Ответственность за защиту: Ответственность по защите | Организация Объединенных Наций

Содержание

Концепция «Ответственность за защиту» в миротворческой деятельности организации Объединенных Наций Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

КОНЦЕПЦИЯ «ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ЗАЩИТУ»

В МИРОТВОРЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОРГАНИЗАЦИИ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ

САЗОНОВА Кира Львовна

Аннотация: статья посвящена концепции «ответственность за защиту» и ее роли в современной миротворческой деятельности ООН. Автор анализирует международно-правовое содержание концепции, а также ее роль в недавних миротворческих операциях Организации Объединенных Наций.

Annotation: the article is devoted to the concept “responsibility to protect” and its role in modern peacekeeping activity of the UNO. The author analyses the content of conception in the focus of international law, and the role of the conception in recent UN peacekeeping operations.

Ключевые слова: ООН, миротворческие операции, США, суверенитет.

Key words: the UN, peacekeeping operations, the USA, sovereignty.

Концепция «ответственность за защиту» возникла одиннадцать лет назад, однако в отечественных научных кругах данная концепция дискутируется очень мало, в то время как в среде западных исследователей она не просто активно изучается, но и интенсивно развивается. Поскольку данная концепция имеет непосредственное отношение к таким важнейшим проблемам современного международного права, как суверенитет, вмешательство во внутренние дела государств, принуждение к миру, представляется целесообразным привлекать большее внимание как теоретиков, так и практиков к данной проблеме. Именно концепция «ответственность за защиту» была использована Генеральным секретарем Организации Объединенных Наций для обоснования весьма неоднозначной операции в Ливии в 2011 г.

, а также используется в обсуждении текущей ситуации по Сирии, поэтому представляется необходимым произвести подробный анализ юридического содержания и особенностей данной концепции.

Хотелось бы особо отметить тот факт, что в российских научных кругах проблема юридического содержания концепции «ответственность за защиту» обсуждается чрезвычайно мало, о чем свидетельствует весьма незначительное количество публикаций по данной тематике (из отечественных исследователей данной проблемы можно упомянуть лишь статьи В.С. Котляра), при том, что за рубежом данную концепцию обсуждают очень активно, по данной теме вышло значительное количество монографий и ста-

тей1. Непосредственным автором концепции «ответственность за защиту» является Гаррет Эванс, бывший министр иностранных дел Австралии, который в 2002 г. указал на возможность замены «права на вмешательство» формулировкой «ответственность за защиту»: «дискуссию о необходимости вмешательства/невмешательства в дела суверенной страны на основании нарушения там прав человека, даже если это сугубо внутренние дела этой страны, необходимо вести в другом русле. Надо переименовать формулировку «право на вмешательство» в формулировку «ответственность за защиту»2.

В настоящее время концепция «ответственность за защиту» представляет собой набор принципов, основанных на идее, что «суверенитет — это не привилегия, а ответственность»3. Концепция базируется на ряде документов, на основании анализа которых можно выделить три основных составляющих концепции:

1. Государства обязаны защищать население от геноцида, военных преступлений, преступлений против человечности и этнических чисток.

1 См. Orford A International Authority and the Responsibility to Protect. Cambridge : University Press. 1 ed. 248 p. ; Bellamy A.J. Responsibility to Protect or Trojan Horse? The Crisis in Darfur and Humanitarian Intervention After Iraq // Ethics & International Affairs. 2005. Vol. 19. N 2, Sept. P. 31-54. ; Bellamy A.J. Global Politics and the Responsibility to Protect: From Words to Deeds. Routledge. 256 p. ; Thakur R. The United Nations, Peace and Security: From Collective Security to the Responsibility to Protect. 2006. ; Evans G. The Responsibility to Protect: Ending Mass Atrocity Crimes Once and For All. Publisher : Brookings Institution Press, 2008. 349 p.

2 Evans G., Sahnoun M. The Responsibility to Protect // Foreign Affairs. 2002. Vol. 81, N 6, Nov.-Dec. P. 102.

3 Thakur R. The United Nations, Peace and Security: From Collec-

tive Security to the Responsibility to Protect. 2006. P. 34.

2. Если государство не в состоянии обеспечить вышеуказанные условия, международное сообщество обязано помочь такому государству, путем использования методов раннего предупреждения, обеспечения переговоров между политическими партиями, укрепления безопасности, мобилизации военных сил и многих других действий.

3. Если государство не в состоянии защитить своих граждан, и мирные средства не действенны, международное сообщество несет ответственность за вмешательство сначала дипломатическими способами, а затем, в качестве крайней меры, с использованием вооруженных сил4. В 2005 г. в Итоговом документе Всемирного саммита ООН главы государств и правительств одобрили концепцию «ответственность за защиту» («responsibility to protect”), которая предусматривала ряд взаимосвязанных обязательств государств по защите населения от четырех видов наиболее опасных международных преступлений: геноцида, военных преступлений, этнических чисток и преступлений против человечности.

Хотелось бы отметить, что в данном случае речь скорее о «подмене» терминов, которая ведет к нарушению основополагающих принципов международного права и фактическому оправданию вмешательства во внутренние дела государств.

Можно констатировать, что концепция «ответственность за защиту» затрагивает ключевые параметры международной безопасности, именно поэтому, если принимать ее за руководство к действию, необходимо максимально конкретно и четко обозначить юридические аспекты данной концепции, особенно те, которые связаны с военным вмешательством международного сообщества, под эгидой ООН или каких-то других структур, во внутренние дела государств. Что подразумевается под «международным сообществом» в данном случае — группа государств, разделяющих данную концепцию, ООН, НАТО, региональные организации? Любое «приблизительное» или недостаточно конкретное толкование содержания данной концепции может повлечь серьезные международные последствия. Что касается структур, которые могут применять концепцию, необходимо отметить прежде всего Организацию Объединенных Наций, которая уже активно использует ее на практике. Например, Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун

4 Report of the International Commission on Intervention and State Sovereignty (ICISS), Sept. 2000.

в 2011 г. заявил, что применение силы в Ливии основывалось, во-первых, на гуманитарных принципах, а во-вторых, и на концепции «ответственность за защиту», причем данная концепция называлась Генеральным секретарем «новой нормой международной безопасности и прав человека, связанной с проявившейся ранее неспособностью международного сообщества предотвращать и прекращать геноцид, военные преступления, этнические чистки и преступления против человечности»5. Данное заявление представляется чрезвычайно важным с позиции международного права, так как если речь уже идет о новой «норме международной безопасности», следующим шагом вполне может стать возведение концепции «ответственность за защиту» в ранг нормы международного права.

Наряду с ООН, Африканский Союз также заявил об использовании концепции «ответственность за защиту». В Уставе Союза зафиксировано, что Африканский Союз имеет «право вмешательства в дела государства-члена Союза в том случае, если данное государство совершает военные преступления, проводит политику геноцида или совершает преступления

6

против человечности» , так как именно «защита прав человека и гражданина» является одной из приоритетных задач АС. Кроме того, Африканский Союз принял так называемый «консенсус Эзульвини», согласно которому концепция «ответственность за защиту» является инструментом предотвращения массовых

7

жертв .

Среди документов, лежащих в основе концепции «ответственность за защиту», важна также резолюция Генеральной Ассамблеи ООН 1674 (2006) «Защита гражданского населения в вооруженном конфликте», где впервые на уровне документов ООН была произведена отсылка к концепции «ответственность за защиту».

Кроме того, П. Ги Мун ввел должность специального советника Генерального секретаря по концепции «ответственность за защиту», а также должность специального советника Генерального секретаря по предотвращению геноцида, однако с 21 февраля 2008 г. Секре-

5 to: Ceren O. Responsibility To Protect. Not Remotely New. URL: http://www.commentarymagazine.com/2011/03/20/responsibility-to-protect-not-remotely-new/ 2011. March 20.

6 The Constitutive Act of African Union. URL: http://www.africa-union.org/root/au/AboutAU/ Constitutive_Act_en.htm

7 The common African position on the proposed reform of the United Nations: ’Tie Ezulwini Consensus”. Executive Council, 7th Extraordinary Session. 2005. March 7-8. Addis Ababa, Ethiopia, Ext/EX.CL/2 (VII).

тариат объявил о создании единой должности специального советника, «ответственного за защиту» народов от геноцида, этнических чисток, военных преступлений и преступлений против человечности.

Концепция «ответственность за защиту» получила свое развитие в 2007 г. во время конфликта в Бирме. Российская Федерация и Китай наложили вето на резолюцию, предполагающую проведение миротворческой операции, мотивируя это тем, что ситуация на Бирме не представляла угрозы миру и безопасности региона, и что дела, касающиеся внутренней компетенции государства, не относятся к компетенции Совета Безопасности ООН. РФ и Китай настояли на том, чтобы ситуацию взял под контроль Совет по правам человека. Однако опыт проведения операций ООН по принуждению к миру свидетельствует о том, что вмешательство в дела, относящиеся к внутренней компетенции государства, происходят, причем достаточно регулярно. На сегодняшний день проблема состоит в том, как обосновать данное вмешательство с юридической точки зрения, а возникновение и развитие концепции «ответственность за защиту» представляет собой способ легитимного обоснования вмешательства во внутренние дела государств, что фактически создает предпосылки для обоснования такого опасного и неоднозначного с юридической точки зрения понятия, как «гуманитарная интервенция». По данным Центра по международному развитию и урегулированию конфликтов Мэрилендского университета (США), за последнее десятилетие 95 % всех конфликтов с участием государства носили внутригосударственный характер, что фактически переводит фокус внимания Совета Безопасности во внутригосударственную сферу. Международное право не регламентирует внутреннюю компетенцию государства, поскольку она обусловлена государственным суверенитетом и определяется актами государства. Поэтому вмешательством должны считаться любые меры государств или международных организаций, с помощью которых последние попытаются препятствовать субъекту международного права решать дела, по существу, входящие в его компетенцию.

Не считаются внутренними делами такие действия, которые по своей сущности и направленности представляют угрозу миру и безопасности, грубо попирают общепризнанные международные нормы. Поэтому на основании Устава ООН к данным государствам могут быть применены

принудительные меры. Также критерием концепции невмешательства являются международные обязательства государств, в том числе их обязательства по Уставу ООН.

Резолюция СБ ООН 1769, санкционировавшая введение совместных войск ООН и Африканского Союза в Дарфур, тем не менее, не содержала ссылку на концепцию «ответственность за защиту», что свидетельствовало о том, что концепция приобрела как сторонников, так и противников, которые настаивали на том, что концепция не должна приобретать статус международной нормы. К числу стран, критически относящихся к данной концепции, относится Российская Федерация. Постоянный представитель РФ при ООН Виталий Чуркин еще в 2007 г. отмечал, что концепция носит очень размытый характер и существует в виде «каркаса, не имеющего под собой универсального политико-правового наполнения». Он также заявил, что на содержательную часть концепции надо обратить особенное внимание, так как речь фактически идет о правовом обосновании применения силы, в связи с чем, по мнению В. Чуркина, необходимо обеспечить «взвешенный, неконфронтационный подход, учитывающий интересы всего международного сообщества и опирающийся на основополагающие принципы и нормы международного права»8.

В 2004 г. в журнале Foreign Policy вышла примечательная статья Дж. Сороса, посвященная проблеме национального суверенитета в связи с реализацией концепции «ответственность за защиту». В ней Дж. Сорос утверждает, что «суверенитет является анахронизмом, это понятие было создано в былые времена, когда общество состояло из правителей и субъектов государства, на самом деле не являющихся гражданами. Это понятие стало краеугольным камнем международных отношений, начиная с подписания Вестфальского мира в 1648 г. Сегодня, несмотря на то, что не все государства-нации демократически подотчетны своим гражданам, принцип суверенитета стоит на пути внешнего вмешательства во внутренние дела национальных государств. Но истинный суверенитет принадлежит народу, который, в свою очередь, делегирует соответствующие полномочия своим правительствам. Если правительство злоупотребляет возложенными на него полномочиями и граждане не имеют воз-

8 Цит. по: Сайкин Ю. Концепция невмешательства ООН // Рос. газ. ШЬ: http://www.rg.ru/2007/10/11/oon.html

можностей для исправления таких нарушений, внешнее вмешательство оправдано»9. Очевидно, что подобная трактовка суверенитета противоречит трактовке суверенитета, принятой в отечественной школе международного права, которая считает суверенитет незыблемым и неотъемлемым свойством государства, которое не подлежит разделению или дроблению.

Государственный секретарь США Х. Клинтон в 2008 г. также упоминала данную концепцию: «Приняв принцип ответственности за защиту, Организация Объединенных Наций, тем самым, соглашается с тем, что массовые зверства, которые имеют место в одном государстве, касаются всех государств»10.

Наиболее спорным моментом, отражающим усиление позиций концепции «ответственность за защиту», стала резолюция Совета Безопасности ООН 1970 от 17 марта 2011 г., которая санкционировала введение бесполетной зоны над Ливией. Именно эта резолюция официально ссылалась на данную концепцию, используя формулировку «применения всех необходимых мер для защиты гражданского населения», причем основанием для применения концепции стала «неспособность ливийского правительства соблюдать права человека в соответствии с нормами международного права и действия, которые могут быть расценены как преступления против человечно-сти»11. Таким образом, концепция была зафиксирована в международно-правовом документе, что действительно дает основания считать ее, со временем, обычной нормой международного права.

Одновременно с ситуацией в Ливии развивался конфликт в Кот-д’Ивуаре, который, однако, был гораздо менее освещен в прессе и в котором концепция также нашла свое применение. Была принята резолюция Совета Безопасности ООН 1975 от 30 марта 2011 г. по ситуации, сложившейся в Кот-д’Ивуаре после президентских выборов. Согласно резолюции сторонники кандидатов на президентскую должность были ответственны за серьезные нарушения прав человека. В резолюции было заявлено, что наиболее важная задача каждого

9 Soros G. The Peoples’ Sovereignty: How a new twist on an old idea can protect the world’s most vulnerable populations // Foreign Policy. 2004. Jan. 1. URL: http://www.foreignpolicy.com/articles/20 04/01/01/ the_peoples_sovereignty

10 Clinton H. 2008 Presidential Aide Questionnaire. URL: http:// globalsolutions.org/08orbust/pcq/clinton

11 Uht to: Ceren О. Responsibility To Protect Not Remotely New //

Commentary. 2011. March 20. URL: http://www.commentarymagazine. com/2011/03/20/responsibility-to-protect-not-remotely-new/

государства — это реализация ответственности за защиту населения. Кроме того, был продлен мандат на проведение миротворческой операции ООН в Кот-д’Ивуаре, причем с «использованием все необходимых мер вплоть до тяжелого вооружения».

Таким образом, очевидно, что для обоснования конфликтов в Ливии и Кот-д’Ивуаре в 2011 г. была использована концепция «ответственность за защиту». Также ясно, что главным пропагандистом данной концепции являются правящие круги США. Ключевой фигурой, повлиявшей на Б. Обаму при санкционировании военных действий против Ливии, была советник президента Саманта Пауэр, которая, наряду с уже упомянутым Г. Эвансом, главным исполнительным директором Международной кризисной группы, была одной из создательниц концепции «ответственность за защиту»12. Одна из книг С. Пауэр, ”A Problem from Hell”, в которой разрабатывается концепция «ответственность за защиту», была высоко оценена президентом США Б. Обамой, а ее автора пригласили в Сенат в качестве консультанта по внешней политике.

12 января 2009 г. Генеральный секретарь ООН выступил с материалом, который назывался «Реализуя ответственность за защиту» (Implementing the Responsibility to Protect). Этот доклад стал первым документом, изданным Секретариатом ООН, в котором концепция освещается не просто как теоретическая программа, а как руководство к действию. Доклад закрепил дефиниции, относящиеся к содержанию концепции, а также три основы концепции, которые впервые были озвучены П. Ги Муном в выступлении 2008 г.: во-первых, подчеркивалась первостепенность ответственности государств за защиту гражданского населения от геноцида, военных преступлений, этнических чисток, во-вторых, международное сообщество обязывалось помочь государствам в реализации данной ответственности, и, в-третьих, международное сообщество обязывалось помочь государствам в случае неспособности несения данной ответственности.

Несмотря на активное использование концепции «ответственность за защиту» западными специалистами, необходимо подчеркнуть, что она «не может быть позиционирована как новая юридическая норма или

12 Lakshmanan I., Nichols H. Samantha Power Brings Activist Role Inside to Help Persuade Obama on Libya // Bloomberg News. 2011. Mar. 25. URL: http://www.bloomberg.com/news/2011-03-25/samantha-power-brought-activist-role-inside-to-help-sway-obama-on-libya. html

принцип. Это скорее междисциплинарная международная «маршрутная карта”, обосновывающая и определяющая перечень действий, которые государства и международное сообщество должны предпринимать в целях защиты мирного населения с опорой на существующие юридические и политические принципы и нормы»13. Можно также констатировать, что

концепция «ответственность за защиту» напрямую затрагивает внешнеполитические интересы Российской Федерации, в связи с чем представляется необходимым уделить более пристальное внимание анализу ее юридической составляющей с тем, чтобы не допустить злоупотреблений силой при практической реализации данной концепции.

13 Гаврилов В.В. Соотношение и последовательность действий органов государства и международных организаций в рамках концепции «ответственность за защиту» в Азиатско-Тихоокеанском регионе // Евраз. юрид. журн. 2010. № 12(31). ЦКЬ: http://www.eurasialaw.ru/index php?option=coш_content&view=article&id=1611:-l-r-&catid=194:2010-12-27-06-58-52&М™1=1

вопрос расширительного толкования – тема научной статьи по праву читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

Вестник Томского государственного университета. 2017. № 423. С. 219-224. Б01: 10.17223/15617793/423/30

УДК 341.01

В. В. Лисаускайте

ПРИМЕНЕНИЕ КОНЦЕПЦИИ «ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ЗАЩИТУ» В СЛУЧАЕ БЕДСТВИЙ: ВОПРОС РАСШИРИТЕЛЬНОГО ТОЛКОВАНИЯ

Исследуются возможности применения Концепции «Ответственность за защиту» к бедствиям. Дана общая характеристика проблемы; проанализированы международные документы; изучены позиции ученых; представлено мнение автора. Делается вывод о необходимости формирования компромиссного механизма реагирования на чрезвычайные ситуации, а само применение концепции не должно носить системный характер, и поэтому нельзя расширять перечень ситуаций применения Концепции.

Ключевые слова: ответственность за защиту; бедствия; гуманитарная помощь; суверенитет государства; гуманитарные операции ООН; ответственность пострадавшего государства.

С момента закрепления в международном праве общепризнанных принципов и установления механизма защиты государств от актов агрессии мировое сообщество стало постепенно разрабатывать и применять различные механизмы легитимного вмешательства в дела любой страны для обеспечения мира и международной безопасности. В XXI в. в этом направлении была разработана и активно продвигается концепция «Ответственности за защиту».

Анализ концепции «ответственности за защиту» в научной среде не нов, в том числе и для российской правовой школы [1]. В то же время ее развитие и продвижение в рамках системы ООН требует уделения внимания этому подходу, особенно в контексте расширительного толкования условий ее применения. Так, среди прочих, зарубежные специалисты предлагают включить в перечень ситуаций возможности применения данной концепции случаи бедствий. Данная ситуация вызывает серьезные противоречия в контексте общего международного права и вопросы относительно практического применения. Этому аспекту и будет посвящен наш анализ.

Мы можем отрицательно относиться к Концепции «Ответственности за защиту», не признавать ее легитимность, но вынуждены согласиться с фактом ее существования и применения мировым сообществом. А возможность ее расширения относительно катастрофических бедствий лишь повышает риск нарушения общепризнанных принципов международного права, закрепленных в Уставе ООН.

Прежде чем перейти к специфике рассматриваемого вопроса, необходимо дать общую, резюмирующую характеристику Концепции «Ответственности за защиту» в современном международном праве. Официально данная концепция пришла на смену концепции гуманитарной интервенции, т. е. она определяет условия, при наличии которых мировое сообщество имеет право посредством принятия резолюции СБ ООН нарушать императивные нормы международного права: ограничивать государственный суверенитет, вмешиваться во внутренние дела государства, нарушать территориальную целостность в целях защиты основных прав населения конкретной страны.

В то же время смена формулировки, на наш взгляд, позволяет перенести бремя ответственности с мирового сообщества, принявшего решение вмешаться во внутренние дела государства и осуществившего

определенные действия. Теперь ответственность несет само интернируемое государство изначально за внутреннюю политику, существенно нарушающую права человека и в целом международное право, и, как следствие, за действия мирового сообщества, вынужденного осуществить вмешательство.

Следует отметить, что ранее, в рамках гуманитарной интервенции, часто проводились военные операции без санкции СБ ООН. Обосновывались данные действия одними экспертами как дозволенные международным сообществом или встреченные им лишь с приглушенным несогласием [2. С. 5]. Другие, для легализации подобных ситуаций, обосновывают, что данные действия базируются на нормах обычного права, регулирующих ситуации, которые не предусмотрены положениями Устава ООН.

Иными словами, постепенно фактическое применение вооруженной силы от лица мирового сообщества и, как правило, без санкции СБ ООН стало обосновываться и подкрепляться подобными высказываниями для придания им статуса законных. Поэтому на современном этапе изначально была создана правовая основа в виде Концепции «Ответственность за защиту», которая получила закрепление в документах ООН.

Как отмечается в одной из зарубежных публикаций, основой концепции является то, что базовый принцип международного права — «государственный суверенитет» — не абсолютный. Она налагает на государство определенные обязанности в соответствии с нормами международного права. Каждое государство обязано защищать своих граждан от массовых убийств и других грубых нарушений их прав. Однако если какое-либо государство не способно или не желает нести такую ответственность либо само совершает массовые злодеяния, его суверенитет аннулируется. Обязанность защищать передается мировому сообществу в лице СБ ООН [3. С. 10].

В качестве обоснования разработки самой концепции и существования механизма применения вооруженных сил мировым сообществом было указано, что «противоречия по вопросу о применении силы в гуманитарных целях возникли вследствие существования «опасной бреши» между реально существующими страданиями людей и действующими правовыми нормами и механизмами регулирования международных отношений». Соответственно, заполнить эту «брешь» можно посредством разработанной концепции [4].

Рассматриваемая концепция базируется на ряде документов, на основании анализа которых можно выделить три основные ее составляющие:

— государства обязаны защищать население от геноцида, военных преступлений, преступлений против человечности и этнических чисток;

— если государство не в состоянии обеспечить эти условия, международное сообщество обязано ему помочь путем использования методов раннего предупреждения, обеспечения переговоров между политическими партиями, укрепления безопасности, мобилизации военных сил и многих других действий;

— если государство не в состоянии защищать своих граждан и мирные средства не действенны, международное сообщество несет ответственность за вмешательство сначала дипломатическими способами, а затем, в качестве крайней меры, с использованием вооруженных сил [5. С. 97].

В последнем пункте присутствует высказывание об «ответственности за вмешательство». Однако критерий наложения ответственности подразумевает возможность конкретного субъекта международного права отвечать за свои действия. Вряд ли это возможно применительно к анализируемой концепции. Поэтому наиболее правильным будет закрепление не только односторонних обязательств, но и обратных. То есть в случае наступления более негативных последствий для интернируемого государства последнее должно иметь возможность, например, обратиться в Международный суд ООН для оценки действий мирового сообщества (международной организации) и, в случае признания нарушения, обязать его понести международно-правовую ответственность.

Конечно, действия по применению анализируемой концепции можно рассматривать как обстоятельство, исключающее международно-правовую ответственность, — крайняя необходимость. Однако в данном случае мировое сообщество должно четко определить, что причиняемый вред в результате вмешательства во внутренние дела государства должен быть меньшим, чем вред, причиняемый самим государством своему народу. Концепция официально признана ООН и активно применяется. Однако существующие примеры ее применения (Ливия) подтверждают тот факт, что военный способ решения проблемы используется, минуя иные средства данной Концепции, которые в ней закреплены.

Среди указанных сфер, нарушение которых может привести к применению концепции, указано «массовое нарушение прав человека». Как показывает практика, данная сфера часто широко трактуется. Под права человека подпадают связанные с ними, но не всегда объективно оцениваемые критерии. Обеспечение прав человека в полном объеме в ситуации бедствия не всегда возможно. К тому же не все государства единообразно понимают естественные права и свободы человека (страны Азии и Востока).

Поскольку сама суть Концепции не является предметом нашего исследования, следует отметить, что при более глубоком и всестороннем ее анализе могут быть выделены позитивные и логичные аспекты применения Концепции «Ответственности за за-

щиту». Однако нас интересует отдельный элемент этого механизма, который активно обсуждается теоретиками и специалистами — возможность применения Концепции применительно к бедствиям, т.е. ее более широкое толкование и рассмотрение. Вопрос о расширении применения концепции появился неспроста. Не всегда в случае бедствия гуманитарным организациям удается установить контакт с местными властями пострадавшего государства. Также известны случаи, когда государство вообще отказывается от международной помощи, несмотря на тяжелое положение своего населения и невозможность самостоятельно справиться с ситуацией.

Рассмотрим эти подходы и вопросы их применения более подробно.

Интересной представляется позиция господина А. А. Илюшенко, который позитивно оценивает и саму Концепцию, и возможность, даже необходимость ее применения в случае бедствия [6. С. 51]. Свой анализ он строит на примере проведения гуманитарной операции на Гаити в результате произошедшего там землетрясения. Однако не со всеми доводами автора можно согласиться.

По мнению А.А. Илюшенко, поскольку в сфере бедствий на международном уровне нет единообразного универсального документа, закрепляющего правила поведения относительно оказания помощи, следует применять по аналогии механизм, используемый при оказании помощи в случае вооруженного конфликта.

Однако, по мнению, в том числе зарубежных, специалистов, каждая сфера общественных отношений обладает своей спецификой, и преломление иных правил поведения может привести к различным негативным последствиям.

К тому же в настоящее время идет активное становление самостоятельных международных норм относительно оказания помощи в случае стихийного катастрофического явления. Например, Рамочная конвенция по оказанию помощи в области гражданской обороны, которая была принята в рамках Международной организации гражданской обороны. Также в настоящее время Комиссия международного права ООН разработала Проект статей по защите населения в случае бедствий, в котором представлены основные правила поведения, уже сложившиеся на практике, относительно реагирования на бедствия и оказания помощи государствами друг другу в случае бедствий.

Надо отметить, что господин А. А. Илюшенко затрагивает весьма важные и сложные вопросы — введения чрезвычайного положения и доступа персонала гуманитарных операций в случае бедствия. Их про-блемность заключается в том, что они носят сугубо внутригосударственный характер, только государство может определить их применение и содержание. А отсутствие на международном уровне каких-либо четких правил в этой сфере связано с пересечением этими нормами при реализации с общепризнанными принципами международного права — государственного суверенитета, невмешательства во внутренние дела государства. Подтверждением этого является и

то обстоятельство, что при направлении персонала гуманитарных миссий в пострадавшее государство последнее осуществляет непосредственное руководство всеми поисково-спасательными и гуманитарными операциями. И это правило четко прослеживается в двусторонних и региональных соглашениях, подчеркивается Комиссией международного права ООН в указанном выше проекте и документах по его разработке.

Мировое сообщество должно отстаивать общепризнанные принципы и нормы международного права как незыблемые нормы и в их совокупности. Повышение риска угрозы жизни населению бедствующего государства и отсутствие самостоятельных внутренних действий с его стороны (или достаточных действий) не означают наличия основания применения Концепции «Ответственности за защиту».

Мировое сообщество в лице ООН должно применять иные меры воздействия на такое государство, должна проводиться грамотная превентивная политика для формирования четкого восприятия государством своих обязательств перед населением в ситуации бедствия. Такой планомерной работой можно считать реализацию и развитие Международной стратегии уменьшения опасности бедствий (МСУОБ), которые осуществляются уже более 20 лет в рамках системы ООН.

В качестве составляющего элемента расширительного понимания Концепции «Ответственности за защиту» А. А. Илюшенко рассматривает возможность привлечения военного персонала, увеличение его количества в период пребывания на территории пострадавшего от бедствия государства. Однако, на наш взгляд, данный аспект не совсем подтверждает применение рассматриваемой концепции. Широкое рассмотрение термина «гуманитарный персонал» является весьма распространённой позицией мирового сообщества. Вопрос о присутствии же любого персонала на своей территории решает пострадавшая страна. Последняя должна четко понимать, какая помощь и в каких объемах ему нужна.

Автор выстраивает свою позицию, основываясь на анализе ситуации, сложившейся на Гаити после землетрясения в 2010 г., показывая, что расширительное толкование концепции не представляет собой серьезной угрозы государству, а лишь способствует более эффективной и своевременной помощи. Надо отметить, что ситуация здесь в целом достаточно специфическая, поскольку из-за сложной политической и экономической обстановки во избежание гражданской войны на территории страны присутствует международный контингент сил ООН, способствующий постепенному построению правового государства в рамках международного права. То есть на момент бедствия Гаити самостоятельно ограничила свой суверенитет посредством допуска международных сил. Фактически это государство уже привыкло полагаться в решении определенных вопросов на мировое сообщество. А в такой сложной ситуации, как бедствие, тем более. Руководство Гаити, наоборот, настаивало на увеличении гуманитарного контингента, учитывая, что часть персонала погибла или пострадала в результате землетрясения.

Исходя из содержания концепции, государство должно нарушить основополагающие императивные нормы международного права, что будет рассматриваться мировым сообществом как угроза миру и безопасности. Решение о ее применении принимается СБ ООН без какого-либо учета мнения самого государства. Вряд ли применительно к ситуации с Гаити можно говорить о применении Концепции «Ответственности за защиту» по аналогии. В данном случае действует абсолютно иной гуманитарный механизм, часто используемый ООН.

Еще одна ситуация, которую приводят в качестве примера необходимости расширения рассматриваемой концепции относительно бедствий, — последствия урагана в Мьянме в 2008 г. Это государство находилось под управлением военного режима, что затрудняло оказание помощи пострадавшим от бедствия. Руководство Мьянмы намеренно препятствовало деятельности мирового сообщества, заявляя, что само в состоянии помочь своему населению.

По мнению экспертов, применительно к таким обстоятельствам и следует официально расширить Концепцию «Ответственности за защиту». Однако они же отмечают, что в ситуации с Мьянмой часть проблем удалось разрешить посредством дипломатических усилий и определенный объем гуманитарной помощи поступил на территорию страны [7. С. 63].

В рамках современных международных отношений есть отдельные негативные случаи поведения государств, когда мировое сообщество задумывается о необходимости применения гуманитарной интервенции для спасения жизни огромного количества людей. Однако закреплять данный механизм некорректно, поскольку большая часть стран стремится к реализации своей ответственности за жизнь населения вследствие опасного природного явления или антропогенной катастрофы.

Следует отметить, что мы не поддерживаем подобные противоречащие нормам международного права позиции государств, которые несут первостепенную ответственность за все, что происходит на их территории. Однако мировое сообщество должно применять иные механизмы воздействия для благополучия населения, пострадавшего от какого-либо негативного события.

Госпожа Габриэлла Вентурини в качестве примера в ситуации бедствия, когда возможно применение Концепции, приводит случаи массового потока беженцев через государственные границы. По мнению Г. Вентурини, это может быть квалифицировано как угроза миру во всем мире и безопасности в данной области. [8. С. 355]. Однако, как показывает практика, ООН и иные гуманитарные организации стараются максимально быстро развернуть лагеря для беженцев и предоставляют им гуманитарную помощь. Определенное содействие в таких ситуациях оказывается и государству, на территории которого эти беженцы оседают.

Конечно, события с беженцами, происходившие в последние годы на территории европейских государств, могут способствовать расширительному толкованию концепции. Однако в подобных случаях воз-

никает ряд вопросов: к какому государству следует применить концепцию? С территории какого государства идет бесконтрольно поток беженцев, или на территории какого государства в связи с их наплывом начались беспорядки? В чем именно в таком случае выражается правонарушение со стороны государства, если в случаях с европейскими странами (беженцы из Ливии, Сирии) проблема заключается в несовершенном механизме по контролю над перемещением лиц?

В целом анализ позиций зарубежных специалистов создает двоякое впечатление относительно их мнения. Во-первых, они пропагандируют саму Концепцию «Ответственности за защиту», ее расширительное толкование и применение; во-вторых, подчеркивают важность и значимость разработанного Комиссией международного права ООН Проекта статей по защите людей в случае бедствия. В то же время в рамках данного проекта прослеживаются незыблемые общепризнанные принципы международного права, подчеркивается невозможность их нарушения в случае бедствий.

На наш взгляд, прежде чем закреплять Концепцию «Ответственности за защиту» относительно бедствий в рамках международного права, необходимо ввести международный механизм взаимодействия при чрезвычайных ситуациях природного и техногенного характера на добровольных началах посредством кодификации норм, активно применяемых на двустороннем и региональном уровне. Это позволит постепенно сформировать определенное восприятие государств относительно бедствий, их последствий и необходимости сотрудничества. То есть разработанный проект следует вынести на обсуждение в рамках Генеральной Ассамблеи ООН или дипломатической конференции, итогом которой должны стать его принятие и вступление в силу как универсального кодифицирующего акта. И только после этого можно будет говорить о возможности внесения изменений в Устав ООН относительно расширения компетенции СБ ООН и закрепления Концепции «Ответственности за защиту», в том числе относительно природных и техногенных катастроф.

Истории международного права известно достаточно примеров именно постепенного формирования императивной нормы относительно конкретного вида общественных отношений (например, запрет на агрессию). Рассматриваемая концепция находится на стыке уже действующих международных общепризнанных норм. Поэтому, на наш взгляд, мировому сообществу в первую очередь необходимо конкретизировать механизм применения уже действующих обязательных правил поведения, от которых, в том числе, зависит возможность эффективного обсуждения Концепции «Ответственности за защиту».

Необходимо отметить, что в связи с отсутствием собственных универсальных международных норм относительно особенностей реализации того или иного механизма в случае бедствий, категорически нельзя применять аналогию норм международного права, регулирующих иные общественные отношения. Международное сотрудничество по защите от бедствий

имеет свой объект, предмет правового регулирования, свои особенности. Поэтому принятие универсальной конвенции в данной сфере еще раз подтвердит существование новой самостоятельной отрасли в системе международного права, регулирующей достаточно специфические международные отношения, строящиеся на незыблемых общепризнанных принципах международного права.

Концепция «Ответственности за защиту» представляет собой комплекс мероприятий, предпринимаемых мировым сообществом в лице ООН на основании решения СБ ООН при отсутствии согласия или желания самого государства относительно осуществления своих обязательств, вследствие чего на его территории совершаются международные преступления и нарушаются общепризнанные принципы международного права, а соответственно, возникла угроза международному миру и безопасности.

Эта ситуация никак не подпадает под случаи бедствий, поскольку большинство государств стремится разрешить возникшие проблемы и различными способами использует международную помощь в этом. Говорить об ограничении их суверенитета теоретически можно. Но это ограничение исходит от самого пострадавшего государства, которое соглашается на принятие международной чрезвычайной помощи на его территории.

По своей природе действия, осуществляемые международными гуманитарными организациями, не посягают на содержание государственного суверенитета, территориальной целостности, не являются вмешательством во внутренние дела государства. Их действия реализуются при содействии властей пострадавшего государства, под его контролем и руководством, в соответствии с его потребностями.

Данные особенности поведения обеих сторон в ситуации бедствия давно стали обычной нормой международного права, активно применяемой в чрезвычайных ситуациях природного и техногенного характера различного объема. Правило отражено в Проекте статей по защите населения в случае бедствий, а приведенный в работе пример с Мьянмой является исключительным случаем.

Следует отметить и позицию господина И.И. Синякина, который в одной из своих публикаций отмечает: «…в условиях бедствия вряд ли пострадавшее государство откажется от получения гуманитарной помощи в ликвидации последствий. Разумеется, в данном случае нет никакой необходимости прибегать к использованию вооруженной силы» [9. С. 57].

На наш взгляд, наиболее действенным, корректным и не изменяющим сложившиеся устои международного права должен быть механизм разработки и принятия кодифицирующего соглашения по защите населения от бедствий. Именно наличие общей нормы, хотя поначалу и не обязательной для всех, станет фактором, способствующим развитию государствами своих внутренних механизмов защиты и обеспечения безопасности в случае бедствий. Определенным свидетельством этого обстоятельства являются деятельность МСУОБ, позитивные результаты которой подтверждаются самой ООН, региональными структура-

ми и отдельными государствами, а также разработка Комиссией международного права ООН Проекта статей по защите населения в случае бедствий.

Представленный в рамках статьи материал еще раз подтверждает одну из актуальных задач: мировое сообщество должно сформировать компромиссный механизм реагирования на различные чрезвычайные ситуации (в том числе бедствия), который позволит на достаточном уровне обеспечить международную безопасность, соблюсти общепризнанные принципы и нормы международного права и не отразится нега-

1.

2.

3.

4.

5.

6.

7.

8. 9.

Статья представлена научной редакцией «Право» 11 апреля 2017 г.

тивно на безопасности государства. Активное применение Концепции «Ответственность за защиту» относительно различных чрезвычайных ситуаций, указанных в самом документе, не должно носить системный характер. Каждый случай возможности применения должен детально расследоваться и носить исключительный характер.

Как показало проведенное исследование, нельзя расширять перечень уже закрепленных ситуаций применения Концепции и тем более включать в него природные или гуманитарные бедствия.

ЛИТЕРАТУРА

Павлова Л.В. Концепция «ответственность за защиту»: анализ и правовая оценка // Журнал международного права и международных отношений. 2013. № 4. URL: http://www.evolutio.info/content/view/2114/215/ (дата обращения: 20.02.2017).

Wheatley S. ChechnyaandHumanitarianlnterventions // New Law Journal. 2000. 14 January. P. 4-7.

Thomas G. Weiss. TheResponsibility to Protect: challenges & opportunities in light of the Libyan intervention // E-International Relations. 2011. November. P. 7-12.

Доклад международной комиссии по вопросам вмешательства и государственного суверенитета ООН «Ответственность за защиту» от 14 августа 2002 г. № A/57/303 // Официальный сайт ООН. URL: https://documents-dds-ny.un.org/doc/UND0C/GEN/N02/525/72/ IMG/N0252572.pdf?0penElement (дата обращения: 5.03.2017).

Сазонова К.Л. Концепция «ответственность за защиту» в миротворческой деятельности Организации объединенных наций // Юридическая наука. 2012. № 1. С. 96-100.

Илюшенко А.А. Международное сотрудничество в ликвидации последствий землетрясения на Гаити (международно-правовые аспекты) // Международное право. 2010. № 02 (42). С. 51-60.

Eburn Michael. Mainstreaming fire and emergency management across legal and policy sectors: joint research and policy learning // Environmental and Planning Law Journal. 2011. Vol. 28 (2). P. 59-76.

Andrea de Guttry, Marco Gestri, Gabriella Venturini. International Disaster Response Law. Netherlands, 2014.

Синякин И.И. Правомерность гуманитарной интервенции: Современные международно-правовые аспекты // Евразийский юридический журнал. 2012. № 10 (53). С. 50-58.

APPLICATION OF THE CONCEPT «RESPONSIBILITY TO PROTECT» IN CASE OF DISASTERS: AN ISSUE OF BROAD INTERPRETATION

Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo universiteta — Tomsk State University Journal, 2017, 423, 219-224. DOI: 10.17223/15617793/423/30

Valentina V. Lisauskaite, Irkutsk State University (Irkutsk, Russian Federation). E-mail: [email protected]

Keywords: responsibility to protect; disasters; humanitarian aid; sovereignty of state; humanitarian operations of UN; responsibility of affected state.

The purpose of the research is the justification of the position of the author on the refraction of the concept «responsibility to protect» to disasters in the context of actions of the world community on the possibility of humanitarian intervention for assistance. The author builds the analysis on the basis of publications of Russian and foreign researchers. The position concerning the possibility of application of the concept «responsibility to protect» as such and in case of disasters is stated. The author uses norms of international law and positions of a number of experts in this area. Research is based on methods of logical, historical and system analysis, which allowed the author to draw corresponding conclusions. The analysis of the concept «responsibility to protect» in the scientific environment, including the Russian legal school, is not new. The concept determines conditions under which, by means of adoption of a resolution of the UNSC, the world community has the right to break peremptory norms of international law: to limit the state sovereignty, to interfere with internal affairs of the state, to break territorial integrity for protection of basic rights of the population of a concrete country. The interned state is responsible for the initial domestic policy that significantly violates human rights and international law in general, and, as a result, for actions of the world community compelled to carry out intervention. Foreign experts in their statements propagandize the concept «responsibility to protect», its broad interpretation and application, emphasize its importance and the importance of the draft articles developed by the International Law Commission of the UN on protection of people in case of disaster. At the same time, within this project the firm conventional principles of international law are traced, the impossibility of their violation in case of disasters is emphasized. As a result of the conducted research within the article, the author draws the following conclusions: before fixing the concept «responsibility to protect» concerning disasters within international law, it is necessary to introduce an international mechanism of interaction in emergency situations of natural and technogenic character on a voluntary basis by means of codification of the norms which are actively applied at the bilateral and regional level. It will allow to gradually create a certain states’ perception of disasters, their consequences and need for cooperation. The developed project needs to be submitted for discussion within the United Nations General Assembly or a diplomatic conference whose result has to be its acceptance and coming into effect as a universal codifying act. Then it will be possible to speak about a possibility to modify the UN Charter on the expansion of competence of the UNSC and on the fixation of the concept «responsibility to protect», including cases of natural and techno-genic catastrophes.

REFERENCES

1. Pavlova, L.V. (2013) Kontseptsiya «otvetstvennost’ za zashchitu»: analiz i pravovaya otsenka [The concept of «responsibility to protect»: analysis

and legal assessment] Zhurnal mezhdunarodnogo prava i mezhdunarodnykh otnosheniy — Journal of International Law and International Relations. 4. [Online] Available from: http://www.evolutio.info/content/view/2114/215/ . (Accessed: 20.02.2017).

2. Wheatley, S. (2000) Chechnya and Humanitarian Interventions. New Law Journal. 14 January. pp. 4-7.

3. Weiss, Th.G. (2011) The Responsibility to Protect: challenges & opportunities in light of the Libyan intervention. E-International Relations. No-

vember. pp. 7-12.

4. United Nations. (2002) Doklad mezhdunarodnoy komissii po voprosam vmeshatel’stva i gosudarstvennogo suvereniteta OON «Otvetstvennost’ za

zashchitu» ot 14 avgusta 2002 g. № A/57/303 [Report of the International Commission on Intervention and State Sovereignty of the United Nations «Responsibility To Protect» of August 14, 2002, No. A/57/303]. [Online] Available from: https://documents-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/N02/525/72/ IMG/N0252572.pdf?OpenElement. (Accessed: 5.03.2017).

5. Sazonova, K.L. (2012) Kontseptsiya «otvetstvennost’ za zashchitu» v mirotvorcheskoy deyatel’nosti Organizatsii ob»edinennykh natsiy [The con-

cept of «responsibility to protect» in the peacekeeping activities of the United Nations Organization] Yuridicheskaya nauka. 1. pp. 96-100.

6. Ilyushenko, A.A. (2010) Mezhdunarodnoe sotrudnichestvo v likvidatsii posledstviy zemletryaseniya na Gaiti (mezhdunarodno-pravovye aspekty)

[International cooperation in the aftermath of the earthquake in Haiti (international legal aspects)]. Mezhdunarodnoepravo — IntrernationalLaw. 02 (42). pp. 51-60.

7. Eburn, M. (2011) Mainstreaming fire and emergency management across legal and policy sectors: joint research and policy learning. Environmen-

tal and Planning Law Journal. 28 (2). pp. 59-76.

8. Guttry, A. de, Gestri, M. & Venturini, G. (2014) International Disaster Response Law. Netherlands.

9. Sinyakin, I.I. (2012) Pravomernost’ gumanitarnoy interventsii: Sovremennye mezhdunarodno-pravovye aspekty [Legitimacy of humanitarian inter-

vention: Modern international legal aspects]. Evraziyskiy yuridicheskiy zhurnal. 10 (53). pp. 50-58.

Received: 11 April 2017

Кто должен нести ответственность за защиту персональных данных?

У правительств нет ресурсов или скорости, необходимой для реагирования на киберпреступность. В большинстве случаев у компаний нет стимулов сосредоточиться на этой теме. Потребители считают, что они должны нести ответственность за свою безопасность в интернете, но у большинства нет знаний или мотивации для этого.

Что можно сделать, чтобы защитить пользователей и компании и кто должен взять на себя ответственность?

Вопросы конфиденциальности

Половина населения мира — в онлайн, люди оставляют за собой постоянно растущий цифровой след. В Украине 58% населения пользуются интернетом ежедневно, и уровень проникновения интернета в жизнь как в стране, так и в мире продолжает быстро расти.

Нарушения в использовании персональных данных стали более распространенными и серьезными. В «Докладе о мировых рисках» Всемирного экономического форума за 2018 год сделан вывод о том, что кибератаки, которые ранее считались крупномасштабными, сегодня рассматриваются как нормальные. Хакеры более проворны, угрозы становятся все более изощренными; взломщики становятся все более гибкими и используют передовые технологии для запуска атак.

В последние годы возникли многочисленные проблемы, связанные с тем, как предприятия обрабатывают информацию своих пользователей. Персональные данные обрабатываются по политическим и экономическим причинам без согласия пользователей, как это произошло в скандале с Cambridge Analytica. По оценкам IBM, стоимость утечки данных, включающей более 50 млн записей, составляет 350 млн долларов.

По данным Всемирного экономического форума, кибератаки и мошенничество с данными являются наиболее вероятными глобальными рисками. Eurobarometer поддерживает этот вывод: 87% европейцев считают киберпреступность важной проблемой.

Во время саммита G20 в 2017 году мировые лидеры подчеркнули необходимость доверия к цифровым технологиям, включая защиту потребителей, права интеллектуальной собственности, прозрачность и безопасность.

Правительства реагируют, но медленно

Европейский союз в 2018 году ввел Общий регламент защиты данных (GDPR), который заложил прочную правовую основу для защиты данных конечных пользователей в Европе и которому должны следовать и украинские компании, которые работают с резидентами ЕС. Также в Украине действует закон “О защите персональных данных” и закон “Об основных принципах обеспечения кибербезопасности Украины”.

Ожидания пользователей

Исследования показывают, что отношение потребителей к цифровой безопасности меняется по мере того, как люди все больше узнают об интернет-угрозах. Недавние сообщения свидетельствуют о том, что основные проблемы, волнующие интернет-пользователей, касаются безопасности их личных данных. По данным Economist Intelligence Unit, 93% пользователей называют конфиденциальность и безопасность одной из своих главных задач. Eurobarometer, который проводит опросы общественного мнения от имени Европейской комиссии, обнаружил, что 86% людей считают, что они подвергаются повышенному риску стать жертвами киберпреступности.

Кто отвечает за безопасность данных?

Сегодня нет единого мнения о том, кто несет ответственность за конфиденциальность данных. Некоторые потребители согласны с тем, что ответственность лежит на них, но другие считают, что правительства или компании лучше подготовлены для решения этой сложной проблемы.

Согласно отчету Gigya, 63% людей считают, что ответственность за свои данные несут сами люди, в то время как 19% полагают, что ответственность лежит на брендах, а 18% считают, что правительства должны взять на себя инициативу по защите пользователей.

Исследование, проведенное GDMA, показывает другие результаты: 38% респондентов заявили, что потребители несут ответственность за свои данные, а 15% ожидают, что правительства активизируют свою деятельность. Только 5% считают, что предприятия и организации должны быть подотчетны.

Но отчет GDMA заключает, что 35% людей считают, что эта проблема требует совместных усилий со стороны потребителей, правительств и брендов. Отчет Economist Intelligence Unit показывает, что 31% опрошенных ожидают, что производители устройств и поставщики услуг будут сотрудничать с правительствами и соблюдать стандарты конфиденциальности.

Потребители не защищают себя

Многие интернет-пользователи считают, что сами несут полную ответственность за безопасность своих данных. Однако согласно исследованию Eurobarometer, менее половины людей принимают только основные меры предосторожности в интернете. Около 45% либо установили антивирусное программное обеспечение, либо обновили свой существующий пакет; 39% ограничивают объем информации, которую они предоставляют на веб-сайтах, и 35% открывают электронные письма, только если они знают источник.

Ситуация немного лучше, когда речь заходит о безопасности пароля. Отчет Gigya показал, что 70% людей используют семь или меньше паролей в своих онлайн-аккаунтах. Евробарометр пришел к выводу, что 62% людей изменили свои пароли, по крайней мере, для одного онлайн-сервиса в течение последних 12 месяцев.

Однако пользователи, не имея адекватной конфиденциальности и безопасности на личном или правительственном уровнях, начинают задумываться о том, стоит ли идти на компромисс между конфиденциальностью и удобством.

Некоторые пользователи начали избегать делиться своей информацией, отказываясь от различных онлайн-сервисов. Eurobarometer показывает, что 87% пользователей избегают раскрытия своей личной информации в интернете, в то время как 39% сокращают личную информацию, которую они предоставляют на веб-сайтах. Один из 10 респондентов вообще отказался от онлайн-банкинга.

Пользователи видят ценность конфиденциальности и безопасности данных, но эта проблема должна решаться совместными усилиями правительств, предприятий и пользователей.

И если вы задумываетесь о должном уровне безопасности данных ваших клиентов (особенно если работаете на европейских рынках), вам стоит ознакомиться с основными положениями GDPR. А разобраться с ними вам поможет наш справочник.

Загрузить его можно, кликнув по баннеру ниже.

Автор справочника “Что такое GDPR? И что с этим делать” — аудиторская компания Baker Tilly.

 

via

Эксперты ЮНЕСКО настоятельно призывают к коллективной ответственности за защиту уязвимых лиц в глобальной борьбе против COVID-19

В Заявлении подчеркивается важность признания уязвимости тех, кто страдает от нищеты, дискриминации, насилия, гендерного фактора, ранее существовавших заболеваний, потери автономии или функциональности, возраста, инвалидности, расизма, лишения свободы, миграции, а также особых трудностей, с которыми сталкиваются беженцы и лица без гражданства.

Кроме того, в нем признается особое положение лиц, лишенных основных ресурсов, таких как вода и мыло, для поддержания элементарной гигиены, и обращается внимание на трудности социального дистанцирования в условиях перенаселенности, например, в трущобах и лагерях беженцев. В документе также обращается внимание на повышенный риск бытового насилия в условиях карантина и изоляции.

В Заявлении выражается убежденность ЮНЕСКО в том, что борьба с COVID-19 требует коллективного признания этих возникающих и растущих факторов уязвимости для обеспечения того, чтобы ответные меры в области здравоохранения и социальной политики во всем мире никого не оставили в стороне.

Пандемии подчеркивают взаимозависимость государств в обеспечении доступности средств защиты, разработке политики в области общественного здравоохранения и стимулировании научных исследований по самым высоким стандартам. В своем заявлении МБК и КОМЕСТ призывают к принятию мер для решения проблемы ухудшения условий уязвимости и настоятельно призывают страны разработать стратегии для решения этой проблемы.

Эксперты также призывают правительства и международное сообщество принять срочные меры в рамках международного сотрудничества в духе солидарности, подчеркивая ответственность богатых стран за оказание помощи бедным странам. В подобных чрезвычайных ситуациях политические решения должны основываться на научных знаниях и руководствоваться этическими нормами. Следует избегать стигматизации и дискриминации, с тем чтобы обеспечить принятие эффективных мер в области общественного здравоохранения, в то время как научные исследования и меры в области здравоохранения должны быть направлены на преодоление политических, географических и культурных различий.

ЮНЕСКО, Всемирная организация здравоохранения и национальные комитеты по биоэтике и этике тесно сотрудничают в целях оказания государствам-членам помощи в разработке рациональной политики по этическим вопросам. Это сотрудничество расширяется для решения проблем нынешнего кризиса. Заявление МБК и КОМЕСТ по COVID-19 станет центральным справочным документом в этой области и будет использоваться ЮНЕСКО и ее партнерами в качестве инструмента наращивания потенциала.

****

Контакт для СМИ: Рони Амелан, [email protected]

См. также:

Здравствуйте. Прошу подобрать список литературы по теме: «Концепция ответственности за защиту (обязанность защищать) в современном международном праве». Спасибо!

Q. Здравствуйте. Прошу подобрать список литературы по теме: «Концепция ответственности за защиту (обязанность защищать) в современном международном праве». Спасибо!

Здравствуйте. Прошу подобрать список литературы по теме: «Концепция ответственности за защиту (обязанность защищать) в современном международном праве». Спасибо!


Добрый день! Рекомендую Вам начинать свой поиск с Электронного каталога (ЭК) РГБ, который формируется на основе обязательного экземпляра. ЭК РГБ: 1. Ясносокирский, Юрий Анатольевич Концепция «ответственности по защите» и мировая политика начала XXI века / Ю. А. Ясносокирский. — Москва : Лика, 2016. — 126 с. : ил., табл. Шифры: [ФБ Осн. хран.] 1 16-7/395 [ФБ Осн. хран.] 1 16-7/396 2. Ясносокирский, Юрий Анатольевич Концепция «Ответственности по защите»: проблема правопонимания : очерк теории международного права / Ю. А. Ясносокирский. — Ногинск, Московская обл. : Аналитика РОДИС, 2013. — 186 с. Шифры: [ФБ Осн. хран.] 1 13-52/533 [ФБ Осн. хран.] 1 13-52/534 ЭК Юридической научной библиотеки: 3. Ашавский Б.М. Концепция «ответственности за защиту» в контексте действующего международного права // Научные труды РАЮН. — Вып. 13: в 2 т. Т. 1. — 2013. — С. 833-840. 4. Гаврилов В.В. Формирование и содержание концепции «Ответственность за защиту» в современных межгосударственных отношениях // Михайловские научные чтения: материалы Международной научно-практической конференции, Владивосток, 23-24 мая 2014 г. — Владивосток, 2014. — С. 105-118. 5. Клюня А.Ю. Концепция «ответственность по защите» в современном международном праве // Актуальные проблемы современного международного права: материалы XI ежегодной международной научно-практической конференции, посвященной памяти профессора И.П. Блищенко, Москва, 12-13 апреля 2013 г. : в 2 ч. Ч. II. — М., 2014. — С. 142-154. 6. Сазонова К.Л. Концепция «ответственности за защиту» и современное международное право // Актуальные проблемы современного международного права: материалы X ежегодной Всероссийской научно-практической конференции, посвященной памяти профессора И.П. Блищенко, Москва, 13-14 апреля 2012 г.: в 2 ч. Ч. 1. — М., 2012. — С. 137-144.   БД НЭБ: 7. Котляр В.С. КОНЦЕПЦИЯ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА ЗАЩИТУ КАК ПРОЕКТ КОДЕКСА ПРОВЕДЕНИЯ ГУМАНИТАРНЫХ ИНТЕРВЕНЦИЙ / В.С. Котляр // Международное публичное и частное право. — 2005. — № 3. — С. 44-48. 8. Сазонова К.Л. КОНЦЕПЦИЯ «ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ЗАЩИТУ» В МИРОТВОРЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОРГАНИЗАЦИИ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ / К.Л. Сазонова // Юридическая наука. — 2012. — № 1. — С. 96-100. БД КиберЛенинка: 9. ЯСНОСОКИРСКИЙ Ю. А. Классификация действий в африканском регионе в рамках стратегии «Ответственности по защите» // Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки. — 2015. — № 9. — URL: http://cyberleninka.ru/article/n/klassifikatsiya-deystviy-v-afrikanskom-regione-v-ramkah-strategii-otvetstvennosti-po-zaschite (дата обращения: 26.04.2017). Вы можете провести поиск самостоятельно. Наберите в поисковой строке ЭК РГБ и ЭК Юридической научной библиотеки издательства «Спарк» 2-3 ключевых слова, усекая окончания слов знаком *. В БД НЭБ и КиберЛенинка окончания усекать не нужно. Для дальнейшего поиска приглашаем Вас посетить РГБ. В Зале библиографических услуг (ком. А-212) Вы сможете получить дальнейшие рекомендации.

Было ли это полезным? Да 0   Нет 0

Модель общей ответственности – Amazon Web Services (AWS)

Ответственность за обеспечение безопасности и соответствия требованиям совместно несут AWS и клиент. Такая модель общей ответственности помогает снизить операционную нагрузку на клиента, поскольку AWS берет на себя вопросы эксплуатации, контроля и управления компонентами от уровня виртуализации и операционной системы узла до уровня физической безопасности объектов, где работает сервис. Клиент берет на себя ответственность за гостевую операционную систему и управление ею (включая обновления и исправления безопасности) и прочим прикладным программным обеспечением, а также настройку брандмауэра группы безопасности, предоставляемого платформой AWS. Клиенты должны тщательно оценивать сервисы, которые они выбирают, так как их обязанности меняются в зависимости от используемых сервисов, их интеграции в собственные ИТ‑среды и применимых законов и нормативных актов. Система такой общей ответственности также обеспечивает гибкость и контроль клиента за выполнением развертываний. Как показано на схеме ниже, такое разделение ответственности обычно определяют как «безопасность облака» и «безопасность в облаке».

Эта модель общей ответственности клиента и AWS также распространяется на системы управления ИТ‑ресурсами. Подобно тому как ответственность за управление ИТ‑средой распределяется между AWS и клиентами, распределяются и задачи по использованию и проверке систем контроля ИТ‑ресурсов, а также по управлению таковыми. AWS помогает снизить нагрузку на клиента при управлении настройками безопасности, взяв на себя настройки, которые связаны с физической инфраструктурой в среде AWS, и освободив клиента от необходимости управлять ими. Поскольку каждый клиент выполняет развертывание в AWS по‑своему, клиенты могут воспользоваться преимуществом и передать управление некоторыми ИТ‑ресурсами в AWS, что приведет к созданию (новой) среды распределенного управления. Клиенты также могут использовать доступную документацию AWS по вопросам управления и соответствия требованиям для выполнения необходимых процедур оценки и проверки настроек управления. Ниже приведены примеры настроек, находящихся под управлением AWS, клиента AWS и/или обеих сторон.

Наследуемые настройки безопасности: настройки, которые клиент полностью наследует от AWS.

  • Физические настройки и настройки среды

Общие настройки безопасности: настройки безопасности, которые применяются как на уровне инфраструктуры, так и на уровне клиента, но в различных контекстах или перспективах. При использовании общих настроек AWS предоставляет требования к инфраструктуре, а клиент должен обеспечить свою собственную реализацию настроек безопасности в рамках использования сервисов AWS. Примеры перечислены ниже.

  • Управление исправлениями: AWS отвечает за исправление и устранение недостатков в инфраструктуре, а клиенты несут ответственность за исправления гостевой ОС и приложений.
  • Управление конфигурацией: AWS обслуживает конфигурацию своих инфраструктурных устройств, а клиент отвечает за настройку своих гостевых операционных систем, баз данных и приложений.
  • Осведомленность и обучение: AWS обучает сотрудников AWS, а клиент должен самостоятельно обучать своих сотрудников.

Особые настройки клиента: настройки, за которые несет ответственность только клиент, поскольку они зависят от приложения, которое клиент развертывает на AWS. Примеры перечислены ниже.

  • Защита сервисов и коммуникаций, или зональная безопасность, когда от клиента может потребоваться маршрутизация или зонирование данных в определенных средах безопасности.

Гражданская оборона

Гражданская оборона — система мероприятий по подготовке к защите и по защите населения, материальных и культурных ценностей на территории Российской Федерации от опасностей, возникающих при военных конфликтах или вследствие этих конфликтов, а также при чрезвычайных ситуациях природного и техногенного характера (в ред. Федерального закона от 29.06.2015 № 171-ФЗ).

    Основными задачами в области гражданской обороны являются:
  • подготовка населения в области гражданской обороны;
  • оповещение населения об опасностях, возникающих при военных конфликтах или вследствие этих конфликтов, а также при чрезвычайных ситуациях природного и техногенного характера;
  • эвакуация населения, материальных и культурных ценностей в безопасные районы; 
  • предоставление населению средств индивидуальной и коллективной защиты;
  • проведение мероприятий по световой маскировке и другим видам маскировки;
  • проведение аварийно-спасательных и других неотложных работ в случае возникновения опасностей для населения при военных конфликтах или вследствие этих конфликтов, а также при чрезвычайных ситуациях природного и техногенного характера;
  • первоочередное жизнеобеспечение населения, пострадавшего при военных конфликтах или вследствие этих конфликтов, а также при чрезвычайных ситуациях природного и техногенного характера;
  • борьба с пожарами, возникшими при военных конфликтах или вследствие этих конфликтов;
  • обнаружение и обозначение районов, подвергшихся радиоактивному, химическому, биологическому или иному заражению;
  • санитарная обработка населения, обеззараживание зданий и сооружений, специальная обработка техники и территорий;
  • восстановление и поддержание порядка в районах, пострадавших при военных конфликтах или вследствие этих конфликтов, а также при чрезвычайных ситуациях природного и техногенного характера;
  • срочное восстановление функционирования необходимых коммунальных служб в военное время;
  • срочное захоронение трупов в военное время;
  • обеспечение устойчивости функционирования организаций, необходимых для выживания населения при военных конфликтах или вследствие этих конфликтов, а также при чрезвычайных ситуациях природного и техногенного характера;
  • обеспечение постоянной готовности сил и средств гражданской обороны.
  • Требования в области гражданской обороны  – специальные условия (правила) эксплуатации технических систем управления гражданской обороны и объектов гражданской обороны, использования и содержания систем оповещения, средств индивидуальной защиты, другой специальной техники и имущества гражданской обороны, установленные федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

    Мероприятия по гражданской обороне  — организационные и специальные действия, осуществляемые в области гражданской обороны в соответствии с федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации. Территория, отнесённая к группе по гражданской обороне — территория, на которой расположен город или иной населённый пункт, имеющий важное оборонное и экономическое значение, с находящимися в нём объектами, представляющий высокую степень опасности возникновения чрезвычайных ситуаций в военное и мирное время.

      Руководство гражданской обороной
  • Руководство гражданской обороной в Российской Федерации осуществляет Правительство Российской Федерации.
  • Руководство гражданской обороной в федеральных органах исполнительной власти и организациях осуществляют их руководители.
  • Руководство гражданской обороной на территориях субъектов Российской Федерации и муниципальных образований осуществляют соответственно главы органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации и руководители органов местного самоуправления.
  • Руководители федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления и организаций несут персональную ответственность за организацию и проведение мероприятий по гражданской обороне и защите населения.
  • Схема управления гражданской обороной в Российской Федерации


    Основы государственной политики Российской Федерации в области гражданской обороны на период до 2030 года, утверждённые Указом Президента Российской Федерации от 20 декабря 2016 года № 696

    Целью  государственной политики в области гражданской обороны является обеспечение необходимого уровня защищенности населения, материальных и культурных ценностей от опасностей, возникающих при военных конфликтах и чрезвычайных ситуациях.

    Задачами государственной политики в области гражданской обороны являются:

    а) совершенствование с учетом современных требований нормативно-правовой и нормативно-технической базы в области гражданской обороны в части, касающейся защиты населения, материальных и культурных ценностей от опасностей, возникающих при военных конфликтах и чрезвычайных ситуациях;

    б) завершение реконструкции систем оповещения и информирования населения об опасностях, возникающих при военных конфликтах и чрезвычайных ситуациях, и создание в установленном порядке локальных систем оповещения;

    в) повышение качества подготовки должностных лиц федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления и организаций к выполнению мероприятий по гражданской обороне;

    г) координация деятельности федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления и организаций в области гражданской обороны;

    д) обеспечение эффективного функционирования сил и средств гражданской обороны, поддержание необходимого уровня их готовности к использованию по предназначению, оснащение их современным вооружением и специальной техникой;

    е) формирование условий для дальнейшего развития системы обеспечения выполнения мероприятий по гражданской обороне с учетом экономических, географических и других особенностей регионов;

    ж) оптимизация мероприятий по защите населения, материальных и культурных ценностей от опасностей, возникающих при военных конфликтах и чрезвычайных ситуациях, а также повышение эффективности их выполнения;

    з) внедрение современных технологий защиты населения, материальных и культурных ценностей от опасностей, возникающих при военных конфликтах и чрезвычайных ситуациях, с использованием технических средств, созданных отечественными производителями;

    и) своевременный учет тенденций изменения характера современных вооруженных конфликтов и проявлений экстремизма;

    к) формирование новых подходов к организации и ведению гражданской обороны, обеспечивающих необходимый уровень защищенности населения, материальных и культурных ценностей от опасностей, характерных для определенных территорий Российской Федерации, при минимальном уровне финансовых и материальных затрат.

    Приоритетными направлениями государственной политики в области гражданской обороны являются:

    а) совершенствование нормативно-правовой, нормативно-технической и методической базы в области гражданской обороны с учетом изменений, вносимых в законодательные акты Российской Федерации, и внедрения в Российской Федерации системы стратегического планирования;

    б) совершенствование системы управления гражданской обороной, систем оповещения и информирования населения об опасностях, возникающих при военных конфликтах и чрезвычайных ситуациях;

    в) совершенствование методов и способов защиты населения, материальных и культурных ценностей от опасностей, возникающих при военных конфликтах и чрезвычайных ситуациях;

    г) развитие сил гражданской обороны путем совершенствования их организации и подготовки к использованию по предназначению, а также путем повышения уровня их оснащенности современной специальной техникой;

    д) повышение качества подготовки населения в области гражданской обороны;

    е) развитие международного сотрудничества в области гражданской обороны.

    Нормативные правовые акты в области гражданской обороны в Российской Федерации

    Федеральные конституционные законы

    1. Федеральный конституционный закон от 30 января 2002 г. № 1-ФКЗ «О военном положении».

    2. Федеральный конституционный закон от 30 мая 2001 г. № 3-ФКЗ «О чрезвычайном положении».

    Федеральные законы

    1. Закон Российской Федерации от 27 декабря 1991 г. № 2124-1 «О средствах массовой информации».

    2. Федеральный закон от 12 февраля 1998 г. № 28-ФЗ «О гражданской обороне».

    3. Федеральный закон от 21 декабря 1994 г. № 68-ФЗ «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера» .

    4. Федеральный закон от 21 декабря 1994 г. № 69-ФЗ «О пожарной безопасности».

    5. Федеральный закон от 29 декабря 1994 г. № 79-ФЗ «О государственном материальном резерве».

    6. Федеральный закон от 22 августа 1995 г. № 151-ФЗ «Об аварийно- спасательных службах и статусе спасателей».

    7. Федеральный закон от 9 января 1996 г. 3-ФЗ «О радиационной безопасности населения».

    8. Федеральный закон от 12 января 1996 г. № 8-ФЗ «О погребении и похоронном деле».

    9. Федеральный закон от 31 мая 1996 г. № 61-ФЗ «Об обороне».

    10. Федеральный закон от 27 июля 1997 года № 116-ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов».

    11. Федеральный закон от 30 марта 1999 г. № 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения».

    12. Федеральный закон от 06 октября 1999 г. № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации», в части касающейся полномочий органов государственной власти субъектов Российской Федерации в области гражданской обороны.

    13. Федеральный закон от 9 февраля 2000 года № 16-ФЗ «О транспортной безопасности».

    14. Федеральный закон от 27 декабря 2002 г. № 184-ФЗ «О техническом регулировании в Российской Федерации».

    15. Федеральный закон от 07 июля 2003 г. № 126-ФЗ «О связи».

    16. Федеральный закон от 6 октября 2003 г. № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации».

    17. Федеральный закон от 29 декабря 2004 года № 190-ФЗ «Градостроительный кодекс Российской Федерации».

    18. Федеральный закон от 22 июля 2008 г. № 123-Ф3 «Технический регламент о требованиях пожарной безопасности».

    19. Федеральный закон от 28 декабря 2010 г. № 390-ФЗ «О безопасности». Федеральный закон от 6 мая 2011 г. № 100-ФЗ «О добровольной пожарной охране».

    20. Федеральный закон от 21.11.1995 № 170-ФЗ Об использовании атомной энергии

    21. Федеральный закон от 28 июня 2014 г. № 172-ФЗ «О стратегическом планировании в Российской Федерации».

    Указы Президента Российской Федерации

    1. Указ Президента РФ от 20.12.2016 N 696 «Об утверждении Основ государственной политики Российской Федерации в области гражданской обороны на период до 2030 года».

    2. Указ Президента Российской Федерации от 30 сентября 2011 г. № 1265 «О спасательных воинских формированиях МЧС России».

    3. Указ Президента Российской Федерации от 7 мая 2012 г. № 601 «Об основных направлениях совершенствования системы государственного управления».

    6. Основы единой государственной политики в области гражданской обороны на период до 2020 года (утверждены Президентом Российской Федерации 3 сентября 2011 г. № ПР-2613).

    7. Основы государственной политики в области обеспечения безопасности населения Российской Федерации и защищенности критически важных и потенциально опасных объектов от угроз природного, техногенного характера и террористических актов на период до 2020 года утвержденные Президентом Российской Федерации 15 ноября 2011 года №Пр-3400.

    8. Основы государственной политики в области обеспечения ядерной и радиационной безопасности Российской Федерации на период до 2025 года утвержденные Президентом Российской Федерации 1 марта 2012 года № Пр-539.

    Постановления Правительства Российской Федерации

    1. Постановление Совета Министров Российской Федерации от 1 марта 1993 г. № 177 «Об утверждении Положения о порядке использования действующих радиовещательных и телевизионных станций для оповещения и информирования населения РФ в чрезвычайных ситуациях мирного и военного времени».

    2. Постановление Правительства Российской Федерации от 1 марта 1993 г. № 178 «О создании локальных систем оповещения в районах размещения потенциально опасных объектов».

    4. Постановление Правительства Российской Федерации от 10 июля 1999 г. № 782 «О создании (назначении) в организациях структурных подразделений (работников), уполномоченных на решение задач в области гражданской обороны».

    10. Постановление Правительства Российской Федерации от 30 декабря 2003 г. № 794 «О единой государственной системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций».

    12. Постановление Правительства РФ от 5 декабря 2005 г. № 725 «О взаимодействии и координации деятельности органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации и территориальных органов федеральных органов исполнительной власти».

    15. Постановление Правительства Российской Федерации от 16 февраля 2008 года № 87 «Положение о составе разделов проектной документации и требованиях к их содержанию».

    16. Постановление Правительства РФ от 22 декабря 2011 г. № 1091 «О некоторых вопросах аттестации аварийно-спасательных служб, аварийно- спасательных формирований, спасателей и граждан, приобретающих статус спасателя».

    17. Постановление Правительства Российской Федерации от 24.03.1997 № 334 «О порядке сбора и обмена в Российской Федерации информацией в области защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера».

    Совместные приказы, приказы других министерств и ведомств

    2. Совместный приказ МЧС России, Минкомсвязи России и Минкультуры России от 07.12.2005 № 877/138/597 «Об утверждении Положения по организации эксплуатационно-технического обслуживания систем оповещения населения» (зарегистрирован в Минюсте России 3 февраля 2006 г., регистрационный номер 7443).

    5. Приказ Минздрава России от 08.02.2013 № 61н «Об утверждении требований к комплектации медицинскими изделиями укладки санитарной сумки для оказания первой помощи подразделениями сил гражданской обороны».

    6. Приказ Министерства здравоохранения РФ от 15.02.2013 г № 70н «Об утверждении требований к комплектации лекарственными препаратами и медицинскими изделиями комплекта индивидуального медицинского гражданской защиты для оказания первичной медико- санитарной помощи и первой помощи».

    Приказы МЧС России

    1. Приказ МЧС России от 15.12.2002 № 583 «Об утверждении и введении в действие Правил эксплуатации защитных сооружений гражданской обороны».

    2. Приказ МЧС России от 27.05.2003 № 285 «Об утверждении и введении в действие Правил использования и содержания средств индивидуальной защиты, приборов радиационной, химической разведки и контроля».

    3. Приказ МЧС России от 19.01.2004 № 19 «Об утверждении перечня уполномоченных работников, проходящих переподготовку или повышение квалификации в учебных заведениях министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий, учреждениях повышения квалификации федеральных органов исполнительной власти и организаций, учебно- методических центрах по гражданской обороне и чрезвычайным ситуациям субъектов российской федерации и на курсах гражданской обороны муниципальных образований».

    4. Приказ МЧС России от 21.07.2005 № 575 «Об утверждении порядка содержания и использования защитных сооружений гражданской обороны в мирное время».

    5. Приказ МЧС России от 01.10.2014 № 543 «Об утверждении Положения об организации обеспечения населения средствами индивидуальной защиты» (взамен приказа МЧС России от 21.12.2005 № 993).

    6. Приказ МЧС России от 18.12.2014 № 701 «Об утверждении Типового порядка создания нештатных формирований по обеспечению выполнения мероприятий по гражданской обороне».

    7. Приказ МЧС России от 13.11.2006 № 646 «Об утверждении Перечня должностных лиц и работников гражданской обороны, проходящих переподготовку или повышение квалификации в образовательных учреждениях МЧС России, в образовательных учреждениях дополнительного профессионального образования федеральных органов исполнительной власти и организаций, в учебно-методических центрах по гражданской обороне и чрезвычайным ситуациям субъектов Российской Федерации и на курсах гражданской обороны муниципальных образований».

    8. Приказ МЧС России от 14.11.2008 № 687 «Об утверждении Положения об организации и ведении гражданской обороны в муниципальных образованиях и организациях».

    9. Приказ МЧС России от 26.06.2012 № 358 «Об утверждении Административного регламента Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий исполнения государственной функции по осуществлению государственного надзора в области гражданской обороны». .

    10. Приказ МЧС России от 22.04.2013 № 276 «Об утверждении Перечня регламентирующих документов по организации планирования и управления деятельностью в системе МЧС России».

    11. Приказ МЧС России от 22.01.2013 № 33 «Об утверждении Порядка реализации и отмены дополнительных мер по защите населения и территорий от ЧС».

    12. Приказ МЧС России от 24.04.2013 № 284 «Об утверждении инструкции по подготовке и проведению учений и тренировок по ГО, защите населения от чрезвычайных ситуаций, обеспечению пожарной безопасности и безопасности людей на водных объектах.

    Прочие регламентирующие документы

    СП 88.13330.2014 «Защитные мероприятия гражданской обороны. Актуализированная редакция СНИП II-11-77*».

    Ведомственные нормативные акты, планирующие документы и мероприятия в области гражданской обороны проводимые в Минобрнауки России

    Приказ Министерства науки и высшего образования Российской Федерации от 16 сентября 2019 г. № 774 «Об утверждении Положения о структурном подразделении (работниках) в Министерстве науки и высшего образования Российской Федерации и его территориальных органах, уполномоченном на решение задач в области гражданской обороны».

    Положение об организации и ведении гражданской обороны в Министерстве науки и высшего образования Российской Федерации .

    Положение об Отделе мобилизационной подготовки и гражданской обороны – уполномоченном структурном подразделении Минобрнауки России на решение задач в области гражданской обороны и защиты от чрезвычайных ситуаций.

    План мероприятий Минобрнауки России по реализации Основ государственной политики Российской Федерации в области гражданской обороны на период до 2030 года, утверждённый Указом Президента Российской Федерации от 20 декабря 2016 года № 696.

    Приказ об организации подготовки в области гражданской обороны и защиты от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера федеральных государственных гражданских служащих Минобрнауки России.

    Приказ об организации подготовки в области гражданской обороны и защиты от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера федеральных государственных гражданских служащих Минобрнауки России в 2019 году.

    Об организации подготовки в области гражданской обороны и защиты от чрезвычайных ситуаций в Министерстве науки и высшего образования Российской Федерации

    Управление Организации Объединенных Наций по предупреждению геноцида и ответственности за защиту

    Обязанность защищать воплощает политическое обязательство положить конец наихудшим формам насилия и преследований. Он направлен на сокращение разрыва между ранее существовавшими обязательствами государств-членов по международному гуманитарному праву и нормам в области прав человека и реальностью, с которой сталкивается население, которому угрожает геноцид, военные преступления, этнические чистки и преступления против человечности.

    Фон

    После зверств, совершенных в 1990-х годах на Балканах и в Руанде, которые международное сообщество не смогло предотвратить, и военного вмешательства НАТО в Косово, которое многие критиковали как нарушение запрета на применение силы, международное сообщество вовлечены в серьезную дискуссию о том, как реагировать на грубые и систематические нарушения прав человека. В сентябре 1999 года, представляя свой ежегодный доклад Генеральной Ассамблее ООН, Кофи Аннан размышлял о «перспективах человеческой безопасности и вмешательства в следующем столетии» и призвал государства-члены «найти общий язык в отстаивании принципов Устава. и действуя в защиту общей человечности ». Он повторил этот вызов в своем Докладе тысячелетия 2000 года, заявив, что «если гуманитарное вмешательство действительно является неприемлемым посягательством на суверенитет, как мы должны реагировать на Руанду, на Сребреницу, на грубые и систематические нарушения прав человека, оскорбляющие каждого? заповедь нашей общей человечности? »

    Проблема была принята Международной комиссией по вмешательству и государственному суверенитету (ICISS), созданной правительством Канады, которая в конце 2001 года опубликовала доклад, озаглавленный «Ответственность за защиту».Концепция ответственности за защиту была вдохновлена ​​идеей Фрэнсиса Денга о «государственном суверенитете как ответственности» и подтвердила идею о том, что суверенитет — это не просто защита от внешнего вмешательства, а скорее вопрос о том, что государства несут позитивную ответственность за благосостояние своего населения, и помогать друг другу. Следовательно, основная ответственность за защиту своего народа лежит прежде всего на самом государстве. Однако «остаточная ответственность» также лежала на более широком сообществе государств, которое «активировалось, когда определенное государство явно либо не желает, либо не способно выполнять свои обязанности по защите, либо само является фактическим исполнителем преступлений или злодеяний»

    Последующий доклад Группы высокого уровня по угрозам, вызовам и переменам, озаглавленный «Более безопасный мир: наша общая ответственность» (A / 59/565), и доклад Генерального секретаря 2005 года «При большей свободе: к развитию, безопасности и правам человека» для всех (A / 59/2005) одобрил принцип, согласно которому государственный суверенитет влечет за собой обязанность государства защищать свой собственный народ и что, если государство не желает или не может этого сделать, ответственность перекладывается на международное сообщество, чтобы использовать дипломатические, гуманитарные и другие средства для их защиты. Ни в одном из докладов не указывается основание для применения силы для этой цели, кроме разрешения Совета Безопасности в соответствии с главой VII Устава в качестве крайней меры в случае геноцида и других серьезных международных преступлений.

    На Всемирном саммите ООН 2005 года государства-члены наконец взяли на себя обязательство соблюдать принцип ответственности за защиту, включив его в итоговый документ этой встречи (A / RES / 60/1). Хотя в принятой концепции пропущены некоторые аспекты, первоначально предложенные ICISS, в ней сохранены свои фундаментальные аспекты в отношении предотвращения и реагирования на наиболее серьезные нарушения международного права прав человека и гуманитарного права.

    Принятие принципа

    Групповое фото Всемирного саммита 2005 года. Фото ООН / Эскиндер Дебебе

    В пунктах 138 и 139 Итогового документа Всемирного саммита 2005 года (A / RES / 60/1) главы государств и правительств подтвердили свою ответственность за защиту своего населения от геноцида, военных преступлений, этнических чисток и преступлений. против человечности и взяли на себя коллективную ответственность за поддержку и помощь друг другу в выполнении этого обязательства. Они также заявили о своей готовности принять своевременные и решительные меры в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций и в сотрудничестве с соответствующими региональными организациями, когда национальные власти явно не в состоянии защитить свое население.

    Итоговый документ Всемирного саммита 2005 г.
    Пункты об обязанности защищать

    138. Каждое отдельное государство несет ответственность за защиту своего населения от геноцида, военных преступлений, этнических чисток и преступлений против человечности. Эта ответственность влечет за собой предотвращение таких преступлений, включая их подстрекательство, соответствующими и необходимыми средствами. Мы принимаем на себя эту ответственность и будем действовать в соответствии с ней.Международное сообщество должно, при необходимости, поощрять государства и помогать им в выполнении этой обязанности и поддерживать Организацию Объединенных Наций в создании потенциала раннего предупреждения.

    139. Международное сообщество через Организацию Объединенных Наций также обязано использовать соответствующие дипломатические, гуманитарные и другие мирные средства в соответствии с главами VI и VIII Устава, чтобы помочь защитить население от геноцида, военных преступлений, этнических преступлений. чистки и преступления против человечности.В этом контексте мы готовы своевременно и решительно предпринимать коллективные действия через Совет Безопасности в соответствии с Уставом, включая главу VII, в каждом конкретном случае и в сотрудничестве с соответствующими региональными организациями, как уместно, если мирные средства неадекватны, а национальные власти явно не в состоянии защитить свое население от геноцида, военных преступлений, этнических чисток и преступлений против человечности. Мы подчеркиваем необходимость того, чтобы Генеральная Ассамблея продолжила рассмотрение ответственности за защиту населения от геноцида, военных преступлений, этнических чисток и преступлений против человечности и их последствий, принимая во внимание принципы Устава и международного права.Мы также намерены взять на себя обязательство, когда это необходимо и целесообразно, помогать государствам в наращивании потенциала для защиты своего населения от геноцида, военных преступлений, этнических чисток и преступлений против человечности и оказывать помощь тем, кто находится в стрессовом состоянии, до того, как разразятся кризисы и конфликты.

    140. Мы полностью поддерживаем миссию Специального советника Генерального секретаря по предупреждению геноцида.

    Итоги саммита — это резолюция Генеральной Ассамблеи, принимаемая на уровне глав государств и правительств.Таким образом, пункты 138 и 139 представляют собой новое важное политическое обязательство государств-членов. Однако ответственность по защите, описанная в этих пунктах, основана на базовом комплексе международно-правовых обязательств государств, которые содержатся в международных документах или развиваются в соответствии с государственной практикой и прецедентным правом международных судов и трибуналов. Эти существующие международные обязательства требуют от государств воздерживаться и предпринимать ряд действий по предотвращению геноцида, военных преступлений, этнических чисток и преступлений против человечности и наказанию за них.Принятие пунктов 138 и 139 консенсусом на таком высоком политическом уровне придает импульс развитию этих обязательств.

    В конечном итоге принцип «Ответственность за защиту» укрепляет суверенитет, помогая государствам выполнять свои существующие обязанности. Он предлагает новые программные возможности для системы Организации Объединенных Наций по оказанию помощи государствам в предотвращении перечисленных преступлений и нарушений и в защите затронутого населения посредством наращивания потенциала, раннего предупреждения и других превентивных и защитных мер, вместо того, чтобы просто ждать ответа, если они потерпят неудачу.

    С момента принятия обязанности защищать в 2005 году Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций предпринял ряд шагов для разработки этого принципа и руководства его практическим применением. Государства-члены также регулярно рассматривали возможность реализации этого принципа в ходе официальных и неофициальных встреч, и на этот принцип неоднократно ссылались и подтверждали в соответствующих резолюциях Организации Объединенных Наций. Другие участники выступали за и поддерживали реализацию этого принципа.

    Управление Организации Объединенных Наций по предупреждению геноцида и ответственности за защиту

    Видеообращение Специального советника по вопросам ответственности по защите по случаю 15-летнего юбилея

    В 2020 году исполняется пятнадцать лет с тех пор, как все главы государств и правительств единодушно приняли на себя ответственность по защите на Всемирном саммите Организации Объединенных Наций в 2005 году. Принятие этого принципа стало важной вехой в международных усилиях по обеспечению того, чтобы прошлые неудачи коллективных действий, представленные неспособностью предотвратить геноцид в Руанде и Сребренице, никогда не повторились.

    Пятнадцать лет спустя задача построения мира, уделения первоочередного внимания предотвращению и защите населения не менее актуальна и важна. Жестокие преступления продолжают совершаться с далеко идущими и долгосрочными последствиями для обществ и будущих поколений.Вспышка пандемии COVID-19 еще раз подчеркнула важность ответственности по защите, поскольку уязвимые группы населения во всем мире подвергаются повышенному риску серьезных нарушений прав человека и жестоких преступлений. Растущая нетерпимость, язык вражды и дискриминация показывают, что государствам необходимо срочно принять меры для защиты своего населения, в том числе наиболее уязвимых и маргинализированных. По мере того, как мы стремимся защитить людей от геноцида, военных преступлений, этнических чисток и преступлений против человечности, нам как никогда остро необходимо оставаться верными идеалам и целям Организации Объединенных Наций.В основе этого лежит предотвращение злодеяний.

    15-летие обязанности защищать дает международному сообществу прекрасную возможность возобновить и углубить свою приверженность предотвращению геноцида, военных преступлений, этнической чистки и преступлений против человечности и активизировать все усилия по защите населения от таких преступлений и нарушения, а также их подстрекательство.

    Каковы основные заблуждения относительно обязанности защищать?

    С его принятием ответственность за защиту вызвала большое внимание и надежду как ключевой инструмент предотвращения и защиты злодеяний. Императив был ясен; делать больше для защиты людей и делать это как единое международное сообщество. Тем не менее, существует ряд проблем, связанных с этим принципом. Многие из них возникают из-за того, как интерпретируется его введение в действие в ответ на конкретные ситуации в стране за последние пятнадцать лет. Вот почему необходимо развеять заблуждения и недоверие относительно цели ответственности по защите .

    Ниже приведены три наиболее распространенных заблуждения относительно принципа:

    Является ли ответственность защищать западную концепцию?

    Нет, на самом деле концептуальная и оперативная разработка обязанности защищать имеет множество истоков, а также вклад государств-членов из глобального Юга в ее концептуальное и оперативное развитие.

    Теоретическая основа обязанности защищать возникла из стипендии Фрэнсиса Денга, бывшего Специального советника по предупреждению геноцида и бывшего Постоянного представителя Южного Судана при Организации Объединенных Наций. Дэн сформулировал понятие «суверенитет как ответственность» в 1996 году, в котором суверенитет государства перешел с правозащитного приложения на понятие ответственности.

    Развитие мышления и практики по этим вопросам также нашло отражение в развитии архитектуры мира и безопасности Организации африканского единства.В 2000 году, за пять лет до того, как Всемирный саммит 2005 года утвердил обязанность по защите, Учредительный акт Африканского союза предусматривал в статье 4 (h) «право Союза вмешиваться в дела государства-члена в соответствии с решением Ассамблея в связи с серьезными обстоятельствами, а именно: военные преступления, геноцид и преступления против человечности. По этой причине Африке часто приписывают роль первопроходца в создании импульса для развития и продвижения ответственности по защите.

    Опираясь на эти события, Канада возглавила усилия по дальнейшему осмыслению международной ответственности за предотвращение злодеяний, которая стала воплощением созыва Международной комиссии по вмешательству и суверенитету государств (ICIS) в 2001 году. В ее состав вошли 12 видных деятелей из Африки. в Северной и Южной Америке, Азиатско-Тихоокеанском регионе и Европе эта Комиссия ввела термин «ответственность за защиту», чтобы указать на параллельные обязанности по предотвращению, реагированию и восстановлению. Комиссия подчеркнула первостепенное значение предотвращения и призвала государства в полной мере продвигать его, выполняя свои основные обязанности по защите.

    Является ли ответственность защищать внешнеполитический вопрос?

    Ответственность за защиту представляет собой вопрос как внутренней, так и внешней политики. Важно проводить различие между элементами, связанными с концептуальной разработкой и достижением политического консенсуса в отношении принципа ответственности по защите, с одной стороны, и его полной реализации, с другой.Первое относится к политическому диалогу на ряде региональных и международных межправительственных форумов, включая Генеральную Ассамблею Организации Объединенных Наций, что по определению соответствует сфере внешней политики государств. Однако в случае с операционализацией логически существует внешнеполитическое измерение, но приоритизация предотвращения делает ответственность за защиту, прежде всего, вопросом внутренней политики.

    История показывает, что ни одно государство не застраховано от опасности геноцида, военных преступлений, этнических чисток и преступлений против человечности.Следовательно, каждое государство несет ответственность за управление или смягчение проблем, связанных с такими рисками. Из прошлого опыта мы знаем, что геноцид и другие жестокие преступления не происходят без предупреждения, а являются результатом процесса. Существует множество факторов, связанных с повышенным риском совершения тяжких преступлений, включая дискриминацию, язык вражды, подстрекательство к насилию и дегуманизацию «другого». В Системе анализа особо тяжких преступлений перечислен ряд факторов риска и индикаторов, которые используются при оценке риска и усилиях по раннему предупреждению.Сегодня мы наблюдаем рост отчужденных настроений, часто выражаемых через язык ненависти, в отношении уязвимых групп меньшинств и беженцев во многих странах во всех регионах мира, в том числе на глобальном Севере.

    Откровенное саморефлексия, конструктивный диалог между группами и учреждениями внутри страны и за рубежом, а также периодическая оценка рисков на национальном уровне необходимы как в хрупких, так и в кажущихся здоровыми обществах в всех регионах мира.

    Обязанность защищать о военном вмешательстве?

    Нет, только в самых экстремальных ситуациях, когда государства-члены явно не в состоянии защитить свое население от зверских преступлений, международное сообщество обязано коллективно реагировать на наиболее серьезные нарушения прав человека и гуманитарного права в своевременной и решительной таким образом, в индивидуальном порядке и всегда в полном соответствии с Уставом ООН.

    Согласно третьему столпу ответственности по защите, когда государство явно не в состоянии защитить свое население, международное сообщество может отреагировать с помощью ряда инструментов, доступных для Организации Объединенных Наций и ее партнеров. Они могут включать мирные меры в соответствии с главой VI и принудительные меры, такие как санкции в соответствии с главой VII. Он также может включать сотрудничество с региональными и субрегиональными соглашениями в соответствии с Главой VIII.

    Первоочередной целью всегда должно быть предупреждение; быстро и эффективно реагировать ненасильственными способами и тем самым снизить риск ухудшения ситуации, которое может потребовать применения силы для предотвращения совершения четырех преступлений и нарушений.Однако, если явное отсутствие защиты потребует принятия более жестких мер, их необходимо будет принять в полном соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций.

    Заблуждение о том, что ответственность по защите связана с военным вмешательством, было связано с санкционированием применения силы Советом Безопасности в Ливии в 2011 году в соответствии с Резолюцией 1973 и в свете конкретных предупреждающих знаков, которые Совет Безопасности учел в своих обсуждениях. Последствия этого разрешения с точки зрения ответственности по защите продолжают обсуждаться, особенно вопрос о том, соблюдались ли при реализации параметры мандата резолюции.На практике у государств лишь ограниченный аппетит к военному вмешательству. В то время как ответственность за защиту была названа некоторыми как причина для могущественных государств вмешиваться в дела тех, кого считают слабыми, в действительности в последние годы очень мало случаев военного вмешательства, даже в самых крайних случаях. Ситуации в Сирии и Мьянме являются трагическими примерами того, что международное сообщество не в состоянии предпринимать коллективные действия, что в точности отражает то, что обязательства по документу Всемирного саммита 2005 года были призваны предотвратить.Независимо от этого разногласия по поводу прошлого не должны стоять на пути приверженности и решимости международного сообщества защищать население в настоящем . Однако, опираясь на прошлый опыт, международное сообщество должно извлечь уроки из прошлого опыта и обеспечить учет существующих и законных опасений при рассмотрении и определении будущих действий. Инициативы, направленные на извлечение уроков из прошлых дел и улучшение практического применения принципа, включая инициативу «Ответственность при защите», представленную Бразилией после дела Ливии, представляют собой полезные пути для продолжения этого важного диалога.

    Приоритеты на будущее

    Видеообращение Генерального секретаря ООН по случаю 15-летия обязанности защищать

    В свете 15-й годовщины принятия обязанности защищать, Специальный советник призывает отдельные государства выполнять свои обязательства по защите, а международное сообщество — усилить свою коллективную приверженность предотвращению и прекращению злодеяний. Необходимо найти дипломатические решения для снижения риска совершения таких преступлений с целью спасения жизней. Дальнейшее внедрение принципа требует продвижения следующих ключевых приоритетов:

    1) УСИЛИТЬ УСИЛИЯ ПО ПРЕДОТВРАЩЕНИЮ

    Предупреждение злодеяний лежит в основе обязанности Генерального секретаря по защите и общей превентивной программы действий. Ранняя профилактика требует приоритезации инклюзивности и конструктивного управления разнообразием.Национальная политика и нормы должны учитывать различия. Для этого необходимы законы и институты, призванные содействовать равенству между отдельными людьми и группами и защищать их от дискриминации, языка вражды и подстрекательства к насилию, защищая при этом свободу выражения мнений. Конституционная и законодательная защита прав человека и прав групп являются главными барьерами против дискриминации. Защита должна эффективно контролироваться независимыми судебными органами и национальными правозащитными учреждениями, в том числе омбудсменами, с динамичным гражданским обществом, способным привлечь к ответственности государства.

    2) СОДЕЙСТВИЕ ПРАВОСУДИЮ И ПОДОТЧЕТНОСТИ

    Четыре преступления и нарушения должны быть включены в национальное законодательство, с тем чтобы геноцид, военные преступления, этнические чистки и преступления против человечности, а также их подстрекательство были признаны уголовными преступлениями согласно внутреннему законодательству. Всем слоям общества должен быть предоставлен равный доступ к правосудию и судебной защите в случае нарушения их основных прав в рамках общих усилий по укреплению верховенства закона.Это делается не только ради справедливости, но и для предотвращения потенциальных преступлений в будущем, поскольку безнаказанность за прошлые нарушения сама по себе является фактором риска совершения злодеяний. У международного сообщества есть правовая и моральная обязанность помогать нуждающимся и обеспечивать законные возможности для их безопасности. Государства должны стать участниками соответствующих международных документов по правам человека, международного гуманитарного права и беженского права, а также Римского статута Международного уголовного суда. Государства-члены должны также обеспечить криминализацию особо тяжких преступлений и их подстрекательство во внутреннем законодательстве.

    3) РАБОТАЙТЕ ВМЕСТЕ ДЛЯ ЗАЩИТЫ

    Приверженность международного сообщества и укрепление сотрудничества необходимы для успешного предотвращения злодеяний. Международному сообществу пора собраться вместе, чтобы найти дипломатические решения текущих проблем и защитить население от жестоких преступлений. В Организации Объединенных Наций межправительственные органы должны работать как единое целое, чтобы снизить риск и положить конец совершению злодеяний, достичь урегулирования, которое принесет справедливость и привлечение к ответственности уязвимых и бесправных групп населения, разрешит долгосрочные проблемы и структурные недостатки, которые могут ограничить защита и ограничение прав человека и содействие устойчивому развитию, которое никого не оставляет без внимания.Региональные и субрегиональные организации должны работать в одном направлении и получать для этого всю возможную поддержку.

    Успешное выполнение обязанности защищать требует сотрудничества на всех уровнях. Для этого необходимо сделать приоритетным диалог и сотрудничество между гражданским обществом, национальными и региональными субъектами. Ответственность за защиту должна распространяться не только на Организацию Объединенных Наций, но и на региональные и национальные контексты, но также не только на правительства, но и на гражданское общество и ключевые внутренние заинтересованные стороны.Опыт показывает, что предотвращение и реагирование наиболее эффективны, когда Организация Объединенных Наций работает в тандеме со своими региональными, национальными и местными партнерами. Укрепление этих взаимоотношений для максимального увеличения возможностей предотвращения и защиты остается критически важным аспектом стратегии реализации.

    Узнайте больше о жизненно важной роли, которую государства-члены, система Организации Объединенных Наций, региональные и субрегиональные организации и их партнеры из гражданского общества — все они играют в реализации обязанности защищать здесь.

    Управление Организации Объединенных Наций по предупреждению геноцида и ответственности за защиту

    Управление Организации Объединенных Наций по предупреждению геноцида и ответственности за защиту

    Учредительные документы

    • Отчет Международной комиссии по вмешательству и государственному суверенитету 2001 г. по вопросу «Ответственность за защиту»
    • Доклад Группы высокого уровня Генерального секретаря по угрозам, вызовам и переменам, 2004 год, документ «Более безопасный мир: наша общая ответственность» (A / 59/565).
    • Доклад Генерального секретаря 2005 г. о При большей свободе: к развитию, безопасности и правам человека для всех (A / 59/2005)
    • 2005 Итоговый документ Всемирного саммита , A / RES / 60/1, пункты 138–140

    Доклады Генерального секретаря

    • Отчет Генерального секретаря о , 2009 г. Осуществление обязанности по защите (A / 63/677)
    • Доклад Генерального секретаря о раннем предупреждении, оценке и ответственности за защиту 2010 г. (A / 64/864)
    • Доклад Генерального секретаря о , 2011 г. Роль региональных и субрегиональных соглашений в выполнении обязанности по защите (A / 65/877-S / 2011/393)
    • Доклад Генерального секретаря о «Обязанность защищать», 2012 г.: своевременный и решительный ответ (A / 66/874-S / 2012/578)
    • Отчет Генерального секретаря о «Обязанность защищать: ответственность и предотвращение», 2013 г. (A / 67/929-S / 2013/399)
    • Отчет Генерального секретаря 2014 г. о выполнении нашей коллективной ответственности: международная помощь и ответственность за защиту (A / 68/947-S / 2014/449)
    • Доклад Генерального секретаря о «Жизненно важное и прочное обязательство: выполнение обязанности по защите», 2015 г. (A / 69/981-S / 2015/500)
    • 2016 Доклад Генерального секретаря о Мобилизация коллективных действий: следующее десятилетие ответственности за защиту (A / 70/999 – S / 2016/620)
    • Отчет Генерального секретаря о «Осуществление обязанности по защите: ответственность за предотвращение», 2017 г. (A / 71/1016-S / 2017/556)
    • 2018 Доклад Генерального секретаря о Обязанности защищать: от раннего предупреждения к ранним действиям (A / 72/884-S / 2018/525)
    • 2019 Доклад Генерального секретаря об ответственности Обязанности защищать: извлеченные уроки для предотвращения (A / 73/898-S / 2019/463)
    • 2020 Доклад Генерального секретаря о Приоритетность предотвращения и усиления ответных мер: женщины и ответственность за защиту (A / 74/964 — S / 2020/501)

    Постановления органов ООН

    Генеральная Ассамблея

    • Ответственность за защиту (A / RES / 63/308)
    • Международный день памяти и достоинства жертв преступления геноцида и предотвращения этого преступления (A / RES / 69/323)

    Совет Безопасности

    Совет по правам человека

    Постановления и отчеты других организаций

    Статьи специальных советников

    Прочие документы

    Управление Организации Объединенных Наций по предупреждению геноцида и ответственности за защиту

    Новый Генеральный секретарь приносит присягу.
    Фото ООН / Мануэль Элиас

    Генеральный секретарь активно способствует реализации принципа ответственности за защиту посредством своих добрых услуг, своих брифингов для межправительственных органов Организации Объединенных Наций и работы различных департаментов, составляющих Секретариат по вопросам, связанным с ранним предупреждением, предотвращением конфликтов, правами человека, сотрудничеством с региональными организациями, политическим взаимодействием с государствами-членами, наращиванием потенциала, помощью в проведении выборов, посредничеством, управлением миротворческими операциями / миростроительством / политическими миссиями и т. д.В частности, Генеральный секретарь уполномочен доводить до сведения других органов Организации Объединенных Наций вопросы или ситуации, угрожающие поддержанию мира и безопасности, в том числе те, при которых злодеяния могут совершаться или продолжаются.

    Генеральный секретарь также предпринял ряд шагов для разработки принципа ответственности за защиту и руководства его практическим осуществлением, включая учреждение должности Специального советника по ответственности за защиту в 2007 году (S / 2007/721).

    Важно отметить, что с 2009 года Генеральный секретарь продвинул концептуальную и практическую разработку обязанности защищать посредством ежегодных отчетов Генеральной Ассамблее и Совету Безопасности:

    • 2009: Выполнение обязанности защищать (A / 63/677)
    • 2010: Раннее предупреждение, оценка и ответственность за защиту (A / 64/864)
    • 2011: Роль региональных и субрегиональных механизмов в выполнении обязанности по защите (A / 65/877-S / 2011/393)
    • 2012: Ответственность за защиту: своевременное и решительное реагирование (A / 66/874-S / 2012/578)
    • 2013: Обязанность защищать: ответственность государства и предотвращение (A / 67/929-S / 2013/399)
    • 2014: Выполнение нашей коллективной ответственности: международная помощь и ответственность по защите (A / 68/947-S / 2014/449)
    • 2015: Жизненно важное и прочное обязательство: выполнение обязанности защищать (A / 69/981 – S / 2015/500)
    • 2016: Мобилизация коллективных действий: следующее десятилетие ответственности за защиту (A / 70/999-S / 2016/620)
    • 2017: Осуществление обязанности защищать: ответственность за предотвращение (A / 71/1016-S / 2017/556)
    • 2018: Ответственность за защиту: от раннего предупреждения к ранним действиям (A / 72/884-S / 2018/525)
    • 2019: Ответственность за защиту: извлеченные уроки для предотвращения (A / 73/898-S / 2019/463)
    • 2020: Приоритетность предотвращения и усиления ответных мер: женщины и ответственность за защиту (A / 74/964 — S / 2020/501)

    В этих отчетах изложена стратегия реализации принципа «Ответственность за защиту», основанная на трех равных и взаимоусиливающих компонентах:

    • Компонент I Рассматривается вопрос о том, как государства могут выполнять свою главную ответственность по защите своего населения от геноцида, военных преступлений, этнических чисток и преступлений против человечности, а также от их подстрекательства (A / 67/929-S / 2013/399).
    • Компонент II Излагает коллективную ответственность международного сообщества за поощрение и помощь государствам в выполнении их обязательств по защите своего населения (A / 68/947-S / 2014/449), а также за оказание помощи государствам в наращивании потенциала в этом отношении.
    • Компонент III Разрабатывает ответственность международного сообщества за использование соответствующих дипломатических, гуманитарных и других средств для защиты населения от этих преступлений и нарушений.В нем также представлены варианты своевременного и решительного реагирования, включая коллективные действия, в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций и на индивидуальной основе, когда национальные власти явно не в состоянии защитить свое население от геноцида, военных преступлений, этнических чисток и преступлений. против человечности (A / 66/874-S / 2012/578).

    Генеральный секретарь также дал более конкретные рекомендации по раннему предупреждению и оценке особо тяжких преступлений (A / 64/864) и роли региональных и субрегиональных соглашений (A / 65/877-S / 2011/393) .

    Три столпа ответственности по защите охватывают широкий спектр вариантов предупреждения, предотвращения и реагирования на злодеяния. Как неоднократно подчеркивал Генеральный секретарь, они отражают первостепенную важность устранения возникающих рисков совершения злодеяний, инвестирования в предотвращение и прекращения эскалации серьезных нарушений прав человека и гуманитарного права, перерастающих в геноцид, военные преступления, этнические чистки и преступления против человечество. Когда эти меры терпят неудачу и совершаются злодеяния, Генеральный секретарь неизменно подчеркивает ответственность международного сообщества за демонстрацию своей коллективной решимости положить конец наиболее вопиющим формам насилия, приняв своевременные и решительные меры.

    Как ясно показывает трехкомпонентная структура, ответственность по защите не ограничивается ситуациями продолжающегося конфликта и связана только с применением принудительных мер. История показывает, что ни одно общество не застраховано от геноцида, военных преступлений, этнических чисток и преступлений против человечности. Таким образом, ответственность за защиту применяется везде и всегда. По этой причине реализация принципа также зависит от усилий широкого круга участников, включая государства-члены, региональные и субрегиональные организации и гражданское общество.

    Посредством ежегодного рассмотрения докладов Генерального секретаря государства-члены достигли консенсуса по основным аспектам ответственности по защите, включая необходимость уделять первоочередное внимание предотвращению, использовать весь спектр имеющихся дипломатических, политических и гуманитарных мер, чтобы рассматривать военную силу только как крайнее средство и обеспечивать, чтобы выполнение обязанности защищать соответствовало Уставу Организации Объединенных Наций и другим установленным принципам международного права.

    Реализация обязанности защищать — инструменты политики

    Компонент I: Повышение национальной устойчивости

    • Беспристрастный надзор за политическими переходами
    • Сектор профессиональной и подотчетной безопасности
    • Верховенство закона и права человека
    • Возможности раннего предупреждения и предотвращения злодеяний
    • Способность к диалогу и разрешению конфликтов
    • Законное и эффективное правосудие переходного периода
    • Справедливое распределение экономических ресурсов
    • Просвещение, связанное с предупреждением злодеяний

    Компонент II: Международное поощрение, помощь и наращивание потенциала

    • Международный мониторинг прав человека и экспертная оценка
    • Превентивная дипломатия
    • Посредничество и политический диалог
    • Поддержка профессионального и подотчетного сектора безопасности
    • Поддержка беспристрастных институтов надзора за политическими преобразованиями
    • Поддержка независимых судебных и правозащитных учреждений
    • Создание потенциала раннего предупреждения и предотвращения злодеяний
    • Создание потенциала для диалога и разрешения конфликтов
    • Создание потенциала для противодействия предрассудкам и разжиганию ненависти
    • Поддержка законного и эффективного правосудия переходного периода
    • Отказ в способах совершения злодеяний
    • Экспертиза разрешения споров
    • Миссии наблюдателей или наблюдателей
    • Уголовные расследования, миссии по установлению фактов и комиссии по расследованию
    • Защита беженцев и внутренне перемещенных лиц
    • Защита гражданского населения в чрезвычайных гуманитарных ситуациях
    • Помощь в поддержании мира и стабилизации
    • Пол
    • Поддержка усилий по борьбе с сексуальным насилием

    Компонент III: Своевременное и решительное реагирование

    • Превентивная дипломатия
    • Посредничество и политический диалог
    • Общественная адвокатура
    • Уголовные расследования, миссии по установлению фактов и комиссии по расследованию
    • Миссии наблюдателей или наблюдателей
    • Обращение в ICC
    • Санкции
    • Защита беженцев и внутренне перемещенных лиц
    • Защита гражданского населения в чрезвычайных гуманитарных ситуациях
    • Устав ООН Глава VII Санкционированное применение силы

    Что такое R2P? — Глобальный центр ответственности за защиту

    Ответственность за защиту — известная как R2P — это международная норма, которая направлена ​​на то, чтобы международное сообщество никогда больше не остановило массовые зверские преступления геноцида, военные преступления, этнические чистки и преступления против человечности. Эта концепция возникла в ответ на неспособность международного сообщества адекватно отреагировать на массовые зверства, совершенные в Руанде и бывшей Югославии в 1990-х годах. Международный комитет по вмешательству и государственному суверенитету разработал концепцию R2P в 2001 году.

    Обязанность защищать была единогласно принята в 2005 году на Всемирном саммите ООН, крупнейшем в истории собрании глав государств и правительств. Это сформулировано в пунктах 138 и 139 Итогового документа Всемирного саммита:

    .

    138.Каждое отдельное государство несет ответственность за защиту своего населения от геноцида, военных преступлений, этнических чисток и преступлений против человечности. Эта ответственность влечет за собой предотвращение таких преступлений, включая их подстрекательство, соответствующими и необходимыми средствами. Мы принимаем на себя эту ответственность и будем действовать в соответствии с ней. Международное сообщество должно, при необходимости, поощрять государства и помогать им в выполнении этой обязанности и поддерживать Организацию Объединенных Наций в создании потенциала раннего предупреждения.

    139. Международное сообщество через Организацию Объединенных Наций также обязано использовать соответствующие дипломатические, гуманитарные и другие мирные средства в соответствии с главами VI и VIII Устава, чтобы помочь защитить население от геноцида, военных преступлений и этнических чисток. и преступления против человечности. В этом контексте мы готовы своевременно и решительно предпринимать коллективные действия через Совет Безопасности в соответствии с Уставом, включая главу VII, в каждом конкретном случае и в сотрудничестве с соответствующими региональными организациями, как уместно, если мирные средства неадекватны, а национальные власти явно не в состоянии защитить свое население от геноцида, военных преступлений, этнических чисток и преступлений против человечности.Мы подчеркиваем необходимость того, чтобы Генеральная Ассамблея продолжила рассмотрение ответственности за защиту населения от геноцида, военных преступлений, этнических чисток и преступлений против человечности и их последствий, принимая во внимание принципы Устава и международного права. Мы также намерены взять на себя обязательство, когда это необходимо и целесообразно, помогать государствам в наращивании потенциала для защиты своего населения от геноцида, военных преступлений, этнических чисток и преступлений против человечности и оказывать помощь тем, кто находится в стрессовом состоянии, до того, как разразятся кризисы и конфликты.

    В январе 2009 года Генеральный секретарь ООН выпустил отчет о выполнении обязанности защищать, в котором сформулированы три основных элемента обязанности защищать. После этого в июле 2009 года состоялись первые дебаты Генеральной Ассамблеи об ответственности за защиту. В ходе этих дебатов государства-члены ООН подавляющим большинством подтвердили обязательство 2005 года, и Генеральная Ассамблея приняла консенсусную резолюцию (A / RES / 63/308), в которой приняли к сведению доклад Генерального секретаря.

    Генеральный секретарь с тех пор публикует ежегодные отчеты перед неформальным интерактивным диалогом Генеральной Ассамблеи ООН об обязанности защищать.В июне 2018 года Генеральная Ассамблея провела первые с 2009 года дебаты об ответственности за защиту.

    R2P упоминается в более чем 80 резолюциях Совета Безопасности ООН, касающихся кризисов в Центральноафриканской Республике, Кот-д’Ивуаре, Демократической Республике Конго, Либерии, Ливии, Мали, Сомали, Южном Судане, Сирии и Йемене, а также тематические резолюции, касающиеся предотвращения геноцида, предотвращения вооруженных конфликтов и ограничения торговли стрелковым оружием и легкими вооружениями.Об обязанности защищать также говорится в более чем 50 резолюциях Совета по правам человека и 13 резолюциях Генеральной Ассамблеи. Эти резолюции и связанные с ними превентивные и — в крайнем случае — принудительные меры продемонстрировали, что коллективные действия по защите групп риска возможны.

    Отдельные государства и глобальные сети, такие как Глобальная сеть координаторов по защите от ответственности, предприняли различные национальные инициативы, чтобы гарантировать, что они предотвращают массовые злодеяния, выполняя свои обязательства по компонентам I и II.

    Архив ресурсов — Глобальный центр ответственности за защиту

    Официальное заявление Официальное заявление
    Название Тип Дата Источник
    Интервью

    6 апреля 2021

    Жаклин Стрейтфельд-Холл, директор по исследованиям, Глобальный центр ответственности за защиту
    Интервью

    29 марта 2021

    Глобальный центр ответственности за защиту

    28 марта 2021

    Специальный советник ООН по предупреждению геноцида и Верховный комиссар ООН по правам человека
    Запись события

    22 марта 2021

    Глобальный центр ответственности за защиту

    16 марта 2021

    Управление специальных советников ООН по предупреждению геноцида и ответственности за защиту
    Интервью

    15 марта 2021

    Доктор. Саймон Адамс, Глобальный центр ответственности за защиту Исполнительный директор
    Интервью

    5 марта 2021

    Д-р Саймон Адамс, Глобальный центр ответственности за защиту Исполнительный директор
    Интервью

    4 марта 2021 года

    Доктор.Саймон Адамс, Глобальный центр ответственности за защиту Исполнительный директор
    Интервью

    3 марта 2021 года

    Д-р Саймон Адамс, Глобальный центр ответственности за защиту Исполнительный директор
    Интервью

    28 февраля 2021

    Доктор.Саймон Адамс, Глобальный центр ответственности за защиту Исполнительный директор

    Глобальная сеть координаторов по защите от ответственности

    Координатор по защите от ответственности — это высокопоставленное должностное лицо в правительстве, которое содействует национальным механизмам предотвращения злодеяний и способствует международному сотрудничеству, участвуя в Глобальной сети. Назначение координатора по защите ответственности — это шаг, который могут быть реализованы правительствами, чтобы продемонстрировать свою приверженность предотвращению массовых злодеяний, независимо от их возможностей.

    Глобальная сеть координаторов по защите ответственности была запущена в сентябре 2010 года. Группа содействия из стран, включая Данию, Гану, Австралию и Коста-Рику, в сотрудничестве с Глобальным центром ответственности за защиту оказала помощь в запуске и разработке Глобальная сеть. Глобальный центр действует как секретариат Глобальной сети и совместно с государствами-членами созывает ежегодные встречи координаторов по защите ответственности.

    Членство в глобальной сети расширилось и теперь включает более 60 высокопоставленных представителей из стран во всех регионах мира.Европейский Союз и Организация американских государств также назначили координатора по защите ответственности.

    Члены Глобальной сети включают государства, которые никогда не подвергались массовым зверствам внутри страны по отношению к тем, население которых в настоящее время подвергается или находится под угрозой геноцида, этнических чисток, военных преступлений и преступлений против человечности. Разнообразие членского состава показывает, что правительства с разным уровнем опыта в области профилактики и правительственными возможностями могут извлечь выгоду из членства в Глобальной сети.

    Размещение координатора по защите в рамках национальной системы — это решение каждого отдельного правительства, которое принимает во внимание его структуру и приоритеты, в том числе то, сосредоточены ли обязанности координатора по защите прав на предотвращение злодеяний на национальном или международном уровне. Координаторы по обязанности по защите представляют различные министерства и ведомства своих правительств, включая Министерство иностранных дел, Министерство юстиции, Министерство внутренних дел и Национальный совет мира.

    Руководство для координаторов по обязанности по защите было написано Глобальным центром ответственности по защите как инструмент, который предлагает практические рекомендации для координаторов по защите. В Руководстве дается обзор ответственности по защите и излагаются задачи, которые должны выполнять координаторы по R2P с момента своего назначения до того, как они покинут свою должность. В нем подробно описаны действия и инициативы координаторов по защите от ответственности в отношении того, как наладить работу по предотвращению злодеяний в их департаментах и ​​правительствах.Хотя информация в Руководстве не является исчерпывающей, мы надеемся, что она вдохновит координаторов по R2P на изучение того, как другие тематические вопросы связаны с их работой.

    Проведено

    встреч Глобальной сети в Нью-Йорке, США (2011, 2012), Аккре, Гана (2013), Габороне, Ботсвана (2014), Мадриде, Испания (2015), Сеуле, Республика Корея (2016), Дохе. , Катар (2017 г.), Хельсинки, Финляндия (2018 г.) и в Европейском союзе в Брюсселе, Бельгия (2019 г.). В дополнение к этим встречам, в течение 2012 года Глобальный центр в сотрудничестве с Фондом Стэнли созвал страны-члены ООН, должностных лиц ООН и специалистов по массовым злодеяниям на подготовительный семинар в феврале 2012 года, чтобы выработать рекомендации для государств по назначению координатора ответственности по защите. .Во время этих ежегодных встреч координаторы по ответственности по защите обсуждают свою роль в своих правительствах, а также основные способы предотвращения массовых злодеяний и защиты уязвимых групп населения. Ежегодное собрание — это возможность поделиться передовым опытом и укрепить связи между участниками.

    1. Первое совещание координаторов по защите, Нью-Йорк, США, 2011
    2. Подготовительный семинар ко второму ежегодному собранию, Тэрритаун, США, 2012 г.
    3. Второе ежегодное собрание, Нью-Йорк, США, 2012
    4. Третье ежегодное собрание, Аккра, Гана, 2013 г.
    5. Четвертое ежегодное собрание, Габороне, Ботсвана, 2014 г.
    6. Пятое ежегодное собрание, Мадрид, Испания, 2015
    7. Шестое ежегодное собрание, Сеул, Республика Корея, 2016
    8. Седьмое ежегодное собрание, Доха, Катар, 2017 г.
    9. Восьмое ежегодное собрание, Хельсинки, Финляндия, 2018
    10. Девятое ежегодное собрание, Брюссель, Бельгия, 2019

    В дополнение к ежегодным встречам Глобальной сети координаторы по обязанности по защите также созвали три региональных встречи в Европе, а также провели ежегодные неформальные встречи в кулуарах открытия Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке.