Глобализация процесс: Тема 9. Мировая система и процессы глобализации

Содержание

Тема 9. Мировая система и процессы глобализации

Глобализация – расширение и усложнение взаимосвязей и взаимозави-симостей государств, формирования целостного мира.

Лучше понять суть феномена глобализации позволит выделение нескольких принципиальных форм его проявления:

  1. В политической сфере:
    • рост числа международных правительственных и неправительствен-ных организаций и движений;
    • ослабление жесткости государственных границ, что облегчило свободу передвижения граждан, товаров и услуг, капиталов и т.д.
  2. В экономической сфере:
    • унификация национальных экономик, приносящая выгоды странам, которые занимают наиболее сильные конкурентные позиции в мировой экономике;
    • либерализация торговли;
    • ограничение политики протекционизма;
    • введение системы мировых социально-экономических стандартов;
    • возрастание роли ТНК, выстраивающих свою экономическую стратегию в соответствии с законами мирового рынка;
    • развитие технического и технологического прогресса, который усиливает зависимость человека от техники;
    • усиление техногенной нагрузки на природу.
  3. В социально-культурной сфере:
    • переход функции интеграции к средствам массовой коммуникации;
    • распространение достижений науки, техники, культуры по всему миру;
    • процессы стандартизации в области образования, искусства, языка, образа жизни и т.д.

Процессы глобализации сегодня оказались в центре массового сознания по следующим причинам. Это и крушение социалистической системы, что позволило предположить победу либеральных ценностей в мировом масштабе; и информационная революция, которая связала различные регионы планеты; это и необходимость решать назревшие проблемы планетарного масштаба (экологические, энергетические, проблемы бедности, угроза терроризма и т.д.) общими усилиями стран мира.

Глобализация несет в себе риск глобального беспорядка, природа которого в самой сущности глобализации: подчинение мира единым принципам развития, единой воле, стремление перейти от различий к тождественности. Таким образом, процесс глобализации является весьма противоречивым, порождающим комплекс взаимосвязанных социальных проблем.

1. Глобализация, осуществляемая с целью создания всеобъемлющей интеграции, приводит к дезинтеграционным процессам в мире. Эти дезинтеграционные процессы проявляются в том, что идет фрагментация многонациональных государств: распад СССР, Югославии, Сербии и Черногории и т.д. Причем страны, заинтересованные в глобализации, поддерживают данные дезинтеграционные процессы, чтобы осуществить свое право на глобальное управление, обеспечивающее безусловное доминирование, четкое копирование наиболее ярких образцов социально-экономического, политического и культурного развития стран Запада во всем мире. Но в случае глобального доминирования одной или нескольких держав, пытающихся выстроить весь мир по своему единому проекту, мировая система лишается источников саморазвития, которое обеспечивается наличием разнообразия;

Парадокс заключается в том, что даже в развитых европейских странах, США, сильны дезинтеграционные процессы, которые проявляются в массовых акциях экономического, политического, этнического и религиозного характера.

2. Агрессивная государственная политика стран Запада и США, заключающаяся во вмешательстве во внутренние дела других государств под различными предлогами («соблюдение прав человека», «борьба с терроризмом») порождает ответные реакции со стороны не западных государств, отстаивающих свои национальные интересы. Сопротивление глобализационным процессам, воплощенное в глобальном терроризмес сильными религиозными мотивами, служит основанием для развития политики насилия, формирования «образа врага» (который после распада «восточного блока» восстановил равновесие системы «Восток-Запад») и является опасностью для мира в целом, угрозой существованию человеческой цивилизации.

На современном этапе общественного развития назрела необходимость преодоления противоречия между продолжающими действовать в западных странах старыми принципами насилия и конкуренции и новыми потребно-стями глобальной социальной безопасности, которая приемлет принципы сотрудничества и социального партнерства.

В новой геополитической ситуации, возникшей в последнее десятиле-тие, назрела необходимость определиться России, как полноправному члену мирового сообщества. Ускорившиеся процессы глобализации по времени совпадают с неолиберальной трансформацией российского общества. Но не-олибераильные цивилизационные стандарты в эпоху глобализации испытывают острое противоречие с ценностями национальной, культурной, религиозной идентичности. И Россия должная определиться с концепцией дальнейшего развития, чтобы не уйти на периферию мирового процесса. Сейчас можно лишь констатировать тот факт, что российское общество, перейдя из эпохи радикальных перемен в эпоху реформаторских преобразований, не смогло обрести смысловые координаты своего развития. Для того, чтобы перевести страну на рельсы устойчивого саморазвития, скоординировать процессы реформирования различных сфер жизнедеятельности общества, занять достойное место равноправного партнера в мировом сообществе, России необходимо определить ценностное и целевое поле дальнейшего существования, сформулировать общенациональную объединяющую идею и стратегическую цель развития.

Национальная идея России в XXI веке – это самобытное развитие на основе демократических принципов, адекватных условиям исторического развития страны, ментальности народа, принципам государственного устройства и властных тенденций.

Россия должна восстановить престиж своей страны на мировой арене не только за счет включения в экономическое, социальное, культурное пространство в планетарном масштабе, но и за счет самоопределения, утверждения собственных принципов существования.

Россия не должна придерживаться односторонней ориентации во внеш-ней политике – будь то в направлении Запада или Востока. Российская политика должна быть многовекторной, что будет способствовать интеграции евразийского пространства и отвечать глобальным тенденциям мирового развития.



  1. Каковы основные черты глобализационных процессов в мире?
  2. В чем заключаются основные противоречия процесса глобализации?
  3. В чем состоит роль России на мировой арене?

Потенциал и опасности глобализации — Тематический обзор МВФ

I.

Вступление

Термин «глобализация» приобрел выраженную эмоциональную окраску. Одни считают, что это полезный процесс, имеющий ключевое значение для развития мировой экономики в будущем, и что он неизбежен и необратим. Другие же относятся к нему враждебно, даже со страхом, считая, что глобализация ведет к увеличению неравенства между странами и в их пределах, порождает угрозу роста безработицы и снижения уровня жизни и служит тормозом на пути социального прогресса. В настоящей работе дается краткий обзор некоторых аспектов глобализации и делается попытка определить пути, открывающие всем странам возможность пользоваться плодами этого процесса, сохраняя при этом трезвость в оценке его потенциала и рисков.

Глобализация открывает широчайшие возможности для подлинно всемирного развития, однако темпы ее распространения неравномерны. Процесс интеграции в мировую экономику происходит в некоторых странах быстрее, чем в других. В странах, сумевших достичь интеграции, наблюдаются более высокие темпы роста и сокращения бедности.

Политика внешней ориентации принесла динамизм и процветание значительной части Восточной Азии, полностью преобразив этот регион, 40 лет назад находившийся в числе самых бедных в мире. В свою очередь, повышение уровня жизни создало возможности для развития демократии и продвижения вперед в решении таких экономических вопросов, как защита окружающей среды и улучшение условий труда.

В отличие от этого, для многих стран Латинской Америки и Африки, проводивших в 70-е и 80-е годы ХХ века политику внутренней ориентации, были характерны застой или спад экономики, увеличение бедности и ставшие нормой высокие темпы инфляции. Во многих случаях, особенно в Африке, проблемы усугублялись из-за неблагоприятного развития внешних условий. После того как эти страны изменили свою политику, уровень их доходов начал возрастать. В настоящее время происходит важный процесс их трансформации. Необходимо способствовать сохранению этой тенденции, а не попыткам переломить ее, и это станет наилучшим способом содействия экономическому росту, развитию и сокращению бедности.

Кризисы, разразившиеся в странах с формирующимся рынком в 90-е годы ХХ века, со всей очевидностью продемонстрировали, что открываемые глобализацией возможности не свободны от опасностей — опасностей, связанных с неустойчивостью потоков капитала, а также с порождаемой бедностью угрозой социальной, экономической и экологической деградации. Это, однако, не является основанием для отказа от намеченного курса. Напротив, все заинтересованные стороны — как в развивающихся странах, так и в странах с развитой экономикой, — а также, разумеется, инвесторы должны откликнуться на это готовностью к пересмотру политики в целях построения крепкой экономики и надежной мировой финансовой системы, способных обеспечить более быстрый рост и сокращение бедности.

Как помочь развивающимся странам, особенно самым бедным, в преодолении отставания? Ведет ли глобализация к усилению неравенства, или же она может помочь в искоренении бедности? И правда ли, что, интегрируясь в мировую экономику, страны неизбежно становятся подвержены нестабильности? Эти и некоторые другие вопросы освещаются в следующих разделах.

II. Что означает термин «глобализация»?

Экономическая «глобализация» представляет собой исторический процесс, являющийся результатом новаторства людей и технического прогресса. Этим термином называют все возрастающую степень интеграции стран во всем мире, обусловленную прежде всего торговыми и финансовыми потоками. Иногда под ним подразумевается также движение людей (труда) и знаний (технологий) через международные границы. Глобализации свойственны также более широкие культурные, политические и экологические параметры, которые здесь не рассматриваются.

В своей основе глобализация не таит ничего загадочного. Этот термин стал широко использоваться начиная с 80-х годов ХХ века в ответ на прогресс в технологической области, позволивший упростить и ускорить проведение международных операций, связанных как с торговыми, так и с финансовыми потоками. Он означает распространение за пределы национальных границ тех же рыночных сил, что уже в течение многих столетий пронизывали все уровни хозяйственной деятельности людей, будь то деревенские рынки, промышленные предприятия в городах или финансовые центры.

Рынки способствуют росту эффективности благодаря конкуренции и разделению труда — специализации, в результате которой люди и страны могут сосредоточивать свои усилия на том, что им удается лучше всего. Глобализация рынков открывает дополнительные возможности для выхода стран на новые и более широкие рынки во всем мире, а это означает расширение их доступа к потокам капитала, технологиям, более дешевому импорту и более широким экспортным рынкам. Однако рынки не обязательно служат гарантией того, что блага, приносимые повышением эффективности, достанутся всем без исключения. Страны должны проявить готовность к проведению необходимой политики, а в случае беднейших стран может понадобиться поддержка со стороны международного сообщества. 

III. Беспрецедентный рост, усиление неравенства: тенденции в динамике дохода в ХХ веке

Глобализация не является совершенно новым явлением. По мнению ряда аналитиков, 100 лет назад глобализация мировой экономики была ничуть не меньшей, чем сейчас. Однако в отличие от того времени сегодня значительно возросла степень развития и глубина интегрированности коммерческих и финансовых услуг. Наиболее разительным примером этого является интеграция финансовых рынков, достигнутая благодаря современным средствам электронной связи.

В ХХ столетии наблюдался беспрецедентный рост экономики, выразившийся в почти пятикратном увеличении мирового ВВП на душу населения. Однако темпы этого роста не были постоянными: самый мощный рост произошел во второй половине столетия, в период стремительного развития торговли, сопровождавшегося торговой, а также (как правило, несколько более поздней) финансовой либерализацией. На графике 1 столетие разбито на четыре периода. В период между двумя мировыми войнами мир повернулся спиной к интернационализму — или глобализации, как мы теперь его называем, — и страны замкнулись в пределах своих экономик, откатившись к протекционизму и всеобъемлющему контролю за движением капитала. Это стало одним из важнейших факторов разрушительных последствий периода 1913–1950 годов, в течение которого темпы роста дохода на душу населения упали ниже одного процента. На протяжении остальной части столетия рост дохода на душу населения превышал два процента, несмотря на беспрецедентные темпы роста населения, причем самых быстрых темпов он достиг в период послевоенного экономического бума в промышленно развитых странах.

История ХХ века характеризуется впечатляющим ростом среднего дохода, однако совершенно очевидно также, что этот прогресс был неравномерным. Увеличился разрыв между богатыми и бедными странами, равно как и между имущими и неимущими слоями населения в пределах стран. Для самой богатой четверти мирового населения душевой ВВП возрос в течение столетия примерно в шесть раз, а в случае беднейшей четверти этот рост составил менее трех раз (график 1б). Неравенство уровней доходов, безусловно, увеличилось. Однако, как отмечается ниже, ВВП в исчислении на душу населения не дает полного представления о происходящих процессах (см. раздел IV).

IV. Развивающиеся страны: какова степень их интеграции?

Глобализация означает все возрастающую степень интеграции мировых торговых и финансовых рынков. Однако насколько далеко продвинулись в этом процессе развивающиеся страны? Их успехи в преодолении отставания от стран с развитой экономикой были неоднозначными. Из графика 2а видно, что доход на душу населения в ряде стран, прежде всего в Азии, начиная с 1970 года стал быстро сближаться с уровнями дохода в промышленно развитых странах. В то же время значительное число развивающихся стран добилось лишь медленного продвижения вперед или же допустило еще большее отставание. В частности, в Африке душевые доходы снизились относительно доходов в промышленно развитых странах, а в некоторых странах наблюдалось их снижение в абсолютных показателях. Объяснение этих процессов отчасти можно найти на графике 2б, из которого видно, что отставание успешно преодолевают страны, для которых характерны высокие темпы роста торговли.

Давайте рассмотрим четыре аспекта глобализации:

  • Торговля. В совокупности доля развивающихся стран в мировой торговле увеличилась: с 19 процентов в 1971 году до 29 процентов в 1999 году. Однако график 2б свидетельствует о глубоких различиях между крупнейшими регионами. Например, страны Азии с новой индустриальной экономикой добились высоких показателей, в то время как для Африки в целом характерны плохие результаты. Важное значение имеет также структура экспорта стран. Существенно опережающими темпами шел рост экспорта продукции обрабатывающей промышленности. Доля первичных продуктов в мировом экспорте (таких как продукты питания и сырье), производством которых нередко занимаются беднейшие страны, сократилась.
     
  • Движение капитала. График 3 служит иллюстрацией явления, нередко ассоциируемого с процессом глобализации, — резкого возрастания притока частных капиталов в развивающиеся страны в течение большей части 90-х годов ХХ века. Из графика видно также, что а) этот рост произошел вслед за периодом особенно выраженного «пересыхания» этих потоков в 80-е годы, что б) чистые притоки официальной «помощи» или помощи на цели развития заметно сократились с начала 80-х годов и что в) структура частных потоков претерпела радикальные изменения. Наиболее важной категорией стали прямые иностранные инвестиции. Портфельные инвестиции и банковские кредиты также увеличились, однако они характеризовались большей неустойчивостью и особенно резко сократились вслед за финансовыми кризисами в конце 90-х годов.
     
  • Перемещение людей. Отчасти передвижение работников из одной страны в другую объясняется желанием найти лучшие возможности для трудоустройства. Число участвующих в таком перемещении людей все еще довольно незначительно, однако за период с 1965 по 1990 год доля рабочей силы, представленная родившимися в другой стране, возросла в мировом масштабе примерно наполовину. В основном миграция происходит между развивающимися странами. Тем не менее, приток переселенцев в страны с развитой экономикой, по-видимому, служит средством, благодаря которому сокращается разрыв между размерами заработных плат в мире. Этот процесс может также в потенциале способствовать обратной передаче навыков в развивающие страны и повышению уровня зарплат в этих странах.
     
  • Распространение знаний (и технологий). Обмен информацией составляет неотъемлемый, хотя иногда и не привлекающий должного внимания, аспект глобализации. Например, прямые иностранные инвестиции приносят с собой не только увеличение реальных капитальных фондов, но и технические новшества. В более общем плане укажем, что приобретение знаний производственных методов, управленческих приемов, экспортных рынков и экономической политики требует весьма низких издержек, хотя такие знания представляют собой чрезвычайно ценный ресурс для развивающихся стран. 

В настоящей работе подробно не рассматривается особый случай стран, совершающих переход от плановой к рыночной экономике, степень интеграции которых в мировую экономику также возрастает. Более того, сам термин «страны с переходной экономикой» утрачивает свою полезность. Некоторые из этих стран (например, Польша и Венгрия) по своей структуре и результатам деятельности весьма быстро сближаются со странами с развитой экономикой. Другие же (такие как большинство стран бывшего СССР) сталкиваются с долгосрочными структурными и институциональными проблемами, аналогичными проблемам, стоящим перед развивающимися странами.

V. Ведет ли глобализация к увеличению бедности и неравенства?

В течение ХХ столетия средний доход на душу населения в мире заметно возрос, однако этот рост заметно различался от одной страны к другой. Очевидно, что разрыв в уровнях дохода между богатыми и бедными странами на протяжении многих десятилетий продолжал увеличиваться. В последнем издании «World Economic Outlook» («Перспективы развития мировой экономики») приводятся результаты изучения 42 стран (представляющих почти 90 процентов мирового населения), по которым имеются данные за весь ХХ век. Делается вывод, что хотя произошло заметное возрастание объемов производства на душу населения, распределение дохода среди стран стало менее равномерным, чем в начале столетия.

Однако показатели дохода не дают полного представления о реальной ситуации. Если взять более широкие показатели благосостояния, в которых учитываются социальные условия, то окажется, что беднейшие страны добились существенного прогресса. Например, такие страны с низким уровнем дохода, как Шри-Ланка, достигли весьма впечатляющих социальных результатов. В одной из последних работ2 указано, что сравнение стран на основе индикаторов социального развития ООН (ИСР), принимающих во внимание образование и среднюю вероятную продолжительность жизни, дает картину, совершенно отличную от той, которая рисуется при использовании одних только данных о доходе. 

И действительно, разрыв, возможно, даже сократился. Из вышеупомянутого исследования вытекает вывод о наличии значительной разницы между тем, что можно назвать «разрывом в доходах», и «разрывом в ИСР». Сегодня уровни дохода (с поправкой на инфляцию) в бедных странах все еще заметно уступают уровню дохода ведущих стран мира в 1870 году. Причем разрыв в доходах даже увеличился. Однако, если судить по ИСР, то окажется, что сегодняшние бедные страны намного превзошли тот уровень, на котором находились ведущие страны в 1870 году. В основном это связано с тем, что достижения в медицинской области и повышение уровня жизни позволили значительно увеличить среднюю вероятную продолжительность жизни.

Однако каким бы ни было сужение разрыва в ИСР в долгосрочном плане, все еще слишком многие оказываются за бортом. Вероятная продолжительность жизни, возможно, увеличилась, однако никакого повышения качества жизни многие так и не ощутили, а многие, как и раньше, пребывают в крайней нищете. К тому же, распространение СПИДа во всей Африке на протяжении последнего десятилетия приводит к снижению средней вероятной продолжительности жизни во многих странах.

В результате еще более безотлагательными стали меры политики, конкретно направленные на искоренение бедности. Страны, достигшие высоких показателей экономического роста и продолжающие проводить надлежащую политику, могут рассчитывать на устойчивое сокращение бедности, поскольку между ростом и сокращением бедности существует, как показывают последние данные, по меньшей мере, однозначная линейная зависимость. Реализация же мер, четко ориентированных на защиту неимущих, например в форме точно нацеленных социальных расходов, позволит еще больше повысить вероятность того, что экономический рост станет дополнительно стимулировать ускоренное сокращение бедности. Для всех разработчиков экономической политики, включая МВФ, это должно стать еще одним убедительным доказательством необходимости уделять более пристальное внимание задаче сокращения бедности.

VI. Как сократить сроки, необходимые для преодоления отставания бедных стран? 

Повышение жизненного уровня достигается за счет накопления реального капитала (инвестиций), человеческого капитала (труда) и технического прогресса (того, что экономисты называют общей продуктивностью факторов производства)3 . Существует множество факторов, способных помочь или помешать этим процессам. Опыт стран, добившихся быстрого роста объемов производства, свидетельствует о важности создания условий, способствующих долгосрочному возрастанию дохода на душу населения. Экономическая стабильность, институциональное строительство и структурные реформы имеют для долгосрочного развития, по меньшей мере, столь же важное значение, как и финансовые трансферты, при всей полезности последних. Что действительно важно, так это создать полный пакет, объединяющий меры политики, финансовую и техническую помощь и, при необходимости, облегчение бремени задолженности.

В состав компонентов такого пакета могли бы войти:

  • макроэкономическая стабильность, необходимая для создания условий, благоприятствующих инвестициям и сбережениям;
  • политика внешней ориентации, которая будет способствовать росту эффективности благодаря развитию торговли и инвестиционной деятельности; 
  • структурная реформа, направленная на поощрение внутренней конкуренции; 
  • крепкие институты и эффективные органы государственного управления, которые будут содействовать надлежащему управлению; 
  • образование, профессиональная подготовка, научные исследования и разработки, необходимые для повышения производительности; 
  • управление внешним долгом для обеспечения наличия ресурсов, достаточных для поддержки устойчивого развития.  

Все эти меры должны быть направлены на содействие реализации разработанной самой страной стратегии действий по сокращению бедности, предусматривающей осуществление ориентированных на защиту неимущих мер, обеспеченных достаточным бюджетным финансированием, в том числе в области здравоохранения, образования и построения прочной системы социальной защиты населения. Принятие подхода, обеспечивающего участие всех заинтересованных сторон, в том числе путем проведения консультаций с широкой общественностью, значительно повысит вероятность успеха такой политики.

Страны с развитой экономикой могут внести существенный вклад в облегчение интеграции стран с низким уровнем дохода в мировую экономику посредством следующего.

  • Содействие развитию торговли. Сейчас рассматривается предложение о предоставлении неограниченного доступа к рынкам для всех товаров, экспортируемых их беднейших стран. Такая мера должна помочь этим странам перейти от специализации на производстве первичных продуктов к производству готовых изделий, предназначенных для экспорта.
     
  • Содействие притоку частного капитала в страны с низким уровнем дохода, в частности притоку прямых иностранных инвестиций, приносящих двойную пользу в форме стабильного притока финансовых ресурсов и передачи технологий. 
     
  • Дополнение мер по ускоренному облегчению бремени задолженности повышением уровня новой финансовой поддержки. Официальная помощь на цели развития сократилась до 0,24 процента ВВП (1998 год) в странах с развитой экономикой (в то время как целевой показатель ООН был установлен на уровне 0,7 процента). Бывший директор-распорядитель МВФ Мишель Камдессю сказал по этому поводу следующее: «Ссылки на усталость от оказания помощи не только не выдерживают критики, но и попахивают откровенным цинизмом в период, когда на протяжении последнего десятилетия страны с развитой экономикой имели возможность наслаждаться благами длительного мира». 

МВФ поддерживает процесс реформ в беднейших странах посредством своего нового Механизма финансирования на цели сокращения бедности и содействия экономическому росту. Наряду с этим, он принимает участие в облегчении бремени задолженности в рамках инициативы в отношении долга бедных стран с высоким уровнем задолженности4 .

VII. Угрожает ли глобализация интересам рабочих в странах с развитой экономикой? 

Тревоги по поводу глобализации не обошли стороной и страны с развитой экономикой. Насколько обоснованными являются опасения относительно того, что конкуренция со стороны «стран с низкими уровнями заработной платы» ведет к вытеснению рабочих с высокооплачиваемых рабочих мест и снижению спроса на работников низкой квалификации? Не являются ли экономические и общественные изменения, происходящие в этих странах, прямым следствием глобализации?

Экономика находится в состоянии непрерывного обновления, и углубление глобализации является лишь одной из целого ряда постоянных тенденций. В число таких тенденций входит и то, что по мере созревания экономики в промышленно развитых странах она становится все более ориентированной на оказание услуг в целях удовлетворения изменяющихся потребностей населения этих стран. Еще одна тенденция заключается в смещении в сторону более высококвалифицированных работ. Однако согласно всем имеющимся данным, такие изменения происходили бы (хотя и не обязательно такими же темпами) независимо от наличия или отсутствия процесса глобализации. Более того, глобализация делает эти процессы менее болезненными и дорогостоящими для экономики в целом, поскольку приносит выгоды в виде потоков капитала, технологических нововведений и более низких цен на импортные товары. Экономический рост, занятость и жизненный уровень населения — все эти показатели превышают уровень, на котором они находились, если бы экономика была закрытой.

Однако эти блага, как правило, неравномерно распределяются среди различных групп населения в пределах стран, и некоторые из этих групп могут оказаться в проигрыше. Например, работникам испытывающих спад устаревающих отраслей может оказаться непросто перейти в новые отрасли.

Какую политику следует проводить в ответ на эти проблемы? Должны ли органы государственного управления пытаться защитить конкретные группы, например, низкооплачиваемых работников или старые производства, путем введения ограничений на торговлю или перемещение капитала? Такой подход, возможно, кому-то поможет в ближайшей перспективе, однако в конечном счете достигаться это будет за счет жизненного уровня населения в целом. Вместо этого правительствам необходимо проводить политику, направленную на содействие интеграции в мировую экономику и в то же время предусматривающую практические меры по оказанию помощи пострадавшим в результате изменений. Процветанию экономики в целом будет более способствовать политика, ориентированная на поддержку глобализационных процессов путем придания более открытого характера экономике и одновременно учитывающая необходимость обеспечения всеобщего доступа к благам. В центре внимания государственной политики должны находиться две важные области:

  • образование и профессиональная подготовка, в целях предоставления работникам гарантированной возможности приобретения необходимых навыков в условиях динамичных изменений в экономике; 
  • точно нацеленные системы социальной защиты, предназначенные для оказания помощи потерявшим работу. 

VIII. Являются ли периодические кризисы неизбежным следствием глобализации?

Череда кризисов в 90-е годы ХХ века — в Мексике, Таиланде, Индонезии, Корее, России и Бразилии — была воспринята рядом людей как доказательство того, что финансовые кризисы являются прямым и неизбежным результатом глобализации. Действительно, и в странах с развитой экономикой, и в странах с формирующимся рынком стал обсуждаться вопрос о том, усложняется ли экономическое управление вследствие глобализации (вставка 1). 

Вставка 1.  Ведет ли глобализация к ограничению национального суверенитета в выработке решений в области экономической политики? 

Усложняется ли с ростом интеграции, прежде всего в финансовой сфере, процесс государственного управления экономической деятельностью, например, в результате того, что у правительств сокращается возможность выбора ставок налогообложения и налоговых режимов или ограничивается свобода действий в области денежно-кредитной или валютной политики? Если исходить из того, что каждая страна стремится к достижению устойчивого роста, низкой инфляции и социального прогресса, то глобализация, как о том свидетельствуют последние 50 лет, содействует достижению этих целей в долгосрочном плане. 

В краткосрочном же плане, как мы убедились в последние несколько лет, неустойчивость потоков краткосрочного капитала может представлять угрозу для макроэкономической стабильности. Из этого следует, что в мире интегрированных финансовых рынков страны будут подвергаться все большему риску, если будут проводить политику, не способствующую финансовой стабильности. В равной мере это будет дисциплинировать и частный сектор, которому все сложнее будет повышать уровень зарплаты и устанавливать надбавки к ценам, в результате которых страна утратит свою конкурентоспособность.

Но существует и другая разновидность риска. Иногда инвесторы — особенно краткосрочные — придерживаются слишком оптимистичных взглядов на перспективы страны, и приток капитала может продолжаться даже после того, как произошло чрезмерное смягчение экономической политики. В этом случае страна сталкивается с риском того, что перемены в настроении инвесторов могут привести к внезапному и массовому изъятию капитала из страны.

Говоря вкратце, глобализация не ведет к ограничению национального суверенитета. Она создает мощный стимул для проведения надежной государственной экономической политики. Она может стимулировать частный сектор к проведению тщательного анализа риска. В то же время, потоки краткосрочных инвестиций могут оказаться чрезвычайно неустойчивыми.

Усилия по стабилизации международных потоков капитала занимают центральное место в продолжающейся работе по укреплению международной финансовой архитектуры. В этой связи иногда высказываются опасения по поводу того, что глобализация ведет к отмене правил и ограничений, регулирующих предпринимательскую деятельность. Эти опасения абсолютно беспочвенны — напротив, одной из основных целей работы по совершенствованию международной финансовой архитектуры является разработка стандартов и кодексов, основанных на международно признанных принципах, пригодных для применения в самых разных национальных условиях.

Очевидно, что развитие кризисов происходило бы совсем по-иному, если бы не было такой открытости перед мировыми рынками капитала. С другой же стороны, эти страны не могли бы достичь столь впечатляющих успехов в экономическом росте, если бы не существовало таких финансовых потоков.

Это были сложные по своему характеру кризисы, порождаемые взаимодействием упущений в национальной политике стран с недостатками международной финансовой системы. Правительства отдельных стран и международное сообщество в целом предпринимают сейчас шаги, направленные на снижение риска таких кризисов в будущем.

На национальном уровне некоторые страны, даже те, которые имели впечатляющий перечень экономических достижений, оказались не полностью готовыми противостоять потенциальным потрясениям, распространение которых могло произойти через международные рынки. Макроэкономическая стабильность, финансовая надежность, открытость экономики, прозрачность и надлежащее управление — наличие всех этих условий имеет решающее значение для стран, являющихся участниками мировых рынков. Однако ни одна из стран не соответствовала этим условиям в одном или нескольких отношениях.

На международном уровне были нарушены несколько важных линий обороны от наступления кризиса. Инвесторы не оценивали риски надлежащим образом. Органы регулирования и надзора в главных финансовых центрах недостаточно пристально следили за развитием событий. И не было достаточной информации о ряде международных инвесторов, прежде всего об офшорных финансовых учреждениях. В результате рынки были склонны вести себя, подчиняясь «стадному чувству», выражавшемуся во внезапных перепадах настроений среди инвесторов и стремительном перемещении капитала, особенно в форме краткосрочного финансирования, внутрь страны и за ее пределы.

Международное сообщество отреагировало на глобальные масштабы кризиса непрерывными усилиями по совершенствованию архитектуры международной валютно-финансовой системы. Общая цель заключается в обеспечении большей прозрачности, справедливости и эффективности в работе рынков. Ведущую роль в этих усилиях предстоит сыграть МВФ, о чем более подробно говориться в отдельных информационных сводках5 .

IX. Роль институтов и организаций

В процессе глобализации важная роль принадлежит национальным и международным организациям, на работу которых неизбежно влияют различия в культуре. Наверное, будет уместнее предоставить возможность высказаться по поводу роли институтов независимому комментатору:

«…То, что возникновение глубоко интегрированных товарных и финансовых рынков сопровождалось напряженностью в торговых отношениях и финансовой нестабильностью, не должно вызывать удивления… Удивительным скорее является то, что эти проблемы не приобрели еще более серьезного характера в современных условиях, где имеет место неизмеримо более высокая степень интеграции товарных и финансовых рынков».

«Одно из возможных объяснений (этого удивительного факта) лежит в стабилизирующей роли созданных за это время институтов. На национальном уровне такими институтами являются системы социальной и финансовой защиты. На международном уровне — это ВТО, МВФ, Базельский комитет по банковскому надзору. Эти организации, возможно, далеко не совершенны, но лучше иметь их, чем не иметь ничего, если судить исходя из исторически сложившейся корреляции между уровнем интеграции с одной стороны и уровнем торговых конфликтов и финансовой нестабильности с другой».6(кавычки добавлены)

X. Заключение

По мере развития глобализации практически во всех странах происходило заметное улучшение условий жизни (особенно если измерять их по более широким показателям благосостояния). При этом, однако, наиболее разительных успехов достигли страны с развитой экономикой и лишь немногие из развивающихся стран.

Расширение разрыва между доходами в странах с высоким уровнем дохода и странах с низким уровнем дохода не может не вызывать озабоченности. Глубокую тревогу вызывает и то, что значительное число жителей земного шара пребывает в крайней нищете. Однако было бы ошибочно поспешно заключать из этого, что причиной этого разрыва является глобализация или что нельзя ничего сделать для исправления такого положения. Наоборот, страны с низким уровнем дохода не смогли интегрироваться в мировую экономику столь же быстро, как и другие страны, отчасти по причине избранной ими политики и отчасти из-за неподдающихся контролю факторов. Ни одна страна, тем более беднейшая, не может позволить себе оставаться в изоляции от мировой экономики. Каждая страна должна стремиться к сокращению бедности. Международное сообщество должно попытаться (путем укрепления международной финансовой системы, посредством торговли и содействия) помочь беднейшим странам в их усилиях интегрировать в мировую экономику, достичь более быстрых темпов роса и сократить бедность. Именно таким путем можно будет обеспечить доступ к благам глобализации для всех людей во всех странах. 


1Вопросы, рассматриваемые в данном разделе, более подробно освещаются в майском выпуске 2000 года «Перспектив развития мировой экономики» (World Economic Outlook,International Monetary Fund, Washington D.C., May 2000).
2 Nicholas Crafts, Globalization and Growth in the Twentieth Century, IMF Working Paper, WP/00/44, Washington DC, April 2000.
3 Вопросы, рассматриваемые в данном разделе, более подробно освещаются в майском выпуске 2000 года «Перспектив развития мировой экономики» (World Economic Outlook, International Monetary Fund, Washington D.C., May 2000).
4 Их описание можно найти в информационных сводках «The Poverty Reduction and Growth Facility (PRGF) — Operational Issues», и «Overview: Transforming the Enhanced Structural Adjustment Facility (ESAF) and the Debt Initiative for the Heavily Indebted Poor Countries (HIPCs)», которые можно прочитать на сайте МВФ в Интернете: www.imf.org.
5 См.: «Progress in Strengthening the Architecture of the International Monetary System»: http://www.imf.org/external/np/exr/facts/arcguide.htm , а также: Guide to Progress in Strengthening of the International Financial System: http://www.imf.org/external/np/exr/facts/arcguide.htm.
6 Bordo, Michael D., Barry Eichengreen, and Douglas A. Irwin, Is Globalization Today Really Different than Globalization a Hundred Years Ago? Working Paper 7195, National Bureau of Economic Research, Cambridge, MA, June 1999.

Процесс глобализации и управление предприятием


международные экономические отношения

Елена Мешайкина

Мешайкина Елена Ивановна — кандидат экономических наук, доцент кафедры менеджмента и маркетинга Брестского государственного технического университета

Глобализация — это понятие, которое в последние годы находит все более широкое применение. Оно играет центральную роль в дискуссиях политиков, экономистов, социологов, не только имеет теоретическое значение, но также является политическим и идеологическим лозунгом, мобилизирующим сторонников и оппонентов к определенным действиям. Глобализация — одно из наиболее характерных явлений в мировой экономике конца ХХ—начала ХХI в. Она часто блокируется или замедляется различными способами, но в то же время усиливается посредством создания глобальных институтов, в большей или меньшей степени регулирующих экономическую активность в мире. Национальное измерение этой активности постепенно, сначала через регионализацию, затем более широко, принимает характеристики глобальной стратегии. Новые условия хозяйствования и соотношения типа «центр» и «периферия», существенные изменения в структуре мирового рынка и международного разделения труда вызвали процесс адаптации, охвативший большинство стран, что придало ему глобальный характер. Однако это не означает, что его содержание и цели однородны в различных государствах. Направления, по которым проводятся изменения, определяются условиями функционирования национальных экономик, силы государств, структур собственности и др. Главной всегда остается цель, которая ставится в рамках данного народного хозяйства или мира как единого целого. Поэтому процессы, происходящие в мировой экономике, являющиеся выражением необходимости подчинения новой системе и охватывающие все большее число стран, позволяют предположить, что имеет место глобальная трансформация.

Все это ставит новые серьезные задачи как для традиционной теории экономических наук, так и для практики хозяйственной жизни. При этом особое значение приобретают три основные группы процессов преобразований:

— прогрессирующее все более быстрыми темпами разделение мировой экономической системы, приводящее к углублению разрыва между «богатыми» и «бедными» странами наряду с дальнейшим расслоением последних;
— развитие новых форм сотрудничества и нового международного разделения труда в «богатых» странах, приводящее к углублению интеграции и взаимозависимости в рамках высокоразвитых капиталистических экономик;
— распад европейской социалистической системы и рыночная трансформация входящих в нее стран.

Глобализация — это процесс, который был начат и стимулировался экономически наиболее развитыми странами (США, государства Западной Европы и Япония). Однако он осуществляется при полной апробации остальных участников международных отношений, хотя степень их вовлеченности и осознания глубины преобразований очень различна, что автоматически отражается на значимости проводимых изменений и их динамике в каждой стране. Можно утверждать, что глобализация опирается, с одной стороны, на взаимозависимость стран, регионов, а с другой — на неравномерность их экономического развития. Необходимым ее условием является внутренняя и внешняя либерализация экономик. Первая стабилизирует народное хозяйство страны, согласует принципы его функционирования с международным окружением, что ограничивает риск инвестирования и способствует притоку иностранного капитала. В странах, запаздывающих с либерализацией своих экономик, снижается конкурентоспособность производителей и товаров, что имеет особое значение в условиях усиливающейся конкуренции. Вторая охватывает обмен товарами, капиталом, услугами, людьми, что обусловливает более легкий импорт современных технологий.

Роль и последствия глобализации воспринимаются и оцениваются по-разному. Некоторые считают ее основным двигателем технологического и экономического развития, катализатором цивилизационного прогресса в мировом масштабе, гарантом открытости рынков и свободного перемещения товаров, идей и людей, реальной силой формирования единого общемирового сообщества. Другие, наоборот, рассматривают ее как процесс, уничтожающий рабочие места и надежды на справедливое распределение того, что производит человечество, как темную, бездушную силу, размывающую суверенитет государств и приводящую к бездумной унификации культур [11]. Это две крайние точки зрения, каждая из которых видит только одну, светлую или темную, сторону процесса. А ведь глобализация — это сложное, многоаспектное явление, имеющее свои позитивы и негативы. Как практически каждый объективный феномен, оно связано и с угрозами, и со многими шансами и полезными возможностями, поэтому только всесторонний, идеологически непредвзятый анализ может помочь лучше и полнее его понять.

Исходя из приведенных рассуждений, можно предложить следующее понимание рассматриваемого явления. Глобализация — это объективный процесс уплотнения разнородных связей и влияний в мировом масштабе, который заключается в том, что: во-первых, глобальное перемещение капиталов, товаров, людей и информации становится все более интенсивным; во-вторых, в результате этого радикально возрастает восприимчивость отдельных государств и народов к разнообразным обусловленностям и воздействиям международной среды.

В качестве основных и наиболее типичных можно выделить следующие виды решающих факторов глобализации: рыночные, финансовые, технологические, правовые и политические, культурные, экологические [6; 7; 8]. Каждый из них имеет свое значение и относится к конкретным формам, ситуациям и процессам.

Рыночные факторы касаются глобальных рынков и глобальных стратегий конкуренции. Одним из наиболее ярких примеров, подтверждающих явление глобализации рынка, может служить понятие мирового продукта. Появляется все больше товаров, о которых можно сказать: произведено в мире. Создается общее пространство, стирающее национальные, региональные и международное измерения. О глобализации рынка свидетельствуют два фактора. Во-первых, проектирование, развитие, производство, распределение и потребление в мировом масштабе товаров и услуг, созданных с использованием инструментов, в свою очередь разработанных и ставших доступными в мировом масштабе, среди которых: патенты, базы данных, технологии, транспорт, средства коммуникации. Во-вторых, создание мировой организации фирм, действующих во всем мире, капитал которых в значительной степени принадлежит акционерам, живущим в разных странах. Их культура открыта, нацелена на весь мир и подчиняется мировой стратегии. Трудно определить их территориальную, хозяйственную, правовую, технологическую специфику из-за сильных взаимосвязей, возникающих между предприятиями, инфраструктурами и предписаниями на различных фазах проектирования, производства, распределения и потребления товаров и услуг. Глобализация рынка как явление касается всех сфер его функционирования. Изменениям подлежат все связанные с ним институты. Эволюции подвержены способы мышления, правила и нормы поведения. Функционирование на глобальном рынке накладывает на поведение участников качественно совершенно иные ограничения, чем те, которые связаны с логикой функционирования на национальном или региональном рынке. Важным элементом, а одновременно и фактором глобализации рынка является динамичное развитие транснациональных корпораций (ТНК) и их новая форма сотрудничества, заключающаяся в организации сетей. Конкуренция на мировом рынке носит также глобальный характер. Субъекты хозяйствования стараются ее заменить стратегическими альянсами в глобальном масштабе, т. е. создают условия, характерные для кооперации. Складывающаяся в результате ситуация характеризуется взаимодействием связанных сетью фирм и формированием между отдельными их группами новой конкурентной борьбы за мировое лидерство. В такой действительности основным хозяйствующим субъектом становится глобальная фирма. Она приобретает ключевое значение в экономике. Именно корпорации легче всего переживают угрозы, которые несет глобализация, так как являются наиболее эластичными и открытыми к изменениям.

Финансовые факторы связаны с глобальным перемещением капиталов, денег и трансфером собственности. Глобализация финансов имеет свои положительные и отрицательные стороны. К первым можно отнести тот факт, что она позволяет намного быстрее, чем ранее, пройти начальную стадию экономического развития. Ко вторым — дестабилизирующее влияние на экономику государств, где существуют проблемы в социально-экономических структурах и механизмах, и способствование быстрому распространению в мировом масштабе последствий финансового кризиса, произошедшего в какой-либо стране. Результатом глобализации финансовых рынков является также интернационализация собственности. В настоящее время в качестве главного источника международных инвестиций выступают крупные фирмы, которые создают свои филиалы в других странах или выкупают местные предприятия, вследствие чего международная торговля вытесняется производством в международном масштабе. В 1990 г. размер мировых торговых оборотов составлял 380 млрд дол. США, а стоимость продукции международных предприятий — 4400 млрд. Вслед за интернационализацией хозяйственной деятельности прогрессирует процесс интернационализации собственности. Производственные процессы становятся все более мобильными. Предприятия стараются производить товары как можно ближе к своим клиентам, а такие факторы, как доступность сырья или дешевой рабочей силы при выборе локализации, уже не так важны, как ранее. Международные фирмы размещают свои инвестиции там, где можно получить большую прибыль.

Технологические факторы относятся к глобализации исследований, внедрений, инноваций и технологий. Феномен техноглобализма можно рассматривать в трех категориях: как глобальную эксплуатацию технологий, глобальное технологическое сотрудничество, глобальное генерирование технологий [1; 9; 12]. Технологический прогресс привел к тому, что мир, вместо того чтобы расшириться, в сознании людей уменьшился, стал «глобальной деревней». Осуществляется переход от экономики, в которой стратегическим богатством был капитал, к экономике, где таким богатством являются знания и информация. Так, как транспортная сеть перемещала продукты в индустриальном обществе, сейчас телекоммуникационная сеть, Интернет, электронные банки «перемещают» продукты постиндустриального общества.

Правовые и политические факторы затрагивают проблемы унификации правового регулирования, методов управления в глобальном масштабе и интеграции социальных, экономических и политических систем в универсальную мировую систему. Основой глобального порядка выступает соответствующая система регулирования, которая устанавливает комплекс правовых и других норм, определяющих допустимое поведение хозяйствующих субъектов в масштабах всего мира. Сегодня невозможно представить себе сформированный глобальный порядок, характеризующийся высокой степенью согласованности и гармоничности и в то же время являющийся относительно справедливым для всех участников, основанным на сотрудничестве и благоразумной конкуренции, без наличия соответствующих институтов и инструментов регулирования. Целью является, среди прочего, создание безопасных условий для функционирования микроэкономических субъектов, государств и народов.

Культурные факторы глобализации — это конвергенции стилей жизни и моделей потребления в мировом масштабе и универсализации сознания и культуры. В настоящее время основные стандарты массового потребления, хотя и становятся все более сложными и непостоянными, доступны всем желающим. Появляется так называемая модель потребления постиндустриального общества, где наряду со стремлением к достижению материальных ценностей ставятся цели нематериального характера (здоровье, отдых, образование и т. п.). Процесс глобализации стилей жизни усиливает «идеологическая промышленность», которая принимает на себя роль производителя и дистрибьютора идеологических элементов — представлений, образов и убеждений, проникающих во все социальные группы и сосредоточивающихся вокруг общих целей и ценностей. Унификация мира, довольно далеко продвинувшаяся в экономике и политике, в отношении культуры происходит медленно, темпы данного процесса к тому же замедляются неравенством в распределении благ и ресурсов между отдельными людьми, слоями общества и народами, существующими системными или религиозными делениями. Характерной чертой современных мировых отношений является наличие двух противоположных ярко выраженных тенденций, касающихся практически каждой сферы: стремление, с одной стороны, к уподоблению (униформизации), с другой — к дифференциации. Первой из них способствует прежде всего развитие науки и техники, в результате которого происходит быстрое и широкое распространение так называемой массовой культуры. Это приводит к тому, что жители всего мира имеют подобные склонности, моду, обычаи и даже взгляды. Вторая тенденция заключается в том, что отдельные сообщества хотят сохранить и углубить свои этнические отличия, традиции и культурные признаки. С этим процессом связаны многие проявления национальной и расовой неприязни, манифестации ксенофобии, которые парадоксально вытекают из процессов униформизации.

Экологические факторы характеризуют состояние окружающей среды и взаимоотношение с ней человека. Все чаще возникает вопрос о способности планеты удовлетворить резко растущие потребности населения. Разрушение природной среды — это наиболее глобальная, общая для всей планеты угроза для современного мира. Это результат независимых решений миллиардов индивидуальных потребителей ее ресурсов. Следовательно, его причины можно искать в детерминантах этих индивидуальных решений: широкой информации о том, как влияет на природу необдуманное использование ресурсов; предпочтениях потребителей; доступных производителям технологиях; рыночной стоимости ресурсов и т. п. В деятельности людей во всех сферах жизни должен доминировать принцип рациональности в глобальном масштабе, когда каждое поколение принимает на себя обязательство предоставления и обеспечения каждому последующему поколению таких же шансов развития.

В условиях глобализации существенным образом меняется положение предприятий. Выдающийся американский экономист, лауреат Нобелевской премии Г. Дж. Стиглер определил рыночную экономику в рамках национального народного хозяйства как строй, основанный на предприятии [14]. Современную рыночную экономику, функционирующую на глобальном рынке, с механизмом распределения без учета границ государств, можно определить как систему, основанную на транснациональных сетях предпринимательства. Ответом на качественные изменения в технике передачи информации, на изменение роли отдельных факторов производства, способом адаптации к либерализации международных экономических отношений, позволяющей все более свободно размещать производство на глобальном рынке, являются транснациональные корпорации.

В глобальной экономике эффективным и конкурентоспособным будет тот, кто:

— сможет применить информационную и телекоммуникационную системы, чтобы узнать мировой рынок факторов производства и сбыта: ведь именно он будет в состоянии получить выгоду от соотношения недостатка и избытка ресурсов в глобальном масштабе и осуществить выбор места и способов их использования;
— знает, что конкурентное преимущество определяется интеллектуальным капиталом и заботой о его производительности, лучше всего посредством объединения с факторами, в достаточном количестве имеющимися на глобальном рынке: тогда масштаб производства создаст условия как для финансирования, так и для окупаемости внедрения достижений технико-технологического прогресса.

В предметной литературе существуют различные подходы к ТНК: одни рассматривают их как ответ на качественные изменения в мировой экономике, другие — как фактор, вызывающий глобализацию [2; 5]. Правы и те, и другие, так как взаимозависимости здесь являются очень сильными. Несомненно одно: транснациональные корпорации — это такие организации, которые стремятся к производству и продаже товаров и услуг на многих заграничных рынках, чтобы посредством оптимального объединения факторов в глобальном масштабе и адаптации производства к локальным требованиям максимизировать экономическую выгоду. Поэтому развитие ТНК является не только результатом прогрессирующей либерализации международных торговых отношений. Их следует рассматривать и как независимый самостоятельный фактор, ускоряющий, а часто вынуждающий либерализацию. ТНК располагают огромным капиталом и спросом, которого так сильно недостает менее развитым странам, следовательно, обладают реальной силой «убеждения» в обоснованности создания для них условий деятельности.

В настоящее время развитие ТНК является наилучшим свидетельством распространения процесса глобализации. В течение нескольких лет их число увеличилось примерно на 50 %. В середине 90-х гг. ХХ в. действовали около 40 тыс. корпораций, которые имели примерно 250 тыс. заграничных филиалов. Объем их продаж (около 7 млрд дол. США) уже тогда превышал объем продаж в рамках традиционных торговых сделок. Сейчас в мире функционируют более 60 тыс. ТНК и около 500 тыс. их заграничных филиалов. Они производят более 1/3 мирового объема промышленной продукции и примерно 25 % мирового валового продукта. Объем продаж ТНК на 30 % превосходит объем мирового экспорта, а темпы его роста превышают темпы роста глобального экспорта.

Интернационализация и глобализация предприятий реализуется в основном внешним методом, т. е. посредством международных фузий и присоединений. Он дает возможность быстрой и эффективной экспансии на зарубежные рынки, поскольку ликвидирует конкуренцию и сохраняет лучшие ресурсы функционирующих на данном рынке хозяйствующих субъектов, в том числе их клиентов, контакты и каналы распределения. В 1999 г. масштаб фузий и присоединений оценивался в Западной Европе в 1,6 млрд дол. США, в США — в 1,9 млрд дол. [15]

Для ТНК характерна стратегия, основанная на поиске так называемых стратегических активов. Эти фирмы в первую очередь стараются использовать достижения технического прогресса в сферах транспорта и передачи информации. Именно они, располагающие в этих сферах самыми современными средствами, имеют не отмеченные ранее в истории возможности познания глобальных рынков знаний, факторов производства, сбыта. Для них глобальный рынок становится все более прозрачным, что является принципиальным фактором, обусловливающим качество механизма рыночных локализаций и поведения в отношении снабжения и сбыта. Это приводит к тому, что у ТНК появляются качественно новые возможности поиска рыночных ниш, выгодного расположения заграничных филиалов, организации производства, основанного на иностранных технологиях, производственных мощностях и дешевой рабочей силе.

Стратегические организаторы этих корпораций увеличивают эластичность посредством ограничения постоянных издержек, используя сетевые системы, создающие условия для продажи все большего количества продуктов, производимых на основе заказов в других странах мира. Эти сетевые системы становятся слишком эластичными, чтобы их можно было охватить стратегией постоянных изменений. Поэтому многие составляющие их элементы распадаются или изменяются после выполнения конкретного задания.

ТНК большое значение придают развитию и внедрению инноваций, что приводит к увеличению экономического эффекта в результате создания временной (часто довольно длительной) монополистической позиции. Кроме того, определенные выгоды они получают за счет лучшей подготовки к поиску и использованию в своей деятельности разницы цен на рынках. Все это приводит к тому, что постоянно увеличивается дистанция между ТНК и остальными фирмами.

В настоящее время происходит необыкновенно быстрое развитие технологии информирования. Оно вызывает переворот в традиционных правилах рыночной игры, когда глобальное окружение предприятия все интенсивнее оживляется и все быстрее реагирует. К этому новому его качеству вынуждены приспособиться не только крупные корпорации, функционирующие на международных рынках, но и малые и средние предприятия, которые должны постоянно считаться с возможностью вторжения на их рынок сильнейшего американского, немецкого, японского или иного конкурента.

Современное предприятие вынуждено функционировать в ситуации, когда жизненный цикл технологий и товаров становится все более коротким; функционирование рынка «вне границ» стран изменяет условия выбора факторов производства и мест продажи; усиление внешней конкуренции уничтожает существовавшие барьеры входа в данный сектор; превращение интеллектуального капитала в важнейший фактор в борьбе за будущее конкурентное преимущество разрушает старые иерархию и ценности.

В результате внешней и внутренней переоценки ценностей рождаются новые требования к предприятиям. Обобщая, можно сказать, что они обязаны:

1)осуществить качественный скачок в сфере требований эффективности и конкурентоспособности, вызванный лидированием ТНК, доля которых на глобальном рынке становится все большей;
2)учиться действовать на международном рынке, по крайней мере — соответствовать условиям конкуренции, которые создает глобальный рынок;
3)адаптироваться к уже произошедшим качественным изменениям, и в то же время учиться функционировать в гораздо более непостоянных и бурных условиях.

Качественные изменения приводят к тому, что всякая традиционная экстраполяция прошлого опыта на будущее не помогает, как ранее, а мешает предприятиям. При этом все труднее предугадать развитие событий и изменение условий функционирования. А ведь от того, насколько успешно хозяйствующий субъект сможет к ним адаптироваться, опередить конкурентов, зависит его позиция на рынке. Поэтому изменения, прежде рассматриваемые как «неизбежное зло», которое следует ограничивать, сейчас становятся сутью функционирования организации. Многие предприятия пока еще рассматривают их как результат ошибочных действий руководства, его неспособности работать в новых внешних условиях. Для них изменения означают нарушение равновесия, отсутствие координации, балаган, поскольку воспринимаются как альтернатива «хорошему» функционированию, которое все еще отождествляется со стабильностью, обеспечивающей четкое производство и продажу результатов труда. Именно этим субъектам хозяйствования наиболее трудно рассматривать изменения как натуральное явление, которое должно стать не только интегральной частью их жизни, но и основой деятельности.

Одним из парадоксов современности является то, что к новым условиям труднее адаптируются те предприятия, которые в течение длительного времени совершенствовали свои организацию, структуру и функционирование. У них все предусмотрено, проконтролировано, упорядочено, но именно это затрудняет приспособление к непостоянству внешних факторов. В окружении, характеризующемся все большей изменчивостью, хозяйствующие субъекты должны научиться быть в необходимой степени эластичными и управлять изменениями. Поэтому для них важной задачей сегодня является, с одной стороны, создание такой организации, продукты и услуги которой позволят эластично реагировать на потребности локальных клиентов, а с другой — одновременное развитие глобальной организационной культуры и глобальной сферы деятельности [3; 4; 16].

Для решения этой задачи необходимо преобразовать многие элементы системы управления предприятием. Как уже говорилось, следует изменить подход к использованию прежнего опыта. Бурное окружение вынуждает сомневаться в традиционно понимаемой идее планирования, и не только потому, что нельзя осуществить проекцию текущих тенденций на будущее. Запланировать можно лишь то, что будут иметь место нетипичные и исключительные явления все большего масштаба. Поэтому стратегическое планирование вытесняется стратегическим управлением.

Все большее значение в современных условиях приобретают трудовые ресурсы предприятия. Не вызывает сомнения, что именно люди являются ключевым стимулятором изменений. В сложных условиях необходимо творческое использование знаний и опыта сотрудников, что требует от них роста самостоятельности и ответственности. Чтобы стимулировать творческое поведение, люди должны почувствовать внутреннюю потребность и смысл своей деятельности. Следовательно, собственникам и руководителям предприятия необходимо изменить характер и способ управления персоналом, понять, что это самый важный на предприятии ресурс. Рост самостоятельности и ответственности сотрудников — это, по сути дела, процесс децентрализации на предприятии. Он приводит к упрощению организационной структуры, к ограничению бюрократии. Стремление к эластичности стало основой нового явления — деления фирм на малые междисциплинарные, многофункциональные подразделения, состоящие из специалистов разных сфер и работающие над определенным проектом.

Глобализация ставит перед предприятиями еще одну проблему, которая связана с концентрацией капитала и производства. Во многих странах в качестве главной задачи и способа повышения хозяйственной активности и роста занятости рассматривается развитие малого и среднего предпринимательства. Однако нельзя не обращать внимание на требование, являющееся следствием глобализации, развития ТНК и новой роли интеллектуального капитала: проведение исследований и развитие инноваций требуют, как правило, больших масштабов, чтобы быть окупаемыми. А для преобразования национальных предприятий в транснациональные необходима соответствующая концентрация ресурсов и капитала с целью его инвестирования на глобальном рынке. Чтобы субъект хозяйствования смог быть стратегическим инвестором, он должен достичь определенной позиции на рынке. Поэтому можно утверждать, что концентрация необходима, чтобы национальные предприятия не оказались в роли исполнителей для ТНК. Конечно, следует способствовать и поддерживать развитие малых и средних предприятий, но при этом надо создавать условия для их преобразования в крупные фирмы, чтобы они могли стать полноценными хозяйствующими субъектами глобального рынка.

В условиях глобализации эволюция предприятия проходит несколько фаз.

Фаза 1. Развитие в национальном масштабе. Предприятие в масштабе страны использует все свои возможности, чтобы получить специфические выгоды. На этом этапе оно не заинтересовано выходом на зарубежные рынки, особенно в тех случаях, когда размер внутреннего рынка достаточен.

Фаза 2. Рост экспортной деятельности. Предприятие достигло соответствующего объема производства, для устранения проблемы реализации стремится к расширению рынков сбыта и начинает экспортировать продукцию.

Фаза 3. Производство за границей. Производство переносится за пределы страны, где открываются филиалы предприятия. Оно рассчитывает на снижение транспортных расходов и другие выгоды, предоставляемые принимающей страной, такие, как дешевая рабочая сила, доступность сырья, получение дотаций и т. п.

Фаза 4. Интернационализация предприятия. Оно выходит на рынки нескольких стран и стремится к консолидации всех международных операций. Существенным является обмен конечными продуктами и их компонентами между заграничными филиалами и материнской фирмой.

Фаза 5. Глобализация предприятия. Принимается решение осуществить глобализацию всех операций. На центральном уровне координируются операции производства и распределения. Предприятие ищет партнеров, чтобы снизить постоянные издержки функционирования. При этом следует отметить, что фазы 4 и 5 не обязательно следуют одна за другой, они могут осуществляться независимо.

Такое развитие требует разработки соответствующей стратегии, позволяющей обеспечить эффективное функционирование субъекта хозяйствования на каждой фазе и своевременный переход к последующей. На первых трех этапах задачей разрабатывающих ее менеджеров является определение места организации в изменяющемся внешнем окружении, изучение возможных шансов и угроз, проведение необходимых адаптационных действий. Чтобы быть эффективно реализованной, стратегия должна поддерживаться соответствующей организационной структурой, современной системой управления, эластичной организационной культурой. Предприятию необходимо стремиться к выпуску высокотехнологичной и высококачественной продукции на основе мировых стандартов, развивать логистические и дистрибьютивные системы, обеспечивающие быстрый контакт с клиентами и поставщиками. Особое внимание следует уделять формированию маркетинговой ориентации и созданию условий для развития инноваций. Только таким образом можно обеспечить предприятию выгодную конкурентную позицию на национальном рынке и создать возможности для его интернационализации.

Два последних этапа характеризуются проблемами высокой сложности. Глобальный рынок является целью все большего числа предприятий и организаций, которые, заботясь о выживании, должны искать новые методы управления и новые формы организации деятельности. Завоевание конкурентного преимущества происходит в острой борьбе, являющейся следствием функционирования мирового рынка, характеризующегося острой конкуренцией, передовыми продуктами, глобальным технологическим соперничеством, развитием международных организаций типа конгломератов, концернов, холдингов, сетевых и виртуальных предприятий. В такой ситуации хозяйствующие субъекты должны внимательно следить за развитием рынка, техники и технологии, прогнозировать поведение клиентов и конкурентов. Их целью является разработка и реализация дорогостоящих программ и стратегических мероприятий, как за счет собственных средств, так и с привлечением внешних капиталов. Это означает, что конкурентоспособность каждого конкретного предприятия зависит от умения быстро генерировать новые продукты и продавать их на глобальном рынке, а также от условий, которые создают оно само, местные и центральные государственные органы.

Сегодня перед менеджерами предприятия стоит ряд основополагающих вопросов, которые требуют немедленных ответов [10; 13].

1. Обучение адаптации: каким образом предприятие может эффективно справляться с постоянными многомерными изменениями, как оно может усилить свои возможности обучения и приспосабливания к ним?
2. Структура: как предприятие должно быть организовано, чтобы максимально быстро реагировать на часто непредвиденные рыночные изменения, какими должны быть его связи с сетью клиентов и поставщиков?
3. Умения: какие качества необходимы менеджерам для управления завтрашним предприятием, какие умения будут существенными для достижения успеха на всех уровнях организации, действующей в столь динамичном окружении?
4. Стиль управления: что происходит тогда, когда директивно-контрольный стиль управления противоречит текущим действиям по объединению сотрудников, как принимать решения в бизнесе, когда все больше сотрудников имеют широкий доступ к огромному количеству информации?
5. Влияние информационных технологий: что произойдет с промышленными структурами, когда «электронные рынки» и «информационные автострады» дадут возможность покупателям и продавцам найти друг друга в любой части мира без посредничества людей?
6. Новые методы работы: как люди будут работать в группах в условиях значительного роста возможностей коммуникации и координации, каким образом будет оцениваться их работа, уменьшится ли количество крупных офисов и фабрик, больше ли людей будет работать дома, общаясь с предприятием с помощью компьютеров?
7. Инновации: каким образом предприятие может формировать среду, генерирующую неустанную инновационность в конкурентном мире, где большие шансы победить имеют предприятия, которые первыми найдут и реализуют новую идею?
8. Средства обеспечения успеха: если интеллектуальный капитал и иные нематериальные ресурсы будут играть главную роль в достижении успеха, то как адаптировать традиционные бухгалтерские инструменты к целям лучшего представления истинных ресурсов, долгов и долгосрочных перспектив предприятия?

Отвечая на эти вопросы, менеджеры разных стран и регионов мира опираются на накопленный национальный опыт, традиции, нормы и правила. Успешно конкурировать на международном рынке может лишь та организация, которая способна и умеет адаптироваться к его изменениям, использует возможности эластичного формирования производственных и дистрибьютивных процессов. Однако главным фактором достижения конкурентного преимущества является создание команды высокообразованных, заинтересованных в получении результатов менеджеров и инноваторов, способных реализовать принятые планы и стратегические программы. Для эффективной работы руководителей и сотрудников предприятия необходима соответствующим образом запроектированная система управления. Она должна быть [16]:

— инновационной, т. е. способной к инновациям относительно не только продуктов и процессов, но и структур, использования человеческого потенциала, снабжения, контроля запасов, маркетинга, обслуживания;
— адаптационной, т. е. способной приспособиться к изменениям в поведении работников организации, предпочтениях клиентов, ожиданиях инвесторов, правовых нормах, доступности ресурсов на глобальном рынке, стратегиях конкурентов;
— эластичной, т. е. способной к увеличению и уменьшению размеров организации, изменению направлений действий и стратегий, созданию коалиций, элиминированию нерезультативных или менее результативных подразделений;
— эффективной, т. е. способной к удержанию длительного преимущества над конкурентами в сфере продуктов, производительности, удовлетворенности персонала, лояльности клиентов, качества и легкости обслуживания товаров;
— быстрой, т. е. способной более быстро, чем конкуренты, ответить на изменения в окружении.

Системы управления большинства предприятий Беларуси не отвечают мировым и европейским стандартам и требованиям. Уже только поэтому ослабляется их позиция в конкурентной борьбе, что проявляется в трудности реагирования на изменения, происходящие в рыночном окружении и потребностях клиентов, в проблемах с внедрением современных техники, технологии, организационных решений. Нельзя согласиться с тем, что постсоциалистические страны в той или иной мере изолированы от глобального рынка и его требований. Конечно, самоизоляция возможна, но она означала бы прочное и углубляющееся отставание, в результате которого страна может оказаться на периферии цивилизации. Единственным путем развития в настоящее время является интенсификация зарубежных хозяйственных связей, вхождение в мировые экономические структуры. Помочь в этом призвано управление, которое становится одним из основных факторов развития во все более глобализирующейся экономике.

Литература 

1. Archibugi D., Michie J. The Globalization of Technology Myths and Realities // Research Parers in Management Studies. 1993. N 18. P. 47—54.
2. Barlett C. A., Goshal S. Managing Across Borders. The Transnation Solution. Boston: Harvard Business School Press, 1989.
3. Bauqier J.M., Villad S. Strategie zmian w przedsiębiorstwie. W-wa: Poltext, 1993.
4. Clarke L. Zarządzania zmianą. W-wa: Gebethner i Ska, 1997.
5. Dicken P. Global Shift The International of Economic Activity. New York; London: McGraw–Hill, 1992.
6. Falk R. Predatory Globalization. New York: Harper & Row, 1999.
7. Giddens A. Runaway World: How Globalization is Reshaping our Lives. New York: Routledge, 2000.
8. Granice konkurencji. Praca zbiorowa Grupy Lizbońskiej. Warszawa: PWE, 1996.
9. Humpert M. The Globalization of Technology as a Challange for National Innovation Systems. Copenhagen: Campus, 1994.
10. Melone T. W., Morton M. S. S., Halperin R. R. Organizing for the 21st Century // Strategy & Leadership. 1996. July/August. P. 18—25.
11. Państwo narodowe a proces globalizacji / Praca zbiorowa pod red. E. Okoń–Horodyńskiej. Katowice: Wyd. Uczelniane Akademii Ekonomicznej, 2000.
12. Petrella R. Globalization of Technological Innovation // Technology Analysis and Strategic Management Studies. 1989. N 4. V. 1. P. 393—407.
13. Płoszajski P. Organizacja przyszłości: wirtualny splot kontraktów. (w:) Przedsiębiorstwo przyszłości / Praca zbiorowa pod red. W. Grudzewskiego i I. Hejduk. Warszawa: Wydawnictwo Difin, 2000.
14. Stigler G. J. Theory of Price. New York; London: McGraw–Hill Inc, 1952.
15. Waters M. Globalization. London: Routledge, 1995.
16. Мешайкина Е. И. Стратегическое управление предприятием в динамичном окружении // Белорусский экономический журнал. 2001. № 1. С. 53—62.

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Есть ли глобализация после коронакризиса | Решения на РБК+ Татарстан

Экономика, построенная на международном разделении труда и производства, показала свою слабость под ударом COVID-19. Но мир не откажется от дальнейшей глобализации, считают опрошенные РБК+ эксперты.

Фото: Getty Images Russia

Согласно октябрьскому отчету ЮНКТАД (Конференция ООН по торговле и развитию) о глобальной торговле, в третьем квартале 2020 года мировой товарооборот сократился на 5% по сравнению с соответствующим периодом прошлого года. Сравнение со вторым кварталом, когда падение составило 19%, говорит о наметившемся восстановлении международных товарных поставок. Однако авторы отчета прогнозируют, что текущий год мировая торговля закончит в зоне отрицательных значений — минус 7–9%. Причем показатель пока «остается крайне неопределенным из-за постоянных опасений по поводу воздействия COVID-19». Летом Всемирная торговая организация (ВТО) прогнозировала сокращение международного товарооборота в текущем году в диапазоне от 13 до 32%.

Другое исследование ЮНКТАД показало, что глобальные потоки прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в первой половине 2020 года снизились на 49% к аналогичному периоду предыдущего года: «Локдауны по всему миру замедлили реализацию существующих инвестиционных проектов, а перспективы глубокой рецессии заставили многонациональные предприятия переоценить новые проекты». Как прогнозируют авторы отчета, по итогам 2020-го снижение иностранных инвестиций в целом в мире может оказаться на уровне 30–40%.

Пандемия как повод для протекционизма 

Пандемия нового коронавируса не единственная причина кризиса мировой экономической кооперации. По итогам прошлого года, согласно данным ЮНКТАД, из-за торговых войн и общего замедления экономического развития объем международной торговли снизился на 2,4% после почти десятипроцентного роста в 2018-м, когда он достиг рекордных $19,5 трлн.

Связанный с COVID-19 разрыв цепочек глобальных поставок добавил напряженности в торговые взаимоотношения США и Китая, говорится в глобальном отчете S&P Global Ratings (U.S. Firms Face Calls To Cut Chinese Supply Chains, But See Few Options). Там же отмечается, что пандемия в целом усилила «экономический национализм» во всем мире, причем некоторые экономики ввели крайне жесткие правила в отношении ПИИ. Некоторые из крупнейших торговых экономик мира, включая Китай и США, подняли таможенные тарифы. «В части международных экономических взаимоотношений напряженность в 2020 году росла, продолжая тенденцию последних десяти лет, когда доля товаров, торгуемых с тарифными или нетарифными ограничениями в мировом обороте, выросла с единиц процентов до двузначных значений. И этот процесс продолжается», — говорит заместитель директора группы суверенных рейтингов и макроэкономического анализа АКРА Дмитрий Куликов.

30 ноября в ходе онлайн-совещания Совета глав правительств стран Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) российский премьер Михаил Мишустин заявил, что западные страны в стремлении сохранить привилегированное положение в мире прибегают к протекционизму, что еще больше усугубляет негативную ситуацию в мировой экономике. «В суматохе кризиса некоторые страны уступили соблазну протекционизма», — подтверждает глава отдела макроэкономического анализа Saxo Bank Кристофер Дембик. Он считает, что американская модель протекционизма, предложенная прежним президентом США Дональдом Трампом, не должна становиться устойчивой моделью для большинства стран. «Чистый результат глобализации однозначно положительный, особенно для небогатых стран, которые смогли специализироваться и при условии справедливого распределения доходов от глобализации вывести свое население из нищеты, способствовать появлению среднего класса», — говорит Кристофер Дембик.

Уроки пандемии 

Опрошенные РБК+ эксперты отмечают, что мировой бизнес оказался практически безоружен перед реализацией глобального биологического риска. «Главным слабым местом в большинстве экономик оказалось отсутствие резервов, начиная от системы здравоохранения и заканчивая финансовыми ресурсами», — говорит директор по анализу финансовых рынков и макроэкономики управляющей компании «Альфа-Капитал» Владимир Брагин. Наиболее уязвимыми оказались страны с исторически высоким нетто-потоком доходов от туризма, относительно низким проникновением интернет-торговли, а также неравномерным доступом к медицинским услугам, отмечает Дмитрий Куликов.

Риск международной пандемии не был достаточно проработан риск-менеджментом крупнейших глобальных компаний и целых индустрий, считает управляющий партнер департамента финансового консультирования «Делойт, СНГ» Александр Соколов: «Поскольку четких планов и проработанных протоколов реагирования не было, то все проблемы решались в ручном режиме». При этом эксперт отмечает, что бизнес во всем мире вел себя в этих условиях достаточно разумно. Вместо судебных тяжб за неисполнение договорных обязательств большинство партнеров договаривались, совместно готовили альтернативные планы. Это позволило в значительной степени избежать «эффекта домино».

При этом Владимир Брагин считает, что неготовность подавляющего большинства стран вводить надолго жесткие ограничения для борьбы с вирусом несколько сгладила влияние коронакризиса на мировую экономику: «Они не выключились из цепочек создания добавленной стоимости полностью, грузоперевозки по большей части продолжались. Объемы торговли, конечно, снизились, но базовая инфраструктура и связи пострадали не очень сильно».

Глобализация продолжается 

По мнению Владимира Брагина, COVID-19 не станет причиной остановки глобализации в части мирового разделения труда: «В условиях экономического спада правительства будут задействованы все механизмы для стимулирования экономики, в том числе активизации торговли». Об этом, в частности, свидетельствует подписанное недавно азиатскими странами, включая Китай и Японию, соглашение о зоне свободной торговли.

Дмитрий Куликов также считает, что пандемия даст глобализации больше плюсов, чем минусов, что станет заметно по ее окончании. В частности, повысится трансграничная мобильность топ-менеджеров и белых воротничков, которые обнаружили эффективность работы на удаленке. «Как говорит история, глобальные потрясения всегда заканчиваются координацией усилий по предотвращению подобных событий в будущем. Не каждая отдельная страна может обеспечить безопасность своим жителям самостоятельно, поэтому явно возникнет запрос на соответствующие международные отношения, что, в свою очередь, может стимулировать и другие области сотрудничества», — говорит Дмитрий Куликов. Александр Соколов также считает, что процесс глобализации после пандемии еще больше усилится, а главным вектором станет международная кооперация в части технологических инноваций.

Восстановление после пандемии может помочь изменить глобальные производственные сети и выстроить многостороннее сотрудничество к лучшему, что ускорит достижение целей в области устойчивого развития, отмечает в докладе «Влияние пандемии COVID-19 на торговлю и развитие: переход к новой норме» генеральный секретарь ЮНКТАД Мухиса Китуйи: «Мы надеемся, что это «лучшее восстановление» способно посеять семена более здоровой, справедливой и «зеленой» глобализации, которая может быть взращена более гибким подходом к многосторонности».

При этом важным условием для каждой страны, по словам Кристофера Дембика, является диверсификация импорта, что избавит их экономики от зависимости от единого источника поставок. «Мы не должны деглобализировать, мы должны глобализировать иначе», — считает эксперт. По его словам, главный вывод, который позволил миру сделать коронакризис, показавший хрупкость международных производственных цепочек и риск возникновения критического дефицита, это то, что глобализация не работает так, как думали большинство экономистов, в том числе формирующих национальные и международные экономические повестки.

Удар по уязвимым 

По прогнозам ЮНКТАД, мировая экономика в 2020 году сократится на 4,3%, кризис может привести к крайней нищете 130 млн человек. Глобальная бедность растет впервые после азиатского финансового кризиса 1998 года. В 1990 году уровень бедности в мире составлял 35,9%. К 2018 году он был сокращен до 8,6%, но в этом году уже увеличился до 8,8% и, вероятно, будет расти в течение 2021 года, говорится в материалах организации.

COVID-19 больнее всего ударил по двум секторам — туризму, а также малому и микробизнесу, где чаще всего работают наиболее уязвимые группы: люди с низкими доходами, мигранты, неформальные работники и женщины. В докладе говорится, что «способ организации мировой экономики частично виноват в непропорциональном воздействии на беднейшие слои населения мира, которым не хватает ресурсов, необходимых для реагирования на потрясения».

Глобализация и здравоохранение

Госпожа Председатель Второго комитета, профессор Дж. Сакс, уважаемые ораторы, члены дипломатического сообщества, дамы и господа,

Спасибо за предоставленную мне возможность присоединиться к вам. Выбор темы «Глобализация и здравоохранение» для этого совещания экспертов является действительно дальновидным. Дипломатический корпус играет решающую роль во многих ключевых аспектах глобального здравоохранения.

Мы собрались во время кризиса. Мы переживаем топливный кризис, продовольственный кризис, тяжелый финансовый кризис и кризис климата, который начал изменяться угрожающим образом.

Все эти кризисы имеют глобальные причины и глобальные последствия. Все они вызывают серьезные — и глубоко несправедливые — последствия для здоровья.

Позвольте мне с самого начала внести ясность. Сектор здравоохранения не имел отношения к проведению политики, ответственной за эти кризисы. Но основной удар пришелся на здоровье.

В отношении изменения климата все эксперты утверждают: развивающиеся страны пострадают в первую очередь и самым тяжелым образом. Потепление планеты будет происходить постепенно, но последствия все более частых экстремальных метеорологических явлений будут внезапными и остро ощутимыми.

Мы уже можем оценить, во что обходятся здравоохранению наводнения, тропические ураганы, засуха, нехватка воды, периоды сильной жары и загрязнение воздуха в городах. Мы уже можем оценить стоимость гуманитарной помощи, к оказанию которой призывается международное сообщество.

По самой своей природе изменение климата является глобальным явлением. Такие призывы к международной помощи станут более частыми и более настойчивыми, в то время как все страны находятся в напряженном состоянии в связи с изменением климата и расходами на адаптацию.

По последним прогнозам, уже в 2020 году в Африке сложится тяжелое положение. Это произойдет всего лишь через 12 лет. Ожидается, что к этому времени возросшую нехватку воды будут испытывать от 75 миллионов до 250 миллионов африканцев. По прогнозам, через 12 лет урожайность в некоторых африканских странах упадет на 50%. Представьте себе последствия этого для продовольственной безопасности и недостаточности питания.

Во многих африканских странах основной экономической деятельностью остается сельское хозяйство, а основным источником экспортной торговли являются сельскохозяйственные продукты.

Обширные сельские популяции кое-как сводят концы с концами благодаря натуральному хозяйству. Излишков нет. Потенциальных возможностей для преодоления трудностей нет.

Представьте себе, что означает нынешний кризис в области быстро растущих цен на продукты питания для развивающихся стран, где средняя семья расходует на продукты питания 80% своего чистого дохода. Опять же, излишков нет, потенциала для амортизации ударов нет.

Есть и другие последствия. Выбор продуктов питания крайне чувствителен к росту цен.

Прежде всего, из рациона питания будут изъяты здоровые продукты, такие как фрукты и овощи и высококачественные источники протеина, потому что они почти всегда самые дорогие.

В результате, самым дешевым способом насыщения голодного желудка становятся переработанные пищевые продукты, насыщенные жирами и сахарами и с низким содержанием основных питательных веществ.

Видели ли вы когда-нибудь репортаж о недостаточности питания и замечали ли, что за детьми грудного возраста и других возрастных групп с их безучастными глазами и вздутыми животами ухаживают взрослые, страдающие от избыточного веса?

Вот ответ на вопрос. Дешевые продукты питания приводят к ожирению взрослых и лишают детей абсолютно необходимых для них питательных веществ. Дети, не получающие протеинов и других питательных веществ в течение периода раннего развития, страдают от этого всю оставшуюся жизнь.

Мы знаем, что, если цены на пищевые продукты, имеющие основополагающее значение для жизни, становятся недосягаемыми для неимущих людей, что-то в нашем мире в корне неправильно.

Дамы и господа,

На прошлой неделе ВОЗ выпустила свой ежегодный Доклад о состоянии здравоохранения в мире. В докладе критически оцениваются способы организации, финансирования и доставки медико-санитарной помощи в богатых и бедных странах мира.

В нем сообщается о ряде неудач и недостатков, которые привели к опасной неуравновешенности в состоянии здоровья разных групп населения как внутри стран, так и между странами.

В докладе выявлена поразительная несправедливость в области результатов в отношении здоровья, доступа к медицинской помощи и тех средств, которые люди вынуждены платить за нее. Позвольте мне привести некоторые примеры.

Разница в ожидаемой продолжительности жизни между самыми богатыми и самыми бедными странами в настоящее время превышает 40 лет. По оценкам, из 136 миллионов женщин, которые будут рожать детей в этом году, около 58 миллионов не получат какой-либо медицинской помощи ни во время родов, ни в послеродовой период, что поставит под угрозу их жизнь и жизнь их детей.

Во всем мире ежегодные расходы правительств на здравоохранение варьируются от всего лишь 20 долларов США до более 6000 долларов США на человека.

5,6 миллиарда человек из стран с низким и средним уровнем дохода более половины всех расходов на здравоохранение оплачивают из своих собственных средств. Эта ситуация крайне неэффективна для здравоохранения.

Когда люди вынуждены платить за медицинскую помощь, они склонны ждать до тех пор, пока их болезнь не вступит в такую стадию, на которой лечение осложняется, если оно еще остается возможным, а его стоимость значительно возрастает.

В настоящее время из-за личных расходов на здравоохранение в связи с растущей стоимостью медицинской помощи и дезорганизацией систем финансовой защиты более 100 миллионов человек в год оказываются за чертой бедности.

Это очень горькая ирония. В то время как международное сообщество оказывает поддержку здоровью в качестве одного из основных двигателей экономического прогресса и пути сокращения масштабов нищеты, сами цены на медицинскую помощь являются причиной нищеты многих миллионов людей.

Подобно переживаемым нами глобальным кризисам эта действительность бросает вызов устойчивому прогрессу и обнадеживающим тенденциям с начала этого века. Эти тенденции и реалии свидетельствуют о двух сторонах глобализации — светлой и очень темной.

Дамы и господа,

В августе этого года Комиссия ВОЗ по социальным детерминантам здоровья опубликовала свой заключительный доклад. Основное беспокойство этой комиссии вызывают огромные различия в состоянии здоровья людей, а главной целью является обеспечение большей справедливости в отношении здоровья.

Этот доклад призывает правительства принять меры к тому, чтобы в рамках всех государственных секторов в качестве четко определенной политической цели было поставлено обеспечение справедливости в отношении здоровья. В конечном итоге, именно политические решения определяют то, как функционирует экономика, как организовано общество и какую социальную защиту имеют уязвимые и малоимущие группы населения.

Различия в состоянии здоровья людей — это не следствие неизбежной судьбы, а свидетельство неэффективности проводимой политики.

Этот доклад содержит особенно необычное заявление, которое в августе вызвало определенное недоумение и скептицизм.

Позвольте мне его процитировать: «Выполнение рекомендаций Комиссии зависит от изменений характера функционирования глобальной экономики.»

С каких пор сектор здравоохранения получил возможность влиять на глобальную экономику? Напротив, в силу сложившейся традиции этот сектор целиком зависит от милости глобальной экономики, и его бюджет урезается, как только возникают финансовые трудности.

Вскоре после того, как комиссия опубликовала свой доклад, в журнале «Economist» появился обзор, в котором очень позитивно говорилось об аргументах и рекомендациях, приведенных в этом докладе.

Однако, по мнению этого журнала, в тех случаях, когда в докладе резко критиковались глобальные несоответствия в распределении власти и финансовых средств, это можно было сравнить с «воем на луну».

Позвольте мне спросить вас, как это заявление звучит сейчас, когда глобальная финансовая система находится на грани краха? Разве сектор здравоохранения и многочисленные другие секторы не имеют права потребовать внести ряд изменений в функционирование глобальной экономики?

Как я отметила, глобализации присущи как положительные, так и отрицательные моменты. Она приносит пользу. Она может повысить уровень благосостояния. И она также стимулирует рост чувства солидарности и совместной ответственности за здоровье людей.

Но имеется одна проблема: процесс глобализации не управляется какими-либо правилами, гарантирующими справедливое или сбалансированное распределение преимуществ. Как было отмечено комиссией, экономическую выгоду от глобализации, как правило, получают те страны и группы населения, которые и так уже имеют высокий уровень благосостояния, в результате чего другие страны и группы населения отстают все больше и больше.

Дамы и господа,

Я считаю, что как никогда ранее в вопросах охраны здоровья в мире наблюдается дисбаланс. Это недопустимо.

Здоровье является основой экономической производительности и благосостояния. Обеспечение должного баланса в области охраны здоровья населения способствует росту социальной сплоченности и стабильности. Преуспевающее и стабильное население — это важное достояние каждой страны.

Наш мир не станет справедливым в отношении здоровья всех людей сам по себе. Экономический прогресс в рамках страны не приводит к автоматическому обеспечению защиты бедных слоев населения и к гарантии всеобщей доступности медицинской помощи. Системы здравоохранения не будут автоматически тяготеть к обеспечению большей справедливости или эффективности. В международной торговле и при заключении экономических соглашений не будет автоматически учитываться их воздействие на здоровье людей.

Процесс глобализации не будет саморегулироваться таким образом, чтобы обеспечивать справедливость в распределении получаемых преимуществ. Во всех этих областях нужны сознательные и продуманные политические решения.

Я полагаю, что из всех секторов именно сектор здравоохранения имеет больше всего оснований требовать соблюдения равенства и социальной справедливости. Позвольте мне это проиллюстрировать только на одном примере.

Эпидемия СПИДа особо наглядно показала актуальность вопросов обеспечения справедливости и всеобщего доступа к медицинской помощи. С появлением антиретровирусной терапии способность людей получать соответствующие лекарства и медицинские услуги стала для многих миллионов людей эквивалентом возможности их выживания.

СПИД более чем наглядно показал, что справедливость в отношении здоровья — это вопрос жизни или смерти.

Принцип справедливости в отношении доступа к медицинской помощи играет значительную роль в обеспечении подотчетности процесса глобализации и направлении этого процесса в сторону более справедливого распределения преимуществ, то есть в сторону формирования более сбалансированного и здорового мира.

Дамы и господа,

Имеется ряд вещей, которые должны быть сказаны. Стратегии, лежащие в основе управления международными системами, которые так тесно связывают нас друг с другом, должны быть более дальновидными. При их разработке не следует ограничиваться только соображениями финансовой выгоды, пользы для торговли и роста экономики.

Эти стратегии следует подвергнуть критической оценке. Какое влияние они оказывают на такие показатели, как бедность, страдания и нездоровье населения — иными словами, каково их воздействие на развитие цивилизованного мира? Способствуют ли они повышению справедливости в распределении преимуществ? Делают ли они мир все более и более несбалансированным, особенно в отношении состояния здоровья людей?

30 лет назад Алма-Атинская декларация провозгласила первичную медико-санитарную помощь как путь к обеспечению большей справедливости в отношении здоровья. Доклад о состоянии здравоохранения в мире за этот год призывает вновь развивать принципы первичной медико-санитарной помощи.

В 1978 г. даже передовые умы не могли предвидеть такие предстоящие мировые события, как нефтяной кризис, глобальный спад экономики, а также появление такой глобальной и катастрофической болезни, как ВИЧ/СПИД.

В период экономического спада, который последовал после принятия Алма-Атинской декларации 30 лет назад, в области реформирования национальных бюджетов были сделаны огромные ошибки. Системы здравоохранения во всех странах Африки, расположенных к югу от Сахары, и во многих странах Латинской Америки и Азии все еще не восстановились от последствий этих ошибок.

Если истории свойственно повторяться, можем ли мы хотя бы извлекать уроки из прошлого и не повторять ошибок?

Слишком много сейчас поставлено на карту в нашем неспокойном и неустойчивом мире, чтобы мы могли позволить себе вновь совершать одни и те же ошибки.

Спасибо за внимание.

 

ИНТЕРВЬЮ: Глобализация после пандемии не закончится, но география сотрудничества изменится — МИД РФ | 09.02.21

Пандемия коронавируса не завершит процесс глобализации, однако окажет влияние на географию кооперации, что подразумевает создание таких распределительных хабов, которые позволят минимизировать риски для внешнеторговых процессов. Об этом заявил в интервью ТАСС заместитель министра иностранных дел России Александр Панкин.

«Глобализация не заканчивается, мировая экономика по-прежнему взаимосвязана, но произошедшие разрывы в производственно-сбытовых цепочках, в том числе в силу политически обусловленных санкционных ограничений, заставляют иначе посмотреть на географию кооперации. Например, с большим вниманием к ее регионализации, опоре на собственный потенциал в рамках надежных интеграционных союзов и группировок, — сказал Панкин. — Наверное, это вызовет определенный переток в размещении инвестиций, производств, товарно-сервисной специализации, создании транспортно-распределительных хабов с минимизацией рисков для внешнеторговых и финансово-кредитных процессов».

Замминистра подчеркнул, что мир пережил заморозку ключевых секторов экономики: нарушились производственные и транспортно-логистические цепочки, резко сократился спрос на энергоресурсы, наблюдалась крайняя волатильность на товарных и финансовых рынках. «Осложняющим обстоятельством стала синхронность распространения кризиса, одновременно охватившего практически весь мир. И без того тяжелую ситуацию усугубляло дальнейшее раскручивание спирали ограничительных мер и изоляционизма, несущее риски нарушения функционирования глобальной экономики как целостной системы», — добавил он.

По словам Панкина, реальный размер экономических издержек еще предстоит оценить, однако уже сейчас статистика фиксирует антирекорды по основным макропоказателям. «Согласно данным МВФ, мировой ВВП по итогам 2020 года сократился на 3,5%, а объемы торговли товарами и услугами снизились на 9,2%. По оценкам ЮНКТАД, глобальные потоки прямых иностранных инвестиций в 2020 году сократились на 42%, причем основной удар приняли на себя развитые страны», — пояснил замглавы МИД.

Важность созидательной повестки

Несмотря на трудности в мировом хозяйстве, продолжил замминистра, пандемия продемонстрировала важность международного сотрудничества для совместного реагирования на кризисы, решения задач восстановления устойчивого развития экономики и преодоления социальных дисбалансов. По его словам, участие в Евразийском экономическом союзе, оперативные коллективные меры и взаимная помощь в определенной степени нивелировали воздействие негативных внешних факторов на национальные экономики.

«В условиях пандемии COVID-19 был согласован и реализован пакет мер «евразийской пятерки» по обеспечению жизненно важных потребностей населения, поддержанию взаимной торговли, свободы передвижения товаров и стабилизации внутреннего рынка союза. Активизировалось наше взаимодействие также в санитарно-эпидемиологической области», — добавил он.

Панкин выразил уверенность в том, что, придерживаясь такой объединительной, созидательной повестки и общих подходов на глобальной арене, можно будет справиться с любыми масштабными вызовами. «Со своей стороны готовы к выстраиванию самого широкого международного сотрудничества на основе открытости и взаимного доверия», — подчеркнул замглавы МИД.

Полный текст интервью читайте на сайте ТАСС: https://tass.ru/interviews/10655877

Информационное агентство России ТАСС

Положит ли схватка США и Китая конец глобализации? — ЭкспертРу

В последний месяц в выступлениях политологов все чаще звучат предсказания о неминуемом конце глобализации. Пандемия, утверждают они, продемонстрировала хрупкость и уязвимость режима свободной торговли, который лежит в основе глобализационных процессов; государства, наученные горьким опытом, замкнутся в раковинах национальных экономик, разорвав единую ткань экономики мировой, и прекращение свободного обмена товарами и услугами приведет к коллапсу глобализации как явления. Для того, чтобы понять, насколько верна эта точка зрения, необходимо рассмотреть процесс глобализации в его историческом развитии.

 

Три стадии глобализации

 

Сам термин «глобализация» появился на свет в середине 1940-х годов, но популярность обрел после вышедшей в 1983 году статьи «Глобализация рынков» американского экономиста Теодора Левитта, в которой предсказывался скорый конец многонациональных и появление глобальных корпораций. Предвидение Левитта оправдалось лишь отчасти, но термин оказался настолько удачным, что быстро вошел в лексикон экономистов и политологов. Социологи и историки взяли его на вооружение позже: знаковой для исследования глобализации как исторического процесса стала работа «Глобализация в мировой истории» под редакцией профессора Хопкинса, вышедшая в 2002 году. С тех пор на эту тему были опубликованы десятки статей и монографий, которые позволили проанализировать само явление глобализации в динамике с самых ранних пор и до сегодняшнего дня.

Начало глобализационных процессов в Евразии принято относить к Бронзовому веку: для выплавки бронзы требовались медь и олово, которые редко можно было добыть по соседству. В результате сформировались масштабные торговые сети, по которым олово из Афганистана и Корнуолла поступало в страны Средиземноморья. Эти первые глобализационные процессы (или «бронзонизация», как иногда их называют) связали Европу, Азию и Северную Африку воедино, и с тех пор глобализация никогда не прекращалась. Иногда торговые связи рвались в результате природных катаклизмов или гибели государств и городов в результате войн, но почти сразу прокладывались новые пути и появлялись новые покупатели, и процесс возобновлялся. Этот период с Бронзового века и до 1600 года в исторической науке принято называть «архаической глобализацией»; то, что наступило после, обычно называют «протоглобализацией».

1600 год был выбран как условный рубеж, знаменующий переход от традиционной дальней торговли к глобализации Нового времени, базирующейся в значительной степени на доминировании европейских стран на морях и деятельности акционерных компаний, которые, с одной стороны, помогли аккумулировать частный капитал для освоения новых земель, с другой — стали «длинной рукой» западных королевств, империй и республик. Такой подход страдает известным европоцентризмом: в то время европейские страны еще не сумели добиться кардинального превосходства над старыми азиатскими государствами, такими как Персия, империя Великих Моголов или Китай, для которых европейское доминирование на морях означало лишь то, что товары, которые купцы раньше везли по суше, удобнее и дешевле стало доставлять морем. Так что, возможно, имеет смысл вслед за Барри Бузаном и Джорджем Лоусоном отнести условное начало протоглобализации к 1500 году, когда в процесс глобализации, до того охватывавший лишь Евразию и Северную Африку, были включены обе Америки.

Конец протоглобализации ознаменовали Американская революция, Великая Французская революция и Наполеоновские войны. Родившийся в их огне Запад кардинально отличался от Европы ancien régime: бурное промышленное развитие в течение последовавших десятилетий не только изменило социальную структуру Европы и Америки, но и обеспечило полное военное и техническое превосходство Запада над не-Западом, что означало новый, современный этап глобализации. В ходе этого процесса мировая система стала в полном смысле слова глобальной, вобрав в себя абсолютно все территории и всё население Земли, и превратилась из открытой в закрытую. Если раньше на мировой шахматной доске разыгрывался кригшпиль, то теперь его сменила классическая шахматная партия с полной информацией.

 

Свободная торговля или меркантилизм?

 

Весь описанный выше трехстадиальный процесс глобализации, как ни парадоксально, имел крайне малое отношение к принципу свободной торговли. На всем протяжении эпохи протоглобализации большая часть крупных игроков исповедовали идеи меркантилизма, который подразумевал жесткий протекционизм и готовность силой защищать свои торговые и промышленные интересы, если возникнет такая необходимость. Меркантилизм означал акцент на развитии собственной мануфактурной промышленности и ограничения на импорт зарубежных товаров.

В середине XIX веке, после отмены в 1848 году «хлебных законов» в Британии, в Европе наступила эпоха свободной торговли. Фритредерство обрело огромную популярность: европейские страны заключали договоры о свободной торговле по образцу соглашения между Англией и Францией — договора Кобдена-Шевалье, подписанного в 1860 году. Но эта фритредерская идиллия длилась недолго: уже в 1873 году началась Долгая депрессия, которая привела к новой волне протекционизма. Европейские страны, за исключением Нидерландов и Великобритании, одна за другой закрывали свои границы для иностранных товаров (Франция и Италия даже начали десятилетнюю таможенную войну). Эта политика эффективно способствовала развитию промышленности континентальных держав, и неудивительно, что они придерживались ее вплоть до начала Первой мировой войны.

Парадоксальным образом именно в это время глобализация XIX веке достигла пика. Таможенные войны ничуть не мешали европейцам и американцам свободно путешествовать по миру и пользоваться всеми радостями глобализированного мира. Более того, именно протекционизм способствовал окончательной глобализации: не будучи уверенными в наличии гарантированных источников сырья и рынков сбыта, державы Запада начали ускоренную колонизацию последних неосвоенных территорий — Африки и островов Тихого океана.

После окончания Первой мировой войны началась новая волна фритредерства, которое рассматривалось как возможность ускорить восстановление мировой экономики, подорванной глобальным конфликтом. Однако менее чем через полтора десятилетия, после Великой депрессии, на смену ей пришел новый протекционизм; так как Вторая мировая перетекла в холодную войну, то в специфической форме протекционистская экономика просуществовала до начала 1990-х годов. «Конец истории» означал начало очередного этапа свободной торговли; его конец, который мы наблюдаем сейчас, можно, очевидно, трактовать как начало нового исторического этапа.

Таким образом, очевидно, что глобализация — сложный, многослойный, комплексный процесс, не сводящийся к фритредерству; свободная торговля — не обязательное ее условие и тем более не движущая сила, а эффективный инструмент, использовавшийся странами, обладающими торговыми и производственными преимуществами, для увеличения своего влияния и уменьшения конкуренции. И протоглобализация, и современная глобализация на протяжении большей своей части осуществлялись в условиях жесткого протекционизма, и именно этот протекционизм служил одной из движущих сил глобализации, вынуждая страны искать новые рынки сбыта и источники сырья. Очевидно, нечто подобное ожидает мир и сейчас, но с рядом отличий: прямое столкновение между великими державами эффективно сдерживается наличием ядерного оружия; все относительно доступные территории освоены и поделены; и, наконец, впервые в числе стран, претендующих на доминирование на мировой шахматной доске, есть игроки, которые не являются и не пытаются стать частью Запада. 

Во времена архаичной глобализации и протоглобализации Индия и Китай были мировыми лидерами по численности населения и размеру экономики; но в условиях отсутствия единой мировой политической системы они не могли эффективно реализовать это лидерство. В рамках модели архаической глобализации Индия и Китай работали как гигантские насосы, вытягивая из Европы золото и серебро в обмен на свои товары; протоглобализация несколько улучшила баланс за счет перераспределения добавочной прибыли в карман европейских компаний-перевозчиков, но кардинально ситуация изменилась лишь в XIX веке. с получением европейцами и американцами неоспоримого преимущества в военной сфере. Находившиеся в кризисе азиатские державы не могли ничего противопоставить европейцам, которые грубой силой навязали древним империям Востока свои правила игры.

Везде этот процесс происходил по-разному: если политическим элитам Японии для того, чтобы вписаться в глобальный мир, пришлось, по выражению Сого Сузуки, «переизобрести» страну, а Китай прошел через десятилетия гражданских и внешних конфликтов, то Индия и вовсе была собрана колонизаторами заново. В итоге встроившиеся в переделанный по западным лекалам мир страны вели себя как державы региональные и подчеркнуто соблюдающие установленные правила. Но теперь Китай и Индия позиционируют себя как страны-цивилизации, обращаясь к корням в поисках философских и исторических основ для своей политики. Их роль в единой мировой системе сравнима с ролью западных лидеров, а в долгосрочной  перспективе ее с вероятностью превзойдет. Неминуемо встает вопрос: на что будет похож Pax Sinica (один или вкупе с Pax Indica)? Будут ли старые восточные державы соблюдать давно устаревшие и невыгодные для них правила игры?

Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо заглянуть в прошлое, сперва разобравшись с тем, насколько глубоко и как именно.

 

Глубинная история

 

«В последние десятилетия историки обнаружили, что им трудно перескочить мыслью через большие промежутки вглубь времен», — жаловался в 2011 г. американский профессор-медиевист из Гарварда Дэниэл Лорд Снэйл. По его словам, три из четырех историков в мире занимаются XX веком или в лучшем случае второй половиной XIX века. Снэйл называл это «мелкой историей» (shallow history), призывая коллег уходить вглубь времен, к основам цивилизации и человечества, занимаясь «глубинной историей (deep history), ибо, барахтаясь у поверхности, невозможно проследить долгие исторические процессы и сделать настоящие открытия.

В международных отношениях дело с «глубинной историей» обстоит еще хуже. Для большинства международников история начинается с начала холодной войны; для меньшего числа — после Первой мировой; еще меньше рискуют углубляться в прошлое до времен Венского конгресса. То, что происходило раньше, в дисциплине МО является пространством мифа, характерным примером чего является «вестфальский нарратив», полностью не соответствующий историческим фактам.

История в рамках МО в лучшем случае представляет из себя, по выражению Андреаса Осиандера, «небольшой набор имен, событий и концептов, с которыми, как предполагается, читатель литературы по международным отношениям должен быть знаком. Имена включают Каутилью, Фукидида, Гоббса, Людовика XIV, Наполеона и Гитлера, события — Пелопоннесскую войну и Вестфальский мир, концепты — китайские Сражающиеся царства, переход от средневековья к модерну и Европейский концерт». В худшем же случае Клио, которая, по словам Цицерона, должна быть учительницей жизни (magistra vitae), превращается, как горько заметил Кристофер Торн, в «девушку по вызову», всегда готовую принести на подносе вырванные из контекста события, подтверждающие правоту спорщика. Ситуация тем более парадоксальная, что, по сути, у международника нет другой лаборатории и другой базы для анализа, кроме истории, так как в нее превращаются любые уже произошедшие события; относиться к ней надо бережно и рассматривать во всей полноте и в динамике.

Нынешние изменения в самом характере глобализации явно не являются «мелкими»; значит, нужно заглядывать вглубь. Можно назвать два важных периода для исследования. Первый достаточно очевиден — последние десятилетия XIX века и начало XX века — последний по времени момент, когда в мире сосуществовали и соперничали за влияние и ресурсы несколько великих держав; системно-исторический анализ этого этапа позволяет прогнозировать усиление в ближайшем будущем тенденций к неоколониализму и неоимпериализму. Второй очевиден куда менее: это период XVI–XVII веков, когда Габсбурги и Османская империя боролись за мировое доминирование.

 

Битва забытых гигантов

 

Эта тема оказалась в свое время на задворках историографии МО, которая изначально выросла из британско-американской и немецко-протестантской традиций. В рамках обеих Габсбургам была уготована роль врага, символа отсталости, косности и реакции, с побед над которым началось формирование современной карты Европы. В результате оптика анализа оказывается настолько смещенной, что в качестве главного европейского конфликта XVII века в МО выступает Тридцатилетняя война, по сути второстепенная кампания в рамках большой войны между Габсбургами и Бурбонами за доминирование в Западной Европе, бывшей, в свою очередь, частью глобального противостояния между двумя блоками.

Этот конфликт кто-то из историков называет «габсбургско-османским», кто-то — «иберийско-исламским». Оба названия плохи: первое не учитывает многочисленных участников, преследовавших собственные интересы и порой менявших сторону, второе — наличия на обеих сторонах как мусульманских, так и христианских государств. Эта первая действительно глобальная война поражает своим размахом: боевые действия велись в Средиземном море и в Эфиопии, в Индийском океане, на островах Малайского архипелага и даже на Филиппинах. В них участвовали Испания, Португалия, Австрия, Франция, Англия, Россия, Нидерланды, Речь Посполитая, Османская империя, Персия и многочисленные малые государства и образования, одно перечисление которых потянет на отдельную статью.

Разумеется, любые прямые аналогии неуместны; но любопытно взглянуть на глубинные процессы того времени, которые оказываются неожиданно схожими с теми, что мы видим сейчас.

Это был конфликт, который частично был вызван, а частично стал двигателем смены парадигм глобализации. На смену старому формату «архаичной глобализации» пришла протоглобализация. Дискуссии о том, какой она должна быть, и ощущение наступления новой эпохи вдохновили Гроция и Селдена на спор о mare liberum и mare clausum; сам по себе конфликт в таком масштабе не был бы возможен без Великих географических открытий и стремления испанцев и португальцев навсегда закрепить за собой открытые ими земли.

Это был конфликт за доминирование в мире. Вопросы прибыли были вторичны; золото и серебро, добытое в шахтах Нового Света, шло на постройку кораблей и наем солдат для этой войны. Вопрос стоял в том, кто будет править в мире в будущем: католические державы, которым Папа Римский отдал Землю во владение, разделив ее пополам, или османы, которые без какого-либо папского разрешения вели безудержную сухопутную и морскую экспансию.

Это был конфликт, который формально оправдывался ценностной разницей. Габсбургская пропаганда рисовала османов как людей с другой системой ценностей, желающих уничтожить христианскую Европу, а Габсбурги претендовали на роль защитников всего христианского мира. Это не мешало самим Габсбургам договариваться о союзе с персидскими Сефевидами, а османам — заключить союз с христианнейшим королем Франции, а позже активно сотрудничать с протестантами, многие из которых видели в Османской империи справедливую альтернативу погрязшему в пороках западному мироустройству.

И, наконец, это был конфликт, который велся на разных фронтах и в разных формах — дипломатической, военной, экономической; конфликт, в котором многие государства меняли сторону или участвовали в войне без формирования обязывающих альянсов. Из крупных держав того времени он не затронул прямо, пожалуй, лишь Китай и Японию, которые, тем не менее, все равно успели поучаствовать в разделе сфер влияния.

Но главное, что это был единственный до настоящего времени конфликт глобального масштаба, в котором за мировую гегемонию сражались обладающие огромными ресурсами европейская и неевропейская державы. Другого конфликта, который по размаху, характеру и целям участников хотя бы отдаленно напоминал американско-китайское противостояние, у нас просто нет.

Разумеется, прямо переносить опыт событий полутысячелетней давности на современный мир бессмысленно. Слишком многое за это время изменилось: конфликты ведутся другими способами, ядерное оружие до поры до времени гарантирует, что мы не увидим «горячей» мировой войны, династические войны ушли в прошлое вместе с династическими государствами, сформировалась единая система международных отношений, где правила формально едины для государств независимо от их религии и формы правления. Современные США по формальным признакам мало похожи на империю Габсбургов, равно как Китай принадлежит совершенно к другой политико-стратегической культуре, нежели Османская империя — более замкнутой и не склонной к распространению своего влияния военным путем. Более того, по ряду позиций Америка напоминает скорее Османскую империю с ее многоязычием и сравнительной терпимостью к другим культурам, а Китай — империю Габсбургов, где преследовались инакомыслящие и уделялось особое внимание чистоте крови.

Но при этом сходство моделей восприятия конфликтов как экзистенциальной борьбы «града на холме» против «чужих», общего фона в виде процесса смены парадигм глобализации, самого характера этих конфликтов как борьбы за мировое доминирование слишком велико, чтобы от него отмахнуться, и требует применения методов системно-исторического анализа, которые позволили бы выявить общее и различное в этих конфликтах и, возможно, помочь спрогнозировать дальнейшие глобальные процессы. Это тем более важно, что габсбургско-османский конфликт как первое крупное противостояние держав, претендующих на мировое доминирование, оказал огромное влияние на долговременные политические и экономические процессы. Пока Габсбурги и османы выясняли, кто в мире главный, другие государства пользовались моментом, опробуя новые методы и инструменты ведения войны и торговли, занимали образовывавшийся вакуум силы. В результате через два века противостояния Габсбургская и Османская империи, некогда сильнейшие игроки мира, выдохлись и оказались оттеснены на вторые роли Англией, Францией, Нидерландами, даже Швецией и Данией — странами, которые, лавируя между двумя сверхдержавами, сумели разработать и применить более эффективные инструменты (в первую очередь новый механизм  государственно-частного партнерства в виде акционерных компаний, каперские операции, рейды «морских ястребов» в доселе неизведанном пространстве конфликта — океанах и уязвимых колониальных владениях Габсбургов), изменившие сам характер глобализации и выведший со временем Европу в мировые лидеры. Это главный урок «глубинной истории»: тот, кто, используя в своих интересах противостояние двух лидеров, сумеет проследить течение перемен и найдет новые и наиболее эффективные формы и инструменты ведения внешней политики и торговли в изменившихся условиях, победит в дальнем забеге.

Пока США и Китай готовятся к схватке за лидерство, обмениваясь экономическими ударами так же, как в свое время обменивались военными ударами империи прошлого, другие игроки, к которым относится и Россия, должны искать новые возможности, как искали и находили их в свое время молодые королевства и республики Европы. Глобализация не кончилась — открывается ее новый этап; поднимается свежий ветер, время ставить паруса и отправляться в путь.

Процесс глобализации

Процесс глобализации В Процесс глобализации

Д-р Томас Дж. Скотт
Кафедра социальных исследований
Средняя школа Роузмаунт
Rosemount, MN 55068
[email protected]

Глобализация — это процесс перемен. Он состоит из потока множества сил; поток капитала, поток технологий, поток информации, поток людей, культурные идеи и знания.Последствия этих потоков действуют как катализатор для экономических, социальных, политических и культурных изменений. Газета «Нью-Йорк Таймс Писатель по иностранным делам Томас Фридман утверждает в своей книге The Lexus и The Olive Tree , что глобализация является наиболее важным событием в международных делах со времен холодной войны. Он также предполагает, что невозможно понять новостные события в ежедневной газете без базового понимания глобализации. Цель этой веб-страницы — предоставить понимание через привязку пользователя к ключевым аспектам глобализации процесс.Системный взгляд на процесс глобализации можно увидеть по следующей ссылке

Эти размеры включают (1) «Определения и перспективы глобализации «, в котором представлены ссылки на различные теоретические взгляды на глобализацию. (2) «Вопросы свободной торговли», которые представляют ссылки, посвященные аргументам, которые продвигают свободную торговлю во всем мире. Также включены примеры соглашений о свободной торговле. (3) «Наднациональный Учреждения «содержит ссылки на различные учреждения, чья философия, решения и политика выходят за рамки национальных границ и существенно влияют по экономике национальных государств.(4) «Неправительственные организации (НПО) предоставляют ссылки на различные организации, которые пытаются отслеживать процессы принятия решений и оценки политики наднациональных организации. Эти организации также пытаются предоставить «моральное измерение» процесса глобализации через общественное сознание эксцессов или «темной стороны» глобализации. (5) «Гражданское движение» Против глобализации »содержит ссылки на группы граждан, списки рассылки, чат. комнаты и массовые организации по всему миру, которые протестуют процесс глобализации.Если отдельные лица или студенческие группы заинтересованы при формировании диалога по вопросам, поднятым на этом сайте, пожалуйста, почувствуйте бесплатно напишите мне по адресу, указанному выше.

Определения и перспективы глобализации

Свободная торговля вопросы

Наднациональный Учреждения

Многонациональный Корпорации

Неправительственные Организации

Гражданин Движение против глобализации

Определения и перспективы глобализации

United Доклад ООН о человеческом развитии 2001 — публикация ООН, анализирующая человеческое развитие и роль технологий во всем мире.

Институт исследований в области развития, Центр глобальных исследований Университета Сассекса (Англия) — Проводит исследования по различным вопросам, связанным с глобализацией, например как окружающая среда, государственная политика, здоровье и бедность.

United Программа развития наций, отчет «Глобализация с человеческим лицом». — Отчет ПРООН о человеческом развитии о перспективах и вызовах глобализации для конца 20-го и начала 21-го века.

Третий Всемирная сеть — неправительственная организация, занимающаяся анализом глобализации. процесс с точки зрения развивающегося мира.

Иностранный Политика Домашняя страница — Журнал международных отношений с регулярной аналитикой процесса глобализации.

Треугольник Форум — Немецкий фонд с целью продвижения международных, междисциплинарные и ориентированные на будущее исследования, анализирующие способы создания устойчивое будущее. В проектах Форума проводится экспертиза отношения между наукой, бизнесом, политикой и обществом.

Oxfam Community Aid Abroad — австралийская добровольная общественная организация посвящены построению более справедливого мира посредством развития и оказания помощи программы, кампании и пропаганда, участие сообщества и этичный бизнес практики.

Oxfam Международный — Oxfam International — это конфедерация организаций. работая в более чем 100 странах, чтобы найти решения бедности, страданий, и несправедливость.

YaleGlobal Online — издание Йельского центра изучения глобализации, Йельский университет. YaleGlobal — это онлайн-журнал, публикующий общие Интересные статьи, связанные с темой глобализации.

Back to Top

Бесплатно Вопросы торговли

United Слушания в Сенате штатов — Слушания в Сенате по глобализации и Американской торговой политики, проходившей в Комитете по финансам, United Сенат Штатов, фев.27, 2001.

Международный Центр торговли и устойчивого развития — Женева, Швейцария основанная НПО, которая работает над формированием лучшего понимания развития и экологические проблемы в контексте международной торговли.

Мир Экономический форум (Давос, Швейцария) — служит площадкой для обсуждения, дебаты и действия по вопросам, затрагивающим земной шар. Форум при поддержке крупнейших транснациональных корпораций мира и попытках для содействия экономическому прогрессу и развитию общества во всем мире.

Будущее: Технологии и глобализация — отчет Министерства труда США, анализирующий революция в технологиях и ее влияние на бизнес США.

Офис торгового представителя США — Торгового представителя США имеет обязанности, которые включают разработку и реализацию торговой политики которые способствуют мировому экономическому росту, создают новые возможности для американских бизнес, рабочие и сельскохозяйственная продукция.

Североамериканское соглашение о свободной торговле (НАФТА) — Департамент США ссылки «Сельское хозяйство в Интернете» на НАФТА, которая предназначена для удаления большинства барьеры для торговли и инвестиций между США, Канадой и Мексикой.

United Штаты — Иорданское соглашение о свободной торговле — Исследовательская служба Конгресса Отчет о соглашении о свободной торговле в файле .pdf.

Глобальный Trade Watch — знакомит американскую общественность с соглашениями о свободной торговле. и последствия международной торговли и экономической глобализации на жизни людей. Global Trade Watch защищает вопросы, связанные с общественное здоровье и безопасность, демократическая подотчетность в вопросах торговли и защита окружающей среды.

Back to Top

Наднациональный Учреждения

Весь мир Торговая организация — ВТО регулирует вопросы внешней торговли, тарифы, права интеллектуальной собственности, экспорт сельскохозяйственной продукции и различные других вопросов, связанных с торговлей.

ВТО Watch — «Торговая обсерватория», которая отслеживает политику, созданную Мировая Торговая Организация. На сайте также представлены анализы, связанные с к глобализации и устойчивому развитию.

Международный Валютный фонд — МВФ — это финансовое учреждение, которое предоставляет денежная помощь и консультирует экономически неблагополучные национальные государства в формирование денежно-кредитной политики.

Бреттон Woods Project — британский сетевой и информационный провайдер, СМИ, и сторожевой пёс, который внимательно следит за Всемирным банком и международными организациями и влияет на них. Валютный фонд. Проект направлен на повышение прозрачности и граждан участие в политике и вмешательствах Всемирного банка и МВФ.

Организация экономического сотрудничества и развития — ОЭСР является международным организация, которая работает с правительствами для решения экономических, социальных и политические проблемы глобализированной экономики.

Мир Банк — Всемирный банк — это международное учреждение, которое обеспечивает займы и техническая помощь развивающимся странам. Один из Основная задача банка — искоренить бедность в мире.

Азиатский Банк развития — АБР предоставляет займы и техническую помощь для девелоперских проектов в азиатском регионе.

Африканский Банк развития — Африканский банк развития пытается продвигать экономический прогресс на всем африканском континенте за счет финансирования проектов предназначен для искоренения бедности.

Организация Объединенных Наций — международная организация, занимающаяся вопросами мир и безопасность, экономическое и социальное развитие, гуманитарные проблемы, права человека и международное право.

Глобальный Политический форум — организация, которая следит за выработкой политики в США. Наций.

ООН Глобальный договор — движение Организации Объединенных Наций за интеграцию правительства и частные корпорации к разработке политики по продвижению прав трудящихся, окружающая среда и устойчивое развитие.

Межамериканский Банк Развития — многосторонний институт развития, который работает для содействия экономическому и социальному прогрессу в Латинской Америке и Карибском бассейне.

Back to Top

Многонациональный Корпорации

Многонациональный Monitor — Ежемесячный журнал, отслеживающий корпоративную деятельность, особенно в развивающемся мире.Монитор фокусируется на экспорте опасные вещества, здоровье и безопасность работников, вопросы профсоюзов и среда.

Разрыв Кодекс корпоративной ответственности — нажмите «Информация о компании». Щелкните «Социальная ответственность».

Найк Кодекс корпоративного поведения — об условиях труда на заводах Nike. Нажмите «О Nike», нажмите «Ответственность».

CorpWatch — Организация, которая противодействует глобализации под руководством корпораций посредством образования. и активизм.CorpWatch работает над продвижением демократического контроля над корпорации через глобализацию на низовом уровне; основное внимание уделяется правам человека, трудовые права и экологическая справедливость.

Back to Top

Неправительственные Организация

Права человека Организации

Прозрачность Международный — организация, предоставляющая информацию о открытость и подотчетность правительств по всему миру. Прозрачность International преследует цель обуздать международную и национальную коррупцию.

Civicus — Организация, продвигающая гражданское общество во всем мире. Нажмите на углу Генерального секретаря.

Один World — международная сеть, предназначенная для совместного использования ресурсов на основе исходя из того, что права человека являются естественным и демократическим управлением формируют жизнь людей. One World стремится к справедливости и устойчивости распределение богатства среди населения мира.

Глобальный Свидетель — показывает связь между эксплуатацией окружающей среды и человека. прав.

Человек Райтс Вотч — организация, занимающаяся анализом положения с правами человека по всему миру.

Человек World Report 2001 — Анализ текущих прав человека проблемы по всему миру.

PBS Онлайн-видео «Глобализация и права человека» — видео предоставляет интервью с ведущими политическими деятелями о влиянии глобализации по правам человека.

Фокус на глобальном юге — в университете Чулалонгкорн в Бангкок Таиланд, FGS стремится повысить осведомленность и наладить связи между местные, общественные организации и национальные, региональные и глобальные организации, призванные способствовать социальным и экономическим изменениям.

Правозащитные организации

Национальный Комитет по труду — миссия NLC — обучать и вовлекать общественность США. о нарушениях корпорациями прав человека и трудовых прав. Цель НЖК положить конец нарушениям трудовых прав и прав человека, обеспечить прожиточный минимум и помочь рабочие живут и работают достойно.

Удовлетворительно Трудовая ассоциация — поддерживает права рабочих в США. и других частях света за счет создания отраслевых кодексов систем поведения и мониторинга.

Найк Watch — Австралийская волонтерская общественная организация, которая следит за производственными условиями Nike по всему миру. Nike Watch — это часть международной кампании по убеждению транснациональных корпораций уважать права работников.

Экологические организации

Worldwatch Институт — предоставляет междисциплинарную глобальную экологическую информацию.

Сьерра Клуб — организация, посвященная защите диких мест земля, практикуя и продвигая ответственное использование окружающей среды и ресурсы Земли и просвещение общественности по вопросам окружающей среды

Сохранение Международный — организация, чья миссия состоит в сохранении живое природное наследие, глобальное биоразнообразие и способность человека общества жить в гармонии с природой.

Rainforest Action Network — защищает тропические леса повсюду мир и права человека групп, которые живут в этих лесах или поблизости от них.

Гринпис — Организация, занимающаяся продвижением международной политики по защите среда.

Международный Центр торговли и устойчивого развития, Женева, Швейцария — Центр способствует пониманию взаимосвязи между развитием, окружающая среда и международная торговля.Это независимая некоммерческая, не государственная организация.

Back to Top

Гражданское движение против глобализации

Иностранный Политика в фокусе — освещает проблемы, с которыми сталкиваются наднациональные такие институты, как Всемирная торговая организация и Международная валютная Фонд. Это также выглядит как повестка дня и стратегии движения граждан. протестуя против этих институтов.

Ассоциация для прогрессивных коммуникаций — международное интернет-сообщество, разработанное для защиты окружающей среды, прав человека, развития и мира.

Ассоциация по налогообложению финансовых операций в помощь гражданам (ATTAC) — Французская организация, которая отслеживает влияние наднациональных институтов о местных сообществах. Этот сайт был призывом к организации антиглобализации. активисты выступят против собраний Азиатского банка развития в Бангкоке.

Бесплатно Торговая зона Северной и Южной Америки — канадская организация, протестующая против Саммит Америк прошел в Квебеке, Квебек.

Мобилизация за социальную справедливость — гражданское движение в знак протеста против МВФ встречи в Вашингтоне Д. К.

Ресурс Центр Америки — Некоммерческая организация, занимающаяся анализом глобализации. в Латинской Америке.

Вернуться к началу

Rosemount Домашняя страница средней школы




Глобализация и развитие | Публикация

Введение Процесс, получивший название глобализация.то есть, все большее влияние, оказываемое мировыми экономическими, социальными и культурными процессами над национальными или региональными, явно оставляет свой след в сегодняшнем мире. Это не новый процесс. Его исторические корни уходят глубоко. Однако драматические изменения в пространстве и времени, вызванные коммуникационной и информационной революцией, представляют собой качественный разрыв с прошлым. В свете этих изменений страны региона обратились к секретариату с просьбой сосредоточить обсуждение на двадцать девятой сессии ЭКЛАК на проблеме глобализации и развития.Глобализация явно открывает возможности для развития. Мы все осознаем — и это справедливо, — что национальные стратегии должны разрабатываться таким образом, чтобы использовать потенциал и отвечать требованиям, связанным с большей интеграцией в мировую экономику. Однако этот процесс также сопряжен с рисками: риском, порожденным новыми источниками нестабильности торговых потоков и, особенно, финансов; риск того, что страны, неподготовленные к огромным требованиям конкурентоспособности в современном мире, могут быть исключены из этого процесса; и риск обострения структурной неоднородности, существующей между социальными секторами и регионами внутри стран, чьи связи с мировой экономикой носят сегментированный и маргинальный характер.Многие из этих рисков связаны с двумя тревожными аспектами процесса глобализации. Первый — это предвзятость нынешней формы рыночной глобализации, вызванная тем фактом, что мобильность капитала и мобильность товаров и услуг существуют наряду с жесткими ограничениями мобильности рабочей силы. Это отражается в асимметричном, неполном характере международной повестки дня, сопровождающей процесс глобализации. Эта повестка дня, например, не включает трудовую мобильность. Он также не включает механизмы для обеспечения глобальной согласованности макроэкономической политики центральных экономик, международные стандарты для соответствующего налогообложения капитала или соглашения о мобилизации ресурсов для снятия напряженности в распределении, порожденной глобализацией между странами и внутри них.Эти недостатки являются отражением еще более тревожной проблемы: отсутствия подходящей формы управления в современном мире не только с экономической точки зрения (как это стало особенно очевидно в финансовом секторе), но и во многих других областях. Это отсутствие управления можно объяснить, в свою очередь, резким расхождением между глобальными проблемами и политическими процессами, которые продолжают осуществляться в национальных и, во все большей степени, местных рамках. Важным аспектом процесса глобализации — но, разумеется, не одним из основных объектов внимания при обсуждении этой темы — является постепенное распространение идей и ценностей в отношении гражданских и политических прав, с одной стороны, а также экономических, социальных и социальных прав. культурные права, с другой стороны.Эти идеи и ценности постепенно закладывают основы концепции глобального гражданства. Ни один субъект не воплощает этот аспект процесса глобализации более полно, чем Организация Объединенных Наций. Согласно своему основополагающему Уставу, с момента своего создания Организация Объединенных Наций подтверждала глобальные идеи и ценности в отношении этих прав. Эти идеи и ценности впоследствии были ратифицированы правительствами на ряде всемирных встреч на высшем уровне. Первая часть этого исследования анализирует глобализацию с интегральной точки зрения.В рамках исследования многомерной природы глобализации в главе 1 текущая фаза этого процесса помещается в исторический контекст прогрессивной интернационализации мировой экономики и исследуются ее социальные, политические и культурные компоненты. В главе 2 рассматриваются экономические аспекты процесса глобализации, включая торговлю и инвестиции, финансы и макроэкономические режимы, а также международную мобильность рабочей силы. Тенденции неравенства доходов и фундаментальные асимметрии мирового порядка рассматриваются в главе 3.Четвертая и последняя глава первой части содержит предложение о позитивной повестке дня для Латинской Америки и Карибского бассейна в глобальную эпоху. Основываясь на ряде основных принципов, таких как общие цели; глобальные институты, уважающие разнообразие; взаимодополняемость глобальных, региональных и национальных институтов; и равноправное участие в соответствии с подходящими правилами управления — в нем изложены шаги, которые необходимо предпринять на национальном, региональном и глобальном уровнях для достижения трех приоритетных целей нового международного порядка: обеспечение глобальных общественных благ, устранение международных асимметрий и преследование социальной повестки дня, основанной на правах.Вторая часть исследования посвящена конкретным вопросам: внешняя уязвимость и макроэкономическая политика (глава 5), интеграция Латинской Америки и Карибского бассейна в глобальные торговые и производственные цепочки (глава 6), укрепление инновационных систем и технологическое развитие (глава 7). , международная миграция и глобализация (глава 8), глобализация и экологическая устойчивость (глава 9), глобализация и социальное развитие (глава 10) и влияние глобализации на экономику стран Карибского бассейна (глава 11).После краткой диагностики основных проблем в каждой из этих областей в этих главах даются рекомендации относительно ряда мер, которые могут быть приняты на национальном, региональном и международном уровнях для реализации предложений, выдвинутых в главе 4.

Глобализация: концепция, причины и последствия

Глобализация стало достаточно знакомым словом, значение которого обсуждали другие до меня во время этой конференции.Тем не менее позвольте мне кратко изложить, что я понимаю под этим термином. Затем я перейду к рассмотрению того, что его вызвало. Основная часть моей статьи посвящена обсуждению того, что мы знаем и чего не знаем о его последствиях. В заключение я рассмотрю вопрос о том, какие политические меры, по-видимому, необходимы.

Концепция

Это мировая экономика, которую мы считаем глобализированной. Мы имеем в виду, что весь мир все в большей степени ведет себя так, как если бы он был частью единого рынка, с взаимозависимым производством, потребляющим аналогичные товары и реагирующим на одни и те же импульсы.Глобализация проявляется в росте доли мировой торговли в объеме производства (отношение мирового импорта к валовому мировому продукту, GWP, выросло с примерно 7% в 1938 году до примерно 10% в 1970 году и более 18% в 1996 году). Это нашло свое отражение в резком росте прямых иностранных инвестиций (ПИИ): ПИИ в развивающихся странах увеличились с 2,2 млрд долларов в 1970 году до 154 млрд долларов в 1997 году. Это также привело к тому, что национальные рынки капитала становятся все более интегрированными до такой степени, что составляет около 1,3 триллиона долларов. в день пересекает мировые валютные рынки, из которых менее 2% напрямую связано с торговыми операциями.

Хотя их нельзя измерить с такой же легкостью, некоторые другие особенности глобализации, возможно, даже более интересны. Все большую долю потребления составляют товары, которые продаются одними и теми же компаниями практически в любой точке мира. Технология, которая используется для производства этих товаров, становится все более стандартизированной и неизменной в зависимости от места производства. Прежде всего, идеи все чаще становятся общим достоянием всего человечества.

Это было ярко продемонстрировано мне на конференции, на которой я присутствовал четыре года назад, где мы обсуждали эволюцию экономической мысли во всем мире за полвека после Второй мировой войны (Coats 1997).Мы обсуждали, можно ли более точно описать возрастающую степень конвергенции экономического мышления и техники и исчезновение национальных школ экономической мысли как интернационализацию, гомогенизацию или американизацию экономики. Мой собственный итог заключался в том, что экономика действительно была в значительной степени интернационализирована, что она была существенно гомогенизирована, но лишь в ограниченной степени американизирована, поскольку неамериканские экономисты продолжают вносить центральный вклад в экономическую мысль, что Нобелевский комитет признал своей наградой. Амартии Сену за несколько недель до этой конференции.Между прочим, наиболее красивое изложение изменений в экономическом мышлении за этот период было представлено индийским участником той конференции, который заметил, что его аспиранты раньше возвращались из Кембриджа, Англия, с упором на недостатки «Невидимой руки», а теперь они возвращаются. из Кембриджа, штат Массачусетс, с упором на недостатки Видимой Руки! В том же духе одним из наиболее убедительных аргументов в пользу моей фразы «Вашингтонский консенсус» было то, что консенсус (существенный, хотя и неполный) по экономической политике простирается далеко за пределы Вашингтона.

Однако есть области, где глобализация не завершена, даже в экономической сфере. В частности, миграция далеко не бесплатна. Высококвалифицированные специалисты обладают относительно высокой степенью мобильности, но те, у кого нет навыков, часто сталкиваются с препятствиями при миграции в страны с более высокой заработной платой. Несмотря на трудности, значительная часть рабочей силы некоторых стран фактически работает за границей: например, около 10% рабочей силы Шри-Ланки сейчас находится за границей.

Более того, глобализация гораздо менее реальна в других областях, чем в экономической. Культура по-прежнему демонстрирует сильные национальные и даже региональные и местные различия. В то время как английский явно находится в процессе превращения в общий язык мира, по крайней мере, в качестве второго языка, языки меньшинств возвращаются, по крайней мере, в развитых странах. Спорт по-прежнему сильно отличается во всем мире: американцы до сих пор не научились играть в крикет, а большинство из нас до сих пор не научились понимать, что они видят в бейсболе.Хотя национальное государство гораздо менее доминирующее, чем раньше, значительные полномочия передаются как вниз региональным и местным властям, так и вверх международным и в Европе наднациональным институтам (и хотя «вмешательство во внутренние дела другого государства» является менее неодобрительно, чем раньше), политика по-прежнему организована в основном на основе национальных государств.

Причины

Чем объясняется такая глобализация? Это, конечно, не связано с завоеванием, источником большинства предыдущих исторических эпизодов, когда одна экономическая система господствовала на обширной географической территории.Источник кроется в развитии технологий. Затраты на транспорт, поездки и, прежде всего, на передачу информации резко упали в послевоенный период почти полностью из-за технического прогресса. В 1946 году трехминутный телефонный звонок из США в Великобританию стоил 12 долларов, тогда как сегодня он может стоить всего 48 центов, несмотря на то, что за прошедший период потребительские цены выросли более чем в восемь раз. Первые компьютеры завалили грудой перфокарт в первые послевоенные годы, а телеграммы были единственным средством быстрой письменной коммуникации.Не было ни факса, ни Интернета, ни электронной почты, ни всемирной паутины, ни компьютеров, ни спутников, ни сотовых телефонов. Сегодня мы являемся свидетелями феноменов, о которых полвека назад не мечтал ни один футурист, например, индейцев с медицинскими степенями, проживающих в Бангалоре, которые зарабатывают на жизнь секретарями американских врачей, транскрибируя свои записи за ночь.

Совершенно очевидно, что наличие дешевых, быстрых и надежных средств связи позволяет такие явления, точно так же, как это является ключом к интеграции международного рынка капитала.Я полагаю, что тот же фактор важен для стимулирования роста транснациональных корпораций, поскольку именно он позволяет им эффективно использовать свою интеллектуальную собственность в самых разных местах, не теряя при этом возможности поддерживать контроль из головного офиса. Но в этом контексте я мог бы предположить, что действуют и другие факторы, такие как распространение потребительских знаний о том, что доступно из путешествий и рекламы, что само по себе поощряется коммуникационной революцией и ее детищами, такими как CNN.Снижение транспортных расходов также является ключевым фактором роста торговли.

Конечно, требовался достаточно мирный мир, чтобы побудить экономических агентов использовать возможности глобализации, предоставляемые техническим прогрессом. Но технологическая основа феномена глобализации подразумевает, что, если не положить конец «Pax Americana» или предпринять чрезвычайно энергичные сознательные действия по обращению вспять процесса, глобализация никуда не денется.

Последствия

Глобализация, безусловно, позволяет увеличить уровень мирового производства.Будь то в результате старой теории Хекшера-Олина, согласно которой сравнительные преимущества лежат в разном изобилии факторов в разных странах, или в результате новых теорий торговли, которые объясняют торговлю увеличением отдачи от масштаба, торговля увеличит мировой объем производства. . [2] Точно так же ПИИ приносят лучшие технологии и другие формы интеллектуального капитала в страны, которым в противном случае пришлось бы обходиться без них или инвестировать значительные ресурсы в изобретение колеса для себя.Он также может поставлять продукты, которые в противном случае были бы недоступны для стран, в которые осуществляются инвестиции, что предположительно повышает качество и, следовательно, ценность мировой продукции. А международные потоки капитала могут переводить сбережения из стран, где предельный продукт капитала низок, в страны, где он высок, что снова увеличивает мировой объем производства.

Следует ожидать, что глобализация повлияет на распределение доходов, а также на их уровень. Что касается распределения доходов между странами, стандартная теория заставляет ожидать, что все страны выиграют.Экономисты давно проповедуют, что торговля взаимовыгодна, и большинство из нас считает, что опыт повсеместного роста наряду с быстро растущей торговлей в послевоенный период служит подтверждением этого. Точно так же большая часть ПИИ направляется туда, где транснациональная компания обладает интеллектуальным капиталом, который может внести что-то в местную экономику и, следовательно, может быть взаимовыгодным для инвестора и получателя. И поток капитала, который финансирует реальные инвестиции, снова, вероятно, принесет пользу обеим сторонам, поскольку ожидается, что доходность инвестиций будет выше, чем процентная ставка, которую должен заплатить заемщик, в то время как эта процентная ставка также, вероятно, будет выше. выше, чем кредитор мог ожидать дома, поскольку в противном случае не было бы стимула отправлять его за границу.Вольные разговоры о свободной торговле, делающей богатые страны богаче, а бедные страны беднее, не находят поддержки в экономическом анализе. Также нет никаких оснований предполагать, что Север получает выгоду за счет Юга, вводя ограничения на импорт, такие как нетарифные барьеры или сельскохозяйственные субсидии: стандартная теория утверждает, что, хотя это действительно обедняет Юг, население Севера также страдает и теряет больше, чем выигрывает производители. Это говорит о том, что многообещающей стратегией устранения таких барьеров является поиск коалиции с северными потребителями, а не участие в нападках на Север, которые просто оттолкнут потенциальных северных союзников.[3]

Влияние на распределение внутреннего дохода менее очевидно. Стандартная теория утверждает, что торговля, как правило, наносит вред неквалифицированной рабочей силе в богатых странах и помогает ей в бедных, поскольку бедные страны смогут экспортировать трудоемкие товары, такие как одежда, в богатые страны, тем самым увеличивая спрос на неквалифицированную рабочую силу в в бедных странах и уменьшая его в богатых. То есть внутри богатых стран есть серьезная аналитическая причина для утверждения, что торговля, как правило, делает богатых еще богаче, а бедных — беднее.В последние годы среди экономистов развитых стран ведутся оживленные дискуссии о том, стало ли увеличение импорта трудоемких товаров основным фактором, вызвавшим падение относительной (а иногда и абсолютной) заработной платы неквалифицированных работников в этих странах. страны: большинство экономистов, похоже, пришли к выводу, что это фактор, способствующий развитию, но основная часть объяснения кроется в высокотехнологичной форме технического прогресса (Cline 1997).

Кажется более трудным сомневаться в том, что экспорт трудоемких товаров был фактором, который что-то сделал для увеличения спроса на неквалифицированную рабочую силу и, следовательно, для выравнивания распределения доходов в странах-экспортерах, таких как Шри-Ланка.Следовательно, я считаю, что слышать, как я слышал во время этой конференции, о том, что экспорт одежды каким-то необъяснимым образом может каким-то необъяснимым образом привести к негативным последствиям, прискорбно, что это не так, как я, во время этой конференции. С другой стороны, некоторые из последствий коммуникационной революции, несомненно, должны были иметь дисквалифицирующий эффект на распределение доходов в этих странах: подумайте об индийских врачах, которые действуют как секретари американских врачей, а не лечат пациентов из Индии, тем самым зарабатывая больше для сами, а также имеют тенденцию повышать зарплату других врачей в Индии, которые относительно обеспечены по индийским стандартам.Точно так же дифференцированная мобильность квалифицированной и неквалифицированной рабочей силы имеет тенденцию подтягивать заработную плату квалифицированных специалистов в развивающихся странах до мирового уровня, тем самым оставляя меньше для неподвижных бедняков. Тот же результат будет, если владельцы высокомобильного капитала смогут уклоняться от уплаты налогов путем инвестирования за границу, а также если правительства будут вынуждены избегать высоких налоговых ставок на международный мобильный капитал или на тех, кто может быть побужден к эмиграции, в надежда сохранить эти факторы дома.Таким образом, чистое влияние глобализации на распределение доходов в развивающихся странах кажется мне явно неоднозначным.

Какое влияние глобализация может оказать на долгосрочные возможности экономического роста в развивающихся странах? Мое видение процесса роста состоит в том, что он начинается, когда элита в развивающейся стране начинает понимать возможности применения технологий мирового класса в своей стране, и вводит институциональные механизмы, которые позволяют индивидуальному преследованию личных интересов служить в целом. , социальное благо.Как только это произойдет, страна сможет расти быстрыми темпами, если этому процессу не препятствует какая-либо политическая катастрофа, пока она не догонит передовые технологии и, следовательно, не достигнет уровня жизни развитых стран. Глобализация стремится сделать технологии и знания, необходимые для осуществления этого процесса, более доступными и, следовательно, дать возможность процессу телескопирования во времени. (Сингапур может быть небольшой страной, но в истории не было случая, чтобы страна, в которой не было бы огромных открытий ресурсов, перешла от крайней бедности к богатству менее чем за 30 лет.)

Но верно также и то, что глобализация несет с собой новые опасности. Серьезность восточноазиатского кризиса была в первую очередь результатом того, что страны открыли для себя всю мощь международного рынка капитала до того, как заработали бесспорную репутацию способных и готовых обслуживать свои долги во что бы то ни стало, а это означало, что когда инвесторы забеспокоились о своей потенциальной уязвимости в результате тайского кризиса, не было других инвесторов, готовых вмешаться и обеспечить стабилизирующие спекуляции даже после того, как обменные курсы и процентные ставки явно превысили уровень.Конечно, можно утверждать, что эту повышенную уязвимость перед внешними потрясениями следует сопоставить со снижением уязвимости перед внутренними потрясениями: подумайте, насколько больше Бангладеш пострадал бы в этом году (1998 г.), если бы международное сообщество не предоставило помощь для частичного возмещения ущерба. цена наводнения, не говоря уже о том, насколько больше голода или даже голода было бы, если бы Бангладеш не могла импортировать дополнительный рис. Но это не оправдывает игнорирование возросшей опасности внешних потрясений.Более того, я мог бы отметить, что профессор Индраратна предложил вам гораздо более длинный и творческий список опасностей, чем я здесь определил, который выходит за рамки узких экономических вопросов и учитывает роль глобализации в распространении таких отвратительных явлений, как наркотики, секс-торговля, преступность. , и терроризм.

Проблемы политики

Если я прав, утверждая, что глобализация проистекает из технологических достижений, а не из политического выбора, то попытка повернуть вспять это все равно что играть в King Canute.Было бы более продуктивно стремиться к максимальному использованию преимуществ, которые он предлагает, и минимизировать риски, которые он создает. Позвольте мне обсудить, что я вижу в этом вовлечении, ограничиваясь при этом узкими экономическими вопросами.

Из того, что было сказано выше, станет ясно, что я не вижу особых причин сомневаться в том, что граждане развивающейся страны могут рассчитывать на выгоду от открытости для торговли и прямых иностранных инвестиций. Это дает им преимущества, заключающиеся в том, что они могут относительно эффективно использовать свой изобилие неквалифицированной рабочей силы и иметь доступ к технологиям мирового уровня.Однако, если они будут полагаться только на эксплуатацию неквалифицированной рабочей силы, они никогда не смогут подняться выше уровня жизни своих беднейших конкурентов, которые будут экспортировать аналогичные товары. Для постепенного повышения уровня жизни с течением времени, по крайней мере, так же важно повышать уровень образования, как и в относительно закрытой экономике. В первом приближении можно резюмировать политический совет о том, как преуспеть в глобальной экономике, следующим образом: дать своим гражданам соответствующий набор навыков через образование, а затем позволить им продолжить работу по производству всего, что полезно для мировой экономики. .

Однако второе приближение требует также признания повышенных рисков полного воздействия на мировую экономику. Есть ли способы снизить эти риски? Я убежден, что есть по крайней мере один важный аспект, в котором благоразумие подсказывает, что развивающимся странам рекомендуется ограничить свою интеграцию в мировую экономику, и это касается либерализации краткосрочных потоков капитала. Если кто-то спросит, что отличает те страны, которые пострадали от кризиса в Восточной Азии, от стран, избежавших его, ответ кажется мне очень ясным: жертвами стали те, кто накопил значительный объем краткосрочного долга, выраженного в долларах, как в результате установления конвертируемости счета операций с капиталом, в то время как избежали катастрофы те, кто проявил осторожность при либерализации своих счетов операций с капиталом в краткосрочной перспективе.Поскольку нет убедительных аналитических оснований или эмпирических данных (Rodrik 1998) для уверенности в том, что свобода краткосрочных потоков капитала является важным фактором, способствующим экономическому росту, не говоря уже о справедливости распределения, я прихожу к выводу, что благоразумие предполагает стремление откладывать, а не ускорять это конкретная часть либерализации.

Кроме того, необходимо задаться вопросом, существуют ли механизмы, которые могут защитить людей, когда риски для экономики действительно материализуются. Недавний опыт в Восточной Азии снова поучителен: Всемирный банк приложил много усилий для ускоренного развития сетей социальной защиты в странах, которые стали жертвами кризиса в прошлом году.Я уверен, что многие из вас помнят, что в прошлом Банк критиковал Шри-Ланку за то, что она вкладывала слишком много ресурсов в слишком широкую сеть безопасности, но я не вижу никакого противоречия: Банк был обеспокоен тем, что Шри-Ланка попытка обеспечить более дорогую систему безопасности, чем может себе позволить экономика, и настолько неизбирательная, что подрывает стимулы. Эти соображения необходимо принимать во внимание, но в то же время, как подчеркивается в работе Дэни Родрик (1997), открытая экономика особенно остро нуждается в адекватной системе социальной защиты.Я надеюсь, что вы найдете некоторую уверенность в том, что Банк не забывает о проблемах, которые мотивировали вашу щедрую политику социального обеспечения тем фактом, что мы в последнее время так активно продвигаем дело создания сетей социальной защиты в Восточной Азии.

Есть ли способ уменьшить потенциальное негативное влияние на распределение доходов за счет увеличения возможностей уклонения от уплаты налогов и последующего стимула к ограничению налогов на факторы мобильной связи, которые я обсуждал выше? Конечно, можно предусмотреть такие меры, хотя они потребуют обширных международных соглашений в форме обмена налоговой информацией и потенциального удержания налогов с доходов, полученных иностранцами.Я надеюсь, что такие вопросы станут частью будущей повестки дня международных переговоров. Глобализированному миру придется иметь дело с более широкой политической повесткой дня, чем просто либерализация, если результат должен быть разумно справедливым.

Заключительные замечания

Я утверждал, что глобализация имеет технологическую основу и поэтому существует. Разумная политика включает в себя вопрос о том, как можно извлечь из нее максимальную пользу, ограничивая при этом риски, которые она несет. Ответы на экономическом уровне, как я предложил, включают обучение граждан, обладающих соответствующими навыками и открытость для торговли и прямых иностранных инвестиций, при сохранении контроля над краткосрочными потоками капитала, построении соответствующей сети социальной защиты и поиске международных действий, чтобы обратить вспять эрозию база налогообложения.

Список литературы

Клайн, Уильям Р. (1997), Торговля и распределение доходов (Вашингтон: Институт международной экономики).

Coats, A.W. (1997), Интернационализация экономики после 1945 года, (Дарем, Северная Каролина и Лондон: Duke University Press).

Родрик, Дэни (1997), Глобализация зашла слишком далеко? (Вашингтон: Институт международной экономики).

____ (1998), «Кому нужна конвертируемость счета операций с капиталом?», В Essays in International Finance no.207 (Принстон: Отдел международных финансов).

Банкноты

1. Автор признателен Бхаскару Калимили за помощь в исследованиях и Маркусу Миллеру за комментарии к предыдущему проекту, а также ряду участников конференции.

2. Позвольте мне заявить о своем несогласии с утверждением сэра Алана Уолтерса о том, что односторонняя свободная торговля в целом предпочтительнее достижения региональной свободной торговли. В его анализе упускается из виду то, что, когда торговые барьеры уже достаточно низки, примерно 80% выгод от свободной торговли приходится на лучший доступ к экспортным рынкам и лишь относительно небольшую часть — на неискаженный доступ к импорту.Это говорит о том, что, если Шри-Ланка сможет получить беспрепятственный и гарантированный свободный доступ на индийский рынок через СААРК (или, действительно, через двустороннее соглашение о свободной торговле), то не только возможно, но и весьма вероятно, что региональная стратегия будет доминировать. односторонняя свободная торговля с точки зрения Шри-Ланки.

3. Есть гораздо более веские основания утверждать, что положения ВТО о правах интеллектуальной собственности, согласованные в Уругвайском раунде, предусматривают обогащение Севера за счет Юга.

Что такое глобализация? Объяснение глобализации

Глобализация — это процесс распространения идей, товаров и услуг по всему миру. В бизнесе этот термин часто используется в экономическом контексте для описания интегрированной экономики, отмеченной свободной торговлей, свободным потоком капитала и корпоративным использованием иностранных рынков труда для максимизации прибыли и общего блага.

Как работает глобализация

Глобализация обусловлена ​​конвергенцией политических, культурных и экономических систем, которые в конечном итоге способствуют — а часто и требуют — более тесного взаимодействия, интеграции и зависимости между странами.

Чем больше разрозненные регионы мира переплетаются в политическом, культурном и экономическом плане, тем более глобализированным становится мир.

Эти международные взаимодействия и зависимости становятся возможными и ускоряются благодаря достижениям в технологиях, особенно в области транспорта и телекоммуникаций. В целом, деньги, технологии, материалы и даже люди сегодня перемещаются через национальные границы быстрее, чем когда-либо в прошлом. Обмен знаниями, идеями и культурами ускоряется через Интернет-коммуникации.

Типы глобализации: экономическая, политическая, культурная

Существует три типа глобализации:

  1. Экономическая глобализация. Этот тип ориентирован на объединение и интеграцию международных финансовых рынков, а также транснациональных корпораций, которые имеют значительное влияние на международные рынки.
  2. Политическая глобализация. Этот тип касается в основном политики, предназначенной для облегчения международной торговли и коммерции.Он также касается институтов, реализующих эту политику, которые могут включать национальные правительства, а также международные институты, такие как Международный валютный фонд и Всемирная торговая организация.
  3. Культурная глобализация. Этот тип фокусируется на социальных факторах, вызывающих сближение культур, таких как облегчение общения и транспортировки, вызванное технологиями.

Важно отметить, что все типы влияют друг на друга.Например, экономическая глобализация стала возможной благодаря определенной либеральной торговой политике, подпадающей под категорию политической глобализации. На культурную глобализацию также влияет политика, проводимая в рамках политической глобализации, и на нее влияет экономическая глобализация через импорт и воздействие культуры на другие культуры через торговлю.

Связующим звеном между тремя типами глобализации является развитие технологий. Как упоминалось ранее, технология играет роль в ускорении каждого типа.

Последствия глобализации

Воздействие каждого типа глобализации может ощущаться как на местном, так и на глобальном уровне и наблюдаться во взаимодействиях на всех уровнях общества, от отдельного человека на микроуровне до общества на макроуровне.

  • Индивидуальный уровень включает в себя то, как международное влияние влияет на обычных людей в пределах страны или региона
  • Уровень сообщества включает влияние на местные или региональные организации, предприятия и экономику.
  • Институциональный уровень включает эффекты для транснациональных корпораций, национальных правительств и высших учебных заведений, в которых учатся иностранные студенты. На этом уровне принимаются решения, влияющие на нижние уровни.

Хотя последствия глобализации можно четко наблюдать, анализ чистого воздействия глобализации является сложной задачей, поскольку конкретные результаты глобализации часто рассматриваются сторонниками как положительные, а критики — как отрицательные.Часто отношения, выгодные для одного субъекта, могут в конечном итоге нанести ущерб другому, и вопрос о том, приносит ли глобализация пользу миру в целом, остается предметом споров.

Примеры глобализации

Одним из актуальных примеров глобализации является существование транснациональных корпораций. Термин «многонациональная корпорация» просто относится к бизнесу, который ведет операции более чем в одной стране. Например, McDonalds — это многонациональная корпорация быстрого питания с 37 855 ресторанами в 120 странах и территориях по состоянию на 2018 год.Имея 1,7 миллиона сотрудников, это второй по величине частный работодатель в мире после Walmart.

Другие примеры транснациональных корпораций включают следующее:

  • Ford Motor Company, организация, которая работает примерно с 1 200 поставщиками, которые она определяет как первоклассные по всему миру; и
  • Amazon, организация, которая использует десятки тысяч поставщиков и насчитывает более 250 000 штатных сотрудников в 175 распределительных центрах по всему миру.

Благодаря своему обширному присутствию и влиянию на социальное и экономическое развитие в странах, где они находятся, транснациональные корпорации, такие как McDonalds, Amazon и Ford, символизируют противоречия глобализации.С одной стороны, транснациональные корпорации могут принести рабочие места, навыки и богатство в регион, в котором они находятся, инвестируя в местных жителей и ресурсы.

С другой стороны, транснациональные корпорации могут уничтожать местный бизнес, эксплуатировать дешевую рабочую силу в развивающихся странах и угрожать культурному разнообразию. Хотя они действительно приносят пользу регионам, в которых работают, они часто являются неустойчивыми, потому что лояльность корпорации в конечном итоге зависит от ее прибыли, а не от культуры, в которую она интегрировалась.

Преимущества глобализации

Сторонники глобализации утверждают, что она может решить фундаментальные проблемы мировой экономики, такие как бедность и безработица, путем продвижения свободного рынка, который приносит пользу как богатым, так и бедным странам.

Свободная торговля направлена ​​на уменьшение количества торговых барьеров между странами. Торговый барьер — это любое наложенное ограничение на международную торговлю, включая тарифы и субсидии. Следовательно, это способствует экономическому росту, создает рабочие места, делает компании более конкурентоспособными и снижает цены для потребителей.

Это также теоретически дает более бедным странам возможность для экономического развития за счет воздействия иностранного капитала и технологий, в результате чего создаются условия, способствующие повышению уровня жизни граждан этой страны.

Недостатки глобализации

Самые большие преимущества глобализации также являются ее самыми большими недостатками. В то время как многие сторонники рассматривают глобализацию как средство решения основных экономических проблем, критики видят в ней усиление глобального неравенства.

Например, в то время как некоторые сторонники говорят, что глобализация создает новые рынки и богатство — и способствует большей культурной и социальной интеграции за счет устранения барьеров, — критики обвиняют устранение барьеров в подрыве национальной политики и культуры и дестабилизации развитых рынков труда в пользу более низких цен. себестоимость заработной платы в других странах .

Точно так же некоторые сторонники указывают на растущую экономику бедных стран, извлекающую выгоду из того, что компании переводят туда свои операции для минимизации затрат.Между тем, некоторые критики говорят, что такие шаги могут снизить уровень жизни в развитых странах за счет сокращения рабочих мест.

В то время как сторонники сосредотачиваются на увеличении торговых выгод и политического сотрудничества, которые исходят от единой глобальной экономики, критики признают, что тесно интегрированные глобальные экономические рынки несут больший потенциал для глобальной рецессии.

Сторонники культурной глобализации указывают на более широкое признание прав человека в глобальном масштабе и на общее понимание нашего воздействия на окружающую среду, в то время как критики осуждают уничтожение уникальной культурной самобытности и языка, особенно в эпоху социальных сетей .

Защитники

рассматривают возросшую способность путешествовать и знакомиться с новыми культурами как коммерческий аргумент культурной глобализации. Однако критики отмечают, что увеличение количества поездок может увеличить риск пандемий, причем вспышка h2N1 (свиного гриппа) в 2009 году и коронавирус 2020 года служат двумя примерами серьезных заболеваний, которые очень быстро распространились на многие страны.

История глобализации

Хотя многие считают этот процесс относительно новым явлением, глобализация происходит на протяжении тысячелетий.

Римская империя, например, веками распространила свою экономическую систему и систему управления на значительную часть древнего мира.

Точно так же торговые пути Шелкового пути несли купцов, товары и путешественников из Китая через Среднюю Азию и Ближний Восток в Европу и представляли собой новую волну глобализации.

европейских стран вложили значительные средства за границу за десятилетия до Первой мировой войны, что побудило некоторых экономистов назвать предвоенный период ранним золотым веком глобализации.

Термин глобализация в том виде, в котором он используется сегодня, приобрел известность в 1980-х годах, отражая несколько технологических достижений, которые ускорили международные транзакции.

Глобализация на протяжении всей истории возникала как приливы, так и приливы с периодами как расширения, так и сокращения. 21 век стал свидетелем того и другого. Мировые фондовые рынки резко упали после террористических атак в США 11 сентября 2001 года, но в последующие годы восстановились.

В целом, однако, в начале 21 века темпы глобальной интеграции резко возросли, главным образом благодаря быстрому развитию технологий и телекоммуникаций.

Будущее глобализации

Технологические достижения, в частности блокчейн, мобильная связь и банковское дело, подпитывают экономическую глобализацию.

Тем не менее, быстрые темпы глобализации в начале 21 века можно замедлить или даже обратить вспять из-за потенциально растущего уровня протекционизма и антиглобалистских настроений, происходящих в нескольких странах.

Помимо национализма и растущей тенденции к все более консервативной экономической политике, глобальная торговля находится под растущей угрозой из-за изменения климата, разваливающейся инфраструктуры, кибератак и нарушений прав человека, которые, по данным Совета по международным отношениям, требуют реакции как корпораций, так и правительств.

Глобализация | Безграничное управление

Определение глобализации

Глобализация — это процесс, благодаря которому международный обмен товарами, услугами, капиталом, технологиями и знаниями становится все более взаимосвязанным.

Цели обучения

Определите глобализацию в более широком контексте глобального бизнеса и исторического развития

Основные выводы

Ключевые моменты
  • Глобализация — это естественное явление как для культур, так и для рынков, которое допускает синергию за счет специализации.
  • Некоторые экономисты предполагают, что корни глобальных торговых связей могут быть приписаны шумерам около 3000 г. до н.э., которые в конечном итоге распространились на европейские и азиатские регионы.
  • Современные рынки экспоненциально более взаимозависимы, поскольку и путешествия, и общение стали относительной непосредственностью. Это привело к возникновению в значительной степени взаимозависимой мировой экономики.
Ключевые термины
  • Synergy : Концепция, согласно которой целое может иметь большую ценность, чем комбинация отдельных частей.Распространенное выражение для определения синергии — 1 + 1 = 3, или каждая часть имеет большую ценность, чем сама по себе.
  • взаимозависимые : Две или более системы, которые зависят или поддерживают друг друга, часто достигая взаимной выгоды.
  • глобализация : процесс международной интеграции, возникающий в результате обмена мировоззрениями, продуктами, идеями и другими аспектами культуры.

Слово «глобализация» происходит от глагола «to globalize», который воплощает концепцию международной взаимозависимости и влияния между различными социальными и экономическими системами.Существуют различные интерпретации и определения этого понятия, начиная с таких дисциплин, как социология, философия, антропология и бизнес. Международный валютный фонд (МВФ) выделил четыре важнейших аспекта глобализации, которые эффективно определяют эту идею с точки зрения бизнеса:

  • Торговля и операции (импорт и экспорт)
  • Движение капитала и инвестиций (например, прямые иностранные инвестиции (ПИИ) и т. Д.)
  • Миграция и перемещение людей
  • Распространение знаний

Глобализация — это естественное явление как для культур, так и для рынков, которое позволяет добиться синергии через специализацию.Это дает возможность внутренней экономике получать более широкий спектр продуктов, услуг, человеческого капитала, инвестиций и знаний за счет привлечения внешних рынков. Эволюция этого естественного развития дает интересную информацию о ценности, получаемой через международную торговлю, подчеркивая ее важную роль в мировом экономическом развитии.

Некоторые экономисты утверждают, что корни глобальных торговых связей могут быть приписаны шумерам около 3000 г. до н.э., когда они проложили маршруты между собой и цивилизациями в регионе долины Инда (нынешний северо-западный регион Индии).Регионы, участвующие в этих обменах, потенциально простирались от Испании до Индии, обеспечивая широкий спектр потенциальной специализации, основанной на климате, навыках, наличии ресурсов и т. Д. В результате концепция торговли товарами, более простыми для производства в этом конкретном регионе, которые были равной стоимости в погоне за обменом стало практикой, производящей стоимость.

По мере того, как культуры, подобные шумерской, осознали преимущества торговли, окружающие регионы начали медленный переход к торговле с другими народами.Исторически глобализацию сводили к минимуму огромные затраты времени и капитала на путешествия, создание «торговых сфер» вокруг стран / цивилизаций, которые демонстрировали потенциальную торговую близость. Европа и Азия из-за огромного культурного разнообразия и относительной легкости путешествий сыграли существенную роль в этом развитии на протяжении последних 5000 лет. представляет собой то, как выглядел ряд конкретных сфер торговли в течение 13 века, подчеркивая ценность в близости к другим странам.является немного более конкретным и представляет собой Шелковый путь, один из самых ярких примеров развития торговли в истории.

The Silk Road : Шелковый путь простирался через Азию от Средиземного моря до тихоокеанского побережья Китая, что сделало его одним из самых ярких примеров развития международной торговли в истории.

Мировая торговля в 13 веке : Различные регионы торговли пересекались; например, зона влияния Монгольской империи взаимодействовала с торговыми интересами Южной Европы.

Современные рынки экспоненциально более взаимозависимы, поскольку и путешествия, и общение стали относительной непосредственностью. Исторические торговые барьеры в значительной степени разрушены, что создает международную сложность в отношении рыночных сил. Растущее значение использования этих международных ресурсов и изоляции увеличившегося потенциала обмена потребовало внимания к пониманию экономики, особенно плюсов и минусов мирового рынка с гораздо меньшим количеством границ.

Преимущества глобализации

Глобализация привела к ценному межкультурному взаимопониманию во всем мире и плодотворному обмену продуктами и идеями.

Цели обучения

Изучите положительные результаты глобализации

Основные выводы

Ключевые моменты
  • Глобализация имеет некоторые положительные политические, культурные, экономические и этические последствия.
  • С политической точки зрения глобализация привела к появлению организаций, призванных содействовать международному сотрудничеству.
  • Глобализация способствовала развитию межкультурной осведомленности и чувства глобальной гражданской позиции.
  • С экономической точки зрения, доступ к разнообразным недорогим товарам со всего мира повысил уровень жизни некоторых потребителей.
Ключевые термины
  • global civics : представление о том, что у нас есть определенные права и обязанности по отношению друг к другу просто потому, что мы являемся людьми на Земле.
  • Глобализация : процесс перехода к более взаимосвязанному миру.

Глобализация — это далеко не новая концепция, ее корни уходят в тысячи лет назад. Международный обмен товарами и идеями привел к постоянно растущим возможностям людей исследовать и ценить разнообразие мировой культуры. Хотя негативные последствия глобализации неоспоримы, важно также признать позитивные последствия глобализации.

Добро в глобализации

Аргумент в пользу глобализации многогранен и включает сложные политические, культурные, экономические и этические факторы.Давайте кратко коснемся каждой из этих категорий и рассмотрим, как они могут восприниматься как полезные.

Политические

Центральным столпом политической глобализации является постоянно растущая потребность в сотрудничестве. Ясно, что из-за пресловутого сокращения мира страны и культуры объединяются, чтобы способствовать международному соглашению. Например, создание и существование Организации Объединенных Наций было названо одним из классических примеров политической глобализации.

Штаб-квартира Организации Объединенных Наций в Нью-Йорке

Культурный

Аналогичным образом, «сжатие мира» позволило людям по всему миру исследовать новые культуры либо посредством путешествий, либо посредством местного знакомства с международным искусством, музыкой, религией, театром, телевидением, фильмами и бесчисленным множеством других культурных точек и перспектив. .

Этичные

Хотя глобализация связана с этическими проблемами, существуют и этические преимущества.Осведомленность международного сообщества, например, дает странам и организациям возможность бороться с несправедливостью в области прав человека, совершаемой по всему миру. Это позволяет усилить чувство глобальной гражданской позиции, представление о том, что у нас есть определенные права и обязанности по отношению друг к другу просто потому, что мы являемся людьми на Земле.

Экономичный

Глобализация позволяет обмениваться товарами и услугами по всему миру. В результате глобализации области с ограниченными ресурсами (т.е. районы с ограниченными сельскохозяйственными угодьями или отсутствием доступа к лекарствам) имеют доступ к товарам, которые могут существенно повысить уровень жизни их населения.

Глобализация также допускает специализацию, позволяя, например, производить различные части продукта в разных регионах мира. В то время как одна область может преуспеть в производстве полупроводников для вашего телефона, другая область может преуспеть в создании вашего сенсорного экрана и так далее. Это создает синергию за счет сотрудничества, позволяя специалистам сосредоточиться на сильных сторонах своего бизнеса.

Осложнения глобализации

Рост темпов глобального экономического и культурного обмена привел к возникновению множества проблем в области развития.

Цели обучения

Осознайте негативные последствия глобализации и подумайте, как бороться с ними с различных точек зрения.

Основные выводы

Ключевые моменты
  • Глобализация порождает ряд неравенств.
  • С политической точки зрения, некоторые страны отреагировали изоляционизмом, политикой невзаимодействия с другими странами.
  • Местное культурное наследие иногда смывается волной глобализации.
  • Экономическая эксплуатация бедных районов мира привела к несправедливым условиям труда и неэтичному корпоративному поведению.
  • Массовый рост производства и транспортировки угрожает окружающей среде, а распространение нездоровых товаров угрожает здоровью потребителей.
  • Глобализация не обходится без затрат, поэтому предприятиям и правительствам следует тщательно взвесить ее последствия.
Ключевые термины
  • интеграция : Акт взятия отдельных частей и их объединения в единое целое.
  • изоляционист : Относится к национальной (или групповой) политике невзаимодействия с другими странами (или группами).
  • эксплуатация : Акт лишения организации того, на что она имеет естественное право.

Глобализация оказывает влияние на глобальное развитие на протяжении тысячелетий и не показывает никаких признаков замедления.В результате общество должно внимательно рассмотреть последствия постоянно ускоряющейся интеграции культур и экономик и гарантировать, что выгоды перевешивают затраты.

Последствия глобализации

Хотя глобализацию часто преподносят как исключительно позитивное явление в долгосрочной перспективе, можно привести много аргументов относительно потенциальных ловушек и последствий все более взаимосвязанного мира. Их лучше всего можно охарактеризовать как политические, культурные, экономические и этические по своей природе.

Политические

Хотя рост НПО и других гуманитарных групп является прекрасным преимуществом интернационализирующегося мира, есть и последствия. В результате некоторые страны, кажется, становятся все более и более взволнованными. Северная Корея является ярким примером изоляционистского государства, сопротивляющегося глобализации и строго регулирующего, какие продукты, отдельные лица и даже идеи могут пересекать границы своей страны. Хотя глобализация сблизила страны, она также способствует ускорению конфликтов.

Культурный

Культурный обмен — прекрасная вещь во многих отношениях, но она не обходится без затрат. По мере того, как мы интегрируем культуры по всему миру, многие культуры чувствуют, что их собственная культура теряется в том, что можно было бы описать как растущая «мировая культура». Поскольку новые взгляды и идеи конкурируют за наше внимание, определенные культурные перспективы остаются отброшенными и забытыми другие. Иногда утверждают, что это лишает некоторые места их наследия.

Экономичный

Хотя вы можете пить кофе из Эфиопии, отправляя текстовые сообщения на телефон корейского производства в Uber в Нью-Йорке, у мировой экономики есть и некоторые серьезные недостатки.Прежде всего, это эксплуатация дешевой рабочей силы. Хотя существуют веские аргументы в пользу того, что аутсорсинг рабочей силы ведет к определенному экономическому росту в развивающихся странах, все еще нет сомнений в том, что глобализация также ведет к плохим условиям труда, чрезвычайно низкой заработной плате и поручителю. Тем не менее, из-за отсутствия в нормативно-правовой среде надлежащих стандартов и деловой практики, ведущей по пути наименьшего сопротивления, эта эксплуатация продолжается.

Неравенство доходов по состоянию на 2014 год : Эта карта демонстрирует уровни неравенства доходов во всем мире с использованием коэффициента Джини по состоянию на 2014 год.Весьма реальный разрыв между развитыми и развивающимися странами подчеркивает основной недостаток глобализации, поскольку блага распределяются неравномерно, а заработная плата не отражает нормы по регионам.

Другой часто цитируемой критикой глобализированной экономики является быстрая консолидация многих отраслей. Монополии и олигополии на глобальном уровне сильны, и их трудно регулировать, что допускает несправедливую практику и вытеснение местных предприятий. Для компенсации этого риска требуется тщательное законодательство и общественные ожидания, что фирмы будут вести себя ответственно и с уважением к местной экономике.

Этичные

Помимо этих важных тем глобализации, стоит упомянуть и о других этических проблемах. По мере того, как экономика распространяется по всему земному шару, растет и загрязнение производства и транспорта. Уничтожение пулов природных ресурсов посредством корпоративной эксплуатации является относительно обычным явлением, и склонность продавать явно вредные для здоровья продукты возросла во всем мире (например, фаст-фуд, алкоголь, сигареты и т. Д.).

Список можно продолжать, но он дает основу для рассмотрения проблем развития, которые возникают в более глобальном мире.Уважительное и тщательное устранение этих последствий для смягчения негативных последствий является критически важной задачей для правительств, бизнеса и каждого из нас.

Глобализация рынков

Многие компании разочаровались в продажах на международном рынке, поскольку старые рынки становятся насыщенными и необходимо искать новые. Как они могут адаптировать продукты к требованиям новых рынков? Какие товары захотят потребители? Из-за того, что коварные международные конкуренты дышат им в затылок, многие организации думают, что игра не стоит затраченных усилий.

В этом мощном эссе автор утверждает, что хорошо управляемые компании перешли от упора на индивидуальную настройку элементов к предложению глобально стандартизированных продуктов, которые являются современными, функциональными, надежными и недорогими. Многонациональные компании, сконцентрированные на идиосинкразических предпочтениях потребителей, были сбиты с толку и не могли жить в лесу из-за деревьев. Только глобальные компании смогут достичь долгосрочного успеха, сосредоточившись на том, чего хотят все, вместо того, чтобы беспокоиться о деталях того, что, по мнению каждого, им может понравиться.

Мощная сила движет миром к сходящейся общности, и эта сила — технология. Он пролетаризировал связь, транспорт и путешествия. Он заставил изолированные места и обнищавшие народы жаждать соблазнов современности. Практически каждый повсюду хочет всего того, о чем он слышал, видел или испытал с помощью новых технологий.

Результатом стала новая коммерческая реальность — появление глобальных рынков стандартизированных потребительских товаров в ранее невообразимых масштабах.Корпорации, ориентированные на эту новую реальность, извлекают выгоду из огромной экономии за счет масштабов производства, распределения, маркетинга и управления. Превращая эти выгоды в снижение мировых цен, они могут уничтожить конкурентов, которые все еще живут в отключающих тисках старых предположений о том, как устроен мир.

Ушли в прошлое привычные различия в национальных или региональных предпочтениях. Прошли те времена, когда компания могла продавать прошлогодние модели — или меньшие версии продвинутых продуктов — в менее развитые страны.Прошли те времена, когда цены, маржа и прибыль за границей в целом были выше, чем дома.

Глобализация рынков не за горами. С этим мир многонациональной коммерции подходит к концу, как и многонациональная корпорация.

Многонациональная и глобальная корпорация — это не одно и то же. Многонациональная корпорация работает в ряде стран и корректирует свои продукты и методы в каждой из них — с высокими относительными затратами. Глобальная корпорация действует с решительным постоянством — с низкими относительными издержками — как если бы весь мир (или его основные регионы) были единым целым; он везде одинаково продает одни и те же вещи.

Какая стратегия лучше — вопрос не мнения, а необходимости. Мировые коммуникации несут повсюду постоянный барабанный бой современных возможностей облегчить и улучшить работу, поднять уровень жизни, отвлечься и развлечься. Те же страны, которые просят мир признать и уважать индивидуальность их культур, настаивают на оптовой передаче им современных товаров, услуг и технологий. Современность — это не только желание, но и широко распространенная практика среди тех, кто с непоколебимой страстью или религиозным рвением цепляется за древние взгляды и наследие.

Кто может забыть телевизионные сцены во время иранских восстаний 1979 года, когда молодые люди в модных брюках французского покроя и шелковистых нательных рубашках жаждут крови с поднятым современным оружием во имя исламского фундаментализма?

В Бразилии тысячи людей ежедневно толпятся из доиндустриальной баийской тьмы в взрывающиеся прибрежные города, чтобы быстро установить там телевизоры в переполненных гофрированных хижинах и, рядом с потрепанными фольксвагенами, при свечах приносить в жертву духам Макумбанского духа фрукты и свежеубитых цыплят.

Во время братоубийственной войны Биафры против Ибо ежедневно передаваемые по телевидению репортажи показали, что солдаты носят окровавленные мечи и слушают транзисторные радиоприемники, попивая кока-колу.

В изолированном сибирском городе Красноярске, без мощеных улиц и цензуры новостей, случайным западным путешественникам тайком предлагают сигареты, электронные часы и даже одежду с их спины.

Организованная контрабанда электронного оборудования, подержанных автомобилей, западной одежды, косметики и пиратских фильмов в примитивные места превосходит даже процветающую подпольную торговлю современным оружием и его военными наемниками.

Тысячи впечатляющих способов свидетельствуют о повсеместном стремлении к самым передовым вещам, которые мир производит и продает, — товарам наилучшего качества и надежности по самой низкой цене. Потребности и желания мира безвозвратно унифицированы. Это делает многонациональную корпорацию устаревшей, а глобальную корпорацию — абсолютной.

Жизнь в Технологической Республике

Дэниел Дж. Бурстин, автор монументальной трилогии « Американцы, » охарактеризовал наш век как управляемый «Технологической республикой, [чей] верховный закон… — конвергенция, тенденция ко всему, чтобы все становилось более похожим на все остальное».”

В бизнесе эта тенденция подтолкнула рынки к глобальной унификации. Корпорации продают стандартизированные продукты повсюду одинаково — автомобили, сталь, химикаты, нефть, цемент, сельскохозяйственные товары и оборудование, промышленное и коммерческое строительство, банковские и страховые услуги, компьютеры, полупроводники, транспорт, электронные приборы, фармацевтические препараты и телекоммуникации, чтобы упомянуть некоторые из очевидных.

И стремительный шторм глобализации не ограничивается этим сырьем или высокотехнологичными продуктами, когда универсальный язык клиентов и пользователей способствует стандартизации.Преобразующие ветры, вызванные пролетаризацией коммуникации и путешествий, проникают в каждую щель жизни.

С коммерческой точки зрения ничто так не подтверждает это, как успех McDonald’s от Елисейских полей до Гиндзы, Coca-Cola в Бахрейне и Pepsi-Cola в Москве, а также рок-музыки, греческого салата, голливудских фильмов, косметики Revlon, телевизоров Sony. , и джинсы Levi повсюду. Продукция «с высокой степенью прикосновения» так же широко распространена, как и высокотехнологичная.

Начиная с противоположных сторон, высокотехнологичные и высокотехнологичные части коммерческого спектра постепенно поглощают нераспределенную середину своей космополитической орбиты.Никто не освобожден, и ничто не может остановить процесс. Везде все становится все больше и больше похоже на все остальное, поскольку структура предпочтений в мире неуклонно гомогенизируется.

Рассмотрим примеры Coca-Cola и Pepsi-Cola, которые являются глобально стандартизированными продуктами, которые продаются повсюду и приветствуются всеми. Оба успешно пересекают множество национальных, региональных и этнических вкусовых рецепторов, обученных множеству глубоко укоренившихся местных предпочтений вкуса, аромата, консистенции, шипучести и послевкусия.Везде и то, и другое хорошо продается. Сигареты, особенно американского производства, из года в год вторгаются в мировые рынки на территории, ранее находившиеся в твердой власти других, в основном местных, смесей.

Это не исключительные примеры. (На самом деле их глобальный охват был бы еще больше, если бы не искусственные торговые барьеры.) Они демонстрируют общий дрейф в сторону гомогенизации мира и того, как компании распределяют, финансируют и оценивают продукты. 1 Ничего не освобождено. Продукты и методы промышленно развитого мира играют единую мелодию для всего мира, и весь мир страстно танцует под нее.

Исчезают древние различия в национальных вкусах и способах ведения бизнеса. Общность предпочтений неизбежно ведет к стандартизации продуктов, производства и институтов торговли и коммерции. Небольшие национальные рынки трансмогрифицируются и расширяются. Успех в мировой конкуренции зависит от эффективности производства, распределения, маркетинга и управления и неизбежно фокусируется на цене.

Самые эффективные мировые конкуренты включают в свою структуру затрат превосходное качество и надежность.Они продают на всех национальных рынках те же продукты, что и дома, или на их крупнейшем экспортном рынке. Они конкурируют на основе соответствующей ценности — наилучшего сочетания цены, качества, надежности и доставки для продуктов, которые во всем мире идентичны по дизайну, функциям и даже моде.

Этим и немногим другим объясняется стремительный успех японских компаний, торгующих по всему миру огромным разнообразием продуктов — как материальных продуктов, таких как сталь, автомобили, мотоциклы, Hi-Fi оборудование, сельскохозяйственная техника, роботы, микропроцессоры, углеродные волокна, даже текстиль и нематериальные активы, такие как банковское дело, судоходство, генеральный подряд, а вскоре и компьютерное программное обеспечение.При этом качественные и недорогие операции не являются несовместимыми, поскольку множество консалтинговых организаций и инженеров по обработке данных спорят с энергичной бессмысленностью. Представленные данные неполны, неправильно проанализированы и противоречивы. На самом деле недорогие операции являются отличительной чертой корпоративной культуры, которая требует и обеспечивает качество во всем, что они делают. Высокое качество и низкая стоимость не противоречат позы. Это совместимые, близнецы, идентичности высшей практики. 2

Сказать, что японские компании не являются глобальными, потому что они экспортируют автомобили с левым приводом в Соединенные Штаты и на европейский континент, в то время как японские компании имеют правый привод, или потому что они продают офисную технику через дистрибьюторов в Соединенных Штатах, но прямо дома или говорите по-португальски по-бразильски, чтобы принять разницу за различие.То же самое можно сказать и о розничных сетях Safeway и Southland, эффективно работающих на Ближнем Востоке, причем не только для местного населения, но и для импортированного населения из Кореи, Филиппин, Пакистана, Индии, Таиланда, Великобритании и США. Национальные правила дорожного движения различаются, как и каналы распространения и языки. Отличительная черта Японии — ее неумолимое стремление к экономии и повышению стоимости. Это выражается в стремлении к стандартизации на высоком уровне качества.

Подтверждение модели Т

Если компания снижает затраты и цены и повышает качество и надежность, сохраняя при этом разумную заботу о пригодности, клиенты предпочтут ее продукты, стандартизированные на мировом уровне.Теория верна на данном этапе эволюции глобализации — независимо от того, что традиционные исследования рынка и даже здравый смысл могут подсказывать о различных национальных и региональных вкусах, предпочтениях, потребностях и институтах. Японцы неоднократно подтверждали эту теорию, как и Генри Форд с моделью T. Самое важное — это их подражатели, в том числе компании из Южной Кореи (телевизоры и тяжелое строительство), Малайзии (персональные калькуляторы и микрокомпьютеры), Бразилии (автозапчасти). и инструменты), Колумбия (одежда), Сингапур (оптическое оборудование) и, да, даже США (офисные копировальные аппараты, компьютеры, велосипеды, отливки), Западная Европа (автоматические стиральные машины), Румыния (предметы домашнего обихода), Венгрия (одежда ), Югославия (мебель) и Израиль (оборудование для нумерации страниц).

Конечно, крупные компании, работающие в одной стране или даже в одном городе, не стандартизируют все, что они производят, продают или делают. У них есть продуктовые линейки вместо одной версии продукта и несколько каналов распространения. Существуют районные, местные, региональные, этнические и институциональные различия даже в пределах мегаполисов. Но хотя компании настраивают продукты для определенных сегментов рынка, они знают, что успех в мире с однородным спросом требует поиска возможностей продаж в аналогичных сегментах по всему миру, чтобы достичь экономии за счет масштаба, необходимой для конкуренции.Такой поиск работает, потому что сегмент рынка в одной стране редко бывает уникальным; у него везде есть близкие родственники именно потому, что технологии гомогенизировали земной шар. Даже небольшие местные сегменты имеют свои глобальные аналоги повсюду и становятся объектом глобальной конкуренции, особенно по цене.

Глобальный конкурент будет постоянно стремиться стандартизировать свое предложение повсюду. Он отступит от этой стандартизации только после того, как исчерпает все возможности для ее сохранения, и будет настаивать на восстановлении стандартизации всякий раз, когда происходят отклонения и расхождения.Он никогда не предполагает, что покупатель — король, который знает свои собственные желания.

Проблемы все чаще преследуют компании, которым не хватает четкого глобального подхода и которые остаются невнимательными к экономике простоты и стандартизации. Наиболее подверженными риску компаниями в быстро развивающемся мире, как правило, являются те, которые доминируют на довольно небольших внутренних рынках с продуктами с высокой добавленной стоимостью, для которых существуют более мелкие рынки в других местах. При пропорционально низких затратах на транспортировку удаленные конкуренты выйдут на уже защищенные рынки тех компаний, товары которых будут производиться более дешево в условиях эффективного масштабирования.Глобальная конкуренция означает конец внутренней территориальности, какой бы маленькой она ни была.

Когда глобальный производитель предлагает свои более низкие цены на международном уровне, его покровительство расширяется в геометрической прогрессии. Он не только выходит на отдаленные рынки, но и привлекает клиентов, которые раньше придерживались местных предпочтений, а теперь уступают привлекательности более низким ценам. Стратегия стандартизации не только реагирует на глобальные однородные рынки, но также расширяет эти рынки с агрессивно низкими ценами.Новый технологический гигант использует древнюю мотивацию — зарабатывать деньги как можно дальше. Это универсально — не просто мотивация, а фактически необходимость.

Ежик знает

«Разница между ежом и лисой, — писал сэр Исайя Берлин, проводя различие между Достоевским и Толстым, — состоит в том, что лиса знает толк в очень многих вещах, а еж знает все об одном великом деле». Многонациональная корпорация много знает о многих странах и легко приспосабливается к предполагаемым различиям.Он охотно принимает рудиментарные национальные различия, не ставя под сомнение возможность их трансформации, не осознавая, насколько мир готов и жаждет воспользоваться преимуществами современности, особенно когда цена является подходящей. Способ приспособления транснациональной корпорации к видимым национальным различиям — средневековый.

Напротив, глобальная корпорация знает все об одном великом деле. Он знает об абсолютной необходимости быть конкурентоспособным как на мировом, так и на национальном уровне и постоянно стремится снизить цены за счет стандартизации того, что он продает и как работает.Он рассматривает мир как состоящий из нескольких стандартизированных рынков, а не множества специализированных рынков. Он активно стремится к глобальной конвергенции и энергично работает над ней. Его миссия — современность, а его стиль — ценовая конкуренция, даже когда он продает первоклассные продукты. Он знает одну великую черту, которую объединяет все народы и нации: дефицит.

Никто не принимает дефицит лежа; все хотят большего. Это отчасти объясняет разделение труда и специализацию производства.Они позволяют людям и странам оптимизировать свои условия посредством торговли. Медиана обычно равна деньгам.

Опыт учит, что деньги обладают тремя особыми качествами: редкостью, трудностью приобретения и быстротой. Понятно, что люди относятся к этому с уважением. Каждый на все более однородном мировом рынке хочет продуктов и функций, которые нужны всем остальным. Если цена будет достаточно низкой, они будут брать в высшей степени стандартизированные мировые продукты, даже если они не совсем то, что, по словам родителей, было подходящим, какой древний обычай был правильным, или то, что, по утверждениям исследователей рынка, было предпочтительнее.

Неумолимая истина любого современного производства — как материальных, так и нематериальных товаров — состоит в том, что крупномасштабное производство стандартизированных товаров, как правило, дешевле в широком диапазоне объемов, чем мелкосерийное производство. Некоторые утверждают, что автоматизированное проектирование и производство (CAD / CAM) позволит компаниям изготавливать индивидуальные продукты в небольших масштабах, но при этом дешево. Но аргумент упускает из виду. (Более подробное обсуждение см. В Приложении 1.) Если компания рассматривает мир как один или два различных товарных рынка, она может служить миру более экономично, чем если бы она рассматривала его как три, четыре или пять товарных рынков.

Почему остаются различия?

Различные культурные предпочтения, национальные вкусы и стандарты, а также бизнес-институты — это пережитки прошлого. Некоторые наследства умирают постепенно; другие процветают и расширяются в соответствии с основными мировыми предпочтениями. Так называемые этнические рынки — хороший тому пример. Повсюду китайская еда, лаваш, кантри и западная музыка, пицца и джаз. Это рыночные сегменты, существующие в мировом масштабе. Они не отрицают и не противоречат глобальной гомогенизации, но подтверждают ее.

Многие из сегодняшних различий между странами в отношении продуктов и их характеристик на самом деле отражают уважительное приспособление транснациональных корпораций к тому, что, по их мнению, является фиксированными местными предпочтениями. Они считают, что предпочтения фиксированы не потому, что они есть, а из-за жестких привычек думать о том, что есть на самом деле. Большинство руководителей транснациональных корпораций бездумно уступчивы. Они ошибочно полагают, что маркетинг означает предоставление клиентам того, что, по их словам, они хотят, вместо того, чтобы пытаться понять, чего именно они хотят.Таким образом, корпорации упорно продолжают использовать дорогостоящие индивидуализированные многонациональные продукты и методы вместо того, чтобы настаивать на глобальной стандартизации.

Я не сторонник систематического игнорирования местных или национальных различий. Но чувствительность компании к таким различиям не требует, чтобы она игнорировала возможности делать что-то по-другому или лучше.

Есть, например, огромные различия между странами Ближнего Востока. Некоторые из них социалистические, некоторые монархии, некоторые республики.Некоторые берут свое правовое наследие из Кодекса Наполеона, некоторые — из Османской империи, а некоторые — из британского общего права; За исключением Израиля, все находятся под влиянием ислама. Ведение бизнеса означает навязчиво интимную персонализацию деловых отношений. В течение месяца Рамадан сканирование деловых обсуждений начинается только после 10 часов вечера, когда люди устали и насытились едой после дня голодания. Компания почти наверняка должна иметь местного партнера; требуется местный юрист (как, например, в Нью-Йорке) и безотзывные аккредитивы.Тем не менее, как заметил старший вице-президент CocaCola Сэм Аюб, «арабы гораздо более способны проводить различие между культурными и религиозными целями, с одной стороны, и экономическими реалиями, с другой, чем это принято считать. Ислам совместим с наукой и современностью ».

Барьеры глобализации не ограничиваются Ближним Востоком. Свободной передаче технологий и данных через границы стран Европейского общего рынка препятствуют юридические и финансовые препятствия.Между соседними европейскими странами наблюдается сопротивление радио- и телевизионным помехам («загрязнению»).

Но прошлое — хороший путеводитель в будущее. При настойчивости и подходящих средствах барьеры на пути к передовым технологиям и экономике всегда падали. Нет зарегистрированных исключений, когда были предприняты разумные усилия для их преодоления. Это во многом вопрос времени и усилий.

Ошибка глобального воображения

Многие компании пытались стандартизировать мировую практику, экспортируя отечественные продукты и процессы без каких-либо приспособлений и изменений, но безуспешно.Их недостатки были восприняты как свидетельство бычьей глупости перед лицом вопиющей невозможности. Сторонники глобальной стандартизации рассматривают их как примеры неудач в исполнении.

На самом деле, плохое исполнение часто является важной причиной. Однако более важным является нервное поражение — поражение воображения.

Рассмотрим случай внедрения полностью автоматического оборудования для домашней прачечной в Западной Европе в то время, когда в немногих домах были даже полуавтоматы.Компания Hoover, Ltd., головная компания которой находилась в Северном Кантоне, штат Огайо, имела заметное присутствие в Великобритании как производитель пылесосов и стиральных машин. Из-за недостаточного спроса на внутреннем рынке и низкого экспорта на европейский континент большой завод стиральных машин в Англии работал намного ниже своей мощности. Компании нужно было продавать больше своих полуавтоматов или автоматов.

Поскольку компания Hoover имела «правильную» маркетинговую ориентацию, она провела исследования потребительских предпочтений в Великобритании и во всех крупных континентальных странах.Результаты достаточно четко показали предпочтения функций среди нескольких стран (см. Приложение 2).

Приложение 2 Предпочтения потребителей в отношении характеристик автоматических стиральных машин в 1960-е годы

Дополнительные переменные затраты на единицу (в фунтах стерлингов) настройки для удовлетворения лишь некоторых национальных предпочтений составили:

Для удовлетворения других требований потребовались значительные инвестиции в завод.

Самые низкие розничные цены (в фунтах стерлингов) ведущих брендов местного производства в разных странах составили примерно:

Индивидуализация продукта в каждой стране поставила бы Hoover в невыгодное положение по сравнению с ценой, в основном из-за более высоких производственных затрат, связанных с небольшими партиями отдельных функций.Поскольку программы снижения тарифов Общего рынка в то время были незавершенными, Гувер также платил тарифные пошлины в каждой континентальной стране.

Как провести творческий анализ

В случае с Гувером творческий анализ продаж автоматических стиральных машин в каждой стране показал бы, что

1. Итальянская автоматика, небольшая по мощности и размеру, маломощная, без встроенных нагревателей, с эмалированными фарфоровыми ваннами, имела агрессивно низкие цены и завоевала большую долю рынка во всех странах, включая Западную Германию.

2. Самая продаваемая автоматика в Западной Германии была широко разрекламирована (в три раза больше, чем у следующей наиболее продвигаемой марки), идеально соответствовала национальным вкусам, а также была самой дорогой машиной, доступной в этой стране.

3. Италия с наименьшим распространением стиральных машин любого типа (ручные, полуавтоматические или автоматические) быстро перешла непосредственно к автоматике, пропуская привычку сначала покупать ручные отжимные машины, машины с ручным управлением, а затем полуавтоматические.

4. Производители моющих средств только начинали продвигать технику стирки в холодной и теплой воде, которая тогда использовалась в Соединенных Штатах.

Растущий успех небольших, маломощных, низкоскоростных, малопроизводительных и недорогих итальянских машин, даже на фоне предпочтительной, но дорогой и широко раскрученной марки в Западной Германии, был значительным. Он содержал мощное послание, которое было потеряно для менеджеров, уверенно приверженных искаженной версии маркетинговой концепции, согласно которой вы даете клиентам то, что они говорят, что они хотят.Фактически, клиенты сказали, что им нужны определенные функции, но их поведение продемонстрировало, что они воспользуются другими функциями при условии правильной цены и предложения.

В данном случае было очевидно, что в преобладающих условиях люди предпочитали недорогой автомат любому виду ручного или полуавтоматического станка и, конечно же, более дорогой автоматике, даже несмотря на то, что недорогая автоматика не соответствовала всем их выражениям. предпочтения. Якобы дотошные и требовательные немецкие потребители нарушили все ожидания, купив простые и недорогие итальянские машины.

Столь же очевидно, что люди находились под сильным влиянием рекламы автоматических стиральных машин; в Западной Германии идеальная машина, получившая наибольшее распространение, также имела самую большую долю рынка, несмотря на ее высокую цену. Две вещи явно побуждали покупателей покупать: низкая цена независимо от предпочтений функций и активная реклама независимо от цены. Оба фактора помогли клиентам получить то, что они больше всего хотели, — превосходные преимущества, предоставляемые полностью автоматическими машинами.

Hoover должен был настойчиво продавать простую стандартизированную высококачественную машину по низкой цене (благодаря 17% сокращению переменных затрат, которое стало возможным благодаря устранению дополнительных функций на сумму 6–10-0 фунтов стерлингов).Предлагаемые розничные цены могли быть несколько меньше 100 фунтов стерлингов. Дополнительные средства, «сэкономленные» за счет избежания ненужных модификаций установки, позволили бы поддержать расширенную сеть обслуживания и агрессивные рекламные акции в СМИ.

Сообщение средств массовой информации Гувера должно было быть таким: этот — машина, которую вы, домохозяйка, заслуживаете, , чтобы уменьшить повторяющиеся тяжелые ежедневные домашние заботы, чтобы вы, , могли проводить больше конструктивного времени со своими детьми и твой муж.Повышение также должно было быть нацелено на мужа, чтобы дать ему, желательно в присутствии жены, чувство обязательства предоставить ей автоматическую мойку еще до того, как он купит для себя автомобиль. Агрессивно низкая цена в сочетании с активным продвижением такого рода позволила бы преодолеть ранее выраженные предпочтения в отношении определенных функций.

Дело Гувера иллюстрирует, как извращенная практика маркетинговой концепции и отсутствие какого-либо маркетингового воображения позволяют многонациональным отношениям выжить, когда клиенты действительно хотят преимуществ глобальной стандартизации.Весь проект начался не с той ноги. Они спрашивали людей, какие функции они хотят от стиральной машины, а не от жизни. Бездумно продавать линейку товаров, индивидуально адаптированную для каждой нации. Менеджеры, которые гордились тем, что практиковали маркетинговую концепцию в полной мере, на самом деле не применяли ее вообще. Гувер задал неправильные вопросы, а затем не применил ни мысли, ни воображения к ответам. Такие компании похожи на средневековых этноцентристов, которые с повседневной ясностью видели солнце, вращающееся вокруг земли, и предлагали это как Истину.Не имея дополнительных данных, но имея более проницательный ум, Коперник, подобно ежу, интерпретировал более убедительную и точную реальность. Данные не дают информации, кроме как с вмешательством разума. Информация не обретает смысла, кроме как с вмешательством воображения.

Принятие неизбежного

Глобальная корпорация, к лучшему или к худшему, соглашается с тем, что технологии неуклонно подталкивают потребителей к одним и тем же общим целям — облегчению жизненного бремени и увеличению свободного времени и покупательной способности.Его роль коренным образом отличается от той, что была для обычной корпорации на протяжении ее короткой, бурной и удивительно многогранной истории. Он управляет двумя векторами — технологией и глобализацией на благо мира. Эту роль создали не судьба, не природа, не Бог, а необходимость коммерции.

В Соединенных Штатах две отрасли стали глобальными задолго до того, как они осознали это. После более чем целого поколения постоянных и резких сокращений рабочих мест Объединенные сталелитейщики Америки не объявляли забастовку в масштабах всей отрасли с 1959 года; United Auto Workers не закрывали General Motors с 1970 года.Оба союза осознают, что они стали глобальными; закрытие всего или большей части производства в США не остановит клиентов из США. Зарубежные поставщики должны снабжать рынок.

Взломать код западных рынков

С тех пор, как четверть века назад возникла теория маркетинговой концепции, более продвинутые в управленческом отношении корпорации стремились предложить то, что явно нужно клиентам, а не то, что было просто удобно.

Они создали маркетинговые отделы при поддержке профессиональных исследователей рынка потрясающих и зачастую дорогостоящих размеров.И они увеличили огромное количество операций и продуктовых линеек — продукты и системы доставки с индивидуальным подходом для многих различных рынков, рыночных сегментов и стран.

Примечательно, что японские компании работают почти полностью без маркетинговых отделов или маркетинговых исследований, столь распространенных на Западе. Тем не менее, по красочным словам председателя General Electric Джона Э. Уэлча-младшего, японцы, вышедшие из небольшого скопления бедных ресурсами островов, с совершенно чуждой культурой и почти непостижимо сложным языком, взломали код западных рынков. .Они сделали это не механистически тщательно изучив особенности рынков, а скорее путем поиска смысла с более глубокой мудростью. Они обнаружили одну великую черту, которую объединяет все рынки, — непреодолимое стремление к надежной, отвечающей мировым стандартам современности во всем по агрессивно низким ценам. В ответ они создают непреодолимую ценность повсюду, привлекая людей продуктами, которые технократы, занимающиеся маркетинговыми исследованиями, с поверхностной уверенностью описывают как неподходящие и неконкурентоспособные.

Чем шире глобальный охват компании, тем с большим количеством региональных и национальных предпочтений она столкнется в отношении определенных характеристик продукта, систем распространения или рекламных носителей. Всегда нужно приспосабливаться к различиям. Но широко распространенное и часто бездумное убеждение в неизменности этих различий в целом ошибочно. Свидетельство банкротства бизнеса из-за отсутствия жилья часто свидетельствует о других недостатках.

Возьмем, к примеру, компанию Revlon в Японии.Компания излишне отчуждала розничных торговцев и сбивала с толку покупателей, продавая косметику мирового стандарта только в элитных торговых точках; затем компания попыталась восстановиться за счет более широкого распространения недорогих, стандартизированных в мире продуктов, за которыми последовала смена президента компании и сокращение объемов распространения, поскольку затраты росли быстрее, чем продажи. Проблема заключалась не в том, что Revlon не разбирался в японском рынке; он не справлялся со своей работой, колебался в своих программах и с нетерпением ждал загрузки.

Напротив, Outboard Marine Corporation, проявив воображение, напористость и настойчивость, свернула давно установившиеся трехуровневые каналы сбыта в Европе в более целенаправленную и управляемую двухступенчатую систему — и сделала это, несмотря на громкие предупреждения местных торговых групп. .Также сократилось количество и количество торговых точек. Результатом стало более значительное улучшение условий предоставления кредитов и услуг по установке продуктов для клиентов, значительное сокращение затрат и увеличение продаж.

При весьма успешном внедрении Contac 600 (противоотечное средство с замедленным высвобождением) в Японии компания SmithKline Corporation использовала 35 оптовых торговцев вместо более 1000, как того требовала сложившаяся практика. Ежедневные контакты с оптовиками и ключевыми розничными торговцами, также в нарушение установленной практики, дополнили план, и он сработал.

Запрещен доступ к установленным дистрибьюторским учреждениям в США, Komatsu, японский производитель легкой сельскохозяйственной техники, вышел на рынок через дилеров дорожного строительного оборудования в сельских районах Sunbelt, где фермы меньше, почва более песчаная и проще работать. Здесь неопытные дистрибьюторы смогли привлечь клиентов на основе продукции Komatsu и приемлемой цены.

В случаях успешного оспаривания преобладающих институтов и практик, сочетание надежности и качества продукта, сильных и устойчивых систем поддержки, агрессивно низких цен и пакетов компенсации за продажи, а также смелости и непримиримости, которые можно было обойти, разрушить и преобразовать разные системы распределения.Вместо обиды было восхищение.

Тем не менее, некоторые различия между странами остаются неизменными, даже в мире микропроцессоров. В США почти все производители микропроцессоров проверяют их на надежность с помощью так называемой параллельной системы тестирования. Япония предпочитает совершенно иную систему последовательного тестирования. Итак, Teradyne Corporation, крупнейший в мире производитель оборудования для тестирования микропроцессоров, производит одну линию для США и одну для Японии. Это просто.

Что не так просто для Teradyne, так это знать, как лучше всего организовать и управлять своими маркетинговыми усилиями. Компании могут быть организованы по продуктам, регионам, функциям или с использованием их комбинации. Компания может иметь отдельные маркетинговые организации для Японии и США или отдельные группы продуктов, одна из которых работает в основном в Японии, а другая — в Соединенных Штатах. Одно производственное предприятие или маркетинговая операция могут обслуживать оба рынка, или компания может использовать отдельные маркетинговые операции для каждого из них.

Вопросы возникают, если компания систематизирует по продуктам. В случае Teradyne, должна ли группа, обслуживающая параллельную систему, основным рынком которой являются США, продавать в Японии и конкурировать с группой, ориентированной на японский рынок? Если компания организует региональную деятельность, как региональные группы распределяют свои усилия между продвижением параллельной и последовательной систем? Если компания организована с точки зрения функций, как она получает обязательства в области маркетинга, например, для одного направления вместо другого?

Нет ни одного надежно правильного ответа — ни одной формулы, по которой его можно было бы получить.Нет даже удовлетворительного условного ответа. 3 То, что хорошо работает для одной компании или одного места, может потерпеть неудачу для другой в одном и том же месте, в зависимости от способностей, истории, репутации, ресурсов и даже культуры обоих.

Земля плоская

Различия, сохраняющиеся во всем мире, несмотря на его глобализацию, подтверждают древнее изречение экономики: все определяется тем, что происходит на периферии, а не в ядре. Таким образом, в обычном конкурентном анализе важна не средняя цена, а предельная цена; что происходит не в обычном случае, а на стыке вновь возникающих условий.В коммерческих делах важно то, что происходит на передовой. Что наиболее поразительно сегодня, так это то, что в основе происходящего сейчас лежит сходство с национальными предпочтениями на окраине. Эти сходства на переднем крае в совокупности образуют подавляющую, преобладающую общность повсюду.

Ссылаясь на сохранение экономического национализма (защитные и субсидируемые торговые практики, специальные налоговые льготы или ограничения для производителей на внутреннем рынке) как на препятствие для глобализации рынков, это означает, что уместно отметить.Экономический национализм обладает мощной стойкостью. Но, как и в случае с почти полностью гладкой интернационализацией инвестиционного капитала в настоящем, прошлое само по себе не формирует и не предсказывает будущее. (Размышления об интернационализации капитала см. В Приложении 3.)

Реальность — это не фиксированная парадигма, в которой преобладают древние обычаи и производные отношения, не обращающие внимания на могущественные и многочисленные новые силы. Мир становится все более информированным об освободительных и расширяющих возможностях современности.Устойчивость унаследованных разновидностей национальных предпочтений вызывает беспокойство из-за растущих свидетельств их неэффективности, дороговизны и ограниченности и беспокойства по поводу их неэффективности. Историческое прошлое и национальные различия в торговле и промышленности, которые оно породило и способствовало повсюду, теперь подвергаются относительно легкой трансформации.

Космополитизм больше не является монополией интеллектуалов и праздных классов; он становится признанным достоянием и определяющей характеристикой всех секторов во всем мире.Постепенно и непреодолимо он ломает стены экономической замкнутости, национализма и шовинизма. То, что мы видим сегодня как эскалацию коммерческого национализма, — это просто последний смертельный хрип устаревшего института.

Компании, которые адаптируются к экономической конвергенции и извлекают из нее выгоду, все же могут делать различия и корректировки на разных рынках. Устойчивые различия в мире согласуются с фундаментальными общими чертами; они часто дополняют, а не противостоят друг другу — как в бизнесе, так и в физике.В физике материя и антивещество одновременно работают в симбиотической гармонии.

Земля круглая, но для большинства целей разумно рассматривать ее как плоскую. Пространство искривлено, но для повседневной жизни здесь, на земле, мало.

Отклонения от устоявшейся практики случаются постоянно. Но многонациональный ум, искаженный годами споткнувшихся и транснациональных проблем до осмотрительности и робости, теперь редко бросает вызов существующей зарубежной практике. Чаще он считает любое отступление от унаследованного домашнего распорядка бессмысленным, неуважительным или невозможным.Это разум давно минувших дней.

Успешная глобальная корпорация не отказывается от индивидуализации или дифференциации для требований рынков, которые различаются предпочтениями в отношении продуктов, схемами расходов, покупательскими предпочтениями, а также институциональными или юридическими механизмами. Но глобальная корпорация принимает и приспосабливается к этим различиям лишь неохотно, только после неустанных испытаний их неизменности, после попыток различными способами их обойти и изменить, как мы видели в случаях с Outboard Marine в Европе, SmithKline в Японии и Komatsu в Соединенные Штаты.

Есть только один важный аспект, в котором важна деятельность компании во всем мире, и это то, что она производит и как продает. Все остальное происходит от этой деятельности и является ее вспомогательной.

Цель бизнеса — привлечь и удержать покупателя. Или, если использовать более изощренную конструкцию Питера Друкера, создаст и удержит покупателя. Компания должна быть привержена идеалу инноваций — предлагать лучшие или более предпочтительные продукты в таких сочетаниях способов, средств, мест и по таким ценам, чтобы потенциальные клиенты предпочли вести дела с компанией, а не с другими.

Предпочтения постоянно меняются и меняются. В рамках нашей глобальной общности огромное разнообразие постоянно утверждает себя и процветает, как это видно на единственном крупнейшем внутреннем рынке мира — Соединенных Штатах. Но в процессе гомогенизации мира современные рынки расширяются и достигают глобальных масштабов сокращения затрат. Благодаря более качественным и дешевым коммуникациям и транспорту даже небольшие сегменты местного рынка, которые до сих пор были защищены от удаленных конкурентов, теперь ощущают давление своего присутствия.Никто не застрахован от глобальной досягаемости и непреодолимой экономии от масштаба.

Два вектора формируют мир — технологии и глобализация. Первый помогает определить предпочтения человека; вторая — экономические реалии. Независимо от того, насколько предпочтения меняются и расходятся, они также постепенно сближаются и образуют рынки, на которых эффект масштаба ведет к снижению затрат и цен.

Современная глобальная корпорация сильно контрастирует со стареющей транснациональной корпорацией. Вместо того, чтобы приспосабливаться к поверхностным и даже укоренившимся различиям внутри и между странами, он будет разумно стремиться навязывать стандартизированные продукты и практики по всему миру.Это именно то, что примет мир, если они будут иметь низкие цены, высокое качество и безупречную надежность. В этом отношении глобальная компания будет действовать в точности так, как писал Генри Киссинджер в книге « год потрясений, » о продолжающемся экономическом успехе Японии: «жадно собирает информацию, невосприимчив к давлению и неумолим в исполнении».

С учетом того, что повсюду является целью коммерции, глобальная компания будет преобразовывать векторы технологий и глобализации в свою огромную стратегическую плодовитость.Он будет систематически подталкивать эти векторы к их собственной конвергенции, предлагая всем одновременно высококачественные, более или менее стандартизованные продукты по оптимально низким ценам, тем самым достигая для себя значительно расширенных рынков и прибылей. Компании, которые не адаптируются к новым мировым реалиям, станут жертвами тех, которые это сделают.

Версия этой статьи появилась в выпуске Harvard Business Review за май 1983 года.

Угроза или возможность? Краткий обзор МВФ

И.Введение

Термин «глобализация» приобрел значительную эмоциональную силу. Некоторые видят это как полезный процесс — ключ к будущему мировому экономическому развитию — а также неизбежный и необратимо. Другие относятся к этому враждебно, даже со страхом, полагая, что это увеличивает неравенство. внутри и между странами, угрожает занятости и уровню жизни и препятствует социальному прогресс. Этот краткий обзор предлагает обзор некоторых аспектов глобализации и направлен на определение способов в каких странах могут воспользоваться преимуществами этого процесса, оставаясь при этом реалистичными в отношении его потенциала и его риски.

Глобализация предлагает широкие возможности для действительно всемирного развития, но это не так. прогрессирует равномерно. Некоторые страны все больше интегрируются в мировую экономику. быстрее, чем другие. Страны, которые смогли интегрироваться, демонстрируют более быстрый рост и сокращение бедности. Политика, ориентированная на внешний мир, принесла динамизм и процветание большей части Восточная Азия, превратившая ее из одного из беднейших регионов мира 40 лет назад. И как живые стандарты повысились, стало возможным добиться прогресса в вопросах демократии и экономики, таких как окружающая среда и стандарты работы.

Напротив, в 1970-х и 1980-х годах, когда многие страны Латинской Америки и Африки проводили политику, ориентированную на внутренний рынок, их экономика стагнировала или падала, бедность увеличивалась и высокая инфляция стала нормой. Во многих случаях, особенно в Африке, неблагоприятные внешние события усугубили проблемы. Поскольку эти регионы изменили свою политику, их доходы начали снижаться. подъем. Идет важная трансформация. Лучше всего поощрять эту тенденцию, а не обращать ее вспять. курс на содействие росту, развитию и сокращению бедности.

Кризисы на развивающихся рынках в 1990-х годах со всей очевидностью показали, что возможности глобализации не обходятся без рисков — рисков, связанных с нестабильностью капитала движения и риски социальной, экономической и экологической деградации, вызванные бедностью. Это не повод изменить направление, но для всех заинтересованных — в развивающихся странах, в развитые страны и, конечно же, инвесторы, чтобы принять изменения в политике и построить сильную экономику. и более сильная мировая финансовая система, которая обеспечит более быстрый рост и обеспечит бедность снижается.

Как помочь развивающимся странам, особенно самым бедным, наверстать упущенное? Делает глобализация усугубляет неравенство или может помочь сократить бедность? И страны, которые интегрироваться в мировую экономику неизбежно уязвимы для нестабильности? Это некоторые из вопросы, рассмотренные в следующих разделах.

II. Что такое глобализация?

Экономическая «глобализация» — это исторический процесс, результат человеческих инноваций. и технический прогресс.Это относится к растущей интеграции экономик по всему миру, особенно через торговые и финансовые потоки. Этот термин иногда также относится к движению люди (рабочая сила) и знания (технологии) через международные границы. Есть также более широкие культурные, политические и экологические аспекты глобализации, которые здесь не рассматриваются.

По сути, в глобализации нет ничего загадочного. Термин вошел в широко используется с 1980-х годов, что отражает технологические достижения, которые сделали его проще и быстрее совершать международные транзакции — как торговые, так и финансовые.Это относится к распространение за пределы национальных границ тех же рыночных сил, которые веками действовали в все уровни экономической деятельности человека — сельские рынки, городские предприятия или финансовые центры.

Рынки способствуют повышению эффективности за счет конкуренции и разделения труда — специализация это позволяет людям и экономике сосредоточиться на том, что у них получается лучше всего. Мировые рынки предлагают больше возможность для людей выйти на все более крупные рынки по всему миру.Значит, они могут иметь доступ к большему потоку капитала, технологиям, более дешевому импорту и более крупным экспортным рынкам. Но рынки не обязательно гарантируют, что выгоды от повышения эффективности будут доступны всем. Страны должны быть готовы принять необходимую политику, а в случае беднейших при этом странам может потребоваться поддержка международного сообщества.

III. Беспрецедентный рост, усиление неравенства:


20 Динамика доходов за столетие

Глобализация — явление не недавнее.Некоторые аналитики утверждают, что мир 100 лет назад экономика была такой же глобализированной, как и сегодня. Но сегодня коммерция и финансы услуги гораздо более развиты и глубоко интегрированы, чем они были в то время. Большинство поразительным аспектом этого была интеграция финансовых рынков, ставшая возможной благодаря современным электронное общение.

В 20 -х годах годов был отмечен беспрецедентный экономический рост с глобальным удельным весом на душу населения. ВВП увеличился почти в пять раз.Но этот рост не был устойчивым — пришел самый сильный рост. во второй половине столетия наступил период быстрого расширения торговли, сопровождавшегося торговая — и, как правило, несколько позже — финансовая либерализация. На рисунке 1а век разбит на четыре части. периоды. 1 В межвоенную эпоху мир повернулся спиной об интернационализме — или глобализации, как мы ее сейчас называем, — и страны отступили в закрытую экономики, протекционизма и повсеместного контроля над капиталом. Это было основным фактором опустошение этого периода, когда рост доходов на душу населения упал до менее 1 процента в течение 1913-1950 гг.До конца столетия, хотя население росло беспрецедентными темпами, рост доходов на душу населения превысил 2 процента, что стало самым быстрым темпом из всех послевоенный бум в индустриальных странах.

История 20 -го века знаменовала значительный рост среднего дохода, но также совершенно очевидно, что прогресс был неравномерным. Разрыв между богатыми и бедные страны, а также богатые и бедные люди внутри стран выросли.Самый богатый квартал ВВП на душу населения в мире увеличился почти в шесть раз за столетие, в то время как беднейшая четверть испытала менее чем трехкратный рост (диаграмма 1b). Неравенство доходов явно увеличился. Но, как указано ниже, ВВП на душу населения не дает всей картины (см. IV).

IV. Развивающиеся страны: насколько глубоко интегрированы?

Глобализация означает, что мировая торговля и финансовые рынки становятся все более интегрированными.Но насколько далеко в эту интеграцию вовлечены развивающиеся страны? Их опыт в догонять страны с развитой экономикой был неоднозначным. На диаграмме 2а показано, что в некоторых странах особенно в Азии, доход на душу населения быстро приближается к уровню промышленного стран с 1970 года. Большее число развивающихся стран добились лишь медленных успехов или потеряли почву под ногами. В частности, доходы на душу населения в Африке снизились по сравнению с промышленными доходами. страны и в некоторых странах снизились в абсолютном выражении.Диаграмма 2b иллюстрирует часть Объяснение: догоняющие страны — это те, где торговля сильно выросла.

Рассмотрим четыре аспекта глобализации:

  • Торговля : Развивающиеся страны в целом увеличили свою долю в мире торговли — с 19 процентов в 1971 году до 29 процентов в 1999 году. Но диаграмма 2b показывает большие различия между основные регионы. Например, новые индустриальные экономики (НИС) Азии сделали хорошо, тогда как в Африке в целом дела обстоят плохо.Состав экспорта стран также важный. Наибольший рост был отмечен в экспорте промышленных товаров. Доля сырьевые товары в мировом экспорте, такие как продукты питания и сырье, которые часто производятся в беднейших странах снизилась.
  • Движение капитала : Диаграмма 3 показывает, что многие люди связывают с глобализацией, резко увеличился поток частного капитала в развивающиеся страны на протяжении большей части 1990-х годов. Это также показывает, что (а) рост последовал за особенно «засушливым» периодом 1980-х годов; (б) нетто официальные потоки «помощи» или помощи в целях развития значительно сократились с тех пор, как начало 1980-х; и (c) структура частных потоков резко изменилась.Прямые иностранные инвестиции стали самой важной категорией. И портфельные инвестиции, и банковский кредит выросли, но они были более нестабильными, резко упав после финансовых кризисов последнего времени. 1990-е гг.
  • Передвижение людей : Рабочие частично переезжают из одной страны в другую в поисках лучшие возможности трудоустройства. Число задействованных пока довольно невелико, но в период 1965-90 гг. Доля рабочей силы во всем мире иностранного происхождения увеличилась примерно на одна половина.Большая часть миграции происходит между развивающимися странами. Но поток мигрантов в страны с развитой экономикой, вероятно, предоставят средства для сближения мировых заработных плат. Там есть также потенциал для передачи навыков обратно в развивающиеся страны и для получения заработной платы в эти страны восстанут.
  • Распространение знаний (и технологий) : Обмен информацией является неотъемлемой частью, часто упускается из виду, аспект глобализации. Например, прямые иностранные инвестиции приносят не только расширение физического капитала, а также технические инновации.В более общем плане знания о методах производства, методах управления, экспортных рынках и экономической политике. доступный по очень низкой цене, и он представляет собой очень ценный ресурс для развивающихся страны.

Особый случай стран с переходной экономикой от плановой к рыночной — они тоже становятся все более интегрированными в мировую экономику — здесь не рассматривается подробно. В Фактически, термин «переходная экономика» теряет свою полезность.Некоторые страны (например, Польша, Венгрия) довольно быстро переходят к структуре и производительности передовых экономики. Другие (например, большинство стран бывшего Советского Союза) сталкиваются с долгосрочными структурными проблемами. и институциональные проблемы, аналогичные тем, с которыми сталкиваются развивающиеся страны.

Источник: Базы данных МВФ «Перспективы развития мировой экономики»: (май 2000 г.), Управление торговли
1 / Без учета стран-экспортеров нефти.
2 / Состоит в основном из банковского кредитования.

V. Увеличивает ли глобализация бедность и неравенство?

В течение ХХ века средний мировой доход на душу населения сильно вырос, но с значительные различия между странами. Понятно, что разрыв в доходах между богатыми и бедными стран расширяется на протяжении многих десятилетий. Самый последний World Economic Outlook изучает 42 страны (представляющие почти 90 процентов населения мира), в которых данные доступны за весь 20 век.Делается вывод, что вывод на душу населения заметно выросла, но распределение доходов между странами стало более неравно, чем в начале века.

Но доходы еще не рассказывают всю историю; более широкие меры благосостояния, учитывающие социальные условия показывают, что более бедные страны добились значительного прогресса. Например, некоторые страны с низким уровнем дохода, например В Шри-Ланке довольно впечатляющие социальные показатели. В одной недавней статье 2 делается вывод о том, что если сравнивать страны с использованием Показатели человеческого развития (ИЧР), которые учитывают образование и ожидаемую продолжительность жизни, тогда картина, которая вырисовывается, сильно отличается от той, которую предлагают только данные о доходах.

Действительно, пробелы, возможно, сузились. Поразительный вывод из исследования — контраст между то, что можно назвать «разрывом доходов» и «разрывом ИЧР». В (с поправкой на инфляцию) уровни доходов сегодняшних бедных стран все еще намного ниже, чем в ведущие страны в 1870 году. И разрыв в доходов на увеличился. Но судя по их По ИЧР сегодняшние бедные страны намного опережают страны-лидеры в 1870 году. во многом потому, что достижения медицины и повышение уровня жизни привели к значительному увеличению продолжительность жизни.

Но даже если разрыв в ИЧР сократится в долгосрочной перспективе, слишком много людей теряют земля. Ожидаемая продолжительность жизни могла увеличиться, но качество жизни многих не улучшилось, многие все еще живут в крайней нищете. А распространение СПИДа по Африке за последнее десятилетие сокращение продолжительности жизни во многих странах.

Это сделало политику, специально разработанную для борьбы с бедностью, новой безотлагательностью. Страны с высокими показателями роста, при проведении правильной политики, можно ожидать устойчивого сокращения бедности, поскольку недавние данные свидетельствуют о существовании, по крайней мере, однозначного соответствия между ростом и сокращением бедности.И если политика, направленная строго в пользу бедных, например, в адресные социальные расходы — если они выполняются, то есть больше шансов, что рост будет усилилось в более быстрое сокращение бедности. Это одна из веских причин для любой экономической политики. производителям, включая МВФ, уделять более пристальное внимание цели сокращения бедности.

VI. Как беднейшим странам наверстать упущенное Быстро?

Рост уровня жизни происходит за счет накопления физического капитала (инвестиций) и человеческий капитал (труд), а также благодаря достижениям в области технологий (то, что экономисты называют совокупным фактором производительность). 3 Многие факторы могут помочь или помешать этому процессы. Опыт стран, наиболее быстро увеличивших производство, показывает, что важность создания условий, способствующих долгосрочному росту доходов на душу населения. Экономическая стабильность, институциональное строительство и структурные реформы не менее важны для долгосрочное развитие в виде финансовых трансфертов, какими бы важными они ни были. Важно все пакет политик, финансовая и техническая помощь и, при необходимости, облегчение долгового бремени.

Компоненты такого пакета могут включать:

  • Макроэкономическая стабильность для создания благоприятных условий для инвестиций и сбережений;
  • Внешнеориентированная политика для повышения эффективности за счет увеличения торговли и инвестиции;
  • Структурная реформа для поощрения внутренней конкуренции;
  • Сильные институты и эффективное правительство для содействия добросовестному управлению;
  • Образование, обучение, исследования и разработки для повышения производительности;
  • Управление внешним долгом для обеспечения адекватных ресурсов для устойчивого разработка.

Вся эта политика должна быть сосредоточена на национальных стратегиях сокращения бедности путем продвижение политики в интересах бедных с надлежащим бюджетом, включая здравоохранение, образование и сильные сети социальной защиты. Подход, основанный на широком участии, включая консультации с гражданским обществом, добавит значительно увеличивает их шансы на успех.

Страны с развитой экономикой могут внести жизненно важный вклад в усилия стран с низкими доходами по интегрироваться в мировую экономику:

  • Продвигая торговлю.Одно из предложений — предоставить неограниченный доступ на рынок для весь экспорт из беднейших стран. Это должно помочь им выйти за рамки специализации на сырьевые товары для производства обработанных товаров на экспорт.
  • Поощряя потоки частного капитала в страны с низкими доходами, особенно иностранные прямые инвестиции с двумя преимуществами стабильных финансовых потоков и технологий перевод.
  • Путем дополнения более быстрого облегчения долгового бремени повышенным уровнем новой финансовой поддержки.Официальная помощь в целях развития (ОПР) упала до 0,24 процента ВВП (1998 г.) в развитых странах. стран (по сравнению с целевым показателем ООН 0,7 процента). Мишель Камдессю, бывший Директор-распорядитель МВФ сказал: «Усталость от помощи не заслуживает доверия — на самом деле она приближается к уровню откровенного цинизма — в то время, когда в последнее десятилетие продвинутые страны получили возможность воспользоваться преимуществами дивидендов мира ».

МВФ поддерживает реформы в беднейших странах посредством своей новой программы сокращения бедности и Фонд роста.Он способствует облегчению долгового бремени благодаря инициативе в интересах бедных слоев населения с крупной задолженностью. страны. 4

VII. Перспектива передовой страны:


ли глобализация Вредить интересам рабочих?

Беспокойство по поводу глобализации существует и в странах с развитой экономикой. Насколько реально воспринимаемое угроза того, что конкуренция со стороны «низкооплачиваемой экономики» вытеснит рабочих из работа с высокой заработной платой и снижение спроса на менее квалифицированную рабочую силу? Происходят ли изменения в этих экономиках и обществах прямой результат глобализации?

Экономика постоянно развивается, и глобализация — одна из нескольких продолжающихся тенденции.Одна из таких тенденций заключается в том, что по мере становления индустриальной экономики они становятся все более ориентированы на услуги для удовлетворения меняющихся потребностей своего населения. Еще одна тенденция — сдвиг к более высококвалифицированным рабочим местам. Но все свидетельства того, что эти изменения потребуют место — не обязательно с одинаковыми темпами — с глобализацией или без нее. На самом деле глобализация — это фактически сделав этот процесс проще и менее затратным для экономики в целом, выгоды от потоков капитала, технологических инноваций и более низких импортных цен.Экономический рост, занятость и уровень жизни выше, чем в закрытой экономике.

Но прибыль обычно распределяется между группами внутри стран неравномерно, и некоторые группы могут проиграть. Например, работники старых предприятий, приходящих в упадок, могут быть не в состоянии заработать. легкий переход в новые отрасли.

Каков правильный ответ политики? Если правительства попытаются защитить отдельные группам, таким как низкооплачиваемые рабочие или старые предприятия, ограничивая торговлю или потоки капитала? Такой подход может помочь некоторым в краткосрочной перспективе, но в конечном итоге это происходит за счет жизни стандарты населения в целом.Скорее, правительства должны проводить политику, поощряющую интеграция в мировую экономику с одновременным принятием мер по оказанию помощи тем, кто затронутые изменениями. Экономика в целом будет больше процветать благодаря политике, охватывающей глобализации, продвигая открытую экономику и, в то же время, решительно обращаясь к необходимости обеспечить широкое распространение преимуществ. Государственная политика должна быть сосредоточена на двух важных направлениях:

  • образование и профессиональная подготовка, чтобы работники имели возможность получить необходимые навыки в условиях динамично меняющейся экономики; и
  • адресных сетей социальной защиты для помощи перемещенным лицам.

VIII. Являются ли периодические кризисы неизбежным следствием Глобализация?

Череда кризисов 1990-х — Мексика, Таиланд, Индонезия, Корея, Россия и Бразилия — некоторым предположили, что финансовые кризисы являются прямым и неизбежным результатом глобализации. Действительно, один вопрос, который возникает как в странах с развитой экономикой, так и в странах с формирующимся рынком, заключается в следующем: глобализация затрудняет экономическое управление (вставка 1).

Ящик 1.Уменьшает ли глобализация национальный суверенитет в экономической сфере? создание политики?

Усложняет ли усиление интеграции, особенно в финансовой сфере, правительства для управления экономической деятельностью, например, путем ограничения выбора правительством налоговых ставки и налоговые системы или их свобода действий в отношении денежно-кредитной или курсовой политики? Если это предполагается, что страны стремятся к достижению устойчивого роста, низкой инфляции и социального прогресса, то Свидетельством последних 50 лет является то, что глобализация способствует достижению этих целей в долгосрочной перспективе. срок.

В краткосрочной перспективе, как мы видели в последние несколько лет, неустойчивые краткосрочные потоки капитала могут угрожают макроэкономической стабильности. Таким образом, в мире интегрированных финансовых рынков страны будут считают все более рискованным следовать политике, не способствующей финансовой стабильности. Эта дисциплина также относится к частному сектору, которому будет труднее повышать заработную плату и повышение цен, которое сделало бы соответствующую страну неконкурентоспособной.

Но есть и другой риск. Иногда инвесторы — особенно краткосрочные инвесторы — принимают слишком оптимистичный взгляд на перспективы страны, и приток капитала может продолжаться даже тогда, когда экономическая политика стала слишком мягкой. Это подвергает страну риску того, что когда восприятие меняется, может произойти внезапный жестокий вывод капитала из страны.

Короче говоря, глобализация не снижает национального суверенитета. Это действительно создает сильный стимул чтобы правительства проводили разумную экономическую политику.Это должно создать стимулы для частных сектор, чтобы провести тщательный анализ риска. Однако краткосрочные инвестиционные потоки могут быть чрезмерно летучий.

Усилия по повышению стабильности международных потоков капитала занимают центральное место в текущей работе по укреплению международной финансовой архитектуры. В связи с этим некоторые обеспокоены тем, что глобализация ведет к отмене правил или ограничений деловой активности. К Напротив, одна из ключевых целей работы над международной финансовой архитектурой — развитие стандарты и кодексы, основанные на международно признанных принципах, которые могут быть реализованы во многих разных странах.

Ясно, что кризисы не развивались бы так, как они развивались, без участия мирового капитала рынки. Но и эти страны не смогли бы достичь своих впечатляющих рекордов роста без эти финансовые потоки.

Это были сложные кризисы, возникшие в результате взаимодействия недостатков национальной политики. и международная финансовая система. Правительства отдельных стран и международное сообщество как в целом предпринимаются шаги по снижению риска таких кризисов в будущем.

На национальном уровне, несмотря на то, что несколько стран имели впечатляющие показатели экономических показателей, они не были полностью готовы противостоять потенциальным потрясениям, которые могли приходят через международные рынки. Макроэкономическая стабильность, финансовая устойчивость, открытость экономики, прозрачности и надлежащего управления важны для стран, участвующих в мировые рынки. Каждая из стран проиграла в одном или нескольких отношениях.

На международном уровне было нарушено несколько важных линий защиты от кризиса.Инвесторы не оценили риски должным образом. Регуляторы и надзорные органы в основных финансовых центры недостаточно внимательно следили за развитием событий. И мало информации было доступна информация о некоторых международных инвесторах, особенно об офшорных финансовых учреждениях. Результат был что рынки были склонны к «стадному поведению» — внезапным изменениям настроений инвесторов и быстрое движение капитала, особенно краткосрочного финансирования, в страны и из них.

Международное сообщество реагирует на глобальные масштабы кризиса посредством продолжение усилий по укреплению архитектуры международной валютно-финансовой системы.Общая цель состоит в том, чтобы рынки работали с большей прозрачностью, справедливостью и эффективностью. МВФ играет центральную роль в этом процессе, что более подробно рассматривается в отдельных информационных бюллетенях. 5

IX. Роль учреждений и организаций

Национальные и международные институты, неизбежно находящиеся под влиянием различий в культуре, играют важную роль. важная роль в процессе глобализации. Возможно, лучше оставить стороннего комментатора поразмышлять о роли институтов:

«…Что появление высокоинтегрированных товарных и финансовых рынков было сопровождаемая торговой напряженностью и проблемами финансовой нестабильности, не должно вызывать удивления, …… Удивительно, что сегодня эти проблемы не являются еще более серьезными, учитывая, что степень интеграция товарных и финансовых рынков намного шире.

«Одним из возможных объяснений (этого сюрприза) является стабилизирующая роль учреждения, построенные в промежуточный период. На национальном уровне это означает системы социальной и финансовой защиты.В на международном уровне — это ВТО, МВФ, Базельский комитет банковского надзора. Эти институты могут быть далеки от совершенства, но они лучше, чем ничего, судя по историческая корреляция между уровнем интеграции, с одной стороны, и уровнем торгового конфликта и финансовая нестабильность с другой ». 6 (скобки добавлено)

X. Заключение

По мере развития глобализации условия жизни (особенно если измерять показатели благосостояния) существенно улучшились практически во всех странах.Тем не менее наибольшие успехи были достигнуты развитыми странами, и лишь некоторые из развивающихся страны.

То, что разрыв в доходах между странами с высоким и низким доходом увеличился, является повод для беспокойства. И число граждан мира, живущих в крайней нищете, очень велико. тревожный. Но неправильно делать вывод о том, что глобализация вызвала расхождение, или что ничего нельзя сделать для улучшения ситуации. Напротив: страны с низкими доходами имеют не смогли интегрироваться в мировую экономику так быстро, как другие, отчасти из-за их выбранной политики и отчасти из-за факторов, находящихся вне их контроля.Нет страны, меньше всего самые бедные, могут позволить себе оставаться изолированными от мировой экономики. Каждая страна должна стремиться уменьшить бедность. Международное сообщество должно приложить усилия — укрепляя международную финансовой системы, через торговлю и через помощь — чтобы помочь беднейшим странам интегрироваться в мировая экономика, расти быстрее и сокращать бедность. Это способ обеспечить всех людей во всем страны имеют доступ к благам глобализации.


1 Обсуждение в этом разделе разработано в World Economic Outlook , Международный валютный фонд, Вашингтон Д.C., May 2000.
2 Nicholas Crafts, Globalization and Growth in the Twentieth Century, Рабочий документ МВФ, WP / 00/44, Вашингтон, округ Колумбия, апрель 2000 г.
3 Эти вопросы более подробно рассматриваются в МВФ, «Перспективы развития мировой экономики», май 2000 г., Глава IV.
4 Они описаны в информационных бюллетенях «Фонд сокращения бедности и роста. (PRGF) — Операционные вопросы »и« Обзор: преобразование усовершенствованной структурной Фонд корректировки (ESAF) и Инициатива в отношении долга бедных стран с крупной задолженностью (HIPCs) «, которую можно посмотреть на сайте www.imf.org.
5 См. «Прогресс в укреплении архитектуры международной валютной Система »: http://wwww.imf.org/external/np/exr/facts/arcguide.ht m и Руководство по прогрессу в укреплении международной финансовой системы: http://www.imf.org/external/np/exr/facts/arcguide.htm.
6 Бордо, Майкл Д., Барри Эйхенгрин и Дуглас А.