать или с целью оказания помощи в причинении смерти какого-либо лица. , например, с помощью самоубийства, эвтаназии или убийства из милосердия.”

Как подать жалобу по совести

Вы можете подать жалобу онлайн или по почте, факсу или электронной почте. Узнайте больше о том, как подать жалобу в OCR.

Ресурсы

Правовое сознание в действии: миряне и ответственность в зале заседаний

  • Allen v. United States, 164 U.S. 492 (1896).

  • Альварес, Маурисио Дж., Миллер, Моника К. и Брайан Х. Борнштейн. 2016. Будет вашим долгом …: Психология наставлений криминального жюри.В достижениях в области психологии и права, ред. Маурисио Миллер и Брайан Борнштейн, 119–158. Швейцария: Springer International Publishing.

  • Аткинсон, Дж. Максвелл. 1971. Реакция общества на самоубийство: роль следователей. В Образы отклонения , изд. Стэнли Коэн, 165–191. Нью-Йорк: Книги Пингвинов.

    Google Scholar

  • Bennett, W. Lance. 1978. Рассказывание историй в уголовных процессах: модель общественного суждения. Ежеквартальный речевой журнал 64 (1): 1–22.

    Артикул Google Scholar

  • Беннетт, У. Ланс и Марта С. Фельдман. 1981. Реконструкция реальности в зале суда: Правосудие и приговор в американской культуре . Нью-Брансуик: Издательство Университета Рутгерса.

    Google Scholar

  • Биттнер, Эгон. 1967а. Полиция на занавесе: исследование по поддержанию мира. Американский социологический обзор 32 (5): 699–715.

    Артикул Google Scholar

  • Биттнер, Эгон. 1967b. Усмотрение полиции при экстренном задержании психически больных. Социальные проблемы 14 (3): 278–292.

    Артикул Google Scholar

  • Девайн, Деннис Дж. 2012. Принятие решения жюри: состояние науки . Нью-Йорк: Издательство Нью-Йоркского университета.

    Google Scholar

  • Девайн, Деннис Дж., Лора Д. Клейтон, Бенджамин Б. Данфорд, Рэсми Сейинг и Дженнифер Прайс. 2001. Принятие решения жюри: 45 лет эмпирических исследований совещательных групп. Психология, государственная политика и право 7 (3): 622–727.

    Артикул Google Scholar

  • Даймонд, Шари С., Нил Видмар, Мэри Роуз, Лесли Эллис и Бет Мерфи.2003. Обсуждения присяжных во время гражданских судебных процессов: изучение нововведения в Аризоне. Arizona Law Review 45 (1): 1–81.

    Google Scholar

  • Даймонд, Шари С., Нил Видмар, Мэри Роуз, Лесли Эллис и Бет Мерфи. 2003-2004 гг. Внутри комнаты присяжных: оценка обсуждений присяжных во время судебного заседания. Судебная власть 87 (2): 54–58.

    Google Scholar

  • Дрю, Пол и Джон Херитэдж.1992. Разговор на работе . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Google Scholar

  • Юик, Патрисия. 2015. Право и повседневная жизнь. В Международная энциклопедия социальных и поведенческих наук , изд. Джеймс Райт, т. 13, 2-е изд., 726–733. Нью-Йорк: Эльзевир.

    Google Scholar

  • Юик, Патрисия и Сьюзен С. Силби. 1998 г. Общепринятое место закона: истории из повседневной жизни . Чикаго: Издательство Чикагского университета.

    Забронировать Google Scholar

  • Гарфинкель, Гарольд. 1967. Исследования по этнометодологии . Энглвудские скалы: Прентис-Холл, Инк.

    Google Scholar

  • Гастил, Джон, Стефани Буркхальтер и Лора В. Блэк. 2007. Обдумывают ли присяжные? Исследование обсуждения, индивидуальных различий и удовлетворенности членов группы в муниципальном суде. Исследования малых групп 38 (3): 337–359.

    Артикул Google Scholar

  • Гибсон, Дэвид Р. 2011. Как избежать катастрофы: возможность взаимодействия во время кубинского ракетного кризиса. Американский журнал социологии 117 (2): 361–419.

    Артикул Google Scholar

  • Гибсон, Дэвид Р. 2016. Привычки нормальных, невинных людей (NIPS), как их толковал североамериканский присяжный. Символическое взаимодействие 39 (3): 397–420.

    Артикул Google Scholar

  • Гидденс, Энтони. 1984. Конституция общества: Очерк теории структурации . Кембридж: Polity Press.

    Google Scholar

  • Гленн, Филлип Дж. 1991/1992. Текущий оратор инициирует двухсторонний общий смех. Исследование языка и социального взаимодействия 25: 139–162.

  • Ганс, Валери П. 2001. Внутри черного ящика: Комментарий к Даймонду и Видмару. Обзор законодательства штата Вирджиния 87 (8): 1917–1932.

    Артикул Google Scholar

  • Хеллер, Кевин. 2009. Когнитивная психология мужчин Реа. Журнал уголовного права и криминологии 99 (2): 317–379.

    Google Scholar

  • Наследие, Джон.1984. Гарфинкель и этнометодология . Кембридж: Polity Press.

    Google Scholar

  • Наследие, Джон. 2012a. Эпистемика в разговоре. В Справочник по анализу разговоров , изд. Джек Сиднелл и Таня Стиверс, 370–394. Бостон: Вили-Блэквелл.

    Глава Google Scholar

  • Наследие, Джон. 2012b. Эпистемика в действии: формирование действия и территории знания. Исследования языка и социального взаимодействия 45 (1): 1–29.

    Артикул Google Scholar

  • Наследие, Джон и Стивен Клейман. 2010. Разговор в действии: взаимодействия, идентичности и институты . Западный Сассекс: Уайли-Блэквелл.

    Забронировать Google Scholar

  • Наследие, Джон и Джеффри Рэймонд. 2005. Условия соглашения: Индексирование эпистемического авторитета и подчиненности в разговоре во взаимодействии. Социальная психология Ежеквартально 68 (1): 15–38.

    Артикул Google Scholar

  • Наследие, Джон и Джеффри Рэймонд. 2012. Навигация по эпистемическим ландшафтам: согласие, действие и сопротивление в ответах на полярные вопросы. В Вопросы: Формальные, функциональные и интерактивные перспективы , изд. Дж. П. де Руйтер, 179–192. Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Глава Google Scholar

  • Хойер, Ларри и Стивен Д.Пенрод. 1989. Инструктаж присяжных: Полевой эксперимент с письменными и предварительными инструкциями. Закон и поведение человека 13 (4): 409–430.

    Артикул Google Scholar

  • Holstein, James A. 1983. Использование присяжными заседателей инструкций судей: концептуальные и методологические вопросы моделирования исследований присяжных. Социологические методы и исследования 11 (4): 501–518.

    Артикул Google Scholar

  • Holstein, James A.1985. Толкования присяжных и принятие решений жюри. Закон и поведение человека 9 (1): 83–100.

    Артикул Google Scholar

  • Холштайн, Джеймс А. 1993. Судебное безумие: практика толкования и недобровольное обязательство . Нью-Йорк: Алдин Де Грюйтер.

    Google Scholar

  • Горовиц, Ирвин А. 2008. Аннулирование жюри. В Энциклопедия психологии и права , изд.Брайан Л. Катлер, т. 1, 412–415. Таузенд-Оукс: Шалфей.

    Google Scholar

  • Джефферсон, Гейл. 2004. Глоссарий транскрипционных символов с введением. В Разговорный анализ: Исследования первого поколения , изд. Джин Х. Лернер, 13–23. Филадельфия: Джон Бенджаминс.

    Глава Google Scholar

  • Джеролмак, Колин и Шамус Хан. 2014 г.Разговоры дешевы: этнография и мировоззренческие заблуждения. Социологические методы и исследования 43 (2): 178–209.

    Артикул Google Scholar

  • Кесслер, Джоан Б. 1975. Социальная психология заседаний присяжных. В Система жюри в Америке: критический обзор , изд. Рита Дж. Саймон, 68–93. Беверли-Хиллз: Sage Publications.

    Google Scholar

  • Коттхофф, Хельга.1993. Несогласие и уступка в спорах: О контекстной чувствительности структур предпочтений. Язык в обществе 22 (2): 193–216.

    Артикул Google Scholar

  • Лафэйв, Уэйн Р. 2003. Уголовное право (4-е издание) . Сент-Пол: Томсон-Уэст.

    Google Scholar

  • Либерман, Джозеф Д. и Брюс Д. Сейлз. 1997. Что социология учит нас о процессе обучения жюри. Психология, государственная политика и право 3 (4): 589–644.

    Артикул Google Scholar

  • Манзо, Джон Ф. 1993. Рассказы присяжных о личном опыте совещательной беседы. Текст 13 (2): 267–290.

    Артикул Google Scholar

  • Манзо, Джон Ф. 1994. «Вы не возьмете семилетнего ребенка и не зададите ему все эти вопросы»: использование присяжными заседателей практических аргументов в поддержку своих аргументов. Правовые и социальные вопросы 19: 639–663.

    Артикул Google Scholar

  • Мейнард, Дуглас В. и Джон Ф. Манзо. 1993. О социологии справедливости: теоретические заметки из фактического обсуждения жюри. Социологическая теория 11 (2): 171–193.

    Артикул Google Scholar

  • Макгоуэн, Лаура. 2005. Суд присяжных: все еще лампа в темноте? Журнал уголовного права 69 (6): 518–534.

    Артикул Google Scholar

  • Макнайт, Аарон. 2013. Аннулирование присяжных как инструмент баланса требований закона и справедливости. Обзор закона BYU (4): 1103–1132.

  • Мерри, Салли Э. 1985. Концепции закона и справедливости среди рабочего класса американцев: идеология как культура. Форум юридических исследований 9 (1): 59–69.

    Google Scholar

  • Мезей, Наоми.2001. Необычное: закон, власть, культура и банальность. Правовые и социальные вопросы 26 (1): 145–167.

    Артикул Google Scholar

  • Нидермайер, Кейт Э., Ирвин А. Горовиц и Норберт Л. Керр. 1999. Информирование присяжных об их полномочиях аннулировать: путь к справедливому приговору или судебному хаосу? Закон и поведение человека 23 (3): 331–351.

    Артикул Google Scholar

  • Пеннингтон, Нэнси и Рид Хасти.1991–1992 годы. Когнитивная теория принятия решений присяжными: модель рассказа. Обзор закона Кардозо 13: 519–557.

  • Померанц, Анита. 1984. Согласие и несогласие с оценками: некоторые особенности предпочтительных / нежелательных форм поворота. В Структуры социального действия: Исследования по анализу разговоров , изд. Дж. Максвелл Аткинсон и Джон Херитэдж, 57–101. Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Google Scholar

  • Померанц, Анита и Джон Херитэдж.2012. Предпочтение. В Справочник по анализу разговоров , изд. Джек Сиднелл и Таня Стиверс, 210–228. Бостон: Вили-Блэквелл.

    Глава Google Scholar

  • Раймонд, Джеффри. 2003. Грамматика и социальная организация: Да / нет вопросы и структура ответа. Американский социологический обзор 68: 939–967.

    Артикул Google Scholar

  • Райдаут, Дж.Кристофер. 2008. Повествование, повествовательная рациональность и юридическое убеждение. Журнал Института юридической письменности 14: 53–86.

    Google Scholar

  • Мешки, Харви. 1972. Заметки об оценке моральных качеств полицией. В Исследования в области социального взаимодействия , изд. Дэвид Судноу, 280–293. Нью-Йорк: Свободная пресса.

    Google Scholar

  • Сакс, Харви и Гейл Джефферсон.1992. Лекции по разговорной речи (в двух томах) . Оксфорд: Блэквелл.

    Google Scholar

  • Сакс, Харви, Эмануэль А. Шеглофф и Гейл Джефферсон. 1974. Простейшая систематика организации очереди для разговора. Язык 50 (4): 696–735.

    Артикул Google Scholar

  • Сакс, Харви и Эмануэль А. Шеглофф.1979. Два предпочтения в организации обращения к лицам в разговоре и их взаимодействию. В Повседневный язык: Исследования по этнометодологии , изд. Георгий Псатас, 15–21. Нью-Йорк: Ирвингтон.

    Google Scholar

  • Сарат, Остин. 1985. Юридическая эффективность и социальные исследования права: о неудачной устойчивости исследовательской традиции. Форум юридических исследований 9 (1): 23–32.

    Google Scholar

  • Schegloff, Emanuel A.1987. Анализ отдельных эпизодов взаимодействия: упражнение в анализе разговора. Social Psychology Quarterly 50 (2): 101–114.

    Артикул Google Scholar

  • Шеглофф, Эмануэль А. 1996. Некоторые практики обращения к людям во время разговора во взаимодействии: частичный набросок систематики. В Исследования анафоры , изд. Барбара А. Фокс, 437–485. Амстердам: Джон Бенджаминс.

    Глава Google Scholar

  • Schegloff, Emanuel A.2007. Организация последовательности во взаимодействии: учебник по анализу разговоров 1 . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Забронировать Google Scholar

  • Скотт, Марвин Б. и Стэнфорд М. Лайман. 1968. Счета. Американский социологический обзор 33 (1): 46–62.

    Артикул Google Scholar

  • Сиднелл, Джек. 2010. Разговорный анализ: Введение.Джон Вили и сыновья.

  • Силби, Сьюзан С. 2005. После легального осознания. Ежегодный обзор права и социальных наук 1 (1): 323–368.

    Артикул Google Scholar

  • Силби, Сьюзан С. 2015. Правовая культура и правовое сознание. В Международная энциклопедия социальных и поведенческих наук , изд. Джеймс Райт, т. 13, 2-е изд., 468–473. Нью-Йорк: Эльзевир.

    Google Scholar

  • Спарф и Хансен против.США, 156 U.S. 51 (1895).

  • Стиверс, Таня. 2010. Обзор системы вопрос-ответ в разговоре на американском английском. Прагматический журнал 42: 2772–2781.

    Артикул Google Scholar

  • Суднов, Дэвид. 1964. Обычные преступления: Социологические особенности уголовного кодекса в офисе государственного защитника. Социальные проблемы 12: 255–276.

    Артикул Google Scholar

  • Таталович Анна.2007. Как гражданские присяжные действительно решают дела: уроки эмпирического исследования реальных обсуждений присяжных. Закон об исследованиях 18 (2): 1–11.

    Google Scholar

  • Право на свободу мысли, совести и религии: для схем омбудсмена

    Это право может потребовать от государств учитывать религиозные и другие убеждения в ряде общественных и институциональных условий. В постановлениях по делам о свободе вероисповедания четко указывается, что государства обязаны обеспечивать уважение третьими сторонами права людей выражать свои религиозные убеждения, мысли или совесть.

    Суды также рассмотрели, насколько это право защищает лиц, отказывающихся от военной службы по соображениям совести, или лиц, которые отказываются выполнять определенные обязанности или побуждают других возражать из-за своих убеждений, не сталкиваясь с санкциями со стороны работодателей или системы правосудия.

    Здравоохранение и социальное обеспечение

    Медицинские учреждения и учреждения по уходу также должны защищать право исповедовать религию или убеждения. Это может включать предоставление однополых или боковых палат или предложение специальной диеты (например, вегетарианской, халяльной или кошерной), если люди, вероятно, будут находиться там в течение длительного периода.

    Иногда это невозможно сделать с практической или финансовой точки зрения. Но на учреждениях лежит обязанность показать, что любое действие или бездействие, нарушающее право, было соразмерным следованию законной цели.

    Образование

    Платье

    Власти могут вмешиваться в право человека носить религиозную одежду при условии, что они проявляют должное уважение к закону о правах человека, с необходимыми и соразмерными действиями для законной цели.

    Право «не защищает каждое действие, мотивированное или инспирированное религией или убеждениями», и ограничения свободы человека выражать их могут быть сделаны для примирения интересов различных групп, защиты свобод других или отстаивания ценностей организации. затронутые (Лейла Сахин против Турции, 2004 г.).

    Палата лордов заявила, что школа, в которой запрещено ношение джилбааба (длинного и свободного покроя пальто), не нарушала Статью 9. Это право, по ее словам, не позволяло людям исповедовать свою религию в любое время и место по их выбору (Begum v Denbigh High School, 2006).

    Родительские убеждения

    В сфере образования право на свободу мысли, убеждений и религии тесно связано с правом родителей на образование своих детей в соответствии с их убеждениями или убеждениями, которое охватывается Протоколом 1 ЕКПЧ, статьей 2 и статьей 18 (4 МПГПП). ).Для получения дополнительной информации см. Право на образование.

    Работа

    Работодатели могут быть вынуждены учитывать религиозные и другие убеждения своих работников и их свободу действовать в соответствии с этими убеждениями или демонстрировать их. Дополнительные сведения см. В разделах «Религия или убеждения: руководство по закону» и «Религия или вера на рабочем месте: руководство для работодателей после недавних постановлений ЕСПЧ».

    В деле Eweida and Others v UK 2013 Европейский суд по правам человека постановил, что отказ компании разрешить сотруднице носить ожерелье с изображением распятия является незаконным вмешательством в ее право выражать свои религиозные убеждения.Однако в судебном решении четко указано, что именно внутренний правовой порядок Великобритании позволил возникнуть ситуации, не предоставив работнику достаточной защиты.

    Но в том же случае нарушение не было рассмотрено, когда другой работодатель сказал медсестре по гериатрии снять с нее крестик из соображений безопасности и здоровья.

    Конкретные факты и обстоятельства каждого дела имеют решающее значение для понимания того, как было задействовано право.

    Проект «Защита совести»

    Проект «Защита совести» поддерживает медицинских работников, которые хотят обеспечить наилучший уход за своими пациентами, не нарушая при этом свою личную и профессиональную неприкосновенность.Это неконфессиональная некоммерческая инициатива, поддерживаемая Консультативный совет и команда

    Добро пожаловать на наш сайт.

    Используйте веб-сайт проекта, новостной портал и библиотечный портал для исследования проблем и поиска ресурсов для поддержки свободы совести в сфере здравоохранения.

    Новостной портал

    Библиотечный портал

    Студентам

    Кем я себя возомнил, сказал он мне? . . . Я обратил внимание на его прощальные слова: «Я могу тебя за это подвести!» Медицинская школа 101

    Публикации

    Фон

    Рабочий лист заявителя

    Документ, который помогает добросовестным практикующим собирать и систематизировать материалы, необходимые для подавать жалобы, жалобы на нарушение прав человека или гражданские иски.

    Закон

    Этика

    Создание заметок

  • Записывать неприятные встречи.
  • Аудиозапись, структура записной книжки, как и что записывать, исправление ошибок, перепросмотр, расширение повествования.
  • Религия

    Репрессии

    Что вы можете сделать

    Возьмите на себя инициативу по защите совести в своем учреждении, регионе или стране.

    Ресурсы

    Часто задаваемые вопросы

    Библиография

    Архив


    Понимание совести в здравоохранении
    Д-р Эван Голигер, доктор медицинских наук, FRCPC

    CPSO 2014/2015 Общественные консультации
    Профессиональные обязанности и права человека


    Правило религиозной совести Трампа для провайдеров заблокировано на национальном уровне

    Федеральный судья отменил широкое правило администрации Трампа, которое позволяло поставщикам медицинских услуг, планам и отдельным сотрудникам отказываться предоставлять услуги, противоречащие их совести.

    В общенациональном обязательном решении в среду окружной судья США Пол Энгельмайер на Манхэттене постановил, что HHS, которая завершила разработку правила в мае, не имеет законодательных полномочий для принятия правила и что оно нарушает Закон о гражданских правах 1964 года, а также Закон о неотложной медицинской помощи Закон о лечении и труде. Он написал, что HHS также не соблюдает надлежащие процедуры нормотворчества в соответствии с Законом об административных процедурах.

    Правило под названием «Защита законных прав совести в сфере здравоохранения» вступило в силу ноябрь.22. Это привело бы к прекращению федерального финансирования любой медицинской организации, которая не позволяла бы своим сотрудникам отказываться от услуг, противоречащих их религиозным убеждениям или моральным убеждениям. Это также расширило бы и усилило различные федеральные законы о защите совести.

    Услуги, от участия в которых могут отказаться отдельные поставщики услуг, включали аборты, уход за внематочной беременностью, контрацепцию, лечение гендерной дисфории, введение вакцины, помощь врача при смерти и другие услуги.

    Правило распространяется на вспомогательный персонал, такой как клерки, техники, фельдшеры, водители скорой помощи и другие непрофессиональные сотрудники, а также врачи, медсестры и другие медицинские работники.

    В своем решении на 147 страницах Энгельмайер написал, что нарушения HHS процесса нормотворчества являются «многочисленными, фундаментальными и далеко идущими», и что у агентства отсутствуют существенные полномочия по выработке правил по трем из пяти основных положений, касающихся совести. в правиле.

    Подобные возражения против этого правила находятся на рассмотрении в федеральных судах Калифорнии и Вашингтона.

    HHS и Министерство юстиции США заявили, что изучают заключение, но отказались от комментариев.

    Правило было частью более широких усилий администрации Трампа по ограничению доступа к абортам и расширению прав людей отказываться от оказания услуг на основании религиозных возражений.

    Чиновник администрации Трампа утверждал, когда было издано правило, что оно необходимо для того, чтобы медицинские организации и отдельные лица «не подвергались издевательствам из сферы здравоохранения, потому что они отказываются участвовать в действиях, нарушающих их совесть.»

    Национальная ассоциация планирования семьи и репродуктивного здоровья и Public Health Solutions, истцы в иске, заявили, что правило вынуждает поставщиков нанимать лиц, которые отказываются выполнять основные рабочие функции, без учета благополучия пациентов или общества.

    Например, они утверждали, что администратор больницы может отказать в записи на прием пациенту, обращающемуся за лечением гендерной дисфории, или санитар может отказать в переводе пациента в операционную для экстренного аборта.

    Правило не содержало исключений для чрезвычайных ситуаций. В прошлом месяце, когда юриста Министерства юстиции спросили в федеральном суде Калифорнии, разрешает ли правило водителю скорой помощи отказывать в транспортировке женщины в больницу для экстренного аборта, он, как сообщается, сказал, что это будет зависеть «от фактов и обстоятельств. каждый случай.»

    «Предоставляя поставщикам возможность ставить религиозные убеждения выше качества медицинской помощи, это правило представляет собой прямую угрозу общественному здоровью, особенно для уязвимых групп населения», — заявила Лиза Дэвид, генеральный директор Public Health Solutions, в письменном заявлении.

    HHS заявил, что это правило было необходимо из-за увеличения количества жалоб от медицинских работников на нарушение их давнего права на отказ от участия в процедурах, противоречащих их совести. Первоначально он утверждал, что в течение 2018 финансового года было получено 343 жалобы.

    В августе Роджер Северино, директор Управления по гражданским правам HHS, заявил, что администрация получает «сотни» жалоб совести в год, что намного больше, чем в прошлом. потому что его офис распространяет информацию и более решительно обеспечивает соблюдение закона.

    Но под допросом Энгельмайера во время устных прений в прошлом месяце адвокат HHS признал, что было подано всего около 20 жалоб. По его мнению, в среду судья написал, что заявленное HHS обоснование правила — значительное увеличение количества жалоб, касающихся положения о совести, — «фактически не соответствует действительности».

    Медицинские организации и юристы обеспокоены тем, что это правило нарушит хрупкий баланс между соблюдением моральных убеждений отдельных поставщиков услуг и защитой благополучия пациентов, включая защиту от дискриминации.

    Согласно правилу, работодатели должны будут нанимать врачей, медсестер и других сотрудников, которые возражают против определенных услуг, и не смогут удалить их из отделения, где эти услуги являются обычными, как в педиатрической клинике, предоставляющей вакцины.

    Энгельмайер сказал, что «положения совести признают и защищают бесспорно важные права» и что его решение позволяет HHS рассматривать новые правила по этим положениям, но это должно происходить в рамках закона.

    Проект общественного права частной совести

    Повторный блог из Religion Dispatches
    Первоначальная запись, 16 февраля 2017 г.

    Сегодня Судебный комитет Палаты представителей США провел слушания по теме «Состояние религиозной свободы в Америке». Что, пожалуй, больше всего поразило в слушаниях, так это то, насколько устаревшими кажутся многие из речей и аргументов — как будто слушания времен Обамы проводились почти через месяц после прихода администрации Трампа.

    Трое свидетелей и многие выступавшие конгрессмены создали мир, в котором враждебное федеральное правительство ищет благонамеренных и миролюбивых христиан для необоснованных преследований и в котором Закон о гражданских правах 1964 года представляет собой величайшую угрозу религиозной свободе.Тем временем другие законодатели и одинокий свидетель отчаянно пытались перенаправить разговор на тот факт, что президент Трамп проводил кампанию на платформе исламофобии и недавно признал, что он намеревается сделать иммиграцию христианских беженцев в первую очередь. Ни один из выступавших не затронул другие важные вопросы свободы вероисповедания, такие как недавно поданное требование Закона о восстановлении религиозной свободы (RFRA), оспаривающее трубопровод доступа к Дакоте и повышенный интерес к использованию RFRA для противодействия иммиграционному законодательству.

    Среди свидетелей на слушании были Ким Колби из Христианского юридического общества, Кейси Маттокс из Альянса защиты свободы, Ханна Смит из Беккета и раввин Дэвид Саперштейн, который при президенте Обаме был послом по особым поручениям Соединенных Штатов по международной религиозной свободе.

    Первые три из них, все из консервативных организаций, выступающих за широкие религиозные исключения, выдвинули нарратив религиозных преследований, подпитываемых несколькими фундаментальными искажениями: во-первых, усилия по борьбе с дискриминацией против ЛГБТК или по обеспечению доступа к контрацепции представляют собой злонамеренные антихристианские преследования, а не попытки расширить доступ к работе, услугам, жилью и здравоохранению; во-вторых, группы, стремящиеся к исключениям против ЛГБТК и против выбора, хотят просто «жить и давать жить другим», хотя на самом деле многие из этих организаций постоянно стремились запретить отношения ЛГБТК и аборты; и, в-третьих, вопросы, связанные с сексом, браком и репродукцией, являются основным местом споров о религиозной свободе в нынешнем политическом климате.

    Придерживаясь своих тезисов о выступлениях против Обамы, выступающие, похоже, не осознали, что может стать все труднее претендовать на мантию «религиозной свободы», не выступая против исламофобской риторики, принятой на высших уровнях правительства, и драматической риторики. рост антимусульманских групп ненависти по всей стране.

    В то время как представитель штата Техас Луи Гомерт в своих замечаниях стремился натравить религиозные меньшинства друг против друга, утверждая, что наследие Холокоста не позволяет Германии должным образом отсеивать мусульман, «ненавидящих евреев», член Конгресса США Стив Коэн, первый еврейский конгрессмен штата Теннесси, позвонил. Исламофобия — это «последняя форма политики собачьего свистка», и отметил, что в последние месяцы он сам получил все больше «уколов» за свою веру.Таким образом, официальный представитель Трампа по иммиграции пролил ясный свет на то, что имеют в виду многие защитники и законодатели, когда используют фразу «религиозная свобода» — и чего они не делают.

    Кроме того, никто из присутствующих, казалось, не осознал полностью тот факт, что расширение права на религиозные приспособления может снова преследовать консерваторов, поскольку прогрессивные религиозные лидеры и религиозные деятели ищут способы использовать RFRA для своей собственной духовной практики, в том числе помощь сирийским беженцам, защита окружающей среды или предоставление убежища иммигрантам без документов.

    Ничто из этого не должно преуменьшать сохраняющуюся актуальность религиозных исключений против ЛГБТК и против выбора. Законодатели пообещали повторно ввести — а президент обещал подписать — Закон о защите первой поправки (FADA), который будет санкционировать дискриминацию по религиозным мотивам в отношении однополых пар и не состоящих в браке беременных и родителей. Многие штаты продолжают предлагать аналогичные исключения. И недавно просочившийся Указ о религии, в случае его подписания, обеспечит юридическое прикрытие даже для крупных компаний, чтобы пренебречь законами, которые противоречат определенным религиозным представлениям о сексе, браке и деторождении.

    Но какими бы значительными ни были эти меры для ЛГБТ-семей, не состоящих в браке родителей и женщин, то, что не было сказано во время слушания, не менее важно: религиозные права могут не иметь монополии на платформу «религиозной свободы» в течение длительного времени, особенно если они по-прежнему игнорируют новые баталии за свободное упражнение и положение, которые ведутся в судах, законодательных органах и на улицах.

    ПРИНЦИП СВОБОДЫ RAWLS:

    ОРИГИНАЛ RAWLS ПОЛОЖЕНИЕ

    Исходная позиция попытаться смоделировать соображения, определяющие принципы справедливости для хорошо организованного общества.

    Что такое упорядоченный общество? Общество свободные и равноправные люди, сотрудничающие на справедливых условиях общественного сотрудничества.

    Какие два моральных полномочия?

    Почему все в Предполагается, что хорошо организованное общество обладает двумя моральными силами?

    Какие информационные ограничения ОП? (Что такое вуаль незнания?)

    Как OP моделирует две моральные силы?

    Каковы два принципа справедливости, которая, по мнению Ролза, будет согласована в ОП?

    ДВА ПРИНЦИПА ПРАВОСУДИЯ RAWLS

    «а.Каждый человек имеет равное право на полностью адекватную схему равные основные свободы, совместимые с аналогичной схемой свобод для всех.

    г. Социальное и экономическое неравенство чтобы удовлетворить двум условиям. Во-первых, они должны быть прикреплены к офисам и должностям, открытым для всех в условиях справедливой равенство возможностей; во-вторых, они должны приносить наибольшую пользу наименее обеспеченные члены общества »(1993, 291).

    КОНСЕКВЕНЦИАЛИЗМ И НЕКОНСЕКВЕНЦИАЛИЗМ

    КОНСЕКВЕНЦИАЛИСТСКАЯ нормативная теория — это теория, согласно которой правильность / неправильность действия или справедливость / несправедливость закона или практики зависит только от какой-то неморальной меры (возможно, подходящей распределены) добротность последствий (или то, что разумно верят в неморальную доброту последствий).Отчет Милля о правах автономии утилитарный и, следовательно, консеквенциалистский.

    Антиконсеквенциалистская нормативная теория — это теория, согласно которой правильность / неправильность действия или справедливость / несправедливость закона или практики совсем не зависит от неморальной меры благости последствий (или о том, во что разумно полагать о неморальной добродетели последствия). Строгий либертарианство — это антиконсеквенциалистская теория.

    НЕКОСВЕНЦИАЛИСТСКАЯ нормативная теория — это теория, которая не консеквенциалист. Это не должно быть антиконсеквенциалист тоже. Социальное теории контрактов (например, Норматив Ролза) неконсеквенциалистские, но не антиконсеквенциалист. Например, Принцип свободы Ролза не является консеквенциалистским принципом. Принцип различия основан на максимине, что является консеквенциалистским принципом. Так Теория Ролза представляет собой гибрид, что делает ее неконсеквенциалистской.


    ОПИСАТЕЛЬНЫЙ / ПОЛИТИЧЕСКИЙ СЫРКИ И НОРМАТИВНО-МЕТАФИЗИЧЕСКИЕ СЫРКИ

    I. Описательный / политический Ролз

    Политического либерализма нет всеобъемлющая доктрина. Это бесплатно стоя.

    Он формулирует перекрывающийся консенсус разумных всеобъемлющих взглядов. «Разумно» не имеет значения для правда или ложь. Политический либерализм «обходится без понятия истины.»(94)

    Он артикулирует «определенные фундаментальные идеи, рассматриваемые как неявные в публично-политических культура демократического общества ». (13) Это локальная теория, а не универсальная.

    II. Нормативный / Метафизический Ролз

    Гол универсальный теория справедливости для основной структуры общества.Если основная структура общества не может быть оправдано с исходной позиции за вуалью невежества, это несправедливый.

    Все общества имеют обязательство предоставить то, что необходимо для развития и полноценного использования двух моральных сил над полноценной жизнью (293).

    ПРИНЦИП СВОБОДЫ RAWLS:

    «Каждый человек имеет равное право на полноценное схема равных основных свобод, которая совместима с аналогичной схемой свободы для всех.»(291)

    «полностью адекватный «= полностью адекватный для развития, полный и информированный осуществление двух моральных сил.

    равные основные свободы = «свобода мысли и свобода совести; [справедливая стоимость] политических свобод и свобод ассоциации, а также свободы, определяемые свободой и неприкосновенностью человека; и, наконец, права и свободы, охватываемые правилом закон «(стр.291) Один свободы личности «есть право обладать и иметь исключительное использование личного имущества »(стр. 298)

    С точки зрения проекта Нормативный / метафизический Ролз, в чем состоит пробел в аргументе Ролза в пользу Принцип свободы? Платон и Общество ульев.

    АРГУМЕНТЫ ОРИГИНАЛЬНОГО ПОЛОЖЕНИЯ RAWLSS ЗА СВОБОДУ СОВЕСТЬ

    (1) От решимости Зачатие добра.

    (2) Из рациональности (a емкость для зачатия блага)

    (3) Из разумности (a способность к чувству справедливости. Здесь есть три подаргумента:

    (i) стабильность

    (ii) самоуважение

    (iii) социальный союз социальных союзов.

    Задача окружности

    Что входит в состав Rawls свобода совести?

    А как насчет рекламы?

    НЕРАБОТАЮЩИЙ АРГУМЕНТ РАУЛСА ЗА СВОБОДУ ПОЛИТИКИ ВЫРАЖЕНИЕ: СЛУЧАЙ (НЕТЕРПИМОСТИ) ПОДВОДНАЯ АДВОКАЦИЯ

    Schenck в.США (1919): ясно и испытание на настоящую опасность

    Дебс против США (1919): Кандидат от Социалистической партии в президенты набрал 900 000 голосов, пока в тюрьма.

    Защита от «безобидной речи»

    Gitlow против Нью-Йорка (1925 г.): «Искра и трут» (решение по делу Абрамс против США )

    Whitney v.Калифорния (1927 г.): Согласие Брандейса: » средство, которое необходимо применить, — это больше говорить, а не принуждать к молчанию ».

    Деннис против США (1951): принимает Максимум теории принятия решений из статьи Masses Publishing против Patten (1917).

    Бранденбург против Огайо (1969): явно аннулировал Whitney и, косвенно, Gitlow и Dennis .

    Правило Ролза: «конституционный кризис необходимого вид «

    В Деннис , Коммунисты вели нетерпимую подрывную пропаганду (= отстаивание насильственное свержение правительства и замена его на такое, которое не уважать свободу выражения мнения).

    Вопрос: Было бы право на нетерпимость к подрывной пропагандистская деятельность должна быть включена в право на свободу выражения мнения, согласованное в Исходное положение?


    СПРАВЕДЛИВАЯ СТОИМОСТЬ ПОЛИТИЧЕСКИХ СВОБОД

    Какие политические свободы?

    Почему свобода Ролза принцип гарантии справедливой стоимости политических свобод?

    Почему не гарантируется справедливая стоимость других основных свобод?

    Как можно гарантировать справедливость ценность политических свобод оправдывает ограничения политической рекламы?

    Почему Ролз говорит: « Бакли и его продолжение First National Bank глубоко тревожный «(359)?

    СФЕРА РАВНОЙ БАЗОВОЙ СВОБОДЫ ЗАЩИЩЕННОЙ СЫРЬЯМ

    Что входит?

    Какие виды речи бывают включены?

    Какие виды речи делает Ролз специально исключает?

    НЕИЗБЕЖНОСТЬ

    Согласно Ролзу, являются ли основные свободы неотчуждаемыми? Почему или почему нет?

    НОРМАТИВНО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ СЫРЬЯ

    Ролз разрабатывает идеал для демократических обществ или идеал для всех обществ?

    .