Достижения в математике в византии: достижения византии в математике — Школьные Знания.com

Содержание

ЛЕВ МАТЕМАТИК (ФИЛОСОФ) — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

Византийский ученый, инженер и церковный деятель IX в.

Лев Математик доводился племянником видному идеологу иконоборчества, константинопольскому патриарху Иоанну VII Грамматику, и поэтому был близок к иконокластам. Первый этап обучения Льва Математика прошел в Константинополе, но затем по неизвестным причинам Лев покинул столицу и перебрался на о. Андрос в Эгейском море, где и завершил традиционное риторско-философско-математическое образование.

По возвращении в Константинополь ок. 820 г. Лев начал преподавательскую деятельность: он основал механико-математическую школу, располагавшуюся при церкви 40 севастийских мучеников. В 840 г. Лев Математик был рукоположен в сан митрополита Фессалоники, но после восстановления иконопочитания в 843 г. лишился архипастырства и оказался в опале. Позднее Лев примирился с господствовавшей церковью и в 856/63 г. возглавил константинопольскую Высшую школу при Магнаврском дворце, воссозданную по инициативе кесаря Варды, дяди императора Михаила III.

Обладая глубокими познаниями в астрономии, математике, медицине и теологии, Лев Математик собрал замечательную библиотеку, которая включала в себя в том числе произведения крупнейших ученых античности – Архимеда, Птолемея, Эвклида. К безусловным научно-техническим достижениям Льва Математика относится организация системы светового телеграфа, благодаря которой по специальной линии маяков сигнал от киликийской границы доходил до Константинополя за считанные часы. Лев также внес вклад в развитие математики, впервые применив буквы в качестве алгебраических символов.

Одним из учеников Льва Математика является св. равноап. Кирилл (Константин Философ).

Автор статьи: А. Н. Слядзь

Литература
  • Культура Византии: В 3 т. Т II: Вторая половина VII – XII века / Отв. ред. З.В. Удальцова, Г.Г. Литаврин. М., 1989.
  • Липшиц Е.Э. Византийский ученый Лев Математик (Из истории византийской культуры в IX в.) // Византийский временник. Т. II (27). 1949.
  • Липшиц Е.Э. Очерки истории византийского общества и культуры (VIII – первая половина IX в.). М.; Л., 1961.
  • Удальцова З.В. Византийская культура. М., 1988.
  • Lemerle P. Byzantine Humanism. Canberra, 1986.
  • Treadgold W. The Byzantine revival: 780-842. Stanford, 1988.

Таблица научные знания Византии в Математике медицине химии географии и истории

В преждевременное Средневековье Византия не пережила такого упадка культуры, как Западная Европа. Тогда как на Западе многие заслуги античности были уничтожены, Византия оставалась главной хранительницей культурного наследства и древнего мира, и прилегающих к ней государств Востока. Но и ее культура очень поменялась под воздействием христианства. Древная мудрость сейчас осуждалась как языческая и прибывала в упадок, ее место занимало богословие. 

Византийская наука ранешнего Средневековья не знала для себя равных в Европе. Сохранялись и развивались древние познания в арифметике, медицине, географии. Выдающимися были заслуги византийских историков. Они соединили в своих трудах библейскую и античную историю. И та и иная рассматривались лишь как преддверие последнего, самого главного периода истории, начало которому положила земная жизнь Иисуса Христа. Отныне смыслом истории становится распространение христианства во всем мире. 

Дополнительно читать ( жмите на синий текст…)) ) В течение всего ранешнего средневековья Византийская империя являлась центром яркой и своеобразной духовной и вещественной культуры. 

В течение ранешнего средневековья города Византии оставались источниками образованности, где на базе достижений античности продолжали развиваться науки и ремесла, изобразительное искусство и архитектура. Торгашеские и дипломатичные связи Византии стимулировали расширение географических и естественнонаучных познаний. Развитые товарно-денежные дела породили сложную систему штатского права и содействовали подъему юриспруденции. 

Вся история византийской культуры окрашена борьбой главенствовавшей идеологии верховодящих классов с оппозиционными течениями, выражающими устремления широких народных масс. В этой борьбе противостоят друг другу, с одной стороны, идеологи церковно-феодальной культуры, отстаивающие эталон подчинения плоти духу, человека религии, прославляющие идеи сильной монархической власти и могущественной церкви 

Особое место занимает народная культура Византии.

Народные музыка и пляска, церковные и театральные представления, хранящие черты античных мистерий, смелый народных эпос, сатирическое басенное творчество, обличающее и осмеивающее пороки ленивых и жестоких богачей, коварных монахов, подкупных арбитров, таковы разнообразные и ясные проявления народной культуры. Неоценим вклад народных мастеров в творенье памятников архитектуры, живописи, прикладного искусства и художественных ремесел.

Лев Математик


XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
ФОРУМ ХРОНОСА
НОВОСТИ ХРОНОСА
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА

Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ

Лев Математик

Лев Математик (около 790—869).

Получив, отчасти самостоятельно, блестящее образование, он стал около 820 года учителем одной из школ Константинополя. Его репутация в науках, особенно в геометрии, была такова, что халиф аль-Мамун попросил императора Феофила позволить Льву приехать в Багдад для преподавания Евклидовой геометрии, но император отказал халифу. Лев изобрел оптический телеграф, основанный на синхронизированных водяных часах, который позволял сразу узнавать в Константинополе о том, что происходило на границе, в горах Тавра. В 840 году Лев был провозглашен архиепископом Фессалоник. Будучи освобожден от сана в 843 году, он вернулся к преподаванию. В 855—860 годах Барда, начавший восстанавливать Университет в Константинополе, поручил управлять им Льву, который там также преподавал философию. Лев Математик был самым ярким ученым, которого только знала Византия до начала XIV века.

Византия / Мишель Каплан. – М. : Вече, 2011. с. 399-400.


Лев Математик — прославленный архиепископ Фессалоник в IX в. , известный своими математическими познаниями далеко за пределами империи. Родился около 790 г. в Константинополе, умер после 869 г. там же. Состоял в родстве с иконоборческим патриархом Иоанном VII Грамматиком. Получил первоначальное образование в столице империи, затем изучал богословие, риторику, философию и арифметику на о. Андрос, работал с рукописями в богатейших библиотеках ряда византийских монастырей. Сам собрал большую библиотеку, включавшую сочинения Архимеда, Евклида, Птолемея. После этого Лев возвратился в Константинополь, открыл собственную школу и стал обучать наукам молодых учеников. Наиболее обширными познаниями Лев отличался в философии, математике и астрономии. Лев Математик впервые начал применять буквы в качестве алгебраических символов, благодаря его трудам именно византийцы первыми в Европе в XII в. начали употреблять арабские цифры, а у них это переняли

итальянцы. Он придумал систему сигнальных башен, огнями оповещавших столицу об арабских набегах, построил знаменитые автоматы в императорском дворце (поющие птицы, рычащие львы, возносящиеся троны). Со временем слава Льва Математика распространилась даже за пределы империи. Багдадский халиф Мамун просил императора Феофила послать Льва Математика в Багдад для просвещения арабских ученых и обещал взамен передать императору 20 кентинариев золота и навсегда отказаться от войны с империей. Но император не счел возможным лишить Византию столь прославленного мудреца. Рукоположенный в архиерейский сан в 840 г., Лев Математик три года занимал кафедру архиепископа Фессалоник. Там он снискал уважение паствы агрономическими советами землепашцам, позволившими значительно увеличить урожай зерновых культур. Однако в 843 г., когда в империи было восстановлено иконопочитание, Лев был смещен за иконоборческую ориентацию с архиепископской кафедры. Он возвратился в столицу, где продолжал заниматься научной деятельностью. Со временем он отказался от своих иконоборческих заблуждений и совершенно примирился с Православной Церковью. До конца своей жизни возглавлял государственную Высшую школу, открытую в
Магнаврском дворце
. В те годы учениками Льва Математика были Фотий, будущий константинопольский патриарх, и просветитель славян св. Кирилл.

Византийский словарь: в 2 т. / [ сост. Общ. Ред. К.А. Филатова]. СПб.: Амфора. ТИД Амфора: РХГА: Издательство Олега Абышко, 2011, т. 1, с.556.


Далее читайте:

Византия (краткая справка).

Хронологические таблицы и по векам — | IV | V | VI | VII | VIII | IX | X | XI | XII | XIII | XIV | XV |  

Константинопольские патриархи (биографический справочник).

 

 

 

Византийская наука — Byzantine science

Византийская наука сыграла важную роль в передаче классических знаний в исламский мир и в Италию эпохи Возрождения , а также в передаче исламской науки в Италию эпохи Возрождения. Его богатая историографическая традиция сохранила древние знания, на которых были построены великолепные достижения в области искусства , архитектуры , литературы и техники.

Византийцы стояли за несколькими технологическими достижениями .

Классические и церковные этюды

Византийская наука была по сути классической наукой. Поэтому византийская наука во все времена была тесно связана с древнеязычной философией и метафизикой . Несмотря на некоторую оппозицию языческому обучению, многие из наиболее выдающихся классиков занимали высокие посты в Церкви . В трудах древности никогда не переставал быть выращены в Византии из — за импульс , приданный классических исследований в Академии Афин в 4 — м и 5 — м веках, энергичности философской академии Александрии , и в услугах университета Константинополь , который полностью занимался светскими предметами, за исключением богословия , которое преподавалось в Патриархической академии . Даже последний предлагал обучение древней классике и включал литературные, философские и научные тексты в свой учебный план. Монашеские школы концентрировались на Библии , богословии и литургии . Таким образом, монашеские скриптории приложили большую часть своих усилий к транскрипции церковных рукописей, в то время как древне-языческая литература транскрибировалась, резюмировалась, извлекалась и комментировалась мирянами или духовенством, такими как Фотий , Арета Кесарийский , Евстафий Фессалоникский и Базилий Бессарион .

Математика

Византийские ученые сохранили и продолжили наследие великих древнегреческих математиков и применили математику на практике. В ранней Византии (5-7 века) архитекторы и математики Исидор Милетский и Анфемий Траллский использовали сложные математические формулы для строительства великой церкви Святой Софии , технологического прорыва для своего времени и на столетия спустя благодаря ее поразительной геометрии и смелому дизайну. и высота. В средней Византии (8-12 века) математики, такие как Майкл Пселл, рассматривали математику как способ интерпретации мира.

Физика

Иоанн Филопон , также известный как Иоанн Грамматик, был александрийским филологом, комментатором Аристотеля и христианским богословом, а также автором философских трактатов и теологических работ. Он был первым, кто критиковал Аристотеля и атаковал теорию Аристотеля о свободном падении. Его критика аристотелевской физики была источником вдохновения для Галилео Галилея много веков спустя; Галилей существенно цитировал Филопона в своих работах и ​​вслед за ним опровергал аристотелевскую физику.

Теория импульса была также изобретена в Византии.

Корабельная мельница — изобретение византийцев, построенное для измельчения зерна с использованием энергии потока воды. Технология в конечном итоге распространилась на остальную Европу и использовалась до ок. 1800 г.

Медицина

Медицина была одной из наук, в которой византийцы улучшили своих греко-римских предшественников, начиная с Галена . В результате византийская медицина оказала влияние на исламскую медицину, а также на медицину Возрождения .

В Византийской империи возникла концепция больницы как учреждения, предлагающего медицинскую помощь и возможность лечения пациентов из-за идеалов христианского милосердия, а не просто места для смерти.

Первый известный пример разлучения сиамских близнецов произошел в Византии в 10 веке, когда пара сиамских близнецов из Армении приехала в Константинополь. Спустя много лет один из них умер, поэтому хирурги в Константинополе решили удалить тело умершего. Результат был частично успешным, так как выживший близнец жил за три дня до смерти. Но тот факт, что второй человек выжил в течение нескольких дней после разделения его, был настолько впечатляющим, что историки снова упомянули об этом спустя столетие и полгода спустя. Следующий случай разлучения сиамских близнецов будет зарегистрирован примерно 700 лет спустя, в 1689 году в Германии.

Зажигательное оружие

Греческий огонь был зажигательным оружием Византийской империи. Византийцы обычно использовали его в морских сражениях с большим успехом, так как он мог гореть даже на воде. Он обеспечивал технологическое преимущество и был ответственен за многие ключевые византийские военные победы, в первую очередь за спасение Константинополя от двух арабских осад , тем самым обеспечив выживание Империи. Однако собственно греческий огонь был изобретен в ок. 672, и летописец Феофан приписывает Каллинику, архитектору из Гелиополя в бывшей провинции Финики, к тому времени захваченной мусульманскими завоеваниями . Утверждалось, что не один человек изобрел греческий огонь, но что он был скорее «изобретен химиками в Константинополе, унаследовавшими открытия александрийской химической школы …».

Гранаты впервые появились в Византии, где элементарные зажигательные гранаты из керамических банок , занимающих стекло или гвозди были изготовлены и использованы на поле боя.

Византийская и исламская наука

В средние века византийская и исламская наука часто обменивались произведениями . Византийская империя изначально предоставила средневековый исламский мир с Древним и ранним Средневековьем греческих текстами по астрономии , математике и философии для перевода на арабский язык , как Византия была ведущий центр научной науки в регионе в начале средневековья. Позже, когда Халифат и другие средневековые исламские культуры стали ведущими центрами научных знаний, византийские ученые, такие как Грегори Чиониадес , который посетил знаменитую обсерваторию Мараге , перевели книги по исламской астрономии , математике и естествознанию на средневековый греческий язык , включая, например, труды из Джафар ибн Мухаммад Абу Машара аль-Балхи , Ибн Юнус , Аль-Хазини (который был византийского греческого происхождения , но вырос в культуре персидской), Аль-Хорезми и Насир ад-Дин Туси ( такие как Zij-i Ilkhani и другие трактаты Zij ) среди других.

Были также некоторые византийские ученые, которые использовали арабскую транслитерацию для описания определенных научных понятий вместо эквивалентных древнегреческих терминов (например, использование арабского талеи вместо древнегреческого гороскопа ). Таким образом, византийская наука сыграла важную роль не только в передаче древнегреческих знаний в Западную Европу и исламский мир, но и в передаче арабских знаний в Западную Европу. Некоторые историки подозревают, что Коперник или другой европейский автор имел доступ к арабскому астрономическому тексту, что привело к передаче Туси-пары , астрономической модели, разработанной Насир ад-Дин ат-Туси, которая позже появилась в работе Николая Коперника . Византийские ученые также познакомились с Сасанидской и индийской астрономией через цитаты в некоторых арабских трудах.

Гуманизм и Возрождение

В течение XII века византийцы создали свою модель гуманизма раннего Возрождения как возрождение интереса к классическим авторам, однако в течение столетий до этого (9-12) гуманизм эпохи Возрождения и стремление к классическому обучению были заметны в период Македонского Возрождения и продолжались. в то, что мы видим сейчас как Ренессанс 12 века при Комнинах. В Евстафии Фессалоникском византийский гуманизм нашел свое наиболее характерное выражение. В течение XIII и XIV веков, периода интенсивной творческой активности, византийский гуманизм достиг своего апогея и явил поразительную аналогию с современным итальянским гуманизмом . Византийский гуманизм верил в жизнеспособность классической цивилизации и ее наук, а его сторонники занимались научными науками.

Несмотря на политический и военный упадок последних двух столетий, в Империи произошел расцвет науки и литературы, который часто называют «палеологическим» или «последним византийским возрождением». Некоторые из самых выдающихся представителей этой эпохи: Максимус Планудес , Мануэль Мошопул , Деметриус Триклиний и Томас Магистр . Трапезундская академия , находящаяся под сильным влиянием персидских наук , стала известным центром изучения астрономии и других математических наук , а медицина вызвала интерес почти всех ученых. В последнем веке Империи византийские грамматики были теми, кто несет основную ответственность за личные и письменные древнегреческие грамматические и литературные исследования в Италии раннего Возрождения , и среди них Мануэль Хризолорас участвовал в так и не состоявшемся союзе церквей.

Смотрите также

Рекомендации

Источники

  • Лазарис, Ставрос, изд. (2020). Товарищ византийской науки . Брилл. ISBN   978-90-0441460-0 .

Самые важные факты о Византии • Arzamas

7 вещей, которые необходимо понимать об истории Византии современному человеку: почему страны Византия не существовало, что византийцы думали о себе, на каком языке писали, за что их невзлюбили на Западе и на чем их история все-таки закончилась

Подготовили Аркадий Авдохин, Варвара Жаркая, Лев Луховицкий, Алена Чепель

Архангел Михаил и Мануил II Палеолог. XV век © Palazzo Ducale, Urbino, Italy / Bridgeman Images / Fotodom

1. Страны под названием Византия никогда не существовало

Если бы византийцы VI, X или XIV века услышали от нас, что они — византийцы, а их страна называется Византия, подавляющее большинство из них нас бы просто не поняли. А те, кто все же понял, решили бы, что мы хотим к ним подольститься, называя их жителями столицы, да еще и на устаревшем языке, который используют только ученые, старающиеся сделать свою речь как можно более изысканной.

Часть консульского диптиха Юстиниана. Константинополь, 521 год Диптихи вручались консулам в честь их вступления в должность. © The Metropolitan Museum of Art

Страны, которую ее жители назы­вали бы Византия, никогда не было; слово «византийцы» никогда не было самоназванием жителей какого бы то ни было государства. Слово «визан­тийцы» иногда использовалось для обозначения жителей Константино­поля — по названию древнего города Византий (Βυζάντιον), который в 330 го­ду был заново основан императором Константином под именем Константинополь. Назывались они так только в текстах, написанных на условном литературном языке, стилизованном под древнегреческий, на котором уже давно никто не гово­рил. Других византийцев никто не знал, да и эти существовали лишь в текстах, доступных узкому кругу образованной элиты, писавшей на этом архаизированном греческом языке и понимавшей его.

Самоназванием Восточной Римской империи начиная с III–IV веков (и после захвата Константинополя турками в 1453 году) было несколько устойчивых и всем понятных оборотов и слов: государство ромеев, или римлян, (βασιλεία τῶν Ρωμαίων [basileia ton romaion]), Романи́я (Ρωμανία), Ромаи́да (Ρωμαΐς [Romais]).

Сами жители называли себя ромеями — римлянами (Ρωμαίοι [romaioi]), ими правил римский император — василевс (Βασιλεύς τῶν Ρωμαίων [basileus ton romaion]), а их столицей был Новый Рим (Νέα Ρώμη [Nea Rome]) — именно так обычно назывался основанный Константином город.

Подробнее про контекст:

 

Таймлайн византийской истории — в 22 пунктах

Шпаргалка с важнейшими датами и короткими пояснениями об истории и культуре

 

Пять лекций об истории Византии

Подробный последовательный рассказ — в приложении «Радио Arzamas»

Откуда же взялось слово «Византия» и вместе с ним представление о Визан­тийской империи как о государстве, возникшем после падения Римской империи на территории ее восточных провинций? Дело в том, что в XV веке вместе с государственностью Восточно-Римская империя (так Византию часто называют в современных исторических сочинениях, и это гораздо ближе к самосознанию самих византийцев), по сути, лишилась и голоса, слышимого за ее пределами: восточноримская традиция самоописания оказалась изолированной в пределах грекоязычных земель, принадлежавших Османской империи; важным теперь было только то, что о Византии думали и писали западноевропейские ученые.

Иероним Вольф. Гравюра Доминикуса Кустоса. 1580 год © Herzog Anton Ulrich-Museum Braunschweig

В западноевропейской традиции госу­дарство Византия было фактически создано Иеро­нимом Вольфом, немецким гуманистом и историком, в 1577 году издавшим «Корпус византийской истории» — небольшую антологию сочинений историков Восточной империи с латинским переводом. Именно с «Корпуса» понятие «византийский» вошло в западноевропейский научный оборот.

Сочинение Вольфа легло в основу другого собрания византийских историков, тоже называвшегося «Корпусом византийской истории», но гораздо более масштабного — он был издан в 37 томах при содействии короля Франции Людовика XIV. Наконец, венецианское переиздание второго «Корпуса» использовал английский историк XVIII века Эдуард Гиббон, когда писал свою «Историю падения и упадка Римской империи» — пожалуй, ни одна книга не оказала такого огромного и одновременно разрушительного влияния на создание и популяризацию современного образа Византии.

Ромеи с их исторической и культурной традицией были, таким образом, лишены не только своего голоса, но и права на самоназвание и самосознание.

2. Византийцы не знали, что они не римляне

Осень. Коптское панно. IV век © Whitworth Art Gallery, The University of Manchester, UK / Bridgeman Images / Fotodom

Для византийцев, которые сами называли себя ромеями-римлянами, история великой империи никогда не кончалась. Сама эта мысль показалась бы им абсурдной. Ромул и Рем, Нума, Август Октавиан, Константин I, Юстиниан, Фока, Михаил Великий Комнин — все они одинаковым образом с незапамятных времен стояли во главе римского народа.

До падения Константинополя (и даже после него) византийцы считали себя жителями Римской империи. Социальные институты, законы, государственность — все это сохранялось в Византии со времен первых римских императоров. Принятие христианства почти не повлияло на юридическое, экономическое и административное устройство Римской империи. Если истоки христианской церкви византийцы видели в Ветхом Завете, то начало собственной политической истории относили, как и древние римляне, к троянцу Энею — герою основополагающей для римской идентичности поэмы Вергилия.

Общественный порядок Римской империи и чувство принадлежности к великой римской patria сочетались в византийском мире с греческой наукой и письменной культурой: византийцы считали классическую древнегреческую литературу своей. Например, в XI веке монах и ученый Михаил Пселл всерьез рассуждает в одном трактате о том, кто пишет стихи лучше — афинский трагик Еврипид или византийский поэт VII века Георгий Писида, автор панегирика об аваро-славянской осаде Константинополя в 626 году и богословской поэмы «Шестоднев» о божественном сотворении мира. В этой поэме, переведенной впоследствии на славянский язык, Георгий парафразирует античных авторов Платона, Плутарха, Овидия и Плиния Старшего.

В то же время на уровне идеологии византийская культура часто противопоставляла себя классической античности. Христианские апологеты заметили, что вся греческая древность — поэзия, театр, спорт, скульптура — пронизана религиозными культами языческих божеств. Эллинские ценности (материальная и физическая красота, стремление к удовольствию, челове­ческие слава и почести, военные и атлетические победы, эротизм, рацио­нальное философское мышление) осуждались как недостойные христиан. Василий Великий в знаменитой беседе «К юношам о том, как пользоваться языческими сочинениями» видит главную опасность для христианской молодежи в привлекательном образе жизни, который предлагается читателю в эллинских сочинениях. Он советует отбирать в них для себя только истории, полезные в нравственном отношении. Парадокс в том, что Василий, как и многие другие Отцы Церкви, сам получил прекрасное эллинское образование и писал свои сочинения классическим литературным стилем, пользуясь приемами античного риторического искусства и языком, который к его времени уже вышел из употребления и звучал как архаичный.

На практике идеологическая несовместимость с эллинством не мешала византийцам бережно относиться к античному культурному наследию. Древние тексты не уничтожались, а копировались, при этом переписчики старались соблюдать точность, разве что могли в редких случаях выкинуть слишком откровенный эротический пассаж. Эллинская литература продолжала быть основой школьной программы в Византии. Образованный человек должен был читать и знать эпос Гомера, трагедии Еврипида, речи Демос­фена и использовать эллинский культурный код в собственных сочинениях, например называть арабов персами, а Русь — Гипербореей. Многие элементы античной культуры в Византии сохранились, правда изменившись до неузнаваемости и обретя новое религиозное содержание: например, риторика стала гомилетикой (наукой о церковной проповеди), философия — богословием, а античный любовный роман повлиял на агиографические жанры.

3. Византия родилась, когда Античность приняла христианство

Когда начинается Византия? Наверное, тогда, когда кончается история Римской империи — так мы привыкли думать. По большей части эта мысль кажется нам естественной благодаря огромному влиянию монументальной «Истории упадка и разрушения Римской империи» Эдуарда Гиббона.

Написанная в XVIII веке, эта книга до сих пор подсказывает как историкам, так и неспециалистам взгляд на период с III по VII век (который теперь все чаще называется поздней Античностью) как на время упадка былого величия Римской империи под воздействием двух основных факторов — нашествий германских племен и постоянно растущей социальной роли христианства, которое в IV веке стало доминирующей религией. Византия, существующая в массовом сознании прежде всего как христианская империя, рисуется в этой перспективе как естественный наследник того культурного упадка, который произошел в поздней Античности из-за массовой христианизации: средо­точием религиозного фанатизма и мракобесия, растянувшимся на целое тысячелетие застоем.

1 / 2

Амулет, защищающий от сглаза. Византия, V–VI века

На одной стороне изображен глаз, на который направлены стрелы и нападают лев, змея, скорпион и аист.

© The Walters Art Museum

2 / 2

Амулет из гематита. Византийский Египет, VI–VII века

Надписи определяют его как «женщина, которая страдала кровотечением» (Лк. 8:43–48). Считалось, что гематит помогает остановить кровотечение, и из него были очень популярны амулеты, связанные с женским здоровьем и менструальным циклом.

© The Metropolitan Museum of Art

Таким образом, если смотреть на историю глазами Гиббона, поздняя Античность оборачивается трагическим и необратимым концом Античности. Но была ли она лишь временем разрушения прекрасной древности? Историческая наука уже более полувека уверена, что это не так.

В особенности упрощенным оказывается представление о якобы роковой роли христианизации в разрушении культуры Римской империи. Культура поздней Античности в реальности вряд ли была построена на противопоставлении «языческого» (римского) и «христианского» (византийского). То, как была устроена позднеантичная культура для ее создателей и пользователей, отличалось куда большей сложностью: христианам той эпохи показался бы странным сам вопрос о конфликте римского и религиозного. В IV веке римские христиане запросто могли поместить изображения языческих божеств, выполненных в античном стиле, на предметы обихода: например, на одном ларце, подаренном новобрачным, обнаженная Венера соседствует с благочестивым призывом «Секунд и Проекта, живите во Христе».

На территории будущей Византии происходило столь же беспроблемное для современников сплавление языческого и христианского в художественных приемах: в VI веке образы Христа и святых выполнялись в технике тради­ционного египетского погребального портрета, наиболее известный тип которого — так называемый фаюмский портрет  Фаюмский портрет — разновидность погребальных портретов, распространенных в эллинизированном Египте в Ι–III веках н. э. Изображение наносилось горячими красками на разогретый восковой слой.. Христианская визуальность в поздней Античности вовсе не обязательно стремилась противопоставить себя языческой, римской традиции: очень часто она нарочито (а может быть, наоборот, естественно и непринужденно) придерживалась ее. Такой же сплав языческого и христианского виден и в литературе поздней Античности. Поэт Аратор в VI веке декламирует в римском соборе гекзаметрическую поэму о деяниях апостолов, написанную в стилистических традициях Вергилия. В христианизированном Египте середины V века (к этому времени здесь около полутора веков существуют разные формы монашества) поэт Нонн из города Панополь (современный Акмим) пишет переложение (парафразу) Евангелия от Иоанна языком Гомера, сохраняя не только метр и стиль, но и сознательно заимствуя целые словесные формулы и образные пласты из его эпоса  Евангелие от Иоанна, 1:1-6 (синодальный перевод):
В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог. Оно было в начале у Бога. Все чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть. В Нем была жизнь, и жизнь была свет человеков. И свет во тьме светит, и тьма не объяла его. Был человек, посланный от Бога; имя ему Иоанн.

Нонн из Панополя. Парафраза Евангелия от Иоанна, песнь 1 (пер. Ю. А. Голубец, Д. А. Поспелова, А. В. Маркова):
Логос, Божие Чадо, Свет, рожденный от Света,
Неотделим от Отца Он на беспредельном престоле!
Боже небеснородный, Логос, ведь Ты праначально
Воссиял совокупно с Предвечным, Зиждителем мира,
О, Древнейший вселенной! Все чрез Него совершилось,
Что бездыханно и в духе! Вне Речи, деющей много,
Явлено ль, что пребывает? И в Нем существует извечно
Жизнь, что всему соприсуща, свет краткосущего люда… <…>
Во пчелопитающей чаще
Странник нагорный явился, насельник склонов пустынных,
Он — глашатай крещенья краеугольного, имя —
Божий муж, Иоанн, вожатый..

1 / 4

Портрет молодой девушки. II век© Google Cultural Institute

2 / 4

Погребальный портрет мужчины. III век© Google Cultural Institute

3 / 4

Христос Пантократор. Икона из монастыря Святой Екатерины. Синай, середина VI векаWikimedia Commons

4 / 4

Святой Петр. Икона из монастыря Святой Екатерины. Синай, VII век© campus.belmont.edu


Динамичные изменения, происходившие в разных пластах культуры Римской империи в поздней Античности, трудно напрямую связать с христианизацией, раз уж христиане того времени сами были такими охотниками до классических форм и в изобразительных искусствах, и в литературе (как и во многих других сферах жизни). Будущая Византия рождалась в эпоху, в которой взаимосвязи между религией, художественным языком, его аудиторией, а также социоло­гией исторических сдвигов были сложными и непрямыми. Они несли в себе потенциал той сложности и многоплановости, которая развертывалась позднее на протяжении веков византийской истории.

4. В Византии говорили на одном языке, а писали на другом

Языковая картина Византии парадоксальна. Империя, не просто претендо­вавшая на правопреемство по отношению к Римской и унаследовавшая ее институты, но и с точки зрения своей политической идеологии бывшая Римской империей, никогда не говорила на латыни. На ней разговаривали в западных провинциях и на Балканах, до VI века она оставалась официальным языком юриспруденции (последним законодательным сводом на латыни стал Кодекс Юстиниана, обнародованный в 529 году, — после него законы издавали уже на греческом), она обогатила греческий множеством заимствований (прежде всего в военной и административной сферах), ранневизантийский Константинополь привлекал карьерными возможностями латинских грамматиков. Но все же латынь не была настоящим языком даже ранней Византии. Пускай латиноязычные поэты Корипп и Присциан жили в Констан­тинополе, мы не встретим этих имен на страницах учебника истории визан­тийской литературы.

Мы не можем сказать, в какой именно момент римский император становится византийским: провести четкую границу не позволяет формальное тождество институтов. В поисках ответа на этот вопрос необходимо обращаться к нефор­мализуемым культурным различиям. Римская империя отличается от Визан­тийской тем, что в последней оказываются слиты римские институты, гре­ческая культура и христианство и осуществляется этот синтез на основе греческого языка. Поэтому одним из критериев, на которые мы могли бы опереться, становится язык: византийскому императору, в отличие от его римского коллеги, проще изъясняться на греческом, чем на латыни.

Но что такое этот греческий? Альтернатива, которую предлагают нам полки книжных магазинов и программы филологических факультетов, обманчива: мы можем найти в них либо древне-, либо новогреческий язык. Иной точки отсчета не предусмотрено. Из-за этого мы вынуждены исходить из того, что греческий язык Византии — это либо искаженный древнегреческий (почти диалоги Платона, но уже не совсем), либо протоновогреческий (почти перего­воры Ципраса с МВФ, но еще не вполне). История 24 столетий непрерывного развития языка спрямляется и упрощается: это либо неизбежный закат и деградация древнегреческого (так думали западноевропейские филологи-классики до утверждения византинистики как самостоятельной научной дисциплины), либо неминуемое прорастание новогреческого (так считали греческие ученые времен формирования греческой нации в XIX веке).

Действительно, византийский греческий трудноуловим. Его развитие нельзя рассматривать как череду поступательных, последовательных изменений, поскольку на каждый шаг вперед в языковом развитии приходился и шаг назад. Виной тому — отношение к языку самих византийцев. Социально престижной была языковая норма Гомера и классиков аттической прозы. Писать хорошо значило писать историю неотличимо от Ксенофонта или Фукидида (последний историк, решившийся ввести в свой текст староаттические элементы, казав­шиеся архаичными уже в классическую эпоху, — это свидетель падения Константинополя Лаоник Халкокондил), а эпос — неотличимо от Гомера. От образованных византийцев на протяжении всей истории империи требо­валось в буквальном смысле говорить на одном (изменившемся), а писать на другом (застывшем в классической неизменности) языке. Раздвоенность языкового сознания — важнейшая черта византийской культуры.

1 / 2

Остракон с фрагментом «Илиады» на коптском языке. Византийский Египет, 580–640 годы

Остраконы — черепки глиняных сосудов — использовали для записи библейских стихов, юридических документов, счетов, школьных заданий и молитв, когда папирус был недоступен или слишком дорог.

© The Metropolitan Museum of Art

2 / 2

Остракон с тропарем Богородице на коптском языке. Византийский Египет, 580–640 годы© The Metropolitan Museum of Art

Усугубляло ситуацию и то, что еще со времен классической древности за определенными жанрами были закреплены определенные диалектные особенности: эпические поэмы писали на языке Гомера, а медицинские трактаты составляли на ионийском диалекте в подражание Гиппократу. Сходную картину мы видим и в Византии. В древнегреческом языке гласные делились на долгие и краткие, и их упорядоченное чередование составляло основу древнегреческих стихотворных метров. В эллинистическую эпоху противопоставление гласных по долготе ушло из греческого языка, но тем не менее и через тысячу лет героические поэмы и эпитафии писались так, как будто фонетическая система осталась неизменной со времен Гомера. Различия пронизывали и другие языковые уровни: нужно было строить фразу, как Гомер, подбирать слова, как у Гомера, и склонять и спрягать их в соответствии с парадигмой, отмершей в живой речи тысячелетия назад.

Однако писать с античной живостью и простотой удавалось не всем; нередко в попытке достичь аттического идеала византийские авторы теряли чувство меры, стремясь писать правильнее своих кумиров. Так, мы знаем, что датель­ный падеж, существовавший в древнегреческом, в новогреческом почти полностью исчез. Логично было бы предположить, что с каждым веком в литературе он будет встречаться все реже и реже, пока постепенно не исчезнет вовсе. Однако недавние исследования показали, что в византий­ской высокой словесности дательный падеж используется куда чаще, чем в литературе классической древности. Но именно это увеличение частоты и говорит о расшатывании нормы! Навязчивость в использовании той или иной формы скажет о вашем неумении ее правильно применять не меньше, чем ее полное отсутствие в вашей речи.

В то же время живая языковая стихия брала свое. О том, как менялся разговорный язык, мы узнаем благодаря ошибкам переписчиков рукописей, нелитературным надписям и так называемой народноязычной литературе. Термин «народноязычный» неслучаен: он гораздо лучше описывает интересующее нас явление, чем более привычный «народный», поскольку нередко элементы простой городской разговорной речи использовались в памятниках, созданных в кругах константинопольской элиты. Настоящей литературной модой это стало в XII веке, когда одни и те же авторы могли работать в нескольких регистрах, сегодня предлагая читателю изысканную прозу, почти неотличимую от аттической, а завтра — едва ли не площадные стишки.

Диглоссия, или двуязычие, породила и еще один типично византийский феномен — метафразирование, то есть переложение, пересказ пополам с переводом, изложение содержания источника новыми словами с понижением или повышением стилистического регистра. Причем сдвиг мог идти как по линии усложнения (вычурный синтаксис, изысканные фигуры речи, античные аллюзии и цитаты), так и по линии упрощения языка. Ни одно произведение не считалось неприкосновенным, даже язык священных текстов в Византии не имел статуса сакрального: Евангелие можно было переписать в ином стилистическом ключе (как, например, сделал уже упоминавшийся Нонн Панополитанский) — и это не обрушивало анафемы на голову автора. Нужно было дождаться 1901 года, когда перевод Евангелий на разговорный новогреческий (по сути, та же метафраза) вывел противников и защитников языкового обновления на улицы и привел к десяткам жертв. В этом смысле возмущенные толпы, защищавшие «язык предков» и требовавшие расправы над переводчиком Александросом Паллисом, были куда дальше от визан­тийской культуры не только чем им бы хотелось, но и чем сам Паллис.

5. В Византии были иконоборцы — и это страшная загадка Иконоборцы Иоанн Грамматик и епископ Антоний Силейский. Хлудовская псалтырь. Византия, ориентировочно 850 годМиниатюра к псалму 68, стих 2: «И дали мне в пищу желчь, и в жажде моей напоили меня уксусом». Действия иконоборцев, замазывающих известью икону Христа, сопоставляются с распятием на Голгофе. Воин справа подносит Христу губку с уксусом. У подножия горы — Иоанн Грамматик и епископ Антоний Силейский. © rijksmuseumamsterdam.blogspot.ru

Иконоборчество — самый известный для широкой аудитории и самый зага­дочный даже для специалистов период истории Византии. О глубине следа, который он оставил в культурной памяти Европы, говорит возможность, к примеру, в английском языке использовать слово iconoclast («иконоборец») вне исторического контекста, во вневременном значении «бунтарь, ниспровергатель устоев».

Событийная канва такова. К рубежу VII и VIII веков теория поклонения религиозным изображениям безнадежно отставала от практики. Арабские завоевания середины VII века привели империю к глубокому культурному кризису, а тот, в свою очередь, породил рост апокалиптических настроений, умножение суеверий и всплеск неупорядоченных форм иконопочитания, подчас неотличимых от магических практик. Согласно сборникам чудес святых, выпитый воск из растопленной печати с ликом святого Артемия исцелял от грыжи, а святые Косма и Дамиан излечили страждущую, повелев ей выпить, смешав с водой, штукатурку с фрески с их изображением.

Такое почитание икон, не получившее философского и богословского обоснования, вызывало отторжение у части клириков, видевших в нем признаки язычества. Император Лев III Исавр (717–741), оказавшись в сложной политической ситуации, использовал это недовольство для создания новой консолидирующей идеологии. Первые иконоборческие шаги относятся к 726–730 годам, но как богословское обоснование иконоборческого догмата, так и полноценные репрессии в отношении инакомыслящих пришлись на время правления самого одиозного византийского императора — Константина V Копронима (Гноеименитого) (741–775).

Претендовавший на статус вселенского, иконоборческий собор 754 года перевел спор на новый уровень: отныне речь шла не о борьбе с суевериями и исполнении ветхозаветного запрета «Не сотвори себе кумира», а об ипостаси Христа. Может ли Он считаться изобразимым, если Его божественная природа «неописуема»? «Христологическая дилемма» была такова: иконопочитатели повинны либо в том, что запечатлевают на иконах только плоть Христа без Его божества (несторианство), либо в том, что ограничивают божество Христа через описание Его изображаемой плоти (монофизитство).

Однако уже в 787 году императрица Ирина провела в Никее новый собор, участники которого сформулировали в качестве ответа на догмат иконо­борчества догмат иконопочитания, тем самым предложив полноценное богословское основание для ранее не упорядоченных практик. Интеллек­туальным прорывом стало, во-первых, разделение «служебного» и «отно­сительного» поклонения: первое может воздаваться только Богу, в то время как при втором «честь, воздаваемая образу, восходит к первообразу» (слова Василия Великого, ставшие настоящим девизом иконопочитателей). Во‑вторых, была предложена теория омонимии, то есть единоименности, снимавшая проблему портретного сходства изображения и изображаемого: икона Христа признавалась таковой не благодаря сходству черт, а благодаря написанию имени — акту называния.

Патриарх Никифор. Миниатюра из Псалтыри Феодора Кесарийского. 1066 год © British Library Board. All Rights Reserved / Bridgeman Images / Fotodom

В 815 году император Лев V Армянин вновь обратился к иконоборческой политике, рассчитывая таким образом выстроить линию преемственности по отношению к Константину V, самому успешному и самому любимому в войсках правителю за последний век. На так называемое второе иконо­борчество приходится как новый виток репрессий, так и новый взлет богословской мысли. Завершается иконоборческая эра в 843 году, когда иконоборчество окончательно осуждается как ересь. Но его призрак пресле­довал византийцев вплоть до 1453 года: на протяжении веков участники любых церковных споров, используя самую изощренную риторику, уличали друг друга в скрытом иконоборчестве, и это обвинение было серьезней обвинения в любой другой ереси.

Казалось бы, все достаточно просто и понятно. Но как только мы пытаемся как-то уточнить эту общую схему, наши построения оказываются весьма зыбкими.

Основная сложность — состояние источников. Тексты, благодаря которым мы знаем о первом иконоборчестве, написаны значительно позже, причем иконопочитателями. В 40-е годы IX века была осуществлена полноценная программа по написанию истории иконоборчества с иконопочитательских позиций. В результате история спора была полностью искажена: сочинения иконоборцев доступны только в тенденциозных выборках, а текстологический анализ показывает, что произведения иконопочитателей, казалось бы создан­ные для опровержения учения Константина V, не могли быть написаны раньше самого конца VIII века. Задачей авторов-иконопочитателей было вывернуть описанную нами историю наизнанку, создать иллюзию традиции: показать, что почитание икон (причем не стихийное, а осмысленное!) присутствовало в церкви с апостольских времен, а иконоборчество — всего лишь нововведение (слово καινοτομία — «нововведение» на греческом — самое ненавистное слово для любого византийца), причем сознательно антихристианское. Иконоборцы представали не борцами за очищение христианства от язычества, а «христиа­нообвинителями» — это слово стало обозначать именно и исключительно иконоборцев. Сторонами в иконоборческом споре оказывались не христиане, по-разному интерпретирующие одно и то же учение, а христиане и некая враждебная им внешняя сила.

Арсенал полемических приемов, которые использовались в этих текстах для очернения противника, был очень велик. Создавались легенды о ненависти иконоборцев к образованию, например о сожжении Львом III в действи­тель­ности никогда не существовавшего университета в Константинополе, а Константину V приписывали участие в языческих обрядах и человеческих жертвоприношениях, ненависть к Богородице и сомнения в божественной природе Христа. Если подобные мифы кажутся простыми и были давно развенчаны, то другие остаются в центре научных дискуссий по сей день. Например, лишь совсем недавно удалось установить, что жестокая расправа, учиненная над прославленным в лике мучеников Стефаном Новым в 766 году, связана не столько с его бескомпромиссной иконопочитательской позицией, как заявляет житие, сколько с его близостью к заговору политических противников Константина V. Не прекращаются споры и о ключевых вопросах: какова роль исламского влияния в генезисе иконоборчества? каким было истинное отношение иконоборцев к культу святых и их мощам?

Даже язык, которым мы говорим об иконоборчестве, — это язык победителей. Слово «иконоборец» не самоназвание, а оскорбительный полемический ярлык, который изобрели и внедрили их оппоненты. Ни один «иконоборец» никогда не согласился бы с таким именем, просто потому что греческое слово εἰκών имеет гораздо больше значений, чем русское «икона». Это любой образ, в том числе нематериальный, а значит, назвать кого-то иконоборцем — это заявить, что он борется и с идеей Бога-Сына как образа Бога-Отца, и человека как образа Бога, и событий Ветхого Завета как прообразов событий Нового и т. п. Тем более что сами иконоборцы утверждали, что они-то защищают истинный образ Христа — евхаристические дары, меж тем как то, что их противники зовут образом, на самом деле таковым не является, а есть всего лишь изображение.

Победи в итоге их учение, именно оно бы сейчас называлось православным, а учение их противников мы бы презрительно называли иконопоклонством и говорили бы не об иконоборческом, а об иконопоклонническом периоде в Византии. Впрочем, сложись это так, иной была бы вся дальнейшая история и визуальная эстетика Восточного христианства.

6. На Западе никогда не любили Византию

Хотя торговля, религиозные и дипломатические контакты между Византией и государствами Западной Европы продолжались на протяжении всего Средневековья, трудно говорить о настоящем сотрудничестве или взаимо­понимании между ними. В конце V века Западная Римская империя рассы­палась на варварские государства и традиция «римскости» прервалась на Западе, но сохранилась на Востоке. Уже через несколько веков новые западные династии Германии захотели восстановить преемственность своей власти с Римской империей и для этого заключали династические браки с византийскими принцессами. Двор Карла Великого соревновался с Византией — это видно в архитектуре и в искусстве. Однако имперские претензии Карла скорее усиливали непонимание между Востоком и Западом: культура Каролингского возрождения хотела видеть себя единственной законной наследницей Рима.

Крестоносцы атакуют Константинополь. Миниатюра из хроники «Завоевание Константинополя» Жоффруа де Виллардуэна. Ориентировочно 1330 год Виллардуэн являлся одним из руководителей похода. © Bibliothèque nationale de France

К X веку пути из Константинополя в Северную Италию по суше через Балканы и вдоль Дуная были перекрыты варварскими племенами. Остался лишь путь по морю, что сократило возможности сообщения и затруднило культурный обмен. Разделение на Восток и Запад стало физической реальностью. Идеологический разрыв между Западом и Востоком, подпитываемый на протяжении Средневековья богословскими спорами, усугубился во время Крестовых походов. Организатор Четвертого крестового похода, который закончился взятием Константинополя в 1204 году, папа римский Иннокен­тий III открыто заявил о главенстве Римской церкви над всеми остальными, ссылаясь на божественное установление.

В итоге получилось, что византийцы и жители Европы мало знали друг о друге, но были настроены по отношению друг к другу недружелюбно. В XIV веке на Западе критиковали развращенность византийского духовенства и объясняли ею успехи ислама. Например, Данте считал, что султан Саладин мог бы обратиться в христианство (и даже поместил его в своей «Божественной комедии» в лимбе — особом месте для добродетельных нехристиан), но не сделал этого по причине непривлекательности византийского христианства. В западных странах ко времени Данте почти никто не знал греческий язык. В то же время византийские интеллектуалы учили латынь только для того, чтобы переводить Фому Аквинского, и ничего не слышали про Данте. Ситуация изменилась в XV веке после турецкого нашествия и падения Константинополя, когда византийская культура стала проникать в Европу вместе с византийскими учеными, бежавшими от турок. Греки привезли с собой много рукописей античных произведений, и гуманисты получили возможность изучать греческую античность по оригиналам, а не по римской литературе и немногим латинским переводам, известным на Западе.

Но ученых и интеллектуалов эпохи Возрождения интересовала классическая древность, а не то общество, которое ее сохранило. Кроме того, на Запад бежали в основном интеллектуалы, отрицательно настроенные по отношению к идеям монашества и православного богословия того времени и симпатизи­ровавшие Римской церкви; их оппоненты, сторонники Григория Паламы, наоборот, считали, что лучше попытаться договориться с турками, чем искать помощи у папы. Поэтому византийская цивилизация продолжала восприни­маться в негативном свете. Если древние греки и римляне были «своими», то образ Византии закрепился в европейской культуре как восточный и экзотический, иногда притягательный, но чаще враждебный и чуждый европейским идеалам разума и прогресса.

Больше европейских предрассудков:

 

Пять мифов о Византии

Подробнее рассказываем, почему византийцев стали считать отсталыми и склонными к роскоши интриганами — и как все было на самом деле

Век Европейского просвещения и вовсе заклеймил Византию. Француз­ские просветители Монтескьё и Вольтер ассоциировали ее с деспотизмом, роскошью, пышными церемониями, суевериями, нравственным разложением, цивилизационным упадком и культурным бесплодием. По мнению Вольтера, история Византии — это «недостойный сборник высокопарных фраз и описа­ний чудес», который позорит человеческий разум. Монтескьё видит главную причину падения Константинополя в пагубном и всепроникающем влиянии религии на общество и власть. Особенно агрессивно он отзывается о визан­тийском монашестве и духовенстве, о почитании икон, а также о богословской полемике:

«Греки — великие говоруны, великие спорщики, софисты по природе — постоянно вступали в религиозные споры. Так как монахи пользовались большим влиянием при дворе, слабевшем по мере того, как он развра­щался, то получилось, что монахи и двор взаимно развращали друг друга и что зло заразило обоих. В результате все внимание императоров было поглощено тем, чтобы то успокаивать, то возбуждать бого­слов­ские споры, относительно которых замечено, что они становились тем горячее, чем незначительнее была причина, вызвавшая их».

Так Византия стала частью образа варварского темного Востока, который парадоксальным образом включал в себя также главных врагов Византийской империи — мусульман. В ориенталистской модели Византия противопостав­лялась либеральному и рациональному европейскому обществу, построенному на идеалах Древней Греции и Рима. Эта модель лежит, например, в основе описаний византийского двора в драме «Искушение святого Антония» Гюстава Флобера:

«Царь рукавом отирает с лица ароматы. Он ест из священных сосудов, потом разбивает их; и мысленно он пересчитывает свои корабли, свои войска, свои народы. Сейчас из прихоти он возьмет и сожжет свой дворец со всеми гостями. Он думает восстановить Вавилонскую башню и свергнуть с престола Всевышнего. Антоний читает издали на его челе все его мысли. Они овладевают им, и он становится Навуходоносором».

Мифологический взгляд на Византию до сих пор не до конца преодолен в исторической науке. Конечно, ни о каком нравственном примере византийской истории для воспитания юношества и речи быть не могло. Школьные программы строились на образцах классической древности Греции и Рима, а византийская культура из них была исключена. В России наука и образование следовали западным образцам. В XIX веке спор о роли Византии для русской истории вспыхнул между западниками и славянофилами. Петр Чаадаев, следуя традиции европейского просвещения, горько сетовал о византийском наследии Руси:

«По воле роковой судьбы мы обратились за нравственным учением, которое должно было нас воспитать, к растленной Византии, к предмету глубокого презрения этих народов».

Идеолог византинизма Константин Леонтьев  Константин Леонтьев (1831–1891) — дипломат, писатель, философ. В 1875 году вышла его работа «Византизм и славянство», в которой он утверждал, что «византизм» — это цивилизация или культура, «общая идея» которой слагается из нескольких состав­ляющих: самодержавия, христианства (отличного от западного, «от ересей и расколов»), разочарования во всем земном, отсутствия «крайне преувеличенного понятия о земной личности человеческой», отвержения надежды на всеобщее благо­денствие народов, совокупности некоторых эстетических представлений и так далее. Поскольку всеславизм вообще не является цивилизацией или культурой, а европейская цивилизация подходит к своему концу, России — унаследовавшей у Византии почти все — необходим для расцвета именно византизм. указывал на стереотипное представление о Византии, сложившееся из-за школьного обучения и несамостоятельности российской науки:

«Византия представляется чем-то сухим, скучным, поповским, и не только скучным, но даже чем-то жалким и подлым».

7. В 1453 году Константинополь пал — но Византия не умерла

Султан Мехмед II Завоеватель. Миниатюра из собрания дворца Топкапы. Стамбул, конец XV века © Wikimedia Commons

В 1935 году вышла книга румынского историка Николае Йорги «Византия после Византии» — и ее название утвердилось как обозначение жизни византийской культуры после падения империи в 1453 году. Византийская жизнь и инсти­туты не исчезли в одночасье. Они сохранялись благодаря византийским эмигрантам, бежавшим в Западную Европу, в самом Константинополе, даже оказавшемся под властью турок, а также в странах «византийского содружества», как британский историк Дмитрий Оболенский назвал восточноевропейские средневековые культуры, испытавшие прямое влияние Византии, — Чехию, Венгрию, Румынию, Болгарию, Сербию, Русь. Участники этого сверхнационального единства сохранили наследие Византии в религии, нормах римского права, стандартах литературы и искусства.

В последние сто лет существования империи два фактора — культурное возрождение Палеологов и паламитские споры — способствовали, с одной стороны, обновлению связей между православными народами и Византией, а с другой — новому всплеску распространения византийской культуры, в первую очередь через литургические тексты и монашескую литературу. В XIV веке византийские идеи, тексты и даже их авторы попадали в славян­ский мир через город Тырново, столицу Болгарской империи; в частности, количество византийских сочинений, доступных на Руси, удвоилось благодаря болгар­ским переводам.

Кроме того, Османская империя официально признала константинополь­ского патриарха: в качестве главы православного миллета (или общины) он продолжал управлять церковью, в юрисдикции которой остались и Русь, и православные балканские народы. Наконец, правители дунайских княжеств Валахии и Молдавии, даже став подданными султана, сохранили христианскую государственность и считали себя культурно-политическими наследниками Византийской империи. Они продолжали традиции церемониала царского двора, греческой образованности и богословия и поддерживали константинопольскую греческую элиту, фанариотов  Фанариоты — буквально «жители Фанара», квартала Константинополя, в котором находилась резиденция греческого патриарха. Греческую элиту Османской империи называли фанариотами, потому что они жили по преимуществу в этом квартале..

Греческое восстание 1821 года. Иллюстрация из книги «A History of All Nations from the Earliest Times» Джона Генри Райта. 1905 год © The Internet Archive

Йорга считает, что Византия после Византии умерла во время неудачного восстания против турок 1821 года, которое организовал фанариот Александр Ипсиланти. На одной стороне знамени Ипсиланти были надпись «Сим победиши» и изображение императора Константина Великого, с именем которого связано начало византийской истории, а на другой — феникс, возрождающийся из пламени, символ возрождения Византийской империи. Восстание было разгромлено, константинопольского патриарха казнили, а идеология Византийской империи после этого растворилась в греческом национализме.  

а еще:

 

Что читать о Византии

Шесть книг о византийской культуре

 

Краткая история византийского искусства

17 важнейших памятников архитектуры, живописи и декоративного искусства

 

Византийцы против соседей

Что думали друг о друге византийцы, латиняне, армяне и арабы

Урок 7: Культура Византии — 100urokov.ru

План урока:

Особенности образования

Становление науки

Живопись и архитектура

Культурное взаимодействие с другими государствами

 

Особенности образования

С момента основания и практически до половины XII столетия Византийская империя носила гордое звание самой могущественной, богатейшей и культурно развитой державы. Для поддержания порядка в государстве, а также для его развития необходимы были грамотные люди. В первую очередь императору нужны были образованные помощники – чиновники, владеющие навыками составления указов, законов и договоров, основами ведения деловой переписки. Очевидной стала необходимость в создании достаточного количества образовательных учреждений, для развития образования и науки в Византии.

Византийцы могли пройти обучение в церковной, государственной или частной школе.


Занятия в византийской школе 

Для учеников стало доступным изучение трудов античных и византийских ученых, а не только религиозных произведений.

Благодаря подобной организации системы образования в Византийской империи насчитывалось значительно большее количество образованных людей, чем в других европейских государствах. Грамотного византийца можно было встретить даже среди простолюдинов.

ВЫВОД: доступность и развитие образования послужили толчком для роста грамотности среди разных слоев населения Византии.

 

Становление науки

Византийцы сохранили многие достижения античного времени и преумножили их своими научными знаниями. Благодаря значительному вкладу в образование, стало возможным процветание разноплановых научных областей.

Развитие научных знаний

  1. Математика.

Математические навыки античности византийцы успешно применяли при проведении земляных замеров, при возведении зданий, при вычислении налогов, при астрологических расчетах.

Наиболее известен византийский мыслитель Лев Математик, живший в IXвеке. Он является автором изобретения звуковой сигнализации, которая могла передавать сведения на расстояние. Он разработал систему автоматических устройств для тронного зала дворца императора. Эта система приходила в движение при помощи воды. Этому ученому принадлежит первенство применения буквенных обозначений в математических формулах. Его можно назвать основателем алгебры.


Лев Математик 

  1. Медицина.

Медицинские знания византийских ученых были основаны на сочинениях древнегреческого ученого Гиппократа и древнеримского врача Галена. Дополняя эти знания своими наблюдениями и выводами, византийцы создавали учебники по медицинским направлениям.

Лечебные учреждения организовывали при монастырях. В XI веке при одной из больниц столицы было открыто первое в европейских государствах медицинское училище. В 370 году в Кессарии Василий Великий построил первую большую больницу, похожую на небольшой город.


В византийской больнице 

Византийские врачи занимались лечением многих тяжелых заболеваний и даже проводили хирургические операции.

Большое значение ученые придавали изучению лекарственных растений. Многие названия этих растений используются и в наши дни.

  1. Химия.

В Средневековой Византии зарождались теоретические и практические знания в области химии. Были сохранены античные рецепты изготовления керамики, смальты для мозаики, стекла, различных красок.

Ярким изобретением византийских химиков является «греческий огонь». Ученым удалось разработать уникальную формулу создания огня, который невозможно потушить водой. В состав этой формулы входили нефть, смолы и известь. Такой огонь помог воинам одержать множество побед в морских битвах.


Греческий огонь 

  1. География.

Научные знания Византии успешно пополнялась изучением географии. Купцы, отправляющиеся в другие государства с целью торговли, составляли описание своих путешествий.

Византийцы владели мастерством составления чертежей городских поселений и географических карт.

  1. История.

Византийцы очень трепетно и почтительно относились к своей истории. Они считали себя наследниками римлян и стремились сохранить произведения известных историков древности.

Благодаря многочисленным энциклопедическим историческим произведениям до наших дней дошли ценные сведения о средневековой жизни, историко-географические и этнографические данные.

Наряду с исторической наукой в Византии широко было распространено составление хронографий, в которых в хронологическом порядке записывались важные события того периода.

Одним из известнейших византийских историков является Прокопий Кесарийский – автор трудов об императоре Юстиниане.


Прокопий Кесарийский 

ВЫВОД:научные знания ученых и философов античного периода послужили основой для развития науки в Византии и позволили ей достигнуть значительных успехов относительно своей эпохи.

 

Живопись и архитектура

На становление архитектуры и живописи Византии огромное воздействие оказала христианская религия. Роскошь византийской культуры представлена, в первую очередь, в строительстве храмов.

Развитие архитектуры Византии происходило в несколько основных этапов:

  1. Базилика.


Византийская базилика 

Со времен правления императора Константина храмы размещались в базиликах – зданиях, имеющих форму прямоугольника, разделенного внутри на несколько частей при помощи колонн, расположенных продольными рядами. Изначально эти помещения предназначались для проведения судебных заседаний и торговых мероприятий. К V веку византийские архитекторы предприняли попытки добавить к базилике купол. Так появились купольные базилики.

  1. Софийский собор – образец купольной базилики.

Во время правления императора Юстиниана был возведен грандиозный по своим масштабам и великолепию храм Святой Софии в Византии. Он должен был затмить все, что было возведено ранее и стать центральным храмом всего мира христиан. Для его возведения были приглашены лучшие архитекторы и ремесленники. Авторами архитектурного решения стали Анфимий из Тралл и Исидор из Милета. Строительство длилось более пяти лет – с 532 по 537 год.


Храм Святой Софии 

С распространением христианства произошли изменения в предназначении храма. В древнегреческих храмах скульптуры бога размещали в самом здании, а богослужения проводились на улице. Следовательно, больше внимания уделялось украшению внешнего вида. Христианская же религия предполагала проведение церемоний в самой церкви и для нее требовалось красочное оформление внутренних помещений. Не стал исключением и Софийский собор– внешне он отличается простотой форм и массивностью сооружений. Поразительным является его внутреннее убранство.


Зал в Храме Святой Софии 

Для строительства стен и сводов уникального храма Софии в Византии был выбран кирпич. Для отделки широко применялись дорогостоящие и редкие материалы – гранит, золото, серебро, слоновая кость, яшма. Впервые был задействован цветной мрамор разнообразных оттенков – изумрудный, розовый, белоснежный, темно-серый. С его помощью были выложены затейливые узоры на стенах.

Особое впечатление производит гигантский купол Софийского собора размером с 18-этажное здание. Он имеет диаметр более 30 метров и высоту от пола до центра 55,6 метров. В его основании расположены 40 окон, благодаря которым создается иллюзия, что купол находится в состоянии парения. Весь свет из этих окон направляется в центр огромного зала, по бокам которого создано затемнение. Благодаря такому приему создается впечатление, что храм имеет еще большую высоту.


Купол в Софийском соборе 

При возведении Софийского собора архитекторам удалось создать новое архитектурное решение – парус – треугольную поверхность, располагавшуюся между арками и нижними краями купола. В совокупности со скрытыми мощными столбами и арками это изобретение позволило точно распределить тяжесть купола, создав ощущение невесомости столь массивной конструкции.

На сегодняшний день храм внесен в список культурного наследия ЮНЕСКО и открыт для посещения как уникальный музей, сочетающий в себе христианскую и мусульманскую религии. Расположен он в городе Стамбул.

  • Крестово-купольный храм.

К концу XI столетия византийскими зодчими был предложен новый вид храма, получивший название крестово-купольный. Схематичное изображение такого храма напоминает крестообразную форму, в середине которой на возвышении круглой формы расположен купол. Такое возвышение получило название «барабан».


Схема крестово-купольного храма 

Крестово-купольные храмы Византии обладали большей высотой и выглядели легче своих предшественников, имеющих прямоугольную форму. Стены выкладывали узорами из кирпича красного цвета и белоснежного раствора.

Искусство живописи в Византии развивалось параллельно архитектуре и призвано было украшать внутренние стены соборов. В связи с этим, распространены были следующие направления:

  1. Мозаика.


Византийская мозаика 

Внутри храмы в Византии украшали изображениями, выложенными при помощи маленьких разноцветных камешков. Помимо этого, в Византии было освоено производство смальты. Так называют маленькие кусочки разноцветного непрозрачного стекла. Эти кусочки приклеивали под различным уклоном к влажной штукатурке, благодаря чему они переливались и искрились на солнце.

  1. Фреска.

Чуть позже византийские художники стали применять для внутренней отделки церквей роспись водяными красками по сырой штукатурке. Изображения, сделанные таким способом называют фресками.


Фреска 

Фрески, как и мозаики, были известны еще в античном мире, а Византия сохранила и преумножила это искусство.

Еще одним направлением византийской живописи стала икона. В отличие от фрески или мозаики, икону можно было перенести, взять с собой или подарить. На иконах изображались лики святых, они украшались красивыми узорами и рамами.

Особо почитаемая на территории Руси икона Владимирской Богоматери была завезена из Византии.


Икона Владимирской Богоматери

  1. Оформление книг.

К XI веку сложились оригинальные византийские элементы украшения книг. Среди них присутствовали витиеватые растительные орнаменты, замысловатые виньетки, богатые узоры заглавных букв. Главный признак византийской книги – роскошный переплет.


Византийская книга 


Переплет византийской книги 

Оформление книг в Византийской империи превратилось в отдельное искусство.

ВЫВОД: принятие христианства оказало значительное влияние на развитие архитектуры и живописи в Византии и позволило сделать новый виток развития в этом направлении.

 

Культурное взаимодействие с другими государствами

Самым высококультурным государством Раннесредневековой Европы по праву была Византийская империя. Она оказала значительное воздействие на культурное развитие многих государств.

Византийских архитекторов, мастеров ювелирного дела, живописцев часто приглашали правители разных государств. Особенно жаловали их в Италии.

В Константинополь съезжались студенты для освоения математических азов, медицинских знаний, основ права, греческого языка. Так столица Византии стала своеобразным студенческим центром.

К византийским мастерам и умельцам приезжали учиться ремеслу жители иностранных государств.

Сложно переоценить влияние Византии на культуру славян. В период с IX по X века киевские князья предпринимали многочисленные набеги на столицу империи. Некоторые из военных походов русских князей заканчивались заключением торговых договоров с Византией. В конце IX века Русь, на ряду с болгарским и сербским народами, переняла христианство из Византии. Очень много религиозных произведений было переведено на славянский с греческого языка. Для строительства первых храмов из камня на территории Руси приглашались архитекторы из империи.


Первая каменная церковь Пресвятой Богородицы (Десятинная) в Киеве 

Развитие еще двух христианских государств – Армении и Грузии – также испытало на себе значительное воздействие культуры Византии.

ВЫВОД: благодаря тому, что Византия сохранила, объединила и распространила греческое, римское и восточное культурное наследие, в наши дни доступны многие ценные знания и материалы того времени.

 

30. Основные достижения культуры Византии.

Византия занимает особое место в истории европейской культуры. Ее культура возникла в государстве, существовавшем с конца iv до середины xv в. Со столицей константинополем (ныне стамбул) после раздела римской империи на две части — восточную и западную. Своё название государство получило позже; сами византийцы гордо называли себя ромеями. Уникальность культуры, сформировавшейся на востоке римской империи, состоит в том, что она возникла и существовала в своего рода пограничной ситуации. Византия была частью античного мира, но именно там, в византии, возникла и достигла наивысшего расцвета православная ветвь средневековой культуры. Для культуры византии характерны одновременно торжественная пышность и духовность, изящество формы и глубина мысли. К особенностям византийской культуры можно отнести:

1) Синтез западных и восточных элементов при главенстве греко-римских традиций;

2) Сохранение традиций античной цивилизации, послуживших впоследствии основой европейской культуры эпохи ренессанса;

3) Крепкие государственные устои, способствующие сохранению светского художественного творчества;

4)формирование православия, повлиявшего на философско-богословские воззрения, на систему христианских этических и эстетических ценностей.

В трудах византийских мыслителей раннего периода — Василия Кесарийского и Григория Нисского, в речах иоанна златоуста можно увидеть сочетание идей раннего христианства с неоплатонической философией. Среди философов развернулись ожесточенные богословские споры. Ставился вопрос о смысле человеческого существования, месте человека во вселенной, о его возможностях.

Мыслители византии энергично выступают за использование всего лучшего, что было дано человечеству античной культурой. Христианские Богословы, писатели, проповедники заимствуют из сокровищницы греко-римской культуры простоту и разнообразие философской мысли, гераклитову диалектику, аристотелевскую логику, умело используя практичность и красноречивость античной риторики. Во всех сферах знания, в литературе, искусстве наблюдается удивительное смешение языческой мифологии и христианской мистики. В художественном творчествевсе сильнее заметно соединение мистицизма с жизненностью бытового колорита, набожности.

Опираясь на традиции античной эстетики, византийцы видели в искусстве в первую очередь инструмент целенаправленного позитивного воздействия на духовный мир человека. Музыка, живопись, архитектура, словесные искусства выступают в понимании византийских мыслителей посредниками постижения истины, являются источниками нравственного совершенствования человека, способствуют снятию негативных эмоций и ведут в конечном счете к духовному преображению.

Архитектурные формы средневековых христианских церквей сильно изменились по сравнению с античными. В античных храмах классического типа очень большую роль играло их наружное пластическое решение и очень малую — внутреннее пространство. Внутри, в полумраке, стояла статуя божества, а все обряды и празднества происходили снаружи, на площади. Назначение христианской церкви иное: она мыслится не как обиталище бога, но как место, где собирается община верующих. Организация внутреннего пространства становится главной задачей зодчих, а внешний вид здания решается, скорее, как производное, как оболочка. В церковном зодчестве возобладали две архитектурные формы: базиликальная и крестово-купольная.

Примером редкого и блестяще решенного объединения обоих конструктивных принципов представляет собой константинопольский собор святой Софии. Этот храм снаружи не кажется слишком большим, но внутри поражает объёмом, невесомостью гигантского (30 метров в диаметре), как бы парящего, купола. Беломраморное кружево капителей, инкрустация из цветного мрамора изысканных нежных оттенков, мерцание многоцветных мозаик, превосходная акустика — всё это свидетельство удивительного мастерства византийских зодчих и художников. Собор святой софии остался высшим достижением византийской архитектуры.

Главные формы византийской живописи— монументальная храмовая живопись (мозаика и фреска), иконы; книжные миниатюры, которые также весьма почитаемы.Мозаика— вид монументальной живописи, изображение или узор, выполненные из разноцветных камней, смальты; получила особую значимость в художественной культуре византии.. Время почти не властно над мозаикой старинных мастеров. Древнейшие византийские мозаики находятся в храмах и усыпальницах равенны, города на побережье адриатики, некогда столицы королевства остготов, потом крупного культурного центра византии. Здесь в грубом толстостенном мавзолее покоится прах теодориха, первого остготского короля. Здесь похоронен данте. Равенна хранит единственный в своем роде комплекс византийских памятников v-vii вв. Того переломного времени, когда на перепутье истории встретились рим и византия, античность и средневековье. Мавзолей галлы плацидии, византийской царицы v столетия, украшен внутри удивительными мозаиками: из густой мерцающей синевы выступают задрапированные на античный лад фигуры христианских мучеников, расстилаются сказочные ландшафты рая с золотыми оленями и птицами. Здесь же в равенне, в церкви сан-витали, находятся величественные красочные мозаичные изображения императора юстиниана и императрицы феодоры со свитами.

В византии формируется иконопись, христианская станковая культовая живопись, дававшая церкви возможность оказывать мощное идеологическое воздействие на широкие слои населения страны и приносящая немалые доходы. Но именно здесь, в византии, происходит и первое столкновение государства и церкви, нашедшее отражение в Иконоборчестве. Иконоборчество— в широком смысле социально-политическое и культурно-религиозное движение, направленное против культа икон. В более узком и жизненном значении — борьба военной землевладельческой знати и части торгово-ремесленных кругов константинополя за ограничение могущества церкви. В основу иконоборческой эстетики было положено представление о невозможности отражения единого верховного божества реалистическими средствами, характерное для иудаизма и ислама. Борьба завершилась победой иконопочитателей, однако фактически был достигнут компромисс между государством и церковью: церковные иерархи были подчинены императорской власти. Византийский император стал признанным главой православной церкви.

Иконоборцы причинили заметный вред культурному развитию византии viii-ix вв., уничтожив ряд произведений искусства..

Невиданной изощрённости достигали в византии и художественные ремесла. Процветало искусство эмалей, инкрустаций из драгоценных камней, резьбы по кости. Для византийской культуры характерен интерес к обобщению накопленных знаний. Были созданы энциклопедии по истории, сельскому хозяйству, медицине, осуществлены важные реформы в сфере права, общественных отношений и церковной политики. Трактаты императора константина багрянородного (913-959) “об управлении государством”, “о церемониях византийского двора” — обширная энциклопедия ценнейших сведений о политической и административной структуре византийского государства. В то же время здесь собран красочный материал этнографического и историко-географического характера о сопредельных с империей странах и народах, в том числе и о славянах.

(PDF) Вклад Византийской церкви в естественные науки

Theodosiou et al / European Journal of Science and Theology 6 (2010), 4, 57-69

68

Благодарности

Это исследование является частью исследования Афинского университета,

, кафедра астрофизики, астрономии и механики, и мы благодарны

Афинскому университету за финансовую поддержку через специальный счет для

исследовательских грантов.Он также поддерживается Министерством науки и

Технологического развития Сербии в рамках проекта 146022 «История и

эпистемология науки».

Ссылки

[1] Х. Гликаци-Арвайлер, Почему Византия?, На греческом языке, Ellinika Grammata Publ.,

Афины, 2009, 10.

[2] А. Лазару, Istorika Themata, 91 (2010) 60.

[3] Э. Теодоссиу и Э. Данезис, Одиссея календарей, Vol. II, на греческом языке,

Diavlos Publ., Athens 1996, 160.

[4] S. Plakides, Aktines, 53 (1946) 318.

[5] F. Koukoules, Жизнь и цивилизация византийцев, vol. I, на греческом языке,

Papademas Publ., Афины, 1948, 129.

[6] Ж.-П. Migne (ред.) Patrologiae cursus completetus, серия graeca. Typographi Brepols

Editores Pontificii, Turnholti, 1857-1866.

[7] Птолемей, Клаудиу Птолемеу, географическая гипотеза, перевод на латинский язык Карлом

Мюллер, Альфредо Дидо, Париж, 1883 год.

[8] Cosmas Indicopleustes, J.W. Маккриндл (ред.), Христианская топография

Cosmas Indicopleustes, Hakluyt Society, city, (переиздано Кембриджским университетом

Press, 2010), 1897.

[9] Э. Теодоссиу и Э. Данезис, В годы Византии, на греческом языке, Diavlos Publ.,

Athens, 2010, 130.

[10] Григорий Нисский, Апологетическая речь о Шестидневном творении, в Patrologia

Greca, J.-P. Минь (ред.), Т. 44, Typographi Brepols Editores Pontificii, Turnholti

(Turnhout), 1857-1866, 77D.

[11] Г. Металлинос, Христианики, 9 февраля (2006) 5.

[12] Г. Зографидес, Византийская философия, в греческой философии и науке: от

Античность до 20-го века, С. Вирвидакис и др. al. (ред.), т. I, Greek Open

University, Patra, 2000, 347.

[13] Симплициус, На небесах (Де Каело). Priores Commentaria, Hermannus Diels

(ред.), Typis et Impensis G. Reimeri, Berolini (Берлин), 1882-1895.

[14] Симплициус, О физике Аристотеля (In Aristotelis Physicorum, Libros IV) 24, 13 (Z.

3-8 aus Theophrastus Phys. Opin. Пт. 2 Докса. 476), Priores Commentaria,

Hermannus Diels (ed.), Typis et Impensis G. Reimeri, Berolini (Berlin), 1882.

[15] М. Папатанассиу, The Apotelesmatiki Pragmateia или исламский гороскоп

Стефан Александрийский , в Науки в греческой области, на греческом языке, Центр

Новогреческих исследований ΕΙΕ. Trochalia Publ., Афины, 1977, 107.

[16] Д. Коцакис, Deltion Geographikis Ipiresias Stratou, 3/4 (1958) 8.

[17] П. Лемерль, Le premier Humanisme byzantin, Notes et remarques sur enseignement

et culture a Byzance des origines au Xe ciècle, Press Universitaires de France,

Париж, 1971, 130.

[18] B.N. Татакис, La Philosophie byzantine, Presses Universitaires de France, Париж,

1949, 164.

Краткий обзор математики в Византии Здравко Воутов Лалчев

Краткий обзор математики в Византии Здравко Воутов Лалчев

Атлас топологии | Конференции


Краткий обзор математики в Византии
by
Здравко Воутов Лалчев
Софийский университет им.Климент Охридский »
Соавторы: Маргарита Генова Варбанова (Университет Велико Тырново, ул. Кирилла и Методии), Ирина Здравкова Воутова (Софийский университет, ул. Климента Охридского)

В 1954 году великий математик и историк ван дер Варден, упомянув о последних достижениях древнегреческой математики в 4-м и 5-м веках, пишет: После этих последних огней пламя греческой математики погасло, как горящая свеча. Последние научные исследования опровергают это утверждение и устоявшееся отрицательное мнение в истории.

Целью настоящего отчета является обзор византийской математики, которая не только унаследовала и сохранила древнегреческое математическое мышление, но и повлияла на многие другие страны и народы, в основном на славян и болгар.

Математика в ранней Византии (V — середина VII века) не была такой теоретической, как практическая наука. Математики — инженеры и архитекторы, и они не мешают использовать на практике геометрические объекты, не отслеживаемые линией и циркулем. Самыми известными математиками того времени являются Исидор и Антимий, архитекторы великого С.Софийский храм, конструкция которого необычайной геометрии.

В период с 7 по конец 9 веков византийская математика продолжает оставаться в основном практической наукой, но завоевывает новые этнические и географические территории. Благодаря новой системе числового письма славян, созданной философом Константином-Кириллом, византийская математика пересекает границу и достигает болгар и славян.

В период с 9-го до конца 12-го века византийская математика обретает зрелую форму и получает свою философскую основу от великого многонаучного деятеля Михаила Псел.Математика — это не только создание абстрактного разума, но и способ познания мира.

Последний период с начала 13 до середины 15 века постепенно уступает место индо-арабским математическим идеям, занимающим место древнегреческих образцов. Появляются первые книги по арифметике с десятичной системой счисления.

После падения Константинополя в 1453 году византийские ученые эмигрируют, и математика вливается в европейскую науку эпохи Возрождения.

Дата получения: 14 мая 2003 г.


© 2003 Автор (ы).Автор (ы) данной работы и организаторы конференции дали согласие на включение данного тезиса в Атлас топологии. Документ № cakq-79.

История византийской науки. Отчет о симпозиуме в Думбартон-Окс в 1961 г. по JSTOR

Информация о журнале

The Dumbarton Oaks Papers (DOP) была основана в 1941 году для публикации статей, относящихся к поздней античности, раннему средневековью и византийской цивилизации в области искусства и архитектуры, истории, археологии, литературы, теологии и права.Публикация была приостановлена ​​во время Второй мировой войны и возобновлена ​​в 1946 году в виде сборников периодических статей, в основном преподавателями, проживающими в исследовательском институте. Сначала DOP появлялся нерегулярно, но в середине 1950-х годов он начал публиковаться на ежегодной основе. Теперь он включает в себя статьи широкого круга международных византинистов и статьи с ежегодных симпозиумов, разные статьи и отчеты о полевых проектах, спонсируемых Dumbarton Oaks. . Объемы в настоящее время в среднем 300-400 страниц.С 1999 г. (том 53) DOP стал доступен в цифровой форме через веб-сайт Думбартон-Окс по адресу http://www.doaks.org/resources/publications/dumbarton-oaks-papers

Информация об издателе

Думбартон-Окс — исследовательский институт, расположенный в Джорджтаунском районе Вашингтон, округ Колумбия, который включает коллекции византийского и доколумбового искусства, а также собрание рукописей, рисунков, гравюр и редких книг, относящихся к ко всем аспектам истории сада.Институт расположен в имении ранее принадлежит Роберту Вудсу и Милдред Барнс Блисс, которые передали свой дом, искусство коллекции и сады Гарвардского университета в 1940 году. Есть три программы исследований в Думбартон-Окс: византийские исследования, доколумбовые исследования и исследования по истории садов и ландшафтной архитектуры. Институт предлагает стипендии по всем трем направлениям обучения, а также организует симпозиумы, коллоквиумы, семинары и публичные лекции. Исследование подтверждено обширным библиотека, насчитывающая около 250 000 томов, и крупные фотоархивы.

Филон Византийский | Encyclopedia.com

280? -220? до н.э.

Греческий физик

То немногое, что известно о Филоне, предполагает, что он был относительно богатым человеком, который помог спроектировать и построить большое количество машин. Похоже, что большинство этих машин были созданы, чтобы помогать сражаться и побеждать в битвах, и многие из его конструкций описаны в его трактате «Механика ».

Практически ничего не известно о жизни Филона и, в частности, его ранние годы, по-видимому, не сохранились для истории.Однако устройства, которые он помогал изобрести или сделать полезными, считались достаточно важными, поэтому даже несколько веков спустя римский архитектор и инженер Витрувий (I век до н. Э.) Упомянул его как одного из великих изобретателей, а Герон Александрийский (I век до н. ad) также отмечает некоторые сочинения Филона в его собственных работах.

Филон жил после великого расцвета греческой науки и философии, который достиг своего пика в четвертом и пятом веках до нашей эры. Между периодом правления Перикла и рождением Филона Афины проиграли Пелопоннесскую войну Спарте, Александру Великому (356-323 гг. До н. Э.) .c.) завоевал известный мир, и империя Александра распалась после его смерти. При жизни Филона город Рим побеждал в войнах, которые сделали его одной из крупнейших империй в истории, хотя римляне еще не завоевали Грецию, а Персидская империя по-прежнему вызывала беспокойство на Востоке. Неудивительно, что некоторые из лучших и ярчайших умов Греции заботились о помощи в разработке военных технологий. Даже Архимед (287–212 гг. До н. Э.), Один из величайших мыслителей того времени, был так же известен своими военными разработками, как и своими блестящими открытиями в математике и физике.Именно на этом фоне следует рассматривать изобретения Филона.

Считается, что Филон был достаточно богат, чтобы много путешествовать по древнему миру. Во время своих путешествий он смог встретиться со многими изобретателями, и он был достаточно изобретателен, чтобы не только запомнить то, что он видел, но и использовать многие из этих идей в качестве вдохновения для своих собственных изобретений. Одним из примеров является катапульта, которую изобрел Ктесибий (II век до н. Э.). Вскоре после того, как Филон узнал об этом устройстве, Филон написал о нем в своем шедевре « Механика, », а также обсудил его военное применение с правителями Александрии и других греческих городов.Другими военными приемами, о которых писал Филон, были осадные машины и крепости, а также искусство защиты и осады городов.

Его Механика состоит в общей сложности из девяти книг, которые, взятые вместе, обобщают большую часть мировых знаний о различных устройствах и технологиях за его время. Хотя не все его сочинения сохранились, Филон повторяет и ссылается на предыдущие работы с достаточной частотой, чтобы большинство его идей, если не его точные слова, остались.

Помимо своих технологических достижений, Филон внес еще один вклад в математику: описание метода дублирования куба.Этим он имел в виду построить куб, объем которого ровно в два раза превышает объем данного куба. На самом деле это достижение было вызвано не столько интеллектуальным интересом, сколько практическим применением для создания катапульты, но метод решения проблемы действительно помог продвинуть математику и заслуживает признания.

Хотя известно, что Филон написал другие произведения, они не сохранились. Тем не менее, Механика кажется его самой важной работой, и это, безусловно, единственная, на которую ссылаются после его смерти в возрасте около 60 лет.

P. ANDREW KARAM

Наука и ее времена: понимание социальной значимости научных открытий

Византийская наука

Ее богатые историографические традиции сохранили древние знания, на которых были построены великолепные достижения искусства, архитектуры, литературы и техники.

Математика

Византийские ученые сохранили и продолжили наследие великих древнегреческих математиков и применили математику на практике.В ранней Византии (5-7 века) архитекторы и математики Исидор Милетский и Анфемий Траллский использовали сложные математические формулы для строительства великого храма Святой Софии, великолепного технологического прорыва для своего времени и столетий спустя благодаря его поразительной геометрии. , смелый дизайн и высота. В поздней Византии (IX – XII века) математики, такие как Майкл Пселл, рассматривали математику как способ интерпретации мира.

Классические и церковные исследования

Византийская наука была, по сути, классической наукой.[ ссылка на веб-сайт | url = http: //historymedren.about.com/gi/dynamic/offsite.htm? Zi = 1 / XJ / Ya & sdn = historymedren & cdn = education & tm = 7 & f = 00 & tt = 14 & bt = 0 & bts = 0 & zu = http% 3A // www.med.virginia.edu / hs-library / Historical / antiqua / texte.htm | title = Византийская медицина — Венский Диоскурид | accessdate = 2007-05-27 | format = | work = Antiqua Medicina | publisher = University of Virginia ] Таким образом, византийская наука во все периоды была тесно связана с древне-языческой философией и метафизикой.Несмотря на некоторую оппозицию языческому обучению, многие из наиболее выдающихся ученых-классиков занимали высокие посты в Церкви. Наиболее заметные возражения включают убийство языческого философа Гипатии Александрийского (415 г.), закрытие Платонической академии в 529 г., обскурантизм Космы Индикоплевста, осуждение Иоанниса Италоса (1082 г.) и Георгиоса Плетона за их преданность античная философия. Письма античности никогда не переставали культивироваться в Византийской империи из-за импульса, данного классическим исследованиям Афинской академии в 4-5 веках, активности Александрийской философской академии и услуг Университета им. Константинополь, который занимался исключительно светскими предметами, исключая теологию, [] Факультет состоял исключительно из философов, ученых, риторов и филологов ( цитировать книгу | last = Tatakes | first = Vasileios N.| соавторы = Мутафакис, Николас Дж. | title = Византийская философия | год = 2003 | publisher = Hackett Publishing | isbn = 0-872-20563-0 | pages = 189 ) ], который преподавался в Патриархальной академии. Даже последний предлагал обучение древней классике и включал литературные, философские и научные тексты в свой учебный план. Монашеские школы концентрировались на Библии, богословии и литургии. Таким образом, монашеские скриптории приложили большую часть своих усилий к транскрипции церковных рукописей, в то время как древне-языческая литература транскрибировалась, обобщалась, извлекалась и комментировалась мирянами или просвещенными епископами, такими как Фотий, Арета Кесарийский, Евстафий Фессалоникский и Базилий Висарион. .[ цитировать журнал | last = Anastos | first = Milton V. | authorlink = | coauthors = | year = 1962 | month = | title = История византийской науки. Отчет о симпозиуме в Думбартон-Окс в 1961 году | journal = Dumbarton Oaks Papers | volume = 16 | issue = | pages = 409–411 | id = | url = http: //links.jstor.org/sici? Sici = 0070-7546 (1962) 16% 3C409% 3ATHOBSR% 3E2.0.CO% 3B2-0 | accessdate = 2007-05-27 | quote = | doi = 10.2307 / 1291170 ]

Византийская и исламская наука

Во время В средние века между византийской и исламской наукой часто происходил обмен работами.Византийская империя изначально предоставила средневековому исламскому миру древние и раннесредневековые греческие тексты по астрономии, математике и философии для перевода на арабский язык, поскольку Империя была ведущим центром научных исследований в регионе в раннем средневековье. Позже, когда арабская и другие мусульманские культуры стали центрами научных знаний, византийские ученые, такие как Грегори Чониадес, перевели арабские тексты по исламской астрономии, математике и естествознанию на средневековый греческий язык, включая работы Джафара ибн Мухаммада Абу Ма’шара аль-Балхи, Ибн Юнус, аль-Хазини (мусульманский ученый византийского греческого происхождения), Дэвид Пингри (1964), «Грегори Чиониадес и палеологанская астрономия», «Записки Думбартон Оукс» 18 : 135-60] Мухаммад ибн Муса аль-Хваризми [ citation | title = Обзоры: «Астрономические труды Грегори Хиониадеса, Том I: Зидж аль-Алаи» Грегори Чиониадес, Дэвид Пингри; «Руководство по арабо-византийской астрономии XI века» Александра Джонса | первый = Дэвид А.| last = King | journal = Isis | volume = 82 | issue = 1 | date = March 1991 | pages = 116-8 ] и Насир ад-Дин ат-Туси среди других. Были также некоторые византийские ученые, которые использовали арабскую транслитерацию для описания определенных научных понятий вместо эквивалентных древнегреческих терминов (например, использование арабского «талеи» вместо древнегреческого «хозоскопус»). Таким образом, византийская наука сыграла важную роль не только в передаче древнегреческих знаний в Западную Европу и исламский мир, но и в передаче арабских знаний в Западную Европу, например, в передаче пары Туси, которая позже появилась в работе Николая. Коперник. cite web | author = George Saliba | title = Исламская наука и создание Европы эпохи Возрождения | date = 2006-04-27 | url = http: //www.loc.gov/today/cyberlc/feature_wdesc.php? Rec = 3883 | accessdate = 2008-03-01 ] Византийские ученые также познакомились с Сасанидской и индийской астрономией через цитаты в некоторых арабских трудах.

Гуманизм и Возрождение

В XII веке византийцы представили свою модель раннего гуманизма как возрождение интереса к классическим авторам.Византийский гуманизм нашел свое наиболее характерное выражение в Евстафии Фессалоникийском. Татакс-Мутафакис, «Византийская философия», 110]. В XIII и XIV веках, в период интенсивной творческой активности, византийский гуманизм достиг своего апогея и продемонстрировал поразительную аналогию с мировоззрением. современный итальянский гуманизм. Византийский гуманизм верил в жизнеспособность классической цивилизации и ее наук, и его сторонники занимались научными науками. Татакес-Мутафакис, «Византийская философия», 189].

Несмотря на политический и военный упадок последних двух столетий, Империя пережила расцвет науки и литературы, часто описываемой как «палеологическое» или «последнее византийское Возрождение». цитировать книгу | last = Робинс | first = Роберт Генри | authorlink = | coauthors = | title = Византийские грамматики: их место в истории | year = 1993 | publisher = Walter de Gruyter | location = | isbn = 3-110-13574 -4 | Chapter = Chapter I | pages = 8 ] Некоторые из самых выдающихся представителей этой эпохи: Максим Планудес, Мануэль Мошопул, Деметриус Триклиний и Томас Магистр. Академия в Трапезунде стала известным центром изучения астрономии и других математических наук, а медицина вызвала интерес почти всех ученых.В последнем веке Империи византийские грамматики были теми, кто лично отвечал за то, чтобы лично и написать древнегреческие грамматические и литературные исследования в Италии раннего Возрождения, и среди них Мануэль Хризолорас участвовал в так и не состоявшемся союзе церквей.

ee также

* Византийские ученые в эпоху Возрождения
* Список византийских ученых
* Наука в средние века
* Исламская наука

Ссылки

с чего начать и где искать — Роджер Пирс

С чего начать, если мы хотим узнать о византийской науке? Ну что ж, начни здесь!

История науки в Византийской империи — область исследований, которой не уделяется должного внимания, даже в большей степени, чем та же тема в древнем мире.Он пострадал, потому что немногие ученые со знанием языка также обладают пониманием научной области. Кроме того, до недавнего времени византийскими исследованиями не уделялось должного внимания, поскольку их предмет считался всего лишь производным от древних работ. Но это всегда было чрезмерным упрощением, не в последнюю очередь потому, что только 5% византийских научных работ, сохранившихся в рукописи, были опубликованы.

Византийскую науку можно определить как изучение истории знания предметов, которые сегодня в основном входят в состав факультетов естественных наук в период с 500 по 1453 год.Это в основном состоит из работы с авторами и источниками, переданными в рукописях, поскольку с того периода сохранилось мало научных инструментов. Источники состоят как из практических руководств «как делать вещи», так и из более теоретических трактатов.

Вводные статьи

  • Карл Фогель, «Византийская наука», в: Кембриджская история средневековья , том 4, часть 2 (отредактированное издание Дж. Хасси), 1967, стр.264-305. Онлайн здесь (PDF, 11 Мб). [1] Это 40 страниц, на которых дается обширный обзор основных византийских ученых и их работ.К сожалению, он был написан в период, когда византийские исследования в целом отвергались как производные и не представляющие особого интереса. Но материал, представленный Фогелем, на самом деле противоречит общепринятой в то время мудрости, что легко увидеть. Хотя библиографии не так много.
  • H. Hunger, Die hochsprachliche profane Literatur der Byzantiner . 2 тома, Серия: Handbuch der Altertumswissenschaft, XII.5 (Мюнхен, 1978). Нас интересует второй том. Он содержит главы по математике и астрономии (астрология), естественным наукам (зоология, ботаника, гранильца, алхимия) и медицине и дает библиографию по каждой из них.К сожалению, это на немецком языке. Но я считаю, что это можно понять с помощью Google Translate.
  • Энн Тихон, «Счисление и наука», In: Oxford Handbook of Visantine Studies , 2009, p.803-819. Краткое введение. Включает полезную библиографию.
  • Энн Тихон, «Наука в Византийской империи», в: Lindberg D.C., Shank M.H. (ред.), Кембриджская история науки , Vol. 2: Средневековая наука, Cambridge University Press (2013), стр.190-206. Краткое введение.
  • М. Мавроуди, «Наука, Византийский», в: Roger Bagnall & c (eds), Энциклопедия древней истории , Blackwell (2013), стр. 6063-6065. Краткий двухстраничный обзор текущих взглядов на эту область плюс полезная библиография.

В заключение процитируем Энн Тихон из ее статьи Cambridge History of Science :

В области византийской науки так много текстов остаются неотредактированными или просто игнорируются, что нельзя претендовать на полное описание византийских научных достижений.Тем не менее, можно сказать, что научные усилия Византии часто недооценивались современными историками науки. Хотя византийские ученые были глубоко озабочены сохранением бесценного научного наследия древности, они также были восприимчивы к прогрессу, достигнутому их ближайшими соседями, особенно арабскими, персидскими или еврейскими учеными. Европейское Возрождение обязано усилиям византийских ученых сохранить основные научные тексты античности.Но они сделали гораздо больше, чем просто скопировали древнее наследие во многих рукописях. Они поддерживали его, пытаясь точно понимать тексты, делая новые издания, тренируясь в математических процедурах или геометрических демонстрациях, и бесконечно комментируя и объясняя математические трактаты, астрономические таблицы и музыкальные теории. Особенно это касается астрономии.

Византийские солнечные часы

Нравится:

Нравится Загрузка …

образование | Определение, развитие, история, типы и факты

Образование , дисциплина, которая касается методов преподавания и обучения в школах или школьной среде в отличие от различных неформальных и информальных средств социализации (например,g., проекты развития сельских районов и образование через отношения между родителями и детьми).

Популярные вопросы

Что такое образование?

Образование относится к дисциплине, которая связана с методами преподавания и обучения в школах или школьной среде, в отличие от различных неформальных и информальных средств социализации.

Каким было образование в древних Афинах?

Примерно с конца 7-го или в течение 6-го века Афины стали первым городом-государством в Древней Греции, отказавшимся от образования, ориентированного на будущие военные обязанности.Эволюция афинского образования отражала эволюцию самого города, который двигался в сторону все большей демократизации.

Как социальный класс влияет на уровень образования?

Исследования показали, что образование является самым сильным фактором, определяющим профессиональный статус человека и шансы на успех во взрослой жизни. Однако корреляция между социально-экономическим статусом семьи и успеваемостью или неуспеваемостью в школе, по-видимому, увеличилась во всем мире. Долгосрочные тенденции показывают, что по мере индустриализации и модернизации общества социальный класс становится все более важным в определении результатов образования и профессиональной подготовки.

Когда образование стало обязательным?

Какие существуют альтернативные формы обучения?

Альтернативные формы обучения появились с конца 20 века, такие как дистанционное обучение, домашнее обучение и многие параллельные или дополнительные системы образования, часто обозначаемые как «неформальные» и «популярные». Религиозные учреждения также обучают молодых и старых в одинаковой степени священным знаниям, а также ценностям и навыкам, необходимым для участия в местных, национальных и транснациональных обществах.

Предлагают ли школьные ваучеры учащимся доступ к лучшему образованию?

Школьные ваучеры — горячо обсуждаемая тема в Соединенных Штатах. Некоторые родители получателей ваучеров сообщили о высоком уровне удовлетворенности, и исследования показали, что количество выпускников ваучеров увеличилось. Однако некоторые исследования показали, что учащиеся, использующие ваучеры для посещения частных школ вместо государственных, не показывают значительно более высоких уровней академической успеваемости. Узнайте больше на ProCon.орг.

Образование можно рассматривать как передачу ценностей и накопленных в обществе знаний. В этом смысле это эквивалентно тому, что социологи называют социализацией или инкультурацией. Дети — независимо от того, рождены ли они среди племен Новой Гвинеи, флорентийцев эпохи Возрождения или среднего класса Манхэттена — рождаются без культуры. Образование предназначено для того, чтобы направлять их в изучении культуры, формировании их поведения в соответствии с образами взрослой жизни и ориентации на их возможную роль в обществе.В самых примитивных культурах формального обучения часто мало — мало того, что обычно называют школой, классами или учителями. Вместо этого вся среда и все виды деятельности часто рассматриваются как школа и классы, и многие или все взрослые действуют как учителя. Однако по мере того, как общества становятся более сложными, количество знаний, передаваемых от одного поколения к другому, становится больше, чем может знать любой человек, и, следовательно, должны развиваться более избирательные и эффективные средства культурной передачи.Результатом является формальное образование — школа и специалист вызывают учителя.

По мере того, как общество становится все более сложным, а школы становятся все более институционализированными, образовательный опыт становится все менее напрямую связанным с повседневной жизнью, меньше является вопросом демонстрации и обучения в контексте повседневного мира и все больше абстрагируется от практики, в большей степени извлекать, рассказывать и изучать вещи вне контекста. Такая концентрация обучения в формальной атмосфере позволяет детям узнать больше о своей культуре, чем они могут сделать, просто наблюдая и подражая.По мере того как общество постепенно придает все большее значение образованию, оно также пытается сформулировать общие цели, содержание, организацию и стратегии образования. Литература наполняется советами по воспитанию подрастающего поколения. Короче говоря, развиваются философии и теории образования.

В этой статье обсуждается история образования, прослеживается эволюция формального обучения знаниям и навыкам от доисторических и древних времен до наших дней, а также рассматриваются различные философии, которые вдохновили возникшие системы.Другим аспектам образования посвящен ряд статей. Для рассмотрения образования как дисциплины, включая организацию образования, методы преподавания, а также функции и подготовку учителей, см. преподавание; педагогика; и педагогическое образование. Для описания образования в различных специализированных областях, см. историография; юридическое образование; медицинское образование; наука, история. Для анализа философии образования, см. образование, философия.Для изучения некоторых из наиболее важных вспомогательных средств в образовании и распространении знаний, см. Словарь ; энциклопедия; библиотека; музей; печать; издательство, история. Некоторые ограничения свободы образования обсуждаются в цензуре. Для анализа характеристик зрачка: см. интеллект, человек; теория обучения; психологическое тестирование.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

Образование в примитивных и ранних цивилизованных культурах

Термин образование может применяться к примитивным культурам только в смысле инкультурации, то есть процесса культурной передачи.Первобытный человек, культура которого представляет собой совокупность его вселенной, имеет относительно фиксированное чувство культурной преемственности и безвременья. Модель жизни относительно статична и абсолютна, и она передается от одного поколения к другому с небольшими отклонениями. Что касается доисторического образования, его можно сделать вывод только из образовательных практик в сохранившихся примитивных культурах.

Таким образом, цель примитивного образования состоит в том, чтобы научить детей становиться хорошими членами своего племени или группы.Особое внимание уделяется обучению гражданственности, потому что первобытные люди очень озабочены развитием индивидов в качестве членов племени и глубоким пониманием их образа жизни во время перехода от препубертатного возраста к постпубертатному.

Из-за разнообразия бесчисленных тысяч примитивных культур трудно описать какие-либо стандартные и единообразные характеристики препубертатного образования. Тем не менее некоторые вещи обычно практикуются в культурах.Дети фактически участвуют в социальных процессах взрослой деятельности, и их совместное обучение основано на том, что американский антрополог Маргарет Мид назвала сочувствием, идентификацией и подражанием. Первобытные дети до достижения половой зрелости учатся, выполняя и соблюдая основные технические приемы. Их учителя не чужие, а их непосредственное сообщество.

В отличие от спонтанных и довольно нерегулируемых имитаций в доубертатном образовании, постпубертатное образование в некоторых культурах строго стандартизировано и регулируется.Преподавательский состав может состоять из полностью посвященных мужчин, часто неизвестных посвященному, хотя они являются его родственниками в других кланах. Посвящение может начаться с того, что посвященного внезапно отделяют от его семейной группы и отправляют в уединенный лагерь, где он присоединяется к другим посвященным. Цель этого разделения — отвлечь глубокую привязанность посвященного от его семьи и установить его эмоциональную и социальную якорь в более широкой паутине его культуры.

Начальный курс обучения обычно не включает практических предметов.Вместо этого он состоит из целого набора культурных ценностей, племенной религии, мифов, философии, истории, ритуалов и других знаний.