Позитивная теория права: 404 — Ошибка: 404

Содержание

Позитивное право

Пользователи также искали:

позитивное право и естественное право сходства, позитивное право и естественное право, позитивное право это якласс, позитивное право источники, позитивное право примеры, позитивное право признаки, позитивное право реферат, позитивное право якласс, Позитивное, право, позитивное, Позитивное право, якласс, естественное, позитивное и естественное право, реферат, признаки, примеры, источники, позитивное право признаки, позитивное право это якласс, позитивное право источники, позитивное право якласс, позитивное право реферат, сходства, позитивное право примеры, позитивное и естественное право сходства, позитивное право, теория государства и права.

позитивное право,

Давыдова М.Л. Принципы позитивного права в теоретико-правовом дискурсе

Давыдова М.Л. Принципы позитивного права в теоретико-правовом дискурсе

DOI: https://doi.org/10.15688/jvolsu7.2016.3.5

Марина Леонидовна Давыдова

Доктор юридических наук, профессор, заведующая кафедрой конституционного и муниципального права,

Волгоградский государственный университет

Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. , Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

просп. Университетский, 100, 400062 г. Волгоград, Российская Федерация


Аннотация. В статье проанализирована роль принципов права в теории и практике.

Каждый принцип права проявляет себя одновременно на трех уровнях: правовой доктрины, текста нормативного акта и юридической практики. Сфера существования принципа, таким образом, значительно шире, чем его нормативное, законодательное выражение. Тем не менее без формального закрепления полноценное функционирование принципа в правовой системе представить сложно. Такое закрепление возможно опосредовано через содержание правовых норм или в виде отдельного нормативного предписания. В последнем случае принцип излагается в статье нормативного акта и внешне становится похожим на норму права. Различия между ними при этом остаются довольно существенными, что привлекает внимание как зарубежных, так и отечественных исследователей. При этом, если в англоязычных источниках «норма» как родовое понятие включает в себя «правила» и «принципы», то в русском юридическом языке «норма» и «правило» традиционно отождествляются, поэтому деление норм на нормыправила и нормы-принципы звучит тавтологично. Гораздо корректнее использовать в качестве родового понятия для всех положений, закрепленных в тексте закона, термин «нормативно-правовое предписание», а содержащиеся в этом законе нормы и принципы рассматривать как самостоятельные типы предписаний, отличающихся друг от друга комплексом содержательных, формальных и функциональных признаков.
Нормативный срез проблемы не дает исчерпывающего представления о правовых принципах, но позволяет придать их исследованию менее абстрактный характер, рассмотреть технико-юридические аспекты, структуру и алгоритм действия законодательных принципов, увидеть их соотношение с другими правовыми явлениями (аксиомами, презумпциями и пр.) и в итоге сделать процесс непосредственной реализации принципов более понятным для правоприменителя.

Ключевые слова: принцип права, правовая норма, нормативно-правовой акт, презумпция, аксиома, позитивное право.


Произведение «Принципы позитивного права в теоретико-правовом дискурсе», созданное автором по имени Давыдова М.Л., публикуется на условиях лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.

Вложения:
Davidova.pdf
URL: http://psst.jvolsu.com/index.php/ru/component/attachments/download/967
311 Скачивания

36.

Естественное право и позитивное право

Когда мы развивали теорию советского права, мы отвергали учение о естественном праве. Причём сами делим право на естественное и позитивное. Между собой они отличаются.

Естественные права появляются в силу рождения человека. Это неотчуждаемые от человека права: право на жизнь, право на свободу, право на свободу передвижения, на неприкосновенность личности, равенство, частную собственность, право быть счастливым и т.д.

Теория естественного права завершённую форму получила в период буржуазных революций в XVII—XVIII вв. Представители: Гоббс, Монтескье, Руссо, Радищев и др. Считает, что право не имеет божественного происхождения, а является результатом волевой деятельности людей.

Основной тезис заключается в том, что наряду с правовыми нормами, установленными государством, право включает в себя также

естественное право. Государство не может посягать на эти естественные и неотъемлемые права человека. В тех или иных модификациях она сохраняет свое значение и сегодня.

Согласно теории возрожденного естественного права (современная модификация естественно-правовой теории), то право, которое создается государством, является производным по отношению к высшему, естественному праву, вытекающему из человеческой природы. Позитивное право, то есть нормы, установленные государством, признается правом только в том случае, если оно не противоречит естественному праву, то есть общечеловеческим принципам свободы, равенства, справедливости для всех людей.

В рамках теории возрожденного естественного права выделяются два основных направления —

неотомистская теория права и «светские» концепции естественного права.

Сторонники неотомизма подчеркивают превосходство естественного права над правом человеческим, позитивным, то есть установленным государством. При этом они отмечают, что право частной собственности, хотя и имеет государственное происхождение, не противоречит естественному праву.

«Светская» доктрина естественного права исходит из этической первоосновы права, из необходимости соответствия правовых установлении моральным требованиям естественного права, основанного на стандартах справедливого поведения. Для этой теории характерным является признание в качестве основы «правильного», «законного» права некоей естественной нормативной системы, не совпадающей с позитивным правом.

Позитивные права появляются юридически в силу того, что само государство их учреждает. Государство может учредить избирательное право, а может его превратить в обязанность и никто удивляться не будет. Есть страны, где не избирательное право, а избирательная обязанность. Этим они и отличаются.

В основе позитивного права лежит естественное право. К примеру, Конституция, все естественные права превратила в позитивные юридические права. Есть международные правовые документы, например, билль о правах человека, все естественные права там отражены, в Декларации прав и свобод человека, в пактах международных правовых. Естественные права это величайшая социальная ценность.

Позитивное право вырастает из общественного правосознания, в том числе и из имеющихся в обществе правовых идей и представлений, тех или иных устоявшихся жизненных правил и обычаев, но это отнюдь не означает, что следует признавать действующим юридическим правом все, что имеет правовое значение. Такое широкое понимание права под предлогом несводимости права к закону вольно или невольно допускает отход от законности, ослабляет роль и авторитет закона в обществе.

Система объективного (позитивного) права — это внутренне строение права, деление его на отрасли, подотрасли и правовые институты в соответствии с предметом и методом правового регулирования. Множество юридических норм образует систему права. Правовые нормы являются первичным элементом системы права, это значит, что именно из их сочетаний складываются как система права в целом, так и её отдельные компоненты. Нормы могут формироваться в различные комплексы (институты, подотрасли, отрасли) и внутри самой системы права, это обуславливает возникновение новых связей между различными компонентами системы права (нормы взаимодействуют теперь не только между собой, но и с институтами, отраслями и т.п.).

концепции естественного права, позитивного права, либертарно-юридические.

Современная научная литература предлагает целый ряд концепций права, которые хоть и условно, но вс же можно разделить на три основные группы:

  • Концепции естественного права.
  • Концепции позитивного права.
  • Либертарно-юридические концепции права.

Концепции естественного права

Естественно-правовые концепции правопонимания, которые чаще всего в литературе встречаются под названием естественных концепций права, развивались на протяжении долгих лет, постоянно меняя и совершенствую свой внешних облик, которые отвечал объективным условиям и субъективным факторам.

Однако можно выделить одну черту, которая характерна только для концепций естественного права вне зависимости от того, на каком историческом этапе развития находилось общество и как развивалась его духовная культура. Неизменным в этом отношении оставалось одно, концепции были направлены на поиск и выделение чего-то вечного и незыблемого, что определяло бы право.

Суть человеческого бытия и человека при этом в его диалектической взаимосвязи с живой природой и неживой тоже оставалась за пределами исследований. Иначе говоря, организация и структура жизни общности людей подвергались анализу как производное от правомочий человека, причём человека как абстракции. В данном контексте никто не рассматривал человека как живое существо с биологическими, социальными, психическими потребностями, которые составляют одно целое и подразумевает в человеке проявление реальных противоречий. Концепции естественного права рассматривают право, как совокупность взглядов на провомочия человека, которые основываются на незыблемых, вечных ценностях, определяющих содержание и структуру его бытия как субъекта и объекта всей общественной жизни. Они составляют основу дя всей нормативно-правовой структуры сообществ людей и государств.

Первые зачатки естественно-правовых концепций наблюдались ещё в Древней Греции. В эти времена произошло становление основных положений касательно справедливости как критерия оценки закона в его связи с правом. Источником права и его причиной возникновения и развития считались полномочия человека внедрять меру справедливости в социальные отношения.

Чуть позднее понятие «естественное право» послужило развитию нескольких вариантов концепций. При этом наблюдается зарождение нескольких теорий естественного права, которые открывают новое понимание права посредством самого человека, его прав. Однако не объясняют, о каком именно человеке идёт речь.

Пример 1

Если подразумевать в данном контексте только что родившегося человека, то фактически он всего лишь представитель человеческого рода, однако вместе с тем он приобретает определённый статус в обществе и государстве.

Из данной ситуации рождается вопрос о том, может ли государство дать ему больше того, чем он на данный момент владеет, и главное, а какой справедливости можно говорить в сложившихся условиях?

Определённые правомочия для определённого человека, который проходит период становления представителя рода человеческого, существуют как что-то более общее, что находит своё проявление в определённых форма и границах конкретной меры, которая, в свою очередь, соответствует реалиям мира бытия сообществ и государств, где данный объект проходит социализацию.

Замечание 1

Стоит отметить, что данный аспект, в большинстве своём, современные концепции естественного права не исследуют.

Важно сказать, что время от времени научная всё же обращается к естественному праву. Этому способствуют социальные катаклизмы, основанные на неуверенности людей в собственном будущем, или неопределённость после подобных катастроф.

Пример 2

Большая активность зарождения таких воззрений наблюдалась после Второй мировой войны, что историки объясняют, как протест против господства позитивизма, который нашёл своё место и был довольно популярен во второй половине XIX и начале XX в.

В это время происходит противоборство естественного права как объективного, нравственного и разумного по своей сути с правом позитивным как субъективно-властным установлением. На формальном уровне подобное возрождение естественного права выглядит как идеологическая атака в сторону юридического позитивизма.

Интересные мысли относительно автономии естественного права высказывал Г. Роммен. Он придерживался принципа «каждому своё» и придерживался мнени, что первостепенным для каждого человека является его тело. Из этого делал вывод, что все люди на земле и каждый в отдельности имеет право на признание его естественных правомочий всеми членами общества.

Пример 3

Г. Роммен говорил: «Принадлежности тела к сущности человека уже достаточно для того, чтобы отсюда вывести фундаментальные естественные права человека».

К этим естественным правам мыслитель относит право на жизнь, право на личную неприкосновенность, право на невредимость собственного тела и его частей, право на телесную свободу, право на собственность для поддержки тела и т.д. Духовные права, по его мнению, также можно считать естественными. Сюда он относит право на честь, право на добрую репутацию, право на доброе имя и т.п.

Здесь появляется иное положение, если существование человека сводится только к его биологической составляющей, то в чём суть и необходимость сообществ людей. Немногим ранее уже говорилось о том, что по своей структуре человек состоит из биологических, социальных, психических факторов, однако именно сущность – это его социальное, но его существование без биологического невозможно. Отсюда напрашивается ворос, может и биологическое не способно существовать в человеке без социального? Может ли ребёнок, который только что родился сразу заявить о своих правах?

Замечание 2

В развитии человека родившегося ребёнка биологическая составляющая всегда придерживается эволюционной тенденции, при этом социальная – революционной. Такие разные динамики, но стоит заметить, что социальное, обгоняя в развитии биологическое, всегда будет заботиться о жизненности и действенности биологического. Право возрождается и ярко проявляет себя в диалектике природного и социального бытия. Право при этом выступает в качестве закона организации целостности бытия социального и биологического в человеке.

При обращении к естественному праву, положительную роль сыграло полное рассмотрение соотношения сущего и должного в праве. Из всего исследования был сделан вывод о том, что разумное право предусматривает исполнение и соблюдение обязанности, при этом не отрицает в полной мере, а скорее ставит под сомнение осуществление должного и его зависимость от возможностей человека, а также особенностей, которые возникли в конкретных отношениях.

Особенность данного положения в том, что ни в те времена, ни в современном мире на была найдена исходная совершенная ценность, которая будет признана идеальной в контексте реального применения. В силу этого, все концепции естественного права не имеют возможности создать совершенную правовую структуру общества, раскрыть историю общества и права. Человек в таких концепциях находится за пределами мира действительности.

В таких условиях, когда нет возможности создать непротиворечивую конструкцию естественного права, некоторые представители юридического сообщества выдвинули идею базировать свои идеи на системе общепризнанных международным сообществом принципов и норм, в качестве которых используется правовой характер. Согласно данному подходу, после принятия ООН Всеобщей декларации прав человека в 1948 г. список основных прав, которые перечислены в данном документе, был включён практически во все конституции стран мира.

Замечание 3

При этом не совсем ясно, по каком причине, используя критерий конвенционализма об истинности знания, представители юридического сообщества относят данные принципы и нормы к правам человека, которые он получает в момент своего появления на свет.

Процесс глобализации привёл к тому, что интерес к естественному праву вновь возрос. Однако никто не может адекватно сформулировать первоначальную основу естественного права непреложной ценности. Исключение составляет вариант, который подразумевает, что эта вечная ценность может быть Созидатель или абсолютная идея. Здесь подразумеваются все ценности, которые признаны сообществами людей, они полиаспектны и не сводятся к какой-то конкретной ценности человеческого бытия, общности людей и человечества в целом.

Признавая, что найдена вечная ценность, носящая абсолютный характер, которая станет основой для выстраивания концепции естественного права, усместно утверждать, что все остальные, уже выведенные человеком ценности его бытия, полагаясь на логическое мышление в построении категорий теории, должны быть следствием этой исходной ценности.

Замечание 4

До сих пор ни у одной концепции естественного права не существует механизма, который бы помог выводить ценности из какой-то заведомо совершенной.

Реальность такова, что, либо концепция не является по своей природе концепцией в чистом виде, либо такой подход к пониманию природы прав, его сущности не может быть продуктивным в полной мере.

Концепции позитивного права

Философско-правовые воззрения, которые иначе называют позитивистскими, в момент, когда жизнь сообществ стала подчиняться государственной власти.

Пример 4

Самым первым официальным воззрением на право стало положение, согласно которому интерпретировалось базирование греческого рода, что отражалось в греческой истории Г. Грота.

Учёный полагал, что необходимо выделить право взаимного наследования, взаимное право, счёт происхождения в соответствии с отцовским правом, право усыновления родом, право избирать и смещать старейшин и т.п.

Научное очертание эти идеи приобрели в философии Нового времени. Важную роль в этом процессе сыграл М. Падуанский, который в это время стал достаточно обоснованно применять конструктивный подход к формулировке закона, к определению содержания права, который заключался в общей формулировке человеческого бытия. С внешней позиции логика таких построений была вполне оправданной, но истинный характер общества была не состоянии отразить, поскольку процесс рационального построения не основывался на реальном опыте.

Серьёзный вклад в развитие позитивистской концепции права внёс Т. Гоббс. Его заслуга заключалась в том, что он стал первым, кто попробовал связать закон как регулятив общественных отношений м государством.

Замечание 5

В Англии позитивистская философия права обуславливалась прецедентным правом и закреплялась в позитивизме решений.

В других европейских странах позитивистская философия закрепилась в позитивизме законов. Её суть состояла в том, что в момент действия власти, граждане лишаются своих прав, поскольку правами начинают владеть органы государственной власти. Однако некоторые права государство может предоставить своим гражданам.

Свою роль сыграли в концепции позитивного права и философы французского Просвещения. Они первыми пришли к идее в размышления о правах человека включить мысль о том, что человек – это не природный феномен, а продукт бытия конкретного общества и его природа заключается в социальности, а не в биологической или физиологической составляющей. Именно французские просветители смогли объяснить важность создания таких законов государства, которые должны отражать гуманистические и одновременно правовые ценности. Здесь они подразумевали свободу, равенство, братство, социальную справедливость.

Немецкие просветители в этом плане были менее радикальны и полагались на воззрения осторожного деизма. Их материалистический взгляд на право заключался в формуле: «Не позитивный закон регулирует экономические отношения, а наоборот, экономические отношения являются основой закона».

Нужна помощь преподавателя?

Опиши задание — и наши эксперты тебе помогут!

Описать задание  

Очень ярко и всесторонне описал взаимосвязи государства, права и закона Г. Кельзен в своём «Чистом учении о праве». Он позиционировал свой труд как учение о строгой и последовательной науке о праве, поскольку цель его заключается в поиске ответа на вопрос, что есть право и как оно есть, но не на вопрос, как должно быть и создаваться. Оно есть правоведение, но не политика права.

Г. Кельзен по факту исключает применение такого показателя права, как справедливость.

Пример 5

Мыслитель пишет: «Справедливость не может быть признаком, отличающим право от других принудительных порядков. Некоторый правопорядок может считаться несправедливым с точки зрения определённой нормы справедливости. Однако тот факт, что содержание действенного принудительного порядка может быть расценено как несправедливое, ещё вовсе не основание для того, чтобы не признавать этот принудительный порядок правопорядком».

Такую точку зрения Г. Кельзен интерпретирует тем, что нравственные ценности не могут приниматься в качестве критериев оценки выводов позитивистской науки о праве, в силу того, что норма не является истиной или ложной. Она может носить действительный или недействительный характер. В таких условиях действенность права – это критерий действительности права, но не тождество этой действительности, которая является специфическим существованием права и отличается от природной реальности.

Замечание 6

Под действенностью позитивного права подразумевается власть или властная сила права, а действительность права – это установленное этой властью позитивное право, иными словами система правовых норм должествования.

Исследование, которое проводил Г. Кельзен, было сориентировано на установление сущности права, но сделать это ему не удалось.

В России философско-правовыми исследованиями серьёзно увлекался Г. Шершеневич, который глубоко изучал, разрабатывал и пропагандировал концепции позитивного права. Учёный работал над развитием формально-догматической трактовкой права, объясняя его посредством общеобязательного правила поведения, предписанное публичной властью. При этом сам называл это поведение обеспеченным политико-властным принуждением с целью прогрессивного развития страны и необходимостью использования концепций позитивного права. Она должна была включать в себя:

  • Общую теорию права.
  • Историю философии права.
  • Политику права.

В определённой степени положения концепции позитивного права были зафиксированы в трактовке права в СССР в 1930-е гг.: «Советское право есть совокупность правил поведения, установленных в законодательном порядке властью трудящихся, выражающих их волю, и применение которых обеспечивается всей принудительной силой социалистического государства в целях защиты, закрепления и развития отношений и порядков, выгодных и угодных трудящимся, полного и окончательного уничтожения капитализма и его пережитков в экономике, быту и сознании людей, построения коммунистического общества».

Из этого положения понятно, что в СССР государственная власть определяла права всех, но учитывала интересы общества.

За последние годы появилось много работ, которые имеют интересные идеи относительно права с позиции концепции позитивного права. Сюда относятся труды известных правоведов М. Байтина и О. Лейстома, где они дают определение признакам права. М. Байтин говорит о следующих признаках права:

  • Наличие общеобязательных, формально-определённых норм, выражающих государственную волю общества, а также её общечеловеческий и классовый характер.
  • Они издаются или санкционируются государством и охраняются от нарушений возможностью государственного принуждения.
  • Они выступают в качестве властно-официального регулятора общественных отношений.

Из этого видно, что автор полагается на свои характеристики права и устанавливает такой вариант признаков, который даёт ему возможность исключить прямую критику в сторону юридического позитивизма с любой стороны. М. Байтин выделяет в качестве основного признака права ту норму, которая возведена в закон и в силу этого имеет статус общеобязательного предписания, что представляется возможным в случае легитимности власти государства. Он не исключает вероятности преобладания права над законом, но при условии единства права и морали. Но при этом учёный не открывает в полной мере суть признаков права, не выделяет закономерности его появления, функционирования и развития.

О. Лейст, чтобы выделить сущностные признаки права, использует прагматически-конвенционалистский критерий. Его суть в том, что если есть польза – есть и истина, а если с этим согласно преобладающее большинство, то истинность удваивается. Согласно данному подходу, учёный начал призывать считать существенными признаки права «свойства, характерные для права любой страны и любой эпохи, те качества, без которых права не может быть, без которых оно не действует, не выполняет своей социальной роли». Здесь мыслитель упоминает нормативность, официальное установление и охрану государством, системность, формальную определённость, правосудие и авторитетность.

Чтобы это реализовать, необходимо сделать так, чтобы правовые нормы могли удовлетворить три условия:

  • Соответствие наличному состоянию общества.
  • Отражение перспектив его развития.
  • Выражение в формах, которые доступны общественному сознанию.

Стоит заметить, что во всех своих исследованиях автор не рассмотрел процесс порождения права. На определённом этапе он отстранился от конкретизации связи процессов возникновения общества и права, анализа их взаимообусловленности. В конечном счёте получилась схема построения, имеющая гибкие рассуждения и обоснования, поскольку достаточно сложно различать признаки права, которые выделяет автор как существенные и признаки религиозных каконов, которые становятся правовыми в некоторых странах Ближнего Востока.

Стоит отметить, что существуют основания говорить, что концепции позитивного права в полной мере описывают многие признаки бытия права, интерпретируя его как продукт деятельности государственной власти. Более того, правом можно считать только то, что исходит от государства.

Говоря о происхождении права, необходимо учитывать тот факт, что имеющиеся концепции на дают возможности дать ответ на вопрос о происхождении права, причинах и источниках его развития, а также определить внутренние противоречия права как духовно-социального феномена, которые должны составлять его социальную природу происхождения и также объяснять его развитие.

Либертарно-юридические концепции права

В 1990-е гг. В СССР, а позднее в РФ сложилась и приобрела характерные черты либертарная концепция понимания права. У её истоков стоял В. Нерсесянец – академик юридико-либертарной концепции права, который объяснил феномен права так: «Право — это всеобщая и необходимая форма свободы людей, а свобода (её бытие и реализация) в социальной жизни возможна и действительна лишь как право и в форме права. Право — это выражение смысла и принципа правовой свободы индивидов и, следовательно, исходной основы и отличительной особенности всякого права, т.е. это лишь необходимый минимум права, то, без чего нет и не может быть права вообще, в том числе и правового закона» 

Пример 6

Учёный считал, что различные определения права, представляющие собой разные направления конкретизации смысла принципа правового равенства, выражают единую (и единственную) сущность права… Отсюда и внутренняя смысловая равноценность таких внешне различных определений, как: право — это формальное равенство, право — это всеобщая и необходимая форма свободы в общественных отношениях людей, право — это всеобщая справедливость и т. д. Ведь формальное равенство так же предполагает свободу и справедливость, как последние — первое и друг друга.

Важно понимать, что все три признака права, которые выделяет исследователь, относятся к разным сторонам бытия человека и общества. Они заключаются в разных системах координат и по-разному измеряются.

Пример 7

Говоря о регуляции общественных отношений в данном контексте необходимо определить ограничения и допущения. Понятие меры, которое необходимо для регулирования общественных отношений, свободы и справедливости, может вполне реально проиллюстрировать величину количественных изменений в конкретном предмете, после которых приобретается новое качество, иными словами категория «мера» не может ничего регулировать.

Либертарно-юридическая концепция отличается от позитивистской тем, что в первой была принята попытка разграничить определения права и закона, более того выделить критерии правового закона, который В. Нерсесянец уточняет посредством ряда положений:

  • «Только как форма выражения нрава закон представляет собой правовое явление».
  • «Правовой закон это и есть право (со всеми его объективно необходимыми свойствами), получившее официальную форму признания, конкретизации и защиты, словом — законную силу».
  • «Правовой закон — это адекватное выражение права в его официальной признанности, общеобязательности, определённости и конкретности, необходимых для действующего позитивного права».

Из всего вышесказанного, автор получает конструкцию, которая состоит из трёх компонентов:

  • Есть нечто, что есть право.
  • Право становится позитивным правом.
  • Позитивное право – закон.

Если во время создания любого закона не полагаться на предложенную схему, то можно не соблюдать этот закон, потому что общеобязателен только правовой закон.

Пример 8

В данной связи можно провести логическую параллель с воззрениями Ф. Аквинского, который говорил, что люди могут подчиняться целесообразности лишь постольку, поскольку их направляет некто, одарённый разумом и пониманием, как стрелок направляет стрелу. Следовательно, есть разумное существо, полагающее цель для всего, что происходит в природе.

Отсюда следует вывод, что либертарно-юридическая концепция нуждается с одной стороны в уточнении смысла формального равенства в реальных условиях социальных отношений, формальной свободе, справедливости, а с другой стороны она не позволяет выделить существенные признаки права, ни в какой формулировке авторов, даже максимально соотнося реальность и придуманный ими феномен, символ, который они называют правом.

Замечание 7

Есть причины полагать, что согласно либертарно-юридической концепции, сущностные признаки вовсе не были установлены, а приписаны самим исследователем.

Право рассматривается в лиертарно-юридической концепции применительно только к человеку. Пусть даже с учётом того, что человек как созидатель и носитель права, позиционируется в данной концепции как носитель определённых правомочий. Касательно самого права, то его рассматривают как демиурга, который обладает собственной силой и мощью, подобно высшей сущности.

Все концепции, которые призваны изучать сущность права, обосновывают признаки, которые это право включают. Из особенностей, которые для всех концепций характерны в одинаковой степени, стоит отметить концептуальность воззрений на право, которые не раскрывают причин и источников возникновения, формирования и развития права, не определяют существенные его признаки, не отвечают требованиям науки и её обоснованиям появления феномена права.

Признаки права, которые выделяются во всех описанных концепциях в качестве существенных, не являются таковыми, поскольку отнести их к таковым по определению невозможно.

Пример 9

Свобода, справедливость, равенство как существенные признаки больше отношения имеют к морали или религии, нежели к официально установленным и охраняемым государством.

Однако содержание выводов, при использовании огромного пласта человеческой культуры, огромного массива методологических средств, которые использовались для изучения данного феномена права, имеют серьёзное значение для мировоззренческих и методологических исследований в юридической среде.

Естественное и позитивное право — Курсовая работа

Введение (выдержка)

В курсовой работе исследуется тема «Естественное право и право позитивное: грани соотношений понятий и явлений». Актуальность темы заключается в следующем: на сегодняшний день эта проблема остается в юридической науке столь же сложной и противоречивой, как и ранее.

Во-первых, нет единого определения естественного права, приятого в науке.

Во-вторых, до настоящего времени существуют различные подходы к определению позитивного права.

В-третьих, вопрос о соотношении естественного и позитивного права до сих пор остается дискуссионным.

Степень разработанности темы. Необходимо сказать, что отдельные проблемные вопросы, касающиеся соотношений понятий естественного и позитивного права подвергались анализу в диссертациях, монографиях, научных публикациях и учебной литературе. Среди ученых, уделивших особое внимание различным аспектам рассматриваемой темы можно назвать труды отечественных цивилистов: Е. В. Пономаренко, Н. И. Палиенко, П. И. Новгородцев, А.С. Куницина, А. А. Вавиловой, Г. Ф. Шершеневича и многих других.

Исходя, из вышеизложенного:

Объект исследования – право.

Предмет исследования – содержание и сущность естественного права и права позитивного.

Целью исследования является комплексный анализ понятий и соотношений естественного права и права позитивного.

Для реализации поставленной цели ставятся и решаются следующие задачи:

-изучить понятие и сущность естественного права;

-рассмотреть понятие и сущность позитивного права;

— изучить взаимосвязь права естественного и позитивного права;

-проанализировать принципы отношения естественного права к позитивному.

Теоретико-методологической основой исследования явились труды отечественных ученых: Е. В. Пономаренко, Н. И. Палиенко, П. И. Новгородцев, А.С. Куницина, А. А. Вавиловой, Г. Ф. Шершеневича и др.

Методы исследования:

а) метод теоретического анализа: изучение, анализ, синтез и обобщение научной и учебной литературы, раскрывающей сущность происхождения государств;

б) метод анализа специальной литературы;

в) метод системного анализа.

Положения и выводы курсовой работы опираются на анализ научных трудов выдающихся ученых в области теории государства и права, учебно-правовой литературы и статей периодических изданий.

Курсовая работа состоит из введения, четырех глав, заключения, приводится список литературы использованной при написании данной работы.

В первой главе рассматриваются теории происхождения права.

Во второй главе раскрывается понятие естественного права. Естественное право – это право, данное человеку от природы.

В третьей главе раскрывается понятие позитивного права. Позитивное право – искусственное создание, сотворенное людьми, преданными интересам такого искусственного формообразования, как государство.

В четвертой главе исследуется соотношение естественного и позитивного права.

В заключении отражен вывод автора по проведенному исследованию.

Соотношение понятий «правовой порядок» и «позитивное право»: цивилистический аспект

УДК 347.1:340.13 

Страницы в журнале: 55-59

 

М.А. ГРИГОРЬЕВА,

кандидат юридических наук, судья Арбитражного суда Красноярского края

 

Отрицая возможность отождествления позитивного права с правопорядком, автор настаивает на том, что рассмотрение правопорядка с позиций системного подхода дает основание для наглядного представления о его соотношении с позитивным правом. При изучении правопорядка в качестве системы позитивное право предстает одним из элементов этой системы.

Ключевые слова: правопорядок, правоотношение, публичный правопорядок, права, обязанности, нормы права, правомерное поведение.

 

Parity of concepts «the legal order» and « the positive right»: civil aspect

 

Grigorieva M.

 

Denying an opportunity of an identification of the positive right with law and order, the author insists that the consideration law and order from positions of the system approach gives the basis for evident representation about his parity with the positive right. By consideration law and order as system the positive right is one of elements of this system.

Keywords: law and order, legal relation,  public law and order, rights, duties, norms of law, legal acts.

 

Термин «правопорядок» относится в правоведении к числу наиболее часто употребляемых, однако обозначаемое им понятие общепризнанного определения не имеет. Цивилисты ограничиваются использованием данной дефиниции, причем в различных контекстах. Поэтому для того, чтобы составить представление о цивилистическом понимании правопорядка, нам придется оперировать контекстом, в котором ученые употребляют данный термин, т. е. рассматривать так называемые контекстуальные определения[1].

Одним из вариантов трактовки понятия, сложившихся еще в дореволюционный период, является отождествление правопорядка с позитивным правом. По этому поводу Л.И. Петражицкий отмечал: «В психике публики и юристов имеется прочная ассоциация двух идей: “права” и “порядка”, так что, например, вместо слова “право” весьма обычно применение выражения “правопорядок” (Rechtsordming)»[2]. В цивилистике такое понимание четко прослеживается у В.И. Синайского, который рассматривал термины «положительное право» и «правопорядок» как синонимы и полностью отождествлял гражданское право с гражданским же правопорядком: «…положительное право есть синоним установленного порядка в общественной жизни людей (правопорядка)… Гражданское право как правопорядок регулирует отношения между людьми (лицами)»[3].

Это мнение, по всей видимости, разделял и И.А. Покровский. Определения понятию «правопорядок» он не давал, но контекст, в котором он употреблял термин, позволяет прийти именно к такому выводу. «Одно из первых и самых существенных требований, которые предъявляются к праву развивающейся человеческой личностью, является требование определенности правовых норм, — писал И.А. Покровский. — Если каждый отдельный человек должен подчиняться праву, если он должен приспособлять свое поведение к его требованиям, то… первым условием упорядоченной общественной жизни является определенность этих требований. Всякая неясность в этом отношении противоречит самому понятию правопорядка и ставит человека в весьма затруднительное положение: неизвестно, что исполнять и к чему приспособляться»[4]. Очевидно, что, говоря о детерминированности правовых норм, цивилист имел в виду определенность правопорядка.

Основатель нормативизма Г. Кельзен, а также его последователи — представители Венской школы права А. Меркль, А. Фердросс — создали учение, обосновавшее указанный подход. Г. Кельзен начинает исследование правопорядка с установления значения термина «право» и приходит к выводу: «Если мы сравним предметы, которые в разное время у разных народов обозначались словом “право”, то обнаружим, что во всех случаях речь идет о порядке человеческого поведения»[5]. На основе этого путем логических рассуждений он выводит постулат, в соответствии с которым «“порядок” — это система норм, единство которых зиждется на том, что они имеют общее основание действительности (Geltungsgrund), а основание действительности нормативного порядка… составляет основная норма, из которой выводится действительность всех норм, относящихся к этому порядку. Отдельная норма есть норма права, если она относится к определенному правопорядку, а она относится к определенному правопорядку, если ее действительность покоится на основной норме этого порядка»[6]. Лейтмотивом рассуждений Г. Кельзена является утверждение: «Нормы правопорядка регулируют человеческое поведение», т. е. на место термина «право» правовед ставит дефиницию «правопорядок», стирая всякое различие между ними.

А. Меркль на основе теории права Г. Кельзена развил учение о ступенчатом образовании права и построил картину правопорядка, в которой юридические нормы располагаются в строгой иерархии. Каждая норма высшего порядка определяет, кем и как может быть установлена норма низшего порядка. Вместе с тем любая норма низшего порядка является более конкретной, чем расположенные выше нормы. При изменении от высших норм к низшим происходит все большая конкретизация, которая в конечном итоге приводит к индивидуализации.

«На каждой ступени, согласно учению Merkl, — разъясняет М.М. Агарков, — установление нормы является, во-первых, актом исполнения по отношению к вышестоящей норме, во-вторых, актом создания права. Особое положение занимают высшая и низшая ступени. Высшая ступень является только актом создания права, но не актом исполнения, так как нет вышестоящей нормы, на основании которой была бы образована высшая ступень. Низшая ступень представляет собой чистый акт исполнения»[7].

Хотя М.М. Агарков и утверждал, что в цивилистику данное учение проникало с большим трудом, в высказываниях самого ученого трудно уловить какое-либо различие между правопорядком и позитивным правом: «Правопорядок существует для того, чтобы регулировать отношения лиц, порожденные фактами, действительно имевшими место и признанными в качестве основания возникновения, прекращения и изменения правоотношений», — писал М. М. Агарков[8]. По всей видимости, такое же понимание демонстрировал и О.А. Красавчиков, который, рассматривая вопрос об антисоциальных сделках, указывал: «Не относится к числу антисоциальных сделка, заключенная под влиянием обмана, хотя государству, конечно, далеко не безразлично, насколько соблюдается гражданами правопорядок, и в частности те его элементы, которые определяют порядок совершения сделок»[9]. Но, как известно, отношения лиц регулируются нормами, нормами те или иные жизненные факты признаются юридическими фактами и нормами же определяется порядок совершения сделок.

В современных цивилистических работах также можно встретить отождествление правопорядка с позитивным правом. Так, Р.С. Бевзенко пишет: «Трудно объяснить, почему последний российский Гражданский кодекс не содержит норм, регулирующих отношения по поводу владения и его защиты особыми средствами… Во всяком случае, выпадение из нашего правопорядка владельческой защиты… отнюдь не свидетельствует о прогрессивности последнего в части защиты прав и интересов участников гражданского оборота»[10]. По этому высказыванию трудно определить, что конкретно автор понимает под гражданским правопорядком, но по его логике, если бы ГК РФ содержал нормы, регулирующие отношения по поводу владения и его защиты особыми средствами, то российский правопорядок содержал бы владельческую защиту.

Первым недостатком такого подхода, сразу же бросающимся в глаза, следует назвать удвоение смысла термина, даже двух терминов: и позитивного права, и правового порядка. Второй недостаток заключается в неполноте данного представления. То, что позитивное право дает определенный порядок расположения правовых норм, сомневаться не приходится. А если мы обратимся к существу этих норм, то получим логичную систему должного, определенных правовых процедур, которые необходимо претворить в жизнь. Однако эти процедуры могут иметь своей основой не только правовую норму, но и иные источники, признаваемые (закрепляемые либо допускаемые) позитивным правом: обычаи, правовые принципы, технические нормы и т. д., поэтому в строгом смысле слова, говоря об отождествлении правопорядка с правовыми нормами, термин «нормы» следует толковать расширительно. Так, Ю.С. Гамбаров указывал, что без принципов права мы были бы не в состоянии представить себе содержание ни одного из действующих в данный момент положений права. «Все юридические нормы связаны между собой и могут быть поняты только в своей внутренней связи. Лежащие в их основании идеи часто не формулированы или недостаточно выражены в наличных источниках права, но они не перестают от этого быть правом и входить составной частью в действующий правопорядок»[11].

Французский теоретик права Ж.Л. Бержель конструирует юридический (правовой) порядок как стройную систему, включающую в качестве элементов принципы, юридические правила и правовые институты («организованные комплексы» этих самых принципов, правил и институтов). «Юридические правила должны быть сгруппированы в организованные комплексы, образующие юридический порядок с особым типом общественных отношений, одной руководящей идеей и общей духовной основой»[12], «…юридические правила группируются вокруг руководящих принципов… Институты, формируемые этими правилами, также объединяются в более просторные направления, вплоть до того, что все вместе образуют собственно юридический порядок»[13].

Однако все эти правила, принципы, комплексы — это только книжное право, корпус правил. Складывающееся веками правовое сознание не может не признавать, что написанное необходимо, без него нет точки опоры, от которой следует отталкиваться и субъектам в совершении тех или иных значимых с общественной точки зрения поведенческих актов, и суду, призванному оценивать эти акты и принимать решения, но этого недостаточно для того, чтобы утверждать, что право существует в реальной практике, что оно живет и действует. А если учесть, что хорошо разработанный корпус правил появился далеко не сразу, а в процессе длительного исторического развития, что в целом ряде случаев, оценивая поведенческие акты, суд руководствуется обычаями или правосознанием, своими представлениями о должном; если учесть, что в истоках европейской юриспруденции лежит римское частное право, а, по словам С.А. Муромцева, «римские юристы мыслили свое право как живой порядок жизни, как известное сочетание множества казусов; самые нормы их имели характер казуальных решений»[14], то неудивительно, что правосознание не ограничивается писаным правом и расширяет смысл термина, недаром венская школа права не видела различий между нормой и актом ее исполнения. «Правовая норма может быть не только общей, но и индивидуальной, — пояснял по поводу учения А. Меркля М.М. Агарков. — Сущность нормы заключается в том, что она в качестве долженствования противопоставляется сущему. Долженствование может быть выражено как в общей форме, так и в индивидуальной. Долженствование имеет место как в содержании общих норм, так и в том, что традиционное учение называет юридическими отношениями. Но в юридических отношениях обязанность является индивидуализированной»[15].

Такой подход наводит на мысль о смешении традиционно разделяемых категорий должного и сущего. Правопорядок как норма — это должное, в то время как правопорядок в качестве результата правового регулирования есть сущее. Очевидно, что такое смешение не добавляет ясности в вопрос о понимании правопорядка, приводит к искажению его смысла и может быть отмечено в качестве третьего недостатка рассматриваемой позиции. Как отмечается в литературе, «в одной категории… оказываются совмещенными и возможность… и действительность… идеальное и реальное состояние правовых отношений. И возникает возможность прямо противоположного “прочтения” содержания категории»[16].

Однако отмеченное прямо противоположное прочтение в правовой литературе есть широко распространенное явление. Так, И.Б. Новицкий утверждал, что термин «правопорядок» имеет два значения. Его можно употреблять и «в смысле совокупности правовых норм, которыми регулируется общественная жизнь», и в смысле урегулированных правом общественных отношений граждан, организаций, органов власти, должностных лиц[17].

Другие авторы о двух смыслах термина не говорят, а, объединяя их, выводят формулу «правопорядок есть осуществленные нормы права». С.Ф. Кечекьян, например, подчеркивал, что «нельзя понимать правопорядок просто как совокупность действующих в данном обществе правовых норм, хотя такое понимание правопорядка является преобладающим. Правопорядок — это не просто нормы права, а нормы права в их осуществлении, вместе с конкретными правами, обязанностями, сетью правоотношений, соответствующих нормам права»[18]. Разъясняя свое утверждение, С.Ф. Кечекьян указывал: «Право представляет собой возведенную в закон волю господствующего класса. В нормах права выражен тот порядок общественных отношений, который отвечает его интересам и его воле. Этот порядок складывается: а) с изданием норм права и б) в результате установления предусмотренных нормами права прав и обязанностей граждан и организаций, возникновения большего или меньшего числа правоотношений между лицами»[19]. Это суждение можно назвать позицией отождествления правопорядка с правомерным поведением, так как, хотя С.Ф. Кечекьян и отстаивал понимание правоотношения как особого идеологического отношения, не сливающегося с поведением субъекта[20], он тем не менее указывал: «Со всяким поведением нельзя сближать правило, это верно, но другое дело — с юридически обоснованным поведением, поведением, которое соответствует правилу, которое является выражением этого правила… Надо твердо помнить, что правоотношение — это не всякое общественное отношение, а только отношение, соответствующее норме права, что только порядок, отвечающий нормам права, составляет правопорядок»[21].

Подобного же мнения придерживается и С.С. Алексеев, который, не соглашаясь с подходом, сводящим правопорядок к объективному праву, и отмечая, что иногда термин «правопорядок» употребляется как синоним дефиниции «позитивное право», подчеркивает, что понятие «правопорядок» имеет свой смысловой аспект. Этот смысловой аспект, по мнению теоретика, правопорядок приобретает именно в связи с тем, что право понимается не просто как нормы, но как реализованные нормы, т. е. совокупность норм и правоотношений[22].

О.Э. Лейст, напротив, допускает возможность отождествления понятий «право» и «правопорядок», указывая, что право «можно определить как нормативную форму упорядочения, стабилизации и воспроизводства общественных отношений, поддерживаемую (охраняемую) средствами юридического процесса и государственным принуждением», и именно «при изложенном взгляде на сущность права оно отождествляется с правопорядком»[23]. При этом, по мнению О.Э. Лейста, «действующее право представляет собой систему юридически оформленных отношений и норм, определяющих перспективы существования, воспроизводства и развития данных отношений»[24]. Полагаем, что это модификация позиции С.Ф. Кечекьяна, сводящей правопорядок к правомерному поведению. Рамки настоящей статьи не позволяют развернуто осветить нашу позицию по поводу правопорядка, однако нельзя не отметить, что ограничение правопорядка правомерным поведением не отражает сущности правопорядка. Правопорядок есть форма правового устройства социальной жизни. Он существует не там, где не совершается правонарушений, а там, где в случае совершения правонарушения срабатывают правовые механизмы и возникший в связи с правонарушением конфликт разрешается предусмотренными законом способами.

К рассматриваемому подходу следует, пожалуй, отнести и позицию, сторонники которой не утверждают, что правопорядок — это объективное право, но из их рассуждений следует, что правопорядок — это правовая система государства.

Такая точка зрения четко просматривается у Е.А. Суханова. Приведем несколько цитат в целях выявления контекстного определения правопорядка в работах ученого. Так, в предисловии к учебнику гражданского права Е.А. Суханов пишет: «Во главу курса гражданского права были поставлены основные положения гражданско-правовой науки, выработанные ею и проверенные многолетней практикой применения правовые институты и категории, научный анализ их законодательного оформления как в действующем, так и в предшествующем правопорядке, а по возможности и в других правовых системах»[26]. Раскрывая вопрос о развитии частного права в России, Е.А. Суханов указывает: «На базе гражданско-правовых норм о юридических лицах в развитых зарубежных правопорядках обычно выделяются правила о статусе коммерческих организаций, объединяемые понятиями “права компаний” или корпоративного права. В отечественной правовой системе на этой основе ранее пытались выделять колхозное, а затем кооперативное право»[27]. Подвергая анализу конструкцию «расщепленной собственности», Е.А. Суханов пишет: «Эти сложные построения, основанные на многовековых традициях прецедентного права и уходящие корнями в феодальный правопорядок, совершенно чужды континентальной правовой системе. Именно поэтому заведомо неудачными оказались все попытки ввести в отечественный правопорядок как конструкцию “расщепленной собственности” (предлагавшуюся для квалификации прав на государственное имущество, закрепленное за государственными предприятиями), так и институт траста»[28]. Характеризуя деятельность В.П. Грибанова, Е.А. Суханов (в соавторстве с В.С. Емом) пишет, что под редакцией В.П. Грибанова во второй половине 1970-х годов был издан ряд коллективных монографий, в которых проблема эффективности правового, в том числе гражданско-правового, регулирования общественных отношений «изучается с позиций не только различных институтов и подотраслей гражданского права, но и с позиций различных правовых отраслей и даже различных правопорядков»[29]. Таким образом, изучение контекста, в котором используется дефиниция «правопорядок», приводит к выводу, что Е.А. Суханов под правопорядком понимает правовую систему.

В таком же смысле употребляли термин и многие другие цивилисты: С.Н. Братусь, Я.Ф. Миколенко[30], В.П. Грибанов[31] и др.[32] Следует заключить, что данное понимание получило в цивилистической литературе широкое признание, однако повторим, что выяснить это нам удалось только на основе контекста, в котором употребляется исследуемая дефиниция.

Оценивая позицию отождествления позитивного права с правопорядком, хотим указать на еще один аргумент против ее признания. Рассмотрение правопорядка с позиций системного подхода дает основания для наглядного представления о его соотношении с позитивным правом. Если рассматривать правопорядок как систему, то позитивное право предстанет одним из элементов этой системы. А поскольку часть системы не может отождествляться с самой системой, то не подлежат аутентификации и правопорядок с позитивным правом даже при условии, что последнее понимается как совокупность правовых норм и правоотношений.

Полагаем, что рассмотренный подход к определению понятия правопорядка является небезупречным с методологических позиций и не заслуживает поддержки.

 

Библиография

1 О контекстуальных определениях см.: Гетманова А.Д. Логика для юристов: Учеб. пособие. — М., 2005. С. 64. Как признается в логике, «всякий отрывок текста, всякий контекст, в котором встречается интересующее нас понятие, является в некотором смысле неявным его определением. Контекст ставит понятие в связь с другими понятиями и тем самым косвенно раскрывает его содержание» (Ивин А.А. Логика: Учеб. — М., 2004. С. 88).

2 Петражицкий Л.И. Теория права и государства в связи с теорией нравственности. — СПб., 2000. С. 158.

3 Синайский В.И. Русское гражданское право. — М., 2002. С. 53.

4 Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. — М., 1998. С. 89.

5 Чистое учение о праве Ганса Кельзена. К XIII конгрессу Международной ассоциации правовой и социальной философии (Токио, 1987): Сб. переводов. Вып. 1 / Отв. ред. В.Н. Кудрявцев, Н.Н. Разумович. — М., 1987. С. 24.

6 Там же.

7 Агарков М.М. Избранные труды по гражданскому праву: В 2 т. Т. ІI. — М., 2002. С. 340.

8 Он же. Основы банковского права: Курс лекций. Учение о ценных бумагах: Научное исследование. — М., 2007. С. 206.

9 Советское гражданское право: Учеб.: В 2 т. Т. 1 / Под ред. О.А. Красавчикова. — М., 1985. С. 243.

10 Бевзенко Р.С. Защита добросовестно приобретенного владения в гражданском праве: Дис. … канд. юрид. наук. — Саратов, 2002. С. 5.

11 Гамбаров Ю.С. Гражданское право. Общая часть. — М., 2003. С. 176.

12 Бержель Ж.Л. Общая теория права. — М., 2000. С. 314.

13 Там же. С. 322.

14 Муромцев С.А. Рецепция римского права на Западе. — М., 1886. С. 81.

15 Агарков М.М. Избранные труды по гражданскому праву. Т. ІI. С. 339.

16 Артемов В.М. Правопорядок в современном российском обществе: социально-философский анализ: Дис. … д-ра филос. наук. — М., 1999. С. 39.

17 См.: Новицкий И.Б. Источники советского гражданского права. — М., 1959. С. 44—45.

18 Кечекьян С.Ф. Правоотношения в социалистическом обществе. — М., 1958. С. 30.

19 Там же. С. 9.

20 Там же. С. 5, 10.

21 Там же. С. 37.

22 См.: Алексеев С.С. Право: азбука — теория — философия: Опыт комплексного исследования. — М., 1999. С. 38.

23 Лейст О.Э. Сущность права. Проблемы теории и философии права. — М., 2002. С. 39.

24 Там же.

25 Гражданское право: Учеб.: В 2 т. Т. I / Отв. ред. Е.А. Суханов. — М., 1998. С. 7.

26 Гражданское право. Т. I / Отв. ред. Е.А. Суханов. С. 10.

27 Там же. С. 491. См. также: Суханов Е.А. Проблемы правового регулирования отношений публичной собственности и новый Гражданский кодекс // Гражданский кодекс России. Проблемы. Теория. Практика: Сб. памяти С.А. Хохлова. — М., 1998. С. 206, 209, 215, 219.

28 Суханов Е.А., Ем В.С. Профессор Московского университета Вениамин Петрович Грибанов (1921—1990): (Краткий очерк жизни и деятельности) // Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав. — М., 2000. С. 16.

29 См.: Гражданское право: Часть первая: Учеб. / Отв. ред. Я.Ф. Миколенко и П.Е. Орловский. — М., 1938. С. 8.

30 См.: Грибанов В.П. Указ. соч. С. 298—317.

31 См. также: Авилов Г.Е. Хозяйственные товарищества и общества в гражданском кодексе России // Гражданский кодекс России. Проблемы. Теория. Практика. С. 179, 205; Васильев Г.С. Переход права собственности на движимые вещи по договору: Дис. … канд. юрид наук. — СПб., 2006. С. 18, 155, 221; Вершинин А.П. Выбор способа защиты гражданских прав. — СПб., 2000. С. 90; Хохлов С.А. Проблемы формы сделок с недвижимостью. Выступление на конференции «Новый Гражданский кодекс России и практика его применения: проблемы, споры, толкования». 22 мая 1996 г. // Гражданский кодекс России. Проблемы. Теория. Практика. С. 429.

Естественное и позитивное право — положительное, соотношение и взаимосвязь, сравнительная характеристика, теория и примеры

Общество может нормально функционировать только при наличии правового регулирования. В процессе развития государства регулирующими факторами выступают правовые нормы, которые являются обязательными для соблюдения всеми гражданами страны. Рассматривая право как систему норм его принято подразделять на естественное и позитивное (или положительное). Эти две характеристики еще с древности представляют собой соотношение общей справедливости. Но в каждой стране они воспринимаются по-разному. Например, на востоке позитивное право и мораль противостоят друг другу, как добро и зло. Причем оно принимается как навязывающий фактор, без которого прожить можно, а вот без морали нет. Можно ли сравнить позитивное и естественное право? Определения этих двух понятий.

Что они собой представляют – характеристика позитивного и естественного права, и есть ли между ними взаимосвязь

Любые отношения строятся на равенстве и свободе. При этом государство и общество порой отделают друг от друга. Их соотношение отражается в видах.

Естественное право и его соотношение с позитивным

Естественное  – свободы и обязанности человека, которые предоставляются ему от рождения природой. К ним могут относиться следующие права:

  • на жизнь;
  • уважение достоинства;
  • справедливое отношение;
  • свобода мысли.

Особенность естественного права в том, что оно никак не связано с государством. Регламентируемые им нормы не могут им контролироваться.

Определение позитивного и отличие от естественного

Позитивное – установлено на государственном уровне и регулируется им законодательно. То есть это все права, которые закреплены на официальном уровне.

Нормы положительного права могут взаимодействовать с естественными, но одновременно с тем противоречить им. И это не единичные аспекты, а целые догмы. Историческое противостояние этих двух разновидностей прав сложилось под грузом социальных изменений общества.

На видео – естественное и позитивное право:

Сходство

Почему необходимо взаимодействие естественного и позитивного права? Они обособлены друг от друга. Но в соответствии с естественно-правовой теорией, то позитивное право – нормы установленные государством не должны противоречить естественным правам и ограничивать свободу граждан, влиять на их равенство и придерживаться справедливости для всех людей без исключения.

Некоторые индивидуумы в реальной жизни могут трактовать естественные нормы по-своему и применять насилие, учиняя произвол, считая, что не нарушают тем самым закон и их действия соответствуют неправильно понятым религиозным установкам, чтобы избежать этого, задействовано положительное право.

Как видим, без тесного переплетения естественных норм с позитивными, регулировать отношения в обществе невозможно. Благодаря четкой конкретизации и обозначению возможных нарушений позитивное вполне может регулировать те процессы, которые уже есть или зарождаются в обществе, но при этом они отвечают естественным нормам.

Узнать больше про предмет правового регулирования семейного права, можно из данной статьи.

Как происходит отграничение трудового права от смежных отраслей права, указано в статье.

Что собой предполагает право оперативного управления имуществом, указано здесь: https://ruleconsult.ru/grazhdanskoe/sobstvennost/pravo-operativnogo-upravleniya-imushhestvom-predpolagaet.html

Возможно вам так же будет интересно узнать про судебный прецедент как источник российского права.

В правовом государстве законы должны отвечать идеям демократии, предоставлять свободу гражданам и соответствовать морали, гуманности и справедливости.

Таблица сравнения – различия двух видов

Положительное – результат цивилизации. И оно несет как негативные, так и позитивные стороны. Последние служат разумным целям и находят свое применение совместно с естественным правом. К отрицательным проявлениям искусственного права относится неприятная возможность подчиняться произволу власть имущих, находиться в подчинении у узкоклассовых интересов.

Таблица сравнения – различия и сходства

Показатель Естественное Позитивное
Связь через него осуществляется взаимосвязь со всеобщими правилами бытия неразрывно связано с конкретным государством
Возникновение это право появляется сов-местно с формированием человечества оно возникает после того как сформировано конкретного государства
Создание права производное от природного уклада вещей, оно является неотъемлемой составляющей мироздания искусственно созданное законодательство, которое служит интересам государства
Права человека на свободу имущество, жизнь, воля и честь считаются его еще с момента его рождения права и свободы граждан регулируется государством. Оно отмеривает их в определенной степени и может их забрать.
Правовые нормы представляет собой неписанные правила и обычаи, которые можно встретить в религиозных документах выполнено в виде нормативных актов, носящих юридический характер
Религиозные и этнические оправдания это право их признает отказывается от них. при-знает только волеизъявление государства
Взаимосвязь с законодательством отождествляет себя с цивилизацией и культурой, не подчиняется юридическим догмам полностью подчинено законной власти и является показателем цивилизации
Предел устремлений высшая справедливость, которая является идеальным условием для создания укоренившихся устоев правопорядка интересы государства
Причастность к мировой культуре целостное сосуществование с ней является автономной частью

Приведенные выше сходства и отличия двух прав не противоречат их взаимоотношениям, приводя к тому, что становится понятно их неразрывная взаимосвязь.

Почему необходимо взаимодействие

Ранее в России естественная теория права не находила откликов. Ее официальное признание произошло только в 1991 году и документ, подтверждающий это, назывался – Декларацией прав и свобод человека. А в 1993 году прописанные естественные права нашли отклик в Конституции РФ.

В последнее время во многих странах естественные права отражаются в нормах позитивного права, которые издают государственные органы. Естественные существовали и ранее. Они исходили из природы человека, как отдельного индивидуума целого общества, но никто их не закреплял на государственном уровне.

Возможно вам так же будет интересно узнать про то, что означает деликтное обязательство в гражданском праве.

Чем определён правовой статус человека и гражданина РФ, можно узнать из данной статьи.

Каково соотношение понятий административного права и административного законодательства, указано в данной статье.

Что собой представляет правоспособность иностранных граждан и лиц без гражданства, указано в данной статье.

Так же можно узнать из данной статьи про соотношение понятий избирательного права и избирательной системы.

Но концепция права такова, что естественные нормы становятся ориентиром при создании государством позитивных их аналогов.

В качестве вывода отметим, что свобода каждого человека определяется естественным. Она рождается совместно с человеком, но это не дает ему право совершать необдуманные поступки и приносить вред другим членам общества. Если свободу и права людей оставить без государственного регулирования, то такое действие может плачевно отразиться на состоянии общества, поэтому позитивное право предусматривает законы, придерживаясь которых общество существует столько веков.

Позитивное право — обзор

Юридический позитивизм и естественное право

Отношения между правом и моралью долгое время были главными площадками для формулирования конкурирующих правовых философий, особенно классического естественного права и правовых позитивистских подходов к пониманию и оценке права и правовые системы. Однако, как мы видели, вовлеченные отношения различаются по типу и содержанию, и отнюдь не ясно, что традиционные пакеты тезисов, связанные с классическими теориями, все еще держатся вместе.В самом деле, существует реальная перспектива концептуальных перестроек, которые сделают некоторые исторические дебаты о праве и морали устаревшими.

Юридический позитивизм, получивший классическую формулировку в работах Джереми Бентама (1748–1832) и Джона Остина (1790–1859), подчеркивает контраст между законом и моралью и политическое подчинение морали воле суверена. (Остин, 1954). Следуя анализу политической власти Гоббсом, который он основывал на требованиях взаимного выживания в хищническом социальном мире, государство рассматривается как навязывающее морально произвольное правило команд для обеспечения мира между враждующими фракциями, религиями и моралью .Эта характерно современная теория государства пришла на смену средневековому европейскому синтезу правительства, религии и морали, получившему свою классическую формулировку в Summa Theologica Фомы Аквинского, чье определение закона как «рационального упорядочения вещей, касающихся общего блага». ; провозглашается тем, на кого возложена забота об обществе »(Аквинский, 1966: ст. 4) подводит итог слиянию закона и морали в традиции естественного права.

Остин, благодаря работе которого правовой позитивизм стал господствующей ортодоксией в англо-американской теории права девятнадцатого века, представляет свою позицию в серии определений, предназначенных для определения действительного или «позитивного» (в смысле наблюдаемого) права в эмпирических терминах. такие как команды, санкции и привычное повиновение.Закон определяется как общие приказы суверена, то есть лица или группы лиц, которым обычно подчиняются на определенной территории и которые сами обычно не подчиняются кому-либо еще. Команда — это выражение желания, связанного с поведением другого лица, и оно подкрепляется угрозой применения силы, при этом юридическое обязательство заключается в вероятности того, что за невыполнением команды последует наложение санкций. В каждом штате есть один такой суверен (который может включать отдельного человека или группу), который отдаёт (но не принимает) такие команды.Существование этого унитарного суверена составляет основу классического позитивистского анализа современного суверенного государства.

Отличительной чертой этой версии правового позитивизма является отсутствие необходимой связи между законом и моралью (Hart, 1961: p. 181). Природа необходимости, заложенная в классическом позитивистском разделении закона и морали, интеллектуально основана на различении Юма между «есть» (утверждения о том, что есть, а что нет) и «должно» (утверждения о том, что должно или не должно быть. дело).По звучным словам Остина, «существование закона — это одно, его добро или зло — другое» (Austin, 1954: p. 184). Юристы-позитивисты настаивают на том, что можно отделить описание права от нашей моральной оценки и критики этого закона: юридический аргумент — это не моральный аргумент, юридический авторитет — это не моральный авторитет, а закон — это закон, справедливый он или несправедливый. , или добро, или зло. Все это применимо только к так называемому «позитивному закону», то есть к закону в том виде, в каком он действительно применяется в человеческих обществах; но правовые позитивисты утверждают, что, строго говоря, это единственный подлинный закон, который существует.

Такая дихотомия зависит от нашей способности определять право эмпирическим путем, и это Остин делает с его анализом права как команды политического суверена. По терминологии более позднего и не менее известного правового позитивиста Х.Л.А. Харта, закон юрисдикции может быть идентифицирован с помощью его «правила признания» (Hart, 1961: pp. 92–93), которое устанавливает критерии, используемые юридическими должностными лицами для определения юридической «действительности» (т. Е. что является и не является частью закона данной юрисдикции).В случае Остина это правило определяет команды политического суверена, человека или органа, которым обычно подчиняются в определенном месте, в качестве критерия, необходимого и достаточного для определения юридической силы.

Похожий подход классических юридических позитивистов к позитивной морали. Правила поведения, которые широко соблюдаются в данном обществе и подкрепляются санкциями общественного одобрения и неодобрения, рассматриваются как отдельная система идентифицируемых моральных норм, аналогичных позитивному праву, хотя и всегда пересекающихся с позитивными законами того же права. общество по форме и содержанию.Обе эти позитивные системы отличаются от « естественного права », термин, который Остин применяет к тому, что на самом деле является нравственно правильным и неправильным в человеческом поведении, и который он сам, вслед за Бентам, считает утилитарным стандартом действий или воздержания от таких действий. чтобы максимизировать человеческое удовольствие и минимизировать человеческую боль. Хотя такие естественные законы можно рассматривать с точки зрения позитивизма, как повеления высшего суверена, а именно Бога, Остина и юридических позитивистов в целом, они опираются на полезность в качестве основы для своей критики позитивного права, а не в качестве критерия правовой проверки. срок действия.Классическая позиция естественного права, напротив, заключается в том, что знание о добре и зле, как это проявляется в законе Бога или обнаруживается посредством человеческого разума или совести, играет важную роль в идентификации и понимании всех позитивных законов, которые порождают моральные обязательства.

Для некоторых естественных юристов это означает, что не может быть такой вещи, как «несправедливый закон», так что если позитивный закон морально несправедлив, то он не может быть настоящим законом. Однако Джон Финнис, в настоящее время наиболее влиятельный теоретик естественного права в классической традиции, отвергает этот анализ и рассматривает теорию естественного права как представляющую роль позитивного права как социального института, необходимого для конкретного применения общих моральных принципов, вытекающих из из идеи человеческого процветания (Finnis, 1980/2011).Другие современные теоретики естественного права более решительно утверждают, что, хотя отдельные законы могут быть или не быть справедливыми, идея закона, в отличие от содержания конкретных законов, обязательно связана со справедливостью, поскольку закон как институт должен не только требовать быть справедливым, но также стремиться к такому, иначе это не могло бы быть правовой системой (Бейлевельд и Браунсворд, 1989; Раз, 2009: стр. 4).

Ключевым вопросом интерпретации здесь является то, является ли роль морали в обоих классических подходах образцом критической или позитивной морали.В случае юридического позитивизма не возникает сомнений в том, что утилитарная мораль, используемая для оценки правовых систем, является критической моралью. Действительно, Бентам называет эту деятельность «цензурной юриспруденцией». В случае теории естественного права ситуация менее ясна, потому что моральная методология теории естественного права касается «природы», которая включает человеческое поведение, в частности нормативное поведение, то есть поведение, которое включает контроль естественных аппетитов таким образом, чтобы сделать возможными социальную жизнь и индивидуальное духовное развитие.По сути, это означает, что универсальная позитивная мораль играет ключевую доказательную роль в определении того, что находится в соответствии с правильным разумом. Однако классическая теория естественного права часто представляет собой критическую мораль, а современные теории естественного права, которые обычно не связаны с теологическими предпосылками или моральным уважением к тому, что соответствует природе, считают, что это критическая мораль, хотя и является центральной. к самой идее закона (Simmonds, 2007).

Таким образом, некоторые современные представления как о естественном праве, так и о юридических позитивистских традициях, похоже, разделяют точку зрения о том, что их роль заключается в моральной критике позитивного права, а оставшиеся различия между ними заключаются в том, какой вид критической морали должен быть критика.Юристы-позитивисты склонны придерживаться утилитарной морали, а естествоиспытатели придерживаются более общинной морали, сосредоточенной на человеческой природе и общем благе. Недавним примером этой последней позиции является программа возрождения, выдвинутая Робином Уэстом, который, опираясь на работу Джона Финниса и Марты Нуссбаум (2001), призывает к принятию либеральной и прогрессивной теории естественного права, которая признает, что « Наше счастье, наше благополучие, наши возможности, наше процветание, наше функционирование и даже наше изрядно оклеветанное удовольствие нельзя свести к сумме тех благ, которые мы ищем »(West, 2011: p.44). Однако остается еще один вопрос: как так получается, что предпочтительная критическая мораль находит или должна найти свое место в содержании и практике позитивного права.

Однако все это не означает, что современные версии классических теорий просто представляют конкурирующие схемы критической морали с утилитаризмом правового позитивизма, противопоставляемые секулярным версиям натурализма. Действительно, оба подхода переросли свою изначальную моральную принадлежность. То, что сейчас стоит на кону между двумя подходами, лучше всего объяснить с помощью недавних разногласий по поводу того, что называется «тезисом отделимости».’

Лексикон теории права: позитивная теория права

Введение

Причинно-следственная связь — один из основных концептуальных инструментов правового анализа. И для большинства целей мы можем обойтись понятием причинно-следственной связи, которое является одновременно неопределенным и неоднозначным . В мире физических объектов среднего размера (автомобилей, пешеходов и т. Д.) Наши суждения о причинной связи редко зависят от концептуальных тонкостей.Небрежность водителя привела к гибели пешехода, но не стала причиной победы Барака Обамы на кокусе в Айове в 2008 году. В этих случаях сходятся различные представления о причинно-следственной связи. Человек с улицы, ученый и юрист — все могут согласиться в таких случаях, что для всех практических целей X является причиной Y, а не Z. Но иногда различные понятия причины расходятся, обнажая двусмысленность и неопределенность как в обычных, так и в юридических разговорах о причины и следствия. Этот пост представляет собой очень общее введение в причинно-следственную связь для студентов-юристов (особенно для студентов первого года обучения), интересующихся теорией права.

Фактическая и юридическая причина

Давайте сразу же поставим на стол самое важное различие. Современная теория права и судебная практика предполагают, что существует различие между юридической причиной с одной стороны и фактической причиной с другой. Что это значит? Это, конечно, огромный вопрос, но мы можем сразу сформулировать один вывод: то, что X является фактической причиной Y, не влечет за собой, что X является юридической причиной Y.Менее очевидно то, что X является юридической причиной Y, не влечет за собой, что X является фактической причиной Y. Различные способы разделения фактической и юридической причины приводят многих к выводу, что юридических оснований просто не имеет ничего общего с причинно-следственной связью, но это оказывается преувеличением. Я знаю, все это звучит очень воздушно. Итак, приступим к медным гвоздикам!

Фактическая причина

Что мы имеем в виду, когда говорим, что X является причиной Y? Многие студенты-юристы узнают, что ответ на этот вопрос — , но для причинно-следственной связи .Если это так, что , если бы не X, Y не произошло бы , тогда X является причиной Y и, следовательно, X является причиной Y. Эта простая история работает большую часть времени, и как грубое и готовое практическое правило, это неплохо. Но оказывается, что если вы попытаетесь использовать , но — причинно-следственную связь как жесткое и быстрое правило для определения того, является ли X причиной Y, вы рано или поздно столкнетесь с проблемами. В делах о правонарушениях и уголовном праве, но — из-за причинно-следственной связи, возникают проблемы где-то в середине первого года обучения.В некотором смысле цель этого сообщения Lexicon — предоставить набор инструментов, которые помогут понять проблемы, которые могут возникнуть из-за чрезмерной зависимости от причинно-следственной связи .

Необходимые и достаточные причины

Первым элементом инструментария причинно-следственной связи является различие между необходимыми и достаточными причинами. Основные идеи просты и знакомы. X является необходимой причиной Y, если бы Y не возникло без X. Включенный Беном красный свет — необходимая причина повреждения машины Алисы, на тот случай, если бы повреждение не произошло, если бы Бен не включил свет.Идея «необходимой причины» — это та же идея, что выражена фразой «но-по причине».

X является достаточной причиной Y, если Y имел место до тех пор, пока имел место X. Ранение Алисы Бену в сердце является достаточной причиной смерти Бена на тот случай, если выстрел через голову сам по себе стал бы причиной смерти Бена. Это правда, хотя Бен все равно умер бы, потому что Синтия выстрелила ему в голову, в то же время, когда Алиса выстрелила ему в сердце.

Это грубое и готовое различие между необходимыми и достаточными причинами действительно не поможет выполнить всю необходимую работу.Например, выстрел Алисы в сердце Бена сам по себе недостаточен, независимо от других условий, чтобы вызвать смерть Бена. Если бы Бен лежал на операционном столе в ожидании трансплантации сердца, он мог бы выжить, несмотря на щель. Одно из предложений по работе с подобными случаями — определить «достаточные причины» как «необходимый элемент достаточного набора». Ситуация становится еще более сложной, если для целей этого введения суть состоит в том, чтобы просто увидеть неадекватность «необходимой и достаточной причины» как инструмента для точного рассмотрения сложных случаев.

Роль контрфактов

Понятия необходимого и достаточного причинности знакомы почти каждому. Мы постоянно используем эти идеи в повседневной жизни. Но сама близость этих концепций создает соблазн принять их как должное. У этих идей есть важная особенность, которую мы не видим в явном виде в повседневном использовании. И необходимая, и достаточная причинно-следственная связь — это контрфактических концепций . Что это значит? «Контрфактуальный» — это просто причудливое название мышления «а что, если». Что, если бы Бен остановился на красный свет? Произошло ли повреждение машины Алисы? Что, если бы Бену была немедленно оказана медицинская помощь? Убил бы его выстрел в голову? Каждое заявление относительно необходимой или достаточной причины может быть истолковано как выдвижение противного («а что, если») утверждения.

Рассуждения «А что, если» сами по себе привычны и обыденны. Когда мы говорим, что Бен проехал на красный свет, это неизбежная причина повреждения машины Алисы, мы утверждаем, что если бы мир был другим, и Бен не проехал на красный свет, то машина Алисы не была бы повреждена.Мы представляем себе, каким был бы мир, если бы Бен остановился на красный свет, а Алиса проехала перекресток, не будучи сбитой машиной Бена. Контрфактические рассуждения могут быть более сложными, чем это, но для наших целей мы можем использовать повседневные рассуждения «что-если» как нашу модель роли контрфактов в необходимой и достаточной причинной связи.

Сверхдетерминация

Как только мы получим представления о необходимых и достаточных причинах, мы можем перейти к идее сверхдетерминации .Эффект считается переопределенным, если он имеет более одной достаточной причины. Возьмем, к примеру, случай с Алисой, стреляющей Бену в сердце. Мы предположили, что пуля, прошедшая через сердце, была достаточной причиной смерти Бена, но, возможно, не была необходимой причиной. Предположим, что Алиса была членом расстрельной команды и что в тот самый момент, когда пуля Алисы прошла через сердце Бена, другая пуля, выпущенная Синтией, прошла через кору головного мозга Бена, и это привело бы к смерти Бена, даже если бы Алиса не стреляла или ее пуля не попала в цель.Смерть Бена теперь является следствием двух достаточных причин, но ни выстрел Алисы, ни выстрел Синтии не были необходимы. Если бы Алиса не выстрелила, выстрел Синтии убил бы Бена. Если бы Синтия не выстрелила, выстрел Алисы убил бы Бена.

Сверхдетерминация важна, потому что она подрывает идею о том, что отсутствие причинности говорит нам все, что нам нужно знать о фактической причине. Мы могли бы сказать, что выстрелы Алисы и Синтии стали причиной смерти Бена, или мы могли бы сказать, что они оба были частичными причинами смерти Бена, но вряд ли можно сказать, что ни выстрел Алисы, ни Синтии не были причиной смерти.

Пример расстрельной команды был описан как случай одновременных сверхдетерминации — обе достаточные причины произошли одновременно. Что, если Синтия выстрелит за несколько секунд до того, как Алиса и Бен умрут, прежде чем выстрел Алисы пронзит его сердце? В этом случае выстрел Синтии заменил бы причинную роль выстрела Алисы. Если бы Синтия промахнулась, выстрел Алисы убил бы Бена. Этот тип случая иногда называют упреждающей причинно-следственной связью .

Совпадение

Сверхдетерминация создает один вид проблемы, но не по причинно-следственной связи, совпадение создает другую проблему другого рода.Предположим, водитель троллейбуса ускоряется. В результате тележка оказывается не в том месте и времени, и дерево падает, травмировав пассажира. Если бы тележка ехала немного быстрее или немного медленнее, дерево не попало бы в тележку, и травма не произошла бы. Учитывая эти обстоятельства, превышение скорости было неосновной (необходимой) причиной, по которой дерево повредило пассажира. И что? Совпадение не является проблемой для фактической причины, но представляет проблему для правовой системы.Интуиция бывает разной, но многие склонны считать, что нельзя нести юридическую ответственность за вред, причиненный им в результате совпадений.

Совпадение связано с множеством других проблем с отсутствием причинно-следственной связи. Возьмем, к примеру, Бен, включивший светофор и сбивший машину Алисы. Одной из причин этой аварии было включение светофора, но есть и многие другие. Например, нахождение Алисы на перекрестке также было случайной причиной. И как Алиса оказалась на перекрестке как раз в то время, когда Бен ехал на красный свет? Если бы ее будильник не сработал, она бы проспала и прибыла на перекресток намного позже Бена, так что звонок ее будильника был еще одной причиной. И вы знаете, как идет история отсюда. По мере того, как мы прослеживаем цепочку «за исключением причин» взад и вперед, мы обнаруживаем, что тысячи, миллионы и миллиарды действий и событий являются лишь причинами несчастного случая.

Альтернативы устранению причины факта

Хотя «отсутствие причинности» часто представляется как единственное объяснение причины на уроках юридического факультета, это далеко не единственная точка зрения. Альтернативы причинно-следственной связи часто рассматривают причинно-следственные связи как связанные не только по причине.Фактически, некоторые теории причинно-следственной связи резко различают взаимные отношения от истинной причинности. Лучший способ узнать об этих альтернативах — прочитать ссылки, указанные ниже: статьи из Стэнфордской энциклопедии философии являются хорошей отправной точкой.

Правовая причина

Что мы можем сделать с проблемами, возникшими без причины? Одним из способов реагирования закона является идея юридической причины или ближайшей причины .В этом посте мы не можем надеяться на глубокое понимание юридических причин, но мы можем начать. Вот некоторые из идей, которые помогают мне понять юридическую причину.

Во-первых, есть терминологическая проблема: причинно-следственную связь можно спутать с ответственностью. «Правовая причина» лишь частично касается причины. Мы начинаем с идеи фактической причины (понимаемой в свете различия между необходимой достаточной причиной). На первый взгляд эта идея причины укладывается в структуру различных правовых доктрин.Итак, мы предполагаем, что если ответчик нарушает обязанность проявлять осторожность и причиняет вред, то ответчик несет юридическую ответственность за этот ущерб. Это работает во многих случаях, но затем мы начинаем думать о других случаях, таких как переопределение и совпадение . «Юридическая причина» — это способ, которым мы корректируем наши представления о юридической ответственности , чтобы преодолеть противоречащие интуиции результаты, которые могут возникнуть в результате простого использования причинно-следственной связи. Другими словами, термин «юридическая причина» может быть неправильным.Было бы яснее, если бы мы использовали фразу «юридическая ответственность» (или какую-либо другую фразу), чтобы описать способы, которыми мы корректируем закон.

Во-вторых, юридическая причина часто ассоциируется с идеей предсказуемости. Например, в случаях совпадения повреждение (дерево, повредившее пассажира) не является предсказуемым последствием противоправного действия (движение троллейбуса с чрезмерной скоростью). Если целью закона является сдерживание, то возложение юридической ответственности не может быть достигнуто никакой хорошей цели в случаях, когда последствия непредсказуемы.

В-третьих, юридическая причина иногда связана с идеей близости во времени и пространстве. Конечно, фраза «непосредственная причина» подчеркивает эту связь. Обычно мы не хотим возлагать на подсудимых ответственность за отдаленные и незначительные последствия их действий. Мы часто хотим привлечь ответчиков к ответственности за непосредственные и прямые последствия своих действий. «Близость», кажется, улавливает эту точку, но чрезмерный упор на близость во времени и пространстве приводит к другим проблемам.Некоторые немедленные последствия не влекут за собой юридической ответственности: водитель тележки мог начать ускоряться всего за несколько секунд до падения дерева. Некоторые причинно-следственные связи, которые простираются на большие расстояния в течение длительного времени, действительно порождают юридическую ответственность: ответственность Усамы бен Ладена за 9/11 не будет сведена на нет тем фактом, что он привел события в движение на годы вперед и за тысячи миль.

Вероятность

Наше исследование причинности до сих пор упускало из виду важный набор вопросов — связи между причинностью и вероятностью.Эти связи — слишком большая тема для этого поста, но даже поверхностный анализ требует рассмотрения двух точек зрения — ex ante и ex post .

Ex post вопросы о причинно-следственной связи возникают в различных контекстах, но для правовой системы решающим контекстом является судебный процесс и особенно судебный процесс. Во многих случаях причинно-следственная связь не вызывает сомнений. Когда машина Бена проезжает на красный свет и врезается в машину Алисы, у нас нет особых сомнений в том, что вызвало повреждение.Но во многих случаях причинно-следственная связь вызывает сомнения. Было ли это химическое вещество причиной рака Была ли работа за столом причиной травмы спины? Иногда доказательства дают ответ на эти вопросы с уверенностью (или, возможно, с чем-то настолько близким к достоверности, что мы рассматриваем их как достоверность для юридических и практических целей). Но в других случаях доказательства оставят у нас ощущение, что действия ответчика с большей или меньшей вероятностью причинили ему вред. Такие вероятности могут быть выражены как качественно, так и количественно.То есть, мы можем сказать, что «весьма вероятно», что X вызвал Y, или мы можем сказать, что существует 50% -ная вероятность (p = 0,5), что X вызвал Y.

Ex ante Вопросы причинно-следственной связи также возникают по закону. Например, от правовой системы может потребоваться присвоить оценку еще не реализованному риску причинения вреда. Дэвид подвергался воздействию асбеста, но может заболеть раком, а может и не заболеть. В этом случае вероятности относятся к вероятности будущих событий.

Теория принятия решений и математика имеют сложный формальный механизм для представления и вычисления вероятностей.В этом коротком посте мы не можем даже поцарапать эту поверхность, но есть два или три фрагмента обозначений, которые должен знать каждый теоретик права:

— Буква «р» часто используется для обозначения вероятности. Большинство студентов-юристов сталкиваются с этим обозначением в известном мнении Джастис Хэнд по делу Carroll Towing (B

— Символ «|» часто используется для представления условных вероятностей. Предположим, мы хотим представить вероятность того, что X произойдет при условии, что Y произошло, мы можем использовать это обозначение: p (X | Y). Таким образом, мы могли бы представить предложение «Вероятность рака при воздействии асбеста составляет десять процентов» как p (C | EA) = 0,1.

Типы и токены

До сих пор мы фокусировались в основном на случаях, когда отдельный случай вреда вызван каким-либо конкретным противоправным действием.Но, конечно, мы часто думаем о причинно-следственной связи как о более общих отношениях. Например, в науке мы можем говорить о «причинных законах». Для этого различия нет стандартной терминологии: мы могли бы использовать фразу «индивидуальная причинность» и «систематическая причинность». Одна полезная терминология для понимания этой идеи — различать «типы» и «токены». Бен запускает прожектор в определенное время и в определенном месте — это событие , жетон , и это жетон определенного типа событий, т.е.е. типа «пробегает красный свет».

Когда у нас есть различие между типами и токенами, мы можем определить индивидуальную причинно-следственную связь как причинную связь между токеном (например, событием токена) и другим токеном (например, действием токена). И мы можем определить систематическую причинно-следственную связь как причинную связь между типом (например, типом события) и другим типом (например, типом действия). Наука изучает причинно-следственные связи между типами; Испытания часто включают вопросы о причинно-следственной связи одного токена с другим.Это приводит к другому важному моменту: вопрос о том, был ли индивидуальный вред причинен индивидуальным действием, иногда будет зависеть от вопроса о существовании систематической причинно-следственной связи; например, вопрос о том, вызвал ли выпуск химического вещества на этой фабрике отдельный случай рака, может потребовать от жюри решения «научного» вопроса о систематической причинно-следственной связи.

Заключение

Несмотря на то, что это длинная статья по стандартам Legal Theory Lexicon , это очень сжатая и неполная трактовка концепции причинно-следственной связи.Учитывая то, как организовано юридическое образование (в таких областях доктрины, как правонарушения, уголовное право и доказательства), большинство студентов-юристов никогда не получают действительно всестороннего введения в причинно-следственную связь. Правонарушения могут вводить различие между фактической и юридической причиной; уголовное право, проблемы сверхдетерминации; и доказательства, отношения между вероятностью и причинно-следственной связью. Если этот пост принесет что-то ценное, я надеюсь, что он послужит предупреждением: причинно-следственная связь — это глубокая и широкая тема, по которой есть чему поучиться.

Связанные словарные статьи

Библиография

  • H.L.A. Харт и Тони Оноре, Причинно-следственная связь в законе (2-е изд. 1985 г.). На протяжении многих лет это была книга о причинно-следственных связях и законах. Снова в печати.
  • Майкл Мур, Причинно-следственная связь и ответственность (2009). Это лучший современный метод лечения, который необходимо прочитать теоретикам права, которые хотят знать о причинно-следственной связи.
  • Л.А. Пол и Нед Холл, Причинность: Руководство пользователя (Oxford University Press, 2013). Очень недавнее введение.
  • Причинность (Оксфордские чтения по философии) (Эрнест Соса и Майкл Тули, ред. 1993). Прекрасный сборник эссе с участием Дж. Л. Маки, Майкла Скривена, Джэгвона Кима, G.E.M. Анскомб, Г. фон Райт, Си Джей Дюкасс, Уэсли С. Сэлмон, Дэвид Льюис, Пол Хорвич, Джонатан Беннет, Эрнест Соса и Майкл Тули.

Ресурсы в Интернете

(Эта запись последний раз была изменена 18 августа 2019 г.)

Определение естественного закона

Что такое естественный закон?

Естественный закон — это теория этики и философии, которая гласит, что люди обладают внутренними ценностями, которые определяют наши рассуждения и поведение. Естественный закон утверждает, что эти правила правильного и неправильного присущи людям, а не созданы обществом или судьями.

Ключевые выводы

  • Теория естественного права утверждает, что люди обладают внутренним чувством правильного и неправильного, которое определяет наши рассуждения и поведение.
  • Понятия естественного права древние, восходящие ко временам Платона и Аристотеля.
  • Естественный закон неизменен во времени и по всему миру, потому что он основан на человеческой природе, а не на культуре или обычаях.

Понимание естественного закона

Естественный закон утверждает, что существуют универсальные моральные стандарты, присущие человечеству во все времена, и эти стандарты должны составлять основу справедливого общества. Человеческих существ не учат естественному закону как таковому, а мы «открываем» его, постоянно делая выбор в пользу добра, а не зла.Некоторые школы мысли считают, что естественный закон передается людям через божественное присутствие. Хотя естественный закон в основном применяется в области этики и философии, он также широко используется в теоретической экономике.

Естественный закон против позитивного закона

Теория естественного права считает, что наши гражданские законы должны основываться на морали, этике и том, что по своей сути является правильным. Это контрастирует с тем, что называется «позитивным правом» или «искусственным правом», которое определяется статутом и общим правом и может отражать или не отражать естественное право.

Примеры позитивного права включают такие правила, как скорость, на которой людям разрешено ездить по шоссе, и возраст, в котором люди могут законно покупать алкоголь. В идеале при разработке позитивных законов руководящие органы должны основывать их на своем понимании естественного права.

«Законы природы» присущи нам как человеческим существам. «Положительные законы» создаются нами в контексте общества.

Примеры естественного закона

Примеров естественного права предостаточно, но философы и теологи на протяжении всей истории различались в своих интерпретациях этого учения.Теоретически нормы естественного права должны быть постоянными во времени и по всему миру, потому что естественный закон основан на человеческой природе, а не на культуре или обычаях.

Когда ребенок со слезами на глазах восклицает: «Это несправедливо [это] …» или при просмотре документального фильма о страданиях войны, мы чувствуем боль, потому что нам напоминают об ужасах человеческого зла. также предоставляет доказательства существования естественного права. Хорошо принятым примером естественного права в нашем обществе является то, что один человек убивает другого человека — это неправильно.

Примеры естественного права в философии и религии

  • Аристотель (384–322 до н. Э.), Которого многие считают отцом естественного права, утверждал, что то, что «справедливо по природе», не всегда то же самое, что то, что «справедливо по закону». Аристотель считал, что существует естественная справедливость, действующая повсюду с одинаковой силой; что эта естественная справедливость положительна и не существует у «людей, думающих так или иначе».
  • Для св. Фомы Аквинского (1224 / 25–1274 н. Э.) Естественный закон и религия были неразрывно связаны.Он считал, что естественный закон «участвует» в божественном «вечном» законе. Фома Аквинский считал вечный закон тем рациональным планом, которым упорядочено все творение, а естественный закон — это способ, которым люди участвуют в вечном законе. Далее он утверждал, что фундаментальный принцип естественного закона состоит в том, что мы должны делать добро и избегать зла.
  • Автор К.С. Льюис (1898–1963) объяснил это следующим образом: «Согласно религиозным взглядам, то, что стоит за вселенной, больше похоже на разум, чем на что-либо еще, что мы знаем… оно сознательно, имеет цели и предпочитает одно Другой.Есть «что-то», которое направляет вселенную и которое кажется мне законом, побуждающим меня поступать правильно ». ( Простое христианство , стр. 16–33)

Философы естественного права часто явно не занимаются экономическими вопросами; Точно так же экономисты систематически воздерживаются от явных моральных оценочных суждений. Тем не менее, тот факт, что экономика и естественное право взаимосвязаны, постоянно подтверждается историей экономики. Поскольку естественный закон как этическую теорию можно понимать как расширение научного и рационального исследования того, как устроен мир, законы экономики можно понимать как естественные законы того, как экономика «должна» работать.Более того, в той мере, в какой экономический анализ используется для предписания (или запрещения) государственной политики или того, как предприятия должны вести себя, практика прикладной экономики должна, по крайней мере, косвенно полагаться на какие-то этические допущения.

Примеры естественного права в экономике

  • Ранние экономисты средневекового периода, включая вышеупомянутого Аквинского, а также схоластических монахов школы Саламанки, сильно подчеркивали естественный закон как аспект экономики в своих теориях справедливой цены экономического блага.
  • Джон Локк основывал свои теории, связанные с экономикой, на версии естественного права, утверждая, что люди имеют естественное право требовать не принадлежащие им ресурсы и землю как частную собственность, тем самым превращая их в экономические блага, смешивая их со своим трудом.
  • Адам Смит (1723–1790) известен как отец современной экономики. В первом крупном трактате Смита «Теория нравственных чувств» он описал «систему естественной свободы» как матрицу истинного богатства.Многие идеи Смита преподаются и сегодня, в том числе три естественных закона экономики: 1) Закон личной заинтересованности — люди работают для собственного блага. 2) Закон конкуренции. Конкуренция заставляет людей делать лучший продукт. 3) Закон спроса и предложения. Было бы произведено достаточно товаров по минимально возможной цене, чтобы удовлетворить спрос в рыночной экономике.

Две стороны одной практичной монеты? на JSTOR

Journal Information

Основанный как ведущее британское периодическое издание, посвященное социально-правовым исследованиям, Journal of Law and Society предлагает междисциплинарный подход.Он стремится обеспечить широкую международную привлекательность, привлекая вклады и решая вопросы из различных правовых культур, а также теоретические проблемы межкультурного интереса. Он выпускает ежегодный специальный выпуск, который также публикуется в виде книги. Он имеет широко уважаемый раздел рецензирования и цитируется во всем мире.

Информация для издателя

Wiley — глобальный поставщик контента и решений для рабочих процессов с поддержкой контента в областях научных, технических, медицинских и научных исследований; профессиональное развитие; и образование.Наши основные направления деятельности выпускают научные, технические, медицинские и научные журналы, справочники, книги, услуги баз данных и рекламу; профессиональные книги, продукты по подписке, услуги по сертификации и обучению и онлайн-приложения; образовательный контент и услуги, включая интегрированные онлайн-ресурсы для преподавания и обучения для студентов и аспирантов, а также для учащихся на протяжении всей жизни. Основанная в 1807 году компания John Wiley & Sons, Inc. уже более 200 лет является ценным источником информации и понимания, помогая людям во всем мире удовлетворять их потребности и реализовывать их чаяния.Wiley опубликовал работы более 450 лауреатов Нобелевской премии во всех категориях: литература, экономика, физиология и медицина, физика, химия и мир. Wiley поддерживает партнерские отношения со многими ведущими мировыми обществами и ежегодно издает более 1500 рецензируемых журналов и более 1500 новых книг в печатном виде и в Интернете, а также базы данных, основные справочные материалы и лабораторные протоколы по предметам STMS. Благодаря расширению предложения открытого доступа Wiley стремится к максимально широкому распространению и доступу к публикуемому контенту и поддерживает все устойчивые модели доступа.Наша онлайн-платформа, Wiley Online Library (wileyonlinelibrary.com), является одной из самых обширных в мире междисциплинарных коллекций онлайн-ресурсов, охватывающих жизнь, здоровье, социальные и физические науки и гуманитарные науки.

Аналитический подход Джона Остина к положительному праву — объяснение

Эта статья написана Кавьей Гуптой, здесь она обсуждает аналитический подход Джона Остина к позитивному праву.

Правоведение всегда было одним из самых страшных предметов в юридической школе.Из-за многогранных идей, которые разные философы права преподают одновременно и бегло, без справедливости ни к одному из них, предмет юриспруденции стал очень требовательным и однообразным. В рамках этой статьи я с нетерпением жду возможности обсудить идею «Закона» одного из самых известных философов права, Остина. Я предлагаю сделать это без экстравагантного юридического жаргона, чтобы читателю было легче подпевать сложным идеям, представленным Остином.

Джон Остин (1790-1859) был экспертом по правовым вопросам, который в значительной степени сформировал правовые системы во всем мире благодаря своему аналитическому подходу к юриспруденции и теории правового позитивизма .Читатель не должен беспокоиться об этих объемных фразах, поскольку они будут рассмотрены в следующих параграфах. В развитие его теории «легального позитивизма» было его понятие «закон как приказ». За свои работы получил звание «Отец английской юриспруденции» .

«Анализ» разбивает проблему на более мелкие, чтобы их можно было решить индивидуально. Аналитический подход в целом — это метод, с помощью которого широкая тема разбивается на более мелкие темы и подтемы для решения проблем, проведения исследований или разрешения неопределенностей.

НАЖМИТЕ ВЫШЕ

В «Аналитическом подходе» Остина его усилия направлены на получение точного и глубокого понимания фундаментальных концепций юридической аргументации. Он предпочитает исключить любое внешнее влияние или даже историю и полностью предается тому, чтобы получить доступ к основным принципам права как таковым, независимо от его «хорошего», «плохого» или «морального достоинства». Такой подход приводит к прочтению «Закон как он есть» или « Positum » (а не идеальный закон), также называемый «Позитивным законом», отстаиваемый Остином в его Теории юридического позитивизма .С этого момента у нас есть четкое представление о том, что такое аналитический подход Остина, который дает нам теорию правового позитивизма.

Позитивное право — это в основном закон, созданный людьми. Он включает в себя законы, установленные законодательными органами, или правила и положения, принятые человеческим институтом. В юридическом словаре Блэка позитивное право определяется как «закон, фактически и конкретно принятый или принятый надлежащими властями для правительства организованного общества». Это в основном то, как Остин формулирует свое понятие Закона, которое по сути составляет для него Позитивные Законы.

«Закон — это совокупность правил , установленных мужчинами как политически превосходящими, или суверенными для мужчин как политически подчиненных ».

Другими словами, он говорит, законы — это искусственно созданные правила сувереном, навязанные обществу, которым он управляет. Он приравнивает закон к «приказу» более высокого в политическом отношении органа.

Таким образом, мы имеем следующие основные положения

  • Соверен, что составляет
  • Команда, которая накладывает
  • Обязанность, которая, ЕСЛИ НЕ выполнялась, требует
  • Правовая санкция.

«Государь»

Согласно Остину, каждое политическое устройство обладает суверенной властью, которой обычно подчиняются люди в обществе. В обществе есть только один суверен, и это может быть отдельный человек или группа. Это единственный источник власти и создатель законов, и поэтому не может быть никаких юридических ограничений или ограничений «де-юре» для его власти. Однако могут существовать «фактические» или физические ограничения, поскольку степень принудительной силы команд и их подчинение людьми имеет практические пределы.

Хороший пример — известная цитата Де Лолме: «Британский парламент может делать все, что угодно, но только не сделать женщину мужчиной, а мужчину женщиной».

Единственные границы суверенной власти — это физические пределы. Если рассматривать существующую ситуацию, он ссылается на законодательные акты, принятые парламентом или любым параллельным органом, которые должны подчиняться людям, независимо от того, каков статут.

«Команда»

Его определение также называется «Командная теория» или « Императивная теория » права.«Императивный закон — это правило, которое предписывает общий образ действий, навязанный властью, которая обеспечивает его соблюдение высшей властью, физической силой или любой другой формой принуждения ».

«Долг»

Командование возлагает « юридический долг » на тех, кто политически подчиняется «командиру», который является сувереном. Каждый долг предполагает приказ суверена, которым он создан.

«Правовая санкция»

Теория подразумевает, что этот суверен имеет право наказывать или наказывать за несоблюдение законов.Этот наложенный штраф или наказание называется юридической санкцией. Боязнь юридических санкций, как пагубное последствие в случае неповиновения, является мотивацией соблюдения закона и, следовательно, является необходимой частью.

Держа право в стороне от всех внешних факторов, аналитическая юриспруденция принимает как должное историю и развитие правовой системы и занимается такими базовыми концепциями, как правовая система. Это избавляет читателя от лишней информации, которая может помешать его суждению.

Он дает систематическое объяснение фактов закона и чисто закона. Первая задача — составить схему, по которой будет проводиться анализ. Затем законы разбиваются на фрагменты, каждый из которых объясняется отдельно. Сохраняя их изолированными от этических проблем, морали и справедливости, устанавливается точное значение закона.

Этот подход также помогает в установлении отношений между двумя или более концепциями более ясным и фундаментальным образом.

Этот подход часто хвалит за точность, простоту и ясность юридического мышления. Он дает ясную, определенную и научную терминологию. Он удалил множество ложных представлений, которые затемняли значение юридических терминов.

Он также очень ясно дал понять, что закон, в конце концов, находится во власти всемогущего и снисходительного государства, а не бога, религии или даже морали.

1. Когда Остин комментирует, что суверен является создателем законов, он игнорирует тот факт, что основа права лежит в общем сознании людей, которое проявляется в обычаях, и, таким образом, также игнорирует Обычное право , которое всегда широко уважалось и соблюдалось. .

Персональные законы, такие как индуистское право, каноническое право или мусульманское право, существовали задолго до того, как монарх начал издавать законы, и тем не менее эти законы не только признавались, но и следовали с огромной преданностью.

Во-вторых, правовой характер закона становится очевидным, когда он применяется судом при отправлении правосудия. Даже правовые санкции хоть и создаются «сувереном», но используются через суд. Суды могут неверно истолковать статую или отклонить обычай. В этом процессе суд часто устанавливает прецеденты или прецеденты , которые неукоснительно соблюдаются в будущих делах.

2. Теория Остина не применима к конституционному праву. Суверен, каким бы сильным он ни был, всегда будет подчиняться Конституции, а последнюю нельзя приравнивать к «командованию» государством. Было бы абсурдно утверждать, что Конституция, которая является повелением суверена, в свою очередь, будет направлять суверена. Кроме того, Конституция — это, прежде всего, высший закон и, по сути, стоит перед государством. Это опровергает утверждение Остина о том, что Суверен создает закон, установленный конституцией.

3. Определение в основном применимо к монархическому полицейскому государству, которое является автором закона и имеет право причинять зло тем, кто его не соблюдает. В современную эпоху существуют законы, наделяющие граждан правами и полномочиями. Они носят чисто разрешительный характер и дают свободу усмотрению самому человеку. Их нельзя назвать командой в их истинном смысле.

Например, Закон, дающий мне право голоса, не требует от меня этого делать и не говорит мне, за кого голосовать.

Закон, дающий мне право писать завещание, не наказывает меня, если я этого не сделаю.

Существуют законы, основанные на идее защиты, такие как законы против неприкасаемости или двоеженства.

4. В отличие от того, что принято считать, санкции — не единственная мотивация соблюдения закона. Его также уважают из соображений благоразумия и морали. Обычно не вступают во вторые брачные отношения в течение жизни первого супруга, потому что они боятся наказания, но также из-за любви и уважения.Кроме того, если каждый решит оспорить закон, данный сувереном, он неизбежно потерпит крах … юридические санкции имеют практические ограничения.

5. Остин не признает, что международное право не создано сувереном, но признается и ценится большинством государств как закон. На International Arena нет органа, который мог бы обеспечить выполнение международных обязательств или наложить на них санкции. Тем не менее, в основном ожидается, что они будут соблюдаться.

6. Закон не всегда применим ко всем «в целом».Во многих случаях он специально разработан для определенных людей или определенных ситуаций.

Например, законы

о разводе применимы только к тем, кто хочет развода.

Существуют законы, ориентированные на корпоративную или служебную позицию.

Остин не принимает во внимание такие специализированные или особые законы в своем определении.

7. Закон, самое главное, инструмент достижения Справедливости. Любое определение будет неполным, если оно не признает, что цель закона — это справедливость.

8. Еще одним ограничением является безразличие к этическим элементам, определяющим закон. Этика, на которой строится закон, важна для того, чтобы по-настоящему понять природу и требования Закона.

Следует иметь в виду, что, несмотря на справедливую критику, теория Остина является одной из важнейших правовых философий, и некоторые ее аспекты до сих пор остаются актуальными.

  1. Юриспруденция и теория права, 5-е издание, В. Д. Махаджан
  2. Правоведение и теория права П.Издание S.A. Pillai, 3-е издание, авторство P.S.A. Пилла

Положительный закон — определение, примеры, случаи, процессы

Термин положительный закон относится к законам, созданным человеком, которые требуют определенных действий. Это законы, кодексы и постановления, принятые законодательным органом. Напротив, «естественный закон» относится к универсальным в обществе принципам, регулирующим моральные поступки. Чтобы изучить эту концепцию, рассмотрим следующее определение позитивного закона.

Определение позитивного закона

Существительное

  1. Закон принят государственным органом

Происхождение

1350-1400 Среднеанглийский

Что такое позитивный закон

В самом строгом смысле позитивный закон — это закон, созданный людьми. В частности, юридический словарь Блэка определяет позитивное право как «закон, фактически и специально принятый или принятый надлежащими властями для правительства организованного правового общества.В более сложном смысле термин «позитивное право» относится к юридической философии позитивизма.

Положительный закон против естественного закона

Когда отцы-основатели сформировали новое национальное правительство, они придерживались своего понимания того, чего люди не хотели . Чтобы продвигать личную свободу каждого гражданина Соединенных Штатов, правительство было построено на основе «естественного закона», которые являются правами, данными Богом каждому человеку. Вот где Декларация независимости и U.S. Конституция гарантирует каждому человеку свободу от необоснованного ареста и тюремного заключения, беспричинных обысков, право на свободу выражения мнения и свободу религии, среди других прав.

Бенджамин Франклин сказал о естественном праве:

«Свобода — это не дар, данный нам другими людьми, но право, которое принадлежит нам по законам Бога и природы».

Напротив, позитивное право — это закон, созданный законодателями для управления различными аспектами жизни общества. Эти законы не могут нарушать естественные права каждого человека.Конституция была разработана не для предоставления прав — поскольку эти права считаются неотъемлемыми от рождения, — а для того, чтобы не дать властям отобрать эти права. Фактически, Патрик Генри — человек, которого считали блестящим спорщиком во время американской революции, — сказал о Конституции:

«Конституция — не инструмент для правительства, чтобы сдерживать людей, это инструмент для людей, чтобы сдерживать правительство — чтобы оно не стало доминировать в нашей жизни и интересах.”

Позитивный закон основан на идее «правил большинства» и не только принимается мужчинами, но также может быть отменен мужчинами. Этот тип закона основан на понятии социальной справедливости, которая может создать человеческое равенство. Позитивное право подчинено естественному закону, берущему свое начало в человеческой природе.

Пример положительного обжалования закона

Во время Республиканского национального съезда 1984 года в Далласе, штат Техас, Грегори Джонсон присоединился к группе протестующих, протестующих против ядерного оружия.Протестующие маршировали по улицам, сносили растения в горшках и другие наружные украшения, а также окрашивали стены предприятий аэрозольной краской. Джонсон, приехавший в Даллас из своего дома в Атланте, штат Джорджия, для участия в акции протеста, не принимал участия в вандализме. Вместо этого он взял американский флаг с одного из флагштоков здания в мэрию Далласа, облил его керосином и поджег.

Когда сгорел флаг, Джонсон изменил такие вещи, как

  • «Рейган, Мондейл, кто это будет? Любой означает Третью мировую войну »
  • «Рональд Рейган, убийца часа, прекрасный пример У.С. мощность ».
  • «Красный, белый и синий, мы плюем на вас, вы стоите за грабеж, вы погибнете».

Многие люди были серьезно оскорблены — не столько словами Джонсона, сколько разрушением флага. Он был арестован и обвинен в совершении преступления, так как в Техасе был закон, запрещающий осквернение «почитаемого объекта», включая американский флаг, — если это действие могло вызвать гнев у других.

Джонсон был признан виновным в суде Техаса, но он обжаловал приговор, утверждая, что его действия подпадали под действие Первой поправки к U.С. Конституция. Он утверждал, что сожжение им флага было «символической речью», и апелляционный суд оставил в силе решение суда первой инстанции. В ходе другой апелляции приговор был отменен, а затем дело было передано в Верховный суд США.

Суд высшей инстанции раскололся по вопросу о том, является ли сжигание флага «символической речью», защищаемой Первой поправкой. В раздельном решении 5-4 Суд в конечном итоге постановил, что эта форма выражения мнений действительно защищена Конституцией, а закон Техаса является неконституционным.

В письменном заключении Суда, составленном судьей Уильямом Дж. Бреннаном-младшим, Суд указал, что

«Правительство не может запрещать словесное или невербальное выражение идеи только потому, что общество считает эту идею оскорбительной или неприятной, даже если речь идет о нашем флаге».

Когда этот случай был оглашен, многие американцы поддержали закон Техаса, считая, что осквернение американского флага должно быть незаконным. Однако Верховный суд, чья работа заключается в соблюдении Конституции Соединенных Штатов, постановил, что эта деятельность — даже если она шокирует и вызывает гнев других — защищена как свобода слова.

В этом примере позитивный закон — запрещающий осквернять почтенный объект — противоречит естественному закону, защищенному нашей Конституцией.

Позитивный закон в современном обществе

В наше время правительства штатов и федеральное правительство принимают законы, отнимающие у некоторых людей свободы во имя социальной справедливости или всеобщего блага. Эта система пытается создать социальное равенство с помощью силы закона, который, по мнению многих, бросает вызов естественному закону, на котором была построена нация.

Многие философы отмечают, что это ошибочный подход, поскольку, хотя все люди созданы равными, их индивидуальность побуждает их добиваться разных целей. Отнятие прав одного человека с целью достижения равенства с менее удачливыми создает классовую войну, подрывая свободы и свободы людей. Это порождает разногласия среди людей, которые могут разрушить общество, созданное силой закона.

Эти философы считают, что правительство, разработанное отцами-основателями, требует разделения властей, разделенных между исполнительной, судебной и законодательной ветвями власти, чтобы ограничить размер и власть правительства.

Положительный закон Конфликт с конституционным законом

Конфликты из-за антропогенных законов в США чаще всего связаны с конфликтом позитивного права с конституционным законом. Сюда входят утверждения о том, что определенные законы нарушают конституционные права людей, которые основаны на естественном праве.

В качестве примера конфликта позитивного права с конституционным законом, закон штата Вермонт о самоубийствах с помощью врачей был оспорен двумя христианскими группами в 2016 году. Истцы — Христианская медицинская и стоматологическая ассоциации, базирующиеся в Теннесси, — просили суды по существу отменить закон. на том основании, что это нарушает права Первой поправки на свободу слова, свободу религии и равную защиту со стороны закона.

Закон штата Вермонт позволяет неизлечимо больным пациентам получать от врача рецепт на лекарство, которое поможет им покончить с собой. Однако это требует сложной процедуры, чтобы убедиться, что у пациента нет проблем с психическим здоровьем, которые могли бы повлиять на его способность принимать такое важное решение. Закон также позволяет врачам, которым неудобно прописывать жизненно важные лекарства, направлять такого пациента к врачу, который готов это сделать.

Истцы утверждают, что врачи, которые не хотят помочь в прекращении жизни пациента, должны дать направление, их заставляют участвовать в самоубийстве с помощью врача, тем самым нарушая их совесть.

Генеральный прокурор штата Вермонт обратился в суд с просьбой прекратить дело на том основании, что:

«Истцы оспаривают несуществующие требования (в Законе 39) и возражают против действий, которые они не обязаны выполнять».

Суд рассмотрел закон, чтобы определить, требует ли он от врачей, которым неудобно выписывать жизненно важные лекарства, направление пациента к другому врачу. Проще говоря, нет, и поэтому суд прекратил дело.

В этом примере позитивное право было направлено на облегчение неизлечимо больных людей, которые хотели положить конец своей жизни на своих собственных условиях. Некоторые люди считали, что этот позитивный закон противоречит конституционному закону — или естественному закону, — который позволяет всем людям действовать согласно своей совести и отстаивать свои религиозные убеждения.

Пример положительного закона в Законе о доступном медицинском обслуживании

Закон о защите пациентов и доступном медицинском обслуживании, более известный как «Obamacare», является примером позитивного закона, который стремится предоставить всем американцам — независимо от их финансового положения — доступ к медицинскому обслуживанию.Законодатели, участвовавшие в принятии Закона о доступном медицинском обслуживании (ACA), считали, что наличие здоровых граждан поможет в создании более стабильной экономики, поскольку они смогут стать лучшими работниками и меньше истощают систему.

В ACA было много положений, которые многие люди считали нарушенными их конституционных прав. Самым спорным положением был «индивидуальный мандат», который требовал, чтобы каждый американец имел медицинскую страховку, и предусматривал штраф в виде налога для тех, кто его не выполнил.

ACA был подписан президентом Обамой 23 марта 2010 года. Вскоре 28 штатов подали гражданские иски, многие из которых объединились в своих усилиях, призывая суды отменить индивидуальный мандат. Государства заявили, что ACA нарушает государственный суверенитет, что является одним из основных положений Конституции. Кроме того, они утверждали, что ACA возложило на правительства штатов «несправедливое финансовое бремя».

Эти иски прошли через федеральную судебную систему и в конечном итоге были заслушаны U.S. Верховный суд в 2012 году. Суд заявил, что основной аргумент штатов, основанный на регулирующих полномочиях Конгресса согласно статье Конституции о торговле, не может быть поддержан. Однако наказание за отсутствие медицинской страховки было конституционным и правомерным осуществлением права Конгресса по налогообложению.

Суд, однако, ограничил распространение программы Medicaid, которая потребовала от штатов предоставлять бесплатную медицинскую помощь большему количеству людей с низкими доходами.После постановления Верховного суда ACA оставалось в силе с некоторыми ограничениями в отношении Medicaid.

Связанные юридические термины и вопросы

  • Гражданский иск — Иск, возбужденный в суде, когда одно лицо утверждает, что понесло убытки из-за действий другого лица.
  • Штраф — Деньги, подлежащие уплате судом или другим государственным органом в качестве наказания за преступление или другое правонарушение.
  • Законодательство — Закон или свод законов, принятый правительством.
  • Государственный суверенитет — Право государства управлять собой, включая, среди прочего, принятие и соблюдение законов, взимание налогов и организацию судебной системы.

Естественный закон — Обзор, история, важность, пример

Что такое естественный закон?

Естественный закон — это философская теория, согласно которой люди обладают определенными правами, моральными ценностями и обязанностями, присущими человеческой природе. Теория естественного права основана на идее, что законы природы являются универсальными концепциями и не основаны на какой-либо культуре или обычаях.Тем не менее, это способ, которым общество действует естественно и по своей сути как человеческие существа.

Резюме
  • Естественное право — это философская теория. Он включает в себя идею о том, что права, ценности, обязанности заложены в природе человека.
  • Это не требует политического порядка или законодательной власти.
  • Естественное право контрастирует с позитивным законом.

Понимание естественного права

Утверждается, что теория естественного права существовала даже без требований человеческого понимания или какого-либо политического порядка или законодательной власти.Чтобы пояснить дальше, естественный закон включает идею о том, что люди по своей сути понимают разницу между «правильным» и «неправильным». По сути, в нем делается вывод о том, что людей не учат естественным законам; они инициируют его, принимая хорошие и правильные решения. Поэтому говорят, что его можно обнаружить с помощью разума.

Теория естественного права была известна древним грекам, но затем развита многими философами. Некоторые важные философы, сыгравшие роль в развитии естественного права, включают Аристотеля, Платона и Фому Аквинского.

Теория естественного права окружена множеством трудностей и проблем. Например, некоторые считают, что теория естественного права слишком проста как концепция и что она не выдерживает сложных сценариев. На протяжении веков теория естественного права расширялась, критиковалась и применялась к теории философии и даже к существующим правовым и политическим структурам.

Важно подчеркнуть, что естественное право не следует путать с позитивным правом, поскольку оно не предполагает каких-либо судебных решений или законодательных актов.Естественный закон подчеркивает человеческое поведение, включая этические стандарты и способы быть неотъемлемой частью.

С другой стороны, позитивное право включает в себя право, созданное людьми, которое включает правила, которые могут применяться к определенным действиям в определенное время или в определенном месте. Кроме того, для соответствующего управления обществом принимается и принимается позитивный закон для защиты прав людей, разрешения споров и поддержания порядка и безопасности в обществе в целом.

История естественного права

Естественный закон был первоначально определен древнегреческими философами, такими как Аристотель и Платон.У Платона не было теории естественного права; однако некоторые из его теорий включали концепции естественного права. С другой стороны, Аристотель акцентировал внимание на различии между законом и природой. Затем это привело к введению естественной справедливости, которую можно отнести к стоикам.

Далее Цицерон объяснил естественное право как нечто, что может способствовать общему благу общества, в то время как позитивное право будет способствовать безопасности общества. Многие вклады продолжали вноситься в теорию естественного права, например, в эпоху Возрождения и эпохи Просвещения.Это привело к созданию более современных теорий естественного права, которые объединили естественное право с другими философскими теориями, такими как теория общественного договора.

Он также использовался для обоснования установления позитивного права и, следовательно, государственных и юридических прав. В целом, по мере развития философской теории совпадение положительного и естественного права будет по-прежнему упоминаться, оспариваться и анализироваться.

Важность естественного закона

Естественный закон важен, потому что он применяется к моральным, политическим и этическим системам сегодня.Он сыграл большую роль в истории политической и философской теории и использовался для понимания и обсуждения человеческой природы.

Практические примеры

Первый пример естественного права включает идею о том, что это общепринято и понятно, что убийство человека — это неправильно. Однако также общепризнано, что наказывать кого-либо за убийство — это правильно. Идея демонстрирует, что без требований законодательства такие убеждения воспринимаются людьми как нечто неправильное, без требований закона.

Второй пример включает идею о том, что два человека создают ребенка, а затем становятся его родителями и естественными опекунами. Это то, что теория естественного права могла бы объяснить как естественный закон, потому что он присущ человеку, и любой созданный человеком закон не требовал бы, чтобы люди чувствовали себя так, будто они должны действовать как опекуны своего ребенка.

Ссылки по теме

CFI предлагает сертификацию CBCA® для коммерческого банковского и кредитного аналитика (CBCA) Аккредитация для коммерческого банковского и кредитного аналитика (CBCA) ™ является мировым стандартом для кредитных аналитиков, который охватывает финансы, бухгалтерский учет, кредитный анализ, движение денежных средств анализ, моделирование ковенантов, погашение ссуд и многое другое.Сертификация ®CBCA® Аккредитация коммерческого банковского и кредитного аналитика (CBCA) ™ — это глобальный стандарт для кредитных аналитиков, который охватывает финансы, бухгалтерский учет, кредитный анализ, анализ денежных потоков, моделирование ковенантов, погашение кредитов и многое другое. программа сертификации для тех, кто хочет вывести свою карьеру на новый уровень. Чтобы продолжить изучение и развитие своей базы знаний, пожалуйста, изучите дополнительные соответствующие ресурсы ниже:

  • Теория принятия решения Теория принятия Теория принятия решения — это изучение выбора человека или агентов.