Место германии в мировой экономике: Экономика и политика Германии 2019 и 2020 учебного года — Учебные курсы — Образовательная программа «Международные отношения» — Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

Содержание

ВВП Германии упал в 2020 году не так сильно, как опасались: на 5 процентов | Экономика в Германии и мире: новости и аналитика | DW

Пандемия коронавируса нанесла значительный ущерб крупнейшей в Европе немецкой экономике. Рецессия 2020 года положила конец десятилетнему беспрерывному росту ВВП ФРГ и восьмилетнему периоду профицитного госбюджета, она остановила длившееся 14 лет увеличение занятости. И все же обвал оказался менее сильным, чем во время всемирного финансово-экономического кризиса 2009 года.

Немецкая экономика прошла кризис лучше большинства стран ЕС

ВВП Германии снизился в 2020 году, по предварительным данным, на 5%, сообщило 14 января Федеральное статистическое ведомство ФРГ (Destatis) и напомнило, что в 2009 году падение составило 5,7%. В прошедшие месяцы многие прогнозировали и опасались, что итоги года будут значительно хуже. «В международном сравнении немецкая экономика прошла кризис 2020 года, похоже, существенно лучше, чем большинство других европейских стран», — подчеркнул в ходе пресс-конференции, состоявшейся онлайн, глава ведомства Георг Тиль (Georg Thiel).

Руководитель Федерального статистического ведомства ФРГ Георг Тиль

В Destatis это объясняют, в частности, тем, что за «историческим обвалом» валового внутреннего продукта во 2-м квартале 2020 года на 9,8% последовало «мощное оздоровление экономики в летние месяцы». Правда, подъем затормозила вторая волна коронавируса и новый локдаун, начавшийся в ноябре и ужесточенный в середине декабря.

Статистическое ведомство ФРГ пока не подсчитало данные за 4-й квартал, но предварительно исходит из того, что немецкая экономика в конце прошлого года стагнировала. Иными словами, она не росла, но и не ушла вновь в минус, так что вступила в 2021 год в относительно стабильном состоянии. В Destatis это связывают с тем, что предприятия, очевидно, оказались лучше подготовленными к новым карантинным мерам, чем это было весной.

Годовая инфляция в Германии составила 0,5 процента

Как и следовало ожидать, все сектора немецкой экономики завершили прошлый год с отрицательными показателями. Кроме одного: строительной промышленности. В этой сфере продолжался рост, который сопровождался «заметным», как отмечают в Destatis, удорожанием жилой недвижимости.

Процесс инфляционного обесценивания валюты евро шел в условиях пандемии особенно медленно

В целом же рост розничных цен, который и до этого был в Германии весьма низким, в условиях кризиса еще больше замедлился, так что инфляция по итогам 2020 года составила 0,5%. Этому в немалой степени, подчеркивалось на пресс-конференции, способствовало временное снижение налога на добавленную стоимость (НДС) во втором полугодии, ставшее одной из ключевых антикризисных мер правительства ФРГ.

Сокращение налоговых поступлений при одновременном резком увеличении расходов государства на поддержку населения и бизнеса не могло не ухудшить состояния государственных финансов. Если 2019 год ФРГ завершила с бюджетным профицитом в 52,5 млрд евро, то в 2020 году дефицит составил, по предварительным данным, 158,2 млрд евро, сообщил на пресс-конференции Альберт Браакман (Albert Braakmann), возглавляющий в Destatis отдел национальных счетов.

Таким образом, дефицит бюджета ФРГ достиг в прошлом году 4,8% ВВП, что существенно превышает установленную в ЕС границу в 3%. Однако действие европейских и национальных стандартов финансовой дисциплины из-за пандемии коронавируса в 2020-2021 годах приостановлено, напомнил эксперт.

Эксперты прогнозируют сильный рост экономики ФРГ в 2021 году

Комментируя опубликованный Федеральным статистическим ведомством пакет макроэкономических данных, ведущие немецкие экономисты сосредоточились главным образом на текущем моменте и на перспективах экономики ФРГ в 2021 году: то, что прошлый год завершится с очень серьезным минусом, было совершенно очевидно.  

Яркая особенность и сильная сторона экономики ФРГ — мощная обрабатывающая промышленность

«Сейчас надо быстро подвести черту под 2020 годом и смотреть вперед. Германия должна быть благодарна за то, что располагает мощной экспортной промышленностью, которая выигрывает от бума в Китае. Вновь хорошо заполненные портфели заказов будут способствовать в ближайшие месяцы росту промышленного производства», — считает Томас Гитцель (Thomas Gitzel), главный экономист VP Bank.  

«Вопреки опасениям, немецкая экономика в 4-м квартале, похоже, не сократилась, несмотря на локдаун. Его последствия, по всей видимости, удалось компенсировать с помощью сильных показателей ориентированной на экспорт обрабатывающей промышленности», — отметил главный экономист Commerzbank Йорг Кремер (Jörg Krämer).

Но теперь, в 1-м квартале нового года, следует настроиться на снижение ВВП, «поскольку локдаун, видимо, продлиться до конца марта», предупреждает эксперт. И добавляет: «Однако с весны мы ожидаем благодаря более высоким температурам отступление пандемии и мощное оздоровление экономики». Commerzbank сохраняет свой прогноз на 2021 год: рост ВВП Германии на 4,5%.

Хотя у DZ Bank более скромный прогноз — рост на 2,7% при успешной вакцинации, глава его макроэкономического отдела Михаэль Штаппель (Michael Stappel) подчеркивает: «Мы рассчитываем на постковидный бум во второй половине года».

Главный экономист инвестиционной компании Union Investment Йорг Цойнер (Jörg Zeuner) исходит из того, что «благодаря ожидаемой динамичной конъюнктуре» ВВП ФРГ уже к концу 2021 года вернется на докризисный уровень.

Смотрите также:

  • Коронавирус в Германии — 2020

    Без святой воды

    Первую фотографию в нашей рубрике «Кадр за кадром», связанную с пандемией коронавируса в Германии, мы опубликовали 28 февраля 2020 года. Именно тогда в самом посещаемом немецком храме приняли меры по профилактике распространения инфекции — в том числе, перестали наполнять чаши для святой воды. Прочитать эту и другие публикации можно, нажав на «+» справа над текстом или на ссылки под галереей.

  • Коронавирус в Германии — 2020

    Осел в маске

    В 2020 году мы видели много разных памятников в масках. Вот, например, фотография из Бремена, сделанная в конце марта. Обычно здесь следует подержаться за ногу осла и загадать желание, но из-за распространения коронавирусной инфекции от этого во время пандемии лучше воздержаться.

  • Коронавирус в Германии — 2020

    Оставайтесь дома!

    Самолет с таким баннером могли наблюдать в конце марта в небе над городом жители Гамбурга. В связи с пандемией коронавирусной инфекции подобные призывы появились в Германии повсюду — например, в виде хештегов #zuhausebleiben и #stayathome на экранах телевизоров или трафаретных граффити на тротуарах.

  • Коронавирус в Германии — 2020

    Съедобная бумага

    Готовясь уйти на многонедельный карантин из-за коронавируса, жители Германии весной особенно охотно закупали впрок макаронные изделия, муку, крупы и туалетную бумагу. Спрос на последнюю увеличился на 700 процентов! Полки опустели. В одной кондитерской в Дортмунде решили выпускать свой вариант этого товара повседневного спроса — сдобные рулоны.

  • Коронавирус в Германии — 2020

    Любовь во время короны

    Эти фотографии были сделаны в конце марта на датско-германской границе около Зюдерлюгума. Из-за пандемии граница была закрыта, но эти влюбленные пенсионеры — 89-летний немец Карстен Тюхзен Хансен и 85-летняя датчанка Инга Рассмусен — нашли решение проблемы. Они встречались каждый день — устраивали посиделки около шлагбаума.

  • Коронавирус в Германии — 2020

    Хоум-офис для балерины

    Так во время весеннего локдауна проходили репетиции берлинского Государственного балета — транслировались через веб-камеру. Эта фотография сделана в однокомнатной квартире балерины Вивиан Ассал Кохнавард. В театральной мастерской для артистов изготовили специальные напольные покрытия, чтобы они могли выполнять упражнения у себя дома.

  • Коронавирус в Германии — 2020

    Дурацкий коронавирус!

    В 2020 году из-за коронавируса пасхальный декор в Германии несколько отличался от традиционного. Например, такого пасхального зайца установили около школы в баварском Оттенхофене — из соломы, в баварских кожаных штанах и с табличкой «Дурацкий коронавирус»!

  • Коронавирус в Германии — 2020

    Без Октоберфеста

    Эта фотография сделана в Мюнхене в апреле.

    Глава баварского правительства Маркус Зёдер идет на пресс-конференцию, чтобы сообщить об отмене традиционного Октоберфеста за пять месяцев до запланированного начала. Символический снимок. Октоберфест и другие многолюдные народные праздники, музыкальные, винные и прочие фестивали во время пандемии в Германии не состоялись.

  • Коронавирус в Германии — 2020

    Маски для монархистов

    Задержимся в Баварии. Раньше портреты короля Людвига II украшали разные баварские сувениры. Во время пандемии этого популярного и любимого монарха, построившего замок Нойшванштайн, можно было увидеть на защитных масках.

  • Коронавирус в Германии — 2020

    Концерт на грузовике

    Еще одним признаком коронавирусного времени стали концерты музыкантов в необычных местах или необычных форматах. Кэмерон Карпентер — единственный в мире органист, владеющий личным концертным органом. В начале мая он совершил турне по Берлину, чтобы поддержать людей во время пандемии.

    Эти фотографии сделаны во время выступления перед одним из столичных домов престарелых в районе Шпандау.

  • Коронавирус в Германии — 2020

    Первая тренировка

    В рамках послабления карантинных мер в Германии 11 мая в некоторых немецких регионах после многонедельного перерыва вновь открылись первые фитнес-клубы. Эти фотографии были сделаны в Кельне в одном из таких центров. Он работает круглосуточно и поэтому распахнул двери для посетителей ровно в полночь. Условием открытия таких спортивных клубов являлось соблюдение строгих мер гигиены и дистанции.

  • Коронавирус в Германии — 2020

    Очереди за щенками

    Летом немецкие собаководы сообщили о небывалом спросе на щенков. В частности, многие из тех, кто давно собирался завести собаку, работая в режиме хоум-офиса, посчитали нынешний момент особенно подходящим, так как почти все время находятся дома. Большой популярностью пользовались лабрадоры и золотистые ретриверы.

  • Коронавирус в Германии — 2020

    Кинотеатр для олдтаймеров

    После начала пандемии в Германии повсюду стали открываться автомобильные кинотеатры. Эти фотографии были сделаны в нижнесаксонской коммуне Худе во время сеанса, организованного специально для владельцев олдтаймеров. Фильм был подобран в соответствии с интересами публики — «Ford против Ferrari».

  • Коронавирус в Германии — 2020

    Пустые бордели

    Многие бордели и секс-клубы в Германии после нескольких месяцев коронавирусного локдауна оказались на грани банкротства — они оставались закрытыми даже после того, как работу возобновили парикмахерские, фитнес-клубы, бассейны и сауны. 16 июля некоторые публичные дома в разных регионах страны — например, в Гамбурге — провели день открытых дверей, чтобы привлечь внимание к сложной ситуации.

  • Коронавирус в Германии — 2020

    Не поедем на Майорку

    Из-за боязни отправляться в дальние края многие немцы предпочли в 2020 году отдыхать летом на море дома — на пляжах Балтийского и Северного морей. Так курорт Тиммендорфер-Штранд выглядел в один из выходных дней в июле. Доступ на некоторые пляжи приходилось периодически перекрывать из-за переизбытка желающих поплавать в море и полежать на солнышке в непосредственной близости от воды.

  • Коронавирус в Германии — 2020

    И яйца, и радость

    Во время пандемии жители Германии стали чаще заводить кур в качестве домашних животных — и детям радость, и свежие яйца к столу. Этот тренд наметился еще до начала пандемии, но из-за локдауна и прочих, так сказать, побочных коронавирусных последствий стал еще более очевидным. Эти фотографии агентства dpa были сделаны в сентябре около дома семьи Вагнеров из баварского Бад-Грёненбаха.

  • Коронавирус в Германии — 2020

    Коронавирусный колокол

    Такой колокол со стилизованным изображением возбудителя коронавирусной инфекции отлили в Германии осенью для готического храма в баден-вюртембергском городе Херренберге. Он сменит один из здешних старых колоколов, который получил повреждения еще во время Второй мировой войны и несколько лет назад окончательно пришел в негодность.

  • Коронавирус в Германии — 2020

    COVID-отрицатели

    Демонстрации так называемых корона-скептиков в разных городах Германии — еще одна сторона пандемии. Они считают все происходящее заговором. В ноябре полиция в Берлине после неоднократных предупреждений была вынуждена применить водометы против COVID-отрицателей, пытавшихся прорваться к Рейхстагу во время заседания парламента, обсуждавшего поправки к закону об эпидемиологической защите.

  • Коронавирус в Германии — 2020

    Курящий вирусолог

    Специалисты-вирусологи — герои нашего времени. Среди немецких ученых особую известность в 2020 году получил профессор Кристиан Дростен из Берлина. Один из мастеров традиционных промыслов в Рудных горах даже решил посвятить уважаемому вирусологу партию курящих человечков — таких вот рождественских сувениров с курительными свечами.

  • Коронавирус в Германии — 2020

    Плюшевая «Панда-Мия»

    «Посетителей нет, но есть 100 панд на продажу». Такое объявление в декабре появилось на входе в один из ресторанов Франкфурта, закрытого для посетителей из-за частичного коронавирусного локдауна. Внутри устроили инсталляцию под названием «Панда-Мия» («Panda-Mie»). Панд можно купить — по 150 евро, чтобы поддержать владельца и сотрудников ресторана в нынешние нелегкие времена.

    Автор: Максим Нелюбин


Германия в мировой экономике и взаимоотношения с Россией Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

Германия в мировой экономике и взаимоотношения с Россией*

А.Н. Захаров

Доктор экономических наук, профессор (МГИМО (У) МИД России)

Движение капитала характеризуется двумя явлениями: активным проникновением на зарубежные рынки в форме прямых портфельных инвестиций и вложениями зарубежных компаний в новые федеральные земли с целью закрепиться на территории Европы и других регионов. Общий объем накопленных прямых иностранных инвестиций составляет свыше 461 млрд долл. (четвертое место в мире), а немецкие прямые инвестиции за рубежом достигли более 500 млрд (2001 г.). Важнейшими партнерами в инвестиционной деятельности являются США, Нидерланды, Швейцария, Франция, Великобритания. Растет «теневая экономика», удельный вес которой составляет примерно 1 6,5% от ВВП с годовым оборотом 350 млрд евро.4**

На Германской бирже, крупнейшей биржевой площадке континентальной Европы, бал правят «быки». Германский индекс акций Dax за последние три года совершил прыжок и поднялся с отметки в менее чем 3000 пунктов до отметки в 6000 пунктов. Благодаря осуществлению жестких мер по реструктуризации германские предприятия вновь получают хорошие доходы. В 2006 году 30 компаний, входящих в Dax, выплатят своим акционерам около 21 млрд евро в виде дивидендов — рекордную сумму. При этом впереди шагает Deutsche Boerse AG, — образующая вместе в Европейским центральным банком главный нерв Франкфурта как финансового центра, — акции которой за 2005 год выросли на 97% и которая выплатит дивиденды в тройном размере.

Таким образом, Германский индекс акций Dax за прошедшие три года пережил стремительный подъем. Франкфуртская биржа наряду с Нью-Йоркской, Лондонской и Токийской — одна из крупнейших в мире. На ее долю приходится 90% оборота восьми германских бирж. В конце 2005 года на Франкфуртской бирже котировались акции 6823 германских и иностранных предприятий. Deutsche Boerse AG, учредитель Франкфуртской фондовой биржи, с 2001 г. сама котируется на бирже, а с 2002 г. входит в Dax. 2005 г. был самым успешным за всю историю предприятия. Курс акций вырос более чем на 70%, это самый высокий рост среди всех других предприятий, входящих в Dax.

Инвестиционная привлекательность обусловлена тем, что Г ермания — крупнейший рынок в центре Европы. В стране имеется отличная инфраструктура: автобаны, скоростные железные дороги, великолепная коммуникационная сеть. Плюс правовая защищенность. И в Германии рождаются технологические тенденции, выходящие далеко за рамки Европы. Германия расположена в центре Европы, ее автоиндустрия — одна из самых развитых в мире. Большое преимущество -наличие высококвалифицированных и заинтересованных работников.

Германия — страна с наивысшей концентрацией американских инвестиций. Не случайно АТП в Германии является крупнейшей американской торговой палатой и крупнейшим двусторонним экономическим объединением в Европе. За прошедшие 5 лет число

*Окончание статьи. Начало см. в №1 за 2007 год.

* * Нумерация сносок продолжающаяся.

инвесторов постоянно росло. Совсем недавно компания Dell создала сервисный центр в Галле. Планировалось задействовать 100 сотрудников, сейчас их 300, а к концу 2006 года стало 500. Или возьмем другую цифру: начиная с 2000 г. американские финансовые инвесторы вложили в Германию свыше 100 млрд евро. Около 2000 фирм функционируют в Германии. Крупнейшими по обороту американскими предприятиями в 2005 году были Adam Opel AG, принадлежащие General Motors (14,3 млрд евро), Ford (13,8 млрд евро), ExxonMobil Central Europe Holding (12,7 млрд евро). В Германии около 350 тыс. рабочих мест зависят напрямую и 2,3 млн косвенно от американских предприятий.5 Учитывая, что в США насчитывается 25 млн предприятий, это, конечно, очень мало. Так что у Германии еще огромный потенциал.

Германская экономика и глобализация. Германия — одна из немногих промышленно развитых стран, которая только выигрывает от глобализации рынка. Мировая торговля и инвестиции гарантируют рост, занятость и благосостояние в Германии. Представители германской экономики за рубежом занимают лидирующие позиции на мировом рынке, и уже давно экспорт заметно превышает импорт. В последние годы внешняя торговля постепенно стала основным источником роста германской экономики. Но количество международных связей растет не только за счет экспорта, но и благодаря импорту и прямым инвестициям. Сегодня за рубежом свыше 400 000 германских предприятий среднего бизнеса. А это означает рост рабочих мест и на внутреннем рынке. Опросы показывают, что эти фирмы создают намного больше новых рабочих мест в Германии, нежели предприятия, обслуживающие внутренний рынок.

Если исходить из стоимости экспортных сделок, то Г ермания является лидером по экспорту. Германия подтверждает свою конкурентоспособность на мировом рынке, и этим ФРГ обязана, прежде всего, пионерскому духу и инновационным возможностям германских фирм. Но ФРГ в своей экономической политике старается сделать так, чтобы такая ситуация сохранилась и впредь, и еще больше фирм среднего бизнеса могли использовать шансы глобализации.

Германские продукты по-прежнему пользуются популярностью. Об этом говорят недавние показатели германского экспорта. Правда, имидж Германии за рубежом не столь хорош, как имидж ее продуктов. И здесь у ФРГ есть резервы, т. к. это может повлиять на имидж немецких продуктов в будущем. Значительную роль играет знак качества «made in Germany», поскольку многие германские фирмы ради сохранения конкурентоспособности в ситуации глобального рынка вынуждены все чаще выводить производство в другие страны. Это та цена, которую приходится платить за преимущества глобализации. Но вместе с этим здесь кроется потенциал для инноваций и услуг «made in Germany». Так, например, фирма «Porsche» считает, что успех его предприятия тесно связан с тем, что производство остается в Германии. Этот пример демонстрирует, сколь успешной может быть марка «made in Germany» в определенной нише на мировом рынке. Но в то же время следует сказать, что в рамках глобальной экономики при сравнении двух одинаковых продуктов решающую роль играет не страна изготовления, а цена. Германские предприятия за рубежом добиваются успеха, прежде всего, там, где есть спрос на сложные решения, скажем, в области машиностроения, производства промышленного оборудования и в автомобилестроении. При этом на первый план выходит не столько готовый продукт, сколько искусство германских инженеров и прямо связанная с производством сфера услуг. Везде, где есть спрос на германское «ноу-хау», велик и потенциал на мировом рынке, прежде всего, для гибких фирм среднего бизнеса.

Инновации имеют место и в традиционных отраслях. Ведь без этого оставаться конкурентоспособными нельзя. Но что в Германии действительно необходимо, так это структурная перестройка с переориентацией на технологии будущего, что позволило бы дать новый шанс и традиционным отраслям. Сюда, например, относятся нано- и биотехнологии, исследования альтернативных источников энергии.

Таким образом, основа успешного экспорта — инновационный потенциал германской экономики. Научно-исследовательской работе на германских фирмах отводится

большое внимание. За последние 10 лет частные предприятия инвестировали много средств в научно-исследовательскую работу. За это время понимание немецким руководством важности исследований значительно возросло и развитие науки находится под постоянным вниманием правительства Германии.

Наука. Научно-исследовательской деятельности в Германии придается особое значение. Насчитывается свыше 200 научных центров, как самостоятельных, так и входящих в государственные структуры (Общество Макса Планка, Институт Фрауенхофера, Институт Гете, Научно-исследовательский центр в Карлсруэ). Традиционно значительная часть исследований, финансируемых государством, проводится в высших учебных заведениях. В сфере НИОКР занято около 500 тыс. чел.; 1/3 этого числа составляют ученые и инженеры. Доля расходов на НИОКР составляет 2,5% ВВП, причем 70% затрат приходится на частные предприятия.

Американские фирмы, такие как General Electric и др. , вкладывают деньги в научно-исследовательскую работу, проводимую в Германии, так как она является мозговым центром мировой экономики. Глобализация дает много шансов для развития и диверсификации экономики, а риски при грамотном подходе можно минимизировать. Поэтому немецкие фирмы постоянно ищут возможности роста, осваивая мировые рынки.

Интересы немецкой экономики, как правило, представляет Промышленноторговая палата Германии (DIHK). 3,5

млн немецких предприятий являются официальными членами 81промышленно-торго-вой палаты (IHK). Германская модель поддержки внешней торговли, стоящая на трех столпах: Федеральном агентстве внешней торговли (brai), официальных представительствах за рубежом (посольства и консульства) и самих внешнеторговых палат, решительно способствовала успеху германской экономике на мировом рынке. Сегодня экспорт составляет 38% ВВП и обеспечивает почти 9 млн рабочих мест. Действующие за рубежом фирмы создают в Германии значительно больше новых рабочих мест, нежели предприятия, обслуживающие только внутренний рынок. Три новых рабочих места, созданных за рубежом,

в среднем гарантируют одно рабочее место в Германии. 120 Внешнеторговых палат (AHK) представительств германской экономики в более чем 80 странах поддерживают германские предприятия за рубежом. 1400 экспертов обладают знаниями по устройству местной экономики.

Азиатские страны будут оставаться перспективными рынками сбыта до тех пор, пока фирмы будут использовать конъюнктуру и вовремя осваивать рынки. Поэтому для глобально ориентированных предприятий освоение новых рынков должно оставаться приоритетной задачей. Наряду с азиатскими рынками быстрый рост наблюдается на некоторых рынках Восточной Европы и Среднего Востока. Будет появляться все больше стран, с которыми Германия из-за рамочных условий производства не сможет конкурировать, особенно это касается производства товаров массового потребления. Но и здесь ФРГ следовало становиться более гибким, чтобы заполнять ниши инновационными продуктами.

В случае экспорта услуг Германия не настолько сильна, как в случае экспорта товаров. Доля сферы услуг в экспорте Германии составляет 14%. Огромнейший потенциал заключается в развитии услуг, связанных с производством, которые поставляются «в пакете» с экспортными промышленными продуктами. Промышленно-торговая палата Германии ведет интенсивный диалог с федеральным правительством, представителями экономики и сферы услуг с целью выработать соответствующие информационно-консультационные предложения и поддержать предприятия в их продвижении на иностранные рынки.

Германия стремиться к тому, чтобы у страны был хороший имидж в духе lifestyle. Однако престиж продуктов следует отличать от престижа самой страны. Что касается продуктов, то здесь все нормально, их ассоциируют с высоким качеством и практичностью. Благодаря сочетанию традиционного «ноу-хау» немецких инженеров с добротным дизайном создается множество модных потребительских товаров. В тоже время за Германией в долгосрочной перспективе сохранится имидж производителя оборудования.

В Германию приезжает все больше иностранных предприятий. Возьмем, к примеру, китайские фирмы в Гамбурге или корейские во Франкфурте, которых привлекает открытость городов и близость портов с аэропортами. Здесь можно рассматривать Германию как своего рода ось мировой экономики. Транспорт и логистика — важные составляющие успеха во внешней торговле. Германия является осью в том смысле, что отсюда благодаря наземным и морским путям можно легко достичь любого европейского рынка. Кроме того, у германских фирм, оперирующих на мировом рынке, прекрасное ноу-хау в сфере транспорта и логистики, что значительно влияет на развитие внешнеэкономических связей и внешней торговли Германии.

Внешнеэкономические связи являются одним из двигателей экономики ФРГ. Они осуществляются в основном в рамках ЕС. Доля Германии в общем объеме мирового экспорта и импорта колеблется от 9 до 11% (второе место в мире). Объем импорта товаров и услуг в 2003 г. составил более 670 млрд евро, экспорта — 760 млрд евро, а внешнеторговый баланс соответственно — 90 млрд. Золотовалютные резервы составляют 56 890 млн долл. На страны ЕС приходится 56% экспорта, на ЕАСТ — 5, на НАФТА — 12, на АСЕАН -2, на Японию — 2, на Китай — 1,3%. В структуре импорта на страны ЕС приходится 52% объема, на ЕАСТ — 6, на НАФТА — 9, на АСЕАН — 3, на Японию — 5, на Китай — 3%. В товарной структуре экспорта и импорта преобладают готовые изделия. Экспорт: готовые изделия — 86%, продовольствие — 5, полуфабрикаты — 4, сырье — 0,7%. Импорт: готовые товары — 71%, продовольствие — 9, полуфабрикаты — 8, сырье — 4%.6

В тоже время необходимо отметить, что ряд стран восточной Европы, такие как Польша, Венгрия и др., во взаимодействии с США в ряде случаев (например — энергетическая сфера) тормозят дальнейшее развитие российско-германского торгово-экономического сотрудничества. В январе текущего года к отмеченным странам присоединилась и Белоруссия. Россия не исключает нового раунда нефтяной войны с Белоруссией, в связи с чем решено обезопасить на будущее поставки нефти на Запад от непредска-

зуемых действий Минска. Прорабатываются вопросы безопасности альтернативных путей транспортировки нефти в Германию и другие страны Западной Европы, в частности по железной дороге в обход Белоруссии.

Принятое Минском решение отказаться от неожиданно введенной пошлины за транзит российской нефти в Европу разблокировало нефтяные поставки, но не убедило Москву отказаться от поиска новых вариантов транзита. Если в середине 90-х годов Минск соглашался перечислять Москве 85% всех пошлин от реэкспорта российской нефти, то в текущем 2007 году Белоруссия может увеличить свою долю от 20 до 30%. При этом Россия будут вынуждена отменить введенную в декабре 2006 г. пошлину в 180 долл. США при экспорте каждой тонны нефти на территорию Белоруссии. «Договорившись с Москвой о новых условиях раздела экспортных пошлин, Минск может потерять по сравнению с 2006 г. около 5% ВВП, но 20% или даже 30% — это, конечно, лучше, чем исходные 15%, которые были зафиксированы в соглашении 1995 г.»,- отметил руководитель Научно-исследовательского центра Мизеса Ярослав Романчук.7 Быстрая отмена Минском транзитных пошлин на российскую нефть объясняется угрозой остановки белорусских нефтеперерабатывающих заводов (НПЗ). С января 2007 года белорусские НПЗ работают в условиях минимальной загрузки. Более того, появилась информация о намерениях Москвы обложить пошлиной белорусский экспорт в Россию. Потери белорусской экономики от введения Россией экспортной пошлины, эксперты оценивают в 3-3,5 млрд долл. в год. Еще 6 млрд долл. — это объем белорусского экспорта в Россию. Все вместе -практически треть белорусского ВВП.

В ходе переговоров в январе 2007 года была выработана формула, по которой в первые два месяца текущего года нефтяная пошлина для Белоруссии будет снижена со 180 до 53 долл. за тонну. Но в дальнейшем ее решено плавно повышать. В результате Россия сможет компенсировать примерно 1,6 млрд долл. из ранее ежегодно теряемых 3-4 млрд долл.8 По мнению Президента РФ В.В. Путина, «достигнуты приемлемые компромиссы для обеих сторон”, а главным итогом переговоров стал «переход к рыночным

отношениям с белорусскими партнерами”. Поддержка белорусской экономики будет продолжена Россией. Более того, В.В. Путин указал конкретную цену этой подписки: «Она будет измеряться по газу цифрой примерно 3,3 млрд долл., а по нефти и нефтепродуктам

— 2,5 млрд долл.”. Таким образом, помощь со стороны России составит около 41% бюджета Белоруссии.9

Экономические отношения с Россией. Германия является главным торгово-экономическим партнером России, имея наибольшую долю во внешнем товарообороте РФ (около 20%), и крупнейшим кредитором. На нее приходится 25% всех прямых иностранных инвестиций в России. Почти 90% российского экспорта в Германию составляют энергоносители и сырье, РФ поставляет в ФРГ около 40% импортируемого природного газа и около 25% нефти.10 Импортируется готовая продукция. Российско-германский торговый оборот за последние три года примерно составил 24 млрд евро в год, в том числе российский экспорт — 13 млрд, а импорт -11 млрд евро.11 В то же время необходимо отметить, что ряд стран Восточной Европы, такие как Польша, Венгрия и другие, во взаимодействии с США в ряде случаев тормозят дальнейшее развитие российско-германского экономического сотрудничества.

Россия имеет самый большой в мире арсенал химического оружия (около 40 000 т). Но благодаря помощи Германии он сократится. В начале марта 2006 г. в Камбарке был запущен второй, организованный с помощью ФРГ, объект по уничтожению боевых отравляющих веществ. Здесь находятся 6350 т люизита — почти 16% всего задекларированного Россией химического оружия. До 2009 года это вещество должно быть утилизировано без вреда для окружающей среды. Германия вложила в строительство объекта около 1 50 млн евро. Дополнительно ЕС выделил еще 4 млн евро. Технику для проведения затратной утилизации веществ предоставили главным образом германские предприятия. Менее чем за 2 года они построили высокотехнологичный центр, где смертельное оружие обезвреживается путем химической реакции и затем сжигается при температуре 1100°С.

В 1997 г. Россия подписала соглашение о химическом оружии, согласно которому до 201 2 году весь его арсенал должен быть уничтожен. Еще 3 года назад в Горном (Саратовская область) был построен при поддержке Германии первый такой объект. Германо-российское сотрудничество увенчалось успехом: уже в конце 2005 года там были полностью уничтожены 1250 т химического оружия.

От лазера до иммунологии — таков спектр двустороннего научного сотрудничества между Россией и Германией. Ни с одной другой страной мира Германия не поддерживает таких тесных научных контактов, как с Россией. Сотрудничество между германскими и российскими вузами длиться уже сотни лет. Более того, ни в одной другой сфере германо-российского сотрудничества нет таких давних традиций, как в сфере высшего образования. Когда в начале 1 8 века Петр I издал указ о создании в новой столице России Санкт-Петербурге первого университета, из Германии прибыли 17 профессоров. Первый российский химик и универсальный ученый Михаил Ломоносов, который в 1755 г. инициировал создание Московского университета, получил академическое образование в Германии. Такой симбиоз в области науки продолжался даже в эпоху «холодной войны»: для молодых восточногерманских ученых было честью приглашение на стажировку в университетах бывшего СССР. Поэтому нет ничего удивительного в том, что сотрудничество германских и российских вузов после падения стены пережило беспрецедентный взлет и количество совместных проектов в настоящее время постоянно увеличивается. Остановимся на некоторых более важных.

Большой вклад во взаимное научное сотрудничество между Россией и Германией вносит новая германо-российская магистерская программа по международным отношениям. Она была предложена Свободным университетом, Гумбольдтовским университетом в Берлине, Университетом Потсдама и Московским государственным институтом международных отношений — МГИМО (У) МИД России. Участники программы первый год учатся в своем университете, в третьем семестре учатся в партнерском вузе, а в четвертом пишут свою работу под германо-рос-

сийским научным руководством. В итоге они получают германского «магистра» и российский диплом. Подобные магистерские программы предлагают Университет Магдебурга совместно с Российской академией народного хозяйства или, в области социологии, Университет Билефельда совместно с Санкт-Петербургским госуниверситетом.

Зачастую сотрудничество преследует совершенно практические цели. Так, студенты архитектуры из Университета Карлсруэ, которого с 1 993 г. объединяет партнерство с Томским политехническим университетом, работают над реставрацией старых деревянных построек в Восточной Сибири. Кроме того, германский вуз консультирует своих коллег из Томска по вопросам организации вуза. Этот сибирский университет — вообще образцовый вуз. В его библиотеке в конце апреля 2006 г. проходили правительственный консультации при участии Президента России Владимира Путина и канцлера Германии Ангелы Меркель. А это свидетельствует о важной роли научного и студенческого обмена в рамках двустороннего партнерства. Еще более широкие контакты связывают Технические университеты Мюнхена, Лейпцига и Ильменау с двумя петербургскими вузами. Эти пять университетов уже осенью открывают совместный физический факультет.

Неслучайно, что представители естественных наук выбирают такую форму сотрудничества. Идеологический гнет в эпоху противостояния двух блоков на них не распространялся, и поэтому научные контакты были особенно интенсивны. Подтверждение тому, например, биография профессора информатики Бернхарда Тальхайма из Кильс-кого университета. Этот 54-летний саксонец изучал математику в Дрезденском и Ломоносовском университетах. В 1979 г. он защитился у Андрея Колмогорова, одного из крупных математиков XX в. Тальхайм стал четвертым в мире профессором, получившим в сентябре 2005 года лично от Владимира Путина титул почетного профессора им. Колмогорова элитарного московского университета. Таких наград за выдающиеся достижения ученых из партнерской страны становится все больше. В 2005 г. известному российскому германисту Димитрию Добро-

вольскому на 11 Международном конгрессе германистов в Париже была вручена премия DAAD им. Якоба и Вильгельма Грима, предполагающая в том числе стажировку в германских вузах. Активный обмен на уровне преподавателей стал делом естественным. В Российском государственном гуманитарном университете (РГГУ) в июне 2005 г. впервые в России должность ординарного профессора и заведующего кафедрой занял немец. На недавно организованную кафедру немецкой литературы и языка пригласили Дирка Кем-пера, который до того участвовал в создании российского союза германистов. Десять сотрудников его кафедры готовят докторантов из обеих стран. В вузах двух стран открывается все больше германо-российских программ. В 2005 г. в России открылось первое представительство Общества им. Гельмгольца в России. Научные центры Общества им. Гельмгольца уже много лет поддерживают во всех областях науки интенсивные контакты с российскими научными учреждениями и университетами. Речь не о том, где лучше проводить исследования, а о том, чтобы обмениваться опытом и преследовать совместные цели. Еще до падения «железного занавеса» этот аспект двустороннего сотрудничества оказался весьма плодотворным для некоторых наших центров вроде ускорителя частиц DESY. Решение об открытии филиала в России по большей части обусловлено этим многолетним сотрудничеством.

От научного обмена выигрывают и представители естествознания. Общество им. Гельмгольца, объединяющее 15 внеунивер-ситетских исследовательских центров, уже несколько десятилетий сотрудничает с российскими учеными. Одно из перспективнейших направлений совместного исследования

— коммерческое использование ядерного синтеза. Физики из Центра им. Гельмгольца в Юлихе, Института электрофизических аппаратов им. Ефремова в Петербурге, а также из научно-исследовательского института атомных реакторов в Дмитровграде совместно работают над решением этой задачи. Ведь управляемый термоядерный синтез может стать надежным, чистым и практически неисчерпаемым источником энергии, аналогичной солнечной. От совместных экспериментов по ускорению плазмы и обстрелу ней-

тронами выигрывает наука всего мира. Благодаря им создается технологический базис для разработки Международного экспериментального термоядерного реактора (ITER), в которой помимо ЕС и России участвуют Япония, Канада, Швейцария, Китай, Южная Корея, Индия и США. Как мы видим, Общество им. Гельмгольца занимается фундаментальной наукой. Это крупнейшая научная организация Германии с 15 исследовательскими центрами и годовым бюджетом в размере 2,2 млрд евро. 24000 сотрудников проводят работу по 6 передовым научным направлениям — энергетика, геонауки, экология, технологии будущего, структура материи и транспорт плюс космос. Приоритетная область деятельности Общества — фундаментальные исследования.12

Фундаментальные исследования ежегодно приносят в высшей степени инновационные результаты, которые, впрочем, еще далеки от создания окончательного продукта. Но если посмотреть внимательно, то станет ясно, что самые инновационные продукты на рынке основываются на фундаментальных исследованиях. Занимаясь ядерным синтезом, ученые обеих стран постоянно ищут новые материалы, которые бы выдерживали экстремальные температуры во время эксперимента. Такие материалы вы найдете сегодня только в рамках научного эксперимента, но уже через пару лет их можно будет использовать в газовых турбинах электростанций или реактивных самолетах. А общество биотехнологических исследований проводит вместе с российскими партнерами активную работу над созданием новых вакцин, скажем, против ВИЧ.

Открытию московского представительства предшествовали более 200 возникших за последние 10 лет институционально оформленных контактов между нашими центрами и российскими НИИ и вузами. Эта цифра служит ярким свидетельством в пользу двухстороннего многопланового сотрудничества.

Германия уже давно теснейшим образом связана с Францией и США ввиду общего европейского пространства и трансатлантических контактов. Россия же — один из важнейших научно-стратегических партнеров вне вышеуказанных связей. Для упроч-

нения сотрудничества и было открыто представительство. Кроме того, российские ученые вносят огромный вклад в разработку актуальных проблем сфере высокоэнергетической физики. Раскрыть этот потенциал, обратить его на общую пользу — вот чем руководствовалось Общество им. Гельмгольца, открывая представительство в России. Расширение сотрудничества касается и других научных центров Общества им. Гельмгольца. Таких, как центры по геонаукам, полярным исследованиям и др. Россия занимает 1/7 поверхности суши и обладает суверенными правами почти над 50% прибрежных полярных вод, что уже само по себе таит огромный научный потенциал.

А участие России в полярных исследованиях само собой разумеется, ввиду больших территорий РФ за полярным кругом. Институт полярных и морских исследований им. Альфреда Вегенера в Бремерхафене (также член Общества Гельмгольца) совместно с Институтом Арктики и Антарктики в Петербурге разработал учебный план РОМОР по полярным и морским наукам.

Научные контакты между Германией и Россией в сфере полярных исследований постоянно развиваются. Институт им. Альфреда Вегенера в Бремерхафене уже 1 3 лет поддерживает сотрудничество с НИИ и университетами в Петербурге, Москве, Мурманске и Якутске. Из этого многолетнего сотрудничества возникла совместная германо-российская лаборатория им. Отто Шмидта. Еще вместе с объединением северогерманских университетов в Петербургском университете была создана совместная магистратура по полярным и морским исследованиям. Запускаются спутники с российского космодрома и используются уникальные российские технологии, например, высокоэффективные микроволновые генераторы для разогревания плазмы в эксперименте по ядерному синтезу.

Наряду с обществом Гельмгольца контакты с российскими учеными поддерживает и Общество Фраунгофера, специализирующееся на прикладных исследованиях. Речь, прежде всего, о таких областях, как материаловедение, информационная и производительная техника. Сейчас ведется работа над честолюбивым проектом создания германороссийской лаборатории для обмена опытом

в сфере логистики и технологии. Партнеры -Институт автоматизации производства Фра-унгоферовского общества в Магдебурге и Московский автодорожный институт. «Joint-Lab» будет предлагать курсы повышения квалификации по логистике, дистрибьюции и транспорту для менеджеров в сфере промышленности. Российская сторона выигрывает от знакомства с западными производственными стандартами, а германские предприятия знакомятся с российскими фундаментальными исследованиями. Похоже, у германо-российских связей, начавшихся в XVIII в., большое будущее.

Создаются новые стратегические программы с российскими и немецкими научными учреждениями, которые переходят в новые двусторонние или многосторонние исследовательские проекты. Немецкая сторона приглашает активно использовать научную инфраструктуру центров Гельмгольца. На этом фундаменте строится новое стратегическое сотрудничество, в котором запланировано и серьезное участие российского капитала. Недавний пример такого участия России в крупных научно-исследовательских проектах под эгидой Общества им. Гельмгольца — «X-Ray Free Electron Laser», сокра-

щенно XFEL, создаваемый в центре DESY (Гамбург). Россия инвестирует в этот проект несколько миллионов евро13. Новый договор о научно-техническом сотрудничестве между Россией и Германией даст новый стимул для развития взаимного научного сотрудничества между двумя странами.

Примечания:

4Там же, с. 97.

5 «Deutschland”, №3, 2006, с.51.

вСтраны и регионы мира: экономико-политический справочник. Указ. соч., с. 97.

7 «Независимая газета”, 1 2 января 2007, с.6

8 «Независимая газета”, 1 5 января 2007 г., с. 4

9 «Независимая газета”, 16 января 2007 год, с. р, B.H. Бурмистров

Внешняя торговля Российской Федерации

— М.: Весть, 2006. — 479 с. (30 п.л.)

Вышло в свет учебное пособие по внешней торговле России, подготовленное профессором ВАВТ В.Н. Бурмистровым. Эта книга продолжает и совершенствует перечень ранее изданных трудов этого же автора.

В книге три раздела: 1) Внешнеэкономические связи — важный фактор социальноэкономического развития страны (России). 2) Основы государственного регулирования ВЭД в России. 3) Динамика стоимостных и количественных параметров внешней торговли Российской Федерации.

Автор существенно обновил книгу, доведя информацию в основном до 2004 года. К книге прилагается терминологический словарь и такие основополагающие документы, как Указ Президента РСФСР от 15 ноября 1991 «О либерализации внешнеэкономической деятельности на территории РСФСР», Федеральный закон «Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности» от 8 декабря 2003 г. , Федеральный закон «О валютном регулировании и валютном контроле» от 10 декабря 2003 г.

Рецензировали книгу профессора ВАВТ А.С. Белорусов, К.В. Холопов и И.И. Кретов.

Экономика Германии готовится к трудным временам. Что это значит для остальных?

Десятилетие преуспеяния завершилось? После продолжительного подъема, начавшегося с 2010 года, экономика ФРГ впервые нажимает на тормоз. В последней четверти прошлого года рост ВВП в стране — доноре Европейского союза замер на критической отметке 0,0%. Впереди, как считают эксперты, рецессия: последовательное падение внутреннего продукта на протяжении как минимум половины года, вызванное торговыми войнами, Brexit и усиленное недавней вспышкой пневмонии нового типа в Китае. Под влиянием Германии трудности испытывают и другие страны, продающие в ФРГ свои товары или много покупающие у нее.

Вниз по берлинской мостовой

На эту тему

Огромная машина немецкой экономики и останавливается медленно. Первые признаки трудных времен стали заметны еще в 2017 году, когда президент США Дональд Трамп пригрозил Германии драконовскими пошлинами на экспорт автомобилей. В 2018-м Вашингтон перешел от слов к делу и ввел против Германии тарифы на сталь и алюминий. Тогда же разразилась торговая война между США и Китаем. ФРГ оказалась среди пострадавших. Сотни тысяч немецких автомобилей ежегодно покупают в КНР, и обозначившиеся трудности китайской экономики стали по касательной задевать немецкую.

В 2019 году опасность рецессии в ФРГ зафиксировали уже официальные источники. Согласно им, во II квартале прошлого года ВВП Германии снизился на 0,1% а в III… столь же символически вырос на 0,1%. Едва в Берлине избежали рецессии, как снова оказались у опасной черты. При нулевом (0,0%) росте в конце ушедшего года окончательного ухода в минус эксперты дожидаются со дня на день.

Причиной постигших Германию трудностей называют критические особенности ее экспортно ориентированной модели. Пренебрегая внутренним рынком, компании ФРГ сосредотачивают свои усилия на вывозе товаров за границу. В особенности это касается автопрома — индустрии, успехи которой в Берлине считают своим знаком качества. В условиях разразившихся торговых войн ставка на внешние рынки больше не окупается. Введение тарифов, развитие импортозамещения ставят под сомнение незыблемые в прошлом доходы немецких производителей. Неутешительным итогом становится падение промышленного производства: в 2019 году в Германии оно составило 7% .

Не вывезем, а доедим

В экономике альтернативой экспорту считается развитие внутреннего спроса. Если немецкие автомобили в прежних количествах не покупают за рубежом, их могли бы приобретать в самой ФРГ. Но чтобы немцы тратили больше, от государства потребуются крупные внутренние инвестиции. На это в правительстве Ангелы Меркель пойти не согласны: Германия при ее правлении взяла на себя обязательство — обходиться только собственными силами и ни при каких обстоятельствах не делать долгов. Этот принцип строгой бюджетной дисциплины даже внесли в конституцию — он получил название «черного нуля».  Однако без займов за рубежом наводнить экономику деньгами не выйдет, а значит, не получится и стимулировать внутренний спрос.

На эту тему

Другая проблема немецкой экономики — этическая. Чтобы покупать больше своих автомобилей, немцам нужно быть уверенными, что такое решение… морально оправданно. Пока набирают силу страхи перед глобальным потеплением, число тех, кто готов приобрести новую машину, не будет расти. Автопроизводители отвечают на этот вызов поиском «экологичных» решений: переориентацией на электрокары и разработкой новых автомобилей «на батареях». Однако инновации заставляют себя ждать. В 2019 году лидер ЕС по производству шин немецкая компания Continental AG объявила, что в ближайшие пять лет на технологические прорывы надеяться не стоит. Автомобили по-прежнему будут загрязнять окружающую среду, вызывая противоречивые чувства у потенциальных покупателей. И значит продавать их в ФРГ больше, скорее всего, не удастся.

Вирус проникает в экономику Германии

В 2019 году правительство Германии охотно выбирало выжидательную тактику. Берлин надеялся, что его проблемы вот-вот смягчит благоприятная внешнеполитическая конъюнктура. В течение всего года Вашингтон и Пекин обсуждали возможное торговое перемирие. Отказ первой и второй экономик мира (обе — крупнейшие торговые партнеры Германии) от санкционной войны существенно улучшил бы положение ФРГ.

В январе 2020 года первую часть своей сделки США и КНР действительно заключили. Однако испытать на себе ее позитивные последствия ФРГ не успела. Разразившаяся в Китае эпидемия свела потенциальные выгоды на нет. И даже еще более увеличила вероятность наступления рецессии в скором будущем.

На эту тему

Связь немецкой и китайской экономик двоякая: ФРГ не только продает товары в Поднебесную, но ее компании и производят их на местных заводах. Вспышка эпидемии привела к временному закрытию десятков иностранных фабрик. Среди пострадавших такие индустриальные гиганты, как Volkswagen и Daimler. Для немецкой экономики внутрикитайские проблемы приобретают драматический оборот, поскольку от исправной работы китайских заводов зависит поставка ключевых деталей для авто. «Я каждый день звоню в Китай», — рассказал журналистам председатель правления Daimler Ола Каллениус. На этом фоне ожидается и падение немецкого автомобильного экспорта в Поднебесную. Один только Daimler в 2019 году поставил в КНР 700 тысяч автомобилей — в два раза больше, чем в США. Если трудности китайской экономики продолжатся, обеспечить платежеспособный спрос на прежнем уровне ей будет трудно.

Биржевой медведь, чахнущий дракон

Подобно тому как Германия соединена технологическими цепочками с Китаем, такие же связи существуют между ней и соседними государствами ЕС. Падение немецкого промышленного производства и возможная рецессия оказывают воздействие на государства Западной Европы, откуда немецкий автопром также получает сборочные детали. Снижение немецких продаж создает условия для того, чтобы кризис перекинулся на соседние страны. Первые признаки такого развития событий уже налицо. В последнем квартале 2019 года сокращалась итальянская экономика, что эксперты объясняют негативными новостями из ФРГ. Падение промышленных показателей фиксируют и другие страны ЕС: минус 2,8% в декабре во Франции, минус 1,4% в Испании, минус 1,7% в Нидерландах. 

При таких обстоятельствах глава Банка Франции Франсуа Виллеруа де Гало призвал Германию все-таки приступить к перепрофилированию своей экономики на внутренний спрос. Однако пока правительство Ангелы Меркель у власти (ее мандат истекает в 2021 году), структурные перемены вряд ли возможны. Берлин продолжает ожидать более благоприятной конъюнктуры. Речь идет «не о кризисе, а только о менее интенсивном росте», — пробует успокоить рынки министр финансов ФРГ Олаф Шольц. 

На эту тему

Экономист Лоранс Наиман из Центра перспективных исследований и международной информации при премьер-министре Франции (CEPII) считает проблемы, с которыми столкнулась немецкая экономика, структурными, а следовательно — с трудом преодолимыми в обозримом будущем. «Очень серьезная нехватка рабочей силы, и особенно высококвалифицированной рабочей силы — это подлинный вызов для страны, где демографический упадок уже стал долговременной тенденцией. В прошлом Германии удавалось справляться с этой проблемой за счет других стран ЕС: пользуясь экономическими трудностями южноевропейских государств, которые вынудили дипломированных специалистов переезжать на работу в Германию. Вследствие демографических перемен, настигших ФРГ, стареющие немцы продолжают сберегать средства — доля доходов, откладываемая на будущее, достигает 18%. Это один из самых высоких показателей в зоне евро. И, разумеется, эта тенденция сдерживает инвестирование в реальный сектор вопреки всем усилиям правительства по привлечению частных капиталов», — рассказала ТАСС Наиман.

Директор Центра изучения Европы в университете Фрайбурга Жильбер Казазю поделился с ТАСС мнением, что европейцы со смешанными чувствами наблюдают начинающийся в Германии кризис: не только боятся его, но и приветствуют возможные перемены. «Разумеется, партнеры ФРГ озабочены ситуацией в этой стране. Но чувства, которые возникают в этой связи, двойственны и даже противоречивы. С одной стороны, европейцы опасаются, что слабость немецкой экономики приведет к негативным последствиям для них самих. С другой стороны, хотя напрямую говорить об этом не принято, испытывают и некоторое удовлетворение от мысли о том, что влияние Германии, которое они более или менее открыто подвергали критике, сократится; ослабнет то, что они считали немецкой надменностью, дававшей о себе знать во время финансового кризиса 2008 года и позже него. Европейцы знают, что им нужна сильная Германия. Но точно так же им известно, что слишком сильная Германия представляет для них серьезный источник беспокойства», — заключает Казазю.

Игорь Гашков

 

Введение — Современная Германия. Экономика и политика.

  1. Главная
  2. Избранные главы
  3. Введение

Современная Германия является экономическим и политическим лидером Евросоюза и еврозоны. Она во многом определяет характер и содержание протекающих в них интеграционных процессов, которые, в свою очередь, оказывают существенное влияние на экономику и политику этой страны.

Немецкая хозяйственно-политическая модель за последние пятнадцать лет претерпела ряд значительных изменений, в первую очередь, в рамках масштабных реформ, начатых в 2003 г. правительством социал-демократов и «Зеленых» под руководством федерального канцлера Г. Шрёдера. Во многом это позволило относительно быстро преодолеть серьезные последствия мирового финансового кризиса 2008—2009 гг., который показал необходимость дальнейшего реформирования существующих в Германии рыночных механизмов.

В первую очередь, речь идет о соотношении потребностей и обязательств социального государства и возможностей существующего рыночного хозяйства по их удовлетворению. Основное место в государственной квоте (доля расходов в ВВП) занимают социальные расходы, в том числе на пенсионное и медицинское страхование. Их финансирование осуществляется не только за счет взносов работодателей и работников, но и за счет федеральных и земельных дотаций — немецкий рыночный механизм сегодня не в состоянии обеспечивать социальные обязательства государства, которое вынуждено постоянно вмешиваться в сферу социального обеспечения. Значительная часть расходов финансируется из бюджетов разных уровней власти: из федерального бюджета выделяются дотации на покрытие дефицитов пенсионного фонда и фонда медицинского страхования, а из бюджетов местных органов власти предоставляется значительная часть социальной помощи населению. Из разных бюджетных источников выплачиваются пенсии государственным служащим (причем основная нагрузка приходится на земли). В системе государственного медицинского страхования государству особенно дорого обходится его «бесплатная» часть, которая финансируется за счет бюджета и предусматривает включение в эту страховку детей и неработающих супругов (за них в частных фондах медицинского страхования также уплачиваются взносы).

Все большей проблемой Германии становится демография. Устойчивой тенденцией является снижение уровня рождаемости и увеличение продолжительности жизни — происходит старение населения, что ставит под вопрос сохранение принципа солидарности, на котором строится немецкая система социального страхования. Германские политические партии сталкиваются с необходимостью решения связанных с этой проблемой сложнейших задач, к которым относятся как семейная политика, так реформы пенсионного обеспечения и системы среднего и высшего образования и отношений на рынке труда. На повестку дня поставлены вопросы поиска качественно новых подходов к функционированию социальной системы, в том числе для снижения объемов перераспределения бюджетных средств за счет расширения накопительного страхования.

Начаты сложные реформы института германского финансового федерализма, призванного сглаживать региональные диспропорции. В первую очередь, идут поиски пути совершенствования горизонтального финансового выравнивания, к чему призывают три донора — Бавария, Баден-Вюртемберг и Гессен (другие земли являются реципиентами). Новый механизм должен стать частью модернизации финансовой системы в целом, при этом реформа может пойти как по пути нынешнего кооперативного федерализма, так и альтернативного ему конкурентного федерализма. Политики и эксперты ведут дискуссию о наиболее эффективном решении. Одна из проблем немецкого кооперативного федерализма состоит в достаточно сложной и непрозрачной системе разграничения предметов ведения и расходных полномочий по их осуществлению, в отсутствии налоговой автономии у федеральных земель, что явилось причиной роста накопленной задолженности всех уровней власти, в том числе региональных и муниципальных. По своей сути он превратился в долговой федерализм.

Важной частью осуществляемой реформы межбюджетных отношений в Германии стало создание в 2010 г. Стабилизационного совета, цель которого — ежегодный мониторинг состояния государственных финансов в отдельных федеральных землях на основании ряда количественных показателей. Реанимируется один из «долгостроев» ФРГ — реформа муниципальных финансов.

Прошедший мировой финансовый кризис показал высокий уровень устойчивости немецкой банковской системы, которая оказалась более эффективной в сравнении с англосаксонской банковской моделью. Одной из причин успеха стала ее архаичная децентрализованная структура, в которой важное место традиционно занимает мощное звено кредитных институтов публичного права (особенно муниципальных сберегательных касс) и кредитных товариществ, в то время как доля частных банковских институтов относительно мала. Тем не менее отдельные немецкие банки оказались вовлечены в высокорискованные операции с финансовыми деривативами за рубежом, что поставило некоторые из них на грань банкротства и вынудило государство принять ряд масштабных мер по стабилизации финансовых рынков. После кризиса активизировались процессы структурного приспособления банковских институтов Германии к мировым глобальным вызовам и новым жестким требованиям Евросоюза.

За прошедшую четверть века процесс социально-экономического объединения государства в целом завершился. В стране создана единая транспортная инфраструктура. Однако в новых федеральных землях рамочные условия хозяйствования остаются все же хуже, чем на западе Германии. Разрыв в последние годы сократился, но тем не менее разница в социально-экономических показателях остается. Уровень безработицы в Восточной Германии по-прежнему вдвое превышает соответствующий показатель в западной части страны, а производительность труда в большинстве отраслей не превышает двух третей от средних показателей западногерманских предприятий, что ставит перед властями задачу сохранения особого подхода к промышленному развитию восточногерманских регионов.

Важное место в современной государственной политике ФРГ занимает стратегическая линия на содействие НИОКР и инновационным процессам, которые во все большей степени становятся основой экономического роста и обеспечения занятости. Основное внимание при этом уделяется институциональному обеспечению и формированию благоприятных рамочных условий на федеральном и земельном уровнях как для научных исследований, так и для внедрения инноваций на предприятиях, особенно малых и средних, созданию на их основе эффективных рабочих мест, производству современных конкурентоспособных продуктов и услуг.  Германия в 2006 г. приняла стратегию в области высоких технологий, в соответствии с которой разработаны и реализуются специальные программы и проекты, финансируемые за счет значительных бюджетных средств и опирающиеся на широкую научно-исследовательскую инфраструктуру. Особую роль в реализации инновационного потенциала федеральных земель, определяемого во многом историческими факторами, образовательным и исследовательским ландшафтом, играет кластерная политика.

В Германии проходит сложная реформа среднего и высшего образования, в рамках которой разработаны общенациональные стандарты для школ, в том числе единые стандарты выпускных школьных экзаменов, которые одновременно являются вступительными в вузы. Особое внимание уделяется улучшению ситуации в области подготовки педагогических кадров и сокращению влияния социальной среды на успеваемость учащихся. Под действием различных институциональных факторов в последние годы значительные изменения стали происходить в немецких университетах, которые во все большей мере воспринимаются как конкурентоспособные научные и образовательные организации. Они располагают мощным научным потенциалом, интегрированным в научно-исследовательскую систему страны. Государство начало осуществлять политику содействия развитию «элитарных» вузов по приоритетным направлениям науки, а также в области прикладных исследований.

Значительные изменения в учебных процессах немецких высших учебных заведений обусловило активное проведение в Германии Болонской реформы, основной целью которой является обеспечение единства общеевропейской системы высшего образования. Университеты существенно перестроили учебные программы, организационную и управленческую структуру, что вызвало острые дебаты в университетском сообществе. Спустя полтора десятка лет после начала реализации реформы эксперты критикуют содержательную часть новых образовательных стандартов, непродуманность многих программ в условиях сокращения сроков обучения, нехватку мест в магистратурах, отмечают трудности для бакалавров с признанием новых квалификаций на рынке труда.

Несколько лет назад немецкое государство начало беспрецедентную по своим масштабам и содержанию реформу сферы энергетики, получившую название «энергетического поворота». По своей сути она состоит в качественной трансформации всей отрасли с целью обеспечения устойчивого энергообеспечения промышленности и домашних хозяйств преимущественно за счет возобновляемых источников энергии. Другими важными факторами этой реформы являются последовательный отказ от использования ископаемого топлива, постоянное повышение энергоэффективности на всех уровнях, совершенствование энергосетей и развитие необходимой инфраструктуры, а также модернизация традиционной энергетической сферы. Однако форсированное и не всегда системное развитие альтернативной энергетики, быстрый вывод из эксплуатации ряда АЭС в последние годы привели к росту энерготарифов, а сама энергосистема ФРГ оказалась в крайне нестабильном состоянии. Выявились существенные сложности в расширении электросети, в том числе посредством соединения мощностей наземных и офшорных парков ветрогенераторов на севере Германии с основными регионами — потребителями электроэнергии промышленного запада и юга.

Нынешнее правительство Большой коалиции во главе с А. Меркель, сформированное союзом ХДС/ХСС и СДПГ в результате длительных и сложных переговоров в конце 2013 г., подтвердило свою верность принципам социального рыночного порядка и взяло на себя обязательства по проведению как начатых ранее, так и новых реформ, среди которых к приоритетам отнесены введение минимальной оплаты труда, перестройка энергетического рынка, дальнейшее совершенствование образования, транспортной, коммуникационной, инновационной инфраструктуры, а также финансовых механизмов. У нынешней власти осталось три года (до следующих выборов в 2017 г.) для того, чтобы доказать электорату желание и способность осуществить на практике возврат к ордолиберальным основам и к конкурентному порядку, а также не ограничиться формализацией своих целеполаганий стандартным политическим продуктом под названием «социальное рыночное хозяйство», который раньше так нравился большинству избирателей.

Сделать это будет непросто, так как многие граждане ФРГ за прошедшие годы пропитались не духом единства свободы конкуренции и порядка, а духом патернализма и права государства вмешиваться в хозяйственно-политические процессы.

Частично это проявилось в падении популярности партии свободных демократов, которые все последние десятилетия проповедовали принципы ордолиберального порядка и необходимость освобождения рыночных механизмов от деформаций, обусловленных государственным регулированием. Осенью 2013 г. СвДП, сделавшей в своей программе ставку на хозяйственно-политические либеральные принципы, не хватило 0,2% до заветного пятипроцентного порога для прохождения в бундестаг. В течение 2014 г. популярность партии продолжала падать и снизилась до 3%. Частично об этом свидетельствует взлет популярности созданной в феврале 2013 г. партии «Альтернатива для Германии», которая набрала почти столько же голосов, как и свободные демократы, но в отличие от них в течение последующего года получила более широкую поддержку среди протестно настроенных немецких граждан, что обеспечило ей на земельных выборах прохождение в ландтаги Бранденбурга, Саксонии и Тюрингии. На своих первых выборах в европейский парламент она получила несколько депутатских мест.

В последние годы народные партии, стремясь завоевать расположение электората и получить большинство голосов на выборах, стали вынужденно конкурировать за одни и те же социальные группы граждан, что во многом обусловило сближение их избирательных программ и размывание существовавшего ранее достаточно четкого профиля у их избирателей. В СДПГ обозначился поворот в сторону неолиберализма, появилась ориентация на крупный бизнес и его интересы. Одновременно союз ХДС/ ХСС совершил явный и небезуспешный маневр влево. Желание остаться народными, но при этом превратиться в партии «середины» обусловило объективные потери среди традиционного электората, часть которого начала искать возможность удовлетворить свои политические и социальные интересы у разных малых партий, в большей степени ориентирующихся на конкретные целевые группы избирателей. Фактически обозначился кризис народных партий, которому способствуют изменения, происходящие в немецком обществе, в том числе рост индивидуализма. Избиратель во все большей степени стал обращать внимание не на общую партийную идеологию, а на конкретные, интересующие лично его вопросы и предлагаемые механизмы и на пути их решения. Завоевать расположение таких представителей электората становится все сложнее — традиционные целевые электоральные группы превращаются в группы по интересам, состав которых быстро меняется. Происходят качественные изменения привычных механизмов работы партий со своим базисом (как на федеральном, так и земельном уровнях), на которые функционеры партий не успевают своевременно реагировать и предлагать адекватные решения.

Этим пользуются не только этаблированные партии второго уровня — «Левые» и «Зеленые», но и многие другие малые партийные образования, особенно те из них, кто ориентирован на протестный электорат, например, уже упомянутая «Альтернатива» или партия «Пираты». Как правило, они действуют на земельном уровне (а также в европейском парламенте, не имеющем проходного барьера на выборах) и по разным причинам так и не вырастают до уровня прохождения в бундестаг.

Особое значение в таких условиях приобретает личностный фактор, и, соответственно, растет роль германской политической элиты, в которой сегодня отсутствуют харизматичные лидеры и все большую популярность получают ориентированные на карьеру политики-технократы, обладающие необходимыми профессиональными компетенциями и зачастую не связанные со своими партиями традицией и идеями. Однако технократическое руководство, отречение от мировоззренческой составляющей, отказ от партийной школы лидерства и ротации элит, ориентация на текущие запросы электората таят в себе опасность дальнейшей эрозии партий — как крупных, так и малых. Кстати, большинство из них сталкивается сегодня с проблемой отсутствия талантливых молодых политиков, которые должны принять эстафету у нынешнего партийного руководства.

Большая коалиция поставила на повестку дня вопрос о необходимости критического осмысления германской внешней политики и обсуждения ее будущих стратегических приоритетов. В феврале 2014 г. министр иностранных дел Ф.-В. Штайнмайер и федеральный президент страны Й. Гаук обозначили предстоящую смену внешнеполитической парадигмы в направлении перехода от культуры сдержанности к культуре ответственности в области внешней, оборонной политики и политики безопасности, в первую очередь европейской, предполагающей существенный рост самостоятельности ФРГ в принятии решений.

В этом контексте следует рассматривать и проводимую в течение ряда лет, но до сих не законченную реформу немецкой армии — бундесвера, которая по численности военнослужащих является крупнейшей после США армией НАТО. Реформа должна дать конструктивный ответ союзникам Германии, которые критикуют как ее боеспособность, так и сохраняемую Берлином сдержанность в использовании своих вооруженных сил за пределами страны. Нынешнее правительство сконцентрировало внимание на внешних аспектах безопасности, где среди прочего предусмотрено дальнейшее участие бундесвера в зарубежных миссиях. При этом подчеркивается не только важность невоенных мер по предотвращению кризисов, но и необходимость взаимного дополнения гражданских и военных инструментов в условиях все теснее переплетающихся между собой внешней политики и политики безопасности. Упомянутая культура ответственности видится военным в контексте расширении географии и масштаба военного присутствия за пределами Германии.

Важнейшими внешнеполитическими приоритетами ФРГ остаются ее европейский и евроатлантический векторы. В отношениях с Евросоюзом упор делается на углубление интеграционных процессов, повышение конкурентоспособности и уровня развития промышленной сферы, финансового сектора, информационно-коммуникационных технологий, а также на сохранение высоких социальных стандартов. У Германии есть предложения по совершенствованию деятельности Еврокомиссии, Европарламента и Европейского совета. Большая коалиция выступает за усиление полномочий Высокого представителя Евросоюза и в перспективе за создание европейской (парламентской) армии. ФРГ, по всей видимости, при решении проблем, стоящих перед Евросоюзом, в том числе и в сфере политики безопасности, будет постепенно уменьшать роль франко-германского тандема при одновременном увеличении значимости Веймарского треугольника (Франции, Польши и Германии) — данный формат вполне подходит и для углубления европейской интеграции.

Отношения Германии и США развиваются в контексте их членства в соответствующих объединениях, накладывающих на них существенные ограничения по принятию автономных решений на двустороннем уровне, но тем не менее не теряющих от этого своей особенной роли и места как внутри обеих стран, так и на уровне Евросоюза и НАТО. Германо-американские связи после фазы обострения, связанного с отказом Г. Шрёдера от участия в войне в Ираке, перешли в достаточно длительную стадию поиска общего знаменателя для их нормализации и определения качественного содержания. Формально отношения были восстановлены достаточно быстро. Но в реальном измерении не было достигнуто взаимопонимания в содержании возможного эффективного партнерства и/или далеко идущего сотрудничества, в том числе в вопросах расширения НАТО, кооперации этой организации с ООН, ОБСЕ, ЕС и неправительственными организациями. Реальные подвижки в этой сфере, очевидно, возможны с ростом роли ФРГ как политического лидера Евросоюза и с реализацией постулатов новой германской культуры ответственности, которая предполагает согласование немецких инициатив со своими основными партнерами и рост солидарной ответственности.

Крупные скандалы последних лет, связанные с деятельностью американских спецслужб в ФРГ, существенного влияния на двустороннее сотрудничество не оказали. Основным итогом стало обсуждение необходимости заключения соглашения о защите данных между Евросоюзом и Соединенными Штатами и ведения диалога по вопросам киберпространства и противодействия кибершпионажу.

Важная роль руководствами обоих государств отводится переговорам по созданию зоны свободной торговли между США и ЕС, в рамках которых уже удалось согласовать ряд компромиссных положений. Хотя Германия не является прямым переговорщиком, по мере возможности в рамках подготовки соглашения она старается лоббировать интересы немецкой экономики.

ФРГ во многом пошла навстречу американской стороне в вопросах оценки украинского кризиса, в первую очередь, в вопросах необходимости жесткого санкционного давления на Россию, что оказало существенное негативное влияние на характер российско-германских отношений.

Федеральное правительство во главе с А. Меркель и вице-канцлером З. Габриэлем уже в марте 2014 г. выступило с резко негативной оценкой российских действий по присоединению Крыма. Немецкие политики, экспертное и гражданское сообщество единодушно квалифицировали их как неприемлемые и совершенные с грубым нарушением норм международного права, назвав их аннексией. Критика была расширена в связи с вооруженным конфликтом на Юго-Востоке Украины: Россия была названа его виновником и участником.

Федеральный канцлер заняла, наверно, наиболее последовательную и жесткую позицию в Евросоюзе по отношению к своему стратегическому партнеру на Востоке евразийского континента, среди прочего убедив представителей немецкого бизнеса в необходимости введения далеко идущих экономических санкций и добившись отмены проведения «Петербургского диалога» в конце октября 2014 г. При этом она не прекратила профессионального общения (как по телефону, так и при личных встречах) с российским президентом. Тесная коммуникация была организована и на уровне руководителей МИДов двух стран. При явном ухудшении политического климата было продолжено двустороннее сотрудничество в сфере науки, культуры, образования и других областях.

В предлагаемой Вашему вниманию коллективной монографии подробно рассматриваются различные аспекты экономического и политического развития современной Германии, которая, несмотря, на обозначившиеся кризисные явления в отношениях с нашей страной, по-прежнему является основным партнером России в Западной Европе, одним из лидеров европейских интеграционных процессов. Нынешняя Германия привлекает к себе внимание заинтересованного читателя с точки зрения возможности найти ответы на актуальные вопросы о поисках путей реформирования хозяйственной модели и совершенствования партийно-политических механизмов, адекватной реакции на внутренние и внешние вызовы и своего места в постоянно меняющемся глобализирующемся мире.

В. Б. Белов

  • Настоящая монография написана на исключительно актуальную тему. Прежде всего, она адресована широкому кругу российских читателей. Экономика Федеративной Республики Германия, третья экономика в мире, была и остается весьма важной для России и в торгово-инвестиционном, и в институциональном…

ситуация сегодня и прогнозы экспертов.

 

Драматический спад

Начнем с цифры, которая упоминается в большинстве публикаций: в феврале 2019 германская промышленность получила на 4,2% меньше новых заказов, чем в январе. При этом объем заказов из-за рубежа снизился и вовсе на 6%. Если же сравнить нынешний февраль с тем же месяцем прошлого года, спад составит пугающие 8,2%. 

Таких плохих показателей в Германии не видели с 2009 года. Ряд крупных производителей в различных отраслях (в том числе BMW) уже заявили о том, что объем выручки в текущем году, скорее всего, уменьшится по сравнению с предыдущим. Разработанный исследовательским институтом Ifo индекс оценки текущей ситуации и ожиданий германского бизнеса демонстрирует в сфере промышленности непрерывное падение с августа 2018 года.

Но, может, проблема затрагивает только промышленность? На самом деле, макроэкономические показатели также не внушают оптимизма. Если в 2017 году внутренний валовый продукт вырос на 2,5%, то в 2018 году этот показатель сократился почти вдвое – до 1,4%. Прогнозы на 2019 год постоянно корректируются: осенью федеральное правительство исходило из роста в 1,8%, в начале года снизило этот показатель до 1,0%, а в начале апреля сократило его еще вдвое – до 0,5%. Прогноз Международного валютного фонда не слишком отличается в лучшую сторону – он предполагает рост на 0,8%. 

Естественно, опубликованные показатели вызвали весьма острую реакцию как в немецких, так и в мировых средствах массовой информации. «Ситуация шокирующе плохая», «Спад особенно сильно ударил по Германии», «Промышленность уснула» — кричат газетные заголовки. Получается, ФРГ стоит на пороге экономического кризиса? 

Не все так плохо?

Здесь имеет смысл остановиться и вспомнить одну банальную истину: развитие экономики – сложный, неравномерный процесс, который описывается множеством показателей. При помощи грамотного подбора нужных цифр из общей совокупности можно при желании доказать практически что угодно. Если же посмотреть на ситуацию в целом, она окажется отнюдь не столь драматичной, как на первый взгляд.

К примеру, германский экспорт в феврале 2019 года снизился по сравнению с январем на 1,3%. Но если сравнить его с февралем 2018 года, то окажется, что он вырос на 3,9%. В 2018 году экспорт, опять же, вырос на 3% по сравнению с 2017 годом, а сальдо внешней торговли осталось положительным, хотя и сократилось. Рост внутреннего валового продукта, конечно, не впечатлял своим размахом, однако присутствовал – и, что более важно, этот рост был непрерывным на протяжении всех последних лет. Безработица в ФРГ сравнительно низкая, около 5%, и имеет тенденцию к дальнейшему плавному снижению. Государственный бюджет в прошлом году сошелся с профицитом – ситуация, которая казалась исключительной еще лет пятнадцать тому назад, а сегодня стала нормой. Да и деловой мир настроен не так пессимистично, как может показаться: по данным маннгеймского института ZEW, индекс ожиданий игроков финансового рынка демонстрирует устойчивый рост, хотя и остается пока ниже средних показателей.

Большой трагедии в происходящем не видят и эксперты. Так, глава Бундесбанка Йенс Вайдманн обозначил ситуацию как «конъюнктурную ямку» и заявил, что не видит оснований для беспокойства – о серьезной рецессии речь не идет. Такой же точки зрения придерживаются и сотрудники крупнейших германских исследовательских центров, «консилиум» которых заявил 4 апреля 2019 года: «Немецкая экономика находится в фазе охлаждения (…) Однако опасность ярко выраженной рецессии с падением ВВП на протяжении нескольких кварталов следует считать незначительной».

Еще больше оснований для оптимизма дает сравнение нынешней ситуации с той, в которой находилась германская экономика каких-нибудь пятнадцать лет назад. В 2003 году один из лучших отечественных специалистов в своей области, Борис Ефимович Зарицкий, опубликовал книгу под красноречивым названием «Экономика Германии: путь по лестнице, ведущей вниз». Прогнозы автора были достаточно мрачными, и на то имелись серьезные основания – спад ВВП, безработица, превышавшая 10%, непрерывный бюджетный дефицит и сопровождавший его рост государственного долга… Сегодня мы можем видеть, что пессимистический прогноз не оправдался, а нынешние сложности кажутся незначительными на фоне недавнего прошлого.

Тем не менее, негативные тенденции в германской экономике действительно существуют.

Факторы – глобальные, но краткосрочные

У наблюдаемого спада есть вполне реальные причины – и их истоки следует искать за пределами государственных границ ФРГ. Дело в том, что германская экономика весьма зависима от экспорта – пожалуй, в большей степени, чем другие крупнейшие экономики мира. В 2018 году ВВП страны составлял почти 3,4 трлн. евро, экспорт – более 1,3 трлн. Естественно, что германский бизнес в этой ситуации весьма чувствителен к ситуации на внешних рынках. А ее в настоящий момент сложно назвать блестящей.

Наиболее масштабным фактором является общее замедление роста мировой экономики. В 2018 году она выросла на 3,6%, прогноз Международного валютного фонда на 2019 год составляет 3,3%. При этом руководство МВФ открыто говорит о возможности начала нового экономического кризиса в течение ближайших трех лет. Очевидно, что подобные заявления преследуют, в первую очередь, актуальную политическую цель – подтолкнуть участников начавшихся «торговых войн» к компромиссу; однако назвать пессимистические прогнозы совершенно безосновательными также невозможно.

Из национальных экономик следует в первую очередь обратить внимание на китайскую, бурный рост которой в последнее время серьезно замедлился. В 2018 году относительный прирост ВВП Китая оказался рекордно низким за последние три десятилетия – всего 6,6%. К этому добавляется «торговая война» между Пекином и Вашингтоном, которая дополнительно тормозит китайскую экономику. КНР является для Германии одним из крупнейших рынков (в 2018 году объем экспорта в Поднебесную составил 93 млрд. евро – третье место после США и Франции). Неудивительно, что ряд экспертов считает именно проблемы в китайской экономике ключевой причиной спада промышленного производства в ФРГ.

Другие специалисты выдвигают на первый план иные факторы. К их числу относится разворачивающийся торговый конфликт между США и ЕС, а также состояние неопределенности, вызванное хаотичным «Брекзитом». Меньшее внимание уделяется внутренним причинам – к примеру, последствиям «дизельного скандала», нанесшего весьма существенный ущерб германским производителям. Поскольку автомобильная отрасль играет большую роль в немецкой экономике, ее проблемы оказывают немедленное и серьезное влияние на общую картину.

Можно спорить о том, какой именно из этих факторов является ключевым. Бесспорно одно: ни один из них не является долговременным. В переговорах между Вашингтоном и Пекином наметился определенный прогресс. Очевидно, что и «торговая война» между двумя берегами Атлантики спустя некоторое время завершится. То же можно сказать и о пресловутом «Брекзите» — на смену нынешнему хаосу в обозримом будущем должна прийти в той или иной форме определенность. Да и с «дизельными» проблемами германские производители в обозримом будущем справятся.   

Рецепты лечения 

Означает ли все сказанное выше, что никакой проблемы, по большому счету, не существует, и немцы могут спокойно ждать, пока переменится мировая конъюнктура? Нет, и на то есть причины куда более существенные, чем сокращение объема заказов в конкретном месяце.

Самая главная, стратегическая проблема заключается в том, что доля немецкой экономики в глобальном масштабе необратимо сокращается. Конкуренция же, наоборот, только растет. «В перспективе Германия утратит свое положение четвертой экономики в мире, — говорится в официальной «Белой книге» 2016 года. – Развивающиеся державы Азии и Латинской Америки в ближайшие годы перегонят Германию по размеру внутреннего валового продукта».

Чтобы продолжать играть значимую роль в мировой экономике, Германии необходимо развивать новые наукоемкие направления, поощрять инновации. Произнесенная в 2005 году федеральным президентом Хорстом Кёлером фраза – «мы должны быть настолько же лучше, насколько мы дороже» — не утрачивает своей актуальности. Поэтому далеко не случайно, что большинство предложений по стимулированию германской экономики касаются именно этой области.

Еще в январе федеральный министр экономики Петер Альтмайер (ХДС) заявил о необходимости предоставить немецкому бизнесу налоговые преференции. В первую очередь они должны будут коснуться тех предприятий, которые инвестируют деньги в исследования и разработку новых продуктов. Впрочем, это не спасло его от критики со стороны главы Общества Фраунхофера Раймонда Нойгебауэра, заявившего, что федеральное правительство делает недостаточно для поддержки инноваций в стране

Социал-демократы – младшие партнеры в «Большой коалиции» — прохладно относятся к идее снижения налогов, однако также считают необходимым поддержку бизнеса со стороны государства. Для этого некоторые политики из рядов СДПГ готовы даже пожертвовать одним из главных достижений Ангелы Меркель – ликвидацией бюджетного дефицита. По их мнению, можно влезать в новые долги, если правильно распоряжаться деньгами – например, инвестировать их в инфраструктуру и инновации. Последовавшая дискуссия в немецкой прессе показала, что «черный ноль» перестал быть «священной коровой», и снижение государственного долга уже не воспринимается как приоритетная задача. Вопрос о том, как придать новый импульс экономическому развитию, гораздо важнее. Стоит отметить, что аналогичные рекомендации – тратить больше денег на образование и инфраструктуру, снизить налоги, а также повысить зарплаты – звучат и со стороны Международного валютного фонда. Однако федеральный министр финансов Олаф Шольц (СДПГ) пока выступает против предложений своих товарищей по партии.

Для стимулирования экономики будут приниматься и другие меры, в том числе на европейском уровне – так, Европейский центральный банк уже заявил о проведении соответствующей монетарной политики. Однако ключевым для Германии остается вопрос, сможет ли политическое руководство создать условия для того, чтобы германский бизнес оставался инновационным и конкурентоспособным в глобальном масштабе.

Внешняя торговля Германии | RFEJ



Внешняя торговля Германии

Foreign trade of Germany

Страницы: 49-58

Pages: 49-58

Авторы:

Захаров А.Н.

Доктор экономических наук, профессор
Место работы, должность: МГИМО (У) МИД России, кафедра мировой экономики, профессор

Старовая Ю.А.

студентка
Место работы, должность: МГИМО МИД России, факультет Прикладной экономики и коммерции, студентка

Authors:

Zakharov A.N.

Doctor of Economic Sciences, Professor
Place of work, post: Moscow State Institute of International Relations MFA Russia, Department of World Economy, Professor

Starovaya Y.A.

student
Place of work, post: Moscow State Institute of International Relations MFA Russia, School of Applied Economics and Commerce, student

Аннотация к статье:

Германия – одна из самых развитых стран мира, которая активно занимается внешней торговлей. В статье анализируется внешняя торговля ФРГ и проводится оценка роли данной страны в мировой экономике. В первую очередь, проводится анализ ее конкурентных преимуществ, обеспечивающих превосходство Германии на мировой арене. Внешние связи играют ключевую роль в экономической жизни страны. Важнейшими торговыми партнерами ФРГ являются промышленные государства Запада. Благодаря продолжающемуся процессу экономической интеграции стран ЕС для Германии европейский рынок является целевым. Германия в большей степени специализируется на экспорте продукции машиностроительной и электротехнической промышленности, так же продукции химической и обрабатывающей промышленности, а импортирует продукцию машиностроительной и электротехнической промышленности, а также минеральное топливное сырье. В статье так же описываются последние показатели товарооборота Германии с Россией. Анализ экспортно-импортных показателей как торговых отношений России и Германии, так и изменение общих объемов экспорта и импорта стран позволяет сделать вывод о высокой взаимной зависимости экономик двух стран

Abstract:

Germany is one of the most developed countries in the world, which is actively engaged in foreign trade. Th e article analyzes the foreign trade of Germany and assesses the role of this country in the world economy. First of all, the analysis of its competitive advantages, contributing to the superiority of Germany in the world market, is made. External relations play a key role in the economic life of the country. Th e most important trading partners of Germany are the industrial countries of the West. Due to the ongoing process of economic integration of the EU countries, the European market is target for Germany. Germany specializes on exporting goods of machine-building and electro technical industries, as well as the products of the chemical and manufacturing industries, and imports products of machine-building and electro technical industries, as well as mineral fuel and raw materials. Th e article also describes the latest indicators of trade between Germany and Russia. Th e analysis of export-import indicators of both trade relations between Russia and Germany and changes in the total volume of exports and imports of the two countries leads to the conclusion of a high mutual dependence of the economies of the two countries

Ключевые слова:

внешняя торговля, Германия, товарооборот, экспорт, импорт, географическая структура торговли, ЕС, интеграция, товарная структура экспорта, товарная структура импорта, машиностроение, санкции, Россия.

Keywords:

foreign trade, Germany, commodity turnover, export, import, geographical structure of trade, EU, integration, commodity structure of export, commodity structure of import, engineering, sanctions, Russia.






Номер:

3 — 2021

Выбрать другой:




Партнеры

Экономика Китая может обогнать США к 2028 году. А где будет Россия?

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Китай — единственная мировая держава, чья экономика выросла в 2020 году

Этому, по мнению аналитиков, способствуют эффективные действия китайских властей по борьбе с пандемией.

Они также отмечают, что после отката, вызванного коронавирусом, Индия к 2030 году по экономическим показателям выйдет на третье место в мире. А Россия к 2035 году может войти в первую десятку, не в последнюю очередь благодаря недооцененному сейчас, но достаточно мощному IT-сектору.

Несмотря на то, что Китай первым попал под удар Covid-19, эпидемию там удалось взять под контроль благодаря быстрым и жестким мерам, поэтому китайцам не понадобились дополнительные локдауны, которые парализовали Европу и нанесли тяжелый удар по ее экономике.

В результате Китай избежал в уходящем году экономического спада и даже зафиксировал рост в 2%.

На этом фоне американская экономика перенесла куда более тяжелые потрясения, эпидемиологические показатели там оказались одними из самых худших в мире.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Пандемия коронавируса нанесла экономике США более чем серьезный ущерб

Экономический ущерб отчасти был компенсирован монетарной политикой и огромными налоговыми льготами, однако из-за политических разногласий около 14 млн американцев в новом году могут остаться без пособий по безработице.

«Экономическое соревнование и борьба с применением мягкой силы между КНР и США давно уже были основной чертой глобальной экономики, — говорится в отчете CEBR, — однако пандемия Covid-19 и ее экономические последствия явно склонили чашу весов в пользу Китая».

Отчет предсказывает, что после резкого оживления в 2021 году в связи с окончанием пандемии американская экономика в 2022-24 годах будет расти на 1,9%, а затем рост замедлится до 1,6%.

А вот экономика Китая покажет ежегодный рост в 5,7% аж до 2025 года, и лишь после этого немного замедлится до 4,5% в 2026-2030 году.

Доля Китая в мировой экономике уже подскочила с 3,6% в 2000 году до 17,8% в нынешнем, и если верить авторам отчета, к 2023 году Китай попадет в разряд экономик с высоким доходом.

Впрочем, средний китаец в финансовом отношении по-прежнему будет куда беднее среднего американца, если учесть, что население страны в 4 раза больше, чем в США.

А где же будет Россия?

ВВП на душу населения в России в 2020 году составил 9972 доллара, что вывело ее в верхнюю половину списка стран со средним доходом, хотя она немного отстает от Китая и Малайзии.

Падение ВВП России в уходящем коронавирусном году авторы отчета оценивают в 5%, но в заслугу ей ставят то, что она одной из первых в мире разработала и стала применять вакцину и в целом встала на путь экономического восстановления.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Надежды на экономический успех России во многом связаны с «Северным потоком»

Обычно Россия, которая является вторым крупнейшим производителем нефти в мире, всегда оставалась в профиците благодаря стабильным продажам ископаемых видов топлива, однако падение цен и спроса на нефть может отрицательно сказаться на ее экономических перспективах.

С другой стороны, как отмечают аналитики, развитие месторождений нефти в Сибири, возможно, крупнейших в мире, и поставки природного газа по «Северному потоку» в Европу повышают ее шансы на экономический успех.

К тому же у России имеется огромный потенциал в IT-секторе, о котором меньше знают и который не находит полного отражения в статистике.

Недавнее исследование Оксфордского института интернета выявило около 750 тыс. российских компаний, у которых Великобритания только в 2018 году закупила программное обеспечение.

Эти цифры, скорее всего, большей частью не отражены в российском ВВП, замечают авторы отчета.

В целом же, как они предсказывают, с 2026 по 2035 год рост реального обменного курса подтянет Россию на 10 место в таблице. Она обойдет Канаду, Италию и Южную Корею, хотя окажется ниже Индонезии.

Другие прогнозы

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

По экономическим показателям Индия в ближайшее десятилетие обгонит Германию и Японию

Экономика Великобритании после брексита в 2021-2025 годах будет расти на 4% в год.

Индия, обогнавшая Великобританию в 2019 году и занявшая пятое место в мире, из-за пандемии откатилась назад и, по данным CEBR, вновь догонит Британию не ранее 2024 года.

Однако ее рост потом уже ничто не будет сдерживать, и в 2027 году она обгонит Германию, а к 2030 году и Японию.

Какое место занимает Германия в мире: лидер или другая Швейцария?

Германия занимает первое место в мире. Но остальной мир думает, что там становится слишком комфортно.

Страна вышла из мирового финансового кризиса, может похвастаться одной из самых сильных экономик на Западе и, казалось бы, готова на годы впереди роста экспорта.

Более того, чем лучше он работает, тем больше ожидает мир от него. Европа и США.С. хочет, чтобы Германия взяла на себя решение проблемы долгового кризиса в Европе и сделала больше для серьезных целей, таких как поддержка арабских революций и замедляющееся восстановление мировой экономики.

Ответ Германии? Обычный бизнес нас вполне устраивает.

В отличие от многих других западных стран, Германия в течение многих лет жила по средствам и накопила большое положительное сальдо торгового баланса. Теперь они не хотят выручать страны, которые были не столь благоразумны. И он не хочет ввязываться в иностранные конфликты, такие как Ливия.

Все это приводит к вопросу, имеющему большое значение для глобальной экономики и политического порядка: каково место Германии в мире?

Немецкие лидеры утверждают, что они не хотят возиться с формулой победы, и они уже вносят значительный вклад в ЕС и НАТО. Но критики видят это иначе. Они нападают на страну за то, что она хочет быть большой Швейцарией: торговой нацией, которая извлекает выгоду из деловых возможностей глобализированной экономики, но уклоняется от грязной работы глобализации, включая международное участие в вооруженных конфликтах.

Традиционные союзники Германии даже обеспокоены тем, что страна теряет интерес к Европе и Западу. В конце концов, когда вы заняли прибыльную нишу, продавая высокоточное оборудование и роскошные автомобили в быстрорастущих странах с развивающейся экономикой, таких как Китай, кому нужна утомленная старая Европа?

«Германия поднимается в Европе, которая разваливается по швам», — говорит Джон Корнблюм, бывший посол США в Берлине. «Как эта страна — единственная крупная экономика в Европе, которая может идти в ногу с глобализацией — собирается вписаться в эту Европу?»

Изменяющаяся динамика

И НАТО, и ЕС были построены вокруг Германии союзниками, которые хотели объединить самую сильную страну Европы в многостороннюю структуру.Германия, сожалеющая о своей истории, тоже чувствовала себя комфортнее в их объятиях.

Сегодняшняя Германия, более уверенная в своей силе и добродетели, излучает ощущение, что ей больше не нужен ни один союз, как раньше. Согласно опросу, опубликованному в немецкой газете Die Zeit в марте, только 24% немцев видят больше плюсов, чем минусов членства в ЕС, в то время как 31% видят больше минусов, а 40% считают, что это неоднозначно.

Берлин также настаивает на жестких условиях финансовой помощи Греции и Ирландии, что отражает прохладный анализ затрат и выгод, а также Ангелы Меркель прекрасные усики для общественного настроения.Давно прошли те времена, когда Германия придерживалась европейского консенсуса и с радостью открывала свою чековую книжку для общего дела.

Между тем, Германия недавно шокировала своих союзников по НАТО, отказавшись поддержать их военное вмешательство в Ливию. Когда Совет Безопасности ООН санкционировал вмешательство в марте, Германия воздержалась вместе с Китаем и Россией, вместо того, чтобы поддержать США, Францию ​​и Великобританию.

Подобные решения заставили критиков задаться вопросом, не становится ли Германия непредсказуемой страной и неудобным партнером.«Это стареющее, иногда капризное общество, которое хочет избежать рисков и сохранить свои деньги», — говорит Франсуа Хейсбур, председатель Международного института стратегических исследований в Лондоне.

Даже президент Барак Обама, 7 июня наградив г-жу Меркель президентской медалью свободы, осыпая ее похвалами, тактично предположила, что Германия могла бы делать больше, чтобы помочь в международных конфликтах.

Хорошая работа

На фоне широко распространенной критики из-за рубежа немецкие политики утверждают, что Германия остается надежным западным союзником, о чем свидетельствуют ее 5000 военнослужащих в Афганистане. Они настаивают на том, что Германия по-прежнему привержена европейскому единству, но что страны-должники еврозоны нуждаются в жесткой любви, а не в пустых чеках из Берлина.

«Европейский Союз и евро — это сердечная миссия Германии», — заявила г-жа Меркель в своем выступлении во время турне по Азии в начале июня.

Принуждение Германии делать больше — косвенный комплимент для страны с оживленной экономикой. Еще в 2005 году Германия списывалась на вчерашнюю бизнес-модель. Рост отставал от остальной части еврозоны, уровень безработицы достиг 12%, а государственные финансы были в беспорядке из-за чрезмерно напряженного государства всеобщего благосостояния.

Экономисты из США и Великобритании заявили, что Германия цепляется за устаревшую производственную базу, которая не может конкурировать с более дешевыми отраслями в Китае и Восточной Европе.За пределами страны единодушное мнение заключалось в том, что Германии следует дерегулировать свою экономику и добиваться большего роста за счет финансовых услуг и потребительских расходов.

При тогдашнем канцлере Герхард Шредер, Германия фактически обуздала государство всеобщего благосостояния, снизила подоходный налог и частично дерегулировала рынок труда. Непопулярные реформы оказались политически фатальными для г-на Шредера. Но они оживили экономику в сочетании с двумя другими тенденциями.

Во-первых, многие немецкие предприятия провели собственные реформы, убедив своих рабочих отказаться от повышения заработной платы и перейти на более гибкие методы работы.Изменения сделали их более экономичными, сохранив при этом их традиционную силу: качество изготовления, которое позволяет производителям взимать дополнительную плату за слова «сделано в Германии».

Во-вторых, мировой спрос на немецкие капитальные товары и автомобили начал расти по мере ускорения экономической модернизации в Азии, Восточной Европе, Латинской Америке и странах-производителях нефти.

Последующее возрождение Германии произошло благодаря «хорошей политике и удаче», — говорит Барри Эйхенгрин, профессор экономики Калифорнийского университета в Беркли: «Хорошая политика — это умеренная заработная плата, а удача — это Китай.«

Мировой финансовый кризис остановил гигантский экспорт Германии в 2009 году, когда валовой внутренний продукт Германии сократился на 4,7%, что стало послевоенным рекордом. Но конвейерные ленты Германии просто остановились. По мере восстановления мировой торговли экономика Германии выросла на 3,6% в 2010 году, а бурный первый квартал 2011 года означает, что ВВП превысил докризисный уровень.

«Это не чудо»

Проблемы все еще вырисовываются для экономики Германии, в том числе риск «мягкого пятна» для глобального роста и нехватка квалифицированных рабочих в стране, которая, как опасаются работодатели, будет усугубляться по мере старения и сокращения населения Германии. .

Но пока ожидается, что рост продолжится, а уровень безработицы, составляющий 6,1% и снижающийся, ниже, чем до финансового кризиса. Этот почти уникальный подвиг среди западных стран вызывает восхищение и любопытство у официальных лиц и экономистов, особенно в США, где безработица остается неизменно высокой.

«Мы пережили кризис лучше, чем любая другая страна», — говорит Майкл Глос, бывший министр экономики Германии и консервативный депутат от г-жиПравящая коалиция Меркель. «Это не чудо, это потому, что мы продолжали заниматься производством, в то время как другие страны деиндустриализировали», — говорит он.

Сильная экономика повысила уверенность немцев в их собственном капитализме. Его основные элементы: надежные государственные финансы, баланс между гибкостью бизнеса и надежной сетью социальной защиты, а также вера в то, что хорошо сделанные товары, а не финансовое волшебство, являются основой процветания.

Г-жа Меркель рекламирует эту формулу, которую немцы называют «социальной рыночной экономикой», как пример, который преподносит уроки как для США, испытывающих большие финансовые затруднения.Южная и Великобритания, а также для чрезмерно регулируемых, склеротических членов еврозоны, таких как Греция и Португалия.

Иностранные критики, однако, хотят, чтобы Германия поработала с этой формулой. Высокий экспорт страны и слабое потребление создают положительное сальдо торгового баланса, которое уступает только Китаю по величине. После финансового кризиса Германия оказалась под давлением, чтобы поднять свой внутренний спрос за счет снижения налогов или повышения заработной платы, чтобы протянуть руку помощи экспортерам в остальной Европе и США

.

Немногие в Германии слушают.Г-жа Меркель утверждает, что немецкие потребители откроют свои кошельки по собственному желанию, если они уверены, что состояние финансов хорошее. Это противоречивая идея среди экономистов, но с политической точки зрения она хорошо сочетается с немецкими избирателями, которые в культурном отношении не склонны к долговым обязательствам, будь то собственные или государственные.

Вот почему долговой кризис на периферии еврозоны, который вынудил Германию помочь Греции, Ирландии и Португалии, вызывает столько гнева.Многие немецкие избиратели, страдающие от многолетнего ограничения заработной платы и урезания льгот, чувствуют, что платят за поддержку других стран евро, которые не предприняли таких же реформ.

Немецкие политики, играя в свою домашнюю галерею, иногда оскорбляют другие европейские страны — например, когда г-жа Меркель недавно заявила, что южные европейцы тратят слишком много времени в отпуске.

«Германия считает это полностью добродетельным», — говорит г-н Хейсбург из Международного института стратегических исследований.В результате, по его словам, невозможно понять, что помощь еврозоне, которая вводит жесткие меры экономии для граждан Греции и Португалии, также является спасением немецких банков, которые ссужали слишком много денег по всей Европе.

«Мадам Нон»

Сама госпожа Меркель стала горячей точкой для критиков. Они обвиняют ее в отсутствии видения бывшего канцлера. Гельмут Коль, кто видел европейскую интеграцию как исторический долг и гарант мира в Европе.

Но такая возвышенная евро-риторика больше не эффективна, «потому что мир в Европе больше не ставится под сомнение», — говорит Фолькер Пертес, директор Немецкого института международных отношений и безопасности. «Вам нужно объяснять людям больше, чем раньше, почему бремя для немецких налогоплательщиков в их интересах. Это приводит к риторике национальных интересов, которую Коль не использовал», — говорит г-н Пертес.

В прошлом году г-жа Меркель подверглась критике в Европе за то, что она сдерживала ответ еврозоны на ее долговой кризис, получив прозвище «Мадам Нон» за ее отказ от просьб о помощи.Этой весной г-жа Меркель попыталась взять на себя ответственность и разрешить кризис. Она утверждала, что только экономический рост может освободить страны евро от долгов, и предложила пакет структурных реформ по образцу недавнего капитального ремонта Германии. Среди ее идей: всем странам следует повысить пенсионный возраст и принять поправки к сбалансированному бюджету.

Предложения, сделанные после редких консультаций, натолкнулись на тевтонский диктат, вызвав негативную реакцию даже со стороны обычных друзей Германии по ЕС, таких как Австрия и Нидерланды.

В последние недели Берлин вызвал дальнейшее беспокойство в Европе, настаивая на реструктуризации долгов Греции по облигациям. Этот план снизил бы расходы на спасение Греции для немецких налогоплательщиков. Но Европейский центральный банк, поддерживаемый Францией, опасался, что эта мера приведет к новой финансовой панике в более слабых странах-членах евро. Г-жа Меркель отказалась 17 июня, согласившись просить держателей облигаций только о «добровольном» вкладе в спасение Греции.

«К Германии растут требования продемонстрировать больше лидерства, но когда Германия пытается это сделать, ее критикуют за неуклюжесть», — говорит г-н.Пертес. «США знакомы с этой дилеммой лидерства и имеют многолетний опыт решения этой проблемы. Но для наших политических лидеров это в новинку», — говорит он.

Ливии нет помощи

Не только ЕС беспокоится о новой непредсказуемости Германии. Союзники по НАТО обеспокоены возрождением пацифистской позиции под руководством министра иностранных дел Германии Гвидо Вестервелле.

Немецкий пацифизм после Второй мировой войны долгое время терпели и даже приветствовали в Европе, пострадавшей от германского милитаризма.Но с 1990-х годов предполагалось, что Германия снова станет «нормальной» страной, которая принимала участие в многосторонних интервенциях в раздираемых войной странах, таких как Косово и Афганистан.

Когда Совет Безопасности ООН проголосовал за военное вмешательство в Ливию, Германия воздержалась, порвав со своими союзниками по НАТО. Германия даже отозвала свои корабли из военно-морских патрулей НАТО в Средиземном море, поскольку теперь такие патрули обеспечивают соблюдение санкционированного ООН эмбарго на поставки оружия полковнику Муаммару Каддафи.

Выступая перед парламентом Германии, г.Вестервелле отрицал, что страна была изолирована, потому что она проголосовала так же, как «важные страны и партнеры, такие как Бразилия, Индия, Россия и Китай».

Подразумевалось, что в новой внешнеполитической доктрине Германии страны БРИК — быстро развивающиеся новые экспортные рынки Германии — взаимозаменяемы с Западом в качестве партнеров Германии в зависимости от обстоятельств.

Многих немецких законодателей не устраивает политика г-на Вестервелле, а г-жа Меркель приложила усилия для восстановления отношений внутри НАТО.Но опросы общественного мнения показали, что обычные немцы не хотят иметь ничего общего с ливийским конфликтом, как и их министр иностранных дел.

«Некоторые немцы стали пацифистами и забыли об ответственности», — говорит г-н Глос, консервативный законодатель. «Пацифизм обходится дешево, когда другие управляют конфликтами».

Многие другие европейские страны также смотрят внутрь себя, говорит Ульрике Геро, старший научный сотрудник Европейского совета по международным отношениям в Берлине.«Но мы, немцы, должны понять, что мы значим больше, чем другие в Европе», — говорит она.

— Брайан Блэкстоун и Мэри М. Лейн внесли свой вклад в эту статью.

Г-н Уокер — штатный корреспондент The Wall Street Journal в Берлине. С ним можно связаться по адресу [email protected]

Copyright © 2020 Dow Jones & Company, Inc. Все права защищены. 87990cbe856818d5eddac44c7b1cdeb8

Почему экономика Германии настолько сильна? Семь причин

1.Важная роль промышленности

В Германии доля промышленности в валовой добавленной стоимости составляет 22,9%, что является самым высоким показателем среди стран G7. Наиболее сильными секторами являются автомобилестроение, электротехническая промышленность, машиностроение и химическая промышленность.

2. Высокая экспортная квота

Вместе с Китаем и США Германия входит в тройку крупнейших стран-экспортеров. В 2017 году Германия экспортировала товаров на сумму 1 278,9 млрд евро. Экспортная квота составляла почти 40 процентов, в промышленности — более 50 процентов.

3. Открытая экономика

Судя по важности внешней торговли для валового внутреннего продукта (ВВП), Германия является наиболее открытой экономикой среди стран G7. Квота внешней торговли в настоящее время составляет 84,4 процента — это сумма импорта и экспорта по отношению к ВВП. Для сравнения, квота США составляет 26,7%.

4. Высокопроизводительное среднее предприятие

Средние предприятия составляют основу экономики Германии. Другими словами, компании с годовым оборотом менее 50 миллионов евро и менее 500 сотрудников.В этом секторе экономики занято 99,6% немецких компаний. Более 1000 из этих компаний являются так называемыми скрытыми чемпионами, то есть часто публично менее известными лидерами международного рынка.

5. Лучшее место проведения выставки

Германия — лучшее место в мире для организации международных выставок. Две трети крупнейших мировых промышленных событий проходят в Германии. Ежегодно десять миллионов посетителей посещают около 150 международных торговых ярмарок и выставок.

6. Сильные экономические центры

Наиболее важными экономическими центрами Германии являются мегаполисы Мюнхен (высокие технологии), Штутгарт (автомобилестроение), Рейн-Неккар (химическая промышленность, информационные технологии), Франкфурт-на-Майне (финансы) и Гамбург (порт, авиастроение, СМИ). . Берлин / Бранденбург — самый сильный регион для стартапов.

7. Хорошая занятость

Германия приближается к полной занятости. В июне 2018 года количество безработных составило 2 человека.2 миллиона. Это самый низкий уровень с момента воссоединения. Крупнейшие немецкие работодатели — Volkswagen (642 000 сотрудников по всему миру), Deutsche Post (519 000), Robert Bosch (402 000), Schwarz-Gruppe (розничная торговля, 400 000) и Siemens (372 000).

© www.deutschland.de

Германия стимулировала экономику Европы. Что происходит, когда двигатель глохнет?

Опасное состояние экономики еврозоны станет первым испытанием для Кристин Лагард, когда она сменит Марио Драги на посту президента Европейского центрального банка в октябре.Ожидается, что г-н Драги объявит о новом пакете стимулирующих мер в следующем месяце, но г-жа Лагард должна будет подумать о том, что может сделать центральный банк, если ситуация ухудшится.

Сегодня в бизнесе

Когда в среду официальное статистическое управление Германии сообщило, что во втором квартале экономика сократилась на 0,1 процента, по всему миру на фондовых рынках прокатились волны потрясения. Реакция отразила степень, в которой Германия задает тон континенту.

В Германии самая большая экономика еврозоны, на которую приходится более четверти объема производства блока. В нем больше всего людей, 83 миллиона человек, и больше всего рабочих, которые помогают поддерживать экономику почти любой другой страны. Список стран Европейского Союза, считающих Германию своим торговым партнером №1, длинен. В него входят Франция, Италия, Нидерланды, Бельгия, Словакия и Швеция.

Отношения иногда граничат с зависимостью. На Германию приходится 27 процентов внешней торговли Польши.По данным Всемирного банка, на долю Великобритании, второго торгового партнера Польши, приходится всего 6 процентов.

Поставщики по всей Европе получают большую часть своей выручки от продаж крупным немецким производителям, таким как Daimler, Siemens и ThyssenKrupp. Но эти компании борются.

Daimler, производитель автомобилей Mercedes-Benz, с октября выпустил три предупреждения о прибыли. Компания Siemens, продукция которой включает высокоскоростные поезда и оборудование для производителей нефти и газа, в этом месяце сообщила о 6-процентном снижении чистой прибыли.А рейтинговая фирма Moody’s на этой неделе понизила рейтинг долга ThyssenKrupp до уровня мусора, что свидетельствует о том, что гигантская сталелитейная компания считается риском дефолта.

Европа борется с множеством других бед. Первое место в списке занимает Италия с застойной экономикой, нестабильным правительством и одним из самых высоких долговых бремени в мире, что дает ей возможность спровоцировать новый финансовый кризис.

Высокая цена экономической политики Германии для Европы и США — Комментарий

Канцлер Германии Ангела Меркель жестом обращается к представителям СМИ после саммита Европейского Союза (ЕС).

JOHN THYS | AFP | Getty Images

На Германию приходится почти треть экономики зоны евро, а ее двусторонняя торговля товарами с Европой и США составила в прошлом году 1,8 триллиона евро (2 триллиона долларов).

Таким образом, торговля Германии оказывает существенное влияние на эти две в высшей степени открытые экономические системы, составляющие две трети промышленно развитых стран мира.

К сожалению, вместо того, чтобы действовать в качестве конструктивного члена международного сообщества, Германия затаскивает свою экономику, позволяя спросу и производству стагнировать большую часть прошлого года — и едва успевает компенсировать ноль.6% рост.

Все это время Германия продолжала жить за счет своих торговых партнеров, одновременно читая лекции всем желающим об экономической политике, яростно осуждая поддержку, оказываемую льготными условиями кредитования в зоне евро, и безжалостно нападая на якобы националистические планы Вашингтона. Все потому, что давно назревшее решение Соединенных Штатов сократить свои чрезмерные торговые дисбалансы противоречит меркантилизму Германии.

Действительно какая-то наглость из страны, разорившей соседа, с практически мертвой экономикой, почти 2% профицита бюджета от ВВП и, безусловно, самым большим в мире положительным сальдо торгового баланса в размере 290 миллиардов долларов — хрестоматийный пример экономики, которая должна энергично расширять политика управления спросом.

Систематическое невыполнение этого требования Германией привело к разрушительному рыночному вердикту.

За последние пять лет доходность немецкого DAX (в долларовом выражении) составляла ничтожные 3,7% в год по сравнению со звездными 13% промышленного индекса Доу-Джонса. И что еще хуже: за этот промежуток времени некоторые из ведущих немецких производственных брендов потеряли более половины своей стоимости акций.

Неудивительно, что немцы продолжают перекладывать вину на Европейский центральный банк за «ограбление» вкладчиков с низкими и отрицательными процентными ставками.

Германия находится в непреодолимом хаосе управления, но это не должно быть причиной, по которой Берлин не осуждает его эгоистичную и неевропейскую экономическую политику.

Вашингтон представляет собой особую загадку в этом отношении с его очевидным отсутствием озабоченности, в то время как Германия продолжает убивать европейский рынок, на который приходится четверть американского экспорта. Берлин также играет ключевую роль в установлении вопиюще дискриминационного отношения ЕС к автомобилям и сельскохозяйственной продукции США, среди прочего.

В результате экспорт товаров из США в Германию в прошлом году составил менее половины продаж Германии в США. Отчасти из-за этого объем продаж США в ЕС был более чем на треть ниже, чем то, что европейцы продолжали продавать в США. рынки.

И Вашингтон все еще принимает немецкие крики об эгоцентричном национализме?

Печально то, что ни США, ни ключевые европейские партнеры Германии (Франция, Италия и Испания), похоже, не полны решимости изменить экономическую политику Берлина.

Смысл этого изменения просто заключался бы в том, чтобы (а) обеспечить большую часть экономического роста Германии за счет внутреннего спроса, (б) диверсифицировать направления экспортных продаж, (в) заменить экспорт за счет местного производства и (г) стимулировать устойчивый рост политика в странах ЕС, страдающих от бедности, высокого уровня безработицы и отставания в экономическом развитии.

Фактически, такое изменение экономической политики Германии также имело бы заслугу самоанализа.

Берлин, например, сейчас сталкивается с болезненной истиной о том, что неэффективное экономическое управление его восточными штатами создало питательную среду для социального недовольства, политического экстремизма и межрелигиозного насилия.

Бездумная иммиграционная политика в 2015 году только подлила масла в огонь, подпитывая и распространяя ксенофобию как одну из наиболее трудноразрешимых социально-политических проблем, которыми сейчас занимаются высшие судебные органы ЕС и Германии.

Проевропейская политика Германии могла бы быть полезной. Что, если, например, Германия предложила в то время свои вакансии некоторым из 17 миллионов европейских соискателей? И, оглядываясь назад, было ли разумно со стороны Германии в 2007 году опровергнуть французскую идею «Союза Средиземноморья» для решения проблем Северной Африки — пресловутого «мягкого изнанки» Европы?

Франция имела в виду меры экономического развития, чтобы предотвратить массовые миграции отчаянно бедных людей, ищущих выживания.Но тогда, как и сейчас, то, что произошло, напоминает немецкие препятствия и бесхозяйственность с трагическими последствиями.

Вашингтон может — и решительно должен — помочь ради жизнеспособного трансатлантического сообщества и защиты западного мирового порядка.

Кричащий матч госсекретаря Майка Помпео с немцами в прошлую субботу на Мюнхенской конференции по безопасности показывает, что в руках США серьезный европейский кризис.

Комментарий Михаила Ивановича, независимого аналитика, специализирующегося на мировой экономике, геополитике и инвестиционной стратегии.Он работал старшим экономистом в ОЭСР в Париже, экономистом-международником в Федеральном резервном банке Нью-Йорка и преподавал экономику в Колумбийской школе бизнеса.

Переоценка энергоресурсов страны

Многосторонняя система глобального управления, основанная на правилах, испытывает все большее давление. Многосторонние торговые переговоры под эгидой Всемирной торговой организации (ВТО) зашли в тупик, в то время как дискриминационный двусторонний подход, экономический национализм и протекционизм процветают, что ведет к более фрагментированной мировой экономике.Парижское соглашение по защите климата — несмотря на огромный многосторонний успех, подписанное 197 странами — находится под угрозой из-за того, что США, второй по величине источник выбросов парниковых газов в мире, решили выйти из него к 2020 году. Важные региональные опоры стабильности, такие как НАТО и ЕС, кажутся больше хрупкие, ведущие деятели ставят под сомнение их жизнеспособность или даже отказываются от членства. В более фундаментальном плане идеал и основы либерального миропорядка, кажется, подвергаются сомнению — порядка, в котором страны сотрудничают через многосторонние институты, основанные на общих ценностях, таких как демократия, открытые рынки и международное верховенство закона (Maihold 2018).

Прежде всего, глобальная смена власти подрывает этот существующий либеральный порядок, который был установлен на Западе после Второй мировой войны и распространился на другие части мира после окончания холодной войны в 1989/90 году, все еще находясь под властью Запада. лидерство. Такие страны, как Китай, Индия, Бразилия и Россия, среди прочих, возникли политически и экономически, требуя большего количества голосов и / или мест за столом в таких учреждениях, как Совет Безопасности ООН, Международный валютный фонд (МВФ) и Всемирный банк.Они используют свое влияние для перекалибровки нормативных краеугольных камней либеральной системы путем переосмысления таких понятий, как права человека, рыночная экономика и право на самоопределение (Boyle 2016: 49). Некоторые развивающиеся страны начали создавать альтернативные структуры, например Новый банк развития БРИКС и Соглашение о условных резервах, институты, которые отражают Всемирный банк и МВФ. Более того, они действуют более активно и в одностороннем порядке, что отражено в стратегических инициативах Китая в Африке и Азии.Все эти события приводят к полицентричному миру, а не к миру с доминированием Запада, как это было до сих пор, не в последнюю очередь потому, что традиционные « законодатели » и получатели помощи в развивающемся мире теперь могут обратиться к альтернативным державам и тем самым избежать доминирования США и Европы (Boyle 2016 , Hillebrand 2019).

Кроме того, политические изменения во многих западных странах ослабили идею многосторонности. Некоторые политические деятели обвиняют неолиберальную глобализацию и многосторонние институты, которые ее представляют, в подрыве демократически узаконенной политики, такой как справедливое корпоративное налогообложение и высокие социальные и экологические стандарты.Другие занимаются популистской политикой «идентичности», продвигая антилиберальные, пронационалистические курсы. Они дискредитируют многосторонние компромиссы и длительные переговоры, оплакивая утрату национального суверенитета. Одновременно к власти пришел новый тип политического лидера: тот, который, кажется, сосредоточен на узко определенных национальных интересах и результатах с нулевой суммой, а не на общих выгодах глобальных общественных благ. Соответственно, краткосрочные гибкие силовые коалиции предпочтительнее долгосрочных стратегических альянсов; а популистские демонстрации силы, ориентированные на национальную аудиторию, заменяют сдержанность и умеренность, как, например, продемонстрировал подход президента США Трампа к торговому конфликту с Китаем, где публичные угрозы, похоже, преобладают над функциональной дипломатией.

На фоне этих событий я намерен исследовать потенциал Германии для (будущего) лидерства, по-новому взглянув на энергетические ресурсы страны. Мой главный аргумент заключается в том, что Германия, несмотря на некоторые слабые места, например, в военных вопросах, имеет определенные ресурсы для оказания силы, в первую очередь в экономических делах и в Европе. Однако даже эти существующие сильные стороны не могут считаться само собой разумеющимися в меняющемся мире, поэтому стране необходимо инвестировать в свои энергетические ресурсы, чтобы укрепить свой лидерский потенциал.

Этот документ способствует более широким политическим и академическим дебатам о роли Германии в международных делах, поскольку к стране предъявляются требования более активно участвовать в защите и (со) лидерстве в либеральном мировом порядке. В частности, ожидается, что Германия возьмет на себя большую ответственность в международных конфликтах, таких как Ливия, Сирия и Иран, или по таким вопросам, как изменение климата, международный терроризм и протекционизм (Larres 2018, Szabo 2017, The Economist 2017, Giegerich and Терхалле 2016).В Европе призывы к лидерству Германии возникли в контексте конфликта на Украине, беженцев и особенно кризисов еврозоны (Bruno and Finzi 2018). Фактически, журнал Time Magazine выбрал канцлера Германии Ангелу Меркель «Человеком года» 2015 года, представив ее как «канцлера свободного мира» (Vick 2015).

Пока что обязательства Германии были неоднозначными (Giegerich and Terhalle 2016, Matthijs 2015, Schoeller 2017): в сирийской войне страна в основном оставалась в стороне.Однако он действовал совместно с постоянными членами Совета Безопасности ООН, заключив ядерную сделку с Ираном, хотя и отказался участвовать в военных наблюдательных миссиях в Ормузском проливе, крупном международном водном пути, который является одним из горячие точки в растущей напряженности между Ираном и Западом. В украинском кризисе Германия взяла на себя дипломатическое лидерство в тандеме с Францией и выступила посредником в сделке между Россией и Украиной, которая сдерживала, но не решала конфликт (Fix 2018).Страна продвигалась вперед в кризисе с беженцами 2015 года, отменив уже нарушенное Евросоюзом Дублинское постановление и приняв сотни тысяч беженцев, хотя ей пришлось отступить, поскольку многие другие члены ЕС отказались последовать ее примеру. Во время кризиса еврозоны Германия использовала свою экономическую и финансовую мощь для спасения евро, но ее критиковали за то, что она действовала « слишком поздно » и « слишком мало », переложив бремя решающих спасательных мер на Европейский центральный банк ( ЕЦБ), который взял на себя роль кредитора последней инстанции (Schoeller 2017, Hillebrand 2015).Следовательно, Германию называют «региональным гегемоном» (Crawford 2010), но также и несколько «сопротивляющимся гегемоном» (Paterson 2011). Другие называют Германию «геоэкономической державой» (Szabo 2017, Kundnani 2011), страной, которая преследует свои экономические интересы с помощью экономических средств, но не играет роли в вопросах безопасности и обороны .

Ниже я подробно остановлюсь на концептуальной структуре энергоресурсов, прежде чем применять эту концепцию к случаю Германии.

Концептуальные основы

Власть является предпосылкой для влияния и лидерства (Krotz and Schild 2013: 22). Без власти или, по крайней мере, ощущения власти страна не может убедить, подтолкнуть или заставить других изменить свое поведение желаемым образом. Власть, в свою очередь, зависит от различных ресурсов, которые на теоретическом уровне могут быть извлечены из различных школ международных отношений (см. Диаграмму; Tallberg 2008, Krotz and Schild 2013, Schoeller 2017, Barnett and Duvall 2005):

  • Во-первых, с точки зрения реалиста могущественные страны располагают «твердыми» материальными ресурсами, которые на совокупном уровне включают «территорию, население, экономическую мощь, военный потенциал, технологическое развитие, политическую стабильность и административный потенциал» (Tallberg 2008: 689).Государства с большой совокупной властью могут «уговаривать и уговаривать более слабые стороны подчиниться посредством угроз и обещаний» (Tallberg 2008: 689), используя экономические и / или военные средства для стимулирования или принуждения. У них обычно более широкий спектр возможностей, и они могут выделить больше ресурсов на политический курс. Хотя высокий общий показатель могущества можно отнести к традиционным сверхдержавам, некоторые страны обладают материальной властью только для решения конкретных вопросов политики, таких как экономика или вооруженные силы, или они обладают мощью только в пределах своего конкретного региона.Например, экономически сильная страна с небольшим военным потенциалом или без него будет иметь влияние в международных экономических делах, но в меньшей степени — в вопросах войны и мира.
  • Во-вторых, страны получают власть через институциональные позиции и правила в международных организациях, например, через (постоянное) членство в Совете Безопасности ООН (с правом вето), когда требуется единогласие или при смене председательства в Совете министров ЕС . Таким образом, несмотря на то, что Великобритания гораздо менее населена, чем Индия, она имеет постоянное место в Совете Безопасности и, следовательно, больше полномочий, когда дело доходит до принятия резолюций ООН.Точно так же небольшие государства-члены ЕС увеличивают свое влияние, когда требуется единогласие или когда они получают информационные преимущества, будучи председателем Совета ЕС, устанавливая повестку дня или контролируя законодательные процедуры. Кроме того, заполнение должностей в международных организациях своими гражданами помогает получить влияние и получить доступ к информации.

Институциональная власть работает не только внутри, то есть через позиции или механизмы внутри организации, но также как инструмент для проецирования государственной власти в глобальном масштабе (Barrett and Duval 2005).Формируя правила и политику международной организации, страна может косвенно усилить свою мощь. Ларрес, например, считает, что глобальное влияние США коренится в международных институтах, в которых доминируют США, таких как Бреттон-Вудс, ООН и НАТО, которые продвигают такие ценности США, как «демократия, капитализм и либеральный социальный порядок» (2015: 24). Таким образом, США удалось создать неформальную западную империю, в которой они взяли на себя ведущую роль и осуществляли контроль без территориальных аннексий или формальной власти над своими союзниками (Destradi 2010: 910).

  • В-третьих, с точки зрения конструктивиста нематериальная мягкая сила увеличивает ресурсы власти страны. Легитимность лидерства и хорошая репутация создают доверие и, таким образом, побуждают других следовать за ним с большей охотой. То же самое и с убедительными идеями и представлениями о будущем развитии. Мягкая сила также зависит от лиц, которые представляют государства на международной арене. Личный авторитет и экспертные знания помогают политикам расширять возможности своей страны, завоевывая доверие и уважение участников переговоров, что, в свою очередь, может облегчить убеждать других и формировать коалиции.Внутриполитическая ситуация также может сыграть важную роль. С одной стороны, правительствам может быть полезно иметь широкую внутреннюю поддержку, поскольку это дает им свободу действий в переговорах. С другой стороны, критическая аудитория дома может использоваться как угроза в международных переговорах. Например, электорат евроскептиков помогал правительствам Великобритании в прошлом получить уступки на переговорах с ЕС, такие как скидки в бюджет Великобритании и отказ от необходимости вводить евро (Fioretos 2001).

В то время как совокупные ресурсы жесткой силы и конкретные проблемы кажутся наиболее важными для объяснения влияния страны, институциональная и мягкая сила не являются альтернативными, а дополнительными ресурсами. Например, «материальные» средние державы могут получить влияние относительно своего размера, когда им выгодна международная институциональная структура или когда их политические лидеры пользуются уважением благодаря своим дипломатическим способностям.

Тем не менее, одни лишь силовые ресурсы не гарантируют лидерства и влияния.Действительно ли страна использует власть, как и с какой целью, зависит от конкретной ситуации (Maull 2018: 474). Природа и возникновение кризисов; государственная стратегия; готовность применить силовые ресурсы; а наличие и поведение других претендентов на лидерство и потенциальных последователей — все это критические переменные для осуществления власти. Более того, энергоресурсы меняются со временем и в зависимости от решаемой проблемы. Однако для оценки лидерских способностей страны имеет смысл проанализировать основные ресурсы власти как необходимую квалификацию для лидерства.

Материальные энергетические ресурсы Германии — реалистичная перспектива

Оценка ресурсов жесткой силы Германии выявляет неоднозначную картину (см. Таблицу ниже). По численности населения страна занимает первое место в ЕС и 17 -е место в мире , что, естественно, наделяет ее влиянием, по крайней мере, в Европе. Его расположение и территория в самом сердце Европы также придают ему значение. Что наиболее важно, сила Германии опирается на ее экономику. Среди стран с высоким уровнем дохода Германия занимает одно из первых мест по показателям ВВП и ВВП на душу населения.Хотя менее 20 лет назад страну называли « больным человеком Европы », реформа рынка труда и налогов, ограничение заработной платы и привлечение внешних ресурсов в страны с низкой заработной платой помогли экономике Германии вернуться на правильный путь и хорошо пережить Великую рецессию с безработицей. ставки достигли рекордно низкого уровня в 3,4 процента в 2018 году (Eurostat 2019a). Важная «среднеазиатская отрасль» (МСП) страны породила множество так называемых «скрытых чемпионов», то есть в основном семейные компании с брендами, обычно неизвестными широкой публике, но с технологическим лидерством и высокой видимостью в своей нише глобального рынка.Одним из наиболее важных показателей экономического успеха Германии является ее огромный профицит текущего счета, хотя он также является ключевым моментом международной критики. Тем не менее, с точки зрения Германии, это означает конкурентоспособность бизнеса, потенциал для экономии и размер активов, находящихся за рубежом. Следовательно, государственные финансы находятся в хорошем состоянии с точки зрения профицита бюджета, относительно низкого уровня валового государственного долга и рейтингов рынка капитала, так что правительство может легко мобилизовать финансовые ресурсы, например, в случае крупного экономического спада.

Германия также извлекает выгоду из политической стабильности. Восемь глав правительств с 1949 года занимали свои посты в среднем 8,5 лет. В этот период в большинстве других западных стран произошла более высокая смена политических лидеров: 13 президентов США, 16 премьер-министров Великобритании, 10 президентов Франции и даже 29 премьер-министров Италии. Китай видел шесть высших лидеров, а Советский Союз / Россия — шесть генеральных секретарей / три президента. Хотя политические маргиналы в последнее время выросли: правая Альтернатива для Германии (AfD) на подъеме, все еще доминирующие политические партии — консервативная ХДС / ХСС , социал-демократ SPD , Зеленые и либеральные FDP — согласовать принципы многих вопросов внешней и европейской политики, включая членство Германии в ЕС и НАТО, а также открытые границы ( The Economist 2017).Несмотря на важные различия, существует общий консенсус относительно специфического немецкого варианта капитализма, так называемого Ордолиберализма , экономической школы, которая ставит правила над дискреционной экономической политикой, а сторону предложения — над управлением спросом (Hillebrand 2015). Эта стабильность дала немецким канцлерам прочную почву — в пределах границ, — с которой можно спорить и действовать в международных делах.

Несмотря на эти сильные стороны, потенциал Германии ограничен.По общему признанию, Германия была четвертым по величине экспортером оружия в мире в период с 2014 по 2018 год (SIPRI 2019), но с точки зрения собственного военного потенциала страна относительно слаба. В отличие от других сопоставимых стран, он не обладает никакими средствами ядерного сдерживания, а его вооруженные силы относительно невелики и плохо оснащены (см. Таблицу выше), не в последнюю очередь из-за низкой доли военных расходов, что является постоянным объектом критики со стороны партнеров по НАТО. В отличие от США и большей части Азии, Африки и Латинской Америки, Германия, как и другие европейские страны, Япония и Китай, претерпевает значительные демографические изменения с абсолютным сокращением населения на 3 человека.6 процентов на 2050 год по сравнению с 2017 годом. Низкие коэффициенты рождаемости также связаны со старением населения: в 2050 году глобальный средний возраст, по прогнозам, составит 36,2 года, а в Германии — 49,2 года (данные о населении: UN DESA 2019). Уменьшение и старение населения подразумевает резкий отход от европейского влияния и плохо отражается на относительно стабильных государственных финансах Германии и ее потенциале экономического роста, учитывая ожидаемое снижение совокупного спроса, налоговых поступлений и рабочей силы.

Как показал резкий спад промышленного производства, экспорта и темпов роста ВВП с середины 2019 года ( The Guardian 2019), модель роста Германии, ориентированная на экспорт, также может превратиться в препятствие.Экономика сильно зависит от внешнего спроса, например, из США и Китая, соответственно первого и третьего направлений немецкого экспорта в 2018 году (Destatis 2019). Эти рынки стали менее открытыми для немецких товаров из-за роста протекционизма, охлаждения экономики Китая и его стратегического поворота к тому, чтобы стать крупным поставщиком высоких технологий и, следовательно, конкурентом, а не получателем немецких высоких технологий. . В ЕС законодательство о едином рынке гарантирует свободную торговлю, но текущие макроэкономические дисбалансы в еврозоне в конечном итоге потребуют перебалансировки с уменьшением экспорта / увеличением импорта для Германии.Тем не менее, внутренний спрос увеличивался лишь медленно, после того как был снижен из-за высокого уровня безработицы (средний уровень 8,8 процента в период с 1995 по 2010 год; Eurostat 2019a), низкого роста заработной платы, бюджетных сокращений и вялых государственных и частных инвестиций. Дефицит инвестиций — это обратная сторона огромного профицита экспорта и сопутствующего вывоза капитала, что приводит к ухудшению государственной инфраструктуры и основных фондов экономики. Германия также сильно зависит от открытых рынков со стороны импорта, что вызвано интернационализацией цепочек поставок многих компаний и нехваткой природных ресурсов, особенно энергии.Импорт энергии составляет две трети потребностей страны в энергии (Eurostat 2019b). Следовательно, более стратегический или политически загруженный подход со стороны стран, экспортирующих природные ресурсы, особенно сильно ударит по Германии, например, в отношении поставок нефти и газа из России, а также китайских месторождений полезных ископаемых, таких как редкоземельные элементы, или, во все большей степени, его контроля над африканскими ресурсами.

Забегая вперед, немецкая экономика кажется уязвимой и на структурном уровне. Такие отрасли, как автомобилестроение, машиностроение, химическая промышленность и электрическое оборудование, до недавнего времени процветали, но опираются на базовые инновации прошлого века или даже раньше.На протяжении десятилетий давним компаниям удавалось доводить свою продукцию до совершенства за счет постепенных инноваций, и эта стратегия была основой сравнительного преимущества страны. Однако скандал с дизельным двигателем, когда производители автомобилей манипулировали двигателями, чтобы якобы соответствовали экологическим стандартам, показывает, что производители в одном из ключевых секторов Германии испытывают серьезные трудности с удовлетворением запросов потребителей и требований законодательства. Кроме того, Германия сравнительно слаба в отраслях с передовыми технологиями 21 -го -го века.В таких секторах, как генная инженерия, электронный транспорт, услуги передачи данных и информационные технологии, существует относительно немного немецких компаний, которые могут формировать международные рынки и устанавливать глобальные стандарты. Следовательно, создается впечатление, что промышленная база Германии, ее экономический хребет, дает сбой с серьезными последствиями для всей экономики.

Подводя итог, в то время как совокупная структурная мощь Германии ограничена ее слабым военным потенциалом, демографическими проблемами и потенциальной экономической уязвимостью, страна (по-прежнему) обладает значительными ресурсами силы в двух областях: в экономической сфере и в Европе, особенно в ЕС.

Институциональная власть

Наиболее важные институциональные ресурсы власти Германии находятся в тех же областях, что и материальные. Хотя стране не удалось получить постоянное место в Совете Безопасности ООН, который занимается вопросами внешней политики и безопасности, она сыграла значительную роль в ключевых организациях глобального экономического и валютного порядка после 1945 года, то есть в МВФ. , Всемирный банк и ГАТТ / ВТО (Kahler, 2016). В МВФ и Всемирном банке Германия занимает четвертое место по количеству голосов с 5 голосами.32 и 3,96 процента, соответственно, после США, Китая и Японии. В двух основных директивных органах — Исполнительном совете МВФ и Совете директоров Всемирного банка — Германия занимает одну из немногих должностей постоянных директоров, в то время как большинство других стран объединены в группы, состоящие из нескольких стран. Вместе с другими западными странами Германия может блокировать пересмотр квот, то есть изменения в управлении финансами и принятием решений организациями. Традиционно управляющий директор МВФ и президент Всемирного банка были соответственно западноевропейцами и американцами, а с 2000 по 2004 год у руля МВФ стоял немец.

Кроме того, страна является членом форумов G7 и G20 глав государств и правительств, которые объединяют крупнейшие промышленные и развивающиеся экономики. Хотя эти сети не имеют формальных полномочий по принятию решений или финансовых ресурсов для расходования, они, возможно, играют ключевую роль в качестве «руководящего комитета мировой экономики» (Schirm 2013: 687). Например, «Группа двадцати» сформировала реформу квот МВФ 2010 года и проложила путь к Базельскому соглашению III по регулированию финансового рынка, которое впоследствии одобрил формально ответственный Базельский комитет (Schirm 2013).Членство в этих форумах дает доступ к информации и обсуждениям, а также дает возможность формировать коалиции с другими, чтобы предотвращать или продвигать международную экономическую политику. Кроме того, их чередование президентств позволяет влиять на них через определение повестки дня. Во время своего председательства в «Группе восьми» в 2007 году Германия подтолкнула своих коллег к принятию научных результатов Международной группы экспертов по изменению климата, согласно которым изменение климата, скорее всего, является антропогенным и, следовательно, требует установления целевых показателей сокращения выбросов CO 2 (Bundesregierung 2007 ).На уровне G20 Германия встала на сторону Китая, Японии и других нетто-экспортеров, чтобы противостоять давлению со стороны стран с дефицитом торгового баланса, таких как США, которые потребовали политических действий для сокращения профицита.

Помимо экономических дел, Германия может опираться на значительную институциональную власть в ЕС. Во-первых, Германии удалось «загрузить» некоторые из своих предпочтений в области управления на уровень ЕС (Miskimmon and Paterson 2006). Это особенно верно для еврозоны, где независимый, ориентированный на стабильность цен ЕЦБ, пункт об отказе от финансовой помощи и Пакт о стабильности и росте отражают экономическую парадигму Германии Ordoliberal (Matthijs 2016: 142).Институционализировав свои предпочтения на европейском уровне, Германия — по крайней мере в принципе — смогла установить границы будущей денежно-кредитной и налогово-бюджетной политики; хотя пока и со смешанным результатом, учитывая очень мягкую денежно-кредитную политику ЕЦБ и высокий уровень долга нескольких южных стран ЕС в последние годы. Во-вторых, Германия является самым густонаселенным государством-членом ЕС с долей населения 16,13 процента в 2017 году (абсолютные данные см. В таблице выше), что напрямую влияет на политическую власть.Страна обладает наибольшим количеством мест в Европейском парламенте — 96 из 751. По крайней мере формально она имеет наибольшее влияние в Совете, где имеет значение численность населения: государства-члены, представляющие не менее 65 процентов населения ЕС, должны поддерживать решения. . Это, в свою очередь, означает, что Германия — единственный член, которому нужны всего три партнера, чтобы достичь 35,1-процентного порога для блокирования решений Совета. В-третьих, Германия вносит наибольший вклад в финансы ЕС и, следовательно, может заключать или разрывать финансовые сделки.Это проявилось во время кризиса еврозоны, поскольку Германия была критически важной страной с достаточными средствами и доверием со стороны рынков капитала, чтобы облегчить схему финансовой помощи для других членов еврозоны.

В период с 2008 по 2018 год правительству Германии удалось увеличить количество немцев на профессиональных или руководящих должностях в международных организациях и учреждениях ЕС примерно с 5 500 до 8 000 (Deutscher Bundestag 2019). Например, в МВФ немцы составляют третью по величине национальную группу среди управленческого персонала (уровни персонала МВФ B01-B05) после США и Великобритании и шестое место по величине на профессиональном уровне (классы A09-A15) (Deutscher Bundestag 2019 : 20).В Группе Всемирного банка доля немецкого персонала осталась неизменной, в то время как количество немцев на более высоких уровнях управления увеличилось (Deutscher Bundestag 2019). В ВТО немцы составляют шестой по величине национальный контингент профессиональных и руководящих кадров (уровень 6 ВТО или выше) и занимают каждую четвертую должность заместителя генерального директора (Deutscher Bundestag 2019: 7). Наличие сотрудников на управленческом и профессиональном уровне обеспечивает Германии ценные многоуровневые связи с международными организациями, позволяя получить доступ к информации и экспортировать политические перспективы Германии (такие как Ордолиберализм ), которые, в свою очередь, могут определять будущее действия.

Несмотря на эти успехи, последние тенденции в международной политике хуже отражают институциональные ресурсы власти Германии. Действительно, Германия хорошо представлена ​​и даже частично перепредставлена ​​в тех многосторонних экономических и валютных институтах, которые составляют западный либеральный порядок. Однако именно эти учреждения теряют эффективность и значение. Как упоминалось выше, развивающиеся страны требуют большего голоса или обходят эти институты, создавая альтернативные институты, такие как Новый банк развития БРИКС, или действуя в одностороннем порядке, как Китай с его инициативой «Один пояс, один путь».Точно так же некоторые лидеры вернулись к односторонним действиям в ущерб сотрудничеству и многосторонности. Все это подрывает мощь Германии через многосторонние институты из-за их уменьшения значения и меньшего количества партнеров со схожими ценностями и интересами в международном сотрудничестве (Maihold 2018).

Точно так же быть крупнейшим государством-членом ЕС не обязательно гарантирует формирование власти в Европе или во всем мире. В рамках ЕС Германия или группа стран могут взять на себя инициативу только в том случае, если другие государства-члены захотят последовать этому примеру.Это требует от каждого члена готовности идти на компромисс и соблюдать законодательство ЕС, даже если он голосовал против такого законодательства при голосовании простым или квалифицированным большинством в ЕС. Положительным примером является Brexit: до сих пор ЕС-27 были в состоянии найти и сохранить общую позицию по отношению к Великобритании, давая им возможность вести переговоры, хотя сам Brexit ослабит Союз. Страны-члены ЕС также единодушно поддержали санкции против России в украинском конфликте. Внедряя санкции в европейский контекст, Германия смогла усилить давление на Россию (Fix 2018: 506).

Однако во многих других областях политики ЕС, похоже, трудно согласовывать и проводить в жизнь общие политики, например, в отношении миграции и пограничного контроля; институциональное будущее еврозоны; защита демократических и конституционных ценностей; и иметь дело с иностранным влиянием Китая или России на европейские дела. Хотя история ЕС показывает, что найти точки соприкосновения между государствами-членами часто было трудно, растущий популизм и возвращение к националистической политике предвещают особенно плохие последствия для будущей способности ЕС идти на компромисс.В самом деле, даже если бы ЕС удалось выступить единым голосом, глобальное влияние Европы на сохранение либерального мирового порядка уменьшилось бы, учитывая сокращение доли европейцев в мировом населении с 9,8 процента в 2018 году до 7,3 процента в 2050 году, в то время как Африка и Азия достигнет долей в 25,6 и 54,3 процента соответственно (UN DESA 2019). Аналогичный сдвиг неизбежен в экономической сфере, где вместо ЕС и США Китай и Индия явно выйдут вперед с точки зрения ВВП (PwC 2017).

В целом, Германия обладает значительными институциональными ресурсами силы для использования в международных экономических делах и в ЕС.Однако упадок многосторонности и снижение интереса многих правительств к сотрудничеству значительно подрывают эти ресурсы власти.

Нематериальные ресурсы и ресурсы мягкой силы

Третий тип влияния проистекает из нематериальных мягких ресурсов, включая легитимность, опыт, идеи и доверие, которым обладает страна и ее представители. Здесь Германия снова занимает первое место в экономических и внутриевропейских делах, в то время как ей не хватает авторитета в вопросах международной безопасности и обороны, учитывая ее нерешительный и упорный подход.Авторитет страны в экономических делах обусловлен в первую очередь ее собственными хорошими экономическими и финансовыми показателями, которые стали возможными благодаря реформам бюджета, рынка труда и социального обеспечения 2000-х годов. Это подтверждают высокие рейтинги финансовых рынков, опережающие все другие крупные экономики, кроме Канады и Австралии. Во время кризиса еврозоны Германии удалось наложить свой отпечаток на антикризисную политику с помощью парадигмы «деньги в обмен на реформы», с акцентом на Ордолиберальные реформы со стороны предложения и жесткую бюджетную экономию, а не на кейнсианское управление спросом (Hillebrand 2015; Matthijs 2016).Успех — и связанные с ним финансовые средства — помогли убедить других последовать руководству Германии.

В Европе Германия приобрела доверие благодаря Vergangenheitsbewältigung, подходу страны к преодолению своего нацистского прошлого и общей политике сдержанности в военных делах. Благодаря историческим и культурным связям, он действовал как мост между Восточной и Западной Европой, часто воспринимаясь как защитник меньших государств-членов ЕС.С самого начала европейской интеграции страна заняла проевропейскую позицию, о чем свидетельствует ее участие во всех крупных интеграционных проектах с ЕС, в целом проевропейский консенсус электората и гражданского общества и готовность правительства принять на себя роль кассира (Matthijs 2016: 141). Однако в последние годы правительства Германии столкнулись с серьезными проблемами. Канцлер Меркель столкнулась с трудностями при прохождении пакетов помощи Греции через парламент, а рост критически важной для ЕС партии AfD , которая стала крупнейшей парламентской оппозиционной партией в бундестаге , после выборов 2017 года, ослабляет проевропейский консенсус.Тем не менее, в отличие от правительств Великобритании, у Германии никогда не было возможности использовать критически важный для ЕС электорат, чтобы выторговать скидки или отказаться от интеграции в ЕС.

Кроме того, часть институциональной структуры Германии функционирует как источник силы. Решающая роль немецкого парламента в европейских делах и конституционный суд, выступающий за интеграцию, ограничивают исполнительную власть и тем самым «действуют как надежное обязательство» (Schoeller 2017: 11) перед Европой. Политическая стабильность и долгое пребывание в должности ведущих политиков обеспечивают их высокий статус на переговорах в ЕС и на международных переговорах, основанный на авторитете, знаниях и опыте в отношении юридических процедур, прошлых решений и предпочтений участников переговоров (Tallberg 2008: 701).Канцлер Меркель, которая находится у власти почти 14 лет, является примером из учебника. Вследствие федералистской конституции и избирательной системы пропорционального представительства федеральные правительства традиционно состоят из коалиций нескольких политических партий, которые также часто должны находить консенсус с первой палатой парламента, Бундесрат . Последний представляет 16 штатов и часто находится в руках оппозиционных партий. Фактически, правительственный подход сверху вниз практически невозможен, и немецким лидерам необходимы «навыки построения коалиции, лидерства по согласию, терпеливого и настойчивого ведения переговоров» (Maull 2018: 463).Все эти характеристики настоятельно необходимы в международной дипломатии, особенно в дипломатии ЕС.

Однако, в зависимости от конкретного случая, вышеупомянутые сильные стороны могут также превратиться в слабые стороны. Больная экономика подорвет легитимность Германии, основанную на успехе, и снизит привлекательность ее экономической парадигмы Ордолиберализма . Германия также в некоторой степени уникальна среди великих держав тем, что ее электорат в основном не поддерживает иностранные военные операции и активную роль Германии в международных конфликтах в целом (Giegerich and Terhalle 2016, Maull 2018).В отличие от авторитарных правительств, демократически избранное правительство не может игнорировать общественное мнение и позицию активного гражданского общества без каких-либо затрат (Boyle 2016: 44). Более того, правительствам Германии необходимо одобрение парламента для любого военного развертывания, которое гарантирует демократическое обоснование, но замедляет и затрудняет участие в совместных военных действиях. Канцлеры Германии также обычно ограничены своими коалиционными соглашениями и тем фактом, что они должны учитывать не только свою собственную политическую партию, о чем свидетельствует воздержание Германии при голосовании в Европейском Совете по новому президенту Европейской комиссии в июле 2019 года, несмотря на то, что кандидат является немец национальный.

Заключение

В целом, Германия извлекла выгоду из глобального и европейского либерального порядка. Экономика процветала в режиме все более открытых границ (Langhammer et al., 2017), а многостороннее обеспечение безопасности, в первую очередь через НАТО и внутри ЕС, позволило стране значительно сократить военные расходы после окончания холодной войны. . Следовательно, в интересах Германии сохранить многосторонний статус-кво. Однако кризис основанного на правилах порядка и отсутствие сильного либерального руководства заставляют страну стать более активной на международном уровне, помимо нынешнего предоставления средств, дипломатических навыков и ограниченного военного развертывания.Сможет ли Германия обеспечить такое лидерство, зависит от силовых ресурсов страны, хотя другие переменные также имеют решающее значение, например, характер кризисов, стратегические цели страны, ее политических лидеров и наличие других лидеров, партнеров и сторонников.

Некоторые энергоресурсы Германии в основном фиксированы или, по крайней мере, их трудно изменить. Таким образом, негативные демографические перспективы страны и Европы, а также сдвиг экономической и политической власти с Запада на Восток будет трудно изменить, в то время как необходимо будет принять необходимую адаптацию многосторонних институтов и сопутствующий отказ от привилегий, например, в отношении права голоса и должности.Кроме того, глобальная волна популизма, возрождение национализма и ментальность многих новых лидеров «нулевой суммой» — это недавние события, от которых Германия не является ни полностью исключенной, ни достаточно мощной, чтобы свергнуть их в одностороннем порядке.

Тем не менее, Германия могла усовершенствовать и усилить другие ресурсы силы, тем самым поддерживая или даже увеличивая основу своего глобального и европейского влияния. Во-первых, как правительство уже предвидело, стране придется больше инвестировать в собственную безопасность и оборону.В частности, ему придется увеличить свои военные расходы, как уже было обещано НАТО; укрепить европейские системы обороны; и публично обсудить необходимость и степень поддержки военных во время отступления Америки. Во-вторых, Германии придется модернизировать свою экономику. Государственные и частные инвестиции в инфраструктуру, цифровизацию, социальное равновесие, образование и профессиональную подготовку так же важны, как исследования и инновации для поддержания экономических и, следовательно, финансовых возможностей. Это также требует более гибкого подхода к экономической политике, особенно в отношении еврозоны, и изменения баланса модели роста, ориентированного на экспорт.Меньшая зависимость от внешнего спроса и — с переходом энергетики на возобновляемые источники энергии — меньшая потребность в импорте энергии повысили бы независимость страны и ее легитимность в качестве экономического образца для подражания. В-третьих, в жизненно важных интересах Германии укреплять ЕС как гарант мира и стабильности в Европе и средство влияния в концерте мировых великих держав. Это включает в себя готовность реформировать и передать суверенитет с национального на европейский уровень в определенных областях политики, таких как оборона, убежище / миграция, энергетика и, по крайней мере, частично, еврозона.Это также влечет за собой развитие дипломатии и сетей взаимоотношений с единомышленниками из малых и средних стран в Европе и за ее пределами.

Укрепляя свои ресурсы власти, Германия может заложить основы для более активного руководства и осуществления власти. Это отвечало бы интересам либерального мирового порядка, а значит, и его собственным интересам.

Библиография

Барнетт, Майкл и Рэймонд Дюваль (2015) «Власть в международной политике», Международная организация 59, 39-75

Бойл, Майкл Дж.(2016) «Грядущий нелиберальный порядок», Survival 58: 2, 35-66

Бруно, Валерио А. и Джакомо Финци (2018) «Лидерство в десятилетии кризиса — в конце концов, неплохо», Немецкая политика и общество 36: 4, 50-77

Bundesregierung (2007) ‘Durchbruch beim Klimaschutz’, Заявление для прессы, 7 июня 2007 г., доступно по адресу http://www.g-8.de/nn_

/Content/DE/Artikel/G8Gipfel/2007-06-07-g8- klimaschutz.html (последний доступ: 26 июня 2019 г.)

Кроуфорд, Беверли (2010) «Нормативная сила нормального государства: власть и революционное видение во внешней политике Германии после стены», German Politics and Society 28 (2), 165-184

Destatis (2019), Außenhandel: Rangfolge der Handelspartner im Außenhandel der Bundesrepublik Deutschland, доступно по адресу https: // www.destatis.de/DE/Themen/Wirtschaft/Aussenhandel/Tabellen/rangfolge-handelspartner.pdf?__blob=publicationFile (последний доступ: 6 августа 2019 г.)

Дестради, Сандра (2010) «Региональные державы и их стратегии: империя, гегемония и лидерство», Обзор международных исследований 36, 903-930

Deutscher Bundestag (2019) ‘Sechster Bericht der Bundesregierung zur deutschen Personalpräsenz in internationalen Organisationen‘ Unterrichtung der Bundesregierung , Drucksache 19/10770, доступно по адресу http: // dip21.bundestag.de/dip21/btd/19/107/1

  • 0.pdf (последний доступ: 28 июня 2019 г.)

    The Economist (2017) «Доктрина Меркель: Германия не новый лидер свободного мира», Печатное издание, 8 th июль 2017 г.

    Евростат (2019a) Уровень безработицы — годовые данные , доступно по адресу: https://ec.europa.eu/eurostat/databrowser/view/tipsun20/default/table?lang=en (последний доступ: 5 сентября 2019 г.)

    Евростат (2019b) Энергетическая зависимость , доступно по адресу: https: // ec.europa.eu/eurostat/tgm/table.do?tab=table&init=1&language=de&pcode=t2020_rd320&plugin=1&tableSelection=1 (последний доступ: 15 июня 2019 г.)

    Фиоретос, Орфео (2001) «Внутренние источники многосторонних предпочтений: разновидности капитализма в Европейском сообществе» в Питере А. Холле и Дэвиде Соскисе (ред.), Варианты капитализма: институциональные основы сравнительного преимущества , Оксфорд : Oxford University Press, 213-244

    Fix, Liana (2018) «Различные« оттенки »немецкого могущества: внешняя политика Германии и ЕС во время конфликта на Украине» German Politics 27: 4, 498-515

    Гигерих, Бастиан и Максимилиан Терхалле (2016) «Мюнхенский консенсус и цель власти Германии», Survival 58: 2, 155–166

    The Guardian (2019) «Германия может вступить в рецессию, предупреждает центральный банк», 19 августа 2019 г., доступно по адресу: https: // www.theguardian.com/world/2019/aug/19/germany-likely-to-head-into-recession-bundesbank-warns (последний доступ: 22 августа 2019 г.)

    Хиллебранд, Райнер (2015) «Германия и ее политика в отношении кризиса в еврозоне: влияние ордолиберального наследия страны», Политика и общество Германии 114, 33: 1/2 (весна / лето 2015), 6-24

    Хиллебранд, Райнер (2019) «МВФ и Всемирный банк» в Клаусе Ларресе и Рут Виттлингер (ред.), Понимание глобальной политики: действующие лица и темы в международных отношениях , Абингдон: Рутледж, 201–217

    Калер, Майлз (2016) «Глобальные экономические многосторонние отношения: хватит ли восьмидесяти лет?», Global Governance 22, 1-9

    Кротц, Ульрих и Иоахим Шильд (2013) Формируя Европу.Франция, Германия и встроенная двусторонняя политика от Елисейского договора до политики XXI века, , Oxford: Oxford University Press.

    Кунднани, Ханс (2011) «Германия как геоэкономическая держава», The Washington Quarterly 34/3, 31-45

    Лангхаммер, Рольф, Вольфганг Лехталер, Стефан Рейц и Меваэль Ф. Тесфаселасси (2017) «Германия ставит долгосрочную цель устойчивости выше краткосрочной цели оживления мировой экономики», Рабочие документы IAI 17/17, Апрель 2017 г., Instituto Affari Internazionali (IAI), Рим,

    Ларрес, Клаус (2015) «Сверхдержавы и международное управление: история« Могущество — правильно »?», Caucasus International 5 (2), 19-34

    Ларрес, Клаус (2018) «Ангела Меркель и Дональд Трамп — ценности, интересы и будущее Запада», German Politics 27 (2), 193-213

    Maihold, Günther (2018) ‘Spieglein, Spieglein: Selbstbezug und Machtpolitik bestimmen die internationale Ordnung.Deutsche Außenpolitik muss umdenken. ‘, Internationale Politik und Gesellschaft, доступно по адресу https://www.ipg-journal.de/rubriken/aussen-und-sicherheitspolitik/artikel/spieglein-spieglein-2676/ (последний доступ: 5 августа 2019)

    Matthijs, Matthias (2016) «Три лица немецкого лидерства», Survival 58: 2, 135-154

    Maull, Hanns W. (2018) «Отражающий, гегемонистский, геоэкономический, гражданский…? Загадка власти Германии » Политика Германии 27: 4, 460-478

    Мискиммон, Алистер и Уильям Э.Патерсон (2006) «Адаптация к Европе? Внешняя политика Германии, внутренние ограничения и ограничения европеизации после объединения »в Hanns W. Maull (ed.), German’s Uncertain Power: Foreign Policy of the Berlin Republic , Basingstoke: Palgrave Macmillan, 29-46

    Патерсон, Уильям Э. (2011) «Неохотный гегемон? Германия занимает центральное место в Европейском союзе », Journal of Common Market Studies 49 Annual Review, 57-75

    PWC (2017) Долгосрочная перспектива: как изменится мировой экономический порядок к 2050 году? , отчет, доступен по адресу https: // www.pwc.com/gx/en/world-2050/assets/pwc-the-world-in-2050-full-report-feb-2017.pdf (последний доступ: 6 августа 2019 г.)

    Ширм, Стефан А. (2013) «Глобальная политика — это внутренняя политика: социальный подход к расхождению в G20», Review of International Studies 39, 685-706

    Шоллер, Магнус Г. (2017) «Обеспечение политического лидерства? Три тематических исследования неоднозначной роли Германии в кризисе еврозоны », Journal of European Public Policy 24: 1, 1-20

    SIPRI (2019) Мировая торговля оружием: США усиливают доминирующее положение; потоки оружия на Ближний Восток резко увеличиваются, говорится в сообщении SIPRI, SIPRI для СМИ, 11 марта 2019 г., доступно по адресу https: // www.sipri.org/media/press-release/2019/global-arms-trade-usa-increases-dominance-arms-flows-middle-east-surge-says-sipri (последний доступ: 5 сентября 2019 г.)

    Сабо, Стивен Ф. (2017) «Германия — от гражданской власти к геоэкономической формирующей державе», Немецкая политика и общество Выпуск 124, 35 (3), 38-54

    Таллберг, Йонас (2008) «Сила на переговорах в Европейском совете», Journal of Common Market Studies 46 (3), 685-708

    UN DESA (Департамент по экономическим и социальным вопросам Организации Объединенных Наций) (2017) World Population Prospects: The 2019 Revision , пользовательские данные получены через веб-сайт, https: // население.un.org/wpp/DataQuery/ (последний доступ: 6 августа 2019 г.)

    Вик, Карл и С. Шустер (2015) «Канцлер свободного мира», Time Magazine, декабрь 2015 г., доступно по адресу https://time.com/time-person-of-the-year-2015-angela -merkel / (последний доступ: 30 июля 2019 г.)

    Дополнительная литература по электронным международным отношениям

    Экономический и политический обзор Германия

    Обзор экономики

    Для получения последних обновленных данных об основных экономических ответах правительств по устранению экономических последствий пандемии COVID-19, пожалуйста, обратитесь к платформе отслеживания политики МВФ.

    Германия является крупнейшей экономической державой в Европе и четвертой в мире. Однако из-за вспышки пандемии COVID-19 экономика страны, по оценкам, сократилась на 4,9% в 2020 году (МВФ). Фактически, производственный сектор, хотя и не затронутый ограничениями напрямую, продемонстрировал сильное сокращение своей активности из-за ограниченного спроса как на внутреннем, так и на внешнем рынках; в то время как услуги гостеприимства и досуга были особенно ограничены мерами дистанцирования и проблемами со здоровьем как во время первой, так и во второй волны эпидемии.Ожидается, что восстановление частного потребления и экспорта будет стимулировать рост в 2021 и 2022 годах (3,6% и 3,4% соответственно — прогноз МВФ на апрель 2021 года), хотя многое будет зависеть от глобальной ситуации с COVID-19.

    После падения впервые за 18 лет ниже 60% Маастрихтского критерия, отношение долга Германии к ВВП резко увеличилось в 2020 году, достигнув 68,9%. Это произошло из-за беспрецедентных мер по борьбе с пандемией COVID-19 и стабилизации экономики, на долю которых пришлось 4.По данным Европейской комиссии, 7% ВВП в 2020 году и 2,1% в 2021 году. Более того, около 38% ВВП было предоставлено на поддержку ликвидности в виде государственных гарантий по кредитам. Ясно, что бюджет 2020 года не мог продолжить политику «schwarze Null» (нулевого долга), государственный баланс, по оценкам, превратился в дефицит в размере 2,6% ВВП. Ожидается, что в этом году дефицит увеличится до 4% ВВП, а затем снизится до 0,3% в 2022 году. Кроме того, ожидается, что отношение долга к ВВП вырастет до 70,3% в этом году и упадет до 67.3% в следующем году. Инфляция потребительских цен в 2020 году оценивалась в 0,4% из-за удешевления энергии и снижения НДС, которое произошло во второй половине года. Ожидается, что в 2021 году он вырастет до 2,2%, но в 2022 году доходность снизится до менее 1,5% из-за избыточных мощностей в секторе услуг и низкого спроса. Сальдо текущего счета Германии должно оставаться положительным, но оно значительно сократится, поскольку экспорт падает быстрее, чем импорт из-за низкого спроса со стороны основных деловых партнеров страны.

    Безработица выросла на 0,8% в период с февраля по июль 2020 года и оценивалась в 4,2% в 2020 году (рост на 1,4% по сравнению с рекордным минимумом, достигнутым в середине 2019 года). Уровень безработицы должен оставаться стабильным в этом и следующем году, несмотря на негативные экономические последствия пандемии COVID-19 (4,4% в 2021 году и 3,7% в 2022 году, по данным МВФ). С ВВП на душу населения (ППС) в 56 052 долларов США, Германия входит в число самых богатых стран мира (Всемирный банк). Тем не менее, по данным Destatis, около 17.4% населения страны подвержены риску бедности или социальной изоляции (2019 г., последние данные доступны), и ожидается, что это соотношение увеличится после кризиса COVID-19.

    Основные показатели 2018 2019 2020 (д) 2021 (д) 2022 (д)
    ВВП (миллиарды долларов США) 3,00 3,00 3,00 4,00 4.00
    ВВП (постоянные цены, годовое изменение в%) 1,3 0,6 -4,9 3,6 3,4
    ВВП на душу населения (долл. США) 47 46 45 51 55
    Сальдо государственного бюджета (в% ВВП) 1,3 1,3 -2,6 -4,0 -0,3
    Валовой долг сектора государственного управления (в% ВВП) 61.6 59,6 68,9 70,3 67,3
    Уровень инфляции (%) 2,0 1,4 0,4 2,2 1,1
    Уровень безработицы (% от рабочей силы) 3,4 3,2 4,2 4,4 3,7
    Текущий счет (в миллиардах долларов США) 292,39 274,08 269.58 327,00 320,96
    Текущий счет (в% ВВП) 7,4 7,1 7,1 7,6 7,0

    Источник: МВФ — База данных «Перспективы развития мировой экономики», апрель 2021 г.

    Примечание 1: (e) Оценочные данные

    Основные отрасли промышленности

    Сельскохозяйственный сектор Германии довольно ограничен: он дает всего 0,8% ВВП и обеспечивает занятость 1% рабочей силы страны (Всемирный банк, 2019).Основные сельскохозяйственные продукты включают молоко, свинину, сахарную свеклу, картофель, пшеницу, ячмень и зерновые. По данным национального статистического управления Destatis, в Германии насчитывается около 266 700 сельскохозяйственных угодий, большинство из которых являются индивидуальными предпринимателями, что означает, что большинство фермеров ведут свой бизнес самостоятельно или со своими семьями. Около 19 900 хозяйств занимаются органическим сельским хозяйством. После вспышки пандемии COVID-19 Германия объявила сельскохозяйственную и пищевую промышленность системно важным сектором, и правительство запустило программу помощи ликвидности и программу кредитных гарантий для компаний, занимающихся первичным производством сельского хозяйства, лесного хозяйства, садоводства, виноградарства, рыболовства, и аквакультура, пострадавшая от кризиса COVID-19.

    Промышленный сектор составляет около 26,8% ВВП, в нем занято 27% рабочей силы страны. Германия — самая промышленно развитая страна Европы, и ее экономика хорошо диверсифицирована: автомобильная промышленность является крупнейшим сектором страны, но Германия также сохраняет другие специализированные сектора, включая машиностроение, электрическое и электронное оборудование и химические продукты. Производственная деятельность сосредоточена в основном в землях Баден-Вюртемберг и Северный Рейн-Вестфалия, где более половины из 1600 немецких производственных компаний, признанных лидерами мирового рынка.По сравнению с февралем 2020 года, за месяц до введения ограничений из-за пандемии COVID-19 в Германии, промышленное производство в октябре 2020 года было на 4,9% ниже с учетом сезонных колебаний и календаря, а производство в автомобильной промышленности снизилось на 6%. (Destatis).

    Сектор услуг Германии является ведущим работодателем (72% рабочей силы) и обеспечивает 62,4% ВВП страны. Рост сектора в последние годы был в основном обусловлен высоким спросом на услуги, связанные с бизнесом, и развитием новых технологий, которые способствовали созданию совершенно новых отраслей в третичном секторе.Немецкая экономическая модель в значительной степени опирается на плотную сеть малых и средних предприятий (МСП), часто очень открытых для международной среды: согласно последним данным Destatis, около 57% от общего числа занятых лиц работают в МСП, причем доля лиц, занятых на микропредприятиях, составляет 18%, при этом 22% работают на малых и 17% — на средних предприятиях. Кризис COVID-19 оказал сильное влияние на все подсекторы услуг, особенно пострадал туризм: согласно отчету, опубликованному Всемирным советом по путешествиям и туризму (WTTC), Германия, как ожидается, потеряет около 38 миллиардов евро. к значительному снижению количества иностранных туристов.Сильно пострадала и ресторанная индустрия: общий оборот с марта по август 2020 года был на 40,5% ниже, чем за тот же период годом ранее (Destatis).

    Разбивка экономической деятельности по отраслям Сельское хозяйство Промышленность Услуги
    Занятость по секторам (в% от общей занятости) 1,2 26,8 72.1
    Добавленная стоимость (в% ВВП) 0,8 26,8 62,4
    Добавленная стоимость (годовое изменение,%) 2,3 -2,4 1,7

    Источник: Всемирный банк, 2017 г., Последние доступные данные.

    25 крупнейших экономик мира

    Десять стран в первой десятке по номинальному ВВП на текущий момент U.Южнокорейский доллар
    Страна Номинальный ВВП (в триллионах) ВВП, скорректированный по ППС (в триллионах) Годовой рост (%) ВВП на душу населения (в тысячах)
    США $ 21,43 $ 21,43 2,2% $ 65 298
    Китай $ 14,34 23 доллара.52 6,1% $ 10 262
    Япония $ 5,08 $ 5,46 0,7% 40 247 долларов США
    Германия $ 3,86 $ 4,68 0,6% 46 445 долларов США
    Индия $ 2,87 $ 9,56 4,2% 2100 долл. США
    Соединенное Королевство $ 2,83 $ 3,25 1,5% 42 330 долл. США
    Франция 2 доллара.72 $ 3,32 1,5% 40 493,9 долл. США
    Италия 2,00 $ $ 2,67 0,3% 33 228,2 долл. США
    Бразилия $ 1,84 $ 3,23 1,1% $ 8 717
    Канада $ 1,74 $ 1,93 1,7% $ 46 195

    Взаимодействие с другими людьми

    1. США

    • 2019 Номинальный ВВП в текущих США.С.Долларов: 21,43 триллиона долларов
    • ВВП с поправкой на ППС 2019 года в текущих международных долларах: 21,43 трлн долларов США
    • Рост ВВП в 2019 году: 2,2%
    • Номинальный ВВП на душу населения в текущих долларах США в 2019 г .: $ 65 298

    Экономика США является крупнейшей в мире по номинальному ВВП. Наибольший вклад в этот ВВП вносит сектор услуг экономики, который включает финансы, недвижимость, страхование, профессиональные и деловые услуги, а также здравоохранение.Взаимодействие с другими людьми

    В США относительно открытая экономика, что способствует гибкому бизнес-инвестированию и прямым иностранным инвестициям в страну. Это доминирующая геополитическая держава в мире, которая способна поддерживать большой внешний государственный долг как производитель основной мировой резервной валюты. Экономика США находится на переднем крае развития технологий во многих отраслях, но она сталкивается с растущими угрозами в виде экономического неравенства, роста затрат на здравоохранение и социальную защиту и ухудшения инфраструктуры.Взаимодействие с другими людьми

    2. Китай

    • Номинальный ВВП в 2019 году в текущих долларах США: 14,34 трлн долларов США
    • ВВП с поправкой на ППС 2019 в текущих международных долларах: 23,52 трлн долларов
    • Рост ВВП в 2019 г.: 6,1%
    • Номинальный ВВП на душу населения в текущих долларах США в 2019 г .: 10 262 долл. США

    У Китая второй по величине номинальный ВВП в мире в текущих долларах и самый большой по ППС. При ежегодном росте, который постоянно опережает рост США, Китай в ближайшие годы может стать крупнейшей экономикой в ​​мире по номинальному ВВП.Взаимодействие с другими людьми

    По мере того как Китай постепенно открывал свою экономику за последние четыре десятилетия, экономическое развитие и уровень жизни значительно улучшились. Поскольку правительство постепенно отказалось от коллективизации сельского хозяйства и промышленности, допустило большую гибкость рыночных цен и увеличило автономию предприятий, возросла внешняя и внутренняя торговля и инвестиции. В сочетании с промышленной политикой, стимулирующей внутреннее производство, это сделало Китай экспортером номер один в мире.Несмотря на эти преимущества, Китай сталкивается с некоторыми серьезными проблемами, такими как быстрое старение населения и серьезная деградация окружающей среды.

    3. Япония

    • Номинальный ВВП в текущих долларах США в 2019 г .: 5,08 триллиона долларов
    • ВВП с поправкой на ППС 2019 в текущих международных долларах: 5,49 трлн долларов
    • Рост ВВП в 2019 году: 0,7%
    • Номинальный ВВП на душу населения в текущих долларах США в 2019 г .: $ 40 247

    Япония — третья по величине экономика в мире.В 2019 году ВВП страны превысил отметку в 5 триллионов долларов. Благодаря тесному сотрудничеству между правительством и промышленностью, а также передовым технологическим ноу-хау построена производственная и экспортно-ориентированная экономика Японии. Многие крупные японские предприятия организованы в виде сетей взаимосвязанных компаний, известных как Кэйрэцу. После потерянного десятилетия 1990-х годов и воздействия мировой Великой рецессии в Японии в последние годы произошел всплеск роста в рамках политики премьер-министра Синдзо Абэ. Однако Япония бедна природными ресурсами и зависит от импорта энергии, особенно после общего закрытия ее атомной энергетики после аварии на Фукусиме 2011 года.Япония также борется с быстро стареющим населением.

    4. Германия

    • Номинальный ВВП в 2019 году в текущих долларах США: 3,86 трлн долларов США
    • ВВП с поправкой на ППС 2019 года в текущих международных долларах: 4,68 трлн долларов США
    • Рост ВВП в 2019 г.: 0,6%
    • Номинальный ВВП на душу населения в текущих долларах США в 2019 г .: $ 46 445

    Четвертое место среди мировых экономик занимает Германия с ВВП 3,86 триллиона долларов. Германия также является крупнейшей экономикой Европы.Германия является ведущим экспортером автомобилей, оборудования, химикатов и других промышленных товаров и имеет высококвалифицированную рабочую силу. Однако Германия сталкивается с некоторыми демографическими проблемами на пути экономического роста. Низкий уровень рождаемости затрудняет замену стареющей рабочей силы, а высокий уровень чистой иммиграции создает нагрузку на систему социального обеспечения.

    5. Индия

    • Номинальный ВВП в текущих долларах США в 2019 г .: 2,87 триллиона долларов
    • ВВП с поправкой на ППС на 2019 год в текущих международных долларах: 9 долларов США.56 трлн
    • Рост ВВП в 2019 году: 4,2%
    • Номинальный ВВП на душу населения в текущих долларах США в 2019 г .: $ 2100

    Индия является пятой по величине экономикой в ​​мире с ВВП в 2,87 триллиона долларов в 2019 году, что более чем на 4% выше, чем в 2018 году. Из-за большого населения Индия имеет самый низкий ВВП на душу населения в нашем списке. Экономика Индии смесь традиционного сельского хозяйства и ремесел наряду с быстро развивающейся современной промышленностью и механизированным сельским хозяйством. Индия является крупным экспортером технологических услуг и бизнес-аутсорсинга, а сектор услуг составляет значительную долю ее экономического производства.Либерализация экономики Индии с 1990-х годов ускорила экономический рост, но негибкое регулирование бизнеса, широко распространенная коррупция и постоянная бедность создают проблемы для продолжающегося роста.

    6. Соединенное Королевство

    • Номинальный ВВП в текущих долларах США в 2019 г .: 2,83 трлн долларов
    • ВВП с поправкой на ППС 2019 года в текущих международных долларах: 3,25 трлн долларов США
    • Рост ВВП в 2019 году: 1,5%
    • 2019 Номинальный ВВП на душу населения в текущих U.Южнокорейские доллары: 42 330 долл. США

    Соединенное Королевство занимает 6-е место в мире по величине экономики. В 2019 году ее ВВП составил 2,83 триллиона долларов, что на 1,4% больше, чем в предыдущем году. Движущей силой экономики Великобритании является большой сектор услуг, особенно в сфере финансов, страхования и бизнес-услуг. Широкие торговые отношения страны с континентальной Европой были значительно осложнены резолюцией о Брексите после голосования 2016 г. о выходе из Европейского Союза. По состоянию на 31 января 2020 г.К. официально не является членом ЕС, но спорные переговоры о торговых отношениях между ними все еще продолжаются.

    7. Франция

    • Номинальный ВВП в 2019 году в текущих долларах США: 2,72 трлн долларов США
    • ВВП с поправкой на ППС 2019 в текущих международных долларах: 3,32 трлн долларов
    • Рост ВВП в 2019 году: 1,5%
    • Номинальный ВВП на душу населения в текущих долларах США в 2019 г .: $ 40 494

    В 2019 году Франция имела ВВП в размере 2,72 триллиона долларов, занимая седьмое место в мире.Туризм — важная отрасль, и Франция ежегодно принимает больше всего посетителей из любой страны. Франция — это смешанная экономика, в которой есть много частных и получастных предприятий в самых разных отраслях. Однако государство по-прежнему активно участвует в некоторых ключевых секторах, таких как оборона и производство электроэнергии. Приверженность французского правительства экономическому вмешательству в пользу социального равенства также создает некоторые проблемы для экономики, такие как жесткий рынок труда с высоким уровнем безработицы и большим государственным долгом по сравнению с другими странами с развитой экономикой.Взаимодействие с другими людьми

    8. Италия

    • Номинальный ВВП в текущих долларах США в 2019 г .: 2,00 триллиона долларов
    • ВВП с поправкой на ППС 2019 в текущих международных долларах: 2,67 трлн долларов США
    • Рост ВВП в 2019 г.: 0,3%
    • Номинальный ВВП на душу населения в текущих долларах США в 2019 г .: 33 228 долларов США

    Восьмой по величине ВВП в мире принадлежит Италии — даже 2,00 триллиона долларов, что на 0,3% больше, чем в 2018 году. Третья по величине экономика еврозоны, экономика Италии и уровень развития заметно различаются по регионам, с более развитой, индустриальной экономикой на севере и слаборазвитые южные регионы.Италия постоянно сталкивается с вялым экономическим ростом из-за очень высокого государственного долга, неэффективной судебной системы, слабого банковского сектора, неэффективного рынка труда с хронически высокой безработицей среди молодежи и большой теневой экономики.

    9. Бразилия

    • Номинальный ВВП в 2019 году в текущих долларах США: 1,84 триллиона долларов
    • ВВП с поправкой на ППС 2019 года в текущих международных долларах: 3,23 трлн долларов США
    • Рост ВВП в 2019 году: 1,1%
    • 2019 Номинальный ВВП на душу населения в текущих U.Южнокорейские доллары: 8 717
    • долларов

    Бразилия является девятой по величине экономикой в ​​мире и крупнейшей в Южной Америке с ВВП в 1,84 триллиона долларов. Диверсифицированная экономика Бразилии охватывает весь спектр от тяжелой промышленности, такой как производство самолетов и автомобилей, до добычи минеральных и энергетических ресурсов. . Он также имеет крупный сельскохозяйственный сектор, что делает его крупным экспортером кофе и соевых бобов. Бразилия вышла из серьезной рецессии в 2017 году и попутно пострадала от ряда коррупционных скандалов высокого уровня.После этих событий Бразилия провела серию крупных экономических реформ, направленных на сокращение государственных расходов и долга, инвестирование в энергетическую инфраструктуру, снижение барьеров для иностранных инвестиций и улучшение условий на рынке труда.

    10. Канада

    • Номинальный ВВП в 2019 году в текущих долларах США: 1,74 триллиона долларов
    • ВВП с поправкой на ППС 2019 года в текущих международных долларах: 1,93 трлн долларов США
    • Рост ВВП в 2019 году: 1,7%
    • 2019 Номинальный ВВП на душу населения в текущих U.С.Доллары: 46 195 долларов США — 90 258 долларов.

    В 2019 году ВВП Канады составил 1,74 триллиона долларов, что замыкает первую десятку экономик мира по ВВП. В Канаде хорошо развит сектор добычи энергии, а доказанные запасы нефти находятся на третьем месте в мире. В Канаде также есть впечатляющие производственные секторы и сектор услуг, базирующиеся в основном в городских районах недалеко от границы с США. Отношения Канады в области свободной торговли с США означают, что три четверти канадского экспорта ежегодно направляется на рынок США. Тесные связи Канады с США.С. означают, что она развивалась во многом параллельно с крупнейшей экономикой мира.

    11. Россия

    • Номинальный ВВП в текущих долларах США в 2019 г .: 1,70 триллиона долларов
    • ВВП с поправкой на ППС 2019 в текущих международных долларах: 4,28 трлн долларов
    • Рост ВВП в 2019 году: 1,3%
    • Номинальный ВВП на душу населения в текущих долларах США в 2019 г .: $ 11 585

    Россия является 11-й по величине экономикой мира с ВВП в 1,70 триллиона долларов по состоянию на 2019 год1.На 3% выше, чем в 2018 году. Россия перешла к более рыночной экономике за 30 лет после распада Советского Союза, но государственная собственность и вмешательство в бизнес по-прежнему являются обычным явлением. Экономика России как ведущего экспортера нефти и газа, а также других полезных ископаемых и металлов очень чувствительна к колебаниям мировых цен на сырье.

    12. Южная Корея

    • Номинальный ВВП в 2019 году в текущих долларах США: 1,65 триллиона долларов
    • ВВП с поправкой на ППС на 2019 год в текущих международных долларах: $ 2.23 трлн
    • 2019 Рост ВВП: 2,0%
    • Номинальный ВВП на душу населения в текущих долларах США в 2019 г .: $ 31 846

    Южная Корея с ВВП в 1,65 триллиона долларов в 2019 году занимает 12-е место в мире по величине экономики. Экономика Южной Кореи — это история успеха 20-го века, которая сегодня прочно утвердилась как развитая индустриальная экономика. Известная своей стратегией роста за счет экспорта и доминированием своих чеболей (крупных бизнес-конгломератов), Южная Корея за последние десятилетия создала сеть соглашений о свободной торговле, которые охватывают 58 стран, на которые приходится более трех четвертей мирового ВВП.Это крупный производитель и экспортер электроники, телекоммуникационного оборудования и автомобилей. Однако благодаря этому прогрессу Южная Корея теперь также сталкивается с некоторыми из тех же проблем, с которыми сталкиваются многие другие страны с развитой экономикой, включая замедление роста и стареющую рабочую силу.

    13. Австралия

    • Номинальный ВВП на 2019 год в США: 1,40 трлн долларов США
    • ВВП с поправкой на ППС 2019 в текущих международных долларах: 1,36 трлн долларов
    • Рост ВВП в 2019 г .: 2.2%
    • Номинальный ВВП на душу населения в текущих долларах США в 2019 г .: $ 55 060

    Австралия является 13-й по величине экономикой в ​​мире с ВВП в 1,40 триллиона долларов в 2019 году. Австралия сочетает в себе относительно открытую внутреннюю экономику с разветвленной сетью соглашений о свободной торговле с торговыми партнерами по всему Азиатско-Тихоокеанскому региону. Это работает на преимущества богатых природных ресурсов Австралии и экспортных сельскохозяйственных отраслей. Однако это также сделало Австралию уязвимой к колебаниям мирового спроса на сырьевые товары и цен на энергоносители (уголь и природный газ), металлы (железная руда и золото) и сельскохозяйственные продукты (говядина и продукты из овец).Взаимодействие с другими людьми

    14. Испания

    • Номинальный ВВП в 2019 году в текущих долларах США: 1,39 триллиона долларов
    • ВВП с поправкой на ППС 2019 в текущих международных долларах: 1,99 трлн долларов
    • 2019 Рост ВВП: 2,0%
    • Номинальный ВВП на душу населения в текущих долларах США в 2019 г .: $ 29 600

    В 2019 году ВВП Испании составил 1,39 триллиона долларов, что сделало ее 14-й по величине экономикой в ​​мире по ВВП.Экономика Испании сильно пострадала во время Великой рецессии: уровень безработицы превысил 25% и растущий государственный долг, несмотря на попытки жесткой бюджетной экономии.В последние годы он восстановился, поскольку замедление инфляции и затрат на рабочую силу стимулировали иностранные инвестиции и повысили конкурентоспособность экспорта Испании, включая промышленное оборудование и продукты питания. Однако политическая нестабильность помешала правительству поддерживать дальнейшие экономические реформы.

    15. Мексика

    • Номинальный ВВП в текущих долларах США в 2019 г .: 1,27 триллиона долларов
    • ВВП с поправкой на ППС на 2019 год в текущих международных долларах: $ 2.63 трлн
    • Рост ВВП в 2019 году: -0,1%
    • Номинальный ВВП на душу населения в текущих долларах США в 2019 г .: $ 9846

    В 2019 году ВВП Мексики составил 1,27 триллиона долларов, что сделало ее 15-й по величине экономикой в ​​мире. За последние три десятилетия Мексика превратилась в производственную экономику в рамках ряда соглашений о свободной торговле с США, Канадой и 44 другими странами. . Многие крупные производители США интегрировали цепочки поставок с партнерами или предприятиями в Мексике.Мексика поддерживает экспорт различных товаров, включая бытовую электронику, автомобили и автозапчасти, а также нефть и сельскохозяйственную продукцию. Международная торговля наркотиками представляет собой постоянную проблему для развития Мексики, которая напрямую способствует насилию и коррупции в стране. Слабые правовые институты затрудняют регулирование и интеграцию крупной неформальной экономики, в которой занято более половины рабочей силы Мексики.

    16. Индонезия

    • 2019 Номинальный ВВП в текущих США.С. Долларов: 1,12 триллиона долларов
    • ВВП с поправкой на ППС 2019 в текущих международных долларах: 3,34 трлн долларов
    • Рост ВВП в 2019 г.: 5,0%
    • Номинальный ВВП на душу населения в текущих долларах США в 2019 году: 4136 долларов США

    Индонезия является 16-й по величине экономикой мира с ВВП в 1,12 триллиона долларов по состоянию на 2019 год. Экономика Индонезии является крупнейшей экономикой в ​​Юго-Восточной Азии и в основном основана на отраслях, экспортирующих сырьевые товары. Основные статьи экспорта включают уголь и нефтепродукты, а также сельскохозяйственные товары, пригодные для промышленного использования, такие как каучук и пальмовое масло.В Индонезии установлен институциональный предел дефицита национального бюджета на уровне 3% ВВП, что привело к относительно низкому долговому бремени и кредитному рейтингу инвестиционного уровня. Однако региональное неравенство, отсутствие инфраструктуры и коррупция в правительстве остаются проблемами для растущей экономики Индонезии.

    17. Нидерланды

    • Номинальный ВВП в 2019 году в текущих долларах США: 907,05 млрд долларов США
    • ВВП с поправкой на ППС 2019 в текущих международных долларах: 1,03 трлн долларов
    • Рост ВВП за 2019 год: 1.7%
    • Номинальный ВВП на душу населения в текущих долларах США в 2019 г .: $ 52 331

    Нидерланды являются 17-й по величине экономикой в ​​мире с ВВП 907,05 млрд. Долл. Нидерланды являются крупным коммерческим транспортным узлом с некоторым промышленным производством, а также добычей и переработкой нефти. Он имеет высокоразвитый сельскохозяйственный сектор и является вторым по величине экспортером сельскохозяйственной продукции в мире. В Нидерландах имеется большой сектор финансовых услуг, активы которого в четыре раза превышают размер голландского ВВП.Взаимодействие с другими людьми

    18. Саудовская Аравия

    • Номинальный ВВП в 2019 году в текущих долларах США: 792,97 миллиарда долларов
    • ВВП с поправкой на ППС 2019 года в текущих международных долларах: 1,68 трлн долларов
    • Рост ВВП в 2019 г.: 0,3%
    • Номинальный ВВП на душу населения в текущих долларах США в 2019 г .: $ 23 140

    ВВП Саудовской Аравии в 2019 году составил 792,97 млрд долларов, что является 18-м по величине в мире. Экономика Саудовской Аравии в значительной степени основана на нефти, и это крупнейший в мире экспортер нефти.Правительство Саудовской Аравии владеет и управляет большей частью основной отрасли промышленности страны через свою нефтяную компанию Aramco. Однако в связи с тем, что глобальные экологические проблемы вызывают растущий интерес к развитию источников энергии, не являющихся ископаемыми видами топлива, саудовцы стремятся диверсифицировать свою экономику, поощряя увеличение частных инвестиций в здравоохранение и другие сферы услуг. Правительство Саудовской Аравии также начало, по крайней мере, частичную приватизацию Aramco, запустив IPO компании в конце 2019 года.

    19.Турция

    • Номинальный ВВП в 2019 году в текущих долларах США: 761,43 миллиарда долларов
    • ВВП с поправкой на ППС 2019 в текущих международных долларах: 2,35 трлн долларов
    • Рост ВВП в 2019 году: 0,9%
    • Номинальный ВВП на душу населения в текущих долларах США в 2019 году: 9 127 долларов США

    Турция является 19-й по величине экономикой в ​​мире с ВВП в 761,43 миллиарда долларов в 2019 году. Турция имеет в значительной степени открытую экономику с крупными промышленными секторами и секторами услуг. Основные отрасли промышленности включают электронику, нефтехимию и автомобилестроение.Политические потрясения и участие в региональных вооруженных конфликтах привели в последние годы к некоторой нестабильности на финансовых и валютных рынках и неопределенности в отношении экономического будущего Турции.

    20. Швейцария

    • Номинальный ВВП в 2019 году в текущих долларах США: 703,08 млрд долларов США
    • ВВП с поправкой на ППС 2019 в текущих международных долларах: 608,72 млрд долларов
    • Рост ВВП в 2019 году: 0,9%
    • Номинальный ВВП на душу населения в текущих долларах США в 2019 г .: $ 81 994

    ВВП швейцарской альпийской нации составлял 703 доллара.08 миллиардов долларов в 2019 году, что делает ее 20-й по величине экономикой в ​​мире.Швейцария имеет большой сектор услуг, включая финансовые услуги, и высокотехнологичный производственный сектор, обслуживаемый высококвалифицированной рабочей силой. Высококачественные правовые, политические и экономические институты и прочная физическая инфраструктура создают основу для производительной экономики с одним из самых высоких показателей ВВП на душу населения в мире.

    21. Польша

    • Номинальный ВВП на 2019 год в текущих долларах США: 595 долларов США.86 миллиардов
    • ВВП с поправкой на ППС 2019 в текущих международных долларах: 1,31 трлн долларов
    • Рост ВВП в 2019 году: 4,5%
    • Номинальный ВВП на душу населения в текущих долларах США в 2019 г .: $ 15,693

    Польша занимает 21 место в мире по величине экономики с ВВП 595,86 млрд. Долл. Тяжелая промышленность, включая производство чугуна и стали, машиностроение, судостроение и добычу угля, является важной частью экономики Польши. Благоприятный для бизнеса климат и разумная макроэкономическая политика позволили Польше стать единственной страной ЕС, избежавшей рецессии после финансового кризиса 2008 года.Однако неэффективные правовые и регулирующие структуры и старение населения представляют собой проблемы для продолжающегося роста Польши в будущем.

    22. Таиланд

    • Номинальный ВВП в 2019 году в текущих долларах США: 543,55 миллиарда долларов
    • ВВП с поправкой на ППС 2019 года в текущих международных долларах: 1,34 трлн долларов США
    • Рост ВВП в 2019 году: 2,4%
    • Номинальный ВВП на душу населения в текущих долларах США в 2019 г .: 7 807 долл. США

    Тайланд — 22-я по величине экономика в мире с 543 долларами США.55 млрд. Тайская экономика обладает относительно высококачественной инфраструктурой, а также политикой в ​​пользу свободного предпринимательства и инвестиций. Таиланд сильно зависит от экспорта, на который приходится около двух третей его ВВП. Его основной экспорт включает электронику, сельскохозяйственную продукцию, автомобили и запчасти, а также продукты питания. В Таиланде также имеется развитая международная туристическая индустрия. Хотя его сельскохозяйственный сектор составляет около 10% экономики, в нем занято около 30% работников.

    23.Швеция

    • Номинальный ВВП в 2019 году в текущих долларах США: 530,88 млрд долларов США
    • ВВП с поправкой на ППС 2019 в текущих международных долларах: 574,13 млрд долларов США
    • Рост ВВП в 2019 году: 1,3%
    • Номинальный ВВП на душу населения в текущих долларах США в 2019 г .: $ 51 615

    Швеция с ВВП в 530,88 миллиардов долларов занимает 23-е место в мире по величине экономики. Швеция — это конкурентоспособная экономика с высоким уровнем жизни и сочетанием свободного предпринимательства и щедрого социального государства.Промышленная экономика Швеции в значительной степени зависит от иностранного экспорта, включая машины, автомобили и телекоммуникации. Швеция приняла большое количество новых иммигрантов и поэтому сталкивается с краткосрочной и среднесрочной проблемой интеграции их в шведское общество и его рынок труда.

    24. Бельгия

    • Номинальный ВВП в 2019 году в текущих долларах США: 533,10 млрд долларов США
    • ВВП с поправкой на ППС 2019 года в текущих международных долларах: 630,53 млрд долларов США
    • Рост ВВП за 2019 год: 1.7%
    • Номинальный ВВП на душу населения в текущих долларах США в 2019 г .: $ 46 421

    ВВП Бельгии в 2019 году составил 533,10 млрд долларов, что сделало ее 24-й по величине мировой экономикой. Бельгия является торгово-транспортным центром с диверсифицированной экономикой, сочетающей в себе услуги, производство и высокотехнологичную промышленность. Из-за своей глубокой интеграции с остальной частью европейской экономики Бельгия очень чувствительна к колебаниям в общих экономических показателях своих соседей. Бельгия сталкивается с высоким бременем государственного долга по сравнению с ее ВВП, что может стать препятствием для роста.Взаимодействие с другими людьми

    25. Нигерия

    • Номинальный ВВП в 2019 году в текущих долларах США: 448,12 млрд долларов США
    • ВВП с поправкой на ППС 2019 в текущих международных долларах: 1,08 трлн долларов
    • Рост ВВП в 2019 году: 2,2%
    • Номинальный ВВП на душу населения в текущих долларах США в 2019 г .: $ 2230

    Экономика Нигерии, одной из крупнейших экономик Африки, во многом зависит от нефтяной промышленности. Нигерия является крупнейшим экспортером нефти на континенте, а также обладает крупнейшими в Африке запасами природного газа.Другие отрасли добычи полезных ископаемых, такие как добыча угля, олова и других металлов, также важны для экономики Нигерии. В то время как нефть доминирует с точки зрения вклада в ВВП и экспорт, от пятой до половины нигерийцев работают в сельском хозяйстве, в основном в мелкомасштабном натуральном сельском хозяйстве.