Идеи правового государства не противопоставлены – Правовое государство — Википедия

Правовое государство и некоторые особенности его формирования

Правовое государство является одной из центральных и актуальных тем юридической науки. В последние годы ей посвящено немало исследований, хотя многие проблемы ждут своего решения. В прошлом отношение к государству и праву было иное, был классовый подход к этим категориям. Правовое государство было государством «антисоциалистическим», «буржуазным». И только в 80-е годы ХХ века вновь приобретает популярность теория правового государства. Но это социалистическое правовое государство, где оно выступает в качестве формы и внутренняя структура новых экономических отношений социализма, в центре которых – социалистический производитель, он же – социалистический потребитель. В условиях перестройки идея социалистического государства означала освобождение гражданского общества от тоталитарного огосударствления, становление его как свободной от государственной опеки, самоуправляющейся ассоциации свободных производителей.

В настоящее время преобладает взгляд на эти проблемы с точки зрения общечеловеческих идеалов и ценностей. В общественном сознании все больше утверждается мысль о том, что основанное на демократических принципах правовое государство может стать эффективным орудием урегулирования конфликтов, возникающих в обществе, утверждения в нем законности и правопорядка.

Практика формирования правовой государственности всюду имеет свои особенности. Можно, однако выделить и общие черты, определяемые тем, что граждане стран, в которых достигнуты успехи в строительстве правового общества, стремились к свободе, подлинному праву, обеспечению своих прав и свобод, приоритету права над государством.

Формирования правового государства в той или иной мере сопряжено с наличием необходимых для этого условий. Среди них важное значение имеет достаточно высокий уровень развития экономики, культуры, нравственности, духовного потенциала общества.

Правовое государство – политическое оформление гражданского общества, сферы общественной жизни, где действуют развитые демократические институты, имеют место самоуправление, инициатива и активность граждан и их организаций.

Эта сфера ограждена законами от произвольной регламентации ее со стороны властных органов. В таком государстве соблюдаются права и свободы человека и общества; право приоритетно по отношению к государству; признается и соблюдается независимость суда как защитника гражданина в его отношениях с государством. Население характеризуется определенной способностью к саморегулированию готовностью подчиняться общим правилам и интересам [1, с. 10]. Гражданское общество представляет собой общество равноправных людей, свободно проявляющих свою индивидуальность и творческую инициативу [2, с. 34]. Легитимность всех государственных и общественных институтов и структур, которые создаются на основании закона, с соблюдением установленных правил и процедур, и их цели, задачи, формы и методы функционирования детально регламентируются в официальном порядке [3, с. 328] .

Построение и функционирование правового государства являются одной из важных и актуальных научно-теоретических и политико-практических проблем и исторических задач современного общества. Поэтому в Конституции 1995 года поставлена цель утверждения Республики Казахстан правовым государством [4]. Включение этой цели в повестку дня вытекает из политики развития государственности и права и определяется рядом факторов и условий.

Прежде всего нужно отметить, что потребность построения правового государства вытекает из горьких уроков периода советского тоталитаризма. Ибо в 30-40-х годах несмотря на наличие хороших законов, в результате широкого нарушения законности миллионы людей без вины, без суда, без предоставления права на защиту были привлечены к ответственности. В новых условиях эти обстоятельства должны быть устранены. Необходимость создания правового государства вытекает также из положительного опыта других демократических государств, из требований дальнейшей демократизации жизни общества и государства, из политики усиления гарантий прав и свобод и интересов человека и улучшения их защиты, а также вытекает из целей успешного решения широких задач, стоящих перед обществом и государством на современном этапе развития.

Конституция РК провозглашая государство правовым, закрепила ряд принципов правового государства. Одним из которых реализуется – разделение властей. Советская юридическая наука исходила из марксистского тезиса о механизме государственной власти как «работающей корпорации» – и законодательствующей, и исполняющей законы одновременно. Власть рассматривалась в плане разделения труда по ее осуществлению, характеризовалась в структурно-функциональном «ключе» отрицалась сама целесообразность исследования законодательной и судебной власти по отдельности. Правовая государственность невозможна без разделения властей, ибо именно эта, изобретенная цивилизованным человечеством, система сдержек и противовесов позволяет обществу защищать себя от попыток узурпации власти, от злоупотреблений.

В Конституции РК статья 3 п. 4 закреплен принцип, согласно которому государственная власть осуществляется на основе ее разделения на законодательную, исполнительную и судебную ветви и взаимодействия между собой с использованием системы сдержек и противовесов. Каждая из этих ветвей представлена соответствующими органами, действующими самостоятельно.

Принцип разделения властей является обязательным атрибутом правового государства. Его осуществление заключается в утверждении политической свободы, обеспечении законности и устранении злоупотреблений властью, защита гражданина от произвола должностных лиц, создает (через разделение труда и компетенции) предпосылки к эффективной деятельности государственных структур [5, с. 4].

Необходимость конституционного закрепления принципа объясняется следующим:

1) этот принцип избавляет от тоталитарной организации государственной власти на монопартийной основе и классовой идеологии;

2) выражает разграничение компетенции государственных органов, основанное на взаимном контроле и взаимодействии.

Конституционно-правовое закрепление принципа разделения властей имеет целью, с одной стороны, утвердить правовой статус каждого органа как независимого субъекта государственной власти, действующего самостоятельно в пределах своих полномочий, а с другой стороны, создать систему средств взаимного регулирования, уравновешения и контроля баланса прав и обязанностей «сдержек и противовесов органов власти».

По Конституции осуществление принципа разделения властей можно представить следующим образом.

Законодательную власть осуществляет двухпалатный парламент: Сенат и Мажилис, действующие на постоянной основе. Депутаты парламента избираются непосредственно народом и иным путем формироваться не могут. Решения законодательной власти обязательны к исполнению соответствующими субъектами права. Парламент — высший представительный орган республики, осуществляющий законодательные функции. Согласно Конституции РК законопроект, рассмотренный и одобренный большинством голосов от общего числа депутатов Мажилиса, передается в Сенат, где рассматривается не более шестидесяти дней. Принятый большинством голосов от общего числа депутатов Сената проект становится законом и в течение десяти дней представляется Президенту на подпись. Отклоненный в целом большинством голосов от общего числа депутатов Сената проект возвращается в Мажилис. Если Мажилис большинством в две трети голосов от общего числа депутатов вновь одобрит проект, он передается в Сенат для повторного обсуждения и голосования.
Повторно отклоненный проект закона не может быть вновь внесен в течение той же сессии. Внесенные большинством голосов от общего числа депутатов Сената изменения и дополнения в законопроект направляются в Мажилис. Если Мажилис большинством голосов от общего числа депутатов согласится с предложенными изменениями и дополнениями, закон считается принятым. Если Мажилис тем же большинством голосов возражает против внесенных Сенатом изменений и дополнений, разногласия между палатами разрешаются путем согласительных процедур. После чего закон подписывается Президентом РК и публикуется в СМИ. Кроме законов Парламент принимает постановления по вопросам, отнесенным к его ведению.

 Большой объем работы в сфере управления государственными делами возложен на исполнительные органы. Они должны действовать строго в пределах компетенции, определяемой Конституцией и другими законами, в целях организации исполнения актов законодательной власти и других нормативных правовых актов. Исполнительную власть осуществляет Правительство (п.1 ст. 64), возглавляющее всю систему исполнительных органов и осуществляющее руководство их деятельностью.

О последовательном проведении в жизнь принципа разделения властей можно говорить лишь в том случае, если наряду с законодательной и исполнительной властью достаточно активно себя проявляет и пользуется независимостью судебная власть. Судебная власть (ст. 75) предоставляется Верховному Суду Республики Казахстан и нижестоящим судам, осуществляется от имени Республики Казахстан и имеет своим назначением защиту прав, свобод и законных интересов граждан и организаций, обеспечение исполнения норм Конституции, законов и иных нормативных актов.

Правосудие в РК осуществляется только судом. Конституция признает самостоятельность и право органов судебной власти. Судебная власть, осуществляется посредством гражданского, административного и уголовного судопроизводства. Органами судебной власти являются: Верховный суд РК, а также нижестоящие суды. Особенность казахстанского судопроизводства заключается в отсутствии отдельной ветви — арбитражного процесса. Экономические споры разрешаются в рамках гражданского судопроизводства, независимо от их субъектов. Суды, по рассматриваемым делам принимают судебные акты в форме решений, приговоров, определений, постановлений и приказов. Судебные акты в РК не создают правовых норм.

Верховный суд РК — высший судебный орган по гражданским, уголовным, хозяйственным и иным делам, подсудным нижестоящим судам, осуществляет в предусмотренных законом процессуальных формах судебный надзор за их деятельностью и дает разъяснения по вопросам судебной практики.

Как указано в Постановлении Конституционного Совета РК от 6 марта 1997 г. № 3: “Норму пункта 1 статьи 4 Конституции Республики Казахстан, устанавливающую, что к действующему праву относятся нормативные постановления Верховного Суда, следует понимать таким образом, что Верховный Суд Республики Казахстан полномочен издавать нормативные постановления только по вопросам применения в судебной практике норм законодательства, в том числе и норм Конституции”.

По мере продвижения Казахстана по пути демократических реформ и преобразований принцип разделения властей в стране все более наполняется реальным содержанием. Так, в становлении судебной власти большую роль предстоит сыграть конституционному закону «О судебной системе и статусе судей Республики Казахстан» [6]. В Казахстане заложены основы независимой судебной системы, последовательно обеспечивается верховенство закона, общество все больше и больше приобретает уверенность в судебной системе [7].

Правовое государство – государство, основанное на правовых началах и подчиненное праву. Государство самоограничивает себя правом, признает приоритетность права над собой. Оно воспринимается не как производное от государства, а как самостоятельная социальная сила. Действует здесь принцип верховенства правовых законов, объективирующих общепринятые и социальные ценности. Последние представляют собой общепризнанные международно-правовые стандарты. Законы, закрепляющие их, являются правовыми, т.е. гуманными, отвечающими потребностям общества, принятым в соответствии с демократически построенным регламентом. Правовые законы принимаются государственными органами, призванными выражать волю народа, а потому обладают приоритетом по сравнению с иными нормативными правовыми актами. Верховенство закона обеспечивается осуществлением принципа разделения властей, высоким авторитетом законодательной власти, доступностью судебной защиты. Немало важное значение имеет и исполнимость закона, обеспеченность его механизмами реализации.

Критерием изменения уровня демократичности и эффективности правового государства является установление такого порядка, когда государство существует для человека и главное свое назначение видит в том, чтобы реализовывать свои права и интересы. Высокая степень государственно- и общественно-правовой защищенности интересов личности – одна из неотъемлемых составных частей характеристики общего состояния и развития гражданского общества.

Фундаментом правовой государственности являются права и свободы человека. Принцип их приоритета составляет ядро принципов правового государства. Высокая ценность правового государства состоит в том, что оно возникло на путях поиска свободы и в свою очередь стремиться быть гарантом этой свободы [8, с. 178]. Цель правового государства – обеспечение границ свободы индивида, недопустимость нарушения поля свободы, очерченного правом, запрет применения насильственных мер, не основанных на праве.

В Послании Президента народу Казахстана от 19 февраля 2005 года основной акцент был сделан на то, что в стране предпринимаются важные шаги и достигнуты значительные результаты в области обеспечения прав и свобод человека; учрежден институт уполномоченного по правам человека; Казахстан присоединился к международным конвенциям по правам человека. Работает представительная и авторитетная по составу Национальная комиссия по вопросам демократии и гражданского общества [7].

Правовое государство предполагает последовательное воплощение в жизнь взаимной ответственности государства и личности. В государствах с авторитарными политическими режимами господствует ответственность гражданина перед государством. В правовом – государственные органы и должностные лица ответственны перед гражданами в случае нарушения их прав и свобод. Правовое государство в его взаимодействии с человеком обеспечивает и защищает его жизнь, здоровье, честь и достоинство, свободы; является средством борьбы с таким отрицательными явлениями как бюрократизм, местничество, ведомственность.

При формировании правового государства в современных государствах характерен и актуален принцип «разрешено все, что не запрещено законом», относящейся прежде всего к государственным органам и должностным лицам. Однако этим принципом следует пользоваться разумно. Он предполагает наличие определенного уровня политической и правовой культуры, информированности, умение соотнести свой личный и общий интересы, соблюдение общепринятых норм поведения. Законы подлежат безусловному выполнению всеми: и властвующими, и подвластными. Правовое государство в известном смысле – государство законности. Между этими определениями можно поставить знак равенства. Для этого характерное требование точного и неуклонного соблюдения исполнения всеми участниками общественных отношений именно правовых законов.

Воплощая в жизнь соответствующие идеи, принципы, не следовало бы забывать о бесперспективности слепого копирования в этом смысле чужого опыта, о необходимости учета национальных особенностей, исторических традиции. Одно дело – восприятие «истин», которые приобрели универсальный для всего человечества характер, и совсем другое – моменты, свойственные лишь данной стране. Только в редких случаях законы одного государства могут оказаться пригодным для другого.

Формирования правового государства в Казахстане представляет собой сложнейшую проблему, решение которой, вероятно, потребует длительного времени и концентрации сил всего общества. Это пока идея, но одновременно и ориентир движения по пути демократических преобразований. 

 

 

1. Мартышкин О.В. Несколько тезисов о перспективах правового государства в России.// Государства и право. 1996. № 5

2. Лейст О.Э, Мачин И.Ф. Гражданское общество и современное государство. // Вестник Московского университета. Серия.11. Право. 1995 №4.

3. БаймахановМ.Т. Избранные труды по теории государства и права. Алматы: АЮ-ВШП «Әділет», 2003.

4. Конституция Республики Казахстан. Алматы, «Жеты-Жарғы». 1995.

5. Барнашов А.М. Теория разделения властей: становление, развитие, применение. Томск. 1988.

6. Конституционный закон «О судебной системе и статусе судей Республики Казахстан» 25 декабря 2000 года.

7. Послание Президента Республики Казахстан Н.А.Назарбаева народу Казахстана. «Казахстан на пути ускоренной экономической, социальной и политической модернизации». Каз. правда. 19 февраля 2005 года.

8. Права человека: Учебник для вузов/ Отв.ред.чл-корр. РАН, д.ю.н. Е.А.Лукашева. – М.: Изд-во Норма. 2002

Фамилия автора: А.А. Алайдар

articlekz.com

Оглавление

32

I. Введение. 2

II. Становление и развитие идеи правового государства. 3

III. Основные характеристики правового государства. 8

IV. Проблемы и перспективы формирования правового государства в России. 21

V. Заключение. 30

VI. Список использованной литературы. 31

  1. Введение.

Тема «Правовое государство» заинтересовала меня тем, что при ее освещении необходимо постоянно проводить сравнение между продекларированными законодательством идеями и реальной жизнью. Мы живем в стране, которая по Конституции Российской Федерации является правовым государством. Но то, что пишется в основном законе, не дает нам повода утверждать, что это именно так. На мой взгляд, у нас еще не все полностью осознают, что для создания правового государства необходимо возникновение ряда определенных предпосылок, важнейшей из которых является гражданское общество, то есть соответствующая зрелость традиционного общества. А в России общество еще не совсем созрело, чтобы обеспечить для себя условия, удовлетворяющие и реализующие свои разнообразные потребности и интересы.

Актуальна эта тема еще тем, что представляется возможным сравнить уровень развития гражданского общества, демократии, плюрализма, прав и свобод за рубежом и у нас в стране, понять их социальную значимость для построения правового государства.

Особый интерес возникает, когда сугубо теоретические характеристики правового государства проецируются на общественно-политическую жизнь города и области.

Знание основ теории государства и права дает возможность грамотно оценить публичные заявления политиков и практические шаги государственных органов власти на пути формирования правового государства. Такие знания помогают понять, на каком уровне строительства правового государства мы находимся.

  1. Становление и развитие идеи правового государства.

Историческая память хранит немало поучительных и плодотворных идей о совместимости государства с правом. Правовое государство — это продукт нового времени. Ни древность, ни средние века не знали правового государства. Хотя, как полагают некоторые юристы, идея правового государства уходит своими корнями в античное общество, так как истоки идеи разделения властей можно отыскать еще во взглядах Аристотеля.

Решающим событием в истории преобразования политико-правовых отношений стала разработанная Дж. Локком концепция правового государства, сформулированная им в 1690 г. антиабсолютистская концепция Правового государства («Два трактата о правлении»). Ему же принадлежит и попытка практически реализовать проект Правового государства в конституции английской колонии Каролина в Америке (1669г.).

В основе современных концепций правового государства лежат идеи немецкого философа Канта (1724-1804гг.), французского просветителя и правоведа Монтескье (1689-1755гг.) и других европейских просветителей ХVШ и ХIХ вв. таких, как Гуго Гроций, Спиноза, Дени Дидро, Ж.-Ж. Руссо. Эти ученые полагали, что на смену полицейскому, бюрократическому государству эпохи абсолютизма (которое Кант называл государством произвола), должно прийти правовое государство, в основе которого лежит идея автономной личности, обладающей неотъемлемыми, неотчуждаемыми правами. Взаимоотношения личности и государственной власти в условиях правового государства принципиально иные, нежели в абсолютистском государстве, ибо для правового государства характерно ограничение государственной власти, связанность ее правом и законом.

Концепция правового государства у И. Канта сводится к следующим тезисам: источником нравственных и правовых законов выступает практический разум, или свободная воля людей; человек становится моральной личностью, если возвышается до понимания своей ответственности перед человечеством в целом; «правом, основанным на нравственном законе, должны быть определены границы поведения людей с целью, чтобы свободное волеизъявление одного лица не противоречило свободе других»; право призвано обеспечить внешне благопристойные, цивилизованные отношения между людьми; государство — это соединение множества людей, подчиненных правовым законам; государство призвано гарантировать правопорядок и строиться на началах суверенитета1.

Государственно-правовые воззрения Монтескье сводятся к тому, что формы правления, формы государственного устройства определяют собой дух законов и содержание законодательства; основываются на том, что принцип демократии — это добродетель, любовь к общему благу; исходят из того, что к «правильной» форме государства относится демократия, при которой верховная власть принадлежит всей массе народа, и основные законы здесь определяют порядок подачи голосов, посредством которых выражается воля народа, состав и способ деятельности народного собрания; проповедует любовь к отечеству, уважение к закону, поддержку существующих порядков, равенство и умеренность состояний, охрану семейного достояния2.

Теоретическая конструкция правового государства, сложившаяся в политико-правовой доктрине ХVIII-ХХ вв., включает разделение властей на законодательную, исполнительную и судебную, верховенство правового закона, взаимную ответственность личности и государства, доминирование обще дозволительного типа правового регулирования в соответствии с юридическим принципом «дозволено все, что не запрещено законом», установление реальных гарантий прав и свобод личности.

Надо отметить, что среди русских философов идеи правового государства тоже нашли свое отражение. Они излагались в трудах П.И. Пестеля, Н.Г. Чернышевского, Г.Ф. Шершеневича. Так, Шершеневич отмечает следующие пути формирования и основные параметры правового государства:

  1. «для устранения произвола необходимо установление норм общественного права, которые определяют пределы свободы каждого и ограничивают одни интересы от других, в том числе и государственной организации, — отсюда идет идея господства права в управлении»;

  2. «если личная инициатива требует простора, то государству достаточно ограничиться охраной субъективных прав»;

  3. «чтобы новый порядок не нарушался самими органами власти, необходимо строго определить полномочия последних, отделив от исполнительной власти законодательную, утвердив самостоятельность судебной власти и допустив к соучастию в законодательстве выборные общественные элементы».

3Многие ключевые понятия прошлого повторяются на новом витке исторического развития. Еще в недавнем прошлом во времена СССР провозглашалось «социалистическое правовое государство». Скорее это государство было правовым условно, так как в нем отрицалось наличие различных форм собственности и идеологий. Впервые в СССР разговор о правовом государстве зашел накануне 19 общепартийной конференции. Это было актуально тогда, так как требовалось привести реальную политическую практику в соответствии с конституцией. Различные свободы в СССР были лишь продекламированы, а необходимо было их вернуть людям фактически. Не смотря на то, что у широких масс населения о М.С. Горбачеве сложилось отрицательное мнение, следует признать его огромный вклад в развитии правового государства у нас в стране. Во-первых, в сознании общества утвердилась идеология правового государства, против него сейчас никто не возражает, а во-вторых, созданы механизмы для функционирования правового государства: Парламент, Президент, Конституционный Суд, разделение властей4.

В наиболее развитом буржуазно-демократическом виде концепция правового государства является социальной ценностью всего человечества, удачным сочетанием общечеловеческих и классовых интересов. В основе правового государства, во-первых, должна лежать правовая экономика, а не командно-казарменная, обреченная на деградацию из-за отсутствия внутренних стимулов к труду. А, во-вторых, основой правового строя служит развитое гражданское общество. Гражданское общество — система экономических, духовных, культурных, нравственных, религиозных и других отношений индивидов, свободно и добровольно объединившихся в ассоциации, союзы, корпорации для удовлетворения своих духовных и материальных потребностей и интересов. Оно строится на принципе самоуправляемости, защищено традициями, обычаями, моральными нормами и правом вмешательства государства. Государство — лишь форма гражданского общества.

В антиправовом (тоталитарном) государстве личность, общество и народ противопоставлены государству как политическому аппарату власти, отчуждены от него. Там нет граждан, есть подданные. Гражданское общество предполагает наличие многочисленных независимых союзов, институтов и организаций, которые служат барьером против монополизма и посягательств государственных органов. Правовым государством считается то, которое опирается на гражданское общество, способное реально противостоять государству, его органам или высшим должностным лицам, если они не считаются с действующими законами или с конституцией. Создание гражданского общества не происходит быстро, для этого требуются многие годы. А без гражданского общества не может быть правового государства. Это- аксиома.

Таким образом, правовое государство есть концентрированное выражение гражданского общества. В силу этого его этапы развития в целом и общем совпадают с этапами развития гражданского общества. Вместе с тем, поскольку всякое государство обладает известной самостоятельностью по отношению к обществу, то этапам развития правового государства присущи определенные особенности, отражающие его политический характер. Первый этап развития правового гражданского общества — это становление рыночной экономики, предпринимательства, гласности, свободы средств массовой информации, социальной защищенности граждан; второй этап — утверждение рыночной экономики различных форм предпринимательства, обеспечение социальной защищенности граждан, наличие гласности, свободной деятельности средств массовой информации.

В заключение первого вопроса стоит отметить, что идеи правового государства разрабатывались учеными и мыслителями на протяжении веков. Существование таких государств является логичным и исторически обоснованным. Вместе с тем полноценное правовое государство может существовать только в многополярном и развитом гражданском обществе.

studfiles.net

Правовое государство

Правовое государство

Концепция правового государства – это попытка синтеза двух основных, взаимоисключающих, по-видимому, подходов, сложившихся в политической науке. Оба уходят корнями в 17 век и связаны с именами крупнейших теоретиков естественного права – Т. Гоббса и ДЖ. Локка.

Властное государство Т. Гоббса – это монополия государственного аппарата на разрешение социальных конфликтов и применение легитимного насилия. И действительно, по Гоббсу, государство не связано, не ограничено никакими правами человека, гражданина, ибо этих прав просто не существует. Все они передаются государству в момент его образования. Все, что имеют люди, становясь подданными, они имеют от государства и всем этим обязаны исключительно ему. У него, таким образом, — все права, у них – одни обязанности. В 20 в. этого подхода держался М. Вебер, считавший, что принудительная политическая ассоциация может называться государством лишь в той степени, в какой ее административный штаб может осуществлять монополию на легитимное насилие. Этот подход фиксирует политический аспект современного государства.

Целью либерального, конституционного государства Дж. Локка является ограничение, обуздание властного государства посредством правовой системы – конституционализма. И это понятно, ведь при образовании государства все свои врожденные – естественные – права люди оставляют за собой, передавая государству лишь одно – право на защиту этих прав, и это право становится его основной обязанностью. Поэтому государство, согласно Г. Кельзону, есть относительно централизованный правопорядок. Такой подход фиксирует правовой аспект современного государства.

Понятие «правовое государство» сводится к проблеме возможности и способности его самообязывания и самоограничения. По мнению Кельзона, традиционная доктрина государства и права не может отказаться от теории самообязывания государства с присущим ей дуализмом государства и права. Государство должно быть представлено как сущность, отличная от права, для того, чтобы право оправдывало создавшее его и подчиняющееся ему государство, а право может оправдывать государство лишь в одном случае – если оно мыслится как некий порядок, противоположный исходной природе государства, т.е. власти, и потому, в каком-то смысле, правильный и справедливый. Таким образом, государство из простого инструмента власти, насилия превращается в правовое государство, оправданное тем, что создает право – идея суверенитета права.

Основное содержание понятия «правовое государство» сводится к следующему:

1. правовое государство само себя ограничивает определенным комплексом постоянных норм и правил; государство становится правовым именно потому, что оно подпадает под власть права, а значит право имеет приоритет перед государством, или, как утверждал Л. Дюги, государство есть сила, отданная на служение праву;

2. в правовом государстве право – правовая система – гарантирует свободу отдельному индивиду выбирать по своему усмотрению морально-этические ценности, сферу и род деятельности, неприкосновенность собственности, жилища, частной жизни, одним словом, — свободу личности;

3. В обществе должен господствовать закон, а не люди, важнейшая функция государства – регулирование отношений между гражданами на основе закона.

По мере того, считал Г. Кельзон, как религиозно-мистическая легитимация государства становится неубедительной, теория правового государства должна стать единственно возможной и оправданной. Но вряд ли на предлагаемых основаниях – противопоставления государства праву и фетишизации последнего – можно создать подлинно научную теорию. И действительно, если религиозно- мистическое обоснование легальности и легитимности государственной власти и государственного порядка представляют собой позавчерашний день истории политической мысли, то философско- метафизическое – ее вчерашний день, ибо это есть не что иное, как возврат к концепциям естественного права. А они, как известно весьма существенно различались между собой. Если их что и объединяло, так это лежащая в их основании абстрактно – рационалистическая идея «природы человека» или его «естественного состояния», да и тут велась ожесточенная, так ничем и не окончившаяся полемика. Так что остается констатировать: сегодня теория правового государства – это по-прежнему лишь философская доктрина или идеал – философский, правовой, нравственный. Впрочем, и то, и другое имеет методологическое значение, выполняет определенную эвристическую функцию – помогает выделять и осмысливать новые черты современного государства, судить о степени его зрелости, делать некоторые прогнозы и т.д.

Самоочевидными признаками демократического правового государства являются: право участия граждан в политическом процессе; соблюдение определенных правил игры между политическими партиями, разного рода заинтересованными группами и т.д.; смена субъектов политической власти в ходе всеобщих выборов на всех уровнях, другие нормы и правила парламентаризма и плюралистической демократии.

Но это только, так сказать, самоочевидные признаки правового государства; а есть признаки, проявляющиеся не столь полно и однозначно, требующие дополнительного анализа или, по крайней мере, хотя бы комментариев.

В правовом государстве четко и точно определены как формы, пути и механизмы деятельности самого государства, так и пределы свободы граждан, гарантируемые правом. В основе правового государства лежит закон, обязывающий индивида и вместе с тем ограничивающий коллектив, служащий границей между ними. Еще И. Кант сформулировал основополагающую идею правового государства: каждый гражданин должен обладать той же возможностью принуждения властвующего к точному и безусловному исполнению закона, что и властвующий в отношении гражданина. Законодатель так же подзаконен, как и гражданин. Подзаконность государственной власти дополняется признанием за отдельной личностью неотъемлемых, неприкосновенных прав, предшествующих самому государству. Неприкосновенность личности обеспечивается законными рамками полномочий органов власти правового государства. Главной его целью, основным содержанием его деятельности является определение, установление и поддержание государственного правопорядка – оно призвано обеспечить оптимальные условия для реализации интересов гражданина как суверенного и самостоятельного существа в рамках, установленных в соответствие с принципами всеобщности и взаимности.

Принцип всеобщности кратко можно выразить словами: закон – один для всех, и все равны перед ним. В правовом государстве законы имеют одинаковую силу для всех без исключения, независимо от их материального положения, социального, политического или иного статуса. Защита отдельного человека от власти произвола или от произвола власти соответствует защите всех. Поэтому личное право невозможно без гарантий в праве политическом, уравнивающем всех друг перед другом.

В основе принципа взаимности лежит, так называемое, «золотое правило христианства», гласящее: «и так во всем, как хотите, чтобы поступали с вами, так и вы поступайте с другими». И. Кант трансформировал это правило в свой «категорический императив» — «поступай так, чтобы максима твоей воли могла лечь в основу всеобщего законодательства». Этим он, во-первых, вывел взаимность из специфически христианских рамок на уровень гражданской всеобщности; во-вторых, облек закон нравственный в юридически обязывающую норму; и, наконец, в-третьих, провозгласил гражданина не только объектом, но и субъектом права.

Право составляет правило и норму жизнедеятельности политического сообщества. Оно обеспечивает предсказуемость действий различных учреждений, ассоциаций, отдельных людей как членов общества и граждан государства, призвано заменить силовые или иные незаконные формы разрешения конфликтов, обеспечивает людей средствами приспособления к меняющимся условиям.

Политическая свобода предполагает отделение политики от мировоззрения, идеологии, религии, а также автономию права. Свобода это право делать то, что позволяют законы – провозгласил Ш.Л. Монтескье еще в середине XIIIVв.

Ему же принадлежит идея разделения властей на 3 ветви – законодательную, исполнительную и судебную. Сегодня эта идея стала едва ли не центральной в наших представлениях о правовом государстве. Осуществляя свои строго очерченные прерогативы и функции, эти 3 ветви власти сдерживают и уравновешивают друг друга, обеспечивая гарантии демократическим завоеваниям. Кроме того, через избирательную систему и избирательный процесс граждане контролируют власть.

Будучи формой политической организации гражданского общества, правовое государство призвано обеспечить самые условия существования этого общества, нормального функционирования основных его институтов, принципов и ценностей. Если гражданское общество представляет собой арену столкновения бесчисленного множества частных, противоречащих друг другу интересов и взаимодействия конфликтующих сил, то правовое государство заключает в себе объединяющее всех членов общества начало. Разумеется, имущие классы стремятся использовать институты правового государства, превратить их в орудие своего классового господства, но демократические принципы, заложенные в его основу, обеспечивают значительную степень его независимости от тех или иных экономических и пр. классовых интересов.

Таково, в общем виде, краткое, а потому неполное описание правового государства. Но это – не его определение. Последнее при данном подходе представляется невозможным. Действительно, с тем, что право есть форма государства, никто не спорит. И, тем не менее, здесь форма отрывается от содержания, противопоставляется ему, объявляется чем-то изначально данным, и делается попытка определить через нее государство.

Предпринимаются другие попытки, с использованием иного подхода, известного нам как классический, или арифметический – выделяется некоторый минимальный набор существенных черт правового государства и определяющих его содержание. И в качестве такого минимума предлагается набор из трех признаков.

1. Государство осуществляет и охраняет право – нормальную систему, выраженную в законах, обычаях и прочих формах. Правовое государство находится под властью права. В нем правит закон, а не люди. Обязательным условием господства права является независимый суд, подконтрольность государства правосудию.

2. Система законов является правовой, а не произвольной. Правовое государство несвободно в составлении законов и должно вкладывать в них именно правовое содержание. Только в этом случае упорядоченное принуждение создаст правопорядок – правовое государство в собственном смысле этого слова.

3. В правовом государстве закон воплощает не что иное, как естественное право – право на жизнь, свободу, равенство, справедливость, собственность и т.д. и т. п.

Это – специфически-юридическая точка зрения. Представлена она в одном из учебников по государственному праву и принадлежит К. В. Ароновскому. Предлагая свой минимальный набор критериев, он специально подчеркивает, что присвоение правовому государству дополнительных признаков чревато неточностями и преувеличениями. Более того, Форма правления, народное представительство (парламент) не являются, по его мнению, определяющими, имеют вторичное значение. Парламентское правление, разделение властей, считает он, сокращают область произвола, способствуют правовому государству, но не определяют его существа.

Данная точка зрения не является ни единственной, ни преобладающей, ни общепризнанной и уже даже только поэтому не может претендовать на бесспорность. Она имеет и свои сильные, и, конечно же, слабые стороны. К числу достоинств, по-видимому, можно отнести, в частности, то, что все многообразие содержания деятельности правового государства сводится к минимуму формальных характеристик, что делает данное определение однозначным, а следовательно, удобным, операциональным. Главный же его недостаток состоит в том, что здесь фетишизируется, если не сказать обожествляется, право, государству отводится инструментальная роль, причем служит государство не только, и даже не столько, обществу, сколько этому высшему праву. Кроме того, в предложенном определении даже не упоминается конституция, тогда как с самого начала проблема правового государства не рассматривалась в отрыве от конституционализма, а русский философ и правовед В. Гессен даже отождествлял эти понятия. Именно с этого начинает немецкий политолог А. Альбрехт, когда перечисляет основные положения теории правового государства.

1. Конституционализм, требующий, чтобы деятельность государства регулировалась правовыми нормами, зафиксированными в конституции.

Плюрализм структуры политического сообщества, обеспечивающий положение, при котором участие в политике множества конфликтующих и взаимодействующих друг с другом сил оказывает сдерживающее влияние на государство.

Государственная монополия на верховную власть в политическом сообществе, исключающая вмешательство каких-либо интересов в формирование государственной воли.

4. Институализированная обратная связь государства с общественным мнением, обеспечивающая контроль общества над государственным аппаратом.

5. Процессуальная, формальная и материальная рационализация государства, призванная гарантировать соблюдение государством права и закона.

6. Защита интересов перед государственной властью и судебный контроль над деятельностью государства.

Здесь, как видим, вдвое увеличено число необходимых признаков правового государства. Существенно меняется сам их состав: критерии формальные дополняются содержательными, к характеристикам чисто правовым добавляются властные и социальные, а главное, центральное место занимают принципы взаимоотношений государства с общество и наоборот. Эта тенденция четко прослеживается и в определении правового государства, предложенного В.П. Пугачевым и А.И. Соловьевым в одном из распространенных сегодня учебников политологии.

1. Наличие развитого гражданского общества.

2. Ограничение сферы деятельности правового государства охраной прав и свобод личности, общественного порядка, созданием благоприятных правовых условий для хозяйственной деятельности.

3. Мировоззренческий индивидуализм – ответственность каждого за собственное благополучие.

4. Правовое равенство всех граждан, приоритет прав человека над законами государства.

5. Всеобщность права – его распространение на всех граждан, организации и учреждения, в том числе, на органы государственной власти.

6. Суверенитет народа, конституционно-правовая регламентация государственного суверенитета. Это значит, что именно народ является источником власти, государственный суверенитет носит представительный характер.

Разделение исполнительной, законодательной и судебной властей государства, что не исключает единства их действий на основе процедур, предусмотренных конституцией, а также определенное верховенство законодательной власти, не нарушающую конституцию, решения которой обязательны для всех.

8. Приоритет метода запрета над методом дозволения в государственном регулировании гражданских отношений. Это значит, что в правовом государстве по отношению к гражданам действует принцип: « разрешено все то, что не запрещено законом». Метод дозволения применяется, в основном, по отношению к государству, которое обязано действовать в пределах дозволенного – формально зафиксированных полномочий.

9. Свобода и права других людей как единственный ограничитель свободы индивида – правовое государство не создает абсолютной свободы личности, свобода каждого кончается там, где нарушается свобода других.

studfiles.net

Историческое развитие идей правового государства

В учебной и научной литературе проблема правового государства рассматривается в трех аспектах: историческом, философско-теоретическом и юридико-практическом. Именно такой подход позволяет более глубоко разобраться в многообразии трактовок идей правового государства.

Исторический аспект – это ответы на такие вопросы: где, когда и почему зародилась идея правового государства, как она развивалась в течении двух столетий. Знание генезиса любой концепции позволяет глубже понять ее современное содержание.

Философско-теоретический подход – это попытка раскрыть сущностное содержание доктрины правового государства, дать краткое или развернутое определение правового государства.

Юридико-практический аспект – это рассмотрение концепции правового государства с точки зрения ее реализации в конституционном и текущем законодательстве той или иной страны.

Рассматривая проблему правового государства в историческом аспекте, необходимо отметить, что выражение «правовое государство» не имело и не имеет достаточно четкого и однозначного значения. Можно говорить о моделях немецкого, французского, английского правового государства, которые даже терминологически обозначаются по-разному. Термин «правовое государство» появился в немецкой юридической литературе в первой трети XIX века в трудах К.Т.Велькера, Р.фон Моля и других авторов и является буквальным переводом немецкого Rechtsstaat. В англоязычной политико-правовой литературе данный термин вообще не используется. Для обозначения правовой государственности, точнее, концепции правления права в англосаксонских странах используется выражение «the rule of law». Несмотря на то, что термины «Rechtsstaat» и «the rule of law» нередко используются как синонимы, они не являются эквивалентными. Немецкому термину «Rechtsstaat» (правовое государство) более точно, особенно с исторической точки зрения соответствуют английские выражения «constityutional state» – конституционное государство, правовое государство или «jural state» – правовое государство (государство с хорошо развитой правовой, законодательной системой).

В терминологии отражаются различные подходы к проблеме правового государства. Исторически это понятие употреблялось в разных смыслах:

· для противопоставления государства церковного и светского, обоснования идеала светского государства;

· как синоним конституционного государства;

· ограничения или самоограничения государственной власти правом;

· правовое государство как гарант прав и свобод человека;

· правовое государство как альтернатива тоталитарному государству.

Концепция правового государства как общественного идеала светского государства наиболее полно проанализирована в трудах известного русского юриста-философа П.И.Новгородцева. В своих лекциях по истории философии права он отмечает, что подобно тому, как в средние века последней мечтой церковной философии было объединение всех людей под нравственным авторитетом церкви, то в теории правового государства высшей целью всего человечества является господство единого и равного для всех права. В политических теориях нового времени первое место отводится государству, которое должно быть светским и правовым. В борьбе светского идеала с церковным проявляется борьба двух культурных систем, из которых каждая стремится к распространению и утверждению своих начал. В политико-правовых теориях нового времени, в отличие от средних веков, первое место отводится государству. У Макиавелли, Гоббса, Руссо, Канта и Гегеля государство становится источником нравственной жизни людей, занимает место церкви. В начале XX столетия П.И.Новогородцев делает вывод о том, что теория правового государства переживает третью стадию своего развития. К первой он относит учение Бодена о суверенитете государства, вто-
рой – доктрины французской революции (права человека, свобода и равенство, разделение властей и другие). Основной особенностью третьей стадии является новое понимание прав и свобод личности, стремление к единому и обязательному для всех правовому порядку.[9]

Идея правового государства зародилась в тот исторический период, когда в европейских странах преобладала абсолютно-монархическая форма правления, деспотическая по своей сущности, для которой характерна неограниченность полномочий государственной власти и всецелое поглощение личности государством. В то же время в европейских и американских странах появляются первые конституционные государства, в которых за личностью признаются ее неотъемлемые, ненарушимые и неприкосновенные права. В конституционном государстве признается, что есть известная сфера самоопределения и самопроявления личности, в которую государство не имеет право вторгаться. В это время в трудах многих философов и правоведов понятие «правовое государство» употребляется как синоним конституционного государства, концептуально данные понятия не разграничиваются. В начале XX века многие русские юристы ставят знак равенства между понятиями конституционного или правового государства. В.М.Гессен утверждал, что «правовое и конституционное государство – синонимы; отождествление этих понятий является общепризнанным для современной германской доктрины государственного права.[10] Такой же точки зрения придерживаются известный русский юрист Б.А.Кистяковский, который считал, что можно приравнять конституционное государство к правовому.[11] Вместе с тем некоторые авторы уже тогда возражали против этого отождествления.[12]

Основной принцип правового, или конституционного, государства состоит в том, что государственная власть, в нем ограничена. Государственная власть ограничена, прежде всего, правами человека и гражданина, которые составляют основу всего строя правового государства. В формальном и материальном смысле ограничение государственной власти достигается за счет того, что высшая власть обязана управлять страной посредством опубликованных, постоянных и известных населению законов. Эта идея была высказана еще Д.Локком в его работе «Два трактата о правлении, опубликованной анонимно в

Лондоне в 1690 году. Д.Локк считал, что кто бы ни располагал законодательной или высшей властью в государстве, он обязан управлять не с помощью импровизированных указов, а действительных, постоянных законов, объявленных и известных людям. Впоследствии мысль о верховенстве права и законов вошла во все конституции современных государств. Уже французская Конституция 1791 года строится на верховенстве закона, основном принципе правового государства: «Никакая власть не стоит во Франции над законом. Король правит страной лишь в силу закона и может требовать повиновения себе только именем закона».

В историческом развитии концепции правового государства можно выделить еще один важный этап – научные разработки, которые появились после Второй мировой войны. В них правовое государство рассматривалось как альтернатива тоталитарным государствам, которые в разных формах существовали во многих странах Европы и Азии. Именно в это время формируется современная концепция правового государства, которая вобрала в себя достижения политико-правовой мысли прошлых веков: идеи о верховенстве правового закона, разделение властей, правах и свободах граждан и другие.

Философско-правовое содержание доктрины правового государства

При всем разнообразии трактовок идей правового государства в общей теории права разработаны принципы правовой государственности, которые в своей основе признаются большинством авторов.

К ним относятся такие признаки правового государства, как:

· господство права и верховенство закона;

· разделение властей;

· принцип взаимной ответственности государства и личности;

· самоограничение государственной власти;

· гарантированность прав и свобод личности;

· эффективная система контроля и надзора за осуществлением законов и других нормативных актов.

Концепция о господстве права и верховенстве закона как необходимых атрибутов правового государства характерна для русскоязычной, точнее, постсоветской юридической литературы. Она соединяет в себе два подхода к проблеме правовой государственности: англоязычную концепцию правления (господства) права и различные варианты романо-германской концепции правового государства. В чем же состоит сходство и различие идей о господстве права и о верховенстве закона в правовом государстве? Объединяет эти концепции то, что они направлены на обеспечение правового порядка в государстве. Существенное различие состоит в том, что в концепциях правления права подчеркивается независимость права от государства, государственный закон не рассматривается как основной источник права. А идея верховенства закона проникнута верой, что государственный закон, по крайней мере, правовой закон, может обеспечить правовой порядок, ограничить произвол государственной власти.

Кроме того, следует отметить, что принцип верховенства закона может быть наполнен различным содержанием, в зависимости от того, какой смысл вкладывается в понятие «закон» В юридической литературе по проблемам правового государства часто цитируются слова античных авторов о власти закона. Так, Платон писал: «Я вижу близкую гибель того государства, где закон не имеет силы и находится под чьей-либо властью. Там же, где закон – владыка над правителями, а они – рабы, я усматриваю спасение государства и все блага, какие только могут даровать государствам боги».[13]

Высказывания античных авторов о верховенстве закона в общественной жизни не имеют никакого отношения к теории правового государства. Дело в том, что понимание закона в Древней Греции не соответствует современному. В греческом языке не было слова адекватному современному понятию права или закона. Слово «nomos» могло означать божественный закон, человеческий закон, закон природы, собственно юридический закон. Таким образом, у античных авторов речь идет не о власти «человеческого» закона, а о непосредственном правлении вечных, незыблемых, и не зависящих от воли людей естественных законов природы. Кроме того, понятия «государство» в его современно значении также не существовало во времена античности.

Любая правовая концепция прямо или косвенно отражает определенную политическую реальность и является продуктом своего времени. Идея верховенства закона в ее юридической интерпретации доминирует в политико-правовой мысли в связи с образованием буржуазного общества, которое нуждалось в ограничении государственной власти, создании общих стабильных правил игры в политической, экономической и социальной жизни. Верховенство закона, по мнению многих философов, политиков, юристов, могло обеспечить отсутствие государственного произвола, равенство граждан перед законом и судом, гарантировать правовой порядок, ограничить вмешательство государства в экономику и частную жизнь, обеспечить свободу предпринимательства и т.д. В последствие принцип верховенства закона использовался разными политическими режимами, в том числе и тоталитарными.

Концепция правления (господства) права существенно отличается от принципа верховенства закона. Концепция господства права появилась в англоязычном правоведении, в котором никогда не отождествлялись понятия права и закона. Право рассматривалось как условие и основание свободы индивида, а закон как воля (произвол) правителя (государства). Английское право исторически складывалось через правовые обычаи и деятельность суда. Роль закона в системе общего права существенно возросла лишь в современном английском и американском праве. Концепция господства права имеет множество интерпретаций и обусловлено тем, что существует множество трактовок самого понятия «право». Так, только в американских реалистических теориях право рассматривается: как совокупность правил поведения, устанавливаемых судьями; как деятельность официальных служителей закона по разрешению споров; как обобщение взглядов, высказанных во время судебного процесса, и потенциальных последствий судебных решений и др.

В связи с этим представляется весьма сложным изложить концепцию господства права как единую теоретическую конструкцию. Термин «rule of law» в XIX веке ввел в научный оборот английский ученый Дайси. В его версии «правление права» представляет в формализованном и традиционалистском смысле, в известном смысле как английский вариант конституционного принципа верховенства законодательства в регулировании общественных отношений. При этом надо иметь в виду, что английское законодательство представляет собой в основном результат многочисленных судебных решений, а не законотворчество в обычном его понимании. В этом состоит коренное отличие системы общего права от правовых систем стран континентальной Европы. В философско-правовом смысле идея правления права изложена в трудах Ф.Хайека. Австриец по происхождению и образованию, проживший многие годы в Англии и США, он использует немецкий термин «Rechsstaat» и английский «Rule of law» нередко как синонимы. Вместе с тем его взгляды ближе к концепции правления права, а не формального верховенства закона. Правление права он определяет как политический идеал. Рассуждения его строятся следующем образом. Существует метаюридическая свобода, из которой произрастают права человека. Значит, существует и метаюридическое право, принципы которого и должны определять законотворчество. «Принципы правления права, ограничивающие власть государства… сами по себе не могут быть правом, а существуют лишь как руководящие начала, как свойства хорошего закона». Итак, принципы правления права – это метаюридические принципы хорошего позитивного закона. В «Конституции свободы» он пишет еще одно определеннее: «Правление права – это доктрина о том, каким право должно быть, она касается тех свойств, которыми отдельные законы должны обладать … Это не нормы права, но нормы, касающиеся того, каким право должно быть. Это метаюридическая доктрина, или политический идеал. Он эффективен только в той степени, в какой законодатель считает себя связанным им». Следовательно, принципы правления права, выражаясь в позитивном законе, превращают его в правовой закон. Эти принципы носят нормативный характер в том смысле, что они возлагают определенные обязательства на законодателя ради предотвращения произвола и сохранения свободы индивида и, таким образом, защиты самого права как спонтанно складывающегося правопорядка. Спонтанным правопорядком, т.е. истинным правом, Хайек считает частное право или, шире, английское общее право, складывающееся через правовые обычаи и деятельность суда[14].

При этом надо особо подчеркнуть, что под законами Хайек понимает некие универсальные правила, которые складывались в течение долгих лет и вместе образовали систему, продуцирующую жизненный всеобъемлющий порядок. По мнению Хайека, в англосаксонской системе права судьи не создают новых законов, но пытаются открыть реальное содержание правил справедливого поведения. Парламенты часто делают то же самое или, по крайней мере, должны делать, т.е. они призваны придать форму закона тому, что люди считают справедливым, а не создавать новых канонов справедливости. Совершенно другое дело, – считает Хайек, – когда парламент или политические руководители отдают распоряжения, называя их законами, осуществить какой-либо коллективный план. В этом случае мы имеем дело с попыткой создать новый свод правил. Вместо установленных общеобязательных правил по существу отдаются приказы в форме законов, требующие конкретных действий от индивидов и государственных органов, что еще далее стоит от принципов свободного общества. Парламенты или политические руководители таким образом не пытаются кристаллизовывать существующие представления о справедливости, а хотят установить совершенно новый свод правил и совершенно новый общественный порядок. Таким образом, Хайек четко разграничивает формальный принцип верховенства закона от конституционного принципа правления права.

Признаком правового государства традиционно признается разделение властей на законодательную, исполнительную и судебную с тем, чтобы каждая могла сдерживать другую ради сохранения свободы. Сущность теории разделения властей, ее генезис и содержание рассмотрены в лекции о государстве и государственной власти. Применительно к данной теме важным является другой вопрос, насколько верным является утверждение о том, что разделение властных полномочий является необходимым признаком демократического правового государства. Такая точка зрения представляется весьма спорной. Например, в Англии – колыбели современной парламентарной демократии – не существует разделения властей. Три вида правомочий, конечно, существуют, и каждый из них имеет свои особенности, однако, – как утверждает крупнейший английский юрист, профессор Ноттингемского университета Д.Гарнер, – это вовсе не значит, что та или иная конкретная функция относится к исключительному ведению специализированного органа[15]. Он считает, что разделение властей вообще нежелательно, поскольку ограничить одну власть от другой весьма нелегко, а сам процесс проведения такой разделительной линии не гарантирует положительные результаты. Во многих государствах не существует не только разделения властей, но и разграничения законодательных и управленческих функций приобретает все более условный характер.

В отечественной литературе утверждение о том, что три ветви власти, законодательная, исполнительная и судебная – должны быть самостоятельными и независимыми, сдерживать друг друга, воспринимается как аксиома и не подвергается сомнению. Однако история современных государств показывает, что сам по себе разделение властей не является абсолютной гарантией против узурпации власти, тем более от произвола властей придержащих. Вооруженный конфликт между законодательной и исполнительной властями в России в 1993 году, политическое противостояние между ветвями власти в Беларусь в 1995-1996 годах наглядно показали, что само по себе разделение властей не обеспечивает не только правовой, но и элементарный порядок.

Многие другие страны, в которых разделение властей существует в течение столетий, в определенные исторические периоды были весьма далеки от идеалов демократического правового государства. Кроме того, важно отметить и то, что разделение властей – концепция в большей степени политическая, чем правовая. Ее главная цель – обеспечение в государстве определенного баланса властей, а не создание основанного на праве государственного порядка.

Принцип ответственности государства перед личностью сравнительно поздно появился в теории правового государства. В XIX веке непреложным догматом считался принцип безответственности государства. Исключение юристы делали лишь для случаев экспроприации, реквизиции имущества, когда оно из частной собственности переходило в общее пользование. Однако подобные случаи относились скорее к возмещению ущерба, чем собственно ответственности государства.

В начале XX века в юриспруденции все более и более утверждается общий принцип ответственности государства как существенный признак правового государства. В конце XX века принцип ответственности государства перед личностью закрепили во многих конституциях демократических государств. В современных конституциях данный принцип сформулирован как принцип взаимной ответственности государства перед гражданами и гражданина перед государством. Проблема ответственности гражданина перед государством в данном случае не требует лишних слов и комментариев. Все виды ответственности – уголовной, административной, дисциплинарной, материальной – в деталях разработаны в соответствующих отраслевых науках, а общее понятие, виды и основания ответственности гражданина в теории права.

Сложнее обстоит дело с обоснованием ответственности государства перед личностью. Прежде всего, необходимо обратить внимание на то, что речь идет не об ответственности государства перед гражданином, а об ответственности государства перед личностью. Ущерб или вред, который может понести личность от тех или иных действий государства и государственной власти, носит более всеобъемлющий характер по сравнению с теми последствиями, которые возникают у гражданина как субъекта определенных правовых отношений.

Те научные наработки о юридической ответственности, которые имеются в общей теории права, в большинстве случаев нельзя применить к ответственности государства перед личностью. Это касается понятия вины, оснований и видов юридической ответственности.

Возникает вопрос о том, кто является субъектом ответственности: государство как особый субъект правовых отношении, государственные органы, чиновники. Вред личности причиняют конкретные государственные органы и государственные служащие, а не государство, как простая абстракция. В таком случае на первый взгляд вообще нельзя говорить об ответственности государства.

В метафизических теориях права разрабатывались доктрины о государстве как коллективной личности, которая, как и простая личность, могла быть виновной и таким образом способной отвечать за свои действия. Однако в современной теории права государство не рассматривается как особое юридическое лицо. Не оспаривается и тот факт, что вред личности причиняют конкретные люди. Вместе с тем во многих странах разграничивается личная и служебная вина государственных служащих. Кроме того, ответственность государства может возникнуть даже при отсутствии какой бы то ни было вины.

Разграничение личной и служебной вины государственных служащих как представителей (агентов) государства не является всеобщим правовым принципом и существует в тех государствах, где созданы специальные административные суды. Ответственность администрации, которую именуют иногда также ответственностью публичной власти, является одним из главных элементов административной юстиции, которая отделена от судов общей юрисдикции. К числу таких государств можно отнести Францию, где различие между личной виной и виной, связанной с несением службы, установлено еще в 1873 году. С этого времени во французском административном праве стали различать две категории вины государственных служащих: личная вина, характеризующая отсутствием связи со службой и за которую чиновник должен отвечать перед общим судом; вина связанная с несением службы, ответственность за которую инкриминируется только государственным органам перед административным судом. Эволюция судебной практики привела к тому, что государственные органы оказались ответственными за ущерб, в котором они были повинны лишь частично или который вообще не был вызван виной с их стороны. Таким образом, ответственность государственных служб, причиненный гражданину, представляет собой частный случай ответственности государства перед личностью.

В других странах, где отсутствует административная юстиция, развитие ответственности государственных органов не получило столь широкого развития, а отличие публичной ответственности не столь очевидно по сравнению с частной ответственностью, которая применяется на основании норм гражданского права.

Ответственность собственно государства как субъекта правовых отношений довольно сложно систематизировать и изложить как общий принцип правового государства, так как законодательства в этой области существенно различается в разных странах. Поэтому данный вопрос будет рассмотрен на примере гражданского законодательства Республики Беларусь. Республика Беларусь, административно-территориальные единицы являются субъектами гражданского права. Они участвуют в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, на равных с иными участниками, этих отношений – физическими и юридическими лицами. От имени Республики Беларусь могут своими действиями приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права и обязанности, выступать в суде государственные органы в рамках их компетенции, установленной актами, определяющими статус этих органов.

Ответственность по обязательствам Республики Беларусь и административно-территориальных единиц установлена ст. 126 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее ГК Республики Беларусь). Республика Беларусь, ее административно-территориальные единицы отвечают по своим обязательствам, принадлежащим им на праве собственности имуществом, кроме имущества, которое может находиться только в республиканской или коммунальной собственности.

Республика Беларусь, ее административно-территориальные единицы не отвечают по обязательствам созданных ими юридических лиц, кроме случаев, предусмотренных законодательными актами.

Республика Беларусь не отвечает по обязательствам административно территориальных единиц.

Административно-территориальные единицы не отвечают по обязательствам друг друга, а также по обязательствам Республики Беларусь.

Исключением из этих правил являются случаи, когда Республика Беларусь приняла на себя гарантию (поручительство) по обязательствам административно-территориальной единицы или юридического лица либо указанные субъекты приняли на себя гарантию (поручительство) по обязательствам Республики Беларусь.

Вместе с тем ГК Республики Беларусь недостаточно четко разграничивает ответственность Республики Беларусь как государства от ответственности государственных органов, государственных служащих, которые действуют от своего имени в пределах собственной компетенции. В данном случае действуют общие основания ответственности, предусмотренные ст. 933 ГК Республики Беларусь. Они выражаются в следующем.

Вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Законом может быть возложена обязанность возмещения вреда на лицо, не являющееся причинителем вреда.

Законом или договором может быть установлена обязанность причинителя вреда выплатить потерпевшим компенсацию сверх возмещения вреда.

Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя.

Вред, причиненный правомерными действиями, подлежит возмещению в случаях, предусмотренных законодательством.

В возмещении вреда может быть отказано, если вред причинен по просьбе или с согласия потерпевшего, а действия причинителя не нарушают нравственных принципов общества.

Гражданским кодексом предусмотрена специальная ответственность за вред, причиненный государственными органами, органами местного управления и самоуправления, их должностными лицами, а также ответственность за вред, причиненный незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда.

В соответствии со ст.938 ГК Республики Беларусь вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного управления и самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего законодательству акта государственного органа или органа местного управления и самоуправления, подлежит возмещению. Вред возмещается соответственно за счет казны Республики Беларусь или казны административно-территориальной единицы.

Согласно ст.939 ГК Республики Беларусь, вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ, возмещается за счет казны Республики Беларусь, а в случаях, предусмотренных законодательством, за счет казны административно-территориальной единицы в полном объеме независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда в порядке, установленном законодательством.

Вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконной деятельности органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры, не повлекший вышеназванных последствий, возмещается по основаниям и в порядке, которые предусмотрены ст.938 ГК Республики Беларусь. Вред, причиненный при осуществлении правосудия, возмещается в случае, если вина судьи установлена приговором суда, вступившим в законную силу.

Вместе с тем нормы гражданского права не вполне коррелятивны с нормами конституционного законодательства в сфере ответственности государства по своим обязательствам. В разделе II Конституции Республики Беларусь предусмотрен широкий спектр прав и свобод личности, которые гарантированы государством. Многие из этих норм не относятся к гражданскому праву. Таким образом, возместить ущерб гражданину, который возник в результате невыполнения данных норм, представляется весьма проблематичным при отсутствии специальных законов и иных нормативных актов. Например, ст.46 Конституции Республики Беларусь закрепляет право не благоприятную окружающую среду и на возмещение вреда, причиненного нарушением этого права. Однако только специальный закон может сделать эту норму реально действующий.

Характеризуя ответственность государства перед личностью как признак правового государства, можно сказать, что данный институт права находится в стадии становления и развития. В одних странах накоплен большой судебный опыт по применению данного института, в других принцип ответственности государства перед гражданами сравнительно недавно закреплен в конституционном законодательстве.

В первоначальных вариантах концепции правового государства центральным звеном являлась идея ограничения государственной власти правом. Однако по мере развития учения о правовой государственности на первый план выдвигается идея гарантированности прав человека и гражданина, вокруг которой и во имя которой развивались принципы правового государства.
В XX веке идея прав человека становится доминирующей во всех концепциях правового государства.

Многие ученые неоднократно высказывали мнение о том, что права человека еще в античной философии рассматривались как необходимый атрибут цивилизованного государства. Однако такое утверждение не совсем верно, так как понятия гражданин и государство в то время были не разделимы. Аристотель отмечал, что человек «животное политическое» и он по своей природе не может жить вне государства. Забота каждого гражданина о благополучии полиса была его долгом, а сам полис существовал рад общего блага своих граждан.

Идея неотъемлемых прав человека не могла появиться ни в античном мире, ни в древневосточных государствах, ни в индусских или мусульманских обществах. Персоноцентризм характерен для европейской цивилизации. Основные прав человека и гражданина являются признаком правового государства западного образца. В Европе и США идея неотъемлемых прав человека и гражданина находит свое практическое воплощение и правовое закрепление в документах американской и французской революций. До этого времени существовали различные нормативные акты, которые ограничивали власть суверена, однако права человека считались не врожденными, а дарованными верховной властью, несмотря на некоторые гарантии, такие права могли быть в любое время отменены. Кроме того, права человека носили ярко выраженный сословный или корпоративный характер.

Одно из первых документальных признаний прав, основанных на интересах личности, ее достоинстве, было сделано в
1776 году. В американской Декларации независимости от 4 июля 1776 года, в Билле о правах Виржинии официально закреплялось положение о том, что все люди созданы равными, они наделены Создателем определенными неотъемлемыми правами. К этим правам относятся жизнь, свобода и стремление к счастью. Для обеспечения этих прав создаются правительства, причем их власть проистекает от согласия подопечных, если она начинает разрушать эти цели, народ вправе изменить или устранить ее и поставить новое правительство. Во французской Декларации прав человека и гражданина 1789 года говорилось: «Общество, где не обеспечена гарантия прав и нет разделения властей, не имеет конституции».

В современных конституциях понятие основных прав и свобод граждан существенно расширено. К гражданским правам относятся право частной собственности, право на жизнь и личную неприкосновенность, свобода личности, свобода передвижения, охрана брака и семьи, свобода совести и многие другие. В настоящее время вряд ли найдется не только европейское, но и азиатское, африканское или южноамериканское государство, которое бы не признало прав человека.

Эффективная система контроля и надзора за осуществлением законов и других нормативных актов как признак правового государства. Многие авторы к числу обязательных признаков правового государства относят эффективную судебную систему и наличие других форм контроля и надзора за осуществлением законодательства. В принципе с этим нельзя не согласиться. Реализация принципов и норм правового государства, в конечном счете, обеспечивается именно судебной властью. Однако, само понятие эффективной судебной системы не наполнено четким юридическим содержанием. Судоустройство и статус судей настолько различаются в разных странах, что трудно выработать всеобщие критерии эффективной юстиции правового государства Судоустройство представляет собой самостоятельную область знаний и изучается специальными юридическими дисциплинами. Вместе с тем в общей теории государства и права выработаны некоторые общие принципы организации и деятельности судебной власти.
К ним относятся:

· независимость судей и подчинение их только закону;

· равенство всех субъектов правовых отношений перед законом независимо от происхождения, социального и имущественного положения, расовой и национальной принадлежности, пола, образования, отношения к религии, места жительства и других обстоятельств;

· неотвратимость предусмотренных в законе мер за нарушение правовых норм, прав, свобод и законных интересов граждан;

· презумпция невиновности, согласно которой лицо признается невиновным, пока судом не будет доказано обратное, возложение бремени доказывания на органы обвинения.

Правопорядок в правовом государстве обеспечивается также целым рядом материальных и процессуальных норм отдельных отраслей права: нет преступления без указания на то в законе; нет преступления без вины; мысли не наказуемы, нельзя наказывать дважды за одно и тоже и др.


Рекомендуемые страницы:

lektsia.com

Правовое государство

Оглавление

I. Введение……………………………………………………………………………………………………………………………………………………………… 2

II. Становление и развитие идеи правового государства………………………………………………………………. 3

III. Основные характеристики правового государства……………………………………………………………….. 8

IV. Проблемы и перспективы формирования правового государства в России…………….. 22

V. Заключение…………………………………………………………………………………………………………………………………………………….. 31

VI. Список использованной литературы:…………………………………………………………………………………………… 32

Тема «Правовое государство» заинтересовала меня тем, что при ее освещении необходимо постоянно проводить сравнение между продекларированными законодательством идеями и реальной жизнью. Мы живем в стране, которая по Конституции Российской Федерации является правовым государством. Но то, что пишется в основном законе, не дает нам повода утверждать, что это именно так. На мой взгляд, у нас еще не все полностью осознают, что для создания правового государства необходимо возникновение ряда определенных предпосылок, важнейшей из которых является гражданское общество, то есть соответствующая зрелость традиционного общества. А в России общество еще не совсем созрело, чтобы обеспечить для себя условия, удовлетворяющие и реализующие свои разнообразные потребности и интересы.

Актуальна эта тема еще тем, что представляется возможным сравнить уровень развития гражданского общества, демократии, плюрализма, прав и свобод за рубежом и у нас в стране, понять их социальную значимость для построения правового государства.

Особый интерес возникает, когда сугубо теоретические характеристики правового государства проецируются на общественно-политическую жизнь города и области.

Знание основ теории государства и права дает возможность грамотно оценить публичные заявления политиков и практические шаги государственных органов власти на пути формирования правового государства. Такие знания помогают понять, на каком уровне строительства правового государства мы находимся.

Историческая память хранит немало поучительных и плодотворных идей о совместимости государства с правом. Правовое государство — это продукт нового времени. Ни древность, ни средние века не знали правового государства. Хотя, как полагают некоторые юристы, идея правового государства уходит своими корнями в античное общество, так как истоки идеи разделения властей можно отыскать еще во взглядах Аристотеля.

Решающим событием в истории преобразования политико-правовых отношений стала разработанная Дж. Локком концепция правового государства, сформулированная им в 1690 г. антиабсолютистская концепция Правового государства («Два трактата о правлении»). Ему же принадлежит и попытка практически реализовать проект Правового государства в конституции английской колонии Каролина в Америке (1669г.).

В основе современных концепций правового государства лежат идеи немецкого философа Канта (1724-1804гг.), французского просветителя и правоведа Монтескье (1689-1755гг.) и других европейских просветителей ХVШ и ХIХ вв. таких, как Гуго Гроций, Спиноза, Дени Дидро, Ж.-Ж. Руссо. Эти ученые полагали, что на смену полицейскому, бюрократическому государству эпохи абсолютизма (которое Кант называл государством произвола), должно прийти правовое государство, в основе которого лежит идея автономной личности, обладающей неотъемлемыми, неотчуждаемыми правами. Взаимоотношения личности и государственной власти в условиях правового государства принципиально иные, нежели в абсолютистском государстве, ибо для правового государства характерно ограничение государственной власти, связанность ее правом и законом.

Концепция правового государства у И. Канта сводится к следующим тезисам: источником нравственных и правовых законов выступает практический разум, или свободная воля людей; человек становится моральной личностью, если возвышается до понимания своей ответственности перед человечеством в целом; «правом, основанным на нравственном законе, должны быть определены границы поведения людей с целью, чтобы свободное волеизъявление одного лица не противоречило свободе других»; право призвано обеспечить внешне благопристойные, цивилизованные отношения между людьми; государство — это соединение множества людей, подчиненных правовым законам; государство призвано гарантировать правопорядок и строиться на началах суверенитета[1] .

Государственно-правовые воззрения Монтескье сводятся к тому, что формы правления, формы государственного устройства определяют собой дух законов и содержание законодательства; основываются на том, что принцип демократии — это добродетель, любовь к общему благу; исходят из того, что к «правильной» форме государства относится демократия, при которой верховная власть принадлежит всей массе народа, и основные законы здесь определяют порядок подачи голосов, посредством которых выражается воля народа, состав и способ деятельности народного собрания; проповедует любовь к отечеству, уважение к закону, поддержку существующих порядков, равенство и умеренность состояний, охрану семейного достояния[2] .

Теоретическая конструкция правового государства, сложившаяся в политико-правовой доктрине ХVIII-ХХ вв., включает разделение властей на законодательную, исполнительную и судебную, верховенство правового закона, взаимную ответственность личности и государства, доминирование обще дозволительного типа правового регулирования в соответствии с юридическим принципом «дозволено все, что не запрещено законом», установление реальных гарантий прав и свобод личности.

Надо отметить, что среди русских философов идеи правового государства тоже нашли свое отражение. Они излагались в трудах П.И. Пестеля, Н.Г. Чернышевского, Г.Ф. Шершеневича. Так, Шершеневич отмечает следующие пути формирования и основные параметры правового государства:

1. «для устранения произвола необходимо установление норм общественного права, которые определяют пределы свободы каждого и ограничивают одни интересы от других, в том числе и государственной организации, — отсюда идет идея господства права в управлении»;

2. «если личная инициатива требует простора, то государству достаточно ограничиться охраной субъективных прав»;

3. «чтобы новый порядок не нарушался самими органами власти, необходимо строго определить полномочия последних, отделив от исполнительной власти законодательную, утвердив самостоятельность судебной власти и допустив к соучастию в законодательстве выборные общественные элементы».

[3] Многие ключевые понятия прошлого повторяются на новом витке исторического развития. Еще в недавнем прошлом во времена СССР провозглашалось «социалистическое правовое государство». Скорее это государство было правовым условно, так как в нем отрицалось наличие различных форм собственности и идеологий. Впервые в СССР разговор о правовом государстве зашел накануне 19 общепартийной конференции. Это было актуально тогда, так как требовалось привести реальную политическую практику в соответствии с конституцией. Различные свободы в СССР были лишь продекламированы, а необходимо было их вернуть людям фактически. Не смотря на то, что у широких масс населения о М.С. Горбачеве сложилось отрицательное мнение, следует признать его огромный вклад в развитии правового государства у нас в стране. Во-первых, в сознании общества утвердилась идеология правового государства, против него сейчас никто не возражает, а во-вторых, созданы механизмы для функционирования правового государства: Парламент, Президент, Конституционный Суд, разделение властей[4] .

В наиболее развитом буржуазно-демократическом виде концепция правового государства является социальной ценностью всего человечества, удачным сочетанием общечеловеческих и классовых интересов. В основе правового государства, во-первых, должна лежать правовая экономика, а не командно-казарменная, обреченная на деградацию из-за отсутствия внутренних стимулов к труду. А, во-вторых, основой правового строя служит развитое гражданское общество. Гражданское общество — система экономических, духовных, культурных, нравственных, религиозных и других отношений индивидов, свободно и добровольно объединившихся в ассоциации, союзы, корпорации для удовлетворения своих духовных и материальных потребностей и интересов. Оно строится на принципе самоуправляемости, защищено традициями, обычаями, моральными нормами и правом вмешательства государства. Гос

mirznanii.com