Природа человека это – Природа человека — Википедия

Содержание

ПРИРОДА ЧЕЛОВЕКА это что такое ПРИРОДА ЧЕЛОВЕКА: определение — Философия.НЭС

Природа человека

— понятие, характеризующее человека в его высшем, завершающем состоянии и конечной цели. Философы древности (Лао-Цзы, Конфуций, Сократ, Демокрит, Платон, Аристотель) выделяют в природе человека основные сущностные качества – интеллект и мораль, а конечную цель – добродетель и счастье.

В средневековой философии эти качества и цели истолковываются как заданность. Бог создает человека по своему образу и подобию, но божественная природа человека может быть реализована при условии следования человека примеру жизни, смерти и посмертному воскрешению Христа. Конечная цель жизни земной – обретение вечной жизни на небе.

Оцените определение:

Источник: Философия, практическое руководство

ПРИРОДА ЧЕЛОВЕКА

— то, что есть в каждом из нас общего со всеми людьми, с человеческим родом; то, что отличает нас от всех прочих видов жизни. Не все в человеке сводимо к его природе, он имеет также и личностное достоинство. В западноевропейской культуре и философии природа человека традиционно понимается как единство тела, души и духа. Ее наделяют добротой, разумностью, свободой воли, совестью, эстетической интуицией и другими духовными чувствами и творческими способностями. Гуманизм чрезмерно идеализировал природу человека, его оппоненты, напротив, видели ее изначально злой («человек зол и ленив по природе» и пр.). Современная гуманистическая психология осторожно оптимистична: «Нашей природе потенциально присуще добро» (Э.Фромм). Христианство, в отличие от нехристианских философских учений, говорит о двойственности человеческой природы — о «ветхом Адаме» и «новом человеке» в каждом из нас, о «плоти» и «духе» как борющихся между собой принципах нашей внутренней жизни. Лишь благодать, по ап. Павлу, позволяет духу человека преодолеть эту конфликтность и вновь воссоздать человека по образу Христову. Томизм смягчает этот дуализм и настаивает, что стремиться к Богу означает для человека идти по пути собственной природы в ее высшем выражении, по пути к предназначенному ей благу, и кто в полной мере реализует все данное его природе, тот получит похвалу от Бога: «Каждое естество, стремясь к своему собственному совершенству, стремится уподобиться Богу» (Фома Аквинский). Древнехристианская аскетика, однако, настаивает, что гордость является основным препятствием на пути к осуществлению этого стремления.

Оцените определение:

terme.ru

Природа человека — Психология человека

В желании выражается сущность человека.
Бенедикт Спиноза

Что такое человек? Кто такой человек? Для чего создан человек? Какова истинная природа человека, определяющая его сущность? Отчасти психология человека, а также другие науки о человеке дают нам ответы на эти и многие другие вопросы о нас самих. Но этих ответов нам явно недостаточно для полного понимания себя и других людей, поэтому мы все еще находимся в поисках ответа на вопрос: “кто мы и зачем мы здесь?”. Природа человека, о которой пойдет речь в этой статье, до конца еще не изучена, однако того, что мы уже о ней знаем, вполне достаточно для понимания нами многих, наиболее важных моментов в поведении человека. И это понимание причин поведения людей позволит нам найти “ключик” к каждому без исключения человеку, включая нас самих. Давайте разберемся, кто же мы, люди, все-таки такие и для чего мы были созданы.

Природой человека мы с вами можем назвать все те врожденные, генетически обусловленные качества и особенности поведения, которые присуще всем людям. Человеческая природа – это все то, что в нас было всегда, с момента нашего появления и что делает нас людьми. Человеческая природа – это то, что свойственно человеку, как виду. Человеческая природа – это то, что определяет наши вечные и неизменные стремления и желания. Человеческая природа – это наша способность специфически реагировать на внешние раздражители и определенным образом воспринимать окружающий мир. Человеческая природа – это наша способность подстраивать мир под себя. И наконец, природа человека – это его умение выживать. Последнее определение на мой взгляд, лучше всего объясняет природу человека, как необходимую для него, как для вида, биопсихическую конструкцию. Поэтому давайте остановимся именно на этом определении и более подробно его обсудим. В конце концов, философские споры о природе человека имеют многовековую историю, и мнений о том, что это такое – природа человека, может быть много. Нам же нужно понять очевидное в этом вопросе, что мы можем при необходимости проверить, путем элементарных наблюдений за собой и за другими людьми. А более очевидным для нас на мой взгляд является не определение того, что такое природа человека, а то, в чем ее смысл и для чего она предназначена. Ведь если мы, люди, не можем или не хотим определиться со структурой природы человека, тогда нам необходимо изучить ее функции, чтобы затем привязать их к различным элементам структуры и таким образом понять ее. Это и проще, и интереснее. В конце концов, что для нас важнее – знать то, кем мы являемся, или то, на что мы способны? На мой взгляд, изучать природу человека лучше всего с позиции наших потребностей, желаний, целей и возможностей. Так что давайте именно так и поступим.

Так вот, чтобы лучше понять природу человека, необходимо понять смысл ее предназначения, который достаточно прост в понимании, если не вдаваться в детали – природа человека предназначена для выживания человека и человечества. По своей природе мы такие, какими должны быть, чтобы выживать в этом мире, поэтому изучая и объясняя поведение человека, следует всегда исходить в первую очередь из этой основной его потребности. Эта потребность порождает другие потребности, которые в свою очередь побуждают человека к определенным, необходимым для удовлетворения этих потребностей действиям.

Чтобы понять, на что по своей природе способны люди, давайте взглянем на природу человека через призму библейских заповедей, которые показывают нам, какими негативными качествами обладает человек и как они в нем проявляются. Я с вашего позволения приведу только некоторые из них, а именно – шестую, седьмую, восьмую, девятую и десятую заповеди. Их мне быстрее и проще объяснить, поэтому я покажу вам на их примере, что свойственно людям от природы. Итак, эти заповеди гласят: не убивай; не прелюбодействуй; не кради; не лжесвидетельствуй и не желай того, что есть у ближнего твоего. То есть, не делай того, что, внимание – ты хочешь, можешь и в некоторых ситуациях вынужден и склонен делать. Вы понимаете, о чем эти заповеди говорят нам? Они говорят нам о том, что человеку свойственны все эти действия и желания – ему свойственно убивать, прелюбодействовать, воровать, лгать, желать того, что есть у других, но чего нет у него, и это, как вы понимаете, только малая часть тех действий и желаний, к которым мы склонны с рождения, которые заложены в нас самой природой, или, если хотите, даны нам Богом. Вот тоже, вопрос закономерный возникает – если Богу не нравятся те или иные качества человека, тогда зачем он ими его наделил? Чтобы потом карать человека за естественное для него поведение? А зачем? Ладно, эти вопросы мы обсудим как-нибудь в другой раз, сейчас нас интересует не религия, у нее свое предназначение, нас интересует природа человека, которую нам нужно хорошо понимать, чтобы понимать себя и других людей и жить в соответствии с этим пониманием, то есть, в гармонии со своей природой.

Так вот, как мы с вами видим, человеку свойственно все то, что запрещает ему делать Бог с помощью своих заповедей и многое другое, что запрещает ему делать общество с помощью своих законов. Свойственно человеку и то, что мы называем хорошими, добрыми поступками. Это в свою очередь означает, что человек по своей природе не добрый и не злой, не плохой и не хороший, он просто такой, какой он есть, каким он должен быть, чтобы не столько даже он сам, сколько его вид – мог выжить в этом суровом мире. Если мы склонны к тому, чтобы убивать, воровать, обманывать, прелюбодействовать, а также к другим, как плохим, так и хорошим поступкам, значит, нам необходимо их совершать в определенных жизненных ситуациях, чтобы выжить. Поэтому мы не должны оценивать свои поступки, как плохие или хорошие, так как они все свойственны нашей природе, нам нужно понимать их необходимость для нас в тех или иных ситуациях. Мы не можем полностью изменить свою природу, и, наверное, не должны, но мы можем ее дополнить, усложнить, усовершенствовать, развить, и можем управлять ею. Но главное, мы должны подчинить себе свою природу, чтобы не она управляла нами, а мы ею. Тогда наше поведение будет максимально рациональным, расчётливым, практичным и адекватным, а значит и разумным.

Так что как видите, друзья, наше поведение может рассказать нам о том, кто мы такие, показывая нам, почему мы такие. Наши поступки говорят нам о наших возможностях, а наши возможности указывают на наши потребности, для удовлетворения которых мы эти поступки совершаем. А наши потребности обусловлены необходимостью в поддержании жизнедеятельности. Поэтому человек чаще всего делает что-то не по тому, что он хочет это сделать, а потому что он должен и, главное, может это сделать. В одних ситуациях мы, в силу наших личностных качеств, можем быть злыми и жестокими, в других, добрыми и отзывчивыми, готовыми помочь ближнему. Мы реагируем на внешние раздражители и поступаем согласно своей природе и своим возможностям. И в зависимости от того, кем мы стали в процессе своей жизни, наши возможности и способности могут сильно различаться, и как правило различаются. А значит и вести мы себя в одних и тех же ситуациях можем по-разному. Мы разные, друзья, несмотря на нашу природу, которая у нас у всех одинаковая, и всегда были и будем разными. Человек формируется как личность под воздействием природных и социальных факторов, поэтому мы относительно легко адаптируемся и приспосабливаемся к практически любым условиям. Но кто-то делает это лучше, кто-то хуже. Нам также свойственно приспосабливать мир под себя, создавая человеческую ситуацию, то есть подходящую нам среду, в которой нам комфортно и безопасно жить. У нас для этого есть, а вернее могут быть, и желание, и возможности. И опять-таки, в зависимости от уровня развития, определяющего возможности человека, в нем либо просыпается желание все вокруг себя поменять, либо нет. Чем примитивнее существо, тем оно слабее, а чем оно слабее, тем чаще оно вынуждено приспосабливаться к внешнем условиям, нежели менять их. Следовательно, человек приспосабливается ко всему тому, что не в силах изменить. То есть, дело не в желании, дело в возможностях. Умение приспосабливаться делает нас более живучими, а умение приспосабливать говорит о большой силе и высоком уровне развития человека. Вот так по-разному себя может проявлять природа человека, основа которой неизменна, но те или иные личностные качества человек в себе развивает сам в процессе жизни, либо жизнь развивает в нем их, с помощью различных жизненных сценариев. Также, в процессе жизни, человек, в том случае, если он постоянно занимается саморазвитием и самосовершенствованием, открывает в себе все новые и новые возможности, свойственные его природе. Вот почему так сложно сказать, какая она – природа человека в своей целостной форме, ведь предела совершенству человека нет, а значит, мы всегда будем узнавать о себе и своих возможностях что-то новое.

Из необходимости выживать в нашем, весьма недружелюбном по отношению к человеку мире, вытекают и наши основные инстинктивные потребности, которые у нас у всех одинаковые. Мировоззрение и миропонимание у нас может быть разным, но базовые, а точнее, первичные потребности у всех одинаковые, и каждый человек на этой планете стремиться к их удовлетворению. Это – потребность в еде, воде, безопасности, сексуальном удовлетворении, в общем во всем том, что необходимо человеку для выживания и продолжения рода. Далее следуют более возвышенные, вторичные потребности, которые человек начинает испытывать по мере удовлетворения им основных своих потребностей [физиологических потребностей и потребности в безопасности, то есть в гарантии удовлетворения физиологических потребностей]. Ознакомьтесь с пирамидой потребностей Абрахама Маслоу, на мой взгляд она прекрасно демонстрирует не только то, какими потребностями может быть обусловлено конкретное поведение конкретного человека, но и то, на каком уровне развития находится тот или иной человек или группа людей в зависимости от их стремления и возможностей удовлетворить те или иные свои потребности. Иерархия потребностей показывает нам, какой является природа человека в целом [известная нам], и как она проявляется у разных людей, в зависимости от их развития, образа жизни, окружения, возможностей. Более развитому человеку проще удовлетворить свои потребности, особенно низшие, поэтому он более спокоен и менее агрессивен. Также следует сказать, что чем выше интеллект человека, тем более завуалированным и продуманным будет его стремление удовлетворить свои потребности, а следовательно, и более успешным.

Вообще вся наша жизнь сводится к удовлетворению своих потребностей, и может отличаться только тем, какие потребности в тот или иной момент своей жизни каждый из нас стремиться удовлетворить. С этой точки зрения мы мало чем отличаемся от животных, разве что только по мере своего развития мы пробуждаем в себе новые, более возвышенные потребности и благодаря своему интеллекту можем найти больше возможностей для их удовлетворения. В этом смысле мы, как я уже говорил, имеем безграничный потенциал для расширения своих возможностей. Так что пока еще неизвестно, как сильно мы можем изменить мир, но то, что мы к этому будем стремиться, не подлежит сомнению. Ведь помимо потребностей, у человека имеются еще и желания, которые ушли далеко вперед от его возможностей, и они тянут человека вверх, к той ступени развития, находясь на которой он сможет эти желания осуществить. В этом смысле человеческая природа уникальна – мы можем хотеть того, чего нет, но о чем мы догадываемся, о чем мечтаем. Так что мечты, как более высшая форма потребностей, также мотивируют нас к действиям. Любопытство и желание изменить мир, а заодно и самого себя – это неотъемлемая черта природы человека. И это неудивительно. Ведь энергетический потенциал человека очень высок, поэтому для него естественно стремление к максимальному действию, после которого, в зависимости от возможностей каждого конкретного человека, мир может сильно измениться, как в лучшую, так и в худшую сторону.

В целом, друзья, природа и сущность человека познаваема посредством внимательного наблюдения за разными людьми, изучения их культуры и истории, традиций и законов, а также с помощью самонаблюдения, ведь какая-то часть природы человека проявляется в каждом из нас. Те качества, которые человек имеет и которые проявляются в нем в тех или иных ситуациях, являются неотъемлемой частью его природы, и чем человек примитивнее, тем легче понять его врожденную, неизменную сущность, которая тем сильнее изменяется, чем активнее человек себя развивает, совершенствует, а следовательно, усложняет свое поведение и повадки. Сама эта склонность человека к изменениям в своей жизни и усложнению своего поведения – это тоже его природное качество. Поэтому то, что мы называем разумом человека, в нем, несомненно присутствует, но требует развития, так как тем выше разумность человека, чем адекватнее существующей реальности он себя ведет. А как мы с вами знаем, человек не всегда адекватен в своем поведении, что в свою очередь означает, что природа человека неразумна, но в наших силах сделать себя достаточно разумными существами, воспользовавшись заложенным в нас потенциалом.

Самое интересное и, пожалуй, важное в природе человека это то, что ее, эту природу, можно приспособить под, практически любой образ жизни. Человек – существо внушаемое, ему можно внушить что угодно, тем самым создав в нем так называемую “вторую природу”. Вторая природа – это измененная, или лучше сказать, дополненная человеком первая природа. То есть, вторая природа – это совокупность чувственных, когнитивных, а также операционных черт, приобретенных в дополнение к базовой личности. Можно сказать еще проще – постоянные качества личности, которые являются приобретенными – это вторая природа человека. Человек, как правило, считает приобретенные им качества такой же естественной частью своей личности, как и все то, что задано ему генетически. Таким образом, человек, благодаря внушению и самовнушению, может считать частью своей природы такие моменты в своем поведении, и такие свои желания и потребности, которые ему не свойственны по природе, по его “первой природе”, но которые он приобрел и развил в течение жизни. Например, “второй природой” человека является его культурное образование, а также его профессиональные навыки и манера поведения, которые он в себе развил. Вторая природа человека выражается в таких, например, ситуациях, когда человек начинает ассоциировать себя со своей деятельностью, со своими культурными и умственными достоинствами, а также со своими увлечениями и достижениями. Что же касается внушений, то человеку можно, к примеру, внушить мысль о том, что секс – это грех и заниматься им грешно, а значит и не нужно. И человек, поверивший в это не будет заниматься сексом, идя таким образом против своей собственной природы, то есть, против первой своей природы. Также можно внушить человеку мысль о том, что он является определенной личностью, которой свойственны определенные качества, например, можно ему внушить, что он раб, рожденный для служения своему господину. И эта принятая человеком роль – станет его второй природой, и он будет вести себя соответственно этой роли. Так что от того, что нам внушают другие люди и что мы сами себе внушаем, в нашей жизни, друзья, зависит многое, возможно даже все. Каждый из нас будет в этой жизни тем, кем нас сделают другие люди или мы сами. Природа человека достаточно гибкая и даже в какой-то степени непредсказуемая, поскольку мы ведь еще многое не знаем о том, каким может быть человек, если создать для него определенные условия или подвергнуть его определенным испытаниям, или, если внушить ему что-то такое, что полностью изменит его личность и поведение. Поэтому очень важно уделять серьезное внимание всему тому, что входит в нашу голову, чтобы не позволять ненормальным для нас мыслям, эмоциям, мнениям, поступкам, ценностям и целям, становиться нормальными.

Пока мы с вами знаем о природе человека только то, что люди смогли о ней узнать за всю свою историю и что мы сами можем видеть, наблюдая за поведением человека. Но нам еще многое неизвестно о самих себе, так как человек до конца не познан, и неизвестно, будет ли он вообще когда-нибудь полностью познан, тем более самим собой. Однако мы можем сделать вывод, что человеческая природа в своей основе неизменна, наши базовые потребности и примитивные способы их удовлетворения за всю нашу историю не изменились. Это в свою очередь означает, что каждый вновь родившийся человек подобен чистому листу, на котором можно рисовать что угодно, независимо от того, кем были его предки. От природы все люди практически одинаковые, они все имеют одинаковые инстинкты, которые ими управляют и определяют их потребности. Любые качества, присущие одному человеку, при определенных обстоятельствах могут быть присуще и другому человеку. Все, что смог один человек, смогут и другие люди, если предпримут для этого необходимые усилия. Из этого можно сделать очень простой, но весьма полезный для нас вывод – по себе мы можем частично познать других людей, ровно настолько, насколько хорошо мы знаем себя, а по другим людям мы можем понять – каким вообще может быть человек, какие качества ему присущи от природы, какими возможностями он обладает и следовательно, мы можем понять, каким человеком мы способны стать. То есть, все что есть в других людях, есть в каждом из нас, в активном или пассивном состоянии. А все что есть в нас, есть и в других людях. Отсюда следует и вполне логичное умозаключение – не судите, да не судимы будете, ибо что присуще другим, присуще и вам, и при определённых обстоятельствах вы можете себя вести так, как ведут себя те, кого вы осуждаете.

И вот что я еще хочу сказать вам напоследок, дорогие друзья. Независимо от нашей природы, мы можем стать в этой жизни теми, кем захотим. Человек придумывает себя сам, согласно своему собственному желанию. Его, это желание, нужно только иметь. И пусть природа человека неизменна, тем не менее она, во-первых, не до конца изучена и поэтому мы с вами не знаем, на что еще мы можем быть способны, помимо того, что мы уже умеем и что нам известно о самих себе, а во-вторых, она ни коим образом не мешает нам менять себя и свое поведение, как по мере необходимости, так и в зависимости от наших желаний. Запомните, вы будете в этой жизни тем, кем сами решите быть. Так что не лишайте себя возможности самим определить свою судьбу.

psichel.ru

Что такое природа человека

Что изучает социальная антропология? Почему противопоставление «природы» и «культуры», считавшееся базовым со времен Клода Леви-Стросса, перестало работать? В каком смысле люди всю жизнь играют самих себя, как человеку в повседневной жизни помогают фантомные объекты и почему с точки зрения животных люди — это тапиры? Эти и другие подобные вопросы затрагивались в недавней лекции Ильи Утехина, декана и профессора факультета антропологии Европейского университета в Санкт-Петербурге, подробную расшифровку которой редакция N + 1 предлагает своим читателям.

Говоря о природе человека, необходимо задуматься, какой именно смысл мы вкладываем в слово «природа». Тот ли, как в случае, когда мы, например, говорим «уехал на природу»? В этом значении «природа» — некая местность, среда, не тронутая цивилизацией, противопоставленная ей. Но она не является предметом изучения антропологии, в лучшем случае человек просто живет в тесном контакте с такой природой.

Или, может быть, мы подразумеваем под «природой» некие врожденные, существенные свойства человека, характерные ему как виду? Но и в этом смысле она, в лучшем случае, стала бы предметом изучения физической антропологии. Я же отношу себя к социальным антропологам, и мне хотелось бы объяснить, какова область ведения моей науки.

Начнем мы с того, что жизнь человека протекает не в природе. Среда его обитания — это культура. Собственно, культура тех или иных человеческих групп и является предметом исследования для социального антрополога.

Что русскому хорошо…

Социальный антрополог сегодня — это не кабинетный ученый, в тиши библиотеки листающий полевые заметки других людей и размышляющий о природе человека. Чаще всего он сам полевой исследователь, который пользуется методом включенного наблюдения. Следовательно, он должен научиться глядеть на мир глазами участников изучаемой им группы, принимать их картину мира.

Это, кстати, не всегда бывает просто, учитывая разнообразие культурных практик во всем мире, ведь объектом его наблюдения могут стать, например, каннибалы или охотники за головами.

Но даже если взять что-то менее экзотичное, то окажется, что внешнему наблюдателю из типологически близкого общества, из нашей же европейской цивилизации, какие-то детали нашего быта, обычно нами не замечаемые, видятся абсолютно нелогичными и произвольными.

Приведу пример, взятый с сервиса Quora, где один американец, женившийся на русской, описал свой опыт пребывания у нее на родине, в российской глубинке. Вот одна из замеченных им «странностей» русской культуры, процитирую в своем переводе с большими сокращениями.

«В России надо снимать ботинки, как только входишь в жилище. Здесь, в Америке, я все время про это забываю, так жена на меня ругается. Но как-то ехали мы в России в поезде, в купейном вагоне. И оказалось, что если ты выходишь из купе за кипятком, то ботинки надо надевать. Я-то думал, что если в купе я их уже снял, то я вроде как внутри дома? И вот выхожу я в коридор, дойти до проводницы, — я ведь все еще внутри, не на улицу же пошел, — так нет, жена бежит за мной и вопит по-русски, указывая на мои босые ноги».

Здесь, вообще-то, речь идет о различиях в представлении о чистом и грязном как о символических культурных категориях, которые нельзя перевести в медицинские или гигиенические термины. Как объясняют антропологи, эти категории связаны с представлениями о границах своего и чужого, сакрального и профанного. Как пишет Мэри Дуглас в книге «Чистота и опасность», категория чистоты связана с порядком.

И вот в каждой культуре представления о том, что соответствует порядку, а что нет, разные. Для нас само собой разумеется, что нечто нормальное в помойном ведре под раковиной ненормально в другом месте в доме. А вот для собаки это уже неочевидно, и она стремится залезть в ведро, хоть и знает, что ее за это накажут. Ее к этому толкает инстинкт — для нее это естественно, а вот для нас неприемлемо. Так пролегает граница между человеком и животным.

Я не зря тут вспомнил про собаку. У культурного человека вроде нас с вами есть животная природа и есть что-то человеческое, что поставлено на эту основу — это можно представить себе в виде природного «железа», на которое в ходе социализации устанавливается культурный «софт», набор программ.

Антропологи со времен Клода Леви-Стросса и структуралистов считали это противопоставление природы и культуры базовой, фундаментальной характеристикой любого общества. Но на протяжении последнего десятилетия по этому поводу возникла научная дискуссия. Правда ли, что можно четко разделить «природу» и «культуру»?

Когда мы говорим кому-нибудь «веди себя естественно», мы же не предлагаем ему вести себя как собака. В таком контексте «естественно» означает без выпендрежа, не аффектировано: «веди себя как обычный воспитанный человек». А что значит воспитанный? Воспитанный кем и для чего?

Весь мир — театр

Про естественность и природу человека существует одна любопытная теория, объявляющая театр и театральность (в широком смысле) главным объяснительным принципом человеческой культуры. Пусть она и не строго научная, а, скорее, из области искусства, для нас она представляет определенный интерес.

Эту теорию продвигал в своих довольно остроумных сочинениях известный русский театральный деятель и драматург первой половины XX века Николай Евреинов. Он использовал протосемиотический подход к поведению, и это открыло ему путь к многообразию проблематики выражения, выразительности, иллюзии и обмана, эстетики, стиля, культурных стереотипов.

Для Евреинова театр в узком смысле — со сценой и кулисами, куда приходят зрители — всего лишь концентрированное выражение общей закономерности человеческого бытия. По его мнению, эта закономерность буквально разлита повсюду, но ухватить ее суть не так просто.

Например, его интересовал вопрос правдоподобия на сцене. Тогда в моде был натуралистический театр, а для него важно, как следует представлять жизнь, чтобы она убедительно смотрелась со сцены. Станиславский, готовясь к постановке «Власти тьмы» Льва Толстого в Художественном театре, пробовал включить в сценическое действие настоящих крестьян из Ярославской губернии. Но ничего хорошего из этого не вышло. Как известно, на сцене бутафорский меч выглядит гораздо эффектнее, чем настоящий. Он должен быть преобразован в соответствии с принципами театра. «Правда» в театре убедительнее, гипнотичнее, чем в жизни.

Тогда возникает вопрос: а что такое правда жизни, лишенная театральной трансформации? Можно ли считать, что в жизни есть некоторая правда, в частности, естественность поведения? Мы уже знаем, что она не сводится к чисто животному поведению.

Евреинов открыл для себя, что всякое культурное действие воспроизводит некую поведенческую схему из набора подобных схем, присущих этой культуре. Человек научается поведению. Поэтому поведение ребенка, еще не вполне овладевшего нормами, часто воспринимается взрослыми как кривляние. Ребенок из всего делает игру: вот он встал на четвереньки, залаял и превратился в собаку. Это гораздо проще, чем «не кривляться», ведь когда взрослые говорят ребенку «не кривляйся», они по сути призывают его исполнить очень сложную роль, гораздо более сложную, чем роль собаки. Цитирую Евреинова: «Что такое воспитание, как не педантичное обучение роли светского, сострадательного дельного и хладнокровного человека?»

А если естественность выучена как роль, то вся наша жизнь состоит из исполнения этой и прочих ролей. Каждая минута нашей жизни — театр. Отсюда один шаг до наблюдения: не только индивиды в одном обществе, но и культуры различаются набором и содержанием ролей.

Так, Евреинов замечает: «Не только человек первобытной культуры, но и позднейшей, из всего, из рождения ребенка, из его обучения, из охоты, свадьбы, войны, из суда и наказания, религиозного обряда, похорон устраивает представление театрального характера в силу присущего человеческому духу мании преображения».

Естественно, но не практично

Таким образом, жизнь отнюдь не сводится к действиям сугубо практичным, к некоторому естественному удовлетворению потребностей самым простым и удобным способом. Скорее, наоборот, человек зачастую придает необходимым действиям далеко не самую эффективную, с практической точки зрения, форму.

Власть театральности проявляется в постоянной регламентации нашей жизни, которая вообще не зависит напрямую от узко понимаемой практической пользы. Таковы, в общем, все правила приличия — и капризы моды. Все в них играют. Кстати, эта регламентация касается не только человеческого поведения, но и всей окружающей его предметной сферы. Режиссура жизни диктует стиль любому предмету вокруг.

Возьмите самую практическую вещь — форму крыши дома. Если мы живем в Средней Азии, где солнце палит все время, то лучше иметь плоскую крышу, чтобы заодно на ней урюк сушить. А у нас, на Севере, плоскую крышу снег продавит, поэтому ее делают коньком, чтобы снег сам сваливался.

А вот форма крыши традиционного китайского дома опирается на представление о духах. Они катаются, как с горки, по крыше, и, чтобы они не угодили прямо во двор, надо загнуть края крыши в виде небольшого закругленного трамплина, и тогда духи приземлятся за забором. Тоже весьма практическое соображение. Только не в глазах тех, кто вместо духов видит одно суеверие и фольклор.

В сфере фольклора, мало затрагивающей приспособленность к жизни, вообще безграничные пределы для креатива. Скажем, люди самых разных культур видят на Луне одни и те же пятна, но интерпретируют их совершенно по-разному. При этом выживание всех этих людей ни в коей мере не зависит от того, что именно они видят на Луне.

Было бы просто и очень удобно, если бы вся вариативность человеческих культур как раз и разворачивалась в пределах этих не принципиальных для выживания возможностей. Но проблема в том, что мы не можем четко провести границу и сказать: вот здесь технологии и материальная культура, а здесь символизм и фольклор. Здесь, это где?

Зачем человеку лицо

Или взять одежду. Для чего она нужна, в практическом смысле? Ну, казалось бы — для защиты от холода и дождя. Но Максимилиан Волошин приводит такой анекдот, якобы произошедший с Чарлзом Дарвиным во время его плавания на корабле «Бигль» (на самом деле это бродячий европейский сюжет, еще античных времен).

Итак, «Бигль» на Огненной Земле, Дарвин сошел на берег, от холода в шубу кутается. Вдруг видит туземца, практически голого. И спрашивает: «Разве тебе не холодно, ты же ничем не прикрыт?» А туземец ему: «А вот у тебя лицо не прикрыто, не мерзнет?» — «Нет, я привык». — «Ну так у меня везде лицо» — говорит ему туземец.

И Волошин замечает, что все-таки дело тут не в привычке. Тот же Дарвин, вернувшись в теплое помещение, снимает с себя только шубу, а не всю одежду и не ходит голышом. А если бы снял, то ему было бы не столько холодно, сколько стыдно.

Но Волошин не зря все-таки связал с этим сюжетом именно Дарвина, потому что у Дарвина есть замечательная книжка, которая называется «Выражение эмоций у животных и человека», и одна из ее глав посвящена вопросу о том, в каких ситуациях и как люди разных культур краснеют от наплыва эмоций, такое кросс-культурное исследование. И Дарвин пишет, что люди, все время расхаживающие с голым торсом, всем этим торсом и краснеют, не только лицом.

И Волошин делает вывод, что «лицо» — это культурно-конкретное понятие. Это не просто некая часть тела, которой не холодно на морозе, а такая часть тела, которую не стыдно выставить наружу. То есть у нас это, например, руки и фронтальная часть головы. А в других культурах «лицо» может быть организовано иначе.

В этой связи у Волошина и Евреинова есть интересное обсуждение проблемы наготы на сцене. В свое время в Россию приехала знаменитая танцовщица Асейдора Дункан. Ее выступление сопровождалось скандалом. Не только потому, что Асейдора была дама корпулентная, не похожая на обычных танцовщиц. Она еще танцевала в свободном хитоне, под которым было нагое тело, даже не присыпанное рисовой пудрой, как тогда полагалось. Газеты писали о разврате юношества, но более прогрессивные критики издали сборник под редакцией Евреинова «Нагота на сцене» и объясняли, что нагой и голый — это не одно и то же. Голый — это, скажем, в бане или каком-то эротическом контексте. А нагое тело на сцене не голое, оно как бы заключено в духовный эквивалент одежды, следовательно, его выставлять не стыдно.

И этого Евреинов делает следующий вывод об одежде — ее происхождение связано не с потребностью защитить себя от холода. Прежде всего, одежда удовлетворяет потребность человека в украшении. Одежда выделяет те части тела, на которые ее обладатель хочет обратить внимание окружающих. Даже туземцы, живущие в климате, не требующем никакой защиты от холода, украшают те или иные части своего тела.

Таким образом, одежда изначально служит для украшения, а стыд, удобство и неудобство от того, что у тебя есть шкура, — это уже производные вещи, благодаря им человек просто расширяет спектр своего взаимодействия с природой. Следовательно, на первом месте тут символический аспект поведения, более важный, чем вопросы приспособления к природе. Он не менее важен, чем прагматика, и от прагматики не отделим.

Вызываю дождь, недорого

Вообще человек играет с природой и допускает ходы, которые с точки зрения всезнающего существа были бы лишены смысла. Человек и сам иногда знает, что лишены, но цинично этим пользуется.

Вот мой любимый пример из начала 90-х годов. Тогда вокруг было много кооперативов, и как-то я увидел в газете рекламу кооператива, который оказывал услуги сельскохозяйственным организациям. В частности, вызывал дождь. Причем нигде не говорилось, как он это делает. Просто оплата по результату. То есть мы заключаем договор: если количество осадков окажется, скажем, на 10 процентов больше, чем было в прогнозе Гидрометцентра, то вы переводите нам деньги.

Как вы понимаете, это беспроигрышный бизнес. Во-первых, не надо никаких вложений, кроме рекламы и, может, юридического оформления. Во-вторых, в целом прогнозы погоды у нас, мягко говоря, не идеальны — в половине случаев условия договора будут выполнены, в половине — не выполнены.

Если вы не знаете принципы работы какой-то технологии, то ее результат для вас не отличим от магии. Скажем, искра, созданная трением, — это такой же продукт магии, как вызванный манипуляциями заклинателя дождь.

Я процитирую Макса Вебера: «Только мы, с точки зрения нашего теперешнего понимания природы, могли бы разделить их манипуляции на объективно “правильные” и “неправильные” в отношении причинно-следственных связей и отнести “неправильные” к иррациональным, а соответствующую деятельность — к “колдовству”. Тот же, кто эти действия совершает, разделяет их только по большей или меньшей повседневности».

То есть, условно говоря, хлеб мы режем каждый день, а дождь вызываем каждую неделю. При этом, если ты не знаешь, что вызывает результат, как устроены причинно-следственные связи, тебе проще повторить всю последовательность действий, копируя то, что однажды когда-то дало результат. Поэтому самое важное — не отклоняться, а то «как бы чего не вышло».

Ведьмы вступают в игру

А если нас постигла неудача? Вполне возможно, это — не наша неумелость, а колдовство. У Эдварда Эванса-Причарда есть классическая работа про колдовство у народности занде. Там говорится, что если люди пытаются выманить термитов из термитника, а они не вылезают; если урожай попортила тля; если кто-то заболел или охота не удалась; если жена не проявляет эротической страсти, — то все это ведьмовство. Исключения — те случаи, когда нарушено табу или не соблюдены моральные правила, или кто-то уж совсем неумело делал свое дело.

Получается, для занде (они живут сегодня в Центральноафриканской республике, Демократической республике Конго и в Южном Судане) упомянуть колдовство это примерно как для нас сказать: кто-то грипп подцепил. И хотя мы имеем в виду вирусную инфекцию, для многих из нас она не сильно прозрачнее колдовства.

С точки зрения исследователя, у жизненных неудач есть вполне понятные, вернее, естественные причины. Но тот же Эванс-Причард научился использовать и другую интерпретационную модель, научился глядеть на мир глазами людей народности занде. И для занде в том, что охотника подстерегают ведьмы, нет ничего сверхъестественного. Он к ним почтения не испытывает, он сердится: наверняка среди соседей есть ведьмы, которые завидуют его успехам.

Другой пример: обжигали горшки, один горшок треснул — бывает, хотя горшечник и исполнил все запреты. Он, прежде чем идти за глиной, несколько дней не вступал в половые связи, а горшок все равно треснул. И что прикажете думать, за что? Или: мальчик шел по дорожке и запнулся об пень, повредил палец, и началось нагноение: это же колдовство!

Эванс-Причард говорит ему: «Ведьма не выращивала пня на тропинке, ты сам оказался невнимателен, ведь столько людей там прошли». «Да, — отвечает мальчик, — но я внимательно все время смотрел, чтобы ни на что такое не ступить». Вообще-то они внимательно смотрят, босиком ходят.

Знаки повсюду

У нас в качестве объяснения событий, кроме колдовства и физической причинности, есть еще совпадение, случайность. Потому что наша рациональная исходная посылка состоит в том, что все имеет свои естественные видимые причины, а для невидимых, сверхъестественных причин в нашей картине мира законного места нет. Мы можем не знать всех причин, но когда-то они будут открыты, наука нам все объяснит. Точнее, есть такое место, но сравнительно маргинальное — ходят же люди к гадалкам и магам, пользуются гороскопами, но и гороскопы они понимают как некую науку. Правда, бывают случаи, когда действительно все происходит случайно. Случайности любящему порядок сознанию неприятны.

Первобытный человек и человек традиционной культуры исходят из предпосылки, что причиной всего является невидимая произвольная сила — умысел, а естественная казуальность — это видимость, что ее упоминать-то.

Три женщины идут, чтобы набрать воды, а крокодил хватает ту, что посередине. Вы скажете: то, что это была женщина, оказавшаяся посредине, это чистая случайность, а то, что крокодил схватил женщину, — это естественно, потому что крокодилы иногда нападают на людей.

Но туземец такое объяснение назовет поверхностным и абсурдным, ведь могло же ничего и не случиться. А если случилось, то схватить среднюю из трех женщин было очевидным намерением крокодила, ведь если бы у него не было такого умысла, то он мог бы схватить любую другую. Но откуда у крокодила, они же пугливые животные, такое намерение? В сравнении со множеством крокодилов число убитых ими людей очень невелико. Следовательно, если они нападают на человека, это неожиданно и противоестественно. Необходимо объяснить, откуда этот крокодил получил приказание убить: ведь он же по своей природе обычно этого не делает.

В каком-то смысле это похоже на знакомые нам теории заговора. Вера в колдовство при этом вовсе не противоречит эмпирическим знаниям о причинах и следствиях. Когда говорят, что причиной смерти было колдовство, они не закрывают глаза и на вторичные причины, которые были действительными с нашей точки зрения. Из всей причинно-следственной цепи выбирают то, что социально релевантно. Если человека укусила змея, и он умер, то социально релевантной причиной было колдовство — из-за него змея укусила, хотя пострадавший умер от яда.

Вносить такие дополнительные к естественной каузации интерпретационные слои, читать мир и события вокруг нас как, например, знаки божественного промысла, вполне может и человек нашей культуры. Так видит мир современный христианин, он умеет хорошо об этом рассказывать и свидетельствовать о своем опыте. Он умеет видеть руку Всевышнего во всем, что с ним произошло.

В защиту гомеопатии

Человека современной западной цивилизации может удивить, насколько эффективными оказываются символические средства, которые наша наука отнесла бы к эффекту плацебо или фантомным объектам. Но вообще-то наша цивилизация научна и последовательна только в одной своей части. У Людвига Витгенштейна есть образ в «Философских исследованиях»: центральный район города с новыми кварталами и прямыми улицами, такая идеальная решетка, которой противопоставлена средневековая часть с переулочками и кривыми улицами, как было в Париже до барона Османа.

Наши повседневные понятия иногда систематичны и понятны, прямы как улицы в квартале, а иногда изоморфны сознанию туземца, который верит в колдовство. Так устроен наш здравый смысл — как культурная система. (У Клиффорда Гирца есть эссе под таким названием — «Common Sense as a Cultural System».)

Наряду с доказательной медициной, основанной на двойном слепом тестировании, у нас есть и другая, не менее эффективная во многих случаях. Она особенно востребована в тех случаях, которые доказательная медицина относит к области психосоматики, а таких жалоб много. И недаром арбидол и укрепление иммунитета — это важная часть аптечного бизнеса.

И тут я бы сказал слово в защиту гомеопатии — и не потому, что объяснение ее эффективности, которое дают ее адепты, научно, а потому что экспериментальная эффективность действующего вещества не исчерпывает процессы лечения. Лечение человека — это нечто большее, чем лечение организма или лечение болезни, это сложное культурное действие. И исцеление, и смерть в равной степени могут быть зависимы от психических причин.

В свое время Марсель Мосс написал классическое эссе о случаях смерти, которые наступают внезапно только потому, что человек знает, что он умрет, то есть не будучи больным. И это состояние, как правило, совпадает с разрывом связей — из-за магии или греха — со священными вещами, тех связей, присутствие которых поддерживает жизнь индивида в обществе. Вот человек умирает, нарушив табу, поев запретную пищу — мясо тотемного животного. Мосс пишет об этом на австралийских, новозеландских, полинезийских материалах.

Символические способы лечения и вообще медицинская антропология — очень увлекательная область. В 1920-е годы Уильям Риверс писал о своих наблюдениях за лечением на Соломоновых островах. Местный традиционный врачеватель лечил женщину при помощи массажа живота так, как это делал бы и современный европейский специалист. Расспросы показали, что он лечил ее от хронического запора, то есть практически в соответствии с новейшими достижениями европейской медицины.

Но дальнейшие расспросы выявили цель лечения: массаж был применен для того, чтобы устранить проникшего в ее тело осьминога, который, согласно местным представлениям, был причиной недуга. Если щупальца осьминога дотянутся до головы человека, то больной умрет. И лечение массажем продолжалось несколько дней, осьминог сильно уменьшился, но еще не исчез. И этот результат приписывался не механическим манипуляциям, а формам заклинания, сопровождавшим массаж.

Само по себе лечение массажем было завезено из Полинезии на Соломоновы острова незадолго до этого, но, чтобы объяснить его эффективность, нужно было придумать такую систему, которая бы всем объяснила, почему оно работает. То есть осьминог — это фантомный символический объект. И такие фантомные символические объекты люди себе выдумывают в большом количестве.

Остров накануне

Мой любимый пример касается навигации в традиционных обществах. Так, на Каролинских островах в качестве ориентира используется вспомогательный остров, которого никто и никогда не видит. Вообще в Микронезии и Полинезии люди плавают на тысячи миль, так что берега не видно. У них нет карт и навигационных приборов. Это интересная разница, она подробно описана в нескольких работах в XX веке. Самая известная и интересная книга об этом — «Cognition in the Wild» Эдвина Хатчинса, посвященная социальному распределению когнитивных процессов.

Как обычно поступает навигатор-европеец? Он сначала составляет план, прокладывает курс, а потом движется по этому курсу, и если что-то идет не так, то он пересчитывает маршрут и действует по новому плану. На Каролинских островах люди так не поступают: у них нет никакого плана, они — абсолютные оппортунисты.

Они намечают цель и знают, куда надо приплыть, но основу их ориентирования образует звездное небо, которое кружит, и в нем из одного и того же места всегда восходит, а потом заходит одна и та же звезда. И они знают, что сначала восходит одна звезда, потом вторая: это так называемые линейные созвездия, там шесть или восемь звезд появляются одна за другой.

Представьте себе, что мы в огромном парнике, и дуги этого парника — это вот эти линейные созвездия, цепочки звезд, проходящие в хорошо известном нам порядке по небосклону. Микронезийский навигатор представляет себе, где они, даже когда звезд не видно. Когда ему нужно приплыть на определенный остров, то он заранее знает, в какой момент под какой звездой этот остров находится.

В качестве одной из важных частей этой системы навигации используется остров-ориентир — «этак». Европейцы долгое время не могли понять, что это такое, и думали, что это настоящий остров, типа спасительного убежища: если что-то случится, то он неподалеку, туда можно доплыть и спастись. Оказалось, что все не так, потому что, хотя в ряде случаев этот остров действительно существует, иногда он — просто условная единица, которая нужна для того, чтобы ориентироваться. Мы знаем, что есть такой ориентир, мы знаем, как называется этот остров, и знаем, в каком месте маршрута, под какой звездой он стоит. Но он может существовать только в системе представлений навигатора как условный ориентир, фантомный объект, который позволяет нам проще ориентироваться в реальности.

Люди и их души

В XX веке много исследовали интеллект высших приматов, и пытались обучить животных человеческой коммуникации: например пытались «говорить» с шимпанзе на языке жестов или на языке пластиковых объектов-«токенов». Велись и разговоры о том, что следует признать права шимпанзе. В фильме Барбета Шрёдера про гориллу Коко говорилось, что это настоящая американская горилла и у нее есть своя культура.

Или взять знаменитую шимпанзе Уошо, сравнительно недавно умершую, она дожила до преклонных лет (1965—2007). Американские супруги Алан и Беатрис Гарден, которые с ней экспериментировали в начале ее творческого пути, особо упирали на то обстоятельство, что у Уошо имела место культурная передача жестового языка, что она научила детеныша нескольким жестам.

К этим экспериментам можно по-разному относиться, но энтузиасты склоняют нас к том, что разница между нами и шимпанзе в степени, а не в природе. Эта точка зрения становится все популярней, хотя противоречит доминирующему в европейской культуре тезису о том, что между человеком и животным лежит пропасть.

Вспомним XVIII век и обратимся к Этьену Кондильяку, сформулировавшему нетривиальное утверждение о том, что животные способны к элементарному познанию, идеям и памяти, и разница с человеком в том, что у человека есть язык, который позволяет добраться до высот мысли, а животные, которые не пользуются языком, не способны к абстракции и не могут рассуждать о самих себе. Кондильяк делал вывод, что душа животного и душа человека бесконечно различны, потому что человеческая душа бессмертна.

Европейцы делают акцент на исключительности: человек не просто особенное животное, он подобен Богу, он сотворен по образу и подобию Бога, поэтому он преодолел свою животность. Христианство выводит человека из природы: он не природен так, как растение и животное, а создан в последний день творения, получив право давать животным имена, распоряжаться ими. При этом мир конечен, он как подмостки, на которых разворачивается мир. Когда природа исчезнет, останутся только бог и души.

Животные и их души

Если рассказать это индейцам хиваро, обитающим в Перу и Эквадоре, они сильно удивятся и спросят: откуда вы знаете, что животные не обладают такими же свойствами, как мы? Просто из того, что вы не видите и не понимаете, как они разговаривают? А нравственное начало, вы полагаете, только человеку свойственно? И австралийские аборигены удивились бы. Индейцы Амазонии вообще не представляют природу как противоположный им объект.

Во многих обществах границы между человеческим и нечеловеческим проведены иначе. Там базовая оппозиция природы и культуры не то что не работает, там просто пространство этой деятельности, как его ни назови — общество или культура, не противопоставлено природе. Этот мистический взгляд видит глубже поверхностных различий. Здесь все существа, человеческие и нечеловеческие, заданы одной и той же матрицей. Получается, что выделение человека из мира Природы, противопоставление его миру Природы, характерное для европейской культуры, — достижения недавние и не универсальные.

В последние десятилетия ведется увлекательная дискуссия антропологов. В их числе — Эдуарду Вивейруш ди Кастру и Филипп Дескола, чьи книги переведены на русский. Но я процитирую сейчас Леви-Стросса (Дескола — наследник Леви-Стросса во многих отношениях): «На Больших Антильских островах несколько лет спустя после открытия Америки, в то время как испанцы снаряжали исследовательские комиссии, чтобы установить, есть ли у туземцев душа, сами туземцы обходились тем, что белых узников бросали в воду, чтобы проверить, путем продолжительного наблюдения, подвержены ли их трупы гниению».

То есть европейцы никогда не сомневались, что у индейцев есть тело, как есть оно и у животных. Тело относится к области врожденного и стихийного, вот они и полагали, что индейцы могут быть, например, животными. А индейцы никогда не сомневались, что у европейцев есть души, души есть и у животных, и у призраков мертвых, и много у чего. Но индейцы исходили из того, что европейцы могут быть богами, и хотели проверить, такие же у них тела, как у обычных людей. Таким образом, в мире индейцев души есть у всех существ, даже радикально различающихся телами.

Все зависит от перспективы

Наряду с переосмыслением традиционных терминов «анимизм» и «тотемизм» Вивейруш де Кастру, в частности, в книге «Каннибальские метафизики», предлагает новый термин — «перспективизм». Это такой взгляд, согласно которому видимая форма каждого животного является оболочкой, одеянием, которое скрывает внутреннюю человеческую форму, доступную своим животным духам и шаманам. Общим достоянием человека и животного является человечность, а не животность. Когда-то, во времена мифа, животные тоже были людьми, но с тех пор в глазах людей это утратило очевидность. Это прямая противоположность нашим обыденным представлениям о том, что под всеми культурными напластованиями находится животный фундамент.

Для индейца в обычных условиях люди видят себя людьми, а животных — животными, но если обычно невидимые духи становятся видимы людям, то это указание на то, что условия ненормальны: может быть, это измененное состояние сознания, транс, болезнь. Но вот не-люди — змея, ягуар, луна, разные мифологические существа — видят человека не как человека, а как тапира. Видя нас как не-людей, они самих себя и себе подобных видят, наоборот, как людей: у них есть дома, деревни, свое поведение они воспринимают как культурное, пищу они воспринимают в качестве человеческой.

Ягуары видят в червях, которые копошатся в гнилом мясе, жареную рыбу, в своих телесных атрибутах — мехе, когтях — узнают украшения или культурный инструмент. Хохолок на голове у птицы равнозначен головному украшению из перьев, клюв — копью, когти — ножам. Их социальная система образована по образцу человечьей, у них свои вожди, шаманы, экзогамные половины, свои ритуалы, у них тоже есть охота и рыбалка, ритуалы инициации, брачные правила. Животные — они как бы люди, но вот в таком специфическом обличье.

Такая картина противоречит взгляду европейца, который привык рассматривать самые разные культурные традиции на фоне неизменной Природы. Получается, что у амазонских индейцев есть человечество, которое распространяется далеко за пределы человека как вида. И в этом мире может существовать разный жизненный опыт. Перенос культурных понятий за пределы человеческого общества позволяет переопределить природные события или объекты: то, что мы в качестве людей видим как грязную лужу, тапиры воспринимают как культуру, как большой церемониальный дом. Так что объект заодно указывает и на тот субъект, который его воспринимает.

Представления о том, что не-люди обладают личностями, выходят на первый план в шаманизме: индеец-шаман способен преодолевать телесные границы разных видов и занимать точку зрения разных видов, чтобы уладить отношения между ними и людьми. То есть шаман видит их так, как они видят самих себя — как людей, и может вступить с ними в диалог. При этом он может вернуться и рассказать о своем опыте. Его задача состоит в том, чтобы поддерживать равновесие этой хрупкой системы, и на каждой особи, на каждом охотнике лежит этическая ответственность.

Скажем, охотник вместо духовой трубки получил ружье и, опьяненный своим могуществом, убил больше обезьян, чем ему было нужно. Необходимо скорее восстановить равновесие ритуальными средствами, ведь такие вещи не остаются без последствий. Если жену охотника в тот вечер укусила змея, то охотник прекрасно понимает, от кого ему пришла «ответка»: от его же родственников, по отношению к которым он поступил нехорошо. Для него дичь — его родственники.

Филипп Дескола изучал ачуаров, одну из групп хиваро, и в своей книге «По ту стороны природы и культуры» объяснял, что лес для ачуаров — это сад, который возделывается духом леса, сад — совсем не дикий, а продолжение их дома, это не какое-то пространство, которое надо покорять и которым иногда эстетически восхищаются, как европейцы Природой.

Подготовила Юлия Штутина

nplus1.ru

Природа человека — Психологос

Фильм «Происхождение человека»

Рассказывает доктор биологических наук, ведущий научный сотрудник Палеонтологического института РАН Александр Владимирович Марков.
скачать видео

Природа человека — генетически заданные особенности поведения, мышления и склонности человека как биологического вида. Включает как то, что пришло к нам из нашего животного прошлого, так и новообретенные особенности, сформировавшиеся в истории собственно человеческой цивилизации.

Биологическая природа человека – это сумма инстинктов, врожденных программ поведения в типовых ситуациях, представленных в человеческом сознании в виде безотчетных склонностей; в этих своих инстинктах он не отличается кардинально от других биологических видов, разве что тем, что в нем они играют меньшую роль, а соответственно проявлены слабее и, как все ослабевающее, рудиментарное – иногда и уродливо… Однако в эту же биологическую природу человека, как собственно человека, входят речь и руки – входит опора на свободный и преобразующий разум. Высшая природа вырастает в человеке из низшей и становится чем-то самостоятельным.

Позитивна ли природа человека?

Современные психологические направления в отношении взглядов на природу человека придерживаются иногда диаметрально противоложных взглядов. Один из главных споров — спор о том, является ли природа человека доброй (направленной на добро), человечной, конструктивной. Примерно четверть специалистов убеждена, что природа человека позитивна, четверть — что природа человека негативна, четверть полагает, что люди рождаются с разной природой, последняя четверть считает вообще бессмысленным рассматривать данный вопрос. См.→

Вторая природа

Вторая природа — то, что стало для человека внутренним и совершенно естественным, так же естественным, как генетически заданное.

Если девочка в юном возрасте разрешила себе полную свободу стихийных эмоций и с душой практиковалась в этом ежедневно два десятка лет, ее необузданная эмоциональность стала ее естественной, второй природой. Если другая девочка когда-то впечатлилась красотой движений и много лет ежедневно оттачивала красоту и благородство своих движений в балетной школе, то благородство ее движений и королевская осанка также стала ее второй природой.

С точки зрения Л.С. Выготского, поскольку природа человека задается не его телом, а окружающей его культурой, это всегда нечто искусственное. Ваша настоящая человеческая природа — природа всегда, полностью, насквозь искусственная, созданная и встроенная в нас вашими родителями, вашими учителями, вашими друзьями, книгами, которые вы читали и фильмами, которые вы смотрели.

Природа человека и личностный рост

Личностный рост — понятие, возможное только в рамках взгляда о позитивной природе человека. Для фрейдизма понятие «личностный рост» абсурд и бессмыслица. См.→

Политкорректность в размышлениях о природе человека

Педология прекратила свое существование тогда, когда на стол И.В.Сталина попал доклад педологов, где приводилась сделанная ими статистика. Согласно их исследованиям, дети интеллигентов намного опережали в умственном развитии детей рабочих. Получив такие выводы, Сталин немедленно ликвидировал и педологию, как науку в целом, и ее статистику. Неправильно они видели природу рабочего класса! См.→

Педагогика данных о природе человека

Нужно учитывать, что данные о природе человека не просто констатируют, но и формируют реальность. Если дети узнáют, что люди по своей природе скоты, то в связи с естественным внушением вероятность проявления ими высоконравственного поведения скорее понизится. Напротив, рассказы о доброй природе человека обычно способствуют нравственному воспитанию.

В психотерапии, для привлечения клиентов выгоднее рассказывать о тяжелых внутренних конфликтах (создать проблему, см.→). Для излечения же удобнее внушать клиенту, что его внутренняя природа добра. конструктивна и его бессознательное нам поможет.

Гештальт-подход и НЛП избегают разговоров о природе человека, но в терапии исходят из ее позитивной и конструктивной природы.

Полезные ссылки

www.psychologos.ru

Природа человека — это… Что такое Природа человека?

Природа и сущность человека — философское понятие, обозначающее сущностные характеристики человека, отличающие его и несводимые ко всем иным формам и родам бытия[1], или его естественные свойства,[2] в той или иной мере присущие всем людям[3]. Сущность человека у Аристотеля — это те из его свойств, котороые нельзя изменить, чтобы он не перестал быть самим собой.[4] Изучением и интерпретацией природы человека занимаются на разных уровнях обобщения философия, антропология, эволюционная психология, социобиология, теология. Однако среди исследователей не существует единого мнения не только о характере природы человека, но и о наличии природы человека как таковой.

Определение человека и его природы

Единого и однозначного определения человека и его природы не существует.

В широком смысле, человека можно описать как существо, обладающее волей,[5]разумом, высшими чувствами, способностями к коммуникации[6] и труду[7].

  • Кант, исходя из понимания природной необходимости и нравственной свободы, разграничивает антропологию на «физиологическую» и «прагматическую». Первая исследует то, «… что делает из человека природа…», вторая — то, «… что он, как свободно действующее существо, делает или может и должен делать из себя сам».[8]
  • Синтез позиций современной биологии (челове́к — представитель вида Человек разумный) и марксизма («… сущность человека не есть абстракт, присущий отдельному индивидууму. В своей действительности она есть совокупность всех общественных отношений» [9]) приводит к пониманию человека как субъекта исторически-социально-культурной деятельности, представляющим собой единство социальной и биологической природы.[10]

Душа и тело

Иллюстрация одного из представлений об ауре.

Согласно концепциям материализма человек состоит лишь из тканей, составляющих его плоть, все же абстрактные составляющие, приписываемые человеку вместе со способностью активно отражать реальность есть результат сложной организации процессов этих тканей. В эзотеризме же и многих религиях человек определяется как сущность, соединяющая в себе «тонкое» (душа,[11] эфирное тело,[12]монада[13]) с «плотным» (тело) тела.

В древнеиндийской традиции человек характеризуется кратковременным, но органичным сочетанием элементов, когда душа и тело тесно взаимосвязаны в природном колесе сансары. Лишь человек может стремиться к освобождению от эмпирического существования и обрести гармонию в нирване, используя духовные практики, которые предполагают упражнения для души и тела.

Демокрит, как и многие античные мыслители, считал человека микрокосмом. Платон представлял человека как существо, раздвоенное на материальное (тело) и идеальное (душа) начала. Аристотель рассматривал душу и тело как два аспекта единой реальности.

Человеческая душа в трудах Августина становится загадкой, тайной для самого человека.

Тело в философии Нового времени рассматривается как машина, а душа отождествляется с сознанием.

Согласно религиозной позиции, человек есть божественное творение, приоритет отдается духовному началу:

«…человек занимает в ряду Божьих творений такое высокое место, есть как истинный гражданин двух миров — видимого и невидимого — как союз Творца с тварью, храм Божества и потому венец творения, то это единственно и собственно потому, что в его духовную природу Всевышний благоволил внедрить чувство или мысль Своего бесконечного Божества, которая положена в его дух и служит всегдашним источником, влекущим его к своему высочайшему центру»[14]

Напротив, с точки зрения теории эволюции, поведение человека, как и других животных, является частью его видовой характеристики, обусловлено эволюционным развитием человека как вида и имеет аналоги у близких видов. Длительный период детства необходим человеку для усвоения структурно высокоразвитым мозгом человека больших объёмов внегенетической информации, необходимых для расширенного абстрактного мышления, речи[15] и социализации.[16]

Самоценность человека

Христианство называет человека «образом и подобием Бога», основной же целью которого является спасение души для жизни вечной в раю.

Средневековая философия — от святоотеческого богословия до схоластики и мистицизма, как основы отношений человека и Бога в мире, утверждает ценность и статус самой личности.

Философия Возрождения признаёт самодостаточную ценность человека. В своих творческих возможностях человек подобен Богу, но актуализирован без непременной соотнесённости с божеством, что определило философию и идеологию гуманизма[17]. В отличие от средневековых философов, гуманисты ставят в центр своих интересов человека, а не Бога[18].

В философии и культуре Нового времени акцентируется индивидуальность и самосознание человека. Декарт, заложил основу новоевропейского рационализма, постулируя мышление как единственное достоверное свидетельство человеческого существования: «Я мыслю, следовательно, я существую» (лат. Cogito Ergo Sum). Разум становится определяющей характеристикой человека, рассматриваемого теперь как производное от природных и социальных обстоятельств.

Мораль и гуманизм

Одним из утверждений морального абсолютизма является то, что единая и универсальная мораль выводима из самой природы человека. Моральный релятивизм утверждает обратное: моральные нормы относительны.

Понятие гуманизма перекликается с понятием человечности — способности сострадать другим людям, проявлять по отношению к ним доброту.

По Ницше, природа сверхчеловека позволяет ему быть свободным от моральных[19] и религиозных норм.

Судьба и характер человека

В философии Древнего Востока и античности человек представляется как фрагмент природы, жизненный путь которого предопределён законами судьбы, а сущность — неким божеством.[20] В Средние века личность наделяется свободой воли, что возвышает её над природой, давая возможность и обязанность управлять собственной судьбой. Однако суеверия о зависимости судьбы от положения линий на ладонях и от расположения планет и светил бытуют по сей день.

По Дарвину, природа человека и животных эволюционна и недетерминированна, то есть подвержена изменениям в зависимости от окружающей среды, в которой живёт и развивается вид. Социальный детерминизм склоняется к тому, что поведение групп людей обусловлено теми условиями, в которых они находятся, этим обусловлена, например, классовая борьба.

Некоторые гипотезы (tabula rasa) утверждают что человек формируется преимущественно воспитанием, другие (биологический, или генетический детерминизм) утверждают, что его характер есть врождённая особенность организма, и воспитание может лишь маскировать его проявления.

Джон Локк считал, что люди поступают хорошо потому, что это естественно для разумных существ, для него общественный договор — естественный безальтернативный процесс. Томас Гоббс же считал, что для людей естественно быть эгоистичными и стремиться к удовлетворению потребностей, а общественный договор они заключили из чувства самосохранения, опасаясь «войны всех против всех».

Христианская церковь считает, что первородный грех испортил природу человека, от чего в нём появилась склонность к отступлению от норм, выраженных в заветах Бога. Ересиарх Пелагий же усматривает в первородном грехе лишь единичный акт отклонения свободной воли человека от добра[21].

Неклассическая философия XIX-XX веков о природе человека

В неклассической философии второй половины XIX—XX веков можно выделить такие основные подходы в понимании природы и сущности человека, как:[22], как:

Сравнение природы человека и животных

С точки зрения многих религий и идеалистических философий, человек и животные относятся к различным категориям существ,[23] несмотря на внешнее и генетическое сходство человека с приматами, при этом утверждается, что животным не свойственны (либо имеются в зачаточном состоянии) следующие качества:

Жестокого, кровожадного человека люди могут назвать бесчеловечным, отрицая его схожесть с людьми и подчёркивая его схожесть с животными. Другие считают, что животные не могут быть злыми[27], а жестокость у них проявляется только от жестокого обращения или только при определенных условиях.

В то же время есть основания полагать, что животным свойственны мышление, взаимовыручка, чувство справедливости,[28] красоты,[29] и даже аналог суеверий.[30]

Кроме того, некоторые этологи проводят аналогии между моралью человека и системой инстинктивных запретов, характерных для животных, которые Конрад Лоренц назвал «естественной моралью». Вследствие того, что на поведение человека врождённые инстинкты оказывают относительно слабое воздействие, некоторые этологи утверждают, что человек — животное с относительно слабой моралью (подразумевая под этим «естественную мораль»), что может приводить к терминологической путанице. [31]

С подобных позиций некоторые этологи-дарвинисты пытаются связать религиозность человека с некоторыми особенностями поведения животных, такими, как ритуальность, иерархичность отношений и т. п., пытаясь свести религиозность у людей к атавизму [32], инстинкту, бывшему полезным в привычных для жизни животных предков условиях, но оказавшемуся вредным в человеческом обществе.

К тому же для большинства людей неприемлема сама идея близости людей именно с высшими антропоидами. Этологи объясняют это действием механизма этологической изоляции близких видов. [33] Отличия человека от животных лежат как в количественном развитии некоторых признаков, так и в связанными с ними качественными скачками.[34]

Понятие человека в культуре

После того, как Платон определил человека как «двуногое, лишённое перьев», Диоген, ощипав петуха, заявил что это человек по Платону.[35]

Человек может верить и не верить… это его дело! Человек — свободен… он за все платит сам: за веру, за неверие, за любовь, за ум — человек за все платит сам, и потому он — свободен!.. Человек — вот правда! Что такое человек?.. Это не ты, не я, не они… нет! — это ты, я, они, старик, Наполеон, Магомет… в одном! (Очерчивает пальцем в воздухе фигуру человека.) Понимаешь? Это — огромно! В этом — все начала и концы… Всь — в человеке, всь для человека! Существует только человек, все же остальное — дело его рук и его мозга! Чело-век! Это — великолепно! Это звучит… гордо! Че-ло-век! Надо уважать человека! Не жалеть… не унижать его жалостью… уважать надо!
Идеал земного человека строился в течение тысячелетий на опыте предков, на опыте самых различных форм живого нашей планеты. Идеал человека галактического, по-видимому, следует строить на опыте галактических форм жизни, на опыте историй разных разумов галактики.

Примечания

  1. Хомич Е. В. Человек // История философии: Энциклопедия. — Мн.: Интерпрессервис; Книжный Дом. 2002. — С. 1247
  2. Словарь по общественным наукам. Природа человека.
  3. Buller, David J. (2005). Adapting Minds: Evolutionary Psychology And The Persistent Quest For Human Nature. MIT Press: 428.
  4. Бертран Рассел — История западной философии — Глава XXII
  5. http://slovari.yandex.ru/dict/bse/article/00089/01200.htm
  6. http://slovari.yandex.ru/dict/ushakov/article/ushakov/24/us4124710.htm
  7. http://anthropology.ru/ru/texts/parzv/global.html
  8. И. Кант — Собрание сочинений, т. 6, М., 1966, с. 351
  9. Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 3, с. 3
  10. Безопасность: теория, парадигма, концепция, культура. Словарь-справочник / Автор-сост. профессор В. Ф. Пилипенко. Изд. 2-е, доп. и перераб. — М.: ПЕР СЭ-Пресс, 2005.
  11. http://slovari.yandex.ru/dict/biblic/article/bib/bib-4373.htm
  12. http://www.lomonosov.org/esses/esses400.html
  13. Эзотеризм: Энциклопедия.- Мн.: Интерпрессервис; Книжный Дом. 2002.(Мир энциклопедий).
  14. Схимонах Иларион. На горах Кавказа.
  15. Карл Саган — Драконы Эдема. Рассуждения об эволюции человеческого разума.
  16. Запорожец А. В. — Избранные психологические труды / Под редакцией Давыдова В. В., Зинченко В. П. — М., «Педагогика», 1986. С. 223—257.
  17. В Италии возникает гуманизм, основанный на каббале и на талмуде
  18. В. В. Карева. История Средних веков
  19. А. А. Радугин — Культурология (учебное пособие) c.218
  20. http://slovari.yandex.ru/dict/encsym/article/SYM/sym-0722.htm
  21. http://terme.ru/dictionary/194/word/%CF%E5%EB%E0%E3%E8%E9
  22. Энциклопедия социологии — Человек
  23. Библия. Ветхий завет. Пятикнижие моисея ст.26
  24. Цицерон М. Т. Об обязанностях // Цицерон М. Т. О старости. О дружбе. Об обязанностях. М., 1993. С. 61.
  25. Шри Ауробиндо. Человеческий цикл
  26. В. Д. Косарев — Феномен табу и «первородный грех».
  27. Ю. В. Новиков — Кот и мышь, волк и заяц (Добро и зло в природе)
  28. У шимпанзе есть чувство справедливости, подобное человеческому — на сайте membrana.ru
  29. Н. Ю. Феоктистова — О зубастых строителях и птицах из Эдема
  30. Гараджа В. Религиоведение Глава IV. Психология религии
  31. Этологи указывают на соотношение между вооружением вида и т. н. «естественной моральностью». Впервые эту связь выявил Конрад Лоренц. См. также, например:
  32. Представление о Боге связывается с понятием сверхдоминанта.
  33. В. Р. Дольник. Непослушное дитя биосферы [1]
  34. В. Ф. Турчин. Феномен науки. Глава 4. Человек
  35. Андрей Галактионов — Диоген Синопский

См. также

Ссылки

Wikimedia Foundation.
2010.

dic.academic.ru

Человек и природа — единое целое

Приветствую вас, читатели здорового блога! Сегодня я хочу затронуть такую немаловажную тему, как человек и природа. А точнее поговорить о взаимосвязи человека с природой — нашим рождающим началом!

Почему я акцентировал внимание на данной теме? Всё просто! Она непосредственно связана с предложенной мной системой оздоровления. Многие люди действительно не понимают, что человек и природа – единое целое. Человек является частью живой природы. Каждый из нас живет в природной среде, берет из нее необходимые для жизни пищу, воздух, воду, энергию. Ведь мы бы просто не смогли существовать без всего этого.

Засоряя природу, нерационально используя ее ресурсы, человек усугубляет свое здоровье, он уничтожает самого себя. Ведь природа — это наше рождающее начало! Нас породила природа. К ней мы должны относиться как к собственной матери. Человек и природа два неразделимых понятия.

Природа дает нам не только пищу, одежду, кров, но и наполняет нас своей мощной энергией, исцеляющей силой. А посему, повторюсь, мы должны бережно относиться к ней, любить ее как родную мать. Недаром в нашей стране еще в далекие времена закрепилось понятие «Природа-мать». Наши предки Славяне понимали, что природа представляет собой рождающее начало.

Стоит принять во внимание, что в старину чтились и прославлялись те природные стихии (вода, земля, воздух, огонь), из которых произошел и состоит мир. Породив человеческий род, природа присутствует в каждом из нас в качестве биологической состав­ляющей наших сущностных сил. Вот почему разрыв с природой всегда означает для человека смерть. Ибо мы можем существовать лишь внутри природы, в ее лоне.

Из всего того, что нам с вами дает природа, мне хотелось бы подробнее остановиться на внешней ее энергии, которую мы получаем от водоемов, земли, полей, гор и лесов.

Энергия природы — это космическая энергия. Космическая энергия породила весь наш мир, всю нашу галактику и даже вселенную. Космическая энергия управляет всем, что происходит вокруг нас. И тот кто понимает это, кто живёт в гармонии с космической энергией, кто знает технологию наполнения себя этой энергией, тот становится непобедимым, сильным, могучим, красивым и здоровым на все времена!

Космическая энергия в свою очередь непосредственно связана с природой. Ведь эта энергия, достигая земли, никуда не рассеивается. Она наполняет всё живое на планете, животных, растения и даже землю, воду, камни, скалы и горы.

Наш организм, получая космическую (солнечную) энергию, начинает синтезировать витамин D, который в свою очередь является главным помощником в усвоении важных для человека минералов, в том числе кальция.

Учёными-физиками давно доказано, что солнечный свет, его энергия, впитывается в растения, в том числе которые мы употребляем в пищу. Это овощи, фрукты, ягоды, грибы и т.п. Эта энергия остаётся в этих растениях. Именно поэтому важно употреблять фрукты и овощи с собственных грядок, желательно в сыром виде. Только так помимо витаминов и минералов мы еще и наполняемся внешней энергией, энергией солнца, космической энергией. А космическая энергия делает нас сильнее, здоровее, лучше, успешнее, счастливее!

Но мало употреблять в пищу природные дары. Важно жить в гармонии с природой! Природа очень чувствительна и она как бы «видит» все то, что с ней делают её дети. Когда вы относитесь бережно к природе, помогаете ей, вносите вклад в ее совершенство, мысленно благодарите ее, то и природа вас одаривает своим содержимым. Она дарит нам ту самую мощную космическую энергию, способную нас всех исцелить и сделать лучше.

И, напротив, те, кто к природе относится потребительски, или не умеют жить в гармонии, никогда не узнают, что такое настоящее здоровье, что такое по настоящему быть счастливым и жизнерадостным, быть мудрым. Эти люди будут постоянно болеть и винить в своих недугах других окружающих людей. Они не будут выглядеть привлекательно, не будут активными, бодрыми и оптимистичными. Ведь все эти качества даёт только природа. Таковы ее законы. И с этим ничего не поделаешь.

Я постарался довести до вас свою мысль о том, что человек и природа — это единое целое. Каждый человек на Земле должен жить в гармонии с природой, с космической энергией. Брать от природы её ценные дары. И при этом давать ей взамен свою добродетель. Вы только взгляните на то, что даёт нам природа, если жить в гармонии с ней.

Так, например, озеро, река или пруд – являются зеркалом, в котором отражается мир. Водоёмы нам помогают сосредоточиться на внутренних потребностях и проблемах. При этом, чем глубже и меньше по размеру озеро, тем глубже наше погружение в себя. Порой человек сам не подразумевает, что дремлет в глубинах собственной души, и отнюдь не готов это увидеть. Но тот, кто не боится заглянуть в себя, ощутит единство с миром глубоких озер. Чем светлее и больше озеро, тем более легкое, успокаивающее и радостное воздействие производит его вид. Большие и светлые озера приносят душевный покой, который способствует налаживанию семейных и партнерских отношений.

Лес. ​Лес же несет в себе энергию силы, мудрости, охраны и стойкости. Поэтому люди, которым свойственны эти качества, обычно любят лесные чащобы. Они чувствуют себя в них как дома. Для нашего подсознания лес выступает в роли защитника, преградой на пути невзгод и негативных энергий. Вместе с тем темный густой хвойный лес – это глухая стена, закрытие от мира, уход во внутреннее пространство, а светлый лиственный – защита от негативных энергий: лес их отсеивает, пропуская позитивные.

Равнинные ландшафты связаны с тишиной, ясностью сознания, открытостью внешнему миру. Замкнутые, суетливые люди, как правило, избегают полей и степей, которые рождают у них чувство незащищенности. А вот весной и летом цветущие поля дарят радость, ощущение полноты бытия, переполняют состоянием счастья и безмятежности.Открытые, продуваемые ветрами равнины дают энергию ветра, самоуверенности, свободы и независимости. Бескрайние степи и луга  поднимают нас над суетой и утешают, избавляя от гнета мелочей, напоминая об изменчивости всего сущего.

Пустыни. Пустыни полезны тем, что на миг останавливают наши мысли, дают нам возможность подумать, размыслить над тем, что сделано, и тем, что предстоит еще сделать. Само название говорит за себя: пустыня несет энергию великой пустоты, в которой скрыты образы всего сущего. Ее энергетика напрямую связана с вечностью.

Болота. Болота в какой-то мере представляют собой ворота в иной мир, открытые потусторонним проявлениям. Болота вызывают пограничные состояния психики, с которыми неподготовленному человеку трудно справиться, у кого-то даже возникают видения. Болот боятся люди, которых пугает все, что находится за рамками реальности и привычного восприятия. Те же, кому интересно все, что за гранью, чувствуют себя на болоте спокойно и даже уютно.

Горные ландшафты. Горные ландшафты связаны с восхождением, целеустремленностью, умением ставить и решать поставленные задачи. Высокие горы с заснеженными вершинами, уходящими за облака связаны с духовным развитием, прозрениями и достижениями, созерцанием высших истин. Низкие горы, как и покрытые лесом холмы дают силы для достижения конкретных целей, профессионального роста, а заодно наделяют тягой к странствиям и путешествиям.

Сады. Сады и парки питают человека довольно мощной энергией, несущей упорядоченность, покой, стабильность, помогают избавиться от многих бытовых и социальных проблем. Человек и природа объединяются в этом месте.

Вот, что несет в себе гармония с природой. Вот то, что мы обретаем, находясь у ее лон. Одними словами, природа нас исцеляет, наполняет нас своей красотой и энергией, делает нас здоровыми и счастливыми. Человек и природа единое целое.

Да, и не забывайте о том, что природа нас исцеляет. Она одаривает нас своими исцеляющими богатствами, из которых мы делаем лекарства и употребляем в пищу целебные вещества в качестве профилактики. Нам природа подарила всё самое лучшее — здоровье, красоту, радость! Так почему человек так относится к ней? Почему к природе такое потребительское отношение?

А ведь она чувствует боль так же как и человек. Природа чувствует когда пересыхают реки, вырубаются леса, нарушается плодородный слой почвы… Что мы делаем с вами, земляне? Одумайтесь!

Стоит констатировать факт, что сегодня люди тратят на четверть меньше времени на наслаждение природой, чем 20 – 30 лет назад. Вместо этого, время расходуются на Интернет, компьютерные игры, просмотр телевизора. Между тем, такое легкомыслие сказывается не только на нашем теле, но и на психике.

А ведь прогулки на природе– больше, чем приятное время препровождения. Простая пешая прогулка – это хороший способ для восстановления психического равновесия. Прогулка на природе полезна! Она благотворно влияет на физическое и психологическое состояние: человек отдаляется от плохих мыслей, снижаются его тревожность и стресс, уменьшается риск развития депрессии.

Природа заставляет чувствовать себя счастливее, здоровее и энергичнее. Лучший способ получить заряд энергии – соединение с природой. Наше современное общество наполнено внезапными событиями (телефонные звонки, сигнализации, телевидение и другое), которые отвлекают наше внимание.

Природная среда, связанная с нежным, мягким очарованием зелени, повышает сосредоточение внимания на нужных вещах, уменьшает стресс, повышает самооценку. Любой человек, живущий в гармонии с природой, достигает расслабления автоматически в тот момент, когда тело нуждается в нем. Нам необходимо расслабляться, отвлекаться от повседневной жизни.

Кроме того, природа помогает работе мозга, улучшает память. Созерцание лесных, степных, горных или водных пейзажей помогает работать мозгу синхронно.

Обобщая все вышеизложенное, хочу отметить, что природа – это исток человечества, естественное и необходимое условие нашего существования и развития, базовое основание общества как социокультурного организма. Она является матерью человеческого рода, величайшей ценностью материального и духовного порядка. Ещё раз повторюсь, человек и природа единое целое!

Относитесь к природе так, как желаете, чтобы относились к вам, берегите и любите ее, приумножайте ее красоту.

Лучший способ отблагодарить автора, поделиться его статьёй с друзьями.

mir-zdorovja.com

2. Природа и сущность человека

Природа человека– это совокупность
стойких, неизменных черт, присущих
человеку во все времена и в любом обществе
и отличающих его от других живых существ.Сущность человека– это его главная
черта.

Вфилософии существуют две основные
модели человека.Первоймодели
придерживается материалистическая
философия. Этодвуединая модель
человека как биосоциального существа.
Это означает, что, с одной стороны,
человек уже не совсем животное, он вышел
из животного мира, ведёт социальный
образ жизни и его деятельность определяется
социальными программами поведения –
знаниями, идеалами, ценностями, нормами
того общества, в котором он живёт. С
другой стороны, человек – это всё ещё
животное, и как животное он действует
под влиянием биологических программ
поведения – инстинктов. Какие же
программы в большей степени определяют
поведение человека? Считается, что хотяприрода человека биосоциальна, егосущность социальна, то есть
закладываемые обществом программы
поведения в большей степени определяют
его жизнедеятельность, чем его генетика.

Второймодели человека придерживается
идеалистическая философия. Этотриединая
модель
человека, согласно которой
он состоит из тела, души и духа. Тело –
это биологическая, природная составляющая
человека
.Душаэто психическая
составляющая человека
, мир его мыслей
и чувств, возникающих в ходе взаимодействия
с окружающим миром. Образно говоря, душа
– это комплекс программного обеспечения,
необходимый для функционирования тела,
его адекватного реагирования на
воздействия окружающей среды, выживания.Духэто метафизическая
(сверхъестественная) составляющая
человека, это способность воспринимать
и создавать высшие ценности, не имеющие
практически-полезного характера,
то
есть, без которых вполне можно жить, но
почему-то человечеству не живётся. Это
религиозные, нравственные, эстетические,
познавательные ценности. Душа связывает
нас с окружающим миром, а дух выводит
за его пределы, задаёт вертикальный
вектор развития, формирует идеалы и
концентрирует волю к их достижению.
Наличие духа у человека невозможно
объяснить без воздействия сверхъестественных
сил.

Тело, душа и дух не равноценны.
Сущностью человека является дух.
Именно
дух делает человека человеком, отличает
его от других живых существ, обусловливает
прогресс общества и культуры. Однако
новорождённый человек появляется на
свет только с двумя составляющими –
телом и душой. Дух – это потенциальное
свойство человека, которое он должен в
себе развить в течение жизни. Далеко не
все люди справляются с этой задачей,
значительное количество их бездуховно
и представляет собой всего лишь
«супершимпанзе», то есть хитроумное
животное, по выражению Ф.Ницше.

3. Проблема смысла жизни

Когда рождается детёныш животного, уже
понятно, что из него вырастет, так как
его будущее однозначно определено его
биологической сущностью, то есть
биологическими программами поведения,
записанными в генах, которые наличествуют
в нём уже в момент рождения. Пчёлы не
могут не строить соты, бобры – плотины,
птицы – гнёзда, так как это диктуется
их биологическими программами поведения.

Когда
рождается человеческое дитя, такой
определённости нет, так как генетика,
наследственность играют важную, но не
определяющую роль в жизни человека.
Человек в гораздо меньшей степени, чем
животные, оснащён инстинктами. С одной
стороны, это недостаток, который
обусловливает долгий период детства и
потребность в заботе взрослых. Но, с
другой стороны, это и достоинство, потому
что даёт человеку свободу в выборе форм
поведения, образа жизни, из него можно
вылепить что угодно. Если человек
вырастет среди волков – будет волком,
среди обезьян – обезьяной. Даже жизнь
среди людей складывается по-разному:
человек может стать героем или предателем,
святым или преступником, учителем или
маршалом и т.д. Итоговый результат
определяется сущностью человека, которая
социальна (по материалистической версии)
и духовна (по идеалистической версии).
И в том, и в другом случае сущность
человека не наличествует в нём в момент
рождения, как у животных, а приобретается,
формируется им в процессе жизни. И чем
в большей степени человек впитал
социальных и духовных программ поведения
(знаний, умений, норм и ценностей морали,
религии, искусства и т.п.), тем в большей
степени он реализовал свой человеческий
потенциал, тем дальше он ушёл в своём
развитии от животного. Таким образом,смысл жизни человека — саморазвитие
и самосовершенствование, максимальная
реализация своих духовных и физических
потенций.

Однако с задачей стать человеком
справляются далеко не все представители
вида Homo sapiens. На протяжении всей истории
философы констатировали тот факт, что
большинство людей живет не подлинно
человеческой, а животной жизнью, заботясь,
в основном, об удовлетворении своих
физиологических потребностей. Стремясь
к счастью, под которым они понимают
максимум телесных удовольствий, люди
заняты главным образом погоней за
материальными благами — деньгами,
вещами, властью, карьерой и т.д.

Однако во все времена великие учителя
человечества — мудрецы, философы,
основатели религий — пытались объяснить
людям, что главным средством достижения
счастья является саморазвитие и
самосовершенствование, формирование
у себя таких духовных качеств как
мужество (умение победить свой страх),
альтруизм (любовь к окружающим), терпимость
(уважение тех, кто не похож на тебя внешне
или по образу мышления), великодушие
(умение прощать обиды), благородство
(готовность совершать поступки вопреки
своим интересам, выгоде), умеренность
(умение довольствоваться малым),
благоразумие и ответственность
(способность предвидеть последствия
своих действий и готовность отвечать
за них) и т.п.

Человеку,
спокойно относящемуся к материальным
благам, умеренному в своих потребностях,
заботящемуся не только о своих интересах,
но и об интересах окружающих людей,
гораздо легче стать счастливым. Это
наглядно видно из так называемой «формулы
счастья», согласно которой

% счастья = то, что
имеешь

то, что
хочешь иметь

Из формулы видно, что удовлетворённость
жизнью легко повысить, сократив свои
потребности. К тому же человек, развивший
свои задатки, способен принести максимум
пользы обществу, окружающим его людям.
И если бы люди вместо борьбы за материальные
блага занялись саморазвитием и
самосовершенствованием, то общество
радикально преобразилось бы, жить в нём
стало бы гораздо спокойнее и счастливее,
так как отношения людей друг к другу и
природе стали бы более органичными,
исчезли бы многие проблемы социальной
жизни (преступность, войны, терроризм,
экологические проблемы и др.).

studfiles.net