Человек социальное существо потому что: существо биологическое или социальное?» – Яндекс.Кью

Содержание

Психолог оценила разрешение вернуть с удаленки работников в Москве | Новости | Известия

Люди скорее обрадуются возвращению в офис после длительной работы из дома, чем испытают стресс, рассказала «Известиям» психолог Анна Карташова в среду, 27 января.

Ранее в этот день московские власти ослабили часть принятых ранее из-за ситуации с коронавирусом ограничений. В частности, перестало быть обязательным требование о переводе не менее 30% сотрудников в режим дистан­ционной работы. При этом возвращать работников в офисы или оставить на удаленке, продолжат решать руководители конкретных предприятий и организаций.

Человек — это социальное существо, которому необходима эмоциональная обратная связь, вызывающая у него эмоциональный отклик, отметила Анна Карташова.

«Маленькие эмоции мы получаем практически в любом диалоге, даже если тебя просто о чем-то попросил коллега. Более сильные эмоции мы получаем, когда нас хвалят при коллегах, потому что, если тебя похвалил человек на работе, это гораздо приятнее, чем если тебе в письме написали, какой ты молодец — вчера хорошо поработал. И выходя на работу, мы наконец получаем доступ к этому давно перекрытому источнику», — сказала психолог.

В целом же все сообщения информативного характера, например электронное письмо или WhatsApp-отправление остаются для человека сухим текстом и не вызывают необходимых эмоций.

В то же время выход на работу может оказаться стрессовым для тех, кто не любит свою работу, обратила внимание специалист.

«Но это не из-за того, что человек выходит на работу с удаленки в офис, а из-за того, что он просто не удовлетворен своей работой, не любит коллектив и людей, с которыми работает», — подчеркнула Карташова.

Психолог также не рекомендовала заранее пытаться подстроить режим сна под работу в офисе.

«Что касается налаживания сна, природу насиловать не нужно. Если у вас будет необходимость ходить на работу к определенному времени, то через некоторое время ваш организм будет выбирать те часы сна, которые ему необходимы. Вам просто будет хотеться спать раньше, чем пока вы были на удаленном режиме, — просто потому, что у вас теперь другое время пробуждения.

Поэтому здесь организм адаптируется под реальность, а не наоборот», — добавила специалист.

Что касается зимнего времени года, то люди переносят его тяжелее, чем летнее, когда тепло, длинный световой день, ясно и нет осадков. Однако влияние зимы на человека по сравнению с пандемией ничтожно, заключила психолог.

Помимо разрешения вернуть всех работников с удаленки в Москве отменили ограничения на работу предприятий общественного питания, ночных клубов, баров, дискотек, караоке, боулингов и других организаций индустрии отдыха и развлечений с 23:00 до 6:00.

Однако эти заведения по-прежнему должны соблюдать требования по рассадке посетителей и соблюдению санитарного режима, установленные Роспотребнадзором. Решение о дальнейшем формате обучения в вузах, подведомственных правительству Москвы, примут до 6 февраля. Ранее, 25 января, в Минобрнауки допустили возврат вузов с удаленки в ближайшее время.

Президент России Владимир Путин в ходе встречи с учащимися вузов по случаю Дня российского студенчества заявил, что дистанционное обучение в российских вузах является исключительно временной мерой, введенной в связи с распространением коронавирусной инфекции в стране.

Глава государства отметил, что ситуация с коронавирусом в России стабилизируется, в связи с чем появилась возможность аккуратно снимать ранее введенные ограничения.

Единство природного и социального бытия человека

Природное бытие человека представляет собой единый субстантивный мир, вписанный в целостность природы и выражает естественную порождённость человека и его непосредственную связь и близость всему сущему. Оно определяется как первоначальная сущность индивида; как то, что существенно для него с самого начала его происхождения. Природный человек, или индивид, выступает как морфологически замкнутый тип, обладающий статистическими характеристиками. В истории философии природу человека часто отождествляли с человеческой сущностью, осмысливаемой в различных противоречащих друг другу характеристиках человеческого бытия, несовместимость которых не позволяет найти некую общую «сущность» человека и, исходя из неё, однозначно установить единство и целостность его бытия.

Сущность сводили к разумности и к бессознательно-либидным структурам, к моральности и воле к власти, символичности и практической деятельности, к игре и религиозности. Схоластика, например, усматривала в дуализме сущности и существования коренную раздвоенность и ущербность природного (сотворённого) универсума, снимаемых лишь в боге. В силу такой раздвоенности вещь не может представляться как самосущая, себе тождественная, ибо её существование детерминировано трансцендентным началом. Ф. Аквинский для осмысления догмата творения поставил сущность человека в зависимость от его существования, данного ему богом.

Существование и сущность человека тесно связаны, как связаны природное основание человеческого бытия и его ценностно-культурные формы, в созидании которых сущность проявляется и оформляется. Существование человека – это природное основание его сущности, которая раскрывается через многообразие специфически человеческих проявлений и воплощений и в своём самобытном существовании является неисчерпаемой.

Существование есть реальный процесс жизнедеятельности людей, встроенности человека в связи и отношения мира, пребывания в пространственно-временных координатах, воспроизведения и участия в процессе жизни. Сущность указывает на то, что представляет собой бытие в своих качественных проявлениях.

Натуралистические школы абсолютизировали законы естественной необходимости и спроецировали их на высшие онтологические формы человеческого существования. Человек рассматривается ими как существо, жёстко детерминированное природными факторами, а сама природа выступает в качестве единственного и непогрешимого источника объективной разумности и закономерности, основополагающей причины всех целей и идеалов человека. Предполагается, что природа человека, его сущность не содержат в себе ничего специфического и в принципе отличного от объективных закономерностей и явлений внешнего мира. Под природой человека философы Нового времени понимали изначальную устойчивую структуру, из которой проистекают законы человеческого поведения и реагирования.

Природа человека, по их мнению, есть совокупность врождённых свойств и способностей, обеспечивающих его жизнь в мире как телесного существа, подчиняющегося природным законам. Как сугубо природное существо человек полностью зависим от требований естественной необходимости. Человеческая природа, взятая сама по себе, как комплекс устойчивых, неизменных в своей основе черт, как ограниченная в форме своих проявлений, не подчиняется социокультурным различиям и оценкам: она ни добрая, ни злая; ни истинная, ни ложная; ни красивая, ни безобразная.

Натурализм сыграл большую роль в преодолении теологического воззрения на мир, поскольку полагал, что человеческая природа абсолютно одинакова у всех народов, во всех культурах и во все времена, и сама по себе самодостаточна, не нуждается в чём-то трансцендентном. Мысль о всеобщей закономерной связи человека и природы внушает отдельному индивиду чувство стабильности, устойчивости и содействует объединению всех людей в целостном мире природы.

Только то знание, которое имеет свою твёрдую основу в общих законах человеческой природы, может быть разделено с кем-либо другим. Следствием из этой мысли является идея о том, что между интересами людей не может быть конфликтов и противоречий, поскольку то, что для одного составляет доброе и полезное, тем же является и для другого.

Натурализм составляет основу новоевропейского историцизма, согласно которому «разумность природы» обнаруживается в поступательном движении истории и развитии общества, а природные свойства человека являются конечным гарантом благости его «естественных устремлений». За всеми представлениями о природной обусловленности человеческого бытия, истории скрывается мысль о важности и сущностном значении природных законов, качеств и свойств для культурного развития личности. Фактически натурализм «построен на игнорировании того, что к бытийственным содержаниям, действительно превышающим горизонт человечески-земной истории (и в этом смысле над – историческим), можно добраться и приобщиться не иначе, как тщательно и последовательно прорабатывая всё конкретное богатство исторического бытия»1.

Натурализм как философская позиция по отношению к миру отождествляет всё сущее с телесной природой, отвергая понимание природы как части многоуровневого бытия. В конечном счёте, он редуцирует социальное к биологи­ческому, изымает из философского знания традиционные метафизические проблемы, которые в силу их высокой абстрактности и надприродной сущности не могут получить окончательного решения. Адекватное описание человеческого бытия не укладывается в рамки способов детерминации, действующих в природном мире. Натуралистические теории определяют духовную жизнь человека как результат усложнения форм природного мира, но духовное развитие и моральное совершенствование человека не сводится к объективным процессам, поскольку принадлежат к иному уровню бытия и определяются не пассивным отражением природных импульсов, а требуют напряжения человеческой воли. Качественная идентификация социальных и природных процессов приводит к тому, что социальная реальность расценивается как чисто внешняя, объективированная по отношению к человеку сфера, в которой действуют внесубъектные природные ценности, которая является первозданной естественной основой и исходя из которой получают объяснения результаты человеческой дея­тельности.

Кант подверг критике натуралистические представления о человеке (хотя эта заслуга приписывается Дж. Муру). Специфика самодетерминации человека усматривается Кантом в его способности определять свои действия, руководствуясь разумом, в отличие от природной обусловленности поведения, когда человек подчиняется естественным чувствам, аффектам (как утверждали сторонники теории нравственных чувств). Кант стремится выявить качественное отличие социально-культурной организации от природной, показать специфику исторического, собственно человеческого бытия и обнаруживает её в разумной и духовно-нравственной природе человека. Подлинное бытие – это предназначение и долженствование, а не действительное положение вещей2. С этой точки зрения оказывается, что истинные характеристики человеческого бытия – свобода, выбор, верность себе – это не имманентные, присущие изначально человеку способности, а императив, который каждый ещё должен реализовать.

В современной западной философии преодоление представления о человеке, обладающем значимой первозданной природой, идёт не по линии рационализма или историзма, а путём лишения природы человека какой бы то ни было конкретной определённости. Наряду с натуралистическим и антинатуралистическим осмыслениями человеческой сущности, можно выделить ещё одно противопоставление: субстанциалистское и экзистенциалистское толкования человека. Для субстанциализма мир выступает как бытие в себе, как некая субстанция, которая лишь раскрывается человеку, а сам человек интерпретируется как модус субстанции с устойчивостью её качеств, безличной всеобщностью и поэтому доступный научному познанию. Главное возражение оппонентов субстанциализма заключается в том, что субстанция есть позиция всепронизывающего детерминизма, с точки зрения которого нельзя обосновать специфику собственно человеческого бытия, его творческую сущность, свободу и моральную ответственность. Например, экзистенциализм трактует человека как подвижную, открытую и уникальную реальность. По мнению Ясперса, человек является подлинной формой жизни, а не чем-то, «развившемся» из животного. «Человека нельзя выводить из чего-то другого, он – непосредственная основа всех вещей… Все виды зависимости в мире и все процессы биологического развития затрагивают как бы вещество человека, но не его самого»3.

Человек как социальное существо не противостоит природно-биологической форме своего существования, которая выступает в качестве предпосылки и основы его дальнейшего развития. «Человек является непосредственно природным существом. В качестве природного существа …он… наделён природными силами, жизненными силами, являясь деятельным природным существом; эти силы существуют в нём в виде задатков и способностей, в виде влечений…»4 Биологическое можно рассматривать как форму человеческого существования, которая в процессе развития наполняется социальным содержанием. В процессе их взаимодействия биологическое выступает как начало консервативное, ограничивающее возможности человека: по целому ряду параметров адаптивные способности человека близки к исчерпанию (физические и психологические факторы связаны с загрязнением среды обитания, увеличением нервных нагрузок, стрессовых ситуаций).

Конечной целью всех многосложных реакций человека является самостабилизация (то есть поддержание внутренней среды организма в равновесном состоянии), достигаемая посредством негативных обратных связей, которые элиминируют возмущения среды. Этот принцип, названный гомеостазисом и свойственный всем сложным саморегулирующимся системам (какой является и психофизическая система человека), заключается в поддержании существенно важных для сохранения системы параметров в допустимых пределах через абсорбирование возмущений среды, а также в противодействии поступающей из неё информации, нарушающей устойчивость основных элементов человеческого организма. Поддержание гомеостазиса происходит посредством удовлетворения природных потребностей и обеспечения психофизиологического благополучия, с которыми человек так или иначе соотносит свою деятельность и, исходя из которых, формирует свою социальную жизнь.

Природа играет большую роль в организации общественной жизни, поскольку представляет собой основание многообразных путей развития человека как социального существа, во многом зависящих от его природно-инди-видуальных задатков. Как основа бытия природа задаёт человеку определённые границы (их подвижность определяется его творческими усилиями), в рамках которых идёт поиск максимальных возможностей самоосуществления. Природное бытие человека имеет наивысшую модальность (необходимость и действительность), наиболее полную феноменальную проявленность и определённость и более узкую область возможностей, чем сфера духовного и культурного бытия. Человек прячется от трудностей свободного выбора и неразрешимых жизненных проблем с целью самовыживания в пространстве естественного существования, не предполагающего существенных усилий и претензий на особую духовную субъективность.

Многие философы считали, что природа является образцом для истинной деятельности человека, ведь она во многом определяет характер человеческого поведения. По мнению Э. Кассирера, вслушивание в «голос земли», неосознанное подражание животным, более прочно укоренённым в природе, помогло человеку приспособиться к окружающей среде, выработать определённые формы бытия, системы смыслов и ориентиров, дополнить природную «не-достаточность» культурными способами жизнеустройства. Вещественная укоренённость и природная инкорпорированность человека сочетаются с чрезвычайной пластичностью его натуры, способной адаптироваться к постоянно изменяющейся среде5.

Парадоксальность связи человека со своим непосредственным природным началом заключается в том, что принимая и используя его как необходимое жизненное условие, человек стремится не только познать свою натуру, но и встать над собственной природой, преодолеть её через социализацию и приобретение высших духовных качеств. Всякое природное свойство индивида оказывается социально преобразованным; воспитательный процесс, осуществляемый обществом, направлен на ограничение и трансформацию его природных импульсов. Теория «обществен-ного договора» акцентирует внимание на утилитарном подходе общества к природным задаткам человека: оно подавляет те формы, которые угрожают его существованию и использует те, что способствуют социальным целям.

Социальное выступает в качестве фундаментальной основы детерминации всех важнейших форм проявления жизни, преобразующей природные связи в специфически человеческие, культурные отношения. Даже простейшие человеческие акты (прямохождение, формирование языка, использование орудий труда) носят социальный характер и являются результатом развитого культурой потенциально богатого природного материала. Законы природного бытия проявляют себя в человеческой жизни опосредованно, в различных превращённых формах. Взаимодействие социального и биологического бытия никогда не может считаться законченным и выступать в завершённой форме. Их единство состоит в бесконечном наполнении биологического социальным содержанием, в опосредовании и преобразовании природного общественными формами, поскольку человеческие предметы не являются природными в том виде, как они непосредственно даны в природе. Биологические структуры и функции под воздействием социальных факторов (в частности, трудовой деятельности) претерпели модификацию и достигли более высокого уровня развития, нежели у представителей животного мира. Они «очеловечились», стали социализированными и уже не выступают в «чистом» виде. Через человека происходит одухотворение природного мира, в человеке пересекаются все круги бытия: в нём встречаются и дополняют друг друга культура и природа. «…Природа с господствующим в ней слепым интеллектом или инстинктом, – писал С. Булгаков, – только в человеке осознаёт себя, становится зрячею. Природа очеловечивается, она способна стать периферическим телом человека, подчиняясь его сознанию и в нём осознавая себя. В этом смысле человек есть центр мироздания…»6

Человек никогда не сталкивается с природой один на один; отношение человека к природному миру всегда опосредуется его отношением к обществу, его социальными навыками, умением, знаниями, почерпнутыми им из общей кладовой социально-исторического опыта человечества. Приращение в человеке сверхбиологического состоит в том, что появляются функции сугубо социальные (труд, сознание, язык, мораль) и происходит социализация биологических черт и свойств. Человеческие биологические органы чувств воспринимают внешний мир с точки зрения социальных ценностей. Биологическое начало социализируется в человеке в том смысле, что человек развивает и направляет свои природные качества в русло потребностей социальной жизни. Социальное, преобразуя биологическое с учётом индивидуальных задатков человека, определяет его целостную интегральную природу. Уровень развития общества во многом зависит от того, насколько оно предоставило человеку возможность гармоничнее и полнее раскрыть свои положительные природные свойства.

В собственно человеческих, то есть ценностно-ориен-тированных, действиях, следующих нормам, правилам и отличающихся от целенаправленных поведенческих актов других представителей природного мира, всегда присутствует некая установка на то «как должно быть», в них наличествует элемент долженствования, констатирующий зазор между реальностью и идеалом. Протест против несправедливости или бессмысленности ситуаций человеческого пребывания в мире есть ясное выражение неприятия существующего фактического положения дел, потому что с точки зрения выработанных человечеством принципов этого «не должно быть». Духовно-нравственное развитие человека – это социальный процесс, не имеющий какой-то биологической детерминированности; у низших животных можно обнаружить различные чувства, впечатления, любопытство, внимание, память, но морально-нравственные задатки стыда, совести или долга у животных отсутствуют. Человечество создало систему табу как основу социальных норм и обеспечило возможность коллективной памяти и, следовательно, общественного развития.

Биологическое в человеке предстаёт не как параллельный и абсолютно автономный по отношению к социальному бытию мир, а располагается в самой сфере социального как его исток и фундаментальная основа. Природа выступает в качестве начального уровня иерархического бытия человека, который заключает в себе необходимые естественные свойства, являющиеся одновременно и частью природы и её высшим продуктом. «Человеческая сущность природы существует только для общественного человека; ибо только в обществе природа является для человека звеном, связывающим человека с человеком, бытием его для другого и бытием другого для него, жизненным элементом человеческой деятельности; только в обществе природа выступает как основа его собственного человеческого бытия»7. Человек созидает культурный и социальный мир на природном ландшафте, выступающим его матрицей, местом действия и материалом опредмечивания духовных актов, поэтому прелиминарное исследование природного бытия человека имеет существенное значение для осмысления его целостности.

Конечная цель всех философских вариантов всеобщей эволюции и антропогенного преобразования мира состоит в формировании нового типа человека, не ограничивающегося своей телесностью и стремящегося к гармонии с собой и окружающим миром, а общий мотив их заключается в стремлении рассматривать человеческие проблемы в контексте эволюционного миропонимания, что требует целостного осмысления человеческого бытия. Только через познание природных законов и естественных форм существования вещей человек сможет целостным образом использовать свои природные сущностные силы и развивать технологические средства освоения мира, но этот процесс должен контролироваться высшими познавательными практи-ками при приоритете духовно-нравственных структур бытия. «Социальный феномен – кульминация, а не ослабление биологического феномена», – полагал Тейяр де Шарден8. Природа для человека является исходным пунктом существования, над которым надстраивается мир культурных форм и различных многоуровневых образований (норм, ценностей, символов), содержащих в себе нечто иное, чем биологические формы бытия. Человеческий универсум способен развёртываться в более целостную систему за счёт расширенной ценностной ассимиляции всего природного. Природный мир включается в сферу притяжения социума и выделяется как особый целостный мир под воздействием развития цивилизации и форм человеческой деятельности.

Одной из причин нарастающего драматизма в истории человечества является преждевременная, репрессивная, искусственно фиксирующая естественный ход событий активность, которая приводит к деформации целостности человеческого бытия и универсума. Это проницательно было замечено даосами, которые своим учением о недеянии пытались предохранить человека от насилия над природой. Даоские мудрецы едва ли не самыми первыми поставили вопрос о цене познания, результаты которого могут быть использованы во зло. Интенции рационального компонента субъективности, не опосредованные ценностными, нормативными формами, способны нарушить гармонию мира, а знания, превышающие объём и качество человеческой практики, не подкреплённые духовно-нравственными факторами, чреваты опасностью хаотизации внешнего и внутреннего миров. Не случайно в глубокой древности некоторые виды полученных знаний табуировались или передавались из поколения в поколение жрецами. Практика утаивания ими особо значимых знаний о человеке и мире таит в себе стремление сохранить человеческую общность и целостность человеческого духа и бытия. Результатом метафизической рефлексии и стал идеал недеяния, содержащий в себе идею отказа от активного вмешательства в естественные процессы Вселенной и тем самым поддерживающий гармонию мира.

Под влиянием активного вмешательства человека в окружающую среду в ней происходят соответствующие изменения, частота и степень воздействия которых кардинально меняется в пределах жизни одного поколения. И поскольку общество не успевает отреагировать на эти изменения адекватным образом, не успевает адаптироваться к новой ситуации, оно воспринимает это как глобальные проблемы, как конфликт локальных и универсальных структур, как исчезновение базовых ценностей цивилизации, размывание естественного пространства обитания человека. Проблема взаимодействия человека со сложными природными системами вынуждает рассматривать ситуацию и положение человека как требующих постоянного анализа и корректировки, учёта логики и характера человеческой деятельности. Возможность человека участвовать в эволюционном процессе определяется его способностью модифицировать свою позицию, творчески перерабатывать средства контакта с окружающими системами.

Общество ещё не успело обрести универсальное единство и целостность, но уже обнаружило, что порождённая им технология приобрела сверхглобальный характер, негативно влияющий на процессы его дальнейшего развития, и человеку в этой ситуации предстоит вести себя предельно осторожно, чтобы не спровоцировать социоприродную катастрофу. Человек, утративший свою сакральную целостность в обществе, практикующем по отношению к нему в основном репрессивные технологии, утверждается во внешнем мире через жестокое и антигуманное обращение с более слабыми и зависимыми от него объектами его действий, среди которых природа оказывается самым незащищённым. В природном универсуме человеческое предстаёт своими деперсонифицированными формами, а само природное становится инобытием отчуждённых качеств человека.

Многие современные философы высказывали озабоченность результатами современного научно-технического прогресса и непомерного вмешательства человека в природные процессы. М. Хайдеггер видел причину глобальных проблем в самой сущности человека, относящегося к природе как к материалу для удовлетворения своих потребностей, а к технике – как к средству раскрытия природных тайн. Техника, по его выражению, есть чучело человека, деятельность которого полностью просчитывается и контролируется. «…Сейчас под угрозой находится сама укоренённость сегодняшнего человека»9. Тоталитарный общественный строй есть следствие необузданного господства техники. Современный человек подвержен безумию своих произведений. «Существо техники грозит раскрытию потаенного, грозит той возможностью, что всякое раскрытие сведётся к поставляющему производству и всё предстанет в голой раскрытости состоящего в наличии»10. Техника всё глубже проникает в предметное бытие человека, функционируя по чуждым человеческой сущности законам. Способ преодоления последствий цивилизации заключается не в ограничении и обуздании технического прогресса, а в изменении технологического мировоззрения.

Классическая наука в изучении природных систем исходит из абстрактных объектов и схем человеческого мышления, чётко различая модели и процедуры человеческого измерения природы и природу как объект анализа. Приписывание предметам природы свойств человека происходит не непосредственным образом и не в прямом контакте, а опосредованно – через абстрактно-социальные формы; выражается косвенно – через инструменты и формы деятельности людей, опредмечиваемые в технических системах и машинах. В настоящее время формируется тип мышления и познания, совершающий процедуру своего рода деонтологизации человеческих форм бытия, когда находится достаточно определённая сфера, в которой человеческие модели выступают важнейшим инструментом эффективного взаимодействия.

Несмотря на то, что преобразованная человеком природная реальность интегрируется в систему социальной деятельности и приобретает надприродные, социетальные свойства, меняется лишь феноменологический пласт её бытия, но не существенные связи и отношения, которые неподвластны человеку. Природа всё более превращается в один из социокультурных элементов, и для своего поддержания требует разумного участия общества. Человек выступает в качестве одной из переменных экологической системы; от «качественной» деятельности людей во многом зависит сохранность природных структур и усовершенствование различных подсистем общества. Интенсификация личностной самореализации индивидов оказывается важным ресурсом в свете решения глобальных проблем: человек должен найти необходимый баланс различных структур и основание для их эффективного равновесия.

Структуры и формы человеческой деятельности проецируются на природные объекты, человеческие качества воплощаются в природном материале и предметы, создаваемые людьми, приобретают социальные качества. Эти созданные человеком предметы оцениваются не по их природным свойствам, а по качествам воплощённой в них человеческой деятельности. Человек живёт в созданной им самим техногенной среде, без существования которой он уже не может обходиться, что ставит его в зависимость от этой среды, трансформирует его потребности и заставляет в определении своего бытия руководствоваться в основном логикой практической адаптации. На основе связи природных и социальных форм он строит свои разумные отношения с миром. Человек относится к внешнему миру сквозь призму своих интересов и потребностей, он контактирует с природой опосредованно – через язык, схемы мышления, системы норм, и воспринимает её с точки зрения культурных ценностей. Предметы природного мира, которым придаются качества социальности, существуют и проявляются различным образом: кусок угля на земле, в руках художника или в печи – это один и тот же и вместе с тем различный по своим функциям и формам существования предмет.

Внешняя природа в целом – безграничное и непреходящее бытие, осваиваемое человеком частично, в силу своих возможностей и проектов. «…Природа является действительной природой человека; поэтому природа… есть истинная антропологическая природа»11. О природной идентификации и целостности природного бытия человек судит на основании общечеловеческого социально-исторического опыта. Мир произведённых человеком вещей представляет собой единство природного материала, с которым человек должен сообразовывать свои замыслы и цели, опредмеченных идей и форм деятельности индивидов и социального предназначения данных предметов.

Проблема соответствия форм человеческой деятельности формам бытия природы в настоящее время решается на пути различения и взаимной конкретизации этих сфер, на пути осмысления человеком границ собственной деятельности, что обеспечивает возможность плодотворных взаимодействий с внешним миром. Речь идёт об оптимизации общественных механизмов экологизации и преодолении противоестественного отрыва социальной формы движения от её природной основы; о разработке и реализации экологического алгоритма социального и технического прогресса, моделировании эффективного и целесообразного производственно-технического аппарата будущего. Всё бóльшее значение приобретает тема преодоления стандартного одномерного представления о вечных законах природы, на смену которому приходит представление о совокупности разнообразных и самобытных природных систем. Соизменение природных и социальных систем порождает актуальную проблему самоизменения общества, от решения которой зависит сохранение его неизменных устойчивых форм и поддержание жизненной определённости. Способность к самоизменению является важным свойством социального целого (и индивида как его неотъемлемого элемента), обеспечивающего возможность сохранения устойчивости его бытия, соизмерения человеческих способов и форм деятельности с природными и социальными процессами.

Присутствие нравственных начал в деятельности учёного и политика обусловлено чувством ответственности, которое может укрепиться благодаря проективной способности человеческого сознания в антиципации возможных последствий своих действий. «Свободные» действия человека в мире, породившие глобальные проблемы, заставили изменить саму картину мира, в которой на первый план выдвигается ответственность, связанная не столько со свободой, сколько с нормами и функциями демократического общества. «Жизнь может быть осознана только в конкретной ответственности. Философия жизни может быть только нравственной философией»12. Появление ряда глобальных проблем существенно изменило жизненный контекст человеческого бытия и привело к необходимости выработки различными социальными системами согласованных представлений о ценностях, правах и свободе человека, на основе которых возможно создание планетарной этики.

Таким образом, решение экологической проблемы связано с ограничением социальной инерции экстенсивных типов деятельности, с согласованием полиморфных моделей мира, определением режима их взаимодействия, условий обновления, с соразмерностью видов деятельности людей и способов репродукции природных комплексов. Важнейшим фактором формирования и определения моделей, организующих взаимодействие человека и природы, является способ бытия природной реальности, её состояние и конкретный характер отношения субъекта и объекта, что в свою очередь оказывается существенным моментом воспроизводства самого субъекта, самоизменения социальных индивидов.

Эффективное решение глобальных проблем (в частности, экологической) во многом зависит от акцептации идеи всеобщей ответственности, присущей целостному человеку, эффективное участие которого в эволюционном процессе определяется его способностью творчески перерабатывать средства контакта с окружающими системами, превращать развитие опредмеченных сил науки и техники в условие собственного саморазвития. В этом направлении открывается возможность оптимизации и гуманизации соотношения природных и социальных систем и формирования целостного человека.

1 Батищев Г. С. Введение в диалектику творчества. СПб.: РХГИ, 1997. С. 60.

2 Кант И. Основы метафизики нравственности // Кант И. Основы метафизики нравственности. Критика практического разума. Метафизика нравов. СПб.: Наука, 1995. С. 65–66.

3 Ясперс К. Философская вера // Ясперс К. Смысл и назначение истории. М.: Республика, 1994. С. 448.

4 Маркс К. Экономическо-философские рукописи 1844 года // Маркс К. , Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 42. С. 162–163.

5 Кассирер Э. Ступени органического и человек // Проблема человека в западной философии: Сборник переводов. М.: Прогресс, 1988. С. 28–29.

6 Булгаков С. Н. Философия хозяйства // Булгаков С. Н. Соч.: В 2 т. Философия хозяйства. Трагедия философии. Т. 1. М.: Наука, 1993. С. 133.

7 Маркс К. Экономическо-философские рукописи 1844 года // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 42. С. 118.

8 Тейяр де Шарден. Феномен человека. М.: Наука, 1987. С. 178.

9 Хайдеггер М. Разговор на просёлочной дороге. М.: Высшая школа, 1992. С. 106.

10 Хайдеггер М. Вопрос о технике // Хайдеггер М. Время и бытие. М.: Республика, 1993. С. 237.

11 Маркс К. Экономическо-философские рукописи 1844 года // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 42. С. 124.

12 Бахтин М. М. К философии поступка // Философия и социология науки и техники. М., 1986. С. 124.

Почти 90 процентов экспорта России дают Арктика и Север — Российская газета

Наш собеседник сегодня — человек в жизни современной России не без своего почерка. Михаил Викторович Слипенчук на географическом факультете МГУ им. Ломоносова возглавляет кафедру рационального природопользования, доктор экономических наук (Плехановской школы), кандидат географических наук.

Почти 90 процентов российского современного экспорта дают Арктика и Север. Фото: Сергей Михеев/ РГ

В Госдуме VI созыва был зампредседателя комитета по природопользованию и экологии. При этом Михаил Слипенчук — член Государственной комиссии по развитию Арктики и основал группу компаний «Метрополь», ставшую крупной инвестиционной международной компанией с российским инвестиционным капиталом. Достаточным, чтобы вкладываться в перспективные проекты, в том числе и с природно-экологической структурой, и уверенно делать карьеру делового человека России.

Михаил Викторович, ныне все чаще говорят об особых наших интересах на Севере. Но наш потрясающе богатый Север весьма уязвим, его природа хрупка. А вдруг ринутся энтузиасты на гусеницах, и приполярная тундра, которая нетронутой нужна оленям, запросит пощады. Есть ли уже в России грамотные и опытные экологи, чтобы упредить человека на гусеничных вездеходах?

Михаил Слипенчук: Профессия эколога стала популярной и необходимой сравнительно недавно, к сожалению. Хотя первые специалисты по экологическому образованию выпускались еще в Советском Союзе в конце 80-х годов. Потом после развала СССР и слома эпох потребность в таких специалистах отпала вообще. Это связано не только с тем, что люди переключились на зарабатывание денег, но и с тем, что промышленность с развалом страны была практически полностью уничтожена.

Советский Союз был сильной интегрированной, кооперированной державой, производство старались создавать в слаборазвитых частях государства, а сборку — в центральных областях. К примеру, в Армении производили микроэлементы — диоды, триоды и прочее, а собирали продукцию в Новгороде.

Потребность в экологах на постсоветском пространстве, как бы это сказать, сникла как подкошенная. При этом на Западе, наоборот, ощущался существенный рост и широкая потребность в таких специалистах. И многие ребята, которые получили такое образование, переместились с работой в другие страны. Я один из них.

Если говорить о сегодняшнем дне, то реальная потребность появилась сравнительно недавно, может быть, лет 10-15 назад, когда появилась какая-то промышленность. Люди стали относиться к своему здоровью и к чистоте окружающего мира более серьезно, заговорили о достатке.

Люди стали относиться к здоровью и к чистоте окружающего мира более серьезно, заговорили о достатке

Что касается активного освоения Севера, то природа там наиболее хрупкая, с долголетним восстановлением, если случаются какие-то экологические бедствия. Это заставляет нас относиться особо внимательно к этим территориям. Но самое важное, о чем мало говорят — почти 90 процентов российского современного экспорта дают Арктика и Север: нефть, газ, драгоценные металлы, редкоземельные, никель, платина, алмазы, золото, серебро. Сейчас уже каменный уголь пошел и т.д. То есть по сути дела экономика страны сегодня на иждивении у Севера. И при этом все, что там происходит сегодня, было построено или задумано еще во времена Советского Союза. Никаких серьезных инвестиций в создание современных экологически безопасных производств не сделано. Хотя при этом наше законодательство в области экологии одно из самых серьезных и очень требовательных в мире. Другое дело, как говорил классик, что строгость законов иногда компенсируется их неисполнением.

Сегодня эти законы стали, как мне кажется, строго соблюдать. И первая ласточка — она всем известна — история с «Норильским никелем». Она имеет не только адрес «Норильского никеля». Просто инспектора-контролеры должны знать свое дело. Они, к сожалению, сильно социально зависимы, а должны бы от Росприроднадзора, который им хорошо платит. Это с точки зрения экологии. Но есть еще и проблема производственных циклов и процессов, которые подконтрольны Ростехнадзору. Инспекторам, к сожалению, из-за своей социальной зависимости порой не удается довести начатое дело до конца в силу разных причин.

Они до последнего времени находились на жаловании у начальников. Им не хватало содержать семью. По-моему, в последнее время им стали платить уважительно.

Михаил Слипенчук: Да. В последние 15 лет стало что-то меняться в лучшую сторону. Потребовались специалисты-экологи. Как бы то ни было, но производители материально заинтересованы в том, чтобы не подвергаться рискам и штрафам. И даже при добыче полезных ископаемых они обязаны проводить рекультивацию после себя. Экологи и инспектора есть. Они при деле. Мы на них надеемся. Поэтому спрос на таких специалистов сегодня есть не только в науке, но уже и в государственных учреждениях, и в бизнесе в том числе. Мотивация появилась.

А как база подготовки кадров?

Михаил Слипенчук: Множество вузов сейчас выпускают специалистов по экологии. И даже мой родной Московский государственный университет. Кроме моего родного географического факультета у нас там целое экологическое направление — 4 кафедры экологические. Также есть экологическое направление на экономическом факультете, и мы с ними сотрудничаем, есть на юридическом факультете, уверен, что и на химическом факультете. Во всяком случае, влияние химии на окружающую среду они изучают предметно. На биологическом, почвенном и т.д. То есть практически большинство направлений в университетской программе так или иначе связано с экологическими проблемами.

Но комплексный подход к экологии, как мне кажется, есть только на географическом факультете, поскольку он изучает все-таки законы природы в первую очередь.

Есть направление экологов-популяризаторов. Это журналисты, это те люди, которые научные темы превращают в общеинтересные, общедоступные и таким образом становятся популярными. В последние 20 с лишним лет экология стала использоваться как политический инструмент, поскольку экономика и экология — это две науки, которые идут рука об руку. Может быть, они независимы друг от друга, но влияют друг на друга бесспорно. А там, где есть экономика, появляется политика. Экологи превращаются в политиков. Хорошо, когда эти люди обладают научными знаниями, а не просто популярными сведениями. С такими людьми есть о чем говорить. Но некоторые экологические организации, которых сейчас стало безмерное количество и в России, и за рубежом, просто используют экологию как инструмент политического влияния и зарабатывания денег. Во главе серьезных движений ставят детишек. Это не секрет. Из самых известных я бы назвал Гринпис, которая стремится оказывать влияние на экономику России. Это смешно, но факт.

И на политику тоже.

Михаил Слипенчук: И это не секрет. Вы, наверное, помните: лет 10 или 15 назад гринписовцы высадились на российскую платформу добычи газа… И таких примеров много, не будем их ворошить. Я постарался развернуто ответить на ваш вопрос.

Спасибо. Но если говорить о комплексном. Байкал требует комплексного подхода.

Михаил Слипенчук: К сожалению, идея депутатов Госдумы, чтобы создать государственный экологический фонд, средства в который будут поступать именно от экологически неблагополучных производств, и идти на экологизацию производств целевым образом, не получилась. Сегодня эти деньги просто поступают в бюджет.

Вернемся к Северу. Там сейчас 4 или 5 заповедников. Недавно остров Врангеля стал заповедником…

Михаил Слипенчук: Русская Арктика, Земля Франца-Иосифа…

Да. Мы для чего делаем это? Чтобы застолбить за собой территории больше или чтобы все-таки там сделать то, что нам Бог послал: настоящую природу и настоящую жизнь, не боящуюся человека?

Михаил Слипенчук: Человек, конечно, социальное существо. Но при этом не надо забывать, что еще и биологическое. Если дать возможность человечеству развиваться как социальное существо без ограничений, то оно себя и съест, забывая о том, что оно все-таки само создано природой. Поэтому важно и необходимо сохранять первоначальные участки территорий в первозданном виде, без изменений. Специалисты называют это природным каркасом. То есть все равно должен быть инструмент, должна быть структура и система, при которой природу можно было бы восстановить.

Если дать возможность человечеству развиваться как социальное существо без ограничений, то оно себя и съест

Природа, конечно, самовосстанавливающаяся система. Если человека убрать, пандемия показала, человека не выпускать на улицу — по улице начинают ходить лоси, а то и медведи с волками. И возвращаются дельфины, как нам показывали в Венеции. Природа самовосстанавливается. Но есть определенный уровень, перейдя через который природа уже сама восстановиться не сможет. Чтобы этого не произошло, нужно сохранять такие территории в первозданном виде и с полными или с ограниченными запретами на изменение. Тогда есть шанс все-таки сохранить тот устойчивый природный каркас, который еще существует на земле.

С такой целью сейчас Сергей Афанасьевич Зимов экспериментирует в Якутии у поселка Черский. У него хорошо получается. «РГ» рассказывала об этом эксперименте. Он восстанавливает на своей территории пастбищные системы с помощью самих животных — лошадей, овцебыков, бизонов, оленей. .. Нечто вроде Плейстоценового парка. Получается, он сторонник такого очагового восстановления земли. Но это можно сделать крупно, скажем, восстановить на такой территории, как Заполярье, как Сибирь, как придонская степь… Мы все равно будем вынуждены когда-то это сделать таким фронтальным что ли образом.

Михаил Слипенчук: Я упоминал о том, что экономика и экология — это две противоречивые науки, если можно экономику назвать наукой. Но тем не менее они друг на друга влияют. Как бы то ни было, потребности человечества надо удовлетворять. Вопрос — в каких объемах. Если мы говорим о современной арктической территории, то, я повторюсь, это все-таки сегодня основной стержень для российской экономики. Если ввести запрет на разработку месторождений полезных ископаемых на этой территории, то, по сути дела, при той модели экономики, которая есть в современной России, у нас будущего нет. Надо менять модель экономического развития, а в таком случае можно себе позволить превратить арктические или сибирские северные территории в заповедные. Но, к сожалению, с некоторым опозданием к этому приходим. И экономические модели все равно сегодня не соответствуют требованиям устойчивого развития природы. Больше пока в сторону потребительского отношения человека идет. Если говорить о Сибири, там практически выпилены все леса. Они восстановятся, но в это надо вкладывать деньги.

Во все надо вкладывать. Во все перспективное.

Михаил Слипенчук: Конечно. Если говорить о северных территориях, то, наверное, придет время, когда источником получения энергии будет не газ и нефть, а что-то другое, более безопасное.

Газогидраты?

Михаил Слипенчук: Ну, например, газогидраты. Тогда нет смысла развивать или осваивать эти территории — надо оставить их в первозданном виде. А пока надо хотя бы — как мы с вами сказали про очаги сохранения природы — так развивать, чтобы понимать, как это было. Понимать, что любые ограничения, вводимые человеком, они имеют определенные последствия. Правильнее было бы, конечно, людей переселить с Земли, как это хочет Илон Маск, на Марс и заставить их развиваться в искусственных условиях. Пока Земля пусть восстановится. Но этого никогда не будет, иллюзия не заменит реальности.

Этого не будет по одной простой причине: в Солнечной системе только на Земле вода есть и возможна жизнь. Вы общаетесь с молодыми людьми на факультете и общаетесь, наверное, с теми, кто уже не совсем молодой. Люди связывают, берясь за экологию или участвуя в экологии, это с дальнейшим своим жизненным укладом или на время пообтесаться и приглядеться к чему-то другому?

Михаил Слипенчук: Зависит от поколений. Я благодарен своим преподавателям и профессорам, они все долгожители, слава богу. И сегодня на моей кафедре одному человеку исполнилось 80 лет, другому — 75. Это люди, которые меня еще учили. Конечно, это поколение выбрало свою жизнь давно и навсегда. Но надо понимать, что советские объемы финансирования науки существенно отличаются от того, что сейчас есть. Поскольку надо было как-то выживать, жить — большинство либо уехали в другие страны, как я говорил уже, либо соответственно сменили свою специальность и стали заниматься бизнесом либо чем-то другим, что могло приносить деньги, поскольку наука не финансировалась. Остались именно столпы научные, и из молодого поколения, наверное, только жены ребят, которые также посвятили себя науке и продолжают работать. Мужчин новых пока мало. Они есть, но их откровенно мало, потому что надо кормить семьи, а на те зарплаты, которые платят сегодня в науке, это практически невозможно. Поэтому здесь что-то должно произойти. Оно потихонечку происходит, но медленно. Я не думаю, что это касается только экологии. Кстати, промышленная экология — на предприятиях люди на ней зарабатывают нормально. Уже начали платить даже в госструктурах нормально. В науке пока, к сожалению, этого нет. Но я думаю, что потихоньку все поменяется.

У нас научные знания были в основном собраны в период Советского Союза. Что такое экология? Это все-таки наука об окружающем мире. Это значит надо экспедиции организовывать. А экспедиции все дорогостоящие. Когда я был студентом, каждое лето мы выезжали в экспедиции, и нам их финансировали. Сейчас начали возрождать хорошие традиции. Дальние экспедиции — это очень дорого, поэтому в основном такие, которые совсем недалеко и недорого. Но тем не менее уже потихонечку все возрождается. Я рад, что движение есть.

Что касается меня, я не зарабатываю на этом, больше трачу. Мне повезло с научным руководителем А.П. Капицей, членом-корреспондентом АН, известным полярным исследователем. Это человек, который организовал несколько экспедиций в Африку и отвечал за выставочную деятельность Академии наук. Он для меня очень много сделал. Мой долг ученика — продолжить его дело и вернуть свой долг МГУ. Чем я с удовольствием занимаюсь последние десять лет.

Те, кто уехал за рубеж в период нашего безвременья, имею в виду молодых, в период с 2003 по 2011-2013 год, стали возвращаться. Это была первая экономическая волна. Я, кстати, был один из первых, кто поехал за границу. Только пришел из армии в 90-м году, еще Советский Союз был, я уже по студенческому обмену поехал в Норвегию. И объехал всю Европу — без денег, но с банкой тушенки и бородинским хлебом в рюкзаке. Такое тоже было. Сейчас опять страна закрывается, уже вторая или третья экономическая волна. Люди думают: тут ловить уже опять нечего, надо ехать за границу, хоть маленький бизнес какой-то… На сегодняшний день такие настроения тоже есть. Кто-то уезжает, кто-то нет. В принципе задача государства — как раз давать людям восприятие не телевизионного патриотизма, а на делах. Такие попытки есть, но хотелось бы большего.

Но давайте про Байкал поговорим. Хотел обратить внимание на несколько важных моментов для озера Байкал. Во-первых, оно давно уже не озеро, а водохранилище. Потому что уровень воды в озере Байкал регулируется постановлением правительства, а вода используется для производства электроэнергии на каскаде Иркутской ГЭС. Это важный момент.

Тут я с вами, пожалуй, не соглашусь. Это насчет статуса водохранилища для Байкала. Никаким постановлением никакого правительства не превратить озеро Байкал в ординарное водохранилище. Я не правительство загораживаю от критики.

Но не чиновники делают байкальскую воду байкальской. К счастью, у природы есть такое умение и право, у правительства нет. Нынче известно, чья это работа: Байкальской природной территории. И уже известно, как она ее делает. Ученые Лимнологического института СО РАН получили патент на открытие глубинной байкальской воды — «Российская газета» об этом подробно рассказывала, как озеро ее делает. Это все дело рук Байкала. И никто в мире ее, такую, не изобретет.

Уж извините. Да, это, безусловно, важный момент.

Михаил Слипенчук: Дело даже не в том, согласимся мы с вами в какой-то оценке или разойдемся. Дело в другом…

Федеральные законы действуют на территории всего государства. Понятно, что кодекс выше, чем простые законы, но тем не менее. Есть федеральный закон об охране озера Байкал. Он появился в 1994 году, дополнения и изменения были в 2010-2015 годах, в частности, были созданы зоны отдельного влияния и т.д. Закон сделан таким образом, что всякая экономическая деятельность на байкальской природной территории запрещена или ограничена. При этом на берегах Байкала тысячелетиями живут люди, для которых основным источником существования всегда был природный промысел.

Сегодня закон поставил этих людей в каторжное состояние. Пытаются депутаты найти выход. Но противоречий там такое огромное количество, что одним разом их, конечно, не исправить. Это тот пример, когда наступило противоречие между экологией и экономикой. Только оно отразилось на судьбах тысяч людей. В принципе они, конечно, все нарушители. Все эти жители — они нарушают закон и их всех надо наказывать по закону. Просто люди закрывают глаза на это.

Теперь с точки зрения экологических сложностей, которые есть на берегу озера Байкал. Это уровень воды — раз. Это зеленые водоросли спирогиры…

Спирогира как жизнь имеет около 5 миллиардов лет. Она всю жизнь была в Байкале. По поводу спирогиры вот что говорит большая наука на заседании президиума РАН, где обсуждался доклад академика М.А. Грачева. И, в частности, академик А.Ю. Розанов: «… Я занимаюсь древностью: что было на Земле три-четыре миллиарда лет назад. Тогда и появились водоросли такого типа, как спирогира. Так что это очень устойчивая, живучая команда среди тех, которые живут на Земле, и бороться с ней будет непросто».

Михаил Слипенчук: Спирогира появилась из-за того, что произошло глобальное изменение климата, и в последние годы климат стал существенно теплее.

Вам виднее. Но в Байкале незаметно потепления, а то бы среагировали газогидраты. Они выходят на дне почти на поверхность. Академик Грачев со своей командой определили, от чего она.

Михаил Слипенчук: Я с ним знаком, у него своя точка зрения, у меня — своя. Он сказал, что фосфатами перекормили. Что давайте прекратим стирать одежду на побережье Байкала с помощью фосфорных порошков. Это не так. Это моя точка зрения. Мы здесь с ним общий язык не находим. Хотя знакомы очень давно.

Лимнологический институт ведь глубоко изучил предмет.

Михаил Слипенчук: Да. Это специализированный институт, основная задача его — изучать экосистему озера Байкал.

И вообще озерную жизнь. Но я бы не стал очерчивать ученым делянки для творчества и исследований.

Михаил Слипенчук: В июне на широкий экран выходит фильм о Байкале «Байкал. Удивительные приключения Юмы». Он документально-игровой и для семейного просмотра. Широкий формат. Думаю, что этот фильм даст новый импульс интересу людей к Байкалу.

Вы финансировали работу?

Михаил Слипенчук: Группа инвесторов, я выступил так же впервые в роли со-продюсера фильма. Как и «Миры», и всю их экспедицию. Три года они отработали теми самыми глубоководными аппаратами «Мир-1» и «Мир-2»: институт Грачева и институт океанологии им. Ширшова, Московский государственный университет. Было много разных программ исследований. Окончательные результаты еще не подведены, но об открытиях уже кое-что известно. Их сделали и сотрудники Лимнологического института. Была открыта голубая губка. Раньше не знали, что она в озере живет. Некое членистоногое существо, ее назвали пикараса. Креветка такая. И газогидраты в большом количестве на дне Байкала.

Газогидраты везде — от Заполярья до Байкала, где есть вечная мерзлота и вода. В Байкале они закрыты слоем осадков от 0,5 до 2 метров толщиной.

Михаил Слипенчук: Была программа по охране озера Байкал и статья, по которой выделялись деньги на строительство очистных сооружений. Из-за действий обоих правительств — как Иркутской области, так и Бурятии, они не смогли даже подать заявку на то, чтобы получить деньги на строительство.

Я построил инфраструктуру Байкальской гавани с очистными сооружениями, электричеством, набережной …Это федеральные деньги были.

На бурятском берегу?

Михаил Слипенчук: Да. Там теперь надо строить гостиницы.

Поздравляем!

Заслуженный товарищ

Фото: Виктор Васенин

В журналистике при общении коллег и на профессиональном сленге слово ПИШЕТ нередко звучит как ПАШЕТ. Заслуженный журналист России, обозреватель Анатолий Петрович Юрков пашет в «Российской газете» более четверти века — блистателен, неиссякаем и неутомим. Перо Юркова давно названо товарищами по редакции байкальским, и вполне обоснованно: он опубликовал за последние годы на страницах газеты и на сайте десятки полос в защиту Байкала. Пафос публициста в байкальском прислонении многопланов: «отпугнуть» от великого озера всякого рода неприятности и нечисть, сберечь уникальный водоем в чистоте и порядке для современников и будущих поколений.

Юрков пропахал профессию журналиста вдоль и попрек, снизу доверху, начав у линотипов районных газет литсотрудником и став со временем талантливым организатором газетного процесса. Дважды удостаивался права занять кресло главного редактора в двух федеральных изданиях, в том числе и в «РГ».

Как известно, добро к людям, одержимость в профессии, неустанное стремление к совершенству имеют в жизни зеркальное отражение. Указом президента Анатолию Петровичу присвоено звание «Заслуженный журналист Российской Федерации».

Сегодня, в день рождения, от души поздравляем нашего заслуженного товарища. Здоровья и новых замечательных строк!

Журналисты «РГ»

Биосоциальное существо, создатель культуры — кто это? Почему человек

Человек – это биосоциальное существо, создатель культуры и ее творение. Но эта характеристика подходит личности, которой человек не является при рождении, но становится вследствие своего развития. И все-таки биосоциальное существо, создатель культуры – кто это? Как связаны эти два понятия?

Биологическое и социальное в человеческой сущности

Почему человек – биосоциальное существо? Этот термин произошел от слияния двух начал: биологического и социального. Первое напрямую относится человеку, так как он вышел из природы, эволюционирует и существует согласно ее законам, был и остается ее частью. Функционирование человеческого организма сходно с аналогичным процессом у остальных живых существ. Он не может отречься от природы: для того чтобы выжить как отдельный элемент, он должен питаться и дышать, а для того чтобы выжить как вид, – размножаться и передавать свои признаки по наследству. Последнее регулируется основным генетическим законом, которому подчиняется не только человек, но и все остальные животные.

Биологическое ответственно за материальное, физическое, развитие, но духовное – епархия социального начала. Без общества человек не научится разговаривать, выражать свои мысли и мыслить вообще. Известно, что за характер будущей личности в большей мере отвечает воспитание, чем гены, к тому же для того чтобы стать ею, тоже нужно изрядно потрудиться. Хотя социальное развитие и важно в жизнедеятельности высших позвоночных, только человек единственный вышел за границы биологической эволюции, что позволяет ему называться homo sapiens, то есть не просто «человек», а «человек разумный».

Проблема антропосоциогенеза

Антропосоциогенез рассматривает происхождение и развитие человека. В сферу его влияния входит также и диалектика природного и социального в его жизни. Это заложено в самом термине «антропосоциогенез». Он сводится к тому, что человек – это одновременно животное и не животное. Его прямое отношение к биологическому и социальному уже было подробно расписано в предыдущем пункте.

К данной проблеме двойственности существует два подхода: субъективный и объективный. В первом случае человек представлен как его внутренний мир, во втором – как носитель внешних условий существования. Синтезированный же подход лучше подходит самому принципу диалектики, который свидетельствует о том, что две стороны одной сущности не могут идти по отдельности, только их сплетение означает начало чего-то нового и неизведанного ранее.

Синтез для определения понятия сущности

Уже было рассмотрено то, что человек – это биосоциальное существо. Создатель культуры – это синоним того, кто проявил свою сущность, в которой как раз-таки и соединяются эти два начала. Данное явление может происходить под влиянием различных факторов. В то же время нет объективного представления насчет самого понятия сущности. Атеистский и религиозный подход связывают ее соответственно с разумом и Богом.

Понятие творчества в культуре

Что называется творчеством? Это процесс принятия нестандартных решений. Зачатки творческих способностей есть у всех, так как все в той или иной мере способны вырабатывать новые формы деятельности. Но подлинным считается только то, что приводит к созданию нового не только для человека, его сотворившего, но и для общества в целом. Проблема культуры творчества сводится к тому, что оно зарождается во внутреннем мире, под влиянием внешнего, и возвращается к нему же, но в ином свете. И эта невиданная ранее форма может быть принята окружающими, если соответствует эстетике восприятия, либо же нет.

Диалектика творчества

И творчество двойственно. Это не только создание нового, но и готовность к нему. Внешние и внутренние факторы воздействуют на творчество культуры. Для созидания требуется их соответствие между собой. Человек – творец культуры только тогда, когда ее внутреннее восприятие и самовыражение адекватно сочетаются с пространством, в котором он живет. Таким образом, диалектика становится связующим звеном с его произведениями. Вот почему на вопрос «Биосоциальное существо, создатель культуры – кто это?» дается один ответ. Это человек.

Личностью не рождаются, но становятся

Индивид, индивидуальность, личность – все это разные ступени духовного развития. Человек – творец культуры только тогда, когда он представляет собой социальное существо, способное создавать что-то новое и полезное для общества. Личность всесторонне и гармонично развита, она проявляется в действиях, за которые готова принять ответственность, и решениях, которые готова принять самостоятельно. Одна из ее характеристик – поступок. Следует учесть, что это не просто совершение чего-либо, это результат свободного выбора.

Свобода выбора

Суть свободы выбора заключается в том, что внутренние установки, убеждения и моральные принципы личности регулируют ее действия. Эти принципы достаточно стойки на поверку – они неизменны под влиянием низменных факторов. В то же время известно, что умение изменить свое ранее ошибочное мнение – свойство мудрых. Но и это происходит благодаря свободе выбора, ведь нужно принять верную точку зрения и отречься от неверной. На это способен не каждый.

Парадокс свободы выбора состоит в том, что ее наличие подразумевает накладывание на себя ограничений в виде обязательств и ответственности. Еще Ницше говорил, что «духовно одаренные», значит, настоящие личности, «находят свое счастье там, где другие нашли бы свою погибель», они – аскеты, которые знают истинную значимость самопринуждения. В конечном итоге познать свои желания можно только через понимание своих потребностей.

Личность и культура

Человек – творец культуры и потому является ее движущей силой, а также основной целью ее становления. В то же время благодаря воспроизводству культуры человек развивается и прогрессирует. Это бесконечный и удивительный процесс: для того чтобы творить, человек должен быть достаточно духовно развит, и произведение позволяет развиваться ему еще интенсивнее и лучше. Аналогичное наблюдается и при рассмотрении самой взаимосвязи культуры и личности: одно не только создает второе, но и является ее частью.

Культура не может быть единичной – это целый спектр всех творений, и вне зависимости от того, создал ли отдельный ее элемент один человек или коллектив, она – это всегда продукт совместной работы общества. И в этом тоже заслуга биосоциальности: социум, личность и культура – непрерывно взаимосвязанные винтики одной системы, благодаря которой homo sapiens как вид продолжает существовать и эволюционировать в духовном плане.

новое исследование о роли подсознания в поведении человека

Ирина Лагунина: В вашингтонском Институте Брукингса состоялась презентация новой книги известного политического обозревателя Дэвида Брукса «Общественное животное». Она посвящена не политическим, а психологическим проблемам: автор видит причину политических неудач Америки в недооценке иррациональных, подсознательных факторов. Рассказывает Владимир Абаринов.

Владимир Абаринов: Дэвид Брукс – колумнист газеты «Нью-Йорк таймс» и телекомпании PBS News, но это далеко не полное описание его места в интеллектуальной жизни Америки. Он один из самых авторитетных политических мыслителей страны, отличающийся независимостью суждений. Его новая книга удивила и коллег, и публику. Брукс ставит под сомнение рационализм западной цивилизации, господствующий со времен французского Просвещения. Он утверждает, что наши решения – и частные, и политические – определяются не столько разумом, сколько эмоциями.

Дэвид Брукс: Все началось с совета, который дал мне Роберт Новак, когда я получил свою нынешнюю работу. Совет заключался в том, чтобы беседовать с тремя политиками ежедневно. Я не всегда делал это, но старался, и благодаря такому количеству контактов я понял, что политики – эмоционально ущербные люди. Они страдают хроническим недержанием речи до такой степени, что доводят сами себя до исступления. Но что у них действительно есть – это бесподобные навыки общения.

Владимир Абаринов: Дэвид Брукс собрал обширный материал о современном понимании работы головного мозга, механизме принятия решений и о способах взаимодействия человека с другими людьми.

Дэвид Брукс: Всего две недели назад я был в Национальном институте здоровья, встречался с нейробиологом, который показал мне видеозапись девочки с синдромом Вильямса. Со стороны это выглядело как аутизм наоборот – страдающий этим синдромом интересуется только взаимодействием с другими. Полуторагодовалая девочка находилась в одной комнате с 12-летним мальчиком, который брал в руки различные предметы и жонглировал ими, но она не проявляла ни малейшего интереса к предметам. Она хотела только смотреть в его глаза. У нее не было страха общения. Она стояла перед ним и просто смотрела ему в глаза. И я подумал: именно так вел себя каждый сенатор, с которым я общался. И вот эти социально искушенные существа начинают принимать политические решения и соскакивают в совершенно другой тип мышления, в котором нет ничего человеческого.

Владимир Абаринов: Рационализм в его классическом понимании, полагает Брукс, исчерпал себя. Человек далеко не всегда ведет себя рационально. Более того: эмоции важнее разума, а человек существует только в общении с себе подобными.

Дэвид Брукс: Я освещал события в Советском Союзе. И меня поражало, что мы посылаем туда команды экономистов с планами приватизации и создания конвертируемой валюты, но чего стране действительно не хватало – это общественного доверия, а мы не придавали этому значения. В Ирак мы послали войска. Думаю, наши лидеры не придавали значения психологическим и культурным реалиям страны. У нас была финансовая система, исходящая из предпосылки, что участники рынка ведут себя более или менее рационально, что они преследуют собственные интересы и не наделают глупостей в массовом порядке. Последние 30 лет я писал про школьную реформу. Почти все это время мы занимались бюрократической реорганизацией школ и избегали самой главной проблемы – взаимоотношений учителя и ученика. Потому что если только произнесешь на слушании в Конгрессе слово «любовь», на тебя посмотрят как на Опру Уинфри, нам неловко использовать такой язык. Возникает вопрос: почему наши политики проявляют замечательную способность к общению во время избирательной кампании, но теряют ее как только начинают работать в правительстве? И в конечном счете я пришел к выводу, что дело не только в политике, что это более глубокое искривление нашей культуры. Столетиями мы смотрели на себя как на внутренне разделенные существа, у которых разум существует отдельно от эмоций, и общество развивается в направлении подавления страстей разумом.

Владимир Абаринов: Чтобы сделать свою книгу более занимательной и проиллюстрировать свои выводы, Дэвид Брукс придумал типичную супружескую пару – Гарольда и Эрика – и провел ее через все жизненные перипетии вплоть до смерти Гарольда. Главное содержание жизни миллионов таких же американских пар – погоня за результатом. Так устроено американское общество: если хочешь добиться успеха, ты должен постоянно предъявлять свидетельства своих достижений – призы, дипломы, академические баллы. Дэвид Брук описывает этот образ жизни не без сарказма.

Дэвид Брукс: Если приедете к нам в Бетесду к начальной школе в три часа дня, то увидите выходящих с уроков третьеклассников с ранцами весом в 35 килограммов — мы нагрузили их ради высокой успеваемости. К школе подъезжают автомобили – у нас в Бетесде это обычно Саабы, Ауди и Вольво. Из машин выходят мамы, сделавшие в высшей степени успешную карьеру и взявшие паузу, чтобы довести своих детей до Гарварда. Мамы эти весят меньше своих детей. Они оказались в мире, где дети должны постоянно соревноваться друг с другом, зарабатывать очки, и оказалось, что они не могут вырваться из этого мира, даже если чувствуют себя в нем неудобно. Жизнь превращается в погоню за достижениями: частная школа, игра на гобое, спортивные тренировки. Сегодняшние дети растут под гораздо более жестким контролем, чем 30-40 лет назад. Это что-то вроде революции в воспитании. Потом они поступают в колледж. Их менталитет настроен на постоянный подсчет академических баллов – что мне нужно, чтобы догнать и перегнать? Они становятся юными американскими трудоголиками. Потом они заканчивают колледж и некоторые из них добиваются успеха, заводят летний дом в Аспене. В среднем возрасте они выглядят впечатляюще. Они сделали кое-какие деньги. Они элегантные, стройные, красивые, состоят в браке с такими же красивыми людьми и производят на свет генетическое чудо: их бабушки выглядели как Гертруда Стайн, а внучки все как на подбор – как Халли Берри. Но, опять-таки, давление таково, что они должны гнаться за карьерой и, время от времени, за здоровьем. Мужчины бегают, катаются на велосипеде и укрепляют главным образом свои нижние конечности, а женщины хотят носить платья без рукавов и потому занимаются отжиманиями, так что способны крошить камни голыми руками. Они стареют; быть может, у них так и не появилась своя собственная жизненная философия, но зато во всем прочем они преуспели и в конце концов решают, что никогда не умрут. В 90 лет они глотают как ириски препараты для лечения эректильной дисфункции, они усыхают, заводят себе персонального тренера. Они по-прежнему бегают и карабкаются на горы с выражением мрачной решимости на лицах.

Владимир Абаринов: На эмоциональном уровне взаимодействуют с обществом и политики, хотя не всегда сознают это. Им кажется, что выборы выигрывает или проигрывает их программа. На самом деле, утверждает Брукс, избиратель сначала принимает решение в пользу кандидата, а уж затем одобряет его программу.

— Не могли бы вы, поскольку вы пишете политическую колонку и много говорите о политике, – рассказать больше о взаимодействии разума и эмоций при принятии политических решений? Потому что я думаю, что существует страх, что нашу политику определяет что-то еще помимо разума, а вы, похоже, придаете большое значение нерациональным мотивам политических решений.

Дэвид Брукс: Есть много экспериментальных способов продемонстрировать эффективность бессознательных процессов. Вот один из опытов, проведенный в Принстонском университете. Людям в течение секунды давали посмотреть на фотографии двух соперничающих кандидатов и потом спрашивали: кто выиграет выборы? Кто производит на вас впечатление более компетентного кандидата? И оказалось, что люди угадывали победителя в 70 процентах случаев – посмотрев на лица всего секунду. Тот же эксперимент проводился в Мексике, Аргентине и Грузии – там показывали те же самые лица, те же самые фотографии, и результат был точно такой же. То есть в нашем сознании есть некий шаблон компетентности. Другой экспериментатор показывал людям 10-минутные видеоролики с включенным звуком и с отключенным и тоже просил угадать победителя. Те, кто смотрел ролики без звука, угадывали лучше. Но мой собственный взгляд на политику состоит в том, что наши мнения и наши симпатии в отношении той или иной партии основаны не на том, чей план реформы здравоохранения лучше. Мы смотрим на кандидатов и спрашиваем себя: кто из них похож на нас? Это вопрос социальной идентичности. А уж потом, когда мы идентифицировали себя с партией, мы принимаем ее философию.

Владимир Абаринов: Но есть в человеческом поведении стимулы, в которых трудно отделить рациональное от иррационального.

— Ну а что вы скажете о власти? Похоже, она ускользнула из вашего анализа, хотя жажда власти дает себя знать сплошь и рядом, и вся она построена на взаимоотношениях. Иногда мне кажется, что вы поддались легкомыслию той самой верхушки общества, которую только что так блестяще высмеяли.

Дэвид Брукс: Вы меня хорошо поддели. Все-таки не так уж поддался. Существует школа этики во главе с Джонатаном Хайдом. Они называют себя интуитивистами. Они считают, что моральные нормы присущи нам изначально. Мы не приходим к логическим выводам на основе наших принципов. Мораль больше похожа на органы чувств или эстетические вкусы. Мы видим что-то, и это что-то вызывает у нас немедленную моральную реакцию. Двухлетнему ребенку не надо объяснять, что такое справедливость – он и так знает. Одно из таких интуитивных побуждений – это жажда власти и реакция на проявления власти. И то, и другое может иметь и позитивный, и чудовищно грубый, жестокий эффект.

Владимир Абаринов: Какие же выводы должен сделать для себя читатель? Поможет ли ему книга Брукса обрести счастье?

— Не могли бы вы сказать несколько слов о том, как все эти отвлеченные материи соотносятся с чувствами личного удовлетворения и счастья, когда человек ростом в 190 см, зарабатывающий 176 тысяч долларов в год, несчастнее того, кто на 30 см ниже ростом и зарабатывает на 100 тысяч меньше?

Дэвид Брукс: Ну во-первых, быть общественным животным не значит быть стадным животным. Некоторые заводят самые глубокие отношения с людьми, умершими сотни лет назад. Они читают написанные ими книги, слушают сочиненную ими музыку, смотрят на созданные ими полотна, и это взаимопроникновение может быть таким же сильным, как между живыми. Что касается счастья, то, говоря коротко, отношения между деньгами и счастьем хорошие, но между дружбой и счастьем — превосходные. Чем больше друзей, тем лучше. Есть такое исследование, целью которого было выяснить, какое ежедневное занятие способствует ощущению счастья в наибольшей мере. И оказалось, что это ужин с друзьями в ресторане. А самое неблагоприятное – это когда едешь один в машине.

Владимир Абаринов: Еще до выхода в свет книги Брукса отрывки из нее публиковались в журнале «Нью-Йоркер» и сразу же вызвали острую полемику. Большинство рецензентов высказались о книге негативно. Западная культура привыкла уважать разум, а на эмоции смотреть как на помеху. Но Брукс не теряет надежды, что его аргументы будут услышаны: ведь он говорит не о том, что эмоции должны вытеснить разум, а о том, что наше поведение – синтез разумного и иррационального, и не надо бояться собственных чувств и страстей.

Нужна ли бизнесу «погоня за счастьем»?

Если вы привыкли понимать бизнес буквально, то есть как дело, или даже как дело всей своей жизни, то тема формирования культуры счастья в организации почти наверняка вызывала у вас вопросы.

В наши дни весь Интернет забит заявлениями о том, что счастье – это глубокое удовлетворение от жизни с максимумом позитивных эмоций и минимумом негативных1. Но для какого же дела нужны гедонисты, ищущие средства для поддержания «фелицитарного состояния»? Да, позитивные психологи намекают нам, что счастье делится на долговременное и кратковременное – для долговременного человеку необходимо развитие, а приятные мелочи на рабочем месте повышают производительность. Поэтому концепция на первый взгляд выглядит убедительной. Однако, если суть всех движений сводится лишь к «глубокому удовлетворению», стоит ли удивляться бурному росту потребительского отношения2 к миру?

Исследования3 показывают, что дальше всех остальных от счастья оказываются те, кто больше всех стремится к нему. Этот парадоксальный вывод полностью созвучен словам британского философа Джона Стюарта Милля: «Счастливы только те, кто сосредоточен на чем-то, кроме счастья». Так может быть, в жизни важнее всего не счастье, а нечто другое, что поистине достойно стать главной целью человека?


Предназначение (миссия) человека – выходящая за пределы жизни цель, которая придает ей смысл, определяет значимость происходящих событий и последовательность совершаемых действий, а также отражает приоритет социального над личностным.


Почему счастье не может стать целью жизни

Канадский психолог Паул Т. П. Вонг считает, что 21-й век стоит назвать «веком смысла», когда люди пытаются восстановить чувство смысла и цели «посреди международного терроризма и глобального финансового кризиса». Он представил структуру смысла жизни человека в четырех компонентах4:


Purpose – предназначение, заключающееся в выборе достойной цели,

Understanding – понимание своих возможностей и того, что нужно сделать,

Responsibility – ответственность за свой выбор,

Enjoyment – удовольствие от значимости своей цели и реализации своего самоопределения.

Вонг назвал эту модель PURE. Его вдохновил австрийский психотерапевт и основоположник логотерапии Виктор Франкл, посвятивший большую часть своих работ попыткам раскрыть принципы, которые могут облегчить людям поиск своего предназначения. Оказавшись в 1942 году узником нацистских концлагерей и наблюдая за поведением людей в ужасающих условиях, Франкл пришел к выводу, что «знающий, “зачем” ему жить, будет способен вынести почти любое “как”». С этим тезисом связана критическая позиция Франкла по отношению к императивам американской культуры, делающим счастье смыслом жизни: «Счастье не может быть объектом стремления, погони; оно должно быть результатом чего-то другого. Надо иметь основание “быть счастливым”».

Очень метко в свое время выразился по этому поводу блогер и консультант по личному развитию Марк Мэнсон: «Чтобы не волноваться о невзгодах, нужно волноваться о вещах более важных» 5.

Поэтому в модели Вонга предназначение стоит на первом месте, а на поиск счастья намекает лишь четвертый элемент – удовольствие от достижения цели.


Мозг человека и цель жизни

Последние исследования в области нейробиологии показывают, что жизненная миссия обладает нейропротекторным действием6, то есть помогает сохранять здоровье мозга в зрелые годы. Еще одно исследование показывает, что твердое осознание своей цели приводит к снижению риска инсульта на 72% и сердечно-сосудистых заболеваний на 44%7. Чем же можно объяснить этот эффект?


1

Цель позволяет оторвать взгляд от самих себя и сосредоточить внимание на социально значимых результатах. Человек социальное существо, и природа поощряет его за это выбросом гормонов, которые в англоязычной литературе получили название “happiness trifecta”:

окситоцин поддерживает сопереживание и нейтрализует действие кортизола – гормона стресса;

серотонин регулирует настроение;

эндорфин уменьшает боль и повышает работоспособность.

2

Ясное понимание цели способствует сохранению ресурсного состояния. Хватаясь за всё и сразу, человек выгорает и выпадает в депрессию, потому что внутренние конфликты усугубляются.


Как помочь человеку найти свое предназначение

А теперь давайте подумаем, как же найти свое предназначение в жизни и помочь это сделать своим сотрудникам? Ведь если вы намерены совершить что-то важное и оставить заметный след в жизни других, то вам совершенно не нужны рядом люди, не понимающие, зачем они живут.

Бесцельность существования то и дело рождает инфантильные претензии к миру: «Мне все должны», «Нет ничего стоящего, ради чего я стал бы выкладываться», «Кому это надо?». Неприкаянность, одиночество и токсичность таких людей особенно бросается в глаза тем, кто уже нашел «дело всей своей жизни». Но это не значит, что вы не можете им помочь.

Поддержите сотрудников в их поиске предназначения. Для беседы можно использовать диаграмму Икигай, в которой отражена японская философская система поиска смысла жизни. Аналогов Икигай в русском языке нет, но это слово можно приблизительно перевести как «причина, по которой ты просыпаешься по утрам».


Диаграмма Икигай, предложенная иллюстратором Марком Винном


1

Обратите внимание на нейрофизиологические особенности человека. Один решает одну задачу долго и углубляется в детали, другому легче взять несколько небольших задач, у него хорошо получается переключаться с одной на другую. Третий отлично взаимодействует с людьми, опираясь на эмпатию, а его коллеге, напротив, понятней язык цифр и механизмов. Эти крайности – как полюса – уже содержат намек на то, к какому делу человек «предназначен».

2

Проанализируйте вместе то, чем он занимается с ранних лет. Приобретенные навыки надстраиваются над нейрофизиологическими особенностями, и человеку уже есть на что опереться. Для начала используйте «карту навыков». Попросите его выписать на листке бумаги всё, чем он занимался в течение своей жизни: например, составлял документацию, производил расчеты, писал тексты и т. д. Затем предложите ему проранживать список по следующим критериям:

то, что не нравится делать;

то, за что платили ранее;

то, чем мог бы заниматься бесплатно.

«То, за что платили ранее» покажет востребованность навыка – отклик тех людей, которые готовы покупать сформированные умения и навыки. Даже если у человека есть чувство обесценивания его работы, все равно перечисление тех действий, которые приносили ему прибыль, станут для него полезным опытом. Например, если ему всегда платили за навыки переговорщика, то неважно, где и как это происходило: в продажах, PR-консалтинге, на тренингах или во время предвыборных кампаний. Ведь это одно и то же действие – налаживание контактов для достижения результата. И вот вычленив «основу основ», вы подвели человека к осознанию своей предрасположенности к работе.

3

Определите теперь вместе то, что человек хотел бы в себе изменить, чтобы стать лучше в своем представлении. Прояснить ценности можно с помощью психологических и коучинговых диагностических методик. У сотрудника появится перечень задач, которыми он хотел бы заниматься и которые у него уже хорошо получаются. Этот перечень – зона его ближайшего развития.


Зона ближайшего развития – это область, с задачами которой сотрудник еще не справляется самостоятельно, но может справиться при вашей небольшой поддержке.


4

Попросите сотрудника описать сценарий, когда его предрасположенность превращается в умение, делающее его востребованным. Определите для этого сценария первую фазу – что должно произойти, чтобы сотрудник мог стать еще лучше в том, с чем уже неплохо справляется.


В одной из статей наши коллеги предложили альтернативу обычному индивидуальному плану развития (ИПР) – инструмент-карту «Я – ЗАВТРА». Но перед тем как приступить к заполнению такой карты, вам понадобится выбрать направление беседы. Так пусть же ваш выбор будет верным с точки зрения и смысла для бизнеса, и смысла для человека!

Цель по росту, или Стадия вызревания

Исследователи Northwestern Mutual отмечают в отчете Planning & Progress Study 2019, что большинство американских сотрудников, родившихся в период 1997-2012 гг., видят успех как «наслаждение своей карьерой». Три вещи, которые они определили как улучшающие качество их жизни:


иметь больше денег (50%),

быть более уверенным или самостоятельным (27%),

делать работу, которая нравится (24%).

По сути, это первое поколение, которое так сильно ориентировано на карьерный успех. Стоит отметить, что сильная сторона так называемых центениалов – необычайная пластичность и адаптивность при постоянной смене интересов. Молодые люди привыкли жить в постоянно меняющейся среде. Они жаждут новых вызовов, ищут интересную работу, стремятся к мечте. Но эйфория от достижений быстро проходит, и если нет постоянного движения вверх, то всё превращается в рутину, снова «перемен требуют наши сердца». Для руководителей эти амбиции означают сравнительно большую текучесть кадров.

Но за постоянным стремлением «идти только вверх», как в случае «погони за счастьем», может скрываться дефицит совсем другого свойства. Молодым сотрудникам сложно вырабатывать выходящие за пределы их жизни глубокие смыслы. Намного сложнее, чем предыдущим поколениям. Если посмотреть в срезе российской действительности, то их ценностный релятивизм становится понятен: дедушки и бабушки застали годы КПСС, отцы и матери наблюдали за либеральными реформами, а перед ними и их сверстниками возник целый ряд глобальных этических проблем, которые до этого никогда и никем не решались, но которые могут влиять на выживаемость всего человечества. Поэтому именно они в наибольшей степени нуждаются в том, чтобы вы поддержали их в поисках настоящей цели.

Мы не предлагаем заменить карьерный коучинг на лайф-коучинг, но считаем, что в определенных обстоятельствах они могут стать «дуэтом», который поможет людям обрести себя в их работе.



1Такую формулу счастья можно найти, например, в книге Марии Хайнц «Позитивный тайм-менеджмент. Как успевать быть счастливым».

2Spicer, A. & Cederström, C. (2015). The Research We’ve Ignored About Happiness at Work // Harvard Business Review. July 21.

3Mauss, I. B., Tamir, M., Anderson, C. L, Savino, N. S. (2011). Can seeking happiness make people unhappy? Paradoxical effects of valuing happiness // Emotion. Aug, 11(4):807-815.

4Wong, P.T.P. (2011). Positive psychology 2.0: Towards a balanced interactive model of the good life // Canadian Psychology, 52(2), 69–81.

5Мэнсон, М. (2020). Тонкое искусство пофигизма. Парадоксальный способ жить счастливо. М.: Альпина Паблишер.

6Boyle, P. A., Buchman, A. S., Barnes, L. L., Bennett, D. A. (2010). Archives оf General Psychiatry. Vol. 67(3). 304-10.

7Koizumi, M., Ito, H., Kaneko, Y., Motohashi, Y. (2008). Effect of having a sense of purpose in life on the risk of death from cardiovascular diseases // Journal of Epidemiology. Vol. 18(5):191-6.

Как вы осознаете, что ваши сотрудники счастливы? Как соотносятся ваши и их жизненные цели с переживанием счастья?


1.1. Человек как природное и одухотворенное существо

Перечень всех учебных материалов

Государство и право

Демография
История
Международные отношения
Педагогика
Политические науки
Психология
Религиоведение
Социология


1.1. Человек как природное и одухотворенное существо

  Существует много наук, изучающих человека. Сред этих наук особое место занимает психология. Это происходит потому, что человек является сложно устроенным существом. Прежде всего человек является природным существом, имеющим сложную телесную организацию, существование которой находится в прямой зависимости от окружающей среды.
  Природное происхождение человека и расовое изменение строения его тела, происходящее во времени и пространстве, изучает наука антропология. Но человек многогранен. Он является не только природным, но и социальным существом. Поэтому он является объектом изучения науки социологии. Как социальное существо человек приобретает новое качество — одухотворенность. Человек становится носителем духа. Дух представляет собой внутреннее состояние человека, его субъективный мир. Этот мир безграничен в пространстве и во времени. Духовный мир — это мир впечатлений, представлений, мыслей, идей, переживаний, желаний и пр., устремленных как в настоящее, так и прошлое и будущее, позволяющий человеку проникнуть за пределы чувственно воспринимаемого мира, понять бесконечность пространства и времени, осмыслить вечность бытия и безграничность человеческого духа.
  Таким образом, человек — это самое совершенное на Земле биосоциальное существо, достигшее наивысшего уровня физического и духовного развития.
  Духовность есть сущность человека как существа, вышедшего из животного мира, и получившего, благодаря духу, свободу в своих действиях, способность к творчеству, к усовершенствованию как окружающего мира, так и самого себя. Духовность является потенциальной возможностью для человека. Эта возможность превращается в действительность только в процессе развития ребенка в человеческом обществе.
  Процесс духовного роста является сложным и длительным. В результате духовного развития ребенок превращается из биологического существа в одухотворенное социальное существо — личность, сознательно осуществляющую свою жизнедеятельность в обществе. Как происходит процесс одушевления человека науке до сих пор не известно. Несомненно только то, что это происходит под влиянием людей и идей, существующих в обществе.


Кооперативный человек | Природа Человеческое поведение

Люди — это социальный вид, выживание и процветание которого зависит от сотрудничества. Понимание того, как и почему сотрудничество является успешным или неудачным, является неотъемлемой частью решения многих глобальных проблем, с которыми мы сталкиваемся.

Сотрудничество лежит в основе жизни людей и общества — от повседневного взаимодействия до некоторых из наших величайших начинаний.Понимание сотрудничества — что его мотивирует, как оно развивается, как это происходит и когда этого не происходит — поэтому является важной частью понимания всех видов человеческого поведения. В этом тематическом выпуске Nature Human Behavior мы объединяем обзоры, мнения и материалы исследований по человеческому сотрудничеству из разных областей журнала, включая эволюцию, антропологию, экологию, экономику, нейробиологию и экологию, чтобы зажечь междисциплинарный диалог и, возможно, даже вдохновляют научное сотрудничество.В нашей специальной коллекции по сотрудничеству (https://www.nature.com/collections/gvmywthghh) мы объединяем новый заказанный контент с работой из нашего архива, что демонстрирует широту исследований в этой важной междисциплинарной области.

Клаус Ведфельт / DigitalVision / Getty

Почему мы вообще сотрудничаем, когда выбор эгоистичного варианта может показаться наиболее логичным и полезным в конкурентном мире? Обзор Hilbe et al. обсуждает недавнюю формальную теоретическую работу о партнерстве и соперничестве в социальных дилеммах и утверждает, что соперничество имеет тенденцию развиваться в небольших популяциях с ограниченным числом взаимодействий, в то время как более частые взаимодействия побуждают сотрудничество превращаться в эволюционно стабильную стратегию.Работа Ягау и ван Вилена по моделированию 1 , которую мы опубликовали в прошлом году, также обнаружила свидетельства нескольких стабильных состояний сотрудничества, показывая, в отличие от предыдущих работ, насколько гибкие, совещательные стратегии могут развиваться. Конечно, многие другие виды достигли успеха благодаря сотрудничеству, и в комментарии Броснана приводится аргумент в пользу сравнительного экономического подхода, позволяющего раскрыть эволюционный путь сотрудничества.

Мы также можем исследовать механизмы и мотивы сотрудничества, наблюдая, как это происходит на практике.В обзоре Фер и Шуртенбергер оценивают экспериментальную литературу на предмет доказательств фиксированной социальной нормы условного сотрудничества, поддерживаемой наказанием со стороны сверстников, что, по их мнению, может объяснить множественные повторяющиеся модели человеческого поведения, наблюдаемые в контексте сотрудничества. В будущем мы сможем получить еще более точное понимание индивидуальных мотивов в этих типах совместных экспериментов, непосредственно наблюдая за нейронными реакциями во время игры, как утверждается в комментарии Деклерка и его коллег.

Для успешного сотрудничества требуется не только совместный выбор, но и способ сообщить потенциальным партнерам о своих намерениях и хороших качествах. В «Перспективе» Bliege-Bird и его коллег исследуются тонкие сигналы, которые люди используют для укрепления своих долгосрочных отношений сотрудничества, используя в качестве примера практику распределения уловов после охоты на ящериц среди женщин-охотников-собирателей Марту. Самые успешные охотники незаметно делят мясо со всеми, укрепляя взаимные связи и распределяя бремя рисков нехватки ресурсов.Это перекликается с комментарием Актиписа и др., Которые предполагают, что эволюционная концепция «взаимозависимости пригодности» между людьми для выживания и воспроизводства может быть принята в качестве основы для разных дисциплин, чтобы понять, почему сотрудничество так важно для нашего образа жизни.

«Даже в трудных ситуациях желание сотрудничества часто возникает, и факты говорят о том, что мы естественны в этом, если есть возможность».

Пример Martu — это система доверия и совместного риска, которая говорит о некоторых из наиболее острых проблем, с которыми сегодня сталкиваются люди во всем мире, а именно о распределении риска и «доверии», необходимом для коллективных действий.В предыдущем выпуске Кумен и Херрманн 2 показали, что дети в возрасте шести лет могут спонтанно находить способы сотрудничества для сохранения общего ограниченного ресурса. И действительно, обзор литературы, проведенный McAuliffe et al. За 2017 год. Номер 3 предоставил достаточно доказательств того, что дети приобретают представления о справедливости с удивительно раннего возраста. Однако мы слишком хорошо знаем, наблюдая за реальным миром, что координация между взрослыми часто не выполняется. Gächter et al. 4 предоставили частичное понимание того, почему это могло быть, показывая, что взрослые участники вносят больше при создании нового коллективного блага, но вносят гораздо меньше для поддержания существующего ресурса.Muthukrishna et al. 5 показали, что типичные антикоррупционные стратегии могут иметь негативное влияние на сотрудничество в зависимости от культурного контекста. Эти результаты являются предупреждением о том, что рычаги, которые мы применяем для поощрения сотрудничества, должны быть адаптированы к контексту.

Как мы можем развивать сотрудничество для общего блага? В экспериментах, проведенных Grossmann et al. 6 , авторы обнаружили, что они могут побуждать участников к «мудрым рассуждениям», чтобы избежать принятия автоматических, эгоистичных решений.В комментарии Данненберг и Барретт отмечают, что сотрудничество часто терпит неудачу, когда люди не уверены в относительной важности их собственного воздействия на критический экологический порог, и на успешных примерах, таких как Монреальский протокол, утверждают, что учреждения должны сделать сотрудничество основным принципом. более привлекательный вариант. В том же духе Castilla-Rho et al. 7 представила модель, которая определяет «переломные моменты», в которых сохранение грунтовых вод становится общепринятой социальной нормой в различных культурных условиях, которая может использоваться менеджерами по охране природы для прогнозирования наиболее эффективных вмешательств.

Наконец, некоторые из, казалось бы, наиболее трудноразрешимых проблем сотрудничества в современном мире — это конфликты между соперничающими странами и различными политическими, религиозными или этническими группами. Однако Fotouhi et al. показать, что сильным препятствием для сотрудничества является простое отсутствие коммуникации, и предположить, что продвижение даже редких взаимосвязей между ранее разделенными обществами может поддержать эволюцию сотрудничества в глобальном масштабе. Даже в трудных ситуациях желание сотрудничать, как представляется, часто зарождается, и факты говорят о том, что мы естественны в этом, учитывая возможность.

Некоторые мощные теории и эмпирические выводы расширили наши знания о сотрудничестве за последние несколько десятилетий, но многое еще предстоит понять. Объединение вопросов и подходов из разных областей может обеспечить благодатную почву для достижения этой цели. Мы с нетерпением ждем публикации теоретических и эмпирических исследований сотрудничества в будущем, которые еще больше раздвинут границы области.

Ссылки

  1. 1.

    Jagau, S.& van Veelen, M. Nat. Гм. Behav. 1 , 0152 (2017).

    Артикул Google Scholar

  2. 2.

    Koomen, R. & Herrmann, E. Nat. Гм. Behav. 2 , 348–355 (2018).

    Артикул Google Scholar

  3. 3.

    McAuliffe, K., Blake, P.R., Steinbeis, N. & Warneken, F. Nat. Гм. Behav. 1 , 0042 (2017).

    Артикул Google Scholar

  4. 4.

    Gächter, S., Kölle, F. & Quercia, S. Nat. Гм. Behav. 1 , 650–656 (2017).

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  5. 5.

    Muthukrishna, M., Francois, P., Pourahmadi, S. & Henrich, J. Nat. Гм. Behav. 1 , 0138 (2017).

    Артикул Google Scholar

  6. 6.

    Grossmann, I., Brienza, J. P. & Bobocel, D. R. Nat. Гм. Behav. 1 , 0061 (2017).

    Артикул Google Scholar

  7. 7.

    Castilla-Rho, J. C., Rojas, R., Andersen, M. S., Holley, C. & Mariethoz, G. Nat. Гм. Behav. 1 , 640–649 (2017).

    Артикул Google Scholar

Скачать ссылки

Об этой статье

Цитировать эту статью

Кооперативный человек. Nat Hum Behav 2, 427–428 (2018). https://doi.org/10.1038/s41562-018-0389-1

Скачать цитату

Ты социальное животное

ВОПРОС:

Уважаемый доктор Коэн,

Прежде всего, я хотел бы поблагодарить вас за то, что вы написали свой PT-блог «Что бы сделал Аристотель?»

У меня к вам вопрос, если у вас есть время ответить.

Вы часто говорите о модерации в своем философском блоге и о том, что в большинстве случаев жизнь предназначена именно для этого.Крайние меры не рекомендуются для счастливой жизни. Но немного предыстории обо мне. Около двух лет назад я потерял хорошо оплачиваемую работу, и осталось немного. Многие люди, включая меня, сказали бы, что я был одержим своей работой и делаю ее до совершенства, что, как я теперь понял, практически невозможно. После потери работы мне пришлось вернуться к родителям в Техас и теперь работать на работе с минимальной заработной платой. По меньшей мере, я довольно долго чувствовал себя не в своей тарелке, и из-за этого я не выхожу на улицу так часто, как привык; Причина в том, что получать больше удовольствия стоит денег, а я живу довольно далеко от города, где происходит вся суета.

Сейчас я пытаюсь сэкономить деньги и работать как можно больше, чтобы накопить немного денег к следующему семестру школы в надежде начать посещать школу с как можно меньшими долгами. Я стремлюсь быть каким-то психологом, но не уверен, куда меня приведет этот путь. При этом я довольно много работаю, чтобы накопить, а также погасить некоторые долги, на которые в предыдущие годы я не обращал внимания. Теперь мне приходится работать вдвое усерднее, чтобы выплатить эти долги, но на собственном опыте я понял, что хотел бы улучшить себя и свое образование, чтобы стать кем-то, но, поступая так, я боюсь, что не получаю столько удовольствия, сколько мне хотелось бы.Я не выхожу на улицу, как я уже говорил ранее, и вот уже три года, как у меня были отношения ни с кем. Это не значит, что я не общительный человек. Я лажу со всеми на работе; Я обычно тот человек, к которому все приходят, чтобы пошутить или поговорить. На работе я завел и встретил много друзей, которых вижу только на работе; и они спрашивают меня, почему, и я сообщаю им причину. Я развлекаю себя экономически эффективными способами, ведя блог, звоня друзьям, отправляя тексты шуток и отправляя друзьям ссылки на упомянутые шутки.Я не ввязываю себя в романтические отношения, потому что я счастлив таким, какой я есть сейчас … по крайней мере, я так думаю. В любом случае, не является ли такая сосредоточенность на себе чрезмерной, чтобы стать лучше? Я хочу получать больше удовольствия, чем то, что у меня есть, но в данный момент я не могу себе этого позволить. Является ли этот тип крайним вредным или даже крайним?

Я ценю, что вы нашли время в своем плотном графике, чтобы ответить, можете ли вы, и снова мне нравится ваш блог на PT.

любопытный

МОЙ ОТВЕТ:

Дорогой любопытный,

Вы описали себя как одержимого стремлением достичь совершенства на своей прежней работе.К вашей чести, теперь вы понимаете, что это требование совершенства было нереалистичным. Однако, похоже, вы все еще можете требовать совершенства, пытаясь сэкономить деньги, исключив активную социальную жизнь. Если да, то ответ на ваш вопрос о том, впадаете ли вы в крайности, будет положительным.

Как определить, доходит ли вы до крайностей, занимаясь какой-нибудь другой полезной деятельностью? Верным признаком является то, что вы пренебрегаете другими важными, даже жизненно важными аспектами своей жизни.Таким образом, вы довели работу до крайности, если позволили ей помешать вам полноценно питаться, спать или заниматься физическими упражнениями. То же самое и с экономией денег. Если это делается за счет здоровой и приятной общественной жизни, значит, вы впали в крайность.

Согласно Аристотелю, люди являются «социальными животными» и поэтому естественно ищут товарищеские отношения с другими как часть своего благополучия. И, как отмечает Барух Спиноза, «мужчины действительно получают от общественной жизни гораздо больше удобства, чем травм.«Эта человеческая социальная динамика включает в себя построение и поддержание интимных или близких социальных отношений. К сожалению, вы решили избегать романтических отношений, хотя с тех пор прошло три года с тех пор, как у вас были такие отношения. Вы также, очевидно, избегали налаживания дружеских отношений вне работы. окружающая среда; и ваше социальное взаимодействие за пределами рабочего места, по-видимому, в значительной степени ограничивается электронными коммуникациями, такими как ведение блога, звонки друзьям, отправка текстов и электронная почта друзьям.Все эти последние действия могут быть полезными, но они выполняются на расстоянии и, следовательно, не то же самое, что личное общение с людьми.

Вы не считали себя нелюдимым человеком; однако, как также утверждал Аристотель, человек становится общительным, действуя, думая и общаясь. Другими словами, вы становитесь тем, чем вы занимаетесь.

Таким образом, Жан-Поль Сартр утверждал, что люди — это сумма их действий. С этой точки зрения недостаточно сказать, что вы будете заниматься социальной жизнью позже, когда у вас будет больше денег.В самом деле, некоторые люди, утверждает Сартр, в конечном итоге определяют себя отрицательно как разочарованные надежды, мечты, желания или ожидания.

Что касается практической проблемы, связанной с нехваткой денег для общения, накоплением средств на образование и выплатой части долга, американский прагматик Уильям Джеймс напомнил бы вам, что нужно делать то, что работает, при имеющихся у вас ресурсах. Например, упаковка для пикника или прогулка по парку могут быть более интимными и романтичными, чем ужин в душном ресторане с завышенной ценой или потягивание напитков в шумном, задымленном баре.Действительно, если вы потворствуете своему творческому интеллекту, вы сможете придумать подходящие, относительно недорогие альтернативы.

Наилучшие пожелания в поисках счастья. Но помните замечание Аристотеля о том, что лишать себя основополагающего ингредиента счастья, которого вы ищете, нет добродетели. Это включает в себя ведение и поддержание активной общественной жизни.

Эллиот Д. Коэн, Ph.D.

Если у вас есть жизненный проблемный вопрос или проблема, по которой вы хотели бы иметь философскую точку зрения, вы можете опубликовать ее как комментарий или написать мне по электронной почте на [email protected]

азиатских тем по Азии для преподавателей || Конфуцианское учение

Роберт Окснам :: Конфуций строит свою теорию общества и правительства на предположении, что человек — это социальное существо, всегда взаимодействующее с другими людьми. Из этого предположения вытекают моральные обязательства перед другими людьми и императив государственной службы.

Вт. Теодор де Бари :: Конфуций путешествовал со своими друзьями и учениками, посещал одно государство за другим и пытался убедить одного правителя за другим, но безуспешно.И в какой-то момент они заблудились в своем путешествии, и один из учеников Конфуция пошел спросить дорогу у кого-то, кто возделывал землю на соседнем поле.

И когда этот фермер узнал, кто был учеником и кем был Конфуций, он сказал: «Вместо того, чтобы преследовать кого-то, кто убегает от того или другого человека, вы должны бежать от всего этого поколения людей». Итак, это делает крестьянина, фермера человеком, который возделывает свой собственный сад и не беспокоится об остальном человечестве.

Ученик возвращается к Конфуцию и сообщает об этом. И Конфуций говорит: «Нельзя пасти стадо со зверями или стадо с птицами. Если я не должен быть человеком среди людей» или буквально идти в компании других людей, то кем я должен быть? Путь преобладал в мире, я бы не стал ничего менять ».

Он не доволен тем, что находит. Его совесть побуждает его попытаться исправить то, что не так в мире. И это чувство моральной совести, что он должен быть в компании других мужчин, что бы он ни делал с собой.Это должно быть связано с человеческим обществом.

Ирен Блум: В конфуцианской традиции человеческое родство — это главное. Люди существуют в социальном контексте. Они учатся друг у друга, они взаимодействуют друг с другом.

Вт. Теодор де Бари: Итак, с практической точки зрения, путь к пониманию того, что значит быть человеком или быть гуманным, — это взаимодействие с другими людьми и союзническая сила взаимности или сочувствия, так что вы понимайте себя тем, что вы понимаете о других, и вы понимаете других и относитесь к ним тем, что вы понимаете о себе.

2014: КАКАЯ НАУЧНАЯ ИДЕЯ ГОТОВА К ОТКЛОНЕНИЮ?

Для усиления опасного социально-психологического империализма по отношению к другим наукам о поведении и для предположения, что люди естественным образом ориентированы на других, необходимо отказаться от сильной интерпретации знаменитого афоризма Аристотеля. Безусловно, социальность — это доминирующая сила, которая формирует мышление, поведение, физиологию и нейронную активность. Однако энтузиазм по поводу социального мозга, социальных гормонов и социального познания должен быть умерен с доказательствами того, что быть социальным — это далеко не просто, не автоматично или бесконечно.Это потому, что наш (социальный) мозг, (социальные) гормоны и (социальное) познание, от которого зависят социальные процессы, должны быть задействованы, прежде чем они что-то сделают для нас.

Одно из наиболее убедительных доказательств якобы автоматической социальной природы людей исходит из знаменитой анимации Фрица Хейдера и Мэри Зиммель 1944 года, в которой два треугольника и круг вращаются вокруг прямоугольника. Анимация изображает просто формы, но люди находят почти невозможным не воспринимать эти объекты как человеческие актеры и строить социальную драму вокруг их движений.При более внимательном рассмотрении видео и внимательном чтении статьи Хайдера и Зиммеля, описывающей это явление, можно предположить, что восприятие этих форм в социальных терминах не происходит автоматически, а должно быть вызвано особенностями стимулов и ситуации. Эти формы были разработаны для движения по траекториям, которые специально имитируют социальное поведение — если движение фигур изменяется или переворачивается, они не вызывают такой же степени социальных реакций. Кроме того, участникам первоначальных исследований этой анимации было предложено описать формы в социальных терминах на основе языка и инструкций, которые использовали экспериментаторы.Люди могут быть готовы и желают смотреть на мир через призму общества, но они не делают этого автоматически.

Несмотря на то, что мы обладаем способностями, выходящими далеко за рамки других животных, учитывать умы других, сочувствовать потребностям других и преобразовывать сочувствие в заботу и щедрость, мы не можем использовать эти способности легко, легко или в равной степени. Мы участвуем в актах лояльности, моральной заботы и сотрудничества в первую очередь с нашими внутренними кругами, но делаем это за счет людей, не принадлежащих к этим кругам.Наш альтруизм небезграничен; это местечко. В подтверждение этого феномена было показано, что гормон окситоцин, который долгое время играет ключевую роль в формировании социальных связей, способствует присоединению к своей внутренней группе, но может усиливать защитную агрессию по отношению к чужой группе. Другое исследование предполагает, что эта самоотверженная внутригрупповая любовь эволюционировала вместе с межгрупповой войной, и что общества, которые больше всего ценят верность друг другу, как правило, чаще всего поддерживают насилие по отношению к чужим группам.

Даже, возможно, наша самая важная социальная способность, теория разума — способность принимать точки зрения других — может усилить конкуренцию так же, как и сотрудничество, подчеркивая эмоции и желания тех, кто нам нравится, но также подчеркивая эгоистичные и неэтичные мотивы людей. люди, которых мы не любим. Кроме того, для того, чтобы мы в первую очередь учитывали умы других, необходимо, чтобы мы были мотивированы и обладали необходимыми когнитивными ресурсами. Поскольку мотивация и познание конечны, наша способность быть социальным тоже ограничена.Таким образом, любое вмешательство, направленное на повышение внимания к другим с точки зрения сочувствия, доброжелательности и сострадания, ограничено в своих возможностях. В какой-то момент колодец рабочей памяти, от которого зависят наши самые ценные социальные способности, иссякнет.

Поскольку наши социальные возможности в основном не автоматические, ориентированы на внутригрупповые и конечные, мы можем отказаться от сильной версии утверждения Аристотеля. В то же время концепция людей как «социальных по своей природе» подтвердила множество важных идей: что люди нужны для выживания d другим людям, что люди обычно постоянно готовы к социальному взаимодействию и что изучение особенно социальные особенности человеческого функционирования очень важны.

Почему человека называют социальным животным A Human class 8 Social science CBSE

Подсказка:
> Социальные животные — это животные, которые сильно взаимодействуют с другими животными, обычно принадлежащими к своему виду.
> Социальность относится к степени организации их социального поведения.
> Социальное влечение — это причина, по которой человека называют социальным животным.

Полный ответ:
Вариант A) Люди не могут и не живут изолированно — это правильный ответ, потому что это правда, что люди не могут и не могут жить изолированно. Человеческие жизни зависят от других людей. Люди живут группами, будь они меньше, как семья, или больше, как город или страна.

Вариант Б) Люди живут изолированно — это неправильный ответ, потому что люди не могут и не могут жить изолированно. Таким образом, здесь это неверно.

Вариант C) Люди безразличны к сообществу — это неправильный ответ, потому что неверно, что люди безразличны к сообществу. Человеческие существа называются социальными животными, потому что люди не могут и не могут жить изолированно.

Вариант D) Ничего из вышеперечисленного — это неправильный ответ, потому что правильный ответ — люди не могут и не могут жить изолированно.

Таким образом, правильный ответ: A

Примечание
Знаменитый греческий философ однажды сказал: «Человек по своей природе социальное животное, индивид, который по своей природе асоциальный и не случайно, либо ниже нашего внимания, либо больше, чем человек.Он сказал это потому, что люди живут группами, независимо от того, меньше они, как семья, или больше, как город или страна.

Вы в одном шаге от ответа!

Подпишитесь бесплатно!

Регистрируясь, вы также получаете БЕСПЛАТНЫЙ доступ к тысячам решенных вопросов, викторин
и загружаемым PDF-файлам!

Люди — социальные животные

Люди — социальные животные.Наша жизнь зависит от других людей. Человеческие младенцы рождаются неспособными транспортировать или заботиться о себе. Их выживание зависит от усилий другого человека. Мы развиваемся и узнаем об окружающем мире через фильтр других людей. Эти Наши связи с другими людьми являются ключом не только к нашему выживанию, но также к нашему счастью и успеху в нашей карьере.

Я читаю отличную книгу Николаса Кристакиса и Джеймса Фаулера «Связь: удивительная сила наших социальных сетей и то, как они формируют нашу жизнь».Они углубляются в социальную теорию, лежащую в основе влияния наших социальных сетей на нашу жизнь. Суть в том, что на нас влияют люди, удаленные от нас на три градуса, и мы можем влиять на них. Помня об этом, теперь посмотрите на свою социальную сеть в пределах трех градусов от себя. Эти люди, которых вы хотите, влияют практически на все аспекты вашей жизни? Достаточно ли у этой группы глубины и широты? Стоит ли расширять эту группу?

Один из способов расширить свою социальную сеть, особенно в интересах вашей карьеры, — это вступить в профессиональную ассоциацию.Как только вы это сделаете, вы должны решить, как использовать это членство, чтобы получить наибольшую ценность. Некоторые люди считают, что членство в ассоциации — это нечто, что делается с ними пассивно, а не активная отправная точка для их собственных действий. Быть активным членом профессиональной ассоциации может:

  • Открывать двери для новых возможностей
  • Связывать вас с единомышленниками
  • Связывать вас с уважаемыми коллегами, придерживающимися разных мнений или точек зрения
  • Предоставлять возможность поделиться решениями
  • Найдите вашу следующую работу
  • Даже выделите вас как идейного лидера

Все дело в том, как вы используете это в своих интересах.

Вы также можете получить дополнительный авторитет и признание в качестве менеджера по продукту, написав и отправив статьи, что вы можете делать из любой точки мира, или участвовать в онлайн-форуме или форумах. Вы можете стать волонтером на местных или региональных мероприятиях. Или вы можете добровольно стать наставником «новичка» в этой области.

Поскольку конкуренция на рынке труда продолжает быть жесткой, и многие поступающие из великих университетов с учеными степенями и опытом, один фактор, который может выделить вас, — это ваша профессиональная социальная сеть.Разветвленная сеть — это ресурс, из которого вы можете рисовать по своему желанию. Считайте этих людей своими глазами и ушами на земле. Независимо от того, собираетесь ли вы в наземной региональной группе или расширяетесь для глобального подключения через Интернет, успех ваших связей будет зависеть от количества приложенных вами усилий.

Я рассматриваю социальную сеть как определенный карьерный актив. Каков ваш социальный капитал? Вы богаты, едва ли не безубыточны или банкрот?

«Хотя социальные сети по своей сути являются человеческими и повсеместными, их не следует воспринимать как должное.”

Christakis & Fowler

Подпишитесь на информационный бюллетень

Подпишитесь, чтобы получать наши последние материалы по электронной почте.

Успех! Теперь проверьте свою электронную почту, чтобы подтвердить подписку.

Цитата Аристотеля: Человек по своей природе социальное животное; человек, который…

«Присутствие решающего« или / или »зависит от собственного страстного желания человека, направленного на решительные действия, от собственной внутренней компетентности человека, и поэтому компетентный человек жаждет« или / или »в каждой ситуации, потому что он это делает больше ничего не хочу.«

— Сорен Кьеркегор Датский философ и богослов, основатель экзистенциализма 1813–1855

Сорен Кьеркегор, Два века: литературный обзор, 1846, Гонконг, 1978/2009, стр. 67–68
1840-е годы, Два века: литературный обзор (1846)
Контекст: Нередко можно услышать, как мужчина, запутавшийся в том, что ему следует делать в конкретной ситуации, жалуется на уникальный характер ситуации, думая, что он мог бы легко действовать, если бы ситуация была большим событием с только один или / или.Это ошибка и галлюцинация понимания. Нет такой ситуации. Наличие решающего или / или зависит от собственного страстного желания индивида, направленного на решительные действия, от присущей ему собственной компетентности, и поэтому компетентный человек жаждет либо / или в каждой ситуации, потому что он не хочет ничего большего. Но как только у индивидуума больше нет существенного энтузиазма в своей страсти, но он испорчен тем, что позволяет своему пониманию расстраивать его каждый раз, когда он собирается действовать, он никогда в своей жизни не обнаруживает разобщенности.И даже если его проницательное, находчивое понимание адекватно для управления целым домом, у него все еще не было понимания своей жизни заранее или в момент действия, и это не может быть понято после слов, потому что действие, по сути, не имело имели место, и связность его жизни превратилась в разговорчивое продолжение или постоянную болтливость, причастную или инфинитивную фразу, в которой предмет должен быть понят или, вернее, вообще не может быть локализован, потому что, как говорят грамматики, значение не проясняет это по той простой причине, что в нем нет смысла.