В сорокин в с – Сорокин, Владимир Георгиевич — Википедия

Сорокин, Виктор Семёнович — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Сорокин.

Ви́ктор Семёнович Соро́кин (25 декабря 1912 — 25 августа 2001) — народный художник РСФСР. Кавалер Ордена Почёта (1998)[1]

В. С. Сорокин учился в Московском художественном институте. Своими учителями он считал французских импрессионистов и постимпрессионистов. Его искусство выражало вечные ценности — жизнь, красота и любовь. Но из-за опасности клеймения формалистом и космополитом он покидает Москву.

В 1948 году Сорокин переселился в Елец, где преподавал живопись в художественном училище. В 1957 году он переехал в Липецк. Жизнь в провинции сильно повлияла на его мировоззрение.

С 1970-х годов набирает силу экспрессия — основная тенденция творческого тридцатилетия. Свои картины он писал в стиле «Хороший день» — яркие, сочные цвета, гармония, свежесть, азарт исполнения. Излюбленные жанры — натюрморт, пейзаж, интерьер, портрет. Со временем Сорокин пишет картины все быстрее, решительнее, смело деформируя формы.

Художник был убежден, что настоящая живопись может передать все. Он считал, что цель искусства — поднимать дух людей.

В центре Липецка на улице Ленина, 2, в 1992 году был учрежден Музей-мастерская народного художника России В. С. Сорокина. Он расположился в стенах дома аптекаря В. Вяжлинского 1910 года постройки ( памятник архитектуры). В 1993 году его отремонтировали. Ныне это — Художественный музей имени В. С. Сорокина «Дом мастера».

Именем В. С. Сорокина названа Детская художественная школа № 1 на Липовской улице, 12а.

  • Земля Липецкая. М., 2003. С. 57—59.

ru.wikipedia.org

Владимир Сорокин – биография, фото, личная жизнь, новости, книги 2019

Биография

Существует такая категория читателей, которые разыскивают что-то новое и необычное, то, чего уже на перелистанных помногу раз страницах классических авторов не найдешь. Поэтому те самые острые ощущения и оригинальность жанра книголюбы ищут на полках писателей 21 века. И, говоря уже о них, стоит сказать о Владимире Сорокине. Этот мастер пера самобытен. В нем не улавливаются ни нотки Паланика, ни почерк Уэлша, и даже на Пелевина и Прилепина он не похож.

Писатель Владимир СорокинПисатель Владимир Сорокин

Рукописи гения литературы у некоторых вызывают восторг, а у других – непонятное чувство, такой же осадок, как от просмотра фильма Алексея Балабанова «Груз 200». Но Владимир Георгиевич привык описывать реальность такой, какая она есть, его книги созданы для тех, кому уже давно пора снять розовые очки. Он известен по романам «Сахарный Кремль», «Тридцатая любовь Марины», «Норма», «Метель», «День опричника», «Манарага» и т.д.

Детство и юность

К сожалению, информации о детстве и юности писателя мало. Владимир Георгиевич родился 7 августа 1955 года в Подмосковье, в поселке городского типа Быково, который также является родиной певца Николая Расторгуева и кинорежиссера Павла Чухрая.

Владимир СорокинВладимир Сорокин

По словам Сорокина, он рос и воспитывался в обеспеченной и интеллигентной семье. Родители часто переезжали с места на место, поэтому, будучи ребенком, Владимир поменял далеко не одну школу. Дедушка Сорокина был лесником и часто брал маленького внука в лес по грибы и ягоды. Писатель с восторгом вспоминает те дни из детства, когда он бродил по тропинкам, наслаждался пением птиц и любовался кронами деревьев, охотился и рыбачил на берегу реки.

Владимир Сорокин в молодостиВладимир Сорокин в молодости

После получения аттестата о среднем образовании Владимир Георгиевич стал студентом Российского государственного университета нефти и газа им. Губкина. Почему Сорокин выбрал нетворческую стезю, писатель объяснил просто:

«Было одно соображение – не попасть в армию. Абсолютно советская причина».

Так как литератор не обучался в свое время в специализированном учебном заведении, он не смог поступить в художественный вуз. Но любовь к полотнам, краскам и карандашам, которая возрастала в юношеские годы, оставила след в биографии автора «Голубого сала»: будучи четверокурсником, он начал всерьез заниматься графическим искусством. Писатель вспоминал в одном из интервью, что еще на университетской скамье они с другом проиллюстрировали первую книгу-детектив Олега Смирнова под названием «Скорый до Баку».

Владимир СорокинВладимир Сорокин

Получив диплом инженера-механика, Владимир Георгиевич не стал работать по специальности, а начал свою трудовую деятельность в тогда еще советском журнале «Смена», но через определенный промежуток времени был оттуда уволен из-за отказа вступить в комсомол.

Литература

«Творчество началось с некой вспышки, которая произошла, когда я сорвался со стола. Лез по батарее на письменный стол и сорвался, повис на штырьке – он есть на старых батареях, сейчас такие уже не делают. Штырек вошел мне в затылок. К счастью, все обошлось, но после этого у меня начались видения, и я стал жить как бы в двух мирах», – делился воспоминаниями Владимир Георгиевич.

Его писательская карьера началась в далеком 1985 году. Тогда в журнале неофициального русского искусства «А – Я» было опубликовано шесть рассказов Сорокина, а позже издание «Синтаксис» напечатало его роман «Очередь», который написан в жанре диалога: почти двести страниц состоят из одних лишь реплик людей.

Писатель Владимир СорокинПисатель Владимир Сорокин

С каждой новой книгой Сорокин подогревает интерес к своей персоне, некоторые произведения последователя постмодернизма неоднократно вызывали разногласия у читающей общественности. Официальное молодежное движение «Идущие вместе» требовало от автора ответить перед судом за использование порнографии и демонстративно бросало рукописи Сорокина в унитаз. Но суд ничего противозаконного на страницах Владимира Георгиевича не нашел.

В 2005 году та же организация стала инициатором круглосуточного пикета на Театральной площади, протестуя против постановки оперы «Дети Розенталя», либретто к которой было написано автором «Теллурии». Сам Владимир Георгиевич относится к таким недоброжелателям легко и называет их акции «государственным онанизмом».

Книги Владимира СорокинаКниги Владимира Сорокина

Но стоит сказать, что писатель привык шокировать своего читателя своеобразным сорокинским приемом, и сборник рассказов «Первый субботник»(1979–1984), вышедший в 1992 году – яркое тому доказательство. Однако автор не делает сенсацию на страницах своей рукописи ради хлеба и зрелищ, а концентрируется на точке перегиба человеческой нравственности.

Обычно в первой части рассказов Сорокина идет литературное описание типичного советского времени, писатель рассказывает о судьбе обычных граждан — от ветеранов труда до простых ребятишек, которые любят порыбачить на речке. Но к концу или даже ближе к середине произведения Владимир Георгиевич окунает читателя в совершенно другую реальность, в полубредовое состояние, когда слово «цензура» отключается по щелчку.

Владимир СорокинВладимир Сорокин

Например, в небольшой повести «Тополиный пух» Сорокин описывает интеллигентного профессора Воскресенского, который радушно принимает цветы от своих учеников. Но неожиданно, предавшись воспоминаниям о минувших годах, главный герой избивает свою супругу, приправляя лексику нецензурной бранью.

В 1999 году Владимир Сорокин радует поклонников своего творчества романом «Голубое сало», который включает в себя две линии — прошлое и будущее. Главный герой произведения Борис Глогер трудится в 2048 году на военном объекте, суть проекта которого заключается в получении странного вещества с нулевой энтропией – голубого сала. Правда, практическая суть этого чудо-открытия не ясна.

Книга Владимира Сорокина «Манарага»
Книга Владимира Сорокина «Манарага»

Это вещество выделяется путем кожных отложений клонов великих писателей, от Чехова и Толстого до Достоевского, Набокова и Пастернака. Таким образом, Сорокин старается в своем романе использовать манеру письма великих писателей русской литературы, приправляя речь героев иноязычными и устаревшими выражениями. В альтернативной линии книги показан 1954 год, описывающий взаимоотношения Иосифа Сталина и Адольфа Гитлера.

Именно этот роман стал камнем преткновения между Сорокиным и организацией «Идущие вместе». Также известно, что писатель Василий Аксенов обмолвился, что в произведении Владимира Георгиевича присутствует «мерзейшее глумление над Ахматовой». Но, как известно, черный пиар – тоже пиар, поэтому данная книга Сорокина стала одним из самых продаваемых бестселлеров.

Портрет Владимира Сорокина
Портрет Владимира Сорокина

В 2000 году у гения литературы выходит рассказ-автопародия «Настя» (сборник «Пир»), сюжет которого весьма необычным способом показывает русскую интеллигенцию 21 века. Произведения Сорокина – это изящные, но жестокие метафоры и диалоги, которые отражают суть бытия. Преданные поклонники автора стараются поглощать романы гения литературы один за другим, потому что он не только писатель, но и пророк, который, словно Нострадамус, видит будущее нашего общества.

Писатель Владимир СорокинПисатель Владимир Сорокин

Недаром рукописи Влдмра Сркна (псевдоним автора) переведены на 27 языков. Владимира Георгиевича читают не только в России, но и в странах Европы. Также мастер пера за свой талант удостоился нескольких примечательных наград, в том числе «Народный Бункер» (2001), «Либерти»(2005), «Премия Горького»(2010) и т.д. Помимо этого, Сорокин был награжден премией министерства культуры Германии.

Личная жизнь

Известно, что в моменты отдыха от писательского творчества Владимир Георгиевич создает гастрономические шедевры на кухне, чем радует домочадцев. Коронное блюдо литератора – тройная уха. Сорокин признавался, что обожает читать кулинарные книги, которые считает не просто сборником рецептов, а нетривиальным романом.

Владимир Сорокин с женойВладимир Сорокин с женой

Также автор пьес, повестей, романов и рассказов любит общаться с друзьями, гулять с собаками, играть в пинг-понг и отправляться в путешествие в дальние страны. Помимо прочего, Владимир Сорокин – заядлый игрок в шахматы. Писатель не любит сладкие вина, футбол, русский рок и запах духов.

Владимир Сорокин с дочерьмиВладимир Сорокин с дочерьми

Что касается любовных отношений, то Владимир Георгиевич – примерный семьянин. В далекие годы он, будучи 21-летним молодым человеком, сделал предложение руки и сердца 18-летней Ирине, которая подарила возлюбленному двух дочерей Аню и Машу.

Владимир Сорокин сейчас

В 2017 году писатель предоставил на суд общественности новое произведение под названием «Манарага», которое рассказывает о специалисте по русской классике (bookʼn’griller) Гезе Яснодворском, любителе готовить на великих произведениях, горящих в печи.

Владимир Сорокин в 2017 годуВладимир Сорокин в 2017 году

Также Владимир Сорокин вернулся к своему хобби, художественному искусству, и радует фанатов концептуальными арт-объектами на персональных выставках. Помимо прочего, писатель ведет собственный сайт, куда выкладывает последние новости, интервью, критику и т.д.

Библиография

  • 1983 – «Очередь»
  • 1983 – «Норма»
  • 1984 – «Первый субботник»
  • 1984 – «Тридцатая любовь Марины»
  • 1989 – «Роман»
  • 1991 – «Сердца четырёх»
  • 1994 – «Месяц в Дахау»
  • 1999 – «Голубое сало»
  • 2000 – «Эрос Москвы»
  • 2000 – «Пир»

24smi.org

Бренд СОРОКИН® существует на российском рынке с 1996 года. ТД СОРОКИН

Бренд СОРОКИН® существует на российском рынке с 1996 года. Компания успешно развивается во всех секторах рынка гаражного оборудования, внедряя в производство новые оригинальные решения, постоянно модифицируя оборудование и инструмент, запуская в производство новые модели, не имеющие аналогов в мире.

Оборудование для автосервиса и шиномонтажа проектируется в России собственным конструкторским бюро совместно с техническим отделом и производится на ведущих предприятиях отрасли в России и за рубежом.

На многие товары, производимые под маркой СОРОКИН®, распространяется пожизненная гарантия.

Торговый дом СОРОКИН® – это разветвленная сеть магазинов и представительств более чем в 20 городах России и Казахстане, реализующая инструмент и оборудование для обслуживания авто- и мототехники, производства и строительства по единой цене.

В магазинах СОРОКИН® инструмент представлен, что называется «вживую», поэтому перед покупкой сложного оборудования его всегда можно посмотреть в работе.

В центральном торгово-выставочном зале СОРОКИН® размещено более 3 000 единиц изделий на площади около 1 000 м². Благодаря широкому ассортименту можно укомплектовать авто- и мотосервис «под ключ».

Производство и продажа – не единственные виды деятельности. При необходимости протестируют и отремонтируют как собственное оборудование и инструменты, так и других производителей в фирменном сервис-центре.

Посмотрев технические характеристики продукции в каталоге, Вы можете оформить заявку онлайн, установить мобильное приложение DIY-гипермаркет СОРОКИН® или связаться с нашим специалистом для получения дополнительной информации по бесплатному на территории РФ телефону 8 (800) 333-40-40.

www.sorokin.ru

Сорокин, Виктор Семёнович — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Сорокин.

Ви́ктор Семёнович Соро́кин (25 декабря 1912 — 25 августа 2001) — народный художник РСФСР.

В. С. Сорокин учился в Московском художественном институте. Своими учителями он считал французских импрессионистов и постимпрессионистов. Его искусство выражало вечные ценности — жизнь, красота и любовь. Но из-за опасности клеймения формалистом и космополитом он покидает Москву.

В 1948 году Сорокин переселился в Елец, где преподавал живопись в художественном училище. В 1957 году он переехал в Липецк. Жизнь в провинции сильно повлияла на его мировоззрение.

С 1970-х годов набирает силу экспрессия — основная тенденция творческого тридцатилетия. Свои картины он писал в стиле «Хороший день» — яркие, сочные цвета, гармония, свежесть, азарт исполнения. Излюбленные жанры — натюрморт, пейзаж, интерьер, портрет. Со временем Сорокин пишет картины все быстрее, решительнее, смело деформируя формы.

Художник был убежден, что настоящая живопись может передать все. Он считал, что цель искусства — поднимать дух людей.

В центре Липецка на улице Ленина, 2, в 1992 году был учрежден Музей-мастерская народного художника России В. С. Сорокина. Он расположился в стенах дома аптекаря В. Вяжлинского 1910 года постройки ( памятник архитектуры). В 1993 году его отремонтировали. Ныне это — Художественный музей имени В. С. Сорокина «Дом мастера».

Именем В. С. Сорокина названа Детская художественная школа № 1 на Липовской улице, 12а.

Напишите отзыв о статье «Сорокин, Виктор Семёнович»

Литература

  • Земля Липецкая. М., 2003. С. 57—59.

Отрывок, характеризующий Сорокин, Виктор Семёнович

Отец объявил сыну, что он в последний раз платит половину его долгов; но только с тем, чтобы он ехал в Москву в должность адъютанта главнокомандующего, которую он ему выхлопотал, и постарался бы там наконец сделать хорошую партию. Он указал ему на княжну Марью и Жюли Карагину.
Анатоль согласился и поехал в Москву, где остановился у Пьера. Пьер принял Анатоля сначала неохотно, но потом привык к нему, иногда ездил с ним на его кутежи и, под предлогом займа, давал ему деньги.
Анатоль, как справедливо говорил про него Шиншин, с тех пор как приехал в Москву, сводил с ума всех московских барынь в особенности тем, что он пренебрегал ими и очевидно предпочитал им цыганок и французских актрис, с главою которых – mademoiselle Georges, как говорили, он был в близких сношениях. Он не пропускал ни одного кутежа у Данилова и других весельчаков Москвы, напролет пил целые ночи, перепивая всех, и бывал на всех вечерах и балах высшего света. Рассказывали про несколько интриг его с московскими дамами, и на балах он ухаживал за некоторыми. Но с девицами, в особенности с богатыми невестами, которые были большей частью все дурны, он не сближался, тем более, что Анатоль, чего никто не знал, кроме самых близких друзей его, был два года тому назад женат. Два года тому назад, во время стоянки его полка в Польше, один польский небогатый помещик заставил Анатоля жениться на своей дочери.
Анатоль весьма скоро бросил свою жену и за деньги, которые он условился высылать тестю, выговорил себе право слыть за холостого человека.
Анатоль был всегда доволен своим положением, собою и другими. Он был инстинктивно всем существом своим убежден в том, что ему нельзя было жить иначе, чем как он жил, и что он никогда в жизни не сделал ничего дурного. Он не был в состоянии обдумать ни того, как его поступки могут отозваться на других, ни того, что может выйти из такого или такого его поступка. Он был убежден, что как утка сотворена так, что она всегда должна жить в воде, так и он сотворен Богом так, что должен жить в тридцать тысяч дохода и занимать всегда высшее положение в обществе. Он так твердо верил в это, что, глядя на него, и другие были убеждены в этом и не отказывали ему ни в высшем положении в свете, ни в деньгах, которые он, очевидно, без отдачи занимал у встречного и поперечного.

wiki-org.ru

Сорокин Владимир Георгиевич Википедия

Владимир Сорокин

Владимир Сорокин на литературном фестивале в Кёльне, 2006 год
Дата рождения 7 августа 1955(1955-08-07)[1][2](63 года)
Место рождения п. Быково, Московская область, РСФСР
Гражданство (подданство)
  •  СССР
  •  Россия
Род деятельности прозаик, драматург, сценарист, художник
Направление соц-арт, концептуализм, постмодернизм
Язык произведений русский
Дебют 1983 г., роман «Норма» (самиздат).
Премии


* 2001 г. — «Народный Букер»; Премия Андрея Белого «За особые заслуги перед российской литературой»

  • 2005 — «Либерти» (РФ-США)
  • 2006 — премия Академии искусств (Германия) (пьеса «Hochzeitsreise»)
  • 2010 — международная премия Горького; литературная премия «Новая словесность»
  • 2011 — вторая премия «Большой книги» (повесть «Метель»)[3]
Награды

Премия Андрея Белого (2001)

Премия Горького (2010)

НОС (2010)

НОС (2017)

Премия Берлинской академии искусств[d] (1996)

ru-wiki.ru

Норма (Сорокин) — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

«Норма» — дебютный роман Владимира Сорокина. Был написан автором во времена СССР и распространялся в самиздате. В 2002 году книга была переиздана издательством Ad Marginem и вошла в собрание сочинений писателя.

Начало романа разворачивается в эпоху андроповских чисток. В прологе сотрудник КГБ при обыске в квартире диссидента Бориса Гусева — подразумевается сам Сорокин — изымает наряду с «Архипелагом ГУЛАГ» ещё одну запрещённую рукопись, озаглавленную как «Норма». В здании на Лубянке рукопись передают вверх по инстанциям и в конечном счете отдают молчаливому школьнику лет тринадцати. Рукопись состоит из нескольких связанных между собой частей.

Первая часть, собранная из 31 бытовой сценки, повествует о жизни простых советских людей: рабочих, чиновников, инженеров, воспитателей детских садов и учителей, художников, профессоров, люмпенизированных низов общества. Все они в течение дня поедают «норму» — порцию спрессованных фабричным способом фекалий; поедание нормы воспринимается как неизбежный и обязательный долг, от которого никто не уклоняется, хотя этот процесс явно неприятен для большинства персонажей. Норму пытаются готовить, смешивать с пищей, опрыскивать одеколоном. В романе присутствует сцена лесбийской любви, одна из лесбиянок показывает партнёрше аппарат, нейтрализующий неприятный запах и вкус нормы. Дети недоумевают, почему взрослые «едят какашки», на что родители им отвечают, что понимание важности этого ритуала приходит с возрастом. Лишь некий гражданин Куперман тайком выбрасывает норму в реку, о чем добропорядочные прохожие испуганно сообщают в правоохранительные органы, как о преступлении; да уголовник Заяц, находящийся вне закона, брезгливо выкидывает норму убитого им таксиста.

Вторая часть романа повествует о жизни простого советского человека от рождения до смерти, описание даётся столбиком с двумя словами в каждой строчке, одно из которых «нормальный» («нормальные роды / но

ru.wikipedia.org

Владимир Сорокин — Lurkmore

Анонимус!
На данную тематику можно пообщаться с копипастой.
Эта статья написана интеллектуальным большинством.
В итоге от её чтения ни пользы, ни удовольствия. Поскольку с самим большинством мы ничего сделать не в состоянии, хотя бы статью следует переписать или спрятать куда-нибудь подальше.
БЛДЖАД!
Эта статья полна любви и обожания.
Возможно, стоит добавить немного критики?
«

Как я отношусь к Сорокину? Я не отношусь к секте землеёбов.

»
— П. Крусанов

Владимир Сорокин — cовременный пейсатель постмодернизмом. По доброй воле литературно погрузился в говнище чуть глубже, чем по шею, перманентно вызывая в нём поцреотичные бурления. Во время писания романа «Норма», попробовал говнеца на вкус, признаваясь впоследствии, что на самом деле говно только пахнет говном, выглядит как говно и по цвету тоже, (surprise!  напоминает говно). А на вкус, так очень даже ничего — как земля. Скандальную известность получил после выхода романа «Голубое Сало». Почётный засисярник и потироносец Луркоморья.

Работы этого пейсателя с русскообразной фамилией Сорокин представляют собой тончайшее выстёбывание действительности в обёртке тотального треша, угара и содомии, который обильно сдобрен повышенной натуралистичностью, физиологичностью, обилием анально-фекальной тематики и обсценной лексики. Говно, если коротко.

Однако с подачи литературных наймитов, являющихся агентами сионистской сети и призванных укреплять мнение и заставить считать его так называемое творчество отнюдь не «чернухой», а элитой постмодернистской литературы. Для Сорокина характерно множественное использование цитат и аллюзий, стилистически точное подражание различным штампам и стилям (соцреализм, русская классическая литература), с целью исказить их до крайности. Одним из наиболее популярных является сюжет книги «Норма», одна из сутей которой в том, что все советские коммунисты обязаны каждый день съедать свою норму прессованного говна. В разное время с Сорокиным пытались бороться «Сосущие вместе» и фофудьеносцы. Впрочем, своими совковыми методами они только сделали рекламу этой «надежде русской литературы». Замечено, что с каждой новой книгой чернухи и зауми становится все меньше, а лулзов и тролленья поцреотов — больше.

В последних произведениях заметно смещение в потребительскую тематику, использование кокаина как главного составляющего и оси мира, вокруг которой всё и крутится. Алсо, водка тоже не забыта.

Также на отечественных имиджбордах большой популярностью пользуется замечательная копипаста. Подпись «прислал:вован» крайне намекает и символизирует.

Особенности стиля сабжа вызывают лютый интерес у учёных, так что интересующимся можно посоветовать многочисленные диссертации по теме. Наиболее знаком читателю вполне поддающийся имитации приём[1]: абсолютно нормальный текст (прямая речь, описание, диалог) незаметно превращается в хуй — какая-либо эмоция или мысль говорящего маниакально разрастается и разрывает текст изнутри, нарушая изначальный стиль, логику ситуации, всевозможные табу, а потом и пунктуацию и даже традицию ставить пробелы между словами. Зачастую разваливаться на куски и мутировать начинают сами фразы и слова. Так производственная зарисовка превращается в обливание спермиями из банки, а тургеневская акварель про дворян — в ад каннибалов.

Из недостатков автора можно отметить, что на этот сюжет написаны чуть менее, чем все его опусы, так что при всём кажущемся разнообразии это по большому счёту одну и та же история на один и тот же сюжет. Который в англоязычном мире известен как «Лотерея». Что несколько убавляет винрарности 🙁

[править] Вербит о Сорокине

[1]

На самом деле сорокинские тексты (роман «Роман», «Сердца Четырёх») всегда имели «конфликт» и «мораль». Конфликт состоял в противостоянии текста/речи (активного начала) и контекста/языка (начала пассивного). Контекст/язык символизировался канонами литературы и языка, текст/речь их, разумеется, разрушали. При этом текст, как активное начало, отождествлялся на том или ином уровне с протагонистами (недаром в романе «Роман» заглавным героем является Роман, одновременно и главное действующее лицо и жанр). Соответственно в хороших текстах Сорокина языковой (он же сюжетный) протагонист — это почти эпический персонаж, культурный герой, противостоящий структуре (одновременно и социума и языка). В конце концов, культурный герой, как и положено культурному герою, расторгает свой брак с действительностью, и его путь двусмысленно и по-ницшеански завершается гибелью, которую культурный герой читает как свою окончательную и абсолютную победу над реальностью.

<…>

«Голубое Сало» есть предательство Сорокиным своего писательского «я», но самое страшное из его предательств есть предательство воспетого им культурного героя. В «Голубом Сале» культурному герою противопоставляется умеющий устраиваться и сильно озабоченный чьим-то мнением обыватель. Всё это, конечно, отлично вписывается в общекультурный пафос эпохи (так хорошо явленный в передовицах Носика, статьях Курицына и в романе Евгения Попова про правдивую историю Зеленых Музыкантов): обывательское существование предпочтительнее героической смерти, лекарство от спида лучше, чем полеты в космос, на Западе лучше жить, чем в России, а модная одёжка для денди важнее, чем реактор на Луне. Пафос «Голубого Сала» не отличается от пафоса газеты «Коммерсант» и журнала «Столица». Сорокин «Голубого Сала» служит Гельманом для Церетели-Сорокина времён «Сердец Четырех». Насилие, гомосексуальные акты ебли в зад, Гитлер и Сталин в «Голубом Сале» выполняют роль финтифлюшек, барочных завитков, пластмассовых какашек, приклеенных на оскверненной иконе Великого Проекта. Эти вещи ненастоящие. Он не пугает, и нам не страшно.

В «Голубом Сале» Сорокин выступает как моралист, апологет мещанской ограниченности — ниспровергатель сорокинского былого ницшеанства и воспетого им в «Сердцах Четырех» Великого Советского Проекта.

Среди тонн букв, начертанных автором на бумаге, внимания достойны не все. Но следует иметь в виду существование по меньшей мере:

  • Тридцатая любовь Марины — много сочного секса, потом еще немного секса и на закуску — секс. Немножко душевных метаний, чуть-чуть рассуждений, размышлений и самокопаний, диссидентские круги, критика советской действительности. Потом главная героиня внезапно встречает секретаря парткома, устраивается работать на завод и растворяется в штампованных передовицах фабричных газет.
  • Норма — многогранный текст — то ли вершина идиотизма, то ли вершина постмодернизма, то ли словесный понос. Состоит из нескольких частей, самая известная — про то, как граждане страны обязаны ежедневно съедать норму, каковая есть спрессованное говно. Прилагаются и менее внятные части.
  • Роман — изящная стилизация, действительно технически годная, под прозу 18-19 веков, перерастающая в хтонический пиздец и катарсис.
  • Сердца Четырёх — самое зловещее произведение, полное гуро и ебли. Цимес в том, что герои романа явно действуют с какой-то целью, в которую никто не посвящает читателя (вы же не говорите каждый день «сейчас я выхожу в дверь на работу»). Есть мнение, что роман символизирует жизнь человека. Отсюда герои, суммарно дающие человечество (ребёнок, мужчина, старик, женщина), то и дело разводящие споры о морали, усердно давящие всё на своём пути, а к чему всё это приводит — узнают детишки, которых не вырвет на первых страницах. Автор, впрочем, как обычно говорит, что это — просто буквы на бумаге.
  • Голубое Сало — Начинается как яойное футуристическое скайфай, а кончается чёрт знает как. Содержит несколько увлекательных мини текстов (Платонов, Достоевский, Толстой) и просто красивых, но омерзительных мотивов (передача дара ААА, например).
  • Ледяная Трилогия (Лёд, Путь Бро, 23000) — самый мейнстримовый текст. С одной стороны — красиво до одури, с другой — местами чересчур банально. Но читать можно и немного нужно, и даже тем, кто блюёт от остального. Забавная деталь — Лёд ломает шаблон любителям Сорокина — начинаясь как Сердца Четырёх он вдруг обретает осмысленную мифологию, чего от Сорокина никто не ждал.
  • День Опричника и Сахарный Кремль — Зарисовки из жизни Рашки-2028 где-таки наступило благорастворение и полные духовные скрепы. Царь, белый Кремль, опричники, китайцы в Сибири, столбовые, тайный приказ, православие, Великая русская стена. Поскольку в наступившем дивном русском мире срамные слова (мат) запрещены, то концентрация обсценно-фекальной лексики даже меньше, чем в среднем по жанру, что не мешает сюжету регулярно выкидывать мозговыносящие сцены, вроде знаменитой «гусеницы опричной». ЧСХ чем дальше, тем меньше произведения воспринимаются как стёб, и больше как гротексный футуризм.
  • Метель — удивительно чистый и милый текст.
  • Занос — фактически встреча характерного Сорокинского мира, и обычного нашего.
  • Теллурия — продолжение футурологии. Вся Европа развалилась на отдельные части, то же произошло и с Россией, в которой кое-где православный коммунизм, а кое-где такое, что даже пересказать сложно, и везде самое натуральное Средневековье. И все мечтают о гвоздях из теллура — если забить их в голову, приходнёт так, что мало не покажется. Роман написан в формате «каждая глава никак не связана с каждой последующей», герои везде разные, но в каждой главе в той или иной форме встречается упоминание о теллуре и/или теллуровых гвоздях. Должно символизировать раздробленность, видимо. Жести и гуро куда меньше, но, конечно, местами присутствует. Самая мякотка — наслаждение игрой стилями. В зависимости от героя главы, стилистика меняется просто фантастическим образом: от прямой речи каких-то даунов без знаков препинания вообще на несколько страниц до невероятно красивых и живых описаний пространства и действа, могущих дать полный эстетический оргазм.
  • Манарага — свежий, 2017-го года, текст сабжа,очередная футурологическая нудятина. Похоже Вован уже окончательно ушёл в конструирование псевдофантастического(аля Пелевин) сеттинга, что рушит все надежды на его возвращение к экспериментированию с текстом(до написания Дня Опричника). Сам роман не является чем-то интересным. Как верно отметили некоторые критики, это просто раздутая новелла из Теллурии. И, тем не менее, не можем не отметить, что с литературной точки зрения (а-ля «современная российская проза», под которую, вероятно в этот раз решил закосить сабж) роман очень приятен и, как часто бывает у Сорокина, еще и вкусен (в мире будущего книги используют как дрова под гриль, процесс приготовления которого смачно и сочно в деталях описывается по меньшей мере раз двадцать).

Есть так же куча рассказов, встречаются доставляющие — Заседание Завкома, Кисет, Соловьиная Роща (особенно хороша структура), Настя, Аварон, Ю, Лошадь С Белым Глазом, Кухня, Ватник.

Для текстов характерны, помимо прочего, бытовушные разговоры, очень обычные и реалистичные, и оттого вроде и скучные, зато — всегда уместные. Правильное описание снов — как чего-то, не связанного с внешним миром порой вообще никак. Постоянно встречаются четвёрки, собаки (с которыми обычно не случается ничего плохого — см. Хиросима) и Марины.

К тому же за автором числится примерно развитая футурология. Выглядят тексты по порядку приблизительно так:

  • День Опричника — Уже совсем скоро
  • Сахарный Кремль — Сразу после
  • Метель — Тоже где-то там же
  • Голубое Сало — Немного позже
  • Машина — ориентированно через лет 50 после Сала
  • Теллурия — Немного позже (Машина упоминается в одном из рассказов Теллурии) (Примерно 2070 г. — 2073 судя по указанному в 23 главе дню: 15 июля, суббота)
  • Concretные — затерянно в глубине времён, лет 200-300-400…
  • Ю — вообще черезвычайно нескоро.

Кроме того, написал либретто к опере «Дети Розенталя», у которого ноги растут из того же места, что у «Голубого сала», но тема говна не раскрыта. Постановка была в Большом театре в 2005, сопровождалась скандалом. Музыка, как ни странно, довольно приятная (композитор Десятников, как постмодернист чего-то должен был назаимствовать, лучше самому послушать и разобраться что у кого).

Хотя всем, наверное, похуй.

Гусеница из «Дня опричника» IRL

Многие произведения Владимира Сорокина разобраны на цитаты, часто употребляющиеся в блогосфере.

  • Бабруйск
  • Дорогие мои я и в Новом Годе сердечно прошу вас не убивайте меня не надо.
  • Червие.
  • Соки говн.
  • Я тебя ебал гад срать на нас говна — цитата из книги «Норма», разгневанная матерная импровизация.
  • Я в цека напишу! Я общественность растревожу! — используется в качестве пародии на чьё-то возмущение.
  • А участок должен быть записан на нас.
  • Вы не ученый а калач копченый обдрисный мудак.
  • Гной и сало.
  • Я буду срать на вашу могилу. Срать и ссать.
  • Вообще конструкция вида «Я буду X по отношению к Y! Z и X!» (напр., «[…] я, Молодой и Вечный, буду плевать в ее безглазую морду! Хохотать и плевать!»).
  • Рипс нимада табень, рипс лаовай (китайские ругательства)[2][3]
  • Землеёбы (чуть более радикальный искренний вариант любви к родине)
  • Не вчера пизду покинул.
  • Дрочить и плакать.
  • Дорогой Мартин Алексеевич.
  • А мы не бляди и торф не сраный гад.
  • Дорогие ебаные гады.
  • Топ-директ.
  • Тип-тирип-по трейсу.
  • За сисяры, товарищ, за сисяры!
  • Покажи котлы гад дядя, покажи котлы.
  • Я срал и ссал на этих вареных детей! Срал и ссал!
  • Деятель, ёпт — одно из популярнейших выражений, употребляется чуть менее, чем во всех диалогах.
  • Да, граждане судьи и вы, плоскомордые разъебаи, чинно сидящие в зале.
  • Срать я хотел на ваш макет.
  • С кисетом было трудненько, мил человек.
  • Молодчина — почти мужчина!
  • Обсосиум говнеро.
  • Дрочи и корчи.
  • ДРУБАДУРО СОПЛИВУРО
  • Ссаная вонь ссаная вонь ссаная вонь
  • Ясаух пашо!
  • Русская женщина должна спокойно выпивать литр водки.

[править] Из творчества фанатов

Приветики

Я норму ел, и норму есть я буду.
Преодолевши калогенный миф,
Я Родину ни в жизни не забуду,
Нормально всё, нормально. Заебись.


с утра сорокин сел за книгу
но написал лишь слово хуй
уж вечер близится сорокин
никак не разовьёт сюжет


Забит в башку теллура гвоздь
И хочется немного срать
Как мало знаю в жизни я

Ироня как-то пожаловался, что государственные дела слишком часто отвлекают его от дел собственно шутовских и нужен ему хотя бы один напарник. Такой напарник нашелся в самом Столенграде. Был он тихий, бледный, неприметный. Прозвище ему дали — Сороня, Ироне в рифму. Сороня не умел ни кувыркаться, ни жонглировать деревянными ложками, ни играть на гуслях посконские веселые песни. Он вообще не умел делать ничего хорошего. Зато он как никто умел испохабить посконские народные сказки. Начинал он сказку обычно, как от пращуров заведено, многие даже скучали. Зато конец присобачивал уж такой… Курочка-ряба у него, например, в утешение деду и бабе снесла простое яичко, но в яичке заместо белка и желтка оказалось обыкновенное дерьмо, и оно поползло из скорлупы, затопляя избу, а дед с бабой его ели большими ложками да похваливали. Три богатыря в его переложении начали вдруг убивать совершенно посторонних и невинных людей самыми зверскими и тошнотворными способами, и делали это долго-долго, после чего с помощью чудесного устройства превращались в три козьих катышка, что и было их конечной и высшей целью. Колобок, вместо того чтобы быть ему съедену лисой, вострым ножом выпускал этой самой лисе кишки и развешивал их по всему лесу, а вволю натешившись, начал успешно уничтожать волка, медведя, зайца, дедушку, бабушку и всю их деревню, причем деревня была большая, и ни один ее житель не был обойден вниманием круглого убийцы. Иван-царевич и Серый Волк, проголодавшись после всех своих похождений, недолго думая, зажарили доставшуюся им с таким трудом Елену Прекрасную на вертеле и долго, с подробностями и перечислением частей тела, кушали. А еще он сочинил сказку про голубое мыло, которое варили сами понимаете из чего… На счастье, посконичи научились к тому времени изготовлять из старого тряпья бумагу, и всем придворным, неосторожно пожелавшим послушать Соронины сказки, выдавался большой бумажный мешок, чтобы не губить и без того горбатый паркет. Пакеты обыкновенно переполнялись задолго до конца повествования. И, о чудо, нашлись у Сорони преданные поклонники и почитатели, которые обходились вовсе без мешков, и утверждали они, что Сороня сказал о жизни нашей новое золотое слово, хоть и с нечистотами смешанное. Более того, иноземных послов настолько восхитило Соронино творчество, что они начали наперебой приглашать его погостить в свои державы, поучить тамошних сочинителей уму-разуму, разъяснить миру загадочную посконскую душу. Стремглав его вояжам не препятствовал — хоть такая, а все державе известность получается. Сороня скоро сделался прославлен и на Ироню поглядывал свысока. Но стали потихоньку появляться и настоящие сочинители…

Михаил Успенский, «Белый хрен в конопляном поле»

А ещё сабж упоминается у Пелевина в романе «Бэтман Аполло». Ему там посвящена целая небольшая глава в самом конце с характерным названием «СРКН», и выставлен персонаж «Владимир Георгиевич» там очень узнаваемо, с сильной издевкой и массой аллюзий на различные произведения автора. Владимир Георгиевич же в долгу не остался и в «Теллурии» посвятил одну из глав не менее саркастически показанному персонажу по имени Виктор Олегович с точно таким же количеством отсылок, причём сама глава в точности пародирует пелевинский стиль. Желающие почитать обе главы самостоятельно могут сделать это, например, здесь. Что примечательно, в «Теллурии» в главе, посвящённой Виктору Олеговичу, тот в первом же предложении вбивает себе в голову теллуровый гвоздь и вещает.

– Сорокин, – с отвращением поморщился Фридрих. – Ну, это и обсуждать нечего. Случай клинический в самом буквальном смысле. Маниакальная копрофилия, тяжёлая социопатия, всё это ещё отягощённое манией величия… – Я слышал, что он всё-таки неплохой стилист. – Про Мопассана тоже говорили что-то подобное. Что не помешало ему закончить тем же – пожиранием фекалий в сумасшедшем доме. Впрочем, все непотребства, о которых писал Мопассан, по сравнению с сорокинщиной – просто образец чистоты и вкуса. Да что там Мопассан – даже надписи в солдатском сортире более достойны называться литературой… Но в клинику Сорокина отправили лишь после того, как он устроил, как это называют атлантисты, «перформанс» в Центральном Доме Литераторов – принес туда полный пакет дерьма и принялся кидаться им в окружающих. На мой взгляд, надо было изолировать его раньше. По крайней мере, люди бы не пострадали…

Юрий Нестеренко, Михаил Харитонов. Юбер аллес

[править] На голубом экране

  • «Москва» (2000 г.) — хуевое тошнотворное повествование про лихие 90-е. Жиденькие какульки таки были, когда одному из героев, с целью освежения памяти, закачали насосом в анус воздух, и он оттуда брызнул, что характерно, прямо в лицо другому герою, вместе с говном.
  • «Копейка» (2002 г.) — трагикомедия от 6 кадров по сценарию этого вашего сабжа. Говна там, правда, не едят, зато кровавые ГБшники пьют ссаки стаканами, наполненными чуть более, чем наполовину. Есть также червие, секс и насилие. По сюжету фильм похож на Фореста Гампа, а по стилю повествования на «Амели» только вот главный герой, героиня дегенерат в нем — автомобиль ВАЗ, хорошенько оттюнингованный по ходу фильма. Сорт оф Вин!
  • «4» (2004 г.) — хуевое тошнотворное повествование про 2000-е. Какушки там тоже не кушают, зато колют в вену (по словам героини).
  • «Мишень» (2010 г.) — история о том, как в недалеком будущем несколько представителей элиты российского общества нашли способ обеспечить себе вечную молодость и как им всем после этого рвало крышу. Доставляет китаизированная Россия, показанная в фильме, чудесный саундтрек, красивые женщины, разговаривающие с акцентом и Бобруйск, есесено.
  • «Дау» (2013 г.) — вариация на тему биографии физика Льва Ландау. Эпичные съёмки, в которых было задействовано пол-Харькова на данный момент завершены, выход таки назначен на 2019 год.
  • А ещё сам поциент изрядно смахивает с лица на расового британского нацмена и комика Билли Конноли.
  1. ↑ ЕМНИП, его применяли даже в Game.exe
  2. ↑ Китайские они чуть менее, чем наполовину, слово «Рипс» к китайскому не имеет никакого отношения, это фамилия международное ругательство, появившееся в устной речи евроазиатов после Оклахомской ядерной катастрофы 2028 года. Происходит от фамилии сержанта морской пехоты США Джонатана Рипса, самовольно оставшегося в зоне радиактивного поражения и в течение 25 дней ведущего подробный радиорепортаж о состоянии своего облученного, умирающего тела. \ Как сейчас выясняется, автор чуток ошибся в сроках, но был прав в главном: японская ядерная катастрофа произошла в 2011 году
  3. ↑ Также «лаовай» — кит. «чужак» (версия глоссария при романе «Голубое сало», откуда и взято), или же, дословно — «старый иностранец». Нимада табень — скорее всего «ni ma de da bian» — кит. «говно твоей матери».
Владимир Сорокин любит, когда многа букав.

lurkmore.to