Правила квалификации – § 5. Правила квалификации преступлений, уголовно-правовые презумпции и фикции. Теоретические основы квалификации преступлений: учебное пособие

71. Общие и частные правила квалификации преступлений

Общих правил квалификации преступлений,
основанных на принципах, закрепленных
в УК РФ и Конституции РФ, три.

Первое правило состоит в том, что
содеянное должно быть непосредственно
предусмотрено уголовным законом в
качестве преступления. Это правило
основывается на принципе законности,
закрепленном в ст. 3 УК РФ, согласно ч. 1
которой «преступность деяния, а также
его наказуемость и иные уголовно-правовые
последствия определяются только
настоящим Кодексом», а ч. 2 — «применение
уголовного закона по аналогии не
допускается»

В соответствии с этим правилом необходимо,
чтобы совершенное деяние было описано
в Особенной части УК РФ, в том числе со
ссылкой на другой или другие — не
уголовные — законы и (или) иные нормативные
правовые акты либо международные
договоры РФ, и отвечало требованиям,
установленным в нормах Общей части
этого УК. В частности, на основании ч. 1
ст. 14 Общей части УК РФ «преступлением
признается виновно совершенное
общественно опасное деяние, запрещенное
настоящим Кодексом под угрозой наказания».
Необходимость такого признака
преступления, как общественная опасность,
подчеркивается в ч. 2 этой статьи, где
предусмотрено, что «не является
преступлением действие (бездействие),
хотя формально и содержащее признаки
какого-либо деяния, предусмотренного
настоящим Кодексом, но в силу
малозначительности не представляющее
общественной опасности».

Второе правило заключается в том, что
содеянное должно содержать конкретный
состав преступления. Это правило
базируется на норме, установленной в
ст. 8 УК РФ, согласно которой «основанием
уголовной ответственности является
совершение деяния, содержащего все
признаки состава преступления,
предусмотренного настоящим Кодексом».
.

Третье правило выражается в том, что
официальная квалификация преступления,
лежащая в основе обвинения, должна
базироваться на точно установленных
фактических данных, доказанных по
правилам, установленным УПК РФ. Эти
данные являются той фактической основой,
с которой сопоставляется состав
преступления. При их недостаточности,
спорности все неустранимые сомнения,
в том числе и в части квалификации
преступления, следует истолковать в
пользу обвиняемого.

Частные правила квалификации
преступлений

Частные правила квалификации
преступлений в рамках одного состава
преступления

Группу частных правил квалификации
преступлений в рамках одного состава
преступления образуют четыре подгруппы
таких правил, а именно связанные: 1) с
особенностями субъективных признаков
преступления; 2) частично неоконченной
преступной деятельностью; 3) соучастием;
4) мнимой обороной.

Подгруппу правил квалификации
преступлений, связанных с особенностями
субъективных признаков преступления,
составляют следующие правила.

1. Совершенное лицом в возрасте от
четырнадцати до шестнадцати лет
общественно опасное деяние, содержащее
признаки двух преступлений, за одно из
которых уголовная ответственность
наступает с шестнадцати лет, а за другое
— с четырнадцати лет, квалифицируется
только по статье Особенной части УК РФ,
предусматривающей уголовную ответственность
с четырнадцатилетнего возраста.

2. Лицо может нести ответственность за
умышленное преступление, в состав
которого включены объективные признаки,
не являющиеся действием или последствием
(например, характеризующие потерпевшего),
лишь при условии, что оно осознавало
наличие таковых.

Из сформулированного правила вытекают
следующие положения.

Если лицо не осознает какой-либо из
объективных признаков умышленного
преступления, то содеянное подпадает
под статью об умышленном преступлении
без указанного признака (например,
вместо п. «г» ч. 2 ст. 105 УК РФ (убийство
женщины, заведомо для виновного
находящейся в состоянии беременности)
должна быть применена ч. 1 этой статьи
(убийство без квалифицирующих
обстоятельств).

3. Действия лица, полагающего, что
содеянное им не преступно, тогда как в
действительности признается таковым
(юридическая ошибка), квалифицируются
по статье УК РФ, предусматривающей
ответственность за содеянное, поскольку
осознание противоправности не является
элементом вины

Не является преступлением действие,
ответственность за которое не предусмотрена
Особенной частью УК РФ (так называемое
«мнимое преступление»), если лицо
полагало, что оно признается преступлением
(юридическая ошибка).

Деяние, посягающее фактически не на тот
объект, на причинение вреда которому
был направлен умысел виновного
(фактическая ошибка в объекте),
квалифицируется как покушение на
преступление в соответствии с
направленностью умысла.

Деяние, посягающее фактически на два
объекта (или более), когда умысел виновного
был направлен на причинение вреда только
одному из них (фактическая ошибка в
объекте), квалифицируется как оконченное
умышленное преступление в соответствии
с направленностью умысла, а если виновный
должен был и мог предвидеть возможность
причинения вреда другому объекту, то
еще и за предусмотренное уголовным
законом неосторожное преступление,
которым ему фактически причинен вред.

Деяние, при совершении которого умысел
виновного направлен на причинение вреда
нескольким объектам, а фактически
посягательство осуществлено только на
один из них (фактическая ошибка в
объекте), квалифицируется как оконченное
преступление против объекта, которому
фактически причинен вред, и покушение
на преступление против объектов, которым
вред не нанесен.

Деяние, при совершении которого
конкретизированный умысел виновного
направлен на причинение меньшего ущерба,
чем фактически наступивший (фактическая
ошибка в последствиях), квалифицируется
как оконченное преступление, нанесшее
ущерб, охватывавшийся умыслом виновного.

Использование для совершения преступления
по ошибке другого, но не менее пригодного
средства (фактическая ошибка в средствах),
на квалификацию преступления не влияет.

Использование для совершения преступления
непригодного в данном случае средства,
которое виновный считал вполне пригодным
(фактическая ошибка в средствах),
квалифицируется как покушение на
преступление в соответствии с
направленностью его умысла.

Использование для совершения преступления
непригодного в любом случае средства,
которое виновный считал пригодным
исключительно в силу своего невежества
или суеверия (фактическая ошибка в
средствах), не влечет уголовной
ответственности.

Лицо, не осознававшее и не предвидевшее,
что его действия явятся причиной
фактически наступивших преступных
последствий (фактическая ошибка в
причинной связи), не несет уголовную
ответственность, если оно не должно
было и не могло предвидеть данного
развития причинной связи, либо несет
ответственность за неосторожное
преступление, если должно было и могло
это предвидеть.

Лицо, предвидевшее и желавшее развитие
причинной связи, которая ведет к
общественно опасным последствиям, но
таковые фактически не наступили
(фактическая ошибка в причинной связи),
несет уголовную ответственность за
покушение на преступление в соответствии
с осознававшимся развитием такой связи.

Деяние, при котором ущерб по обстоятельствам,
не зависящим от виновного, причиняется
не тому, против кого было направлено
преступление (отклонение действия),
представляет собой совокупность
преступлений: покушение на преступление
в соответствии с направленностью умысла
и неосторожное деяние против того, на
что он направлен не был..

Деяние, при совершении которого виновный
не был осведомлен о наличии квалифицирующих
обстоятельств, фактически существовавших
(ошибка в квалифицирующих обстоятельствах),
представляет собой оконченное преступление
без этих обстоятельств.

Деяние, при совершении которого виновный
не был осведомлен о наличии привилегирующих
обстоятельств, фактически существовавших
(ошибка в привилегирующих обстоятельствах),
представляет собой покушение на
преступление без указанных обстоятельств

2)К подгруппе правил квалификации
частично неоконченной преступной
деятельности относится правило, согласно
которому в рамках одного состава
преступления более поздняя стадия
охватывает раннюю, то есть приготовление
охватывается покушением, а приготовление
и покушение — оконченным преступлением

3) Подгруппа правил квалификации
преступлений при соучастии охватывает
следующие правила.

1.Действия соучастника, являющегося
исполнителем преступления, в совершении
которого он принимает одновременно
участие в качестве организатора,
подстрекателя или пособника, квалифицируются
по статье Особенной части УК,
предусматривающей ответственность за
данное преступление, без применения
ст. 33 УК РФ. Это правило вытекает из
содержания ч. 3 ст. 34 этого УК.

2. Лицо, участвующее в совершении
преступления со специальным субъектом
(например, должностным лицом) и не
обладающее признаками последнего, несет
уголовную ответственность лишь за
соучастие в данном преступлении, причем
ему не вменяются квалифицирующие
обстоятельства, характеризующие другого
соучастника исключительно как специального
субъекта (например, наличие прежней
судимости).

3. При эксцессе исполнителя последний
несет ответственность за фактически
содеянное, а другие соучастники — за ту
его часть, которая охватывалась их
умыслом. Действия последних квалифицируются
по статье Особенной части УК РФ,
предусматривающей ответственность за
преступление, на совершение которого
был направлен умысел соучастников, со
ссылкой на ст. 33 этого УК.

Когда исполнитель совершает преступление,
полностью отличающееся от деяния,
охватывавшегося умыслом соучастников,
то налицо неудавшееся соучастие,
представляющее собой по своей юридической
природе приготовление к преступлению.
В этих случаях неудавшееся соучастие
квалифицируется по статье Особенной
части УК РФ, предусматривающей
ответственность за тяжкое или особо
тяжкое преступление, на совершение
которого был направлен умысел неудавшихся
соучастников, со ссылкой на ст. 30 этого
УК. Неудавшееся соучастие в преступлении
небольшой или средней тяжести согласно
ч. 2 ст. 30 УК РФ преступлением не признается
и ненаказуемо.

4) Подгруппа правил квалификации мнимой
обороны включает следующие правила.

1. Причинение вреда при мнимой обороне
не влечет уголовной ответственности,
если лицо, не предвидело и не должно
было, или не могло предвидеть отсутствие
реального общественно опасного
посягательства и не превысило пределы
необходимой обороны применительно к
условиям соответствующего реального
посягательства.

Причинение вреда при мнимой обороне
влечет уголовную ответственность за
неосторожное преступление, если лицо
не предвидело, но, исходя из обстановки
происшествия, должно было и могло
предвидеть, что реальное общественно
опасное посягательство отсутствует.

Причинение вреда при мнимой обороне
влечет уголовную ответственность за
превышение пределов необходимой обороны,
если лицо совершило действия, явно не
соответствующие характеру и степени
общественной опасности посягательства,
применительно к условиям соответствующего
реального посягательства.

Частные правила квалификации
множественности преступлений
подразделяются на три подгруппы правил:
1) при конкуренции общей и специальной
норм; 2) при конкуренции части и целого;
3) при неоднократности и совокупности
преступлений.

studfiles.net

Общие правила квалификации преступлений —

Правило квалификации преступлений – это основанное на Конституции РФ и уголовном законе требование, которым должны руководствоваться правоприменители при квалификации уголовно-наказуемого деяния.
ПКФ подразделяются на два вида – общие ПКП и частные ПКФ.
Общие ПКП можно назвать по-другому – принципы КП, поскольку они основаны на принципах Конституции РФ и УК РФ.
К ним относятся:
Первое правило: заключается в том, что содеянное должно быть непосредственно предусмотрено уголовным законом в качестве преступления. Оно вытекает из ст. 3 УК РФ, согласно ч. которой «преступность деяния, а также его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия определяются только настоящим Кодексом» и что «применение уголовного закона по аналогии не допускается».
В соответствии с этим правилом необходимо, чтобы совершенное деяние было описано в Особенной части УК РФ, в том числе со ссылкой на другой или другие не уголовные законы и (или) иные нормативные правовые акты либо международные договоры РФ, и отвечало требованиям, установленным в нормах Общей части этого УК.
Второе правило заключается в том, что содеянное должно содержать конкретный состав преступления. Это правило базируется на норме, установленной в ст. 8 УК РФ, согласно которой «основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного настоящим Кодексом». Данная статья расположена в главе 1 УК, которая называется «Задачи и принципы Уголовного кодекса Российской Федерации». Поскольку о задачах в ст.8 УК ничего не говорится, следовательно ее суть выражает принцип УК.

Третье правило выражается в том, что официальная квалификация преступления, лежащая в основе обвинения, должна базироваться на точно установленных фактических данных, доказанных в предусмотренных уголовно-процессуальным кодексом порядке.
Данное правило основывается на норме, закрепленной в ч. 3 ст. 49 Конституции РФ, определяющей конституционный принцип, в соответствии с которой «неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого». Об этом говорится и в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 г. № 1 «О судебном приговоре»: «следует неукоснительно соблюдать конституционное положение (ст. 49 Конституции Российской Федерации), согласно которому неустранимые сомнения в виновности подсудимого толкуются в его пользу.
По смыслу закона в пользу подсудимого толкуются не только неустранимые сомнения в его виновности в целом, но и неустранимые сомнения, касающиеся отдельных эпизодов предъявленного обвинения, формы вины, степени и характера участия в совершении преступления, смягчающих и отягчающих ответственность обстоятельств и т.д.» .

Четвертое правило состоит в том, что преступление квалифицируется по уголовному закону, действовавшему во время его совершения. Уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, то есть распространяется также на деяния, совершенные до его издания. Уголовный закон, устанавливающий преступность деяния, усиливающий наказание или иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет.
Это правило закреплено в ч. 1 ст. 9 и ч. 1 ст. 10 УК РФ.
Пятое правило заключается в том, «временем совершения преступления признается время совершения общественно опасного действия (бездействия) независимо от времени наступления последствий» (ч. 2 ст. 9 УК РФ).
Данное правило, в случаях изменения уголовного закона в период от совершения действия (бездействия) до наступления последствия, обусловливает квалификацию преступления по уголовному закону, наиболее благоприятному для лица, совершившего преступление, либо, если на момент совершения действия (бездействия) или на момент наступления последствия содеянное не признавалось преступлением, – исключение уголовной ответственности.
Иными словами, это правило увеличивает период выбора уголовного закона, наиболее благоприятного для лица, совершившего преступление, на промежуток времени от момента совершения деяния до момента наступления последствия.
При завершении содеянного на стадиях приготовления к преступлению или покушения на преступление временем совершения преступления является время совершения соответственно приготовления или покушения.
Шестое правило заключается в том, что по УК РФ квалифицируется преступление, совершенное на территории РФ (ст. 11 УК РФ).
Это правило также необходимо рассматривать в качестве основы квалификации преступлений по закону места их совершения при наличии особенностей описания объективной стороны в диспозициях норм Особенной части УК РФ и в случаях применения норм Общей части этого УК о неоконченном преступлении и соучастии в преступлении, когда не все содеянное совершается целиком, в полном объеме и всеми соучастниками на территории РФ, то есть распространяется частично еще и за ее пределы. Исходя из указанных моментов, возможно выделить ситуации, когда частично на территории РФ, а частично за ее пределами совершаются:
— деяние и последствие, составляющие объективную сторону одного и того же материального состава преступления;
— длящееся преступление;
— продолжаемое преступление;
— приготовление к преступлению, покушение на преступление и оконченное преступление;
— преступление, осуществляемое в соучастии.
В УК РФ отсутствуют нормы, которыми бы регулировалось применение или, наоборот, неприменение этого УК к каждой из таких ситуаций.
Вместе с тем до прекращения существования СССР применительно к очерченным ситуациям, когда содеянное совершалось на территориях разных союзных республик, включая РСФСР, в теории отечественного уголовного права данной проблеме уделялось серьезное внимание.
Применительно к первой из указанных ситуаций при совершении деяния на территории одной союзной республики и наступления последствия на территории другой были высказаны различные точки зрения. Одни ученые утверждали, что квалифицировать надо по месту совершения деяния, другие – по УК той республики СССР, где наступили последствия. М. И. Блум отмечала, что ни одна из этих точек зрения не вытекает из действующего уголовного законодательства. Ответить на этот вопрос может только общесоюзный уголовный закон, где должна быть предусмотрена специальная интерлокальная коллизионная норма .
Относительно применения норм УК той или иной союзной республики к длящимся или продолжаемым преступлениям, совершенным на территории разных союзных республик, предлагалось квалифицировать их по закону той, где оно пресечено или окончено либо по закону той, где он более строг, и лишь при одинаковой суровости закона — где преступление завершено.
Преступление, совершенное соучастниками, действовавшими на территории разных союзных республик, квалифицировалось по закону той республики, где совершил деяние, обрисованное в диспозиции статьи Особенной части УК (или покушение на него), исполнитель, поскольку до этого нет соучастия (налицо неудавшееся соучастие). Если деяние влекло последствия, указанные в законе, то оно квалифицировалось по закону места наступления последствия. В случаях, когда преступление совершалось несколькими соисполнителями, действовавшими на территории нескольких союзных республик, то оно квалифицировалось по закону той, где было завершено преступление первым из соисполнителей. Данное правило было основано на разъяснении содержавшемся в п. 4 постановления Пленума Верховного Суда бывшего СССР от 13 декабря 1974 г. «О судебной практике по делам о спекуляции», согласно которому спекуляция рассматривалась как «оконченное преступление, когда состоялась перепродажа хотя бы части товаров».
Как показывает обобщение приведенных положений, к очерченным ситуациям до прекращения существования СССР применялись нормы УК той союзной республики, где преступление было окончено или пресечено.
После денонсации договора об образовании СССР все союзные республики стали самостоятельными суверенными государствами. Поэтому норма, закрепленная в ч. 1 ст. 11 УК РФ и устанавливающая, что «лицо, совершившее преступление на территории Российской Федерации, подлежит уголовной ответственности по настоящему Кодексу», распространяется на ситуации, когда:
1) все содеянное целиком, в полном объеме и всеми соучастниками совершено на территории РФ;
2) содеянное совершено на территории РФ частично или отдельными соучастниками в случаях, если:
-деяние или последствие, составляют объективную сторону одного и того же материального состава преступления;
-речь идет о части длящегося или продолжаемого преступления;
-имело место наказуемое приготовление к преступлению или только покушение на преступление;
-часть деяния совершена на территории РФ кем-либо из соучастников

Седьмое правило выражается в том, что согласно ст. 12 УК РФ УК РФ по данному УК квалифицируются преступления, совершенные вне пределов Российской Федерации, в случаях:
– их совершения гражданами РФ и постоянно проживающими в РФ лицами без гражданства, при условии, что содеянное признано преступлением в государстве, на территории которого оно совершено, а лицо, совершившее это деяние, не было осуждено в иностранном государстве;
– их совершения военнослужащими воинских частей РФ, дислоцирующихся за пределами РФ, если иное не предусмотрено международным договором РФ;
– их совершения иностранными гражданами и лицами без гражданства, не проживающими постоянно в РФ, если содеянное направлено против интересов РФ или в случаях, предусмотренных международным договором РФ, при условии, что лицо не было осуждено в иностранном государстве и привлекается к уголовной ответственности на территории РФ.

einsteins.ru

Тема 3. Общие правила квалификации преступлений





ТОП 10:







 

1. Общие правила квалификации преступлений, основанные на принципах, закрепленных в УК РФ и Конституции РФ.

2. Общие правила квалификации преступлений, основанных на иных общих положениях, установленных в УК РФ.

 

1. Общие правила квалификации преступлений, основанные на принципах, закрепленных в УК РФ и Конституции РФ.

Общих правил квалификации преступлений, основанных на принципах, закрепленных в УК РФ и Конституции РФ, три.

Первое, правило состоит в том, что содеянное должно быть непосредственно предусмотрено уголовным законом в каче­стве преступления. Это правило основывается на принципе законности, закрепленном в ст. 3 УК РФ, согласно ч. 1 кото­рой «преступность деяния, а также его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия определяются только насто­ящим Кодексом», а ч. 2 — «применение уголовного закона по аналогии не допускается»

В соответствии с этим правилом необходимо, чтобы со­вершенное деяние было описано в Особенной части УК РФ, в том числе со ссылкой на другой или другие — не уголов­ные — законы и (или) иные нормативные правовые акты либо международные договоры РФ, и отвечало требованиям, уста­новленным в нормах Общей части этого УК. В частности, на основании ч. 1 ст. 14 Общей части УК РФ «преступле­нием признается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное настоящим Кодексом под угрозой на­казания». Необходимость такого признака преступления, как общественная опасность, подчеркивается в ч. 2 этой статьи, где предусмотрено, что «не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки како­го-либо деяния, предусмотренного настоящим Кодексом, но в силу малозначительности не представляющее обществен­ной опасности». Запрещенность деяния уголовным законом, то есть уголовная противоправность, применительно к приго­товлению к преступлению высвечивается в ч. 2 ст. 30 Общей части УК РФ, согласно которой «уголовная ответственность наступает за приготовление только к тяжкому и особо тяжко­му преступлениям». Суть виновности как признака преступ­ления определена в ч. 1 ст. 24 Общей части УК РФ, в соответ­ствии с которой «виновным в преступлении признается лицо, совершившее деяние умышленно или по неосторожности»



Второе правило заключается в том, что содеянное долж­но содержать конкретный состав преступления. Это правило базируется на норме, установленной в ст. 8 УК РФ, соглас­но которой «основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава пре­ступления, предусмотренного настоящим Кодексом». В этой статье, хотя она именуется «Основание уголовной ответствен­ности» и в ее названии отсутствует слово «принцип», закреп­лен именно принцип, поскольку, с одной стороны, по своей значимости данная норма соответствует принципу законно­сти и, с другой — она помещена вслед за принципами, будучи расположена с ними в одной главе 1 с наименованием «Зада­чи и принципы Уголовного кодекса Российской Федерации», причем задачи УК РФ в ней не предусмотрены.

Признаки каждого конкретного состава преступления, от­личающие его от всех других составов преступлений, преду­сматриваются статьей Особенной части УК РФ, а если диспо­зиция статьи бланкетная, то и (или) в другом или других — не уголовных — законах и (или) иных нормативных правовых ак­тах либо международных договорах РФ. Признаки конкрет­ного состава преступления, общие для всех или ряда конкрет­ных составов преступлений, предусматриваются в статьях Об­щей части УК РФ.

Приведенные положения позволяют детализировать рас­сматриваемое правило, определив, что квалификация пре­ступления основывается на нормах Особенной и Общей частей УК РФ, а также на других — не уголовных — законах и (или) иных нормативных правовых актах либо международных до­говорах РФ, ссылки на которые содержатся в нормах УК РФ. При этом для квалификации преступления необходимо нали­чие всех позитивных и отсутствие всех негативных признаков конкретного состава преступления. Те и другие предусматри­ваются, как отмечалось ранее, в нормах Особенной части УК РФ об ответственности за отдельные конкретные виды пре­ступлений и в нормах Общей части этого УК.




Так, позитивные признаки, характеризующие объект пре­ступления, содержатся в ч. 1 ст. 2 и названиях разделов и глав Особенной части УК РФ; субъект — ст. 19-21 этого УК, причем в ст. 21 определяется невменяемость как признак, ис­ключающий вменяемость; субъективную сторону — ст. 24-27 данного УК; неоконченное преступление — приготовление к преступлению и покушение на преступление — в ст. 29, 30 на­званного УК; соучастие в преступлении — ст. 32-36 УК РФ. Негативные признаки составов преступлений, характеризу­ющие отсутствие общественной опасности, предусмотрены в ч. 2 ст. 14 УК РФ; отсутствие вины — ст. 28 этого УК; отсут­ствие преступности приготовления к преступлениям неболь­шой тяжести и средней тяжести — в ч. 2 ст. 30 данного УК; отсутствие уголовной ответственности и, следовательно, пре­ступности приготовления к преступлению и покушения на преступление, а также оконченного пособничества при добро­вольном отказе от преступления — в ст. 31 названного УК; от­сутствие преступности деяния вследствие наличия таких об­стоятельств, ее исключающих, как необходимая оборона, при­чинение вреда при задержании лица, совершившего преступ­ление, крайняя необходимость, физическое или психическое принуждение, обоснованный риск, исполнение обязательного приказа или распоряжения, — соответственно в ст. 37-42 УК РФ.

Следует отметить, что позитивные и негативные призна­ки составов преступлений, относящиеся ко всем составам пре­ступлений или ряду из них, предусмотренные в нормах Общей части УК РФ, это признаки, как бы выведенные за скобки норм Особенной части этого УК.

Третье правило выражается в том, что официальная квалификация преступления, лежащая в основе обвинения, должна базироваться на точно установленных фактиче­ских данных, доказанных по правилам, установленным УПК РСФСР. Эти данные являются той фактической основой, с которой сопоставляется состав преступления. При их недоста­точности, спорности все неустранимые сомнения, в том числе и в части квалификации преступления, следует истолковать в пользу обвиняемого.

Данное правило основывается на норме, закрепленной в ч. 3 ст. 49 Конституции РФ, определяющей конституционный принцип, в соответствии с которой «неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого», и на разъяснении, содержащемся в постановлении Пленума Вер­ховного Суда РФ от 29 апреля 1996 г. № 1 «О судебном при­говоре», в ч. 2 и 3 п. 4 которого указывается, что «следует неукоснительно соблюдать конституционное положение (ст. 49 Конституции Российской Федерации), согласно которому неу­странимые сомнения в виновности подсудимого толкуются в его пользу.

По смыслу закона в пользу подсудимого толкуются не только неустранимые сомнения в его виновности в целом, но и неустранимые сомнения, касающиеся отдельных эпизодов предъявленного обвинения, формы вины, степени и характе­ра участия в совершении преступления, смягчающих и отяг­чающих ответственность обстоятельств и т.д.».

 

2. Общие правила квалификации преступлений, основанных на иных общих положениях, установленных в УК РФ.

Общих правил квалификации преступлений, основанных на иных общих положениях, установленных в УК РФ, четыре.

Первое правило состоит в том, что преступление квали­фицируется по уголовному закону, действовавшему во вре­мя его совершения. Уголовный закон, устраняющий преступ­ность деяния, смягчающий наказание или иным образом улуч­шающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, то есть распространяется также на деяния, со­вершенные до его издания. Уголовный закон, устанавливаю­щий преступность деяния, усиливающий наказание или иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не име­ет.

Это правило закреплено в ч. 1 ст. 9 и ч. 1 ст. 10 УК РФ.

Вторым является правило, закрепленное в ч. 2 ст. 9 УК РФ, согласно которой «временем совершения преступления признается время совершения общественно опасного действия (бездействия) независимо от времени наступления послед­ствий».

Данное правило, в случаях изменения уголовного закона в период от совершения действия (бездействия) до наступле­ния последствия, обусловливает квалификацию преступления по уголовному закону, наиболее благоприятному для лица, со­вершившего преступление, либо, если на момент совершения действия (бездействия) или на момент наступления послед­ствия содеянное не признавалось преступлением, — исключе­ние уголовной ответственности.

Иными словами, это правило увеличивает период выбора уголовного закона, наиболее благоприятного для лица, совер­шившего преступление, на промежуток времени от момента совершения деяния до момента наступления последствия.

При завершении содеянного на стадиях приготовления к преступлению или покушения на преступление временем совершения преступления является время совершения соответ­ственно приготовления или покушения.

Третье правило заключается в том, что по УК РФ квали­фицируется преступление, совершенное на территории РФ.

Данное правило основано на нормах, установленных ст. 11 УК РФ.

Это правило также необходимо рассматривать в качестве основы квалификации преступлений по закону места их со­вершения при наличии особенностей описания объективной стороны в диспозициях норм Особенной части УК РФ и в случаях применения норм Общей части этого УК о неокон­ченном преступлении и соучастии в преступлении, когда не все содеянное совершается целиком, в полном объеме и всеми соучастниками на территории РФ, то есть распространяется частично еще и за ее пределы. Исходя из указанных моментов, возможно выделить ситуации, когда частично на территории РФ, а частично за ее пределами совершаются:

— деяние и последствие, составляющие объективную сто­рону одного и того же материального состава преступления;

— длящееся преступление;

— продолжаемое преступление;

— приготовление к преступлению, покушение на преступ­ление и оконченное преступление;

— преступление, осуществляемое в соучастии.

В УК РФ отсутствуют нормы, которыми бы регулиро­валось применение или, наоборот, неприменение этого УК к каждой из таких ситуаций.

Вместе с тем до прекращения существования СССР при­менительно к очерченным ситуациям, когда содеянное совер­шалось на территориях разных союзных республик, включая РСФСР, в теории отечественного уголовного права данной проблеме уделялось серьезное внимание.

Применительно к первой из указанных ситуаций при со­вершении деяния на территории одной союзной республики и наступления последствия на территории другой были выска­заны различные точки зрения. Так, Н. Д. Дурманов полагал, что в указанной ситуации местом совершения преступления следует считать территорию той союзной республики, где на­ступило последствие так как «до наступления общественно опасных последствий в действиях виновного еще нет состава оконченного преступления». Иного мнения придерживал­ся Я. М. Брайнин, по концепции которого местом совершения преступления в подобных случаях следовало считать то, где совершены преступные действия, хотя бы общественно опас­ные последствия наступили в другой союзной республике. М. И. Блум отмечала, что каждую из этих точек зрения мож­но обосновать или опровергнуть, так как ни одна из них непо­средственно не вытекает из действующего уголовного зако­нодательства. Ответить на этот вопрос может только обще­союзный уголовный закон, где должна быть предусмотрена специальная интерлокальная коллизионная норма.

Относительно применения норм УК той или иной союз­ной республики к длящимся или продолжаемым преступлени­ям, совершенным на территории разных союзных республик, предлагалось квалифицировать их по закону той, где оно пре­сечено или окончено либо по закону той, где он более строг, и лишь при одинаковой суровости закона — где преступление завершено.

Преступление, совершенное соучастниками, действовав­шими на территории разных союзных республик, квалифици­ровалось по закону той республики, где совершил деяние, об­рисованное в диспозиции статьи Особенной части УК (или по­кушение на него), исполнитель, поскольку до этого нет соуча­стия (налицо неудавшееся соучастие). Если деяние влекло последствия, указанные в законе, то оно квалифицировалось по закону места наступления последствия. В случаях, когда пре­ступление совершалось несколькими соисполнителями, дей­ствовавшими на территории нескольких союзных республик, то оно квалифицировалось по закону той, где было заверше­но преступление первым из соисполнителей. Данное правило было основано на разъяснении содержавшемся в п. 4 поста­новления Пленума Верховного Суда бывшего СССР от 13 де­кабря 1974 г. с изменениями, внесенными 26 апреля 1984 г. и 21 июня 1985 г., «О судебной практике по делам о спеку­ляции», согласно которому спекуляция рассматривалась как «оконченное преступление, когда состоялась перепродажа хо­тя бы части товаров».

Как показывает обобщение приведенных положений, к очерченным ситуациям до прекращения существования СССР применялись нормы УК той союзной республики, где преступление было окончено или пресечено.

После объявления независимости Российской Федерации и последовавшего вскоре прекращения существования СССР государственно-правовое положение Российской Федерации, как и всех бывших союзных республик, кардинально изме­нилось. Все они стали самостоятельными суверенными госу­дарствами со своими собственными правовыми системами. Согласно ч. 1 ст. 4 Конституции РФ «суверенитет Россий­ской Федерации распространяется на всю ее территорию», а ч. 2 этой статьи «Конституция Российской Федерации и федеральные законы имеют верховенство на всей террито­рии Российской Федерации». Поэтому норма, закрепленная в ч. 1 ст. 11 УК РФ и устанавливающая, что «лицо, совершившее преступление на территорий Российской Федерации, подлежит уголовной ответственности по настоящему Кодек­су», распространяется как на ситуации, когда все содеянное целиком, в полном объеме и всеми соучастниками совершено на территории РФ, так и на охарактеризованные ситуации, когда содеянное совершено на территории РФ частично или отдельными соучастниками. Следовательно, по УК подлежит квалификации и содеянное, если на территории РФ соверше­но:

— деяние или последствие, составляющие объективную сторону одного и того же материального состава преступле­ния;

— хотя бы часть длящегося или продолжаемого преступ­ления;

— только наказуемое приготовление к преступлению или только покушение на преступление;

— часть деяния, осуществляемая в соучастии, любым соучастником — исполнителем (соисполнителем), организато­ром, подстрекателем или пособником.

Четвертое правило выражается в том, что по УК РФ ква­лифицируется преступление, совершенное вне пределов Рос­сийской Федерации, во-первых, гражданами РФ и постоянно проживающими в РФ лицами без гражданства, если, с одной стороны, содеянное признано преступлением в государстве, на территории которого он совершено, и, с другой — лицо не было осуждено в иностранном государстве, во-вторых, воен­нослужащими воинских частей РФ, дислоцирующихся за пре­делами РФ, если иное не предусмотрено международным до­говором РФ, и, в-третьих, иностранными гражданами и лица­ми без гражданства, не проживающими постоянно в РФ, если содеянное направлено против интересов РФ или в случаях, предусмотренных международным договором РФ, при усло­вии, что лицо не было осуждено в иностранном государстве и привлекается к уголовной ответственности на территории РФ.

Это правило регламентировано ч. 1, 2 и 3 ст. 12 УК РФ.

Применение рассмотренных общих правил квалификации преступлений, основанных на принципах и иных общих поло­жениях, предусмотренных в УК РФ, в их совокупности опре­деляет процесс и, как его завершение, результат квалифика­ции любого преступления.

 











infopedia.su

Общеуголовные правила квалификации преступлении

Имеется ряд общеуголовных правил квалификации преступления. Мы рассмотрим те из них, которые имеют наибольшее значение в правоприменительной практике.

1. Правило конкуренции специальных норм — если преступление предусмотрено и в общей и в специальной норме, то ответственность наступает только по специальной норме (ч. 3 ст. 17 УК РФ).

Специализация преступления может быть основана на любом элементе и признаке состава преступления, например:

— специализация по объекту — имеет место, когда деяние посягает на второй объект уголовно-правовой охраны; так, умышленное причинение смерти сотруднику милиции в связи с исполнением им обязанностей по охране общественного порядка квалифицируется не по п. «б» ч. 2 ст. 105 УК, а по специальной норме — ст. 317 УК РФ, объектом охраны которой является не только жизнь человека, но и интересы порядка управления;

— специализация по предмету — например, в случае хищения предметов, имеющих особую ценность, ответственность наступает по ст. 164 УК РФ вне зависимости от способа хищения, а не по статьям 158-162 УК РФ;

— специализация по субъекту — например, в случае убийства матерью своего новорожденного ребенка ответственность наступает не по ст. 105, а по ст. 106 УК РФ;

— специализация по признакам объективной стороны — например, фальсификация доказательств является разновидностью служебного подлога, и ответственность субъекта наступает не по ст. 292, а по ст. 303 УК РФ;

— специализация по признакам субъективной стороны — например, причинение смерти в состоянии сильного душевного волнения квалифицируется не по ст. 105, а по ст. 107 УК РФ.

Надо заметить, что специализация может проходить сразу по нескольким признакам состава преступления.



Так, Кемеровским областным судом 17 июля 2000 года Б. и С. осуждены по п. «а», «б» ч. 3 ст. 286 и ч. 2 ст. 302 УК РФ. Они признаны виновными в том, что как лица, производящие дознание, 24 марта 1999 года в помещении Кемеровского ОВД принуждали к даче показаний свидетелей с применением насилия и издевательств. Кроме того, являясь должностными лицами, Б. и С. превысили свои полномочия, поскольку с применением насилия и специальных средств совершили действия, явно выходящие за пределы их полномочий и повлекшие существенное нарушение прав и законных интересов граждан.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, рассмотрев 25 октября 2000 года уголовное дело по кассационным жалобам осужденных и их адвокатов приговор изменила и исключила указание об осуждении Б. и С. по п. «а», «б» ч. 3 ст. 286 УК РФ, указав следующее. Признавая Б. и С. виновными по п. «а», «б» ч. 3 ст. 286 УК РФ, суд неправильно применил уголовный закон, в нарушение требований ст. 17 УК РФ признал совокупностью преступлений одно действие, предусмотренное общей нормой — ст. 286 УК РФ и специальной нормой — ст. 302 УК РФ. В соответствии с ч. 3 ст. 17 УК РФ в этом случае содеянное надлежит квалифицировать по ч. 2 ст. 302 УК РФ, а общая норма (п. «а», «б» ч. 3 ст. 286 УК РФ) подлежит исключению из приговора как излишне вмененная. (См.: БВС РФ, 2001, № 7. С. 15.)

2. Нередко уголовно-правовая норма может являться квалифицирующим признаком другого состава преступления — в этом случае вменяется только квалифицированный состав. Так, например, при изнасиловании, повлекшем заражение потерпевшей венерическим заболеванием, ответственность наступает не по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 131 и 121 УК РФ, а лишь по п. «г» ч. 2 ст. 131 УК РФ.

Верховный Суд РФ в одном из решений указал, что, поскольку Судебная коллегия признала обоснованным осуждение по п. «в» ч. 2 ст. 162 УК РФ, предусматривающей ответственность за разбой с незаконным проникновением в жилище, правовая оценка содеянного по ч. 2 ст. 139 УК РФ является излишней.(См.: БВС РФ, 2001, № 1. С.7. В настоящее время п. «в» ч. 2 ст. 162 УК РФ (незаконное проникновение в жилище, помещение либо хранилище) утратил силу).

3. При наличии в одном деянии признаков, предусмотренных в различных частях одной и той же уголовно-правовой нормы уголовная ответственность наступает только по той части, которая содержит более квалифицированный состав. При этом признаки, содержащиеся в менее квалифицированном составе, обязательно указываются в правоприменительном документе.

Это правило соответствует принципу справедливости уголовного закона, согласно которому возможна однократная уголовно-правовая оценка содеянного (ч. 2 ст. 6 УК РФ).

Так, например, при совершении кражи в крупном размере с проникновением в жилище, ответственность наступит только по ч. 3 ст. 158 УК РФ, но в официальном правоприменительном акте будут названы и остальные квалифицирующие признаки содеянного, содержащиеся в части 2 этой статьи.

4. Если в содеянном одновременно имеются отягчающие и смягчающие ответственность признаки, то вменению подлежат только те обстоятельства, которые смягчают уголовную ответственность. Данное правило основано на конституционном правиле о сомнениях (ч. 2 ст. 49 Конституции РФ), согласно которому любое юридическое сомнение должно быть истолковано в пользу виновного лица.

Так, например, убийство двух и более лиц не может квалифицироваться как совершенное при отягчающих обстоятельствах (предусмотренных ч. 2 ст. 105 УК РФ), если оно совершено при превышении пределов необходимой обороны (ч. 1 ст. 108 УК РФ) или в состоянии сильного душевного волнения — аффекта (ст. 107 УК РФ).

В одном из решений Верховного Суда РФ указывалось, что осужденные, как видно из их показаний, считали, что смерть потерпевшей наступила от удушения. Никто из них, в том числе и К, не предполагал наличия у погибшей каких-либо заболеваний и возможности наступления смерти в результате болезни. Президиум Верховного Суда указал следующее: из показаний видно, что К. неоднократно сдавливая шею потерпевшей, требуя деньги и ценности. Вместе с тем К. при допросе в качестве подозреваемого, признавая, что он душил потерпевшую и требовал деньги, утверждал, что убивать ее не хотел. Таким образом, насилие, примененное К. к потерпевшей имело целью принудить ее указать, где находятся ценности. Как видно из заключений судебно-медицинских экспертов, смерть потерпевшей могла наступить как от острой сердечной недостаточности, так и от механической асфиксии. При таких обстоятельствах суд обоснованно исходил из конституционного положения, согласно которому неустранимые сомнения в виновности подсудимого толкуются в его пользу и правильно квалифицировал действия К. по п. «б», «в» ч. 2 ст. 162 УК РФ и ч. 1 ст. 109 УК РФ, а не по ч. 2 ст. 105 УК РФ. (См.: БВС РФ, 2001, № 12. С. 12. В этой части п. «б» и «в» утратили силу).

5. В соответствии с принципом справедливости, при наличии стадий совершения умышленного преступления ответственность наступает только по последней стадии совершения преступления. Так, при наличии последовательного приготовления к преступлению, покушения на преступление оконченного преступления ответственность наступает только за оконченное преступление.

В случае, когда преступление прервано на стадии покушения, дополнительная ответственность за приготовление к этому же преступлению невозможна.

6. Преступление, которое начато как менее тяжкое, а в дальнейшем переросло в более тяжкое надлежит квалифицировать лишь по статье закона, предусматривающей уголовную ответственность за более тяжкое преступление.

Так, например, Д. и О. в состоянии алкогольного опьянения из личных неприязненных отношений избили гражданина Б., причинив ему вред здоровью средней тяжести. Во время избиения виновные договорились между собой об убийстве Б. и совместно задушили его при помощи шнурков от ботинок и палки.

Военная коллегия Верховного Суда РФ в кассационном порядке изменила приговор по следующим основаниям. Умысел на убийство Б. возник у осужденных непосредственно во время его избиения. Таким образом, преступление, начатое как менее тяжкое переросло в более тяжкое, и поэтому причинение Б. вреда здоровью средней тяжести охватывается составом преступления, предусмотренного п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ, в связи с чем дополнительной квалификации по п. «г» ч. 2 ст. 112 УК не требуется .(См.: БВС РФ, 2001, № 4. С. 17).

7. Квалификация содеянного в умышленных преступлениях с материальным составом может зависеть от формы умысла. При установлении косвенного умысла в отношении последствий вменяется оконченное преступление в соответствии с реально наступившими последствиями. При установлении прямого умысла, но отсутствии желаемого последствия, содеянное квалифицируется как стадия соответствующего преступления.

Так, например, в силу судебного правила, нанесение повреждений жизненно важным органам тела, которые, как правило, влекут гибель потерпевшего и не привели к смертельному исходу лишь в силу случайного стечения обстоятельств, не зависевших от воли виновного, надлежит квалифицировать не по результатам наступивших последствий, а как покушение на убийство.(См.: БС РФ, 1961, № 5. С. 8).

В теории уголовного права выработан алгоритм квалификации преступления. Общий подход к такой квалификации можно представить в следующем виде.

Определить:

1. В чем проявляется общественная опасность деяния?

2. Категорию преступления.

 

Объект

3. Каков основной объект преступления?

4. Каков (если есть) дополнительный (факультативный) объект преступления?

5. Что является предметом преступления или кто является потерпевшим от преступления?

 

Объективная сторона

6. Установить общие признаки объективной стороны: способ совершения преступления, обстановку совершения преступления, время, место, вредные последствия, возможность наступления таких последствий, причинную связь между действием (бездействием) и наступившими последствиями.

 

Субъект

7. Установить, кто является субъектом преступления? Общие признаки: физическое лицо, возраст уголовной ответственность, вменяемость.

8. Признаки специального субъекта (если есть).

 

Субъективная сторона

9. а) Умысел (прямой, косвенный), неосторожность (небрежность, легкомыслие), мотив, цель, эмоции (если есть), б) достижение промежуточной цели совершение преступления, общая цель совершения преступной деятельности (промежуточная цель и общая цель (если есть) через деятельность членов группы).

10. К какому виду состава преступления относится данное деяние (формальному, материальному, формально — материальному, усеченному)?

11. Установить квалифицированные и особо квалифицированные виды преступлений (если есть): например, совершение с применением насилия опасного (не опасного), общеопасным способом, группой лиц, организованной группой и др.

 


Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:

zdamsam.ru

Частные правила квалификации преступлений. —

Группу частных правил квалификации преступлений в рамках одного состава преступления образуют правила, связанные:
1) с особенностями субъективных признаков преступления;
2) частично неоконченной преступной деятельностью;
3) соучастием;
4) мнимой обороной.
В данной лекции мы перечислим эти правила и затем будем к ним возвращаться и более подробно изучать при изложении соответствующих тем спецкурса (КП с учетом субъекта и субъективной стороны, КП при приготовлении к преступлению и покушении на него и т.д.).

Правила КП с учетом субъективных признаков преступления:
1. Совершенное лицом в возрасте от четырнадцати до шестнадцати лет общественно опасное деяние, содержащее признаки двух преступлений, за одно из которых уголовная ответственность наступает с шестнадцати лет, а за другое — с четырнадцати лет, квалифицируется только по статье Особенной части УК РФ, предусматривающей уголовную ответственность с четырнадцатилетнего возраста. Например, если лицо в возрасте 15 в составе банды совершит изнасилование, содеянное квалифицируется по ст.131 УК, а не по ст. 209 этого УК, по которой установлена ответственность с 16 лет, а за изнасилование с 14 лет
2. Лицо может нести ответственность за умышленное преступление, в состав которого включены объективные признаки, не являющиеся действием или последствием (например, характеризующие потерпевшего), лишь при условии, что оно осознавало наличие таковых.

3. Действия лица, полагающего, что содеянное им не преступно, тогда как в действительности признается таковым (юридическая ошибка), квалифицируются по статье УК РФ, предусматривающей ответственность за содеянное, поскольку осознание противоправности не является элементом вины .
Это правило основано на презумпции того, что с момента издания уголовного закона запрещенность деяния известна каждому.
4. Не является преступлением действие, ответственность за которое не предусмотрена Особенной частью УК РФ (так называемое «мнимое преступление»), если лицо полагало, что оно признается преступлением (юридическая ошибка) .
5. Деяние, посягающее фактически не на тот объект, на причинение вреда которому был направлен умысел виновного (фактическая ошибка в объекте), квалифицируется как покушение на преступление в соответствии с направленностью умысла.
6. Деяние, посягающее фактически на два объекта (или более), когда умысел виновного был направлен на причинение вреда только одному из них (фактическая ошибка в объекте), квалифицируется как оконченное умышленное преступление в соответствии с направленностью умысла, а если виновный должен был и мог предвидеть возможность причинения вреда другому объекту, то еще и за предусмотренное уголовным законом неосторожное преступление, которым ему фактически причинен вред.
7. Деяние, при совершении которого умысел виновного направлен на причинение вреда нескольким объектам, а фактически посягательство осуществлено только на один из них (фактическая ошибка в объекте), квалифицируется как оконченное преступление против объекта, которому фактически причинен вред, и покушение на преступление против объектов, которым вред не нанесен.
8. Деяние, при совершении которого конкретизированный умысел виновного направлен на причинение меньшего ущерба, чем фактически наступивший (фактическая ошибка в последствиях), квалифицируется как оконченное преступление, нанесшее ущерб, охватывавшийся умыслом виновного.
9. Использование для совершения преступления по ошибке другого, но не менее пригодного средства (фактическая ошибка в средствах), на квалификацию преступления не влияет.
10. Использование для совершения преступления средства, сила которого представлялась виновному заниженной (фактическая ошибка в средствах), влечет квалификацию содеянного как неосторожного преступления, если виновный должен был и мог осознавать истинную силу примененного средства, а при отсутствии обязанности и возможности такого осознания – как умышленного преступления в соответствии с осознаваемой силой употребленного средства.
11. Использование для совершения преступления непригодного в данном случае средства, которое виновный считал вполне пригодным (фактическая ошибка в средствах), квалифицируется как покушение на преступление в соответствии с направленностью его умысла.
12. Использование для совершения преступления непригодного в любом случае средства, которое виновный считал пригодным исключительно в силу своего невежества или суеверия (фактическая ошибка в средствах), не влечет уголовной ответственности.
13. Лицо, не осознававшее и не предвидевшее, что его действия явятся причиной фактически наступивших преступных последствий (фактическая ошибка в причинной связи), не несет уголовную ответственность, если оно не должно было и не могло предвидеть данного развития причинной связи, либо несет ответственность за неосторожное преступление, если должно было и могло это предвидеть.
14. Лицо, предвидевшее и желавшее развитие причинной связи, которая ведет к общественно опасным последствиям, но таковые фактически не наступили (фактическая ошибка в причинной связи), несет уголовную ответственность за покушение на преступление в соответствии с осознававшимся развитием такой связи.
15. Деяние, при котором ущерб по обстоятельствам, не зависящим от виновного, причиняется не тому, против кого было направлено преступление (отклонение действия), представляет собой совокупность преступлений: покушение на преступление в соответствии с направленностью умысла и неосторожное деяние против того, на что он направлен не был. Например, А., намеревавшийся убить выстрелом из пистолета Б., промахнулся и пулей был причинен тяжкий вред здоровью В. В таком случае А. несет ответственность за покушение на убийство Б. и причинение тяжкого вреда здоровью В. по неосторожности.
16. Деяние, при совершении которого виновный осознавал наличие квалифицирующих или привилегирующих (смягчающих) обстоятельств, фактически отсутствовавших (ошибка в квалифицирующих или привилегирующих обстоятельствах), представляет собой покушение на преступление с квалифицирующими обстоятельствами или оконченное преступление с привилегирующими обстоятельствами.
17. Деяние, при совершении которого виновный не был осведомлен о наличии квалифицирующих обстоятельств, фактически существовавших (ошибка в квалифицирующих обстоятельствах), представляет собой оконченное преступление без этих обстоятельств.
18. Деяние, при совершении которого виновный не был осведомлен о наличии привилегирующих обстоятельств, фактически существовавших (ошибка в привилегирующих обстоятельствах), представляет собой покушение на преступление без указанных обстоятельств .
19. Покушение (а равно приготовление) на «негодный» объект (то есть существующий лишь в осознании субъекта и объективно не терпящий и не могущий потерпеть ущерба, вследствие чего покушение на него не может быть доведено до стадии оконченного преступления) или с негодными средствами (не способными по своим объективным свойствам вызвать наступление желаемого результата) квалифицируется как покушение на преступление (либо приготовление) в соответствии с направленностью умысла виновного, то есть на тех же основаниях, что и всякое другое покушение .
К подгруппе правил квалификации частично неоконченной преступной деятельности относится правило, согласно которому в рамках одного состава преступления более поздняя стадия охватывает раннюю, то есть приготовление охватывается покушением, а приготовление и покушение – оконченным преступлением .
Разновидностью ситуации, подпадающей под это правило, являются также случаи приготовления к преступлению или покушения на него, при которых умысел, воплощенный в приготовлении или покушении, реализован в оконченном преступлении частично.

Правила КП при соучастии:
1. Действия соучастника, являющегося исполнителем преступления, в совершении которого он принимает одновременно участие в качестве организатора, подстрекателя или пособника, квалифицируются по статье Особенной части УК, предусматривающей ответственность за данное преступление, без применения ст. 33 УК РФ. Это правило вытекает из содержания ч. 3 ст. 34 этого УК.
2. Лицо, участвующее в совершении преступления со специальным субъектом (например, должностным лицом) и не обладающее признаками последнего, несет уголовную ответственность лишь за соучастие в данном преступлении, причем ему не вменяются квалифицирующие обстоятельства, характеризующие другого соучастника исключительно как специального субъекта (например, наличие прежней судимости).
Это правило основано на норме, содержащейся в ч. 4 ст. 34 У К РФ, в которой установлено, что «лицо, не являющееся субъектом преступления, специально указанным в соответствующей статье Особенной части настоящего Кодекса, участвовавшее в совершении преступления, предусмотренного этой статьей, несет уголовную ответственность за данное преступление в качестве его организатора, подстрекателя либо пособника», а также на положении, закрепленном в ч. 2 ст. 67 этого УК, в соответствии с которым «смягчающие и отягчающие обстоятельства, относящиеся к личности одного из соучастников, учитываются при назначении наказания только этому соучастнику».
3. При эксцессе исполнителя последний несет ответственность за фактически содеянное, а другие соучастники — за ту его часть, которая охватывалась их умыслом. Действия последних квалифицируются по статье Особенной части УК РФ, предусматривающей ответственность за преступление, на совершение которого был направлен умысел соучастников, со ссылкой на ст. 33 этого УК.
Когда исполнитель совершает преступление, полностью отличающееся от деяния, охватывавшегося умыслом соучастников, то налицо неудавшееся соучастие, представляющее собой по своей юридической природе приготовление к преступлению. В этих случаях неудавшееся соучастие квалифицируется по статье Особенной части УК РФ, предусматривающей ответственность за тяжкое или особо тяжкое преступление, на совершение которого был направлен умысел неудавшихся соучастников, со ссылкой на ст. 30 этого УК. Неудавшееся соучастие в преступлении небольшой или средней тяжести согласно ч. 2 ст. 30 УК РФ преступлением не признается и ненаказуемо.

Правила квалификации при мнимой обороне:
1. Причинение вреда при мнимой обороне не влечет уголовной ответственности, если лицо, не предвидело и не должно было или не могло предвидеть отсутствие реального общественно опасного посягательства и не превысило пределы необходимой обороны применительно к условиям соответствующего реального посягательства.
2. Причинение вреда при мнимой обороне влечет уголовную ответственность за неосторожное преступление, если лицо не предвидело, но, исходя из обстановки происшествия, должно было и могло предвидеть, что реальное общественно опасное посягательство отсутствует.
3. Причинение вреда при мнимой обороне влечет уголовную ответственность за превышение пределов необходимой обороны, если лицо совершило действия, явно не соответствующие характеру и степени общественной опасности посягательства, применительно к условиям соответствующего реального посягательства.
В основе перечисленных правил – разъяснение, данное в п. 13 постановления Пленума Верховного Суда бывшего СССР от 16 августа 1984 г. «О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств», в соответствии с которым «суды должны различать состояние необходимой обороны и так называемой мнимой обороны, когда отсутствует реальное общественно опасное посягательство и лицо лишь ошибочно предполагает наличие такого посягательства.
В тех случаях, когда обстановка происшествия давала основание полагать, что совершается реальное посягательство и лицо, применившее средства защиты, не сознавало и не могло сознавать ошибочность своего предположения, его действия следует рассматривать как совершенные в состоянии необходимой обороны. Если при этом лицо превысило пределы защиты, допустимой в условиях соответствующего реального посягательства, оно подлежит ответственности как за превышение пределов необходимой обороны.
Если же лицо причиняет вред, не сознавая мнимости посягательства, но по обстоятельствам дела должно было и могло это сознавать, действия такого лица подлежат квалификации.
Частные правила квалификации множественности преступлений.
Частные правила квалификации множественности преступлений подразделяются на три подгруппы правил:
1) КП при конкуренции общей и специальной норм;
2) КП при конкуренции нормы-части и нормы-целого;
3) КП при неоднократности и совокупности преступлений.

Правил квалификации преступлений при конкуренции общей и специальной норм:
1. Когда единое деяние подпадает одновременно под две нормы, одна из которых является общей, а другая — специальной, то применятся специальная норма . Это правило впервые закреплено в УК РФ, в ч. 3 ст. 17 которого указано: «Если преступление предусмотрено общей и специальной нормами, совокупность преступлений отсутствует и уголовная ответственность наступает по специальной норме». Общая — это норма, предусматривающая определенный вид неконкретизированных деяний, а специальная —разновидность, часть этого вида деяний (одно из них, конкретно ) , характеризуемую большей или меньшей степенью общественной опасности по сравнению с другими деяниями данного вида. Например, посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование, предусмотренное ст. 295, являющейся специальной по отношению к общей – п. «б» ч. 2 ст. 105, под которую также подпадает содеянное, квалифицируется только по ст. 295 данного УК, поскольку в ней идет речь о специальном потерпевшем.
Это правило относится и к случаям конкуренции норм, одна из которых предусматривает ответственность специального (или узкоспециального) субъекта, а другая — общего (или специального) субъекта преступления. В таких случаях применяется, как правило, норма, устанавливающая ответственность специального (узкоспециального) субъекта . Например, при получении взятки лицом, занимающим государственную должность Российской Федерации либо являющимся главой органа местного самоуправления, применяется ч. 3, а не ч.ч. 1 или 2 ст. 290 УК РФ.
2. Одной из разновидностей вышеуказанного положения является правило, согласно которому всякий квалифицированный или привилегированный вид состава имеет «приоритет» перед основным видом» . Например, квалифицированная кража содержит признаки ч. 1 и ч. 2 ст. 158 УК РФ. Часть вторая этой статьи играет роль специальной нормы по отношению к части первой. Поэтому такая кража квалифицируется только по ч. 2 ст. 158 этого УК. Привилегированный состав – убийство матерью новорожденного ребенка – содержит признаки ч. 1 ст. 105 и ст. 106. Последняя норма – специальная по отношению к первой. Поэтому названное убийство квалифицируется только по ст. 106 данного УК.
3. Другой разновидностью правила о конкуренции общей и специальной норм является правило, которое относится к случаям конкуренции между несколькими квалифицированными видами состава. Это выражается в том, что более тяжкий квалифицирующий признак поглощает менее тяжкие.
Названное правило базируется прежде всего на толковании уголовно-правовых норм, то есть на самом законе. Например, в ч. 3 ст. 160 УК РФ прямо указывается на «деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, если они совершены: а) организованной группой; б) в крупном размере; в) лицом, ранее два или более раза судимым за хищение либо вымогательство».
Рассматриваемое правило нашло, в частности, подтверждение в постановлении Пленума Верховного Суда бывшего СССР от 6 октября 1970 г. «О судебной практике по делам об автотранспортных преступлениях», в соответствии с п. 8 которого преступление, повлекшее последствия, предусмотренные несколькими частями ст. 211 УК РСФСР, «надлежит квалифицировать по той части, которая предусматривает ответственность за наиболее тяжкие из наступивших последствий» .
4. Деяние, подпадающее одновременно под признаки двух статей (либо частей одной статьи), когда одной из них предусматриваются квалифицирующие (отягчающие) обстоятельства, а другой — привилегирующие (смягчающие) обстоятельства, квалифицируется только по статье, содержащей привилегирующее обстоятельство. Таким образом, приоритет в данном случае имеет норма с привилегирующим обстоятельством.
Это правило вытекает из толкования содержания п. 16 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 1992 г. № 15 «О судебной практике по делам об умышленных убийствах», в котором отмечается, что «не должно квалифицироваться как совершенное при отягчающих обстоятельствах убийство в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, а также с превышением пределов необходимой обороны, при обстоятельствах, предусмотренных п. «г», «д», «ж», «з», «и», «л» ст. 102 УК РСФСР».
Правил квалификации преступлений при конкуренции нормы-части и нормы:
1. Когда деяние предусмотрено двумя или несколькими нормами, одна из которых охватывает содеянное в целом, а другие — его отдельные части, преступление квалифицируется по той норме, которая охватывает с наибольшей полнотой все его фактические признаки. Данное правило принято называть правилом квалификации преступлений при конкуренции части и целого, либо при конкуренции менее и более полной норм.
Приведенное правило основано на положении отечественного права, согласно которому виновный должен нести полную ответственность за свои противоправные действия.
Конкуренция части и целого возможна по признакам объекта, объективной и субъективной сторон либо по совокупности признаков, характеризующих эти элементы состава преступления.
При конкуренции части и целого по объекту применяется статья, которой предусматривается уголовно-правовая охрана более широкого и полного объекта преступного посягательства, например: объект массовых беспорядков более широкий и полный по сравнению с объектом хулиганства.
По объективной стороне конкурируют нормы, которыми предусмотрена ответственность за посягательство на один и тот же объект (объекты). Например, норма, содержащая состав разбоя, является более полной по сравнению с той, что предусматривает состав грабежа (такой случай может иметь место при перерастании грабежа в разбой).
Основные типы конкуренции по объективной стороне сводятся к следующим случаям:
а) действия, предусмотренные одной из норм, являются лишь частью действий, предусмотренных другой нормой;
б) преступные последствия, предусмотренные одной нормой, – часть преступных последствий, предусмотренных другой.
в) одна из норм может предусматривать противоправные действия, не повлекшие вредных последствий или создающие лишь возможность их наступления, в то время как другая охватывает и наступившие последствия.
По субъективной стороне может быть конкуренция части и целого в пределах одной формы вины. При квалификации таких случаев решающее значение имеет более широкая направленность умысла (или более полное предвидение при неосторожности), а также наличие определенной цели. Так, умышленное уничтожение чужого имущества в целях подрыва экономической безопасности и обороноспособности Российской Федерации квалифицируется как диверсия, а не как умышленное уничтожение имущества.
При конкуренции мотивов совершения преступления деяние квалифицируется по статье, предусматривающей тот мотив, в пользу которого избран волевой акт и который положен в основу решения.
При конкуренции составного преступления и выступающего в качестве его элемента простого преступления предпочтение должно отдаваться составному преступлению.
Рассматриваемое правило применяется при наличии трех условий:
1) более полная норма не должна быть менее строгой по сравнению с менее полной нормой;
2) конкуренция более полной и менее полной норм, влекущая квалификацию только по одной более полной норме, может иметь место лишь тогда, когда все элементы и признаки состава преступления, предусмотренные менее полной нормой, «укладываются» в соответствующие элементы и признаки состава, установленного более полной нормой. Если же хотя бы один (любой) элемент или признак состава, содержащегося в менее полной норме, не охватывается более полной, то содеянное представляет собой совокупность преступлений ;
3) при применении только одной более полной нормы не нарушается (не упрощается) процессуальный порядок расследования уголовного дела.
2. Преступление, способ совершения которого, указанный в законе, является самостоятельным преступлением, квалифицируется только по статье УК, наиболее полно охватывающей содеянное. Дополнительная квалификация по статье УК, предусматривающей ответственность за сам способ совершения преступления, в данном случае не требуется. Это положение двух или более тождественных оконченных деяний, то есть тех, каждое из которых содержит один и тот же состав преступления, предусмотренный одной частью либо одним пунктом статьи или одной статьей УК, имеющими свои санкции.
3. Нетождественные деяния, образующие реальную совокупность преступлений, квалифицируются по совокупности, то есть по статьям, предусматривающим ответственность за каждое из них.
4. В случае, когда промежуточной стадией (этапом) совершения более тяжкого преступления было менее тяжкое деяние, то последнее охватывается нормой, предусматривающей состав более тяжкого преступления. Например, действия, начатые как кража, но затем обнаруженные потерпевшим и, несмотря на это, продолженные виновным с целью завладения имуществом или удержания его, должны квалифицироваться как грабеж, а в случае применения насилия опасного для жизни и здоровья, либо угрозы применения такого насилия – как разбой .
5. В рамках разных составов деяние, содержащее одновременно признаки как состава оконченного, так и более тяжкого неоконченного преступлений, квалифицируется по статье УК предусматривающей ответственность за менее тяжкое оконченное преступление, и по статье УК, предусматривающей ответственность за более тяжкое неоконченное преступление, и ст. 30 УК РФ, то есть налицо совокупность преступлений.
Это правило нашло отражение в ч. 3 п. 6 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 апреля 1992 г. № 4 «О судебной практике по делам об изнасиловании», где указано, что «при совершении в одном случае покушения на изнасилование…, а в другом оконченного изнасилования, действия виновного по каждому из указанных преступлений должны квалифицироваться самостоятельно».
6. Деяние, представляющее собой идеальную совокупность преступлений, то есть содержащее признаки двух или более составов преступлений, не охватываемых одной статьей УК, квалифицируется по совокупности преступлений.
Приведенное правило основано на положениях, содержащихся в постановлениях Пленума Верховного Суда РСФСР и Российской Федерации. Например, в ч. 2 п. 7 постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 22 марта 1966 г. № 31 «О судебной практике по делам о грабеже и разбое» указано: «Поскольку лишение жизни потерпевшего не охватывается составом разбоя, умышленное убийство, совершенное при разбойном нападении, надлежит квалифицировать по совокупности преступлений по п. «а», а в случае, если оно совершено с целью скрыть преступление или облегчить его совершение, — также и по п. «е» ст. 102 и по п. «в» ч. 2 ст. 146 УК РСФСР».

einsteins.ru

Понятие и классификация правил квалификации преступлений. — МегаЛекции


ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ КАЗЕНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИИ

КАЗАНСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ

Кафедра уголовного права

УТВЕРЖДАЮ

Начальник кафедры

уголовного права

полковник полиции

_________ М.Р. Гарафутдинов

“___” ____________ 2013г.

 

Уголовное право.

Фондовая лекция

По теме №1

«Квалификация преступлений

по элементам состава преступления»

 

(2 часа)

Казань 2013

План:

Введение.

1) Понятие и классификация правил квалификации преступлений

2) Квалификация по объекту и предмету посягательства

3) Квалификация по объективной стороне преступления

4) Квалификация по субъекту преступления

5) Квалификация по субъективной стороне преступления

Заключение

Список использованной литературы

 

Введение

 

Состав преступления — это совокупность объективных и субъективных признаков, которые характеризуют общественно опасное деяние как запрещённое УК РФ под угрозой наказания.

Объективные признаки характеризуют объективные качества (объект, объективная сторона) преступления, т.е. внешние его признаки, а субъективные — субъективные качества преступления (субъект, субъективная сторона), т.е. его внутренние признаки.

Состав преступления позволяет квалифицировать, т.е. давать правовую оценку деяние как преступному, либо непреступному.

Состав преступления структурно состоит из четырех элементов:

— объекта;

— объективной стороны;

— субъекта;

— субъективной стороны.

1. Объект преступления — это то, на что посягает преступление. При убий­стве объектом преступления является жизнь другого человека, при краже — чу­жая собственность и т. д.

Различаются общий, родовой, видовой и непосредст­венный объекты, а также предмет преступления.

Например, объектом кражи является чужая собственность, т.е. ОО собственности, а предметы могут быть: деньги, носильные вещи, видеотехника и т. п.


2. Объективная сторона преступления характеризует деяние (действие или бездействие), посредством которого совершено преступление.

К объективной стороне относятся также последствия преступного деяния и причинная связь между деянием виновного лица и наступившими вредными последствиями.

Признаки объективной стороны преступления чаще всего описываются в диспо­зиции статей Особенной части УК. Например, кража ст. 158 УК определяется как тайное хищение чужого имущества.

В отличие от кражи, грабеж определен в ст. 161 УК как открытое хищение чужого имущества. Таким образом, отличие кражи от грабежа проводится по способу совершения хищения: при краже — тай­ное, а при грабеже — открытое.

Объективная сторона может быть так описана в законе, что будет иметь значение время, место, обстановка и другие объектив­ные признаки преступления.

3. Субъект преступления — лицо, совершившее преступление.

Субъектом пре­ступления может быть только то лицо, которое может отвечать за содеянное, т.е. лицо, достигшее указанного в законе возрас­та (ст. 20 УК) и вменяемое (ст. 21 УК).

Есть в уголовном праве понятие специального субъекта, т.е. лица, обладающего, помимо названных общих признаков (возраст, вменяемость), специальными признаками, указанными в законе.

Так, исполнителем преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 285 УК (злоупотребление должностными полномочиями), может быть только должностное лицо.

4. Субъективная сторона преступления, характеризуется виной лица, совер­шившего преступление.

Вина может быть умышленной (ст. 25 УК) или неосторож­ной (ст. 26 УК). Наряду с этим УК предусматривает ответственность за преступле­ние, совершенное с двумя формами вины (ст. 27 УК).

К субъективной стороне преступления относятся также мотив и цель преступления.

Для наличия состава преступления необходимы все указанные элементы пре­ступления (объект преступления, объективная сторона преступления, субъект преступления, субъективная сторона преступления.

При отсутствии хотя бы одного из элементов состава преступления нет со­става преступления, а стало быть — нет и оснований уголовной ответственности.

Следовательно, если в действиях (бездействии) лица не установлен состав пре­ступления, то данное лицо не подлежит уголовной ответственности.

 

Понятие и классификация правил квалификации преступлений.

В литературе по уголовному праву зачастую говорится о пра­вилах квалификации преступлений, но само понятие таких пра­вил не определяется. По мнению Л.Д. Гаухмана правила квалификации преступле­ний — эти при­емы, способы применения уголовного закона, предусмотренные в нем самом, руководящих постановлениях пленумов Верховных Судов РФ, РСФСР и бывшего СССР, а также выработанные иной судебной практикой и теорией уголовного права[1].

Р.А. Сабитов определяет правило квалификации преступлений как по­ложение, в котором отражена конкретная закономерность, ка­сающаяся установления и юридического закрепления точного со­ответствия фактических признаков общественно опасного деяния и признаков состава преступления.

Правило указывает правоприменителю, каким образом ему необходимо действовать при выборе статьи (пункта, части статьи) УК, предусматривающей квалифи­цируемое деяние.

Некоторые правила квалификации преступлений закреплены в уголовном законе, например, в ч. 3 ст. 17 (квалифи­кация при конкуренции общей и специальной норм), ч. 4 ст. 34 (квалификация соучастия в преступлении со специальным субъек­том), ч. 5 ст. 34 (квалификация действий соучастников при не­удавшемся исполнении и неудавшемся соучастии в преступле­нии).

Другие правила сформулированы в руководящих постанов­лениях Пленумов Верховных Судов РФ, РСФСР и СССР по определенным уголовным делам. Многие правила выработаны наукой уголовного права и не нашли своего отражения ни в этих постановлениях, ни в нормах права.

Поскольку от правильной квалификации содеянного зависит решение важных уголовно-правовых и уголовно-процессуальных вопросов (освобождение от уго­ловной ответственности, назначение наказания виновному, подследственность и подсудность уголовного дела, избрание меры пресечения и др.), следовало бы в целях исключения следствен­ных и судебных ошибок все основные правила квалификации преступлений зафиксировать в УК.

Л.Д. Гаухман правила квалификации преступлений делит по количественному и качественному основаниям. По количествен­ному основанию он дифференцирует их:

1) на общие правила, которые используются при квалификации всех без исключения преступлений;

2) частные, которые применяются к отдельным типичным случаям совершения деяний для решения различных локальных вопросов;

3) единичные, используемые для разграни­чения конкретных видов преступлений[2].

Автор сформулировал семь общих правил квалификации пре­ступлений:

1) содеянное должно быть непосредственно предус­мотрено уголовным законом в качестве преступления;

2) содеян­ное должно содержать конкретный состав преступления;

3) офи­циальная квалификация преступления должна базироваться на точно установленных и доказанных фактических данных;

4) пре­ступление квалифицируется по уголовному закону, действовавше­му во время его совершения;

5) временем совершения преступле­ния признается время совершения общественно опасного деяния независимо от времени наступления последствий;

6) по УК РФ квалифицируется преступление, совершенное на территории РФ;

7) в случаях, предусмотренных ст. 12 УК, по этому Кодексу квалифицируется преступление, совершенное вне пределов РФ[3].

Первые три правила, по его мнению, основаны на принци­пах, закрепленных в УК РФ и Конституции РФ, а остальные — на иных общих положениях, установленных в УК РФ.

Как мы видим, перечисленные положения касаются в основ­ном двух условий точной и полной квалификации преступлений:

1) установления фактических обстоятельств содеянного;

2) уста­новления юридической основы дела (нахождения нормы, провер­ки ее действия во времени, в пространстве и по кругу лиц).

Частные правила квалификации преступлений Л.Д. Гаухман сгруппировал по качественному и количественному призна­кам.

По первому критерию им сгруппированы правила:

1) квали­фикации в рамках одного состава;

2) квалификации множествен­ности преступлений;

3) изменения квалификации преступлений.

По второму критерию он выделил правила квалификации:

1) свя­занные с особенностями субъективных признаков преступлений;

2) неоконченной преступной деятельности;

3) соучастия в пре­ступлении;

4) мнимой обороны;

5) при конкуренции общей и специальной норм;

6) при конкуренции части и целого;

7) совокупности преступлений[4].

Они объединены в группы на основании сходства вопросов, для разрешения которых предназначены.

Правила квалификации преступлений Р.А.Сабитов предложил сгруппировать по следующим критериям.

В зависимости от того, к какому элементу состава преступле­ния они относятся, различают правила квалификации:

1) по объ­екту преступления;

2) по объективной стороне преступления;

3) по субъективной стороне преступления;

4) по субъекту преступле­ния.

С учетом количества квалифицируемых деяний можно выде­лить правила квалификации

1) единичного преступления и

2) множества преступлений.

С точки зрения специфических форм преступной деятельнос­ти выделим правила квалификации:

1) неоконченной преступной деятельности;

2) преступлений, совершенных в соучастии;

3) множества преступлений.

Анализ конкретных составов преступлений, толкование их признаков осуществляются по одним и тем же схемам (алгорит­мам). Записанная в статье Особенной части УК норма — это информационная модель общественно опасного деяния (и его последствий), которая правилом квалификации преступления не является.



Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:

megalektsii.ru

Основные правила квалификации преступлений по объективной стороне. —

К числу основных правил квалификации преступлений по признакам объективной стороны относятся следующие:
1. Если перечень и характер действий (бездействия), которыми может быть совершено преступление, точно описан в законе, при квалификации преступлений должно быть установлено тождество между признаками совершенного деяния и признаками состава преступления, зафиксированными в диспозиции статьи УК.
2. Если характеристика объективной стороны состава преступления не содержит описания деяния, а лишь указывает на общественно опасный результат, способ совершения преступления может быть любым, за исключением случаев, когда он указан в квалифицированном составе в качестве признака, повышающего степень общественной опасности содеянного. Например, умышленное уничтожение или повреждение имущества путем поджога, взрыва или иным общеопасным способом (ч. 2 ст. 167 УК). Иные, помимо указанных в ч. 2, способы уничтожения или повреждения имущества должны быть квалифицированы по ч. 1 ст. 167 УК.

3. Если в диспозиции статьи Особенной части УК указано несколько альтернативных действий или несколько общественно-опасных последствий, то для квалификации посягательства по этой статье или части статьи УК достаточно совершения одного из указанных действий или наступления одного из указанных последствий. Например, ч. 1 ст. 222 УК предусматривает альтернативно такие действия, как приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение огнестрельного оружия, а ч. 1 ст. 267 УК в качестве последствий предусматривает причинение тяжкого вреда здоровью человека либо причинение крупного ущерба. Наступление любого из этих последствий свидетельствует о наличии состава преступления.
4. Если в умышленном преступлении с материальной конструкцией состава отсутствует обязательное последствие, это исключает квалификацию содеянного как оконченного преступления. Деяние может быть квалифицировано как покушение на совершение этого преступления. Например, если лицо намеревалось причинить смерть, а причинило лишь тяжкий вред здоровью, содеянное подлежит квалификации как покушение на убийство (ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК).
5. Отсутствие дополнительного последствия, указанного в диспозиции статьи Особенной части УК, не является свидетельством незавершенности преступления, если оно не охватывалось намерением виновного, а требует квалификации по той части статьи Особенной части УК, которая предусматривает ответственность за причинение вреда без такого дополнительного последствия.
Наступление дополнительного последствия, описанного в статье Особенной части УК, не требует квалификации по совокупности статей. Так, в случае причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшего в процессе разбойного нападения, необходима квалификация по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК. В случае отсутствия у виновного желания причинить такой вред при ненаступлении такого вреда здоровью и отсутствии иных квалифицирующих признаков, необходима квалификация по ч. 1 ст. 162 УК.
6. Отсутствие вредных последствий в неосторожных преступлениях исключает квалификацию содеянного в качестве преступления. Так, если нарушение лицом, управляющим транспортным средством, Правил дорожного движения не привело по неосторожности к причинению тяжкого вреда здоровью человека, состав, предусмотренный ч. 1 ст. 264 УК, не образуется, возможно лишь применение мер административной ответственности при наличии состава административного правонарушения.
7. Если в результате совершения деяния наступили последствия, предусмотренные различными частями одной и той же статьи УК, содеянное подлежит квалификации только по той части статьи, которая устанавливает ответственность за причинение более тяжкого последствия. Это положение нашло отражение в ряде постановлениях Пленумов Верховного Суда СССР, РСФСР и РФ. Так, в п. 8 постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 6 октября 1970 г. № 11 «О судебной практике по делам об автотранспортных преступлени¬ях»125 указывается, что в случаях, когда в результате нарушения Правил дорожного движения одновременно наступили последствия предусмотренные несколькими частями ст. 264 УК РФ, действия виновного подлежат квалификации только по той части статьи, которая устанавливает ответственность за наиболее тяжкие из наступивших последствий.
8. Если способ совершения преступления является более опаным, чем то преступление, ради совершения которого он применяется, то необходима квалификация по совокупности преступлений.
Например, если для подавления сопротивления потерпевшей при из-насиловании причиняется тяжкий вред здоровью, необходима ква-лификация по совокупности преступлений (ч. 1 ст. 131, ч. 1 ст. 111 УК). Исключение составляют случаи, когда способ совершения преступления законодательно сопряжен с тем преступлением, ради совершения которого он применяется, в качестве обстоятельства, влекущего более строгое наказание. В таких случаях в соответствии с ч. 1 ст. 17 УК квалификация по совокупности не требуется. Например, если для подавления сопротивления потерпевшей при изнасиловании виновный причинил ей смерть, не требуется квалификация по совокупности ст. 131 и 105 УК, необходима квалификация лишь по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК.

einsteins.ru