Арабские халифаты: АРАБСКИЙ ХАЛИФАТ — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

Содержание

АРАБСКИЙ ХАЛИФАТ — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

Теократическое государство, которое возникло в результате завоеваний мусульман во главе с халифом в VII-IX веках.

Пророк Мухаммед и появление ислама

Первоначальным ядром будущего государства стала религиозная община, созданная пророком Мухаммедом в Западной Аравии в Хиджазе в VII веке. Новая религия – ислам способствовала объединению арабов.  После смерти Мухаммеда в 632 г., не оставившего после себя наследника, был избран «заместитель» пророка – халиф, которым стал один из его близких сподвижников Абу Бакр. Халифы призвали арабов отправиться в военные походы для распространения ислама. Наступила эпоха «праведного халифата». В этот период в арабское государство в результате войн с Византией и Персией был полностью включен Аравийский полуостров, Кавказ и часть Северной Африки. Захваченные земли были разделены на наместничества во главе с эмирами, облагались особым налогом (харадж), кроме этого иноверцы должны были платить подушную подать (джизью). Последний правитель этого период Али ибн Абу Талиб был убит отравленным кинжалом во время «дворцового переворота» хариджитом, и к власти пришли Омейяды, правившие с 661 по 750 год. При них государственный строй изменился, страна стала наследственной монархией. Столица была перенесена в г. Дамаск, двор халифа и его приверженцы получили наиболее привилегированное положение. Халифат продолжил расширять свои владения. К концу VII в. арабы подчинили себе часть Армении, Южный Азербайджан, часть Северной Африки. К 711 г. были захвачены все африканские владения Византии (Магриб), после чего началось завоевание Испании. Помимо побед, были и поражения, в 732 г. арабские войска потерпели поражение от франков во главе с майордомом Карлом Мартеллом. В период правления Омейядов ислам раскололся на два течения: суннитов и шиитов.

«Золотой век Аббасидов»

В 747-750 гг. произошло восстание, в результате которого Омейяды были свергнуты, а правящей стала династия Аббасидов, потомков дяди Мухаммеда.

Большая часть семьи Омейядов была убита. При Аббасидах арабы утратили свое привилегированное положение, возросло влияние выходцев из Ирана, в 762 г. халифом Мансуром была основана новая столица – Багдад. Этот период стал называться «золотым веком Аббасидов», при которых произошел настоящий расцвет арабо-мусульманской культуры и науки. Существовали высшие школы, в которых изучались светские науки, были открыты обсерватории, библиотеки. Халифат отказался от агрессивной внешней политики, огромная империя стала постепенно распадаться: первой откололась Испания, где был образован кордовский эмират в 756 г., затем Марокко и Восточный Магриб. Аббасиды пытались сохранить государство, проводив репрессивную политику по отношению к покоренным народам, менялась и религиозная политика.

Упадок Арабского халифата

В 819 г. в Средней Азии появилось государство эмиров из династии Саманидов со столицей в Бухаре. В 868 г. в Египте было образовано самостоятельное государство. В IX в. свою государственность получили народы Закавказья и Средней Азии. При этом местная знать стала забирать все больше власти в свои руки, некоторые правители платили лишь харадж, а другие отказались даже от этого. В этот период повсеместным явлением стали народные восстание, среди которых стоит выделить выступление зинджей в 869-883 гг. (чернокожих рабов). Также ширилось карматское движение в Сирии, Ираке и Бахрейне, призывавшие к социальному равенству и общности имущества. В 899 г. карматы образовали собственное государство в Бахрейне, в 901 г. даже попытались захватить Дамаск, а в 930 г. они заняли и разграбили Мекку.   К середине X в. власть халифов сохранилась лишь в Багдаде и близ лежащих землях. В 945 г. к Багдаду подошли войска Буидов, династии из Западного Ирана, халиф не оказал сопротивления, в его руках осталась лишь религиозная власть. Большая власть его имущества была конфискована. В конце 1055 г. Багдад перешел под власть турок-сельджуков, в городе было неспокойно, нередко происходили столкновения между суннитами и шиитами.

Пользуясь недовольством правления турок-сельджуков, халифам удалось восстановить свою власть и воссоздать независимое государство в пределах Нижнего Ирака и Хузистана. В 1157 г. им удалось снять осаду Багдада войсками сельджукского султана. В 1258 г. монголы захватили Багдад при помощи осадных орудий, подвергли его страшному разгрому, перебили около 100 тысяч мусульман, а последний халиф аль-Мустасима погиб. Однако на этом династия Аббасидов не пресеклась, объявился самозванец, который при поддержке египетских и сирийских мамлюков основал собственную династию в Каире, правившую до 1368 г. После захвата Египта, в 1517 г. титул халифа был принят турецким султаном Селимом I.  

Историк Василий Кузнецов о появлении ислама, первом исламском государстве и ДАИШ: История: Библиотека: Lenta.ru

Почему арабы легко и быстро завоевали весь Ближний и Средний Восток, Северную Африку, но потерпели неудачу в Европе? Как в Средние века появился, расцвел и угас Арабский халифат и почему его наследниками объявили себя современные исламисты из запрещенной в России террористической организации ДАИШ (арабский вариант аббревиатуры ИГИЛ — прим. «Ленты.ру»)? Об этом «Ленте.ру» рассказал кандидат исторических наук, руководитель Центра арабских и исламских исследований Института востоковедения РАН Василий Кузнецов.

«Лента.ру»: Правда ли, что до появления ислама значительная часть арабов исповедовала христианство или иудаизм в тех или иных формах?

Василий Кузнецов: Да, это так. В городе Ясрибе, позже переименованном в Медину, значительная часть жителей были иудеями. Немалая часть арабских племен исповедовала христианство несторианского и монофизитского толка, поскольку Аравия издавна считалась убежищем для христианских еретиков, преследуемых в Византии. Но еще больше было арабов-язычников.

Почему тогда в VII веке возникла потребность в появлении новой религии? Почему деятельность пророка Мухаммеда была столь успешной?

Мухаммед был не первым, кто претендовал на роль носителя новой религиозной идеи. У него, например, был сильный конкурент Мусайлима, с которым расправились только после смерти пророка.

Вообще, ислам возник не на пустом месте. В VII веке идея единобожия (монотеизма) была очень популярна в Аравии, в различных частях которой постоянно появлялись проповедники монотеизма, так называемые ханифы. К сожалению, о содержании их проповеди мы почти ничего не знаем.

Считается, что арабское племенное общество в то время переживало кризис, связанный с трансформацией его прежней социально-экономической структуры. Это закономерным образом отражалось на сознании людей, болезненно ощущавших смену эпох, что отражено в доисламской поэзии. Вместе с тем, с точки зрения многих исследователей, подобное ощущение кризиса — это естественное состояние подобных племенных обществ.

Пророк Мухаммед во время Прощального паломничества

Деятельность Мухаммеда была успешной в силу двух главных причин. Во-первых, в отличие от своих соперников, он проповедовал в Мекке — политическом, торговом и культовом центре языческой Аравии. Во-вторых, он удовлетворил общественный запрос на объединение арабов не на племенной, а на идейно-религиозной основе.

То есть новая вера позволила преодолеть племенные распри, мешавшие давно назревшему объединению арабов?

Именно так. Это можно сравнить с христианской идеей «нет ни эллина, ни иудея», во многом способствовавшей распространению учения Христа. Но поначалу арабские племена в большинстве своем, то есть за пределами собственно Медины, объединялись вокруг Мухаммеда как политического лидера, а не религиозного. Конечно, по его настоянию они принимали ислам, но не относились к этому серьезно.

Неудивительно, что после смерти пророка многие племена стали отказываться от ислама (ридда), мотивируя это тем, что давали клятву верности лично пророку, но никак не его заместителям (халифам). Снова сплотить всех арабов под знаменем пророка Мухаммеда удалось первому халифу Абу Бакру, для чего ему потребовались как дипломатические, так и военные усилия.

Именно с этого времени можно говорить об исламе как о самостоятельной религии?

Как посмотреть. С одной стороны, конечно, момент рождения ислама как новой религии — это начала проповеди Мухаммеда. С другой стороны, если рассматривать ислам именно как религиозную систему, то, например, в Византии еще очень долго считали ислам новой иудейской сектой, и на то были свои основания.

Мухаммед первоначально рассматривал иудеев как своих потенциальных союзников, ведь его главная идея — чистый монотеизм — была неприемлема для христиан, но должна была устраивать иудеев. Однако получилось так, что отношения арабских и иудейских племен не сложились, да к тому же последователей Мухаммеда очень смущала концепция иудейской исключительности. Впрочем, вплоть до XI века обогащение ислама активными заимствованиями из иудейских и христианских источников у арабов считалось хорошим тоном.

Ислам как особый религиозно-культурный феномен складывался постепенно, а настоящая исламизация арабов началась только в ходе завоевания соседних стран, когда при столкновении с другими народами и культурами ислам помогал им сохранять свою идентичность.

Медина, XIX век

Изображение: Mary Evans Picture Library / Global Look

Кстати, почему арабы так относительно легко и быстро смогли захватить огромные пространства Ближнего и Среднего Востока, Северной Африки и юго-запада Европы?

Потому что сразу сошлось несколько факторов. Во-первых, в VI веке изменился климат — произошло резкое похолодание (скорее всего, в результате извержения вулкана в районе Малайского архипелага), ставшее одной из причин последующей арабской экспансии с территории Аравийского полуострова. Вслед за этим случилась пандемия чумы, резко ослабившая прежде могущественную Византию (Юстинианова чума), где сильно обострились политические и религиозные противоречия.

Из этого следует второй фактор — значительная часть христианского населения Египта, Палестины и Сирии были еретиками, ненавидевшими Константинополь с его ортодоксальной церковной политикой. Когда халиф Омар в 637 году взял Иерусалим, патриарх Софроний лично вручил ему ключи от города. Ведь арабы поначалу не стремились на завоеванных землях везде насаждать ислам, поэтому местное население к их приходу отнеслось достаточно спокойно, не почувствовав в этом угрозу для себя.

В-третьих, непосредственно перед арабскими завоеваниями две ведущие сверхдержавы того времени — Иран и Византия — в течение 26 лет вели изнурительную и ожесточенную войну за господство на Ближнем Востоке, сильно истощившую обе стороны. Поэтому неудивительно, что за последующие 20 лет арабы захватили Иран и Месопотамию, а затем и две трети византийских владений (Сирию, Палестину, Египет и всю Северную Африку), а также почти все Закавказье, Дагестан.

В-четвертых, арабы были кочевниками, а, как известно, военный потенциал кочевых народов сильнее, чем у оседлых. В-пятых, ключевую роль в их завоеваниях сыграл именно ислам, благодаря которому арабы не растворились среди покоренных народов, а создали новую уникальную цивилизацию. В этом их отличие от многих других кочевых народов, которые не менее стремительно захватывали огромные пространства (гунны, монголы). Правда, спустя сто лет арабская экспансия закончилась — на востоке в 751 году при Таласе (нынешняя Киргизия) непобедимых прежде арабов остановили тюрки и китайцы, а на западе в битве при Пуатье в 732 году их разгромил Карл Мартелл, дед Карла Великого.

Как вы считаете, если бы в битве при Пуатье победили арабы, грозила бы тогдашней Европе исламизация?

Европа раннего Средневековья была задворками тогдашнего цивилизованного мира, и поэтому, в отличие от нынешних времен, мало привлекала жителей Ближнего Востока и Северной Африки. Даже спустя четыре столетия, в эпоху Крестовых походов, арабы считали европейцев неотесанными северными варварами, хотя, в отличие от нынешних исламистов, не воспринимали войны с крестоносцами как межцивилизационное столкновение. В этом плане роли поменялись.

Но даже если бы битва при Пуатье закончилась иначе, не думаю, чтобы Европе в VIII веке грозила бы исламизация. Испанию, например, завоевывали в основном не арабы, а берберы Северной Африки, которые были гораздо менее исламизированы. Никаких ресурсов для завоевания Европы у арабов не было, они к тому времени уже выдохлись.

Халиф Умар ибн аль-Хаттаб входит в завоеванный им Иерусалим, 637 год

Изображение: Mary Evans Picture Library / Global Look

Что представляло собой созданное в результате всех этих завоеваний государство — Арабский (Исламский) халифат?

Обычно его историю подразделяют на три периода: правление четырех праведных халифов (632-661 годы), эпохи Омейядов (661-749 годы) и Аббасидов (750-1258 годы). Праведные халифы, сподвижники пророка Мухаммеда, правили на заре исламской цивилизации, именно они были инициаторами первых завоевательных походов.

Омейядский халифат, столицей которого стал Дамаск (иногда эту роль выполняла знаменитая теперь Ракка), был своеобразным государством. Современный британский историк Чейз Робинсон называет его не государством даже, а «завоевательной политией», поскольку в нем сохранилось много прежних византийских политических институтов и традиций, а основной доход шел от военной добычи с завоеванных территорий, халифы не нуждались в создании институтов. После прекращения арабских завоеваний в середине VIII века доходы халифата резко упали, Омейядам вопреки своим обещаниям пришлось сохранить налогообложение (джизью) для новообращенных мусульман, хотя раньше при переходе в ислам человек освобождался от ее уплаты. Все это в итоге привело к Аббасидской революции.

Аббасидская революция заключалась в том, что династию Омейядов вырезали, а ее сменила новая династия Аббасидов?

Нет, не только в этом. Во-первых, не всех Омейядов вырезали, немногие выжившие сбежали в Испанию, где основали Омейядский эмират, а потом и халифат. Во-вторых, Аббасидская революция была массовым народным движением с ярко выраженным персидско-шиитским этнокультурным элементом. На гребне этой революционной волны довольно-таки случайным образом к власти пришли потомки Аббаса, дяди пророка Мухаммеда, ранее не имевшие особых заслуг в деле становления ислама.

Аббасиды перенесли столицу халифата из Дамаска в Багдад и, в отличие от Омейядов, стали выстраивать собственные институты власти. Если Омейядский халифат был чисто арабским военно-политическим образованием с сильным византийским влиянием, то Аббасидское государство испытывало серьезное иранское этнополитическое воздействие. Когда в середине X века династия Аббасидов оказалась под контролем военачальников из рода Бувайхидов, начался процесс разделения светской и духовной власти: первая принадлежала Бувайхидам, а вторая — халифу.

А как было до этого?

До этого вся полнота политической и религиозной власти принадлежала только халифу.

То есть до Бувайхидов Арабский халифат был теократическим государством?

Халифат был теократическим государством только во времена пророка Мухаммеда. При его наследниках в разные времена было сложное сочетание элементов духовной и административной власти халифов: при праведных халифах была одна ситуация, при Омейядах и тем более Аббасидах — совсем другая.

В середине XI века, при владычестве тюрков-сельджуков, разделение духовной и светской власти получило терминологическое обоснование: для обозначения политической власти появился титул «султан», а багдадский халиф стал считаться лишь духовным авторитетом.

Мусульмане молятся, повернувшись лицом к Мекке, середина XIX века

Изображение: Mary Evans Picture Library / Global Look

Вы сейчас упомянули государство тюрков-сельджуков, а Османская империя может считаться наследником Арабского халифата?

Формально да, поскольку после завоевания Египта в 1517 году турецкий султан принял титул халифа, хотя до XVIII века его практически не упоминали в официальных документах Османской империи. О нем вспомнили в связи с многочисленными русско-турецкими войнами, когда титул халифа позволял султану претендовать на роль покровителя мусульман Российской империи.

С другой стороны, когда Османская империя завоевывала земли Аббасидского халифата, тот уже фактически распался. И, конечно, многовековое турецкое владычество стало совершенно новым периодом существования арабского мира, постепенно превратившегося в периферию Османской империи.

Это был упадок?

Раньше так и было принято считать, что османский период — это закат арабской цивилизации. Но все было гораздо сложнее. Говорить об отуречивании арабов было бы преувеличением, везде было по-разному. Например, территория современного Ирака и Сирии действительно находились под очень сильным турецким влиянием, в отличие от Египта, чья зависимость от Стамбула со временем неуклонно ослабевала. Магриб признавал власть турецкого султана только номинально, а Марокко вообще сохранил независимость.

Но вы сами сказали, что к началу османского завоевания единого халифата, который при Аббасидах стал посредником между античностью и европейским Возрождением и где расцветали наука и искусство, уже не существовало. Значит, был упадок?

Смотря по каким критериям судить. Если говорить об арабской культуре, то, действительно, уже в позднее Средневековье (после XII-XIII веков) наблюдается некоторый ее застой: в литературе стиль начинает доминировать над содержанием, из текстов постепенно выхолащивается смысл. С другой стороны, позднее Cредневековье — это и аль-Газали, и еще позже Ибн Халдун — никак не застой. Но в философской мысли Ибн Халдуна уже есть ощущение некоего подведения итогов, а османский период — это, в основном, записывание народной литературы, вроде сказок «Тысячи и одной ночи».

Как вы думаете, с чем это было связано?

По моему мнению, главной проблемой арабской цивилизации в позднее Средневековье стало исчерпание эпистемологических оснований, обеспечивших ее успех в предшествующий период. Иными словами, в ту эпоху в арабском мире не смогли сформироваться условия, способствующие появлению новых идей. Это напоминает кризис гуманитарного знания в западном мире в конце XX века, где теперь доминирует постмодернистское представление о том, что ничего нового придумать нельзя и остается лишь играть с формами и цитатами.

Болезненное осознание упадка в арабо-исламском мире появилось в XIX веке при непосредственном столкновении с европейцами, чье превосходство во всех сферах ни у кого не оставляло сомнений. Это вызвало среди арабских интеллектуалов две противоположные реакции: одни утверждали, что проблема в самом исламе, от которого надо отказываться, а другие, считавшие, что нужно вернуться к чистому неиспорченному исламу, дали начало салафитскому движению.

То есть нынешний исламский радикализм во многом является реакцией на столкновение с другим, западным образом жизни, иными словами, реакцией на неизбежную вестернизацию арабского общества?

Можно, наверное, сказать и так. Хотя в исламском мире политическое и религиозное обновление всегда имело салафитскую форму «возврата к истокам». Другое дело, как это понятие истолковывать.

И напоследок самый актуальный вопрос: что из исторического наследия Арабского халифата пытается использовать запрещенная в России террористическая группировка, которую у нас совсем недавно называли ИГИЛ, а теперь ДАИШ? Тем более и столица у них находится в Ракке, которую вы упоминали.

Я считаю, что ДАИШ — более уместная аббревиатура, чем наименования ИГИЛ или «Исламское государство», порождающие исламофобию у одних и неприятные мысли у других. Конечно, современные исламские радикалы пытаются спекулировать на истории Арабского халифата. Но больше они апеллируют не к подлинному историческому опыту арабского народа, а к своим мифическим представлениям о том, каким должен быть настоящий халифат.

Еще исламисты обращаются к классическим трудам арабо-мусульманских философов, теоретически обосновывающих идеальную модель устройства исламского государства и общества (аль-Маварди, ибн Таймийя). Понятно, что на практике эту исламскую утопию воплотить невозможно, поскольку она не дает ответы на многие вопросы, стоящие перед современными мусульманами. Поэтому ДАИШ, декларируя возврат к нормам и традициям халифата, в реальности активно использует многие западные институты (например, в Ракке есть подобия министерств и ведомств).

Боевики ДАИШ

Фото: Dabiq / Global Look

Большая ошибка считать, что ДАИШ стремится к восстановлению какой-либо традиции. На самом деле оно обращается к архаике, противостоящей подлинной арабо-мусульманской традиции. Иными словами, сегодня современные исламисты самым примитивным образом изобретают искусственное прошлое. В этом их вполне уместно сравнить с итальянскими фашистами или немецкими нацистами, стремившимися воссоздать эстетику и культ Древнего Рима или древнегерманского языческого эпоса.

Как вы считаете, есть ли у нынешних исламистов шансы на успех? Может ли эта раковая опухоль в теле современного арабского мира распространиться по всему Ближнему Востоку или даже за его пределами? Насколько реальна их угроза создать второй халифат?

Опять же смотря что считать халифатом. В 2011 году после революции в Тунисе я общался с местными умеренными исламистами, так они под халифатом понимают форму региональной интеграции, что-то вроде Евросоюза. Но, согласитесь, такая трактовка сильно отличается от халифата в представлении головорезов из ДАИШ.

Я сомневаюсь, что ДАИШ может быть жизнеспособным без перманентной войны и постоянного насилия. Пока льется кровь, можно не думать о создании собственных институтов, о нормальной экономике, об общественном развитии. В мирной жизни головорезам и прочим пассионариям, задающим сейчас тон в ДАИШ, делать нечего. Иными словами, ДАИШ будет успешен только до тех пор, пока сможет паразитировать на нынешнем трансформационном кризисе Ближнего Востока.

Халифат от Европы до Индии: история и его суть

  1. Что такое халифат и его суть
  2. Мединская община
  3. Праведный халифат
  4. Золотой век арабской культуры халифата
  5. Омейядский халифат
    1. Халиф Абд аль-Малик
    2. Последний халиф Хишам
  6. Андалусия
  7. Государственный строй Халифата
    1. Арабский халифат: центральные органы государственной власти
    2. Арабский халифат: местное управление
    3. Судебная система
    4. Вооруженные силы
    5. Положение арабов в Арабском халифате
    6. Положение неарабского населения в Арабском халифате
  8. Распространение ислама на территориях Халифата
  9. Аббасидский халифат
  10. Окончательный распад халифата и вторжение монголов

Арабский халифат или Исламский халифат – такое название было дано теократическому исламскому государству, которое возникло в седьмом-девятом веках после ряда мусульманских завоеваний, и во главе которого стояли халифы.

Термин «халифат» произошел от слова «халиф», которое в переводе с арабского языка означает «представитель», «наследник» или «наместник». Историческая цель и изначальная суть халифата заключалась в построении общества основанного на справедливости Ислама и распространении знаний о единобожии, целью не являлась захватническая война, но цель состояла в том, чтобы установить правление по законам Корана и сунны Пророка Мухаммада ﷺ и донести до людей божье послание, чему противостояли Византийская и Персидская империи, видя в этом угрозу для своего существования. 

Русские исторические памятники письменности упоминают Арабский халифат как Агарянское царство или Измаильтянское царство, то есть они включали Арабский халифат в число империй или царств мира, и эта империя была известна людям, которые в то время на Руси умели читать и имели дело с книгами.

После ряда территориальных завоеваний мусульман сформировался халифат — большое государство, в состав которого входили Аравийский полуостров, Иран, Ирак, большая часть Закавказья, включающая Армянское нагорье, Колхидскую низменность, Прикаспийские территории и частично Тбилиси, Палестина, Сирия, Средняя Азия, Египет, Северная Африка, Синд и частично Пиренейский полуостров.

Мединская община

В период возникновения ислама мусульмане не думали создании государства или халифате, главной целью и задачей мусульман стало стремление поклоняться только одному Богу, совершая богоугодные дела, отвергнув многобожие, которое было распространено в Аравии. Также мусульмане вели призыв к исламу среди своих соплеменников, а затем стали подвергаться гонениям и притеснениям, после чего все мекканские мусульмане переехали на новое место жительства в Медину, в которой мединские мусульмане дали приют Пророку ﷺ и всем переселенцам.

Основу будущего халифата составила мусульманская община или умма, которую создал в начале седьмого века в Западной Аравии, в Хиджазе Пророк Мухаммад ﷺ. Поначалу мусульманская умма или община мусульманства представляла собой небольшое протогосударственное образование, которое носило суперрелигиозный характер, точно так же, как это происходило во время появления Первых христовых общин и Моисеева государства.

Арабский халифат получил терминологическое определение как государство, которое после Мухаммада ﷺ создали арабы-завоеватели под руководством наместников или халифов.

Праведный халифат

Расширение территорий Халифата

История халифата связана с образованием Праведного халифата, который просуществовал с 632 года по 661 год. Возникновение халифата произошло уже после смерти пророка Мухаммада ﷺ в 632 году, и во главе его стояли по очереди праведные халифы, которых было четверо: Абу Бакр ас-Сиддик, Умар ибн аль-Хаттаб, Усман ибн Аффан и Али ибн Абу Талиб. В тот период времени, когда арабским халифатом правили праведные халифы, его территории расширились Аравийским полуостровом, Левантом или Шамом, Кавказом, а также частично территориями Северной Африки от Туниса до Египта и землями Иранского нагорья.

После своей смерти в 632 году Пророк Мухаммад ﷺ наследника после себя не оставил, что стало причиной спора между мекканцами или мухаджирами и мединцами или ансарами о том, кто должен стать преемником Посланника Аллаха ﷺ. Итогом этих споров стало то, что халифом был избран Абу Бакр ас-Сиддик, который был Пророку Мухаммаду ﷺ близким другом.

Весть о том, что Пророк Мухаммад ﷺ умер, спровоцировала ридда или отход от ислама почти всей Аравии, за исключением Медины, Мекки и ат-Таифа. Абу Бакр начал вести войну с вероотступниками, и в результате этой войны племена Аравии были возвращены назад к исламу. Основным помощником Абу Бакру в этом деле стал Халид ибн аль-Валид, который был опытным полководцем и сумел справиться с сорокатысячной армией тех, кто являлся последователями лжепророка Мусайлимы в стычке «ограда смерти», которая состоялась при Акрабе. Когда же удалось усмирить восстание, Абу Бакр повел свое войско воевать против персов и византийцев, продолжая тем самым политику, которую вел Пророк Мухаммад ﷺ.

Эти завоевания были успешно продолжены праведным халифом Умаром ибн аль-Хаттабом, и к концу его правления халиф правил уже не только Аравией, но и Месопотамией, Сирией, Вавилонией, частично Ираном, а также Египтом, Триполи и Баркой в Африке.

Халифу Усману удалось завоевать восточный Иран до самой реки Оксус или Амударьи, а также остров Кипр и часть территории Карфагена. Когда же был убит халиф Усман, среди арабов вспыхнула междоусобица, и в завоеваниях был сделан перерыв, а в ходе этого перерыва отпали и некоторые области, являющиеся пограничными на тот момент.

Абу ибн Абу Талиб стал последним из Праведных халифов. Он погиб от руки хариджитов, и после его гибели правителем Халифата стал Муавия ибн Абу Суфьян, представитель рода Омейядов, сосредоточив в своих руках единоличную власть. Своим наследником Муавия назвал Язида, своего старшего сына, что привело к тому, что халифат из государства, в котором правление имело выборный характер, превратилось в наследственную монархию. Муавия ибн Абу Суфьян положил начало династии Омейядов.

Золотой век арабской культуры халифата

Западная историография называет эпоху, в которую существовал Арабский халифат, как и последующие несколько веков, на которые пришелся небывалый расцвет общеисламской культуры и науки, — Золотой век ислама.

В этот период времени в Халифате стремительно развивается медицина, образование и культура, письменность, появляется множество школ и университетов, переводятся труды европейских и восточных ученых, появляются новые направления в науке.

Во время правления Аббасидов расцвела заграничная меновая торговля, а в арабских сказках главным героем стали купец и промышленник. Арабский халифат наводнили товары иранского производства, среди которых были всевозможные шелковые ткани, оружие, металлы и изделия из слоновой кости, а также стекольные и бумажные изделия. Эти предметы составляли часть роскошной жизни высших сословий общества.

Персидское влияние было заметно не только в образе жизни людей, но и в арабской культуре:

  • в поэзии на смену бедуинским песням пришли утонченные произведения Абу-Нуваса из Басры, которого назвали «арабским Гейне», поэтом при дворе Харуна ар-Рашида,
  • начала развиваться правильная историография – Ибн Исхак по приказу Мансура составил «Жизнеописание Посланника Аллаха ﷺ», появились светские историки, появились более точные и подробные карты,
  • развивается переводческая литература – Ибн аль-Мукаффа перевел «Книгу царей» сисанидов, были обработаны и переведены индийские притчи «Калила и Димна», привнесены произведения персидских и греческих философов. При Мамуне была устроена в Багдаде целая переводческая коллегия.
  • работа по комментированию толкований Корана трансформируется в создание целой науки — арабскую филологию, которая ведет к созданию арабской грамматики.

Период правления Аббасидов вошел в историю как век высшего напряжения исламской религиозной мысли. В этот период получило серьезное развитие сектантство, а после массового перехода персов в ислам началась оживленная догматическая борьба, а мусульманское богословие разделилось на четыре богословские школы – ханафитов в Багдаде, маликитов в Медине, шафиитов при Харуне и ханбалитов при Мамуне.

Омейядский халифат

Когда к власти в Арабском халифате пришел Муавийя, он был признан халифом многими территориями арабского государства. По его приказу все государственные органы власти были перевезены в Дамаск, который стал столицей Омейядского халифата. Данное событие вызвало массу последствий в истории дальнейшего развития ислама.

Поскольку первые халифы были праведниками и, являясь сподвижниками Пророка Мухаммада, Посланника Аллаха ﷺ, вели благочестивую и набожную жизнь, они ничем не отличались по своему образу жизни от того, какой образ жизни вели люди обычные, простые.

Муавийя, который является основоположником династии Омейядов, вошел в историю ислама как опытный и умелый правитель. По его собственным словам, управление государством должно укладываться в такие принципы: «Я не применяю меч, когда достаточно плети, и не применяю плети, когда достаточно моего слова. Если лишь одна волосинка будет соединять меня с моими друзьями, я не позволю ей порваться. Если они натянут ее, я ослаблю, а если они ослабят ее, то я натяну».

Но правителю Муавийи не удалось найти с шиитами общего языка, и вражда между разными частями исламского общества все еще сохранялась.

При Омейядах быстро была достигнута достаточная стабильность в обществе, и особенно четко это было видно во время правления третьего омейядского халифа Абд аль-Малика ибн Марвана, уделявшего большое внимание тому, чтобы решать проблемы политического характера.

Халиф Абд аль-Малик

Во время правления Абд аль-Малика проводились глобальные реформы в арабском государстве, были очищены или проведены повторно водоканалы, орошающие долины рек Тигр и Евфрат. При этом халифе производились и чеканились монеты, и эти монеты со временем вытеснили из обращения монеты Сасанидов и византийские деньги, став единственным в обращении у мусульман денежным средством.

Во время правления Абд аль-Малика создавались и функционировали финансовые учреждения, занимающиеся сбором налогов и составлением финансовой отчётности. Также правителем была учреждена система коммуникации и доставки почты за счет того, что были налажены новые почтовые маршруты между отдаленными краями арабской империи. Арабский язык при этом правителе стал официальным языком арабского делопроизводства, поскольку до этого все делопроизводство велось на пахлави и греческом языке.

Арабский халифат развивался и его могущество приумножалось во времена правления Омейядов: влияние Арабского халифата было на востоке распространено до Трансоксании, территория которой располагалась севернее Оксуса, и простерлось до китайских границ, а в западном направлении влияние арабов распространилось до Северной Африки, где был основан населенный пункт Кайруван, который располагался там, где сейчас находятся территории современного Туниса. Границы арабских земель при Омейядах достигали Индии, и из древней индийской культуры ислам напитался достижениями науки и литературы, существенно обогатив тем самым культуру мусульман. В тот же период на европейских территориях влияние арабов распространилось до Испании и французской Нарбонны, позже дошли почти до самого Парижа.

Последний халиф Хишам

Территория Халифата при Омейяадах

Халиф Хишам стал последним великим омейядским халифом, и правил он несколько десятилетий, и во время его правления Арабская империя получила наибольший расцвет и величие как в плане развития, так и в плане территориального влияния.

Правление Омейядов было завершено после того, как в Хорасане вспыхнул бунт сторонников Аббасидов.

Хотя династия Омейядов большее внимание уделяло развитию именно Сирии, которая была их родиной, те достижения, которыми было отмечено их правление, стали знаковыми для всей мусульманской культуры.

При Омейядах были организованы властные структуры государственного управления, которые были способны справиться с самыми разными проблемами, возникавшими в империи, которая к тому времени стала великой как по своей территории, так и по своему национальному и этническому составу.

Роль Омейядов в развитии культуры халифата, арабского языка была очень велика: за девять десятилетий своего правление династия Омейядов стала достойной репутации «мульк», что означает в переводе с арабского языка «светское государство». На закате правления династии противниками Омейядов была создана тайная организация, которая ставила своей задачей возвести на трон халифа потомка дяди Пророка Мухаммада ﷺ Аль-Аббаса ибн Абд аль-Мутталиба. Усилиями этой организации были объединены враждующие до этого хорасанские оппозиционные группировки и иракские, и совместными усилиями на трон был возведен и провозглашен халифом Абу аль-Аббас, а последний халиф Омейядов Марван ибн-Мухаммад был разгромлен. Удалось бежать только юному представителю Омейядов князю Абд ар-Рахману, который скрылся в Испании и позже основал новую Омейядскую династию в 756 году.

Андалусия

Кордовский Халифат или Андалусия при Омейядах

Когда Абд аль-Рахман появился в Испании, влияние арабов на Пиренеях было уже велико, но когда возможность походам мусульман на Францию была ограничена, арабы обосновались в Андалусии на юге Испании, назвали эту местность Аль-Андалус, и вскоре на этой территории стала развиваться новая мусульманская цивилизация, по своим возможностям и своему величию которая превосходила всю историю Испании: она имела высокий уровень развития сельского хозяйства и торговли, развития культуры и искусства халифата, а в Кордове была создана инфраструктура, превосходившая на тот момент все имеющиеся европейские примеры: население Кордовы превышало полмиллиона человек, а в самом Париже в это же время проживало всего тридцать восемь тысяч человек. Кордова имела в то время семь сотен мечетей, семь десятков библиотек, девять сотен публичных бань, именно в Кордове впервые в Европе появились на улицах фонари. Кордовский халифат обогатил культуру не только арабского, но и европейского наследия.

Резиденция халифа Мадинат аль-Захра также находилась неподалеку от города, и этот дворцовый комплекс представляет собой постройку, которая на тот момент считалась одним из чудес света: выполненная из мрамора, гипса, оникса и слоновой кости, она строилась в течение четырех десятков лет. Этот дворцовый комплекс начали реконструировать в начале двадцатого века, и до сих пор работы по реконструкции ведутся.

В Испании одним из главных мусульманских городов стала Альхамбра, которая представляла собой возвышающуюся над Гранадой цитадель и считалась современниками одним из чудес мира. Она изначально строилась как крепость, но впоследствии стала изысканным дворцовым комплексом с внутренними дворами, бассейнами и садами.

Мусульманская Испания закончила свое существование в 1492 году, когда был изгнан последний мусульманский правитель, а над Альхамброй и Боабдиль был поднят флаг христиан. Но после падения мусульманского строя в Испании все еще оставалось много мусульман, которым позволяли трудиться, служить в армии и исповедовать исламскую религию. После установления инквизиции мусульман начали ограничивать и притеснять в правах, а в семнадцатом веке оставшиеся мусульмане были изгнаны из Испании.

Государственный строй Халифата

Для определения государственного строя Арабского халифата характерно несколько отличительных черт:

  • опора на религию основного источника власти,
  • неразделимость административной, политической и религиозной власти,
  • три вида собственности на землю, которая товаром не является, – частная, общественная и государственная,
  • налогообложение для всего населения,
  • выплата жалования воинам для поддержания боевой готовности.

Арабский халифат: центральные органы государственной власти

Верховной властью в Арабском халифате обладал халиф, который являлся также религиозным главой верующих мусульман.

Халиф также являлся главным собственником земли в государстве, главнокомандующим, верховным государственным судьей, то есть занимал в государстве все верховенствующие должности. Также халиф имел единоличное право назначать всех высших чиновников в государстве.

Визирь при халифе был высшим должностным лицом и его главным советником, ему принадлежала большая военная и светская власть: у него был право от имени халифа управлять государством, а также двором халифа, но такие функции у визирей появились на более поздних этапах существования халифата – поначалу в Арабском халифате в компетенции визиря было только выполнение распоряжений халифа. Постепенно к компетенции визиря добавили возможность самостоятельно управлять от имени халифа.

Также при дворе халифа назначались другие высшие чины – начальник полиции, начальник телохранителей — стража дворца, чиновник, который осуществлял надзор за остальными чиновниками.

В Арабском халифате центральным высшим органом управления являлся «диван», то есть министерство. В Арабском халифате функционировали следующие министерства:

  • Диван аль-Барид или ведомство, которое курировало связь, почту, логистику, контролировало ремонт дорог, строительство колодцев и караван-сараев. Этому же ведомству вменялись функции тайной полиции, поскольку все переписки и перевозки грузов, все основные пункты остановки на дорогах находились под его контролем.
  • Диван-аль-Харадж или ведомство финансово-налоговое, курирующее все дела внутренние, учитывающее все налоги, а также иные поступления в казну, собирающее статистические данные по всему халифату.
  • Диван аль-Джунд или ведомство военное, контролирующее вооруженные силы государства, занимающееся оснащением армии и ее вооружением, учетом и выплатами жалований за военную службу.

Структура управления страной стала существенно усложняться, когда территории Арабского халифата стали расширяться за счет завоеванных территорий.

Арабский халифат: местное управление

Поначалу территории Арабского халифата включали в себя Аравию, в которой были земли арабские и неарабские, а также священную землю Хиджаз. Местное управление в завоеванных землях осуществляли тем же аппаратом чиновников, который управлял этими землями до завоевания, с использованием тех же самых методов управления и форм. В первое столетие существования Арабского халифата на завоеванных землях административные и государственные органы на местах не претерпевали никаких изменений, но позже доисламская система управления на этих территориях постепенно прекратила свое существование.

Завоеванные халифатом страны были разделены на провинции, и в эти провинции были назначены местные правители – султаны или эмиры, они представляли собой военных наместников халифа, и на эти должности иногда назначались представители местной знати, и сам халиф занимался данными назначениями. В обязанности эмиров входил сбор налогов, военное командование, а также осуществление руководства полицией и администрацией. Эмиры назначали себе помощников или наибов.

Часто имела место практика, когда в качестве административной единицы выступала мусульманская умма или религиозная община, которую возглавляли старшины или шейхи, и шейхи и брали на себя функцию местного административного управления. В городах и поселениях также назначались должностные лица и чиновники разных рангов.

Судебная система

Арабский халифат имел судебную систему, связанную с духовенством и религией, но от администрации отделенную, право арабского Халифата основывалось на шариате, то есть законах ниспосланных в Коране, сунне Пророка Мухаммада ﷺ и его сподвижников. Сам халиф являлся верховным судьей, и под его ведением работала коллегия правоведов-богословов, которые пользовались в государстве наибольшим авторитетом и были известны как знатоки шариата – именно этим людям и принадлежала судебная власть в государстве. Коллегия правоведов-богословов назначала кади или нижестоящих судей. Также коллегия назначала специальных уполномоченных для контроля за деятельностью судей.

Кадий представлял шариатский суд, в его обязанность входило рассмотрение на местном уровне судебных дел, а также наблюдение за тем, как исполняются судебные решения, ведение надзора за местами содержания заключенных, удостоверение завещаний, распределение наследства, контроль над законностью землепользования, ведения вакуфного имущества, которое собственники передали религиозным организациям. Полномочия кади были обширными, и при принятии решения они обращались к Корану и Сунне и выносили решение по делу согласно этим двум источникам. Если кади выносил приговор, то этот приговор не подлежал обжалованию и был окончательным.

Вооруженные силы

Исламская военная доктрина гласит, что уверовавшие – это воины Аллаха. Учение мусульман первоначально заявляло, что мир разделен на правоверных и неверных, и на халифе лежит обязанность распространять истину единобожия для всех народов, предпринимая попытки мирного распространения исламских знаний, там же где мусульманам противостояли неверующие, или же нападали на территории подконтрольные мусульманскому правлению, мусульмане должны были вести «священную войну», чтобы устранить препятствия распространения Ислама и обезопасить жителей Халифата от войн, грабежей и другой несправедливости. Участие в «священной войне» должны были принимать все мусульмане, которые достигли совершеннолетия.

В основе вооруженных сил Арабского халифата поначалу было арабское ополчение. В период правления Аббасидов с седьмого по восьмой века армию Халифата составляло как постоянное войско, так и добровольцы под командованием своих полководцев. В числе постоянного войска были воины привилегированные – мусульмане, и в основном арабское войско состояло из легкой конницы. Арабская армия периодически пополнялась ополченцами.

На первых этапах существования Арабского халифата халиф был главнокомандующим и стоял во главе армии, но позже роль главнокомандующего была передана визирю. И только на более поздних этапах у мусульман появилась профессиональная армия, и также появился новый род воинов – наемники, хотя в тот период развития наемничество не достигло больших масштабов. С развитием Арабского халифата собственные армии стали появляться у местной власти – султанов, эмиров и прочих наместников.

Положение арабов в Арабском халифате

Мусульмане занимали особое положение в тех землях, которые покоряли – по своему устройству это напоминало военный лагерь. Умар ибн аль-Хаттаб запрещал арабам в завоеванных землях владеть земельным имуществом. Этот запрет был отменен Усманом ибн Афваном, и тогда арабы в землях, которые они завоевали, стали помещиками, что превратило их в общей массе из военных в мирное население. Но арабские поселки в захваченных землях имели также характер военных гарнизонов, оставаясь таковыми даже в эпоху правления Омейядов.

Положение неарабского населения в Арабском халифате

В Арабском халифате неарабскому населению было разрешено исповедовать собственную религию в обмен на то, что они будут платить государству налог или харадж, поголовный налог или джизья. Арабское государство халифат также гарантировало иноверцам защиту и неприкосновенность в вопросах религии. Халиф Умар вынес постановление, согласно которому «люди Писания», то есть иудеи и христиане, если будут вносить плату, могут остаться в своей религии, а мусульмане ведут войну только против многобожников-язычников. Исламские законы по отношению к неарабам оставались либеральными даже при халифе Умаре, если сравнивать их с законами в Византии, где любая ересь христианская подвергалась жесткому преследованию.

Христианская церковь в Палестине

Поскольку мусульмане не владели технологиями сложного государственного администрирования, то для возникшего и развивающегося арабского государства даже халиф Умар был вынужден использовать механизмы управления, используемые в Персии и Византии, которые были хорошо организованы и проверены временем. Вся канцелярская документация в Арабском халифате вплоть до времени Абдуль-Малика велась не на арабском языке. Это привело к тому, что многие управленческие должности были доступны даже иноверцам. И только Абду аль-Малик решил, что немусульмане должны быть удалены с государственных управленческих должностей, но даже в период его деятельности полностью очистить управленческие посты от немусульман не получилось – для этого необходимо было время и последовательность.

Но склонность народов, населяющих завоеванные мусульманами территории, к тому, чтобы отказаться от собственных религиозных убеждений и переходить в ислам, наблюдалась – это касалось и христиан, и персов. Человек, обратившийся в веру ислама, мог не платить подати, приравнивался к мусульманам и получал от правительства годовой оклад, а также мог претендовать на более высокие должности в государственном управлении, но это упразднили Омейяды, которые выпустили в 700 году закон, отменяющий это.

Распространение ислама на территориях Халифата

Исламская религия предписывала покоренным народам обращаться в ислам по своему внутреннему убеждению, и это происходило в реальности, поскольку немало таких примеров, когда в ислам обращались христиане-еретики, проявившие стойкость по отношению к своей вере под гнетом преследований в Византии или в царстве Хосровом, но сменившие веру при мусульманах, чья религия была проста для понимания и отвечала порывам их сердец.

Ислам для христиан и иудеев не был новшеством, идущим в разрез с их собственной верой – исламская религия была близка как к Христианству, так и к вере персов. С точки зрения Европы, мусульмане, которые почитают высоко как пророка Иисуса, так и Деву Марию, и их исламская вера вполне могли быть расценены как одна из ересей христианства. Христофор Жара, православный архимандрит, араб по происхождению, говорил, что религия Пророка Мухаммада ﷺ – это то же арианство.

В результате того, что ислам принимали христиане и иранцы, ряды арабов, пополняли новообращенные, которые приняли новую религию по велению своей души. Такие люди были образованными, и именно они положили начало научной обработке исламского богословия, а также исламской юриспруденции, которые до этого момента изучались лишь небольшой группой мусульман, которые придерживались религии Пророка Мухаммада ﷺ. И теоретическая работа, которую до этого вели сахабы (сподвижники Пророка ﷺ) и табиины (последователи сподвижников Пророка ﷺ), над правильным толкованием Священной Книги Коран и созданием Сунны Пророка Мухаммада ﷺ, определением мусульманских традиций, по которым следует строить жизнь, закипела с новой силой.

Но участие бывших иноверцев в научной разработке исламского богословия сыграло и плохую службу: оно спровоцировало возникновение течений и идей, которые не были свойственны Пророку Мухаммаду ﷺ. Возникновение секты мурджиитов, утверждавшей, что Господь долготерпим и милосерден безмерно, произошло под влиянием христиан, как и секты кадаритов, и секты мутазилитов. Под влиянием сирийских христиан начала развиваться секта мистического монашества, а под влиянием христиан из Месопотамии появилась секта хариджитов. Династия Омейядов была свергнута позже именно хорасанскими персами-шиитами, но получить престол Алидам не удалось – их получили Аббасиды, родственники Посланника Аллаха ﷺ со стороны его дяди. Но государство Арабский халифат повернулось лицом к персам, столица была перенесена в Иран, в Анбар, а затем в Багдад.

Аббасидский халифат

Династию Аббасидов основал Абу-ль Аббас ас-Саффах, которого прозвали «Кровопроливец» — его сравнивали по его действиям с королем Людовиком Одиннадцатым. К числу первых Аббасидов относились также:

  • Аль-Мансур, который вошел в историю как гениальный финансист и управленец,
  • Аль-Махди, который приходился отцом Харуну ар-Рашиду и был невероятно популярен в арабской литературе в силу своей щедрости и расточительности,
  • Аль-Хади, запомнившийся своим свирепым характером,
  • Харун ар-Рашид, покровительствовавший литераторам и поэтам, при котором Халифат пережил свой высший блеск,
  • Аль-Амин, который по матери был персом и покровительствовал ученым и философам,
  • Аль-Мамун, который придерживался либеральных воззрений, а также
  • Аль-Мутасим,
  • Аль-Васик.

За время существования Аббасидского халифата карта халифата уменьшилась, но Аббасиды не посчитали необходимым возобновить завоевательную политику, которые вели ранее мусульмане, поэтому Арабский халифат в период правления Аббасидов вел преимущественно мирную жизнь.

Первые Аббасиды вошли в историю как жестокие и деспотичные правители, а также коварные люди, маскирующие свою жестокость под набожностью или щедростью или с гордостью носящие прозвище, характеризующее их. Именно во время правления Аббасидов была введена система пыток в судопроизводство. Оправданием такого ведения управления может стать только тот факт, что жестокость в то время при управлении государством могла стать необходимостью, поскольку необходимо было подавить существующую в стране хаотическую анархию. Существенный вклад в развитие государства внесла визирская семья персов-Бармакидов, которая осуществляла управление государством до Харуна ар-Рашида, который низверг эту семью.

Окончательный распад халифата и вторжение монголов

Арабский халифат вошел в период своего постепенного распада при халифах Мутаваккиле, Нероне, Мунтасире, его сыне-отцеубийце, Мустаине, Ал-Мутаззе, Мухтади Первом, Мутамиде, Муктафи Первом, Муктадире, Ал-Кахире, Ал-Ради, Муттаки и Мустакфи.

Халиф при этих правителях стал уже не повелителем империи, а князем над небольшой областью на карте Багдада, который то враждовал, то мирился с соседями, некоторые из которых оказывались сильнее его. Халифы были зависимы от своей тюркской преторианской гвардии, которая была сформирована Мутасимом и имела своевольный характер.

Персы почувствовали себя самостоятельно при Аббасидах, а когда Харун опрометчиво истребил Бармакидов, между арабами и персами начался разлад. Во время правления Аль-Мамуна персидский сепаратизм начал набирать силу, и в Хорасане была основана династия Тахиридов, и это было первым предвестником последующего отсоединения Ирана и постепенно распада империи. Окончательно Персия ушла из Халифата после основания самостоятельных династий Саффаридов, Саманидов, Газневидов.

Египет и Сирия отсоединились от Халифата во время правления Тулунидов, а затем вернулась под арабское управление, когда династия Тулунидов пала. Но это короткое возвращение не предотвратило распад империи.

Халифы усмотрели причины утраты своей власти во влиянии вольнодумных мутазилитов, и обратились за поддержкой к мусульманскому духовенству, в результате чего со времени власти Мутаваккиля начали преследоваться иноверцы, а правоверные мусульмане стали укреплять свои позиции. Этот период также вошел в историю как время гонений на философию.

Течение шиитов превратилось в могущественную политическую силу, и одна из их ветвей карматы построили в Ираке крепость Дар аль-хиджра, которой суждено было стать оплотом для нового государства, которое вело грабительскую политику и беззаконие и в Ираке, и в Сирии с Аравией. Династия Фатимидов была основана шиитами в Северной Африке, она основала Фатимидский халифат, чью власть признали Хамданиды в Сирии. Титул халифа принял в Испании Омейяд Абд ар-Рахман Третий, и на момент 929 года было уже три халифата – Багдадский, Кордовский и Фатимидский.

Халифат в период распада, поделенный на множество государств и Эмиратов

Последние Аббасидские халифы представляли собой мелких князей в Багдаде, которыми управляли их военачальники и эмиры в Месопотамии. Персия же развивалась под началом династии Буидов, и Буидами был захвачен Багдад, которым они и правили, хотя номинально в нем сидели халифы Мустакфи, Ал-Мути, Ал-Таи, Ал-Кадир и Аль-Каим.

Халифы восприняли с надеждой завоевание Багдада тюркским султаном Махмудом Газневи, который создал собственный султанат, и, как ярый суннит стал везде внедрять ислам. Но султан избегал столкновения с Буидами и ограничивался лишь мелкими победами. Однако халифы в Багдаде были благодарны сельджукам за то, что они избавили их от Буидов. Сельджуки окружали халифов роскошью и почтением:

  • при них халифы Аль-Каим, Мухтади Второй и Аль-Мустазхир ни в чем не нуждались и жили в роскоши, их почитали как представителей мусульманской власти,
  • аль-Мустаршид получил в дар от сельджукида Масуда Багдад в единоличное управление, а также почти весь Ирак, и халиф передал эти владения своим преемникам ар-Рашиду и аль-Муктафи, а также аль-Мустанджиду и аль-Мустади.

В 1031 году закончил свое существование Кордовский халифат. Фатимидский халифат прекратил свое существование благодаря усилиям суннита Саладина, который основал династию Айюбидов, почитавших халифа в Багдаде.

Поскольку сельджукская династия распалась, халиф Ан-Насир решил воспользоваться этим и расширить свои владения, и решился на борьбу с Мухаммедом ибн Текешем, хорезмшахом, выдвинувшимся вместо сельджуков. Тогда ибн Текеш выступил на собрании богословов с требованием перенести Арабский халифат на род Али вместо рода Аббаса, и его войска были направлены на Багдад. Ан-Насир обратился за помощью к монголам Чингизхана, предлагая им вторжение в Хорезм.

Обе стороны уже не могли найти способ положить конец той катастрофе, которую навлекли на свои народы, и которая уже успела погубить исламские азиатские страны. Исламский халифат просуществовал свои последние годы под управлением халифов Аль-Мустансира и Аль-Мустасима. Аль-Мустасим сдал Багдад монголам в 1258 году, после чего его казнили монголы вместе с больше частью представителей его династии.

Омейядский халифат — краткая история мусульманского государства Омейядов

В 630 г. , когда первые мусульмане одержали победу над язычниками из Мекки, а первопроповедник ислама Пророк Мухаммад ﷺ покинул этот мир, на аравийской земле сложилось государство Халифат, что в переводе с арабского означало «наместничество Бога на земле». Основателями этого молодого государства были арабы-мусульмане, арабский стал государственным языком, и это государство вошло в анналы истории под названием Арабский Халифат.

Правили им на протяжении трех десятков лет сподвижники Мухаммада ﷺ, уважаемые и почитаемые в мусульманском обществе, так называемые наместники или халифы:

  • Абу Бакр ас-Сиддик, с 632 по 634гг.
  • Умар ибн аль-Хаттаб, с 634 по 644г.
  • Усман ибн Аффан с 644 по 656гг. 
  • Али ибн Абу Талиб с 656 – 661-х гг. (رَضِيَ اللهُ عَنْهُمْ جميعا). 

Время их правления вошло в историю как ранний период Арабского Халифата или «праведный халифат». В этот период правили исключительно религиозные правители, которые были готовы пожертвовать чем угодно ради религиозного долга, а во главе политики ставились, в первую очередь, именно интересы исламской религии.

Халиф Абу Бакр (رَضِيَ اللهُ عَنْهُ) был известен тем, что все свои средства тратил на оказание помощи тем, кто в ней нуждается, после него не осталось никакого наследства. При халифе Умаре (رَضِيَ اللهُ عَنْهُ) наместники, представляющие халифа в провинциях, не имели права быть богаче остальных граждан. Халиф Усман (رَضِيَ اللهُ عَنْهُ) не желал пролить кровь своих единоверцев, поэтому позволил мятежникам себя убить.

Тогда халифа избирали авторитетные представители мусульманской общины. Пока страной правили первые четыре халифа, пределы страны расширились за счет завоевательных походов мусульман от Египта до иранских земель, включая Иран, была сокрушена даже богатая и великая персидская держава Сасанидов.

Правление халифа Али(رَضِيَ اللهُ عَنْهُ) , стало для него большим испытанием. Большая часть его подданных не повиновались ему, не выполняли его приказов, нарушали его запреты, выступали против него и отстранялись от его решений, слов и дел из-за своего невежества и глупости, черствости и бесчувственности, а также из-за нечестивости многих из них.

Период, когда в государстве разрасталась смута, охарактеризовался установлением двоевластия: под властью Али все также находилось большинство территорий государства, однако северная провинция государства Сирия, на землях которой и были сосредоточены основные оппозиционные силы, находилась под властью наместника Муавии ибн Абу Суфйана (رَضِيَ اللهُ عَنْهما)из рода Омейя.

Двое правителей, Муавия и Али(رَضِيَ اللهُ عَنْهما) , в руках которых была сосредоточена власть, следуя базовым положениям ислама, предписанным Кораном, о том, что верующие должны быть едины и жить в братстве и согласии, помирились.

Ученые всей мусульманской уммы призвали воздержаться от упреков в адрес сподвижников, между которыми происходили конфликты.

Имам Захаби, да смилуется над ним Аллах, сказал, что учёные приняли решение воздерживаться от того, чтобы обсуждать большинство из событий, произошедших между сподвижниками, да будет всеми ими доволен Аллах, в том числе и вооруженные столкновения. Он обратил внимание, что в различных записях и книгах то и дело встречаются рассказы об этих событиях, хотя большинство подобных рассказов имеет прерванную цепочку передачи (мункати‘), относясь к разряду сообщений слабых и недостоверных, а то и являясь откровенной ложью.

Вскоре представитель третьей стороны оппозиции, враждовавшей и с Муавией, и с Али, представитель хариджитов, убил Али. И тогда войска Муавии заняли другие провинции государства, а самому Муавии присягнула большая часть населения как новому халифу. И если до этих событий столица располагалась в Медине, где жил Пророк Мухаммад ﷺ и проповедовал, то после столица Омейядов была перенесена в Дамаск (смотрите на фото Мечеть Омейядов в Дамаске (араб.  الجامع الأموي‎)), который на тот момент являлся экономическим и культурным центром Сирии.

 

 

 

Халифы Омейядов и время их правления

  • Муавия I 661—680 — первый халиф из династии Омейядов, впервые передавший власть по наследству своему сыну Язиду
  • Язид ибн Муавия 680—683
  • Муавия II 683—684
  • Марван I 684—685
  • Абдул-Малик 685—705
  • Аль-Валид I 705—715
  • Сулейман 715—717
  • Умар II 717—720
  • Язид II 720—724
  • Хишам 724—743
  • Аль-Валид II 743—744
  • Язид III 744
  • Ибрахим 744
  • Марван II 744—750

Становление Омейадского халифата

Начался новый период в истории Халифата, получивший название Омейядский Халифат, правление Омейядов охватывает период  661-750 (41-132 по хиджре). Правление Муавии стало благом для мусульман, поскольку был положен конец войнам и смутам и вернулось единство к мусульманам. Муавия назначив своим преемником своего же сына Язида, положил начало халифской традиции передавать власть по наследству. Для Халифата же это означало превращение в монархию, которая господствовала во многих государствах того времени. На это решение Муавию толкнула исключительно забота о единстве общества, поскольку кандидатура только Йазида и никого другого давала возможность сохранить это единство, и обеспечить совпадение народных настроений с мнением влиятельных кругов государства, представленных в то время омейядами. Последние являлись мощной курайшитской группой, имеющей огромную силу и влияние, и они не согласились бы с тем, что халиф не из их числа. Учитывая это обстоятельство, Муавия и отдал предпочтение своему сыну, а не кому-либо из тех, кто был более достоин власти. Начало монархия берет с династии Омейядов, названной так по имени рода, к которому принадлежал Муавия.

Вряд ли в исламской истории есть еще хоть одна личность, получившая воспитание от самого Пророка ﷺ, на которую пало бы столько клеветы и несправедливых обвинений, как Муавия ибн Абу Суфйан. Большинство исторических источников переполнено массой лживых сообщений, порочащих этого благородного сподвижника. И если какой-нибудь еретик начнет бросать в их адрес ложные обвинения, то необходимо заступиться за их честь и, основываясь на знании, справедливо опровергнуть их псевдо аргументы.

Период правления Муавии ознаменовался совершенствованием политической структуры Омейядского Халифата, его территориальным расширением. Было учреждено правительство (диван), который помогал управлять халифу. Правительство подразделялось на канцелярию, диван-аль-хатам, отвечавшую за вопросы государственного управления, и на диван-аль-барид – управление, которое отвечало за почтовое сообщение.

До своего вступления на престол Муавия был прославленным талантливым полководцем, а потому во время его правления продолжилась активная борьба Омейядского Халифата с Византией: упрочились позиции мусульман в Магрибе, откуда они вытеснили византийские войска, а позже была осажден и сам Константинополь, столица Византии. На тот момент Константинополь, будучи культурным европейским центром, был серьезно защищен, и его осада у арабов заняла около четырех лет. Появилась надежда, что Византия сдастся и рухнет, как это было с Сасанидским Ираном, и мусульманам удастся покорить величайшую державу за всю историю человечества, которой принадлежали и европейские, и азиатские земли. Но флот византийцев, воспитанный на древних традициях мореплавания, в 678 г. нанес поражение мусульманскому флоту, которые в морском деле были новичками. Осада Константинополя была снята, но весь мир узнал нового геополитического гегемона в Северной Африке и Западной и частично Средней Азии.

Новые смуты

После смерти Муавии в 680-м году власть перешла по принципу наследования к его сыну Язиду, и он оставался у власти в течение трех лет, но даже столь короткое время его правления ознаменовалось серьезной внутренней смутой: сына Муавии отказались категорически признать жители Мекки, Медины и Куфы, многие желали прихода к власти Хусейна (رَضِيَ اللهُ عَنْهُ), который приходился внуком самому Пророку Мухаммаду ﷺ. Но сам же Пророк Мухаммад ﷺ завещал мусульманам повиноваться тому халифу, который был признан ранее, и бороться с теми, кто пытается лишить законного халифа власти, однако, повиноваться Язиду сторонники Хусейна отказывались, потому что считали, что власть в Омейядском Халифате была ему завещана незаконно.

Трагические события развернулись 10 октября 680 г. посреди пустыни неподалеку от иракской Карбалы в день Ашура. В этот день между сторонниками Хусейна и войсками Убейдуллы ибн Зийада – наместник Язида в Куфе произошло сражение, которое закончилось победой правительственных войск, которые во много раз превосходили численно, и в этой битве сам Хусейн (رَضِيَ اللهُ عَنْهُ) был убит. Несмотря на то, что Язид лично не отдавал приказ о начале этого сражения, а по поводу гибели внука Мухаммада ﷺ выразил свою скорбь, взаимная неприязнь между сторонами оппозиции и непримиримые разногласия между ними только усугубились после Кербельской битвы. В результате ускорилась тенденция выделения в отдельное религиозное течение самих шиитов.

С тех пор день Ашура, который по мусульманскому календарю приходится на десятое число месяца мухаррам, у шиитов – день траура, и последователи шиизма в знак скорби в этот день по обычаю подвергают себя истязаниям. А сторонники Хусейна, во главе которых встал Абдулла ибн аз-Зубайр (رَضِيَ اللهُ عَنْهُ), сын ближайшего сподвижника Пророка ﷺ, закрепили свои позиции в Мекке. Население Западной Аравии, в том числе Мекки и Медины, присягнуло на верность Абдулле. Через четыре года произошло еще одно сражение между войсками Язида и сторонниками Абдуллы в самой Мекке. Но когда пришла весть о смерти Язида, правительственные войска были вынуждены отступить, а влияние Абдуллы многократно возросло.

На верность Абдулле ибн аз-Зубейра присягнули население Куфы и Басры, Йемена и Хорасана, а также ряда других провинций Омейядского халифата. Верными Омейядам остались только часть Египта и Сирия – они же присягнули на верность следующему правителю из Омейядов Муавие II. Однако Муавия II через несколько месяцев скончался от болезни.

Все шло к тому, что Омейядская династия вот-вот падет, а правителем будет провозглашен Абдулла ибн аз-Зубейр (رَضِيَ اللهُ عَنْهُ). Но после того, как войска Абдуллы потерпели поражение от правительственных войск под командованием Марвана, династия Омейядов получила «второе дыхание» после того, как Ирак признал Марвана законным правителем. Утраченные территории был послан отвоевывать назначенный новым правителем Абдуль-Маликом ибн Марваном полководец аль-Хаджжадж: под его предводительством армия власти вновь взяла Басру, установила контроль над Ираком, а затем выступила в направлении Хиджаза против войск Абдуллы.

Мекка оказалась в осаде в 692г. Тогда разыгралось драматичное сражение, в результате которого мусульмане понесли потери и был поврежден священный для всех мусульман храм Кааба. В ходе этих событий были убит и сам Абдулла ибн аз-Зубейр (رَضِيَ اللهُ عَنْهُ), которому на тот момент было уже семьдесят три года. Все это вылилось в восстание хариджитов, которое было подавлено только спустя четыре года аль-Хаджжаджем. Подавлением этого восстания полный контроль династии Омейядов над всей территорией страны был восстановлен.

Постоянное противостояние действующей власти всевозможных оппозиционных групп – характерная черта для всего Омейядского периода: через преодоление внутренних смут, среди которых наиболее серьезной была та, во главе которой стояли шииты, молодая держава шла к своему расцвету. Шииты имели наибольшее влияние в Иране, который еще помнил, как арабы разгромили древнее государство, а потому недовольство тем, что земли и богатства Ирана были сосредоточены преимущественно в руках арабских наместников, крепло. Еще одна оппозиционная сила, которая угрожала властям – это хариджиты, обосновавшиеся в южной иракской Басре. У каждой оппозиционной силы были готовы обоснования собственной позиции с религиозной точки зрения, а потому со временем каждое оппозиционное течение превращалось в отдельное религиозное течение, у которого сформировались собственные религиозные догмы.

Период расцвета

Подавив антиомейядские восстания, завоевательная политика Омейядов продолжилась: на завоеванных землях мусульмане назначали распорядителя или эмира, который наделялся всеми полномочиями в данной провинции. Частично завоеванные земли переходили в государственную собственность, частично распределялись между воинами, частично становились собственностью правителя. С немусульманского населения взималась джизья (10% налог, который взимается с не мусульман за право их проживания на мусульманской территории, с сохранением всех религиозных, культурных традиций и обрядов, и предоставлением безопасности и охраны на территории Халифата) или подать, а также налог харадж за использование государственной земли. С народа взимали пошлину за владение землей и закят в помощь нуждающимся. Бедняки от уплаты податей освобождались, как и новообращенные мусульмане, которых даже финансово поддерживали из государственной казны.

Постепенно Халифат завоевал все владения Византии в Африке, затем начал войну против Испании, переправившись через Гибралтар, и в результате Омейядский Халифат завладел землями, которые назвали Андалусией. Второе десятилетие VIII века – время установления полного контроля над территорией Средней Азии и завладения Закавказьем и каспийским берегом со стороны Северного Кавказа. На это же время приходятся сражения за установление контроля над всем Северным Кавказом с Хазарским каганатом: 737 г. ознаменовался разгромом хазарского войска войском омейядской власти под предводительством полководца Марвана и продвижением войск вплотную к Дону (смотрите на карте территория Халифата при династии Омейядов).

К тому же времени была завоевана долина реки Инд (сейчас земля Пакистана), а позже границы Омейядского халифата включали в себя уже территорию от Испании до Индии.

Арабы всего за сотню лет превратились в величайшую державу с мощной новой религией, а арабский язык стал основным языком Омейядского Халифата от Северной Африки, где жили берберские племена, копты до Центральной Азии и Пакистана с тюркским и персидским населением.

Падение халифата Омейядов

Опираясь на арабскую знать, связанную с Египтом и Сирией, Омейяды недооценили сторонников оппозиции, шиитов и Аббасидов, которые воспользовались недовольством неарабских феодалов и мусульман-неарабов налоговыми сборами, которое быстро перекинулось на народ по всей стране. Вторая четверть VIII века вновь ознаменовалась чередой восстаний: согдийцев в 728—737гг., берберов в Испании и Магрибе, шиитов в Куфе и хариджитов в Двуречье, а также в Южной Аравии и Западном Иране. В результате кульминацией стало восстание под предводительством Абу Муслима в Хорасане, которое стало началом новой гражданской войны, и она захватила весь Ирак и весь Иран. В основном участниками восстания были иранские крестьяне, земледельцы, рабы. При попытке подавления восстания правительственные войска были разбиты участниками восстания, династия Омейядов свергнута, а к власти пришли Аббасиды, являющиеся потомками дяди Пророка Мухаммада ﷺ. Халифом провозгласили Абу аль-Аббаса ас-Саффаха.

Арабский халифат

Всё про Арабский халифат

Создатель новой мировой религии — ислама — пророк Мухаммад стал основателем и нового государства, известного в истории под названием Арабский халифат. Это государство было абсолютно теократическим.

Мухаммад и наследовавшие ему халифы происходили из племени мекканских курайшитов.

Мухаммад (пророк) ум. 632

После смерти пророка Мухаммада общиной мусульман последовательно руководили выборные правители — халифы («преемники»). Все они были старыми сподвижниками Мухаммада.

 

Выборные (Праведные) халифы, 632—661 гг.

Абу Бакр ибн Усман (632—634)

Умар I ибн ал-Хаттаб (634-644)

Усман ибн Аффан (644-656)

Али ибн Абу Талиб (656-661)

Хасан ибн Али 661

Считается, что выборных халифов было четыре, но фактически был и пятый, — в Куфе, после убийства Али, халифом был провозглашён его сын Хасан. Но против него выступил сирийский наместник Муавия. Поняв, что сил для противостояния у него недостаточно, Хасан отрёкся от своих прав, заключив с Муавией соглашение.

 

Династия Омеййадов, 661—750 гг.

Муавия был сыном Абу Суфийана, руководителя общины мекканских курайшитов, современника пророка Мухаммада. Старший сын Абу Суфийана Йазид командовал арабскими войсками в Сирии. После его смерти от чумы в 639 году сирийским наместником стал его брат Муавия.

Муавия не признал четвёртого выборного халифа Али и повёл с ним борьбу. В это время в халифате созрел заговор, участники которого решили физически устранить виновников раскола в мусульманской общине. Заговорщики убили Али, а Муавию сумели только ранить. Имея в своём распоряжении закалённую в боях армию, Муавия быстро захватил власть, расправившись со всеми противниками.

Основанная им династия халифов делилась на две ветви: Суффианидов (первые три халифа) и Марванидов (все остальные).

Муавия I (661-680)

Йазид I  680-683

Муавия II  683-684

Марван I  684-685

Абдаллах ибн аз-Зубайр (антихалиф, в Мекке) 684-692

Абд ал-Малик (685-705)

ал-Валид I 705-715

Сулайман  715-717

Умар II (717-720)

Йазид II 720-724

Хишам 724-743

ал-Валид II  743-744

Йазид III 744

Ибрахим  744

Марван II  744-750

В восточных провинциях халифата против Омеййадов возникло мощное движение, в котором на время объединились самые разные силы. Во главе его стоял Абу Муслим, умелый организатор и прекрасный оратор. Войска Омеййадов потерпели поражение, династия была свергнута и практически поголовно истреблена. Марван II бежал в Египет, но был убит в Газе. Лишь одному омеййадскому принцу Абд ар-Рахману, внуку халифа Хишама, удалось спастись. Он бежал на Пиренейский полуостров, где основал независимое от халифа государство.

 

Династия Аббасидов, 750—1258 гг.

Аббасиды вели своё происхождение от дяди пророка ал-Аббаса (ум. в 653 г.). В отличие от Алидов никаких особых прав на главенство в мусульманской общине они не имели. Поэтому, не очень стесняясь в средствах в борьбе с Омеййадами, Аббасиды старались привлечь на свою сторону самые разные силы — шиитов, хариджитов, новых мусульман, прежде всего в Иране и других восточных провинциях халифата. Но после прихода к власти они по возможности быстро постарались избавиться от прежних союзников. По приказу второго халифа ал-Мансура был убит обеспечивший им победу Абу Муслим, казнены или изгнаны многие другие видные шииты, выступления Алидов беспощадно подавлялись.

Абу-л-Аббас ас-Саффах (750-754)

Абу-Джаффар ал-Мансур (754-775)

ал-Махди  775-785

ал-Хади  785-786

Харун 786-809

ал-Амин 809-813

ал-Мамун  813-833

Ибрахим ибн ал-Махди (в Багдаде) 817—819

ал-Мустасим  833—842

ал-Васик 842-847

ал-Мутаваккил 1 847—861

ал-Мустансир  861—862

ал-Мустаин  862—866

ал-Мутазз   866—869

ал-Мухтади  869-870

ал-Мутамид 870-892

ал-Мутадид  892-902

ал-Муктафи  902-908

ал-Муктадир 908—932

ал-Кахир  932-934

ал-Ради   934-940

ал-Муттаки 940-944

ал-Мустакфи  944—946

ал-Мути 946-976

ат-Таи  976-991

ал-Кадир  991-1031

ал-Каим  1031-1075

ал-Муктади  1075-1094

ал-Мустазхир  1094-1118

ал-Мустаршид  1118—1135

ар-Рашид  1135—1136

ал-Муктафи  1136—1160

ал-Мустанджид 1160—1170

ал-Мустади  1170-1180

ан-Насир 1180-1225

аз-Захир 1225-1226

ал-Мустансир  1226—1242

ал-Мустасим  1242—1258

Власть халифов постепенно слабела, от государства отделялись окраины. В 945 году дейлемитские Буиды захватили столицу халифата Багдад и превратили халифов в своих марионеток, оставив за ними только духовное руководство.

В 1055 году Багдад завоевали турки-сельджуки. Политическая власть перешла к их султанам. В конце XII века сельджукидское государство распалось, и халифы постепенно восстановили свою власть. Но в 1258 году халифат был уничтожен монгольским ханом Хулагу, который приказал казнить халифа ал-Мустасима. В результате этого правоверные сунниты лишились своего духовного лидера. Тогда же среди беглецов из Багдада в Каире появился один, который называл себя дядей последнего халифа. Хотя его происхождение вызывало сомнения, управлявшие Египтом мамлюки сочли выгодным ему поверить. Он был провозглашён халифом, а после его скорой гибели халифом стал его брат. Никакой реальной власти ни они, ни их потомки не имели. Мамлюкские султаны держали при своём дворе халифов в качестве главных духовных лиц. Халифы своим авторитетом укрепляли власть султанов.

 

Аббасидские халифы в Каире, 1261-1517 гг.

ал-Мустансир  1261

ал-Хаким I  1261-1302

ал-Мустакфи I 1302-1340

ал-Васик I  1340-1341

ал-Хаким II 1341-1352

ал-Мутадид I 1352-1362

ал-Мутаваккил I  1362-1377

ал-Мутасим 1377

ал-Мутаваккил I (вторично)  1377-1383

ал-Васик II 1383-1386

ал-Мутасим (вторично) 1386—1389

ал-Мутаваккил I (в третий раз)  1389—1406

ал-Мустаин  1406-1414

ал-Мутадид II  1414—1441

ал-Мустакфи II  1441—1451

ал-Каим  1451-1455

ал-Мустанджид 1455—1479

ал-Мутаваккил II  1479-1497

ал-Мустамсик  1497—1508

ал-Мутаваккил III   1508-1516

ал-Мустамсик (вторично)   1516—1517

ал-Мутаваккил III (вторично) 1517

В 1517 году османский султан Селим I завоевал Египет. Последнего мамлюкского султана по его приказу казнили. Аббасидский же халиф Мутаваккил III жил далее при дворе Селима I, который присвоил себе титул халифа правоверных.

Использованы материалы кн.: Сычев Н.В. Книга династий. М., 2008. с. 695-770.

 

Арабский халифат (главы из книги).

 

Далее читайте:

Арабы — группа народов, населяющих страны Западной Азии и Северной Африки.

Арабские государства (справочная статья и описание домусульманских государств).

Шиитские имаматы.

Марокко с 789 г. до наших дней.

Магриб — регион в Африке в составе Туниса, Алжира, Марокко и пр.

Египет при мусульманских династиях.

Иордания, Иорданское Хашимитское Королевство.

Ирак (описание правящих монархов).

Йемен, мусульманские династии Йемена.

Саудовская Аравия, королевство в Центральной Аравии.

Хиджаз (королевство в 1916—1925 гг.)

Джебель-Шаммар, эмират.

Кувейт, сначала эмират Курейн, затем эмират Кувейт.

Оман (правящие династии).

Бахрейн, архипелаг и государство.

Катар, полуостров и государство.

Объединённые Арабские Эмираты (ОАЕ).

На Пиренеях:

Кордовский эмират (с 929 года — халифат).

Мурсийский эмират.

Гранадский эмират.

 

 

История арабского халифата

После смерти Мухаммеда арабами управляли халифы. — наследники Пророка. При первых четырех халифах, его ближайших сподвижниках и родственниках, арабы вышли за пределы Аравийского .полуострова и обрушились на Византию и Иран. Главной силой их войска была конница. Арабы завоевали богатейшие византийские провинции — Сирию, Палестину, Египет и огромное Иранское царство. В начале VIII в. в Северной «Африке они подчинили племена берберов и обратили их в ислам. В 711 г. арабы переправились в Европу, на Пиренейский полуостров, и завоевали почти полностью королевство вестготов; Но в дальнейшем, при столкновения с франками (732), арабы были отброшены на юг. На востоке они подчинили народы Закавказья и Средней Азии, сломив их упорное сопротивление. Завоевав затем Восточный Иран и Афганистан, арабы проникли в Северо-Западную Индию.

Так в течение VII — первой половины VIII в. возникло огромное государство — Арабский халифат, простиравшееся от берегов Атлантического океана до границ Индии и Китая. Его столицей стал Дамаск.
В середине VII в. при халифе Али, двоюродном брате Мухаммеда, в стране вспыхнули междоусобицы, приведшие к расколу мусульман на суннитов и шиитов.

Сунниты признают священными книгами не только Коран, но и Сунну — собрание рассказов из жизни Мухаммеда, а также считают, что халиф должен быть главой мусульманской церкви. Шииты отвергают Сунну как священную книгу и требуют, чтобы верующими руководили имамы — духовные наставники из рода Али.

После убийства Али власть захватили халифы из династии Омеиядов, опиравшиеся на суннитов. Шиитское восстание против Омеиядов началось в Средней Азии и перекинулось на Иран и Ирак, чем и воспользовались Аббасиды — потомки дяди Мухаммеда, Аббаса. Войска халифа потерпели поражение, сам халиф бежал в Сирию, а потом в Египет, где и был убит восставшими. Почти все Омейяды были истреблены (один из бежавших Омеиядов создал в Испании самостоятельное арабское государство — Кардовский эмират, с Х в. — Кордовский халифат). В 750 г. власть в халифате перешла к династии Аббасидов. Иранские землевладельцы, поддержавшие Аббасидов, получили высокие должности в государстве. Они могли занимать даже пост везира — высшего чиновника, помощника халифа.
 Вся земля в государстве была собственностью халифа. Эмиры (наместники) из числа его ближайших родственников собирали в провинциях налоги, содержали за счет этого войско, руководили завоевательными походами. Послабления в уплате налогов для мусульман заставляли многих жителей завоеванных стран переходить в ислам. В итоге ее временем ислам приняло большинство населения Сирии, Египта, значительной части Африки, Ирана, Ирака, Афганистана, части Индостана и Индонезии.

При Аббасидах завоевания арабов почти прекратились: были присоединены лишь острова Сицилия, Кипр, Крит и часть юга ‘Италии. На пересечении торговых путей на реке Тигр была основана новая столица — Багдад, давшая название государству арабов при Аббасйдах — Багдадский халифат. Время его расцвета пришлось на годы правления легендарного Харуна ар-Рашида (766-809), современника Карла Великого.
В VIII-IX вв. по халифату прокатился ряд восстаний. Особенно значительным было движение карматов (одна из ветвей шиитов), которым даже удалось создать свое государство, просуществовавшее около полутора веков.

Огромный халифат недолго оставался единым. Все большую власть в нем приобретали гвардия, набранная из пленных тюрок (выходцев из Средней Азии), и наместники-эмиры, становившиеся независимыми правителями. В IX в. от Багдадского халифата отделились Египет и другие провинции в Северной Африке, Средняя Азия, Иран и Афганистан. Под властью халифа находилась лишь Месопотамия, но халиф оставался главою мусульман-суннитов.
В середине XI в. турки-сельджуки (названы так по имени их предводителя Сельджука), захватившие, к тому времени часть Средней Азии, завоевали большую часть владений арабов на Ближнем Востоке. В 1055 г. они захватили Багдад. Халиф короновал правителя турок-сельджуков и даровал ему титул султана.

арабские халифаты в Испании; Политический кризис в Польше. Общество и пресса; Методы допроса и содержание под стражей подозреваемых в терроризме в США; Театр и государство. Способы выживания


Продолжение цикла Символы «Аль-Каиды». Средние века: арабские халифаты в Испании


Ирина Лагунина: Призыв воссоздать халифат – единое и справедливое государство мусульман, основанное на законе шариата и гармонии общества, — благодаря Усаме бин Ладену за последние годы был услышан во всем мире. Халифат стал символом, и могу только посожалеть мусульманам, нового террористического течения. Но что же пытается воссоздать «Аль-Каида»? В свое время над Испанией простиралась власть халифата, сначала халифата огромного, с центром в Дамаске, а затем местного – с центром в Кордове. Некоторые исследователи, особенно арабские, утверждают, что правление халифов в Испании обеспечило этой стране огромный прогресс, что мусульмане, христиане и иудеи жили здесь в полной гармонии — мире и согласии, обогащая друг друга своей культурой. Действительно, когда видишь арабские дворцы Аль-Гамбра в Гранаде, это впечатляет. Но так ли гармонично было это общество? Ответ – в заметках нашего мадридского корреспондента Виктора Черецкого.


Виктор Черецкий: Арабы завоевали Испанию в начале 8-го столетия. Они пришли сюда из Северной Африки, переправившись через Гибралтарский пролив. В то время на территории Иберийского полуострова существовало королевство, созданное вестготами. Его столица была в Толедо. Это некогда сильное христианское государство, с высоким уровнем развития сельского хозяйства, ремесел и культуры, накануне арабского нашествия страдало от феодальной междоусобицы, а посему завоевателям довольно быстро удалось овладеть практически всем полуостровом. Однако часть вестготского дворянства укрылась на севере страны и отсюда начала «реконкисту» — борьбу за возращение отобранных у испанцев земель.

Историк, автор книги «Испания и ислам» Сесар Видаль:


Сесар Видаль: Последствия арабского нашествия были ужасающими. В Испании в те времена существовала высокоразвитая цивилизация, во многом унаследованная от римской империи. Буквально за несколько лет она была полностью уничтожена. Испанцам понадобилось практически восемь веков на то, чтобы изгнать захватчиков.


Виктор Черецкий: Новая власть не избавила страну от междоусобицы. Наоборот, она усилилась. А способствовала этому насажденная завоевателями сложная бюрократическая структура государственной власти. Так, Испания зависела от африканских владений халифата. Правитель-эмир страны назначался африканским наместником, а тот, в свою очередь, подчинялся халифу, резиденция которого находилась в Дамаске.

Испания стала ареной многочисленных гражданских войн буквально с первых лет владычества халифов. Противостояние было постоянным не только между арабской знатью – представителями различных племен Аравийского полуострова, но и между этой знатью и обращенными в ислам берберами – жителями северной Африки, наводнившими Иберийский полуостров в поисках быстрой наживы, которую им обещали арабы.

Естественно, восставали против поработителей и местные христиане, страдавшие, как «неверные» от двойного налогообложения, называемого «хараджем», и даже обращенные в ислам испанцы, к которым арабы относились с презрением. Двойные налоги халифату приходилось платить и иудеям. Последних время от времени беспощадно истребляли, как, в прочем, и христиан.

Христианская церковь полностью зависела от наместников халифа, присвоивших себе право назначать и низлагать епископов и созывать церковные соборы. Многие церкви были превращены в мечети. Кроме того, с течением времени договоры, заключенные с покоренным населением, нарушались, а налоги, которые должны были вносить побежденные, увеличивались.

Эти факты, зафиксированные в исторических хрониках, противоречат, по мнению исследователей, мифам о халифате как об идеальном обществе, лишенном противоречий между различными религиями и культурами.

Историк Сесар Видаль:


Сесар Видаль: Миф о мире в халифате и о веротерпимости халифов ни в коей мере не согласуется с действительностью. Территории, подвластные халифату, находились в состоянии постоянного конфликта. Многие христиане и иудеи порой вынуждены были под страхом смерти переходить в ислам. Ведь религиозный фанатизм и нетерпимость были основными отличительными чертами халифата. Нередко изгонялись из страны даже исламские философы, заподозренные в минимальном отклонении от догмы, а их книги сжигались.


Виктор Черецкий: С середины восьмого века почти три столетия на территории Испании существовал независимый, так называемый Кордовский халифат. Его властители, типа прославившегося зверствами Альманзора, коротали время набегами на христианский север, развлечениями в гареме и кровавой расправой над подданными иноверцами. О каких-либо науках или иных проявлениях культуры говорить не приходится – в Кордовском халифате даже не было системы образования. Грамотными были лишь христиане и иудеи. Медиков, философов и звездочетов халифы, как правило, выписывали для себя из-за границы. Любопытно, что первую школу для мусульман на территории Испании создал в Толедо, после его освобождения от власти арабов, христианский король.


Сесар Видаль: Общество, созданное халифами в Испании, было крайне несправедливым. Христиане и иудеи, платившие непомерные налоги лишь для того, чтобы сохранить себе жизнь, не всегда могли ее сохранить. Так, девятый век характеризовался постоянной резней христиан в Кордове. На убийствах христиан и иудеев отводили душу соперничавшие между собой придворные кланы. Так что, жизнь иноверцев всегда весела на волоске и зависела лишь от настроения того или иного халифа или иных правителей. Одним словом, при халифате так и не удалось создать мало-мальски стабильное общество, без острых внутренних противоречий. При этом против правящей верхушки, в ходе многочисленных народных восстаний, мусульмане порой выступали в союзе с христианами и иудеями.


Виктор Черецкий: Один из мифов, который муссируется некоторыми арабскими и даже испанскими историками, гласит о том, что халифат якобы принес в Испанию ремесла, навыки строительства и ведения сельского хозяйства. Много написано о том, что Кордовский халифат стал чуть ли ни самым процветающим государством в Европе. Все эти тезисы используют и некоторые испанские политики, особенно в своих отношениях с арабскими государствами. Любил рассуждать на эту тему фашистский диктатор Франко. В Европу за антидемократизм его не пускали, и он заигрывал с мусульманским миром.

Вот что думает об этом историк Сесар Видаль, автор ставшей бестселлером книги «Испания и ислам»:


Сесар Видаль: Господство халифата явилось величайшей трагедией для Испании, в частности, с точки зрения культурного развития. До появления захватчиков, здесь сложилась высокоразвитая христианская цивилизация, впитавшая в себя элементы римской, германской и иберийской культуры. Говорить о прогрессе, привнесенном завоевателями в Испанию, это так же, как утверждать, что татаро-монгольское нашествие явилось благом для древней Руси. Завоеватели лишь все разрушали.


Виктор Черецкий: Тем не менее, многие считают, что владычество халифата все же оставило заметный след, хотя бы в сельском хозяйстве, особенно на юге Испании – в Гранаде и Мурсии, где завоеватели, якобы, создали систему орошения, стали выращивать большие урожаи злаковых, фруктов и овощей. Правда, при этом в исторических хрониках однозначно говорится, что арабы, до прихода в Испанию, не имели никаких сельскохозяйственных знаний, а все трактаты в этой области во времена халифата были написаны испанцами.


Сесар Видаль: Дело в том, что халифат абсолютно ничего не принес на испанскую землю. То, что часто отмечается в качестве приобретений благодаря нашествию, существовало в Испании до него. Если взять сельское хозяйство, то здесь долгое время существовал миф, будто бы первые посевы, к примеру, риса были осуществлены при халифате. Это неверно, поскольку упоминание о посевах этой культуры в Испании содержится уже в римских источниках – за много веков до появления халифата. Единственное, в чем преуспели завоеватели во время своего присутствия в Испании, – это в разведении голубей. Хотя, естественно, голубями занимались и до них. В общем, успехи халифатских голубятников представляются весьма слабой компенсацией за разрушение целой цивилизации.


Виктор Черецкий: Ну а знаменитые архитектурные памятники эпохи халифата в Испании? К примеру, мечеть в Кордове, памятники Севильи и дворец-крепость Аль-Гамбра в Гранаде с его знаменитыми садами? Принято считать, что это величайшее наследие, привнесенное в Европу халифами…


Сесар Видаль: Халифат, повторяю, ничего не принес в Испанию. Зато он использовал богатые испанские строительные традиции и труд испанских зодчих. Только так можно объяснить, что основные памятники архитектуры халифата были созданы лишь по эту сторону Гибралтара – на севере Африки нет сколько-нибудь значимых памятников той эпохи. Так что завоеватели лишь подчинили себе в течение веков чужие традиции, знания и навыки. То, что в Испанию привезли с Востока и воплотили некие архитектурные знания – такой же миф, как мирное сосуществование в халифате различных религий и культур.


Виктор Черецкий: Тем не менее, мифы, связанные с владычеством халифата настолько живучи, что в мусульманском мире, особенно в наиболее радикально настроенных кругах, весьма сильно желание не только восстановить подобную форму правления, но и вернуть в лоно возрожденного халифата ту же Испанию, или как ее именуют радикалы «Аль-Андалуз».

Насколько такие планы серьезны?


Сесар Видаль: Это весьма серьезные планы, которые ставят Испанию в затруднительное положение. Причем речь вовсе не идет о замыслах какой-то маргинальной группы фанатиков типа Бин Ладена и других деятелей «Аль-Каиды».

Марокканская партия «Истиклал», которая считается вполне умеренным политическим формированием, давно считает, что мусульманская империя должна включать в себя все испанские территории, в том числе город Толедо, который в свое время был столицей выходцев с территории нынешнего Марокко. Естественно, подобные планы считались на протяжении десятилетий утопией. Однако теперь о восстановлении халифата заговорили террористические группировки, готовые отстаивать свои замыслы с оружием в руках. В одном из заявлений террористов, опубликованном после взрывов в мадридских электричках 11 марта, прямо говорится, что Испания, Аль-Андалуз, является оккупированной территорией, так же как Газа и Западный берег Иордана. И, соответственно, звучит призыв к джихаду – освобождению этой территории от испанцев. И это уже совсем не шутки.


Виктор Черецкий: Можно ли считать, что кровавые события 11 марта, в результате которых погибли около 200 человек и более тысячи пятисот получили ранения различной степени тяжести, явились началом этого самого «джихада» за возвращение Испании в лоно ислама, за восстановление халифата?


Сесар Видаль: В этом не должно быть никаких сомнений. Хотя формальный повод был заставить Испанию уйти из Ирака. Формальный – потому что Испания являлась далеко не единственным и далеко не главным союзником США в составе войск коалиции в Ираке. Удар по ней пришелся именно потому, что она находится в поле зрении воинствующих сторонников создания мирового халифата. Что касается последующего вывода испанских военных из Ирака, то он был воспринят исламистами, как проявление слабости и, как явствует из их заявлений, послужил стимулом для дальнейшего джихада против Испании.


Виктор Черецкий: В попытках наладить отношения с исламским миром правительство Испании выдвинуло недавно идею так называемого «альянса цивилизаций», предлагая странам Запада оказать большую экономическую помощь арабским странам. Эту инициативу поддержала Россия, но насколько она пришлась по вкусу в исламских странах?


Сесар Видаль: Идею Альянса цивилизаций поддержала лишь Турция. Думается, она сделал это в надежде, что Испания поддержит ее вступление в Евросоюз. Умеренные режимы в мусульманских странах на инициативу не отреагировали, поскольку у них и так хорошие отношения с Западом. Режимы радикальные – тоже на нее не отреагировали, поскольку не хотят никаких альянсов с Западом. Что же касается различных экстремистских группировок, то для них подобная инициатива — лишь свидетельство слабости Испании и стимул для продолжения джихада за захват Аль-Андалуза.


Виктор Черецкий: Между тем, испанская общественность крайне озабочена явлением, которое уже получило название – «ползучего джихада». Речь идет о непрекращающемся потоке в Испанию нелегальных иммигрантов из стран Северной Африки, среди которых немало радикально настроенных элементов. Эти радикалы в открытую заявляют, что со временем Иберийский полуостров сам по себе вернется в лоно халифата, поскольку большинство его населения – иммигранты из Северной Африки — будут исповедовать ислам. Арабская диаспора уже самая крупная в стране – более миллиона человек. Именно выходцы из Северной Африки входили в состав раскрытых в последнее время террористических групп, в том числе той, которая осуществила теракты 11 марта.


Политический кризис в Польше. Общество и пресса.


Ирина Лагунина: В Польше не утихают страсти вокруг недавнего политического скандала, когда депутат от оппозиции записала на скрытую камеру как политики канцелярии премьер-министра предлагают ей пост в министерстве и финансовую помощь за переход на сторону коалиции. Этот случай стал испытанием не только для политических элит, но и для журналистов, средств информации, стал тестом на зрелость гражданского общества в целом. Рассказывает наш корреспондент в Варшаве Алексей Дзиковицкий.


Алексей Дзиковицкий: В сентябре нынешнего года, после пяти месяцев существования, в Польше распалась правительственная коалиция. Из-за разногласий по поводу бюджета и участия польских войск в миротворческих миссиях за границей из нее вышла партия «Самооборона» во главе с Анджеем Леппэром, который оставил пост вице-премьера и министра сельского хозяйства.

Анджей Леппэр – политик-популист, крестьянский лидер, начал свою карьеру с блокирования дорог в знак протеста против несправедливой, по его мнению, политики государства по отношению к фермерам. Позже, когда пять лет назад «Самооборона» попала в Сейм, подобные методы протеста были перенесены и в законодательный орган. Леппэр вместе с коллегами блокировал трибуну, громогласно обвинял всех политиков – и правых, и левых – в том, что они обокрали народ, не хотят отойти от кормушки и даже, якобы, организовали лагерь для талибов в одной из польских деревень.

Но суд признал эти обвинения безосновательными – против Леппэра завели очередное дело, а оппозиционная тогда партия «Право и справедливость» назвала «Самооборону» — творением посткоммунистических спецслужб.

Однако уже в Сейме следующего созыва пришедшая к власти в стране партия «Право и справедливость» дала кардинально иную оценку «Самообороны» – для создания большинства в парламенте Анджея Леппэра пригласили в коалицию, он получил место вице-премьера, его коллеги – министров и замминистров.

Тогда многие эксперты предупреждали, что, приглашая Леппэра в правительство, «Право и справедливость» забивает гвоздь в собственный гроб, поскольку уверения правящей партии в том, что бывший народный трибун «изменился и стал государственным мужем», по их мнению, просто-напросто выглядели наивно.

Через пять месяцев не без скандала коалиция распалась – Леппэр обвинил «Право и справедливость» в нарушении условий коалиционного соглашения и объявил протест против непопулярного среди поляков решения направить войска в Афганистан – по его словам, политики «Права и справедливости» приняли его без консультаций с членами коалиции и за спиной избирателей.

В результате «Право и справедливость» осталась без большинства в парламенте, необходимого для нормальной работы правительства. Вариант кабинета меньшинства был отброшен.

Чтобы избежать досрочных выборов политики «Права и справедливости» начали переговоры с оппозиционной Польской крестьянской партией и одновременно, как оказалось, с рядом депутатов от «Самообороны» в надежде переманить их в свою партию или, по крайней мере, склонить к поддержке правительства при голосовании.

Однако в сотрудничестве с журналистами частного телеканала TVN депутат от «Самообороны» Рената Бегер записала скрытой камерой разговор, во время которого министр канцелярии премьера и заместитель председателя «Права и справедливости» Адам Липиньский, вместе с еще одним министром канцелярии Войехом Мойзесовичем предложили ей пост в министерстве и финансовую помощь за переход вместе с группой депутатов «самообороны» на свою сторону.

Фрагмент разговора.


Адам Липиньский: Вы и еще пятеро депутатов переходите в «Право и справедливость» или создаете собственную политическую силу, лояльную нам. Что бы вы хотели получить взамен? Пост заместителя министра сельского хозяйства – нет проблем. Постов у нас достаточно.


Алексей Дзиковицкий: Кроме этого, Адам Липинський предложил Ренате Бегер помощь в решении финансовых проблем депутатов «Самообороны», которые перейдут на сторону «Права и справедливости».

Дело в том, что Анджей Леппэр перед тем, как внести политиков в партийные списки для голосования во время выборов в Сейм, заставлял их подписывать обязательства — векселя, согласно которым если данный политик после попадания в Сейм при помощи «Самообороны» решит покинуть партию, его ожидают крупные финансовые санкции.

Эксперты продолжают спорить о законности подобных мер, однако факт остается фактом – часть депутатов фракции «Самообороны» не согласны с решением их лидера выйти из коалиции, но боятся перейти на сторону «Права и справедливости» именно из-за этих векселей.

В такой ситуации предложение Липиньского «организовать какой-нибудь фонд в Сейме» для выплат по этим векселям для них было бы очень заманчивым.

Однако этого уже не случится.

Демонстрация записи в эфире телеканала « TVN » вызвала в Польше скандал. Польская крестьянская партия заявила о немедленном прекращении переговоров с «Правом и справедливостью» о коалиции.


Ярослав Калиновский: Никаких разговоров не будет. Можно, конечно, сказать, что мы подождем, пока все выяснится, но чего тут ждать – все было видно на пленке. Это самая настоящая коррупция. Ужасно то, что это сделали люди, которые обещали очистить государство от коррупции, преступности, провести моральную революцию. Это крах надежд миллионов поляков, которые поверили в то, что может быть лучше, что можно жить без коррупции. А здесь пожалуйста – такие вещи делают те, кто нес эти знамена.


Алексей Дзиковицкий: Заявил лидер Крестьянской партии Ярослав Калиновский.

Если не Крестьянская партия, то никто. Никакой другой партии нет. Консервативная Лига польских семей осталась в коалиции, но этого не достаточно. Еще две фракции в Сейме – посткоммунистический Союз Левых демократов, и вторая по величине либеральная Гражданская платформа принадлежат к лагерю наиболее резко критикующих «Право и справедливость» политических сил.

Гражданская платформа потребовала немедленной отставки правительства и проведения досрочных выборов.

Говорит заместитель председателя партии, вице-спикер Сейма Бронислав Коморовский.


Бронислав Коморовский : Для рассмотрения уже поданного нами заявления о самороспуске Сейма необходимо созвать экстренное заседание парламента. Мы уверены, что это наилучший выход из создавшейся ситуации, поскольку это выход политический. Дело очень серьезное, ведь речь идет о политической коррупции с участием высокопоставленных государственных чиновников и мы хотели бы избежать реакции общества в стиле Будапешта. Мы обращаемся ко всем политикам – найти политический выход вместе. Самое лучшее – выборы, в результате которых поляки избрали бы другие политические силы, которые в ситуации глубокого кризиса взяли бы на себя ответственность.


Алексей Дзиковицкий: Чрезвычайное заседание Сейма, однако, назначено не было а в ряде польских городов прошли акции протеста против «Права и справедливости».


Участник акции протеста: Правительство показало свое истинное лицо, и я надеюсь, что поляки сделают из этого соответствующие выводы.


Алексей Дзиковицкий: Часть поляков, однако, выразили поддержку правительству, завив, что нынешним властям просто-напросто хотят помешать изменить страну.


Сторонник правительства: Это хамство высшей марки – одна политическая сила хотела навести порядок, так сразу целая банда злодеев уцепилась ей в горло!


Алексей Дзиковицкий: В таком духе высказалось и руководство «Право и справедливости» во главе с премьером Ярославом Качинським, заявив, что весь этот скандал – провокация посткоммунистов и либералов, цель которой — остановить реформы в стране.

Через некоторое время, однако, премьер-министр извинился перед поляками за случившееся, отметив при этом, что все шаги его партии подчинены исключительно необходимости реформирования нынешней Польши.


Ярослав Качинський: Я лично хотел бы извиниться перед теми, кто почувствовал себя оскорбленным – я знаю, они столкнулись с тем, чего не ожидали и что может их разочаровать. Мы хотели только хорошего – сформировать большинство в парламенте для правительства, которое изменит Польшу. Но все это перешло границы хорошего вкуса, границы, которые оказались для общества очень важными.


Алексей Дзиковицкий: Премьер заявил, что его правительство все же будет искать большинства в Сейме и если этого не удастся сделать в ближайшее время, то будут назначены досрочные выборы.

Оппозиция тут же обвинила Качинского в том, что он тянул с извинениями и что сделал это, в конце концов, «неоткровенно».

Как бы то ни было, но политический кризис вокруг записанного скрытой камерой разговора стал серьезным потрясением для поляков – об этом, как о мало каком другом политическом событии, по данным опросов, узнали около 90% жителей страны.

О том, считать ли политической коррупцией предложение места в правительстве за переход в коалицию, спорят ведущие правоведы и политики. Одни считают, что это – нормальная практика в политике, другие как будто соглашаются, но говорят о том, что это шло в связке с вопросом оплаты депутатам векселей «из какого-нибудь фонда», а это значит, что политик «решают свои дела» за счет налогоплательщиков.

Третьи отмечают, что ситуация вообще парадоксальная – записавшая скрытой камерой разговор с министрами депутат Рената Бегер сама в неладах с законом – не так давно суд признал ее виновной в фальсификации списков с подписями избирателей в ее поддержку.

Вот как ситуацию оценил первый демократический премьер в третьей Речи Посполитой Тадеуш Мазовецкий.


Тадеуш Мазовецкий: Это называется перевернуть все с ног на голову. Самое противное — это двуличие и попытки выкрутиться. Ну как же можно сравнивать переговоры о создании правительственной коалиции между фракциями, которые вошли в парламент с вытягиванием отдельных депутатов из этих фракций взамен за определенные выгоды. Я еще мог бы понять, если бы «Право и справедливость» предлагала должности для того, чтобы не распускать Сейм. Но речь идет ведь и о дополнительных выгодах. Это… Оставлю это специалистам по уголовному праву.


Алексей Дзиковицкий: В связи с политическим кризисом возобновились также дискуссии о роли четвертой власти в жизни демократической Польши. Примечательно, что в 2004 году посткоммунистическое правительство Лешка Миллера вынуждено было уйти в отставку именно в результате публикации материала в «Газете Выборчей», из которого следовало, что премьер мог быть замешан в крупной коррупционной афере. Тогда тоже использовалась запись укрытым диктофоном.


Методы допроса и содержание под стражей подозреваемых в терроризме в США.


Ирина Лагунина: На прошлой неделе Конгресс США принял закон, имеющий прямое отношение к глобальной войне с террором. Администрация Джорджа Буша рассчитывает, что закон предоставит ей необходимую правовую базу для обращения с пленными террористами и их наказания. Принятие закона сопровождалось бурной дискуссией. Рассказывает Владимир Абаринов.


Владимир Абаринов: 29 июня этого года Верховный Суд США в решении по делу «Хамдан против Рамсфелда» постановил, что Общая статья 3 Женевских конвенций относится к обращению с заключенными и подозреваемыми в ходе войны с террором. В этой статье речь идет о лицах, захваченных в плен «в случае вооруженного конфликта не международного характера, происходящего на территории одной из Высоких Договаривающихся Сторон». Статья предусматривает, что с этими лицами следует «обращаться гуманно» и запрещает «насилие по отношению к жизни и личности» и «посягательства на личное достоинство, в частности, унизительное и оскорбительное обращение». Администрация Буша оказалась в сложном положении. Она утверждала, что статья 3 носит «слишком расплывчатый» характер и не имеет отношения к международным террористам. Но высший судебный орган страны решил иначе. Тем же решением он признал неконституционным особое судебное присутствие — военные комиссии, судом которых собирались судить террористов. К военнопленному нельзя избирательно применять одни положения Женевской конвенции и не применять другие, сказал суд.

Судить заключенных Гуантанамо судом обычной юрисдикции невозможно: доказательства их преступных деяний получены в условиях боевых действий, когда соблюдать юридические процедуры, обязательные для американского правосудия, некогда и некому. Распустить их по домам, как требует Женевская конвенция, было бы безответственно. Выход один: принять закон о военных комиссиях и о допустимых методах допроса. Именно это и произошло.

Законопроект сравнительно легко прошел утверждение в нижней палате и гораздо сложнее – в Сенате. Оппозицию президентскому проекту составили видные сенаторы-республиканцы. Спорные вопросы решались за столом переговоров. Республиканец Арлен Спектер и демократ Патрик Лехи внесли поправку, позволяющую задержанным обжаловать свое содержание под стражей в американском суде. Речь сенатора Лехи была наполнена грозными предупреждениями.


Патрик Лехи: Что изменилось за последние пять лет? Что-нибудь такое, что оправдывает не просто приостановку, а уничтожение гарантий неприкосновенности личности для обширной категории людей, никто из которых не признан виновным, кому даже не предъявлено никаких уголовных обвинений? Что заставляет нас делать это? Что напугало нас до такой степени, что теперь Соединенные Штаты говорят: мы можем задержать человека по подозрению, держать его под стражей вечно, а он не имеет права даже спросить, за что он сидит, а мы даже ни в чем его не обвиняем – просто держим в тюрьме? Что случилось за последние пять лет? У нас такое слабое или такое неспособное к действиям правительство, или наш народ так запуган, что мы теперь должны делать то, что не в состоянии сделать никакая бомба и никакой теракт – отобрать те самые свободы, которые составляют сущность Америки? Мы сражались в двух мировых войнах, в Гражданскую войну, войну за независимость – мы вели все эти войны ради того, чтобы защитить эти права.


Владимир Абаринов: Патрик Лехи призвал коллег по палате принять закон только вместе с поправкой, гарантирующей минимальные права неприкосновенности личности – habeas corpus.


Патрик Лехи: Мы вернулись к колониальному менталитету, менталитету, который делает недействительной Конституцию, на которой зиждятся американские свободы. Дело обстоит еще хуже. Habeas Corpus – это защита основных свобод от произвола короля, которую англичане обеспечили себе в Великой хартии вольностей. Менталитет этого законопроекта, отказывающего большой категории населения в праве на неприкосновенность личности – это менталитет 13-го века, уничтоженный Хартией в 1215 году, а затем и нашей Конституцией. Каждый из нас приносил присягу блюсти Конституцию. Я считаю, наш долг – проголосовать за поправку Спектера – Лехи и против безответственного и неконституционного законопроекта. Лично я сделаю именно это.


Владимир Абаринов: Республиканец Джефф Сешнз привел историческую аналогию времен войны 1812 года с Англией.


Джефф Сешнз: Habeas corpus, право обжаловать свое содержание под стражей – это часть нашей Конституции. Но мы должны помнить, что оно не распространяется на весь мир. Что оно значит теперь и что оно значило тогда, когда принималась Конституция? Это ни в коей мере не означало и не подразумевало, что во время войны 1812 года английские солдаты, взятые в плен при поджоге Капитолия Соединенных Штатов, что этим солдатам будет предоставлено право на неприкосновенность личности. Даже мысли об этом не было. На самом деле это право было предоставлено гражданам. Я уверен, что это совершенно ясно безо всяких дискуссий. Таким образом, что означает habeas corpus? Что означали эти слова, когда принималась Конституция? Они не распространялись на людей, нападающих на Соединенные Штаты Америки.


Владимир Абаринов: Оппоненты поправили сенатора: согласно неоднократным решениям Верховного Суда, положения Конституции о гарантиях прав личности распространяются и на граждан других государств, находящихся в пределах американской юрисдикции.

Демократ Рассел Файнголд выступил против нового закона.


Рассел Файнголд: Я надеюсь, мы воспользуемся возможностью принять закон, который позволит нам действовать согласно нашему законодательству и нашим ценностям. Это именно то, что отличает Америку от ее врагов. Судебные процессы, проведенные надлежащим образом, способны продемонстрировать миру, что наша демократическая конституционная система управления страной – это наш главный ресурс в борьбе с теми, кто нападает на нас. Вот почему я должен выступить против этого закона – потому что суды, проведенные в соответствии с этим законом, могут послать миру совсем другой сигнал – тот, который, я боюсь, поставит в рискованное положение наши войска в будущих конфликтах.


Владимир Абаринов: Сенатор Файнголд подробно разъяснил свою позицию.


Рассел Файнголд: Habeas corpus – это фундаментальный принцип, согласно которому в Америке правительство не имеет полномочий задерживать людей на неопределенно долгий срок и произвольно. В Америке суды должны иметь право проверять законность решений исполнительной власти о таких задержаниях. Законопроект представляет собой кардинальное отступление от этого исторически сложившегося принципа. По этому закону исполнительная власть, руководствуясь только собственными соображениями, даже здесь, в Соединенных Штатах, может задерживать людей и держать их в заключении неопределенное время без суда и без доступа к суду. Эти люди не будут иметь права обратиться к законам нашей великой страны, чтобы оспорить свое заключение, потому что их будут держать вне зоны действия этих законов. Некоторые возразят, что террористам, поднявшим оружие против этой страны, и не должно предоставляться право оспаривать свое задержание. Но это аргумент о двух концах. Гарантия неприкосновенности личности позволяет задержанному по ошибке отстоять свою невиновность перед объективным арбитром. В противном случае невиновные не получат никакой возможности доказать, что они не вражеские комбатанты. Есть и другая причина, почему мы не должны отказывать задержанным в праве на неприкосновенность личности. Эта причина состоит в том, что американский государственный строй должен служить миру примером, быть моделью демократии.


Владимир Абаринов: Наиболее ярким и последовательным оппонентом противников закона был республиканец Джон Кайл.


Джон Кайл: В последние пять лет у нас не было более важной работы, чем защита наших семей от новых террористических атак. Наши дети, матери, отцы, деды и внуки – никто из них не заслужил смерть 11 сентября. Никто не заслуживает смерти в результате новых терактов. А потому мы делаем все, что в наших силах, дабы защитить наши семьи, остановить террористов, захватить их в плен, узнать их секреты, раскрыть их заговоры и предать их правосудию. И вот теперь некоторые хотят связать по рукам и ногам наших борцов с террором, отобрать у них орудия для борьбы с террором, сковать нас наручниками, помешать нам в нашей борьбе по защите наших родных. Это не ново. Политиканы затрудняют каждый наш шаг в борьбе с террором. Знаю – все они любят нашу страну, они патриоты. Они просто не понимают, с каким врагом мы имеем дело.


Владимир Абаринов: Джон Кайл привел особую причину, по которой террористам нельзя предоставлять право на адвоката по их собственному выбору.


Джон Кайл: Некоторые предлагают ограничить нашу способность раскрывать заговоры террористов. Они предлагают затруднить нам прослушивание телефонных разговоров потенциальных террористов, которые звонят из-за границы или за границу, чтобы обсудить террористические планы. Если звонит «Аль-Каида», мы обязаны слушать. Конституция это разрешает. Конституция недвусмысленно предоставляет президенту полномочие прослушивать телефоны. Встречаясь с сотрудниками разведки как за границей, так и здесь, в стране, я неоднократно слышал, какой огромный ущерб наносят нам публикация даже не секретной информации, а информация о нашей технологии допроса. Наши люди сталкиваются с вражескими комбатантами, которых специально научили противостоять технологии допросов, о которой террористы узнали из прессы благодаря утечкам. Критики выступают за такую судебную процедуру, которая предоставит террористам секретные разведданные. Для чего, скажите на милость, сообщать террористам секретную информацию, которая может быть использована против нас? Помните взрыв Всемирного торгового центра в 1993 году? Обвинение по этому делу предоставило адвокатам обвиняемых список более чем 200 подозреваемых. А несколько месяцев спустя в ходе расследования взрывов посольств в Африке мы нашли документы «Аль-Каиды», которые содержали всю ту информацию, которую получили адвокаты. Так что, когда вы предоставляете информацию задержанному или его адвокату, можете быть уверены, что она выйдет из стен суда.


Владимир Абаринов: Республиканец Линдси Грэм заявил, что он с легким сердцем проголосует за проект закона. И вот по каким причинам.


Линдси Грэм: Прежде всего, мой нравственный компас абсолютно исправен, и в то время как в Сенате говорят о нравственном компасе и совести, я проголосую и будут прекрасно спать после этого. Полагаю, мой нравственный компас верно говорит мне, что гуманно, а что нет, что такое хорошо и что такое плохо.


Владимир Абаринов: Сенатор Грэм считает, что судьям не следует доверять решение вопроса о правомерности заключения под стражу подозреваемых в терроризме.


Линдси Грэм: Почему я и другие хотим убрать неприкосновенность личности и заменить ее чем-то другим? Я не верю, что судьи должны принимать военные решения в военное время. Есть причина, по которой немцы, японцы и все прочие пленные, находившиеся в руках Америки, никогда не обращались в федеральный суд и не просили судью установить их статус. Потому что это не функция суда. Судей никогда не учили принимать такие решения.


Владимир Абаринов: Последнюю попытку спасти свою поправку предпринял Арлен Спектер.


Арлен Спектер: Г-н президент, я отдаю себе отчет в том, что защищать иностранцев – непопулярная роль. Непопулярно делать заявления, которые могут быть истолкованы как поддержка вражеских комбатантов. Но я пытаюсь определить правовую процедуру, которая будет применяться для установления, вражеский ли комбатант перед нами или нет. Материалы слушаний в юридическом комитете определенно свидетельствуют о том, что ныне действующие трибуналы по определению статуса задержанных не имеют адекватных средств отличить комбатанта от некомбатанта. Мы стремимся защитить возможности федеральных судов поддерживать власть закона. Если федеральный суд не заседает открыто, если федеральный суд не правомочен определять конституционность, тогда каким образом мы узнаем, что конституционно, а что нет?


Владимир Абаринов: Было опасение, что демократы могут затянуть дебаты. Но они не стали этого делать – до выборов в Конгресс остался месяц, в это время законодателям уже не до законов. Дебаты продолжались всего несколько часов и завершились принятием закона. Поправка Спектера – Лехи, предоставляющая задержанным право оспаривать свое задержание, отклонена. Закон содержит определение военных преступлений, к которым относит насилие и пытки, но в то же время дает президенту право интерпретировать положения Женевской конвенции. Военные комиссии по новому закону будут принимать к рассмотрению улики и свидетельства, коотрые обычный американский суд отклоняет – такие, например, как показания с чужих слов. Теперь правозащитникам остается оспаривать конституционность этого нового закона.

Театр и государство: способы выживания.

Ирина Лагунина: О конфликтах в театральной среде — будь то между режиссерами и актерами, художественными руководителями и прима-балеринами…. мы, как правило, узнаем, когда история уже завершается и результат предрешен. Режиссер и основатель пермского театра “У Моста» Сергей Федотов решил предупредить наихудшее для него развитие событий и поднял тревогу до того, как недоброжелателям удастся экспроприировать театральное здание (а в таком намерении Федотов не сомневается.).

Конечно, в подобных случаях у скептиков велико искушение сказать: да что он паникует! Но Федотов считает, что сейчас именно то время, когда еще можно спасти театр. К тому же, у режиссера – большой опыт сравнения российской театральной практики с зарубежной. А сравнения – всегда полезны.

Над темой работал Владимир Ведрашко.

Владимир Ведрашко: Сергей Павлович Федотов — художественный руководитель и основатель пермского театра «У моста», является заслуженным артистом России, лауреатом национальной премии Чехии, он также лауреат премии в сфере культуры Пермской области. Сергей Федотов рассказывает:

Сергей Федотов: Театр «У моста» существует 18 лет, мы десять раз были на гастролях в Чехии. В Чехии я работаю уже 12 лет, и за эти 12 лет поставил 15 спектаклей, провел 20 семинаров по мастерству актера в разных городах Чехии.

Владимир Ведрашко: В Чехии вас называют «русским магом чешского театра», «Рембрандтом театральной сцены». Сергей, как вы сами относитесь к таким возвышенным оценкам?

Сергей Федотов Сергей Федотов: Вероятно, в этих словах – определенная попытка найти адекватное определение энергетическому театру. Мы занимаемся театром атмосферы, театром энергетики, и это так мощно воздействует на зрителей, что они пытаются найти подходящие названия. Прага и Пермь – города, сопоставимые по численности населения: чуть больше миллиона человек. Но в Праге 80 театров, а в Перми — пять. Самая первая моя постановка «Ревизор» в 1995 году из тех, что я поставил в Праге, отозвалась таким обильным откликом прессы… а потом еще я с этим спектаклем объездил много фестивалей… В Чехии я с особой силой почувствовал, что в Европе не имеет никакого значения, кто поставил спектакль – иностранец или чех. То, что случилось в прошлом году, тоже невероятное событие: я получил национальную премию Чехии имени Альфреда Радека — как лучший режиссер года за спектакль «Собачье сердце». Десять лет существует эта премия, и ни разу эту премию не получал иностранный режиссер. В России есть такая же национальная премия «Золотая маска» — так вот, там просто сидит совет из десяти человек и решают, ком вручить премию на сей раз. А в Чехии — 50 критиков заполняют анкету — лучший режиссер, лучший спектакль, лучший художник, лучший актер, лучшая актриса. Десять номинаций в этой анкете. Эти анкеты отдают в компьютер, и компьютер точную картину выдает. Они до последнего момента не знают, кто выиграет в данном конкурсе, и каждый год – результаты неожиданные и удивительные. И после того, как я — русский режиссер – получил премию, следующим иностранцем на следующий год стал словацкий режиссер. Если говорить про Россию, то нам еще надо стремиться к демократизации общества и театральной жизни, в частности.

Владимир Ведрашко: Театр в Перми можно — государственный, муниципальный, то есть выделяются средства из бюджета?

Сергей Федотов: Да, с 1992-го года мы государственный театр. Наш учредитель – администрация города, и мы получаем каждый год бюджет на зарплату коллектива.

Владимир Ведрашко: А как выглядят российские театры в сравнении с чешскими?

Сергей Федотов: Это небо и земля. Такой же театр, как наш, с составом спектаклей, актеров имеет дотацию в десять раз больше. И потом еще обязательно театр получает обеспечение звукоаппаратурой, светоаппаратурой, транспортом. За 18 лет работы театра мы не получили ни разу финансовую поддержку на приобретение аппаратуры, световой, звуковой, и транспорт тоже покупали на свои деньги. И, более того, мы платим сами электричество, водоснабжение, отопление. Я могу сказать, что такая большая разница не только с Чехией, и в России, в других регионах, другая ситуация. Я могу сравнить с разными театрами в других городах, театр, подобный нашему, обычно имеет дотацию около десяти миллионов, зарабатывая два с половиной – три, мы же имеем дотацию два с половиной миллиона, а зарабатываем — десять миллионов каждый год.

Владимир Ведрашко: А почему такая разница?

Сергей Федотов: Нам не повезло, потому что в других городах к театрам относятся по-другому.

Владимир Ведрашко: Как именно относятся в Перми к вашему театру?

Сергей Федотов: 18 лет театр работал и не верили мы, что может такое случиться, что первого сентября наш учредитель, департамент по культуре города издаст приказ о закрытии деятельности театра. Приходят каждый день циркуляры, каждый день звонят и требуют немедленно выселиться. При том, что основа всей этой интриги в том, что два года назад мы сделали экспертизу для того, чтобы попросить у города деньги на ремонт крыши. Все это время, 18 лет, мы старались как-то ремонтировать сами, на свои средства. Но поняли, что с крышей надо как-то серьезнее делать ремонт и написали заявку в администрацию, в департамент по культуре, чтобы нам дали три миллиона на капитальный ремонт крыши. Естественно, нам не дали ни копейки и как-то забыли.

Владимир Ведрашко: Почему вы говорите «естественно»?

Сергей Федотов: Потому что нам 18 лет не давали никаких денег на ремонт. И как-то так получилось, что мы практически большую часть предписания выполнили на свои средства и сделали ремонт, ситуацию аварийную ликвидировали. В этом году мы хотели серьезно заниматься ремонтом, но департамент эту идею нашу не понял, все свалили на нас. Хотя на основании муниципальных законов должны были провести конкурс на проект. Всю эту работу предварительную, которую должны были сделать учредители, — они ее не провели, в итоге мы сейчас оказались в такой ситуации, что они достали экспертизу 2004 года и на основании нее закрывают здание. Мы пытаемся объяснить чиновникам: почему же, мол, не закрывали в течение двух лет, когда мы просили деньги на ремонт, а закрываете именно сейчас? Ответа нет. Нам передают через кулуарные разные каналы, что, видимо, кому-то понадобилось здание, и сейчас — удобная ситуация, связанная с начавшимся ремонтом, для того, чтобы здание забрать. Нам, кстати, не предоставили другой площадки. В нашей обязанности найти площадки, там играть, а наше здание, тем временем, якобы, будет ремонтироваться. Потом, говорят, вернут, но схема очень понятная: очень многие здания таким образом уходят, и потом коллектив никогда не возвращается на свое старое место.

Владимир Ведрашко: Вы можете привести такой пример?

Сергей Федотов: Камерный театр был в Питере. Здание забрали, якобы для ремонта, а потом уже туда просто не могли въехать. То, что делает департамент, конечно, против совести поступки. Но официально они юридически никак не наказуемы. Формально они правы.

Владимир Ведрашко: То есть, с вашей точки зрения — и ваша позиция в данной истории такова, что с театром поступают несправедливо, незаслуженно?

Сергей Федотов: Конечно. Мы работаем на благо родного города, у нас в активе – участие в 56 фестивалях, международных, всероссийских… То есть, мы для нашего города очень много сделали. Билеты на наши спектакли продаются за два месяца вперед. Если мы сейчас должны выехать из здания, совершенно не представляю, куда мы денем это количество зрителей, билеты, которые куплены на наши спектакли.

Владимир Ведрашко: А какова позиция в этой истории Союза театральных деятелей России?

Сергей Федотов: Мы обратились в Союз за помощью, когда недавно в Москве играли на фестивале «Новая драма» под эгидой «Золотой маски». И мы достаточно интересно сработали, получили диплом за лучшую мужскую роль. И было у нас немного времени свободного, чтобы зайти в Союз театральных деятелей. Пробиться — ни к кому из начальства мы не смогли, оставили письмо. Пока никаких ответов нет.

Владимир Ведрашко: Когда это было?

Сергей Федотов: 18 сентября мы играли в Москве, 19 были в Союзе театральных деятелей.

Владимир Ведрашко: То есть, если я правильно понял, надежда на получение ответа из Союза театральных деятелей России существует, потому что прошло только несколько недель.

Сергей Федотов: Существует.

Владимир Ведрашко: А как скоро вы рассчитываете получить ответ?

Сергей Федотов: У нас предписание: выехать из театра немедленно, мы этот приказ не выполняем, мы будем стоять до последнего. Если надо, мы объявим голодовку, будем строить баррикады, но свое здание мы не отдадим. Мы обратились к главе администрации города, мы обратились к мэру города и большое количество зрителей обратились к ним, но ответа пока нет. Хотя вся эта история начата департаментом по культуре, приказ издал департамент по культуре. У нас надежда, что все-таки мэр города этот приказ может отменить. Мы пытаемся найти какие угодно возможности решения этой ситуации. Обращаемся и к губернатору, и в Министерство культуры написали письмо.

Если театр теряет свое здание, он неминуемо погибает. Потому что, как только возникает необходимость каждый день ездить на выездные спектакли, то актеры – впрочем, актеры это выдержат, они же фанатики, — но монтировщики, технические цеха… люди начнут увольняться, уходить, потому что мгновенно на них ляжет такая огромная нагрузка, каждый день нужно будет утром рано забирать декорации из одного места, везти куда-то, потом снова после спектакля в 12 часов, в час ночи возвращать обратно, неизвестно, на какой склад. А самое главное не в этом. Поскольку приказ департамент издан, то мы надеялись что, если они говорят, что здание в аварийном состоянии, то они начнут как-то решать проблему. Так месяц уже назад этот приказ был издан, никаких движений по поводу якобы аварийности ими не сделано. Логически, если такой приказ издают, должны были бы заняться конкретным ремонтом, сделать какие-то шаги, чтобы усилить балки, усилить стропила, так этим они не занимаются, они вообще об этом не думают, они занимаются тем, как нас из этого здания вытеснить. И все их действия направлены только на это.

Поэтому сейчас возможна такая схема: они театр выселяют из здания, а ремонт там не начнется – ведь он и в июне, июле и в августа не начинался, когда театр был пустой, и были хорошие возможности для ремонта. В июне мы были на больших гастролях в Чехии, в июле театр был в отпуске, половину августа театр готовился к открытию сезона. То есть два с половиной месяца в театре ничего не происходило, никакого ремонта даже в намеке не было. И вот теперь перспектива вырисовывается такая: мы выезжаем из этого здания, его начинают ремонтировать, и через год, через два выяснится, что там что-то еще аварийное, и я не знаю, когда мы сможем вернуться, и вообще доживет ли театр до тех времен, когда здание отремонтируют. Дай бог, чтобы нашлись люди, которые нас поддержат в этой ситуации и которые выскажут свое мнение администрации города, мэрии, губернатору. Я очень надеюсь на поддержку наших зрителей.



исламских халифатов — Всемирная историческая энциклопедия

Халифат (« Халифат » на арабском языке) был полурелигиозной политической системой управления в исламе, в которой территориями Исламской империи и народами правил верховный лидер по имени Халиф (« Халифа » на арабском языке, что означает преемник). Изначально халифы были единственными правителями империи, оставленной Пророком Мухаммедом, и добавили к ней обширные территории соседних соперничающих империй. Первоначально они были выбраны группой высокопоставленных членов примитивного парламента, которые помнили волю народа.Первых четырех халифов, которые были назначены таким образом, основные мусульмане-сунниты называют халифами Рашидун (правильно руководимых); Мусульмане-шииты считают законным только Али, четвертого, и отвергают претензии первых трех, называя их узурпаторами.

Халифат вскоре стал наследственным институтом, когда династическая система правления была представлена ​​исламскому миру Омейядами, которые были свергнуты и заменены Аббасидами. Аббасиды после разрушения Багдада в 1258 году н.э. не владели ничем, кроме самого титула.Это должно было измениться, когда османские султаны захватили институт, став первыми и последними неарабами, сделавшими это, и продолжали его до 1924 года н.э., когда он был официально упразднен лидером турецких националистов Мустафой Кемаль-пашой (отцом современной Турции). .

Рашидунский халифат

Подавляющее большинство мусульманского сообщества поддержало заявление самого способного и ближайшего из соратников Мухаммеда Абу Бакра.

Одна проблема с кончиной пророка Мухаммеда (632 г. н.э.) заключалась в том, что он не назначил наследника, и, поскольку у него не было выживших сыновей, возник конфликт.Ближайшим родственником Мухаммеда, согласно некоторым его законным наследником, был Али, его двоюродный брат и зять (он был женат на дочери Мухаммеда Фатиме) — эти люди стали известны как «шииты Али» (партия Али), а затем преобразовался в отдельную секту ислама. Но арабы не привыкли к династической системе правления, поэтому подавляющее большинство мусульманского сообщества поддерживало притязания наиболее способных и ближайших соратников Мухаммеда — Абу Бакра, эта группа стала известна как сунниты (последователи «Сунна» или путь Пророка).Абу Бакру был присвоен титул халифа (преемника Пророка), а также он получил искреннюю поддержку со стороны другого старшего и уважаемого соратника Мухаммеда, Умара, который со временем станет его преемником.

Абу Бакр (годы правления 632-634 гг. Н. Э.) Зарекомендовал себя как компетентный лидер. Большинство арабских племен отказались признать власть халифа под тем предлогом, что они верны только Мухаммеду как личности, а не исламу — эти отступники также объединились с «самозванцами» или лжепророками, которые продолжали появляться с новыми и малоизвестными верованиями. .Из своей столицы в Медине Абу Бакр компетентно отреагировал, призвав «верных» к оружию под знаменем Джихад (священная война — контекстуально). Мусульманские армии победили повстанцев, и Абу Бакру удалось объединить весь Аравийский полуостров. Зная, что племенная принадлежность в конечном итоге возродится, Абу Бакр послал вновь сформированные армии, чтобы укрепить контроль над арабскими племенами на Сасанидских и Византийских территориях. Эти атаки должны были быть набегами, но превратились в быстрые и постоянные завоевания.После смерти Абу Бакра в 634 году н.э. следующим халифом стал его самый могущественный сторонник — Умар ибн Хаттаб (годы правления 634-644 гг. Н.э.).

Умар продолжил кампании Абу Бакра, и одновременные победы в битве при Аль-Каддисии и битве при Ярмуке в 636 году н.э. открыли путь к завоеванию большей части Сасанидской империи и восточных провинций Византийской империи — в основном Египта, Сирии, и Левант. Умар провел множество реформ и ввел новые институты, такие как полиция, пенсии, суды, парламенты и т. Д., но, прежде всего, он был известен как богобоязненный человек, превосходивший всех в применении закона. Он был убит персидским рабом по имени Лу’лу в 644 году нашей эры.

Каллиграфические имена рашидунских халифов в соборе Святой Софии

Пояс93 (CC BY-NC-SA)

Преемником Умара был Усман ибн Аффан (годы правления 644-656 гг. Н. Э.) Из богатого клана Бану Умайя и близкий друг Мухаммеда. Хотя он был набожным человеком и приверженцем новой веры, он не пользовался популярностью. Проблемы, сдерживаемые строгим режимом Умара, такие как чистая цена агрессивной экспансии, начали проявляться, и они были слишком велики для нового халифа.Его пребывание в должности не было лишено военного успеха, но цена перевешивала прибыль, полученную от этих завоеваний. Он был убит в 656 году нашей эры в собственном доме мятежными солдатами из гарнизонного города Фустат в Египте, и с его смертью погибло единство мусульманской уммы (общины).

История любви?

Подпишитесь на нашу бесплатную еженедельную рассылку новостей по электронной почте!

Муавийя (способный правитель Сирии), двоюродный брат Усмана и ныне глава клана Умайя, хотел отомстить за убийство, но новый халиф Али ибн Аби Талиб (р.656-661 CE) не соответствовали требованиям. Это взбесило не только Муавийю, но и других мусульман, и поэтому его правление было отмечено постоянными гражданскими войнами, и экспансия была остановлена. В другом спорном шаге он также перенес столицу из Медины в Куфу, город-гарнизон на территории современного Ирака. Али встретил тот же конец, что и его предшественник; он был убит экстремистской группой под названием Хариджиты в 661 году н. э., когда совершал молитву в собрании. Али получил беспрецедентную посмертную славу, в основном из-за своего места в шиитской идеологии.Они почитали его как единственного истинного преемника Мухаммеда, в то время как мусульмане-сунниты считают всех четырех халифов одинаково законными и правильно руководствующимися (« Рашидун » на арабском языке).

Династия Омейядов

Даже когда Али еще правил, Муавия дерзко бросил вызов его авторитету по моральным соображениям. Используя трагическую смерть своего кузена для пропаганды своих намерений, он сумел укрепить свою власть. После смерти Али единственным соперником Муавии (годы правления 661–680 гг. Н. Э.) Был старший сын Али Хасан, который отказался от должности в пользу первого в обмен на высокую пенсию.661 год нашей эры знаменует собой официальное начало правления династии Омейядов с Муавией в качестве первого халифа и Дамаском в качестве новой столицы; власть перешла из Ирака в Сирию, и Медина никогда не восстановит прежний политический престиж. Его 20-летнее правление было самым стабильным для Уммы (мусульманской общины) после смерти Умара. Приближаясь к концу жизни, Муавия назначил своего сына Езида (годы правления 680-683 г. н.э.) своим преемником, и это было встречено большим сопротивлением, особенно со стороны младшего сына Али Хусейна, который был убит (мученик в глазах обоих Сунниты и шииты) вместе со своей армией, в основном членами его семьи, силами езидов в битве при Кербеле в 680 году нашей эры.

Битва при Кербеле

Андреас Прэфке (общественное достояние)

Халиф Абд аль-Малик (годы правления 685-705 гг. Н. Э.) Поощрял централизацию империи и повысил статус арабского языка, сделав его lingua franca империи. Также во время его правления был завоеван Тунис (в 693 году н.э.), местное берберское население приняло ислам и со временем расширило границы империи на Пиренейский полуостров. Мятежную провинцию Ирака (из-за мусульман-шиитов) также держали под контролем, поставив ее под контроль безжалостного, но лояльного губернатора — Хаджаджа ибн Юсуфа (l.661-714 CE).

Единственным из Омейядов, получившим хоть какую-то похвалу от мусульманских историков, был преданный и благочестивый Умар II.

Империя достигла наибольшего размаха при сыне Абд аль-Малика — Валиде I (годы правления 705-715 гг. Н. Э.), Под сенью которого великие полководцы предоставили империи обширные просторы новых земель. Мухаммад ибн Касим успешно завоевал часть территории современного Пакистана (к 712 году н.э.), а Кутайба ибн Муслим завоевал Трансоксиану (к 713 году н.э.). Тарик ибн Зияд инициировал завоевание мусульманами Испании в 711 году н.э. и был подкреплен Мусой ибн Нусайром; ко времени смерти Валида дуэт покорил большую часть Испании.

Единственным из Омейядов, получившим какую-либо похвалу от мусульманских историков, был очень преданный и благочестивый Умар ибн Абд-аль-Азиз (годы правления 717-720 гг. Н. Э.). Также известный как Умар II, он был предан исламу, и его короткое правление напоминало ранний Рашидунский халифат. Он продвигал равенство, способствовал обращению в христианство, сделав налоги более мягкими для неарабских мусульман, прекратил публичное проклятие Али, а также прекратил набеги на мирных соседей империи. Его непоколебимая позиция в отношении справедливости и благочестия привела его к соперничеству с его собственным кланом, который убил его в 720 году нашей эры; мусульмане по сей день помнят его как легендарного персонажа.

К концу 740-х годов н.э. внутренние разногласия и постоянные гражданские войны за престолонаследие — вкупе с некомпетентными правителями — привели к расколу империи. Способный правитель Марван вышел из последней гражданской войны в 744 году н.э., но стал последним из своей семьи, правившим империей. В 750 году н.э. он потерпел поражение от новой силы — Аббасидов. Со смертью Марвана бесспорное правление Омейядов закончилось, хотя они сохранили небольшую часть своей бывшей империи: Аль-Андалус (которая сохранялась до 1492 г. н.э.).

Династия Аббасидов

Аббасиды были потомками дяди Пророка Мухаммеда Аббаса, и они использовали этот факт, чтобы узаконить свои притязания на халифат. После того, как Аббасиды свергли Омейядов в 750 году н. Э., Халифом был провозглашен Абу Аббас Ас-Саффах — «кровожадный» (годы правления 750-754 гг.). Могилы Омейядов в Сирии были выкопаны, их останки сожжены, а все живые члены мужского пола были убиты, все, кроме одного — Абд аль-Рахмана I, который бежал от Аббасидов, совершив опасное путешествие в Аль-Андалус, где он основал Омейяды. Кордовский халифат (756 г. н.э.), который соперничал с Аббасидами в элегантности и величии.

Ас-Саффа провозглашают халифом

Мухаммад Балами (общественное достояние)

Аль-Мансур (годы правления 754-775 г. н.э.), преемник Ас-Саффаха, создал новую столицу у реки Тигр — Багдад (на территории современного Ирака) — город, превосходящий все европейские города того времени по всем стандартам. . Художники, архитекторы, ученые, поэты, историки, ученые, астрологи, математики и другие люди во многих областях внесли свой вклад в возвышение города, превратив его в центр обучения и культуры в исламской империи.

При халифе Харуне ар-Рашиде (786-789 гг. Н.э.), самом известном из Аббасидов (который также широко известен в сказках и легендах), была основана Великая библиотека Багдада — Байт аль-Хикма (Дом мудрости) который стал центром познания мира. Здесь классические произведения греков были переведены на арабский язык, и со временем именно из-за Байт аль-Хикма произойдет европейское Возрождение, поскольку в противном случае все греческие рукописи были бы утеряны.Его правление помнят как золотой век Аббасидов; не только его правительство добилось больших успехов в управлении, но и продемонстрировало большую компетентность в битвах, ведя армии в Малую Азию в успешных военных кампаниях против Византии в 806 г. н.э.

Харун аль-Рашид

Неизвестно (общественное достояние)

Его решение разделить империю между двумя его сыновьями: Аль-Амином и Аль-Мамуном привело к дорогостоящей гражданской войне после его смерти, в результате которой Аль-Мамун (г.813-833 г.н.э.) вышел победителем. Эта гражданская война была одной из главных причин распада империи. Аль-Мамун был покровителем искусства и образования, но не был так политически активен, как его предшественники, и даже не испытывал такого же уважения к своей вере. Со смертью Аль-Мамуна зенит империи также был потерян, ведь даже во время его правления различные регионы империи начали отделяться в виде отдельных эмиратов.

Соперники халифата начали сильно полагаться на турецких телохранителей для завоевания престола, поскольку империя почти всегда находилась в состоянии гражданской войны.Чистая цена этих частных армий и некомпетентных правителей, которые не могли жестко контролировать огромную империю, сделали их фактически банкротами. Более того, в 909 году н.э. конкурирующий шиитский (анти) халифат появился в западных частях Северной Африки, а затем распространился на Египет и Хиджаз, которые называли себя Фатимидами — потомками Фатимы, дочери Пророка (эти шииты были из радикальной секты под названием «семеры» — поскольку они верили в семь имамов, а не в основных мусульман-шиитов, с которыми мы знакомы сегодня, которые верят в другую линию из двенадцати имамов).Фатимиды продолжали действовать до 1171 г. н.э., когда они были отменены Саладином (l. 1137–1193 гг. Н. Э.), Который подвел Египет под сюзеренитет Аббасидов.

В дополнение к этим фрагментам, Аббасиды, сами сунниты, теперь находились во власти шиитской иранской империи, называемой Буидами, названной в честь их основателя Али ибн Буя (I. ок. 891–949 гг. Н. Э.). В 945 году буиды захватили Багдад и превратили халифов в просто подставных лиц. Затем в 1055 году буиды были свергнуты сельджуками, тюркским племенем из Центральной Азии, принявшим суннитскую версию ислама в 11 веке нашей эры и начавшим расширять свою империю до Малой Азии.Сельджуки захватили Багдад, но для халифов ничего не изменилось; они сохранили только свои титулы. Сельджуки пали так же быстро, как и восстали, и к XII веку н.э. они уже не были той сильной и грозной силой, которой были. Они были просто зрителями крестовых походов (1095–1291 гг. Н. Э.), Конфликта, который был начат их возвышением и угрозой, которую они представляли Византийской империи после битвы при Манцикерте (1071 г. н.э.). Аббасиды использовали эту возможность для получения полной, хотя и недолгой, автономии.

Осада Багдада монголами

Сайф аль-Вахиди (общественное достояние)

Однако теперь новая угроза возникла из степей Средней Азии: монголы. Халиф Аль-Мустасим (годы правления 1242–1258 гг. Н. Э.), Последний из формальных правителей Аббасидов, был осажден в своей столице в 1258 г. силами Хулагу-хана. Весь город был снесен с землей, его население было уничтожено, а Аль-Мустасима завалили ковром и затоптали копытами лошадей. С разрушением Багдада правление Аббасидов подошло к концу, хотя теневые халифы продолжали жить в Каире, но, кроме титула, они не имели ничего, даже символического значения.

Османский султанат

В 1299 г. бывший турецкий вассал сельджуков и вождь племени по имени Осман (1299-1324 гг. . Осман и его потомки, считая джихад и имперскую экспансию моральным долгом, продолжали стремительно завоевывать огромные территории. К 1453 году н.э. из своей столицы в Эдирне (Адрианополь) османы владели территориями в Малой Азии, всей Анатолией и многими регионами на Балканах.Две основные попытки европейского христианского мира остановить свое наступление потерпели неудачу в 1389 году н.э. (битва за Косово) и 1444 году н.э. (битва при Варне).

К 1453 году н. Э. Константинополь был всем, что осталось от Византийского царства, и османский султан Мехмед II (годы правления 1451–1481 гг. Н. Э.) Был полон решимости взять его. Осада Мехмеда оказалась успешной, и город стал новой столицей султаната. Обладая Дарданеллами, османы владели монополией на основные торговые пути (часть Шелкового пути) в этом районе и не собирались делиться ими с остальным миром.Они закрыли Шелковый путь, и это вынудило другие западные державы исследовать неизведанный мир — Эпоху открытий, — что привело к завоеванию так называемого «Нового мира» европейскими державами.

Мехмед II завоевывает Константинополь

Жан-Жозеф Бенджамин-Констан (общественное достояние)

Мехмед и более ранние султаны претендовали на титул халифа для себя, и, поскольку никто больше не оспаривал его за это, требование было в некоторой степени законным. Однако в дальнейшем это было узаконено в 1517 году н.э., когда султан Селим I завоевал мамлюкский султанат и официально передал титул от теневых халифов Аббасидов османам.Османы удерживали этот титул еще четыре столетия, хотя мусульманский мир не был объединен, как прежде, но символическое (полурелигиозное) значение Халифата сохранялось в сердцах мусульман, которые видели в нем символ единства народов. Умма, и турки тоже были за это удостоены чести. Поражение османов в Первой мировой войне (1914-1918 гг.) Привело к подъему националистической Турции, основатель которой — Мустафа Кемаль-паша — официально отменил институт халифата в 1924 г. После этого ни один другой народ не взял на себя халифскую власть над исламским миром.

Заключение

Институт халифата показал три основных этапа эволюции. Сначала это началось как религиозно вдохновленная политическая система, владелец которой должен гарантировать, что «закон Божий» должен преобладать над его землей, хотя отсутствие централизации означало, что большинство местных обычаев и административных структур сохранялись на недавно завоеванных территориях. На этой ранней стадии был один серьезный недостаток: религиозного вдохновения было недостаточно, чтобы обеспечить положение халифов.

После убийства Усмана стало очевидно, что политическая составляющая института является доминирующей и этот халифат можно просто «схватить». Это было дополнительно подтверждено, когда к власти пришли династии Омейядов и Аббасидов. Оба были встречены жестким сопротивлением и негодованием, но продолжали править, несмотря на это (чего не могли сделать ранние халифы, учитывая снисходительность Усмана и его нежелание использовать военную силу для подавления восстаний).Эти две империи также представили и смешали концепцию династического правления с халифатом, то есть теперь халифат мог быть унаследован.

Когда османы официально заявили о своих неоспоримых притязаниях на халифат в 1517 году нашей эры, они стали первыми неарабами (по этническому признаку), получившими «власть верных». Это изменение также принесло новое чувство равенства среди мусульманского мира; Арабские и неарабские мусульмане были равны во всех аспектах, даже в политике. Отмена института и отсутствие усилий по его возрождению считаются неудачными для мусульман, которые считают, что, хотя политическая и военная мощь института была давно утеряна, его символическое значение как полурелигиозной политической системы и то вдохновение, которое она давала, было недостаточным. бесценное культурное наследие.

Перед публикацией эта статья была проверена на предмет точности, надежности и соответствия академическим стандартам.

Исламский халифат: ранний мусульманский мир

Содержание

Введение

Праведные халифы

Династия Омейядов

Династия Аббасидов

Закат халифата

Введение

Арабское слово халиф или халифа) означает «преемник».Это относится к тому факту, что после смерти Мухаммеда правители исламского сообщества были «преемниками Пророка». Они руководили драматическими завоеваниями, которые привели к возникновению одной из крупнейших империй в мировой истории. Его центром был Ближний Восток. Эта империя известна в истории как Халифат , , и при нем на Ближнем Востоке, в Северной Африке и за его пределами возникла отчетливо исламская цивилизация.

Основатель ислама, арабский пророк Мухаммед, умер в 632 году.В том же году был избран его преемник, первый халиф.

Для обозначения конца Халифата можно использовать несколько дат; однако обычно считается, что он подошел к концу в 1258 году, когда последний из халифов был убит, когда монголы захватили Багдад.


Распространенное каллиграфическое изображение имени Мухаммеда

На протяжении всей истории ислама различные мусульманские правители претендовали на титул халифа, но именно первоначальный халифат первых веков исламской истории будет предметом данной статьи.

Праведные халифы

Пророк Мухаммед избрал своей столицей город Медину, и именно здесь он умер. Именно здесь лидеры мусульманской общины избрали своим преемником (халифом) Абу Бакра, тестя Мухаммеда и одного из его главных соратников.

Абу Бакр (годы правления 632-4) принял титул «полководца верных», которым владели все его преемники. На смертном одре он назначил Умара ибн Хаттаба своим преемником (годы правления 634-44), а когда Умар был убит, совет мусульманских лидеров избрал Усмана ибн Аффана (годы правления 644-56).После убийства Усмана зять Мухаммеда Али захватил контроль над халифатом и правил до 661.

Первые четыре халифа известны исламской истории как «праведные халифы». Все они были тесно связаны с Мухаммедом и были известны своими лидерскими качествами и мусульманским благочестием. Во время их правления, несмотря на проблемы и нестабильность, с которыми им приходилось иметь дело, Халифат превратился из чисто арабской державы в крупнейшую империю, которую мировая история видела до того момента.Его армии захватили богатейшие провинции Византийской империи, Сирии и Египта и завоевали всю великую Сасанидскую (или Персидскую) империю на востоке.

Действия последнего из этих халифов Али ввергнули мусульманскую общину в гражданскую войну, которая закончилась тем, что правителем стал губернатор Сирии Муавия. Муавия превратил Халифат в наследственную монархию в руках своей семьи, династии Омейядов.

Династия Омейядов

При Омейядах (годы правления 661-750) столица Халифата была перенесена из Медины в Аравии в Дамаск в Сирии.Империя продолжала значительно расширяться, захватывая Северную Африку, большую часть Испании и большую часть Португалии, Трансоксанию в Центральной Азии и западную Индию.

В конце концов это расширение подошло к концу: неудача второй мусульманской осады Константинополя (717-8) ознаменовала конец серьезных попыток арабов завоевать Византийскую империю; поражение арабской армии в битвах при Туре (732 г.) заставило повернуться против них в Западной Европе; неоднократные и дорогостоящие попытки подчинить степи привели к установлению центральноазиатских границ Халифата в Трансоксании; а сбор мощных индийских армий против мусульманских захватчиков на субконтиненте привел к тому, что ислам на столетия был ограничен северо-западом.


Монета Омейядского халифата

Несмотря на эти неудачи в своих универсалистских амбициях, халифы Омейядов правили огромным государством, одной из крупнейших империй в мировой истории. Это расширение вызвало серьезные потрясения в империи. Население регионов, веками относившееся к каждому с враждебностью, теперь оказалось, что живет в рамках одной и той же политической системы. Чтобы управлять миллионами новых подданных, приходилось срочно создавать административные структуры, и это было возможно только благодаря продолжению функционирования бюрократии, унаследованной от Византийской и Персидской империй.Эти факторы привели к региональным трениям между грекоязычным западом и персоязычным востоком.

В то же время, хотя мусульмане долгое время составляли небольшое меньшинство среди немусульманского населения, их число сильно росло, что привело к напряженности между арабскими мусульманами, считавшими себя правящим классом, и мусульманами неарабского происхождения. Эту напряженность усугубляли сектантские распри между различными ветвями ислама. Именно в этот период возник раскол между суннитами и шиитами, когда шииты отвергли легитимность халифов Омейядов, полагая, что исламским миром должны править потомки Али, последнего из Праведников. — Управляемые халифы (см. Выше).

Все эти трещины в штате Омейядов в конечном итоге разрушили его. На протяжении своей истории омейядским халифам приходилось сталкиваться с многочисленными восстаниями, исходившими от нелояльных губернаторов, восставших солдат, сектантских революционеров и, что немаловажно, соперников внутри самой королевской семьи Омейядов.

Династия Аббасидов

В 747 году в восточной части Халифата вспыхнуло восстание, в результате которого силы Омейядов были изгнаны из Ирана и Ирака. В 749 году повстанцы признали халифом Абу аль-Аббаса, потомка Мухаммеда, принадлежащего к конкурирующему клану Омейядов.В начале 750 г. в битве при Забе армия Омейядов потерпела поражение, и к концу года силы Аббасидов контролировали большую часть Халифата. Все выжившие члены семьи Омейядов были выслежены и убиты. Только один выжил, сбежав в Испанию, где основал независимый эмират (который позже стал Кордовским халифатом).

Аббасиды (годы правления 750–1258 гг.) Сначала выбрали Куфу, арабскую колонию на юге Ирака, своей столицей. Однако в 762 году новый режим основал город Багдад, также на юге Ирака, но недалеко от персидской границы.Строительство этого нового города ознаменовало переход власти и статуса от потомков первоначальных арабских завоевателей к растущему классу неарабов в мусульманском сообществе. Эта группа чувствовала себя гражданами второго сорта в мусульманской общине Омейядов, и многие поддержали стремление Аббасидов к власти.


Дом мудрости

Период Аббасидов был отмечен большими достижениями в науке, математике, медицине, астрономии, философии и других областях знания.В частности, Багдад, который в то время стал одним из крупнейших городов мира, был известным центром обучения. Сменявшие друг друга аббасидские халифы покровительствовали организации под названием «Дом мудрости», которую на современном языке можно было бы назвать исследовательским институтом. Продолжая традицию слияния персидских культур, начавшуюся в сасанидский период, его ученые стремились синтезировать знания, полученные из разных частей мира, особенно из Древней Греции и Древней Индии.Опираясь на эти основы, арабские ученые добиваются новых успехов во многих областях человеческого знания.

Упадок Халифата

Халифат был огромной империей, и задолго до телеграфа и железной дороги удержать ее как единую политическую единицу всегда было сложной задачей. Ситуация не улучшилась из-за ожесточенной фракционности при дворе, ожесточенной напряженности между суннитами, шиитами и членами других сект, а также с ростом армий рабов, которые, хотя изначально были вербованы для полной лояльности халифу, вскоре стали независимыми и разрушительными. сила во властной политике империи.

Почти сразу после того, как Аббасиды пришли к власти от Омейядов, Халифат начал распадаться. Испания пала перед оставшимся в живых членом клана Омейядов и была обязана лишь слабой преданности халифу в далеком Ираке. В других местах губернаторы вышли из-под контроля суда в Багдаде.


Шиитский ислам — пример зеркального письма в исламской каллиграфии. «Али — наместник Божий»

Все чаще они управляли своими провинциями как независимые правители. Отцы передали свои правители сыновьям, как потомственные монархи; они собрали собственные армии и со временем даже перестали пересылать налоги в столицу.Региональные династии начали развиваться с конца VIII века, сначала в Северной Африке, затем в Северо-Западной Индии, в Египте, Иране, Центральной Азии и Сирии.

Шиитское инакомыслие

Аббасидов поддержали многие шииты в их приходе к власти, но после своей победы они подтвердили свою поддержку суннитского ислама. Шииты по всему Халифату чувствовали себя плохо из-за этого, и некоторые из этих местных династов были шиитами, чье признание халифов Аббасидов было в лучшем случае прохладным.В некоторых регионах, особенно в Северной Африке, сектантские движения (например, Альморавиды и Альмохады) захватили контроль, полностью отвергнув правление Аббасидов. Здесь также зародилось шиитское движение Фатимидов до завоевания сначала Египта, затем Сирии и Западной Аравии. Правители Фатимидов считали себя халифами-соперниками Аббасидов, и их общепризнанная цель состояла в том, чтобы заменить их правителями всего мусульманского мира.

Буйды и сельджуки

В 10 веке племенная группа из северного Ирана, буиды, напала на Багдад и более или менее ограничила халифов церемониальной ролью, в то время как они обладали эффективной властью.Затем, в 11 веке, турецкое племя под названием сельджуки, которое возникло за пределами Халифата, но недавно обратилось в ислам, завоевало большую часть Ирана, Ирака, Сирии и большей части Анатолии. Они создали собственную империю, но при этом сохранили халифа в Багдаде в качестве теневого номинального главы. Реальная власть принадлежала сельджукскому султану. Позже, после того, как власть сельджуков пришла в упадок, турецкие лидеры из Центральной Азии — Махмуд Газни, хорезм-шах — создали себе новые крупные империи в Иране и Трансоксании.

Крестовые походы

В конце 11 века началась серия военных экспедиций из христианской Европы, известных как крестовые походы, чтобы захватить Иерусалим и то, что сегодня является Израилем и Палестиной для христианского мира. Первый крестовый поход (1095-99) позволил захватить Иерусалим и создать ряд христианских государств крестоносцев в Сирии и Палестине. Однако крестоносцам не удалось удержать эти достижения; Мусульманские силы вернули себе сначала Иерусалим (1187 г.), а затем все территории в Сирии и Палестине (последний оплот крестоносцев пал от мусульманских войск в 1299 г.).

Продолжение культурной и религиозной экспансии

Ни одно из этих потрясений не остановило культурный прогресс при Халифате. Действительно, по мере того, как в исламском мире возникла политическая раздробленность и появилось несколько центров силы, мусульманские мыслители и художники пользовались растущим спросом, а достижения в математике, естествознании, географии, астрономии и других областях науки продолжались.

Не было препятствий и распространению мусульманской веры. Первоначально религия меньшинства на Ближнем Востоке, к 13 веку подавляющее большинство населения земель Халифата составляли мусульмане.Более того, вера распространилась далеко за пределы Халифата, в Западную Африку, Восточную Африку, Индийский субконтинент и Юго-Восточную Азию.


Картина Рашид-ад-Дина Хамадани с изображением Хулагу-хана, начало 14 века

Багдадские халифы пережили последний период политической и военной мощи в XII веке. Когда власть сельджуков в Ираке разделилась между конкурирующими региональными лордами, халифы получили контроль над территориями, окружающими Багдад. Это возрождение длилось недолго.В 13 веке новая устрашающая сила из Центральной Азии, монголы, захватила Иран, а затем Ирак. В 1258 году монгольская армия под командованием Хулагу-хана захватила Багдад и разграбила город. Последний из халифов был закутан в одеяло в собственном дворце и был забит лошадьми; а остальные члены семьи халифа были казнены.

Расширение при Омейядских халифатах

Цель обучения

  • Опишите успехи, достигнутые при Омейядском халифате

Ключевые моменты

  • Омейядский халифат, возникший после распада халифата Рашидун, характеризовался наследственными выборами и расширением территории.
  • Омейядский халифат стал одним из крупнейших унитарных государств в истории и одним из немногих государств, когда-либо распространявших прямое правление на три континента.
  • Когда династия Аббасидов восстала против Омейядов и убила многих из членов их правящих семей, несколько Омейядов бежали на Пиренейский полуостров и основали Кордовский халифат, характеризуемый мирной дипломатией, религиозной терпимостью и культурным процветанием.

Условия

Омейядский халифат

Второй из четырех основных арабских халифатов, основанных после смерти Мухаммеда.

Купол Скалы

Святыня, расположенная на Храмовой горе в Старом городе Иерусалима.

Аль-Андалус

Также известная как мусульманская Испания или исламская Иберия, средневековая мусульманская территория и культурное владение, занимающее на пике своего развития большую часть современной Испании и Португалии.

Омейядский халифат был вторым из четырех основных арабских халифатов, созданных после смерти Мухаммеда. Этот халифат был основан династией Омейядов, происходящей из Мекки.Семья Омейядов впервые пришла к власти при третьем халифе Усмане ибн Аффане (годы правления 644–656), но режим Омейядов был основан Муавией ибн Аби Суфьяном, давним правителем Сирии, после окончания правления Первого мусульманина. Гражданская война 661 г. н.э. После этого Сирия оставалась главной опорой Омейядов, а Дамаск был их столицей.

При Омейядах территория халифата быстро росла. Исламский халифат стал одним из крупнейших унитарных государств в истории и одним из немногих государств, когда-либо распространявших прямое правление на три континента (Африку, Европу и Азию).Омейяды включили Кавказ, Трансоксиану, Синд, Магриб и Пиренейский полуостров (Аль-Андалус) в мусульманский мир. В наибольшей степени Омейядский халифат занимал 5,79 миллиона квадратных миль и насчитывал 62 миллиона человек (29% населения мира), что делало его пятой по величине империей в истории как по площади, так и по доле населения мира. Хотя Омейядский халифат не управлял всей Сахарой, кочевые берберские племена поклонялись халифу. Однако, хотя эти обширные территории могли признать верховенство халифа, де-факто власть находилась в руках местных султанов и эмиров.

Расширение халифата. Эта карта показывает распространение исламского правления при Мухаммеде, халифате Рашидун и халифате Омейядов.

Династия Омейядов не получила всеобщей поддержки в мусульманском сообществе по ряду причин, включая их наследственное избрание и предположения о нечестивом поведении. Некоторые мусульмане считали, что править должны только члены клана Мухаммеда Бану Хашим или представители его собственного происхождения, такие как потомки Али. Некоторые мусульмане считали омейядское налогообложение и административную практику несправедливыми.Хотя немусульманское население имеет автономию, их судебные дела решаются в соответствии с их собственными законами и их собственными религиозными главами или их назначенцами. Немусульмане платили подушный налог за работу полиции центральному государству. Мухаммед прямо при жизни заявил, что каждому религиозному меньшинству должно быть разрешено исповедовать свою религию и управлять собой, и эта политика в целом продолжалась.

Произошли многочисленные восстания против Омейядов, а также раскол в рядах Омейядов, в том числе соперничество между Яманом и Кайсом.Утверждается, что сунниты убили сына Али Хусейна и его семью в битве при Кербеле в 680 году, укрепив шиитско-суннитский раскол. В конце концов, сторонники Бану Хашим и сторонники линии Али объединились, чтобы свергнуть Омейядов в 750 году. Однако шиат Али, «партия Али», снова были разочарованы, когда династия Аббасидов пришла к власти, как и Аббасиды. произошли от дяди Мухаммеда Абд аль-Мутталиба, а не от Али.

Победители Аббасидов осквернили гробницы Омейядов в Сирии, сохранив только могилу Умара II, а большинство оставшихся членов семьи Омейядов были выслежены и убиты.Когда Аббасиды объявили амнистию для членов семьи Омейядов, восемьдесят человек собрались, чтобы получить помилование, и все были убиты. Один внук Хишама, Абд аль-Рахман I, выжил и основал королевство в Аль-Андалусе (мавританская Иберия), провозгласив свою семью возрожденным Омейядским халифатом.

Династия Омейядов в Кордове, Испания

Возрождение Омейядского халифата в Аль-Андалусе (которая впоследствии стала современной Испанией) было названо Кордовским халифатом и продолжалось до 1031 года.Этот период характеризовался расширением торговли и культуры, а также строительством шедевров архитектуры Аль-Андалуса.

В 10 веке процветание халифата возросло. Абд-ар-Рахман III объединил аль-Андалус и взял под контроль христианские королевства севера с помощью силы и дипломатии. Абд-ар-Рахман остановил продвижение фатимидов на земли халифата в Марокко и Аль-Андалусе. Этот период процветания был отмечен расширением дипломатических отношений с берберскими племенами в Северной Африке, христианскими королями с севера, а также с Францией, Германией и Константинополем.

Кордова была культурным и интеллектуальным центром Аль-Андалуса. Мечети, такие как Великая мечеть, были в центре внимания многих халифов. Дворец халифа, Медина Азахара, находился на окраине города, и в нем было много комнат, заполненных богатствами с Востока. Библиотека Аль-Хакама II была одной из крупнейших библиотек в мире, в ней было не менее 400 000 томов, а Кордова располагала переводами древнегреческих текстов на арабский, латынь и иврит. В период Омейядского халифата отношения между евреями и арабами были теплыми; Еврейские каменщики помогли построить колонны Великой мечети.Аль-Андалус также был подвержен влиянию восточной культуры. Музыканту Зирьябу приписывают то, что он привез на Пиренейский полуостров прически и одежду, зубную пасту и дезодорант из Багдада. Успехи науки, истории, географии, философии и языка произошли и во время Омейядского халифата.

Интерьер Мескиты (мечети), одного из лучших образцов архитектуры Омейядов в Испании.

Наследие Омейядского халифата

Омейядский халифат был отмечен как территориальной экспансией, так и административными и культурными проблемами, созданными такой экспансией.Несмотря на некоторые заметные исключения, Омейяды были склонны отдавать предпочтение правам старых арабских семей, и в частности своей собственной, над правами новообращенных мусульман (мавали). Поэтому они придерживались менее универсальной концепции ислама, чем многие из их соперников.

В период Омейядов арабский стал административным языком, на котором были выпущены государственные документы и валюта. Массовые преобразования привели к большому притоку мусульман в халифат. Омейяды также построили известные здания, такие как Купол Скалы в Иерусалиме и мечеть Омейядов в Дамаске.

Согласно распространенному мнению, Омейяды превратили халифат из религиозного института (во времена Рашидуна) в династический. Однако халифы Омейядов, похоже, действительно считали себя представителями Бога на Земле.

Омейяды встретили в значительной степени негативную реакцию со стороны более поздних исламских историков, которые обвинили их в продвижении царской власти ( мульк , термин с оттенком тирании) вместо истинного халифата ( хилафа ).В этом отношении примечательно, что халифы Омейядов называли себя не халифат расул Аллах («преемник посланника Бога», титул, предпочитаемый традицией), а скорее халифат Аллах («заместитель Бога». »).

Многие мусульмане критиковали Омейядов за то, что в их правительстве слишком много немусульман, бывших римских администраторов. Святой Иоанн Дамаскин был также высокопоставленным администратором в администрации Омейядов. Когда мусульмане захватили города, они оставили политических представителей народа и римских сборщиков налогов и администраторов.Политические представители народа рассчитывали налоги и договаривались о них. Центральному правительству и местным органам власти платили соответственно за предоставленные услуги. Многие христианские города использовали часть налогов для содержания своих церквей и управления собственными организациями. Позже некоторые мусульмане критиковали Омейядов за то, что они не снижали налоги для людей, принявших ислам.

9 вопросов о халифате ИГИЛ, которые вы стеснялись задать

4 июля 42-летний лидер иракских джихадистов, сражающийся под именем Абу Бакр аль-Багдади, появился в мечети в городе Мосул, которую его группа ИГИЛ (Исламское Государство Ирака и Леванта) захватила за несколько недель. ранее в рамках своей кампании по захвату территорий Ирака и Сирии.Аль-Багдади, одетый в длинные черные мантии и нарядные роскошные часы, произнес проповедь, объявив, что отныне он будет называться халифом Ибрагимом, эмиром верующих исламского государства.

Неделей ранее ИГИЛ провозгласило себя суверенным государством. Теперь, по словам самопровозглашенного халифа Ибрагима, это гораздо больше: этот участок управляемой террористами территории в Сирии и Ираке является возрождением давно истекшего Халифата. Этот новый халифат творит ужасные вещи с людьми, которым не повезло оказаться под его властью.Они особенно нацелены на христиан и этнорелигиозное меньшинство, известное как езиды, десятки тысяч которых боевики ИГИЛ застали в ловушке на горе в северном Ираке. Езидам приходится выбирать между тем, чтобы остаться на горе и умереть с голоду, или спуститься и быть убитыми ИГИЛ — положение настолько ужасное, что США могут нанести авиаудары по боевикам.

Вы можете задаться вопросом: а что такое халифат? Почему старый так важен? Какое отношение имеет этот новый халифат к оригиналу? И чего он пытается достичь? Итак, вот самые простые ответы на ваши самые основные вопросы.

1) Что такое халифат?

Халифат — это исламское государство. Теоретически халифат — это больше, чем просто страна, которая официально является мусульманской; предполагается, что он охватит каждого мусульманина на земле. Последний раз такой халифат существовал много веков назад. Но слово халифат по-прежнему вызывает идею славной и единой исламской цивилизации, которой были первые халифаты.

Чтобы понять, что на самом деле означает халифат и откуда это название, вам нужно вернуться к 620-м годам A.D., в западной части современной Саудовской Аравии, когда Пророк Мухаммед основал ислам и привел его первых последователей. Идея единой общины всех верующих важна в исламе, поэтому Мухаммед и его последователи организовали самоуправляемую политическую систему, в которую входили все мусульмане — в то время не так много людей. Другими словами, ислам был основан как религия и как государство. В последние десять лет своей жизни Мухаммед вел военные кампании в современной Саудовской Аравии, чтобы объединить разрозненные арабские племена, которые объединились в его государство, которое было также религией.

Чтобы вы почувствовали себя в этом месте, вот ранняя исламская община Мухаммеда, датируемая 624 годом нашей эры, отмечена зеленым цветом. Вы заметите, что он был довольно крошечным и находился в то время в относительно удаленной части мира. Вы также заметите, что он существовал в то время, когда в Европе и Азии доминировали огромные сухопутные империи:

Исторический атлас Средиземноморья

Но исламское сообщество Мухаммеда не стало халифатом, пока он не умер в 632 году нашей эры. Именно тогда один из его последователей взял на себя руководство: человек по имени Абу Бакр (нынешний лидер иракских джихадистов позаимствовал это имя, назвав себя Абу Бакр аль-Багдади).В общине его называли халифом, что по-арабски означает преемник, как и преемник Мухаммеда. Халифа также может означать представителя, в данном случае как Мухаммеда, так и Бога. Поэтому, когда халиф (упрощенно халиф) Абу Бакр захватил исламское мини-государство Мухаммеда, это мини-государство было названо халифатом.

2) Итак, как этот первый халифат стал большой важной империей?

Одним из самых успешных и быстрых военных расширений в истории.Первоначальный халифат существовал с 632 г., когда умер Мухаммед и первый халиф Абу Бакр вступил во владение, до 661 г., когда он попал в гражданскую войну (эта гражданская война также привела к постоянному расколу между суннитами и шиитами). Им управляли четыре последовательных халифа, и за удивительно короткое время он превратился в одну из крупнейших империй в мире.

Эти первые четыре халифа, или лидеры исламского сообщества, которое было также государством, были действительно хорошими военачальниками. В то же время две соседние крупные империи, Византийская империя (то, что осталось от восточной Римской империи) и Персидская империя, ослабели и были истощены в военном отношении, сражаясь друг с другом.

При Мухаммеде исламское сообщество бросило вызов или поглотило разрозненные племена Аравийского полуострова, пока оно не контролировало большую часть земель на Ближнем Востоке , а не , которые уже контролировались Персидской или Византийской империями. При халифах он вторгся и забрал много земель у византийцев и персов. Здесь вы можете наблюдать за расширением Халифата с момента его основания до расцвета первого халифата в 655 году нашей эры:

Мохаммад Адиль

Тот первый халифат был не просто большой военной империей — это была община, в которую входили все мусульмане, и это было практически синонимом исламской веры.Халифат распространял ислам по мере своего развития, поэтому вы видите рост ислама из небольшого уголка Аравийского полуострова, чтобы охватить практически все, что мы сегодня считаем Ближним Востоком, части Центральной Азии, даже южную оконечность Испании. Халифат также распространил арабский язык, который до 632 года был ограничен современной Саудовской Аравией, а теперь является основным языком за тысячи миль в современном Марокко. Благодаря этим завоеваниям почти весь Ближний Восток и Северная Африка сегодня говорят по-арабски и часто считают себя этническими арабами.

3) Но ведь халифатов было больше? Еще больше?

Да, верно. Этот первый халифат, основанный на изначальной общине Мухаммеда, в течение следующих столетий превратился во второй и третий халифаты. Второй халифат начался в 661 году, после первой мусульманской гражданской войны, и продолжался до 750 года нашей эры. Это был крупнейший и самый успешный халифат, ставший вершиной исламского государства. Его столица находилась в Дамаске, который сегодня является столицей Сирии — это одна из причин, почему сегодняшние ностальгисты по халифату любят идею возродившегося халифата, базирующегося в Сирии.

Второй халифат (известный как Омейядский халифат) распространился на Среднюю Азию и Испанию:

Габагул

За ним последовал третий халифат, Аббасидский халифат, который потерял Испанию и часть Северной Африки, но все еще правил довольно большой территорией с 750 по 1258 год. сообщество мусульман.

Нынешний Абу Бакр аль-Багдади, объявляя себя халифом, а свое террористическое мини-государство халифатом, сообщает, что, по его мнению, он сражается от имени всех мусульман во всем мире (он не считает мусульман-шиитов здесь, только Сунниты) и что он представитель Бога на земле.Он также как бы предлагает желание продолжить продвижение ИГИЛ до тех пор, пока он не завоюет все земли с мусульманским большинством, что является стремлением, на которое часто намекают джихадистские карты единой исламской империи:

ISIS

4) Почему прекратились халифаты?

Османская империя провозглашала себя последним халифатом и просуществовала вплоть до 1914 года. Таким образом, формально халифат существовал всего лишь столетие назад.

Но когда люди говорят о «халифатах», они обычно имеют в виду большие имперские государства, которые продолжили исходное видение Мухаммеда единого политического сообщества всех мусульман, сосредоточенного вокруг этнических арабов, которые первоначально его основали.

Это закончилось примерно в 1000 году по двум причинам. Во-первых, Аббасидский халифат, который на самом деле был продолжением первоначального сообщества-государства Мухаммеда, раскололся в нескольких местах. Например, его территория в современной Испании и Португалии откололась от Кордовского халифата, и вы не можете иметь несколько халифатов одновременно.

Мечеть в Кордове, Испания. Натан Вонг

Вторая причина заключается в том, что ислам естественным образом распространялся за пределы халифатов в Африке к югу от Сахары, в Юго-Восточной Азии и современной Индии, поэтому халифат больше не включал даже близко всех мусульман.Османская империя утверждала, что она была халифатом до Первой мировой войны, и действительно контролировала святые места в Мекке и Иерусалиме, но функционально действовала как империя, которая оказалась исламской.

Мечту о халифате, который представляет собой объединенное сообщество всех мусульман, было достаточно легко осуществить в седьмом веке, когда это сообщество было довольно маленьким и географически сгруппированным, но ислам просто распространился слишком широко и слишком быстро, чтобы эта мечта продолжалась. . Последний «настоящий» халифат, Аббасиды, в конце концов раскололся под собственной тяжестью, когда различные части империи распались, и в конце концов уступили нарастающим персидским и турецким силам.

5) Что именно делает калиф?

Изначально халиф был человеком, который взял на себя две земные обязанности Мухаммеда: (1) управлять единым исламским государством и (2) ответственность за всех мусульман. В течение следующих семисот лет память о Мухаммеде явно померкла, но оставались две определяющие обязанности: управлять единым исламским государством и нести ответственность за сообщество всех мусульман, или умму.

По мере роста халифата и многовековой истории, роль халифа в большей степени была связана с управлением империей, чем с религией.Но, по крайней мере, символически, халиф должен был быть одновременно главой государства и высшим божественным представителем на земле, вроде как римский император и папа одновременно. Когда халифат Аббасидов распался и распался в 1100-х и 1200-х годах, эта роль закончилась.

Титул халифа сохранялся до начала 1900-х годов, но в основном он служил просто религиозным титулом, который некоторые главы государств приняли бы, если бы они также управляли достаточным количеством мусульманских святынь. В течение долгого времени его держали турки, которые использовали его, чтобы взять на себя ответственность за мировое мусульманское сообщество, но при исполнении в основном просто использовали его как инструмент для укрепления своей собственной легитимности.

Последний халиф был в 1924 году, когда этот пост был упразднен тогдашним турецким лидером Мустафой Кемалем Ататюрком, светским националистом, который хотел уменьшить роль религии в государстве.

6) Можем ли мы сделать музыкальный перерыв на тему халифата?

Перерыв на поэзию, вероятно, был бы более уместным, учитывая богатую поэтическую традицию ранних халифатов, но да, давайте займемся музыкой. Существует традиционная форма под названием Анашид, исламская музыка, которая обычно поется а капелла (что-то вроде средневекового христианского песнопения), но иногда включает легкую перкуссию.Это сделано для того, чтобы придерживаться консервативных интерпретаций ислама, запрещающих использование музыкальных инструментов. Это старая форма и может быть довольно красивой; вот один:

Форма также имеет множество более легких воплощений. Но есть также довольно значительная современная разновидность джихадиста Анашида, которую джихадистские движения используют для передачи идеи о том, что они олицетворяют прежнее благочестие и славу ранних исламских империй. Если вы просмотрите музыкальные клипы Анашида на YouTube (что я могу сказать, у меня странная работа), вы увидите множество арабских песнопений с изображениями бородатых джихадистов, вооруженных штурмовыми винтовками и черными флагами; тексты песен обычно о Боге, праведности и так далее.Вот документ, выпущенный ИГИЛ только на этой неделе и посвященный восстановлению халифата:

Чтобы было ясно, не все Анашид являются джихадистами. И большая часть древней поэзии времен халифата была о том же самом, о чем пишут все: о любви, семье, природе и так далее. Но дело в том, что современные джихадисты приняли форму Анашида для продвижения своей повестки дня и идеологии, точно так же, как они пытались претендовать на мантию первоначальных халифатов.

7) Почему джихадисты так одержимы этим?

Джихадисты видят в халифатах вершину славы ислама, как знамя своего рода исламского национализма. Но дело не только в этом: многие современные джихадисты и исламисты также видят в халифатах ответ на последние два столетия порабощения и унижения со стороны западных держав.

Представление вашего джихадистского движения как возрождения или продолжения халифатов — это способ заявить о том, что все мусульмане должны быть объединены в одно государство, что ими должен управлять ислам, а не светская система, и, возможно, самое важное из всех. что исламский мир по религиозному праву должен быть намного сильнее западных держав, которые уже давно вторглись в него.

Джихадисты также предполагают, что, поскольку халифаты существовали давным-давно и были политически организованы вокруг ислама, они должны были быть ультраконсервативными теократиями.

8) Халифат на самом деле был местом ультраконсервативного ислама и антисовременной нетерпимости, верно?

Неправильно! Это то, чего хотят джихадисты, такие как сегодняшние лидеры ИГИЛ, потому что они сами хотят управлять репрессивным, нетерпимым, антисовременным, ультраконсервативным государством.Но это фантазия, которую они создали, чтобы оправдать свои гораздо более современные идеи об ультраконсерватизме и романтизировать эпоху, которая шла совсем не так, как они себе представляют.

Вот журналист Халед Диаб, который недавно развенчал этот миф в New York Times:

Аббасидский халифат на столетия опередил отсталую когорту Багдади. Общество Аббасидов в период своего расцвета процветало благодаря мультикультурализму, науке, инновациям, обучению и культуре, что резко контрастировало с жестоким пуританством ИГИЛ.Непочтительный придворный поэт легендарного халифа Харуна ар-Рашида (около 763–809) Абу Нувас не только сочинял оды вину, но и писал эротические стихи для геев, которые заставили бы покраснеть современного имама.

Расположенный в Байт аль-Хикма, Багдадском «Доме мудрости», халифат Аббасидов добился заметных успехов в науке и математике. Сам современный научный метод был изобретен в Багдаде Ибн аль-Хайсамом, которого называли «первым истинным ученым».

И так далее.Вы не сможете стать одной из крупнейших сухопутных империй в истории, как ранние халифаты, отвергнув науку и сделав своими главными приоритетами преследование женщин и меньшинств; вы делаете это, делая упор на науку, искусство и плюрализм. Но это не то, что хотят слышать джихадисты.

9) Почему джихадисты основывают свой «новый» халифат на этой вымышленной концепции оригинала?

Это приводит к своего рода идеологическому кризису, с которым политика на арабском Ближнем Востоке борется почти столетие: как примирить долгую историю величия своего региона, особенно во времена халифатов, с его недавней историей подчинения западными державами? Как ответить на это подчинение и как вернуть былое величие?

Было много различных идеологических напряжений и реакций на это, но одним из двух наиболее значимых был арабский светский национализм, который гласит, что этнические арабы должны объединиться, политически или метафорически, и бросить вызов западным империалистам, извлекая уроки из их секуляризма и идеологии. технологический прогресс.Сирийский лидер Башар аль-Асад — светский арабский националист; так был египетский лидер Хосни Мубарак.

Второй из этих двух — исламизм, который гласит, что мусульмане должны объединяться, отвергать западные идеи и организовывать общество вокруг консервативных интерпретаций ислама и исламской идентичности, как способ возрождения и восстановления старых халифатов. Джихадисты — это экстремистская группа исламистов, отсюда их одержимость халифатом, который для них является одновременно символом потерянного рая и законно установленным государством мира.Это отчасти объясняет, почему исламисты и джихадисты ненавидят арабских светских националистов и борются с ними так же или больше, чем они ненавидят Запад и борются против него.

Тот факт, что нынешний управляемый террористами «халифат» в Ираке и Сирии имеет так мало общего с первоначальными халифатами, не имеет значения. Они борются за созданное ими мифическое воспоминание. К сожалению для иракцев и сирийцев, подпадающих под власть ИГИЛ, достаточно людей верят в этот миф, чтобы сражаться и убивать за него.

Халифат

Когда Мухаммед умер в 632 году, он оставил политическую организацию, полностью сосредоточенную вокруг него.Он был политическим и военным лидером и он был источником откровения. Когда возникали политические или социальные трудности, они не только сосредотачивались на Мухаммеде, но иногда через откровение при посредничестве самого Аллаха.

Центральная роль Мухаммеда оставила растущему исламскому государству ряд трудностей. Первым был статус откровения — он был утвержден с утверждением окончательного Корана .Однако более серьезная проблема связана с политическим и военным преемником Мухаммеда. Единственной действующей моделью был индивидуальный лидер, но за этим лидером стоял авторитет Бога.

Похоже, никто особо не задумывался о преемственности Мухаммеда перед его смертью. Никто не считал Мухаммеда божественным или бессмертным, но никто не думал о том, что произойдет после его смерти.Решение было придумано самыми могущественными последователями Мухаммеда. Между мекканскими последователями Мухаммеда, эмигрировавшими с ним в 622 году ( мухаджирунов , или «эмигранты»), и мединцами, ставшими последователями ( ансар или «помощники»), существовали разногласия — по сути, жестокие разногласия. «). В конце концов, тесть Мухаммеда, Абу Бакр, был назван халифой или «Преемником» Мухаммеда.Новая религия и новые обстоятельства сформировали новую, непроверенную политическую формацию: халифат .

Патриаршие халифы

Самые ранние халифы были родственниками и последователями самого Мухаммеда. При этих четырех халифах будут укреплены политические, социальные и религиозные институты ислама, включая окончательное издание Корана.

Мир ислама расширится далеко за пределы Аравийского полуострова во время их владения — на восток в Персидскую империю, на север в Византийскую территорию и на запад через северную Африку.

Из-за своего основополагающего статуса и того факта, что они были прямыми последователями Мухаммеда, эти первые четыре халифа называются патриархами или патриархальными халифами ислама.Для многих мусульман это был золотой век исламского правления, когда существовало истинное исламское государство; у некоторых мусульман, таких как мусульмане-шииты, это был период только , когда существовало законное исламское правительство. С этой точки зрения, основание династии Омейядов положило начало более чем тысячелетию незаконного правления.

Абу Бакр (632-634)

Абу Бакр, тесть Мухаммеда и отец самой любимой жены Мухаммеда, Айши, был с Мухаммедом с самого начала. Во время военных кампаний с Меккой, а затем с другими арабскими племенами Абу Бакр проявил себя как военный гений.Абу Бакр немедленно призвал к военной экспедиции против Византийской империи, отчасти чтобы отомстить за ранее нанесенное исламом поражение, а отчасти для того, чтобы привлечь внимание мусульман и арабов.

Однако, как только арабские племена услышали о смерти Мухаммеда, исламский мир и большинство союзов рухнули.Несколько племен восстали — некоторые из этих племен восстали под предводительством соперничающих пророков. С этого времени начался период, который мусульмане называют аль-Ридда , или «отступничество». Вся энергия Абу Бакра в первые годы будет сосредоточена на подавлении этих восстаний и незначительном восстановлении исламского мира.

После подавления восстания Абу Бакр начал захватническую войну.Трудно сказать, намеревался ли он полностью завоевать империю; Однако он запустил историческую траекторию, которая всего за несколько коротких десятилетий приведет к созданию одной из крупнейших империй в истории. Абу Бакр начал с Ирака, но, прежде чем он смог напасть на саму Персидскую империю, он умер — его смерть наступила всего через два года после того, как его назвали преемником Мухаммеда.

‘Умар (634-644)

Абу Бакр хотел, чтобы’ Умар стал его преемником, и он убедил самых могущественных последователей Мухаммеда последовать его примеру. ‘Умар был одарен как в военном, так и в политическом отношении — его политический гений, прежде всего, помог сплотить исламский мир при жизни Мухаммеда.

‘Умар продолжил завоевательную войну, начатую Абу Бакром. Он вторгся в саму Персидскую империю, но он также направился на север в Сирию и Византийскую территорию и на запад в Египет. К 640 году исламские военные кампании поставили под контроль Абу Бакра всю Месопотамию, большую часть Сирии и Палестины.Египет был завоеван в 642 году, а Персидская империя — в 643 году. Это были одни из самых богатых регионов мира, охраняемые могущественными вооруженными силами, и они попали в руки ислама в мгновение ока.

‘Умар, однако, был одним из величайших политических гениев истории. В то время как империя расширялась с ошеломляющей скоростью под его руководством, он также начал строить политическую структуру, которая удерживала бы вместе строящуюся огромную империю.’Умар не требовал, чтобы немусульманское население обращалось в ислам, и не пытался централизовать правительство, как это сделали персы. Вместо этого он позволил подчиненным народам сохранить свою религию, язык, обычаи и правительство относительно нетронутыми. Единственным вторжением может быть губернатор ( amir ), а иногда и финансовый служащий, называемый amil , или агент.

Его самые далеко идущие нововведения были в области построения финансовой структуры империи. Он понимал, что наиболее важным аспектом империи была стабильная финансовая структура правительства. С этой целью он построил эффективную систему налогообложения и поставил вооруженные силы непосредственно под финансовый контроль государства.Он также основал диван , уникальное исламское учреждение. диванов состояли из лиц, важных для исламской веры и исламского мира, таких как последователи Мухаммеда. Их вклад в веру был настолько велик, что им давали пенсии, на которые они могли жить — это давало им свободу заниматься религиозными и этическими исследованиями и, таким образом, обеспечивать религиозное или этическое лидерство для остального исламского мира.

Это Умар закрепил многие исламские традиции и обычаи, и он начал процесс создания Корана.

Однако его самой продолжительной традицией было установление мусульманского календаря. Мусульманский календарь, как и арабский, остался лунным, однако он установил начало календаря в год, когда Мухаммед эмигрировал в Медину.Это, по мнению Умара, стало поворотным моментом в истории ислама.

‘Усман (644-656)

Приближаясь к своей смерти,’ Умар назначил комитет из шести человек, чтобы выбрать следующего халифа — им было поручено выбрать одного из своего числа.Все люди, как и Умар, были из племени курайшитов — ансаров, или мединцев, постепенно лишали власти.

Этот комитет окажется решающим, поскольку по его выбору в конечном итоге разрастется первый исламский раскол. Комитет сузил выбор до двух: Усман и Али. Али был зятем Мухаммеда и дружил с пророком с самого начала его миссии.Он также мог быть назван Мухаммедом в качестве преемника. «Усман был Омейядом, одним из богатых кланов, которые яростно противостояли Мухаммеду. Фактически, Усман изначально выступал против Мухаммеда. пылко набожный религиозный ученик.Али был в значительной степени убежден, что ислам сбился с пути и что он не следует ни религиозным, ни этическим, ни социальным принципам, изложенным в откровении Мухаммеда. Это глубокое различие между двумя кандидатами привело их к выбору Усмана, поскольку растущая исламская империя, казалось, нуждалась в практическом, нерелигиозном подходе.

Решение не популярное. В то время как ‘Усман правил в течение двенадцати лет как халиф, он встречал растущее сопротивление как среди первоначальных последователей Мухаммеда, так и среди исламского народа в целом. Эта оппозиция строилась вокруг фигуры Али, который, хотя и ненадолго, сменит Усмана на посту халифа.

Несмотря на внутренние проблемы, Усман продолжал завоевательные войны, столь блестяще проведенные ‘Умаром.Исламская империя завоевала Ливию в Северной Африке и полностью завоевала восточные части Персидской империи.

Но беспорядки росли неуклонно и стремительно. Его правительство серьезно злоупотребляло финансами по всей империи. В 656 году в Медине вспыхнул бунт — бунтовщики были настолько ожесточенными, что даже забросали камнями Усмана.Халиф призвал к военной помощи. Когда среди мятежников стали распространяться новости о военном подкреплении, они ворвались в дом Усмана и убили его, пока он читал Коран.

‘Смерть Усмана была нелепой по многим причинам, включая тот факт, что он был первым исламским халифом или лидером, убитым другими мусульманами.Но величайшим и самым продолжительным достижением Усмана было официальное отречение от Корана.

До Усмана Коран был в основном устным текстом, который читали последователи, которые его запомнили. Однако завоевательные войны поредели их ряды, а введение иностранных народов в ислам поставило под угрозу целостность текста как текста на арабском языке .Итак ‘Усман приказал, чтобы все версии, письменные и устные, были собраны вместе, а окончательная версия была записана. Именно эта окончательная версия стала центральным текстом ислама и краеугольным камнем, на котором будет построена вся исламская история. И именно эту версию, это блестящее достижение, рассказывал Усман, когда его убили.


Источники: Ислам из Университета штата Вашингтон, © Ричард Хукер, перепечатано с разрешения.

4. Мусульманские халифаты — история международных отношений

После смерти пророка Мухаммеда в Медине в 632 году его последователи на Аравийском полуострове быстро расширились во всех направлениях, создав империю, которая всего сто лет спустя охватила не только весь Ближний Восток и большую часть Центральной Азии, но и Северная Африка и Пиренейский полуостров.Это было известно как «халифат», от khalifah , что означает «наследование». Тем не менее, было трудно сохранить вместе такое крупное политическое образование, и возникали конфликты по поводу того, кого следует считать законным наследником пророка. Таким образом, первый халифат вскоре был заменен вторым, третьим и четвертым, каждый из которых контролировался соперничающими группировками. Первый халифат, халифат Рашидун, 632-661 гг., Возглавляли сахабы , «сподвижники», которые были семьей и друзьями пророка, и все они были взяты из курайшитского племени Мухаммеда.Второй халифат, Омейяды, в 661-750 годах перенес столицу в Дамаск в Сирии. И хотя он просуществовал недолго, одно из его ответвлений утвердилось в сегодняшних Испании и Португалии, известное как Аль-Андалус, и превратило Кордову в процветающий мультикультурный центр.

В третий халифат, Аббасиды, в 750-1258 гг., руководили тем, что часто называют «Золотым веком ислама», когда наука, процветали технологии, философия и искусство. Столица Аббасидов, Багдад стал центром, в котором исламское обучение сочеталось с влияния Персии, Индии и даже Китая.Эти достижения пришли к внезапной остановке, когда монголы разграбили город в 1258 году. вместо этого Каир был центром мусульманского Мир. Однако калифы в Каире тоже были быстро подорваны. дело своих солдат, элитный отряд воинов, известный как Мамлюки. Следующей мусульманской империей, называвшей себя халифатом, была вместо Османской империи со столицей в Стамбуле, город греки называли Константинополь. Хотя османы были Мусульмане, они были не арабами, а турками, и происходили они из Средняя Азия, а не Аравийский полуостров.

Несмотря на продолжающуюся историю политической борьбы и раздробленности, идея халифата по сей день сохраняет сильную риторическую силу в мусульманском мире. Во время халифатов арабский мир испытал беспрецедентное экономическое процветание, культурный и интеллектуальный успех, которые сделали их могущественными и вызывали восхищение. Неудивительно, что идея восстановления халифата все еще жива среди радикальных исламских групп, которые хотят повысить уверенность мусульман в себе.


Расцвет и падение исламского халифата в истории

Преемников пророка Мухаммеда, который был главой исламского государства, называли «халифами», что переводится с английского как «преемник». Начиная с 11 века, различные государства были созданы на землях, которыми управляли мусульмане, от Атлантического океана до глубин Китая, и власть халифа стала символической в ​​этих странах.

После этого халиф имел тот же статус, что и императоры в европейских империях, в то время как султаны, управляющие этими исламскими государствами, были во многом похожи на королей и князей под властью императора.

Когда Багдад был взят монголами в 1258 году, Аббасидский халифат продолжил свое существование в Каире. По правде говоря, власть находилась в руках султанов, номинально лояльных халифу. Халиф стал духовным символом, который напомнил мусульманам о золотых днях исламского единства.После завоевания Египта османским султаном Селимом I титул халифа был передан османским султанам, и титул вернул себе прежнюю власть.

Офис халифата заявил, что османские султаны также были «лидерами мусульманского мира». Шейбаниды в Туркестане, Султанат Гуджарат в Индии (1536 г.), Империя Великих Моголов времен правления Хумаюна (1548 г.), Иран (1727 г.), Султанат Марокко (1579 г.) и Государство Кашгар (1868 г.) объявили, что они признают Османский султан как мусульманский халиф.

Мусульмане, которые ехали из Туркестана через Кавказ для совершения хаджа, не упустили возможности посетить Стамбул и совершить пятничную молитву с халифом.

Тонкая дипломатия

Османские султаны начали придавать священное значение титулу халифа в последующие века. Начиная с 18-го века, когда такие густонаселенные мусульманами земли, как Крым, были отобраны у османов, этот аспект османского султана стал официальным. Чтобы защитить религиозные и материальные интересы мусульман, живущих на этих землях, османский султан заявил, что он является духовным авторитетом, с которым должен был согласиться остальной мир.

После Кючук-Кайнарджинского мирного договора (1774 г.), подписанного после поражения Османской империи в русско-турецкой войне, была установлена ​​духовная власть султана над мусульманами, проживавшими на бывших османских землях. Следовательно, османские султаны, которые ранее обладали материальной властью над своими подданными, взяли на себя духовную роль, управляемую халифом, подобную власти Папы над католиками.

Султан Абдулхамид II особо придавал значение этому статусу, полагая, что он способствует политическому единству ислама.Он отправлял книги, ученых и строил медресе в мусульманских регионах, находящихся под оккупацией. Поэтому мусульмане, находившиеся в плену, обратились к Стамбулу. Халиф в Стамбуле поддерживал стремление мусульман к единству и независимости, даже несмотря на то, что его политическая власть была ограничена.

Великобритания в состоянии страха

Муфтии и кади (мусульманские судьи), назначенные из Стамбула, продолжали службу на бывших османских землях, таких как Крым, Румыния, Сербия, Болгария, Кипр, Босния и Герцеговина и Греция.Эти официальные лица пытались поддержать закон шариата в отношении мусульман с помощью власти, которую они получили от халифа. Они защищали вакфы, мусульманские школы и религиозные издания в этих регионах. По сей день муфтии по-прежнему занимаются религиозными и судебными делами мусульман, живущих в Греции, благодаря этой традиции.

Эта политика также принесла свои плоды в начале 20 века. Колониальные мусульмане, особенно из Туркестана и Индии, оказали невероятную материальную и духовную поддержку после оккупации Анатолии во время Великой войны.Управляя более чем четвертью всего мира, Британия имела под своим правлением большое количество мусульман и стремилась защититься от власти халифа. Поэтому Великобритания сосредоточила свою внешнюю политику на устранении халифа, начиная со второй половины XIX века. Британцы достигли своей цели после революции младотурков в 1908 году, а затем закрепили свои достижения в Первой мировой войне. Младотурки, захватившие власть в Османском государстве, сокрушили земные силы халифата.

Стамбул был оккупирован союзниками в 1918 году. Последний османский султан Мехмед Вахидеддин отвлек внимание британцев, тайно организовав национальное сопротивление в Анатолии. Мустафа Кемаль-паша, которого султан Вахидеддин поручил организовать движение сопротивления, учредил параллельное правительство в Анкаре и отвернулся от Стамбула после своей победы над греком. Благодаря тактике, которую поддержали британцы, султанат был упразднен 1 ноября 1922 года, а последний султан Османской империи был обвинен в государственной измене.

После этого коронный Шахзаде Абдулмеджид Эфенди был назначен халифом, нарушив автономию халифата и султаната во второй раз в истории, установив символический халифат без исполнительной власти. Султан Вахидеддин, который был вынужден покинуть страну, опубликовал декларацию, в которой объявил, что поправка к конституции не может вступить в силу без одобрения султана, и, следовательно, отделение султаната от халифата противоречит конституции.Он также осудил своего двоюродного брата за то, что он принял пост халифата при этих обстоятельствах.

Давление дает результаты

Мустафа Кемаль сохранил пост халифа и продолжал играть важную роль в международной политике. Он даже думал о том, чтобы объявить себя халифом, поэтому уделял большое внимание изображению себя религиозным человеком. Однако под давлением англичан, правивших миллионами мусульман в своих колониях, правительство Анкары отменило халифат 3 марта 1924 года.Все мужчины, женщины и дети, принадлежавшие к Османской династии, одной из старейших династий в мире, были изгнаны. Последний халиф, султан Абдулмеджид, прожил во Франции 20 лет.

Этот инцидент вызвал удивление во всем исламском мире, и некоторые фигуры, такие как король Египта Фуад и король Хиджаза Шариф Хусейн, хотели принять статус халифата. Однако ни мусульмане, ни Великобритания не поддерживали этого. Не принес никаких плодотворных результатов и Совет Халифата, в который входили мусульмане со всего мира.Так канул в небытие один из старейших институтов в истории ислама.

Османской династии повезло меньше, чем ее европейским коллегам, поскольку империя переживала трудные времена, создавая государство и поддерживая общество разных национальностей.