Объективный идеализм представители: Объективный идеализм (Фролов) | Понятия и категории

Содержание

Идеализм субъективный и объективный — Концепция сатанизма

Идеализм (от греческого idea – мыслимый образ) – совокупность философских концепций утверждающих действительное существование реальности имматериальной природы: психики, души, духа, идеи, мысли, разума и подобного. В зависимости от направления идеализма помимо его деления на объективный и субъективный, о которых позже, выдвигаются различные утверждения, как например, прямую зависимость материи от имматериального, происхождение материи из идеального, то есть первичность имматериального в разных формах от неких космогонических имматериальных сущностей до разумного начала в виде волевой созидающей разумной сущности (творца). Но так как космогонические воззрения материализма и идеализма я затрону в части книги специально для этого отведённой, то здесь речь пойдёт только о двух основных направлениях идеализма – объективном и субъективном. На самом деле идеализм многоранен и точно его определить не представляется возможным уже в силу предметов его изучения – имматериальных, которые не поддаются на прямую чувственному опыту и не редко знания о них распространяются не далее теоретических моделей, но это детали.

Верно определять как идеализм соответствующие его признакам персональные или определённые философские концепции, например, сатанистский идеализм верное понятие отражающее часть комплекса философских концепций сатанизма. Также все религии и религиозные комплексы относятся к идеализму утверждая о чём-то имматериальном по содержанию независимо от его формы: духа предка, божеств или чего-то метафизического и прочего подобного.

Субъективный идеализм по заявляемой им модели мироустройства выбивается из научного знания, скажем так своей оригинальностью, а именно тем, что в широком смысловом значении это направление идеализма отрицает действительное существование какой-либо реальности вне сознания субъекта. То есть реально существует только то, что мыслится субъектом сознания, а прочее либо неявные продукты этого сознания, либо не является реальностью. Одной из разновидностей такого идеализма является, например, солипсизм (от латинского solus – один и ipse – сам (solus ipse sum)), который развивает утверждение о действительно существующей реальности только в сознании субъекта до суждения о действительной реальности только самого субъекта сознания. То есть солипсизм к нереальному или сомнительному относит и других индивидов – носителей разума и предметы, которые существуют только в рамках сознания мыслящего субъекта. В субъективном идеализме понятие восприятие нивелируется и смешивается с мышлением и воображением – воспринимается только то, что мыслится субъектом сознания, а прочее не существует реально в действительности. Теоретические проблемы и проблемные следствия субъективного идеализма и, например, солипсизма лежат на поверхности и очевидны, но как критика не беспокоят сторонников этих направлений, так как исходя из концепции субъективного идеализма проблемами или следствиями не являются, а только мыслятся как реально несуществующие в рамках других философских концепций и теорий. Более сказанного выше могу конечно же добавить как критики, так и деталей о субъективном идеализме, но доказать его проблематично, а исходя из своей же модели мироздания он устойчив к критике и она не является для него ни вредной, ни продуктивной. То есть здесь остаётся только та самая вера, о которой я писал ранее, которая либо побуждает принять модель субъективного идеализма как верную и таким образом устранить для субъекта исследования проблемы с достоверностью и аргументацией. Либо не принимать эту модель и отринуть её как противоречащую любой модели или теории базирующейся на объективной реальности.

Объективный идеализм утверждает действительное существование объективной реальности имматериальной природы вне сознания субъекта. Далее говоря идеализм я буду подразумевать только объективный идеализм, а если речь пойдёт о субъективном идеализме, то я уточню это. Соотношение идеализма и материализма в зависимости от направления различно, от полного устранения материи как продукта уже имматериального, до признания тесных связей материи и имматериального и их взаимовлияния. Проблему первичности материи или имматериального я затрону в другой части книги, а здесь сосредоточусь на проблематике и следствиях идеализма. И употребляя понятие метафизика я буду подразумевать теорию и практику исследования и познания мироустройства лежащего вне компетенции физики и естественных наук, то есть имматериальной природы, а не разнообразные трактовки понятия метафизика, существующие в философии. То есть метафизическая природа в данном случае это схожее с имматериальной природой, но с известными допущениями и оговорками.

Как я упоминал ранее в это главе связь разума с нематериальным, и собственно его возможную метафизическую природу, разумные существа заметили раньше появления классического материализма. Произошло это, скорее всего в связи с тем, что они воспринимали некоторую тождественность сна и смерти, стараясь найти доказательства или аргументацию теоретических конструкций на основании это связи. Такое обстоятельство породило надежду в человеке на иную жизнь или существование за гранью материального, особенно такая перспектива была популярна в «низших» слоях населения среди маргиналов и люмпенов, так пример представления о реинкарнации («Кто был никем, тот станет всем»). На почве этих представлений предприимчивые индивиды, которых вернее называть мошенниками, создали сначала представление о таланте избранных личностей, естественно их самих же, видеть, понимать и управлять метафизическими сущностями и возможностями. Впоследствии появилось понятие о духах, оно культивировалось из мыслей о том, что умершие предки осуществляют протекцию своего потомства. И так далее вплоть до первых религий и жрецов. Это вкратце один из путей развития донаучного и дофилософского идеализма.

Фантазия человечества соперничает лишь
с разумом определённых индивидов.

Итак, различные представления о душе и духах породили сонм религий и культов, но всех их роднит одна интересная особенность. Ввиду своей ограниченности никто из приверженцев этих учений так и не смог эффективно отделить имматериальное от материального. Например, представление романо-католической церкви и её адептов, хоть они утверждают о бестелесности души, прослеживают ряд спорных моментов. Ряд примеров: в-первых, описание Иеговы, который создал человека по своему образу и подобию, следовательно, хотя он и представляется номинально в одной из своих форм как дух, но имеет чисто материальные органы и системы (глаза, руки, ноги и так далее). Значит, Иегова ощущает материю через органы чувств, воспринимая вещественный мир как живой организм; а также испытывает влияние гравитации, передвигается по средствам своего тела, совершает манипулятивные функции руками и тому подобное, особенно вспоминая как он искал Адама в Эдеме. Назревает вопрос: что в нём от духа? В-вторых, греко-католическая церковь нисколько не отделяет душу от тела, это видно из их представлений о Рае как о пространственно протяжённом месте с другими признаками материи (кстати, то же самое в исламе), в-третьих, поклонение трупам (мощам), то есть вещественному. И это лишь малая часть примеров. Вот на таком представлении души и духа неотрывном от материи построен «мост» с классическим материализмом и «стена» ограничивающая совершенствование до «чистого идеализма» причём не только в религии.

И, разумеется, классический идеализм считает, что разум первичнее материи, из этого мнения происходит теория креационизма, то есть материю создал разум, а именно это бог каждой религии соответственно. В исламе это Аллах, в христианстве это Иегова и так далее. Теория биотической эволюции не признаётся, всё прослеживается из концепции креационизма и управления всеми процессами богом-демиургом. Такие взгляды обусловлены историческим активным совершенствованием материализма и идеализма в философии сопряжённым с поиском космогонической первопричины. В любом случае идеализм и материализм искусственно противопоставляют и с этой точки зрения – первопричины сущего: имматериальной или материальной. Но идеализм и материализм вполне могут дополнять друг друга, конечно же если речь идёт не о условно крайних направлениях этих концепций, которые исключают природу один другого. Ранее в философии господствовал метод умозрительного исследования, когда изыскания заключались в субъективной рефлексии мыслителя. Проблема этого метода в том, что субъективное мнение философа не гарантирует совпадения с реальной действительностью. Таким образом, защищая субъективный идеализм и общую субъектность исследования в сатанизме мотивами неких персональных переживаний или личным восприятием сомнительно, что такие апологеты получат данные и знания близкие или соответствующие действительности, они получат субъективные мнения. Сатанизму следует либо уменьшить влияние субъективного идеализма в себе, либо вовсе его исключить если это возможно, собственно так и поступила философия в частности и наука в общем совершенствуя свою методологию. А если исследовательский аппарат сатанизма в данный момент находится на уровне, когда субъективные мнения и рефлексия составляют большую долю того, что понимается как знание, то следует с двойными усилиями совершенствовать аппарат, а не выступать с защитой субъективизма в сатанизме.

Субъективный идеализм — это… Что такое Субъективный идеализм?

Субъективный идеализм
        одна из основных разновидностей идеализма; в отличие от объективного идеализма (См. Объективный идеализм), отрицает наличие какой-либо реальности вне сознания субъекта либо рассматривает её как нечто полностью определяемое его активностью. См. Идеализм, Солипсизм.

Большая советская энциклопедия. — М.: Советская энциклопедия. 1969—1978.

  • Субъективные тона
  • Субъективный метод

Смотреть что такое «Субъективный идеализм» в других словарях:

  • СУБЪЕКТИВНЫЙ ИДЕАЛИЗМ —         одна из осн. разновидностей идеализма; в отличие от объективного идеализма, отрицает наличие к. л. реальности вне сознания субъекта либо рассматривает её как нечто полностью определяемое его активностью.         см. в ст. Идеализм.… …   Философская энциклопедия

  • СУБЪЕКТИВНЫЙ ИДЕАЛИЗМ — см. Идеализм …   Большой Энциклопедический словарь

  • субъективный идеализм — см. Идеализм. * * * СУБЪЕКТИВНЫЙ ИДЕАЛИЗМ СУБЪЕКТИВНЫЙ ИДЕАЛИЗМ, см. Идеализм (см. ИДЕАЛИЗМ) …   Энциклопедический словарь

  • Субъективный идеализм — Субъективный идеализм  группа направлений в философии, представители которых отрицают существование независимой от воли и сознания субъекта реальности. Философы этих направлений либо считают, что мир, в котором живёт и действует субъект,… …   Википедия

  • СУБЪЕКТИВНЫЙ ИДЕАЛИЗМ — См. идеализм (1) …   Толковый словарь по психологии

  • ИДЕАЛИЗМ — (от греч. idea образ, идея) филос. система или доктрина, фундаментальным интерпретативным принципом которой является идея, в частности идеал. Обычно И. истолковывается как альтернатива материализму. Если материализм подчеркивает пространственное …   Философская энциклопедия

  • СУБЪЕКТИВНЫЙ — (от лат. subjectum субъект). Отличающийся личной точкой зрения на вещи, в противоположность объективному. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. Чудинов А.Н., 1910. СУБЪЕКТИВНЫЙ в противоположность объективному, личный,… …   Словарь иностранных слов русского языка

  • Идеализм — (французское idealisme, от идея), общее обозначение философских учений, утверждающих, что дух, сознание, мышление, психическое первично, а материя, природа, физическое вторично, производно. Идеализм противостоит материализму. Основные формы… …   Иллюстрированный энциклопедический словарь

  • ИДЕАЛИЗМ — (франц. idealisme от греч. idea идея), общее обозначение философских учений, утверждающих, что дух, сознание, мышление, психическое первично, а материя, природа, физическое вторично, производно. Основные формы идеализма объективный и субъективный …   Большой Энциклопедический словарь

  • СУБЪЕКТИВНЫЙ — СУБЪЕКТИВНЫЙ, субъективная, субъективное; субъективен, субъективна, субъективно (книжн.). Свойственный, присущий только данному лицу, субъекту. Субъективные переживания. Ощущения холода очень субъективны. || Лишенный объективности, пристрастный,… …   Толковый словарь Ушакова

Книги

  • Введение в науку философии. Предмет философии, ее основные понятия и место в системе человеческого знания, Семенов Ю.И.. В первой из шести книг цикла `Введение в науку философии` обосновывается взгляд на философию как на науку, исследующую процесс познания истины и вооружающую человека вообще, и прежде всего… Подробнее  Купить за 931 грн (только Украина)
  • Введение в науку философии. Предмет философии, ее основные понятия и место в системе человеческого знания. Книга 1, Семенов Ю.И.. В первой из шести книг цикла «Введение в науку философии» обосновывается взгляд на философию как на науку, исследующую процесс познания истины и вооружающую человека вообще, и прежде всего… Подробнее  Купить за 720 руб
  • Введение в науку философии. Предмет философии, ее основные понятия и место в системе человеческого знания. Книга 1, Семенов Ю.И.. В первой из шести книг цикла «Введение в науку философию» обосновывается взгляд на философию как на науку, исследующую процесс познания истины и вооружающую человека вообще, и прежде всего… Подробнее  Купить за 416 руб
Другие книги по запросу «Субъективный идеализм» >>

Материализм и объективный идеализм. Теория познания

Материализм и объективный идеализм

Понятия: материализм, и объективный идеализм — пожалуй, всем известны. Теория познания (гносеология), для этих философских терминов — «как мать родная». Рассмотрим их содержание:

Объективный идеализм — это вера в то, что реальность нашего Мира — не обычна, а является объективной виртуальной реальностью. Основателем объективного идеализма, как философского направления, можно считать древнегреческого мыслителя Платона, о котором мы уже говорили ранее. В учении Платона — было понятие потусторонних «идей» (информации), на основе которых — построены все вещи нашего, посюстороннего Мира. От слова «идея» — и происходит понятие: идеализм.

Мир, по Платону, в общем, не зависит от нашего сознания, т.е. является объективным. Отсюда — и объективность (Платоновского) идеализма. После Платона, объективный идеализм прошёл долгую дорогу дальнейшего развития, в трудах многих философов (т.н. неоплатонизм…), и к современности — в основном сводится к идее потустороннего суперкомпьютера, и всего, что с этим связано.

Материализм же — противоположен объективному идеализму: материализм — это вера в то, что реальность нашего Мира — обычна, и следовательно, что окружающая нас материя (или что-то вроде материи) — является подлинной, и является сутью нашего Мира.

Материализм — это вовсе не то же самое, что атеизм! Атеизм — это вера в отсутствие Бога у нашего Мира. Материализм же — вера всего лишь в обычную объективную реальность окружающего Мира, которая вовсе не является помехой для возможности существования Бога (но Бог, в таком случае, представляется, например, инопланетянином). Т.е. можно, будучи материалистом, в то же время быть и религиозным человеком (т.е. верить в Бога).

То же самое — касается и объективного идеализма: он тоже может быть религиозным, а может — и атеистическим. Т.е. можно быть атеистом и одновременно верить в объективную виртуальность окружающего Мира, т.е. быть объективным идеалистом. Появление атеистической (= безБожной) версии объективного идеализма — было связано с идеей того, что Бог — умер, и идея эта, под влиянием двух страшных мировых войн, широко распространилась, и была, в своё время, очень популярной.

Но вообще, для атеистического объективного идеализма — Богу не нужно обязательно умирать: достаточно, чтобы Он всего лишь удалился из нашего объективно-виртуального Мира в какие-нибудь другие виртуальные миры, и забыл о нашем Мире…

Даже в Библии, для такой возможности, можно найти определённые основания, однако, по крайней мере, в Библии — Бог обещал однажды вернуться (в т.н. Судный день), — чтобы судить всех людей за их грехи… На время же своего отсутствия (?) в нашем Мире, Бог мог поручить свою волю и наблюдение за человечеством — ангелам, «программам», в т.ч. мог разрешить им давать людям откровения и озарения… (поэтому даже в отсутствие Бога, действенность специфических методов познания, как уже говорилось, может сохраняться).

Подведём некоторые итоги: итак, понятия материализм и атеизм — совершенно разные понятия; как и понятия вера в Бога (религиозность) и идеализм — тоже совсем о разном. При этом все эти понятия — происходят из гносеологии (т.е. это — гносеологические термины).

Рассмотрим и ещё один (следующий) подобный термин:

Материализм и идеализм в философии

Есть не так много вопросов в философии, которые столь же фундаментальны и извечны, как вопрос о том, что первично – материя или сознание. Этот вопрос является одним из основных во всей философской науке, и он в значительной мере повлиял на ее развитие и углубление. Мыслители давно пытаются выяснить, что же произошло в самом начале и породило все многообразие жизни и мира. Другими словами, бытие ли определяет сознание или же наоборот? Последователей первой точки зрения называют материалистами, а тех, кто придерживается противоположных воззрений, – идеалистами.

Если суть этих двух философских направлений понять не так уж сложно, то разобраться во всех их нюансах, деталях и подтипах гораздо сложнее. Ориентироваться в теории как идеализма, так и материализма – дело не из легких, и обилие имен представителей обеих позиций, равно как и разнообразие терминов, может сбить с толку. В этой статье мы предлагаем вам вместе с нами попробовать разобраться в главных направлениях философской науки.

Давайте разберем суть обоих подходов к вопросу первичности сущего, их положения и предпосылки, а также познакомимся с их разновидностями и основными представителями. Начнем, пожалуй, с определений и прояснения сути отношения материи к сознанию.

В чем суть материализма и идеализма

Как было указано выше, материализм в корне отличается от идеализма в вопросе о том, что первично: бытие или сознание, материя или мышление. Поясним.

Материалисты убеждены, что материальное первично и объективно, в то время как сознание, мышление, духовное – суть производное этой формы бытия.Сознание зависит от материального и подчинено ему.

В противовес этому, идеалистическая направленность признает первичность мышления, сознания, идеи. Все материальное, все существующее явилось порождением, продуктом сознания, и, таким образом, внешний мир – суть отражение внутреннего. Единственно верным и существующим является то, что мы ощущаем, чувствуем, осознаем, а внешний мир и предметы – это проекция наших внутренних процессов, комбинации наших сенсорных ощущений. В обоих направлениях вопрос отношения мышления к бытию отличается в ряде моментов, и о них стоит поговорить отдельно.

Поскольку к данной теме неприменим строго научный принцип опровергаемости (фальсифицируемости), т.е. невозможно однозначно доказать или подтвердить одну из теорий и опровергнуть противоположную, сам вопрос тоже остается открытым. Споры о том, что было раньше, курица или яйцо, продолжаются по сей день и двигают познание вперед.

Теперь давайте познакомимся с основными представителями идеализма и его формами.

Идеализм

Внутри идеализма выделяют объективный и субъективный идеализм.Различаются эти две точки зрения своим взглядом на существующую материю. Объективный идеализм признает реальный, существующий мир, а наряду с ним и мир идей,некое мировое сознание. Последнее и является формирующим и определяющим все сущее. Те же, кто придерживается субъективного идеализма, считают, что реальность представляет собой лишь наши ощущения и восприятие, и все, что действительно есть, – это наш чувственный опыт, мысли и сознание. Таким образом, внешний мир существует лишь как отражение наших субъективных сенсорных восприятий и переживаний.

Идеализм уходит своими началами вглубь веков, в античную философию. Одним из первых апологетов такого подхода можно назвать Платона (V-IV вв. до н.э.), а среди философов Нового Времени — Лейбница (1646–1716) и Гегеля (1770–1831). Они представляли направление объективного идеализма и признавали наличие некоей души, которая все породила и господствует над всем материальным. Именно благодаря этому идеальному (= нематериалистическому), бестелесному, психическому началу человек способен понимать абстрактные и нематериальные явления, руководствоваться этикой и моралью, испытывать высокие чувства и переживать духовный опыт.

Те философы, которые стояли на позициях субъективного идеализма, настаивали на том, что окружающие нас предметы и мир являются не более чем производными от наших ощущений. К этим философам относились Джордж Беркли (1685–1753), Дэвид Юм (1711–1786), Иммануил Кант (1724–1804) и другие.

Многое в теории идеализма роднит его с религией, и за это он часто подвергался критике. Религиозные и схоластические авторы Средневековья много писали о божественном происхождении всего сущего как творении мышления Бога. Так, идеалистические выкладки в очень большой степени использовались средневековыми схоластами и философами для подтверждения существования бога и религиозных догматов.

Кроме того, другим поводом для критики идеализма становился тот факт, что в нем можно найти продолжение примитивных воззрений мифологического общества. Так, тяготение к анимизму и антропоцентризму высмеивалось противниками идеализма как пережиток первобытного сознания. Напомним, что анимизмом называют представление о том, что все предметы и явления обладают душой, в то время как антропоцентризм – это мировоззренческая позиция о том, что человек является центром мироздания, и мир рассматривается как существующий, в первую очередь, для человеческого блага.

На диаметрально противоположном конце спектра «бытие – сознание» находится материализм. Давайте разберем этот философский принцип освоения реальности.

Материализм

Как ясно из названия, материализм стоит на позиции, что материя являет собой единственное существующее, первичное начало. Мир материален, вещественен – все сущее существует объективно, вне зависимости от сознания. Идеальное, психическое – вторично, и определяется материальной природой мира. Само сознание возникло и развивалось в процессе осознания и восприятия объективно существующей действительности, и является не более чем ее отражением. Таким образом, бытие определяет сознание, и никак иначе.

Подобно идеализму, материализм имеет долгую историю и был присущ ряду античных философов. Демокрит Абдерский (V-IV вв. до н.э.), один из ученых и умнейших мужей Древней Греции, был основоположником атомического материализма. Согласно ему, все состоит из атомов – неделимых частиц вещества, обладающих бытием. Движение этих самых частиц в пустоте и определяет многообразие форм существующих предметов и явлений. Как мы видим, Демокрит во многом предвосхитил современное научное понимание о природе вещей.

Среди других античных материалистов стоит упомянуть грека Эпикура (IV-III вв. до н.э.) и римлянина Лукреция Кара (I в. до н.э.). Помимо теорий этих философов, материалистические представления обнаруживаются и в других учениях, трактующих природу психического. Примером может служить дошедшая до нас идея о том, что темперамент человека определяется характером и соотношением материальных компонентов, таких как стихии или гуморальные жидкости.

Этот подтип материализма получил название стихийного. На следующем витке развития уже философы Нового Времени разрабатывали учение о материалистической природе всего сущего с другой позиции – механистического материализма. Ему не свойственна диалектика, а, наоборот, на первый план выступают такие характеристики материи как устойчивость, постоянство, неизменчивость. Материя – это вещь в себе, спорили материалисты, а сознание – ее атрибут. Таким образом, мир непознаваем.

Представители механистического материализма, также называемого метафизическим, – это Фрэнсис Бэкон (1561–1626), Томас Гоббс (1588–1679), Джон Локк (1632–1704), Жюльен Ламетри (1709–1751), Клод Адриан Гельвеций (1715–1771), Поль Анри Гольбах (1723–1789). Они жили и творили в эпоху больших научных и индустриальных открытий и прогресса, и стремление познать мир с точки зрения точных наук и механики находит отражение в их философских концепциях.

Следующим важным этапом развития материализма явилось создание его диалектической разновидности. Это учение, созданное Карлом Марксом и Фридрихом Энгельсом и впоследствии развитое Владимиром Лениным, легло в основу советской научной методологии. Оно соединяет в себе диалектику – учение о развитии через внутренние противоречия, и материализм – признание объективно существующей реальности, независимой от сознания или мышления. Те, кто придерживается этого направления философской мысли, стоят на том, что реальное, бытие принципиально познаваемо.

Сильными сторонами диалектического материализма являются всестороннее рассмотрение предмета, объективность и многосторонность, гибкость и научность подхода, признание внутренних противоречий и конфликтующих начал, а через них и постоянное развитие существующих явлений и вещей и переход на новые витки эволюции.

Таковы три основных варианта материализма. С развитием материалистического подхода к жизни казалось, что он способен объяснить устройство мира, но даже самый объективный и всеобъемлющий материализм не может дать ответы на многие вопросы, затрагивающие идеальное и неосязаемое. То, как охватить оба конца спектра жизни, не давало покоя думающим, размышляющим людям всех веков, и создавались новые концепции, призванные снять противоречие между ними. О некоторых из подобных воззрений в философской теории стоит поговорить отдельно.

Как совместить материализм и идеализм?

В стремлении примирить две противоречащие друг другу точки зрения на материю и сознание философская мысль рождала новые установки и направления познания. К примеру, такое философское учение как пантеизм объединяет все сущее с Богом. Таким образом, материя неотделима от сознания, и противоречие снимается.

Далее стоит упомянуть гилозоизм, согласно которому вся материя тем или иным образом одушевлена. Все тела в мире, природа и космос представляют собой живые организмы, в которых проявляется Мировая душа.

Однако же наибольшей степени гармоничности идея совмещения материализма и идеализма достигла в учении о дуализме. Суть его заключается в том, что оба начала – материальное и идеальное, бытие и сознание – признаются как равноправные и независимые друг от друга. К дуалистам относились такие мыслители как Рене Декарт (1596–1650), Вольтер (1694–1778), Исаак Ньютон (1642–1727) и другие.

Таким образом, философская мысль с древних времен стремилась найти точки соприкосновения идеализма и материализма и даже совместить их. В то же самое время однозначного ответа на основной вопрос философии о соотношении духа к материи, мышления к бытию по сей день нет. Философы продолжают искать ответы и на другую сторону вопроса: а познаваем ли мир вообще? Но это отдельная дискуссия, о которой мы, вполне возможно, поговорим в будущем.

А сейчас предлагаем проверить, насколько вам удалось разобраться в материале статьи, с помощью небольшого теста.

Теперь подведем итоги всему вышесказанному.

Резюме

Итак, главный вопрос, на который философия пытается ответить уже много веков, – это вопрос о том, что первично: материя или дух, бытие или сознание. Здесь существует две диаметрально противоположные точки зрения – материализм и идеализм.

Первый утверждает, что материальное начало первично и доминантно по отношению к идеальному, духовному, психическому. Сознание порождено бытием, которое отражает и стремится осмыслить. Три основные разновидности материализма включают:

  • стихийный материализм Античности;
  • механистический материализм Нового времени;
  • диалектический материализм отцов коммунистической мысли.

Идеализм же в свою очередь признает первенство за сознанием. Первичны и реальны именно наши субъективные ощущения и мышление, с помощью которых мы осваиваем мир, а предметы и прочее – лишь проявления этих ощущений, утверждают идеалисты. Это направление философии подразделяется на объективный и субъективный идеализм.

Оба мировоззрения резко противопоставлены друг другу и несовместимы. Тем не менее дуализм стремился примирить обе эти точки зрения, признавая равнозначность и равноправность обоих начал. Одно остается неизменным – тема, которой сотни лет, и поныне остается актуальной. Таков один из главных вопросов философского знания, который в своей диалектике способствовал развитию и углублению этой дисциплины.

Насколько вам легко ориентироваться в философских учениях и идеях? Возможно, было бы нелишним лучше разобраться в том, что такое научное мышление, а еще лучше развить свое собственное. Обращаем ваше внимание на нашу онлайн-программу «Когнитивистика», призванную обучить эффективным техникам мышления, которые позволяют успешнее рассуждать, принимать решения и находить нестандартные выходы из ситуаций.

Главное, продолжайте задаваться вопросами и искать на них ответы, углубляя свое понимание.

Успехов вам в этом!

Что такое объективный идеализм 🚩 представители объективного идеализма 🚩 Разное

Представители разных школ объективного идеализма указывали на различные причины возникновения и развития действительности. Религиозные философы ставили в центр мира Бога или божественное начало. Другие мыслители назвали первопричиной всего мировую волю. Немецкий философ Гегель, наиболее последовательно и полно разработавший свою теорию идеализма, считал, что первооснова действительности – абсолютный дух.

Начало объективному идеализму было положено греческими философами Пифагором и Платоном. Они и их прямые последователи не отрицали существования материального мира, но полагали, что он подчиняется принципам и законам мира идеального. Материальная, предметная действительность объявлялась отражением процессов, которые происходили во всеобъемлющем царстве идеального. Все многообразие вещей порождено идеальным началом, считал Платон. Предметы и телесные формы преходящи, они возникают и гибнут. Неизменной остается только идея, вечная и неизменная.

Представлен объективный идеализм и в религиозно-философских воззрениях древних индийцев. Восточные философы считали материю лишь покрывалом, под которым спрятано божественное первоначало. Эти взгляды в яркой и образной форме нашли отражение в религиозных книгах индийцев, в частности в «Упанишадах».

Значительно позже концепции объективного идеализма разрабатывали европейские философы Лейбниц, Шеллинг и Гегель. В частности, Шеллинг в своих работах уже опирался на данные естественных наук, рассматривая происходящие в мире процессы в динамике. Но, будучи приверженцем объективного идеализма, философ стремился одухотворять всю материю.

Великий немецкий философ Гегель внес наиболее весомый вклад не только в развитие идеализма, но и в становление диалектического метода. Гегель признавал, что абсолютный дух, который философ поставил на место Бога, первичен по отношению к материи. Материи мыслитель отводил второстепенную роль, подчиняя ее идеальным формам бытия.

Наиболее ярко позиция объективного идеализма отразилась в трудах Гегеля «Философия природы» и «Наука логики». Абсолютный дух мыслитель наделяет всеми атрибутами божественного начала, придавая ему также свойство бесконечного развития. Описывая законы развития духа, Гегель опирался на понятие противоречия, которое в его концепции принимало вид движущей силы развития идеального первоначала.

Идеализм — что это такое в философии (объективный и субъективный)

Обновлено 22 июля 2021
  1. Идеализм — это…
  2. Объективный идеализм
  3. Субъективный
  4. Заключение

Здравствуйте, уважаемые читатели блога KtoNaNovenkogo.ru. В жизни мы употребляем слово идеализм, когда хотим намекнуть, что кто-то нацепил розовые очки и видит мир в слишком уж радужных красках.

Ну или про стремление человека к идеалам, высоконравственному образу жизни. В общем, все это касается идеалистов — особой породы людей, верящих в реальность идеала.

«Идеалист — это человек, который заметив, что роза пахнет лучше капусты, заключает отсюда, что и суп из нее вкуснее».
Генри Луис Менкен, американский журналист

И если с идеализмом блаженных идеалистов все более-менее ясно, то с идеализмом в философии возникает затык.

Проблема в том, что это понятие у философов имеет другой корень — не ИДЕАЛ, как у наивных мечтателей, а ИДЕЮ, то есть дух или сознание (это как?).

При рождении слова произошло недоразумение, вероломная буква л пробралась в суффикс, и вместо законного идеизма мы получили путаницу между двух понятий, одно из которых к тому же означает основополагающее философское направление.

В этой статье мы ответим на вопросы, что такое идеализм в философии, когда это течение зародилось, как развивалось и влияло на мыслителей разных поколений.

Идеализм — это…

ИДЕАЛИЗМ (фр. idealisme от греч. ιδέα — идея) — это направление в философии, объединяющее множество учений, которые так или иначе утверждают, что сознание первично, а материя вторична.

Глобально все философские течения разделены на два лагеря — идеализм и материализм. В зависимости от ответа на главный вопрос философии «Что первично — дух или материя?», мыслитель считается материалистом или идеалистом (помним, что речь не о человеке в розовых очках, бредящем идеалом).

Это противостояние чем-то напоминает вечную дилемму курицы и яйца, однозначное решение которой есть только у палеонтологов, утверждающих, что яйцо первично.

Тема идеализма звучала еще на заре рождения философии в древнем мире, а вот сам термин появился только в XVIII веке, когда немецкий мыслитель Готфрид Лейбниц развел философов по две стороны баррикад.

Материалисты отталкиваются от учения Эпикура с его «ничто не происходит из несуществующего, и ничто не переходит в несуществующее», а идеалисты — от философии Платона с его «эйдосами».

Идеализм — это способ понимания мира, во многом противоположный материализму (что это?), но есть еще и третья правда — дуализм, т.е. попытка объединить и примирить оба взгляда на действительность.

Философы-идеалисты считают, что дух определяет бытие. Иными словами, сознание, мышление, идеи формируют не только человеческое мировоззрение, но и саму реальность.

Если перенести рассуждения об идеализме на современную почву, то на ум приходит самый философский фильм всех времен и народов «Матрица», снятый братьями Вачовски в 1999 году и наделавший много шума.

В «Матрице» намешано много философских учений, библейских сюжетов, отсылок к древнегреческим мыслителям, но, пожалуй, момент, ближе всего подобравшийся к сути идеализма, это эпизод с ложкой, которой на самом деле не существует.

Идеализм неоднороден по своей структуре. Выделяют два глобальных направления — объективный и субъективный идеализм, в рамках которых рождалось множество ответвлений.

Объективный идеализм

Объективный идеализм отделяет котлеты от мух. Он признает, что существует объективная реальность и человеческое сознание, но на них влияет некий всеобщий разум, высшая идея.

Называться высшая идея может по-разному — логос, Бог, космический разум, абсолютный дух. Собственно, это форма идеализма самая древняя, она зародилась еще в мифах (это что?) и религии, где мир создает кто-то могущественный и сильный.

Яркими представителями объективного идеализма являются философы из разных эпох.

Согласно учению Платона материальный мир непостоянен и изменчив, поэтому в основе всего сущего лежат «эйдосы» — идеи, образы, являющиеся сущностью предметов.

Материальный мир — это отражение идеи, воплощенное в материи. Идеальный мир — это некий высший мир, где собраны все бессмертные и неубиваемые «эйдосы».

Душа человека — это тоже идея, которая после смерти тела прямиком отправляется к своим собратьям в высший мир прообразов вещей.

Например, дерево — это материальное воплощение идеи дерева, деревья вырастают и погибают, но образ остается неизменным.

Фома Аквинский — основоположник томизма в философии, который позже стал фундаментом официальной доктрины Ватикана.

Признает существование как объективной материальной действительности (esse in re), так и нематериального мира: субстанций, идеальных сущностей (essentiae, substantiae).

Бог — это совершенная форма, в ней нет ни грамма материи. В Боге заключается абсолютная истина, смысл всех вещей. Если человек сначала видит вещь, а потом думает о ней, то мысль Бога предшествует вещам, т.к. все вещи это и есть идеи Бога.

Мир состоит из бесчисленного множества мельчайших субстанций, которые Лейбниц называет монадами. Монады нематериальны и имеют три уровня развития — высший, средний и низший. Соединяясь, они образуют тела в соответствии с предустановленной гармонией — программой, заложенной Богом.

Учение Гегеля об абсолютной идее — это кульминация философии объективного идеализма.

Абсолютная идея признается мыслителем первопричиной бытия, единственно существующей реальностью, способной к самосознанию.

Человек — носитель абсолютной идеи, его сознание — часть мирового духа. В каждом человеке безличный мировой дух приобретает волю.

«Все разумное действительно, а все действительное разумно», — главный вывод Гегеля, смысл которого в том, что материя и идея не противоречат друг другу.

Материя имеет идею, а идея — материальное воплощение.

Субъективный идеализм

Субъективный идеализм напирает на то, что все мы загружены в матрицу. Иначе говоря, никакой объективной реальности не существует, а есть только человеческое сознание, которое и рождает реальность.

Крайняя форма такого мировоззрения — солипсизм (от лат. solus – единственный, ipse – сам). Правда, не все субъективные идеалисты были столь категоричны, чтобы полностью отрицать существование внешнего мира.

Первая робкая попытка сформулировать что-то похожее на субъективный идеализм возникла в V веке до н.э., когда Протагор из Абдеры, яркий представитель софистов, выдал в эфир знаменитую фразу:

«Человек есть мера всех вещей».

Спустя 2300 лет британские философы Джордж Беркли и Дэвид Юм развили эту мысль в полноценное философское учение.

Когда мы не ощущаем мир, он перестает для нас существовать. Это похоже на то, как прячется маленький ребенок, закрывая ладонями лицо или зажмуриваясь.

Все качества предметов вторичны и зависят от нашего восприятия. Отсюда тезис (это как?) «Существовать — значит, быть воспринимаемым».

Беркли не пошел до самого конца в утверждении, что мир перестает существовать, как только мы отворачиваемся, он изящно выкрутился из сложного положения.

Реальность здесь и сейчас воспринимает не только человек, но и всевидящий Бог, а это объясняет, почему вещи продолжают существовать, пока мы отвлекаемся на что-то другое.

Мы вообще не можем знать, существует ли материальный мир, поэтому следует сконцентрироваться на изучении природы человека, считал Дэвид Юм. Познание начинается с опыта, но опыт связан только с нашим восприятием.

Чувственное восприятие мира, по мысли Юма, это поток впечатлений и идей. По этим причинам знание не может быть достоверным.

Философ придерживался позиций скептицизма, поэтому считал, что проблема бытия и духа неразрешима.

Взгляды Беркли и Юма повлияли на философию Иммануила Канта и Иоганна Готлиба Фихте.

Заключение

В современной философии идеализм представлен разными направлениями: экзистенциализмом (это что?), интуитивизмом, неопозитивизмом и проч.

Но провести четкую грань между материалистическими и идеалистическими взглядами часто невозможно.

Надо сказать, что споры о первичности духа и материи ведутся до сих пор, победитель пока не определен, да и вряд ли в этом споре есть победитель.

Автор статьи: Елена Румянцева

Удачи вам! До скорых встреч на страницах блога KtoNaNovenkogo.ru

4. Формы философского идеализма. — Мои статьи — Каталог статей

Автор: кандидат философских наук Грачёв Михаил Вячеславович

 

 4. Формы философского идеализма.

 

Идеализм – противоположное материализму направление в философии, утверждающее первичность духовного, идеального начала над материей, природой, веществом. Все идеалисты едины в том, что материальное не обладает самостоятельным, независимым от идеального первоначала бытием. Материя рассматривается как инобытие первичного духовного начала. Идеалисты полагают, что материя возникает лишь как отражение идеального начала или как результат его деятельности. Однако, когда встаёт вопрос о природе этого первичного идеального начала, среди идеалистов начинаются разногласия, разделившие идеализм на два направления: объективный идеализм и субъективный идеализм.[1]

 

Объективным идеализмом считается учение, утверждающее, что мир является результатом деятельности существующего объективно (независимо от человеческого сознания) идеального первоначала. Для обозначения этого первоначала могут использоваться такие термины как «космический разум», «мировой дух», «абсолютная идея» и др. Мир возникает на одном из этапов развития этого идеального первоначала. Следует заметить, что объективный идеализм по своим исходным установкам близок к религиозному мировоззрению, где таким началом, создавшим всю реальность, признаётся Бог, которому не свойственна материальность. Условно объективно-идеалистические учения могут быть разделены на религиозные и нерелигиозные, но даже в нерелигиозных учениях объективного идеализма (Г. Гегель) сохраняется в скрытой форме связь с религиозным мировоззрением. Наиболее значительными представителями идеализма в истории философии были Платон, Аврелий Августин, Фома Аквинский, Г. Гегель, В. С. Соловьёв.

 

 Субъективные идеалисты считают, что идеальным первоначалом, которому всё существующее обязано своим бытием, является сознание каждого человека (субъекта). Это приводит к отрицанию объективного характера всей реальности. Все объекты реальности существуют лишь в нашем сознании и творятся им, — полагают субъективные идеалисты. Последовательной формой субъективного идеализма является солипсизм (лат. solus ipse – только сам), утверждающий единственность существования воспринимающего субъекта. Всё остальное объявляется результатом деятельности, активности человеческого сознания. Ближе всего к солипсизму подходит философия Д. Беркли. В большинстве случаев в философии встречаются и получают распространение умеренные формы субъективного идеализма, не отрицающие напрямую существование внешней реальности. Субъективный идеализм основывается на действительной трудности достоверного доказательства независимых от чувственного восприятия субъекта объектов реальности. И. Кант называл это «скандалом в философии». Однако последовательный субъективный идеализм невозможно провести на практике, и в этом заключается доказательство его несостоятельности. Ведущими представителями субъективного идеализма были древнегреческие софисты и скептики (Протагор, Пиррон, Секст Эмпирик), Д. Беркли, Д. Юм, И. Кант, И. Фихте. В постклассической философии элементы субъективного идеализма широко распространены в позитивизме, прагматизме, экзистенциализме и других направлениях современной философии.

 

1] Необходимо чётко уяснить значение терминов «объективный» и «субъективный». Объективным мы называем существующее независимо от сознания человека; субъективное – зависящее от сознания человека, определяемое сознанием субъекта.

Идеализм — по ветвям / доктрине

Введение | История идеализма | Субъективный идеализм | Трансцендентальный идеализм | Объективный идеализм | Абсолютный идеализм | Другие типы идеализма

Идеализм — это метафизическая и эпистемологическая доктрина, согласно которой идеи или мысли составляют фундаментальную реальность. По сути, это любая философия, которая утверждает, что единственное, что на самом деле познаваемое , — это сознание (или содержание сознания), тогда как мы никогда не можем быть уверены, что имеет значение или что-то еще в внешнем мире на самом деле существует .Таким образом, единственные реальных вещей — это ментальных сущностей , а не физических вещей (которые существуют только в том смысле, что они воспринимаются ).

Идеализм — это форма монизма (в противоположность дуализму или плюрализму) и находится в прямом контрасте с другими монистическими убеждениями, такими как физикализм и материализм (которые считают, что единственное, что может быть действительно доказано, — это физической материи. ). Это также контрастирует с реализмом (который утверждает, что вещи имеют абсолютного существования, предшествующих и независимых, наших знаний или восприятий).

широкое достаточное определение идеализма может включать в себя множество религиозных точек зрения , хотя идеалистическая точка зрения требует не обязательно включать Бога, сверхъестественных существ или существование после смерти. Это основной принцип ранней школы Йогачара из Буддизма , которая превратилась в основную школу Махаяны . Некоторые индуистских деноминаций идеалистичны по своему мировоззрению, хотя некоторые предпочитают форму дуализма, как, например, христианство .

В общем языке , «идеализм» также используется для описания высоких идеалов человека (принципов или ценностей, активно преследуемых как цель ), иногда с коннотацией, что эти идеалы неосуществимы или непрактичны . Слово «идеальный» также обычно используется в качестве прилагательного для обозначения качеств совершенства , желательности и превосходства , что совершенно чуждо эпистемологическому использованию слова «идеализм», которое относится к внутреннему ментальные представления .

Idealism — это ярлык, который охватывает философских позиций с совершенно разными тенденциями и значениями, включая субъективный идеализм, объективный идеализм, трансцендентальный идеализм и абсолютный идеализм, а также еще несколько второстепенных вариантов или связанных концепций (см. Раздел на Другие типы идеализма ниже). Другие ярлыки, которые по сути эквивалентны идеализму, включают Mentalism и Immaterialism .

Платон — один из первых философов, которые обсуждали то, что можно было бы назвать идеализмом, хотя его Платонический идеализм , как ни странно, обычно называют платоническим реализмом. Это потому, что, хотя его доктрина описывала Форм или универсалий (которые, безусловно, являются нематериальными «идеалами» в широком смысле), Платон утверждал, что эти Формы имели свое собственное независимое существование , что не является идеалистической позицией. , но реалистичный. Однако утверждалось, что Платон считал, что «полная реальность» (в отличие от простого существования) достигается только посредством мысли , и поэтому его можно было описать как несубъективный , «трансцендентальный» идеалист, что-то вроде Канта.

Неоплатоник Плотин вплотную подошел к раннему изложению идеализма в утверждениях в его «Эннеадах» , что «единственное пространство или место в мире — это душа », и что « время Нельзя предполагать, что существует вне души «. Однако его доктрина была не полностью реализована , и он не пытался обнаружить, как мы можем получить сверх наших идей, чтобы узнать внешних объекта .

Рен Декарт был одним из первых, кто утверждал, что все, что мы на самом деле знаем, — это то, что находится в нашем собственном сознании , и что весь внешний мир — это просто идея или картина в наших умах . Следовательно, утверждал он, можно сомневаться в реальности внешнего мира как состоящего из реальных объектов, и я думаю, следовательно, — единственное утверждение, что не может быть сомнительным . Таким образом, Декарта можно считать эпистемологическим идеалистом начала года .

Ученик Декарта, Николя Мальбранш, усовершенствовал эту теорию, заявив, что мы непосредственно знаем только внутренне идей в нашем уме; все внешних является результатом действий Бога, и все действия только кажутся происходящими во внешнем мире. Такой идеализм привел к пантеизму Спинозы.

Готфрид Лейбниц выразил форму идеализма, известную как панпсихизм . Он считал, что истинными атомами Вселенной являются монады , (индивидуальные, невзаимодействующие «субстанциальные формы бытия», обладающие восприятием).Для Лейбница внешний мир идеальный в том смысле, что это духовный феномен , движение которого является результатом динамической силы , зависящей от этих простых и нематериальных монад. Бог , «центральная монада», создал предустановленную гармонию между внутренним миром в умах бдительных монад и внешним миром реальных объектов, так что результирующий мир по существу является идея восприятия монад .

Епископ Джордж Беркли иногда известен как «Отец идеализма» , и он сформулировал одну из чистейших форм идеализма в начале 18 века . Он утверждал, что наше знание должно быть основано на наших восприятии и что на самом деле не существует «реального» познаваемого объекта , стоящего за восприятием (фактически, что «реальным» было само восприятие ). Он объяснил, почему каждый из нас, по-видимому, имеет одного и того же типа восприятий объекта, введя Бога в качестве непосредственных причин всех наших восприятий.Версия идеализма Беркли обычно упоминается как субъективный идеализм или догматический идеализм (см. Раздел ниже).

Артур Кольер (1680-1732), почти современник и соотечественник Беркли, примерно в то же время опубликовал несколько очень аналогичных заявлений (или даже ранее ), хотя эти двое, очевидно, не были знакомы с . , или под влиянием работы друг друга.

Иммануил Кант, , самый ранний и наиболее влиятельный член школы немецкого идеализма , также начал с позиции британского эмпиризма Беркли (все, что мы можем знать, это мысленных впечатления или феноменов , которые внешний мир творит в нашем сознании).Но он утверждал, что разум формирует мира, как мы его воспринимаем, принимая из пространства-времени. Согласно Канту, разум — это не чистый лист (или tabula rasa ), как полагал Джон Локк, а, скорее, снабжен категориями для , организующими наших чувственных впечатлений , даже если мы фактически не можем приблизиться к noumena («вещи в себе»), которые испускают или порождают феноменов («вещи-как-они-кажутся-нам»), которые мы воспринимаем.Идеализм Канта известен как трансцендентальный идеализм (см. Раздел ниже).

Иоганн Готлиб Фихте опроверг кантовскую концепцию ноумен , утверждая, что признание внешнего любого вида было бы тем же самым, что признание реальной материальной вещи . Вместо этого Фихте утверждал, что сознание составляет его собственное основание и не имеет никакого заземления в так называемом «реальном мире» (действительно, оно не основано на на чем-либо, за пределами как такового ).Он был первым, кто постулировал теорию познания, в которой предполагается, что абсолютно ничто , кроме , само мышление существует.

Фридрих Шеллинг также опирался на работы Беркли и Канта и вместе с Гегелем разработал Объективный идеализм и концепцию «Абсолют» , которую Гегель позже развил как Абсолютный идеализм.

GWF Гегель был еще одним из известных немецких идеалистов, и он утверждал, что любая доктрина (такая как, например, материализм), которая утверждает, что конечных качеств (или просто естественные объекты) полностью реальны , ошибочна, потому что конечные качества зависят от на другие конечные качества для их определения.Гегель назвал свою философию абсолютным идеализмом (см. Раздел ниже) в отличие от субъективного идеализма Беркли и трансцендентального идеализма Канта и Фихте, оба из которых он критиковал. Хотя он серьезно относился к некоторым идеям Канта, Гегель основывал свою доктрину больше на вере Платона в то, что самоопределения посредством применения причины достигает более высокого типа реальности , чем физических объектов .

Другой немецкий идеалист, Артур Шопенгауэр, опирался на кантовское деление вселенной на феноменальное и нуменальное , предполагая, что нуменальная реальность была единичным , тогда как феноменальный опыт включает множественности , и эффективно утверждал, что все ( однако маловероятно) в конечном итоге является актом завещания .

Во второй половине XIX века Британский идеализм , возглавляемый Ф. Х. Брэдли (1846 — 1924), TH Green (1836 — 1882) и Бернар Босанке (1848 — 1923), продолжали защищать Идеализм перед лицом сильной сильной оппозиции доминирующих физикалистских доктрин.

Субъективный идеализм (или солипсизм, или субъективизм, или догматический идеализм или , имматериализм ) — это доктрина, согласно которой разум и идеи — единственные вещи, которые могут быть определенно существующими или имеющими реальность , и это знание чего-либо за пределами разума является необоснованным .Таким образом, объекты существуют благодаря нашему восприятию из них, как идеи, находящиеся в нашем сознании и в сознании Божественного Существа , или Бога.

Его главным сторонником был ирландский философ 18 века епископ Джордж Беркли, и он развил его на основе основ эмпиризма, которые он разделял с другими британскими философами, такими как Джон Локк и Дэвид Хьюм. Эмпиризм подчеркивает роль опыта и сенсорного восприятия в формировании идей, при этом игнорируя понятие врожденных идей .

Беркли считал, что существование было привязано к опыту , и что объекты существуют только как восприятие , а не как материя отдельно от восприятия. Он утверждал, что «Esse est aut percipi aut percipere» или «Быть ​​- значит восприниматься или воспринимать» . Таким образом, внешний мир имеет только относительных и временных реальностей. Он утверждал, что если он или другой человек видел, например, стол, то эта таблица существовала ; однако, если никто не видел таблицу, то только могло бы продолжать существовать , если бы это было в уме Бога .Беркли далее утверждал, что именно Бог заставляет нас испытывать физические объекты, непосредственно желая нам испытать материю (тем самым избегая лишнего, ненужного шага , создающего , имеющего значение).

Трансцендентальный идеализм (или Критический идеализм ) — это точка зрения, согласно которой наше переживание вещей связано с тем, как они кажутся нам (репрезентациями), а не о тех вещах, которые есть сами по себе .Трансцендентальный идеализм, вообще говоря, не отрицает , что объективный мир, внешний по отношению к нам существует , но утверждает, что существует сверхчувственная реальность за пределами категорий человеческого разума , которые он назвал ноуменом , примерно переводится как «вещь в себе» . Однако мы ничего не можем знать об этих «вещах в себе» , за исключением того, что они не могут иметь независимого существования вне наших мыслей, хотя они должны существовать для обоснования представлений.

Доктрина была впервые представлена ​​Иммануилом Кантом (в его «Критика чистого разума» ), а также поддерживалась Иоганном Готлибом Фихте и Фридрихом Шеллингом, а затем воскресла в 20 веке Эдмундом Гуссерлем.

Этот тип идеализма считается «трансцендентным» в том смысле, что мы в некоторых отношениях принуждены к нему , считая, что наше знание имеет необходимых ограничений , и что мы никогда не сможем узнать вещи , поскольку они на самом деле , полностью независимо от нас.Название, однако, можно считать противоречащим интуиции и сбивающим с толку, и сам Кант предпочел ярлык Критический идеализм .

Объективный идеализм — это взгляд на то, что мир «снаружи» на самом деле Разум общается с нашим человеческим разумом . Он постулирует, что существует только одного воспринимающего , и что этот воспринимающий является одним с тем, что воспринимается . Он принимает реализм здравого смысла (точка зрения, что независимые материальные объекты существуют ), но отвергает натурализм (точка зрения, что разум и духовные ценности возникли из материальных вещей).

Платон считается одним из первых представителей объективного идеализма (хотя можно утверждать, что мировоззрение Платона было на самом деле дуалистическим, а не истинно идеалистическим). Окончательная формулировка доктрины была дана немецким идеалистом Фридрихом Шеллингом, а позже адаптирована Г. В. Ф. Гегелем в его теории абсолютного идеализма. Более недавних защитника включали К. С. Пирса и Джозию Ройса (1855 — 1916).

Объективный идеализм Шеллинга согласуется с Беркли в том, что не существует такой вещи как материя в материалистическом смысле, и что дух является сущностью и всей реальностью .Однако он утверждал, что существует совершенная параллель между миром природы и структурой нашего осознания ее. Хотя это не может быть верно для индивидуального эго, это может быть верно для абсолютного сознания . Он также возражал против идеи, что Бог — это отдельных от мира, утверждая, что реальность — это единый, абсолютный, всеобъемлющий разум , который он (и Гегель) именовал «Абсолютным Духом» (или просто «Абсолют» ).

Согласно Объективному идеализму, Абсолют — это всех реальности: ни время, ни пространство, ни отношения, ни события никогда не существуют и не происходят вне их . Поскольку Абсолют также содержит всех возможностей, сам по себе, он не статичен, а постоянно меняет и прогрессирует . Люди, планеты и даже галактики — это не отдельных существ , а часть чего-то большего, подобно отношению клеток или органов ко всему телу в целом.

Общее возражение против идеализма состоит в том, что неправдоподобно и противоречит здравому смыслу думать, что может быть аналитическое сведение физического к ментальному. Гегелевская система объективного идеализма также подверглась критике за то, что всего лишь заменило Абсолютом Бога, что в конечном итоге не делает ничего яснее .

Абсолютный идеализм — это точка зрения, первоначально сформулированная Г.В.Ф. Гегелем, что для того, чтобы человеческий разум мог вообще знать мир, в каком-то смысле должна существовать идентичность мысли и . существование; в противном случае у нас никогда не было бы средств доступа к миру, и у нас не было бы уверенности ни в каком из наших знаний.Как и Платон за много веков до него, Гегель утверждал, что упражнение разума позволяет рассуждающему достичь своего рода реальности (а именно самоопределения , или «реальности как самого себя»), что всего лишь физических объекта , подобных скалам никогда не достичь.

Гегель исходил из позиции Канта о том, что разум не может знать «вещи в себе», и утверждал, что реальным становится «Geist» (разум, дух или душа), который он рассматривает как развитие через историю , каждый период имеет «Zeitgeist» (дух эпохи).Он также считал, что индивидуального сознания или разума каждого человека на самом деле является частью Абсолютного Разума (даже если человек этого не осознает), и утверждал, что если мы понимаем, что мы являемся частью большего сознания , мы не были бы так озабочены нашей индивидуальной свободой , и мы согласились бы действовать рационально таким образом, чтобы не следовать нашему индивидуальному капризу, тем самым достигая самореализации .

Для Гегеля взаимодействие противоположностей (или диалектики ) порождает все концепций , которые мы используем для понимания мира. Это происходит как в индивидуальном сознании , так и в истории . Таким образом, абсолютное основание , равное , по сути, является динамичным, все более сложным историческим процессом по необходимости, который разворачивается сам по себе, в конечном итоге порождая все разнообразия в мире и концепций , с которыми мы мыслим и разобраться в мире.

Позже учение

Гегеля было поддержано Ф. Х. Брэдли (1846-1924) и британским идеалистическим движением , а также Джозайей Ройсом (1855-1916) в США.

Сторонники аналитической философии, которая была доминирующей формой англо-американской философии на протяжении большей части 20-го века, критиковали работу Гегеля как безнадежно непонятную . Прагматики, такие как Уильям Джеймс и Ф. С. Шиллер , атаковали Абсолютный идеализм за то, что он слишком отключен от наших практических жизней .Г. Э. Мур использовал здравого смысла и логический анализ против радикально противоречивых выводов Абсолютного идеализма (например, что время нереально, изменения нереальны, разделенность нереальна, несовершенство нереально и т.

Экзистенциалисты также критиковали Гегеля за то, что он в конечном итоге предпочел эссенциалистское целое частностям существования. Шопенгауэр возразил, что Абсолют — это всего лишь неличностный заменитель концепции Бога.Другая извечная проблема метафизики Гегеля — это вопрос о том, как дух экстернализирует сам и как концепции, которые он порождает, могут сказать что-нибудь истинное о природе; в противном случае его система превратится в сложную игру , включающую пустые концепции.

В дополнение к основным типам идеализма, упомянутым выше, существует других типов идеализма:

  • Эпистемологический идеализм утверждает, что разума осознают или воспринимают только свои собственные идеи (представления или ментальные образы) и не внешние объекты , и поэтому мы не можем напрямую знать вещи сами по себе , или вещи такими, какие они есть на самом деле .Все, о чем мы можем когда-либо знать, — это мир феноменального человеческого опыта , и нет причин подозревать, что реальность на самом деле отражает наших восприятий и мыслей. Это очень похоже на доктрину феноменализма.
  • Актуальный идеализм — это форма идеализма, разработанная итальянским философом Джованни Джентиле (1875-1944), который противопоставлял Трансцендентальный идеализм Канта и Абсолютный идеализм Гегеля.Его система считала мыслями всеобъемлющими и утверждала, что на самом деле никто из не может покинуть своей сферы мышления или превзойти своих собственных мыслей. Его идеи сыграли ключевую роль в укреплении власти в Италии фашистской партии и дали фашизму большую часть его философской базы .
  • Буддийский идеализм (также известный как «только сознание» или «только разум» ) — это концепция буддийской мысли, согласно которой все существование — это не что иное, как сознание , и поэтому нет ничего, что лежит вне разума .Это основной принцип ранней школы буддизма Йогачара , которая превратилась в основную школу Махаяна .
  • Панпсихизм утверждает, что все части материи включают разум или, альтернативно, вся вселенная — это организм , обладающий разумом . Следовательно, согласно панпсихизму, все объекта опыта также являются объектами (т.е. растения и минералы имеют субъективных переживаний , хотя и сильно отличаются от сознания человека).Готфрид Лейбниц придерживался такой точки зрения идеализма.
  • Практический идеализм — это политическая философия , которая считает этическим императивом реализации идеалов добродетели или добра (следовательно, не имеет отношения к идеализму в других его смыслах). Самым ранним из зарегистрированных случаев его использования был Махатма Ганди (1869-1948), хотя сейчас он часто используется во внешней политике и международных отношениях, где он претендует на прагматический компромисс между политическим реализмом (который подчеркивает продвижение государственного реализма). узкий и аморальный своекорыстие ), и политический идеализм (который направлен на использование влияния и власти государства для продвижения высших либеральных идеалов , таких как мира , справедливости и сотрудничества между странами).

Немецкий идеализм | Интернет-энциклопедия философии

Немецкий идеализм — это направление в немецкой философии, начавшееся в 1780-х годах и продолжавшееся до 1840-х годов. Самые известные представители этого движения — Кант, Фихте, Шеллинг и Гегель. Хотя между этими цифрами есть важные различия, все они разделяют приверженность идеализму. Трансцендентальный идеализм Канта был скромным философским учением о различии между явлениями и вещами в себе, которое утверждало, что объекты человеческого познания — это явления, а не вещи сами по себе.Фихте, Шеллинг и Гегель радикализировали этот взгляд, превратив трансцендентальный идеализм Канта в абсолютный идеализм, который утверждает, что вещи сами по себе являются противоречивыми терминами, потому что вещь должна быть объектом нашего сознания, если она вообще должна быть объектом.

Немецкий идеализм отличается систематическим подходом ко всем основным разделам философии, включая логику, метафизику и эпистемологию, моральную и политическую философию и эстетику. Все представители немецкого идеализма думали, что эти части философии найдут место в общей системе философии.Кант считал, что эта система может быть получена из небольшого набора взаимозависимых принципов. Фихте, Шеллинг и Гегель снова были более радикальными. Вдохновленные Карлом Леонхардом Рейнхольдом, они попытались вывести все различные части философии из единого первого принципа. Этот первый принцип стал известен как абсолют, потому, что абсолютное или безусловное должно предшествовать всем принципам, обусловленным различием между одним принципом и другим.

Хотя немецкий идеализм тесно связан с развитием интеллектуальной истории Германии в восемнадцатом и девятнадцатом веках, такими как классицизм и романтизм, он также тесно связан с более крупными событиями в истории современной философии.Кант, Фихте, Шеллинг и Гегель стремились преодолеть разделение между рационализмом и эмпиризмом, возникшее в период раннего Нового времени. То, как они охарактеризовали эти тенденции, оказало длительное влияние на историографию современной философии. Хотя сам немецкий идеализм в последние двести лет подвергался периодам забвения, возобновление интереса к вкладам немецкого идеализма сделало его важным ресурсом для современной философии.

Содержание

  1. Историческая справка
  2. Логика
  3. Метафизика и эпистемология
  4. Моральная и политическая философия
  5. Эстетика
  6. Прием и влияние
  7. Ссылки и дополнительная литература
    1. Кант
      1. Немецкие издания произведений Канта
      2. Кембриджское издание произведений Иммануила Канта в переводе
      3. Другие переводы произведений Канта на английский язык
    2. Fichte
      1. Немецкие издания произведений Фихте
      2. Английский перевод произведений Фихте
    3. Hegel
      1. Немецкие издания произведений Гегеля
      2. Английский перевод произведений Гегеля
        1. Cambridge Hegel Translations
        2. Другие переводы произведений Гегеля на английский язык
    4. Schelling
      1. Немецкие издания произведений Шеллинга
      2. Английский перевод произведений Шеллинга
    5. Издания и переводы других первоисточников
      1. Якоби
      2. Рейнхольд
      3. Hölderlin
      4. Kierkegaard, Søren
      5. Маркс
      6. Шопенгауэр
    6. Другие работы о немецком идеализме

1.Историческая справка

Немецкий идеализм восходит к «критическому» или «трансцендентальному» идеализму Иммануила Канта (1724–1804). Идеализм Канта впервые проявился во время споров о пантеизме в 1785-1786 годах. Когда возник спор, Кант уже опубликовал первое (А) издание «Критики чистого разума» (1781 г.) и «Пролегомены к любой будущей метафизике» (1783 г.). У обеих работ были свои поклонники, но они получили антипатичные и в целом непонятные отзывы, в которых «трансцендентальный» идеализм Канта смешивался с «догматическим» идеализмом Беркли (Allison and Heath 2002, 160–166).Таким образом, Кант считал, что пространство и время «не актуальны» и что понимание «создает» объекты нашего познания (Sassen 2000, 53-54).

Кант настаивал на том, что это прочтение искажает его позицию. В то время как догматический идеалист отрицает реальность пространства и времени, Кант рассматривает пространство и время как формы интуиции. Формы интуиции для Канта являются субъективными условиями возможности всего нашего чувственного восприятия. Кант считает, что мы вообще можем воспринимать что угодно только потому, что пространство и время являются a priori формами, определяющими содержание наших ощущений.Согласно Канту, «критический» или «трансцендентальный» идеализм служит просто для выявления тех a priori условий, таких как пространство и время, которые делают возможным переживание. Это, конечно, не означает, что пространство и время нереальны или что понимание само производит объекты нашего познания.

Кант надеялся заручиться поддержкой известных немецких философов, таких как Моисей Мендельсон (1729-1786), Йохан Николай Тетенс (1738-1807) и Кристиан Гарве (1742-1798), чтобы опровергнуть «догматическое» идеалистическое толкование своей философии. и выиграть более благоприятное слушание для его работы.К сожалению, подтверждения, на которые надеялся Кант, так и не пришли. Мендельсон, в частности, был озабочен проблемами своего здоровья и спором, возникшим между ним и Фридрихом Генрихом Якоби (1743-1819) по поводу предполагаемого спинозизма его друга Готтольда Эфраима Лессинга (1729-1781). Этот спор стал известен как полемика о пантеизме из-за известной двусмысленности Спинозы между Богом и природой.

Во время полемики Якоби заявил, что любая попытка продемонстрировать философские истины фатально ошибочна.Якоби указал на Спинозу как на главного представителя тенденции к демонстративному разуму в философии, но он также проводил параллели между спинозизмом и трансцендентальным идеализмом Канта на протяжении всего периода On the Doctrine of Spinoza (1785). В 1787 году, в том же году Кант опубликовал второе (B) издание Критики чистого разума , Якоби опубликовал Дэвида Юма о вере или реализме и идеализме , который включал приложение О трансцендентальном идеализме .Якоби пришел к выводу, что трансцендентальный идеализм, как и спинозизм, подчиняет непосредственную уверенность или веру, через которую мы познаем мир, демонстративному разуму, превращая реальность в иллюзию. Позже Якоби назвал это «нигилизмом».

Взгляды Канта отстаивал Карл Леонхард Рейнхольд (1757-1823) во время споров о пантеизме. Рейнхольд считал, что философия Канта может опровергнуть скептицизм и нигилизм и обеспечить защиту морали и религии, которых нельзя было найти в рационализме философии Лейбница-Вольфа.Публикация « писем о кантианской философии » Рейнхольда, сначала в Der Teutsche Merkur в 1786-1787 годах, а затем снова в расширенной версии в 1790-1792 годах, помогла сделать философию Канта одной из самых влиятельных и самых противоречивых философий. периода. Якоби оставался бельмом на глазу кантианцев и молодых немецких идеалистов, но он не смог удержать интерес к философии в целом или идеализму в частности.

В 1787 году Рейнхольд поступил в университет в Йене, где он преподавал философию Канта и начал развивать свои собственные идеи.Хотя мысль Рейнхольда по-прежнему находилась под влиянием Канта, он также пришел к выводу, что Кант не смог обеспечить философии прочным основанием. Согласно Рейнхольду, Кант был философским гением, но у него не было «системного гения», который позволил бы ему правильно упорядочить свои открытия. Reinhold’s Elementarphilosophie ( Elementarphilosophie / Philosophy of Elements ), изложенная в его Essay Towards a New Theory of the Facility (1789), Contribution to Correction to Correction of the предшествующие недоразумения философов (1790) ) и «Об основании философского знания» (1791) был призван устранить этот недостаток и показать, что философия Канта может быть выведена из единого основополагающего принципа.Рейнхольд назвал этот принцип «принципом сознания» и утверждает, что «в сознании репрезентация отличается субъектом от субъекта и объекта и относится к обоим». С помощью этого принципа, как считал Рейнхольд, он мог бы объяснить то, что является фундаментальным для всего познания, а именно: 1) познание — это, по сути, сознательное представление объекта субъектом и 2) представления относятся как к субъекту, так и к объекту познания.

Когда Рейнхольд уехал из Йены на новую должность в Киле в 1794 году, его кресло было передано Иоганну Готлибу Фихте (1762-1814), который быстро радикализировал идеализм Канта и попытки Рейнхольда систематизировать философию.В ответ на скептический вызов « Elementarphilosophie » Райнхольда, анонимно поднятый Готтлобом Эрнстом Шульце (1761-1833) в его работе Aenesidemus (1792), Фихте утверждал, что принцип репрезентации не является фактом, как утверждал Рейнхольд. ( Tatsache ) сознания, а скорее акт ( Tathandlung ), посредством которого сознание производит различие между субъектом и объектом, постулируя различие между I и not-I (Breazeale, 1988, 64).Это понимание стало основой Wissenschaftslehre Фихте (Доктрина науки / Доктрина научного знания ), которая была впервые опубликована в 1794 году. Вскоре за ней последовали Основы естественного права (1797) и Система этики . (1798). В последующие годы Фихте представил ряд существенно различных версий Wissenschaftslehre на лекциях в Берлине.

Когда в результате разногласий по поводу своих религиозных взглядов Фихте покинул Йену в 1799 году, Фридрих Вильгельм Йозеф фон Шеллинг (1775-1854) стал самым важным идеалистом в Йене.Шеллинг прибыл в Йену в 1798 году, когда ему было всего 23 года, но он уже был горячим сторонником философии Фихте, которую он защищал в ранних работах, таких как О Я как принципе философии (1795). Шеллинг также установил тесные отношения с йенскими романтиками, которые, несмотря на большой интерес к Канту, Рейнхольду и Фихте, сохраняли более скептическое отношение к философии, чем немецкие идеалисты. Хотя Шеллинг не разделял оговорок романтиков по поводу идеализма, близость между Шеллингом и романтиками очевидна в трудах Шеллинга о философии природы и философии искусства, которые он представил в его Идеях для философии природы (1797) ), Система трансцендентального идеализма (1800) и Философия искусства (1802-1803).

Георг Вильгельм Фридрих Гегель (1770-1831) был одноклассником Шеллинга в Тюбингене с 1790-1793 годов. Вместе с поэтом Фридрихом Гельдерлином (1770-1843) они вместе работали над Самая старая программа для системы немецкого идеализма (1796). После Шеллинга в Йену в 1801 году Гегель опубликовал свой первый независимый вклад в немецкий идеализм, Разница между философской системой Фихте и Шеллинга, (1801), в котором он отличает «субъективный» идеализм Фихте от «объективного» или «абсолютного» Шеллинга. »Идеализм.Работа Гегеля зафиксировала растущий разрыв между Фихте и Шеллингом. Этот разрыв расширился после ссоры Гегеля с Шеллингом в 1807 году, когда Гегель опубликовал свою монументальную книгу Феноменология духа (1807). Хотя Гегель за свою жизнь опубликовал еще три книги: Наука логики (1812-1816), Энциклопедия философских наук (1817-1830) и Элементы философии права (1821), он остается самый читаемый и влиятельный из немецких идеалистов.

2. Логика

Немецкие идеалисты приобрели репутацию малоизвестных из-за длины и сложности многих их работ. Как следствие, их часто считают мракобесами и иррационалистами. Однако немецкие идеалисты не были ни мракобесами, ни иррационалистами. Их вклад в логику — это серьезные попытки сформулировать современную логику, согласующуюся с идеализмом их метафизики и эпистемологии.

Кант был первым из немецких идеалистов, внесшим важный вклад в логику.В предисловии ко второму (B) изданию «Критики чистого разума » Кант утверждает, что логика не имеет ничего общего с метафизикой, психологией или антропологией, потому что логика — это «наука, которая исчерпывающе представляет и строго доказывает ничего, кроме формальные правила всякого мышления »(Guyer and Wood 1998, 106-107 / Bviii-Bix). Кант начал называть эту чисто формальную логику «общей» логикой, которая должна быть противопоставлена ​​«Трансцендентальной логике», которую он развивает во второй части «Трансцендентальной доктрины элементов» в Критике чистого разума .Трансцендентальная логика отличается от общей логики, потому что, подобно принципам a priori чувственности, которые Кант представляет в «Трансцендентальной эстетике» Критики чистого разума , трансцендентальная логика является частью метафизики. Трансцендентальная логика также отличается от общей логики тем, что не абстрагируется от содержания познания. Трансцендентальная логика содержит законы чистого мышления, относящиеся к познанию объектов. Это не означает, что трансцендентальная логика имеет дело с эмпирическими объектами как таковыми, а скорее с a priori условиями возможности познания объектов.Знаменитая кантовская «Трансцендентальная дедукция чистых концепций понимания» предназначена для демонстрации того, что концепции, которые трансцендентальная логика представляет как a priori условий возможности познания объектов, на самом деле делают познание объектов возможным. и являются необходимыми условиями для любого и всякого познания объектов.

В статье The Foundation of Philosophical Knowledge Рейнхольд возражает, что трансцендентальная логика Канта предполагала общую логику, потому что трансцендентальная логика является «частной» логикой, из которой общая логика или «собственно логика без фамилий» не может быть выведена.Рейнхольд настаивал на том, что законы общей логики должны быть выведены из принципа сознания, чтобы философия стала систематической и научной, но возможность этого вывода была оспорена Шульце в Aenesidemus . Критика Шульце « Elementarphilosophie » Рейнхольда сосредоточена на приоритете, который Рейнхольд придает принципу сознания. Поскольку принцип сознания должен согласовываться с основными логическими принципами, такими как принцип непротиворечивости и принцип исключенного третьего, Шульце пришел к выводу, что его нельзя рассматривать как первый принцип.Казалось, что законы общей логики предшествовали принципу сознания, так что даже философская философия Elementarphilosophie предполагала общую логику.

Фихте принимал многие аспекты критики Шульце Рейнхольда, но, как и Рейнхольд, считал крайне важным продемонстрировать, что законы логики могут быть выведены из «настоящей философии» или «метафизики». В его Personal Meditations on the Elementarphilosophie (1792-1793), его эссе относительно концепции Wissenschaftslehre (1794), а затем снова в Wissenschaftslehre 1794, Фихте утверждал, что различие между I и not-I определяют сознание таким образом, чтобы сделать возможным логический анализ.Согласно Фихте, логический анализ всегда проводится рефлексивно, поскольку предполагает, что сознание уже каким-то образом определено. Итак, в то время как Кант утверждает, что трансцендентальная логика предполагает общую логику, Рейнхольд пытается вывести законы общей логики из принципа сознания, а Шульце показывает, что Рейнхольд предполагает те же принципы, Фихте настойчиво утверждает, что логика предполагает определение мысли «как некий объект». факт сознания », который сам зависит от акта, посредством которого изначально определяется сознание.

Вклад Гегеля в логику был гораздо более влиятельным, чем вклад Рейнхольда или Фихте. Его «Наука логики » (также известная как «Великая логика») и «Логика», составляющая первую часть Энциклопедии философских наук (также известную как «Малая логика»), не являются вкладом в более ранние дебаты о приоритете общей логики. Они также не признают, что то, что Кант называл «общей» логикой, а Рейнхольд называл «собственно логикой без фамилий», является чисто формальной логикой.Поскольку Гегель был убежден, что истина одновременно формальна и материальна, а не та или иная, он стремился установить диалектическое единство формального и материального в своих работах по логике. Значение слова «диалектический», конечно, много обсуждается, как и конкретный механизм, посредством которого диалектика порождает и разрешает противоречия, которые перемещают мысль из одной формы сознания в другую. Однако для Гегеля этот процесс объясняет генезис категорий и понятий, посредством которых определяется все познание.Логика раскрывает единство этого процесса.

Вклад немецкого идеализма в логику был в значительной степени отвергнут после подъема эмпиризма и позитивизма в девятнадцатом веке, а также революций в логике, произошедших в начале двадцатого века. Однако сегодня наблюдается возобновление интереса к этой части идеалистической традиции, о чем свидетельствует внимание, которое уделяется лекциям Канта по логике, а также новым изданиям и переводам сочинений Гегеля и лекций по логике.

3. Метафизика и эпистемология

Немецкий идеализм — это форма идеализма. Однако идеализм, которого придерживаются немецкие идеалисты, отличается от других видов идеализма, с которыми современные философы могут быть более знакомы. В то время как прежние идеалисты утверждали, что реальность в конечном итоге интеллектуальна, а не материальна (Платон) или что существование объектов зависит от разума (Беркли), немецкие идеалисты отвергают различия, которые предполагают эти взгляды. Помимо различия между материальным и формальным и различия между реальным и идеальным, Фихте, Шеллинг и Гегель также отвергают различие между бытием и мышлением, что еще больше усложняет взгляды немецких идеалистов на метафизику и эпистемологию.

Идеализм Канта, пожалуй, самая умеренная форма идеализма, связанная с немецким идеализмом. Кант считает, что объекты человеческого познания трансцендентно идеальны и эмпирически реальны. Они трансцендентно идеальны, потому что условия познания объектов человеческими существами следует искать в познавательных способностях людей. Это не означает, что существование этих объектов зависит от разума, потому что Кант считает, что мы можем знать объекты только в той степени, в которой они являются объектами для нас и, следовательно, такими, какими они кажутся нам.Идеализм в отношении видимости не влечет за собой зависимость объектов от разума, потому что он не связывает себя никакими утверждениями о природе вещей в себе. Кант отрицает, что у нас есть какое-либо знание о вещах в себе, потому что мы не способны выносить суждения о природе вещей в себе, основываясь на нашем знании вещей, как они появляются.

Несмотря на наше незнание вещей самих по себе, Кант считал, что мы можем иметь объективно достоверное познание эмпирически реальных объектов.Кант признал, что на нас влияют вещи, находящиеся вне нас, и что эта привязанность вызывает ощущения. Эти ощущения являются для Канта «материей» чувственной интуиции. Наряду с чистыми «формами» интуиции, пространства и времени ощущения составляют «материю» суждения. Чистые концепции рассудка — это «формы» суждения, которые Кант демонстрирует как условия возможности объективно достоверного познания в «Выводе чистых концепций рассудка» в Критике чистого разума .Таким образом, синтез материи и формы в суждении производит объективно достоверное познание эмпирически реальных объектов

Сказать, что идеализм Фихте, Шеллинга и Гегеля более радикален, чем идеализм Канта, значит преуменьшить разницу между Кантом и философами, которых он вдохновил. Кант предложил «скромный» идеализм, который пытался доказать, что наше знание видимостей объективно достоверно. Однако Фихте поддерживает саму идею вещи в себе, вещь, которая не является для нас объектом и которая существует независимо от нашего сознания, является терминологическим противоречием.Фихте утверждает, что не может быть ничего в себе, потому что вещь есть вещь только тогда, когда она является чем-то для нас. Даже вещь сама по себе на самом деле является продуктом нашей собственной сознательной мысли, а это означает, что вещь сама по себе есть не что иное, как постулирование нашего собственного сознания. Таким образом, это не вещь в себе, а просто еще один объект для нас. Исходя из этой цепочки рассуждений, Фихте заключает, что «все, что происходит в нашем уме, может быть полностью объяснено и постигнуто на основе самого разума» (Breazeale 1988, 69).Это гораздо более радикальная форма идеализма, чем утверждал Кант. Ибо Фихте считает, что сознание — это круг, в котором I позиционирует себя и определяет, что принадлежит I , а что принадлежит не-Я. Эта замкнутость необходима и неизбежна, утверждает Фихте, но философия — это рефлексивная деятельность, в которой постигаются спонтанная позитивная активность I и определения I и не-I .

Шеллинг защищал идеализм Фихте в О Я как принципе философии , где он утверждал, что I является безусловным условием как бытия, так и мышления. Поскольку существование I предшествует всякому мышлению (я должен существовать, чтобы думать) и поскольку мышление определяет все бытие (вещь — это не что иное, как объект мысли), утверждал Шеллинг, абсолютное I, не Райнхольд принцип сознания должен быть основополагающим принципом всей философии.Однако в последующих работах, таких как «Система трансцендентального идеализма » , Шеллинг придерживался другого курса, утверждая, что сущностное и изначальное единство бытия и мышления можно понять с двух разных сторон, начиная с природы или духа. Это могло быть выведено из абсолютного I , как это сделал Фихте, но оно могло также возникнуть из бессознательных, но динамичных сил природы. Показав, как эти два разных подхода дополняют друг друга, Шеллинг думал, что показал, как можно преодолеть различие между бытием и мышлением, природой и духом.

Фихте не был доволен нововведениями идеализма Шеллинга, потому что он изначально думал о Шеллинге как об ученике и защитнике своей собственной позиции. Первоначально Фихте не отреагировал на работы Шеллинга, но в ходе обмена мнениями, начавшегося в 1800 году, он начал утверждать, что Шеллинг смешал реальное и идеальное, сделав I, идеальным, зависящим от природы, реальным. Фихте считал, что это нарушает принципы трансцендентального идеализма и его собственный Wissenschaftslehre , что заставляет его подозревать, что Шеллинг уже не тот ученик, которым его считал.Вступив в защиту Шеллинга, когда спор обострился, Гегель утверждал, что идеализм Фихте был «субъективным» идеализмом, а идеализм Шеллинга — «объективным» идеализмом. Это означает, что Фихте считает I абсолютным и отрицает идентичность I и not-I. Он отдает предпочтение субъекту за счет тождества субъекта и объекта. Шеллинг, однако, пытается установить идентичность субъекта и объекта, устанавливая объективность субъекта, а также субъективность объекта, природы.Идеализм, который защищают Шеллинг и Гегель, признает тождество субъекта и объекта как «абсолютный», безусловный первый принцип философии. По этой причине ее часто называют философией идентичности.

Ясно, что к тому времени, когда он опубликовал «Феноменология духа » , Гегель уже не был заинтересован в защите системы Шеллинга. В «Феноменологии » Гегель, как известно, называет понимание Шеллинга идентичности субъекта и объекта «ночью, когда все коровы черные», имея в виду, что концепция Шеллинга идентичности субъекта и объекта стирает многочисленные и разнообразные различия, которые определяют формы сознания.Эти различия имеют решающее значение для Гегеля, который пришел к убеждению, что абсолют может быть реализован только путем прохождения различных форм сознания, которые постигаются в самосознании абсолютного знания или духа ( Geist ).

Современные ученые, такие как Роберт Пиппин и Роберт Стерн, спорят, следует ли рассматривать позицию Гегеля как метафизическую или просто эпистемологическую форму идеализма, поскольку не совсем ясно, считал ли Гегель различия, составляющие различные формы сознания, просто условиями необходимы для понимания объектов (Пиппин) или выражают ли они фундаментальные обязательства относительно того, каковы вещи (Стерн).Однако почти наверняка верно то, что идеализм Гегеля является одновременно эпистемологическим и метафизическим. Подобно Фихте и Шеллингу, Гегель стремился преодолеть пределы, которые трансцендентальный идеализм Канта наложил на философию, чтобы завершить начатую им идеалистическую революцию. Немецкие идеалисты согласились, что это может быть сделано только путем прослеживания всех различных частей философии к единому принципу, будь то принцип «Я» (у Фихте и раннего Шеллинга) или абсолют (у Гегеля).

4. Моральная и политическая философия

Моральная и политическая философия немецких идеалистов, пожалуй, самая влиятельная часть их наследия, но также одна из самых противоречивых. Многие ценят то внимание, которое Кант уделяет свободе и автономии как в морали, так и в политике; тем не менее они отвергают моральную и политическую философию Канта из-за ее формализма. Моральная и политическая философия Фихте была изучена в деталях лишь недавно, но его популярные и полемические произведения заставили некоторых рассматривать его как крайнего националиста и, возможно, предшественника фашизма.По некоторым данным, Гегель является апологетом тоталитарного «абсолютного государства». Ниже дается более объективная оценка их взглядов и их достоинств.

Кантианская моральная философия была важной частью моральной теории с девятнадцатого века. Сегодня это обычно ассоциируется с деонтологическими теориями морали, которые подчеркивают долг и обязанность, а также с конструктивизмом, который касается процедур, посредством которых конструируются моральные нормы. Сторонники обоих подходов часто ссылаются на категорический императив и различные формулировки этого императива, которые можно найти в работах Канта Основы метафизики морали (1785) и Критике практического разума (1788).Они часто принимают категорический императив или одну из его формулировок как общее определение права или блага.

Категорический императив служил Канту несколько иной цели. В «Основах » Кант использует категорический императив для определения формы доброй воли. Кант считал, что моральная философия в первую очередь занимается определением воли. Категорический императив показывает, что для того, чтобы быть добрым, воля должна определяться в соответствии с правилом, которое является одновременно универсальным и необходимым.Любое нарушение этого правила приведет к противоречию и, следовательно, к моральной невозможности. Категорический императив дает Канту действенную процедуру, а — универсальное и необходимое определение того, что является морально обязательным.

Тем не менее, Кант считал, что для определения воли люди должны быть свободными. Однако, поскольку свобода не может быть доказана в теоретической философии, Кант говорит, что разум заставляет нас признать концепцию свободы как «факт» чистого практического разума.Кант считает, что свобода необходима для любой практической философии, потому что моральная ценность и заслуги людей зависят от того, как они определяют свою собственную волю. Без свободы они не смогли бы определять свою волю к добру, и мы не могли бы возложить на них ответственность за их действия. Таким образом, свобода и автономия абсолютно необходимы для понимания Кантом моральной философии. Политическое значение автономии становится очевидным в некоторых поздних эссе Канта, где он поддерживает республиканскую политику свободы, равенства и верховенства закона.

Моральная философия Канта глубоко повлияла на Фихте, особенно Критика практического разума . «Я живу в новом мире с тех пор, как прочитал« Критику практического разума », — сообщает Фихте, — положения, которые, как я думал, никогда не могут быть опровергнуты, были для меня опровергнуты. Мне были доказаны вещи, которые, как я думал, никогда не могут быть доказаны, например, концепция абсолютной свободы, концепция долга и т. Д., И я чувствую себя тем более счастливым от этого »(Breazeale 1988, 357).Его страсть к моральной философии Канта можно увидеть в обзоре Aenesidemus , где Фихте отстаивает «примат» практического разума над теоретическим разумом, который он считает основой «морального богословия» Канта.

Несмотря на свое восхищение моральной философией Канта, Фихте считал, что может выйти за рамки кантовского формализма. В своем эссе «О концепции Wissenschaftslehre » Фихте описывает вторую, практическую часть своего плана для Wissenschaftslehre , в котором «новые и тщательно проработанные теории приятного, прекрасного, возвышенного, свободного подчинения природы своему делу. его собственные законы, Бог, так называемый здравый смысл или естественное чувство истины », но он также содержит« новые теории естественного закона и морали, принципы которых как материальные, так и формальные »(Breazeale 1988, 135).Другими словами, в отличие от Канта, Фихте не просто определял форму доброй воли, но и способы применения моральных и политических принципов в действии.

Интерес Фихте к материальным принципам моральной и политической философии можно увидеть в его Основы естественного права и Система этики . В обеих работах Фихте подчеркивает применимость моральных и политических принципов к действию. Но он также подчеркивает социальный контекст, в котором применяются эти принципы.В то время как «я» постулирует себя так же, как и «не-я», Фихте считает, что «я» должно позиционировать себя как индивидуальность среди других индивидуумов, если оно хочет постулировать себя «как рациональное существо с самосознанием». Присутствие других сдерживает свободу Я, потому что принципы морали и естественного права требуют, чтобы индивидуальная свобода не мешала свободе других людей. Таким образом, свобода Я и отношения между людьми и членами сообщества регулируются принципами морали и права, которые могут применяться ко всем их действиям и взаимодействиям.

Гегеля также беспокоил формализм моральной философии Канта, но Гегель подходил к проблеме несколько иначе, чем Фихте. В «Феноменологии духа » Гегель описывает распад «этической жизни» ( Sittlichkeit ) сообщества. Гегель понимает этическую жизнь как изначальное единство общественной жизни. Хотя он думает, что единство этической жизни предшествует любому пониманию сообщества как свободного объединения индивидов, Гегель также считает, что единство этической жизни обречено на распад.По мере того как члены сообщества осознают себя как личности, из-за конфликтов, возникающих между семьей и городом, между религиозным и гражданским правом, этическая жизнь становится все более и более фрагментированной, а связи, связывающие сообщество, становятся все менее и менее непосредственными. Этот процесс проиллюстрирован в «Феноменологии » знаменитым — хотя и в форме эллипса — пересказом Софокла «Антигона ».

Гегель дает иной взгляд на этическую жизнь в книге «Основы философии права». В этой работе он противопоставляет этическую жизнь морали и абстрактному праву. Абстрактное право — это имя, которое Гегель дает идее, что индивиды являются единственными носителями права. Проблема с этой точкой зрения состоит в том, что она абстрагируется от социального и политического контекста, в котором люди осуществляют свои права и реализуют свою свободу. Мораль отличается от абстрактного права, потому что мораль признает добро как нечто универсальное, а не частное. Мораль признает «общее благо» сообщества как нечто превосходящее личность; тем не менее, он определяет благо через чисто формальную систему обязательств, которая, в конце концов, не менее абстрактна, чем абстрактное право.Этическая жизнь представлена ​​не как изначальное единство привычек и обычаев сообщества, а, скорее, как динамическая система, в которой люди, семьи, гражданское общество и государство объединяются для содействия реализации человеческой свободы.

Традиционные описания социальной и политической философии Гегеля рассматривают его описание этической жизни как извинение перед прусским государством. Это понятно, учитывая роль государства в заключительном разделе «Философии права » «Всемирная история.Здесь Гегель говорит, что «самосознание находит в органическом развитии актуальность своего реального знания и воли» в германском государстве (Wood 1991, 379–380). Однако рассматривать государство как кульминацию мировой истории и окончательную реализацию свободы человека означает упускать из виду несколько важных факторов, в том числе личную приверженность Гегеля политической реформе и личной свободе. Эти обязательства отражены в защите свободы Гегелем в книге «Философия права », а также в той роли, которую, по его мнению, семья и особенно гражданское общество играют в этической жизни.

5. Эстетика

Интерес немецких идеалистов к эстетике отличает их от других современных философов-систематиков (Декарт, Лейбниц, Вольф), для которых эстетика была в лучшем случае второстепенной задачей. И хотя среди немецких идеалистов, несомненно, существовало значительное разногласие по поводу взаимоотношений между искусством, эстетикой и философией, условия их разногласий продолжают обсуждаться в философии и искусстве.

На протяжении большей части своей карьеры Кант рассматривал эстетику как эмпирическую критику вкуса.В лекциях и заметках 1770-х годов, некоторые из которых позже были включены в «Логику Канта» (1800), Кант отрицает, что эстетика может быть наукой. Кант изменил свое мнение в 1787 году, когда он сказал Рейнхольду, что он открыл a priori принципов способности чувствовать удовольствие и неудовольствие. Кант изложил эти принципы в первой части Критики силы суждения (1790), где он характеризует эстетическое суждение как «рефлексивное» суждение, основанное на «осознании чисто формальной целесообразности в игре суждения. когнитивные способности субъекта в отношении оживления его когнитивных способностей »(Guyer and Matthews 2000, 106-107).Согласно Канту, именно свободная, но гармоничная игра наших познавательных способностей в эстетическом суждении является источником чувства удовольствия, которое мы связываем с красотой.

Рейнхольд и Фихте мало что говорили об искусстве и красоте, несмотря на обещание Фихте затронуть эту тему во второй, практической части своего Wissenschaftslehre. Однако эстетика имела решающее значение для Шеллинга, Гегеля и Гельдерлина. В старейшей программе системы немецкого идеализма они пишут, что красота — это «идея, которая объединяет все» и «высший акт разума» (Bernstein 2003, 186).Таким образом, они настаивают на том, что «философия духа» также должна быть «эстетической» философией, объединяющей чувственное и интеллектуальное, а также реальное и идеальное.

Именно Шеллинг, а не Гегель или Гельдерлин, больше всех сделал для формулирования этой «эстетической» философии в годы после своего переезда в Йену. В «Системе трансцендентального идеализма » и «Философия искусства» Шеллинг утверждает, что абсолют раскрывается и воплощается в произведениях искусства.Искусство для Шеллинга «единственный истинный и вечный орган и документ философии» (Heath 1978, 231). Искусство имеет «первостепенное» значение для философа, потому что оно открывает «святое святых, где горит в вечном и изначальном единстве, как в едином пламени, то, что разрывается на части в природе и истории, и то, что в природе» жизнь и действие, равно как и мысли, должны навсегда разойтись »(Heath 1978, 231).

Гегель позже оспорит характеристику произведения искусства Шеллингом и его отношение к философии в своих лекциях по изящным искусствам. Согласно Гегелю, искусство — это не откровение и воплощение философии, а отчужденная форма самосознания. Наибольшее выражение духа можно найти не в произведении искусства, как предполагал Шеллинг, а в «идее». Красота, которую Гегель называет «чувственным проявлением идеи», не является адекватным выражением абсолюта именно потому, что это чувственное проявление. Тем не менее Гегель признает, что отчужденный и чувственный вид идеи может играть важную роль в диалектическом процессе, посредством которого мы осознаем абсолютное в философии.Он выделяет три вида искусства: символическое искусство, классическое искусство и романтическое искусство, соответствующие трем различным стадиям развития нашего сознания абсолюта, которые по-разному выражают различные аспекты идеи.

Гегель утверждает, что вид искусства, который соответствует первой стадии в развитии нашего понимания духа, символическому искусству, не может адекватно представить идею, но указывает на идею как на что-то вне себя. Это «потустороннее» невозможно уловить изображениями, пластическими формами или словами, и поэтому оно остается абстрактным для символического искусства.Однако искусство, соответствующее второму этапу развития нашего понимания духа, классическое искусство, стремится примирить абстрактное и конкретное в отдельном произведении. Он стремится представить совершенное, разумное выражение идеи и по этой причине представляет «идеал» красоты для Гегеля. Однако проблема остается, поскольку идея, выражаемая классическим искусством, сама по себе не является разумной. Разумное представление идеи остается внешним по отношению к самой идее.Романтическое искусство привлекает внимание к этому факту, подчеркивая чувственность и индивидуальность произведения. Однако, в отличие от символического искусства, романтическое искусство предполагает, что идея может быть обнаружена в произведении искусства и через него. По сути, произведение искусства пытается раскрыть истину самой идеи. Тем не менее, когда идея схвачена конкретно, сама по себе, а не через произведение искусства, мы достигаем философского понимания абсолюта, которое не требует дополнения чувственным проявлением.По этой причине Гегель предположил, что появление философского самосознания знаменует конец искусства. «Форма искусства, — говорит он, — перестала быть высшей потребностью духа» (Knox 1964, 10).

Тезис Гегеля о «конце» искусства широко обсуждался и поднимает много важных вопросов. Что, например, мы должны делать с развитием искусства, которое произошло «после» его конца? Какой цели могло бы служить искусство, если мы уже достигли философского самосознания? И, возможно, самое главное, действительно ли философия достигла абсолютного знания, которое сделало бы устаревшим любое «чувственное проявление» идеи? Это важные вопросы, но на них сложно ответить.Подобно Канту и Шеллингу, взгляды Гегеля на эстетику были частью его философской системы и служили определенной цели в рамках этой системы. По этой причине ставить под сомнение конец искусства у Гегеля — значит подвергать сомнению всю систему и то, в какой степени она представляет собой истинное представление об абсолюте. Но именно поэтому эстетика и философия искусства позволяют нам проникнуть в суть мысли Гегеля и мысли немецких идеалистов в целом.

6. Прием и влияние

Фихте, Гегель и Шеллинг закончили свою карьеру на одной кафедре в Берлине.Последние годы жизни Фихте переформулировал Wissenschaftslehre в лекциях и семинарах, надеясь, наконец, найти аудиторию, которая его понимала. Гегель, который был призван занять кресло Фихте после его смерти, читал лекции по истории философии, философии истории, философии религии и философии изящного искусства (его лекции по этим предметам были не менее влиятельными, чем его опубликованные работает). Гегель приобрел в Берлине значительных последователей как среди консерваторов, так и среди либералов, которых стали называть «правыми» (или «старыми») и «левыми» (или «молодыми») гегельянцами.Взгляды Шеллинга, кажется, больше всего изменились с начала века до его приезда в Берлин. «Позитивная» философия, которую он сформулировал в своих поздних работах, больше не идеалистическая, потому что Шеллинг больше не утверждает, что бытие и мышление тождественны. Покойный Шеллинг также не считает, что мысль может основываться на своей собственной деятельности. Вместо этого мысль должна найти свою основу в «изначальном виде всего сущего».

Артур Шопенгауэр (1788-1860), Сорен Кьеркегор (1813-1855) и Карл Маркс (1818-1883) — все стали свидетелями упадка немецкого идеализма в Берлине.Шопенгауэр учился у Шульце в Геттингене и посещал лекции Фихте в Берлине, но многие историки философии не считают его немецким идеалистом. Некоторые, такие как Гюнтер Цёллер, возражали против этого исключения, предполагая, что первое издание «Мир как воля и репрезентация » фактически является «первой полностью исполняющей посткантианской философской системой» (Ameriks 2000, 101). Однако вопрос о том, действительно ли эта система идеалистична, остается предметом споров.Утверждения, что Шопенгауэр не идеалист, обычно берут в качестве отправной точки вторую часть Мир как воля и репрезентация , где Шопенгауэр утверждает, что представления о «чистом субъекте познания» основаны на воле и, в конечном счете, тело.

Кьеркегора и Маркса отличить от немецких идеалистов легче, чем Шопенгауэра, хотя Кьеркегор и Маркс, возможно, настолько отличаются друг от друга, насколько это возможно. Кьеркегор учился у покойного Шеллинга, но, как и Якоби, отвергал разум и философию во имя веры.Многие из его работ представляют собой тщательно продуманные пародии на рассуждения, которые можно найти в работах немецких идеалистов, особенно Гегеля. Маркс вместе с другим учеником Шеллинга, Фридрихом Энгельсом (1820-1895), высмеивал идеализм как «немецкую идеологию». Маркс и Энгельс обвиняли в том, что идеализм никогда не порывал с религией, что он постигал мир через абстрактные, логические категории и, наконец, ошибочно принимал простые идеи за реальные вещи. Маркс и Энгельс продвигали свой исторический материализм как альтернативу идеологии идеализма.

В истории философии девятнадцатого века есть тенденция чрезмерно подчеркивать такие фигуры, как Шопенгауэр, Кьеркегор и Маркс, но это искажает наше понимание событий, происходящих в то время. Именно рост эмпирических методов в естественных науках и историко-критических методов в гуманитарных науках, а также рост неокантианства и позитивизма привели к затмению немецкого идеализма, а не резкая критика Шопенгауэра, Кьеркегора, Маркс и Ницше.Неокантианство, в частности, стремилось оставить позади спекулятивные эксцессы немецкого идеализма и извлечь из Канта те идеи, которые были полезны для философии естественных и гуманитарных наук. В процессе они сделали неокантианство доминирующей философской школой в Германии в конце девятнадцатого века.

Несмотря на общий упадок, немецкий идеализм оставался важным влиянием на британский идеализм Ф. Х. Брэдли (1846-1924) и Бернара Босанке (1848-1923) в начале двадцатого века.Отказ от британского идеализма был одной из общих черт ранней аналитической философии, хотя было бы неправильно предполагать, что Бертран Рассел (1872-1970), Г. Мур (1873–1958) и другие отвергли идеализм по чисто философским причинам. Вера в то, что немецкий идеализм хотя бы частично ответственен за немецкий национализм и агрессию, была распространена среди философов поколения Рассела и только укрепилась после Первой и Второй мировых войн. Знаменитое изображение Гегеля как «врага свободы» и «тоталитаризма» в книге «Открытое общество и его враги» (1946) Карла Поппера (1902–1994) основывается на этой точке зрения.И хотя было бы трудно доказать, что какая-то конкретная философия ответственна за немецкий национализм или рост фашизма, правда, что работы Фихте и Гегеля были, как и работы Ницше, излюбленными ссылками для немецких националистов, а позже и Нацисты.

Произведения немецких идеалистов, особенно Гегеля, стали важными во Франции в 1930-е годы. Лекции Александра Кожева (1902-1968) о Гегеле оказали влияние на целое поколение французских интеллектуалов, включая Жоржа Батая (1897-1962), Жака Лакана (1901-1981) и Жан-Поля Сатра (1905-1980).Понимание Кожевом Гегеля является своеобразным, но вместе с работами Жана Валя (1888–1974), Александра Койре (1892–1964) и Жана Ипполита (1907–1968) его подход остается влиятельным в континентальной европейской философии. Возражения против антропоцентризма немецкого идеализма обычно восходят к этой традиции и особенно к Кожеву, который рассматривал диалектику Гегеля как исторический процесс, посредством которого решаются проблемы, определяющие человечество. Конец этого процесса для Кожева является концом истории, что было популяризировано Фрэнсис Фукаяма (1952-) в книге Конец истории и последний человек (1992).Обвинения в том, что немецкий идеализм является догматическим, рационалистическим, фундаменталистским и тотализирующим в своих попытках систематизировать и, в конечном счете, эгоцентрической «философией субъекта», которые также распространены в континентальной философии, заслуживают более серьезного внимания, учитывая акцент Фихте, Шеллинга, и Гегель ставят на «я» и степень своих философских амбиций. Однако даже эти обвинения в последние годы были опровергнуты новой исторической наукой и более глубоким пониманием проблем, которые на самом деле двигали немецкими идеалистами.

Немецкий идеализм проявил значительный интерес в последние двадцать лет по мере ослабления враждебности в аналитической философии, исчезновения традиционных допущений в континентальной философии и наведения мостов между двумя подходами. Философам, таким как Ричард Бернштейн и Ричард Рорти, вдохновленные Уилфридом Селларсом, можно приписать повторное введение Гегеля в аналитическую философию как альтернативу классическому эмпиризму. Роберт Пиппин позже защищал неметафизического Гегеля, который был предметом интенсивных дискуссий, но который также сделал Гегеля актуальным для современных дебатов о реализме и антиреализме.Совсем недавно Роберт Брэндом отстаивал «нормативную» концепцию рациональности, которую он находит у Канта и Гегеля, и которая предполагает, что концепции функционируют как правила, регулирующие суждение, а не просто представления. Некоторые, например Катрин Малабу, даже пытались применить идеи немецких идеалистов к современной нейробиологии. Наконец, было бы упущением не упомянуть о выдающейся историко-философской науке как на немецком, так и на английском языке, которая была произведена в отношении немецкого идеализма в последние годы.Литература, указанная в библиографии, не только обогатила наше понимание немецкого идеализма новыми изданиями, переводами и комментариями, но также расширила горизонты философской науки, выявив новые проблемы и новые решения проблем, возникающих в различных традициях и контекстах.

7. Ссылки и дополнительная литература

а. Кант

и. Немецкие издания произведений Канта
  • Weischedel. Вильгельм. изд. Kants Werke in sechs Bänden . Wiesbaden: lnsel Verlag, 1956-1962.
  • Kants Gesammalte Schriften, herausgegeben von der Preussischen Akademie der
  • Wissenschaften . Берлин: Вальтер де Грюйтер, 1902 г.,
ii. Кембриджское издание произведений Иммануила Канта в переводе
  • Боуман, Кертис, Гайер, Пол и Раушер, Фредерик, пер. и Гайер, Пол, изд. Иммануил Кант: заметки и фрагменты . Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 2005.
  • Эллисон, Генри и Хит, Питер, ред. Иммануил Кант: теоретическая философия после 1781 года. Кембридж: Cambridge University Press, 2002.
  • Гайер, Пол и Мэтьюз, Эрик, пер. и ред. Иммануил Кант: Критика силы суждения 907 15. Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 2000.
  • Арнульф Цвейг, пер. и изд. Иммануил Кант: Переписка . Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 1999.
  • Гайер, Пол и Вуд, Аллен В. Иммануил Кант: Критика чистого разума . Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 1998.
  • Хит, Питер и Шнеуинд, Джером Б., пер. и ред. Лекции по этике. Нью-Йорк: Cambridge University Press, 1997.
  • Америкс, Карл и Нарагон, Стив, пер. и ред. Иммануил Кант: Лекции по метафизике . Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 1997.
  • Грегор, Мэри, пер. и изд. Иммануил Кант: Практическая философия .Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 1996.
  • Вуд, Аллен В. и ди Джованни, Джордж, пер. и ред. Иммануил Кант: религия и рациональное богословие . Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 1996.
  • Уолфорд, Дэвид и Мирбот, Ральф, пер. и ред. Иммануил Кант: теоретическая философия, 1755-1770 гг. . Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 1992.
  • Янг, J. Michel, пер. и изд. Иммануил Кант: Лекции по логике . Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 1992.
iii. Другие английские переводы произведений Канта
  • Кемп Смит, Норман, пер. Критика чистого разума. Лондон: Palgrave MacMillan, 2003.
  • Pluhar, Вернер, пер. Критика суждения, включая первое введение. Индианаполис: Hackett, Publishing, 1987.
  • Эллисон, Генри Э., пер. Противоречие Канта и Эберхарда. Балтимор: издательство Университета Джона Хопкинса, 1973 г.

б. Fichte

и.Немецкие издания произведений Фихте
  • Fichte, Immanuel Hermann, ed. Fichtes Werke. Берлин: Вальтер де Грюйтер, 1971.
  • Лаут, Рейнхард, Гливицкий, Ганс и Якоб, Ганс. ред. J.G. Fichte: Gesamtausgabe der Bayerischen Akademie der Wissenschaften. Штутгарт-Бад-Каннштатт: Frommann-Holzboog Verlag, 1962.
ii. Английский перевод произведений Фихте
  • зеленый, Гарретт, пер. Аллен Вуд, изд. Попытка критики e All Revelation .Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 2010.
  • Breazeale, Daniel and Zöller, Günter. Система этики в соответствии с принципами Wissenschaftslehre . Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 2005.
  • Neuhouser. Фредерик и Баур, Майкл. пер. и ред. Основы естественного права. Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 2000.
  • Бризил, Даниэль. пер. и изд. Введение в Wissenschaftslehre и другие письменные материалы. Индианаполис: Hackett Publishing, 1994.
  • Бризил, Даниэль. пер. и изд. Основы трансцендентальной философии (Wissenschaftslehre Nova Methodo, 1796-1799). Итака: Издательство Корнельского университета, 1992.
  • Бризил, Даниэль. пер. и изд. Ранние философские сочинения. Итака: Издательство Корнельского университета, 1988.
  • Прейс, Питер, пер. Призвание человека. Индианаполис: Hackett Publishing, 1987.
  • Хит.Питер и Лакс, Джон, пер. Наука познания. Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 1982.
  • Джонс, Р. Ф. и Тернбулл, Джордж Генри, пер. Адреса с по для немецкой нации . Нью-Йорк: Харпер и Роу, 1968.

г. Hegel

и. Немецкие издания произведений Гегеля
  • Ева Молденхауэр и Карл Маркус Мишель, ред. Георг Вильгельм Фридрих Гегель: Верке. Франкфурт-на-Майне: Зуркамп, 1971–1979.
  • Hoffmeister. Йоханнес, изд. Briefe von und an Hegel, Hamburg: Meiner, 1969.
  • Deutsche Forschungsgemeinschaft in Verbindung mit der Rheiniscb-westfalischen
  • Akademie der Wissenschaften, ed. Hegels Gesammelte Werke. Kritische Ausgabe. Гамбург: Meiner Verlag, 1968.
ii. Английский перевод произведений Гегеля
1. Cambridge Hegel Translations
  • Ди Джованни, Джордж, пер. и изд. Наука логики .Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 2010.
  • Бринкманн, Клаус и Дальстрем, Даниэль О., пер. и изд. Энциклопедия философских наук в общих чертах, часть 1, логика . Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 2010.
  • Боуман, Брэди и Спейт, Аллен. Сочинения Гейдельберга. Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 2009.
2. Другие английские переводы произведений Гегеля
  • Nisbet, H.B., пер. Вуд, Аллен, изд. Элементы философии права .Кембридж: Издательство Кембриджского университета. 1991.
  • Гераетс, Теодор Ф., Харрис, Х.С., и Сухтинг, Уоллис Артур, пер. The Encylopedia Logic. Индианаполис: Hackett Publishing, 1991.
  • Браун, Роберт, изд. Лекции по истории философии. Беркли: Калифорнийский университет Press, 1990.
  • Бербидж. Джон С., пер. Система Йены 1804/1805: Логика и метафизика. Монреаль: McGill / Queen’s University Press, 1986.
  • Миллер А.В., пер. Джордж, Майкл и Винсент, Эндрю, ред. Философская пропаганда. Оксфорд: Блэквелл, 1986.
  • Ходжсон, Питер и Браун, Р.Ф., пер. Лекции по философии религии. Беркли: Калифорнийский университет Press, 1984-1986.
  • Доббинс, Джон и Фасс, Питер, пер. Три очерка 1793-1795 гг. Саут-Бенд: University of Notre Dame Press, 1984.
  • Серф, Уолтер и Харрис, Х.С., пер. Система этической жизни и первая философия духа. Олбани: Государственный университет Нью-Йорка, 1979.
  • Петри, Майкл Джон, пер. и изд. Hegels Philosophie des subjektiven Geistes / Философия субъективного духа Гегеля. Дордрехт: Ридель, 1978.
  • Миллер, А. Феноменология духа . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, 1977.
  • Серф, Уолтер и Харрис, H.S., пер. Разница между философской системой Фихте и Шеллинга. Олбани: Государственный университет Нью-Йорка, 1977 г.
  • Серф, Уолтер и Харрис, H.S., пер. Вера и Знание. Олбани: Государственный университет Нью-Йорка, 1977 г.
  • Nisbet, H.B., пер. Лекции по философии всемирной истории: Введение. Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 1975.
  • Уоллес. Уильям, пер. Философия разума Гегеля. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, 1971.
  • Миллер, А.В., пер. Философия природы. Oxford: Oxford University Press, 1970.
  • Миллер А.В., пер. Наука Логика. Лондон: Джордж Аллен и Анвин, 1969.
  • Нокс, Т. пер. Эстетика Гегеля. Оксфорд: Clarendon Press, 1964.

г. Шеллинг

и. Немецкие издания произведений Шеллинга
  • Франк, Манфред и Курц, Герхард. ред. Mat erialien zu Schellings Философские анфэнгены. Франкфурт: Зуркамп, 1995.
  • Якобс, Вильгельм Г., Крингс. Германн и Зельтнер, Германн, ред. F.W.J. фон Шеллинг: Historisch-kritische Ausgabe. Штутгарт-Бад-Каннштатт: Фромманн-Хольцбуг, 1976-.
  • Fuhrmans, Horst, ed. Schelling: Briefe und Dokumente. Бонн: Бувье, 1973 ·
ii. Английский перевод произведений Шеллинга
  • Любовь, Джефф и Шмитт, Йоханнес, пер. Философские исследования сущности свободы человека .Олбани: State University of New York Press, 2007.
  • Мэтьюз, Брюс, пер. Основание позитивной философии . Олбани: State University of New York Press, 2007.
  • Ричи, Мейсон и Зиссельсбергер, Маркус, пер. Историко-критическое введение в философию мифологии . Олбани: State University of New York Press, 2007.
  • Петерсон, Кейт Р., пер. и изд. Первый очерк системы философии природы . Олбани: Государственный университет Нью-Йорка, 2004.
  • Steinkamp, ​​Фиона, пер. Клара, или О связи природы с духовным миром . Олбани: State University of New York Press, 2002.
  • Вирт, Джейсон М., Пер. Возрасты мира . Олбани: State University of New York Press, 2000.
  • Боуи, Эндрю, пер. На История современной философии. Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 1994
  • Pfau, Thomas, trans. и изд. Идеализм и конец теории: три очерка Ф.W.J. Шеллинг. Олбани: Государственный университет Нью-Йорка, 1994.
  • Стотт, Дуглас В., пер. Философия искусства. Миннеаполис: Университет Миннесоты, 1989.
  • Гутманн, Джеймс, пер. Философские исследования природы свободы человека . La Salle: Open Court, 1989.
  • Харрис, Эррол и Хит. Питер, пер. Идеи для философии природы. Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 1988.
  • Фатер, Майкл Г., пер. Bruno, или О естественном и божественном принципе вещей Albany: State University of New York Press, 1984.
  • Марти, Фриц, пер. и изд. Безусловное в человеческом знании: четыре ранних эссе. Lewisburg: Bucknell University Press, 1980.
  • Хит, Питер, пер. Система трансцендентального идеализма . Шарлоттсвилль, Вирджиния: Издательство Университета Вирджинии, 1978.
  • Мотган, Э.С. и Гутерман, Норберт, пер. На ВУЗ Учёба. Афины: Издательство Университета Огайо, 1966.

эл. Издания и переводы других первоисточников

и. Якоби
  • Хаммахер, Клаус и Яешке, ред. Фридрих Генрих Якоби: Werke. Гамбург: Meiner Verlag, 1998.
  • Ди Джованни, Джордж, пер. и изд. Фридрих Генрих Якоби: The: Основные философские сочинения и роман Allwill. Монреаль: McGill / Queen’s University Press, 1994.
  • Клиппен, Фридрих и фон Рот, Фридрих, ред. Фридрих Генрих Якоби: Werke . Дармштадт: Wissenschaftliche Buchgesellschaft, 1968.
ii. Рейнхольд
  • Hebbeler, James, trans., And Ameriks, Karl, ed. Письма о философии Канта . Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 2005.
  • Fabbianelli, Faustino, ed. Beiträge zur Berichtigung bisheriger Missverständnis der Philosophen .Гамбург: Meiner Verlag, 2003.
  • Ди Джованни, Джордж и Харрис, H.S. Между Кантом и Гегелем: тексты в развитии посткантианского идеализма 907 15. Индианаполис: Hackett Publishing, 2000.
iii. Hölderlin
  • Бейснер, Фридрих, изд. Holderlin: Samtliche Werke, Grosser Stuttgarter Ausgabe. Штутгарт: Котта, 1943-85.
  • Pfau, Thomas, trans. и изд. Essays и Letters on Theory, Albany: State University of New York Press, 1988.
iv. Kierkegaard, Søren
  • Cappelørn, N.J. et. al. Søren Kierkegaards Skrifter . Копенгаген: Gad, 1997.
  • Хонг, Ховард В. и Хонг, Энда Х., изд. Произведения Кьеркегора. Princeton: Princeton University Press, 1983-2009.
по Марксу
  • Паскаль, Рой, изд. T he German Ideology, New York: International Publishers, 1947.
  • Рявнов Д., Адоратский Владимир Викторович, ред. Карл Маркс и Фридрих Энгельс: Historisch-Kritisch Gesamtausgabe. Редин: Дитц Верлаг, 1956.
vi. Шопенгауэр
  • Janaway, Кристофер и Норман, Джудит и Велчман Алистер, пер. и ред. Мир как воля и представление. Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 2010.
  • Акила, Ричард и Карус, Дэвид, пер. Мир как воля и представление . Нью-Йорк: Пирсон Лонгман, 2008.
  • Пейн, Эрик Ф.and Zöller, Günter, trans. Pr ize Очерк о Свобода воли. Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 1999.
  • Payne. Эрик Ф., пер. О Четырехчастный корень принципа достаточного разума. La Salle: Open Court, 1989.
  • Пейн, Эрик Ф., пер. Мир как воля и представление. Нью-Йорк: Дувр, 1974.
  • Hübscher, Arthur, ed. Sammtliche Werke. Mannheirn: Brockhaus, 1988.

ф. Другие работы о немецком идеализме

  • Эллисон, Генри. Кантовский Трансцендентальный идеализм (2 -е издание ) Нью-Хейвен: Yale University Press, 2004.
  • Эллисон, Генри. Идеализм и свобода. Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 1996.
  • Америкс, Карл, изд. Кембриджский компаньон немецкого идеализма . Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 2000.
  • Америкс, Карл. Кант и судьба Автономия: проблемы в присвоении критической философии. Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 2.000.
  • Авинери, Шломо. Теория современного государства Гегеля. Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 1972 г.
  • Баур, Майкл и Дальстрем, Даниэль. ред. The Emer род немецкого идеализма. Вашингтон, округ Колумбия: Католический университет Америки Press, 1999.
  • Байзер, Фредерик. Гегель . Лондон: Рутледж, 2005.
  • Байзер, Фредерик, изд. Кембриджский компаньон Гегеля. Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 1993.
  • Байзер, Фредерик. Просвещение, революция и романтизм: генезис современной немецкой политической мысли. Кембридж: Издательство Гарвардского университета, 1992.
  • Байзер, Фредерик Судьба разума: немецкая философия от Канта до Фихте. Кембридж: Издательство Гарвардского университета, 1987.
  • Бризил, Дэниел и Рокмор, Томас, ред. Фихте: исторические контексты / современные споры. Атлантическое нагорье: Humanities Press, 1997.
  • Боуи, Эндрю. Эстетика и Субъективность: От Канта до Ницше (2 -е издание ). Манчестер: Manchester University Press, 2000.
  • Боуи, Эндрю. Шеллинг и современная европейская философия. Лондон: Рутледж, 1993.
  • Кассирер, Эрнст. Жизнь и мысль Канта, пер. Джеймс Хейден. Нью-Хейвен: Издательство Йельского университета, 1981.
  • Кроче, Бенедетто. What is Living and What is is Dead in the Philosophy of Hegel, trans. Дуглас Эйнсли. Нью-Йорк: Рассел и Рассел. 1969.
  • Ди Джованни, Джордж, изд. Очерки по логике Гегеля. Олбани: Государственный университет Нью-Йорка, 1990.
  • Финдли, Дж. Hegel: A Re — экспертиза. Лондон: Джордж Аллен и Анвин, 1958.
  • Форстер, Майкл. Hegel Идея феноменологии духа. Чикаго: University of Chicago Press, 1998
  • Форстер, Майкл. Гегель и скептицизм. Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета, 1989.
  • Guyer, Paul, ed. The Cambridge Companion от до Kant. Кембридж; Издательство Кембриджского университета, 1992.
  • Hammer, Espen, ed. Немецкий идеализм: современные перспективы . Лондон: Рутледж, 2007.
  • Харрис, H.S. Развитие Гегеля: Ночные мысли. Оксфорд: Oxford University Press, 1983.
  • Харрис, H.S. Развитие Гегеля: к дневному свету. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, 1972.
  • Генрих, Дитер . Между Кантом и Гегелем: лекции о немецком идеализме . изд. Дэвид Пачини. Кембридж: Издательство Гарвардского университета, 2003.
  • Houlgate, Стивен, изд. Гегель и искусство . Эванстон: издательство Северо-Западного университета, 2007.
  • Ульгейт, Стивен. Открытие логики Гегеля .West Lafayette: Purdue University Press, 2006.
  • Houlgate, Стивен, изд. Гегель и философия природы. Олбани: Государственный университет Нью-Йорка, 1998.
  • Гипполит. Жан. Генезис и структура феноменологии духа, пер. С. Черняк и Р. Хекманн. Эванстон, Иллинойс: Northwestern University Press, 1974.
  • Инвуд, Майкл. Hegel. Лондон: Рутледж, 1983.
  • Кожев, Александр. Введение к чтению Гегеля, пер.Дж. Х. Николс. Нью-Йорк: Basic Books, 1960.
  • Куэн, Манфред. Кант: A Жизнь. Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 2000
  • Longuenesse, Беатрис. Критика метафизики Гегеля. Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 2007.
  • Мартин, Уэйн. Идеализм и объективность: понимание Йенского проекта Фихте. Stanford: Stanford University Press, 1997.
  • Нойхаузер, Фредерик. Теория субъективности Фихте. Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 1990.
  • О’Хонд, Жак. Гегель в свое время. пер. Джон Бербидж. Питерборо: Broadview Press, 1988.
  • Пинкард, Терри. Немецкая философия 1760-1860: наследие идеализма . Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 2002.
  • Пинкард, Терри. Hegel: A Биография. Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 2000.
  • Пинкард, Терри. Феноменология Гегеля: Социальность разума. Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 1994.
  • Пиппин, Роберт. Гегель о самосознании: желание и смерть в феноменологии духа 907 15. Princeton: Princeton University Press, 2010.
  • .
  • Пиппин, Роберт. Практическая философия Гегеля: рациональное действие как этическая жизнь . Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 2008.
  • Пиппин, Роберт. Идеализм Гегеля: удовлетворение самосознания. Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 1989.
  • Священник, Стивен, изд. Hegel’s Critiqut of Kant. Oxford: Oxford University Press, 1987.
  • Реддинг, Пол. Аналитическая философия и возвращение к гегелевской мысли. Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 2010.
  • Риттер, Иоахим. Гегель и Французская революция. Кембридж: MIT Press, 1982.
  • Рокмор, Том. До и после Гегеля: A Историческое введение в мысль Гегеля. Беркли: Калифорнийский университет Press, 1993.
  • Sedgwick, Sally, ed. Рецепция критической философии Канта: Фихте, Шеллинг и Гегель. Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 2000.
  • Снежный, Дейл. Шеллинг и конец идеализма . Олбани: State University of New York Press, 1996.
  • Соломон, Роберт М. и Хиггинс, Кэтлин М., ред. Эпоха немецкого идеализма. Лондон: Рутледж, 1993.
  • Стерн, Роберт. Гегелевская метафизика .Оксфорд: Издательство Оксфордского университета. 2009.
  • Тейлор, Чарльз. Hegel. Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 1975
  • Вестфаль, Кеннет. Эпистемологический реализм Гегеля: A Исследование цели и метода феноменологии духа Гегеля. Dordrecht: Kluwer, 1989.
  • Уайт, Аллен. Шеллинг: Введение в систему свободы . Нью-Хейвен: Издательство Йельского университета, 1983.
  • Вирт, Джейсон М., изд. Шеллинг сейчас: современные чтения .Блумингтон: Издательство Индианского университета, 2004.
  • Wood, Allen Kant’s Ethical Thou.ght. Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 1999.
  • Вуд, Аллен. Этическая мысль Гегеля. . . Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 1990 .
  • Zöller, Günter. Трансцендентальная философия Фихте. Философия. Первоначальная двойственность интеллекта и воли. Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 1998.

Информация об авторе

Colin McQuillan
Электронная почта: cmcquillan @ utk.edu
Университет Теннесси, Ноксвилл,
, США,

Философский идеализм: наиболее важные типы, представители и характеристики

He философский идеализм Это теория или доктрина, признанная за утверждение важности идей и, в некоторых случаях, даже их независимого существования по отношению к вещам и объектам мира. Он также известен как имматериализм, поскольку именно это течение больше всего противостоит основам материализма или реализма.

Это очевидно из идеалистических аргументов, согласно которым мир вне собственного разума не познаваем сам по себе; следовательно, это не совсем «реально». Для философов-идеалистов вся внешняя реальность — не что иное, как продукт идеи, исходящей из разума человека или даже сверхъестественного существа.

Платон, считающийся отцом философского идеализма

Точно так же идеализм — это несколько рационалистическое течение, поскольку оно взято из дедуктивного нормирования, чтобы спорить и теоретизировать.У этой доктрины есть разные варианты, которые зависят от ее представителей; тем не менее, в любом из его ответвлений большое внимание уделяется интеллектуальным аспектам.

Этот акцент в интеллектуальной области вызван тем, что для идеалистов объекты не более чем то, что мы воспринимаем, трудности физического мира не интересуют их.

Указатель

  • 1 История
  • 2 Четыре типа философского идеализма и их характеристики
    • 2.1 1- Объективный идеализм
    • 2,2 2- Абсолютный идеализм
    • 2,3 3- Трансцендентальный идеализм
    • 2,4 4- Субъективный идеализм
  • 3 Главные менеджеры
    • 3,1 Платон
    • 3,2 Рене Декарт
    • 3,3 Готтфрид 3.4 Иммануил Кант
    • 3.5 Георг Вильгельм Фридрих Гегель
  • 4 Источники

История

Философский идеализм — это термин, который начал использоваться в английском, а затем и в других языках примерно в 1743 году.«Идея» происходит от греческого слова idein , что означает «видеть».

Хотя это слово было придумано в том веке, бесспорно, что идеализм присутствует в философии более 2000 лет, потому что Платон считается отцом этой теории.

В 480 г. К. Анаксагор учил, что все вещи были созданы посредством разума. Спустя годы Платон подтвердит, что максимальная объективная реальность достижима только через идеальные сущности.

Его теория форм или идей описывала, как вещи существовали независимо от остальных обстоятельств; тем не менее, единственным средством их понимания человеком был его разум и идеи, которые он порождает.Спустя столетия эти убеждения будут носить название объективного идеализма.

В связи с его греческими корнями многие ученые также утверждают, что идеализм присутствовал в древней Индии, в таких доктринах, как буддизм, и в других школах восточной мысли, которые использовали тексты Вед.

Однако идеализм будет частично забыт на время и не вернется к известности до 1700 года в руках таких философов, как Кант и Декарт, которые усвоят и углубят его.Именно в это время идеализм подразделяется на признанные ветви.

Четыре типа философского идеализма и их характеристики

В зависимости от типа идеализма, о котором идет речь, его основные характеристики могут быть совершенно разными.

Преобладает основание, что идея предшествует внешнему миру и находится над ним; тем не менее подходы к новым теориям меняются в зависимости от философа и той ветви идеализма, которую он представляет.

Среди вариантов идеализма можно найти следующие:

1- Объективный идеализм

— Признается, что идеи существуют сами по себе, что мы, люди, можем только постигать их и / или открывать их из «мира идей».

— Предполагается, что реальность опыта объединяет и выходит за пределы реальности переживаемых объектов и разума наблюдателя.

— Идеи существуют вне тех, кто переживает реальность и получает доступ к ней через рассуждения.

2- Абсолютный идеализм

— Подразделение вышеупомянутого объективного идеализма.

— Он был создан Гегелем и выражает то, что для того, чтобы человек действительно понял наблюдаемый объект, он должен сначала найти тождество мысли и бытия.

— Для Гегеля Бытие следует понимать как единое целое.

3- Трансцендентальный идеализм

— Основанный Иммануилом Кантом, он утверждает, что разум переводит мир, в котором мы живем, и преобразует его в формат пространства-времени, который мы можем понять.

— Знание возникает только тогда, когда есть два элемента: объект, который можно наблюдать, и субъект, который его наблюдает.

— В трансцендентальном идеализме все это знание внешнего объекта варьируется в зависимости от субъекта и не существует без него.

4- Субъективный идеализм

— Внешний мир не автономен, а скорее зависит от субъекта.

— Для этих философов все, что представлено в реальности, является не чем иным, как набором идей, которые не существуют вне нашего собственного разума.

— Субъективный идеализм ставит человека превыше всего.

Главные менеджеры

Среди наиболее известных философов-идеалистов:

Платон

Он был первым, кто использовал термин «идея» для обозначения формы неизменной реальности.

Он глубоко изучал идеи и долгое время утверждал, что идеи существуют сами по себе, хотя позже он изменил свой аргумент и утверждал обратное: идеи не могут существовать независимо от чувственной реальности.

Рене Декарт

Этот философ разделил идеи на три категории: те, которые возникают из чувствительного опыта обучения или социализации, искусственные или образные идеи и естественные или врожденные идеи, исходящие от высшей силы или интеллекта.

Точно так же интуиция была весьма уместна в своем идеализме, поскольку это прямое восприятие идей, не допускающее ошибок или сомнений.

Готфрид Вильгельм Лейбниц

Он впервые ввел термин идеализм, имея в виду философию Платона.Он решил проблему врожденных идей, утверждая, что они исходят из истинной сущности объектов, которые он назвал Монадой.

Иммануил Кант

Создатель трансцендентального идеализма. Он утверждал, что все знания происходят из комбинации субъекта и объекта опыта.

В свою очередь, человек использует свои впечатления об этом объекте и свою способность узнавать его через это представление.

Георг Вильгельм Фридрих Гегель

Наконец, Гегель также считается одним из важнейших философов-идеалистов.Установленный абсолютный идеализм, в котором дуализмы (например, объект-субъект или разум-природа) выходят за рамки, поскольку оба являются частью абсолюта, к которому человек должен получить доступ, чтобы понять мир, в котором он живет.

Список литературы
  1. Neujahr, идеализм П. Канта, Mercer University Press, 1995
  2. Guyer, Paul (2015) Idealism. Recuperado de plato.stanford.edu/entries/idealism/
  3. Байзер Ф. (2002) Немецкий идеализм. Борьба с субъективизмом.Издательство Гарвардского университета, Англия
  4. Пиппин, Р. (1989) Идеализм Гегеля. Удовлетворения самосознания. Издательство Кембриджского университета
  5. Хернле, Рейнхольд Ф. (1927) Идеализм как философская доктрина. Компания Джорджа Х. Дорана

Объективный идеализм

Объективный идеализм — это идеалистическая метафизика, которая постулирует, что в важном смысле существует только один воспринимающий, и что этот воспринимающий является единым с тем, что воспринимается.Один важный сторонник такой метафизики, Джозайя Ройс, писал, что ему безразлично, «называет ли кто-нибудь все это теизмом или пантеизмом». Платон считается одним из первых представителей объективного идеализма [1]. Он отличается от субъективного идеализма Джорджа Беркли и отказывается от сущности дуализма Канта.

Отличие от других идеализмов

Идеализм с точки зрения метафизики — это философское воззрение, согласно которому разум или дух составляют фундаментальную реальность.Он принял несколько различных, но связанных форм. Среди них объективный и субъективный идеализм. Объективный идеализм принимает реализм здравого смысла (представление о существовании материальных объектов), но отвергает натурализм (согласно которому разум и духовные ценности возникли из материальных вещей), тогда как субъективный идеализм отрицает, что материальные объекты существуют независимо от человеческого восприятия, и, таким образом, против реализма и натурализма.

Если субъективный идеализм замыкается в сфере познающего индивида и чувственной формы его познания, то объективный идеализм, напротив, поднимает результат человеческого мышления, всей человеческой культуры до абсолютного, приписывая ему абсолютно независимое надличностное. бытие и активная власть.// Александр Спиркин. Основы философии. М .: Прогресс, 1990. С. 30.

.
Объективный идеализм … интерпретирует духовное как реальность, существующую вне человеческого сознания и независимую от него.

У Шеллинга и Гегеля были формы объективного идеализма. Но в первую очередь это связано с Платоном. Философ Чарльз Сандерс Пирс (1839-1914) сформулировал свою версию объективного идеализма следующим образом:

Единственная понятная теория вселенной — это теория объективного идеализма, согласно которому материя — это изнеженный разум, а закоренелые привычки становятся физическими законами (Peirce, CP 6.25).

Список литературы

  • Пирс, К.С. (1891), «Архитектура теорий», Монист том. 1, вып. 2 (январь 1891 г.), стр. 161-176. Интернет-архив Монист т. 1, page 161. Перепечатано в Собрании бумаг Чарльза Сандерса Пирса , vol. 6 (1935), абзацы 7–34, и в The Essential Peirce , vol. 1 (1992), стр. 285–297).
  • Peirce, C.S., Collected Papers of Charles Sanders Peirce , vols.1–6, Чарльз Хартсхорн и Пол Вайс (ред.), Тт. 7–8, Артур В. Беркс (редактор), издательство Гарвардского университета, Кембридж, Массачусетс, 1931–1935, 1958. Цитируется как CP vol.para.

См. Также

Поздний немецкий идеализм: Тренделенбург и Лотце | Отзывы | Философские обзоры Нотр-Дама

Существует широко распространенное предубеждение, что изучение истории философии — это не философия или, по крайней мере, не серьезная философия. Это следует оставить интеллектуальным историкам и так называемым континентальным философам, которых считают в лучшем случае поэтами, а в худшем — нечеткими и плохими мыслителями, которые могут позволить себе тратить свое время на устаревшие, скучные тексты.Хотя это и является предлогом для чтения меньше, чем следует, с этой точкой зрения возникают различные проблемы. Совершенно очевидно, что изучение мыслителей прошлого может позволить нам подключиться к огромному количеству вдохновляющих идей и обнаружить недооцененные альтернативы нашим собственным представлениям. Это также может помочь нам осознать фундаментальные предпосылки нашего собственного мышления и действительно понять корень заблуждений, которых мы все еще придерживаемся. Во время растущей специализации и пристального взгляда на пупок знание нашего прошлого также имеет решающее значение для оценки значимости и важности современных достижений.Мы также не должны игнорировать возможность того, что некоторые концепции необходимо изучать в процессе их диахронического развития, потому что они уходят корнями в динамику человеческого общества и разума, как это, возможно, имеет место в случае существенно оспариваемых концепций, таких как «искусство» или «суверенитет». , или даже сама «философия». Наконец, аналитическая философия к настоящему времени разработала свою собственную историю и изучалась некоторыми из ее основных представителей, если мы думаем о Майкле Даммете, Питере Хакере, Питере Хилтоне, Питере Саймонсе, Скотте Сомсе и других.

По мере того, как мы сейчас исследуем корни аналитической философии, мы движемся назад во времени и обнаруживаем, что 19–1616– годы, особенно в Германии, были свидетелями значительного числа оригинальных мыслителей, помимо обычных подозреваемых Шопенгауэра, Ницше, Маркса и Фреге. В то же время изучение Канта и посткантианской философии естественным образом расширилось, исследуя судьбу немецкой философии после смерти Гегеля в 1831 году. Исходя из обоих направлений, мы встречаем двух основных философов, несправедливо забытых, Адольфа Тренделенбурга ( 1802-1872) и Герман Лотце (1817-1881).Тренделенбург, возможно, все еще известен как разрушитель гегельянства и, безусловно, как серьезный вызов трансцендентальному идеализму Канта, основанному на знаменитом возражении о «забытой альтернативе». Он также написал важное эссе о лингвистической характеристике Лейбница , в которой используется понятие « Begriffsschrift » и вдохновило развитие концептуального сценария Фреге и ранних взглядов на язык, причем некоторые из фраз Фреге звучали очень похоже на слова Тренделенбурга. [1] Хотя взгляды Лотце были хорошо изложены в книге Джона Пассмора «Сто лет философии », сегодня он наиболее известен как влияние на антипсихологизм Фреге (и Гуссерля). [2] Менее известно, что у обоих были выдающиеся ученики, например Дильтей, Фреге, Брентано и Гуссерль. Последняя книга Фредерика Байзера направлена ​​на возрождение интереса к этим двум ключевым фигурам, являющимся посредниками между немецким идеализмом и аналитической философией, двумя течениями, которые широко считаются антагонистическими.

Книга разделена на введение, первую часть о Тренделенбурге, вторую часть о Лотце и эпилог. Эти два мыслителя находятся в центре внимания Байзера не столько потому, что они принадлежали к одной и той же школе мысли или даже участвовали в одной и той же дискуссии.Они никогда не встречались и обменялись лишь несколькими письмами. Тем не менее, по мнению Байзера, они заслуживают совместного рассмотрения, потому что, вопреки тому, что иногда предполагается, они были последними великими представителями немецкой идеалистической традиции (обсуждаемой автором во многих предыдущих книгах), их главной целью было сохранение ее наследия и «поддержать его в их более позитивистскую, утилитарную и материалистическую эпоху» (2). Метафизические постулаты этой традиции, вслед за Байзером, были целостной, телеологической концепцией мира как органического целого, в отличие от механистического мировоззрения, и идеей о том, что реальность или природа соответствует или является воплощением «идеала».Байзер показывает, что оба мыслителя также были обязаны романтикам. В дальнейшем будет достаточно остановиться на Тренделенбурге.

Байзер посвящает Тренделенбургу шесть глав, одну — о его месте в истории, другую — о его ранних годах (1802-1840), три — о его зрелой философии и одну — о споре Тренделенбурга с Куно Фишером о забытом альтернативном возражении. Тренделенбург сегодня наиболее известен в кантоведах благодаря этим дебатам, хотя это был лишь эпизод в его карьере.Он написал основные работы по метафизике, логике, этике, политической философии, эстетике, философии религии и педагогике. Байзер предоставляет очень полезные и ясные резюме этих работ, связывая взгляды Тренделенбурга с взглядами традиции и иногда поднимая важные критические моменты. Он основывает свое обсуждение не только на чтении оригинальных немецких текстов, но и на вторичной немецкой литературе, такой как интеллектуальная биография Адольфа Тренделенбурга (1873), опубликованная его учеником Эрнстом Братушеком, или на авторитетной истории ранней нео-истории Клауса Кристиана Кёнке. Kantianism Entstehung und Aufstieg des Neukantianismus (1986), последняя является одной из немногих книг в этой области, переведенных на английский язык. [3]

Байзер описывает Тренделенбург как скрытого колосса, крупного мыслителя и влиятельного профессора в Берлине на протяжении почти 40 лет, но забытого вскоре после его смерти. Помимо двух своих основных работ, Logische Untersuchungen ( Logical Investigations , 1840) и Naturrecht auf dem Grunde der Ethik ( Natural Right on the Basis of Ethics , 1860), он опубликовал множество других работ. , например, его диссертация о Платоне, в которой он попытался продемонстрировать, что теория идей Платона составляет систематическое единство и последовательность его диалогов, а также монументальную историю доктрин категорий от Платона до Гегеля.Он также писал полемические эссе против логики Гегеля, различные статьи об Аристотеле, Спинозе, Лейбнице, Канте, Иоганне Фридрихе Гербарте (еще одном скрытом колосе 19–1616– века), а также об эстетике, политике, педагогике и истории. Первоначально он получил классическое образование, и Платон и Аристотель оставались его ориентирами, когда он переключился на философию.

In Logical Investigations Тренделенбург предпринял не что иное, как обновление философии. Недовольный спекулятивными излишествами немецкого идеализма, но также и позитивизмом своего времени, делавшим философию всего лишь слугой науки, он стремился найти золотую середину, превратив философию в теорию науки ( Wissenschaftslehre ), по сути второстепенную. дисциплина порядка, отражающая ее самые общие, неявные предпосылки.Как резюмировал Братущек Тренделенбург: «Философия — это религия наук: она обладает очищающей силой, восходящей до бесконечности». Это выдает аристотелевскую концепцию философии, утверждает Байзер, поскольку она направлена ​​на выявление общего в частном (отдельных науках), что в конечном итоге поможет лучше понять частное. Это также выдает платоническую концепцию, поскольку Тренделенбург использует все наши знания, чтобы сформировать органическое, связное целое, артикуляция которого является задачей метафизики.Однако мы — конечные умы, и поэтому «все знание», «бесконечное», остается регулирующим идеалом, «системой, необходимой и невозможной» (30), нестабильной позицией, уже обнаруженной у романтиков, таких как Фридрих Шлегель. , который, по мнению Байзера, повлиял на Тренделенбург. Однако мы можем задаться вопросом, действительно ли позиция Тренделенбурга может сработать. Каковы именно неявные предпосылки, например, неорганической химии по сравнению с предпосылками политической истории? Неужели в первом не осталось бы химических концепций, а во втором — политических? В каком смысле они могут тогда образовать органическое целое, т.е.е., какова природа их связи, делающая их принадлежащими к одному целому? И как мы узнаем, что они принадлежат к этому целому, если целое никогда не может быть достигнуто? Наконец, как может метафизика выразить органический, телеологический взгляд на мир, если его часть, предпосылки физики, содержат механические и нетелеологические концепции?

Байзер представляет метафизику Тренделенбурга в четыре этапа, включая органическое мировоззрение, метафизику движения, защиту телеологии и сочетание идеализма и реализма.Байзер дает полезный исторический обзор органического мировоззрения от Платона до Шеллинга, которое Тренделенбург и Лотце переработали в современных терминах. Эта точка зрения в конечном итоге восходит к Платону Тимей , где весь мир описывается как «единое видимое живое существо» (30d), из чего следует, что материя не является инертным и бесцельным «случайным скоплением атомов» (как выразился Джонатан Свифт. ). Его переработали Гегель, Гельдерлин и Шеллинг, которые все боролись с дуализмами Канта и Фихте.Тренделенбург вдохновил именно Шеллинг « Naturphilosophie », причем уже в студенческие годы в Киле, где его обучал датский идеалист Иоганн Эрих фон Бергер (1772-1833). Бергер не только защищал органицистскую и телеологическую концепцию природы, но также подчеркивал примат движения в уме и материи — одно из ключевых метафизических предположений Тренделенбурга. Обсуждение Байзера очень хорошо информировано, несмотря на иногда озадачивающие утверждения, например, когда он утверждает, что Гельдерлин отверг Спинозу.

Опора Тренделенбурга на движение как фундаментальное метафизическое понятие может заставить его казаться материалистом, как Гоббс. Но, как объясняет Байзер, движение Тренделенбурга действительно аристотелевское, что означает, что это не просто смена места, но также рост, существенное изменение, возникновение, исчезновение, следовательно, особенность жизни. Тренделенбург считал, что движение имеет место и в уме, поскольку концепции возникают через ментальные конструкции, как уже показал Кант применительно к математике.Следовательно, движение — это то, что связывает внутреннее и внешнее, и оно лежит в основе или даже составляет всю реальность.

Движение — общий источник пространства и времени. [Как идеи] это не готовые формы, а развиваются с первым актом мышления. . . . Если движение в равной степени фундаментально принадлежит мышлению как бытию, и если пространство и время изначально созданы / сконструированы из движения, то мы обнаруживаем здесь гармонию субъективного и объективного, которую Кант жестоко разорвал на части.( Логические исследования , т. 1, 1862: 168)

Поскольку Тренделенбург не предполагает здесь отдельных сфер, неверно, что он постулирует заранее установленную гармонию между ними, в отличие от того, что иногда утверждают кантианские критики Тренделенбурга. Байзер совершенно прав в этом вопросе. Он также правильно подчеркивает, что именно эта метафизика движения является корнем возражения Тренделенбурга «забытой альтернативой» трансцендентальному идеализму Канта. Это идея о том, что Кант не смог обосновать ключевую предпосылку трансцендентального идеализма, а именно дизъюнкцию, согласно которой пространство и время могут быть либо субъективными (формы нашей интуиции), либо объективными (ноуменальными), из чего это следовало бы, учитывая, что Кант демонстрирует что они субъективны, что они не объективны.Тренделенбург утверждает, что Кант упустил из виду возможность того, что пространство и время одновременно субъективны и объективны. К сожалению, Байзер, как и большинство интерпретаторов, думает, что Кант рассмотрел эту третью альтернативу. Фактически, по крайней мере, в первой Critique он считает, что пространство и время субъективны и он считает, что пространство и время объективны, но не комбинацию (как Ганс Вайхингер указал уже в 1892 году в своем Комментарий , т.2, 299 и далее).

Один из важных аргументов, выдвинутых Тренделенбургом, касается слабости кантовской трактовки движения в первом Critique . Иногда Кант представляет движение как определение объекта как предполагающее пространство (A41), но затем снова как нечто, что предполагается пространством и временем, как «чистый акт последовательного синтеза многообразия внешней интуиции», принадлежность как таковая к самой трансцендентальной философии (B154f.). Кант должен считать движение чем-то элементарным, что опровергает его идеализм.Между прочим, знаменитая критика Гегеля Тренделенбургом, также выдвинутая в Logical Investigations и очень доходчиво объясненная Байзером, основана на том же: диалектические переходы Гегеля от бытия к ничто, от ничто к становлению и т. Д. Основаны на более фундаментальная концепция движения, и, более того, они проникают эмпирическим содержанием в якобы чистую логику Гегеля. Также важно утверждение Тренделенбурга о том, что «Кант не смог доказать, как готовые формы пространства и времени, покоящиеся в нас, взаимодействуют, чтобы вызвать движение» (т.1, 1862: 166). Еще предстоит проделать дополнительную работу в этой области. Хотя Байзер не вдавался в подробности таких аргументов, он все же напоминает нам о некоторых ценных возражениях Фишера против Тренделенбурга и, как правило, дает нам яркий резюмирующий спор между Тренделенбургом и Фишером, включая биографические факторы, объясняющие, почему дебаты все усиливались. более кислый.

Байзер представляет Тренделенбурга, в свою очередь, как эмпирика, аристотеля, платоника, трансцендентального реалиста и абсолютного идеалиста.В этой комбинации эти надписи немного расплывчаты. Разве Тренделенбург не был просто философом-эклектиком, пытающимся примирить слишком много противоречивых течений? Для Байзера Тренделенбург — идеалист, потому что он считает, что реальность — это единый организм, и все подчиняется одной цели. Кажется, что эта цель — бог Платона, форма добра, но Тренделенбург, набожный протестант, не говорит нам намного большего. Иногда Тренделенбург заявляет, что он идеалист, но с другой стороны, он также требует своего рода среднего положения между идеализмом и реализмом: «Реализм без идеи становится материализмом, а идеализм без доступа к реальному становится мечтой о простой идее» [ Vorstellung ] ‘(т.2, 1862: 488). В какой-то момент Байзер пытается доказать, что Тренделенбург был абсолютным идеалистом, потому что он использовал крылатую фразу объективных идеалистов «чтобы показать идеал в реальном». Но Тренделенбург пишет только «обосновать идеальное в реальном» (« das Ideale im Realen befestigen ») [4] , что дает более независимую оценку реальности. Тем не менее связь между Тренделенбургом и такой фигурой, как Шеллинг, обнаруженная Байзером, остается замечательной.

Книга Байзера содержит много других захватывающих эпизодов.В нем представлена ​​гениальная попытка Тренделенбурга возродить естественное право против конкурентов, например, теорию договоров и теорию божественного права, восходя к Платону и Аристотелю. В нем указывается, в каких отношениях Лотце был предшественником Фреге, т. Е. Обладая (кантианской) нормативной концепцией логики, предлагая замену детерминированного неопределенным в качестве метода формирования концептов, «заменяя» концепты функциями. и, как правило, ориентируя логику на математику, а не на аристотелевскую силлогистику.В нем подробно излагается эстетическая теория Лотце, которая отвергла не только неоклассицизм и формализм Гербарта, но и тезис Гегеля о конце искусства, основанный на предположении, что искусство является мифом (ложным для Лотце), а миф мертв (верно для Лотце). — он тут поторопился). Здесь мы узнаем, что Лотце защищал возможность нового и славного будущего искусства, отличного как от древнего искусства, почитающего природу, так и от христианского искусства, стремящегося к другому миру, и в большей степени созвучного «новой бесконечной вселенной современной науки, которая делает невозможным чувствовать себя в этом мире как дома или выйти за его пределы »(204).Байзер также показывает, как оба мыслителя пытались героически, но, возможно, безуспешно, отстаивать телеологическое понимание жизни и бороться с Дарвином. И он знакомит нас со своими политическими идеями. Оба, но особенно Тренделенбург, были широко приверженцами идеалов Просвещения, таких как образование, индивидуальная свобода и важность мышления для себя. Это были важные идеалы в эпоху растущей специализации и нелиберальных политических идеологий Тренделенбурга и Лотце, и они остаются таковыми даже сегодня.

Статья об идеализме в The Free Dictionary

Общее обозначение философских доктрин, утверждающих, что сознание, мысль, психологическое и духовное являются первичными и фундаментальными, в то время как материя, природа и физическое являются вторичными, производными, условными и зависимый. Таким образом, идеализм противоположен материализму в том, как он решает фундаментальный вопрос философии — вопрос об отношениях между бытием и мыслью, между духовным и материальным, как в сфере существования, так и в сфере знания.Хотя идеализм возник более 2 с половиной тысячелетий назад, сам термин как обозначение одного из двух враждующих лагерей в философии впервые появился только в начале 18 века. В 1702 году немецкий идеалист Лейбниц описал гипотезы Эпикура и Платона как гипотезы величайшего материалиста и величайшего идеалиста. В 1749 г. французский материалист Д. Дидро называл идеализм «абсурднейшей из всех систем» (Избр. Соч., т. 1, Москва-Ленинград, 1926, с. 28).

Философский термин «идеализм» не следует путать со словом «идеалист», используемым в обычном языке и в повседневных обсуждениях моральных вопросов. Последний термин происходит от слова «идеальный» и относится к бескорыстному человеку, стремящемуся достичь высоких целей. В своем философском использовании идеализм также означает в области этики отрицание того, что моральное сознание обусловлено социальным бытием, и утверждение примата морального сознания. Путаница этих двух понятий часто использовалась идеалистами с целью дискредитации философского материализма.

Хотя в лагере идеализма существует базовое единство в способах решения фундаментального вопроса философии, тем не менее, следует различать две основные формы в этом лагере: объективный идеализм и субъективный идеализм. Для объективного идеализма характерно признание духовной первопричины вне и независимо от нашего сознания; в субъективном идеализме недопустимо предполагать какую-либо реальность вне и независимо от нашего сознания.

Мы встречаемся с историческим предшественником объективного идеализма в религиозных художественных образах древнеиндийских Упанишад.Здесь материальный мир представлен завесой Майи, за которой скрывается истинная реальность божественной изначальной причины, Брахмана. Первое полное выражение объективного идеализма в концептуальной форме было в философии Платона; в средневековой философии он был представлен схоластическим реализмом; в современный период его главными представителями были Лейбниц, Шеллинг и Гегель. Субъективный идеализм наиболее ярко выразился в доктринах английских идеалистов 18 века, Беркли и Юма.

Существование двух основных форм идеализма не исчерпывает множества и разнообразия идеалистических философских систем. В рамках этих двух форм в истории философии возникло множество вариаций, в зависимости от того, как понимается духовная первопричина: как универсальный разум (в панлогизме) или как универсальная воля (в волюнтаризме), как единая духовная субстанция. (в монистическом идеализме) или как множественность духовных исходных элементов (в монадологии и плюрализме), как логически постижимая рациональная причина (в идеалистическом рационализме), как перцептивное разнообразие ощущений (в идеалистическом эмпиризме и сенсуализме и в феноменализме), или как неправильное, алогичное «свободное» дело, которое не может быть объектом научного познания (в иррационализме).

Поскольку идеалистические и материалистические решения фундаментального вопроса философии исключают друг друга, только одно из них может быть истинным. Материалистическое решение является верным, что подтверждается историей науки, рассматриваемой с этой точки зрения, и развитием социальной практики. В таком случае как можно объяснить, что идеализм существовал так долго и сохранялся в общественном сознании тысячи и тысячи лет?

Эта ситуация имеет очень глубокие корни, как эпистемологические, так и социальные.Источники, из которых исторически возникает идеализм, — это анимизм и антропоморфизм, присущие мышлению первобытного человека, приписывание души или духа всему окружающему его миру и тенденция рассматривать его движущие силы как определяемые сознанием и волей в любом случае. модель и по аналогии с человеческим поведением.

В более поздние времена способность к абстрактному мышлению сама по себе стала эпистемологическим источником идеализма. Возможность идеализма уже дана в первом элементарном акте абстракции.Развитие общих понятий и возрастающая степень абстракции были необходимыми этапами в развитии теоретических рассуждений. Но когда абстракция используется неправильно, это приводит к гипостатизации качеств, отношений и действий реальных вещей, изолированных посредством мыслительного процесса от их конкретных материальных носителей, и к приписыванию независимого существования этим продуктам абстрактного мышления. Считать сознание, мысль, размер, форму, доброту или красоту отдельными и независимыми от материальных объектов и сущностей, обладающих этими характеристиками, — значит следовать ложному пути абстрактного мышления, ведущему к идеализму, точно так же, как если бы он думал о растениях «Вообще» или человек «вообще», принимая их за субстанции или идеи, воплощенные в вещах.«Прямолинейность и односторонность, деревянность и окаменение, субъективизм и субъективная слепота — voild гносеологические корни идеализма» (Ленин, Полн. Собр. Соч., 5 изд., Т. 29, с. 322). Эти эпистемологические корни идеализма укрепляются благодаря определенным социальным факторам, берущим свое начало в разделении между умственным и физическим трудом, в результате которого «сознание может освободиться от мира» (Маркс и Энгельс, Соч., 2-е изд., Т. 3, стр. 30). С образованием рабовладельческих обществ идеализм становится естественной исторической формой сознания правящих классов, поскольку умственный труд изначально является их исключительной привилегией.

Идеализм по своему происхождению и на всех этапах своего развития тесно связан с религией. По сути, идеализм возник как концептуальное выражение религиозного мировоззрения и впоследствии, как правило, служил философским обоснованием и опорой религиозной веры.По словам Ленина, философский идеализм — это « путь к духовному мракобесию» (Полн. Собр. Соч., 5 изд., Т. 29, с. 322).

Многовековая история идеализма довольно сложна. В самых разнообразных формах на разных этапах истории она по-своему выражала эволюцию форм общественного сознания в соответствии с характером последовательных общественных формаций и новыми уровнями научного развития. Основные формы идеализма, получившие дальнейшее развитие в последующей истории философии, возникли уже в классической Греции.Наибольшего расцвета идеалистическая философия достигла в классической немецкой философии в конце XVIII — первой половине XIX века, в школе, заложившей и развившей новую историческую форму рационализма — идеалистическую диалектику. С переходом капитализма в его империалистическую стадию поворот к иррационализму в его различных версиях стал доминирующей чертой идеалистической философии. В наше время идеалистические течения, доминирующие в буржуазной философии, — это неопозитивизм (прежде всего в англосаксонских странах), экзистенциализм (в Западной Европе), феноменология (обычно переплетающаяся с экзистенциализмом) и неотомизм (в католических странах).

Современные философы-идеалисты редко признают свою приверженность идеалистическому лагерю. «Многие считают, что это черта прошлой истории, а не живая школа наших дней» (А. К. Юинг, Идеалистическая традиция, Гленко, 111., 1957, стр. 3). Доминирующий метод классификации философских доктрин в современной идеалистической философии чаще всего основан не на противопоставлении материализма и идеализма, а на сопоставлении идеализма с реализмом. Таким образом, неотомисты, называющие свое учение «реализмом», отличают его как от материализма, так и от субъективного идеализма.Другие идеалистические тенденции утверждают, что вышли за рамки двух враждующих школ мысли с помощью различных двусмысленных терминов, таких как «нейтральный монизм» или «элементы». На самом деле такие утверждения, по сути, вводят в заблуждение, поскольку все ведущие тенденции современной буржуазной философии на самом деле являются различными формами идеализма.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Энгельс, Ф. Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии. К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., 2-е изд., т. 21.
Ленин В.И. Материализм и эмпириокритицизм. Полн. собр. соч., 5 изд., т. 18.
Ленин В.И. К вопросу о диалектике. Там же, т. 29.
Ленин В.И. «Конспект книги Аристотелия« Метафизика »». Там же, т. 29.
Быховский Б.Е., Нарский И., Соколов В. «Идеализм.» В Философская энциклопедия, т. 2. Москва, 1962.
Флоренский П.А. Смысл идеализма. Сергиев Посад, 1914 г.
Черкашин П. П. Гносеологические корни идеализма. Москва, 1961.
Корнфорт, М. Наука против идеализма. Москва, 1957. (Пер. С англ.)
Советский субэчный идеализм. Москва, 1957.
Современный обьективный идеализм. Москва, 1963.
Ойзерман Т.И. Главные философские направления. Москва, 1971.
Willmann, O. Geschichte des Idealismus, 2-е изд. Лейпциг, 1907.
Юинг, А.C. Идеализм. Лондон, 1934.

Большая Советская Энциклопедия, 3-е издание (1970–1979). © 2010 The Gale Group, Inc. Все права защищены.

Определение цели по Merriam-Webster

цель | \ əb-ˈjek-tiv , äb- \

: выражение или работа с фактами или условиями, воспринимаемыми без искажения личными чувствами, предрассудками или интерпретациями объективное искусство объективная история войны объективное суждение

б теста : ограничивается выбором фиксированных альтернатив и сводит субъективные факторы к минимуму Каждый вопрос объективного теста требует выбора правильного ответа из нескольких вариантов.

: , относящийся к объекту, явлению или состоянию в сфере чувственного опыта, независимый от индивидуальной мысли и воспринимаемый всеми наблюдателями, или являющийся объектом, феноменом или состоянием : имеющий реальность, независимую от разума объективная реальность … наши мечты … существенно и неоднократно формируются нашими взаимодействиями с объективным миром.- Марвин Резникофф — сравните субъективный смысл 3а б : вовлекающие или вытекающие из чувственного восприятия или опыта с реальными объектами, условиями или явлениями объективная осведомленность объективные данные

d : , относящийся к объекту мысли или существующий как объект мысли без учета независимого существования — используется главным образом в средневековой философии

3 : , относящийся к, характеристика или составляющий падеж слов, следующих за предлогами или переходными глаголами Местоимение ее находится в объективном падеже в предложении «Я видел ее.» цель | \ əb-ˈjek-tiv , äb- \

: то, на что направлено усилие : цель, цель или конец действия

б : стратегическая позиция, которую необходимо достичь, или цель, которая должна быть достигнута с помощью военной операции 2 : линза или система линз, формирующая изображение объекта. .